WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Народная метрология и хронология таджиков Каратегина, Дарваза и Западного Памира XIX - начала XX вв.

Автореферат кандидатской диссертации по истории

 

На правах рукописи

КАЮМОВА ХУРШЕДА АБДУЛЛОЕВНА

НАРОДНАЯ МЕТРОЛОГИЯ И ХРОНОЛОГИЯ ТАДЖИКОВ

КАРАТЕГИНА, ДАРВАЗА И ЗАПАДНОГО ПАМИРА

XIX-НАЧАЛА XX ВВ.

Специальность: 07.00.02 - Отечественная история 07.00.10 - История науки и техники

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Худжанд - 2009


Работа выполнена в отделе истории науки и техники Института истории, археологии и этнографии им. А. Дониш Академии наук Республики Таджикистан

Научный руководитель: кандидат исторических наук и доктор физико-математических наук, профессор Комилов Абдулхай Шарипович

Научный консультант:     кандидат физико-математических наук, в.н.с.

Холов Махмуджон Шарипович

Официальные оппоненты:      доктор исторических наук, профессор

Абдулла-заде Хуршед Файзуллаевич, кандидат     исторических     наук     Джурабаев Джамшед Хабибуллаевич

Ведущая      организация:      кафедра     истории     таджикского     народа

Таджикского    государственного    педагогического университета им. С. Айни

Защита диссертации состоится «25» декабря 2009 г. в 14.00 часов на заседании Диссертационного совета К 737.002.04 при Худжандском государственном университете имени академика Б. Гафурова по адресу: 735700, Республика Таджикистан, г. Худжанд, переулок Б. Мавлонбекова, 1, Главный корпус университета, Малый зал.

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Худжандского государственного университета имени академика Б. Гафурова по адресу: 735700, Республика Таджикистан, г. Худжанд, ул. Ленина, 222.

Автореферат разослан «25» ноября 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат исторических наук, доцент:                                           Шарипов Ш.

2


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность     темы.        Метрологические     знания     и     приемы

представляют интерес для наук различных направлений - как естественных, так и исторических. Исторические науки при метрологическом исследовании выполняют в основном культуроведческие функции. Традиционная метрология является специфической областью предмета этнографической науки как часть реально существующей локальной культуры - культуры народа. Для изучения метрологии как компонента культуры народа, а также как ступени становления методов современных естественно-математических наук, важным представляется обобщение данных по метрологии народа и выявление типообразующих признаков традиционной метрологии.

Изучение народной метрологии сводится к трем аспектам: 1) объект хозяйственной деятельности и быта человека; 2) предмет материальной культуры народа; 3) фактор развития наук, экономики и торговли.

В изучении истории таджикского народа накоплен огромный материал, касающийся условий жизни, науки и культуры, социально-экономических вопросов, но до сих пор отсутствуют обобщающие историко-научные исследования, в которых была бы проанализирована роль традиционной метрологии в жизни и быту народа. В этом смысле данная тема представляется актуальной.

Цель работы состоит в том, чтобы на основании опубликованных литературных источников показать, каким образом на протяжении многих веков народная метрология способствовала жить и трудится в суровых горных климатических условиях, и стала неотъемлемой частью жизни, быта и культуры народа.

Для достижения поставленной цели, решались следующие основные задачи:

  1. изучить, систематизировать и обобщить источниковую базу данного историко-научного исследования, чтобы представить целостную картину использования метрологии в повседневной жизни и быту народа;
  2. описать устройство административного управления рассматриваемого региона, выявить должностных и ответственных лиц за метрологическим обеспечением и надзору за правильным использованием мер и весов, стандартов и эталонов;
  3. определить и описать традиционные меры и единицы измерения с переводом их в метрическую систему, народную хронологию, область их применения и их систематизацию;
  4. выявить сохранение реалий народной метрологии в современном быту горных таджиков.

Объектом исследования данной темы является отраженные в литературных источниках данные о народной метрологии таджиков Дарваза, Каратегина и Западного Памира.

Предмет исследования - народные меры и единицы веса, емкости, длины, площади, ценности и хронология.

3


Хронологические рамки работы охватывают период времени с XIX до начала XX веков.

В процессе выполнения данной работы использовались общенаучные и специально-исторические методы исследования. Системный подход позволил выявить взаимосвязи между такими элементами, как установление мер и эталонов, надзор за их правильным пользованием и практическим применением, а также проследить, каким образом взаимодействие данных элементов способствовали метрологии стать неотъемлемой частью жизни, быта и культуры народа. Ретроспективный метод был необходим для воссоздания по отдельным фрагментам источников целостной картины исследований метрологии отдельных административных единиц (независимых бекств и княжеств) рассматриваемого региона по общностью природно-климатических условий, натурального уклада в хозяйствовании, незначительного развития товарно-денежных отношений, национального оттенка и схожести местных мер и эталонов.

На защиту выносятся следующие основные положения:

  1. Обобщение данных литературных материалов позволило воссоздать целостную картину использования народных мер в повседневной жизни и быта народа.
  2. Анализ устройства административного управления рассматриваемых бекств и княжеств выявил должностных и ответственных лиц за метрологическим обеспечением и надзору за правильным использованием мер и весов, стандартов и эталонов.
  3. Описание традиционных мер и единиц измерения с переводом их в метрическую систему, народную хронологию, область их применения и их систематизация.
  4. Выявление сохранения реалий народной метрологии в современном быту горных таджиков.

Территориальные рамки включают в себе бывшие бекства Восточной Бухары: Дарваз, Каратегин и Западный Памир, которые ныне входят в территорию Республики Таджикистан.

Степень разработанности проблемы. Библиографический анализ работ по истории метрологии показал, что некоторые проблемы этой сферы знаний народов и народностей бывшего СССР уже исследованы. В этом плане особого внимания заслуживает монография Н.А. Шостина по истории русской народной метрологии XI - начала XX веков . Ученый использовал в своем исследовании многие исторические, историографические и юридические документы, относящиеся к разным периодам жизни русского народа, выявил истоки происхождения и предпосылки эволюции различных мер и единиц, начиная от Киевской Руси до начала XX в.

1 Шостин Н.А. Очерки истории русской метрологии XI - начала XX веков. - М, 1980. - 280 с.

4


Истории  грузинской  народной  метрологии  посвящена работа Г.И.

тт                            2

Джапаридзе , в которой приводят основные грузинские меры и единицы, рассмотрено влияние персидских и русских мер на грузинскую метрологию.

Историю метрологии народов Северного Кавказа изучил В.А Дмитриев . В его работе приводятся меры и единицы традиционной метрологии адыгейцев, кабардинцев, черкесов, абазинцев, балкарцев, карачаевцев, осетин, чеченцев, ингушей и ногайцев.

Об истории метрологии мусульманских стран средневекового Востока (X-XIV вв.) писал немецкий ученый В. Хинц . Вторую часть его книги составило исследование Е.А. Давидович, которое посвящено метрологии Средней Азии XV-XVIII вв. Ее сведения почерпнуты из исторических, нумизматических и этнографических источников и, как признает она эти сведения «...далеки от полноты, да и не могут быть иными в силу специфики среднеазиатских источников по метрологии и незначительности ранее проделанной в этом направлении исследовательской работы. ...Метрология Средней Азии не обеспечена полноценными специальными источниками, изучение которых сразу дало бы ощутимый результат» . Другая работа Е.А. Давидович посвящена нумизматике Средней Азии XVII-XVIII вв. , и в приложении этой работы приводятся некоторые меры веса Бухары. Этими работами и ограничивается список литературы по исторической метрологии.

Некоторые          сведения     по      истории     метрологии     таджиков

рассматриваемого региона приведены в исторических и этнографических работах русских, таджикских и советских ученых XIX - XX вв . Анализ научной литературы, проведенный автором, показывает, что не все вопросы исследуемой им темы освещены полно, глубоко и всесторонне. Правда, разрозненные сведения по этой тематике можно встретить в отдельных статьях и различных источниках. Малое количество работ по истории метрологии объясняется тем, что сбор и анализ материалов по этой тематике весьма трудоемкая задача.

Специальных работ по истории таджикской метрологии, в частности рассматриваемого региона нет. С другой стороны, метрология живущих здесь   народов   существенно   отличалась   от   метрологии   сопредельных

2  Джапаридзе Г.И. Очерк по истории грузинской метрологии (ГХ-ХГХ вв.). - Тбилиси, 1973. -177 с.

3  Дмитриев В.А. Традиционная метрология народов Северного Кавказа: Автореф. дисс. канд. ист. наук. -

М, 1987. - 24 с.

4  Хинц В. Мусульманские меры веса с переводом в метрическую систему; Давидович Е.А. Материалы по

метрологии средневековой Средней Азии. М., 1970. -143 с.

5  Давидович Е.А. Указ. раб. - С. 77.

6  Давидович Е.А. История монетного дела Средней Азии XVII- XVIII веков. - Душанбе, 1964. - 317 с.

7  Андреев М.С. Таджики долины Хуф (верховья Аму-Дарьи). Материалы к изучению культуры и быта

таджиков. // Труды АН ТаджССР. Сталинабад, 1958. - Т. LXI. - Вып 2. - 526 с; Писарчик А.К. Примечания и

дополнения к монографии М.С. Андреева «Таджики долины Хуф»; Рахимов М.Р. Земледелие таджиков

бассейна реки Хингоу в дореволюционный период // Труды АН ТаджССР. - Сталинабад, 1957. - Т. XLIII. -

221 с; Таджики Каратегина и Дарваза / Под редакцией Н.А. Кислякова и А.К. Писарчик. Душанбе, 1966. -

Вып. 1. - 378 с; Мухиддинов И. Земледелие памирских таджиков Вахана и Ишкашима в XIX - начале XX

века (Историко-этнографический очерк). М., 1975. - 125 с.

5


территорий и стран. Таджики Дарваза, Каратегина и Западного Памира связаны между собой не только единством территории, природных условий и исторических судеб, но и общностью многих компонентов культуры и хозяйства, которые уходят корнями в глубокое прошлое. Особенно это положение верно в отношении традиционных черт их хозяйственной деятельности. Однородность культуры таджиков региона была также усилена их многовековыми межэтническими контактами и взаимовлиянием культур соседних народов. Эта однородность создает предпосылки для рассмотрения традиционной метрологии таджиков Дарваза, Каратегина и Западного Памира как подсистемы традиционно-бытовой культуры коренного населения Таджикистана. При этом необходимо учитывать самостоятельность метрологических представлений и приемов по отношению к факторам социально-исторического и экономического характера, так как в данном аспекте они опосредовались установками традиционной культуры. Все это ясно свидетельствует о необходимости углубленного изучения данной проблематики.

Таким образом, несмотря на то, что русскими и таджикскими учеными опубликованы некоторые материалы по исследуемой автором теме, тем не менее, ни одна из них не представляет собой полного анализа и всестороннего обзора истории метрологии таджиков Каратегина, Дарваза и Западного Памира.

Источниковая база исследования. При подготовке диссертационной работы были использованы рукописные работы и опубликованные труды русских, советских и таджикских ученых XIX - XX вв., посвященные этому региону.

Воссоздать картину устройства административного управления региона, должностей и ответственных лиц за метрологическим обеспечением и надзору за использованием мер и эталонов позволили труды В. Бартольда, Н.В. Ханыкова, А.А. Семенова, Н.А. Кислякова, Б.Г. Гафурова, Б.И. Искандарова, Т.Г. Абаевой, также первоисточники: Мирза Санг-Мухаммад Бадахши и Мирза Фазл-Али-Бек Сурх-Афсар «Таърихи Бадахшон», Курбон Мухаммад-зода и Мухаббат Шох-зода «История Бадахшана», рукопись Национальной библиотеки им. Фирдоуси №649 «Маджма' ал-аркам» (ftajVI,*-*^) и указ последнего бухарского эмира Алимхана от месяца Раджаб 1335 года хиджры.

Еще одна группа источников, позволяющих определить и описать традиционные меры и единицы рассматриваемого региона, представлена трудами русских, советских и таджикских этнографов. Среди них особое место занимают: «Дарваз и Каратегин» Г.А. Арандаренко, «Горцы верховьев Пянджа» А.А. Бобринской, «Таджики долины Хуф» М.С. Андреева, «Таджики Каратегина и Дарваза» под редакцией Н.А. Кислякова и А.К. Писарчик, «Земледелие таджиков бассейна р. Хингоу в дореволюционный период» М.Р. Рахимова, «Земледелие памирских таджиков Вахана и Ишкашима в XIX - начале XX века» И. Мухиддинова.

6


Научная новизна. В диссертации впервые исследованы вопросы по истории таджикской метрологии, собраны и классифицированы меры длины, веса, объема, площади и хронология таджиков Каратегина, Дарваза и Западного Памира XIX - начала XX вв. Настоящая работа является первым научным исследованием, посвященным истории таджикской метрологии XIX - начала XX вв.

Теоретическая и практическая значимость. Работа может представлять интерес для историков, этнографов, специалистов метрологии и стандартизации. Некоторые затронутые в работе аспекты могут использоваться также в краеведении. Также результаты диссертации могут быть использованы для дальнейших исследований в области истории таджикской метрологии; при разработке учебных пособий и курсов по истории и методологии метрологии и стандартизации; при чтении спецкурсов и преподавании основ истории метрологии и стандартизации в ВУЗах; при написании энциклопедий и истории развития науки и техники, а также при составлении истории развития метрологической науки в Таджикском комитете по метрологии, стандартизации и сертификации (Таджикстанд арт).

Апробация работы. Результаты исследования были доложены и обсуждены на международной конференции, посвященной 1025-летию Абу Али ибн Сино (Авиценны) и 100-летию специальной теории относительности Альберта Эйнштейна в г. Курган-Тюбе (2005г.), на региональной научно-практической конференции в г. Мирном (Россия, 2005г.), на международной научно-практической конференции «Сино и мировая цивилизация» в г. Курган-Тюбе (2006 г.), на II международной научно-практической конференции «Перспективы развития науки и образования в XXI веке», посвященной 50-летию ТТУ им. академика М. С. Осими (2006 г.), на республиканской научно-практической конференции «Единство -устойчивость независимого края» в Институте предпринимательства и сервиса (2007 г.), и на ежегодных научно-практических конференциях вузов Таджикистана.

Диссертация обсуждена и одобрена к защите на совместном заседании отделов новейшей истории и истории науки и техники Института истории, археологии и этнографии им. А. До ниша Академии наук Республики Таджикистан и кафедры истории таджикского народа исторического факультета Худжандского государственного университета им. академика Б. Гафурова.

Основные вопросы темы освещены в опубликованных автором 21 научных статьях.

Структура и объем исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, приложений и библиографии, включающего 88 наименований. Работа изложена на 163 страницах машинописного текста.

Автор выражает огромную благодарность за постоянную помощь в подготовке работы научному руководителю - доктору физико-математических наук и кандидату исторических наук,  профессору А.Ш.

7


Комилову и научному консультанту - кандидату физико-математических наук, ведущему научному сотруднику Института востоковедения и письменного наследия Академии наук Республики Таджикистан - М.Ш. Холову.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении дается обоснование выбора темы диссертации, констатируется ее актуальность и научная значимость, определяется степень ее изученности, цель и задачи, излагается научная новизна и практическая значимость работы, анализируется источниковая база, обосновываются основные положения для защиты.

В первой главе «Краткий историко-политический очерк Восточной Бухары и Западного Памира и степень изученности вопроса» автор рассматривает историю региона, приводит сведения о численности и занятиях населения, природных и географических особенностях края. Далее дается анализ научной литературы, посвященной истории метрологии народов СССР и таджикской народной метрологии. В итоге автор приходит к выводу, что по истории метрологии некоторых народов СССР уже написаны специальные научные работы. По отдельным вопросам истории таджикской метрологии имеются работы таджикских ученых. Между тем до настоящего времени история метрологии Каратегина, Дарваза и Западного Памира предметом специального историко-культурного   исследования еще не была.

Вторая глава «Метрологическое обеспечение, надзор за мерами и народные эталоны в Бухарском эмирате» посвящена исследованию административного устройства Бухарского эмирата и рассматриваемого региона, описанию должностей, надзирающих за использованием мер и стандартов, отдельным государственным и местным стандартам и эталонам.

В административном отношении Бухарский эмират в начале XX в. делился на 23 бекства и 9 туманов. Главой государства являлся эмир (jЈ*\), обладавший неограниченной властью над своими подданными. Государственными делами управлял кушбеги (с^?иМ), своего рода премьер-министр. Весь правящий класс Бухарского эмирата делился на правительственных должностных лиц светского звания - амалдоры (jl-^^) и духовных - уламо (ЬЛе). К последним принадлежали ученые - теологи, законоведы, преподаватели медресе и пр. Светские лица получали чины от эмира или хана (lM-), а духовные возводились в то или иное звание или сан. Светских чинов было пятнадцать, а духовных - четыре.

До последней четверти XIX в. Каратегин и Дарваз были независимыми княжествами, управлявшимися местными правителями - шох (<>Щ. В Каратегине в рассматриваемый период насчитывалось пять амлякдорств (<_sjta iibU)5 в Дарвазе - семь. После завоевания этих княжеств Бухарским эмиратом, они являлись бекствами {ls3> l-%?) эмирата, и управлялись чиновниками бухарского эмира - беками (L-%?), назначавшимися из Бухары. Бекам, в свою очередь подчинялись девонбеги (lJ^ u'j^), ясоулбоши ( сЬЦз Lff^h), курбоши (t^b jj2) кози (і^Щ и раис (о*ю).

8


Большинство населения составляло податное сословие - фукаро. Правящий класс был представлен земельно-феодальной знатью, группировавшейся вокруг местного правителя. Этот класс при местных правителях назывался саркарда или навкар, а в период бухарского владычества - сипо или амалдор.

Помимо двух указанных классов (богатые и бедные), существовала многочисленная социальная прослойка, освобождавшаяся от налогов и повинностей: муллы, мударрисы, имамы, мирзо и др.

Каждое бекство делилось на несколько мелких административных единиц - амлок и мирхазор, во главе которых стояли соответственно амлокдоры и мирхазоры. Низшим чином сельской администрации являлся арбоб (староста), обычно один на каждый кишлак.

На Западном Памире имелось четыре шахства. Каждое шахство делилось на административные единицы, называвшиеся сада (сотня) или панджа (пятерня). Шугнан и Рушан делились на шесть сада каждый. Во главе каждой сада или панджа стоял оксакол (старейшина), а в более мелких административных единицах - арбоб или мирда. Все население верховьев Пянджа делилось в сословном отношении на две главные категории: правящий класс и податное сословие, называемое райат, или фукаро. Следующей, более низкой категорией правящего класса было служилое сословие - навкар или чокар, которые выбирались и назначались миром или ша из людей, обладавших военными и административными способностями.

В Бухарском эмирате, как и во всех мусульманских государствах,

существовали специальные должности наблюдающих за правильностью

использования мер и весов - мухтасиб (t.u»n^). Эти чиновники следили за

метрологическим        обеспечением    и    использованием    стандартов    на

определенной административной территории государства, осуществляя, говоря современным языком, функции Госстандарта. В Бухаре термин мухтасиб не был в ходу и его заменял термин раис (глава, начальник).

В Каратегине и Дарвазе функции мухтасиба исполняли старосты кишлаков - арбобы. На Западном Памире надзор за мерами и весами осуществляли местные чиновники, служившие при дворе местных князей и правителей - аксакалы и навкары.

В Бухарском эмирате существовали государственные, а в Каратегине, Дарвазе и на Западном Памире местные стандарты единиц веса и объема {май, джав, табак, пор, растай, газдун), длины (ангушт, газ, фарсанг, чуб-газ) и площади (таноб, джуфти гов).

В третьей главе «Народные меры горных таджиков и сохранение их реалий в современном быту» автор рассматривает основные метрологические единицы рассматриваемого региона - меры длины и площади, веса и объема, времени и народные календари, меры ценности, а также сохранение некоторых их в современном быту.

В первом параграфе - «Меры длины», исследуются линейные меры преимущественно антропометрического происхождения (кисти рук и ног

9


человека) и меры расстояний. Эти меры использовались в земледелии, строительстве, ткачестве, изготовлении войлоков и циновок, шитье одежды и измерения расстояний.

Одним из самых распространенных приемов измерения было использование малой и большой пяди. Малая пядь - ду пешлик (^ДА^ j-^), ду паслик (^Ц J*) составляла 16-19 см, большая пядь - ваджаб (v^j), визед (JJyj) - 20-23 см. Обе меры применялись в строительстве домов и хозяйственных построек, ремесленном производстве, шитье одежды. Существовало множество разновидностей пядей. Большая пядь равнялась Vi канонического локтя - газа (j^), или 1/4-1/5 деревянного газа для отмеривания сукна - чиб-газа (JЈ ч-L^-).

Мера ваджаб или визед

Такая мера, как локоть (газ), была особенно широко распространена в регионе. Им мерили ткани домашнего производства и покупные, определяли размеры войлоков и циновок, пользовались в строительном деле.

На Западном Памире локоть был двух видов: чиб-газ (букв, «деревянный газ», или «палка-газ») и гилим-газ (JЈ ?Д?) (букв, «газ для сукна»), которые, в свою очередь, имели несколько разновидностей.

Чиб-газ имел три вида:

Чиб-газ, равный 83 см

- расстояние от конца пальцев через всю грудь до второго плеча (100-102 см);

10

- расстояние от середины груди под подбородком до конца вытянутой в сторону руки (83 см);


Чиб-газ, равный 100-102 см

- расстояние от конца пальцев вытянутой руки до плеча, равный русскому аршину (71,12 см). Этой мерой стали пользоваться после появления в регионе русских (в конце XIX века), поэтому она называлась «николаевским аршином».

Николаевский аршин, равный 71 см

Гилим-газ первоначально употреблялся главным образом для измерения шерстяной домотканой материи, идущей на халаты. Впоследствии гилим-газ употреблялся как мера длины. В каждом памирском доме эту меру отмечали на балке (синдж) главных нар (сар-текин нох). Её размер варьировал в разных домах от 270 до 275 см.

В Каратегине и Дарвазе было четыре вида газа:

  1. расстояние от левого плеча до конца среднего пальца левой руки, вытянутой на уровне плеча (69-71,5 см), т.е. он почти в точности совпадал с русским аршином;
  2. расстояние от середины груди до конца среднего пальца левой руки (84-88 см), который в начале XX в. приравнивали к 1 м;
  3. расстояние от края правого плеча до конца указательного пальца левой руки (105-110 см), называлась эта мера чугаз (искаженное от таджикского чуб-газ). Использовалась она для измерения местных хлопчатобумажных и шерстяных материй, при их продаже или обмене;
  4. удвоенное расстояние между концами пальцев рук, разведенных на уровне плеч в разные стороны, т.е. две маховые сажени (166 см). Этот газ назывался гази бофандаги (сД-^Ь js) - «ткацкий газ» и использовался ткачами. Каждый ткач имел палку, равную этому газу, и этой палкой измерял вытканную им материю при сдаче её заказчику.

Другой важной мерой длины была килоч (^Ф) или кулоч (<*УФ), маховая сажень, расстояние между концами пальцев рук, вытянутых в стороны на уровне плеча (165 - 175 см).

11


В Шугнане килоч была основной мерой для измерения тканей и равнялась 168 см. Дополнением к ней служила мера в 0,5 килоча - расстояние от концов пальцев до середины груди, и называлась она чуг-газ (83 см).

В Язгулеме калоч {^Щ употреблялась как мера длины в строительстве. Для измерения же материи употреблялся гуз (j^), равный 0,5, калоча, т.е. расстояние от концов пальцев до середины груди - 83 см.

В бассейне реки Хингоб (Дарваз) эта мера называлась кулоч, ее размер колебался от 165 до 175 см и почти соответствовал русской маховой сажени.

Крестьяне Каратегина и Дарваза меру кулоч употребляли в сельском хозяйстве при изготовлении веревки для перевозки на санях-волокушах снопов, сжатых хлебов и трав. Каждая веревка для этих целей была равна 3-4 кулоч (банди се-чор кулоча). Кулоч чаще других использовали ткачи для измерения кустарных хлопчатобумажных и шерстяных тканей.

Антропометрического происхождения были также такие меры длины, как шаг - кадам (^), равный 76-80 см, кулак - мушт {^^), равный 12-15 см, ступня - пай (<^), равная 25-26 см.

Из старинных таджикских мер расстояний в рассматриваемый период сохранились фарсанг ((->^-uja) и овозрас (o»j J'jO или файродрас (o»j ^jЈ).

Фарсанг, или санг (*->-і^) в Каратегине и Дарвазе употреблялся для измерения расстояний, который приравнивался к 10 тысячам полных шагов, что составляет приблизительно 6-7 км.

Овозрас, или файродрас (букв, «расстояние, на котором слышен человеческий голос») в Каратегине и Дарвазе использовался как мера длины, соответствующая тюркской мере чакрим (&J^) и была приблизительно равна 1 русской версте, т.е. 6-8 км.

Второй параграф - «Меры веса и объема» - посвящен мерам веса и объема (22 наименования) традиционной метрологии горных таджиков. По происхождению эти меры можно разделить на несколько групп:

  1. меры естественного происхождения (антропометрические);
  2. хозяйственный инвентарь и ноша вьючных животных;
  3. домашняя посуда и утварь;
  4. мерки для отмеривания сыпучих тел и жидкостей;
  5. иноземные или заимствованные единицы.

Ведущей мерой естественного происхождения была пригоршня, образованная одной ладонью. На Западном Памире она называлась кап (v% а в Каратегине и Даравазе - мушт ('^^), равнялась 250 г. Существовала также двойная горсть (пригоршня из двух рук), называемая - мут (^j*), хамб (м^), гурив (jijjb), равная 500 г.

В повседневной жизни земледельцы и животноводы использовали различный хозяйственный инвентарь. Он всегда был под рукой, им можно было перемещать или транспортировать сыпучие предметы, измерять вес и объем высеваемого зерна. Одним из таких предметов был мешок. На Западном Памире мешок назывался буджин (и&л) и вмещал около 25 кг.  В

12


других районах Восточной Бухары он назывался джувол (J'j^) или коп (v^) и его размер был разным.

Национальная тюбетейка - токи (<^12) (шугнан. - токе, хуф. - токай, язгулем. - такай), являлась малой мерой сыпучих тел. На Западном Памире она была равна 4-6 мут, т.е. 2-3 кг. В Язгулеме мера в 1 такай равнялась 5 гурив, т.е. около 2,5 кг.

В Дарвазе и Каратегине тюбетейка называлась токи (<^12), и вмещала она обычно 1,3-1,33 кг. Население региона пользовалась ею как мерой сыпучих тел при измерении пшеницы, ячменя, ядер сушеного абрикоса, грецкого ореха и при меновой торговле.

Из старинных таджикских мер - ноши или груза вьючных животных (шутурвор, харвор), на Западном Памире сохранилась мера вилог (Ј.^j) или улог (ty^), которая равнялась 1 амбуну (ujf*1) = 24 растаям (J^j) = 4 пимона (^ЧіО = 4 кафч (^), или 6 русским пудам, т.е. 96 кг.

В традиционной метрологии таджиков-горцев широко использовалась домашняя посуда и утварь, так как они всегда были под рукой, и ими удобно было измерять сыпучие тела и жидкости.

Так, на Западном Памире для измерения малых объемов сыпучих тел применяли гдора (*jbc.) - глиняное блюдо, в которое вмещалось приблизительно 0,5 - 1,0 кг зерна. В Каратегине и Дарвазе для таких целей использовались деревянные чашки - коса (WS) и табакча {^^Ф), которые также вмещали 0,5 - 1,0 кг зерна.

Основу системы объемов составляли различные мерки. Для применения сосуда как мерки достаточно было признание его таковым в пределах селения. Например, на Западном Памире для измерения зерна использовали мерки  растай и пор.

Растай (J^S) была деревянной меркой в Шугнане и Рушане. Она напоминала своей формой большую кружку или кувшин, высотой около 30 см и диаметром около 17 см, вмещающий 2 токай = 8 мут = 4 кг зерна.

Деревянная мерка сыпучих тел - растай

Пор (М), как и растай, была деревянной меркой для измерения сыпучих тел в Вахане и Ишкашиме. Эта мера сыпучих тел зависела от количества высеваемого на участке земли зерна и по объему была различна, т.е. в ней помещалось от 3 до 12 тюбетеек зерна (12- 14 кг).

13


Деревянная мерка сыпучих тел - пор

В Каратегине и Дарвазе эталон-меркой сыпучих тел служило деревянное блюдо - табак (c3f>). В Каратегине табак равнялся 12 русским фунтам (около 4,9 кг) и составляя 1/32 батмана (Cy*-h). В бассейне реки Хингоб (Дарваз) табак равнялся 1/16 батмана. Для измерения сыпучих тел в этих районах употреблялся табак двух видов: табаки хурд (^j^ <ifS) «малый», и табаки калон (и^ <3?) «большой».

Малый табак вмещал 3 токи по 1,3-1,33 кг, т.е. был равен 3,9-4 кг. Малый табак, называемый табаки сетокия («трехтюбетеечное блюдо»), был основной, наиболее распространенной стандартной и официальной мерой. Ею измеряли единицу массы ман (с>) или батман, которая использовалась для измерения земельных участков количеством высеваемого зерна и в торговле. К краю малого табака приделывалася занджир («железная петля»), чтобы это весовое блюдо отличалось от других. Поэтому оно называлось табаки ман («блюдо мана») или табаки саедо («торговое блюдо»). В каждом кишлаке существовали 2-3 таких блюд, которые являлись официальными стандартными единицами измерения и находились у старосты кишлака.

Мерка сыпучих тел - малый табак

Большой табак был нескольких видов: 9 токи (11,7-12 кг); 12 токи (15,6-16 кг); 16 токи (20,8-21,3 кг); 20 токи (26-26,6 кг). Большой табак употреблялся только во время взвешивания или измерения чистого зерна на гумне, когда отделяли 1/10 часть урожая для выплаты натурального налога (угир). Этот табак у таджиков Каратегина и Дарваза носил название табаки галласандж («блюдо для измерения зерна»), или табаки нух («блюдо-девятка»), потому что хозяин гумна, выделяя 1/10 часть урожая в качестве

14


налога, отсыпал для этого 1 блюдо, а 9 блюд брал себе. В Язгулеме табак был равен 8 такай (около 20 кг).

Сосуды-мерки широко применялись для измерения объемов жидких и сыпучих тел (масла, молока, воды, муки). На Западном Памире существовали такие сосуды-мерки, как газдун, саврай и тафсин.

Кувшинчик-мерку для измерения жидкостей и масла на Западном Памире называли газдун (Cjj^jp-), букв. - «емкость для газа», т.е. для жидкостей, и вмещала она 310-325 см .

Емкость для измерения жидкостей - газдун

В Хуфе (Рушан) для измерения жидкостей пользовались меркой саврай (lSjj^), равная 5-6 газам масла. Так как 1 газ масла равнялся 310-325 см , то 1 саврай масла составлял 1625-1950 см . В начале XX в. в Хуфе вместо этой меры начали употреблять шугнанскую меру тафсин (о^), которая обозначала в Шугнане такое же количество жидкости. Тафсин соответствовала хуфской мере саврай и равнялась 5-6 газам масла, или 1625 -1950 см жидкости (т.е. менее 2 кг).

В рассматриваемом регионе пользовались также иноземными и заимствованными единицами из Бухары и афганского Бадахшана, как ман (батман), санг, сир и чорйак.

Ман (О-*) в Дарвазе употребляли как меру веса и сыпучих тел, а также для измерения земельных участков и торговли, и равнялась она 16 маленьким табакам (приблизительно 4 русских пуда, или немного больше; 16 больших табаков составляли 1 ман, равный приблизительно 11, 16, 20, 25 пудам.

Ман по малому блюду состоял из 16 табаки хурд, или 62,4 кг.

Ман по большому блюду состоял из 16 табаки калон и имел четыре вида: 416 кг (при 1 табак = 20 токи = 26 кг); 332 кг 800 г (при 1 табак =16 токи = 20 кг 800 г); 249 кг 600 г (при 1 табак =12 токи = 15 кг 600 г); 187 кг 200 г (при 1 табак = 9 токи = 11 кг 700 г).

В Каратегине ман был равен 4 русским пудам, т.е. 65,62 кг (как и в Дарвазе 16 табаков по 3 токи = 62,4 кг). В Вахьё ман был равен 11 пудам (180,18 кг). Существовали маны и в 9 пудов (147,42 кг) и в 9 пудов 27 фунтов (158,477 кг).

В Язгулеме ман был равен 3 пимона, или около 150 кг. В других местностях Западного Памира эта мера (ман) не употреблялась.

15


Санг (<-S-W) - букв, «камень», означал вес, гирю. В Бухаре так называлась мера веса, равная 1/4 нимча i^^f), те- 1/Ю24 манна в 128 кг, откуда санг равен 125 г.

В Каратегине и Дарвазе санг был совершенно другим и по размерам и по месту в системе кратных мана и составлял 1/64 соответствующего батмана.

На Западном Памире мера санг была заимствованной единицей. Сюда она попала, может быть, из афганского Бадахшана, Коканда (через Каратегин), или из Куляба (через Дарваз). В Хуфе 1 санг зерна равнялся 6 чини, т.е. 1 шугнанской мере токе.

Сир (л^), старое название - сер, равнялся 1/40 мана, входил в систему кратных манов Бухары, Самарканда и других городов. В горных районах Восточной Бухары сиры были заимствованными единицами. В Шугнане эта мера называлась сер и была трех видов: 10, 12 и 18 кг. В Хуфе (Рушан) сер не употреблялся, это была шугнанской мерой и равнялась 3 растаям, т.е. 30 фунтам (свыше 12 кг). Расхождение размеров объясняется тем, что после присоединения к России размер растая в Хуфе был поднят с 8 до 10 фунтов. Следовательно, сер сначала был около 24 фунтов (около 9-10 кг), а позже -около 12 кг.

Чорйак (<-^и^), букв, «одна четверть», была фиксированной и очень употребительной единицей веса в Средней Азии. Но ее абсолютный размер и даже место в системах единиц веса в разных городах и областях Средней Азии не были одинаковыми. Чорйак в Каратегине равнялся 5 пудам, в Дарвазе - 1,268 кг (1/4 санга), в Язгулеме - около 5 кг.

В третьем параграфе - «Меры земельной площади» - приведены меры измерения площади земли. В рассматриваемом регионе в ту пору квадратных мер не было, и население использовало меры веса и объема как меры измерения площадей. Практически в мерах площади нуждались в основном для определения размеров земельных участков.

В Средней Азии для измерения земельной площади широкое распространение получил танаб (±*Щ. Танаб появился в Каратегине и Дарвазе в конце XIX в. после завоевания региона Бухарским эмиратом. Он был заимствован из Бухары, и поэтому равнялся бухарскому танабу, т.е. 2700 м (0,27 га). Как мера площади земли танаб в рассматриваемом регионе не использовался.

На Западном Памире специальных квадратных мер не было, и для измерения площадей издавна пользовались такими мерами веса, как: амбун, вило (улог), растай, пор, токе. Наибольшие размеры земельных площадей равнялись 1 амбун, т.е. участок земли, высеваемый 96 кг зерна. Средние участки земли требовали 12-18 растаев посевного зерна (48-72 кг). Нередки были и совсем мелкие участки, на которые шло всего 1-2 растая (2-4 кг) зерна, и даже под посевы табака - до 1 токая (2 кг).

В Ишкашиме и Вахане для измерения земельных площадей пользовались мерой пор, которая зависела от количества высеваемого зерна, и она была различной - от 3 до 12 токи зерна. Если почва была плодородной,

16


то на ней сеяли 2 пор (по 8 токи, или 32,6 кг). Самые большие участки земли засевались 4 пор зерна (75-76 кг), что соответствовало 0,25 га земли. В основном население имело средние участки земли, на которых сеяли по 8-9 токи зерна (16-17 кг). Эту меру называли пори ходжаги, т.е. «хозяйственный пор». Кроме того, на засеваемых участках, при неизменной площади, расходовалось разное количество высеваемых культур. Так, в среднем на 1 га земли сеяли пшеницы 12-13 пор по 8 токи (200-217 кг), ячменя - 15-16 пор (256 кг), гороха - 16-17 пор (272 кг).

В Дарвазе и Каратегине пользовались такими официальными мерами площади, как май и табак.

Май - основная мера площади, на которую высевали 16 табак зерна, каждое емкостью по 3 токи пшеницы или других зерновых культур (16x3=48 токи). В среднем 1 май земли соответствовал 0,7-0,8 га. На 1 га можно было засеять 20-22 табак зерна. При этом надо учесть, что, в зависимости от положения земельного участка и количества земли, размер площади, соответствовавший одному ману, мог несколько варьировать. Так, на землях, расположенных на склонах гор, высевали меньше зерна, чем на таких же по размеру участках в долине. Поэтому в то время как 1 май земли на ровной площади соответствовал примерно 0,8 га, то на склонах гор - не более 0,7 га.

Табак был двух видов - малый и большой. Малый табак вмещал 3 токи зерна, а большой - 9,12,16 и 20 токи. В 1 токи вмещалось 1,3-1,33 кг зерна, отсюда малый табак вмещал 3,9 - 3,99 кг (3x1,3 кг) зерна. Для измерения земельных площадей количеством высеваемого зерна использовался малый табак, поэтому площадь земли, на которой высевали, например 5 или 10 блюд зерна, соответственно называлась замини панджтабака, или замини дахтабака. В бассейне р. Хингоу (Дарваз) табак соответствовал площади в 0,044 - 0,045 га.

Кроме вышеперечисленных официальных мер площади, население Дарваза и Каратегина пользовалось и такими народными мерами площади, как дарза (Ojj) - букв, «сноп», «охапка», якруза дарав (jj^ Ojj ^) - «один день жатвы» или як руи doc (<j^ lSjj ^), як руза джуфт (?**¦ Ojj ^) -«однодневная вспашка».

Дарза - мера площади, т.е. участок земли с дозревающим или созревшим зерном. Эта мера использовалась для определения размера земельной площади, определявшейся количеством собираемых с этого участка снопов хлеба, или на время, необходимое для уборки этого хлеба. Так, мелкие участки земли определялись, как дающие «десять или двадцать снопов сжатого ячменя (пшеницы)» - дах дарза джав (гандум) замин. Участок на десять снопов приблизительно равнялся участку, на котором высевали один табак семян, т.е. около 0,05 га.

Як руза дарав или як руи дос - это участок земли, на котором один жнец мог сжать урожай за один день, приблизительно равен 5-6 табак, или на котором высевали от 19,5 до 23,4 кг зерна, т.е. это соответствовало около 0,25 га.

17


Як руза джуфт - это время, затрачиваемое парой хороших волов на вспашку определенного участка земли. Считалось, что одна хорошая упряжка может за день вспахать участок размером в 4-5 табак, т.е. около 0,25 га. Следует отметит, что в Каратегине и Дарвазе эта мера, хотя и использовалась земледельцами для определения размера поля при пахоте, но не была употребительна для определения больших земельных площадей, как это имело место в ряде районов Средней Азии, где эта мера называлась джуфт, джуфти гов или кош.

В     четвертом      параграфе     -          «Хронология»     -     автором

проанализированы официальные и народные календари, различные местные счета времени, празднование Нового года, фенологические наблюдения, деление времени суток на части, определение времени по специальным знакам и отметкам.

В рассматриваемый период таджики региона счет времени официально осуществляли по солнечному - хисоби шамси (<^л^ ^-Л^), мусульманскому лунному - хисоби камари {lSj*& t_J-u^) календарям, по тюрко-монгольскому исчислению по двенадцатилетним животным циклам -мулчар{^зл) или мурча (^jj*), а также другими народными календарями.

Официальными календарями простые люди - крестьяне и скотоводы -не умели пользоваться. Этим занимались официальные счетчики времени -хисобдон (u'J t-Д"^) - «человек знающий счет», или местное духовенство {пир, халифа, сейид). Простое население в повседневной жизни пользовалось народными счетами времени и земледельческими календарями. Эти календари были приспособлены главным образом к сельскохозяйственным занятиям, особенно к земледелию. В этих календарях своеобразно отразились географические условия местности, экономические факторы, исторические особенности жизни народа и особенно его трудовая деятельность. Народные календари основывались на сроках выполнения сельскохозяйственных работ и являлись своего рода сводом сведений о периодах крестьянских работ: начале и окончании пахоты, посеве, уходе за урожаем, сборе сельскохозяйственных культур; о временах года и состоянии природы: времени потепления, похолодания, о коротких и длительных периодах, выпадении осадков и т.п.

Народные календари таджиков Каратегина, Дарваза и Западного Памира с течением времени подвергались большим изменениям, а также воздействию календарей других народов (арабов, монголов, тюрков). Несмотря на это, они не потеряли свою самобытность, о чем свидетельствуют их фрагменты, бытовавшие у населения вплоть до первой половины XX в.

Одним из старинных земледельческих календарей горных таджиков был счет времени года по частям человеческого тела - хисоби мард (-о* t_J-u^) - «счет по мужчине». В разных местах он назывался по-разному, но обязательно в названии присутствовали слова мард (мужчина) или офтоб (Солнце): на Западном Памире - хисоби мард или марди шикори {lsJ$~^ -О-*) -«мужчина-охотник»; в Дарвазе и Каратегине - афтов дар мард (-о* j* ^Ш) -

18


«Солнце в мужчине»), панджохи мард (-о* eh^i) - «пятьдесят дней мужчины», чили чиллаву панджохи мард (-о* «Ц^ *<J^ <Ja.) - «сорок дней чилли и пятьдесят дней мужчины», нишонхо (IgJlAj) - «знаки», «отметки».

Характерной особенностью этого счета являлось представление о том, что движение Солнца распадается на периоды, называемые по частям человеческого тела. Каждый период имел характерные особенности и был связан с изменением природы, началом и концом хозяйственных работ и пр.

Счет времени по частям тела человека на Западном Памире велся следующим образом. Год начинался с зимнего солнцестояния, т.е. с чиллаи зимистон (u^y^j *<-1^.) - «зимняя чилля», «сорокодневка» и начала десятого месяца солнечного календаря - Джади, который соответствует 22 декабря современного (григорианского) календаря. Продолжительность зимней чилли составляла 41 день (29 дней месяца Джади и 12 дней месяца Дале). После этого, начинался счет по частям тела.

По сведениям этнографа М.С. Андреева, записанным в селе Чарсим (Шугнан) от местного счетчика времени Ша-Мансура, счет по частям тела мужчины начинался тогда, когда солнце входило в отметку нохун (uj*ty -«ногти ноги» и находилось там 3 дня, и эти дни были холодные. Остальные периоды идут в следующем порядке:

3 дня - пушти по (Ь <^jj) - «подъем ноги от пальцев до щиколотки» -это дни мягкие, но холодные;

3 дня - биджили по (Ь lWjj) - «щиколотка» - сильные холода;

3 дня - калами по (Ь <Ja) - «голень» - холодно и осадки;

3 дня - нармаи по (Ь A-«jj) - «икра» - тепло;

3 дня - багали по (Ь <J*j) - «место под коленом» - тепло;

3 дня - зону (jJlj) - «колено», «коленная чашечка» - сильные холода и осадки;

3 дня - кордафсун (оу^ *JЈ) - букв, «брусок для точения», «бедро» - в этот период в Хуфе праздновался Новый год - Наврузи олам, который в нижних селениях праздновался позже, при вступлении солнца в знак дил («сердце»); - холодно и осадки;

3 дня - мамари пеш (<j^ j**) - «половой орган» - умеренно и осадки;

3 дня - мамари пас (<j^ j**) - «отверстие заднего прохода» - сильные ветры и осадки;

9 дней - руда (^jj) - «кишки» - в этот период в Хуфе от начинающегося тепла с грохотом падали снежные лавины (как пища в кишках). Хуфцы говорили: дармон nappy cm («разрываются кишки»), и люди остерегались отправляться в дорогу; этому периоду была посвящена таджикская поговорка: Дар руда руба аз ях намегузарад («В период руда даже лисица не пройдет по льду», так как лед на реке Пяндж уже начинал таять); тепло и умеренно;

9 дней - кабурга (^jj&) - «ребро» - холодно;

3 дня - дил (сЬ) - «сердце» - считалось, что в это время в Рушане начинают выпадать дожди; холодно;

3 дня - пардаи дил (сЬ «-иО - «брюшина» - умеренно и немного осадков;

19


9 дней - пайванди дил (сЬ -^j^) - «связки сердца» - считалось, что в эти 15 дней (дил-3, пардаи дил-3, пайванди дил-9) солнце находится в отметке дил, иначе эти дни называются дилу дилбанд (-^Ь <_Ь) - «сердце и связки» -холодно;

3 дня - сина (*Цн) - «грудь» - холодно;

3 дня - багал (<J»j) - «подмышка» - холодно и осадки;

3 дня - гулу (j&) - «горло» - тепло;

3 дня - риш (сАо) - «борода» - холодно и осадки;

3 дня - лабу дандон (и^ j ч^) - «губы и зубы» - в этот период начинали цвести деревья, а в Нижнем Хуфе зацветал урюк; губы и зубы вместе как бы составляют раскрывшийся бутон, и поэтому среди горных таджиков существовала поговорка: Лабу дандон - гули хандон («губы и зубы -смеющийся цветок») - тепло;

3 дня - димог (?.Чр) - «нос» - в этот период якобы появлялись мухи, которые вредили скоту, забираясь ему в ноздри. Если в этот период приходилось проводить скот через такие места, где эти мухи водились, то на морды скоту надевали шерстяные вязаные чулки; - ветер и осадки;

3 дня - гуш (сАя) - «ухо» - ветер и осадки;

3 дня - чашм (f^V) - «глаза» - в этот период обычно выпадали обильные дожди; если это время приходилось на весну, то говорили: Бахорон - дили духтарон, гох хандону гохе гирён («Весна - что девичье сердце: то смеется, то плачет»); - осадки;

3 дня - cap (>*) - «голова», «лоб» - холодно;

3 дня - магзи cap (j^j*-«) - «мозг» - холодно.

Итого 96 дней, и этим кончался счет по частям тела. Затем начиналась чиллаи бахор {J-& *<J^.) - «весенняя чилля» с 17 числа Савр (имеющего 31 день), и продолжалась до конца месяца Джавзо, имеющего по местному счету 32 дня, т.е. всего 46 дней.

Затем начиналась чиллаи тобистон {^^^ *<J^.) - «летняя чилля», состоящая из 31 дней Саратона и 13 дней Асада, т.е. всего из 44 дней. С 14 Асада снова начинался счет по частям тела, но на этот раз в обратном порядке (второй цикл), начиная с головы к ногам, считая на каждую часть тела по тому же числу дней. Месяц Асад заканчивался периодом лабу дандон, Сунбула - периодом дил, Мизон начинался с периода кабурга и заканчивался периодом зону. 18 Акраба и 29 дней Кавса составляли 41 день чиллаи тирамох (*b>jjp sja.) - «осеняя чилля».

Таким образом, по этому счету год состоял из двух циклов счета по частям тела человека (с ног до головы и обратно) по 96 дней каждый (192 дня), осенней и зимней чилли по 41 дню каждая (82 дня), весенней и летней чилли - 46 и 44 дня соответственно (90 дней), всего 364 дня.

20


Название периода

Кол-во дней

Соответствие с солнечным календарем

Соответствие со современ. календарем

Зимняя чилля Счет по частям тела Весенняя чилля Летняя чилля Счет по частям тела Осеняя чилля

41 96 46 44 96 41

с 1 Джади по 12 Далв (29+12 = 41)

с 13 Далв по 16 Савр (18+30+31+17 = 96)

с 17 Савр по 32 Джавзо (14+32 = 46)

с ІСаратон по 13 Асад (31+13 = 44)

с 14 Асад по18 Акраб (17+31+30+18= 96)

с 19 Акраб по 29 Кавс (12+29 = 41)

22.12-31.01 01.02-07.05 08.05-22.06 24.06 - 06.08 07.08- 10.11 11.11 -21.12

Итого:

364

В Каратегине народный календарь состоял из периодов счета времени по частям тела человека и других систем счета времени. Характерной особенностью этого счета являлось то, что он основывался одновременно на счете времени по частям тела человека, киргизском счете туксан («девяносто дней») и мусульманском солнечном календаре. Этот счет был широко распространен как среди киргизов, так и таджиков. Хотя часть этого счета по своему происхождению была киргизская, но названия периодов были таджикскими.

В Язгулеме, Ванче и Дарвазе применялся счет более длительными отрезками - по 7 дней, и только период камару Навруз считался равным 9 дням. При таком счете количество периодов соответственно было меньше. В некоторых случаях в памяти населения осталась только первая половина весеннего счета - периоды от нохун до дил, т.е. периоды, связанные с весенними сельскохозяйственными работами, веками приспособленные, при отсутствии другого, более совершенного календаря, к удобному исчислению сроков начала и завершения этих работ. Эти периоды известны под общим названием панджои мард («пятьдесят дней (счета) мужчины»), или нишонхо («отметки, знаки»).

Кроме этих календарей, население также вело фенологические наблюдения за изменениями природы, движением Солнца, Луны, звезд и других планет; определяло время суток по тени объектов и различных ориентиров, календарным знакам {нишонхо) и отметкам народного счета хисоби мард в жилых домах и мечетях, а также по времени чтения пятеричной молитвы.

В пятом параграфе - «Меры ценности, оплаты и вознаграждения» -приведены меры эквивалентности и ценности различных предметов домашнего обихода, продуктов питания, домашнего скота и хозяйственного инвентаря в повседневной жизни горных таджиков.

В рассматриваемый период в Каратегине, Дарвазе и на Западном Памире при отсутствии собственных денег осуществлялась меновая торговля. Для этого населением была принята своеобразная единица ценности предметов и вещей (продукты питания, домашние животные и утварь, материалы и одежда и т.п.) повседневного обихода, которая на хуфском и рушанском языках называлась пос (и^і), а на шугнанском - пис

21


(<J^). Мера эта существовала только в отвлеченном счете, в виде же монеты или купюры не использовалась.

Основные предметы и вещи, необходимые для повседневной жизни, а также купюры и монеты Афганистана, Бухары и России при выяснении их ценностей приравнивались к 1 посу, который был равен 6 газам.

Так, 2 афганские рупии = 3 пос =18 газ; 2 бухарских теньги = 1 пос = 6 газ; 1 русский рубль = 5 бухарским теньге = 2,5 пос =15 газ; 2 чуб-газ (1,86 см) хлопчатобумажной материи (хивинч) =1/6 пос = 1 газ; 1 большой хороший бык = 15-20 пос; 1 бычок до 3-х лет (навбанд) = 4 пос; 1 саврай (1,9 кг) масла = 1 пос = 6 газ; 1 витохай (0,9 кг) масла = 0,5 пос = 3 газ; 1 газ масла (0,3 кг) = 1/6 пос; 1 бадахшанский санг соли (2-3 кг) = 4 газ; 1 кафч пшеницы (25 кг) = 1 пос = 6 газ; 1 барашек = 1 пос = 6 газ и т.д.

Мерами ценности пользовались также для оплаты мастеру за обучение какому-нибудь ремеслу и за вознаграждение труда ремесленников.

В шестом параграфе - «Сохранение некоторых мер в современном быту» - приводятся интересные сведения об использовании принципов традиционной метрологии таджиков рассматриваемого региона в современном быту.

Из мер веса и объема сыпучих тел в быту часто используются мешок (буджин, коп), различная посуда и утварь (пела, чини, коса, табак, табакча), некоторые элементы одежды (токи), горсть из одной (мушт, кап) и двух рук (хамб, гурив, мут).

Сохранение элементов традиционного хозяйства, отдельных видов народных промыслов законсервировало некоторые старые меры - ширину пальца (ангушт, чилик, лик), ладонь или кулак (мушт), пядь (ваджаб, визед)

в обработке почвы, кустарном изготовлении орудий труда (соха, борона,

ручки лопат, кетменя), шитье одежды, валянии войлоков (намад), плетении

циновок (буре) и корзин (сабад). В каждом памирском доме на балке главных

нар отмечают меру длины - чуб-газ.

В сенокошении и жатве зерновых культур сохранились народные меры

дарза, якруза дарав, якруи дос, а в пахоте земли -якруза джуфт.

При строительстве сельских домов, хозяйственных построек (амбор, огил), ирригационных сооружений (канал, джуй, арык), изготовлении хозяйственного инвентаря (лопата, кетмень, вилы) население до сих пор пользуется дедовскими мерами длины: кадам (шаг), пай (ступня), ваджаб (пядь). Эти же меры широко используются в настоящее время и в детских играх - чиллику дангал (игра в чижа), бучилбози (игра в ачишки), сакочабози (игра в шарики) и чормагзбози (игра в орехи).

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные положения и выводы диссертации.

Основное содержание диссертационной работы отражено в следующих публикациях автора.

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК РФ:

22


  1. М.Ш. Холов, А. Ш. Комилов, Х.А. Каюмова. О праздновании Нового года на Западном Памире в XIX - начале XX веков // Известия Академии наук Республики Таджикистан. Отделение общественных наук. - Душанбе, 2005.-№1.-С. 3-6.
  2. М.Ш. Холов, А. Ш. Комилов, Х.А. Каюмова. О народной метрологии Западного Памира XIX - начала XX веков // Известия Академии наук Республики Таджикистан. Отделение общественных наук. - Душанбе, 2005.-№3.-С. 64-68.
  3. М.Ш. Холов, А. Ш. Комилов, Х.А. Каюмова. Меры времени таджиков Вахана и Ишкашима в XIX - начале XX веков // Вестник национального университета. Секция гуманитарных наук. - Душанбе, 2005. - №1. - С. 121-126.
  4. М.Ш. Холов, А. Ш. Комилов, Х.А. Каюмова. Определение месяцев по фенологическим признакам и части суток по движению солнца на Западном Памире // Вестник национального университета. Секция гуманитарных наук. - Душанбе, 2005. - №1. - С. 136-143.
  5. М.Ш. Холов, Х.А. Каюмова. Меры стоимости на Западном Памире в XIX

-  начале XX веков // Известия Академии наук Республики Таджикистан.

Отделение общественных наук. - Душанбе, 2007. - №1. - С. 69-73.

6.  Х.А. Каюмова. Использование народной метрологии в воспитании

студентов // Вопросы психологии и педагогики. - Курган-Тюбе, 2008 -

№2. - С. 83-87.

Статьи, опубликованные в других изданиях:

  1. М.Ш. Холов, А. Ш. Комилов, Х.А. Каюмова. Способы календарных вычислений в Западном Памире в XIX - начале XX веков // Труды Технологического университета Таджикистана. - Душанбе, 2004. - Вып. X.-С. 191-196.
  2. М.Ш. Холов, А. Ш. Комилов, Х.А. Каюмова. Счет на части человеческого тела - «Хисоби мард» таджиков долины Хуф // Труды Технологического университета Таджикистана. - Душанбе, 2004. -   Вып. X. - С. 224-228.
  3. М.Ш. Холов, А. Ш. Комилов, Х.А. Каюмова. Меры веса и площади таджиков Вахана и Ишкашима в XIX - начале XX веков // Труды Курган-Тюбинского госуниверситета им. Н. Хусрава. Секция общественных наук.

- Курган-Тюбе, 2004. - С. 17-20.

10.М.Ш. Холов, А. Ш. Комилов, Х.А. Каюмова, С.К. Таваров. Меры площади у таджиков Каратегина и Дарваза в XIX веке // Труды Курган-Тюбинского госуниверситета им. Н. Хусрава. Секция общественных наук.

- Курган-Тюбе, 2004. - С. 20-22.

11.М.Ш. Холов, А. Ш. Комилов, Х.А. Каюмова, С.К. Таваров. Меры длины у таджиков Каратегина и Дарваза в XIX веке // Труды Курган-Тюбинского госуниверситета им. Н. Хусрава. Секция общественных наук. - Курган-Тюбе, 2004. - С. 22-26.

23


12.М.Ш. Холов, А. Ш. Комилов, Х.А. Каюмова. Меры веса и сыпучих тел Западного Памира XIX - начала XX веков // Материалы научно-практической конференции, посвященной 50-летию алмазодобывающей промышленности и г. Мирного (12-13.04.05), и научно-практической конференции молодых ученых, аспирантов, студентов, посвященной 60-летию Великой Победы. - Мирный, 2005. - С. 261-264.

13.М.Ш. Холов, А. Ш. Комилов, Х.А. Каюмова. Меры длины и площади Западного Памира XIX - начала XX веков // Материалы научно-практической конференции, посвященной 50-летию алмазодобывающей промышленности и г. Мирного (12-13.04.05), и научно-практической конференции молодых ученых, аспирантов, студентов, посвященной 60-летию Великой Победы (06.05.05). - Мирный, 2005. - С. 276-281.

14.Х.А. Каюмова. О метрологии таджиков Каратегина и Дарваза XIX века // Материалы Международной конференции, посвященной 1025-летию Абу Али ибн Сино (Авиценны) и 100-летию специальной теории относительности Альберта Эйнштейна. - Курган-Тюбе, 2005. - С. 63-64.

15.М.Ш. Холов, А. Ш. Комилов, Х.А. Каюмова. Земледельческие календари горных таджиков // Материалы международной научно-практической конференции «Сино и мировая цивилизация». - Курган-Тюбе, 2006. - С. 41-42.

16.М.Ш. Холов, Х.А. Каюмова. О дате празднования Нового года в Бадахшане // Материалы II Международной научно-практической конференции «Перспективы развития науки и образования в XXI веке», посвященной 50-летию ТТУ им. академика М. С. Осими. - Душанбе, 2006. - 4.2.-С. 314-316.

17.М.Ш. Холов, А. Ш. Комилов, Х.А. Каюмова. Меры веса и сыпучих тел Дарвазского бекства XIX - начала XX веков // Транспорт, экономика, жизнь. Сборник статей Таджикского транспортного института. -Душанбе, 2007. - Вып. 1. - С. 127-135.

18.М.Ш. Холов, Х.А. Каюмова. Меры времени таджиков бассейна реки Хингоу (Дарваз) в XIX - начале XX веков // Транспорт, экономика, жизнь. Сборник статей Таджикского транспортного института. -Душанбе, 2007. - Вып. 1. - С. 154-166.

19.Х.А. Каюмова. Служба стандартизации Каратегина, Дарваза и Западного Памира в XIX - начале XX веков // Сборник научных трудов преподавателей в честь 20-летия Таджикского государственного университета коммерции. - Душанбе, 2007. - С. 333-334.

20.М.Ш. Холов, Х.А. Каюмова. Празднование Навруза в Бадахшане // Сборник научных трудов преподавателей в честь 20-летия Таджикского государственного университета коммерции. - Душанбе, 2007. - С. 341-343.

21.М.Ш.    Холов,    Х.А.    Каюмова.      Служба    надзора    и    некоторые

метрологические стандарты Бухарского ханства // Вестник Института предпринимательства и сервиса. - Душанбе, 2007. - №17. - С. 11-18.

24

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.