WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Культурно-исторические процессы в раннем и развитом средневековье Красноярской лесостепи.

Автореферат кандидатской диссертации по истории

 

На правах рукописи

ФОКИН Сергей Михайлович

КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В РАННЕМ И РАЗВИТОМ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ КРАСНОЯРСКОЙ ЛЕСОСТЕПИ

Специальность 07.00.06 - археология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Кемерово

2007


2

Работа   выполнена   на   кафедре    археологии    и   исторического краеведения Томского государственного университета.

Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор Людмила Александровна Чиндина

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор, академик РАЕН Анатолий Иванович Мартынов

кандидат исторических наук, доцент Юрий Викторович Ширин

Ведущая организация:

Горноалтайский государственный университет

Защита состоится « 22 » марта 2007 г. в « 10 » часов на заседании диссертационного совета Д 212.088.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук в ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет» по адресу: 650043, Кемерово, ул. Красная, 6.

С   диссертацией   можно   ознакомиться   в   библиотеке   ГОУ   ВПО «Кемеровский государственный университет».

Автореферат разослан « 10 » февраля 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук, доцент                              З.П. Галаганов


3

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Красноярская лесостепь занимает в центрально-сибирском регионе особое - срединное положение. Здесь происходит пересечение культурных влияний, идущих с юга - со степных территорий, с севера - с таежных территорий, а также с запада и востока. Для оси юг - север основным путем сообщения издревле считался Енисей. Для направления запад - восток сообщение осуществлялось по линии лесостепных островных участков, расположенных близко друг другу. В рассматриваемом районе происходило взаимодействие культур степных и таежных народов. Поэтому Красноярская лесостепь была постоянно втянута в сложные исторические и этнокультурные процессы, протекавшие в Сибирском регионе. Применительно ко времени Средневековья, прошлое Красноярской лесостепи изучено слабо, в отличие от смежных территорий (Минусинская котловина на юге, бассейн Томи и Средняя Обь на западе, Прибайкалье на востоке). Тем не менее, без учета материалов рассматриваемой территории многие проблемы в масштабах уже Сибирского, или, по крайней мере, среднесибирского региона оказываются нерешенными. В первую очередь, это относится к выявлению путей культурного взаимовлияния, а также к реконструкции этногенеза коренных народов Сибири.

В рамках изучения истории Кыргызского каганата исследованы некоторые памятники, оставленные енисейскими кыргызами в Красноярской лесостепи. Все средневековые материалы из окрестностей Красноярска, с привлечением их для рассмотрения общих исторических процессов, протекавших в Сибири, еще никто не предпринимал попытки проанализировать. Предлагаемая работа делает средневековые материалы, сведенные воедино, доступным для исследования исторических процессов, протекавших в Сибирском регионе.

Территориальные и хронологические рамки. Районом исследования является Красноярская лесостепь. Она ограничена на юге отрогами Восточных Саян, на севере доходит до верховий Кети. На западе и востоке рассматриваемая территория отделена узкими таежными массивами от Ачинской и Канской лесостепей.

Хронологические рамки работы - V в. н.э - XIII-XIV вв., где V в. н.э - IX-X вв. - раннее средневековье; IX-X вв. - XIII-XIVbb. - развитое средневековье.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются культурно-исторические процессы, протекавшие в Сибирском регионе. Предмет исследования - культурно-историческая специфика этих процессов у населения Красноярской лесостепи, отразившаяся в археологических источниках.


4

Целью данной работы является выявление особенностей культурно-исторического развития в Красноярской лесостепи в раннем и развитом средневековье.

Осуществление этой цели возможно посредством решения следующих задач: 1) систематизировать археологические материалы средневековых памятников Красноярской лесостепи;

2) определить относительную хронологию комплексов;

3)    выделить культурные особенности населения исследуемой

территории;

4) этнически интерпретировать население, проживавшее в указанный

период в Красноярской лесостепи.

Методология и методы исследования. Основой методологии является принцип историзма, то есть признание конкретно-исторической обусловленности социального развития общества. Этот принцип в археологии выражается через изучение предметно-технологических способов жизнедеятельности отдельных социально-исторических организмов, что конкретно отражено в археологической культуре как системе объективного познания в археологии, с широким использованием междисциплинарного подхода. Для систематизации и анализа материала использован сравнительно-исторический метод анализа источников.

Проведены        двухуровневые        исследования.      Первый

источниковедческий или сравнительно-типологический уровень, то есть выявление всех интересуемых памятников археологии и проведение типологизации и систематизации имеющихся материалов.

Второй уровень - реконструктивный, интерпретационный. Используя сравнительно-генетический и историко-диффузионный методы исследования, определяются внешние культурные воздействия и внутренние культурно-генетические процессы. Благодаря этому возможно определение историко-культурных особенностей Красноярской лесостепи в раннем и развитом средневековье.

Источники.Автором        использованы        археологические,

этнографические и письменные источники. В основу диссертации положены доступные материалы археологических памятников, открытых и исследованных на территории Красноярской лесостепи.

Большая часть материалов хранится в Красноярском краевом краеведческом музее, сотрудником которого является соискатель. Отдельные коллекции хранятся в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге. Это коллекции погребений Торгашино, Кубеково и Часовенная гора. Данные материалы также использованы в диссертации.

Кроме того, некоторые используемые материалы получены в результате археологических работ, в которых соискатель принимал участие как руководитель раскопок (могильник Боровое), либо в качестве сотрудника (поселение Улица Каратанова, стоянка о.Овсянский).


5

При проведении исследования для сравнительных аналогий использовались материалы с сопредельных территорий: лесостепной зоны Среднего Чулыма, Ачинской и Канской лесостепей, подтаежной зоны Среднего Енисея и зоны Нижней Ангары. Также отметим, что территории лесостепных зон в рассматриваемое время исследованы крайне слабо.

Были задействованы коллекции краеведческих музеев городов Ачинска, Шарыпово, Канска и Енисейска. Автор также ознакомился со средневековыми коллекциями краеведческих музеев гг. Минусинска и Абакана. Кроме того, привлечены материалы из археологических раскопок, в которых диссертант принимал участие как руководитель (Стрелковский археологический микрокомплекс) и как сотрудник экспедиции (поселения Бобровка, Шилка-9, Устыпилкинский могильник, городище Чермянское).

Отметим, что большая часть используемых археологических материалов ранее нигде не публиковалась.

Из письменных источников были привлечены сведения о народах, проживающих севернее енисейских кыргызов, упомянутые в арабских и китайских летописях раннего и развитого средневековья.

Дополнительным источником послужили этнографические данные о расселении местных племен в Красноярской лесостепи в XVII в.

Научная новизна исследования. Проведена систематизация и анализ археологических источников. Большая часть коллекций впервые введена в научный оборот. Это материалы пещер Еленева (I и II культурные слои) и Роев Ручей; поселений Боровое - II (I культурный слой), Усть-Собакино, Монастырское, Базаиха, Перевозинское, Ладейское, Улица Каратанова, Няша и Усть-Кан; стоянок о. Овсянский, Караульный Бык (I культурный слой) и Усть-Караульная (I культурный слой). В полном объеме впервые представлены материалы погребений Торгашино, Ладейское, Кубеково и Миндерла, городищ Ладейское и Ермолаевское.

При сравнении материалов Красноярской лесостепи со смежными территориями - Ачинской и Среднечулымской лесостепью были задействованы и введены в научный оборот коллекции краеведческих музеев гг.Ачинска (колл. №№ 1430, 3777) и Шарыпово (городища Кайбадак, Известковая крепость и Подозерное; поселение Усть-Парная-

I)-

Дана хронология рассматриваемых источников в пределах двух

периодов.      Выделены      три      этнокультурных      компонента      для

рассматриваемой    территории:    протокетский,    протосамодийский    и

кыргызский.

Практическая   значимость.      Итог   исследования   может   стать

импульсом для активизации работ по проблемам средневековой истории

Приенисейской   Сибири   и   послужить   основанием   для   дискуссии   по


6

вопросам     этногенеза    и    этнической     истории    коренных     народов Красноярского края, в первую очередь кетского этноса.

Материалы диссертации могут быть использованы при популяризации средневековой истории Красноярского края: составлении тематических экскурсий и археологической экспозиции в Красноярском краевом краеведческом музее. Часть материала может быть включена в разрабатываемые школьные учебники по краеведению и лекционные курсы для студентов по археологии, краеведению и культурологии.

Апробация результатов исследования. Отдельные положения и выводы диссертации обсуждались на региональных археолого-этнографических студенческих конференциях в городах Томске (2003 г.) и Красноярске (2006 г.). На Западносибирских археолого-этнографических конференциях в г.Томске (2001, 2005 гг.). На международной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Б.О. Долгих (г. Красноярск, 2004 г.). Результаты исследования по теме отражены в 11 статьях и публикациях автора, в том числе одна в реферируемом журнале Вестник ТГУ.

Структура работы. Состоит из введения, четырех глав и заключения.

Первая глава посвящена истории изучения и историографии района. Во второй главе дается краткая характеристика археологических памятников и анализ письменных и этнографических источников. В третьей главе представлен анализ и систематизация инвентаря археологических памятников, а также их датировка. В четвертой главе предложена культурная интерпретация материалов рассматриваемой территории и выдвинута гипотеза этнической принадлежности коренных племен Красноярской лесостепи. Отмечены их культурные связи с сопредельными территориями.

В заключении представлены выводы по проведенному исследованию.

К текстовой части дается приложение, содержащее паспортный список используемых в диссертации археологических памятников и иллюстративный материал.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во введении обосновывается актуальность темы, сформулированы цель и задачи исследования, раскрыты научная новизна, определяются территориальные и хронологические рамки исследования.

Глава 1. История и историография изучения района

1.1. История изучения района. Придерживаясь уже сложившейся

историографической   хронологии   изучения   как   Сибири   (Матющенко,

2001), так и Красноярской лесостепи,   в частности (Макаров, 1989) автор

выделяет        четыре    этапа:    дореволюционный,    период    первичного


7

накопления источников (XVIII в. - начало XX в. до 1917 г.); период с конца 1917 г. до 1945 г. - время первых исследований непосредственно средневековых памятников и попытки обобщения имеющихся источников; период с 1945 до начала 1970 гг. - средневековые материалы выявлялись эпизодически и случайно; современный период, охватывающий время с 1970 гг. по сегодняшние дни - период целенаправленных исследований, регулярно работающих экспедиций из Красноярских научных центров.

Дореволюционный период. Первые сведения о сборах археологических материалов в окрестностях г. Красноярска относятся еще ко времени проведения первых академических экспедиций в XVIII в. Однако наличие среди этих предметов находок средневекового времени мы можем предполагать только гипотетически. В конце XIX в. местными археологами - любителями были обнаружены памятники, содержащие слои средневекового времени. И.Т.Савенковым, П.С. Проскуряковым, А.С. Еленевым, А.П. Ермолаевым открывается ряд многослойных стоянок в окрестностях г. Красноярска, верхние горизонты которых относились к средневековому времени (поселения Монастырское, Базаиха, Ладейское, Няша и др.). И.А. Лопатин пополняет свою археологическую коллекцию материалами кыргызских погребений у сел Торгашино и Кубеково.

Период с конца 1917 г. до 1945 г. В этот период археологическими исследованиями начинают заниматься археологи профессионалы. В конце 1920 гг. С.А. Теплоухов и В.Г. Карцов проводят целенаправленные исследования средневековых памятников. Первый в 1927 г. раскапывает могильник Часовенная гора. Второй в 1928 - 1929 и 1933 - 1934 гг. проводит раскопки на городищах Ладейское, Ермолаевское, стоянках Усть - Собакино и на о. Татышева.

Период 1945 - середина 1970 гг. В это время археологические памятники исследуемого времени открывались в результате новостроечных работ. В 1947 г. было случайно найдено погребение у д. Миндерла, собранное З.К. Глусской. В 1957 г. в окрестностях г. Красноярска у д. Иннокентьево было случайно найдено курганное захоронение, сборы которого провел Р.В. Николаев. Им же в 1978 г. собрано кыргызское захоронение в Болыпемуртинском районе. В 1960 г. Г.А. Максименков проводит раскопки на стоянке Усть-Собакино, где в верхнем горизонте встречены материалы средневекового времени.

Современный период. Планомерные целенаправленные

археологические работы в окрестностях Красноярска начинаются с

середины 1970 гг. Сначала организовывается археологическая экспедиция

Красноярского пединститута под руководством                                   Н.И.

Дроздова (1977 г.), затем экспедиция Красноярского краеведческого музея

под руководством Н.П. Макарова (1979 г.) и экспедиция Краевого дворца

пионеров и школьников под руководством П.В. Мандрыка     (1987 г.). В

результате исследований, которые проводятся в рассматриваемом районе


8

до сих пор, выявлено и раскопано значительное количество археологических памятников, среди которых имеются и средневековые. Это могильники Боровое и Станция технологического института (СТИ), поселение Айканское. Значительно больше многослойных памятников, содержащие культурные слои исследуемого времени: поселения Боровое-1, II, комплекс памятников на Караулинском Быке и у р.Караульная, поселения Сосны-2, Улица Караганова, Ладейское-П и др.

Историография изучения района. Первые аналитические работы по средневековью Красноярской лесостепи относятся к концу двадцатых годов прошлого столетия.

Материалы могильника Часовенной горы были использованы С.А Теплоуховым при классификации культур в Минусинской котловине. По серебряному ковшу и обкладке седла исследователь датировал памятник XII - XIV вв. н.э.

В 1929 г. В.Г. Карцевым публикуется монография «Материалы к археологии Красноярского района». В ней он выделяет лад ей скую культуру, время существования которой автор определил с VII-X по XIII-XIV вв. н.э., а ареал - Красноярский район и северная часть Ачинского. В.Г. Карцов считал, что эта культура основывалась на культуре южных номадов {кыргызов - С.Ф.), которая в условиях лесостепной зоны видоизменилась. Для ладейской культуры он считал характерными со суды-горшки, орнаментированные ногтевыми, зубчатыми штампами, черешковые железные ножи с прямой спинкой и костяные наконечники стрел, округлые в профиле, с трех или четырехгранным пером и с односторонне сточенным черешком.

Понятие «ладейская культура» используют некоторые красноярские исследователи (Николаев, 1982; Мандрыка, 2003).

Проблема выделения ладейской культуры рассматривалась в ряде статей диссертанта. Исходя из имеющегося на сегодня археологического материала, стоит признать, что вопрос о выделении средневековых культур для Красноярской лесостепи пока окончательно не решен.

К материалам могильника Часовенной горы обращалась А.А. Гаврилова (1965), датировавшая Часовенногорские погребения по серебряным кубку и ковшу XIII - XIV вв.

Инвентарь кыргызских погребений из окрестностей г. Красноярска

был рассмотрен исследователями Кыргызского каганата                    И.Л.

Кызласовым (1983) и Д.Г. Савиновым (1989, 1990, 1994). Оба исследователя выделяют Красноярско-Канский вариант кыргызской культуры, датируя захоронения X - XII вв.

Особое внимание они уделили Часовеногорскому могильнику, уточнив датировку памятника - вторая половина XIII - первая половина XIV вв. В этнокультурной интерпретации погребенных в могильнике у исследователей   имеются   расхождения.   И.Л.   Кызласов   рассматривает


9

монгольское влияние на культуру енисейских кыргызов в контексте

естественного взаимовлияния культур и обществ. Какие-то вещи

проникали и утверждались у кыргызов, а какие-то нет. Тем ни менее

аскизская культура как самобытная система сохраняется и продолжает

развиваться. Д.Г. Савинов в рамках этой культуры выделяет

часовеногорский     этап     (вторая     половина     XIII     -     XIV       вв.),

характеризующийся смешанностью материалов погребений и изменением обрядности. Наблюдается распад прежних и появление новых этнокультурных традиций.

Следующей научной проблемой является изучение раннего средневековья. Фактически до 1980 гг. материалы этого времени не были выделены. Но благодаря раскопкам могильников Боровое и СТИ, были определены предметы археологии, характерные для этого времени. Исследования пещеры Еленева, поселения Айканского, а также работы на многослойных памятниках в таежной зоне Енисея и на Ангаре дополнили данные.

По мнению П.В. Мандрыка и Н.П. Макарова (1994) материалы могильников Боровое и СТИ позволяют выделить новый культурный тип -боровский. Предполагаемая территория распространения этого культурного типа - лесостепные и таежные районы Среднего Енисея.

В контексте этой проблемы особое место занимает распространение и происхождение так называемой валиковой керамики. Керамика с налепными обмазочными валиками присутствует в указанных раннесредневековых могилах, а также почти на всех многослойных поселенческих памятниках в окрестностях г. Красноярска. Ареалы же распространения такого типа сосудов охватывают не только лесостепную и таежную зоны Среднего Енисея, но и районы Нижней Ангары, Кузнецкой котловины и Притомья.

Впервые эта проблема была поставлена в семидесятых годах

прошлого столетия Л.А. Чиндиной (1977, 1991). Впоследствии данная

проблема отражалась в работах И.В. Окуневой (1987, 1997),             Н.В.

Березовской (1996) и Ю.В. Ширина (1997, 2004). В целом считается, что валиковая керамика бытовала в раннем средневековье с наибольшим распространением в VI - VIII вв. Она была привнесена с восточных территорий (Приамурья и Забайкалье, непосредственно в бассейн Томи с Енисея).

Благодаря введению в научный оборот раннесредневековых материалов с территорий лесостепного и таежного Енисея и Нижней Ангары возможно разрешение возникших проблем.

Подводя итог рассмотрению современных интерпретаций материалов раннего и развитого средневековья Красноярской лесостепи, можно отметить два направления исследований. Исследования, связанные с    выявлением    памятников    енисейских    кыргызов,    и    исследования,


10

направленные на выделение местных этнокультурных компонентов. Имеющиеся на сегодня источники позволяют разрешить ряд культурно-исторических проблем изучаемого времени в Красноярской лесостепи, что и будет представлено ниже. Глава 2. Источники. Источниками по раннему и развитому средневековью являются археологические памятники, сведения из арабских и китайских летописей и этнографические данные. Материалы археологических памятников являются основными по исследуемой теме.

2.1.     Памятники археологии. В диссертации приводятся тип,

описание месторасположения и история исследования памятников,

краткие данные о выявленных археологических находках, а также дается

при соответствующем типе объекта описание конструкций жилищ или

погребений, особенностях погребального обряда. Предложенные объекты

археологии разделяются по типам на пещеры, городища, поселения и

стоянки, могильники и погребения. По такому принципу разделения они и

будут представлены в описании. Порядок перечисления памятников

основан на географическом подходе - с юга на север вдоль Енисея. Такой

способ перечисления объясняется еще и тем, что почти все

рассматриваемые объекты расположены либо на берегу, либо вблизи

енисейского побережья.

Пещеры: гроты Чолпон, Косточка, пещеры Тугаринова (I и II культурный слой), Еленева (I и II культурный слой), Роев ручей, Такмак.

Городища: Ладейское, Ермолаевское.

Поселения и стоянки: Боровое-1, II (I культурный слой), о.Овсянский, Караульный Бык (I культурный слой), Усть-Караульная, Усть-Собакина, Монастырское, Сосны-2, Базаиха, Перевозинское, Ладейское, Ладейское-П, Улица Каратанова, Няша, Айканское, Усть-Кан (I культурный слой), Козловщино.

Могильники и погребения: могильники Боровое (раскопано три погребения), Станция Технологического института - СТИ (раскопано одно погребение) и Часовенная гора (раскопано три погребения), погребения Торгашино, Ладейское, Иннокентьевское, Кубеково, Миндерла, Юксеева -Береговая Таскина (Болыпемуртинское).

2.2.  Письменные источники. Сведения по Енисейским кыргызам и

их соседям содержатся в арабских источниках (работа Рашид-Ад-Дина) и в

китайских, перевод которых осуществил Н.Я. Бичурин. Эти данные

обобщены и интерпретированы в работах Л.Р. Кызласова (1992) и Д.Г.

Савинова (1994).

По нашему мнению, немногочисленные письменные работы, описания средневековых авторов должны использоваться с осторожностью при изучении истории раннего и развитого средневековья Красноярской лесостепи. Только в контексте с археологическими и этнографическими


11

данными письменные источники приобретают определенную значимость в наших исследованиях.

2.3. Этнографические данные. Прямых свидетельств о конкретных народах, заселявших Красноярскую лесостепь в раннее и развитое средневековье, у нас нет. Русские появились на месте современного Красноярска в 20-е гг. XVII в. Этническая ситуация, которую застали русские в рассматриваемом районе, может являться отправной точкой при этно-территориальных реконструкциях.

Этносы, проживавшие на рассматриваемой территории, наиболее полно даны в работах Б.О. Долгих (1960) и Л.П. Потапова (1957).

В общем можно сказать, что на территории Красноярской лесостепи в начале XVII в. проживали качинцы и аринцы, а к восточной границе лесостепи примыкали земли коттов. Основным этническим компонентом являлись енисейскоязычные племена. Именно из них состояла арийская землица, они преобладали среди коттов. В формировании качинцев присутствовал и енисейскоязычный компонент. Сами качинцы были в основном тюркоязычным племенем. Тем не менее, в нем присутствовала значительная самодийскоязычная этническая группа. Постепенно в XVII в. качинцы тюркизируют аринцев.

Все племена Красноярской лесостепи занимались скотоводством, специализируясь на коневодстве. Земледелие играло вспомогательную роль. Определенное значение имела охота и рыболовство.

Глава 3. Инвентарь археологических памятников и их датировка

3.1. Анализ керамики. Керамическая коллекция является наиболее многочисленной и представлена в основном на поселенческих памятниках (присутствует на всех поселениях за исключением грота Чолпон). Среди погребальных памятников фрагменты керамики встречены в погребениях №1 могильника Боровое, могильника СТИ и Миндерла.

Для анализа керамической посуды были отобраны фрагменты от 116 сосудов. Для выделения типов сосудов было принято учитывать форму сосудов, профиль венчиков, элементы орнамента и внешне наблюдаемый состав керамики. Таким образом, было выделено пять типов горшков. Для банок из-за их немногочисленности отдельный тип выделен только для двух сосудов. Два сосуда с поддоном отнесены к типу кубковидные сосуды. Один сосуд условно отнесен к чашам.

Тип I. Представлен сильнопрофилированными горшками, чаще со скошенным или наклоненным наружу краем венчика, во многих случаях, имеющий карнизообразный выступ наружу, реже край венчика заовален, порой дополнен налепным валиком, в одном случае срезан с внешней и внутренней сторон. В орнаменте преобладают ногтевые и пальцевые в давления, пояса ямок, прочерченные горизонтальные и наклонные линии. Реже    встречаются    фигурные    и    фигурно-геометрические    оттиски,


12

гребенчатые штампы, наклонные подпрямоугольные вдавления, образующие мотив «горизонтальная елка». Структура керамической массы в основном крупнозернистая, с преобладанием песка, насыщенная дресвой. Толщина стенок сосуда от 3 до 6-8 мм. Как правило, утолщается венчик, к тулову толщина снижается до 3 мм. Цвет керамики от бежевого до темно-коричневого и черного. Керамика данного типа датируется первой полвиной II тыс. н.э.

Тип П. Представлен горшками с заоваленным краем венчика или наклоненным наружу. В одном случае имеется скос венчика вовнутрь. Сосуды орнаментированы горизонтальными рядами мелкогребенчатых оттисков. На некоторых сосудах орнамент размещается и на внутренней части венчика. Горшки в основном тонкостенные (3-4 мм). Структура керамической массы мелкозернистая сильнообоженная, от чего цвет стенок керамики серый и темно-серый. Керамика данного типа датируется серединой I - началом II тыс. н.э.

Тип III. Представлен неорнаментированными сосудами. Структура горшков разная - и крупнозернистая с добавлением дресвы и мелкозернистая. На двух сосудах имеются следы доработки на гончарном круге. Цвет от красного до коричневого. Керамика данного типа датируется ранним и развитым средневековьем.

Тип IV. Сосуды с прямым горлышком и четко выраженными плечиками. Орнамент располагается по шейке и представлен горизонтальными тремя - четырьмя рядами ногтевых или пальцевых вдавлений. В одном случае это наклонные ряды мелкогребенчатых оттисков, образующих мотив горизонтальной «ёлки». Керамическая масса крупнозернистая. Цвет коричневый либо серый.

Тип V. Характеризуется слабопрофилированными сосудами с прямым или слегка скошенным краем венчика, имеющим карнизообразный отступ наружу, орнаментированные по граням венчика и внешнему борту косыми ногтевыми вдавлениями и горизонтальными рядами пальцевых защипов, а также рядами тонких обмазочных валиков, часто образованных протаскиванием сомкнутых пальцев по жидкой керамической массе. Керамическая масса составлена с преоблоданием песка, плотная и однородная. Цвет стенок бежевый, светло-серый или желтый. Банки.

Тип I. Представлен сосудами с ярко выраженным венчиком, утолщенным налепной лентой. Орнаментирован по венчику рядами наклонно поставленных гребенчатых либо подквадратных штампов, на границе с шейкой рядами глубоких пальцевых вдавлений. В одном случае под венчиком проходит ряд колесовидных штампов. Тулово украшено горизонтальными рядами волнистообразных обмазочных валиков.

Кубковидные сосуды орнаментированы по всей поверхности вплоть до  поддона.  В   одном  случае  орнамент  представлен  горизонтальными


13

рядами ногте-пальцевых защипов, вертикальными рядами по поддону ногтевых вдавлений и сквозными округлыми отверстиями по нижнему краю поддона. Орнамент другого сосуда состоит из горизонтальных и зигзагообразных рядов налепных волнистообразных валиков, образованных пальцевыми защипами.

Горшки IV,V, банки I типов и сосуды на поддоне относятся к раннему средневековью. Верхняя граница для сосудов этих типов ограничивается IX - X вв.

Металлическая посуда. Серебряные кубок и чаша присутствуют только в погребении №3 Часовеногорского могильника и датируется XIII -XIV вв.

3.2. Орудия труда и предметы быта. Ножи (14 экз.) Все рассматриваемые ножи являются железными и разделяются на две группы: черешковые (13 экз.) и с кольцевым навершием (1 экз.). Выявлены как в погребениях, так и на поселениях. Кроме того, имеются обкладки рукоятей ножа, происходящие с могильника Боровое (погребение №2) и захоронения Миндерла.

Тесла. (7 экз.). Все тесла железные. Одно тесло происходит с поселения Боровое - I, остальные из погребальных памятников. Тесла разделяются на две группы: с плечиками (1 экз.) и без плечиков (6 экз.).

Шило-проколка железная с «V»-o6pa3HbiM навершием, концы которых завиты, найдена в погребении Миндерла.

Из Часовеногорского погребения могилы №2 происходят железные крюк для продергивания узды с изображением конской головы на одном конце и молоточек-напильник, инкрустированный медным растительным орнаментом по молотку и рукояти. Предметы быта.

Из могильника Часовенная гора происходят железные кресало (могила №1), скобы (могила №2) и костяная щеточка (могила №3).

Железная игла, выявлена в погребении №3 могильника Боровое.

С Ладейского городища происходят костяные кочедыки, пряслице и три астрагала с орнаментом и проделанными отверстиями.

На городищах встречены каменные точильные бруски.

Предметы рыболовства. Костяные рыболовецкие спицы происходят с грота Косточка. Каменные грузила, изготовленные из галечного камня, найдены в пещерах Косточка (1 экз.), Роев ручей (1 экз.) , пещера Еленева (5 экз.) и поселении Айканское (1 экз.).

3.3. Вооружение. Представлено оружием дистанционного и ближнего боя. К первой категории относятся костяная обкладка лука и детали колчана, наконечники стрел. Ко второй категории относятся кинжал, тесак и палапг

Наконечники стрел Это наиболее многочисленная категория оружия. Она широко распространена как на поселенческих памятниках,


14

так и в погребальных. Изготовлены они из железа (52 экз.) и кости (9 экз.). Почти все типы железных наконечников стрел были распространены у енисейских кыргызов. Исключение составляют плоские подтреугольные шипастые наконечники стрел, относящиеся к раннему средневековью, и долотовидные шипастые наконечники стрел (найдены в погребении Миндерла), характерные для таежных племен и распространенные, по имеющимся на сегодня данным, на Енисее и Ангаре в первой половине II тыс. н.э.

Имеющийся железный палаш кыргызский и датируется рубежом I -II тыс. н.э.

Железный тесак имеет аналогии только на таежной территории Енисея и Нижней Ангары.

Железный черешковый кинжал со съемным перекрестием индивидуален и пока не имеет аналогий.

  1. Предметы конской амуниции. Предметы конской амуниции присутствовали в большинстве погребальных памятников (кроме могильников Боровое и СТИ), а также на некоторых поселенческих памятниках. На поселениях предметы набора верхового коня единичны, зато в погребениях они составляют основное количество сопроводительного инвентаря. Все найденные предметы относятся к следующим типам: удила и псалии, стремена, наносные султанчики, бляхи-распределители ремней, наременные наконечники и бляхи, пряжки, детали седла. Удила и псалии, а также наносные султанчики изготовлены из железа. Бляхи-распределители ремней, наременные наконечники и бляхи выполнены как из железа, так и из бронзы. Пряжки изготовлены из железа, бронзы и роговой кости. Детали седла (обкладки) выполнены из серебра (Часовенная гора) и меди (городище Ермолаевское). Все предметы конской амуниции относятся к культуре енисейских кыргызов и по времени отражают различные этапы ее развития с IX по XIV вв.
  2. Украшения и предметы одежды. Данная категория вещей представлена главным образом в сопроводительном инвентаре погребений могильников Боровое, СТИ и Часовенная гора.

Предметы одежды представлены железными пряжками, полусферическими пуговичками, «Т»-образной застежкой и остатками кожаного пояса.

Украшения представлены серебряными серьгами из Часовенной горы, бронзовыми бляшками и серьгами, бронзовыми и стеклянными бусами, костяными подвесками, имитирующими зубы животных, костяными пластинами с орнаментом.

3.6.   Предметы культа. Представлены костяным наконечником

стрелы в форме цветка лотоса с поселения Перевозинское и двумя

серебряными навершиями в виде наконечников стрел из погребения №2

могильника Часовенная гора.


15

В части 3.7. описываются предметы неизвестного назначения. Это

костяные изделия с поселенческих памятников и отдельные металлические фрагменты каких-то предметов, встреченные в погребениях.

3.8. Датировка археологических памятников. Датировка археологических памятников раннего и развитого средневековья Красноярской лесостепи проводилась в основном на анализе археологического материала. Абсолютные даты имеются только для двух памятников - пещера Еленева и Айканское поселение. Для погребальных памятников, где, как правило, имеется выразительный сопроводительный инвентарь, возможна достаточно надежная датировка. Для поселенческих памятников в виду того, что слой формировался не одно десятилетие, а чаще целые века, материал как правило будет разновременным. Особое значение для датировки памятников имеет обстоятельство открытия и сбора артефактов. На целом ряде памятников, которые известны с конца XIX - начала XX вв., раскопки не проводились, поэтому возможно датировать лишь часть подъемного материала. К таким памятникам относятся поселения Усть-Собакино, Монастырское, Перевозинское, Ладейское и Няша. Также для датировки имеет значение геоморфология культурных горизонтов памятника. Так, на стоянке о.Овсянский благодаря множеству почвенных слоев, время формирования которых известно, позволило уже в ходе полевых работ определить даты выявленного материала. На поселении Улица Каратанова средневековый материал залегал вместе с находками предшествующих эпох. Но нивелировка залегания предметов зафиксировала, что исследуемый материал залегал на несколько сантиметров выше более ранних артефактов.

Датировка погребальных памятников:

Могильник Боровое и СТИ - середина - вторая половина I тыс. н.э.

Погребение Торгашино и Кубеково - X - XII вв.

Могильник Часовенная гора - XIII-XIV вв.

Погребение Ладейское, Юксеева - Береговая Таскина - IX - X вв.

Погребение Иннокентьевское. - XII - XIV вв.

Погребение Миндерла - конец IX - начало XI вв.

Датировка поселенческих памятников:

Поселение Боровое - II - рубеж I - II тыс.

Стоянка о. Овеянский - X - XIV вв.

Пещера Еленева - I горизонт - концом VIII - началом XI вв.; II культурный слой - VI - VII вв.

Поселение Улица Каратанова - IX - XIV вв.

Городище Ладейское - IX - XI вв.

Городище Ермолаевское - конец I - начало II тыс. н.э.

Поселение Айканское - вторая половина I тыс. н.э.


16

Ранним средневековьем датируются поселения Боровое - I и Монастырское, пещеры Тугаринова и Роев ручей, стоянка Усть-Караульная.

К развитому средневековью относятся стоянки Караульный Бык и Козловщино, поселения Базаиха, Ладейское и Няша.

Ранним и развитым средневековьем датируются гроты Косточка и Чолпон, поселения Усть-Собакино, Сосны -2, Перевозинское, Ладейское -II и стоянка Усть-Кан.

Глава     4.     Хронология     и     этнокультурная     характеристика памятников Красноярской лесостепи

Раннее средневековье. IV-V - IX-X вв. К этому периоду мы относим могильники Боровое и Станция Технологического института (СТИ), пещеры Косточка, Чолпон, Тугаринова, Еленева (I культурный слой) и Роев ручей, стоянка Усть-Караульная, поселения Боровое - I (I культурный слой), Монастырское, Перевозинское, Ладейское - II и Айканское.

Погребения осуществляются по обряду трупосожжения на стороне. В ямы овальной формы складываются кальцированные кости вместе с золой, углями и сопроводительным инвентарем. Каких-либо надмогильных сооружений не зафиксировано. Рядом отмечаются следы погребальных тризн.

Сопроводительный инвентарь включает железные тесла, ножи, плоские подтреугольные наконечники стрел, а также костяные наконечники стрел, бронзовые и железные украшения, среди которых превалируют железные пуговички. В основном украшения изготовлены из кости и зубов животных и представляют собой различного рода подвески. Кроме того, в погребениях имеется керамика, основным компонентом орнаментации которой являются налепные обмазочные валики, оформленные посредством пальцевых защипов в виде волн. Реставрированные сосуды представлены банками на поддонах. Их венчики утолщены налепной лентой. Орнамент в одном случае представлен налепными волнообразными валиками, в другом рядами пальцево-ногтевых защипов и наколов. Диаметр погребальных сосудов небольшой - 10 - 11 см.

Среди материалов поселенческих памятников имеются железные черешковые ножи и плоские подтреугольные наконечники стрел с коротким насадом.

Керамическая коллекция представлена горшками нескольких типов. С прямым горлышком четко или плавно выраженными плечиками, орнаментированные по шейке горизонтальными рядами ногтевых или пальцевых вдавлений. Тонкостенные сосуды с заоваленным краем венчика или наклоненным наружу, орнаментированные горизонтальными рядами мелко гребенчатых оттисков. На некоторых сосудах орнамент размещается


17

и на внутренней части венчика. Слабопрофилированные горшки с прямым или слегка скошенным краем венчика, имеющим карнизообразный отступ наружу, орнаментированные по граням венчика и внешнему борту косыми ногтевыми вдавлениями и горизонтальными рядами пальцевых защипов, а также рядами тонких обмазочных валиков, часто образованных протаскиванием сомкнутых пальцев по жидкой керамической массе. Кроме того, имеются банки с утолщенным налепной лентой венчиком, орнаментированные по венчику рядами наклонно поставленных гребенчатых либо подквадратных штампов, на границе с шейкой рядом глубоких пальцевых вдавлений. Тулово украшено горизонтальными рядами волнистообразных обмазочных валиков.

Наиболее выразительными сосудами этого времени являются указанные банки, кубковидные сосуды и горшки с карнизообразным отступом края венчика. Для всех их характерно использование в орнаментации различного типа обмазочных валиков.

Данная посуда наиболее ярко выражает местные культурные традиции. Влияние культур сопредельных территорий четко выражено только в отдельных случаях. В таштыкском стиле выполнены ременная пряжка и костяная пластина с изображением бегущей лошади, происходящие с могильника и поселения Боровое. Бронзовые спиралевидные серьги встречены в материалах релкинской культуры. Бронзовые боченкообразные бусинки имеются в материалах культур Западной Сибири. Вероятно железные тесла, ножи и наконечники стрел сохраняют традиции таштыкцев.

В относимых к этому времени памятниках имеется значительное число костяных изделий.

Отсутствуют предметы конской амуниции, что дает основание считать, что на данной территории не проживали племена номадов, ибо в противном случае детали конского убранства были бы зафиксированы.

При сравнении материала Красноярской лесостепи с сопредельными территориями наибольшее сходство прослеживается с памятниками таежной зоны Среднего и Нижнего Енисея и Северным Приангарьем. Погребения Северного Приангарья по обряду идентичны могильникам Боровое и СТИ.

Разные типы керамики, орнаментированные валиками, имеют, на наш взгляд, давнюю традицию бытования именно на таежной территории Енисея и Ангары. Рассматриваемая посуда с Красноярской лесостепи генетически связана с северными - таежными территориями. Тот факт, что керамика таежных районов в лесостепи не фиксируется в ранний железный век, дает основание считать, что в начале - середине I тыс. н.э. происходит миграция представителей таежных племен в Красноярскую лесостепную зону. Причем, как показывают материалы Западной Сибири, часть этого населения мигрировало на запад. Причины данных процессов нам пока не


18

известны. На новых территориях собственные традиции смешались с культурными традициями коренного населения, что, в частности, нашло отражение в типах керамики. Для Красноярской лесостепи это выразилось в сосудах с карнизообразным отступом венчика. Данный тип сосудов на сопредельных территориях не встречен.

Обособление Красноярской лесостепи прослеживается и по другими показателям. Так, для лесостепных и таежных территорий Западной Сибири в исследуемое время было характерно распространение культур, входивших в круг рёлкинской культурной общности. Наиболее ярким выражением данного конгломерата были ярко отличимые бронзовые зооморфные и антропоморфные изображения. Подобные предметы распространяются на территории Ачинской лесостепи. Они известны в Ишимском кладе, в раннесредневековых материалах Айдашинской пещеры. Но на территории Красноярской лесостепи пока не известно ни одного подобного изображения. Этот факт, учитывая вообще широкое территориальное распространение данного типа предметов, на наш взгляд, красноречиво свидетельствует не только о различии культур населения Ачинской и Красноярской лесостепей в раннем средневековье, но и об их этническом различии.

Восточные границы выделяемого нами культурного типа пока не известны, но в Канской лесостепи подобные материалы встречаются.

Итак, относимый нами к раннему средневековью материал отражает культуру и население, родственное с таежными племенами Северного Приангарья и Нижнего Енисея. Исходя из известного на сегодняшний день распространения керамики с карнизообразным отступом края венчика, территория культурного варианта пока очерчивается территорией Красноярской лесостепи.

Несомненно племена Красноярской лесостепи испытывали сильное влияние южных народов, в первую очередь таштыкцев и наверняка кыргызов. Имелись некоторые культурные связи с племенами Среднего Приобья. Имеющийся на сегодня материал позволяет констатировать, что таежные традиции для населения Красноярской лесостепи были куда сильнее иных культурных влияний. И те культурные компоненты, которые были заимствованы у южных соседей, проходили сильную трансформацию, что наиболее ярко выражено в обряде погребений.

Развитое средневековье. IX-X - XIII-XIV вв. К этому периоду на описываемой территории мы относим следующие археологические памятники: пещера Еленева (I культурный слой); городища Ладейское, Ермолаевское; поселения Боровое-П (I культурный слой), Усть-Собакино, Монастырское, Сосны-2, Базаиха, Перевозинское, Ладейское-1, II, Улица Каратанова, Няша; стоянки о.Овсянский, Караульный Бык (I культурный слой); погребения Торгашино, Ладейское, Кубеково, Миндерла, Юксеева -Береговая Таскина и могильник Часовенная гора.


19

В Красноярскую лесостепь вторгаются и оседают енисейские кыргызы. При этом коренные племена лесостепи в каком-то количестве остаются здесь проживать. В связи с этим весь материал IX - XIV вв. мы разделяем на присущий енисейским кыргызам и характеризующий местный этнический субстрат.

К памятникам, оставленными енисейскими кыргызами, вслед за предшествующими исследователями, мы относим погребения Торгашино, Ладейское, Кубеково, Юксеева - Береговая Таскина и могильник Часовенная гора.

Местный этнокультурный компонент прослеживается по материалам всех поселенческих памятников, а также по погребению Миндерла.

Погребение Миндерла выполнено по обряду трупосожжения. Среди инвентаря выделяются предметы, характерные для енисейских кыргызов (предметы конской амуниции, трехлопастные наконечники стрел) и вещи, отражающие, по нашему мнению, местные культурные традиции ( проколка-шило с раздвоенным навершием, концы которого завиты в спираль и долотовидные шипастые длинночерешковые наконечники стрел). Данные предметы характерны для таежных территорий Нижнего Енисея и Нижней Ангары. Кроме того, имеется еще фрагмент орнаментированного керамического венчика.

Основным культурнодиференцирующим признаком выступает керамика. Отправным материалом являются фрагменты сосудов, выявленные при раскопках городищ Ладейское и Ермолаевское.

Это горшки со скошенным или наклоненным наружу краем венчика,

во многих случаях имеющий карнизообразный выступ наружу, реже край

венчика заовален, порой дополнен налепным валиком, в одном случае

срезан с внешней и внутренней сторон. В орнаменте преобладают

ногтевые    и    пальцевые    вдавления,    пояса    ямок,        прочерченные

горизонтальные и наклонные линии. Реже встречаются фигурные и фигурно-геометрические оттиски, гребенчатые штампы, наклонные подпрямоугольные вдавления, образующие мотив «горизонтальная елка».

Определенные виды сосудов в стиле орнаментации имеют сходство с керамикой с Верхнего Приобья и Среднего Чулыма. Особо близкие параллели прослеживаются со среднечулымской посудой.

Однако в основном сосуды из Красноярской лесостепи имеют определенный набор своих отличительных признаков. Это частое волнообразное оформление края, скос края венчика наружу с образованием слабозаметного заоваленного карнизика и использованием тонкой налепной ленты для утолщения края венчика.

Очевидна культурная близость населения, которое расселилось по лесостепным зонам Енисея и Чулыма. При этом на памятниках лесостепного   Чулыма   мы   фиксируем   керамический   материал,   явно


20

присущий культурам Западной Сибири, но который под Красноярском уже не встречается.

В материалах Красноярской лесостепи обращают на себя внимание горшки, орнаментация которых выстраивается в мотив «горизонтальная елка». Именно такой венчик встречен в погребении Миндерла.

Ближайшие аналогии мы находим в памятниках подтаежной зоны Среднего Енисея и в верховьях р.Кеть. При этом Л.А. Чиндина (1974) и В.А. Могильников (1987) склонны относить материалы с верховий Кети к кетам.

Попытаемся теперь наметить пути этнической интерпретации всего имеющегося материала, отталкиваясь от этнической картины, которую застали русские при приходе на Средний Енисей во второй трети XVII в. На территории Красноярской лесостепи проживали кетоязычные аринцы и тюркизирующиеся качинцы. На протяжении большей части Енисея от Саян до его таежных низовий проживали кетоязычные племена.

Процесс тюркизации происходил буквально на глазах русских и в основном завершился к началу XVIII в.

Поскольку тюркизация населения происходила еще в позднее средневековье, то можно предположить, что в X - XIV вв. на территории Ачинской лесостепи проживали не только тюркские племена. Л.А.Чиндина считает, что до усиления тюркских племен. На обширных территориях Приобья, Причулымья и в Саянах были расселены племена праселькупов (самодийцы). Такое предположение находит новые доказательства. Как мы уже указывали, на территории Ачинской лесостепи в раннее средневековье имеют бытование предметы рёлкинской культуры, которые абсолютно отсутствуют в Красноярской лесостепи. Эта частичная обособленность на примере керамики нами показана и в развитое средневековье. Таким образом, вполне вероятно, что в Причулымье проживали самодийские племена.

По каким-то причинам в раннее средневековье культурные связи между племенами лесостепного Причулымья и Красноярской лесостепи были очень ограничены. При этом на протяжении и раннего и развитого средневековья наблюдается культурная взаимосвязь Красноярской лесостепи с таежными территориями Нижнего Енисея и Северного Приангарья. Таким образом, у нас появляются основания предполагать, что фиксируемый нами керамический материал мог принадлежать кетоязычным племенам.

Возможно, что в середине I тыс. н.э. кетоязычное население начинает мигрировать с районов Северного Приангарья и Нижнего Енисея на запад - в Томское Приобье и на юг - в Красноярскую лесостепь и даже далее в Кузнецкую котловину. Постепенно происходит обособление населения на новых территориях, что выражается первоначально в появлении керамики с карнизообразным отступом края венчика.  Дальнейший этот процесс


21

усилился в связи с ростом политического могущества Кыргызского каганата расселением части енисейских кыргызов на новой территории, и как следствие тюркизации населения. При этом население Красноярской лесостепи было втянуто в новые, порой насильственные миграционные процессы, что нашло отражение в распространении сходной керамики в лесостепном Причулымье. Возможно, что развитию культурных взаимоотношений способствовали попытки противоборства экспансии енисейским кыргызам.

Предложенная интерпретация этнокультурных процессов, протекавших в раннее и развитое средневековье в Красноярской лесостепи, не претендует на завершенность и может послужить отправной точкой в дальнейшей реконструкции этнокультурных процессов на данной территории.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования и содержатся основные выводы.

1. Раннесредневековые материалы отражают культурные особенности Красноярской лесостепи. В предметном комплексе они определяются по:

-  керамической посуде с карнизообразным отступом края венчика

наружу, украшенные тонкими налепными обмазочными валиками, либо

рядами пальцевых защипов;

- железным плоским подтреугольным наконечникам стрел;

-  подвесным украшениям, выполненных из костей и зубов диких

животных, имитирующих зубы зверей;

В погребальном обряде культурная особенность выражена по обряду трупосожжения на стороне. Умерший сжигался вместе с сопроводительным инвентарем, и захоранивался в яме овальной формы.

2.         Анализ        археологического       материала показывает

культурногенетические связи с северными памятниками таежной зоны

Енисея и Нижнего Приангарья. В ряде предметов отражено культурное

влияние населения Минусинской котловины. Наименее выражены

культурные связи с западносибирскими территориями, несмотря на то, что

группы населения с Енисея и Ангары проникают в это время в бассейн

Томи.

3. На рубеже I и II тыс. Красноярская лесостепь оказывается в зоне

культурного и политического влияния енисейских кыргызов. Это приводит

к изменению культурного и этнического облика данной территории.

Культурное влияние кыргызов на племена Красноярской лесостепи выразилось в усилении роли скотоводства в хозяйственной жизни, заимствовании верховой езды, использовании металлических изделий либо импортируемых южными соседями, либо копируемых на местах, видоизменении некоторых типов керамики. Все это наиболее отражается


22

на     примере     погребения     Миндерла,     выполненного     по     обряду трупосожжение.

4. Культурная специфика коренного населения лесостепи отражается в основном по керамическому материалу и ряду железных предметов (долотовидные шипастые наконечники стрел, ножи с кольцевым навершием, проколки с раздвоенным навершием). В керамической посуде распространено утолщение венчика и орнаментация верхней трети сосуда пальцевыми, ногтевыми и ямочными орнаментирами.

Анализ керамических коллекций показывает различие культуры енисейских кыргызов и культуры Красноярской лесостепи. Сохраняются культурные связи с таежными территориями. Наблюдается культурное взаимовлияние с районами Среднего Чулыма.

Нам представляется, что материал, характеризующий культурную специфику Красноярской лесостепи в раннем и развитом средневековье мог быть оставлен енисейскоязычными племенами, родственные кетам. В развитом средневековье на рассматриваемую территорию проникают енисейские кыргызы и, возможно, самодийскоязычные племена.

Дальнейшее изучение Красноярской лесостепи в эпоху средневековья позволит скорректировать предложенную интерпретацию культурно-исторических процессов, протекавших на исследуемой территории.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Статья в журнале списка Высшей аттестационной комиссии

1. Фокин, СМ. К этнокультурной интерпретации средневековых археологических материалов Красноярской лесостепи / СМ. Фокин // Вестник Томского государственного университета. Приложение: Серия «Труды докторантов, аспирантов и молодых ученых Томского государственного университета». Томск, 2006. № 20, - С. 31-33.

Статьи и тезисы в сборниках научных работ, международных, всероссийских и региональных научных конференций

1. Фокин, СМ. Проблема изучения материалов ладейской культуры /

СМ. Фокин // Молодая археология и этнология Сибири. Чита:

Издательство Читинского пед. ун-та, 1999. 4.2. С. 37 - 38.

2.   Фокин, СМ. Памятники раннего и развитого средневековья

лесостепной и подтаежной зоны среднего Енисея / СМ. Фокин //

Историко-культурное наследие Северной Азии: Итоги и перспективы

изучения на рубеже тысячелетий. Барнаул: Издательство Алтайского

университета, 2001. С. 386 - 389.

3. Фокин, СМ. Проблема выделения культур развитого средневековья

Красноярского района / СМ. Фокин // Пространство культуры в археолого-

этнографическом измерении. Западная Сибирь и сопредельные

территории. Томск: Изд-во ТГУ, 2001.С.206 - 208.


23

4.  Фокин, СМ. Средневековое погребение Миндерла / СМ. Фокин //

Культура Сибири и сопредельных территорий в прошлом и настоящем.

Томск: Изд-во ТГУ. 2003, С. 313 - 315.

5.    Фокин, СМ. Этнокультурная принадлежность и датировка

погребений развитого средневековья Красноярской лесостепи / СМ.

Фокин // Этносы Сибири. Прошлое, настоящее, будущее. Красноярск:

Красноярский краевой краеведческий музей, 2004.4.1. С. 164 - 170.

  1. Фокин, СМ. К вопросу о выделении археологических культур раннего и развитого средневековья Красноярской лесостепи / СМ. Фокин // Проблемы историко-культурного развития древних и традиционных обществ Западной Сибири и сопредельных территорий. Томск: Изд-во ТГУ, 2005. С.217- 219.
  2. Фокин, СМ. Погребение средневекового война на северной периферии кочевого мира / СМ. Фокин, П.В. Мандрыка // Снаряжение кочевников Евразии. Барнаул: Издательство Алтайского университета. 2005.С.60-64.
  3. Фокин, СМ. К этническому определению и территориальному распространению долотовидных шипастых наконечников стрел / СМ. Фокин // Снаряжение кочевников Евразии. Барнаул: Издательство Алтайского университета, 2005. С.65 - 67.

9.  Фокин, СМ. Материалы раннего и развитого средневековья в

исторической части города Красноярска / СМ. Фокин, А.Ю. Тарасов //

Древности Приенисейской Сибири. Красноярск: РИО КГПУ, 2005. вып.4.

С.58-65.

10.  Фокин, СМ. Новые данные о раннесредневековом могильнике

Боровое / СМ. Фокин// Археология, этнология, палеоэкология Северной

Евразии и сопредельных территорий. Красноярск: РИО КГПУ, 2006. Т.П.

С.75-77.


24

Подписано к печати_____ 2007 г.

Формат 60x84 1/16    Уч.-изд..л. 1,0Печ.л..1

Тираж 100 экз. Заказ №____

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.