WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Эволюция социально-политических институтов Османского Египта (XVII - первая половина XVIII в.).

Автореферат кандидатской диссертации по истории

 

На правах рукописи

КУДЕЛИН Андрей Александрович

ЭВОЛЮЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ

ИНСТИТУТОВ ОСМАНСКОГО ЕГИПТА

(XVII - ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XVIII В.)

Специальность 07.00.03 - Всеобщая история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Москва 2010


3


Работа выполнена на кафедре истории стран Ближнего и Среднего Востока Института стран Азии и Африки МХЖЖЖЮ государственного университета имени М.В. Ломоносова

Научный руководитель:

доктор исторических паук, профессор Кириллина Светлана Алексеевна

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор Смилянская Ирина Михайловна (Институт востоковедения РАН)

доктор исторических наук, профессор Родригес-Фернандес Александр Мануэльевич (Московский педагогический государственный университет)

Ведущая организация:

Санкт-Петербургский государственный университет, Восточный факультет

часов на заседа-

Защита состоится «                              2010 года в

нии диссертационного совета Д 501.002.04 в Институте стран Азии и Африки

МГУ имени М.В. Ломоносова по адресу 125009, Москва, ул. Моховая, д. 11.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова (ул. Моховая, д. 9).

2010 г.

Автореферат разослан «_

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат исторических наук

Е.В. Волкова


ОБШАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Постановка проблемы. Египет, завоеванный османами в 1517 г., на протяжении трех столетий представлял собой важную часть имперского государственного механизма. Одной из главных задач, которые ставили перед собой центральные власти Османской империи в своих арабских владениях, стало создание такой административной системы, которая не допускала бы эскалации сепаратизма, причем в каждом из вилайетов изыскивались наиболее подходящие для этого средства. В Египте Высокая Порта' стремилась поддерживать баланс между тремя основными силами, составлявшими вершины «треугольника власти» - османской администрацией, военными корпусами и мамлюкскими группировками. В XVII - первой половине XVTII в. баланс сил в египетской элите постоянно менялся. На начальном этапе рассматриваемого периода центральные власти Османской империи могли достаточно эффективно воздействовать на положение в провинции, играя на противоречиях между различными группировками, боровшимися за власть. Однако постепенно мамлюкская элита сумела de facto монополизировать управление Египтом, даже несмотря на постоянные столкновения между отдельными ее группировками. Раскрытие причин нарушения баланса сил в Египте, которое привело к разрушению «треугольника власти», представляется необходимым для более рельефного воспроизведения истории Египта в османский период.

Актуальность темы диссертации обусловлена тем, что развитие социально-политических институтов Египта XVII - первой половины XVIII в. оказало существенное влияние на дальнейшую историческую судьбу этой крупнейшей арабской провинции Османской империи. Комплексный анализ рассматриваемой в диссертации проблематики позволяет уточнить оценку характера мамлюкского политического режима, сложившегося в Египте во

Высокая Порта (баб-и   'али) - наиболее часто использующееся наименование центрального аппарата власти Османской империи.


4

второй половине XVIII в. Данное исследование нацелено на раскрытие особенностей социально-политических структур Египта, еще не затронутых модернизацией по европейским образцам, что позволяет расширить и углубить наше понимание специфики эволюции восточных обществ в доколониальную эпоху. Изучение социальной природы и политических особенностей Османского Египта XVII - XVIII вв. дает возможность прояснить пути развития египетского общества в XIX в. и ответить на вопрос, почему мамлюк-ская элита оказалась неспособной проводить модернизацию страны и сошла с исторической сцены.

Объектом диссертации являются важнейшие политические, экономические и религиозные институты Османского Египта. Предметом диссертационного исследования служат процессы, связанные с эволюцией социально-политических институтов Египта и их взаимодействием.

Хронологические рамки диссертации ограничены XVII - первой половиной XVIII в., что определяется динамикой политических процессов в Египетском пашалыке. В начале XVII столетия османские наместники были вынуждены заниматься подавлением бунтов расквартированных в этой провинции османских военных формирований - оджаков. Хотя эта задача была успешно решена, затем влияние назначенцев Стамбула на положение дел в пашалыке стало неуклонно снижаться. На протяжении полутора столетий общественная жизнь Египта была насыщена борьбой за власть, в которой участвовали три главные политические силы - османская администрация, мамлюкские группировки и оджаки. В середине XVIII столетия в этой борьбе наметился перелом в пользу мамлюкского «дома» ал-Каздаглиййа, который сумел в дальнейшем полностью взять под свой контроль ситуацию в провинции, оттеснив остальные силы на второй план. Кроме того, избранные хронологические рамки позволяют детально осветить одно из наиболее значимых событий истории Османского Египта рассматриваемого периода - конфликт 1711 г. между мамлюкскими группировками ал-Фикариййа и ал-Касимиййа,


5

в который были вовлечены все ведущие политические силы провинции, проанализировать его причины и последствия.

Целью диссертационной работы является комплексный анализ эволюции социально-политических институтов Османского Египта XVII - первой половины XVIII вв. и различных аспектов их взаимодействия. В рамках исследования были поставлены следующие задачи:

  1. проанализировать систему организации власти в Османском Египте и происходившие в ней на протяжении XVI - первой половины XVIII в. изменения;
  2. определить роль и место османской администрации, мамлюкских беев и верхушки военных корпусов (оджаков) в политической системе Египетской провинции Османской империи;
  3. осветить основные этапы борьбы за власть в Османском Египте на протяжении XVII - первой половины XVIII в. и уточнить соотношение сил между тремя основными группами политической элиты;
  4. исследовать ключевые аспекты экономической жизни Египта, сведения о которых содержатся в рассматриваемых источниках, а также выявить взаимоотношения между политическими и экономическими институтами;
  5. прояснить основные формы взаимодействия между военно-политической элитой Османского Египта и сообществом  'улама2;
  6. рассмотреть механизм организации мусульманского паломничества из Египта в Святые места ислама в Аравии и проанализировать воздействие связанных с хаджем проблем на египетское внутриполитическое противостояние.

Научная новизна диссертации состоит в том, что она представляет собой комплексное исследование социально-политических институтов Османского Египта и их взаимосвязей на протяженном временном отрезке. Отдельные фрагменты данной тематики разрабатывались ранее.  В частности,

Улама - хранители религиозной традиции, теологи, знатоки канонического права.


6

существуют работы, посвященные исламским и военным институтам Османского Египта, однако проблемы их взаимодействия в отечественной историографии пока разработаны недостаточно. Особое внимание автором диссертации уделялось значимым эпизодам политической жизни Египта, которые еще не получили достаточно освещения в историографии. Оригинальность диссертации во многом определяется тем, что работа написана на основании источников, либо впервые вводящихся в научный оборот, либо недостаточно освоенных отечественными и зарубежными востоковедами.

Практическая значимость работы заключается в том, что сделанные в ней выводы и оценки могут использоваться для дальнейшего, более глубокого исследования социально-политических институтов Египта османского периода. Введенные в научный оборот источники летописного характера могут использоваться при написании работ по смежной тематике. Содержащийся в диссертации фактический материал может найти применение при написании обзорных работ по истории арабских стран в Новое время, подготовке лекционных курсов по истории арабских стран и спецкурсов по истории Османского Египта.

Апробация исследования. Основные научные результаты диссертационного исследования изложены в 8 публикациях, составивших более 3 п.л. Две статьи общим объемом более 1,5 п.л. опубликованы в журналах, которые входят в список изданий, рекомендованных ВАК РФ для публикации результатов диссертационных работ. Материалы исследования докладывались на ежегодных конференциях «Ломоносовские чтения», проводимых Московским государственным университетом имени М.В. Ломоносова (2007-2009 гг.), на конференциях, проводимых кафедрой всеобщей истории факультета гуманитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов (2008, 2009 гг.) и на II международной конференции «Мир ислама: история, общество, культура» (2010 г.). Апробация темы происходила также в форме лекций, прочитанных диссертантом в рамках учебного курса «Новая история арабских стран» в ИСАА МГУ.


7

Методология исследования. Многоплановость избранной проблематики предопределила необходимость детальной проработки методологических основ ее изучения. Автор диссертации придерживается того направления в мировой историографии, которое воспринимает историю как единый процесс, но рассматривает развитие каждого человеческого сообщества как в значительной степени уникальное, поскольку оно обусловлено многочисленными присущими лишь ему факторами. В связи с этим диссертант отвергает европоцентристский подход, который рассматривает Европу в качестве центра мировой истории, а уровень развития каждого восточного общества определяет в сравнении с европейским.

Теоретической и методологической основой диссертации послужили труды таких видных представителей отечественной исторической науки, как МА Барг, Е.М. Жуков, В.И. Павлов, Е.Б. Черняк, Н.И. Конрад, Б.Ф. Порш-нев. Взгляды автора на общие тенденции развития стран Востока в Новое время существенно обогатило знакомство с коллективной работой отечественных востоковедов «Эволюция восточных обществ: синтез традиционного и современного». Автор руководствовался принципом системности научного познания, предполагающим восприятие объекта исследования как целостной системы с присущими ей законами функционирования и развития. Результативность анализа закономерностей развития египетского общества, как и любого другого, может быть достигнута лишь при комплексном рассмотрении взаимосвязей между экономическими, политическими, социальными, религиозными и культурными институтами общественной системы. При работе с источниками автор пользовался как методом накопления фактического материала с последующим анализом и выходом на более высокую ступень обобщения, так и методом выдвижения тезисов с последующей апробацией их доказательности при помощи сведений из источников.

Первостепенную значимость в формировании авторского подхода к исследованию принадлежит трудам отечественных арабистов и османистов -Ф.М. Ацамба, М.Ф. Видясовой, НА. Иванова, В.Б. Луцкого, М.С. Мейера,


8

И.М. Смилянской, И.М. Фильштинского. Содержащиеся в их исследованиях теоретические обобщения, суждения концептуального характера и конкретные оценки, касающиеся типологических особенностей арабо-османского общества, послужили важными ориентирами при изучении социальных, политических, экономических и религиозных институтов Османского Египта.

Обзор источников. Решение задач, поставленных в диссертации, потребовало обращения к широкому кругу источников, которые подразделяются на несколько групп. К первой из них относятся летописные своды, принадлежащие перу арабоязычных хронистов, реализовывавших свой творческий потенциал в Османском Египте.

Арабо-османская, а вслед за ней и западная историографическая традиция делит арабо-османские хроники на две категории по признаку социальной принадлежности их авторов: выделяются «'алимские хроники», написанные «людьми пера», 'улама, и «военные летописи», авторами которых были «люди меча», лица, принадлежавшие к военным формированиям и занимавшие посты в административной структуре Османского Египта. Эти два типа сочинений существенно различаются по манере изложения фактического материала. Для «'алимских хроник» в основном характерны хронологическая точность и некоторая лапидарность. Авторы «военных летописей» менее скрупулезны в датировке событий и гораздо чаще прибегают к беллетризо-ванным вставкам в текст своих сочинений.

Наибольшее число сведений, на которых базируется данное диссертационное исследование, было почерпнуто из трех сочинений, написанных во второй половине XVII - первой половине XVTII в., - летописных сводов Ахмада Шалаби, Ахмада ад-Дамирдаши и Йусуфа ал-Маллавани.

Произведение Ахмада Шалаби ибн 'Абд ал-Гани ал-Ханафи ал-Мисри «Аудах ал-ишарат фи ман тавалла Миср ал-Кахира мин ал-вузара ва-л-башат» («Ясные указания и разъяснения относительно тех, кто полновластно правил в стольном городе Каире из числа вазиров и пашей [до 1150/1737г.]») представляет собой классический пример «'алимской хроники». Труд Ахма-


9

да Шалаби, охватывающий историю Египта от османского завоевания до 1737 г., делится на главы по правлениям наместников Египта.

К «военному» типу летописных сочинений относится хроника Ахмада Катходы 'Азабан ад-Дамирдаши «Ад-Дурра ал-мусана фи ахбар ал-Кинана» («Сбереженные жемчуга из истории Египта»). Хроника ад-Дамирдаши целиком посвящена истории Османского Египта и охватывает события 1688-1756 гг. Как и труд Ахмада Шалаби, данный источник разделен на части по периодам пребывания на посту османских наместников Египта.

Свое сочинение «Тухфат ал-ахбаб би ман малака Миср мин ал-мулук ва-н-нувваб» («Подарок друзьям [со сведениями] о тех, кто правил Египтом из царей и наместников») Йусуф ал-Маллавани открывает пространным экскурсом в арабо-мусульманскую историю, включая историю османского государства. Последняя глава труда ал-Маллавани посвящена истории Египта от османского завоевания и правления малик ал-умара3 Хайр-бея (1517-1522 гг.) до 1724 г. Эта наиболее объемная глава составляет примерно /7 всего текста летописи. Она разделена на части по правлениям османских наместников. Текст хроники, принадлежащий перу ал-Маллавани, доведен до 1719 г., когда автор скончался. Его ученик и друг, Муртада-бей ибн Мустафа-бей ибн Хасан-бей ал-Курди ад-Димашки , продолжил хронику своего учителя, доведя ее до 1724 г. Сочинение «Тухфат ал-ахбаб» представляет собой уникальное явление для египетского летописания османского периода, поскольку его большая часть по манере подачи материала тяготеет к «'алимским» летописям, а небольшая по объему заключительная часть, написанная другим автором, стилистически близка к «военным» хроникам.

Хроники Шалаби, ад-Дамирдаши и ал-Маллавани представляют особый интерес как источники, которыми мог пользоваться знаменитый египет-

3 Малик ал-умара - особый титул, введенный для мамлюкского правителя Египта, призна

вавшего верховную власть османов над Египтом. После смерти Хайр-бея этот титул

больше не использовался, поскольку Египет получил статус провинции, управляемой ос

манским пашой.

4 Курд по происхождению, он родился в Дамаске, а затем приехал в Каир и добился высо

кого положения в свите нескольких наместников Египта


10

ский хронист 'Абд ар-Рахман ал-Джабарти при изложении истории Египта XVII - начала XVIII в.

При написании диссертации были также использованы две рукописи, хранящиеся в Национальной библиотеке в Париже. Оба нарративных источника в России практически неизвестны и в научный оборот отечественной историографии вводятся впервые.

Первый из них представляет собой краткое изложение истории Османского Египта с 1120 г. х. (1708/1709 г.) вплоть до французской экспедиции. Он принадлежит перу Исмаила ал-Хашшаба, который занимал пост секретаря дивана в период французской оккупации Египта в 1798-1801 гг. Изложение ал-Хашшаба грешит многочисленными неточностями, но вместе с тем его сведения зачастую обогащают новыми деталями общую канву событий, известную по хронике ал-Джабарти. В отношении подачи материала данный источник близок к «военным летописям». В отличие от других хроник, разделенных по правлениям пашей Египта, труд ал-Хашшаба не делится на главы.

Второй манускрипт представляет собой отрывок из арабо-османской хроники неизвестного автора, который вначале описывает правление османских султанов, а затем переходит к истории Египта в османский период. Повествование внутри фрагмента хроники, посвященного Египту, организовано по правлениям османских пашей и доведено до 1708/09 г. По форме подачи материала это типичная «'алимская» хроника. Она представляет собой один из малоизученных источников по истории Османского Египта, причем, насколько можно судить по сохранившемуся тексту, это часть оригинальной хроники, а не отрывок из уже исследовавшегося памятника. Кроме того, этот источник еще не введен в научный оборот ни в отечественной, ни в зарубежной историографии: в научной литературе ссылки на него отсутствуют.

К числу источников данной диссертационной работы также относятся две работы, которые не вписываются в традиционные рамки арабо-османских историографических сочинений. Первая из них представляет co-


ll

бой доклад сирийского наместника Ахмад-паши ал-Джаззара о состоянии дел в Египте в начале 80-х годов XVIII столетия. Вторым сочинением является произведение чиновника египетского казначейства Хусейн-эфенди, написанное по заказу начальника управления финансами французской армии М. Эс-тева в 1801 г. Оба памятника содержат богатую информацию, касающуюся организации управления, финансово-налоговой и судебной систем, мамлюк-ской иерархии и исламских институтов Египта. Хотя информация обоих сочинений в основном отражает ситуацию конца XVIII в., тем не менее содержащиеся в них сведения являются существенным подспорьем при реконструкции истории Османского Египта в более ранний период.

Следующую категорию источников составляют записки европейских путешественников. Среди наиболее ценных произведений этого жанра следует отметить сочинения доминиканского монаха немецкого происхождения Иоганна Михаэля Ванслеба, французского дворянина Поля Люка, ирландского богослова Ричарда Покока, греческого коммерсанта Совёра Люзиньяна, лейтенанта российского флота СИ. Плещеева, французского дипломата барона Франсуа де Тотта, польского графа Яна Потоцкого и французского просветителя, философа и политического деятеля Константин-Франсуа Шасбё-фа, писавшего под псевдонимом Вольней. Свидетельства европейских очевидцев и современников оказались исключительно полезными для ознакомления с тенденциями социально-политической жизни Египта в рассматриваемый период.

Историография. Решение задач, поставленных в диссертации, потребовало обращения к широкому кругу научной литературы. В отечественной науке специальных исследований, посвященных новой истории арабских стран, не существовало вплоть до появления в начале 60-х годов XX в. курса лекций В.Б. Луцкого. Тогда же в отечественной арабистике активизировалось и изучение истории Османского Египта, начало которому положило введение в научный оборот хроники 'Абд ар-Рахмана ал-Джабарти. Комментированный перевод частей памятника был осуществлен И.М. Филыптинским и Х.И.


12

Кильберг. Кроме того, И.М. Филыптинский опубликовал ряд статей, посвященных исследованию этой хроники как исторического источника.

Значительный вклад в разработку истории арабских стран в османский период сделал выдающийся отечественный арабист НА. Иванов. Большую роль в формировании научных взглядов диссертанта сыграла его монография, посвященная османскому завоеванию арабских стран и становлению системы управления арабских вилайетов Османской империи, а также ряд статей, затрагивающих как конкретные аспекты истории Османского Египта, так и общие проблемы истории арабских стран под османским владычеством.

Значительных результатов в изучении социально-политических институтов Османского Египта достигла Ф.М. Ацамба. Ее работы охватывают разнообразную проблематику, связанную с системой административного управления, социальной структурой городского населения, социально-политическими и экономическими позициями 'улама и другими аспектами истории Османского Египта.

Исследование религиозной жизни Османского Египта получило продолжение в работах С.А. Кириллиной, в том числе в ее монографии «Исламские институты Османского Египта в XVIII - первой половине XIX в.», обобщающей научные результаты исследований этого автора по данной теме. Военные институты Египта османского периода весьма плодотворно изучает В.Е. Смирнов, а актуальной тематикой, касающейся этнического состава мамлюкской элиты, продуктивно занимается Т.Ю. Кобищанов.

Значительную ценность в свете проблематики настоящего исследования представляют работы представителей петербургской школы востоковедения - Е.И. Зеленева и его ученицы М.Ю. Илюшиной. В числе работ Е.И. Зеленева следует выделить монографию, посвященную сравнению военных, политических и судебных институтов Египта и Сирии. В кандидатской диссертации М.Ю. Илюшиной рассматриваются вопросы, связанные с формированием мамлюкского политического режима в Египте XVIII в.


13

Существенное влияние на научные взгляды диссертанта оказали работы М.С. Мейера. В его фундаментальной монографии, посвященной структурному кризису Османской империи в XVTII в., показаны изменения, происходившие в отношениях между имперским центром и провинциями, причем ситуация в Египетском пашалыке вполне соответствует этой общей картине.

В компаративном плане большое значение для настоящего исследования имеют работы И.М. Смилянской, Н.И. Прошина и М.Ф. Видясовой, содержащие комплексный анализ социально-политических институтов различных частей арабского мира в тот же период, который рассматривается в диссертации применительно к Египту.

Западная историография по трем векам истории Османского Египта обширна, имеющиеся монографии и статьи охватывают широкий круг проблем и отличаются разнообразием концептуальных подходов, присущих различным исследователям.

Наиболее ранние работы, в которых освещается политическая история Османского Египта, были написаны французскими учеными, которые после Восточного похода Бонапарта долгое время занимали лидирующие позиции в исследовании египетского общества. Среди трудов французских ученых следует выделить сочинения Жана Марселя и Анри Дегерена. Обе книги написаны на основе оригинальных арабских источников. К недостатку данных работ следует отнести в первую очередь европоцентристский подход их авторов к восточным реалиям.

Новая волна интереса западных исследователей к политической жизни Египта в османский период относится к 60-м годам XX в. В этот период усилиями таких выдающихся ориенталистов как Андре Рэймон, Стэнфорд Шоу и Питер Холт были введены в научный оборот материалы арабских летописных сводов и документы османских архивов, необходимые для характеристики социально-политических процессов в Османском Египте.

Основные научные интересы французского исследователя А. Рэймона лежат в области социально-экономической истории Османского Египта, а


14

также проблем арабского города османской эпохи. Вершиной творчества этого выдающегося ученого по праву считается работа, посвященная торгово-ремесленному населению Каира в XVIII веке.

Американский османист Ст. Шоу провел колоссальную работу по систематизации материалов османских архивов, результатом которой стала монография, содержащая подробную характеристику финансово-административной организации Османского Египта. Перу американского ос-маниста также принадлежат пространные комментарии к трем введенным им в научный оборот памятникам по истории Османского Египта, без которых в настоящее время не обходится ни одно серьезное исследование, затрагивающее военно-административную и фискальную систему Египетского пашалыка (имеются в виду уже упоминавшиеся выше сочинения Хусейна-эфенди и Джаззар-паши, а также бюджет Египетского пашалыка за 1596/97 г.).

Английский арабист П. Холт приобрел известность благодаря своим обобщающим работам по политической истории Ближнего Востока. Кроме того, существенный интерес в свете тематики настоящей диссертации представляют исследования П. Холта, посвященные политической истории Османского Египта и отдельным значимым персоналиям. Несмотря на то, что некоторые выводы П. Холта в настоящее время подвергаются пересмотру зарубежными и отечественными востоковедами, его работы продолжают оставаться важным подспорьем для исследователей, приступающий к освоению истории Египта в османский период.

Среди работ, посвященных египетской социально-политической истории, особое место занимает обобщающее исследование израильского ученого М. Винтера «Египетское общество при османском правлении, 1517-1798 гг.». В нем на широком фактическом материале автор рассматривает вопросы взаимодействия различных групп египетской политической элиты, городского, сельского населения и бедуинов. Необходимо отметить, что в монографии М. Винтера удачно сочетаются нарративный и проблемно-аналитический подходы к изложению истории Османского Египта.


15

Существенное значение в свете тематики диссертации имеют работы американского арабиста Д. Креселиуса, в которых рассматриваются выход на лидирующие позиции в мамлюкской элите Египта группировки ал-Каздаглиййа и политический режим, сложившийся в период правления 'Али-бея ал-Кабира и Мухаммад-бея Абу-з-Захаба.

Исторической судьбе группировки ал-Каздаглиййа также посвящена монография американской исследовательницы Дж. Хатавэй. В данной работе исследуется система отношений между «домами» и «группировками» внутри мамлюкского сообщества.

В сжатом виде свои взгляды на основные исторические процессы, происходившие в Османском Египте на протяжении XVI - XVIII вв. М. Винтер, Дж. Хатавэй и Д. Креселиус изложили в коллективной обзорной работе «Кембриджская история Египта».

Среди трудов, в которых раскрывается роль служителей ислама в египетском обществе, необходимо выделить работы датского ориенталиста Л. Бьёрнбоу и американской асследовательницы египетского происхождения Афаф Лутфи ас-Сеййид Марсо.

Следует также отметить сборник статей источниковедческого характера «Египет XVIII в.: арабские рукописные источники», который представляет собой расширенную публикацию выступлений западных и арабских исследователей на научной конференции, посвященной египетскому хроникальному наследию. В корпусе источников, освещаемых в этой работе, достойное место занимают хроники ал-Маллавани, Шалаби и ад-Дамирдаши.

На фоне отечественной и западной историографии становятся более заметными достижения арабских авторов по изучению Османского Египта. В первую очередь необходимо назвать работу египетской исследовательницы Лейлы 'Абд ал-Латиф Ахмад «Администрация Египта в османский период», а также серию публикаций профессора Американского университета в Каире Нелли Ханна, посвященную различным аспектам социально-политической жизни Османского Египта. Проблемам сосуществования и взаимодействия


16

османских и мамлюкских институтов в военно-политической системе Египетского пашалыка посвящена монография Юсуфа Мухаммада 'Ираки «Ос-манско-мамлюкское присутствие в Египте в XVTII - начале ХГХ в.». Труд египетского исследователя 'Абд ар-Рахима 'Абд ар-Рахмана 'Абд ар-Рахима «Египетская провинция в XVIII в.» посвящен системе провинциального управления и налогообложения Египта. Кроме того, заслуживает высокой оценки деятельность этого ученого по изданию и комментированию рукописных источников, благодаря которому увидели свет публикации хроник Шалаби, ад-Дамирдаши и ал-Маллавани. Наконец, ряд ценных сведений диссертант почерпнул из работы Самиры Фахми 'Али 'Умар, посвященной египетскому хаджу в османский период.

СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографического списка источников и литературы и терминологического словаря.

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, форму

лируются цели и задачи исследования, раскрывается научная новизна работы

и ее практическая значимость, определяются хронологические рамки, анали

зируется методологическая база исследования, дается обзор источников, по

казывается степень разработанности темы в отечественной и зарубежной

науке.                                                                                 t

В первой главе освещается система организации власти в Египетском пашалыке в XVI - первой половине XVTII вв. и рассматриваются основные сюжеты, связанные с бытованием политических институтов этой османской провинции. В главе описывается как система административного управления, так и военная организация Османского Египта. Особое внимание в ней уделяется рассмотрению трех основных политических сил, образовывавших своеобразный «треугольник власти»: османской администрации, мамлюкской элиты и верхушки оджаклы. Во вступительной части главы анализируется роль османских наместников, их полномочия и формы взаимодействия с ме-


17

стными политическими силами, описываются изменения, произошедшие в системе рекрутирования мамлюков по сравнению с периодом Мамлюкского султаната, приводится характеристика структуры военных формирований Османского Египта и их функций.

При анализе тематики, связанной с политической борьбой в Египте, диссертант следует хронологическому принципу. Не ставя перед собой задачу подробного изложения событийной истории, автор исследования отобрал наиболее репрезентативные явления, связанные с противостоянием на внутриполитической арене, анализ которых позволяет сделать выводы о степени вовлеченности в них различных социальных групп и политических группировок.

Рассматриваемый в диссертации период истории Османского Египта представляется возможным разделить на три фазы со следующими временными рамками: 1609 г. - середина XVII в. - 1711 г. - середина XVTII столетия.

Хронологические рамки первого выделенного нами временного отрезка определяются, с одной стороны, подавлением восстания расквартированных в Египте оджаков в 1609 г. и, с другой стороны, утратой группировкой ал-Фикариййа гегемонии в Египте в середине XVII в. В этот период присылаемый из Стамбула паша, будучи представителем султана, продолжал пользоваться значительным влиянием в провинции, однако в конфликтных ситуациях он не мог обойтись без помощи влиятельных союзников, принадлежавших к мамлюкской элите. В основном политическую жизнь Османского Египта первой половины XVII в. определяло противостояние двух важнейших мамлюкских группировок - ал-Касимиййи и ал-Фикариййи. По мнению автора, обе группировки не могут рассматриваться как объединения мамлюков по этническому принципу; скорее они формировались по патронажно-клиентальному принципу вокруг нескольких влиятельных мамлюкских беев. Нельзя также утверждать, что одна из группировок занимала проосманскую позицию, а другая, напротив, находилась в оппозиции. В конечном итоге, обе


18

они боролись за право делегировать своих лидеров на важнейшие посты в административной системе Египта. Османский наместник стремился к тому, чтобы ни одна из группировок не монополизировала власть в своих руках, так как это нарушило бы баланс политических сил в провинции и угрожало бы его авторитету. Ему приходилось регулярно вмешиваться в борьбу мам-люкских фракций с целью недопущения чрезмерного усиления одной из них.

В первой половине XVII в. наиболее влиятельной фигурой среди мам-люкских беев Египта стал Ридван-бей ал-Фикари. В течение примерно четверти века (до своей смерти в 1656 г.) он занимал пост амир ал-хаджа, успешно отражая попытки своих соперников из группировки ал-Касимиййа, а также османских наместников сместить его с этого поста. Вскоре после смерти Ридван-бея группировка ал-Фикариййа утратила свои лидирующие позиции, хотя продолжала играть существенную роль в политической жизни пашалыка. В то же время в составе группировки ал-Касимиййа не оказалось лидера, способного занять место Ридван-бея на внутриполитической арене Египта. В результате, хотя во второй половине XVII столетия мамлюкские беи продолжали занимать закрепленные за ними посты в администрации провинции, их позиции были существенно подорваны, а на первый план в политической жизни пашалыка вышла элита семи военных корпусов.

Основное содержание второго выделенного нами периода составляет борьба между янычарами и шестью другими оджаками, расквартированными в Египте. Во второй половине XVII - первой четверти XVIII в. для мамлюк-ских беев и для паши было принципиально важно заручиться поддержкой наиболее влиятельных оджаклы, чтобы успешно добиваться своих целей.

В конце XVII в. существенное влияние на возвышение янычарского оджака оказала деятельность видного военного лидера - баш одабаши6 Кучук Мухаммада. В 1692 г., выступая в союзе с главой группировки ал-Фикариййа

5 Амир ал-хадж - лицо, возглавлявшее караван паломников, ежегодно направлявшийся в Мекку для совершения хаджа.

Одабаши - офицерский чин в османских военных корпусах. Баш одабаши - более высокий чин, который условно можно перевести как «начальник над одабаши».


19

Ибрахим-беем, Кучук Мухаммад добился уничтожения, изгнания или исключения из списков янычар своих противников, а также установил контроль над положением дел в пашалыке в целом. После убийства Кучук Мухаммада в 1694 г. власть в янычарском оджаке захватили представители группировки ал-Каздаглиййа.

Между оджаками постоянно шла конкуренция за контроль над различными источниками доходов, которая к началу XVTII в. приобрела особенно острый характер. В результате конфликта между янычарами и шестью другими оджаками привилегии янычарского оджака были несколько ограничены, в частности, египетский монетный двор был выведен из-под их контроля.

Начало третьего периода определяется конфликтом 1711 г., в который были вовлечены все политические силы Османского Египта. Опираясь на свидетельства арабо-османских хроник, представляется возможным выдвинуть две различные гипотезы относительно того, кто сыграл решающую роль в развязывании конфликта. Согласно первой из них, его причиной могли стать противоречия между влиятельными группами внутри янычарского оджака, а, согласно второй, основное значение приобрела борьба за власть между мамлюкскими группировками ал-Фикариййа и ал-Касимиййа. Вооруженные столкновения на улицах Каира продолжались с апреля по июнь 1711 г. В итоге янычарский оджак и группировка ал-Фикариййа потерпели поражение, но и их противники понесли существенные потери. Необходимо также отметить, что османский наместник Халил-паша (1710-1711 гг.) был вынужден издавать фирманы в пользу альянса янычарского оджака и группировки ал-Фикариййа. После победы их противников из группировки ал-Касимиййа Халил-паша был смещен со своего поста, что отрицательно сказалось на авторитете османских властей.

В первой половине XVIII столетия во главе османской администрации Египта периодически оказывались достаточно энергичные наместники, которые пытались восстановить реальную власть и авторитет представителей османского султана в этом пашалыке.  В частности, Раджаб-паша (1720-1721


20

гг.) открыто заявил о намерениях навести порядок в Египте, но его действия потерпели фиаско, а сам он был смещен со своего поста. Во многом это было обусловлено тем, что паша не имел за собой реальной военной силы, опираясь на которую он смог бы достичь своих целей, и был вынужден действовать путем подкупа, заключения альянсов с отдельными представителями или группировками египетской политической элиты и т.д. Османские власти надеялись, что взаимное ослабление мамлюкских группировок ал-Касимиййа и ал-Фикариййа позволит им вернуть действенный контроль над пашалыком, однако они недооценили устойчивость мамлюкского режима, который был достаточно прочен, несмотря на смену лидеров и даже целых группировок, находившихся у власти.

В 20-е годы XVIII в. наибольшим влиянием в египетской политической элите обладал Мухаммад-бей Черкес, принявший деятельное участие в отстранении от власти Раджаб-паши. По мнению нескольких ведущих исследователей Османского Египта, он стал первым мамлюкским беем, носившим титул шайх ал-балада . Появление этого титула означало формальное признание за одним из мамлюкских лидеров исключительного права яариасу*. Обязанности и права шайх ал-балада не были официально регламентированы, благодаря чему он оказывался вне рамок административной структуры Египта, то есть формально не подчинялся паше.

В целом, в 20-е и 30-е годы XVIII столетия никому из мамлюкских беев не удавалось надолго узурпировать власть в Египте, что привело к крайней нестабильности внутриполитической обстановки. Ситуация изменилась после прихода к власти Ибрахим-катходы, опиравшегося на янычарский корпус и возглавлявшего мамлюкский «дом» ал-Каздаглиййа. Его соправителем стал Ридван-катхода из корпуса 'азабов. Следует отметить, что роли в правящем

Шайх ал-балад - глава мамлюкской иерархии Османского Египта 8 Термин «риаса» можно трактовать как «лидерство» в мамлюкской среде, закреплявшееся за одним или несколькими беями


21 дуумвирате были распределены весьма четко: Ридван-катхода был фактически «молчаливым партнером» Ибрахима.

К моменту смерти Ибрахим-катходы (1754 г.) группировка ал-Каздаглиййа захватила доминирующие позиции в египетской политической элите. С этого момента борьба за власть в Египте стала носить характер столкновения между мамлюкскими беями этой группировки. В итоге баланс политических сил в Египте был нарушен, и до конца XVTII столетия там установился специфический режим правления, при котором ведущую роль стали играть беи из мамлюкской группировки ал-Каздаглиййа. Оджаки были поставлены под их контроль, а влияние центральных османских властей на ситуацию в пашалыке стало весьма ограниченным.

Вторая глава диссертации посвящена экономической жизни Османского Египта. В ней анализируются проблемы, связанные с внутренней и внешней торговлей, налогообложением, операциями с вакфами и денежной системой, обобщаются данные, полученные путем анализа как соответствующих материалов арабо-османских летописей, так и сведений европейских путешественников.

Арабоязычные хронисты обращали пристальное внимание на вопросы, связанные с внутренней торговлей и рыночными ценами. По их свидетельству, цены обычно начинали подниматься в случае низкого уровня разлива Нила, который в большинстве случаев приводил к неурожаю. В то же время рынок отвечал подъемом цен на политические события, которые несли в себе опасность кризиса. Когда же в Каире вспыхивали военные столкновения между группировками политической элиты, торговля зачастую прекращалась полностью. Следует отметить, что, опираясь на сведения хроник, достаточно трудно составить представление об обычном уровне цен, так как почти всегда отмечаются факты, связанные с их завышением. Рынок египетских продовольственных товаров был весьма нестабилен, он сильно зависел от различного рода спекуляций, а репрессии со стороны власть имущих не приводили к созданию механизмов, реально регулирующих рыночные операции. В


22

конечном счете эти меры предпринимались лишь с целью предотвращения массового возмущения населения, поскольку от дороговизны и товарного дефицита страдала в основном наименее зажиточные горожане.

В отличие от внутренней египетской торговли, сведения о которой в основном содержатся в арабо-османских хрониках, торговля между Египтом и Европой может быть достаточно подробно освещена на основе сообщений европейских путешественников. По их данным, внешняя торговля Египта во второй половине XVII в. строилась главным образом на обмене сырьевыми продуктами, а не готовыми изделиями. Исключение в этом отношении составляла продукция текстильной промышленности. По сведениям Ванслеба, Египет вывозил как сырье для изготовления тканей, так и сами ткани, а ввозил готовую материю более высокого качества. Кроме того, он импортировал из Европы различные металлы, а не готовые металлические изделия.

Следует отметить, что в большинстве произведений европейских путешественников не проводится четкой границы между товарами, поставляемыми в Европу непосредственно из Египта, и теми, которые поставлялись в Европу через Египет транзитом из других восточных стран. В первую очередь, это относится к кофе и благовониям из Йемена и Индии. За счет этой торговли Египет получал существенные доходы в виде торговых пошлин. Практически все таможни Египта имели статус откупо&(илтизамов), и доходы от них доставались в основном представителям военно-политической элиты Египта.

В арабо-османских хрониках несколько раз упоминаются попытки центрального правительства Османской империи помешать иностранным купцам захватить в свои руки торговлю кофе и зерном. Пшеницу европейцы скупали крупными партиями в Верхнем Египте для последующей перепродажи на внутреннем рынке Египта, а кофе являлся важнейшей статьей транзитной торговли Египта. Европейцы пытались закупать его напрямую в порту Суэца, не прибегая к помощи египетских посредников и уплачивая минимальное количество пошлин, в то время как египетские власти были заинте-


23

ресованы в том, чтобы европейские купцы приобретали кофе в Александрии по гораздо более высокой цене. Об этом свидетельствуют, как отмечают хронисты, неоднократно направлявшиеся в Египет султанские эдикты - хатт-и тарифы, предписывавшие запрет продажи кофе и зерна иностранцам.

В исследуемых источниках значительное внимание уделяется системе денежного обращения Османского Египта. Помимо монет Османской империи на территории вилайета имели хождение золотые и серебряные монеты ряда европейских стран, которые обменивались на местные денежные знаки по свободному курсу и часто принимались к оплате по весу.

Колебания денежного курса были, в частности, связаны с постепенным обесценением основной монеты Османской империи - пара. Формально выпуск монеты в пашалыке контролировался из Стамбула, и египетский пара должен был по весу и содержанию серебра соответствовать пара, который имел хождение по всей империи. В действительности, поскольку монета чеканилась главным образом на каирском монетном дворе, местные власти могли по своему усмотрению портить монету путем снижения ее веса или добавления в нее меди. Центральные власти Османской империи пытались бороться с этой практикой, но совершенно безуспешно. Одни хатт-и тарифы игнорировались, другие при вступлении в силу вызывали массовое недовольство населения и кризис на местном рынке.

В частности, в 1716 г. каирское население сорвало попытку ввести в обращение медные деньги, справедливо усматривая в этом угрозу своим интересам, поскольку, во-первых, это неминуемо вызвало бы рост цен, и, во-вторых, свободный обмен медных денег на серебряные и золотые в условиях того времени был невозможен. Люди прекрасно это понимали и предпочитали мириться с порчей серебряной монеты, которую можно было обменять по весу.

В центре внимания третьей главы диссертации находятся взаимоотношения между 'упама и представителями военно-политической элиты Египетского пашалыка.


24

Духовные лица не составляли в элите Османского Египта какой-либо единой обособленной группы, которая могла бы выступать единым фронтом. Многие 'улама были связаны с различными группировками в мамлюкской среде, администрации Египта и военных корпусах и выступали на их стороне в различных политических конфликтах, хотя эти союзы были достаточно непрочными. Подтверждением этого факта служат события конфликта 1711 г., в котором столкнулись янычарский оджак и мамлюкская группировка ал-Фикариййа, с одной стороны, и остальные шесть оджаков и группировка ал-Касимиййа - с другой. В ходе этого кризиса одна группа 'улама выдала фет-ву в поддержку правоты янычар и их союзников, а другая - в пользу их противников.

Важным аспектом политической жизни Египта в конце XVII - первой половине XVIII в. было стремление османской администрации сохранить свое влияние на дела управления. В этой ситуации, как свидетельствуют исследуемые источники, египетские 'улама также не остались в стороне. Наиболее рельефно их роль в политической жизни пашалыка отражена в 'алим-ских летописях, в том числе в хрониках Йусуфа ал-Маллавани и Ахмада Ша-лаби. Согласно их данным, духовные лица не принимали безоговорочно сторону османской администрации или, наоборот, какой-либо из египетских политических группировок. Как и в случае других политических коллизий, 'улама руководствовались своими корпоративными соображениями, интересами населения Египта и принципами исламской законности и справедливости, как они сами их понимали. Один из известных эпизодов такого рода связан с участием 'улама в свержении османского наместника Раджаб-паши. Влиятельные духовные лица Египта пришли к согласному мнению, что деятельность Раджаб-паши на посту наместника угрожает их интересам, и не препятствовали мамлюкам и оджаклы разрешить конфликт силой.

Следует отметить, что не только 'улама приходилось участвовать в политических событиях, но и, наоборот, представители военной элиты Египта вмешивались в дела 'алимского сообщества. Мамлюкские беи, влиятельные


25

оджаклы и представители османской администрации стремились заручиться поддержкой «духовного сословия». Для достижения этой цели они пытались оказывать влияние на избрание ведущих лиц духовной «иерархии» Египта -шайх ал-Азхара' и накибал-ашрафа10.

Высокое положение шайх ал-Азхара определялось не только его административными полномочиями, но и управлением существенными источниками дохода от наиболее значительных и прибыльных египетских вакфов. За пост шайх ал-Азхара в 'алимской среде разворачивалась нешуточная борьба, которая, однако, обычно носила закулисный характер и редко находила отражение в хрониках. Тем не менее, об одном из случаев египетские хронисты повествуют весьма подробно, что связано с исключительными обстоятельствами, которые сопровождали смену власти в ал-Азхаре в 1709 г. После кончины шайх ал-Азхара Мухаммада ан-Нашрати на этот пост претендовали Ахмад ан-Нафрави и 'Абд ал-Баки ал-Каллини. Конфликт между их сторонниками принял характер вооруженных столкновений, и лишь вмешательство властей привело к восстановлению порядка. Этот эпизод может создать совершенно неверное представление о том, что в 'алимской среде силовые методы в борьбе за лидирующие позиции использовались так же часто, как и в османско-мамлюкской военно-политической элите Египта. Напротив, данный случай описывается в хрониках именно в силу своей исключительности. В более спокойной ситуации назначение шайх ал-Азхара происходило автоматически, хотя правящая верхушка Османского Египта могла и в таких условиях не допустить появления у руля ал-Азхара неугодного им 'алима. В любом случае существовала возможность интерпретировать вмешательство властей как отвечающее интересам самих 'улама, поскольку в их среде всегда находилась группа, которая могла выступить против кандидатуры, не устраивающей военно-политическую элиту.

Шайх ал-Азхар - ректор крупнейшего высшего мусульманского учебного заведения Египта Накибал-ашраф - глава корпорации потомков пророка Мухаммада - тарифов.


26

В рамках этой главы также рассматривается борьба за пост главы корпорации тарифов Египта. В первой половине XVIII в. часть тарифов Египта активно боролась за право выдвигать накиб ал-ашрафа из своей среды. В итоге эта борьба увенчалась успехом, и во второй половине XVIII в. глава корпорации тарифов превратился из османского чиновника - назначенца Стамбула - во второе лицо неформальной духовной иерархии Египта.

В четвертой главе диссертации рассматриваются вопросы, связанные с организацией мусульманского паломничества из Египта в священные города Хиджаза - Мекку и Медину, а также с функционированием системы обеспечения населения этих религиозных центров всем необходимым. Еще с эпохи фатимидских халифов властители Египта оказывали покровительство Хиджазу, и османские султаны после ликвидации Мамлюкского султаната унаследовали эти почетные обязанности. В XVI в. контроль за организацией паломничества возлагался по преимуществу на наместников Египта, но вскоре эти полномочия были делегированы амир ал-хаджу, который назначался в XVII - XVIII вв. из числа наиболее влиятельных мамлюкских беев. В его распоряжении находились значительные финансовые средства и внушительный воинский контингент, поэтому за право замещать эту должность шла постоянная борьба внутри мамлюкской элиты пашалыка. Кроме того, амир ал-хадж контролировал распределение доходов от вакфов, предназначенных для снабжения населения Мекки и Медины продовольствием и предметами первой необходимости. В 1691 г. произошло важное изменение в управлении данными вакфами: контроль над ними перешел от элиты оджаков к мамлюк-ским беям.

Эффективность мероприятий, контроль над которыми был возложен на амир ал-хаджа, напрямую зависела от его честности. Значительные денежные суммы предназначались для оплаты услуг бедуинов, которые служили при караване паломников проводниками и предоставляли вьючных животных. Нецелевое использование средств, находившихся в распоряжении главы каравана паломников, часто приводило к нападениям бедуинов, которые таким


27

образом стремились возместить недополученное ими вознаграждение, а также к нарушениям в снабжении священных городов. Скорее всего, именно злоупотребления в системе управления вакфами, учрежденными в пользу святых мест Аравии, стали одной из основных причин появления задолженности Египта Хиджазу, которая на протяжении XVIII в. непрерывно возрастала.

Значение мусульманского паломничества не ограничивалось религиозными и политическими аспектами. Хадж играл существенную роль в торговых операциях между странами мусульманского мира. Вместе с паломническим караваном следовали купцы, которые, наряду с исполнением обрядов хаджа, совершали в Хиджазе коммерческие операции и затем возвращались в Египет. Кроме того, мусульманское паломничество служило важным средством укрепления культурных связей между различными регионами мусульманского мира и повышения престижа османских падишахов.

В заключении подводятся итоги исследования и излагаются основные выводы, сделанные в процессе работы над диссертацией.

Стабильность политической системы Египта в османский период в значительной степени зависела от состояния «треугольника власти», состоявшего из паши и его администрации, верхушки оджаков и мамлюкских беев. В рассматриваемый период происходило постепенное разрушение этой системы в силу ряда факторов. Основным из них стало сращивание мамлюкской элиты и верхушки оджаков, что привело к нарушению баланса сил и уменьшению влияния османской администрации, которая уже не могла эффективно играть на противоречиях между различными группами египетской политической элиты. Особенно рельефно это проявилось в конце первой половины XVIII в., когда на политической арене Египта выдвинулась новая сила в лице «дома» ал-Каздаглиййа. Его глава Ибрахим-катхода пришел к власти как представитель верхушки оджаков, но реализовывал свое влияние теми же методами, какими пользовались мамлюкские беи, прежде всего через покуп-


28

ку и продвижение по служилой лестнице своих мамлюков, что позволило ему контролировать сразу две вершины «властного треугольника».

Еще одним фактором ослабления османской администрации Египта стала низкая эффективность ее экономической политики. Попытки контролировать ситуацию на рынке продовольственных товаров, от цен на которые в конечном счете зависело сохранение спокойствия в общественной жизни пашалыка, не давали результата, так как носили характер временных чрезвычайных мер. Кроме того османские власти пытались произвести реформу денежного обращения, связанную с введением медных денег, но потерпели фиаско, поскольку реформа противоречила интересам египетского населения.

Наконец, османский наместник не пользовался достаточно прочной поддержкой со стороны египетских 'упама, которые предпочитали ориентироваться на мамлюкских беев, от которых в большей степени, чем от османской администрации, зависели их безопасность и материальное благополучие.

В результате действия перечисленных факторов баланс политических сил в Египте был нарушен, и до конца XVTII столетия там установился специфический режим правления, при котором ведущую роль стали играть беи из мамлюкской группировки ал-Каздаглиййа. Они сосредоточили в своих руках политическую власть, эксплуатировали важнейшие источники дохода в пашалыке, а также пользовались поддержкой (во многом вынужденной) египетских 'упама и установили контроль над хаджем.

Однако следует отметить, что узурпация власти представителями одного мамлюкского «дома» не привела к стабилизации политической системы Османского Египта. После прихода ал-Каздаглиййи к власти политическая борьба в пашалыке приобрела характер столкновений между мамлюкскими беями этой группировки. Получив неограниченный доступ к экономическим ресурсам Египта, мамлюкские беи использовали их в своих личных интересах, мало заботясь о нуждах местного населения. Одним из деструктивных


29

последствий  господства лидеров  группировки  ал-Каздаглиййа стал кризис системы египетского хаджа, который достиг своего апогея в конце XVTII в.

Изменения, затронувшие социально-политические институты в XVII -первой половине XVTII в., определили их дальнейшую эволюцию во второй половине XVTII столетия и привели к глубокому кризису, который затронул практически все сферы жизни египетского общества. Неудачный для мамлюков исход военного противостояния с французской армией в период экспедиции Бонапарта (1798-1801 гг.) рельефно показал слабость существовавшей политической системы, которая была окончательно разрушена вскоре после ухода французов.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

  1. Куделин А.А. Египетский караван хаджа на рубеже XVII - XVIII вв. // Вестник МГУ. Сер. 13. Востоковедение. 2007. № 4. С. 59-76.
  2. Куделин А.А. Организация власти в Османском Египте: механизм взаимодействия внутри треугольника власти «мамлюки - оджаки - османская администрация» (XVI - середина XVIII в.) // Вестник МГУ. Сер. 13. Востоковедение. 2009. № 2. С. 21-37.
  3. Куделин А.А. Борьба за власть в османском Египте начала XVTII в. в отражении арабо-османских хроник // Восхваление: Исааку Моисеевичу Фильштинскому посвящается... /Отв. ред. М.С. Мейер. М.: Ключ-С, 2008. С. 214-233.
  4. Куделин АА Взаимодействие центра и периферии. Порта и египетский пашалык (XVT - XVTII вв.) // Взаимодействие мировых цивилизаций: история и современность: Сборник статей участников IX Московской научной конференции. Москва, РУДН, 23 мая 2008 г. М., РУДН, 2008. С. 110-128.
  5. Куделин А.А. Новооткрытые нарративные источники по истории Египта в русле арабо-османской хроникальной традиции XVTII в. // Ломоносовские чтения. Востоковедение: науч. конф., апр. 2008 г.: тез. докл. /

30

Отв. редакторы М.С. Мейер, Л.В. Гевелинг. М.: Гуманитарий, 2008. С. 56-58.

  1. Куделин АА Подход европейских путешественников XVII- XVTII веков к описанию стран Ближнего Востока // Цивилизация, государство и общество Евразии: вчера, сегодня, завтра: Сборник статей участников Международной научно-практической конференции. Москва, РУДН, 11-12 ноября 2008 г. М.: РУДН, 2009. С. 143-153.
  2. Куделин АА Политические процессы в Османском Египте XVTI -XVTII века в освещении отечественной и зарубежной историографии // Ломоносовские чтения. Востоковедение: тезисы докладов науч. конф. (М., 16 апреля, 2009 г.) / Отв. ред. М.С. Мейер, Л.В. Гевелинг. М.: Ключ-С,2009. С.  101-103.
  3. Куделин АА Социально-политический облик улама Египта XVTI -первой половины XVIII в. // Мир ислама: история, общество, культура: Тезисы докладов II Международной конференции. 28-30 октября 2010 г. М.: РУДН, 2010.

\


Формат 60x90/16. Заказ 961. Тираж 100 экз.

Печать офсетная. Бумага для множительных аппаратов.

Отпечатано в ООО "ФЭД+", Москва, ул. Кедрова, д. 15, тел. 774-26-96

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.