WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Жанровый и стилевой аспекты духовной музыки Н.С.Голованова

Автореферат докторской диссертации

 

На правах рукописи

 

Полторухин Андрей Сергеевич

 

 

Жанровый и стилевой аспекты

духовной музыки Н. С. Голованова

 

 

 

Специальность 17.00.02 - Музыкальное искусство

 

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата искусствоведения

 

Ростов?на?Дону – 2012


Работа выполнена на кафедре хорового дирижирования

Академии хорового искусства имени В. С. Попова

 

Научный руководитель:    кандидат искусствоведения

Ковалёв Андрей Борисович

Официальные оппоненты: Рудиченко Татьяна Семёновна

доктор искусствоведения,

профессор кафедры истории музыки

Ростовской государственной консерватории

(академии) им. С. В. Рахманинова

Захарова Ольга Ивановна

кандидат искусствоведения,

ведущий научный сотрудник

Всероссийского музейного объединения

музыкальной культуры им. М. И. Глинки

 

Ведущая организация:       Государственный музыкально-педагогический

институт им. М. М. Ипполитова?Иванова

Защита состоится « 16 » марта 2012 года в 12 часов на заседании

диссертационного совета Д 210.016.01 Ростовской государственной

консерватории (академии) им. С. В. Рахманинова по адресу:

344002, г. Ростов-на-Дону, пр. Будённовский, 23

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ростовской

государственной консерватории (академии) им. С. В. Рахманинова.

Автореферат разослан  «  14  »  февраля  2012 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета                                                                И. П. Дабаева


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Николай Семёнович Голованов (1891–1953) является одной из наиболее значительных фигур в истории отечественной музыкальной культуры первой половины XX в.  Не будет преувеличением сказать, что и по сей день каждому образованному человеку старшего поколения имя Голованова знакомо: большинство помнит его как главного дирижёра Большого театра

и руководителя оркестра Всесоюзного радио. Известен он и своим пианистическим дарованием, нашедшим выражение в творческом сотрудничестве с Антониной Васильевной Неждановой. В исполнении их дуэта звучали вокальные произведения русских и зарубежных авторов, а также романсы, написанные Головановым для своей супруги. Эти сочинения, наряду с более масштабными вокально-симфоническими опусами открыли публике его композиторский

талант.

Из всего перечисленного складывается, казалось бы, вполне законченный портрет Музыканта. Между тем, есть ещё одна, очень важная сторона его

многогранного таланта, не только дополняющая характеристику художественных интересов Голованова, но и являющаяся неотъемлемой составляющей его творческой личности. Речь идёт о духовно-музыкальных сочинениях Николая Семёновича для хора a cappella. Данная область его деятельности по известнымпричинам не освещалась в советский период, хотя некоторые произведения, написанные до Октябрьскойреволюции и опубликованные издательством

Юргенсона, хранились в отечественных библиотеках и частных архивах.

О произведениях, появившихся в послереволюционный период, и вовсе

не было известно никому, за исключением самых близких композитору людей. И только в 1990 г. статья А. Тевосяна, опубликованная в журнале «Музыкальная жизнь» и познакомившая читателей с неизвестной до той поры сферой творчества великого музыканта, позволила восполнить пробелы в перечне творческого наследия Голованова, по-новому осознать масштаб его личности

и переосмыслить место композитора в развитии отечественной музыкальной культуры, поставив его в один ряд с мастерами духовной хоровой музыки

рубежа XIX–XX вв.

Духовная музыка для хора a cappella на богослужебные тексты была,

пожалуй, одним из самых родных жанров для Голованова, чья музыкантская

и личностная индивидуальность сформировалась в Синодальном училище — учебном заведении, готовившем регентов и певцов церковного хора. Поэтому

в зрелом возрасте именно в хоровых произведениях на богослужебные тексты композитор изливал свои сокровенные чувства и переживания со всей искренностью и яркой эмоциональностью, присущей его характеру. Трудно сказать, надеялся ли автор на публичное исполнение этих сочинений. К счастью, вследствие коренного перелома в отношении к духовной музыке, произошедшего

в отечественной культуре в 1980?е гг. и связанного с подготовкой к праздно­ванию 1000-летия Крещения Руси, духовное хоровое творчество Голованова,

наряду с произведениями многих других композиторов, было выведено из забвения. Этому немало способствовала публикация всех послереволюционных духовных хоровых сочинений Николая Семёновича, осуществлённая в 2004 г. издательством «Живоносный источник». На протяжении последних лет произведения Голованова неоднократно исполнялись различными хоровыми коллективами, однако программа, целиком составленная из духовных песнопений

Николая Семёновича, прозвучала пока что лишь однажды .

Как известно, убедительность исполнительской трактовки вряд ли возможна без соответствующей теоретической подготовки музыкантов, их осведомлённости и компетентности в вопросах, связанных с творчеством исполняемого автора. Воплощение музыкальных произведений, написанных на богослужебные тексты, и тем самым имеющих непосредственное или опосредованное литургическое предназначение, тем более требует, наряду с изучением творчества композитора, глубинной разработки жанровой специфики и особенностей стиля этих произведений. Необходимостью создать научно?теоретиче­скую базу для успешной концертно?практической деятельности хоровых коллективов, возрождающих к жизни духовно?музыкальное наследие Голованова, определяется

Актуальность темы настоящего исследования.

Об актуальности данной темы свидетельствуети живой интерес многих виднейших современных музыковедов к изучению русской духовной музыки. Понимание чрезвычайной значимости этого огромного и богатейшего пласта национальной культуры становится поводом для появления всё новых изданий, посвящённых различным этапам развития церковно-певческой культуры и становления авторского духовно-музыкального творчества: от знаменного пения средневековой Руси — до претворения многовековых традиций в разнообразнейшей по своему жанровому составу (духовные концерты, литургийные циклы, отдельные песнопения и произведения паралитургических жанров) музыке авторов последней четверти XX – начала XXI в.  В частности, значительное внимание уделяется исследованию традиций Нового направления рубежа XIX–XX вв. и подробному изучению композиторского наследия отдельных его представителей, творчество которых оказало заметное влияние на сочинения литургической тематики авторов конца XX – начала XXI в.  В этой связи духовно-музыкальное творчество Голованова как одного из последних представителей Нового направления заслуживает самого пристального внимания со стороны исследователей.

Несмотря на всё возрастающий интерес к духовным сочинениям Голованова в исполнительской среде, степень разработанности данной темы

в научной литературе до сих пор остаётся весьма незначительной. Первые

упоминания — завуалированные и беглые — духовных сочинений Николая Семёновича впервые появились в сборниках воспоминаний и писем, первый

из которых был озаглавлен именем Голованова (1982) , а второй — посвящён памяти Н. Данилина (1987) : в обоих случаях лишь фиксировался сам факт

существования этих произведений, без указания названий, дат написания

и точного количества. В 1990 г. А. Тевосян впервые представил широкому вниманию духовно?музыкальное хоровое творчество Голованова; однако его статья содержала лишь упоминания общего характера о произведениях до- и после­революционного периода . А опубликованный им два года спустя в сборнике «Наследие: Музыкальные собрания — II» список духовных сочинений Николая Семёновича впоследствии оказался требующим дополнения и уточнения . Обобщённые сведения о его духовных хоровых произведениях содержатся

в статьях М. Рахмановой, посвящённых изучению Нового направления в целом и творчества Голованова в частности, а также в работах Н. Гуляницкой

и О. Захаровой, дающих обзорную характеристику его авторского духовно-музыкального наследия . Выборочный теоретико?хороведческий анализ духовных песнопений осуществляется в дипломной работе А. Сорокиной, посвящённой хоровому творчеству Голованова .

Остальные литературные источники почти не дают точных сведений

о данной сфере творчества Голованова. Так, в сборнике писем и воспоминаний, куда наряду с другими материалами вошли и воспоминания самого Николая Семёновича, основное внимание уделяется его дирижёрской деятельности .

Гораздо более ценными представляются биографические сведения, содержащиеся в этих книгах и позволившие составить полный и детальный портрет

великого музыканта, понять психологические особенности его личности, узнать некоторые обстоятельства, формировавшие его творческую индивидуальность и сопутствовавшие созданию тех или иных произведений. В этом смысле большую помощь в работе оказали также публикации его коллег, современников и последователей, сообщивших интересные детали его творческой жизни, которые дают представление о жизненных ориентирах и художественных идеалах Голованова . Характеристику творческой личности Музыканта удачно

дополняют записки самого Николая Семёновича, сделанные им в годы ученичества, а также воспоминания «синодала» А. Смирнова, опубликованные в первом томе издания «Русская духовная музыка в документах и материалах» .

Достаточно подробный и достоверный портрет Мастера создан в моно­графии Г. Прибегиной, где автор последовательно раскрывает творческое становление и показывает различные стороны творческой деятельности выдающегося музыканта?универсала. Однако данная работа написана с официальной

для своего времени позиции соцреализма, вследствие чего всё внимание автора сосредотачивается на светской художественной деятельности Голованова,

тогда как его духовно?музыкальное творчество лишь единожды упоминается

в ней как «ряд духовных произведений» .

Недостающими штрихами к портрету стали важные сведения о его духовной жизни, приведённые О. Захаровой в предисловии к изданию духовных

сочинений Голованова, «„эскиз“ творческих устремлений композитора», предложенный Н. Гуляницкой в качестве обзора нотного содержания того же сборника , а также биографические сведения, сообщаемые М. Рахмановой .

Вопросы, косвенно связанные с фигурой Голованова и относящиеся к затрагиваемой в диссертации теме истории возникновения и становления авторского духовно-музыкального сочинения, освещаются в работах Т. Владышев­ской, И. Гарднера, Н. Герасимовой?Персидской, Н. Заболотной, А. Ковалёва, А. Лебедевой?Емелиной, Н. Плотниковой, М. Рахмановой, О. Урванцевой и др.  Объёмные исторические и теоретические исследования отечественных учёных в области развития русской духовно-музыкальной культуры содержатся в сериях сборников «Русская духовная музыка в документах и материалах», «История русской музыки», «Труды Московской регентско?певческой семинарии».Кроме того, обширную информацию по общим вопросам отечественной духовной

музыки второй половины XIX – первой четверти XX в. можно найти в трудах И. Гарднера, Н. Гуляницкой, Е. Гущиной, И. Дабаевой, О. Захаровой, С. Звере­вой, А. Кандинского, Ю. Келдыша, Е. Левашёва, Л. Малацай, А. Наумова, Ю. Паисова, Н. В. и Н. П. Парфентьевых, Н. Плотниковой, В. Протопопова, М. Рахмановой, А. Тевосяна и др.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нёмвпервые предпринята попытка целостного охвата духовно-музыкального наследия Голованова, с одной стороны, в тесной взаимосвязи с его исполнительской деятельностью регента, пианиста, симфонического дирижёра, музыкального руководителя оперных спектаклей Большого театра СССР; с другой — с учётом жанровой специфики и стилевых особенностей авторского духовно?музыкального произведения, расцвет которого наступил в творчестве композиторов Нового направления на рубеже XIX–XX вв.  Комплексный подход к изучению темы позволяет определить характерные черты авторского воплощения богослужебных текстов, проследить особенности взаимодействия церковного канона и свободного

композиторского творчества.

Основные акценты в работе сделаны на выявлении элементов индивидуального композиторского стиля, сложившегося ещё в ранних, студенческих опусах и в последние два десятилетия жизни Голованова замкнувшегося

в определённом круге музыкально?выразительных приёмов; на жанровой

систематизации рассматриваемых песнопений.

В круг исследования вошли не только сочинения, представленные в современных нотных изданиях и доступные широкому кругу музыковедов, исполнителей и слушателей, но и произведения, опубликованные в 1918 г., хранящиеся лишь в библиотечных, музейных и частных архивах и потому мало известные

и весьма редко исполняемые.

Объектом исследования стало духовно-музыкальное наследие Николая Семёновича Голованова. Предметом подробного изучения являются черты

индивидуального композиторского стиля, рассматриваемые в неразрывной взаимосвязи с традициями авторского духовно-музыкального сочинения; особенности взаимопроникновения и двустороннего влияния церковного канона

и композиторского творчества; признаки жанровой ориентации и тяготения

к концертному или богослужебному исполнению.

Материалом для работы послужили духовно-музыкальные сочинения

Голованова для различных хоровых составов, созданные им на протяжении всей жизни. В диссертации рассматриваются шесть песнопений для мужского хора (op. 1) и все песнопения для смешанного хора, составившие opp. 3, 5, 9, 36, 37, 38 и 39 (всего — пятьдесят восемь произведений, в том числе сочинения

для хора с солистами).

Цель исследования — представить широкую панораму духовного хорового творчества Голованова и проследить особенности индивидуального композиторского стиля с учётом жанровой специфики рассматриваемых произведений в свете их практической направленности в контексте исторического развития авторского духовно-музыкального сочинения. Достижение поставленной цели предполагает решение ряда исследовательских задач, в частности:

  • проследить историю становления авторского духовно-музыкального сочинения вплоть до высшей точки его развития в творчестве композиторов Нового направления;
  • определить характерные признаки жанрово?стилевой ориентации духовно?музыкальных сочинений на богослужебное или концертное исполнение и выстроить их жанровую классификацию;
  • представить многогранную творческую личность Н. Голованова

    в процессе её формирования, прослеживая неразрывную связь духов­ного мира композитора с художественными принципами крупнейших пред­ставителей Синодальной школы;

  • выявить в ходе детального анализа черты композиторской эстетики, признаки индивидуального авторского стиля и характерные особенности взаимоотношения богослужебного канона и свободного творчества в произведениях Голованова в свете его оперно?симфониче­ской дирижёрской деятельности и в контексте традиций отечественной духовной хоровой музыки рубежа XIX–XX вв.

Методология исследования опирается на традиции отечественного музыкознания и определяется спецификой духовно-музыкальных хоровых жанров,

в частности, взаимопроникновением богослужебного канона и композитор­ского творчества. Аналитический разбор жанровой ориентации произведений Голованова отчасти опирается на жанровую систему, предложенную в книге Н. Гуляницкой «Поэтика музыкальной композиции» , а также на теоретические разработки Е. Назайкинского, А. Сохора, В. Холоповой .

Метод целостного анализа позволил проследить взаимосвязь между авторским прочтением богослужебных текстов и их музыкально-жанровым воплощением, выявить особенности индивидуального композиторского стиля и вклю­чить духовно-музыкальное творчество Голованова в контекст художественных традиций Нового направления. Соотнесение авторской музыкальной стилистики рассматриваемых произведений с творчеством композиторов?современников Голованова (А. Кастальского, С. Рахманинова, А. Гречанинова и др.) осуществляется с применением метода сравнительного анализа. С целью проследить

пути развития русской духовной музыки на протяжении нескольких веков были использованы элементы исторического анализа. Специфика изучаемого материала, подразумевающая важнейшее значение вокально-тембровых и фактурных приёмов в реализации художественного замысла, потребовала также привлечения элементов хороведческого анализа.

Практическая значимость проведённого исследования заключается в том, что его материалы могут быть использованы в курсах «История музыки»,

«История хорового исполнительства», «Теория богослужебного пения», «Хоровая литература», «Хороведение», а также на практических занятиях по предметам «Чтение хоровых партитур» и «Дирижирование». Содержащиеся в диссертации научные разработки могут привлекаться в работе исполнителями, педагогами и студентами музыкальных учебных заведений при подготовке концертных программ, курсовых работ и рефератов по специальности «Хоровое дирижирование», а также лекторами, музыковедами и журналистами, изучающими и освещающими вопросы развития отечественной духовно-певческой культуры, хорового композиторского творчества и исполнительства.

Апробация работы. Диссертация выполнена на кафедре хорового дирижирования Академии хорового искусства имени В. С. Попова. Материалы

исследования послужили основой для докладов на научных конференциях: «Академия хорового искусства: от училища к ВУЗу» (Москва, апрель 2004 г.), «Из наследия композиторов XX века» (Союз московских композиторов, май 2006 г.), VII Международный научно-теоретический симпозиум «С. Рахманинов: на переломе столетий» (Харьков, апрель 2010 г.). Работа обсуждалась на заседании кафедры хорового дирижирования АХИ им. В. С. Попова и была рекомендована к защите. Основные положения изложены в статьях, опубликованных в научных изданиях, в том числе в журнале, рекомендованном ВАК.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, библиографии (157 наименований) и приложения, содержащего нотные примеры.

Положения, выносимые на защиту.

  • Духовное творчество Н. Голованова содержит три жанровых разновидности: гармонизация мелодии церковного обихода, авторское переосмыс­ление церковного песнопения, свободное авторское сочинение. Данная классификация обусловлена спецификой духовно?музыкального сочинения, связанной с особенностями авторского преломления богослужебного канона, эволюцией творчества композитора с постепенным отходом от церковной традиции в сторону концертности.
  • Стилевая основа хоровых сочинений Голованова на богослужебные тексты включает в себя как характерные признаки Нового направления, так и особенности индивидуального авторского стиля Голованова, сложившегося

    в результате его многогранной творческой деятельности в качестве регента, композитора, оперно?симфонического дирижёра.

  • Духовное творчество Н. Голованова характеризуется единством

    индивидуального авторского стиля, хотя и эволюционировавшего на протяжении десятилетий, но в целом обладающего неизменными отличительными

    признаками.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении содержится обоснование темы диссертации, выявляется её актуальность и научная новизна, раскрывается степень её изученности, определяется методология исследования, намечается его объект, предмет и материал, формулируются цель и задачи исследования, а также описывается его структура.

Глава 1, «Путь становления и развития авторского творчества в сфере духовной музыки», начинается со Вступительного раздела, в котором

даётся краткая характеристика русской церковно-певческой культуры до середины XVII в., в которой понятия богослужебного пения и музыки («мусикии») имели взаимоисключающее значение. Основанная на строгом соблюдении

традиции, древнерусская певческая культура не знала композиторского творчества: роспевщики, создавая новые песнопения, не выходили за пределы установившейся богослужебно?певческой системы.

В Разделе 1.1, «Возникновение авторского духовно?музыкального сочинения и его развитие в период со второй половины XVII до конца XIX в.», прослеживается эволюция русского композиторского творчества в сфере богослужебных песнопений. Зарождение его относится к периоду, когда человеческому сознанию начала открываться самостоятельная художественная ценность музыки, что привело к началу секуляризации профессионального музыкального искусства, проявившейся в вытеснении монодийного церковного пения партесным многоголосием западноевропейского образца. Процесс автономизации

музыки от богослужебного текста получил обоснование в «Мусикийской грамматике» Н. Дилецкого (1679) — первом русскоязычном руководстве по музыкальной теории и композиции.

В эпоху русского классицизма (вторая половина XVIII – первая половина XIX в.) отечественными авторами было продолжено освоение композиционных приёмов западноевропейской музыкальной культуры. Но уже в духовных произведениях М. Глинки заметно возвращение к древним церковным роспевам, хотя и обработанным с применением техники европейской полифонии строгого стиля, а в литургическом творчестве некоторых его современников и последователей обращает на себя внимание проявление авторской индивидуальности (А. Алябьев, П. Чайковский) и элементов русской народной песенности (Н. Римский-Корсаков). Таким образом, к концу XIX в. композиторская практика от стилистического универсализма и ориентации на западноевропейские образцы пришла к довольно ясной различимости индивидуальных авторских стилей и активному использованию интонаций и приёмов, заимствованных

из фольклорной традиции.

Дальнейшее развитие эти тенденции получили в творчестве композиторов Нового направления, к которому в качестве одного из последних представителей принадлежал Н. Голованов. Общей характеристике этого кульминационного периода в развитии русской духовной музыки, а также рассмотрению композиторских стилей непосредственных предшественников Голованова посвящён раздел 1.2, «Расцвет авторского духовно-музыкального творчества на рубеже XIX–XX вв. (Новое направление)». Московская ветвь Нового направления была тесно связана с Синодальным хором и училищем церковного пения

и во многом направлялась деятельностью выдающегося учёного и педагога С. Смоленского. Именно он вдохновил на сочинение духовной музыки уже

получивших к тому времени известность А. Гречанинова и С. Рахманинова, поддержал первые шаги начинавшего в те годы сочинять А. Кастальского, взрастил композиторские таланты братьев Павла и Александра Чесноковых

и всячески поощрял попытки сочинения не только церковных, но и светских музыкальных произведений, в которых звучали бы церковные напевы.

Одним из первых о стиле Нового направления заговорил протоиерей М. Лисицын, который в качестве важных заслуг этого движения называл синтез церковных напевов с национальными средствами обработки музыкального

материала и с элементами современного музыкального языка, а также симфонизацию хорового письма. В ходе дальнейшего осмысления Нового направления теоретики музыкального искусства добавили к этому перечню ещё ряд

стилистических особенностей, в том числе стремление передать дух древнего роспева и вместе с тем при помощи разнообразных музыкально-выразительных приёмов раскрыть индивидуальное авторское прочтение канонического текста, помещение уставной мелодии в условия диатонической гармонии, соединение аккордового склада с элементами подголосочной полифонии и мелодизацией всех голосов, раскрепощение ритмики и гармонии, использование выдержанных органных пунктов и поручение основного напева различным хоровым

партиям. Разнообразие композиторских подходов к созданию духовных песнопений стало причиной возникновения тенденции к разделению композитор­ского творчества на храмовую и концертную ветви.

Среди множества индивидуальных авторских стилей, вместе составлявших единый «художественный образ» Нового направления, особенно выделяются композиторские стили А. Кастальского, С. Рахманинова, А. Гречанинова, П. Чеснокова, А. Никольского — родственные по своей глубинной основе,

но обладающие яркой самобытностью. Творчество перечисленных авторов оказало влияние на формирование авторского стиля Голованова, а их отдельные сочинения порой служили для него источником вдохновения.

В разделе 1.3, «Жанровый и стилевой аспекты духовно-музыкального сочинения», формулируются и осмысляются критерии жанрово-стилевой систематизации сочинений для хора а cappella на литургические тексты. Опираясь на определение жанра, предложенное Е. Назайкинским , и руководствуясь научными разработками Г. Бесселера, А. Сохора и В. Холоповой, в качестве основы для последующей жанровой классификации мы выбираем принцип выявления практической направленности песнопений, что позволяет учитывать также вопрос соотношения церковного канона и эвристики. Поскольку эвристичность авторского подхода и богослужебно?певческая традиция оказываются слиты

в единое художественное целое, в большинстве случаев уместно говорить

не столько об однозначной жанровой принадлежности авторского духовно-музыкального сочинения, сколько о тяготении к тому или иному жанровому полюсу.

Для попытки провести грань между богослужебной и концертной принадлежностью авторского духовно?музыкального сочинения следует обратиться

к его стилевому аспекту. В этой связи приводятся некоторые положения, сформулированные участниками литературной дискуссии, которая развернулась

на рубеже XIX–XX вв. в газете «Московские ведомости». По их мнению, важными компонентами сочинения, предназначенного для исполнения за богослужением, являются наличие русской национальной основы и опора на древний роспев, являющийся отражением духовной жизни народа и потому находящий отклик в душе каждого человека, вследствие чего песнопение способствует единению всех молящихся. С этим тесно соприкасается принцип синкретичности богослужения, который обязывает композитора учитывать особенности

чинопоследования и церковную традицию трактовки текста. Кроме того, музыкальное отражение надмирного характера канонических текстов нуждается

в использовании умеренных, приглушённых музыкальных оттенков и в избегании ярких контрастов.

Одним из главных признаков концертности песнопения является эстетическое наслаждение самой музыкой в процессе его исполнения и, как след­ствие, разделение молящихся на исполнителей и слушателей. Наиболее явное выражение самостоятельная ценность музыки находит в обстановке проведения духовного концерта. В свою очередь, художественное содержание духовно-музыкального сочинения во многом определяется наличием широкого спектра ассоциативных образов — слуховых и зрительных, связанных с привнесением в духовное сочинение светских музыкально?выразительных средств, жанров

и форм.

В тесной связи с проблемами жанрово-стилевой ориентации находятся

вопросы жанровой классификации, разработке которых значительное внимание уделяет Н. Гуляницкая . Предложенные ею понятия макро? и микроуровня

могут быть положены в основу двухуровневой жанровой классификации авторского духовно?музыкального сочинения с вектором направления от богослужебной к концертной принадлежности, наглядно изложенной в следующей

таблице.

Макроуровень

(циклы)

1. Связанные

с богослужебным чинопоследова­нием

2. Частично

связанные с богослужебным чинопоследованием

3. Не связанные

с богослужебным чинопоследованием

Микроуровень

(отдельные

песнопения)

1. Гармонизация подлинной церковной мелодии

2. Авторское переосмысление церковного песнопения

3. Свободное

авторское

сочинение

Предназначение

Богослужебное

>

Концертное

В первом из трёх разделов Главы 2, «Музыкально?художественная

деятельность Н. Голованова», даётся «Общая характеристика творческой личности» музыканта (2.1). Диапазон его творческих ипостасей очень широк, но в историю Голованов вошёл прежде всего как руководитель Большого симфонического оркестра Всесоюзного радиокомитета и дирижёр Большого театра, где на протяжении более двадцати лет он создал ряд выдающихся спектаклей. В периоды своего вынужденного отсутствия в театре он с не меньшей отдачей работал с другими коллективами, среди которых были Оперно-драматическая студия К. Станиславского, оперный Радиотеатр и Государственный оркестр

народных инструментов СССР.

Будучи талантливым педагогом, Голованов в рамках оркестрового и оперного классов Московской консерватории создал симфонический оркестр, из которого вышли многие выдающиеся сольные исполнители и концертмейстеры, впоследствии пополнившие профессорский состав Московской консерватории.

Совместное творчество с Антониной Неждановой, бессменным аккомпаниатором которой Голованов был на протяжении почти трёх десятилетий, вдохновило его на создание ряда романсов. Композиторский багаж музыканта включает также камерно-инструментальные, симфонические, вокально-симфо­нические, оперные и хоровые сочинения.

Следующий раздел рассматривает «Влияние обучения в Синодальном училище и хоре на творческое становление Н. Голованова» (2.2). В этом учебном заведении, где значительное внимание уделялось расширению художественного кругозора учащихся, не только получил огранку и развитие талант музыканта, но и было воспитано умение целиком и полностью отдавать себя работе, неустанно трудиться. Последние годы ученичества стали для Голованова началом дирижёрской карьеры: ему нередко доверяли руководство хором на богослужениях. Через год после получения диплома он был назначен младшим помощником регента Синодального хора, а ещё через полгода состоялся дирижёрский дебют Голованова, когда в Большом зале Московской консерватории двадцатилетний юноша продирижировал Литургией С. Рахманинова. Блестящим продолжением творческого роста стало назначение на должность старшего помощника регента и состоявшаяся вскоре под его управлением премьера

Всенощного бдения А. Гречанинова.

Начало духовно-музыкальному композиторскому творчеству Голованова также было положено в годы обучения и пения в Синодальном хоре, в исполнении которого автор смог услышать целый ряд своих песнопений. Творческое общение с этим выдающимся коллективом вызвало к жизни «Некоторые

особенности авторского стиля Н. Голованова, определяемые взаимным влиянием его регентской, композиторской и дирижёрской деятельности» (2.3). Равно тому, как «вокальная» манера исполнения симфонической музыки обнаруживала регентско?хоровой опыт музыканта, его светская оперно-симфоническая деятельность накладывала свой отпечаток на духовно-музыкальное творчество. Так, например, признаки театрализации и симфони­зации хорового письма проявляются в мелодизации всех голосов партитуры, сопоставлениях хоровых групп, их перекличках и активном взаимодействии, что вызывает сходство некоторых фрагментов головановских песнопений

с массовыми хоровыми сценами из опер М. Мусоргского и А. Бородина.

Присущее оперной эстетике стремление композитора передать тончайшие эмоциональные оттенки проявилось в использовании множества итальянских

терминов, значение которых нередко выходит за рамки молитвенной сосредоточенности.

Создавая сложные вокальные партитуры, композитор опирался на богатые исполнительские возможности Синодального хора, учитывая при этом особенности, связанные со спецификой неокрепших мальчишеских голосов (дискантов и альтов). Этим объясняется особая манера хорового письма, при которой основная певческая нагрузка зачастую ложится на партии басов и теноров,

составляющие гармоническую основу звучания, тогда как верхние голоса дублируют их или ведут собственную мелодическую линию, нередко объединяясь при этом в унисон. Практические указания, оставленные в некоторых партитурах, раскрывают хормейстерское мастерство Голованова, его тонкое понимание природы певческого голоса.

Глава 3, «Духовно?музыкальное творчество Н. Голованова», состоит

из трёх разделов, в первом из которых разбираются «Вопросы периодизации» (3.1). Начав сочинять духовные песнопения ещё в старших классах Синодального училища, Голованов продолжал создавать их на протяжении всей жизни. Его духовно-музыкальное наследие насчитывает шестьдесят четыре песно­пения, которые сам автор объединил в восемь опусов. Первые четыре (opp. 1, 3, 5, 9) включают все дореволюционные сочинения и выстроены по хронологическому принципу за исключением op. 1, куда вошли все созданные за этот

период песнопения для мужского хора. Другие четыре опуса (opp. 36, 37, 38, 39) были сформированы в советское время. В них главенствует тематический принцип объединения: op. 36 представлен песнопениями Литургии и Рождества Христова, op. 37 состоит из песнопений Великого поста, Страстной седмицы

и Пасхи, в op. 38 вошли переработанные и значительно усложнённые сочинения «Из юношеских тетрадей», а в op. 39 включены наиболее поздние духовные сочинения, преимущественной темой которых стали «молитвы к исконным

заступникам Руси: к Богоматери, святителю Николаю, Серафиму Саровскому» .

Раздел 3.2, рассматривающий «Жанровые разновидности и стилевые особенности» духовных песнопений Н. Голованова, открывается подразделом 3.2.1, в котором освещены «Вопросы жанровой классификации». Здесь отмечается тяготение композитора к созданию песнопений микроуровня, однако

наличие объединяющей тематической идеи в поздних духовных опусах прибли­жает их к явлениям макроуровня. В духовно?музыкальном творчестве Голованова представлены вторая и третья группы макроуровня (см. таблицу на с. 16). К сочинениям, частично связанным с богослужебным чинопоследованием,

относятся циклы рождественских (op. 36) и великопостных (op. 37) песнопений. А к циклам, не связанным с богослужебным чинопоследованием, можно причислить сочинения «Из юношеских тетрадей» (op. 38) и песнопения позднего периода (op. 39), среди которых автор выделил внутренний миницикл — сюиту «Всех скорбящих Радосте» (op. 39, №№ 1–6).

Однако наличие идейно?тематического единства представляется недостаточным условием для формирования цикла второй жанровой группы: необходимо также наличие драматургического развития, выверенной архитектоники целого, мелодических, гармонических и прочих связей между частями. Рассматривая с этих позиций рождественские песнопения из op. 36, следует отметить стремление композитора к созданию единой драматургии путём особого распределения их порядка и посредством динамизированного повтора в заключительном номере материала № 5, в результате чего цикл наделяется сквозным развитием, завершающимся финальной кульминацией. Между тем последовательность великопостных песнопений (op. 37) не имеет прямой связи с богослужебными чинопоследованиями периода пения Триоди Постной. И, несмотря на то, что некоторые номера могут быть условно объединены в микроциклы

по хронологическому или тематическому признакам, единая драматургия цикла в данном случае отсутствует.

Среди жанровых разновидностей микроуровня наименьшим числом произведений представлена «Гармонизация мелодии церковного обихода» (3.2.2). Одиннадцать песнопений, относящихся к данной категории, преимущественно были написаны в ранний период (Эксапостиларии в неделю Пасхи и в неделю Фомину (op. 3, № 4 и № 6), «О Тебе радуется» (op. 3, № 3), «Приидите, поклонимся» (op. 5, № 2), Херувимская «Софроньевская» (op. 5, № 3), Херувимская на «Видя разбойник» (op. 38, № 6) ), но среди них есть и песнопения последних опусов, в том числе Кондак на Рождество Христово «Дева днесь» (op. 36, № 4), «Свете тихий» (op. 39, № 10) и др.

В своих гармонизациях Голованов в целом придерживается церковной традиции. Однако в большинстве случаев он обращается не напрямую к источнику древней монодии, а к тем образцам гармонизации, которые были сделаны его предшественниками. Для композитора значение имеет не столько точность цитирования подлинной мелодии, сколько всестороннее раскрытие её мелодико?гармонического потенциала, выявление новых, не услышанных предыдущими авторами музыкальных красок посредством выразительных штрихов, фактурно?тембровых приёмов. В то же время очевидны опора на художественные образцы гармонизации, созданные мастерами Нового направления, и индивидуальное преломление композиционных находок некоторых ведущих его представителей — А. Кастальского, С. Рахманинова, А. Гречанинова. Ориентированность на церковную традицию наглядно проступает в стремлении Голованова вынести богослужебный текст «на поверхность» посредством синхронной артикуляции слов во всех хоровых партиях или в голосах, выведенных

на первый план. Вместе с тем масштабность хорового письма, его симфоничность, а также яркая образность и выразительность звучания выходят за строгие рамки богослужебной традиции и отражают субъективно?эмоциональный

подход автора к трактовке церковных текстов.

Жанровая разновидность «Авторского переосмысления церковного песно­пения» (3.2.3) вмещает в себя достаточно широкий диапазон проявлений авторского подхода к сочинению песнопений на богослужебные тексты, являясь промежуточным звеном между гармонизацией и свободным авторским сочинением. Данная жанровая разновидность представлена в творчестве Голованова пятнадцатью произведениями, среди которых два варианта Тропаря на Рождество Христово (op. 36, № 3 и № 3а), «Благообразный Иосиф» (op. 37, № 8),

Тропарь и Кондак Казанской иконе Божией Матери (op. 39, № 5 и № 6), «К Бого­родице прилежно ныне притецем» (op. 39, № 1) и др.  В большинстве из них

отсутствует непосредственная интонационная связь с обиходными песнопениями, но считать их полностью свободными авторскими сочинениями всё же нельзя. В произведениях рассматриваемой категории автор опирается на церковные традиции, о чём свидетельствует наличие тональных перекличек и отда­лённого интонационного родства с обиходным образцом, сохранение его мелодико-гармонической модели или деление формы сочинения на строфы, соответ­ствующие текстовым строкам и разделяемые общехоровыми цезурами. Одним из проявлений авторского творчества в рамках этой жанровой группы является дублирование — точное или с разной степенью варьирования — музыкального материала в сходных по образному содержанию и тематике произведениях

на различные тексты, что в отдельных случаях можно также с некоторой долей условности рассматривать как аналогию церковному пению «на подобен». Кроме того, композитор прибегает к повторению текстовых строк, отступая

от церковного канона ради решения своих художественных задач, подчёркивая таким образом центральную мысль песнопения или придавая завершённость музыкальной форме.

В песнопениях, рассматриваемых в подразделе 3.2.4, «Свободное авторское сочинение», наряду с композиторским мастерством, наиболее полно раскрывается внутренний мир Голованова. Между тем, в отдельных случаях творческое самовыражение автора не исключает опоры на обиходную трактовку текста, что позволяет говорить о возможности исполнения некоторых произведений за богослужением. В таких сочинениях ориентированность на церковный канон может выражаться в стилизации мелодии под роспев, в использовании приглушённых динамических оттенков, плагальных оборотов и параллельно-переменного лада, в преобладании аккордового склада. О тяготении к богослужебным традициям может также свидетельствовать синхронное произнесение текста всеми партиями и введение в партитуру выдержанных хоровых органных пунктов наподобие исона. Впрочем, некоторые из перечисленных признаков могут тесно соседствовать с элементами музыкальной изобразительности, чувственными мелодическими ходами и красочными гармоническими оборотами.

Но всё же большинство песнопений данной жанровой группы выходит

за рамки богослужебного звучания, о чём свидетельствует преобладание в них элементов профессиональной светской музыкальной культуры и экспрессивность художественных образов, всегда характеризующихся органичным слиянием музыки и слова. Выразительные средства здесь отличаются яркостью

и разнообразием. Так, Голованов мастерски играет тембровыми красками,

используя противопоставления хоровых групп, поручая мелодию разным голосам или даже вводя партию солиста. Множеством оттенков переливается гармония, обогащённая альтерациями и хроматизмами, усложнённая при помощи неожиданных тональных модуляций и расцвеченная переплетением разных

ладов. Выразительность музыкальных образов достигается благодаря ритмической и темповой гибкости, а различные фактурные приёмы, в частности, полифонические, служат важнейшим средством драматургического нагнетания.

В разделе 3.3 прослеживается «Эволюция жанрового и стилевого аспектов», в ходе которой авторская манера хорового письма не претерпевала

значительных изменений: композитор практически с самого начала писал

масштабно, с использованием сочных гармоний и полнозвучных аккордов,

часто прибегая к divisi хоровых партий. Вынужденное отсутствие звуковой практики с годами уводило Голованова от объективно?литургической к субъ­ективно?индивидуальной трактовке канонических текстов, что выразилось в по­степенном удалении его песнопений от традиций храмового звучания в сторону концертности. При этом наличие музыкально-тематических перекличек между сочинениями разных лет и произведениями, написанными на различные

тексты, свидетельствует о стилистической целостности духовно-хорового творчества Н. Голованова. Между тем, приёмы и обороты, вошедшие в привычный музыкальный лексикон композитора, неравнозначно воспринимаются на разных этапах его творческого пути. Если в ранних сочинениях они вызывают ощущение новизны, свежести авторского подхода к художественной трактовке канонических текстов, то в более поздних произведениях частое обращение

к повторяющимся мелодическим, гармоническим и фактурным моделям застав­ляет говорить о замкнутости индивидуального авторского стиля в ограниченном круге выразительных средств и приводит к заключению о неблагоприятном влиянии отсутствия исполнительской практики на процесс композитор­ского творчества. Вместе с тем необходимо признать, что в песнопениях Голованова отчётливо проступает претворение традиций русской хоровой школы, выражающееся в главенстве мелодического начала, распевности (в широком смысле этого слова).

В Заключении формулируются итоги проведённого исследования. Здесь делается вывод о существовании глубинной связи духовного творчества Н. Голованова с главными достижениями различных периодов развития авторского духовно-музыкального сочинения и о стилистической и художественной целостности его духовного наследия. В результате комплексного изучения

сочинений разных лет прочерчивается траектория жанрово-стилевой эволюции композиторского творчества в данной сфере, направленной по вектору от церковной традиции к концертному предназначению. Особенно отмечается искусность хорового письма и авторская изобретательность в отношении музыкально?выразительных приёмов. Кроме того, констатируется замкнутость композиторского стиля на позднем этапе развития в определённом круге музыкально-выразительных средств и вместе с тем подчёркивается неразрывная связь

духовного творчества Голованова с традициями Нового направления.

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ

СЛЕДУЮЩИЕ РАБОТЫ:

Статья в издании, рекомендованном ВАК

  • Полторухин А.  Духовная музыка Николая Семёновича Голованова // Музыкальная академия. — 2011. — № 3. — С. 37–45. (1 п. л.)

Другие публикации

  • Полторухин А.  Голованов-композитор: песнопения мастера в современной исполнительской практике // Из наследия композиторов XX века: Материалы творческих собраний молодых исследователей в Союзе московских композиторов. — М., 2006. — Вып. 5. — С. 132–140. (0,4 п. л.)
  • Полторухин А.  Николай Семёнович Голованов и Московское Синодальное училище церковного пения // Академия хорового искусства: От училища к ВУЗу. Музыкальные традиции на рубеже тысячелетий: Сборник статей и материалов. — М.: Форма Т, 2006. — С. 246–251. (0,3 п. л.)
  • Полторухин А.  Влияние С. В. Рахманинова на становление творческой личности Н. С. Голованова // С. Рахманінов: на зламі століть. — Вип. 7: Мистецтво як засіб збереження пам’яті народу (до 65-річчя перемоги у Великій Вітчизняній війні). — Ч. І : Наукові статті учасників VII Міжнародного науково-теоретичного симпозіуму «С.Рахманінов: на зламі століть» / Під ред. кандидата мистецтвознавства, професора Національної юридичної академії України ім. Ярослава Мудрого Л. М. Трубнікової. — Харків: ФОП Носань В. А., 2010. — С. 148–157. (0,5 п. л.)
  • Полторухин А.  Духовно-музыкальные сочинения в творчестве Н. С. Голованова // Вестник АХИ. — 2011. — № 1. — С. 48–60. (0,6 п. л.)

Гуляницкая Н. С.  Поэтика музыкальной композиции.

Захарова О. И.  Примечания // Голованов Н. С. Духовные произведения для смешанного хора a cappella. / Ред. и примеч. Захаровой О. И. — М.: Изд. Правосл. центра «Живоносный Источник», 2004. — С. 258.

Хотя Херувимская на «Видя разбойник» относится к поздним опусам, первый вариант данной гармонизации был создан в ранние годы творчества Голованова.

Тевосян А. Т.  Загадки Голованова // Музыкальная жизнь. — 1990. — № 1. — С. 10–12; Он же. Загадки Голованова (продолжение) // Музыкальная жизнь. — 1990. — № 2. — С. 6–8.

8 апреля 2010 г. в рамках IX Московского пасхального фестиваля состоялся первый концерт возрождённого Московского Синодального хора п/у А. Пузакова, в программу которого вошли песнопения из четырёх последних духовных опусов Н. Голованова.

 Н. С. Голованов. Литературное наследие. Переписка. Воспоминания современников. / Сост. Грошева Е., Руденко В. — М.: Советский композитор, 1982. — С. 274.

 Памяти Н. М. Данилина: Сб. статей / Сост. - ред. Наумов А. — М.: Советский композитор, 1987. — С. 237.

Тевосян А. Т.  Загадки Голованова.

«Наследие. Музыкальные собрания — II». — М., 1992, С. 60–61.

Рахманова М. П.  Новое направление в духовной музыке: исторические тенденции и художественные процессы // История русской музыки: В 10 т. / Ред. Корабельниковой Л., Левашёва Е. — М.: Музыка, 2004. — Т. 10Б: 1980-1917. — С. 392–456; Она же.  Николай Голованов: возвращение // Православие и современность. — 2010. — № 17 (33). — С. 109–114; Гуляницкая Н. С.  Неизвестный Н. С. Голованов // Труды Московской регентско?певческой семинарии. 2002–2003. Наука. История. Образование. Практика музыкального оформления Богослужения: Сборник статей, воспоминаний, архивных документов. — М.: Паломникъ, 2005. — С. 206–211; Она же.  Н. С. Голованов: духовный композитор: Вступит. ст. // Голованов Н. С. Духовные произведения для смешанного хора a cappella. / Ред. и примеч. Захаровой О. И. — М.: Изд. Правосл. центра «Живоносный Источник», 2004. — С. 8–14; Захарова О. И.  Духовные произведения Н. С. Голованова // Гимнология: Матер. Междуднар. науч. конф. «Памяти прот. Димитрия Разумовского»: / Отв. ред., сост. Лозовая И. Е. / МГК им. П. И. Чайковского, Науч. центр рус. церк. муз. им. протоиерея Димитрия Разумовского. — Вып. 1: В 2 кн. — М.: МГК им. П. И. Чайковского, Композитор, 2000. — Кн. 2. — С. 619–624; Она же.  Н. С. Голованов: устои творчества и жизни: Вступит. ст. // Голованов Н. С. Духовные произведения для смешанного хора a cappella. / Ред. и примеч. Захаровой О. И. — М.: Изд. Правосл. центра «Живоносный Источник», 2004. — С. 3–7.

Сорокина А. Н.  Хоровое творчество Н. С. Голованова // Дипл. раб. — М., 1999. — 186 с.

Н. С. Голованов. Литературное наследие. Переписка. Воспоминания современников.

Аджемов К. Х.  Незабываемое. Воспоминания. Очерки и статьи. — М.: Музыка, 1972. — 150 с.; Василенко С. Н.  Страницы воспоминаний. — М.?Л.: Гос. муз. изд?во, 1948. — 188 с.; Он же.  Воспоминания. — М: Московский композитор, 1979. — 375 с.; Мелик-Пашаев А. Ш.  Воспоминания. Статьи. Материалы. — М.: 1976. — 302 с.; Нежданова А. В.  Материалы и исследования / Ред. Васина?Гроссман В. А. — М.: 1967. — 543 с.; Светланов Е. Ф.  Музыка сегодня: Сб. статей, рецензий, очерков. —М.: Советский композитор, 1985. — 270 с.

Русская духовная музыка в документах и материалах / Сост., вступит. ст. и коммент. Зверевой С., Наумова А., Рахмановой М. — М.: Языки рус. культуры, 1998. — Т. 1: Синодальный хор и училище церковного пения: Восп., дневники, письма. — 688 с.

Прибегина Г. А.  Николай Семёнович Голованов: Популярная монография. — М.: Музыка, 1990. — С. 45.

Захарова О. И.  Н. С. Голованов: устои творчества и жизни.; Гуляницкая Н. С.  Н. С. Голованов: духовный композитор.

Рахманова М. П.  Николай Голованов: возвращение.

Гуляницкая Н. С.  Поэтика музыкальной композиции: Теоретические аспекты русской духовной музыки XX века. — М.: Языки славянской культуры, 2002. — 432 с.

Назайкинский Е. В.  Стиль и жанр в музыке. — М.: ВЛАДОС, 2003. — 248 с.; Сохор А. Н. Эстетическая природа жанра в музыке. — М.: Музыка, 1968. — 103 с.; Холопова В. Н.  Музыка как вид искусства: Учеб. пос. — СПб.: Лань, 2002. — 320 с.

Назайкинский Е. В.  Стиль и жанр в музыке. — С. 95

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.