WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ НАРУШЕНИЯ В СИСТЕМЕ «МАТЬ-ПОТОМСТВО» У СВИНЕЙ ПОД ВЛИЯНИЕМ СУБТОКСИЧЕСКИХ ДОЗ МИКОТОКСИНОВ

Автореферат докторской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

Коваленко Александр Владимирович

 

МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ НАРУШЕНИЯ

В СИСТЕМЕ «МАТЬ-ПОТОМСТВО» У СВИНЕЙ

ПОД ВЛИЯНИЕМ СУБТОКСИЧЕСКИХ ДОЗ МИКОТОКСИНОВ

06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора ветеринарных наук

 

 

 

 

 

 

 

пос. Персиановский – 2012

Работа выполнена в государственном научном учреждении Северо-Кавказский зональный научно-исследовательский ветеринарный институт Российской академии сельскохозяйственных наук

Научный консультант:

доктор биологических наук, профессор

Ермаков Алексей Михайлович

Официальные оппоненты:

Дмитриев Анатолий Федорович

доктор биологических наук, профессор

Заслуженный деятель науки РФ

Ставропольский госагроуниверситет,

профессор кафедры эпизоотологии и вирусологии

Болоцкий Иван Алексеевич

доктор ветеринарных наук, профессор

Краснодарский НИВИ  Россельхозакадемии,

заведующий лабораторией эпизоотологии

Паршин Павел Андреевич

доктор ветеринарных наук, профессор

Воронежский госагроуниверситет,

заведующий кафедрой ветсанэкспертизы

Ведущая организация:

ГНУ Уральский научно-исследовательский ветеринарный институт Россельхозакадемии

Защита состоится «23» мая 2012 года в 10-00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 220.028.03 при ФГОУ ВПО «Донской государственный аграрный университет» по адресу: 346493, Ростовская область, Октябрьский (с) район, пос. Персиановский.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Донской государственный аграрный университет».

Автореферат разослан «___» апреля 2012 года

Ученый секретарь

диссертационного совета

Т.Н. Дерезина


1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. В современных условиях интенсивного ведения животноводства большое значение придается внедрению интенсивных технологий при производстве мяса. Особую роль в решении мясной проблемы отводится свиноводству. В комплексе мероприятий, способствующих повышению продуктивности свиноводства одно из главных мест отводится племенному свиноводству, которое призвано обеспечить процесс развития отрасли в целях поддержания генетического разнообразия пород, повышения экономической эффективности, конкурентоспособности свиноводческой продукции, сохранения и улучшения продуктивности животных (Дунин И., Гарай В. и др., 2004, 2005; Гегамян Н., Пономарев Н., 2007; Шичкин Г., Симонов Г., 2007; Клименко А.И., 2008; Мысик А.Т., 2011).

Эффективность производства свинины обеспечивается решением трех основных задач: содержание и кормление животных; увеличение генетического потенциала стада; ветеринарное обеспечение поголовья, в том числе в системе «мать-потомство» (Дмитриев А.Ф., 1998; Дроздова Л.И. и др., 2005; Болоцкий И.А., 2005-2011; Паршин П.А. и др., 2003-2011). Наряду с повышением генетического потенциала и созданием эффективных технологий производства свинины, не менее важным условием получения высокой продуктивности животных при минимальных затратах является обеспечение полноценного и доброкачественного кормления (Таланов Г.А., Хмелевский Б.Н., 1991; Кононенко Г.П., Буркин А.А., 2004; Малиновская Л.С. с соавт., 2004; Мысик А.Т., 2006; Иванов А.В. с соавт., 2008, 2010 и др.).

Однако в последнее время одним из сдерживающих факторов реализации генетического потенциала свиней являются природные контаминанты - микотоксины.

В настоящее время известно более 400 микотоксинов. Проблему заражения кормов микотоксинами можно назвать повсеместной относительно географии распространения. По данным Cast (1989) во всем мире примерно 25 % урожая зерновых культур ежегодно поражается микотоксинами. Как отмечает ФАО, Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (OrganisationdesNationsuniespourl'alimentationetl'agriculture), существуют регионы, где уровень зараженности составляет 100 % урожая зерна. Потери мирового зернового хозяйства от поражения посевов, зерна и накопления в нем микотоксинов, опасных для теплокровных, увеличились с 2 до 16 млрд. долл. в год. Соответствующие среднегодовые потери России оцениваются в 110-120 млн. долл. В годы массового распространения токсинообразующих микромицетов ущерб может составлять до 300 млн. долларов (Билай В.И., Пидопличко Н.М., 1970; Смирнов В.В. и др., 2000; Былгаева А.А., 2004; Тремасов М.Я. и др., 2005; Лимаренко А.А. и др., 2007; Betina V., 1984; Friedberg K.D., 1986 и др.).

За прошедшие более чем 20 лет проблема микотоксинов не только не решена, но даже стала более острой (Фисинин В.И. и др., 2006; Cast, 1989; Малышева Л.А., Капелист И.В., 2011).

Даже низкий уровень контаминации микотоксинами негативно влияет на здоровье, сохранность и продуктивность сельскохозяйственных животных и птицы. К тому же эффект от совместного воздействия различных микотоксинов, присутствующих даже в количествах не превышающих установленного максимально допустимого уровня (МДУ), наносит значительный вред (Иваницкий М.Е., 2000; Кравцов А.П., 2000; Антипов В.А. и др., 2007; Мартынова Е.А., 2009, 2010; Егоров В.И. и др., 2010; Marasas W. et al., 1976, 1984, 1988, 2001; Wannemacher R.W. Jr. et al., 1991; Stoev S.D. et al., 2004 и др.).

Однако, токсическое действие отдельных микотоксинов и их совместного действия на организм животных в концентрациях ниже МДУ изучено недостаточно. В литературных источниках приводятся противоречивые сведения о дозах и сроках поступления токсинов в организм, при которых происходят различные нарушения нормального функционирования систем организма, проявляются клинические признаки микотоксикоза.

Научная гипотеза работы – кумулятивное и синергическое воздействие микотоксинов в малых (субтоксических) дозах может способствовать развитию иммунодепрессии, нарушению адаптивных механизмов, деструктивным изменениям в гомологичных системах матерей и потомства, препятствует реализации генетического потенциала продуктивности свиней.

Цель работы – оценить в динамике патогенное влияние Т-2 токсина и сочетанного действия Т-2 токсина и охратоксина А1 в концентрациях ниже максимально допустимого уровня и их роль в формировании морфофункциональных нарушений и продуктивных качеств в системе «мать-потомство» у свиней.

Для достижения цели были поставлены следующие задачи:

  • Изучить состояние отрасли свиноводства Ростовской области (динамика численности животных, характеристика племенной базы, эпизоотическая ситуация).
  • Изучить таксономическую структуру токсинообразующих микромицетов и определить уровень контаминации кормов микотоксинами в свиноводческих хозяйствах Южного Федерального округа.
  • Изучить особенности морфологических, биохимических показателей крови, клеточного и гуморального звеньев иммунитета свиноматок в течение супоросности и лактационного периода в результате воздействия субтоксических доз Т-2 токсина и сочетанного воздействия Т-2 токсина и охратоксина А1.
  • Изучить влияние Т-2 токсина и сочетанного воздействия Т-2 токсина и охратоксина А1 в концентрациях ниже МДУ на воспроизводительные качества свиноматок.
  • Изучить особенности изменения морфологических и биохимических показателей крови растущих свиней в результате воздействия субтоксических доз микотоксинов.
  • Оценить особенности проявления депрессии клеточного и гуморального звеньев иммунитета у молодняка свиней под действием микотоксинов в концентрациях ниже МДУ.
  • Изучить влияние токсинов в субтоксических дозах на гистоструктуру органов-мишеней поросят-отъемышей.
  • Изучить влияние Т-2 токсина и сочетанного воздействия Т-2 токсина и охратоксина А1 в концентрациях ниже МДУ на рост и развитие молодняка свиней от рождения до 6-ти месячного возраста.
  • Рассчитать экономический ущерб, причиняемый микотоксинами в концентрациях ниже МДУ, свиноводческих хозяйствам.

Объектом настоящих исследований явились свиноматки на протяжении супоросности и лактационного периода и полученное от них потомство от рождения до шести месячного возраста.

Предметом исследований служили морфофункциональные изменения в гомологичных органах в системе «мать-потомство» у свиней под влиянием субтоксических концентраций Т-2 токсина и сочетания Т-2 токсин+охратоксин А1.

Научная новизна. Впервые изучена таксономическая структура токсинообразующих микромицетов зоны Северного Кавказа. Проведены широкомасштабные микологические исследования разных видов кормов и установлены основные таксономические агенты их поражающие.

В динамике изучено влияние Т-2 токсина и сочетания Т-2 токсина + охратоксина А1, в концентрациях ниже максимально допустимого уровня, на организм свиноматок и полученного от них потомства. Дана сравнительная характеристика морфологических, биохимических, иммунологических показателей крови и продуктивных качеств животных. Показано, что длительное поступление субтоксических доз Т-2 токсина и сочетания Т-2 токсина+охратоксин А1 вызывает существенные изменения морфологических и биохимических показателей крови, оказывает эмбриотоксическое воздействие, депрессивное влияние на клеточные и гуморальные звенья иммунитета у свиноматок и получаемого от них потомства. Установлено, что в системе «мать-потомство» микотоксины, в концентрациях значительно ниже максимально допустимого уровня, вызывают поражение гомологичных систем органов.

Впервые на модели хозяйства рассчитан экономический ущерб, причиняемый микотоксинами отрасли свиноводства.

Научно-практическая значимость работы. Проведенные исследования показали широкое распространение токсинообразующих микромицетов и значительную контаминацию кормов продуктами их жизнедеятельности в Южном Федеральном округе.

Обоснована роль субтоксических доз Т-2 токсина и сочетания Т-2 токсин + охратоксин А1 в развитии донозологических состояний у свиней, нарушений компенсаторных механизмов в системе «мать-потомство».  

Материалы работы необходимы при решении задач, связанных с разработкой новых эффективных приемов профилактики микотоксикозов сельскохозяйственных животных с целью обеспечения ветеринарного благополучия и повышения их продуктивных качеств. Результаты исследований внедрены и используются Министерством сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области, в свиноводческих хозяйствах Неклиновского и Красносулинского районов Ростовской области, учебном процессе и при составлении учебных пособий (руководств) для студентов по специальности «Ветеринария» в ФГБОУ ВПО «Донской государственный аграрный университет», ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный аграрный университет», ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет», ФГБОУ ВПО «Казанская государственная академия ветеринарной медицины им. Н.Э. Баумана», ФГБОУ ВПО «Уральская государственная сельскохозяйственная академия», ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарская государственная сельскохозяйственная академия им. В.М. Кокова», ФГБОУ ВПО «Северо-Кавказская государственная гуманитарно-технологическая академия».

Результаты исследований нашли отражение в 4 методических рекомендациях (положениях).

Диссертационная работа выполнена в соответствии с тематикой научных исследований ГНУ Северо-Кавказский зональный научно-исследовательский ветеринарный институт Россельхозакадемии «Разработать средства и методы снижения воздействия антропогенных и природных токсикантов на организм животных и охраны окружающей среды от загрязнения отходами животноводства» (государственный регистрационный номер 15070.7703052541.06.8.003.4).

Апробация работы. Материалы диссертации были представлены и обсуждены на: Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 75-летию Дагестанской государственной сельскохозяйственной академии «Образование, наука, инновационный бизнес – сельскому хозяйству регионов» (г.Махачкала, 2007), Координационных совещаниях по проблемам ветеринарной санитарии (г.Москва, 2007, 2008, 2010, 2011), Всероссийской научно-практической конференции «Современное состояние и перспективы развития патологии, морфологии и онкологии животных» (г.Новочеркасск, 2008), Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы, задачи и пути научного обеспечения приоритетного национального проекта «Развитие АПК» (г.Новочеркасск, 2008), Международной научно-практической конференции «Через инновации в науке и образовании к экономическому росту АПК» (п.Персиановский Ростовской области, 2008), Международной научно-практической конференции «Современное состояние и перспективы исследований по инфекционной и протозойной патологии животных, рыб и пчел (г.Москва, 2008), Всероссийской научно-практической конференции «Повышение продуктивности сельскохозяйственных животных и птицы на основе инновационных достижений» (г.Новочеркасск, 2009), V Международной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов «Актуальные и новые направления сельскохозяйственной науки» (г.Владикавказ, 2009), Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы ветеринарного обеспечения Российского животноводства» (г.Новочеркасск, 2010), Международной научно-практической конференции «Научные основы повышения продуктивности сельскохозяйственных животных» (г.Краснодар, 2010), Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы производства и переработки продукции животноводства» (п.Нижний Архыз, 2010), Всероссийской научно-практической конференции «Инновационные разработки в области АПК» (п.Рассвет Ростовской области, 2010), Всероссийской научно-практической конференции «Научное обеспечение инновационного развития отечественного животноводства» (г.Новочеркасск, 2011), 4-й Международной научно-практической конференции «Научные основы повышения продуктивности сельскохозяйственных животных» (г.Краснодар, 2011), Всероссийской научно-практической конференции «Технологические и селекционные разработки для АПК России» (п.Рассвет Ростовской области, 2011), а также ежегодных отчетных сессиях ГНУ СКЗНИВИ Россельхозакадемии (2004-2011 гг.).

Публикации. Материалы диссертационной работы опубликованы в 42 научных работах, из них 17 в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК РФ, 4 методических рекомендациях (положениях).

Личный вклад соискателя. Представленная работа является продуктом личных исследований автора в период с 2001 по 2011 годы.

Автор самостоятельно провел большую часть исследований и экспериментов, собрал, систематизировал и проанализировал полученные результаты. При этом часть научных трудов опубликована в соавторстве с сотрудниками ГНУ СКЗНИВИ и ГНУ Донской НИИСХ Россельхозакадемии. Доктора наук Клименко А.И., Бутенков А.И., кандидаты наук Русанов В.А., Коваленко Н.А., Карева Э.П., Миронова О.А., Жила Е.В., Кутовой Д.Г., научные сотрудники Солдатенко Н.А., Фетисов Л.Н., Стрельцов Н.В., Сухих Е.А., Бокун Е.А. в справке, представленной в диссертационный совет не возражают против использования совместных данных.

Автор выражает искреннюю благодарность члену-корреспонденту РАСХН, д.с.-х.н., проф. Клименко А.И., д.б.н., проф. Лапиной Т.И., д.б.н., проф. Ермакову А.М.за консультации и поддержку.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследований, результатов собственных исследований и их обсуждения, выводов, практических предложений и списка литературы. Работа изложена на 360 страницах компьютерного текста, содержит 94 таблицы, 109 рисунков. Библиографический список включает 513 литературных источников, в том числе 318 зарубежных.

Основные положения, выносимые на защиту:

  • Природно-климатические условия региона обуславливают широкое распространение микромицетов и высокий уровень контаминации кормов микотоксинами. Недооценка значимости плесневых грибов и микотоксинов влияет на эпизоотическую ситуацию и сдерживает дальнейшее развитие отрасли.
  • Субтоксические дозы микотоксинов в период беременности оказывают депрессивное влияние на воспроизводительные качества свиноматок, процессы роста и развития полученного от них потомства.
  • Микотоксикозы являются определяющим фактором морфологических и функциональных нарушений системы крови, биохимического и иммунобиологического статуса организма свиней.

2. МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЙ

Научно-исследовательская работа проводилась в период 2001-2011 гг. в лабораториях микологии и микотоксикологии, болезней свиней Государственного научного учреждения Северо-Кавказский зональный научно-исследовательский ветеринарный институт Российской академии сельскохозяйственных наук (ГНУ СКЗНИВИ Россельхозакадемии), свиноводческих хозяйствах Южного федерального округа (Ростовская область, Краснодарский и Ставропольский края) Российской Федерации.

Общая схема проведенных исследований представлена на рисунке 1, а объем приведен в таблице 1.

Таблица 1

Общий объем проведенных исследований

Вид

исследований

Количество

проб

Микологические исследования кормов

702

Микотоксикологические исследования кормов

764

Исследования крови:

 

  • морфологические

405 (180/225)

  • гематологические

405 (180/225)

  • биохимические

405 (180/225)

  • иммунобиологические

405 (180/225)

Гистологические исследования органов-мишеней

15

Воспроизводительные качества свиноматок

45

Изучение роста и развития молодняка

90

Изучение откормочных качеств молодняка

90

Примечание: в скобках числитель – свиноматки, знаменатель – молодняк.

На I направлении исследований – анализ состояния отрасли свиноводства проведен на основе статистических обзоров Министерства сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области, по материалам отчетности Управления ветеринарии Администрации Ростовской.

I направление исследований

 

 

 

 

 


II направление исследований

 

 

 

 


III направление исследований

Изучение действия микотоксинов на организм свиней

  


                           

 

 

 


морфологические  (180)

 

Гематологические  (180)

 

Биохимические  (180)

 

Иммунобиологические

 

Воспроизводительные качества  (45)

 

Морфологические (225)

 

Гематологические (225)

 

Биохимические  (225)

 

Иммунобиологические

 

Гистологические  (15)

 

Рост и развитие (90)

 

Откормочные качества (90)

Рис. 1. Общая схема исследований

II направление исследований. Микотоксикологические исследования различных типов кормов проводили в лаборатории микологии и микотоксикологии ГНУ СКЗНИВИ Россельхозакадемии (исследования проведены совместно с Солдатенко Н.А., Русановым В.А., Фетисовым Л.Н. и Стрельцовым Н.В.). Для определения контаминации кормов токсинообразующими микромицетами первичное выделение грибов из зерна, комбикормов, кормового сырья, их видовую идентификацию выполнили с использованием традиционных методов (Билай В.И., Коваль Э.З., 1988; Андреюк Е.И. и др., 1980; Саттон Д., Фотергилл А., Ринальди М., 2001).

Уровень контаминации кормов микотоксинами определяли методом конкурентного иммуноферментного анализа (Ерошкин А.А., Буркин А.А., Кононенко Г.П., 2002) с использованием диагностических наборов ООО «Фарматех» по ГОСТ Р-52471.

III направление исследований - изучение действия субтоксических доз микотоксинов на организм свиней. Объектом изучения были чистопородные свиноматки и молодняк от рождения до шести месячного возраста крупной белой породы.

В соответствии с нормативным документом «Максимально допустимые уровни (МДУ) микотоксинов для сельскохозяйственных животных в кормах» (Утверждено ГУВ Госагропрома РСФСР от 15.02.1989 г. №44-120/155), содержание Т-2 токсина в кормах для свиней не должно превышать 0,1 мг/кг (100 мкг/кг), а охратоксина А1 – 0,05 мг/кг (50 мкг/кг). Под МДУ понимается такая концентрация химических элементов и их соединений в окружающей среде, которая при повседневном влиянии в течение длительного времени на организм животных не вызывает патологических изменений или заболеваний, устанавливаемых современными методами исследований в любые сроки жизни настоящего и последующего поколений. Исходя из этого мы считали, что меньшие концентрации микотоксинов не вызывают клиническое проявление острых микотоксикозов и являются субтоксическими. В качестве субтоксической дозы в работе использовали 0,3 МДУ (30±5 мкг/кг корма) по Т-2 токсину. При изучении сочетанного влияния Т-2 токсина и охратоксина А1 на организм свиней брали Т-2 токсин в той же концентрации, а охратоксин А1 – в дозе 0,4 МДУ (20±5 мкг/кг корма) соответственно.

По принципу аналогов было сформировано 3 группы свиноматок по 15 голов в каждой:

  • 1-я (контрольная) группа – свиноматки и полученный от них молодняк, находились на рационе с фоновым содержанием микотоксинов (не более 5±2 мкг/кг корма Т-2 токсина и 2±1 мкг/кг корма охратоксина А1);
  • 2-я (опытная) группа - свиноматки и полученный от них молодняк, находились на рационе с содержанием Т-2 токсина 0,3 МДУ;
  • 3-я (опытная) группа - свиноматки и полученный от них молодняк, находились на рационе с содержанием Т-2 токсина 0,3 МДУ и охратоксина А1 0,4 МДУ.

Содержание холостых и супоросных животных было групповым, по 15 голов в станке. За неделю до даты предполагаемого опороса маток переводили в индивидуальные станки, где они находились на протяжении всего лактационного (подсосного) периода до отъема поросят в 2 месяца. Поросят до 3-х месячного возраста содержали в индивидуальных станках для опороса, а затем перемещали в групповые станки для доращивания и откорма по 15 голов в каждом.

Поросята-сосуны до 2-х недельного возраста питались исключительно молоком матерей. С 2-х до 3-х недельного возраста (21 день) поросята-сосуны разных групп получали одинаковую подкормку - БВМД «Провими» Престартер. Начиная с 3-х недельного возраста их переводили на общехозяйственный рацион с содержанием микотоксинов в зависимости от группы.  

Кровь для исследований брали у животных из хвостовой вены от:

  • 10 свиноматок каждой группы перед постановкой опыта (фоновые значения), в конце 1-го, 2-го, 3-го месяцев супоросности, на 5-й и 28-й день лактации;
  • 15 голов молодняка каждой группы в возрасте 21 день, при отъеме в 2 месяца, а затем в 3, 4 и 6 месяцев.

Морфологические, гематологические и биохимические показатели крови исследовали в диагностическом центре института на автоматических анализаторах HemaScreen 18 и Eos Bravo forte (Hospitex Diagnostics, Italia).

Иммунобиологические исследования. При иммунобиологическом исследовании был использован комплекс следующих методов: реакция Манчини - для определения концентрации сывороточных иммуноглобулинов, определение количества Т-лимфоцитов и их субпопуляций методами розеткообразования - Е-РОК, Тимусзависимые Т-лимфоциты имеют рецепторы для эритроцитов барана, которые выступают, таким образом, специфическим маркером для их распознавания (Е-РОК: Erythrocyte - розеткообразующие клетки). Выявляли 2 субпопуляции: теофиллинчувствительные Т-лимфоциты (Т-супрессоры), утратившие способность к розеткообразованию под влиянием обработки теофиллином, и теофиллинустойчивые Т-клетки (Т-хелперы) лимфоциты, такую способность сохранившие.

Гистологические исследования. Гистопрепараты из органов-мишеней (печень, почки) готовили в ГУ РО «Ростовская областная ветеринарная лаборатория» (г. Ростов-на-Дону) от пяти двухмесячных поросят из каждой группы по общепринятым методикам. Окраску препаратов выполняли гематоксилин-эозином. Изучение гистопрепаратов осуществляли на микроскопе Optika B-353 PLi со встроенной цифровой камерой Opticam PRO 5 (Italia).

Воспроизводительные качества свиноматок оценивали по общепринятым зоотехническим показателям: многоплодие, крупноплодность, количество поросят в 21 день и в 2 месяца, молочность, масса гнезда и 1-го поросенка при отъеме в 2 месяца.

Рост и развитие молодняка от рождения до шести месячного возраста оценивали путем периодических взвешиваний 30 голов молодняка свиней из каждой  группы (в 21 день, при отъеме в 2 месяца, 3, 4 и 6 месяцев), по результатам которых определяли абсолютный, среднесуточный и относительные приросты живой массы.

Полученный цифровой материал подвергали математической обработке с использованием компьютерных прикладных программ «Microsoft Excel». Достоверность различий оценивали с использованием t-критерия Стьюдента, статистически значимыми считали различия при Р<0,05 (Лакин Г.Ф., 1990).

3. РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

3.1. Состояние свиноводства Ростовской области

3.1.1. Динамика поголовья свиней и характеристика племенной базы.

Ростовская область – один из крупнейших сельскохозяйственных регионов Российской Федерации. На Дону традиционно развито животноводство. В этой отрасли хозяйства специализируются по молочному и мясному скотоводству, свиноводству, овцеводству, коневодству и птицеводству.

За счет внедрения новых прогрессивных ресурсосберегающих технологий, реконструкции и модернизации животноводческих комплексов (ферм), целенаправленной селекционно-племенной работы в сельхозпредприятиях удалось значительно повысить продуктивность свиней.

В 2009 году племенная база отрасли свиноводства Ростовской области была представлена 5 хозяйствами (2 племзавода и 3 племрепродуктора), в которых занимались разведением, совершенствованием племенных и продуктивных качеств свиней крупной белой и скороспелой мясной пород, донского мясного типа с целью активного влияния на продуктивный потенциал товарного животноводства региона.

Вследствие заноса на территорию области африканской чумы свиней (АЧС), а также введения карантинных и ограничительных мероприятий в отдельных муниципальных образованиях, поголовье свиней во всех категориях хозяйств Ростовской области на 01.01.2011 года снизилось более чем на 220 тыс. голов по сравнению с аналогичным периодом 2010 года.

Африканская чума свиней нанесла колоссальный урон племенному свиноводству Ростовской области. На 01.06.2011 года на территории Ростовской области осталось только 2 действующих племрепродуктора: ООО «Энергия» Пролетарского (СМ-1) и ЗАО «СКВО» (КБ) Зерноградского районов, где сосредоточено чуть более 10 тыс. племенных животных.

В настоящее время удельный вес племенного поголовья в свиноводстве области составляет менее 2%. Такая ситуация вызывает трудности в обеспечении потребностей сельхозтоваропроизводителей различных форм собственности в классном племенном молодняке, обеспечивающем повышение рентабельности и конкурентоспособности отрасли. Ставит под угрозу реализацию «Концепции развития АПК Ростовской области на период 2012-2020 гг.», в соответствии которой в племенном свиноводстве намечено увеличить удельный вес племенных животных в общем поголовье и к 2020 году достигнуть 11,3 %.

3.1.2. Эпизоотическая ситуация в отрасли свиноводства Ростовской области за 2001-2010 гг.

В свиноводстве Ростовской области на протяжении 2001-2010 гг. наблюдается стабильно сложная эпизоотическая ситуация. В свиноводческих хозяйствах циркулирует целый спектр возбудителей бактериальных, вирусных и паразитарных заболеваний, в том числе особо опасных.

Установлена цикличность в динамике заболеваемости и смертности свиней. Периоды относительного эпизоотического благополучия сменяются резким ростом инфекционных болезней животных. Графически заболеваемость свиней представляла собой четко выраженную 2-х вершинную кривую с пиками в 2002 и 2009 годах, а также небольшим всплеском в 2007 году (рис. 2). Динамика смертности в целом повторяла изменения, характерные для заболеваемости животных.

За период 2001-2010 гг. наибольший уровень заболеваемости свиней в сельхозпредприятиях различных форм собственности Ростовской области  отмечен по следующим нозологическим единицам: пастереллез, колибактериоз, сальмонеллез, дизентерия и африканская чума свиней. Уровень заболеваемости животных варьировал в очень широких пределах: пастереллез – от 5,6 % до 65,7 %, колибактериоз – от 6,8 до 55,8, сальмонеллез – от 1,1 до 25,1, дизентерия – от 1,3 до 18,3, африканская чума – от 0 % до 32,1 % соответственно.

Рис. 2. Динамика заболеваемости и смертности свиней.

Установлена характерная особенность течения эпизоотического процесса в свиноводстве Ростовской области – в периоды роста заболеваемости животных пастереллезом наблюдается снижение уровня проявления других нозоформ и наоборот.

Необходимо отметить, что данные ветеринарной отчетности не в полной мере отражают реальную ситуацию в отрасли. Так, за период 2001-2010 гг. по официальным данным в сельхозпредприятиях различных форм собственности Ростовской области не зарегистрировано случаев заболевания свиней такими болезнями как респираторно-репродуктивный синдромом (РРСС), парвовирусная (ПВИС), цирковирусная инфекции и некоторые другие. Полностью отсутствуют данные о распространении, заболеваемости и смертности свиней от микотоксикозов, в первую очередь в неблагополучных пунктах по инфекционным заболеваниям вирусной и бактериальной этиологии.

3.2. Таксономическая структура токсинообразующих микромицетов в Южном Федеральном округе

В 2006-2009 гг. проведен микологический мониторинг 702 проб кормов из свиноводческих хозяйств Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского краев (рис. 3).

Рис. 3. Таксономическая структура микобиоты кормов ЮФО

в среднем за 2006-2009 гг., %.

Установлено, что преимущество в контаминации кормов (как цельного зерна, так и готовых кормов) принадлежит видам трех родов микромицетов: Aspergillus, FusariumиPenicillium. Доминировали следующие виды: Aspergillusustus, A.ochraceus, A.candidus, A.niger, A.oryzae, A.elegans, A.glaucus, A.flavus, A.clavatus; Fusariumsporotrichoides, F.graminearum, F.solani, F.moniliforme, F.gibbosum, F.lateritium, F.nivale, F.sambucinum; Penicilliumcyclopium, P.brevi-compactum, P.notatum, P.chrysogenum, P.janthinellum, P.expansumuP.glaucum.

Второе место по контаминации кормов занимали грибы из двух родов Alternariaи Mucor. Третье место разделили между собой микромицеты родов Rhizopus, Cladosporium иTrichoderma, которые выделялись в спорадических случаях.

Уменьшение отдельных родов микромицетов в таксономической структуре микобиоты кормов в 2008-2009 гг., на наш взгляд, можно объяснить крайне не благоприятными для них природно-климатическими условиями – аномальная жара и засушливое лето.

3.3. Уровень контаминации кормов микотоксинами в свиноводческих хозяйствах Южного Федерального округа

Микотоксикологическими исследованиями установлено, что ситуация с содержанием микотоксинов изменяется: варьирует спектр токсикантов, меняются уровни контаминации как по группам кормов, так и по каждому корму отдельно. Не выявлено ни одного типа кормов не загрязненного микотоксинами.

В 2006 году 75 % проб кормов содержали микотоксины, причем 43 % проб были контаминированы двумя и более микотоксинами (рис. 4). В 2007 году установлена тенденция увеличения контаминации кормов продуктами жизнедеятельности микромицетов: 86 % положительных проб (114,7% к 2006 году), содержали два и более микотоксина 66 % проб (153,5% к 2006 году). Неблагоприятные климатические условия лета 2008 года (засуха, высокая температура) отрицательно сказались на росте и токинообразовании микромицетов. Вследствие действия природных факторов отмечено снижение контаминации кормов микотоксинами: 63 % положительных проб, 54 % проб с двумя и более микотоксинами, что составило к уровню 2007 года 73,3 % и 81,8 % соответственно. В 2009 году установлена тенденция в увеличении контаминации кормов: 72 % положительных проб, содержали два и более микотоксина 61 % проб (114,3 % и 113,0 % к уровню 2008 года).

При сопоставлении динамики контаминации кормов микотоксинами с динамикой заболеваемости и смертности свиней четко видно, что увеличение загрязнения кормов продуктами жизнедеятельности плесневых грибов (2007 год) совпадает с ростом заболеваемости и смертности свиней. В 2008 году, по мере снижения контаминации кормов микотоксинами, отмечено снижение заболеваемости и смертности животных. На наш взгляд это можно объяснить иммунодепрессивным влиянием токсикантов биологического происхождения, снижению естественной резистентности, снижению  адаптивного потенциала и, как следствию, проявлению на фоне микотоксикозов других инфекционных болезней, что подтверждается результатами исследований сотрудников ГНУ СКЗНИВИ Россельхозакадемии (Солдатенко Н.А. и др., 2007, 2010).

Кроме того, Южный Федеральный округ является основной житницей Российской Федерации. Значительная контаминация зерна микотоксинами, может стать причиной проявления микотоксикозов, снижению продуктивности сельскохозяйственных животных, представлять опасность для здоровья человека и животных в других регионах страны.   

Рис. 4. Динамика контаминации кормов микотоксинами.

В разрезе отдельных микотоксинов прослеживается четкая тенденция в наибольшей контаминации кормов в Южном Федеральном округе охратоксином А1 и Т-2 токсином. За период с 2006 по 2009 годы процент проб кормов с превышением МДУ по Т-2 токсину вырос с 21 до 38 %, а охратоксина А1 – с 28 до 42 %, что послужило одним из основных критериев при выборе данных токсинов для проведения наших исследований. 

Рис. 5. Динамика контаминации кормов в разрезе отдельных микотоксинов.

По результатам исследований высокий уровень загрязнения имели в: 2006 году - ячмень, отруби; 2007 – жмых подсолнечниковый, ячмень и кукуруза; 2008 – соя и жмых подсолнечниковый; 2009 году – кукуруза, горох, соя и сухое молоко. В течение всего периода исследований сохранялась высокая контаминация микотоксинами комбикормов для свиней разных технологических и половозрастных групп.

3.4. Действие микотоксинов на организм свиноматок

3.4.1. Результаты морфологических исследований крови свиноматок на протяжении репродуктивного цикла

3.4.1.1. Показатели красной крови свиноматок в период от случки до отъема поросят

Фоновые значения морфологических показателей крови свиноматок подопытных групп перед постановкой опытов не различались и были в пределах физиологической нормы: количество эритроцитов – 6,4-6,5?1012/л, гемоглобин – 128-130 г/л, гематокрит – 0,41-0,42 ед. и СОЭ – 7,9-8,1 мм/ч соответственно.

К концу первого месяца супоросности наибольшее количество эритроцитов было у свиноматок 2-й группы – 6,5?1012/л, промежуточное положение занимали матки 1-й группы (табл. 2). Самыми низкими показателями характеризовались животные 3-й группы, которые достоверно уступали аналогам других групп 1,0-1,2?1012/л (Р<0,01). Однофакторный дисперсионный анализ показал, что влияние организованного фактора (уровень контаминации кормов микотоксинами) на признак составило 33,5 % (Р<0,01). Сходная картина была отмечена по уровню гемоглобина, гематокрита и СОЭ.

Таблица 2

Морфологические показатели крови свиноматок сравниваемых групп

Показатели

Группа животных

1

2

3

 

Конец 1-го месяца супоросности

Эритроциты, ?1012/л

6,3 ± 0,24

6,5 ± 0,28

5,3 ± 0,23**

Гемоглобин, г/л

128 ± 3,1

133 ± 3,5

113 ± 3,4**

Гематокрит, ед.

0,41 ± 0,018

0,42 ± 0,019*

0,36 ± 0,02*

СОЭ, мм/ч

8,0 ± 0,22

8,4 ± 0,38

10,1 ± 0,43***

Конец 3-го месяца супоросности

Эритроциты, ?1012/л

5,8 ± 0,17

5,0 ± 0,15**

4,2 ± 0,15***

Гемоглобин, г/л

119 ± 2,5

95 ± 2,9**

82 ± 2,3***

Гематокрит, ед.

0,38 ± 0,019

0,31 ± 0,018**

0,26 ± 0,019***

СОЭ, мм/ч

7,2 ± 0,20

9,4 ± 0,35**

12,9 ± 0,32***

28 день лактации

Эритроциты, ?1012/л

5,2 ± 0,22

4,6 ± 0,21**

4,0 ± 0,22**

Гемоглобин, г/л

110 ± 4,0

91 ± 3,5**

84 ± 3,1***

Гематокрит, ед.

0,33 ± 0,023

0,28 ± 0,026

0,22 ± 0,024**

СОЭ, мм/ч

12,6 ± 0,54

15,2 ± 0,69*

16,9 ± 0,66***

Примечание: здесь и далее: * - Р< 0,05; ** - Р< 0,01; *** - Р < 0,001 по сравнению

с 1-й группой.

В конце третьего месяца супоросности свиноматки 2-й и 3-й групп отличались значительным снижением морфологических показателей по сравнению с контрольными животными. Так, они уступали по: количеству эритроцитов на 0,8-1,6?1012/л (Р<0,01-0,001), концентрации гемоглобина - на 24-37 г/л (Р<0,01-0,001), гематокрита - на 0,07-0,12 ед. (Р<0,01-0,001) при одновременном повышении СОЭ на 2,2-5,7 мм/ч (Р<0,01-0,001). Влияние организованного фактора в значительной степени детерминировало фенотипическую изменчивость всех изученных морфологических показателей крови - от 44,1 до 87,3 % (Р<0,001) из общей структуры изменчивости признаков.

К 28 дню лактации патогенетическое действие субтоксических доз микотоксинов проявилось тем, что матки 1-й группы превосходили аналогов из опытных групп по: количеству эритроцитов на 0,5-1,2?1012/л (Р<0,01), содержанию гемоглобина – на 19-26 г/л (Р<0,01-0,001) и гематокриту – на 0,05-0,11 ед. (Р<0,001) при меньшей СОЭ на 2,6-4,3 мм/ч (Р<0,01-0,001).

3.4.1.2. Показатели белой крови свиноматок в период от случки до отъема поросят

Показатели белой крови свиноматок разных групп перед постановкой опыта существенно не отличались и находились в пределах физиологической нормы.

К концу 1-го месяца супоросности поступление с кормом микотоксинов в концентрациях ниже МДУ вызвало существенные сдвиги в лейкограмме свиноматок опытных групп. У них выросло абсолютное количество лейкоцитов, изменилось относительное содержание эозинофилов и незрелых форм нейтрофилов (юных и палочкоядерных). Так, они превосходили аналогов 1-й группы по данным показателям на 1,5-2,6?109/л (Р<0,01-0,001), 1,3-1,6% (Р<0,001), 0,5-0,6% (Р<0,001) и 1,8-2,3% (Р<0,001) при влиянии организованного фактора от 40,8 до 82,5% (Р<0,001).

В конце второго месяца супоросности у свиноматок 2-й и 3-й групп, по сравнению с контрольными аналогами, произошло снижение абсолютного количества лейкоцитов и сегментоядерных нейтрофилов на 0,4-1,5?109/л (Р<0,05) и 6,2-6,6% (Р<0,01). В то же время у них отмечена тенденция в росте относительного содержания эозинофилов, юных и палочкоядерных нейтрофилов. По данным показателям животные 2-й и 3-й групп превосходили контрольных аналогов на 2,5-3,1% (Р<0,001), 1,2-1,3% (Р<0,001), 2,2-2,8% (Р<0,001) соответственно.

С повышением срока супоросности и после опороса общие тенденции в структуре лейкоформулы свиноматок изучаемых групп остались прежними. К 28-му дню лактации животные контрольной группы превосходили опытных аналогов по абсолютному количеству лейкоцитов на 2,4-4,5?109/л (Р<0,01-0,001), эозинофилов – на 0,9-1,1 % (Р<0,001), сегментоядерных нейтрофилов – на 6,5-8,2 % (Р<0,01-0,001). Матки 2-й и 3-й групп характеризовались большим относительным содержанием юных и палочкоядерных нейтрофилов, моноцитов на 1,5-2,1 % (Р<0,001), 3,2-3,6 (Р<0,001) и 0,6-0,9 % (Р<0,01) соответственно.

Установлено, что фенотипическая изменчивость большинства клеток белой крови в значительной степени обусловлена влиянием организованного фактора – от 31,1 до 89,1 % (Р<0,01-0,001).

3.4.2. Результаты биохимических исследований крови свиноматок на протяжении репродуктивного цикла

Перед постановкой опытов фоновые значения биохимических показателей крови свиноматок не отличались и были в пределах физиологической нормы.

Поступление с кормом субтоксических доз микотоксинов к концу 1-го месяца супоросности вызвало у свиноматок опытных групп снижение концентрации альбуминов – на 2,7-4,4 г/л (Р<0,01-0,001), повышение активности АсАТ – на 2,0-3,1 Е/л (Р<0,05), уровня мочевины – на 0,56-1,12 ммоль/л (Р<0,05-0,001). Вместе с тем отмечены определенные отличия в изменении биохимических показателей крови у свиноматок опытных групп, по сравнению с контрольными аналогами. Так, матки 2-й группы характеризовались более высоким содержанием глобулинов на 5,2 г/л (Р<0,05), общего кальция - на 0,22 ммоль/л (Р<0,01) и фосфора неорганического – на 0,13 ммоль/л при одновременном снижении концентрации в крови глюкозы на 0,28 ммоль/л, билирубина – на 0,14 мкмоль/л, активности АлАТ – на 1,8 Е/л (Р<0,05), щелочной фосфатазы, ЛДГ – на 12,4 Е/л (Р<0,05). Для животных 3-й группы было характерным повышением активности щелочной фосфатазы на 8,5 Е/л (Р<0,01), ЛДГ – на 11,7 Е/л (Р<0,05), концентрации глюкозы – на 0,75 ммоль/л (Р<0,05).

Начиная со 2-го месяца супоросности и вплоть до 28 дня лактации патогенетическое действие микотоксинов в концентрациях значительно ниже МДУ характеризовалось одинаковым изменениями биохимических показателей крови у животных опытных групп. Необходимо отметить, что более выраженные изменения наблюдались у маток 3-й группы при сочетанном воздействии микотоксинов. Так, на 28 день лактации животные опытных групп уступали контрольным аналогам по содержанию общего белка на 5,6-9,1 г/л (Р<0,01-0,001), альбуминов – на 2,8-3,5 г/л (Р<0,01), глобулинов – на 2,8-5,6 г/л (Р<0,01), общего кальция – на 0,29-0,42 ммоль/л (Р<0,05-0,01) и фосфора неорганического – на 0,25-0,34 ммоль/л (Р<0,001) соответственно. В то же время они превосходили свиноматок 1-й группы по активности ферментов АлАТ на 1,8-7,9 Е/л (Р<0,01-0,001), АсАТ на 3,9-4,5 Е/л (Р<0,01), щелочной фосфатазы – на 28,9-62,7 Е/л (Р<0,001), ЛДГ – на 15,8-58,1 Е/л (Р<0,05-0,001), концентрации глюкозы – на 0,74-1,33 ммоль/л (Р<0,01-0,001), мочевины – на 1,34-2,18 ммоль/л (Р<0,001), билирубина – на 0,24-0,37 мкмоль/л (Р<0,01-0,001).

Однофакторный дисперсионный анализ показал, что установленные различия между группами обусловлены в значительной мере влиянием организованного фактора (наличие микотоксинов в рационе).

3.4.3. Результаты иммунобиологических исследований крови свиноматок на протяжении репродуктивного цикла

Перед постановкой фоновые значения клеточного и гуморального звеньев иммунитета свиноматок разных групп существенно не различалось, были примерно на одном уровне и в пределах физиологической нормы.

К концу первого месяца супоросности у животных опытных групп отмечен рост признаков, характеризующих клеточные и гуморальные звенья иммунитета (табл. 3, 4). Так, они превосходили контрольных аналогов по содержанию в периферической крови Т-лимфоцитов на 0,40-0,76?109/л (Р<0,05-0,001), Т-хелперов – на 0,18-0,28?109/л (Р<0,01-0,001), Т-супрессоров – на 0,08-0,15?109/л (Р<0,01-0,001), В-лимфоцитов – на 0,26-0,40?109/л (Р<0,01-0,001), Ig A – на 0,27-0,52 мг/мл (Р<0,01), Ig G – на 1,0-1,8 мг/мл (Р<0,01-0,001) и Ig M – на 0,4-0,8 мг/мл (Р<0,01-0,001) соответственно.

Постоянное поступление с кормом субтоксических доз микотоксинов оказало депрессивное воздействие на показатели клеточных и гуморальных звеньев иммунитета свиноматок опытных групп (особенно 3-й группы).

Таблица 3

Показатели клеточного иммунитета периферической крови

свиноматок сравниваемых групп 

Показатели

Группа животных

1

2

3

 

Конец 1-го месяца супоросности

Т-лимфоциты, ?109/л

3,33 ± 0,07

3,73 ± 0,10*

4,09 ± 0,11***

Т-хелперы, ?109/л

0,93 ± 0,02

1,11 ± 0,03**

1,21 ± 0,04***

Т-супрессоры, ?109/л

0,41 ± 0,01

0,49 ± 0,02**

0,56 ± 0,02***

 

Конец 3-го месяца супоросности

Т-лимфоциты, ?109/л

3,40 ± 0,05

2,83 ± 0,08**

2,08 ± 0,05***

Т-хелперы, ?109/л

0,92 ± 0,02

0,74 ± 0,02***

0,51 ± 0,01***

Т-супрессоры, ?109/л

0,42 ± 0,01

0,33 ± 0,01***

0,22 ± 0,01***

 

28 день лактации

Т-лимфоциты, ?109/л

3,10 ± 0,07

2,56 ± 0,06***

2,04 ± 0,05***

Т-хелперы, ?109/л

0,85 ± 0,02

0,65 ± 0,01***

0,46 ± 0,01***

Т-супрессоры, ?109/л

0,39 ± 0,01

0,29 ± 0,01***

0,21 ± 0,01***

С повышением срока супоросности и во время лактации у животных опытных групп, по сравнению с контрольными аналогами, установлено снижение изучаемых показателей.

На 28 день лактации свиноматки 1-й группы превосходили животных 2-й и 3-й групп по количеству Т-лимфоцитов на 0,54-1,06?109/л (Р<0,001), Т-хелперов – 0,20-0,39?109/л (Р<0,001), Т-супрессоров – 0,10-0,18?109/л (Р<0,001), В-лимфоцитов – на 0,39-0,69?109/л (Р<0,01-0,001), Ig A – на 0,62-0,97 мг/мл (Р<0,01-0,001), Ig G – на 1,2-2,0 мг/мл (Р<0,05-0,01) и Ig M – на 0,6-1,2 мг/мл (Р<0,001).

Таблица 4

Показатели гуморального иммунитета периферической крови

свиноматок сравниваемых групп 

Показатели

Группа животных

1

2

3

 

Конец 1-го месяца супоросности

В-лимфоциты, ?109/л

1,69 ± 0,03

1,95 ± 0,04**

2,09 ± 0,05***

Ig A, мг/мл

6,26 ± 0,12

6,53 ± 0,15

6,78 ± 0,16**

Ig G, мг/мл

14,4 ± 0,25

15,4 ± 0,29**

16,2 ± 0,27***

Ig M, мг/мл

4,5 ± 0,08

4,9 ± 0,11**

5,3 ± 0,13***

 

Конец 3-го месяца супоросности

В-лимфоциты, ?109/л

1,74 ± 0,03

1,39 ± 0,03***

1,04 ± 0,03***

Ig A, мг/мл

6,29 ± 0,14

5,92 ± 0,16**

5,35 ± 0,13***

Ig G, мг/мл

14,1 ± 0,28

13,6 ± 0,31

12,9 ± 0,29*

Ig M, мг/мл

4,3 ± 0,10

4,1 ± 0,08

3,6 ± 0,08***

 

28 день лактации

В-лимфоциты, ?109/л

1,58 ± 0,03

1,19 ± 0,03**

0,89 ± 0,02***

Ig A, мг/мл

6,24 ± 0,14

5,62 ± 0,14**

5,27 ± 0,13***

Ig G, мг/мл

14,4 ± 0,31

13,2 ± 0,31*

12,4 ± 0,32**

Ig M, мг/мл

4,3 ± 0,09

3,7 ± 0,09***

3,1 ± 0,08***

Однофакторный дисперсионный анализ показал, что фенотипическая изменчивость показателей клеточного звена иммунитета в подавляющей степени детерминирована влиянием организованного фактора – на 84,3-92,7% (Р<0,001). Из гуморальных факторов иммунитета наибольшему влиянию микотоксинов подвержены В-лимфоциты и Ig M – на 91,2 и 78,3 % (Р<0,001), тогда как иммуноглобулины A и G – только на 43,9-49,2 % (Р<0,001).

3.4.4. Влияние микотоксинов на воспроизводительные качества свиноматок

Субтоксические дозы микотоксинов оказали эмбриотоксическое действие, которое проявилось в снижении многоплодия свиноматок опытных групп на 0,1 гол. и 0,3 гол., крупноплодности – на 0,09 кг (Р<0,01) и 0,14 кг (Р<0,001) соответственно.

Наибольшим количеством поросят в 21 день и 2 месяца характеризовались свиноматки 1-й группы. Они превосходили аналогов 2-й группы на 0,2 и 0,3 гол., а 3-й группы – на 0,3 и 0,5 гол.  

Животные 2-й и 3-й групп значительно уступали аналогам из контроля по молочности. Самые низкие показатели отмечены у маток 3-й группы (сочетанное действие микотоксинов) – 44,7 кг, что на 9,9 кг или 22,1 % (Р<0,001) меньше по сравнению с животными контрольной группы. Разница в молочности между свиноматками 1-й и 2-й групп составила 5,5 кг (Р<0,01) или 11,2 %. Полученные различия подтвердились результатами дисперсионного анализа, где влияние организованного фактора на признак достигло 51,3 % (Р<0,001).

Таблица 5

Воспроизводительные качества свиноматок разных групп

Показатели

Группа животных

1

2

3

Многоплодие, голов

10,6 ± 0,29

10,5 ± 0,29

10,3 ± 0,25

Крупноплодность, кг

1,11 ± 0,024

1,02 ± 0,030**

0,97 ± 0,039***

Количество поросят в 21 день, голов

10,4 ± 0,21

10,2 ± 0,22

10,1 ± 0,24

Молочность, кг

54,6 ± 0,9

49,1 ± 1,1**

44,7 ± 1,1***

Количество поросят в 2 месяца, голов

10,2 ± 0,22

9,9 ± 0,23

9,7 ± 0,21*

Масса гнезда при отъеме в 2 месяца, кг

186,5 ± 2,9

170,3 ± 2,7***

153,7 ± 3,5***

Масса 1 поросенка при отъеме в 2 месяца, кг

18,3 ± 0,25

17,2 ± 0,24**

15,9 ± 0,27***

Длительное поступление токсинов с кормом отрицательно сказалось на росте и развитии поросят-сосунов. Так, свиноматки 1-й группы достоверно превосходили аналогов 2-й группы по массе гнезда при отъеме на 16,2 кг или 9,5 %, а животных 3-й группы – на 32,8 кг или 21,3 % соответственно.

По массе 1-го поросенка при отъеме в 2 месяца матки 2-й и 3-й групп уступали аналогам из 1-й группы на 1,1-2,4 кг (Р<0,01-0,001) или 6,4-15,1 %. Влияние уровня контаминации кормов (организованный фактор) на массу поросенка при отъеме подтвердило установленные различия и составило 51,8 % (Р<0,001).

3.5. Действие микотоксинов на организм молодняка свиней, полученного от свиноматок, получавших корм с разным уровнем содержания микотоксинов

3.5.1. Результаты морфологических исследований крови молодняка свиней от рождения до 6-ти месячного возраста

3.5.1.1. Показатели красной крови молодняка свиней

В 21-дневном возрасте самое высокое количество эритроцитов имели поросята 1-й группы – 4,15?1012/л. Животные 2-й группы уступали аналогам из 1-й группы на 0,3?1012/л (Р<0,05) или 7,8 %, а молодняк 3-й группы – на 0,44?1012/л (Р<0,05) или 11,9 %.

Следствием уменьшения количества эритроцитов у поросят 2-й и 3-й групп, явилось снижение концентрации гемоглобина в крови. Так, концентрация гемоглобина у молодняка 2-й группы была меньше, по сравнению с контролем, на 7,2 г/л (Р<0,05) или 8,5 %, а у животных 3-й группы – на 11,3 г/л (Р<0,001) или 14,1 %. Также установлено достоверное снижение числа гематокрита у животных 2-й и 3-й групп, по сравнению с поросятами-сосунами 1-й группы, на 0,05-0,10 ед. (Р<0,05-0,001) и ускорение СОЭ на 0,5-1,1 мм/ч (Р<0,05-0,001).

В 2-х месячном возрасте и другие возрастные периоды молодняк свиней 1-й группы статистически достоверно превосходил аналогов опытных групп по морфологическим показателям периферической крови.

В возрасте 6 месяцев самое большое количество эритроцитов было у подсвинков 1-й группы – 5,75?1012/л. Животные 2-й группы уступали им на 0,82?1012/л (Р<0,001) или 16,6 %, а молодняк 3-й группы – на 1,13?1012/л (Р<0,001) или 24,5 %.

По концентрации гемоглобина и числу гематокрита молодняк 1-й группы превосходил аналогов из 2-й группы на 16,2 г/л (Р<0,01) и 0,04 ед. Животные 3-й группы характеризовались самым меньшим уровнем гемоглобина, уступая контрольным, на 22,3 г/л (Р<0,001) или 24,4 %, гематокрита – на 0,06 ед. (Р<0,01) или 17,1 % соответственно.

3.5.1.2. Показатели белой крови молодняка свиней

В возрасте 21 день уровень лейкоцитов у поросят 1-й группы составил 8,6?109/л, тогда как животные 2-й и 3-й групп уступали аналогам на 0,8?109/л и 1,5?109/л (Р<0,05-0,01) или на 10,3 % и 21,1 % соответственно.

Самое высокое относительное содержание эозинофилов в периферической крови также имели поросята-сосуны 1-й группы. Они превосходили животных 2-й и 3-й групп на 0,7 % (Р<0,01) и 1,5 % (Р<0,001).

В тоже время поросята опытных (2-я и 3-я) групп достоверно превосходили аналогов из 1-й группы по относительному количеству разных форм нейтрофилов: юных – на 0,85-1,75 %, палочкоядерных – на 2,9-3,2 % и сегментоядерных – на 7,5-11,7 % (Р<0,001).

Содержание лимфоцитов у поросят 1-й группы находилось в границах физиологической нормы и составляло 48,8 % от общего количества лейкоцитов. У животных опытных групп данный показатель был ниже физиологической нормы, особенно у молодняка 3-й группы. Так, поросята 2-й группы достоверно (Р<0,01) уступали аналогам из 1-й группы на 9,6 %, а 3-й группы – на 13,5 %.

Животные 2-й и 3-й групп характеризовались меньшим уровнем моноцитов по сравнению с молодняком из 1-й группы на 0,9-1,6 % (Р<0,01-0,001).

В последующие возрастные периоды общие тенденции в соотношении разных типов лейкоцитов у животных изучаемых групп остались прежними.

В 6-ти месячном возрасте уровень содержания белых клеток крови у животных 2-й группы по сравнению с контролем был ниже на 2,3?109/л (Р<0,001) или 21,7 %, а подсвинков 3-й группы – на 3,0?109/л (Р<0,001) или 30,3 % соответственно.

Свиньи 2-й и 3-й групп характеризовались достоверно большим относительным количеством молодых (незрелых) форм нейтрофилов, по сравнению с аналогами из 1-й группы: юных нейтрофилов – на 2,8-4,5 % (Р<0,001) и палочкоядерных - на 6,1-7,9 % (Р<0,001) соответственно.

Как и в предыдущий период, животные 2-й группы достоверно (Р<0,001) уступали аналогам из контроля по количеству лимфоцитов  на 12,7 %, а 3-й группы – на 14,6 % соответственно.

3.5.2. Результаты биохимических исследований крови молодняка свиней от рождения до 6-ти месячного возраста

Поступление микотоксинов с кормом, как и у матерей, вызывало усиление активности ферментативной системы организма поросят опытных групп. Они превосходили аналогов из контрольной группы по активности: АлАТ – на 3,2-4,5 Е/л (Р<0,01) или 10,7-15,1 %, АсАТ – 3,4-6,7 Е/л (Р<0,01-0,001) или 10,5-20,6 %, щелочной фосфатазы – на 5,1-15,3 Е/л (Р<0,001) или 9,2-27,5 %, ЛДГ – на 10,9-24,6 Е/л (Р<0,05-0,001) или 12,9-29,0 % соответственно.

Уровень глюкозы в сыворотке крови у поросят 1-й группы составил 5,27 ммоль/л, что больше, чем у животных 2-й группы на 0,18 ммоль/л или 3,5 %, а 3-й группы – на 0,45 ммоль/л (Р<0,05) или 9,3 %.

У поросят 2-й и 3-й групп, по сравнению с контролем, отмечено повышение содержания мочевины на 0,82-1,29 ммоль/л (Р<0,01-0,001) или 16,0-25,1 %, билирубина – на 0,05-0,07 мкмоль/л (Р<0,01) или 7,5-10,4 %. Существенных различий между поросятами-сосунами разных групп по содержанию общего кальция установлено не было. Тогда как в концентрации фосфора неорганического животные опытных групп уступали аналогом из контроля на 0,17-0,22 ммоль/л (Р<0,001).

В 2-хмесячном возрасте поросята 1-й группы превосходили аналогов опытных групп по содержанию общего белка на 4,5-8,7 г/л (Р<0,05),  альбуминов – на 2,0-2,9 г/л, глобулинов – на 2,5-5,8 г/л (Р<0,05-0,01).

Активность ферментов у поросят 2-й и 3-й групп еще более возросла. Они превосходили контрольных животных по АлАТ – на 4,1-6,1 Е/л (Р<0,01-0,001). АсАТ – на 4,1-7,5 Е/л (Р<0,01-0,001), щелочной фосфатазы – на 22,4-33,8 Е/л (Р<0,001), ЛДГ – на 1,5-21,8 Е/л (Р<0,01) соответственно. При этом установлено, что активность АсАТ в значительной степени обусловлена влиянием организованного фактора – 60,4 % (Р<0,001), а активность других энзимов в меньшей мере была детерминирована действием микотоксинов (организованный фактор) – 28,2-35,3 % (Р<0,001).

Содержание глюкозы в сыворотке крови поросят 1-й группы осталось на том же уровне – 5,07 ммоль/л. Во 2-й группе за прошедший период отмечено увеличение концентрации глюкозы на 0,52 ммоль/л, а в 3-й - на 1,75 ммоль/л. В этой связи, животные опытных групп превосходили аналогов из контрольной группы на 0,54-1,50 ммоль/л (Р<0,001).

Как и в 21 день, самый низкий уровень мочевины и билирубина был отмечен у поросят 1-й группы – 5,54 ммоль/л и 0,65 мкмоль/л. Разница между животными контрольной и опытных групп составляла: по уровню мочевины 1,18-2,31 ммоль/л (Р<0,01-0,001), а по билирубину – 0,18-0,26 мкмоль/л (Р<0,001).

Отмеченные тенденции в различии биохимических показателей крови у молодняка 1-й группы и опытных аналогов сохранились.

В 6-ти месячном возрасте, как и ранее, свиньи контрольной группы превосходили аналогов по уровню общего белка, белковых фракций, общего кальция и фосфора неорганического в сыворотке крови. В то же время у животных опытных групп  была выше: активность ферментов АлАТ – на 2,9-5,2 Е/л (Р<0,05-0,001), АсАТ – на 6,2-10,7 Е/л (Р<0,01-0,001), щелочной фосфатазы – на 32,3-53,9 Е/л (Р<0,001), ЛДГ – на 34,2-57,1 Е/л (Р<0,001); концентрация глюкозы, мочевины и билирубина на 0,81-2,06 ммоль/л (Р<0,01-0,001), 1,26-2,62 ммоль/л (Р<0,001) и 0,25-0,41 мкмоль/л (Р<0,001) соответственно.

3.5.3. Результаты иммунобиологических исследований крови молодняка свиней от рождения до 6-ти месячного возраста

В возрасте 21 день поросята 1-й группы характеризовались наибольшим абсолютным количеством Т-лимфоцитов и их отдельных популяций, опережая животных 2-й и 3-й групп на 0,68-1,02?109/л (Р<0,001), 0,20-0,31?109/л (Р<0,001) и 0,10-0,15?109/л (Р<0,001) соответственно (табл. 6).

Таблица 6

Показатели клеточного иммунитета периферической крови

молодняка свиней сравниваемых групп 

Показатели

Группа животных

1

2

3

 

21 день

Т-лимфоциты, ?109/л

2,03 ± 0,05

1,35 ± 0,04***

1,01 ± 0,03***

Т-хелперы, ?109/л

0,51 ± 0,01

0,31 ± 0,01***

0,20 ± 0,01***

Т-супрессоры, ?109/л

0,26 ± 0,01

0,16 ± 0,01***

0,11 ± 0,01***

 

3 месяца

Т-лимфоциты, ?109/л

2,23 ± 0,05

1,46 ± 0,03***

1,09 ± 0,03***

Т-хелперы, ?109/л

0,58 ± 0,01

0,34 ± 0,01***

0,22 ± 0,01***

Т-супрессоры, ?109/л

0,28 ± 0,01

0,17 ± 0,01***

0,12 ± 0,01***

 

6 месяцев

Т-лимфоциты, ?109/л

2,93 ± 0,07

1,88 ± 0,05***

1,54 ± 0,04***

Т-хелперы, ?109/л

0,77 ± 0,02

0,47 ± 0,01***

0,35 ± 0,01***

Т-супрессоры, ?109/л

0,36 ± 0,01

0,24 ± 0,01***

0,19 ± 0,01***

Однофакторный дисперсионный анализ показал, что фенотипическая изменчивость как абсолютного количества Т-лимфоцитов, так и их отдельных популяций в подавляющей степени детерминирована организованным фактором – 89,7-95,0 % (Р<0,001).

Кроме того, поросята-сосуны 1-й группы превосходили аналогов из опытных групп по количеству В-лимфоцитов и содержанию иммуноглобулинов разных классов на 0,34-0,52?109/л (Р<0,001), 0,61-0,87 мг/мл (Р<0,01-0,001), 1,4-2,3 мг/мл (Р<0,01-0,001) и 0,17-0,92 мг/мл (Р<0,05-0,001).

Таблица 7

Показатели гуморального иммунитета периферической крови

молодняка свиней сравниваемых групп 

Показатели

Группа животных

1

2

3

 

21 день

В-лимфоциты, ?109/л

1,06 ± 0,02

0,72 ± 0,02***

0,54 ± 0,01***

Ig A, мг/мл

5,72 ± 0,11

5,11 ± 0,09**

4,85 ± 0,08***

Ig G, мг/мл

12,6 ± 0,23

11,2 ± 0,22**

10,3 ± 0,16***

Ig M, мг/мл

3,93 ± 0,08

3,76 ± 0,08*

3,01 ± 0,05***

 

3 месяца

В-лимфоциты, ?109/л

1,18 ± 0,02

0,73 ± 0,01***

0,55 ± 0,01***

Ig A, мг/мл

5,84 ± 0,10

5,18 ± 0,11**

4,23 ± 0,09***

Ig G, мг/мл

13,3 ± 0,26

11,9 ± 0,25**

10,6 ± 0,22***

Ig M, мг/мл

4,13 ± 0,09

3,78 ± 0,09**

3,11 ± 0,07***

 

6 месяцев

В-лимфоциты, ?109/л

1,53 ± 0,04

0,98 ± 0,02***

0,82 ± 0,02***

Ig A, мг/мл

5,93 ± 0,13

5,32 ± 0,13***

4,77 ± 0,11***

Ig G, мг/мл

13,7 ± 0,31

12,6 ± 0,27*

11,5 ± 0,27***

Ig M, мг/мл

4,22 ± 0,09

3,86 ± 0,08**

3,53 ± 0,09***

Аналогичная картина наблюдалась на протяжении всего периода исследований. Депрессивное воздействие микотоксинов на иммунитет привело к тому, что в шести месячном возрасте молодняк свиней опытных групп уступал животным 1-й группы по количеству тимусзависимых лимфоцитов на 1,05-1,39?109/л (Р<0,001), р-РОК – на 0,30-0,42?109/л (Р<0,001), в-РОК – на 0,12-0,17?109/л (Р<0,001), В-лимфоцитов – на 0,55-0,71?109/л (Р<0,001) и иммуноглобулинов разных классов.

3.5.4. Изменения гистоструктуры органов-мишеней под действием микотоксинов у молодняка свиней

В гистопрепаратах органов-мишеней от поросят контрольной группы выраженных структурных изменений установлено не было.

У животных 2-й и 3-й групп произошли значительные изменения в печени, выражавшиеся в реакции со стороны сосудистого русла – застойная гиперемия (у поросят 3-й группы, кроме того, стаз крови, кровоизлияния); со стороны паренхимы – дистрофия гепатоцитов, некроз; и со стороны стромы – разрастание соединительной ткани вокруг долек, а у молодняка 3-й группы – развивается цирроз печени.

В почках поросят 2-й группы патология менее выражена, здесь обнаружена застойная гиперемия и белковая дистрофия канальцев. Тогда как у животных 3-й группы, кроме вышеуказанных патологий, выявлены интерстициальный нефрит, начинающийся интракапиллярный гломерулонефрит, десквамация эпителия собирательных трубок.

3.5.5. Рост и развитие молодняка свиней

Самой высокой крупноплодностью характеризовались поросята 1-й группы – 1,11 кг. Им достоверно уступали аналоги из 2-й и 3-й групп на 0,09 кг при Р<0,05 (8,8 % ) и 0,14 кг при Р<0,01 (14,4 %) соответственно.

В 21-дневном возрасте самая высокая средняя живая масса была у поросят-сосунов 1-й группы, которые превосходили аналогов из 2-й группы на 0,4 кг (Р<0,01) или 8,2 %, а 3-й – на 0,9 кг (Р<0,001) или 20,5 %. Животные 1-й группы характеризовались наибольшими абсолютным и среднесуточными приростами живой массы – 4,14 кг и 197 г. Им уступали аналоги из 2-й группы на 0,24 кг (Р<0,05) или 6,2 % и 11 г (Р<0,05) или 5,9 %, а 3-й группы – на 0,71 кг (Р<0,001) или 20,7 % и 34 г (Р<0,001) или 20,9 %. Достоверных различий по относительной скорости роста между животными сравниваемых групп установлено не было.

В 2-х месячном возрасте поросята 1-й группы превосходили аналогов из 2-й группы по средней живой массе на 1,1 кг (Р<0,05) или 6,4 %, абсолютному приросту – на 0,8 кг (Р<0,05) или 6,5 % и среднесуточному приросту – на 20 г (Р<0,05) или 6,3 %. Молодняк 3-й группы, имевший самые низкие показатели, уступал животным 1-й группы соответственно на 2,4 кг (Р<0,001) или 15,1 %; 1,5 кг (Р<0,001) или 12,9 % и 338 г (Р<0,001) или 12,8 % (рис. 33-36).

Самая высокая средняя живая масса одного поросенка в 3-х месячном возрасте была у животных 1-й группы. Они высоко достоверно превосходили молодняк 2-й группы на 2,3 кг (Р<0,001) или 12,5 %, а 3-й группы – на 5,7 кг (Р<0,001) или 23,7 %. Аналогичная картина наблюдалась по изменению абсолютного и среднесуточного приростов живой массы поросят. Так, поросята 1-й группы превосходили аналогов из 2-й и 3-й групп по абсолютному приросту на 2,3 кг (Р<0,001) или 25,5 % и 3,3 кг (Р<0,001) или 40,2 %, среднесуточному приросту – на 76 г (Р<0,001) или 24,8 % и 111 г (Р<0,001) или 40,8 % соответственно.

Впервые с начала опыта животные 1-й группы превзошли молодняк опытных групп по относительной скорости роста на 8,9-11,4 % (Р<0,001).

В 4-х месячном возрасте подсвинки 1-й группы имели самые высокие показатели, характеризующие индивидуальное развитие организма в постнатальный период: средняя живая масса одного животного – 41,6 кг, абсолютный прирост живой массы – 11,8 кг, среднесуточный прирост – 392 г и относительный прирост живой массы – 40,1 %. По этим показателям они превосходили аналогов из 2-й и 3-й групп на: 5,2-9,3 кг (Р<0,001) или 14,3-28,8 %, 2,0-3,6 кг (Р<0,001) или 20,4-43,9 %, 64-119 г (Р<0,001) или 19,5-43,6 %, 2,8-5,9 % (Р<0,05-0,01) соответственно.

В возрасте 6 месяцев свиньи 2-й и 3-й групп уступали аналогам из 1-й группы по: средней живой массе одного животного на 8,8-15,8 кг (Р<0,001) или 14,3-29,0 %, абсолютному приросту – на 3,7-6,5 кг (Р<0,001) или 14,8-29,3 %, среднесуточному приросту живой массы – на 62-108 г (Р<0,001) или 14,9-29,2 %. У свиней изучаемых групп отмечено выравнивание относительной скорости роста.

3.5.6. Откормочные качества молодняка свиней

Животные 1-й группы раньше опытных аналогов достигали живой массы 100 кг. Они достоверно превосходили молодняк 2-й группы на 10,9 дней (Р<0,001) или 5,3 %, а 3-й группы – на 27,3 дней (Р<0,001) или 13,2 %.

Аналогичная картина наблюдалась при изучении конверсии корма животными сравниваемых групп. Так, свиньи 1-й группы в период контрольного выращивания затрачивали на 1 кг прироста живой массы 4,22 корм. ед. Тогда как молодняку 2-й группы для получения 1 кг прироста требовалось кормов больше на 0,24 корм. ед. (Р<0,01) или 5,7 %, а 3-й группы – на 0,71 корм. ед. (Р<0,001) или 16,8 %.

Наибольшим среднесуточным приростом живой массы тела на контрольном выращивании характеризовались животные контрольной группы – 482 г. Молодняк 2-й группы отставал от них на 43 г (Р<0,01) или 9,8 %, а свиньи 3-й группы – на 79 г. (Р<0,001) или 19,6 %.

При достижении массы 100 кг самая низкая толщина шпика была у молодняка свиней 1-й группы – 30,9 мм. Животные 2-й группы превосходили их на 0,7 мм, причем абсолютная разница носила не достоверный характер, а свиньи 3-й группы – на 1,4 мм (Р<0,001).

3.6. Экономическое обоснование результатов исследований

По завершению экспериментальной части работы рассчитана экономическая эффективность выращивания и откорма молодняка свиней на рационах с содержанием субтоксических доз микотоксинов (табл. 8).

В 1-й группе при реализации молодняка свиней со средней живой массой 100 кг получена прибыль в размере 1427,6 тысяч рублей. Наличие в рационе животных субтоксических концентраций Т-2 токсина (2-я группа) отрицательно сказалось на экономической эффективности производства свинины. По сравнение с 1-й группой недополучено 665,8 тыс. рублей прибыли. Экономический анализ показал, что при содержании в кормах сочетания Т-2 токсин и охратоксин А1 даже в концентрациях ниже МДУ производство свинины становится не рентабельным – убыток 450,7 тыс. рублей.

В пересчете на одну основную свиноматку от реализации продукции в 1-й группе получена прибыль в размере 11896,8 рублей, во 2-й – 6348,7 рублей, а в 3-й убыток – 3755,6 рублей соответственно.

Таблица 8

Экономическая эффективность производства свинины СПК-колхоза «Советинский» при выращивании молодняка свиней на рационах с содержанием микотоксинов

Показатель

Группа животных

1

2

3

Количество основных свиноматок, гол.

120

120

120

Опоросов на 1 свиноматку в год

1,6

1,6

1,6

Всего опоросов за год, шт.

192

192

192

Среднее количество поросят при отъеме в 2 месяца (деловые поросята), гол.

10,2

9,9

9,7

Количество отнятых (деловых) поросят по группе, гол.

1958,4

1900,8

1862,4

Абсолютный прирост 1 гол. за период выращивания, кг

99

99

99

Прирост живой массы по группе, кг

193881,6

188179,2

184377,6

Затраты корма на 1 кг прироста живой массы, корм. ед.

4,22

4,46

4,93

Израсходовано кормов по группе, корм. ед.

818180,4

839273,2

908981,6

Себестоимость 1 корм. ед., руб.

8,15

8,15

8,15

Стоимость израсходованных кормов по группе, руб.

6668170,3

6840076,6

7408200,0

Доля кормов в структуре себестоимости 1 кг прироста живой массы, %

59

59

59

Себестоимость прироста живой массы по группе, руб.

11301983,6

11593350,2

12556271,2

Живая масса молодняка при реализации, кг

100

100

100

Всего реализовано по группе, кг

195840

190080

186240

Средняя цена реализации 1 кг свинины в живом весе, руб.

65

65

65

Выручка, руб.

12729600

12355200

12105600

Прибыль/убыток, руб.

1427616,4

761849,8

- 450671,2

Норма рентабельности, %

12,6

6,6

-

 

4. ВЫВОДЫ

1. Поголовье свиней во всех категориях хозяйств на 01.01.2011 года снизилось более чем на 220 тыс. голов по сравнению с аналогичным периодом 2010 года. На 01.06.2011 года удельный вес племенного поголовья в свиноводстве области составляет менее 2%, что недостаточно для обеспечения потребностей в классном племенном молодняке хозяйств  региона. Эпизоотическая ситуация в популяции свиней Ростовской области стабильно напряженная. В структуре инфекционной патологии наибольшее эпизоотическое значение имели пастереллез, колибактериоз, сальмонеллез, дизентерия и африканская чума свиней (с 2009 года), которая нанесла колоссальный ущерб свиноводству региона, в том числе племенной базе. Роль микотоксинов в развитии патологий у свиней недооценена.

2. Микологический мониторинг показал, что преимущество в контаминации кормов Южного и Северо-Кавказского Федеральных округов принадлежит видам трех родов микромицетов: Aspergillus, FusariumиPenicillium. Продуктами жизнедеятельности микромицетов (микотоксинами) загрязнено до 86 %, а двумя и более – до 66 % проб кормов.

Спектр токсикантов изменяется в широких пределах. Самый значительный уровень контаминации кормов микотоксинами с превышением МДУ отмечен по охратоксину А1 и Т-2 токсину.

3. Действие микотоксинов в концентрациях ниже МДУ у свиноматок и полученного от них молодняка вызвало нарушение гемопоэза, что привело к достоверному снижению количества эритроцитов, уровня гемоглобина, гематокрита и ускорению СОЭ; лейкоцитопении, эозинопении, нейтрофилии со сдвигом ядра влево. Особенно выражены изменения при сочетанном воздействии Т-2 токсина и охратоксина А1 за счет взаимоусиливающего токсического воздействия.

4. Субтоксические концентрации микотоксинов оказали однотипное действие на характер протекания биохимических реакций организма свиноматок и молодняка свиней опытных групп. У них произошло достоверное снижение уровня общего белка, белковых фракций, гипокальциемия и гипофосфатемия при повышении активности энзимов, концентрации мочевины, гипергликемии и билирубинемии.

5. Т-2 токсин и сочетание Т-2 токсин + охратоксин А1, в концентрациях ниже МДУ, оказали депрессивное влияние на клеточные и гуморальные звенья иммунитета организма свиноматок и формирование иммунного статуса молодняка свиней. Под действием токсикантов у животных опытных групп отмечено статистически значимое снижение абсолютного количества Т-лимфоцитов и их отдельных популяций, В-лимфоцитов и уровня иммуноглобулинов разных классов (особенно у животных 3-й группы).

6. Микотоксины оказывают негативное воздействие на воспроизводительные качества свиноматок. Содержание в рационе Т-2 токсина и сочетания Т-2 токсин + охратоксин А1 в субтоксических концентрациях ниже МДУ приводит к снижению: многоплодия, сохранности поросят, крупноплодности - на 8,8-14,4 % (Р<0,01-0,001), молочности – на 11,2-22,1 % (Р<0,01-0,001), массы гнезда – на 9,5-21,3 % (Р<0,001) и одного поросенка при отъеме в 2 месяца – на 6,4-15,1 % (Р<0,01-0,001).

7. Поступление с кормом микотоксинов, в концентрациях ниже максимально допустимого уровня, привело к развитию структурных изменений в органах-мишенях. У поросят опытных групп них установлены застойная гиперемия, стаз крови, кровоизлияния, дистрофия гепатоцитов, некроз, вплоть до развития цирроза печени у поросят 3-й группы.

В почках отмечены застойная гиперемия и белковая дистрофия канальцев, а у животных 3-й группы - интерстициальный нефрит, начинающийся интракапиллярный гломерулонефрит, десквамация эпителия собирательных трубок.

8. Субтоксические концентрации Т-2 токсина и Т-2 токсина+охратоксина А1 вызвали задержку в росте и развитии молодняка свиней, ухудшение их откормочных качеств. К шести месячному возрасту животные, получавшие рацион с микотоксинами, отставали от аналогов по средней живой массе на 8,8-15,8 кг (Р<0,001), абсолютному и среднесуточному приростам живой массы - на 3,7-6,5 кг (Р<0,001) и 62-108 г (Р<0,001).

9. Сочетание Т-2 токсин и охратоксин А1, в концентрациях ниже МДУ, оказало синергическое повреждающее действие, которое проявилось более выраженными морфофункциональными изменениями, иммунной депрессией, снижением репродуктивных качеств свиноматок 3-й группы, отставанием в росте и развитии полученного от них молодняка.

10. Наличие в рационе животных субтоксических доз Т-2 токсина в пересчете на одну основную свиноматку приводит к недополучению 5548,1 рублей прибыли, а при содержании в корме сочетания Т-2 токсин и охратоксин А1 в концентрациях ниже МДУ производство свинины становится убыточным - 3355,6 рублей на 1 основную свиноматку.

 

5. ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

1. Результаты научных исследований использованы для разработки 4 методических рекомендаций (положений), утвержденных на федеральном и региональном уровнях:

  • «Профилактика кормовых отравлений и микотоксикозов сельскохозяйственных животных» (одобрено Управлением ветеринарии Администрации Ростовской области, протокол № 1 от 28 октября 2008 г. – Новочеркасск. – 2008. – 27 с.).
  • «Комплексная система противоэпизоотических мероприятий в современном свиноводстве» (одобрено секцией «Инфекционная патология животных» Отделения ветеринарной медицины Россельхозакадемии, протокол № 3 от 20 августа 2009 г. – Новочеркасск. – 2009. – 95 с.).
  • «Методические положения по диагностике, терапии, профилактике инфекционных болезней свиней» (одобрено секцией «Инфекционная патология животных» Отделения ветеринарной медицины Россельхозакадемии, протокол № 2 от 19 апреля 2010 г. – Новочеркасск. – 2010. – 82 с.).
  • «Определение минимально допустимого уровня стеригматоцистина в кормах для поросят» (одобрено научно-техническим советом Министерства сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области, протокол № 10 от 7 октября 2010 г. – Новочеркасск. – 2010. – 12 с.).

2. Считаем возможным рекомендовать пересмотреть действующие нормы о максимально допустимом уровне Т-2 токсина и охратоксина А1 в кормах для свиней в сторону уменьшения.

3. Данные о влиянии Т-2 токсина и сочетанного действия Т-2 токсина и охратоксина А1 в концентрациях ниже максимально допустимого уровня и их роль в формировании морфофункциональных нарушений в системе «мать-потомство» используются в учебном процессе по специальностям «Ветеринария» и «Зоотехния», при составлении учебных пособий и руководств по ветеринарной токсикологии для студентов по специальности «Ветеринария», при разработке практических рекомендаций.

 

СПИСОК НАУЧНЫХ РАБОТ,

ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

    • Коваленко А.В. Генетическая обусловленность продолжительности воспроизводительного цикла свиней /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Материалы республиканской научно-производственной конференции «Актуальные проблемы производства свинины». – Персианов­ский. – 2001. - С. 36.
    • Коваленко А.В. Биологические особенности свиней мясных типов /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Материалы республиканской научно-практической конференции «Проблемы развития аграрного сектора экономики и пути их решения». – Персиановский. – 2003. – С. 59-60.
    • Коваленко А.В. Стрессустойчивость поросят, полученных от сви­номаток с разной продолжительностью воспроизводительного цикла /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Сборник научных трудов «Акту­альные проблемы науч­ного обеспечения ус­тойчивого развития жи­вотноводства Южного Федерального округа». – Новочеркасск. – 2006. – С. 49-50.
    • Коваленко А.В. Микотоксины – опасность для здоровья животных /В.А. Русанов, Н.А. Солдатенко, А.В. Коваленко, Л.Н. Фетисов// Ветеринария и кормление. – 2007. - № 5. – С. 24-25.
    • Коваленко А.В. Естественная резистентность свиней разных генотипов, районированных в Ростовской области /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Сборник научных трудов «Основные проблемы ветеринарной медицины и стратегия борьбы с заболеваниями сельскохозяйственных животных в современных условиях» - Махачкала. – 2007. – С. 244-247.
    • Коваленко А.В. Иммуногенетические маркеры продуктивности свиней /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Образование, наука, инновационный бизнес – сельскому хозяйству регионов». – Махачкала. – 2007. – С. 288-289.
    • Коваленко А.В. Микотоксины в кормах: растет их пагубное влияние на свиноматок /А.В. Коваленко// Животноводство России. – 2008. - №5. – С.27.
    • Коваленко А.В. Микотоксикологический мониторинг кормов /А.В. Коваленко// Комбикорма. – 2008. - №7. – С. 71-72.
    • Коваленко А.В. Влияние микотоксинов на морфологические показатели крови свиноматок /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Материалы Международной научно-практической конференции «Через инновации в науке и образовании к экономическому росту АПК». – Персиановский. – 2008. – т.1. – С. 129-130.
    • Коваленко А.В. Микотоксины – скрытая опасность в кормах /В.А. Русанов, Н.А. Солдатенко, А.В. Коваленко, Л.Н. Фетисов// Материалы международной научно-практической конференции «Современное состояние и перспективы исследований по инфекционной и протозойной патологии животных, рыб и пчел». – Москва. – 2008. – С. 356-361.
    • Коваленко А.В. Морфологические показатели крови поросят-сосунов под действием кормового стресс-фактора /А.В. Коваленко// Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы, задачи и пути научного обеспечения приоритетного национального проекта «Развитие АПК». – Новочеркасск. – 2008. – С. 184-186.
    • Коваленко А.В. Морфологическая картина крови свиноматок под действием микотоксинов /А.В. Коваленко// Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Современное состояние и перспективы развития патологии, морфологии и онкологии животных». – Новочеркасск. – 2008. – С. 112-113.
    • Коваленко А. Состояние и перспективы развития отрасли свиноводства в Ростовской области /А. Клименко, А. Коваленко, Н. Коваленко// Свиноводство. – 2009. - № 1. – С. 2-4.
    • Коваленко А.В. Воспроизводительные качества свиноматок в условиях кормового стресса /А.В. Коваленко, О.А. Миронова// Зоотехния. – 2009. - №3. – С. 29-30.
    • Коваленко А.В. Грибы рода фузариум и их микотоксины в зерне кукурузы /Е.А. Сухих, В.А. Русанов, Л.Н. Фетисов, Н.А. Солдатенко, А.В. Коваленко// Труды Кубанского государственного аграрного университета. – Серия ветеринарные науки. – 2009. - №1 (ч.1). – С. 291-292.
    • Коваленко А.В. Иммунологический статус свиноматок под действием контаминированных микотоксинами кормов /А.В. Коваленко// Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Повышение продуктивности сельскохозяйственных животных и птицы на основе инновационных достижений». – Новочеркасск. - 2009. – С. 119-122.
    • Коваленко А.В. Состояние свиноводства в Ростовской области /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Повышение продуктивности сельскохозяйственных животных и птицы на основе инновационных достижений». – Новочеркасск. - 2009. – С. 248-252.
    • Коваленко А.В. Влияние микотоксинов на воспроизводительные качества свиноматок /А.В. Коваленко// Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Повышение продуктивности сельскохозяйственных животных и птицы на основе инновационных достижений». – Новочеркасск. - 2009. – С. 254-256.
    • Коваленко А.В. Изменение иммунитета у свиноматок под действием контаминированных микотоксинами кормов /А.В. Коваленко// Ветеринария и кормление. – 2009. - №5. – С. 18-19.
    • Коваленко А.В. Особенности формирования иммунитета у поросят под действием контаминированных микотоксинами кормов /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Вестник Саратовского госагроуниверситета им. Н.И. Вавилова. – 2009. - №9. – С. 26-28
    • Коваленко А.В. Вегетативная реактивность у поросят, больных гепатитом микотоксикозной этиологии /О.А. Миронова, А.И. Бутенков, А.В. Коваленко// Ветеринарная патология. – 2009. - № 3(30). – С. 92-95.
    • Коваленко А.В. Воспроизводительные качества свиноматок в условиях кормового стресса /А.В. Коваленко, О.А. Миронова// Материалы V Международной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов «Актуальные и новые направления сельскохозяйственной науки». – Владикавказ. – 2009. – С. 199-202.
    • Коваленко А.В. Биохимический статус свиноматок под действием контаминированных микотоксинами кормов /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Сборник научных трудов международной научно-практической конференции «Научные основы повышения продуктивности сельскохозяйственных животных». – Краснодар. – 2010. – ч.2. - С. 97-98.
    • Коваленко А.В. Контаминация кормов микотоксинами в Северо-Кавказском регионе /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Сборник научных трудов Международной научно-практической конференции «Научные основы повышения продуктивности сельскохозяйственных животных». – Краснодар. – 2010. – ч.2. - С. 99-100.
    • Коваленко А.В. Динамика биохимических показателей у свиноматок под действием микотоксинов /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Сборник научных трудов Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы производства и переработки продукции животноводства». – Нижний Архыз. – Ставрополь: «Сервисшкола». - 2010. – С.148-149.
    • Коваленко А.В. Роль микотоксинов в этиологии массовых заболеваний свиней /Н.А. Солдатенко, Л.Н. Фетисов, Н.В. Стрельцов, В.А. Русанов, А.В. Коваленко// Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы ветеринарного обеспечения Российского животноводства». – Новочеркасск. – 2010. – С. 112-118.
    • Коваленко А.В. Рост и развитие молодняка свиней при контаминации кормов микотоксинами /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы ветеринарного обеспечения Российского животноводства». – Новочеркасск. – 2010. – С. 194-197.
    • Коваленко А.В. Влияние контаминированных микотоксинами кормов на формирование иммунитета у поросят /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Сборник научных трудов Всероссийской научно-практической конференции «Инновационные разработки в области АПК». – Рассвет. – 2010. – С.184-188.
    • Коваленко А.В. Микотоксикологический мониторинг кормов Северо-Кавказского региона /А.В. Коваленко, Н.А. Солдатенко, Л.Н. Фетисов// Ветеринария Кубани. – 2011. - №2. – С. 26-27.
    • Коваленко А.В. Рост и развитие молодняка свиней при контаминации кормов микотоксинами /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Зоотехния. – апрель 2011. – С. 17-18.
    • Коваленко А. Микотоксикологический мониторинг кормов в Северо-Кавказском регионе /А. Коваленко, Н. Солдатенко, Л. Фетисов, Е. Сухих// Комбикорма. – 2011. - №3. – С. 98-99.
    • Коваленко А.В. Влияние контаминированных микотоксинами кормов на рост и развитие молодняка свиней /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Сборник научных трудов 4-й международной научно-практической конференции «Научные основы повышения продуктивности сельскохозяйственных животных». – Краснодар. – 2011. – ч.1. - С. 142-144.
    • Коваленко А.В. Влияние микотоксинов на воспроизводительные качества свиноматок /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Сборник научных трудов 4-й международной научно-практической конференции «Научные основы повышения продуктивности сельскохозяйственных животных». – Краснодар. – 2011. – ч.1. - С. 144-146.
    • Коваленко А.В. Влияние микотоксинов на биохимические показатели крови молодняка свиней /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Научное обеспечение инновационного развития отечественного животноводства». – Новочеркасск. – 2011. – С. 241-247.
    • Коваленко А.В. Состояние и перспективы развития свиноводства в Ростовской области /Н.А. Коваленко, А.В. Коваленко// Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Технологические и селекционные разработки для АПК России». – п.Рассвет. – 2011. – т.2. – С. 95-101.
    • Коваленко А.В. Влияние неблагоприятных факторов внешней среды на биохимические показатели крови молодняка свиней /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Свиноводство. – 2011. - № 6. – С. 45-47.
    • Коваленко А.В. Иммунный статус поросят при действии неблагоприятных факторов /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Ветеринария Кубани. – 2011. - № 5. – С. 13-14.
    • Коваленко А.В. Морфологические изменения органов-мишеней у поросят под действием стресс-фактора /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Ветеринария и кормление. – 2011. - № 5. – С. 27-28.
    • Коваленко А.В. Влияние микотоксинов на морфологические показатели крови молодняка свиней /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Известия Оренбургского государственного аграрного университета. – 2011. - № 3(31). – С. 197-199.
    • Коваленко А.В. Формирование иммунитета у поросят в результате действия неблагоприятных факторов /А.В. Коваленко, Н.А. Коваленко// Эффективное животноводство. – 2011. - № 10. – С. 54-55.
    • Коваленко А.В. Влияние некоторых неблагоприятных факторов внешней среды на рост и развитие молодняка свиней /Н.А. Коваленко, А.В. Коваленко// Свиноводство. – 2011. - № 7. – С. 12-14.
    • Коваленко А.В. Уточнение минимально допустимого уровня стеригматоцистина в кормах для поросят /А.В. Коваленко, Н.А. Солдатенко, Л.Н. Фетисов, Н.В. Стрельцов// Доклады Российской академии сельскохозяйственных наук. – 2011. - № 6. – С. 36-39.
     



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.