WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Воспроизводство социально-профессионального потенциала аграрных кадров России

Автореферат докторской диссертации

 

На правах рукописи

Новиков Владимир Геннадьевич

ВОСПРОИЗВОДСТВО

СОЦИАЛЬНО-ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО

ПОТЕНЦИАЛА АГРАРНЫХ КАДРОВ РОССИИ

 

Специальность 22.00.04 –

социальная структура, социальные институты и процессы

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук   

 

 

 

 

Москва

2012


Работа выполнена на кафедре менеджмента и социологии труда ФГБОУ ВПО «Российский государственный аграрный заочный университет»

Научный консультант:

доктор философских наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации

Староверов Владимир Иванович

 

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

Великий Петр Панфилович

доктор социологических наук, профессор

Орлов Геннадий Михайлович

доктор социологических наук, профессор

Широкалова Галина Сергеевна

 

Ведущая организация

 

Российская академия народного хозяйства и государственной службы

при Президенте Российской Федерации

 

 

Защита состоится «22» мая 2012 года в «15» часов на заседании Совета на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук Д.212.198.09при ФГБОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет»  по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская площадь, д. 6, ауд.206

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Научной библиотеки ФГБОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет»: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская площадь, д. 6

 

Автореферат разослан «__» ________ 2012 года

 

Ученый секретарь

диссертационного совета                                           Л.Н. Вдовиченко


Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что в пореформенной России все более усиливаются негативные процессы в производительных силах ее сельского хозяйства. В нем возрождаются доиндустриальные технологии, и падает эффективность труда. В пореформенный период численность работников СХО (сельскохозяйственных организаций) уменьшилась в 2,3 раза. При спаде продуктивности сельскохозяйственного производства, совокупные затраты живого труда увеличились за счет роста ручных и немеханизированных работ в ЛПХ (личном подсобном хозяйстве). В него переместились работники  расформированных сельхозпредприятий и организаций социально-бытового обслуживания на селе. Кроме того, выросли объемы сельскохозяйственного  труда горожан-дачников. И хотя в ЛПХ и хозяйствах населения трудятся в основном высококвалифицированные кадры их знания мало востребованы. Все это обусловливает спад трудового потенциала аграрного производства, что становится серьезным препятствием его модернизации.

Упадок производительных сил сельского хозяйства обусловил существенное снижение его продуктивности: Россия пока так и не вышла на дореформенные рубежи аграрного производства. Страна утратила продовольственную безопасность: в целом 45% (в крупных городах 70-80%, в сельской местности около 30%) потребляемых продуктов импортные.

Говоря о стратегии возрождения российского агродела, Медведев Д.А. поставил задачу его модернизации, а также продуктивного освоения 20 млн. из 41 млн. га сельхозугодий, выпавших в пореформенный период из производства. Но без кадров необходимого уровня и квалификации это сделать невозможно. Отсюда вытекает задача возрождения и расширенного воспроизводства человеческого фактора современного российского аграрного дела.

Сегодня никто, ни политики, ни ученые, ни практики не имеют достаточно ясного представления о том, в каком качественном состоянии находится этот человеческий фактор. Поэтому актуальность темы исследования обусловлена как ее практической проблемностью, так и пробелами в теоретико-методологических знаниях путей ее решения. Прежний опыт исследований аграрных кадров, имевший объектом и предметом отличные от нынешних социальные и производственно-экономические реалии, не во всем пригоден. Исходным пунктом ставятся исследования путей, тенденций, форм и условий расширенного воспроизводства социально-профессиональной структуры аграрных кадров. В концентрированном виде это воспроизводство выражает их социально-профессиональный потенциал, поэтому познание его должно охватывать процессы развития и использования человеческого капитала, которые необходимо рассматривать в органическом единстве с функционированием социально-экономического и вещного (материально-технического) капитала.

Степень разработанности проблематики. Оценивая ее, мы учитывали меру изученности состояния социально-профессиональной дифференциации  деревни как разновидности социальной структуры ее тружеников, концентрированного выражения качества работников сельского хозяйства, сущности их воспроизводства с учетом российской аграрной специфики, основных форм и направлений совершенствования трудового потенциала аграрных кадров; политики, обусловливающей его эффективность.

Исходные моменты нашего исследования воспроизводства социально-профессионального потенциала вытекают из традиционного анализа взаимодействий профессиональной структуры с социальной. Социально-профессиональная структура как разновидность социального строения общества исследовалась уже в работах К.Маркса, М.Вебера и П.А.Сорокина. А в период возрождения российской социологии, в координатах социально-классового подхода, она изучалась Н.А.Аитовым, В.С.Семеновым, М.Н.Руткевичем, Ф.Р.Филипповым, О.И.Шкаратаном и др., а в рамках стратификационного аспекта М.К.Горшковым, Т.И.Заславской, В.В.Радаевым, Р.В.Рывкиной, М.А.Тарусиным и др.2. Сельская специфика социально-профессиональной структуры нашла отражение в работах Ю.В.Арутюняна, П.П.Великого, В.А.Пациорковского, И.В.Поповой, П.И.Симуша, В.И.Староверова, А.И.Сухарева3 и др. Тогда сложилось несколько подходов к изучению профессиональной структуры: деятельностный, через призму видового общественного разделения труда; личностно-квалификационный, через призму обогащения человеческого капитала его носителей; социально-структурный или стратификационный, через призму отношений равенства-неравенства социальных условий труда.

В 90-е годы прошлого века изучение проблем социально-профессиональной структуры России, особенно деревни, фактически прекратилось, поскольку общество в ходе перестройки утратило классовую определенность. В «Социологической энциклопедии» (2003 г.) выделена  профессиональная структура и ни слова не сказано о структуре социально-профессиональной . Соответственно, в осмыслении новых процессов ее воспроизводства образовался пробел, ликвидация которого и составляет научную проблемность темы диссертации.

В познании социовоспроизводственных процессов важная роль принадлежит учету механизмов социальной мобильности, являющейся основной формой вхождения индивидов в ту или иную социальную общность, а также перехода из одной в другую. Его методология общеизвестна. Тем не менее, изучение специфики их современных тенденций требует уточнения ее новых механизмов. В связи с необходимостью интеграции в ходе формирования производительных сил качеств человека экономического и человека социального появилась потребность в осмыслении проблем использования социально-профессионального потенциала субъектов труда. Он существенно отличен от потенциала профессионального, обусловленного технологическими изменениями в труде. Появились сюжеты, связанные с возрастанием значимости знаний в воспроизводстве социально-профессионального потенциала современных трудовых общностей .

Крайне мало социологической литературы, касающейся изучения кадров как концентрированного выражения, ядра социально-профессионального структурирования общества. В советские времена исследование ключевой роли кадров для развития общества было специфической сферой прикладных исследований . Кроме отдельных публикаций, были лишь сугубо теоретические работы специалистов научного коммунизма, а также ученых тех стран, национальное хозяйство которых технологически и организационно было однотипно российскому.

В диссертации использовалась литература о профессиональных ориентациях и социализации сельских школьников, как советская (Левыкин И.Т., Шубкин В.Н., Тимуш А.И., Югов Ю.Г. и др. ), так и современная (Иудин А.А,, Мельников Б.П., Орлов Г.М. и др. ), ибо школа является основным источником пополнения кадров и формирования установок на воспроизводство их социально-профессиональной структуры. В период перестройки появилась также литература, по-новому трактующая проблемы социальной справедливости и социальной адаптации в условиях рынка.

Однако специально проблематика социально-профессионального потенциала аграрных кадров в социологической литературе еще не разрабатывалась. Да и более широкая проблематика кадрового потенциала привлекла внимание только в пореформенные годы. Применительно к сельским кадрам ее активно разрабатывает чл.-корр. РАСХН Долгушкин Н.К, но воспроизводство социально-профессионального потенциала он почти не затрагивает.

В силу сказанного, мы сформулировали теоретическую проблемность темы диссертации как необходимость разработки теоретико-методологических оснований социологического познания процессов расширенного воспроизводства социально-профессионального потенциала современных российских аграрных кадров с учетом коренных изменений в социально-экономических отношениях в 1990-2012 годы, а практическую как анализ состояния социально-профессиональной структуры российских аграрных кадров и проблем обеспечения расширенного воспроизводства ее потенциала.

Цель исследования – выявление стратегических направлений возрождения и совершенствования воспроизводства социально-профессионального потенциала аграрных кадров.

Задачи:

- опираясь на анализ взаимосвязи технико-экономических и социально-гуманитарных потребностей в развитии российского общества, обосновать  авторский подход к познанию социально-профессионального потенциала кадров сельского хозяйства;

- уточнить категориально-понятийный аппарат познания процессов воспроизводства социально-профессионального потенциала работников в трансформируемых аграрных отношениях;

- проанализировать последствия аграрных реформ с точки зрения их воздействия на социально-профессиональный и квалификационный потенциал, качество и образ жизни тружеников российского сельского хозяйства;

- оценить изменения в источниках, каналах и формах воспроизводства социально-профессиональной структуры аграрных кадров в условиях рынка;

- выявить основные противоречия и социальные проблемы функционирования и совершенствования современного российского агрообразования как главного фактора расширенного воспроизводства социально-профессионального потенциала  кадровых тружеников сельского хозяйства;

- выяснить социологические, социально-экономические и социально-политологические, а также социально-организационные условия воспроизводства социально-профессионального потенциала аграрных кадров в свете задач возрождения и развития российского аграрного дела.

Объект исследования: аграрные кадры в современной России.

Предмет исследования: состояние, тенденции и перспективы воспроизводства социально-профессионального потенциала аграрных кадров.

Гипотезы исследования: Гипотеза 1: Социально-профессиональный потенциал аграрных кадров современной России не соответствует задачам обеспечения ее продовольственной безопасности и конкурентоспособности в глобальной аграрной экономике, требования к которой возрастают в связи со вступлением страны в ВТО. Гипотеза 2.  Воспроизводство социально-профессионального потенциала кадров сдерживается пореформенными деформациями основных звеньев профессионального аграрного образования. Гипотеза 3. Кризис воспроизводства социально-профессионального потенциала аграрных кадров является следствием нарастания противоречий в технико-экономических и социальных условиях их функционирования. Гипотеза 4. Совершенствование характера воспроизводства социально-профессионального потенциала зависит от эффективности социальных технологий, используемых в практике управления его процессами. 

Основные результаты исследования, полученные лично соискателем и их научная новизна:

установлено, что социологический анализ дает возможность выявить и оценить состояние и тенденции воспроизводства социально-профессионального потенциала кадров современного агродела. Это позволило обосновать подход к познанию социально-профессионального потенциала кадров российского сельского хозяйства, базирующийся на интегративной оценке условий, необходимых  для обеспечения  эффективного развития и функционирования  его человеческого и социального капитала;

уточнен категориально-понятийный аппарат исследования состояния и воспроизводства социально-профессионального потенциала работников современного российского сельского хозяйства с учетом требований к их качеству, предъявляемым различными социально-экономическими формами (ЛПХ, КФХ, акционерные или латифундистские формы) его использования;

выявлено, что в практике аграрных реформ пока преобладают разрушительные тенденции в использовании социально-демографических и трудовых ресурсов, социально-профессионального и квалификационного потенциала, в качестве и образе жизни тружеников сельского хозяйства;

установлены основные причины суженного характера обновления социально-профессионального потенциала современных отечественных аграрных кадров. Они заключаются, с одной стороны, в недоучете природно-климатической специфики российского аграрного производства (его особо прерывистый, в сравнении с мировым,  алгоритм и рисковый тип), а также характера воздействия на него рыночных механизмов (замедленные темпы капиталооборота в нем и т.д.), с другой, в игнорировании организационно-правовым регулированием аграрных реформ того доказанного практикой обстоятельства, что современное сельское хозяйство все более утрачивает самодостаточность, а потому обеспечение условий его функционирования, в том числе кадровых, все сильнее зависит от его внешних факторов;

анализ источников, каналов и форм воспроизводства аграрных кадров в условиях российского рынка выявил необратимость перемен в их демографической базе, а также новые тенденции в формировании трудовых и социально-профессиональных установок современных сельских школьников, особенно выпускников, заключающиеся в росте среди них доли лиц, принципиально отторгающих возможность не только выбора ими аграрных профессий, но и любого участия в трудовой деятельности, связь этих явлений с противоречиями в деиндустриализации и перестройке российского агросферы;

осуществлен анализ зарубежного (Германии, Великобритании, Японии, США и т.д.) опыта социально-профессиональной ориентации школьников, установлены возможности использования некоторых форм этого опыта (организация учебной практики ведения бизнеса в школах Англии, методов выявления задатков школьников в Японии и США, оргсвязи школы и производства в Германии) в практике профессионально-трудовой социализации в отечественной школе и его ограничения, обусловленные естественно-исторической и организационно-правовой специфичностью состояния современной российской агросферы;

выявлены основные сложности в функционировании современного российского агрообразования, обусловленные  просчетами в его обеспечении и недоразвитостью в нем социально-гуманитарного капитала; зафиксирован его постепенный упадок из-за деградационного характера связи его с функционированием и динамикой деревни и общества в целом; установлены деформации структурной взаимообусловленности развития и функционирования основных составных звеньев этого института;

установлено, что характерная для развитого мирового агродела закономерность возрастания значимости знаний проявляется в российской практике воспроизводства социально-профессионального потенциала кадров противоречиво: лишь в немногих успешных крупных СХО пытаются обеспечивать повышение уровня знаний кадров, рассматривая его как значимый фактор интенсификации производства, но основная масса сельскохозяйственных структур – КФХ, ЛПХ, СХП, - об этом мало заботится, поскольку производство в них все более интенсивно деиндустриализируется, что сужает простор проявления в нем базирующихся на знаниях технологий; обоснована необходимость восстановления разрушенных в пореформенные десятилетия кадровых служб. Ранее они составляли обязательное звено организационной структуры СХП, с реорганизацией последних, с появлением множества не способных обеспечить подготовку профессионализированных кадров самостоятельных хозяйственных форм (ЛПХ, мелких КФХ и т.д.) и с нежеланием крупных частных СХП и агрохолдингов брать на себя эту задачу, возникла необходимость в формировании территориально-производственных кадровых служб. В диссертации предложены алгоритмы и социальные технологии деятельности таких служб на базе последовательного мониторинга процессов социально-профессионального воспроизводства аграрных кадров. Предложен комплекс показателей и индикаторов, а также формулы их использования при корректировке расчетов социально-профессионального потенциала  кадров, в т.ч. и на перспективу.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

 В соответствии с целью и задачами диссертации на защиту выносятся следующие, обладающие новизной положения:

1. Аграрные кадры представляют собой ядро социально-профессиональной совокупности тружеников сельского хозяйства, являющейся более широкой, исторически сложившейся, специфической, относительно самостоятельной (автономной) общностью. Структурными, обладающими атрибутивными свойствами элементами данной общности  являются отраслевые группы работников аграрного производства, социальные связи и жизненная среда пространства их бытия. Сообщества аграрных тружеников и аграрных кадров характеризуются свойствами целостных систем, обладающих своеобразием функционирования, развития  и воспроизводства.

2. Воспроизводство социально-профессионального потенциала аграрных кадров характеризуется, во-первых, общими закономерностями, которые происходят под влиянием рыночной трансформации всего российского социально-экономического уклада и социального бытия,  во-вторых, особыми тенденциями, обусловленными изменениями в сельских условиях аграрной производственной деятельности, в-третьих, спецификой  ее регионально-локальных проявлений. Контраст в характере проявления потенциала на двух последних уровнях в агросфере более значителен, нежели в общенациональном пространстве функционирования профессиональной сферы. Особенно значительна его роль на регионально-локальном уровне, что требует повышенного внимания к анализу и разрешению свойственных социально-профессионального потенциалу аграрных кадров противоречий;

3. Современное развитие социально-профессионального потенциала российских аграрных кадров обусловлено противоречиями функционирования сложной структуры обеспечивающих его пореформенных  практик, а именно: а) архаических, традиционного типа, тормозящих его инновативное обновление; б) соответствовавших специфическим потребностям социалистической организации аграрного производства, в значительной мере утратившим под воздействием рыночных реформ объективные основания в современной реальности, но живущим в культуре и ментальности сельского социума; в) модернистских, сформированных рыночной перестройкой российской агросферы. Каждая из этих практик, противореча друг другу, ориентирует ход воспроизводства социально-профессиональной структуры аграрных кадров в своем специфическом направлении, что обусловливает необходимость в регулировании их взаимодействия на основе использования позитивного и устранения негативного влияния;

4. Наиболее общие процессы динамики кадровой проблематики деградируют в случае чрезмерно резкого разрыва с ее предшествовавшим качественным характером. Между тем, в кадровом обеспечении современного российского агродела нарушена преемственность в социально-профессиональном воспроизводстве кадров с предшествовавшей практикой, особенно в области агропрофобразования. Пореформенная политика в ней характеризуется грубыми разрушениями структуры и содержания воспроизводства кадров. Именно это стало одной из главных причин глубокого кадрового кризиса в российском сельском хозяйстве, поставило его на грань катастрофы, обусловило утрату страной продовольственной безопасности;

5. Насущные задачи возрождения и развития российской аграрной экономики ставят перед кадровой сферой новые технологические, социально-экономические и социально-культурные ориентиры, движение по которым могло бы обеспечить восстановление дореформенного уровня социально-профессионального потенциала аграрных кадров и  динамическое равновесие хода его последующего расширенного обновления. Это требует введения в кадровую политику современного российского сельского хозяйства механизмов обеспечения инновационности его характера. В свете этого, совершенствование российского агропрофобразования, являющееся императивным компонентом кадровой политики в агросфере, нуждается в более эффективных формах осуществления и в более тесно увязанной с потребностями практики оптимизации различных звеньев.

6. Решению кадровых проблем в пореформенный период присуща чрезмерная, во многом игнорирующая социально-гуманитарный аспект воспроизводства социально-профессионального потенциала трудовых ресурсов абсолютизация рыночных механизмов  в деле, как подготовки, так и использования аграрных кадров. Это противоречит мировой практике, в которой, после второй мировой войны, мейнстримом  кадрового воспроизводства стало усиление роли прямого и (или) косвенного государственного регулирования, что позволяет развитым странам более полно учитывать тенденции возрастания роли знаний в деле умножения социально-профессионального потенциала кадров;

 7. Проблематика социально-профессионального воспроизводства кадров, зародившись как хозяйственный и политэкономический феномен, со временем стала все более приобретать социальную значимость. Сегодня, в контексте технологического и социального прогресса, доминантной в ней становится человекоцентричная направленность, связанная с  социологической интерпретацией происходящих перемен. Именно они открывают новые перспективы не только для социально-гуманитарного, но и для социально-политического, биосферного, экотехнологического, социо-цивилизационного хозяйственного развития. Официальные документы российской аграрной политики в целом декларируют эти обстоятельства, но реальная пореформенная практика противоречит этим декларациям. В диссертации предлагаются социальные технологии совершенствования деятельности по воспроизводству аграрных кадров, позволяющие в некоторой мере снять данное противоречие.

    Теоретическую базу и методологическую основу исследования составляет совокупность теорий социально-стратификационной структуры и социальной мобильности, социологии знаний и социологии профессий, особых и частных теорий аграрно-сельской социологии. Используются методологии диалектического, институционального, структурно-функционального познания, и арсенал методов анкетирование, статистический анализ, анализ документов, экспертные оценки и т.д.

Эмпирическую базу исследования составляет совокупность проведенных автором или с его непосредственным участием социологических исследований различных аспектов воспроизводства социально-профессиональной структуры сельских тружеников:

        - Кадровая ситуация на рынке труда руководителей и специалистов АПК. Экспертный опрос 240 руководителей кадровых служб 27 областей и республик страны, участвовавших в совещании в ноябре 2001 г. (г. Москва). Исследование проведено Российским НИИ по социальным и кадровым проблемам АПК (ЭО - 2001 г.).

        - Жизненные планы выпускников сельских школ. Анкетный опрос проведен  в 16 регионах 4-х экономических зон. N= 2535 человек. Квотная выборка учитывала необходимость анализа зональной специфики (ВСШ -2002 г.).

        - Жизненные ценности сельской молодежи. Анкетный опрос выпускников школ, студентов сельхозтехникумов и вузов в 16 регионах различных экономических зон. N=3629 человек. Выборка формировалась с учетом задач внутрирегионального анализа (ЖЦ -2003 г.).

       - Становление социальных качеств специалиста в образовательном процессе аграрного учебного заведения. (Координаторы – В.Г. Новиков, П.И. Бабочкин, В.Я. Стрельцов). Опрос 18688 (5468 – студентов аграрных вузов, 13220 – студентов аграрных ссузов) студентов 39 ссузов и 15 вузов аграрного профиля. При последующем квотировании их числа в обработке в зависимости от задач опроса было использовано в вузах 1066, в ссузах – 2720 анкет (СКС – 2005г.).

       - Воспроизводство социально-профессионального потенциала аграрных кадров. Подпрограмма в рамках мониторинга института аграрной социологии (рук. проф.Староверов В.И.) «Реформирование АПК и деревни России». В 6 областях Северо-Запада, Центрального Нечерноземного и Центрально-черноземного регионов в 2007/8 гг. опрошено 786 работников и 127 экспертов. Выборка квотная, привязана к регионам (СПП – 2007/08 гг.).

В работе использованы материалы и документы Федерального Собрания Российской Федерации, Минсельхоза России, Минобрнауки России, Минздравсоцразвития России, Минспорттуризма России; отчеты региональных органов агропромышленной политики, а также различные аналитические исследования регионального уровня.

В перечисленных исследованиях применялась единая методика эмпирических исследований. Их инструментарий  включал в себя количественно-качественные социологические методы – массовый и квотный опрос сельских школьников, студентов аграрных учебных заведений, молодых специалистов, выборочное интервьюирование компетентных экспертов, официальные документы, статистика, данные публикаций, касающихся проблем социально-профессионального воспроизводства аграрных тружеников.

Теоретическая и практическая значимость работы: В теоретическом аспекте она способствует научному переосмыслению социальных детерминаций магистральных процессов функционирования и динамики современного российского аграрного дела. Ими становятся его гуманизация и целевая социализация, постиндустриальное оплодотворение его практики знаниями.

 Использованные соискателем категориально-понятийный аппарат и инструментарий исследования воспроизводства социально-профессионального потенциала аграрных кадров обеспечивает определенное совершенствование специальной социологической теории, связанной со спецификой  сельскохозяйственной проблематики. Обоснованные им подходы к исследованию темы, прикладные выводы из него, его инструментарий могут быть использованы при подготовке  программ аналогичных исследований.

Практические рекомендации диссертации также могут быть использованы при разработке и совершенствовании федеральных и региональных программ и проектов реформирования аграрного производства и сельской социальной инфраструктуры, и особенно повышения эффективности профессионального аграрного образования.

Материалы диссертации могут быть использованы при разработке спецкурсов по социальной структуре, экономической социологии, социологии профессий и профориентационной работе.

Соответствие диссертации паспорту научной специальности. Исследование выполнено в рамках специальности 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы, соответствует формуле специальности и отражает следующие области исследования: (26) социальные функции системы образования; функциональность и дисфункциональность профессионального образования. Рынок труда и профессиональное образование; (11) Социальная динамика и адаптация отдельных групп и слоев в трансформирующемся обществе; (28) Социально-производственные структуры и трансформация социально-структурных отношений. Групповая интегрированность. Трудовая мотивация в системе квалификации и содержательности труда работника.

Апробация и внедрение результатов работы. Результаты исследования обсуждались и получили одобрение в профильных комитетах Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, структурных подразделениях Минсельхоза России, Россельхозакадемии, органах власти ряда субъектов Российской Федерации и муниципальных образований.

Автор принимал участие в разработке и корректировке ряда федеральных и отраслевых целевых программ, нормативных документов, а также экспертно-аналитических материалов для органов законодательной и исполнительной власти (2000-2011 годы).

Посылки, методики, результаты и выводы диссертации использовались в 16 исследованиях, проведенных в соответствии с планами НИР ФГБОУ ВПО РГАЗУ и ФГОУ ДПОС «Российская академия кадрового обеспечения АПК»  в 1999-2011 годах.

Апробация положений, выводов и рекомендаций осуществлялась также на международных, всероссийских и региональных научных конференциях, в частности, на II-VI Всероссийских социологических конференциях «Сорокинские чтения»; на I-IV Всероссийских социологических конгрессах; I-II Всероссийских студенческих форумах; I-II Всероссийских фестивалях молодежных инициатив, VIII-XVI Международных научно-практических конференциях «Никоновские чтения» др.

По теме опубликовано 82 научных работ, объемом 114,2 а.л.,  в том числе 26 статей в научных журналах рецензируемых научных журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук, авторским объемом 13,7 п.л.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, тринадцати параграфов, заключения, списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, степень ее разработки, определяются объект и предмет, формулируются цель и задачи, характеризуются теоретико-методологические и эмпирические основы, раскрываются научная новизна и практическая значимость, формулируются защищаемые положения.

В первой главе «Теоретико-методологические основания исследования социально-профессионального потенциала аграрных кадров» рассмотрены теоретико-методологические посылки, т.е. общие принципы, положения и методы, обоснована необходимость новых подходов к исследованию их воспроизводства,излагается направленность этапов с учетом современного состояния российского аграрного дела.

     В ее первом параграфе «Понятийный аппарат» рассмотрены исходные понятия социологической концепции сельских кадров - аграрные кадры, их социально-профессиональный потенциал и его воспроизводство. Они взаимно  связаны с такими социально-экономическими и социологическими понятиями как аграрные трудовые ресурсы, аграрные работники, их профессиональная и социальная структура, ресурсно-трудовой, трудовой и кадровый потенциал; техногенный, человеческий, социальный, социально-гуманитарный капитал, их воспроизводство и управление им. В 20-е годы ХХ века они рассмотрены в работах ЦИТ, позднее – социологами 70-80-х годов, однако и сегодня освещаются многими социологами, социальными психологами, экономистами, что свидетельствует о некоторой неясности их содержания.

Сущность этих понятий следующая: Трудовые ресурсы сельского хозяйства – часть преимущественно сельского, но не только его, населения, способная систематически заниматься агроделом. Они охватывают собой активное и пассивное население в трудоспособном возрасте и отчасти работающих пенсионеров. Аграрные работники – трудодеятельная часть этих ресурсов, занятая в сельском хозяйстве. Квалифицированная часть аграрных работников, постоянно занятых агроделом, составляет кадры, являющиеся ядром персонала сельхозпредприятий (СХП). Временные работники СХП относятся к переменному числу персонала и не входят в структуру кадров.

Занятие аграрным трудом той или иной сложности или ориентиация на него определяет профессиональную и статусную специфику трудовых ресурсов, аграрных работников и кадров, содержание и отчасти характер их деятельности. Большинству их свойственна та или иная квалификация. Даже неквалифицированным работникам необходимы навыки, умения использовать орудия труда, сообразовывая свою деятельность с потребностями утилизации растительного или животного мира, на которую она направлена. Специфика аграрных работников находит выражение преимущественно в социально-технологическом содержании их деятельности. Степень сложности его  проявляется в их квалификационном и профессиональном структурировании, в котором отражается как содержание, так и характер (социальное качество) труда.

Труд предполагает определенную структуру его социально-технологического содержания. Она находит выражение в профессиональной структуре осуществляющих его субъектов. Характер труда выражается преимущественно через его социальные условия, а также социальные отношения по поводу места субъектов труда в общественной организации. Различия субъектов труда по его характеру дают их социально-профессиональную структуру.         

Потенциал выражает неиспользуемый ресурс реальных и прожективных возможностей трудовой деятельности. Потенциал трудовых ресурсов выражает возможности, во-первых, вовлечения в трудовую деятельность их пассивной части, во-вторых, расширенного воспроизводства этих ресурсов за счет повышения их профессионально-квалификационного качества, в-третьих, стимулирования их производительности. Трудовой потенциал аграрных работников составляют два последних фактора. Потенциал аграрных кадров в силу их всеобщей профессионализации заключается в повышении их профессионально-квалификационного качества и неиспользованных возможностей стимулирования за более продуктивный труд.

Социально-профессиональный потенциал аграрных кадров, характеризуется совокупностью неиспользуемых общих и профессиональных знаний, умений, трудовых навыков и социальных качеств.  В нем диалектически соединяются резервы человеческих и социальных факторов (капиталов, в ином наименовании) производительных сил. Этот потенциал – не просто сумма неиспользуемых способностей и созидательных возможностей квалифицированных работников (кадров), но включает в себя и резервные способности еще не вовлеченных в производство трудовых ресурсов. В частности, он зависит от технологической структуризации процессов производства, от характера различных форм его социальной организации и от создания условий для перемены труда, позволяющих полнее использовать разнообразные профессиональные способности людей.

Воспроизводство потенциала характеризует процессы цикличного расширенного или суженного процесса восстановления капитализации объекта – кадров, общности аграрных работников, их структуры, и т.д., а также условий его функционирования.

В диссертации рассмотрены техногенный, человеческий, социальный, социально-гуманитарный капитал и их потенциалы.

Техногенный капитал представляет собой часть материального капитала, характеризующуюся совокупностью используемых в данных условиях технологий производства. Аграрная специфика его заключается в зависимости от природно-климатических условий. Согласно О.Шику, С.Ю.Глазьеву и другим ученым, динамика технологий детерминирует общественное развитие человечества. Мы полагаем, что эта детерминация проявляется через воздействие на производительные силы, профессионально-квалификационную структуру и соответствующий потенциал субъектов труда.

Понятие человеческого капитала ввели в научный обиход в конце прошлого века нобелевские лауреаты Гэри С.Беккер и Теодор Шульц. Под человеческим капиталом имеют в виду знания, навыки и способности человека, их связь с мотивацией труда, производственным опытом, образованием, квалификацией, здоровьем субъекта. Все эти качества имеют первостепенное значение для освоения и использования производственных технологий большей или меньшей сложности, а потому стимулируют или сдерживают развитие профессиональной структуры кадров и их соответствующего потенциала.        Реже сегодня используется понятие социального капитала. По мнению некоторых экономистов термин «социальный капитал» носит скорее метафорическую окраску. Его выбор акцентирует внимание на возможности получения экономической  отдачи от высокого качества социальных отношений, которое достигается в обществах, объединенных национальной идеей, ориентированных на расширение возможностей развития, смягчение социальной несправедливости и интеграцию уязвимых и маргинальных слоев в общественную жизнь. Эта характеристика составляет квинтэссенцию взглядов зарубежных теоретиков Дж. Коулмана, Ф.Борншира и др. Применение ее для оценки состояния и потенциала социального капитала современного российского агродела весьма затруднительно. Необходим учет не просто социальных отношений, но и возможностей преодоления  их антагонизации.

     Понятие социально-гуманитарного капитала и его потенциала новация. Появление ее продиктовано необходимостью учета при анализе социально-профессионального потенциала аграрных кадров явления  диалектического соединения в условиях современного агродела  резервов человеческого и социального капитала кадров.

       Во втором параграфе «Аграрные кадры как социально-отраслевая общность, ее социально-профессиональный потенциал» показано, что исследования социально-отраслевой и социально-профессиональной специфики аграрных кадров являются задачей аграрно-сельской социологии, родившейся в ходе осознания субъектности агродела, вследствие усиления социальности агрохозяйственной деятельности.

     Кадры  являются субъектным выражением профессионализированного труда, который исследуется многими науками, но, прежде всего, экономикой и социологией. Экономика исследует его в срезе подготовки субъектов труда и организации их деятельности, социология – с позиций социальных отношений, возникающих в связи с их подготовкой, в трудовых процессах между ними и их общностями. Первая рассматривает социальные стороны общественного труда преимущественно со стоимостной, вторая – с поведенческой точки зрения. Единство характера труда обусловливает взаимодополняемость этих подходов.

     Исследования кадров в рамках социологии труда базируются на знании социально-гуманитарной сущности их объектной и предметной сторон, составляющих общественную природу труда, взаимосвязей их друг с другом и в связи с целым. Эта сущность их отражается в понятийном аппарате, характеризующем  логику теоретико-методологических основ исследования.

    Социологическое познание процессов формирования, функционирования, развития и воспроизводства кадров требует в качестве предварительного условия анализа понятий, характеризующих субъектную сторону общественного труда, т.е. в свете институализирующейся социологии профессий, и, следовательно, уточнения социологической сущности системных для нее понятий. Общественный труд имеет базой количество и социально-гуманитарное качество населения, в т.ч. его интеллектуальные способности. Население является источником не только трудовых ресурсов, но и носителем определенных социально-экономических отношений, которые у его трудоспособной части реализуются через субъектные (в  т.ч. личностные) факторы производства. Поскольку созидательная роль человека труда раскрывается через социальное содержание таких категорий, как трудовые ресурсы, рабочая сила, трудовой потенциал, кадры и кадровый потенциал, то у каждой из них есть социологические аспекты.

     В параграфе рассмотрены взаимосвязь этих аспектов, их содержание, различия в практике применения их в социологических исследованиях, показатели, выражающие формирование социально-профессиональных совокупностей. Показано, что социологический аспект отражает поведенческие регуляторы формирования и использования этих общностей, зависимость данных процессов от социально-формационного и культурно-нравственного состояния общества.

     Кадры характеризуются теми или иными качествами, синтезирующими экономические и социальные свойства, являющимися в совокупности социолого-технологическим феноменом. Они составляют квалифицированную рабочую силу как совокупность физических и социально-духовных способностей,  человека, которые применяются им в труде. Способности к труду позволяют человеку приобрести социальный статус участника общественного производства, вступить в трудовое сообщество, в кадровый состав отрасли или предприятия.         

      Способности человека шире его свойств быть носителем рабочей силы. Ему присуще многообразие социальных и нравственно-психологических качеств, стремлений и интересов, так или иначе связанных с его трудовой субъектностью. В классических науках они обычно не рассматривались. Современная мысль исходит из того, что эффективность работника зависит как от уровня его профессионализма, так и, в силу социального характера последнего, от склонностей человека, социальных условий для самовыражения его трудовых способностей. Сегодня это все активнее изучается социологией профессий.

Теоретико-методологический и эмпирический исследовательский поиск в последние десятилетия стал поворачиваться в сторону познания возможностей человека в общественном труде через социальную активизацию его личностного потенциала, получив определенную историю и опыт использования результатов осуществленных в соответствии с нею исследований. Этот поиск имел в своей основе концепции человеческого или социально-гуманитарного потенциала, который отражается в социально-профессиональном потенциале кадров.

      Появление этих концепций было обусловлено отходом от взгляда на человека труда как на обезличенно распределяемый и используемый трудовой ресурс, осознанием его как субъекта социальных отношений, имеющего целью самореализацию в труде. Так понятие потенциала рабочей силы, качественно обогащаясь, стало превращаться в понятие социально-трудового потенциала, в основе которого оказался социальный ресурс. Возвышение труженика до положения носителя социально-трудового потенциала означало признание приоритета и ведущей роли в труде его социально-гуманистической функции.

      Отсюда выросла значимость исследований мотивации аграрного труда кадров как средства реализации их социально-профессионального потенциала, выражающего не только объективные, социально-экономическое положение, профессия, квалификация, но и субъективные, отношение к труду, мотивации его и т.п. факторы. Они зафиксировали, что в условиях развитого индустриализма решающее значение для эффективности имеют социальный ресурс и социально-профессиональный потенциал аграрных кадров. Социальный ресурс (потенциал) отражает социально-психологические ориентации работников на активное участие в социально-трудовых отношениях, полное и рациональное использование своих человеческих способностей, а социально-профессиональный потенциал – основанные на их знаниях способности к этому. Естественно, при удовлетворяющем материальном и моральном вознаграждении их усилий.

     Социология еще не имеет достаточно полного арсенала критериев, показателей и индикаторов оценки социально-гуманитарного потенциала и его составных частей – человеческих и социальных ресурсов, сопоставимой по полноте с критериями их экономической оценки. Более того, в ходе социально-экономической перестройки в России утрачена и обоснованность квантификации их социально-профессиональной структуры, которая была основой оценочных критериев социально-профессионального потенциала кадров. В параграфе рассмотрены причины этого и основания актуализации этой проблематики.

     Третий параграф - «Состояние социально-профессионального кадрового потенциала».В соответствии с видом труда и характером выполняемых функций кадры традиционно делятся на рабочие кадры, кадры специалистов, кадры служащих, кадры руководителей. Две последних категории сегодня составляют сложную по ее составу страту менеджеров. Все они именуются «кадрами» и конституируются по характеру работы, обладанию определенными знаниями и умениями и социально-профессиональному интересу, как социетальная общность.

Исследование кадровой проблематики мультидисциплинарно, ибо она многообразна и многогранна. Одним из составных ее компонентов является кадровое обеспечение. Оно также требует междисциплинарной, при доминировании социологической, обеспечивающей синтез особых и частных знаний о ней, исследовательской методологии.  Сегодня происходит актуализация этой проблематики. В российском агроделе она обусловлена усилением  социальной связи названных процессов с рынком, ибо использование социально-профессионального потенциала кадров сегодня уже детерминируется в основном рыночными механизмами функционирования национального производства. Рынок стал предопределять не только процессы занятости и использования ресурсов, но и трудовую активность кадров. Выступая на поверхности явлений как механизм купли-продажи рабочей силы, внешне обеспечивающий свободу выбора форм ее приложения, он жестко ограничивает эту свободу, в т.ч. зависимостью ее от качества социально-профессионального потенциала  

      Российская социология труда еще только начинает осмысление этих проблем, а социология профессий к нему еще и не приступила, тогда, как зарубежные коллеги уже имеют богатый опыт таких рефлексий, притом с учетом разных уровней функционирования рынка труда: национальном, региональном и локальном; отраслевом, предприятий и организаций. Они основывают их на работах К.Маркса, А.Пигу, Дж.Кейнса, Дж.Даклопа, М.Фридмена, Я.Корнаи и др. классических исследователей труда, осуществивших изучение методологических аспектов рынка труда во всех его проявлениях; проблем социального неравенства труда в рыночной экономике и зависимости безработицы от заработной платы; занятости и рынка труда с позиции косвенного госрегулирования; рынка труда как составной части рынка вообще; профессиональных и отраслевых различий в структуре рабочей силы и соответствующих уровнях заработной платы; роли госполитики в регулировании занятости; функционирования рынка труда в условиях ограниченного спроса на труд и ограниченных ресурсов. За рубежом эти разработки стали базой анализа как рыночной, так и социальной обусловленности формирования социально-профессионального потенциала кадров. В России пока больше споров, чем найденных решений. Тем более что ныне эта задача обогатилась не только содержательно, но и проблемно.

Во-первых, она стала более многоплановой. Актуализировалась  проблема кадрового формирования и воспроизводства эффективного частного предпринимательского корпуса. Становится насущной задача обеспечения производства кадрами работников управления, которые необходимы как частному сектору, так и государственному. И особенно задача преодоления дефицита в обеспеченности агродела кадрами массовых профессий и специалистов-исполнителей.

Во-вторых, необходимость обращения к кадровой проблематике в России актуализируется тем обстоятельством, что многие аспекты ее десятилетиями существовали без научного осмысления и, соответственно, без надлежащего решения. Что касается российских исследований послевоенных лет, то в этот период «исчезали публикации по кадровым вопросам в партии, на производстве, органах власти. Они попали под партийную опеку и фактически были свернуты», став монополией немногих. Тем не менее, у него есть свой фонд теоретико-методологических источников. В параграфе проанализированы их особенности и эвристический потенциал.

В результате, осмысление проблем кадровой работы в России находятся едва ли не в первозданном состоянии. Особенно современных требований к ним с учетом изменений в  хозяйственной и общественной практике. Здесь образовалась своеобразная интеллектуальная целина. Нами рассмотрены два, по нашему мнению, ключевых аспекта этой работы. Первый касается теоретико-методологических принципов формирования социально-профессионального потенциала кадров. Второй осмысления теоретико-методологических оснований практики формирования этого потенциала, касающейся профориентации, профотбора и профобучения аграрно-сельских кадров, а также совершенствования управления этими процессами. Они взаимосвязаны, причем, их связи неоднозначны.

      В четвертом параграфе «Понятие социального воспроизводства; воспроизводство социально-профессионального потенциала аграрных кадров»выявлены сущность и механизмы воспроизводства социально-профессионального потенциала, а также особенности его в агросфере. Мы исходим из посылки, что воспроизводство социально-профессионального потенциала аграрных кадров имеет методологические основания в явлении обновления социально-профессиональной дифференциации. Она является разновидностью феномена воспроизводства социального структурирования, объясняющего количественно-качественную природу социальных перемещений и характеризующего пространственно-временное функционирование и развитие всех социальных системных объектов, в т.ч. кадров.

       Процессы воспроизводства, означающий самовосстановление и самовозобновление биологических и социальных ресурсов, вместе с тем возобновляет и их  структуру, т.е. совокупность присущих им  социальных элементов и сеть устойчивых, упорядоченных, обусловленных их отношениями друг с другом и с самой системой связей и взаимодействий,  обеспечивающих  целостность и качественную определенность (самотождественность) ее социальной организации.   Первое понятие характеризует механизмы воспроизводства соцструктуры, второе – специфику их проявления и содержательную композицию процессов воспроизводства.

        В методологическом смысле воспроизводство - это объективный процесс циклического самовосстановления элементного состава социальной структуры и ее компонентов, а также социальных взаимосвязей их составных элементов друг с другом.  В параграфе проанализированы подходы классиков марксизма к анализу воспроизводства социально-профессиональной структуры как внутриклассового феномена,  а также их последователей, которые трактуют методологию познания этого феномена в свете цикличности обновления социально-экономических, т.е. классовых признаков. В соответствии с ними учитывают базисный синтез разделения и организации, характер и содержание труда, зависимость первого от собственности на его средства и способа доходов от труда, социально-демографических и социально-территориальных институтов и социальных организаций. Они сравнены со стратификационными подходами в свете культурно-ценностной цикличности, теоретические основания которым даны П.Сорокиным, У.Огборном, А.Тойнби, О.Шпенглером и др., на базе которых столетие оттачивались методический аппарат и техника измерений представителями  многочисленных немарксистских школ социальной стратификации. К сожалению, в последние десятилетия сколько-нибудь существенные продвижения в этом направлении не замечены, что и актуализирует задачу дальнейшей теоретической разработки,  особенно с позиций воспроизводства социоструктурного, в т.ч. социально-профессионального потенциала.

       Анализ механизмов социальной мобильности свидетельствует, что в российской агросфере она проявляется в специфических условиях и в форме суженного количественного и качественного воспроизводства, что обрекает российское агродело на стагнацию социально-гуманитарного потенциала функционирующих в нем кадров, и еще более актуализирует задачи воспроизводства их социально-профессионального потенциала.

     В пятом параграфе «Социетализация процессов формирования социально-профессионального потенциала кадров» это явлениеанализируется через ключевые этапы социально-экономической концептуализации управления процессами расширенного воспроизводства потенциала трудовых ресурсов в целом, кадров, в конечном счете. При этом управление рассматривается как перманентный процесс планирования, организации, мотивации и контроля, необходимый, чтобы обеспечить эффективное функционирование общественного труда. Одновременно оно осмысляется как социально-исторический гносеологически и социально-деятельностный онтологически феномен.

Взгляды на управление развивались вместе с общественными отношениями, зависели от того, в какой социально-политической структуре они создавались и разрабатывались. Управленческая мысль неоднократно претерпевала существенные изменения с тех пор, как управление стало рассматриваться в качестве особого вида деятельности. В параграфе рассмотрен длительный путь осмысления его зарождения и институализации. Данное осмысление рассматривается в  связи с ростом органичности интеграции (по мере усиления социально-гуманитарного капитала в формировании живого компонента производительных сил) качеств, характеризующих человека экономического, человека социального и человека профессионального. Именно в силу этого появилась новая возможность в рефлексии проблем использования социально-профессионального потенциала субъектов труда, отражающего характер последнего.

Развитие управленческой мысли вращалось вокруг трех явлений - задача, человек, управленческая деятельность. Для начальной стадии учений об управлении был характерен упор на какое-то одно из этих явлений. Управление было больше искусством, чем использованием определенных закономерностей этой деятельности. И только XX век ознаменовался рождением научного управления общественным трудом. Это произошло, когда были сформулированы некоторые его закономерности, разработан принцип системного подхода к управлению, обоснована необходи­мость кооперации между рабочими и управленцами и равноправия между ними, т.е. учета в нем социальных аспектов управляемых субъектов производства.

     С этих же позиций рассмотрена эволюция классических принципов повышения эффективности управления, интегрировавшая экономико-технологические, гуманитарные и социальные аспекты функционирования работников. Отдельно проанализированы идеи М. Вебера, особенно о мотивации труда и видовом разнообразии его разделения: техническом (в соответствии с требованиями техники), экономическом (в зависимости от формы собственности), социальном (в зависимости от обладания средствами производства). А также работы Э. Дюргейма, в которых исследовалось разделение труда, но не как экономический процесс, а с позиций его социальных функций, главная из которых, по его мнению, в солидаризации общества, идеи которой составляют базу представлений Дж.Коулмена о сущности социального капитала.

 В связи с социально-профессиональным потенциалом проанализированы также концепции универсальных принципов управления А. Файоля, Л. Урвика, Д.Муни, всеобщая организационная концепция (тектологии) А.А. Богданова, концепция закономерностей управления производством как сложной динамической системой, в центре которой человек, Н.Д.Кондратьева, в целом схожей с  постулатами теории структурного функционализма Т.Парсонса, Хоторнские эксперименты Э.Мейо, обнаруженное им явление т.н. рестрикционизма сознательного ограничения нормы выработки как своеобразного протеста против произвольного занижения администрацией расценок и одновременно формы за­щиты своих интересов, а также связанная с ними концепция социально-психологических аспектов менеджмента М. П. Фоллет.

В соответствии с рассмотренными концепциями трактуется сущность современной управленческой деятельности по  воспроизводству социально-профессионального потенциала аграрных кадров. Вместе с тем, вышеназванные теории послужили методологическим основанием для концептуально обоснованного осмысления экономического и социального человека, роли того и другого в социально-трудовой сфере, в развитии и воспроизводстве социально-профессионального потенциала кадров.

     Во второй главе «Источники, каналы и формы воспроизводства социально-профессиональной структуры аграрных кадров» осуществлен анализ состояния российской сельской  молодежи как источника формирования аграрных кадров. При этом кратко охарактеризованы бытие молодежи, тенденции снижения ее доли в трудовых ресурсах деревни, ее жизненные и трудовые установки, социально-профессиональные ориентации школьников, обосновывается необходимость перестройки нынешней практики профориентационной работы в школе и освещены некоторые перспективные направления отечественного и зарубежного опыта ее организации. Здесь же освещается положение с формированием и функционированием интегрированного агрообразования, которое рассматривается с некоторых пор основой современной подготовки кадров.

     В первом параграфе  «Сельская  молодежь как источник формирования социально-профессионального потенциала аграрных кадров», молодежь рассматривается как активный субъект аграрно-сельской жизнедеятельности и основной ресурс пополнения деревни традиционными субъектами труда и новыми конкурентоспособными кадрами рыночного типа, особенно аграрными. Реализация этой исторической миссии сельской молодежи в нашей стране сегодня осложнена: 1.интенсивным падением ее численности и качества; 2. деформированным характером представлений о сущности труда и, как следствие, ущербной для деревни и аграрного дела социальной и профессиональной ориентацией части сельских юношей и девушек; 3. слабой связью профессионального образования с интересами аграрного производства, а последнего - с развитием его трудового потенциала. Прочие обстоятельства с точки зрения процессов воспроизводства социально-профессионального потенциала опосредуются названными.

     Первое обстоятельство детерминируется неудовлетворительными условиями социального бытия в деревне: а) из-за более высокой безработицы и малой оплаты аграрного труда доля бедных на селе на 43 % выше,  чем в городе, нищих больше в 2,1 раза, 3/4 детей и молодежи проживают в селах с уровнем доходов ниже прожиточного минимума, 4-6 % молодежи в разных регионах живут в нищете, многие из них трудятся, но только 3-5% их удовлетворены зарплатой, 39% - скорее не удовлетворены, чем удовлетворены, 53% - не удовлетворены; значительная часть молодежи, как и всего сельского населения, лишена возможности пользоваться медицинскими услугами - по их уровню село уступает городу, что стало важной причиной более высокой смертности на селе; продолжает сокращаться сеть детских учреждений на селе – за годы реформ количество их сократилось с 40,6 до 18,8 тыс. к началу 2010 г.; уменьшается жилищное строительство для нужд постоянных жителей деревни - прирост жилищного фонда происходит в основном за счет строительства дач и вторых жилищ горожан, госстроительство жилья на селе сократилось с 246 тыс. кв.м. в 1990 г. до 19 тыс. в 2008 году, при этом принципиально изменилась структура застройщиков: 96% его дает частный сектор;  последовательно сворачивается на селе и система общего образования: сокращается сеть школ, снижается выпуск из них, уровень обеспеченности и качество преподавательского состава, стареет учебно-материальная база многих сельских школ; растет доля неграмотных молодых людей, нормой стало снижение качества среднего образования сельского жителя, и рост неравенства стартовых возможностей городской и сельской молодежи.

      Уровень занятости сельской молодежи на 14-15% ниже, чем городской. Даже в  пору сезонной страды он не превышает 60-65%, а в зимнее бессезонье не работает и не учится почти 2/3 трудоспособных молодых людей, причем, доля лиц, находящихся на стадии социально-профессионального старта и не работающих свыше 8 месяцев, в общей численности их составила в 2008 г. около 40%, большая часть их уже не рассчитывает трудоустроиться по месту жительства; поскольку на селе ухудшается состояние культурного обслуживания, незаполненный ничем досуг провоцирует девиантное поведение: молодежные правонарушения на селе растут более быстрыми темпами, чем в городе; эти же обстоятельства провоцируют бегство населения в города, причем, более половины мигрантов из села - это молодежь до 30 лет, - механическое движение ее в направлении «село-город» в 2,3 раза выше по сравнению с уровнем  миграции сельского населения в целом; неопределенность перспектив, незащищенность личности, снижение жизненного уровня и страх за близких ведет к деформации демографического поведения. Вслед за городскими, сельские молодые люди все чаще отказываются рожать детей, откладывают браки до лучших времен или подменяют их неустойчивыми формами отношений. Сокращение числа детей, подростков и молодежи порождает диспропорции в трудовых ресурсах и воспроизводстве социально-гуманитарного потенциала деревни. Причем, сегодня интенсивность сокращения численности молодых здесь перевалила порог начала системной деградация кадрового потенциала.

     Второе обстоятельство обусловлено деформацией жизненных планови трудовых установок молодежи. Анализ показал, что традиционная социально-профессиональная ориентация подростков, сводившаяся ранее к корректировке усилиями школы и функционирующих в деревне предприятий, а также складывающихся под влиянием естественно-природной жизненной среды установок их на выбор аграрных профессий и образа жизни стала малоэффективной. Предполагалось, что алгоритм такого выбора - имманентное качество сельской молодежи, исподволь заложенное в нее уже в силу ее социогенно и функционально предопределенного назначения быть наследником отцов и дедов. В действительности же имевшая ключевое значение для такого алгоритма социально-психологическая готовность подростков продолжать родовое аграрное дело, подрастеряв в последние десятилетия свою непреложность, стала весьма относительной. Формирование ее начало обуславливаться совокупностью факторов, находящихся за рамками влияния деревенской среды и функционирующих в деревне производств. В то же время включаться в социум молодежь может по-прежнему только через труд, а последний сегодня, за все более редкими исключениями, требует профессионально-квалификационного оформления. В установках современной молодежи происходят сдвиги в сторону предпочтений профессий непроизводственной сферы или, в крайнем случае, связанных с высокотехнологичным производством. Между тем, непроизводственная сфера деревни интенсивно разрушается, а сельское, в основном аграрное, производство технологически становится все архаичнее. Совершенствование профессиональной отраслевой ориентации сельской молодежи, стало подменяться проблемами ее адаптации к условиям деградации российского аграрного дела. Отсюда же вытекает феномен отчуждения части сельской молодежи от труда вообще, выбор ею паразитарного или делинквентного образа жизни.

       Третье обстоятельство, снижающее готовность сельской молодежи к выполнению своей миссии в смене трудовых поколений обусловлено слабой связью ее профессионального образования с интересами аграрного производства, а последнего с развитием его социально-гуманитарного потенциала. Этот аспект подробно раскрыт в следующей главе. В частности, раскрыто позитивное содержание попыток возрождения инициативы ставропольской Григорополисской школы - практики ученических бригад. В целом же в данном параграфе проанализировано и зафиксировано неудовлетворительное состояние социально-профессиональной ориентации в России, и, соответственно, освещен ее позитивный опыт в некоторых регионах и профориентационный опыт Англии, Германии, США и Японии, возможности использования этого опыта.

     Во втором параграфе «Многоуровневое агрообразование: состояние и тенденции» анализируются проблемы формирования и функционирования в нашей стране многоуровности агрообразования. Обществоведы , констатируют, что сегодня образование, особенно профессиональное, становится основным ресурсом карьеры индивида, возвышения его социального статуса и продуктивности его деятельности. Да и выравнивание индивидов в вышеназванных отношениях связывается с совершенствованием взаимодействия данных уровней на базе их взаимообогащения.  В нынешних российских условиях встает вопрос: позволяет ли современное состояние России говорить о построении многоуровневого агрообразования? Если да, то, как можно управлять его совершенствованием?

      Динамика современных производительных сил  по-новому ставит проблемы развития кадрового потенциала. Развитые страны уже пытаются обеспечивать перевод этих сил из индустриальной в постиндустриальную стадию развития на базе превращения знания в доминирующую для их динамики составную. Образование  в его органич­ной связи с наукой становится все более мощной силой их социально-экономического рос­та . В этих условиях и в России, при всех ее ограниченных возможностях, образование  должно поворачиваться в этом направлении, но пока оно, по распространенному мнению, переживает кризис. Поэтому актуализируется задача формирования механизмов более эффективного использования имеющихся у нее национальных ресурсов - человеческих, информационных, материальных, финансовых, чтобы государство могло обеспечить приори­тетную поддержку его качественному воспроизводству.

     Для реализации современных по мировым меркам требований к качеству российского образо­вания необходимы его модер­низация, изменение отношения к нему госу­дарства и общества. К сожалению, для России эти мерки пока чрезмерны. В параграфе проанализировано противоречивое влияние на него реформ, особенно на агрообразование. Анализ показывает, что деиндустриализация отечественного сельхозпроизводства разрушает потребности в качественном образовании.

      Казалось бы, в современной России созданы все правовые предпосылки для развития профагрообразования. В 2000 г. специалисты Минсельхоза России разработали проект постановления Правительства России «О совершенствовании кадрового обеспечения  АПК» , положения которого нашли отражение в различных социальных федеральных и региональных программах, касающихся агродела. Они нашли продолжение в Госпрограмме развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельхозпродукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 гг., важным условием реализации которой является политика формирования и использования кадрового потенциала во всех звеньях АПК, а также в проекте целевой программы Минсельхоза, предусматривающей позитивные сдвиги в подготовке, переподготовке и повышении квалификации кадров, непрерывное обеспечение ими сельского хозяйства, учет комплексного характера этой задачи, тесное сотрудничество и координацию всех заинтересованных органов управления образованием  и отраслями агропромышленного производства.

      В этих документах предусмотрены разработка и реализация комплексной про­граммы возрождения агрообразования с учетом трудовых и образовательных притязаний сельских жителей, необходимости сохранения социальной связи молодежи с родным  селом,  насыщения ее знаниями, способными дать ей новые импульсы для трудовой деятельности. Важно, чтобы эта программа преодолела нынешнюю зацикленность на экономический прагматизм развития кадрового потенциала, учитывала, что каждый субъект последнего – это не просто homo economicus, но и человек социальный, личность с ее богатым духовным миром, способная обогатить или обеднить общество. И что уровень развития социально-культурного потенциала работника, основой которого выступает образование, не в меньшей мере, нежели его квалификация определяет уровень развития социально-профессонального и экономического потенциала кадров.

      Обеспечение непрерывного образования кадров, включающего ступенчатую подготовку кадров, предполагающую динамизм, вари­антность, разнообразие организационных форм, возможно в виде единого образовательного ком­плекса АПК России. Существенным  преимуществом такого комплекса является концентрация ресурсов, преемственность и скоординированность обучающих программ, более рациональное использование контингента и, как следствие, большее   соответствие   содержания   образования  реальным потребностям.

        Перспективная модель непрерывного агрообразования начала было формироваться еще в дореформенный период, становясь основой построения его структуры, которая складывалась из учебных учреждений получения базового и профессионального об­учения, повышения квалификации, осуществления переподготовки. К сожалению, в пореформенный период эти процессы претерпели существенную деформацию.

       Сегодня формирование социально-профессионального потенциала кадров требует: отработки новой концепции кадровой политики и кадрового обеспечения  АПК на всех уровнях (от федерального до местного); мониторинга ситуации в отраслях аграрной сферы; прогнозных разработок по формам собственности, организационно-правовым формам хозяйствования и объемным показателям производства на перспективу, во взаимоувязке с развитием социально-профессионального потенциала кадров отрасли и предприятия; анализа и оценки текущей и перспективной демографической базы этого потенциала; оценки характера развития рынка аграрного труда, прогнозирования его тенденций (уровень безработицы, вакансии, перераспределение кадров, занятость и проч.); определения потребности в специалистах, а также в кадрах массовых профессий при разных сценариях социально-экономического развития агродела; отраслевой профессиональной ориентации и агрообразования, как единого комплекса; бюджета подготовки кадров с определением местных источников финансирования; работы кадровых служб всех уровней на рынке аграрного труда с целью более эффективной реализации программы кадрового обеспечения.

      В третьей главе «Социальные проблемы функционирования современного российского агрообразования» рассмотрены состояние и сложности функционирования основных звеньев российского профагрообразования.

     В первом параграфе «Противоречия основных звеньев современного российского  агрообразования» показано, что необходимость качественных изменений в профессиональной структуре кадров требует совершенствования их подготовки, переподготовки и повышения квалификации.

       Начальное профобразование в свете пореформенной аграрной политики  обрекается на аннигиляцию. На деле же оно и сегодня остается главным звеном подготовки аграрных рабочих массовых профессий. Удельный вес их в структуре обучаемых достигает в развитых странах 80-85%. В России же составляет 34 %. Причина не только в том, что профориентация школьников на ссузы и вузы намного выше, чем на учреждения НПО, но и в развале начальной профподготовки. Другой причиной стала растущая невостребованность этих кадров рыночно организованным агроделом, вследствие разрушения его материально-технической базы.

       Подготовка квалифицированных аграрных рабочих сократилась с 280 тыс. выпускников в 1995 г. до 49 тыс. человек в 2010 г. При этом выпуск механизаторов  за эти годы сократился более чем втрое, а животноводов, соответственно, более чем в 4 раза. За период 1990-2010 гг. численность механизаторов уменьшилась с 1,8 млн. человек до 0,38 млн. человек. Столь значительное сокращение их числа произошло из-за уменьшения количества тракторов, комбайнов и другой сельхозтехники. Последнее обусловлено неплатежеспособностью сельских товаропроизводителей и сокращением производства агротехники. При этом имеют классность лишь немногим более половины работающих механизаторов, из них молодежь до 30 лет составляет 16,5 %. Правда, в последние годы наблюдается достаточно высокий процент обеспеченности рабочими животноводческих ферм - 95-98 %. Однако это характеризует не столько положительную кадровую ситуацию в животноводстве, сколько более интенсивное, чем уменьшение количества тракторов, сокращение поголовья скота. Вообще же, если в 1990 г. на селе трудилось 1 млн. 44 тыс. работников животноводства, то 2008 г. - только 278 тыс. человек. Высокий уровень обеспеченности кадрами в животноводстве поддерживается также за счет сельских безработных. Здесь высока текучесть кадров, причиной чего являются тяжелые условия труда. И не случайно, при реализации в рамках приоритетного нацпроекта развития АПК мероприятий по подъему животноводства, первая трудность, с которой столкнулись производственники, была связана с нехваткой квалифицированных рабочих  для обихода закупаемого за рубежом скота.

          И в целом основные сложности с формированием социально-профессионального потенциала аграрных кадров складываются именно в начальном звене профподготовки. В параграфе рассмотрены наиболее значимые проблемы его функционирования и возможности возрождения.

       Аналогичные беды присущи среднему специальному агрообразованию, обеспечивающему подготовку массового контингента специалистов среднего звена, и повышение социокультурного уровня их личности. В текущем десятилетии в России функционировало от 290 до 280 ссузов, половина которых расположена в малых городах, немногим более трети в селах и поселках городского типа, остальные наиболее крупные – в городах. Последнее обстоятельство стало еще одним каналом разрушения структуры аграрных ссузов.

      Разрушаться структура ссузов начала уже в 90-е годы, но пока они оставались в отраслевом ведении, в них обучалось от 250 до 300 тыс. студентов - более двух третей - по очной, остальные по заочной форме обучения. Профиль их составляли в основном агрономы, зоотехники, ветеринары, специалисты по механизации, сельскому строительству, пищевой переработке,  гидромелиораторы, землеустроители и т.п. профессионалы 30-35 вида, из которых лишь 3-4% имели касательное отношение к агроделу. В нулевое десятилетие текущего века прием студентов в них постепенно был доведен до 43-45 специальностей в малых городах и поселках городского типа и 50-55 в крупных и средних городах. Но и доля непрофильных для агродела студентов увеличилась. В настоящее время около 15-20% приема осуществляется по таким специальностям, как правоведение, кадастр, декоративное обустройство, технология хранения и переработки сельхозпродукции, которые на селе мало восстребованы, а требуются городскому хозяйству. Динамика подготовки специалистов характеризуется снижением численности приема на обучение и выпуска. И если прежде она была примечательна ростом приема сельской молодежи на бюджетной основе, то в последние годы растет прием платных абитуриентов, преимущественно горожан и конкурс в ссузах снизился на треть.

       В параграфе проанализирован,  как позитивный опыт работы аграрных ссузов, так и проблемы их функционирования, нерешенность которых ведет к тому, что в СХО разных регионов нарастает дефицит не только квалифицированных рабочих (с 3-4% в 1995 г. до 9-20% в 2010 г.), но и специалистов среднего уровня - 7-8% в 1995 г. и 25-35% в 2010 г. соответствующих должностей занимали практики. Отчасти решению проблем эффективности подготовки аграрных кадров с начальным и средним специальным образованием могла бы способствовать более тесная связь их с базовым общим и с высшим. Наиболее перспективным типом учебных учреждений среднего звена могут стать техникумы, интегрированные с производственными и вузовскими структурами.

        Для совершенствования подготовки рабочих кад­ров массовых профессий и специалистов со средним профобразованием для сельхозпроизводства, целесообразно более широкое  использование базы образовательных учреждений высшего, среднего и дополнительного профобразования. Хотя у высшего агрообразования свои проблемы, обусловливающие снижение его эффективности, тем не менее именно вузы могут играть ключевую роль в кадровом и научном обеспечении инновационно-инвестиционного возрождения АПК России. Помимо подготовки специалистов, они активнее выполняют социальную функцию обеспечения их знаниями, необходимыми им для саморазвития, в т.ч. и вне связи с профессиональной деятельностью.

        Высшее агрообразование России дает 59 вузов, – 20 университетов, 38 академии, 1 институт, - и 32 филиала. Из них 14 расположены в малых городах и сельских населенных пунктах. Численность студентов и выпускников вузов после некоторого спада ее в 90-е гг. растет и сегодня составляет ежегодно 420-430 тыс. и 65-70-тыс., соответственно. Это обеспечивается путем увеличения приема молодежи на платной основе, - в 1995 г. так было принято около 4,5 тыс., в 2000 г. до 29,6 тыс., а сегодня более половины первокурсников, - тогда как число бюджетников остается неизменным. Как и в ссузах, расширяется номенклатура специальностей, - 54 в 1995 г., 76 в 2000 г., 122 – в 2008 г., - причем, преимущественно «городского применения», в результате растет доля студентов-горожан, которые агроделом заниматься не собираются.

       Другая беда современной аграрной вузовской подготовки – отрыв от практики из-за ликвидации большей части опытных хозяйств и старения материальной базы прикладного обучения, что негативно сказывается на его качестве. Третья беда связана с невосстребованностью выпускников практикой, несмотря на значительный дефицит ее в специалистах, поскольку обеспечение их жильем и достойной зарплатой становится для нее непосильным.

      В параграфе рассмотрены сложности с закрепляемостью молодых специалистов, причины того, почему через три года после приезда на село, в сельском хозяйстве остается около 1/4 прибывших.

      Наши исследования зафиксировали несоответствие обеспечения села специалистами потребностям инновационного обновления агродела: 53% опрошенных кадровиков и руководителей СХО отметили слабое знание выпускниками вузов новейших технологий и зарубежного опыта производства. 42% этих респондентов отметили рассогласованность наиболее значимых звеньев подготовки с точки зрения отраслевых интересов и сложности с поисками необходимых молодых специалистов. Попытки улучшения ситуации через изменения в структуре подготовки, пересмотра перечня профессий, безусловно, дают определенные результаты, но не существенные, поскольку постоянно тормозятся остающимися проблемами, не решаемыми из-за отсутствия обоснованной и приемлемой для создавшихся в российском агроделе (нестандартных для мировой практики) рыночных условий концепции подготовки по социально-профессиональному качеству кадров. Отчасти это обусловлено тем, что такая профподготовка связана с перспективами развития рыночных отношений, а относительно их, по мере умножения тупиков осуществляемой реформы, ясности становится все меньше.

        Один из таких тупиков создал курс на обострение конкуренции учебных заведений. В соответствии с ним, выпускники их становятся обычным товаром, что затрудняет сотрудничество и взаимодействие этих заведений друг с другом, особенно в сфере трудоустройства. Реформа подготовки кадров, не самоцель, а радикальное средство повышения эффективности общественно-экономического  бытия. При безусловной связи ее с рыночной экономикой, важно учитывать и неэкономические интересы общества, а для этого необходимы социально ориентированный рынок квалифицированного труда и новые подходы к подготовке кадров, обеспечивающие не только материальную заинтересованность будущего специалиста, но и насыщение его экономического интереса социально-нравственным содержанием. Пока же государство даже свои обещания укрепить материальную базу учреждений профподготовки пытается осуществлять за счет всемерной максимизации платного образования. Это, безусловно, расширяет возможности регулирования потоков поступающих, но не может стать базой повышению социально-профессионального потенциала выпускников.

       Сформировавшись, современная подготовка аграрных кадров начала функционировать как самодостаточная, ориентирующаяся на такие важные для нее показатели, как объем поступления, наполняемость, количество выпусков. С точки зрения «аппаратной» экономики она функционирует логично. Но объективные ограничения рыночного функционирования аграрного капитала принципиально меняют социально-профессиональные приоритеты и далеко не все субъекты агродела переходят, в условиях рынка, в группу высококвалифицированных товаропроизводителей. Сказанное понимается в сфере агропрофподготовки далеко не всеми, отсюда, попытки реформирования в большинстве случаев сводятся к некоторым структурным перекомпоновкам, изменениям названий (колледжи, лицеи и т.п.) и корректировкам учебных планов. Ни в одном таком учебном заведении пока не создано действенной социально-маркетинговой службы, которая занималась бы проблемами рынка квалифицированного труда, т.е. определяла бы всю совокупность потребителей по группам специалистов и территориям; выявляла бы учебные заведения, способные быть не конкурентами, а партнерами и их потенциальные возможности; сегментировала социальную дифференциацию рынка труда, прогнозировала тенденции по социально-профессиональной структуре рабочих вакантных мест и т.д.        Более независимая по отношению к рыночной экономике концепция развития высшей агрошколы более органично вписывалась бы в общий контекст ее мировой эволюции, которая более адекватно отражает изменения в культурных, социальных и политических условиях современности. По мнению ведущих эволюционистов, мировая история высшего образования вступила в период ее четвертой организационной революции. Каждая из них институализировала его форму, соответствующую потребностям той или иной социетальной эпохи. Сегодня - это форма массового университета как инструмента гражданского общества, обеспечивающая, по словам Ю.Хабермаса, переход института высшего образования из сферы «системы» в сферу «жизненного мира», и виртуального университета как порождения современной глобализации, поставившей в повестку дня обеспечение перехода от закрытого знания для избранных к открытому знанию для всех , т.е. к всеобщности собственности на результаты интеллектуального производства.

        В параграфе показано, что первоочередные задачи совершенствования действующего агрообразования в русле данной эволюционной тенденции лежат пока в плоскости усилий в следующих направлениях: а) формирования федерального университетского комплекса АПК, который, предположительно, обеспечит эффективное функционирование создаваемой  системы непрерывного образования с учетом принципов преемственности, многовариантности и гибкости всех форм подготовки; б) поэтапного перехода на корпоративную структуру высшего, среднего и низшего сельскохозяйственного образования, обеспечивающую улучшение качества подготовки кадров; в) совершенствования подготовки кадров на основе интеграции образования, производства и науки; г) формирования и регламентации работы маркетинговых служб в образовательных учреждениях; д) организации постоянного контроля оценки качественного состава функционирующих кадров и уровня их использования.

        Решение этих задач потребует упорядочения сети учебных заведений АПК с учетом сочетания отраслевого принципа ее организации с широкой многоотраслевой и региональной кооперацией и интеграцией; организации новых типов учебных заведений; разработки нового перечня интегрированных (и сквозных) профильных профессий; более обоснованной привязки и размещения учебной сети, и перепрофилирования ряда ее звеньев в случае необходимости; организации районных (межрайонных) учебных центров; создания отраслевых и межотраслевых фондов для обеспечения деятельности сельхозучебных заведений разных уровней.

        Большая роль в этом отводится структурам дополнительного образования, что обусловлено ростом спроса не просто на специальное профессиональное, среднее или даже высшее, но на продолжающееся, как общее, так и профессиональное образование. В основе этого роста лежат не только экономические, но и социальные, культурные и иные причины. Он невозможен без обеспечения  дифференциации различий в доходах людей с разным образованием; лучших шансов для более образованных людей на успех в жизни; ускорения темпов инновационно-технологического обновления жизненной среды, требующего повышения образования в целях использования инноваций; улучшения здоровья людей, роста средней продолжительности их жизни и ресурсов времени и сил на образование; насыщения условий социализации молодежи новыми информационно-коммуникационными технологиями, пробуждающими интерес к новым знаниям и необходимость в допобразовании, обеспечивающим их использование. Но со всем этим ситуация в российской агросфере пока неблагополучная

  •       Исключительная роль формирующегося дополнительного профобразования в современных российских условиях определяется его ответственностью за обновление и обогащение интеллектуального потенциала общества, ликвидацию функциональной неграмотности всех групп квалифицированных работников.  Базовые принципы его основываются на опережающем характере содержания обучения по отношению к нуждам практики, ориентации на развитие специалиста как личности, индивидуализации учебного процесса, гуманизме и демократичности образования. В параграфе проанализированы противоречия формирования российской структуры допагрообразования. В связи с тем, что в ближайшие годы предстоит значительно расширить и улучшить качество переподготовки и повышения квалификации аграрных кадров, актуализируются задачи повышения уровня работы образовательных учреждений доппрофобразования и уточнения перспективных направлений их решения.

      Наконец, в параграфе рассмотрены проблемы создания структур дистанционного обучения на селе, приобретающего исключительную значимость для российского агродела. Оно уже получило признание за рубежом, западные обществоведы положительно характеризуют принципиальные отличия традиционной (стационарной) и дистанционной (пространственно отдаленной) модели образования. Судя по этим отличиям, оно имеет исключительно позитивное значение для взрослых людей, которым трудно изыскать резерв времени для учебы с отрывом от дома и производства. Но оно же представляет определенные удобства и для молодежи – особенно для инвалидов, а также юношей и девушек, вынужденных со школьной скамьи начинать зарабатывать на существование, и т.д. И, безусловно, удобна эта форма обучения для сельской молодежи.

Вообще-то для социализации, гражданского становления и духовного развития молодежи, для нее более предпочтительно стационарное обучение, удовлетворяющее ее потребность в живом общении со сверстниками. Но, учитывая, что большая часть российской сельской молодежи лишена такой возможности, а учиться желает, дистанционное обучение является своевременной инновацией.

В параграфе проанализированы сложности формирования структуры дистанционного агрообразования, его противоречия и перспективные направления. Показано, что проблема использования информационных технологий (ИТ), на которых базируется дистанционное образование в агросфере на сегодня сводится пока в основном к двум вопросам: а) есть ли соответствующий учебно-методический материал на электронных носителях, помещенный в электронную библиотеку?; и б) в какой мере сами вузы и преподаватели (а основную нагрузку по обеспечению поддержки системы открытого образования должны нести агровузы), готовы к использованию указанных технологий в обучении? Предлагается, чтобы в структуре всех вузов имелись лаборатории (центры) новых ИТ, а также должность проректора по этому направлению. Ставится также вопрос повышения квалификации профессорско-преподавательского состав в использовании ИТ как ключевого элемента программы развития аграрного образования в ближайшие 5-10 лет, поскольку именно это будет определять качество образования.

Во втором параграфе «Условия и рыночные формы управления развитием профагрообразования» рассмотрены условия развития профагрообразования и формы управления совершенствованием этого института в современном российском АПК. Работы в этом направлении осложняются ростом невостребованности профзнаний деиндустриализируемым аграрным производством и игнорированием реформаторами организационно-управленческой роли государства в оптимизации практически всех сегментов национальной рыночно-хозяйственной деятельности, что и породило эту невостребованность. Тем не менее, мы посчитали целесообразным обратить внимание на таких аспектах профобразовательных процессов как профподготовка научно-педагогических кадров, занятых в различных звеньях агроообразования. Большое внимание уделено также анализу деятельности научно-педагогических кадров, с учетом того, что  квалификация, социально-профессиональный потенциал их в структурах начального и среднего профагрообразования, связана с эффективностью воспроизводства их коллег в высшем звене этого института.

Численностьнаучно-педагогических кадров в период реформ последовательно сокращается под предлогом качественного улучшения этого контингента. Тем не менее, его состав­ляет еще более 20 тыс. человек и в целом, при условии улучшения материально-технических и иных условий их функционирования они способны обеспечить потребности не только функционирования, но и совершенствования агрообразования. В среднем в агровузах более половины их штатных преподавате­лей имеют ученые степени и звания, но докторов наук или профессоров среди них только около 10%. В параграфе проанализированы причины такого неблагополучия. Они, прежде всего, в потере высокого социально-профессионального статуса, который был присущ ученым и преподавателям. Молодые люди поступают в аспирантуру все чаще только затем, чтобы получить отсрочку от армии, временную прописку, общежитие, не связывая свои перспективы с работой в профобразовании. Лишь треть опрошенных молодых ученых и преподавателей вузов выразили намерение добиваться жизненного успеха на основе своего научно-педагогического труда и квалификации. Около половины их относится спокойно к тому, чтобы уйти в бизнес с сокрытием доходов, 23% хотели бы иметь возможность «заняться политикой», извлекая из этого личную выгоду (32% молодых ученых отнеслись к такой форме обогащения спокойно), 18% хотели бы «занять любую высокую должность», не исключая поживы за счет взяток. Из этих ответов, независимо, искренни они или частично носят эпатажный характер, можно полагать, что их авторы по многим ценностым позициям в нравственном отношении приближаются к представителям маргинальных деклассированных слоев.

Отчасти это обусловлено именно невостребованностью знаний и квалификации молодых аграрных научно-педагогических кадров. Анализ современного состояния научно-технического потенциала показывает, что, аграрная наука находиться сегодня в глубоком кризисе, существенно затрудняющем ее интенсивное эффективное использование. Анализ динамики количества научных организаций показывает, что идет последовательное их сокращение. Уже в  десятилетие 90-х гг. ХХ века общее количество научных организаций АПК  в России сократилось на 15-16%, а в истекшем десятилетии сокращение коснулось еще каждой четвертой-пятой научной организации. Эти сокращения произошли за счет ликвидации многих проектных организаций и самостоятельных конструкторских бюро, а также вследствие реструктуризации науки, принявшей в нашей стране в последние два десятилетия перманентный характер.

Несмотря на эти реорганизации, многие аграрные научные учреждения слабо обеспечены кадрами. Выборочные обследования в минувшее десятилетие 101 института РАСХН показали: в 8 НИИ было не более пяти кандидатов наук, в 13 –от шести до десяти остепененных ученых, в 29 - от одиннадцати до двадцати, и лишь в 3 - от двадцати одного до тридцати, в 2 - от тридцати одного и более. Аналогичная ситуация в аграрной научно-педагогической системе. Анализ структуры ее кадров показывает, что их основу составляют люди старших возрастных групп: доктора наук – предпенсионного и пенсионного возраста, кандидаты –  40-59 лет. Каждый десятый доктор наук перешагнул возраст 70 лет, каждый седьмой кандидат находиться в возрасте 60 и более лет.

В процессе «старения» и снижении качества молодых научных кадров решающую роль играют социальные условия и факторы. Анализ динамики затрат на аграрную науку показывает, что 90-е гг. ХХ века ознаменованы резким сокращением средств на научные исследования. Среднегодовое финансирование сократилось по сравнению с дореформенным десятилетием почти в 1,5 раза, а в нулевое десятилетие текущего века оно уменьшилось еще более. Если затраты на аграрную науку  в ценах восьмидесятых годов в расчете на один га сельхозугодий  в 1990 г. составили 1,5, а в расчете на одного занятого в сельском хозяйстве работника  32 рубля, то к настоящему времени эти расходы снизились при уменьшении сельхозугодий и работников, соответственно, до 23 копеек и 7 рублей. Недофинансирование науки породило снижение оплаты труда. Уровень оплаты труда ученых аграрной науки уже к началу текущего века концу стал в 1,5 раза ниже, чем в среднем по народному хозяйству, почти в 2 раза ниже, чем в среднем по промышленности, и в 4-6 раз ниже, чем в нефтегазовых отраслях. С тех пор, несмотря на обещания улучшить их материальное положение, оно обеспечивается все на том же уровне.

К тому же сложилось частичное или полное отсутствие социальных гарантий, особенно обеспечения молодых ученых и преподавателей жильем. Сказываются и иные, проанализированные в параграфе неурядицы,  вымывающие молодых ученых и педагогов из агрообразования.  Между тем, современные тенденции в мировой сфере профобразования настоятельно требуют кардинального обновления контингента научно-преподавательских кадров, поскольку значительная часть старых кадров все труднее переходит от традиционного опыта предоставления образовательных услуг к новой практике образовательных услуг, оказываемых через Интернет.

В параграфе рассмотрен их примерный диапазон. Условиями их внедрения являются следующие компоненты:  разделение набора образовательных услуг с учетом преобладающего интереса к непрерывному образованию и сертификации; концентрация на тех областях, где вуз обладает конкурентным преимуществом с учетом спроса; сегментация всего обслуживаемого рынка и предоставление специализированных услуг различным категориям клиентов; установление разной цены для различных сегментов рынка и различных продуктов (в частности, разная цена для традиционного и электронного обучения); концентрация на основной деятельности и аутсорсинг всего остального: построение с помощью Интернета коммуникационной среды для обучающихся дистанционно; создание необходимой ИТ инфраструктуры; предоставление услуг с учетом требований клиентов к качеству. Причем, немногие из «остепененных« преподавателей вузов в возрасте старше 50 лет говорят, что при острой необходимости они сумели бы работать с учетом всех функциональных компонентов ИТ, некоторые из них готовы попробовать осуществлять отдельные компоненты, а большинство говорят, что и пытаться не будут это делать, поскольку не умеют, да и условий для этого нет.

Еще одним важным условием совершенствования этой сферы является контроль за ходом реорганизации  и профагрообразования. Сегодня он осуществляется на базе быстро устаревающих нормативных документов начала века.  Цели их благие: обеспечить комплексное решение проблем создания условий для дальнейшего развития личности человека, его интеллектуального потенциала, повышения конкурентоспособности на рынке труда, формирование на инновационной основе кадров, способных активно влиять на социально-экономические преобразования и финансовое оздоровление хозяйствующих субъектов, содействовать стабилизации и устойчивому развитию агропромышленного производства. Но им свойственен один, коренной на взгляд соискателя, недостаток – отказ от использованного ранее принципа отраслевого управления развития национального хозяйства, включая его кадровую составную. В результате чего управление развитием экономики, социально-профессионального потенциала образования в т.ч., лишилось стратегических ориентиров, стало осуществляться без привязки к российским условиям, имея в основании чуждые модели. И то, что экономика, и такие ее ключевые компоненты как профобразование, не поддаются оздоровлению используемыми средствами, свидетельствует о необходимости их отраслевого управления, в частности, о возвращении всех звеньев подготовки аграрных кадров в ведение Минсельхоза России.

В параграфе рассмотрены и другие аспекты совершенствования управления реорганизацией профагрообразования, в частности, сложная и многогранная  задача оценки проблем социально-профессиональной подготовки молодежи с учетом как отечественного, так и зарубежного опыта, происходящих изменений в сфере образования и смежных с ней сферах, критического осмысления действующей нормативной базы и формирования на основе научного анализа новой концепции качества аграрного образования на всех его уровнях и т.д.

Стратегические цели агрообразования нуждаются в увязке с пробле­мами решения социальных проблем сельских территорий, включая: создание основ для их устойчивого социально-экономическо­го развития, обеспечение высокого каче­ства жизни сельского населения и национальной продовольственной безопасности; повышение социально-профессионального потенциала кадров динамично развивающейся экономики, интегрирующейся в мировое хозяйство, об­ладающей конкурентоспособностью и инвестици­онной привлекательностью.

Перспективы развития социально-профессионального потенциала агрообразования зависят  от комплексного решения задач следующего уровня:

  • от разработки методологических, организационно-методических, экономических и правовых основ работы с кадрами и инвестиционной политики в агрообразовании, от определения потребности в кадрах, совершенствования методик их оценки, прогнозирования демографической базы их социально-профессионального потенциала и рынка труда, от эффективности управления связанными с ними процессами, разработки методологии формирования кадрового резерва руководителей, моделирования долгосрочных потребностей обеспечения кадрами, создания компьютерных баз данных о состоянии кадров;
  • от оптимизации использования трудовых ресурсов и путей решения социальных проблем возрождения села, мониторинга социологических и социально-психологических исследований сельскохозяйственных коллективов и сельских поселений, учета количественно-качественной динамики демографической структуры, бюджетов сельского населения и безработицы, ориентаций сельской молодежи; от прогнозирования кадрового обеспечения и социальных проблем села с учетом реализации целевых программ развития АПК и государственного регулирования освоением научно-технических достижений; инновационно-инвестиционного проектирования его социальной и образовательной сфер;
  • от обоснованности рекомендаций по оценке эффективности действующего агрообразования и предложений по его совершенствованию с учетом отечественного и зарубежного опыта; организации непрерывной подготовки кадров и разработки программ создания рабочих мест для них; оптимизации путей социально-профессионального воспроизводства кадров с привлечением внебюджетных источников финансирования; разработка инновационных программ для кадров новых специализаций.

В параграфе осмыслены и другие направления совершенствования управления реорганизацией профагрообразования. Кроме того, в нем обоснованы ряд направлений инвестиционной политики в агрообразовании, предложены классификация источников финансирования и критерии оценки вариантов многоканального финансирования, его оптимизации с учетом  многокомпонентности механизмов оздоровления социальной сферы села и устойчивого кадрового обеспечения агросферы, предложена формула расчетов экономической эффективности учебных заведений и вместе с тем показано смещение в акцентах современных оценок успешности их работы в социокультурной сфере.

В четвертой главе «Социальные технологии воспроизводства социально-профессионального потенциала аграрных кадров» рассмотрены концепция, организационно-методические вопросы и этапы социального управления процессами подготовки, распределения и закрепления и развития аграрных кадров, а также инновативные формы агроорганизаций, позволяющие существенно повысить качество использования и совершенствования кадрового потенциала. Эта деятельность, составляя важное направление преодоления аграрного кризиса, становления эффективных рынков сельских трудовых ресурсов, роста числа прибыльных СХО, обусловливает необходимость не только организационно-административных и финансово-управленческих мероприятий, но и научно обоснованных методов совершенствования работы кадровых служб.

В первом параграфе рассматриваются «Концептуальные положения, организационно-методические вопросы и этапы проведения мониторинга состояния кадров». Они предполагают формирование моделей кадрового обеспечения агродела на разных уровнях управления им, мониторинговое исследование основных направлений кадровой работы, проектирование ее этапов, экспериментальную проверку их с учетом ресурсов, связанных с их реализацией. Для России ведение агропроизводства в условиях вступления в ВТО и модернизации производства – дело, требующее отличных по социально-профессиональному потенциалу, чем основной кадровый контингент, руководителей и специалистов, владеющих не только современными технологиями, но и иными по форме методами организации производства, способных прогнозировать подвластный конъюктурному спросу ход агродела. В связи с этим  важное значение приобретает концептуальное видение новационных технологий формирования  таких кадров, социальных, финансовых, правовых, материально-технических и организационных инструментов, позволяющих оперативно управлять этими  процессами.

Наши опросы практиков подтвердили статистически фиксируемые факты, что социально-профессиональный потенциал российских аграрных кадров сегодня снижается. Причинами тому они называют, с одной стороны, подготовку не востребуемых современным российским агроделом специалистов и провалы в организации непрерывного образования, с другой, отсутствие у многих руководителей необходимых знаний грамотного использования имеющегося кадрового потенциала, формирования его социально-профессиональной структуры. Это ведет к бессистемности, перебоям и нарушениям в управленческом цикле кадрового обеспечения, снижению эффективности производства, росту безработицы, другим негативным последствиям. Смягчить их может мониторинг как современная научно обоснованная технология решения кадровых проблем. Обеспечивая сбор достоверной информации о состоянии трудовых ресурсов, он в то же время способствует формированию банка данных о персонале, информационно-поискововых методов более рационального структурирования кадров, целенаправленному прогнозированию, планированию и управлению их использования, повышению обоснованности иных управленческих решений.

Мониторинг позволяет также отслеживать целевую динамику работников, адекватность включения их в социально-профессиональную структуру и эффективность использования ее потенциала. Выявленные тенденции помогают сформулировать предложения по дальнейшему совершенствованию механизма кадрового обеспечения с учетом конкретики предприятий и региона. В конечном счете, это облегчает обобщение и систематизации динамики статистических данных и экспертных оценок состояния их кадрового обеспечения, интеграцию  результатов динамики данных и экспертных мнений в систему оценочных показателей, поиск путей оптимизации кадрового резерва, имеющихся кадровых служб и технологий совершенствования механизмов кадрового обеспечения.

В параграфе на примере СХО рассмотрены принципы формирования концепции мониторинга и информационно-управленческие аспекты организации кадрового обеспечения, многообразие внешних и внутренних связей организации этой деятельности и взаимосвязи выполняемых в ходе ее кадровыми службами функций, являющейся обязательным компонентом всех уровней хозяйственного управления. Показано, что методология организации и проведения мониторинга строится на использовании принципа взаимодополняемости, учете динамики статистики и результатов опросов респондентов, расчетных прогнозных оценок по годам и различным таксономическим единицам. В то же время в целях повышения научного обоснования организации мониторинга важен учет таких принципов, как объективность, достоверность, адекватность. Принцип объективности базируется на привлечении разнообразных информационных источников, использовании экспертных оценок, прогнозных расчетов, специфики обследуемого региона. Принцип достоверности предусматривает использование современных кадровых технологий, информационно-поисковых систем, статистики. Принцип адекватности предполагает проведение исследовательской работы, изучение отечественного и мирового опыта при формировании и использовании потенциала кадров.

В параграфе определены отличительные особенности организации и проведения мониторинга, применительно к аграрным кадрам.

В соответствии с задачам диссертации мониторинг рассматривается  как организационно-аналитический метод исследования механизма кадрового обеспечения агродела за ряд лет на одних и тех же предприятиях, по одной и той же программе исследования и как регулятивный механизм формирования и совершенствования использования социально-профессионального потенциала работников сельхозпредприятий.

В параграфе рассмотрены также организационно-методические и технические требования к проведению мониторинга кадрового обеспечения, а также этапы: применительно к теме  диссертации, у мониторинга были выделены следующие этапы: организационный; статистический; социологический.

Во втором параграфе освещены «Оценки кадровой ситуации в агросфере». В ней проанализированы данные опросов руководителей и специалистов, работников кадровых служб СХО ряда регионов. Все они, так или иначе, причастны к кадровому обеспечению предприятий: первые в основном как организаторы производства, работники кадровых служб как профессиональные оценщики персонала. Анализ оценок респондентами кадрового обеспечения  проводился нами по следующим показателям:  сложившийся уровень организации работы;  приоритеты в его организации;  материально-техническая база условий труда работников кадровых служб; используемая технология. Совокупность предложений респондентов рассматривалась  как итоговая оценка состояния кадров и база для дальнейшего их совершенствования. При оценке двух показателей кадрового обеспечения – сложившийся уровень и приоритеты в его организации – использовалась шкала пятибалльной системы, где наиболее важный фактор получает 5 баллов, средний – 3 балла, а низкий – 1 балл. Далее рассчитывались средние взвешенные по факторам оценки.

Оценки уровня организации кадрового обеспечения СХО у руководителей их подразделений в процентном измерении были следующими: «низкий» - 5,9 %, «средний» - 76,5 %, «высокий» - 17,6 %. Эти оценки в определенной мере отражают результаты деятельности СХО трех типов: нерентабельных, рентабельных, высокорентабельных. Средние оценки эффективности приоритетных направлений в организации кадрового обеспечения оценки, по пятибалльной шкале, были следующие: формирование и организация работы кадрового резерва руководителей, повышение квалификации (4,0); увязка перспектив развития предприятия с кадровой стратегией (3,75); своевременный профессионально-должностной рост, освоение современных производственных технологий (3,7); информационный банк профессиональных данных персонала (3,5); региональная кадровая политика, прогнозные расчеты потребности в кадрах (3,4); регулярное проведение аттестации (3,2); зарубежный и отечественный опыт работы с персоналом (3,1); профессионально-квалификационная структура персонала (2,7); современные кадровые технологии (2,4); прикладные исследования по управлению кадровыми процессами (2,1).

Наибольшую остроту в кадровом обеспечении создают: текучесть кадров (мнение 58 % респондентов); конфликтные ситуации, низкий уровень социально-психологического климата деловых взаимоотношений (16,5 %); недостаточное знание современных кадровых технологий, процедур, методик (25,5 %). Причем, основная роль в организации кадрового обеспечения отводилась двум «фигурам»: директору (88,2 %) и начальнику отдела кадров (70,6 %). Остальные категории кадровых работников, особенно такие как психолог, социолог, юрист даже на уровне районных служб кадров, остались вне поля зрения респондентов. На вопрос «От деятельности какой категории руководителей на Вашем предприятии в большей степени зависит эффективность кадрового обеспечения?» ответы респондентов распределились следующим образом: руководителей высшего звена (70,6 %); среднего звена (41,2 %); низшего звена (5,9 %).

Из ответов респондентов следовало, что оптимальный режим проведения исследовательской работы с персоналом таков: один раз в два года (41,2 %), один раз в год (27,6 %). Остальные (31,2 %) по этому вопросу не определились, поскольку проблема еще не стала для них актуальной, они не осознали ее возможностей в деле  кадрового обеспечения.

В параграфе проанализированы оценки и по другим вопросам кадровой работы. Содержательная совокупность этих оценок свидетельствует об эффективности использования мониторинговых опросов для определения ее болевых точек.

В третьем параграфе рассмотрены проблемы «Использования результатов мониторинга для корректировки прогнозных расчетов численности аграрных кадров». Прогнозирование численности и удельного веса разных групп руководителей и специалистов в профессионально-квалификационной структуре на ближайшую перспективу является важным звеном в процессах научно обоснованного решения проблем подготовки, переподготовки, повышения квалификации кадров, использования их социально-профессионального потенциала. Оно органично связано с бизнес-планированием развития АПК, отдельных регионов, интерпретируя эти планы в понятиях кадровых требований. Сегодня на уровне отрасли и регионов используются два основных типа такого планирования: «жесткий» и «гибкий». Первый опирается на директивах, требующих обеспечивать численность необходимых по расчетам чиновников руководителей и специалистов. На уровне СХО и муниципальных районов он воспринимается как реликт дорыночной практики. Утверждается второй тип, он интегрирует социально-профессиональные показатели, знания, умения, навыки, поведение работников с учетом социо-гуманитарных и цивилизационо-ментальных требований отечественного агродела.

Стратегические и текущие задачи развития отрасли, региона, отдельной  СХО обуславливают целесообразность регулярного прогнозирования потребности в кадрах. Представленная в диссертации схема мероприятий раскрывает взаимосвязь запланированных действий. Постоянно действующий мониторинг, опираясь на экспертные оценки, позволяет оценивать как текущую, так и перспективную кадровую ситуацию. Использование проведенных прогнозных расчетов, уточнение их как по экспертным оценкам, так и по фактическим данным кадрового обеспечения позволяет придавать мониторингу не только информационную, но и корректирующую функцию. На основе бизнес-планов СХО формируются обобщенный  спрос и предложения субъектов региона. Прогнозирование спроса – определение будущих потребностей в кадрах и их квалификации на основе функциональных планов и прогнозов относительно масштабов планируемой деятельности. Прогнозирование предложений – подсчет текущих ресурсов и их наличия в будущем, с учетом потерь. Прогноз так же учитывает динамику рынков труда с учетом профессиональных компетенций и демографических качеств.       Точность прогноза зависит от качества исходных данных. Из-за сложностей в получении достоверных таких данных уже на начальной стадии прогнозирования возможны существенные погрешности. Поэтому основная задача при формировании исходной информационной базы заключается в том, чтобы она как по объему, так и по структуре адекватно отражала складывающиеся тенденции развития отрасли, региона, которые в свою очередь вызывают изменения в процессах формирования потребности в специалистах.

       Дорыночная практика прогнозирования численности руководителей и специалистов предусматривала определение потребности на основе штатно-нормативного метода, который обуславливал зависимость их контингента от числа подчиненных, количества управленческих звеньев, норматива обслуживания условного объема производства (в га условной площади, условных голов крупного рогатого скота), приходящихся на одного специалиста. В целом содержание труда специалистов, методология расчетов по обслуживанию определенной нормы практически не претерпели изменений. Это хорошо видно на темпах изменения штатной и фактической численности руководителей и специалистов зоотехнической службы и поголовья крупного рогатого скота. Для оценки степени связи между количеством руководителей и специалистов и нормативом обслуживания был проведен корреляционный анализ, которой показал высокую связь между данными признаками (коэффициент корреляции в среднем составил 0,97).

      Из этого следует, что при сохранении специализации СХО для определения потребности в руководителях и специалистах можно использовать тенденции изменения их численности (штатной потребности) за предыдущие годы, которые отображаются с помощью методов корреляционного анализа динамических рядов. Для этого строятся соответствующие тренды, моделирующие изменения численности (штатной потребности) руководителей и специалистов. Особое значение здесь имеет выбор и обоснование типа уравнения, которое может наиболее полно отражать тенденции, связи и темпы развития рыночных отношений.

В четвертом параграфе «Современные технологии формирования кадрового резерва руководителей и специалистов в агросфере» предложена методика прогноза и оценки кадрового потенциала резерва руководителей и специалистов сельскохозяйственных предприятий, в основу которой легла разработка расчетных коэффициентов и уровней использования кадрового потенциала резерва.

Под технологией формирования кадрового резерва руководителей и специалистов диссертант понимает научно обоснованную совокупность процедур и методов планирования и организацию последовательных работ с перспективным персоналом для выявления и ранжирования кандидатов, оценки их потенциала. Модель и технология формирования кадрового резерва, представленная в диссертации, является  авторской         разработкой и складываются из следующих этапов: предварительный (связан со сбором информации и изучением численности резерва, документов, собеседованием с каждым кандидатом, анализом решений аттестационных комиссий и медицинского заключения о состоянии здоровья), организационный («входной контроль» знаний, управление практикой формирования резерва), отборочный (проведение тестирования и экспертной оценки профессиональных и личностных качеств кандидатов), обучающий (процесс, состоящий из теоретического обучения, формирования практических навыков, а также развития личных качеств, способствующих успешной практической деятельности), итоговый (систематизации и обобщении результатов тестирования, экспертной оценки, стажировки, очно-заочного обучения, тренингов, результатов производственной деятельности, которые позволяют сделать научно обоснованное заключение о кандидатуре). Итогом работы всех этапов формирования кадрового резерва выступает рекомендация, включающая совокупность диагностических оценок психологического тестирования, экспертных оценок потенциала кандидата как организатора, администратора, предпринимателя, специалиста, воспитателя. Наличие такой комплексной информации о каждом кандидате дает возможность с меньшей ошибкой отдать предпочтение той или иной кандидатуре при назначении на должность руководителя.

Разработанная в диссертационной работе методика прогноза численности резерва руководителей и специалистов сельскохозяйственных организаций позволяет осуществлять прогноз при воздействии разнообразных факторов, возможных изменений в уровне использования их кадрового потенциала. В методике используется алгоритм, отражающий одновременно тенденции изменения численности руководителей и специалистов и потребность в их резерве на прогнозируемый период. Использование данной методики позволит на всех уровнях управления позволяет ориентировочно определить перспективную потребность резерва, своевременно подготовить и обучить, качественно использовать их социально-професиональный потенциал.

Сегодня для выхода сельского хозяйства из кризиса необходима четкая ориентация на освоение инновационных наукоемких технологий и инновационных проектов. В тоже время возникает вопрос о готовности субъектов хозяйствования к прогнозируемому научно-техническому и экономическому прорыву. Это, прежде всего, относится к состоянию социально-профессионального потенциала кадров. В этой связи в пятом параграфе главы «Инновационные структуры развития социально-профессионального потенциала аграрных кадров» сформулированы концептуальные подходы, основные принципы построения организационной структуры и разработаны методические рекомендации по развитию новых элементов аграрной техноло­гической инфраструктуры, в том числе инновационно-технологических центров, инновационно-производственных комплексов, бизнес-инкубаторов, машинно-технологических станций, технопарков и технополисов.  Важнейшей функцией таких структур (наряду с повышением конкурентоспособности агропромышленного комплекса на основе превращения фундаментальных разработок в высокие технологии нового поколения) должно стать создание условий для расширенного производства интеллектуального продукта, а соответственно – и социально-профессионального потенциала агрокадров. В тоже время автор отмечает, что в настоящее время в аграрной сфере представлены лишь отдель­ные элементы инновационной инфраструктуры, дея­тельность которых реализуется в таких направлениях, как консультации и информационно-аналитические, технические услуги и посредничество.

      Осуществленный в главе анализ показал, чторешение задач обеспечения России аграрными кадрами, обладающими необходимым ее агросфере социально-профессиональным потенциалом, является многоуровневой социально-экономической, социально-политической и культурной задачей. Основная функция ее состоит в том, чтобы способствовать устойчивому антикризисному разрешению проблем сельской местности, полноценному развитию личности сельских жителей. Это можно осуществить только при сотрудничестве и координации всех заинтересованных властных и общественных структур в деле совершенствования агрообразования. Насущность этой работы в том, что в условиях неконкурентоспособности сельских жителей в получении «городских» профессий, агрообразование является, по сути, единственной возможностью для основной массы селян получить обладающую высоким социально-профессиональным потенциалом специальность.

  Для преодоления имеющейся разобщённости в подготовке  кадров,  более  эффективного использования материально-технической базы, социально-гуманитарного и культурного потенциала, социальной защиты сельских тружеников диссертант предлагает объединить образовательные учреждения, реализующие программы различного уровня - (школы, учреждения начального, среднего и высшего агрообразования), а также НИИ в единые образовательные комплексы. Это позволило бы обеспечить концентрацию ресурсов, преемственность и скоординированность обучающих программ, более рациональное использование контингента и большее соответствие содержания  образования реальным потребностям агродела, села, молодого селянина.

    В заключение диссертации даны выводы и рекомендации.

   Основные положения диссертации изложены в следующих работах:

Монографии:

  1. Новиков, В.Г. Образовательные аспекты формирования кадрового потенциала агропромышленного комплекса России / В.Г. Новиков.  - М.: РГАЗУ, Палеотип, 2001. – 104 с. (6,75 п.л.)
  1. Новиков, В.Г. Положение сельской молодежи в Российской Федерации / В.Г. Новиков.   - М.: РГАЗУ, Палеотип, 2001. –140 с. (7,8  п.л.)
  2. Система управления трудовыми ресурсами села (теоретико-аналитический аспект) / В.Г. Новиков, Н.Н. Новикова, Э.З. Мамедов. – М.: РГАЗУ, 2001 – 114 с. (7,5 п.л./2,5 п.л. авторских)
  1. Кадры управления АПК России: современное состояние, формирование и перспективы развития / Н.К. Долгушкин, В.Б. Яковлев, В.Г. Новиков,  Н.С. Гегамян. – М.: РГАЗУ, 2001. – 119 с.( 6,86 п.л. / 1,7 п.л авторских) 
  1. Кадровый потенциал руководителей сельскохозяйственных предприятий / В.Б. Яковлев, В.А. Скирдонов, В.Г. Новиков, В.О. Коврижкин, Н.Н. Новикова – М.: РГАЗУ, 2001. – 116с. (7,5 п.л. / 1,8 п.л. авторских)  
  1. Формирование и регулирование рынка труда и трудового потенциала в условиях реформирования аграрной сферы экономики/ М.В. Москалев В.Я. Стрельцов, В.Г. Новиков. - М.: ФГОУ РосАКО АПК, 2002. – 364 с. (18, 3 п.л. / 5,1 п.л. авторских)
  1. Мониторинг кадрового обеспечения руководителями и специалистами сельскохозяйственных предприятий/ В.Г. Новиков, Э.А. Рыжов -  М.: РГАЗУ, 2003. – 58 с. ( 4, 0 п.л. / 2,0 п.л. авторских)
  2. Проблемы социально-профессионального становления сельской молодежи / В.Г. Новиков, Т.Э. Петрова, Ю.В. Данилов - М.: ФГОУ ВПО РГАЗУ, 2003. – 76 с.( 6,15 п.л. / 2,7 п.л. авторских)
  3. Мониторинг ценностных ориентаций сельской молодежи для оценки ее трудового потенциала в условиях переходной экономики / под ред. В.Г. Новикова - М.: ФГНУ Росинформагротех, 2004. – 136 с (8,9 п.л. / 3,0 п.л. авторских)
  4. Организация и развитие системы студенческого самоуправления в учреждениях аграрного профессионального образования /П.И. Бабочкин, В.Г. Новиков, В.Я. Стрельцов - М.: ФГОУ РосАКО АПК,2007 – 176 с.(  9,6 п.л./ 3,2 п.л. авторских)
  5. Многоуровневая система кадрового обеспечения аграрной сферы экономики: теория и методология комплексного анализа / В.Г. Новиков, В.Я. Стрельцов, Е.Е. Можаев. - М.: ФГОУ РосАКО АПК, 2008. – 332 с. (18,4 п.л. -  6,1 п.л. авторских)
  6. Развитие социального потенциала сельских территорий России: вопросы теории и практики / В.Г. Новиков, Е.Е. Можаев, И.В. Васильева. - М.: ФГОУ РАКО АПК, 2008. – 100с. (5.5. п.л. / 1,9 п.л. авторских.)
  7. Инновационный потенциал техносферы АПК: современное состояние, проблемы формирования и приоритеты развития / Е.Е. Можаев, В.Г. Новиков, С.М. Рамазанов, А.Н. Квочкин, Ю.П. Антонова. – Мичуринск: МичГАУ., 2009 –  182с. (10,5 п.л./ 2,0 п.л. авторских);
  8. Актуальные проблемы стратегического управления развитием агросферы региона: вопросы теории, методологии, практики / В.Г. Новиков, Е.Е. Можаев, С.Г. Куракин. –  М.: РосАКО АПК, 2009. - 2009 – 172 с. ( 9,5 п.л. / 3,1 п.л. авторских.);
  9. Кадры для АПК: исполнители, менеджеры, предприниматели (социологический анализ) / В.Г. Новиков, В.В. Староверов -  М.: ФГОУ РАКО АПК, 2009. – 196 с. (10,7 п.л./ 5,3 п.л. авторских)
  10. Современные проблемы обучения и глобализирующееся социальное пространство / В.В. Черников, Е.И. Боровлева, В.Г. Новиков, Е.Е. Можаев, В.Л. Гиненский. -  М.: ФГОУ РАКО АПК, 2009. – 189 с. (10,5 п.л./ 2,1 п.л. авторских)
  11. Основы стратегического управления в АПК России / В.Г. Новиков, Е.Е. Можаев. – М.: НПК «Гамма», 2010.  – 118 с. (7,3 п.л/ 3,65 п.л. авторских).
  12. Кадровые аспекты социоструктурного воспроизводства экономики России: парадигмы исследовательских подходов/ В.Г. Новиков, В.И. Староверов. – М.: НПК «Гамма», 2010. – 87 с. (5,5 п.л./2,75 авторских)
  13. Новиков, В.Г. Воспроизводство социально-профессионального потенциала аграрных кадров России / В.Г. Новиков. – М.: РГАЗУ, 2011. – 445 с. (19,1 п.л.)

Разделы в коллективных монографиях:

  1. Новиков, В.Г. и др. Социально-экономическое положение и проблемы социальной мобильности молодежи // Положение молодежи и реализация государственной молодежной политики в Российской Федерации. Доклад Минобразования России. / Э.Ш. Камалдинова, В.А. Родионов и др. – М.: МГСА, 2002 – с 66- 83. (0.7 п.л. авторских)
  2. Новиков, В.Г. Социальные проблемы отдельных групп молодежи / В.Г. Новиков, Э.Ш. Камалдинова, В.А. Родионов и др. // Положение молодежи и реализация государственной молодежной политики в Российской Федерации. Доклад Минобразования России. – М.: МГСА, 2002 – с 126- 148.  (0.7 п.л. авторских)
  3. Новиков, В.Г. Социальный потенциал сельской молодежи / В.Г. Новиков, Т.Э. Петрова, А.В. Ховрин и др. // Положение молодежи в Российской Федерации: доклад по итогам исследований. – М.: МАТИ-РГТУ. – 2009. – 18,7 п.л.  (1,5 п.л. авторских)
  4. Новиков, В.Г. Исследования социальных проблем кадрового обеспечения АПК / В.Г. Новиков, В.В. Староверов В.И. Староверов, Н.К. Долгушкин и др. // Аграрно-сельская социология: история, концепции, методология. Материалы секции 38 Всероссийского социологического конгресса «Социология и общество: пути взаимодействия».  – М.: РосАКО АПК, 2009 – с. 209-244  (2,0 п.л. авторских)
  5. Новиков, В.Г. Сельская молодежь как источник обеспечения АПК РФ кадрами профессиональных исполнителей, менеджеров и предпринимателей / В.Г. Новиков, В.И. Староверов, Н.К. Долгушкин, В.В. Староверов и др. // Социальные проблемы российского села. Материалы секции 13 Всероссийского социологического конгресса «Социология и общество: пути взаимодействия». – М.: РосАКО АПК, 2009 – с.367-406 (1.5 п.л. авторских)
  6. Новиков, В.Г. Студенческое самоуправление в аграрных вузах и ссузах/ В.Г. Новиков, В.И. Староверов, Н.К. Долгушкин и др. // Социальные проблемы российского села. Материалы секции 13 Всероссийского социологического конгресса «Социология и общество: пути взаимодействия».  – М.: РосАКО АПК, 2009 –с. 407 - 420 (1.0 п.л. авторских)
  7. Новиков, В.Г. Профессионализация кадров наемного труда и предпринимателей в российском АПК / В.Г. Новиков, В.И. Староверов, Н.К. Долгушкин, В.В. Староверов и др. // Социальные спирали российского агродела. Материалы секции 30 Всероссийского социологического конгресса «Социология и общество: пути взаимодействия».  – М.: РосАКО АПК, 2009 –с. 241 - 317 (3,4 п.л. авторских).

Статьи в научных журналах, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Прогнозирование потребности АПК в специалистах /  Н.К. Долгушкин, В.Г. Новиков, В.Б. Яковлев, Н.Н. Новикова // Журн. Вестник Россельхозакадемии. - 2001. - № 1.– с.51-52. (0,2 п.л. авторских); 
  1. Категории «трудовые ресурсы», «рабочая сила», «кадры» – сущность и содержание / Н.К. Долгушкин, В.Г. Новиков // Журн. Аграрная наука. – 2001. -№4. – с.11-12 (0,3  п.л. авторских);
  2. Новиков, В.Г. Непрерывная многоуровневая система агрообразования как фактор социально-экономического развития российского села / В.Г. Новиков // Журн. Интеграция образования. – 2002 - №1. – с.57-60 (0,5 п.л.)
  1. Новиков, В.Г. Социологический анализ системы формирования жизненных планов выпускников сельской средней школы / В.Г. Новиков // Журн. Интеграция образования. – 2006. - №1 (0.5 п.л.)
  2. Новиков, В.Г. Самоуправление и соуправление как факторы развития социальной активности студентов в образовательном учреждении // Регионология. Научно-публицистический журнал. – 2008. - №4. – с. 306-313 (0.5 п.л.)
  3. Сущность категории «кадровое обеспечение» и ее место в отраслевой экономике / В.Г. Новиков, В.Я. Стрельцов // Журн. Труд и социальные отношения. – 2008. - №12. - с.41-48 (0,3  п.л. авторских);
  4. Диагностика как основа управления кадровой ситуацией в организации / В.Г. Новиков, В.Я. Стрельцов // Журн. Труд и социальные отношения. – 2009. - №2. - с.21-27 (0,3  п.л. авторских)
  5. Проблемы современного сельского бытия и пути его оздоровления / Н.К. Долгушкин, В.Г. Новиков, В.И. Староверов // Социологические исследования. Ежемесячный научный и общественно-политический журнал Российской Академии наук. – 2009 - №2. – с.86-94. (авторский вклад - 0,3  п.л.)
  6. Новиков, В.Г. Европейский опыт модернизации образования и Россия / В.Г. Новиков // Современная Европа. Журнал общественно-политических исследований. – 2009. - №2. – с.122-128 (0,5 п.л.)
  7. Новиков, В.Г. Роль профессионализации сельской молодежи в устойчивом  обеспечении кадрами аграрной сферы экономики России /В.Г. Новиков // Журн. Труд и социальные отношения. – 2009. - №9. – с.4-11 (0,6 п.л.)             
  8. Новиков, В.Г. Методологические основы диагностики кадровой ситуации в агросфере России / В.Г. Новиков // Журн. Социология власти. – 2009. - № 6 (0,5 п.л.)
  9. Новиков, В.Г. Жизненные ценности и трудовые приоритеты сельской молодежи / В.Г. Новиков // Журн. Социально-гуманитарные знания. – 2009. - № 6. - с.173-183 (0,7 п.л.)
  10. Сельская молодежь в агросфере России: проблемность формирования кадрового потенциала / В.Г. Новиков, К.К. Ясулова // Журн. Вестник Московского университета. Серия 18 социология и политология.- 2010. - №1. – с. 143-153 (0.3 п.л. авторских)
  11. Некоторые теоретико-нормативные вопросы стратегического управления устойчивым развитием сельского хозяйства / В.Г. Новиков, К.Г. Ясулов, Е.Е. Можаев// Вестник Московского университета МВД России. – 2010 - №1- с. 57-62  (0,2 п.л. авторских)
  12. Новиков, В.Г. Современная система аграрного профессионального образования и проблемы кадрового обеспечения агросферы России / В.Г. Новиков // Журн. Власть. – 2010. - №5. – с.96-103 (0,6 п.л.)
  13. Новиков, В.Г. Студенческое самоуправление глазами студентов-аграрников: социологический анализ / В.Г. Новиков // Журн. Социально-гуманитарные знания. – 2010. - №3. – с.143-153 (0,7 п.л.)
  14. Новиков, В.Г. Подготовка кадров для агросферы России: проблемы и перспективы развития / В.Г. Новиков // Журн. Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2010. - №7 – с.62-65 (0,6 п.л.)
  15. Новиков, В.Г. Трудовой потенциал республик Северного Кавказа: стратегии развития в сельских территориях / В.Г. Новиков // Журн. Человек и труд. - 2010. - №9 – с.4-11 (0,7 п.л.)
  16. Новиков В.Г. Аграрные кадры как социально-отраслевая оверстрата/ В.Г. Новиков // Вестник Университета (ГУУ). -2010-№18 (0,5 п.л.)
  17. Новиков, В.Г. Становление социальных качеств личности студента в системе самоуправления аграрным образовательным учреждением: социологический анализ / В.Г. Новиков // Журн. Социология образования. – 2010. - №12 с.24-32 (0,8 п.л.)
  18. Новиков, В.Г. Трудовой потенциал сельских территорий: состояние и перспективы развития/ В.Г. Новиков// Вестник Россельхозакадемии -2010.- №6 –с.23-24 (0,7 п.л.)
  19. Новиков, В.Г. Противоречия воспроизводства кадрового потенциала агросферы и перспективы развития профессионального образования для сельских территорий/ В.Г. Новиков // Международный сельскохозяйственный журнал – 2010. - №6. – с. 13-16 (0,8 п.л.)
  20. Воспроизводство социально-профессионального потенциала кадров: проблемы теоретической рефлексии/ В.Г. Новиков, К.К. Ясулова // Вестник Московского университета МВД России. – 2010 - №8- с. 73-77 (0,2 п.л. авторских)
  21. Новиков, В.Г. Трудовой потенциал сельских территорий России: динамика и эволюция воспроизводственных тенденций/ В.Г. Новиков// Социально-гуманитарные знания. – 2011 - №1. – с.151-161 (0,8 п.л.)
  22. Новиков, В.Г. Трудовой потенциал сельских территорий: актуализация теории и методологии исследования/ В.Г. Новиков// Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2011 - №3 (0,8 п.л.)
  23. Новиков, В.Г. Методика прогнозирования рабочих мест в агросфере России// В.Г. Новиков/ Социально-гуманитарные знания. – 2011 - №4. – с.79-90 (1,0 п.л.)

 

Публикации в других изданиях:

  1. Новиков, В.Г. Сущность и содержание некоторых элементов кадровой составляющей экономического потенциала / В.Г. Новиков // РГАЗУ – агропромышленному комплексу. Сборник научных трудов. - М., 2000. – с.13-15 (0,2 п.л.)
  1. Новиков, В.Г. Проблемы образования сельской молодежи / В.Г. Новиков // Журн. Аналитический вестник Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации. - 2001. - № 10 (141). – с.34-35 (0.2 п.л.)
  1. Молодежь села: камо грядеши? / В.Г. Новиков, В.Я. Стрельцов // Журн. Профсоюзы. - 2001. - № 8. – с.29. (0.2 п.л. авторских)
  1. Развитие системы дистанционного образования для сельской молодежи / В.Г. Новиков, В.Я. Стрельцов // Журн. Вестник кадровой политики, образования и инноваций. – 2001. - №12. – с.25-26 (0.2 п.л. авторских)
  2. Кому возрождать российское село? / В.Г. Новиков, В.Я. Стрельцов // Журн. Библиополе Спец.вып. – 2002. - с.90-93. (0,2 п.л авторских)
  3. Молодежь села: безработица и выход из нее / В.Г. Новиков, Н.Н. Новикова // Журн. Животновод для всех. – 2002. - №4. – с.28-30 (0,2 п.л. авторских)
  4. Новиков, В.Г. Коэффициенты оценки кадрового потенциала руководителей сельскохозяйственных предприятий / В.Г. Новиков // Проблемы повышения эффективности аграрного производства. Материалы научно-практической конференции. – М.: РГАЗУ, 2002. – с.103-105 (0,2 п.л.)
  5. Новиков, В.Г. Организация и развитие системы центров оценки кадрового потенциала специалистов АПК России / В.Г. Новиков // Журн. Общество, экономика, НТП. – М.:РГАЗУ, 2002. – с.59-63. (0,2 п.л.)
  6. Новиков, В.Г. Технология формирования кадрового потенциала резерва руководителей / В.Г. Новиков // Журн. Сборник научных статей. Спецвыпуск  к 10-летию ФГНУ РосНИИкадры. – М.: ФГОУ РосАКО АПК, 2002. – с.50-54 (0,2 п.л.)
  7. Новиков, В.Г. Сельская молодежь: предложения по развитию системы государственной поддержки / В.Г. Новиков // Сельская молодежь: проблемы воспитания в образовательном аграрном учреждении. Региональная научно-практическая конференция. – Мичуринск: МГАУ, 2002. – с.14-20 (0,3 п.л.)
  8. Новиков, В.Г. Анализ динамики изменения профессионально-квалификационной структуры руководителей и специалистов сельскохозяйственных предприятий как важнейший этап мониторинга кадрового обеспечения АПК / В.Г. Новиков // Воспитание сельской и студенческой молодежи: проблемы и пути решения. Материалы всероссийской научно-практической конференции. – Мичуринск: МГАУ, 2003. – с. 46-49. (0,2 п.л.)
  9. Использование результатов мониторинга для корректировки прогнозных расчетов численности руководителей и специалистов / В.Г. Новиков, В.Я. Стрельцов // Международный сельскохозяйственный журнал. – 2003. - №5. - с.37-40. – 0,2 авторских п.л..);
  10. Новиков, В.Г. Структура системы управления трудовыми ресурсами села / В.Г. Новиков //  Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития. Сборник научных трудов. Часть III. – Омск: издательство ОмскГАУ, 2002 – с. 138-141 (0,2 п.л.)
  11. Влияние профессиональной подготовки руководителей и специалистов на  уровень экономической эффективности сельскохозяйственных предприятий / В.Г. Новиков, В.Я. Стрельцов // Международный сельскохозяйственный журнал. -2004.- №2,  – с.21-24. – (0,2 авторских  п.л.);
  12. Исследование системы кадрового обеспечения АПК / В.Г. Новиков, В.Я. Стрельцов // Журн. Аграрная наука. - 2004. - № 10. – с. 9-10.  (0,2 авторских  п.л.);
  13. Новиков, В.Г. Сущность и содержание категории «Мониторинг кадрового обеспечения» / В.Г. Новиков // Журн. Аграрный вестник Урала. - 2004. - №1 (19) - с. 52- 56 (0,3 п.л.)
  14. Новиков, В.Г. Структура и содержание социально-профессионального становления сельской молодежи / В.Г. Новиков // Материалы Всероссийской конференции «Молодые ученые – сельскому хозяйству России». М.: Росинформагротех, 2004 (0,2 п.л.)
  15. Об некоторых итогах эксперимента по реструктуризации сети сельских общеобразовательных учебных заведений / В.Г. Новиков, В.Я. Стрельцов // Журн. Вестник кадровой политики, образования и инноваций. – 2007. - № 10 (0,2 п.л. авторских)
  16. Новиков, В.Г. Теоретические основания анализа социального потенциала сельских территорий / В.Г. Новиков // Земельный вопрос  как основа развития АПК России. Материалы научно-практической конференции. - М.: ФГОУ ВПО РГАЗУ, 2008. – с. 38-42 (0,2 п.л.)
  17. Новиков, В.Г. Социально-молодежная сфера сельских территорий России: состояние и тенденции развития / В.Г. Новиков // Обеспечение и рациональное использование энергетических и водных ресурсов в АПК. Материалы международной научно-практической конференции. – М.: ФГОУ ВПО РГАЗУ, 2009. – с. 298-305 (0,2 п.л.)
  18. В центре внимания личность работника – его способности и возможности/ В.Г. Новиков, Е.Е. Можаев // Кадровик. Кадровый менеджмент. Ежемесячный научно-практический журнал. – 2008. - № 12. - с. 63-67 (0,2 п.л. авторских.)
  19. Новиков, В.Г. Еще раз о социальном пространстве сельской социологии / В.Г. Новиков // Журн. Вестник РГАЗУ. Электронное научное издание. – 2009. - №1 (0,2 п.л.)
  20. Где они наследники… Проблемы социально-профессиональной ориентации сельской молодежи / В.Г. Новиков, В.В. Лукин // Журн. Кадровик. Кадровый менеджмент. – 2009. - №10. – с.72-80 (0,2 п.л. авторских)
  21. Новиков, В.Г. Социально-демографический потенциал сельских территорий : тенденции кризисных изменений / В.Г. Новиков // Журн. Вестник РГАЗУ. – 2009. - №6 (11). – с.20-24 (0,2. п.л.)
  22. Новиков, В.Г. К вопросу о месте социально-профессиональных структур в социальном воспроизводстве / В.Г. Новиков // Журн. Вестник РГАЗУ. – 2009. - №7 (12). – с.37-40 (0,2. п.л.)
  23. Новиков, В.Г. Социально-молодежная сфера сельских территорий России: состояние и тенденции развития/ В.Г. Новиков // Обеспечение и рациональное использование энергетических и водных ресурсов в АПК. Материалы международной научно-практической конференции. – М.:ФГОУ ВПО РГАЗУ, 2009. – с. 298-305    (0,3 п.л.)
  24. Новиков, В.Г. Актуальные теоретико-методологические посылки исследований трудового потенциала сельских территорий России и специфики его воспроизводства// Актуальные вопросы развития аграрного образования и науки. Материалы международной научно-практической конференции. 21 октября 2010 г.– М.:ФГОУ ВПО РГАЗУ, 2010. – с. 43-49    (0,5 п.л.)
  25. Новиков, В.Г. Проблемное поле социально-профессиональной субъектности в агросфере России: теоретико-методологический анализ / В.Г. Новиков // Журн. Научные труды Академии кадровой и социальной политики АПК. - 2010. - Выпуск 11. – с. 243-246 (0,4 п.л.)
  26. Новиков, В.Г. К вопросу о содержании некоторых социально-трудовых категорий / В.Г. Новиков // Вестник кадровой политики, аграрного образования и инноваций. – 2010. - №2. – с. 31-33 (0,6. п.л.)
  27. Новиков В.Г. Об актуальности исследования современных особенностей воспроизводства трудового потенциала сельских территорий России/ В.Г. Новиков// Известия Самарской ГСХА. – 2011.- №2. – с.105-108 (0.5 п.л.)

Осипов Г.В. Экономика и социология знания / Г.В. Осипов, С.В.Степашин. – М., 2009. – С. 126-127.

Trow, M. “Some cosequences of the new information and communication technologies for higer edication”? in: Kevin Robins and Frank Webster (eds.), The Virtual University: Knowledge, Marcets and Managements / M. Trow. – New York: Oxford University Press, 2002, Р. 312-313.

Вебер, М. Избранные произведения / М. Вебер. - М.: Прогресс, 1990; Дюргейм, Э. Метод социологии / Э. Дюргейм. - М., 1991.

Файоль, А. Общее и промышленное управление / А. Файоль. - М., 1991; Urwick Lyndall, F. The Elements of Administration / F. Urwick Lyndall. - N.Y.: Harper, 1943; Mooney James, D. Onward Industry / D. Mooney James, С. Reiley Alan. - N.Y.: Harper, 1931; Fayol, H. General and Industrial Management / H. Fayol. - London: Pitman, 1949.

Богданов, А. Основные элементы исторического взгляда на природу / А. Богданов. - СПб., 1899; Богданов, А. Введение в политическую экономию / А. Богданов. - СПб., 1914.

Кондратьев, Н.Д. Основные проблемы экономической статики и ди­намики / Н.Д. Кондратьев. – М., 1991. - 460 с.

Mayo Elton. The Human Problems of an Industrial Civilization. N.Y.: Macmillan, 1939.

Фоллет, М.П. Динамическая администрация / М.П. Фоллет. - М., 1948. – С. 62-63.

Последующие ссылки на конкретные показатели делаются по результатам выборочных исследований диссертанта и следующим источникам: «Состояние социально-трудовой сферы села и предложения по ее регулированию: Ежегодный доклад по результатам мониторинга 2010 г. (двенадцатый выпуск)». - М.: Минсельхоз России, 2011; Социально-экономическое положение России, январь-декабрь 2010. - М.: Федеральная служба госстатистики, 2011; Россия в цифрах, 2010 // Официальное издание. - М.: Федеральная служба госстатистики, 2010; О ходе и результатах реализации в 2009 году государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы // Национальный доклад. - М.: Минсельхоз России, 2010.

Lavid, P.A. “A Tragedy of the Pablic Knowledge Commons? Global Science Intellectual Property and the Digital Tehnology Boomerang” / P.A. Lavid // Worcing Paper 00-16 Departament of Economics. - Stanford University, 2000; Foray, D. The Economics of Knowledge / D. Foray. – Cambridge, MA: The MIT Press, 2004; Долгушкин, Н.К. Потенциал АПК России: состояние и пути возрождения / Н.К. Долгушкин. - М. 2006, С. 318-348; Староверов, В.И. История, теория и опыт социологического анализа российской агросферы / В.И. Староверов. - М., 2009, С. 284-314; Стрельцов, В.Я. Конкурентоспособность аграрных кадров на рынке труда (теория и практика) / В.Я. Стрельцов. - М., 2007, С. 238-258.

Осипов, Г.В.Экономика и социология знания. Практическое пособие / Г.В. Осипов, С.В. Степашин. - М.: Наука, 2009; Староверов, В.И. Человеческий капитал и инновационное развитие сельского хозяйства / В.И. Староверов, В.В. Староверов, И.В. Староверова // Россия в условиях глобального кризиса. - М., 2009. - С. 41-58.

http://www.referent.ru/1/36877

  Подмарков, В.Г. Человек в мире профессий / В.Г. Подмарков // Журн. Вопросы философии. – 1972. - №8. – С. 60; Цвык, В.А. Професионализация как социальный процесс / В.А. Цвык // Журн. Вестник РУДН. – 2003. - № 2-3; Тощенко, Ж.Т. Социология труда: опыт нового прочтения / Ж.Т. Тощенко. - М., 2005; Мансуров, В.А. Конструирование новых статусных позиций в процессе профессионализации / В.А. Мансуров, О.В. Юрченко // Модернизация социальной структуры российского общества / Отв. ред. З.Т. Голенкова. - М.: Институт социологии РАН, 2008.

Осипов, Г.В. Экономика и социология знания / Г.В. Осипов, С.В. Степашин. - М., 2009.

Лисин, Б.К. Социологические очерки кадровой политики КПСС. Часть 1 / Б.К. Лисин. - М.: Палеотип, 2008. - с.15.

Воспроизводство социальной структуры // Социологическая энциклопедия. - М.: Мысль, 2003. - т.1. - С. 170-175.

Там же.

Тощенко, Ж.Т. Социология труда: опыт нового прочтения / Ж.Т. Тощенко. - М.Мысль, 2005.

Тейлор, Ф.У. Принципы  научного управления / Ф.У. Тейлор. - М., 1991.

Аитов, Н.А. Технический прогресс и движение рабочего класса / Н.А. Аитов. - М., 1972; Классы, социальные слои и группы в СССР / Отв. ред. Ц.А. Степанян и В.С Семенов. - М., 1968; Социальная структура развитого социалистического общества / Под ред. М.Н. Руткевича и Ф.Р. Филиппова. - М., 1976; Проблемы развития социальной структуры общества в Советском Союзе и в Польше / Под ред. В. Весоловского и М.Н. Руткевича. - М, 1976;  Руткевич, М.Н. Становление социальной однородности / М.Н. Руткевич. - М.: Наука, 1980; Развитие социальной структуры общества в СССР / Отв. ред. В.Н. Иванов. - М., 1985; Руткевич, М.Н. Социальные перемещения / М.Н. Руткевич, Ф.Р. Филиппов. - М., 1970; Шкаратан, О.И. Проблемы социальной структуры рабочего класса СССР (историко-социальное исследование) / О.И. Шкаратан. - М., 1970.

2 Заславская, Т.И. Социальная траектория реформируемой России: Исследования Новосибирской экономико-социологической школы / Т.И. Заславская // Отв. ред. Т.И. Заславская, З.И. Калугина. - Новосибирск, 1999; Радаев, В.В. Социальная стратификация / В.В. Радаев, О.И. Шкаратан. - М., 1995; Реальная Россия: Социальная стратификация современного российского общества. — М., 2006.

3 Арутюнян, Ю.В. Социальная структура сельского населения СССР / Ю.В. Арутюнян. - М., 1971; Пациорковский, В.А. Сельская Россия: 1991-2001 / В.А. Пациорковский. – М., 2003; Попова, И.В. Социальная структура сельского населения / И.В. Попова. - Кострома, 2004; Симуш, П.И. Социальный портрет колхозного крестьянства / П.И. Симуш. - М.1976; Староверов, В.И. Социальная структура сельского населения СССР на этапе развитого социализма / В.И. Староверов. - М., 1978; Староверов, В.И. Трансформация социальной структуры постсоветского общества / В.И. Староверов. - М., 1995; Сухарев, А.И. Социальная структура сельского населения / А.И. Сухарев. - Саранск, 1989; Староверов, В.И. Агропромышленная интеграция и социальная структура сельского населения / В.И. Староверов. - М., 1988.

Руткевич, М.Н. Социальная структура / Социальная энциклопедия в 2 т. / М.Н. Руткевич // Национальный общественно-научный фонд // Рук.- ль науч. проекта Г.Ю.Семигин., Гл. ред. В.Н.Иванов. - М.: Мысль, 2003. - т.2. - С. 466-467.

Sorokin, P. Social mobility / P. Sorokin. - N.Y., 1927; Lipset, S, Bendix R. Social mobility in industrial society / S. Lipset, R. Bendix. - Berkley, Los Angeles, 1959; Проблемы изменения социальной структуры советского общества / Под ред. Ц.А. Степаняна и В.С. Семенова. - М., 1968;  Руткевич, М.Н. Социальные перемещения / М.Н. Руткевич, Ф.Р. Филиппов. - М., 1970; Katz, L. Patterns of  social mobility in the USSR / L. Katz. - Berkley, 1972; Барбер, Б. Структура социальной стратификации и тенденции социальной мобильности / Б.Барбер // Американская социология. - М., 1972; Региональные проблемы социальной мобильности / Отв. ред. Ф.Р. Филиппов. - М.: Наука, 1991; Голенкова, З.Т. Социальное расслоение и социальная мобильность / З.Т. Голенкова. - М., 1999; Чупров, В. Молодежь в общественном воспроизводстве: проблемы и перспективы / В. Чупров, А. Зубок. - М., 2000; Endruweit, G. Elite und Entwicklug: Theorie und Empirie zum Einfluss von Entwicklungsprozessen / G. Endruweit. - Frankfurt-am-Main, Bern, New-York, 1996.

Баутин, В.М. Инновационная деятельность в АПК / В.М. Баутин. - М., 2006; Осипов, Г.В. Экономика и социология знания. Практическое пособие / Г.В. Осипов, С.В. Степашин. - М., 2009; Староверов, В.И. Человеческий капитал и инновационное развитие сельского хозяйства / В.И. Староверов, В.В. Староверов, И.В. Староверова // Россия в условиях глобального кризиса. - М., 2009; Староверов, В.И. Правовое обеспечение и практика использования результатов интеллектуального производства в российском АПК / В.И. Староверов, И.В. Староверова // Социальные спирали российского аграрного дела. - М., 2009.

Лисин, Б.К. Социологические очерки кадровой политики КПСС. В трех частях / Б.К. Лисин. - М., 2009. - Ч.1.

Афанасьев, В.Г. Человек в управлении обществом / В.Г. Афанасьев. - М., 1972; Гербер, Р. Кадры в системе социалистического управления / Р. Гербер, Г. Юнг // Пер. с нем. - М., 1970; Брюйн, П. Подготовка кадров для управления предприятиями / П. Брюйн // Пер. с франц. - М., 1971.; Ладензак, К. Руководитель-коллектив-личность / К. Ладензак // Пер. с нем. - М., 1974.

Левыкин, И.Т. Сельская молодежь / И.Т. Левыкин. - М.: Советская Россия, 1970. - 115 с.; Шубкин, В.Н. Социологические опыты / В.Н. Шубкин. - М.Наука, 1970; Тимуш, А.И. Сельские школьники / А.И. Тимуш. – Кишинев, 1972; Югов, Ю.Г. Профессиональные ориентации школьников / Ю.Г. Югов. – Пермь, 1981.

Иудин, А.А. Актуальные проблемы социализации молодежи / А.А. Иудин, Д.Г. Стрелков. - Н.Н., 1994; Мельников, Б.П. Социально-профессиональное воспроизводство сельского населения/ Б.П. Мельников - Сыктывкар, 1998; Орлов, Г.М. Поведенческие рефлексии сельского населения в условиях аграрных преобразований в России: автореферат дис. докт. соц. Наук / Г.М. Орлов. - МГУ,  2000.

Аргунова, В.Н. Социальная справедливость: ценностно-институциональный анализ / В.Н. Аргунова. - Иваново, 2004; Воронцов, А.В. Социальная адаптация выпускников вуза к словиям рынка / Воронцов А.В. -  СПб, 2007; Саралиева, З.Х. Система социальной работы / З.Х.  Саралиева. - Н.Н., 2008.

Долгушкин, Н.К.Трудовой потенциал российского села: состояние и перспективы / Н.К. Долгушкин. - М., 2004.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.