WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ИСТОРИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНО-ПАТРИОТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ В 1955 – 1993 ГГ.

Автореферат докторской диссертации

 

На правах рукописи

ФОМЕНКОВ Артём Александрович

ИСТОРИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНО-ПАТРИОТИЧЕСКОГО

ДВИЖЕНИЯ В 1955 - 1993 ГГ.

Специальность 07.00.02. - Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Ярославль - 2012


Работа выполнена на кафедре теории политики факультета международных отношений Научного исследовательского университета - Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского

Научный консультант: НАБАТОВ Григорий Васильевич

доктор исторических наук, профессор


Официальные оппоненты:

Ведущая организация:


ЛЫСЕНКО Николай Николаевич

доктор исторических наук, директор Центра     исследований     Кавказа,     Ближнего     и Среднего  Востока  Российского  государственного торгово-экономического университета НОВИКОВ Сергей Валентинович доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой   истории   и   социально-педагогических дисциплин   Омского   государственного   аграрного университета им. П.А. Столыпина ОСЬМАЧКО Сергей Григорьевич доктор исторических наук, профессор кафедры гуманитарных        и        социально-экономических дисциплин Военного учебно-научного центра ВВС Военно-воздушной академии им. Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина (филиал в г. Ярославль) Вологодский государственный педагогический университет


Защита диссертации состоится «___ »______

заседании    диссертационного    совета    ДМ    212.002.01

2012 года в при

часов на

Ярославском

государственном университете им. П.Г. Демидова по адресу:   150000, г. Ярославль, ул. Советская, 10.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова по адресу: 150003, Ярославль, Полушкина роща, д. 1, с авторефератом на сайте университета http://uniyar.ac.ru.


Автореферат разослан


«    »


2012 года



Ученый секретарь диссертационного совета


Марасанова В. М.


2


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Проблемы, связанные с изучением общественно-политической жизни страны второй половины 1950-х - начала 1990-х гг., являются крайне актуальными с научной, так и с практической, точек зрения. Российское историческое сообщество находится в стадии поиска ответов на вопросы о специфике общественно-политического развития СССР и РСФСР как составной его части. Одним из малоизученных аспектов данной проблематики являлась деятельность русского национально-патриотического движения. Последнее следует рассматривать и как политическую силу, стремившуюся влиять на принятие значимых внутри- и внешнеполитических решений, а также как направление общественно-политической мысли.

Русское национально-патриотическое движение ещё недостаточно изучено как фактор внутренней политики во второй половине 1950-х -начале 1980-х гг., а также в контексте развития феномена инакомыслия в СССР. Эти обстоятельства не позволяют в полной мере анализировать такие значимые периоды в отечественной истории, как «застой», «перестройка» и т.д.

Русская национальная идеология (под таковой мы понимаем систематизированную совокупность взаимосвязанных идей, представлений, концепций и доктрин как об устройстве и принципах функционирования общества, так и о способах достижения таковых) не имела единой колеи развития, в связи с чем полемика среди её представителей порою была весьма активной, причём отнюдь не только по второстепенным вопросам. Выявление условий и причин формирования русского национально-патриотического движения, а также чёткое определение ряда дефиниций, тесно связанных с этим феноменом, являются значимым для развития научных знаний по истории общественно-политической борьбы во второй половине XX века в СССР, а затем и в Российской Федерации.

з


Объектом исследования является русское национально-патриотическое движение - и как проявление общественно-политической мысли, и как часть реальной политики. В исторической литературе до сих пор не разграничены понятия «русский патриот», «русский национал-патриот» и «русский националист». Первое из вышеупомянутых понятий носит весьма неоднозначный характер. С одной стороны, именно таким было самоназвание последователей достаточно значимого направления общественно-политической мысли (в том числе и второй половины 1950-х -начала 1990-х гг.). С другой стороны, любой этнический русский (а иногда даже и не только он) может характеризовать себя точно таким же образом на том основании, что он любит свою страну - имеются в виду СССР и Российская Федерация. Наглядной иллюстрацией неоднозначности дефиниции «русский патриот» может служить зачисление в их ряды таких антагонистов как В.М. Пуришкевич и В.И. Ленин, генералов «белой» армии и многих командармов «красных». По нашему мнению, сам по себе термин «русский патриот» применительно к гражданину не предполагает у такового наличия существенной этнизации сознания. Подразумевается, что человек любит страну и поддерживает политику её руководства, направленную на укрепление позиций государства на мировой арене.

Под русским же национал-патриотизмом следует понимать систему взглядов, в основе которых лежит любовь к Родине, причём последняя понимается именно как русское государство. Указанное обстоятельство относится даже к тем территориям, на которых этнические русские не доминировали ни численно, ни каким либо иным способом (главным критериям было либо добровольное вхождение этих земель в состав России, либо же факт пролития большого количества русской крови за присоединение данных территорий), а в некоторых случаях адепты русского национал-патриотизма стремились причислить к «русским землям» все территории, ранее входившие в состав России (Финляндия, часть Польши, Аляска). Целый ряд событий, в том числе и в сферах, на первый взгляд

4


далёких от политической, рассматривались представителями русских национально-патриотических сил с учётом этнического фактора. В целом же следует отметить, что представители русских национально-патриотических сил, в отличие от русских патриотов в широком смысле этого понятия, обладали куда как более высокой степенью этнизации сознания.

Укажем также, что термин «русский националист» не является тождественным такой дефиниции, как «русский национал-патриот» . Объясняется данное обстоятельство тем, что первые, исходя из интересов русского народа, могут признавать необходимость борьбы против существующего государства и даже соглашаться на уменьшение территории страны - имеются в виду не исконно русские земли, а местности, заселённые некомплиментарными по отношению к русскому народу этносами. Иначе говоря, в ряде случаев русские националисты намеренно готовы отказаться от патриотизма, основываясь на том, что страна, по их мнению, не только не является государством русского народа, но даже наоборот - антирусским государством.

Предметом исследования выступают причины возникновения русского национально-патриотического движения в СССР (имеются в виду легальное крыло в лице представителей культуры, части партийных и комсомольских деятелей, а также нелегальное - диссиденты разной степени радикальности и идейной зрелости, равно как и стихийные националисты, проживавшие в инокультурном и зачастую враждебном окружении), специфика его идейного становления и практической деятельности в период застоя, особенности трансформации в период перестройки, а также деятельность русских национал-патриотов в 1992 - 1993 гг. в постсоветской России.

Цель исследования заключается в выявлении специфики развития русской  национально-патриотической   идеологии  и   организаций  русской

Дорожкин, Ю.Н. Современная русская националистическая идеология: конкуренция правовых и культурных форм коллективной идентичности / Ю.Н. Дорожкин, С.Н. Шкель, А.Ф. Зорин // Право и политика. - 2007. - № 1. - С. 35.

5


национально-патриотической направленности в условиях советского, а затем и постсоветского государства и общества.

Задачи сводятся к анализу историографии проблематики русского национал-патриотизма и его источниковой базы, причин и предпосылок появления русских национально-патриотических сил в СССР, а также раскрытию особенностей генезиса, становления данного движения и его участия в политической борьбе в СССР на рубеже 1980-х - 1990-х гг., а также в Российской Федерации в 1992 - 1993 гг.

Хронологические рамки данного исследования ограничены 1955 -1993 гг. Нижняя граница совпадает с появлением нелегального русского национал-демократического кружка В.Л. Солонёва - B.C. Поленова - Ю.А. Пирогова. Их группировка стала первым проявлением русского национализма в СССР после смерти И.В. Сталина. Верхняя граница исследования - 1993 г. Такой выбор объясняется тем обстоятельством, что именно сентябрьско-октябрьский кризис, имевший место в России в 1993 г., способствовал формированию принципиально новой политической системы, повлекшей за собой изменения и в русском национально-патриотическом лагере.

Территориальные рамки данной работы ограничены территорией СССР. В основном анализировались процессы, протекавшие на территории РСФСР, а затем и России (преимущественно в столицах и мегаполисах Сибири), однако приходилось в некоторых случаях обращаться и к отдельным ситуациям в некоторых других союзных республиках. Именно такой выбор рамок объясняется следующими обстоятельствами. Во-первых, именно в Москве и Ленинграде (затем в Санкт-Петербурге) наиболее активно шёл процесс становления и развития русской национально-патриотической идеологии и организаций соответствующей направленности. В ряде крупных мегаполисов России шли сходные процессы. В первую очередь это касается Новосибирска, в котором уровень интереса к политическим вопросам со

стороны населения был выше, нежели в других областных центрах, что

б


объясняется сосредоточением в нём крупных научных центров. Применялись также данные по таким значимым в политической, экономической и научной сферах городах, как Горький, Краснодар и некоторых других. Русское национально-патриотическое движение, существовавшее в указанный выше период в среде русской эмиграции, в данной работе не рассматривается.

Методология исследования основывается на принципах историзма, и научной объективности. Принципы историзма и научной объективности положены в основу рассмотрения конкретных явлений общественной жизни, многопланового исследования их взаимосвязей и взаимозависимостей.

Укажем также, что автор следует во многом идеям школы Анналов. Как известно, содержание концепции этого направления наиболее точно выражено М. Блоком, полагавшим, что для понимания истории необходимо обнаружить смысл явления, постигнуть мотивы людей, совершивших поступки в условиях, «прочитанных» ими на свой манер .

Представляется, что в данной работе необходимо обратиться к проблеме менталитета. Как известно, сам этот термин происходит от латинского слова mentis, которое переводится как мышление, рассудок, образ мысли . Менталитет народа можно понимать как духовную оснащённость человека и общества, их традиции, ритуалы и т.п. Автор не имел права игнорировать данную характеристику этноса, поскольку обращение к идеологии и к практике создания политических организаций и коалиций не даёт ответа на вопросы о том, в какой степени идеология отвечала запросам населения (особенно важно, какие группы населения были к ней наиболее восприимчивы) и по какой причине широкие массы представителей русского народа отказались поддержать те политические силы, которые декларировали свою прорусскую направленность.

Кимерлинг, А.С. Политическая кампания "Дело врачей" в провинции. 1953 год (На материалах Молотовской и Свердловской областей). Автореф. дис... канд. ист. наук: 07.00.02 / А.С. Камерлинг. - Пермь, 2000. - С. 9.

Фещенко, Е.В. Менталитет человека, его эволюция и особенности в Западной Европе и в России: Тексты лекций по спецкурсу / Е.В. Фещенко. - Новосибирск, 1999. - С. 3.

7


Отметим, что проблему национализма, по мнению автора, уместно анализировать в соответствии со схемой, автором которой являлся чешский исследователь М. Хрох. Согласно его положениям, существуют три стадии, через которые проходят все образующиеся нации, хотя хронологически эти стадии могут отличаться у каждого этноса. Первая, называемая Хрохом стадией «А», - период научного интереса, когда лингвисты, этнографы и историки исследуют народные традиции и формируют на их основе «культурный пакет», пригодный для более широкого распространения. Стадия «В» - период, когда политики берут из «культурного пакета» то, что считают полезным, и используют для национально-патриотической агитации в народе. Далее следует стадия «С» - подъем массового национального

4

движения .

При написании данного исследования применялись как общенаучные, так и частнонаучные методы. К первым относятся синтез, анализ, индукция, дедукция. Ко вторым - преимущественно проблемно-хронологический и сравнительно-исторический методы. Специфичность и многоаспектность объекта исследования обусловили применение междисциплинарного подхода, в частности приёмов политологии, социологии и культурологии. Представляется верным утверждение, согласно которому уровень междисциплинарный, на котором несколько дисциплин, обращенных к изучению общего объекта, в процессе комплексного исследования обмениваются информацией и интегрировать полученные знания для выработки целостной картины исследования.

Научная новизна обусловлена составлением целостного анализа специфики становления и развития русского национально-патриотического движения в 1960-е - начале 1990-х гг. Введён в научный оборот широкий пласт ранее неопубликованных источников из центральных и провинциальных   архивохранилищ.   Впервые   в   исторической   литературе

4 Hroch, М. Social preconditions of national revival in Europe / M. Hroch. - Cambridge, 1985. -P. 22-27.

8


комплексно проанализирована специфика развития русского национально-патриотического движения от подпольных групп второй половины 1950-х гг. до Фронта национального спасения. Выявлена особенность развития русской национально-патриотической идеологии, причём особое внимание уделено генезису идей о необходимости создания русского национального государства. Проанализированы идейные воззрения представителей ряда диссидентских групп и сделаны выводы об их нефашистском характере. Отдельно рассмотрена проблема сближения русских национально-патриотических сил с коммунистами в начале 1990-х гг., выявлены причины малой эффективности этих союзов.

Научная значимость работы. Полученные данные способствуют более адекватному анализу развития советского, а затем и российского государства и общества во второй половине XX века. В научный оборот впервые введён ряд научных документов как из столичных, так и из мсетных архивов. Выведены определения таких дефиниций, как «патриот», «национал-патриот», «националист», которые слишком часто употребляются в научной, научно-популярной литературе и публицистике в качестве синонимов. Используя методологию «тотальной истории», выявлены условия, в которых шло становление и развитие русского национально-патриотического движения в СССР. Впервые использованы положения концепции М. Хроха относительно стадий развития национализма применительно к русскому народу в СССР.

Практическая значимость работы. Материалы данного исследования могут быть использованы при чтении курсов «История России» для студентов, обучающихся по специальности «История», а также курсов «Политическая история России», «История отечественной политической мысли» для студентов, обучающихся по специальности «Политология». Кроме того, материалы диссертации могут применяться при чтении ряда спецкурсов   для   студентов   гуманитарных   специальностей   -   историков,

9


политологов,     социологов,     философов,     культурологов,     регионоведов. Материалы исследования могут также быть применимы в работе музеев. Основные положения диссертации, выносимые на защиту.

  1. Наиболее значимыми событиями, связанными с деятельностью русских национал-патриотов в период, предшествующий перестройке в СССР, являлись борьба за сохранение русского архитектурного наследия в российских городах, подготовка и проведение мероприятий, приуроченных к 600-летию Куликовской битвы, а также начало борьбы против переброса сибирских рек в Среднюю Азию. В рамках русской национально-патриотической идеологии в этот период превалировали идеи о православном характере русского народа, о неразрывной связи советской и российской государственности, а также о необходимости противостоять ценностям западного, буржуазного общества.
  2. В период перестройки русские национал-патриоты не сумели использовать имеющиеся у них ресурсы. Наличие русского национально-патриотического неформального движения способствовало прежде всего активизации общества «Память», которое стало ближе к концу 1980-х гг. своеобразным жупелом для отечественной либеральной общественности и Запада. Другие организации также не сумели сыграть значительной роли, однако положения программ некоторых из них становились более соответствующими реалиям конца XX века. Вместе с тем существенная часть русских национал-патриотов, не добившись очевидных успехов в собственном партстроительстве, пошла на союз с консервативной частью КПСС. Результатом стало появление в стране коалиций державнического толка, объединявших как левых, так и правых на основе стремления сохранить единое мощное государство. Степень сплочённости подобных организаций была невысокой.
  3. После распада СССР большинство русских национал-патриотов выступало за создание на постсоветском пространстве страны, большей по территории, нежели Российская Федерация. Имелись в виду либо СССР,

10


либо Великая Россия. Последняя по своим границам или совпадала с СССР, или же должна была включить в свой состав славянские по составу населения республики и Казахстан, существенная часть населения которого состояла из русских и украинцев, а также некоторых других, ментально близких этносов. Относительно экономической составляющей программных документов державнических структур 1992-1993 гг. отметим, что таковые находились под влиянием идей о необходимости масштабного госрегулирования или же были социалистическими по своей сути.

4. В 1992-1993 гг. русские националисты стали более заметной силой в

рамках русского национально-патриотического движения, нежели в более

ранние периоды. В их среде в начале 1990-х гг. появился даже проект

создания русского моноэтнического государства, однако не получивший

большого числа сторонников. В результате в обществе, ощущавшим себя по-

прежнему скорее советским, нежели русским, отсутствовал спрос на идею о

необходимости построения русского национального государства, то есть на

совпадение политических и национальных категорий.

5.  В целом же русские национал-патриоты в начале 1990-х гг. не

сумели выработать идеологии, в полном объёме соответствующей реалиям

данного времени. Указанное обстоятельство выразилось на практике в

тесном союзе с силами прокоммунистической ориентации, в то время как

мнение населения о неэффективной советской экономике было ещё сильно.

Апробация исследования. В период работы над диссертацией основные её выводы были апробированы соискателем на 10 международных, 6 всероссийских и 6 межвузовских конференциях, проводившихся в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Иваново, Кирове, Костроме, Краснодаре, Омске, Самаре, Томске, Тюмени, Чебоксарах. По тематике диссертации автором опубликовано 65 работ, в том числе 2 монографии, а также более 50 статей, из них 18 опубликованных в ведущих рецензируемых научных изданиях из Перечня ВАК РФ общим объёмом 38,7 п.л. Автор имеет патент на внедрение своих научных разработок. Диссертация обсуждалась на

11


заседании кафедры теории политики Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского - Национального исследовательского университета России с приглашением специалистов по профилю диссертации 28 июня 2011 г. и была рекомендована к защите.

Структура исследования соответствует заявленным выше цели и задачам. Диссертационное исследование состоит из введения, четырёх глав, заключения, списка использованных источников и литературы. При этом все главы разбиты на параграфы (три в первой главе, пять во второй, пять в третьей и пять в четвертой).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его объект и предмет, определяются цели и задачи, методологическая база исследования, хронологические и территориальные рамки, обосновывается научная новизна, апробация и практическая значимость работы.

Первая глава «Историография и источники по истории русского национал-патриотического движения второй половины 1950-х - 1993 гг.» состоит из трёх параграфов. В первом параграфе «Зарубежная историография русского национально-патриотического движения второй половины 1950-х - 1993 годов» рассмотрены основные работы зарубежных авторов, писавших по данной проблематике, выявлены основные направления в историографии и тенденции их развития.

Как известно, по проблематике данного диссертационного исследования существует в настоящее время не очень обширный пласт работ, написанных как отечественными, так и зарубежными исследователями, однако объём информации по изучаемой проблематике всё же нельзя считать незначительным. Первое направление в западных исследованиях проблемы русского национально-патриотического движения уместно обозначить как объективно-доброжелательное. Его представители ни в коей мере не склонны

12


к идеализации русского национально-патриотического движения, но, тем не менее, они указали на положительные стороны программных установок адептов данной политической идеологии. Среди них выделим прежде всего граждан США Д. Данлопа   и Д. Хаммера , англичан Д. Хоскинга   и А.

о

Данкина , канадца украинского происхождения, перебравшегося в детском возрасте из СССР на Запад, Д. Поспеловского9.

Нейтрально-объективную позицию по отношению к русском национально-патриотическому движению занимают в первую очередь немецкие и французские исследователи. В Германии, серди изучавших проблемы русского национал-патриотизма, именно на таких позициях стоят С. Герхард и Р. Otto . Во Франции к проблеме русского национализма обращалась чаще других исследователей профессор, постоянный секретарь Французской академии Э. Каррер д'Анкосс , происходившая из семьи российских эмигрантов первой волны.

5 Dunlop, J.B. The New Russian Revolutionaries / J.B. Dunlop. - Belmont, 1976; Dunlop, J.B.

The Faces of Contemporary Russian Nationalism / J.B. Dunlop. - Princeton, 1983; Dunlop, J.B.

The new Russian nationalism / J.B. Dunlop. - Stanford, 1985.

6 Hammer, D.P. Vladimir Osipov and the Veche Group (1971 - 1974): A Page from the History

of Political Dissent / D.P. Hammer // Russian Review (Lawrence). - 1984 (October). - XLIII. -

№4.

7 Хоскинг, Дж. Россия: народ и империя (1552-1917) / Джеффри Хоскинг. - Смоленск,

2000.

8 Duncan, P.J.S. The Fate of Russian Nationalism: The Samizdat Journal Veche Revisited / P.J.S.

Duncan // Religion in Communist Lands (Oxford). - 1988. - Vol. 16.

9 Pospelovsky, D.V. The Resurgence of Russian Nationalisn in Samizdat / D.V. Pospelovsky //

Survey. - 1973. - Vol. XIX. - № 1; Поспеловский, Д. Русский национализм в сегодняшней

исторической обстановке / Д. Поспеловский// Посев (Франкфурт-на-Майне). - 1978. - №

12; Поспеловский, Д. Русский национализм, марксизм-ленинизм и судьбы России / Д.

Поспеловский // Грани (Франкфурт-на-Майне). - 1979. - № 111/112.

10  Gerhard, S. Nationalismus und die Grenzen der Sowjetunion als Weltmacht / S. Gerhard //

Aus Politik und Zeitgeschichte (Bonn). - 1988. - 26 aug.; Gerhard, S. Auf der Suche nach der

"Idee fьr Russland" / S. Gerhard // Osteuropa (Berlin). - 1997. - Vol. 47. - № 12; Gerhard, S.

Russland: Historische Selbstvergewisserung und historische Mythen / Gerhard, S. //

Geschichtsdeutungen im internationalen Vergleich (Miinchen). - 2003.

11    Otto, R. Contemporary Russian Nationalism / Robert Otto//Problems of Communism

(Oxford). - 1990. - Vol. 39. -No. 6.

12  См., напр.: Kapep д'Анкосс, Э. Видеть реальную опасность... / Элен Карер д'Анкосс //

Московские новости. - 1989. - 23 июля. - С. 10.

13


Необходимо выделить и ещё одно направление в изучении русского патриотического движения. Его имеет смысл обозначить как антиэкстремистское. В самом деле, его представители выявляют в первую очередь в программных установках и деятельности русских национал-патриотов проявления антисемитизма, антизападничества и иные проявления шовинизма и ксенофобии. В первую очередь к данному направлению следует отнести посвященные во многом именно проблеме русского национал-патриотизма труды эмигранта из СССР, бывшего советского корреспондента журнала «Коммунист», ставшего в США советологом, А.Л. Янова . Уместно также указать на наличие среди современных иностранных исследователей авторов, в целом разделяющих идеи А.Л. Янова и склонных к некоторой демонизации русского национально-патриотического движения. К таковым относятся, например, А. Умланд14, Д.Э. Грегор15, У. Лакёр16.

Второй «Отечественная историография русского национально-патриотического движения второй половины 1950-х - 1993 годов» посвящен анализу работ отечественных авторов по данной проблематике. Российские историки приступили к изучению феномена русского национал-патриотизма образца конца 1950-х - начала 1990-х гг. позднее своих иностранных коллег, то есть только в 1990-е гг. Можно с полным основанием утверждать, что в отечественной  историографии  изучаемого  феномена,  как и  за рубежом,

Yanov, A. The Russian New Right: Right-Wing Ideologies in the Contemporary USSR / Alexander Yanov; [translation by Stephen P. Dunn]. - Berkeley, 1978; Yanov, A. La Nuova Destra Russ / A. Yanov. - Firenze, 1981; Янов, А. Русская идея и 2000-й год / Александр Янов. - Нью-Йорк, 1988; Янов, А. После Ельцина: "Веймарская" Россия / Александр Янов. -М., 1995.

Умланд, А. Правый экстремизм в постсоветской России / Андреас Умланд // Общественные науки и современность. - 2001. - № 4. - С. 71-84; Умланд, А. Официальный советский антисемитизм послесталинского периода / Андреас Умланд // Pro et Contra. - 2002. - Т. 7. - № 2. - С. 158-168.

15 Gregor, AJ. Phoenix: Fascism in Our Time / AJ. Gregor. - New Brunswick: Transaction, 1999. - 208 p.; Gregor AJ. Fascism and the New Russian Nationalism / Gregor Antoni James // Communist and Post-Communist Studies (Los Angeles). - 1998. - Vol. 31. - № 1. - pp. 1-15; Gregor, AJ. Review of: Shenfield. Russian Fascism / Gregor Antoni James // Slavic Review (Champaign). - 2001. - Vol. 60. -P. 868-869.

Лакёр, У. Россия и Германия: Наставники Гитлера / Уолтер Лакёр. - Вашингтон, 1991. -485 с; Лакёр, У. Черная сотня: Происхождение русского фашизма / Уолтер Лакёр; пер. с англ. В. Меникера. -М., 1994. - 430 с.

14


сложилось несколько направлений. Для первого характерно всецело благожелательное отношение к русскому национально-патриотическому движению. Среди авторов данного направления выделим петербургского историка СВ. Лебедева , московские историки А.И. Вдовин, А.С. Барсенков18, В.Д. и Т.Д. Соловей19.

Нейтрально-объективную позицию по отношению к русском национально-патриотическому движению, подобно немецким и французским исследователям занимают и некоторые их российские коллеги. Прежде всего

90

это относится к Ю.А. Кожевникову . К этому же направлению следует отнести и целый ряд провинциальных историков. В этой связи в первую очередь   необходимо   выделить   историков   из   Сибири   (С.А.    Величко

91                                           99                                           0~\94

(Мордвинцева) , В.И. Козодой , СВ. Новиков , Е.В. Черненко ). Кроме того, идейные основы и практическая деятельность русских национал-патриотов нашла своё отражение в трудах, посвященных более широкому кругу проблем и, прежде всего, в работах по новейшей политической истории СССР, а затем и России.  Среди авторов таковых отметим В.В.

Лебедев, СВ. Русские идеи и русское дело. Национально-патриотическое движение в России в прошлом и настоящем / СВ. Лебедев. - СПб., 2007.

Барсенков, А.С. История России, 1917-2004: учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности 020700 История / А. С. Барсенков, А. И. Вдовин. - М., 2005.

Соловей, Т. Несостоявшаяся революция. Исторические смыслы русского национализма / Т. Соловей, В. Соловей. -М., 2009.

Кожевников, А.Ю. Национально-патриотические течения в русской интеллигенции 1950-х - первой половины 80-х гг. Дис... канд. ист. наук: 07.00.02/ Ю.А. Кожевников. -М., 2004.

Мордвинцева, С.А. Общественно-политические кампании 1988-1991 гг. в Западной Сибири. Дис... канд. ист. наук: 07.00.02 / С.А. Мордвинцева. - Омск, 1997; Величко, С.А. Общественно-политическая жизнь Сибири (1985-1991 гг.) / С.А. Величко. - Омск, 2004; Величко, С.А. Общественно-политическая жизнь в Сибири в 1985-1991 гг. Дис. ... докт. ист. наук: 07.00.02 /Величко С.А. -Кемерова, 2007.

Козодой, В.И. Общественно-политическая жизнь Сибири (вторая половина 1980-х -середина 1990-х гг.). Дис. ... докт. ист. наук: 07.00.02 /В.И. Козодой. -М., 2009.

Новиков, СВ. Политические партии, общественно-политические движения, пресса, избиратель Западной Сибири: Проблемы взаимовлияния, 1988-1996 гг. Дис. ... докт. ист. наук: 07.00.02 / СВ. Новиков. - Омск, 2000.

Черненко, Е.В. Становление общественно-политических организаций и движений в Западной Сибири (1987 - август 1991 гг.). Дис... канд. ист. наук: 07.00.02 / Е.В. Черненко. -Омск, 1997.

15


Согрина . Имеются также работы, в которых русское национально-патриотическое движение рассматривается как часть становления отечественной многопартийности. Из авторов упомянем Ю.Г. Коргунюка,

i     ~                                                                      ~                                                    26

издавшего ряд монографии по истории отечественной многопартийности   .

Имеются в России и адепты аниэкстремистского направления в историографии русского национально-патриотического движения. Прежде всего, это московский историк Н.А. Митрохин, написавший фундаментальную работу «Русская партия: движение русских националистов

97

в СССР. 1953-1985 годы» . Автор не скрывает своей приверженности либеральным взглядам и, соответственно с ними, к объекту исследования. Русское национально-патриотическое движение подвергнуто на страницах данной монографии резкой критике. Нельзя игнорировать, однако, то обстоятельство, что указанная работа обладает такими неоспоримыми достоинствами как обширная источниковая база и большой фактологический материал, что позволяет оценить данную книгу с положительной стороны.

Никак нельзя не упомянуть и ярко выраженных представителей леволиберальной общественности, уделявших внимание в творчестве своим идейным противникам из числа русофилов. В данном случае укажем таких

9Я                                        9Q

авторов, как М.М. Дейч    и СЕ. Резник   . Их работы во многом сходны по

Согрин, В.В. Политическая история современной России. 1985-2001: от Горбачёва до Путина/ВВ. Согрин. -М., 2001.

Коргунюк, Ю.Г. Российская многопартийность (становление, функционирование, развитие) / Ю.Г. Коргунюк, СЕ. Заславский. - М., 1996; Коргунюк, Ю.Г. Современная российская многопартийность / Ю.Г. Коргунюк. - М., 1999; Коргунюк, Ю.Г. Становление партийной системы в современной России / Ю.Г. Коргунюк. - М., 2007.

97

Митрохин, Н. Русская партия: движение русских националистов в СССР. 1953-1985 годы / Н. Митрохин. - М., 2003.

28 Дейч, М. Коричневые / Марк Дейч. - М., 2003; Дейч, М. "Память" как она есть / Марк Дейч, Леонид Журавлев. -М., 1991.

Резник, С. Красное и коричневое. Книга о советском нацизме / С. Резник. - Вашингтон: Вызов, 1991; Reznik, S. The Nazification of Russia. Antisemitism in the Post-Soviet Era / Semyon Reznik. - Вашингтон, 1996; Резник, СЕ. Растление ненавистью. Кровавый навет в России. Историко-документальные очерки о прошлом и настоящем / СЕ. Резник. -М.Иерусалим, 2001; Резник, СЕ. Вместе или врозь? Судьба евреев в России. Заметки на полях дилогии А. И. Солженицына / СЕ. Резник. - М., 2005.

16


своей тональности с книгами А.Л. Янова. Впрочем, ряд крайне интересных сведений был почерпнут именно у вышеуказанных авторов.

Третий параграф «Источники по истории русского национально-патриотического движения второй половины 1950-х - 1993 годов» посвящен анализу источниковой базы исследования. Таковая состоит из шести групп -нормативно-правовых актов, документов политических партий и общественных движений, документов органов государственной власти и органов КПСС и ВЛКСМ, теоретических трудов и интервью политических деятелей, периодической печати изучаемого периода, а также воспоминаний. В рамках первой группы выделим прежде всего Конституции СССР 1936 и 1977 гг., а также РСФСР 1978 г. Данные источники позволяют предельно чётко определить место общественных объединений и политических партий в советской, а затем и в российской постсоветской политической системе.

Вторая группа представляет собой не только уставные и программные документы различных объединений русской национально-патриотической направленности, но также обращения, резолюции по отдельным вопросам политической жизни, а также стенограммы митингов.

Упомянем, что часть документов такого рода была опубликована в различных сборниках, изданных ещё в 1990-е гг. Наиболее подробный был составлен стараниями сотрудников Российско-американского университета в 1992-1993 гг.30 В этом десятитомнике опубликованы программы большого количества организаций, в том числе и русской национально-патриотической направленности. Некоторые документы, доступные благодаря выходу в свет этого труда, являются действительно уникальными. Кроме того, нельзя не отметить плодотворную деятельность Информационно-экспертной группы «Панорама» и её наиболее видных сотрудников В.В. Прибыловского и A.M. Верховского. Признавая тенденциозность их политических взглядов (оба они придерживаются леволиберальных убеждений), следует при этом указать на

Россия: партии, ассоциации, союза, клубы. -М., 1992, 1993. -Т. 1-10.

17


огромный объём информации о русском национализме, собранный ими и вошедший впоследствии в изданные «Панорамой» сборники документов31.

Кроме того, в этой работе использовано значительное количество документов политических партий и общественных движений, которые находятся на хранении в федеральных и региональных архивохранилищах Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода и Новосибирска и ранее не были опубликованы. Всего были использованы материалы более 300 единиц хранения, находящиеся в 20 фондах.

В первую очередь необходимо отметить материалы, хранящиеся в Центральном архиве общественно-политической истории Москвы (ЦАОПИМ). При написании исследования применялись данные из фондов №№ 8650 (Российский христианско-монархический союз), 8656 (Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры), 8669 (Правительство национального единства (ПНЕ)), 8702 (Национально-патриотический фронт «Память»), 8703 (депутатская группа «Смена - Новая политика»), 8706 (Новое общественное русское движение), 8764 (Российский общенациональный союз), 8772 (Общероссийское общественное движение Народно-трудовой союз (НТС) российских солидаристов).

Представляется, что в наиболее полной мере неопубликованные источники, находящиеся в ЦАОПИМ, позволяют анализировать процесс создания и становления Российского общенародного союза (РОС). В самом деле, в фонде № 8764 содержатся среди прочего даже стенограммы I и II съездов данной структуры, состоявшиеся соответственно в декабре 1991 и

Прибыловский В. Русские национал-патриотические организации. Часть I: Память. Документы и тексты. - М., 1991; Русские национально-патриотические организации. "Память": Документы и тексты. В. Прибыловский. Составление, вступительная статья и справочный аппарат. - М., 1991; Прибыловский, В. Словарь новых политических партий и организаций России. Издание 4-е / В. Прибыловский. - М., 1993; Прибыловский, В. Русские национал-патриотические (этнократические) и право-радикальные организации (Краткий словарь-справочник) / Владимир Прибыловский. - М., 1994; Русские националистические и право-радикальные организации. 1989-1995. Документы и тексты / Составитель В. Прибыловский. - М., 1995. - Ч. 1-2; Прибыловский, В. Вожди. Справочник биографий российских политических деятелей националистической и имперско-патриотической ориентации / Владимир Прибыловский. - М., 1995.

18


феврале 1993 гг. Данные документы позволяют выявить основные политические организации, принимавшие участие в создании РОС, а также указать фамилии наиболее видных его активистов, включая даже некоторых возможных спонсоров данной структуры . Другие упомянутые фонды ЦАОПИМ менее информативны с точки зрения предмета нашего исследования.

Кроме того, к этой же группе источников следует отнести материалы фонда №№ 661 и 664 Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), № 9375 из Центрального государственного архива историко-политических документов Санкт-Петербурга (ЦГАИПД СПб), № 7865 из Государственного общественно-политического архива Нижегородской области (ГОПАЛО), № Р605 Государственного архива Новосибирской области (ГАЛО).

Обращение к упомянутым выше фондам дало возможность ознакомиться со многими протоколами заседаний съездов и иных партийных мероприятий, внутрипартийной перепиской, обращениями в органы государственной власти.

Другой важной группой источников являются делопроизводственные материалы партийных и государственных учреждений. В первую очередь использовались уже ранее привлекавшиеся Н.А. Митрохиным документы из фонда Генеральной прокуратуры СССР, находящиеся в Г АРФ.

Необходимо указать, что в эту же группу источников зачислены документы органов КПСС и ВЛКСМ. По формальному критерию они относятся к источникам, созданными политическими партиями и движениями. Вместе с тем, мы исходим из положения, согласно которому КПСС представляла собой не столько политическую партию, но была одной из важнейших составных частей государственного аппарата. Тоже самое относится и к ВЛКСМ, ак следствие, обозначенная выше документация вполне может быть включена в эту категорию источников.

32 ЦАОПИМ. - Ф. 8764. - оп. 1. - д. 10. - лл. 35, 44-45.

19


Большой объём информации по проблеме развития русских национально-патриотических организаций содержится в фонде отдела пропаганды и агитации ЦК ВЛКСМ, находящемся в РГАСПИ (№ 1-М). Данное обстоятельство связано с тем, что во второй половине 1960-х гг. ЦК ВЛКСМ являлся центром притяжения того направления в русском национально-патриотическом движении, которое уместно охарактеризовать как национал-большевизм. Последний в виде формирующегося комплекса идей нашёл своё отражение именно в фонде отдела пропаганды и агитации ЦК ВЛКСМ. Отдельного упоминания заслуживают источники, связанные с деятельностью редакции журнала «Коммунист», являвшегося органом ЦК КПСС. Они отложились в фонде № 559 РГАСПИ. Использовались также источники из фонда Аппарата ЦК КПСС (№ 5) Российский государственный архив новейшей истории. Именно в них содержится подробная информация об умонастроениях в обществе, в том числе и по проблеме инакомыслия в молодёжной среде.

Большое внимание было также уделено документации Горьковского областного обкома КПСС (с июня 1990 г. - КП РСФСР) (фонд № 3), Горьковского горкома КПСС (с июня 1990 г. - КП РСФСР) (фонд № 30) и Автозаводского райкома КПСС (фонд № 37). Необходимо отметить, что документы указанных органов КПСС содержат информацию о политических объединениях конца 1980-х гг., в том числе и о структурах русской национально-патриотической направленности, об их отношении к КПСС и друг к другу.

Третью группу источников составили теоретические труды и интервью политических деятелей. Из ранее неопубликованных источников этой группы, использованных в данном исследовании, необходимо указать документы из личного фонда профессора, доктора исторических наук Е.В. Кузнецова, отложившиеся в Государственном общественно-политическом архиве Нижегородской области (ГОПАЛО), № 7866. Среди бумаг из этого фонда имеются материалы, относящиеся непосредственно к полемике по

20


околополитическим вопросам в период «застоя», а также существенно больший по объёму пласт документов, имеющих отношение к событиям начала 1990-х гг. Среди таковых выделим, в первую очередь, материалы относящиеся к функционированию нижегородской национально-патриотической организации «Отчизна» и Русского национального собора.

В процессе работы привлекались также материалы из личного фонда автора данного исследования, созданного в Центральном архиве Нижегородской области. Это относится к письму известного диссидента прорусской направленности A.M. Иванова , которое представляет собой во многом отзыв на монографию «Русский национальный проект: русские националисты в 1960-е - первой половине 1990-х годов», написанную автором данной диссератационной работы. Большая же часть данной группы источников относится к числу опубликованных. Привлекались работы, как инакомыслящих периода «оттепели» и «застоя», так и политических деятелей эпохи «перестройки», а также первых постсоветских лет. Среди теоретических трудов, с нашей точки зрения, необходимо выделить в первую очередь работу С.Н. Бабурина «Российский путь: утраты и обретения»34. Эта работа действительно носит концептуальный характер, тем более что её автор обладал обширной эрудицией и широким кругозором. Часть книги «Российский путь» посвящена публично-правовым проблемам, напрямую связанным с российским государством.

Привлекались также труды видных представителей диссидентского движения - А.И. Солженицына , И.Р. Шафаревича . Необходимо при этом подчеркнуть, что в их работах 1970-х гг. прописаны положения, позволяющие причислить авторов к русскому национально-патриотическому

"ЦАНО.-ф. 6529. -оп. 1.-д. 13.-лл. 1-9.

34 Бабурин, С.Н. Российский путь: утраты и обретения / С.Н. Бабурин. - М., 1997.

Солженицын, А. Письмо вождям Советского союза / А. Солженицын. - Paris, 1974. 36  Шафаревич,   И.Р.   Записки  русского  экстремиста  /  И.Р.   Шафаревич.   -  М.   2004; Шафаревич, И.Р. Путь из-под глыб [Сборник] /Р.И. Шафаревич. -М., 1991.

21


лагерю. Кроме того, взгляды А.И. Солженицына и И.Р. Шафаревича в целом не претерпели изменения и в более поздний период.

Ряд источников этой группы представляет не книги, но лишь статьи или интервью. Указанное обстоятельство связано с тем, что некоторые лидеры общественно-политических организаций или политических объединений либо не издали по различным причинам свои работы в качестве целостного труда, либо же были достаточно слабыми идеологами, и их идей не хватило для комплектования полноценного фолианта.

Активно использовалась периодическая печать изучаемого периода. Частое обращение к данному виду источников объясняется тем, что представители политических партий и движений (в том числе и русского национально-патриотического характера) не уделяли большого внимания передаче своей документации в архивы, а нормы об обязательном порядке сдачи партийных материалов в архивы не существует. Так, исследователями отмечается, что «документальный фонд партий, действовавших короткое время, был крайне беден по составу документов, носил разрозненный характер и принимать его на постоянное хранение в архивы в качестве самостоятельных фондов было нецелесообразно»37. Отметим также, что даже партии, существовавшие относительно длительный период и добивавшиеся определённых успехов, далеко не всегда охотно пополняют архивы своей документацией. Нередки случаи заключения соглашения о передаче материалов, не приводящие, однако, на практике к чему-либо реальному. При этом столь неблаговидное поведение представителей политических партий не зависит от ряда других характеристик (возраст лидера, его положение в государственном аппарате, ценностные ориентиры, политическая позиция и т.п.).

Следует учесть и другие немаловажные обстоятельства. Во-первых, у российских архивов не всегда имеются возможности для систематизации

Мещерина, Т.А. Комплектование государственных архивов как проблема сохранения исторических памятников в условиях экономических и социальных преобразований / Т. А. Мещерина // Новая и новейшая история. - 2006. - № 5. - С. 16.

22


поступивших материалов. Во-вторых, в результате перевода ряда архивных документов в другие хранилища часть материалов в настоящее время также закрыта для исследователей. Наиболее яркий пример, подтверждающий данное положение - ситуация с так называемым Центром документации «Народный архив», созданным в 1988 г. по инициативе группы преподавателей и студентов Московского Государственного Историко-Архивного института для принятия на хранение материалов о жизни рядовых граждан СССР и содержавший документы по истории общественных организаций. Определённый период времени этими материалами исследователи могли достаточно свободно пользоваться, однако в 2006 г. фонды были перевезены в Российский государственный архив новейшей истории (РГАНИ) и вплоть до настоящего времени они недоступны.

Относительно периодической печати изучаемого периода укажем, что в первую очередь использовалась партийные СМИ, чётко позиционировавшие своё отношение к той или иной политической организации. Довольно большая часть материалов из вышеуказанных СМИ отличалась высокой долей тенденциозности, но отрицать наличие богатого фактологического материала в данных газетах не следует ни в коем случае.

Кроме того, мы обращались к СМИ, в целом поддерживающим русских национал-патриотов. Отметим, что поддержка была либо менее явной, либо же, если идёт речь о советском периоде, когда все государственные издания находились официально на одинаковых коммунистических позициях, имеются в виду журналы или газеты с преобладанием русских национал-патриотов в составе редакции. Среди печатных изданий, в редакциях которых преобладали русские национал-патриоты, необходимо указать в первую очередь «толстые» литературные журналы, а именно «Наш современник» и «Молодую гвардию». Именно они начиная с 1960-х гг. являлись фактическими «рупорами» русского национально-патриотического движения.

23


Наряду с печатными СМИ, поддерживавшими русские национально-патриотические организации, необходимо выделить также журналы и газеты, относившиеся к таковым нейтрально. Из журналов выделим такие издания как «Народный депутат» и «Родина». Активно также привлекалась информация, содержавшаяся в печатных СМИ, поддерживающих оппонентов русских национал-патриотов. Во-первых, к таковым следует причислить ряд крупных изданий общегосударственного уровня (журнал «Огонёк», газеты «Известия», «Независимая газета», «Комсомольская правда», «Коммерсантъ»). Часть информации, содержавшейся в статьях указанных выше изданий, представляет существенный интерес для исследователей. Во-вторых, негативное отношение к русскому национал-патриотизму было характерно для менее известных изданий ярко выраженной демократической направленности (газеты «Атмода» (издавалась в Риге, название её переводится на русский «пробуждение»), «Барьер», «Господин народ», «Демократическая газета», «Куранты», «Мегаполис-экспресс», «Экспресс-хроника»).

При написании исследования активно использовалась коллекция нетрадиционной периодической печати, находящаяся в Государственной исторической публичной библиотеке, так как часть печатных СМИ не отложились даже в Российской государственной библиотеке. Обозначим также, что наряду с печатными изданиями, выходившими в Москве, привлекались печатные СМИ, выходившие в других городах России, а также в Риге. Кроме того, использовалась русская эмигрантская пресса, издававшаяся в городах Франкфурт-на-Майне и Мюнхен.

Кроме вышеуказанных групп источников, использовалось немало воспоминаний участников политических событий второй половины XX века. Особо следует выделить в этой связи воспоминания видного современного национал-демократа   П.М.   Хомякова   «Отчёт   русским   богам»38.   Автор,

Хомяков, П. Отчёт русским богам ветерана Русского Движения: сборник эссе на темы идеологии и политики / Петр Хомяков. - М., 2006.

24


отличающийся современным мышлением и технократическим подходом к решению политических проблем, постарался «изнутри» показать не только динамику становления и развития ряда русских национально-патриотических структур, но также указать наиболее значимые причины их неэффективности и, как следствия, их поражения.

Крайне важными в контексте тематики нашего исследования являются воспоминания бывших политзаключённых, а в последующие годы и участников различных национально-патриотических объединений В.Н. Осипова39 и Л.И. Бородина40. Их работы позволяют выявить динамику развития русского национально-патриотического движения - через диссидентские кружки и места лишения свободы к легальным организациям, а затем и к численно крупным державническим структурам. Укажем также, что данные авторы уделяли внимание на страницах своих воспоминаний не только перипетиям политической борьбы, но также вопросам философско-идеологическим.

Из наиболее видных российских политиков последних двух десятилетий, чьи мемуары использовались в данной диссертации, выделим лидера КПРФ Г.А. Зюганова. Его книга воспоминаний «Верность», содержит обширный пласт информации, в том числе и о политических событиях периода перестройки и начала 1990-х гг. Отметим, что наряду с мемуарами столичных политических деятелей привлекались и воспоминания политиков из провинции, в частности называвшегося уже выше нижегородского историка Е.В. Кузнецова41. В его работе содержатся не только сведения о политических умонастроениях в русофильской среде крупного российского мегаполиса (имеется в виду г. Горький - Нижний Новгород), но также о связях столичных и провинциальных русистов в советские годы. Отдельного

Осипов, В.Н. Корень нации. Записки русофила / В.Н. Осипов. - М., 2008. 40 Бородин, Л.И. Без выбора: Автобиографическое повествование / Л.И. Бородин. - М., 2003.

Кузнецов, Е.В. Одна жизнь менялась на иную. Мемуары русского историка / Е.В. Кузнецов. - Арзамас, 2008.

25


упоминания заслуживают книги и дневниковые записи историка и журналиста С.Н. Семанова42, участвовавшего в национально-патриотическом движении на протяжении нескольких десятилетий. Ряд его монографий43 следует причислить именно к источникам. В самом деле, в этих трудах существенное внимание было уделено проблеме деятельности русских национально мыслящих представителей культуры в период «застоя». Относительно дневниковых записей С.Н. Семанова укажем, что именно этот источник даёт наиболее чёткие представления о политических взглядах автора, так как написан он по горячим следам событий, а не в результате осмысления (и, что вполне возможно, переосмысления) таковых спустя определенное количество лет. Использовалась также информация из дневниковых записей В.А. Чивилихина44 и СЮ. Куняева45, и хотя обращение к данным источникам носило лишь эпизодический характер, была почерпана определённая информация о деятельности ВООПИиК и о ситуации в московской писательской среде из этих источников.

Укажем также, что при написании этого исследования использовались материалы из воспоминаний и дневниковых записей оппонентов русского национально-патриотического лагеря. В первую очередь упомянем не только политиков (например, Б.Н. Ельцина и Е.Т. Гайдара), но также деятелей культуры и науки (писателей Б.М. Сарнова и Д.С. Самойлова). Оценочные суждения относительно русского национально-патриотического движения указанных деятелей культуры приведены в нашем исследовании лишь в

Подробная версия см.: Семанов, С. Дневник 1990 года / Сергей Семанов //

[Электронный            доступ]:             http://www.nlobooks.ru/rus/magazines/nlo/196/328/401/.

Сокращённая версия см.: Семанов, С.Н. Дневник 1990 года / С.Н. Семанов // Новое литературное обозрение. - 2007. - № 84.

Семанов, С. Андропов: 7 тайн генсека с Лубянки / Сергей Семанов. - М., 2001; Семанов, С. Брежнев: Правитель "золотого века" / Сергей Семанов / Сергей Семанов. -М., 2002; Семанов, С. Русско-еврейские разборки вчера и сегодня / Сергей Семанов. - М., 2004; Семанов, С. Русские для России / Сергей Семанов. - М., 2010; Семанов, С. Юрий Андропов. Генсек из КГБ / Сергей Семанов. - М., 2011.

Чивилихин, В. Надежда на будущее. Избранные страницы дневников и писем / Владимир Чивилихин // Молодая гвардия. - 1991. - № 11.

Куняев, С. "Не сотвори себе кумира...". Статьи и дневники эпохи перестройки / Станислав Куняев. - Саратов, 1990.

26


незначительной мере по причине их тенденциозности, в то время как информация о событиях, прямо либо косвенно связанных с тематикой нашего исследования, привлекалась куда как чаще.

Вторая глава исследования «Русское национально-патриотическое движение во второй половине 1950-х - первой половине 1980-х годов» посвящена изучению становления и развития различных направлений и групп в рамках русского националистического движения в период «оттепели» и «застоя».

В первом параграфе «Становление и развитие легального направления русского патриотического движения во второй половине 1950-х - первой половине 1980-х годов» отмечается, что процессы демократизации, имевшие место в период «оттепели», содействовали началу становления русского национально-патриотического движения, которое появилось в качестве достаточно массового в 1960-е гг.

Среди русских национал-патриотов второй половины 1950-х - первой половины 1980-х гг. уместно выделить несколько групп: советские славянофилы, русские национал-большевики, русофилы-диссиденты и русские последователи национал-социализма, а также стихийные объединения русских националистов, формировавшихся на окраинах СССР в ответ на проявления национализма со стороны представителей других этносов. Все эти группы были достаточно аморфными, отдельных представителей русского национально-патриотического лагеря даже сложно причислить однозначно к какой-либо из этих группировок. Имелись коммуникаторы, обеспечивающие связь между разными слоями русского национально-патриотического движения. По-настоящему влиятельной силой русисты в этот период не являлись.

Первыми русскими национально-патриотическими структурами являлись клуб «Родина» и Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). Позднее, в конце 1970-х гг., было создано общество   «Память».   Деятельность   данных   объединений   регулировалась

27


«Положением о добровольных обществах и союзах», утверждённым ещё СНК РСФСР 10 июля 1932 г. Их функционирование в основном было связано с сохранением русских культурных традиций, а также с экологической тематикой.

Во втором параграфе «Советский национал-большевизм в 1960-е -первой половине 1980-х годов» рассматривается в качестве политической идеологии и в качестве реального политического фактора национал-большевизм (понятие «национал-большевизм» не употреблялось в качестве самоназвания, оно введено в оборот исследователями). Он базировался на нескольких источниках. Во-первых, на идее о преемственности государственности от Киевской Руси к Московской царству, далее - к Российской империи, а ещё позднее к СССР. Как следствие, был создан весьма эклектичный пантеон героев, отличавшихся по своим взглядам и социальному статусу - Александр Невский, Дмитрий Донской, Б. Хмельницкий, А.В. Суворов, М.И. Кутузов, В.И. Ленин, Г.К. Жуков. Вторым источником национал-большевизма являлась великодержавность. Третьим источником являлось стремление противопоставить Россию Западу. Декларировалось, что и СССР, и дореволюционная Россия, и даже Русь времён Александра Невского были противниками западных стран, в связи с чем антизападная направленность внешней политики - это норма, а иная ситуация - исключение, причём ведущая к негативным последствиям. В качестве четвёртого источника следует указать идею о русском характере коммунизма и, как следствие, о том, что Октябрьская революция являлась триумфом русского духа.

Укажем, что к данному направлению русского национально-патриотического движения в основном относились представители творческой интеллигенции, а также партийные и комсомольские работники. Репрессивная линия КГБ СССР начала 1980-х гг., направленная против любого инакомыслия в стране, нанесла поражение советскому национал-большевизму.

28


В третьем параграфе «История деятельности русских национально-патриотических диссидентских групп» сделаны выводы о становлении и развитии русского национально-патриотического направления в рамках диссидентского движения. Проанализированы идейные воззрения членов группы В.Л. Солонёва - B.C. Поленова - Ю.А. Пирогова, Всероссийского Социально-Христианского Союза освобождения народа, группы Н.Н. Брауна, группы В.И. Чернышёва - В.В. Попова, а также общества «изучения теории систем». Участники диссидентских подпольных и относительно легальных групп русской национально-патриотической и националистической направленностей являлись весьма радикальными оппонентами советской политической системы. Членов этих организаций отличал высокий уровень эрудиции и нонконформизма. При этом, не имея никакого доступа к властным ресурсам, они не могли рассчитывать на успех.

Четвёртый параграф данной главы, именуемый «Негрупповые формы русского национально-патриотического диссидентства», посвящен анализу идейных воззрений и деятельности таких известных диссидентов русского национально-патриотического направления, как В.Н. Осипов, Л.И. Бородин, A.M. Иванов. Г.М. Шиманов, И.Р. Шафаревич, А.И. Солженицын. В целом следует признать, что в 1960-е - первой половине 1980-х гг. в русской национально-патриотической диссидентской среде шёл активный идейный поиск. Отсутствовала общая линия развития русской национально-патриотической идеологии, так как мыслители соответствующего направления исповедовали различные идеи в диапазоне от мечты о православном государстве до современного национализма западного толка. Не существовало и целостной единой структуры, объединявшей русских национально-патриотически мыслящих диссидентов. Вместо этого преобладали диссиденты-одиночки, пытавшиеся распространять свои идеи в устной или печатной форме. Разумеется, наличествовали коммуникаторы, обладавшие обширными знакомствами среди русских национал-патриотов и способные наладить  связи между советскими славянофилами,  национал-

29


большевиками и диссидентами, однако их наличие ни в коей мере не делало

движение     монолитным.         Наиболее     ярким     примером     сближения

представителей разных групп можно считать события, связанные с «письмом Василия Рязанова». Само его появление было связано с выходом в свет леволиберального литературного альманаха «МетрОполь».

Пятый параграф «Маргинальное крыло русского патриотического движения во второй половине 1950-х - первой половине 1980-х годов» посвящен проблеме деятельности наиболее радикально настроенных русских диссидентов, а также русских сторонников национал-социализма германского образца и этнических русских, проживавших в окружении представителей других народов и вставших вследствие этого на националистические позиции.

Обращение к теориям А. Гитлера небольшой части молодежи СССР началось во второй половине 1970-х годов. Нацистами в основном становились молодые люди с амбициями, как правило, превышающими их способности. Последнее обстоятельство они активно компенсировали стихийной и поверхностной эрудицией, а также нонконформизмом. Часть из них была склонна к девиантному поведению. Другая часть принадлежала к числу «золотой молодёжи». Их поведение было порождено вседозволенностью, а также распространённым в среде партийно-хозяйственной номенклатуры неверием в коммунистические идеалы. При этом, как показала практика конца 1980-х - 1990-х годов, многие структуры, позиционирующие себя в качестве русских национально-патриотических, действовали сходным образом с описанными выше группами (копировали символику Третьего рейха и т.д.), а главы таких организаций в плане личностных характеристик ничем не отличались от лидеров фашистских групп периода «застоя».

Для «окраинных русских» была характерной ускоренная, по сравнению с русскими, находящимися в местах своего компактного проживания,  этническая     самоидентификация.   Одной  из  причин  такого

30


положения дел можно считать отчётливо выраженное национальное самоопределение представителей титульных наций, которое часто переходило в шовинизм, что отмечалось в отчётах ВЛКСМ. Местом встречи двух различных культур - городской и основанной на исламской догматике культуры титульной нации (известно, что основная масса горожан из представителей коренной национальности в ряде союзных и автономных республик находилась под влиянием сельского образа жизни, что являлось объективной основой её высокой религиозности) - являлись в первую очередь города, а также иные населённые пункты, отличающиеся смешанным в этническом плане составом населения. Сложности межнациональных отношений способствовало также разделение труда -рабочие и техническая интеллигенция были в основном русскими, в то время как в сфере услуг доминировали представители титульных этносов. О разности менталитетов этнических русских и представителей титульных наций задумывались в 1950-е - 1970-е годы в основном русские жители, проживавшие за пределами РСФСР. Важной чертой, присущей данной группе русских национал-патриотов, можно признать отсутствие чёткой идеологии (в сравнении с остальными «русистами»). В общем, имеет смысл вести речь о не до конца понятом, но, тем не менее, осознанном на уровне интуиции русском национализме.

Третья глава «Русское национально-патриотическое движение в период перестройки» состоит из пяти параграфов. Первый параграф «Общее состояние дел в русском национально-патриотическом лагере во второй половине 1980-х г.». Отмечается, что в период перестройки русские национал-патриоты имели возможности усилить своё влияние в стране. Прежде всего это было связано с их большой активностью в рамках неформальной среды. Однако отсутствие развитого этнического самосознания у большей части русского народа, а также то обстоятельство, что русские национально-патриотические силы не сумели монопольно использовать в политических целях экологические проблемы и увеличение

31


интереса к отечественной дореволюционной истории, не позволило им стать значимой политической силой в конце 1980-х - 1990-х гг.

Второй параграф «Общество «Память» и казачество как примеры институализации неформального движения» посвящен анализу программных установок и функционировнаия наиболее крупных структур русской национально-патриотической направленности периода перестройки. Деятельность общества «Память» в годы перестройки оказалась крайне неэффективной, а имидж данной структуры в глазах большей части населения оказался отрицательным. Виновными в этом оказались не только силы, заинтересованные в слабости русского национально-патриотического движения, но едва ли не в первую очередь сами члены обществ, именовавшихся «Памятью», так как они в основном пропагандировали необходимость борьбы с мифическим «жидо-масонским заговором».

В рамках возрождающегося казачества полного идейного единства не наблюдалось. Выразилось данное обстоятельство в том, что сразу же образовались два идейно-противоположных течения. Идеи, связанные с созданием государства Казакия получили в это время в казачьей среде малое число сторонников. Казачье движение развивались согласно общим тенденциям генезиса национальных движений (имеются в виду союзные и автономные республики), но с заметным отставанием от них на 2-3 года и меньшей интенсивностью.

В третьем параграфе «Деятельность русских монархических и нацистских организаций в СССР в последние годы перестройки» проанализирована специфика становления русских монархических организаций в СССР в конце 1980-х - начале 1990-х гг. Доказан тезис о том, что идея реставрации монархии оказалась слишком несопоставима с отечественными реалиями рубежа 80-х - 90-х гг. XX в., в связи с чем российские монархисты не имели больших перспектив в качестве влиятельной политической силы. Среди отечественных монархистов имелось немало лиц, склонных не столько к политическим акциям, сколько к эпатажу

32


как таковому, равно как и представителей «фольклорного» русофильства, вызывающего скорее иронию, нежели уважение.

Содержание этого параграфа позволяет сделать вывод, согласно которому максимализм, свойственный в первую очередь молодым людям, способствовал их обращению к идеологии, очень сходной с той, что господствовала в Германии в 1933-1945 гг. Программные документы, а также ритуальная сторона деятельности РНЕ и некоторых иных русских нацистских структур почти полностью копировала аналогичную у NSDAP. В определённой степени можно утверждать, что Русское национальное единство и подобные ему организации представляли собой подобие подростковых полунацистских объединений, существовавших в СССР в 1970-е - 1980-е гг., вышедших из подполья и объединявших большее количество членов, причём их средний возраст был выше, чем у предшественников.

Четвёртый параграф «Русские национал-патриоты в союзе с коммунистами в последние годы перестройки» посвящен вопросам сближения и совместных действий части русских национал-патриотических кругов, которые пошли на союз с коммунистами, причём с наиболее консервативной частью КПСС. Резюмируя деятельность Ассоциации «Объединённый совет России», ВПД «Отчизна» и других структур, отметим, что с 1987 по 1990 год шло сближение ортодоксально-коммунистической и национально-великорусской идеологий и движений. Оба они объединялись на позициях защиты порядка, государственности и традиций. В период перестройки, ввиду центробежных тенденций в СССР, а также идеологического кризиса, такой синтез «правого» и «левого» в политической теории и практике в СССР стал востребованным, и, как следствие, некоторые представители советского истэблишмента стали видеть в державниках своих союзников.

В среде адептов державничества наблюдались существенные перемены

-    так,    в    конце    1980-х    гг.    на    смену    романтикам-диссидентам    и

зз


полудиссиденствующим деятелям культуры стали приходить профессиональные политики-прагматики, что является вполне закономерным явлением, причём не только в российских реалиях46. Впрочем, говорить о том, что бывшие советские инакомыслящие (Осипов, Бородин) не принимали никакого участия в деятельности новых державнических организаций, нельзя, они лишь оказались далеко не на первых ролях. Лидерами становились выходцы из советской политической системы, по преимуществу представители среднего звена партийно-государственного аппарата. Ими были, например, глава Координационного совета народно-патриотических сил России Володин и лидер «Отчизны» Тарасов. Выход деятелей соответствующего калибра на передовые позиции в державнической среде стал явлением совершенно не случайным - эти политики, с одной стороны, обладали управленческим опытом, а, с другой, имели мало шансов для продвижения как в рамках советского партаппарата, так и в нарождающемся радикально-демократическом движении.

В конце перестройки державнические организации возникали в результате сближения государственников (прежде всего коммунистической ориентации) и русских национал-патриотов47, нашедших общий язык на основе стремления сохранить СССР и неприязни к радикал-демократам. При этом русские национал-патриоты в большинстве своём заведомо отказались от выдвижения собственно русского плана преобразований и, что самое главное, сделали понятие «русское» синонимом понятия «советское». Нюансы (например, о защите целостности Великой Единой и Неделимой России, а не СССР) были мало кем услышаны и адекватно восприняты.

В пятом параграфе «Практические итоги деятельности русских национально-патриотических сил к началу 1990-х годов» подведены итоги

См., напр.: Ярошевский, В. Как диссиденты проложили дорогу прагматикам / Виталий Ярошевский // Новая газета. - 2007. - 4-7 окт. - С. 9.

47

Березенкин, О.Ю. Национально-патриотические организации современной России. История и идеология (1985-1996 гг.). Дис... канд. ист. наук: 07.00.02 / О.Ю. Березенкин. -М., 2000. - С. 80.

34


деятельности русских национал-патриотов в годы перестройки. Их идеи ассоциировались с «казённым» патриотизмом и отторгались. Люди, которые стояли во главе патриотических объединений, оказались вне реальных механизмов формирования политической «погоды», вне структур и связей. Существенная часть избирателей ориентировалась на будущее, причём благополучное, и прямые, равно как и косвенные, призывы в прошлое её не могли увлечь. Зачастую представителями национально-патриотических сил предлагался жителям России набор невнятных лозунгов, которые были совершенно неконкурентно- способны по отношению к предложениям оппонентов из демократического лагеря перенести в страну испытанный опыт стран Запада.

Блокируясь с коммунистами, русские национал-патриоты заведомо отказались от выдвижения собственно русского плана преобразований и, что самое главное, сделали понятие «русское» синонимом слова «советское». Нюансы (например, о защите целостности Великой Единой и Неделимой России, а не СССР) были мало кем услышаны и адекватно поняты. При этом их потенциальная целевая аудитория воспринимала себя скорее «советскими людьми», нежели «русскими», что проявилось не только в плане ценностей, но и в плане восприятия территории - «своей» землёй казался весь СССР.

Четвёртая глава «Русское национально-патриотическое движение в период политического кризиса 1992-1993 годов» состоит из пяти параграфов. Первый из них - «Участие русских национально-патриотических организаций в формировании объединённой оппозиции зимой - весной 1992 года» - посвящен анализу программных документов и становлению таких организаций, как Российский общенародный союз (учредительная конференция состоялась 26 октября 1991 г. в Москве), Российское народное собрание (возникло 8-9 февраля 1992 г. в Москве) и Русский национальный собор (РНС) (образован 15-16 февраля 1992 г. в Нижнем Новгороде). Реалии складывания российской государственности после   распада   СССР   привели   к   появлению   крупной   по   численности

35


объединённой, право-левой оппозиции. Вес упомянутые выше структуры выступали за усиление позиций страны на мировой арене, за сохранение единого государства после распада СССР, за большую роль государства в экономике.

Основными целями организаций провозглашались возрождение Отечества как великой державы; обеспечение условий для самосохранения и развития триединого русского народа - русских, украинцев и белорусов; объединение всех патриотических сил России и ближнего зарубежья в борьбе за возрождение Великой России; создание общества социальной справедливости; моральное оздоровление общества, воссоединение церкви и государства. Во многом именно благодаря русским национально-патриотическим силам 3 марта 1992 г. была подписана «Декларация объединённой оппозиции», которая стала программным документом радикальных оппонентов Б.Н. Ельцина и его команды.

Содержание второго параграфа «Русский национальный собор как наиболее мощная оппозиционная структура» посвящено анализу причин выхода на лидирующие позиции в радикальной оппозиции РНС. Руководство данного объединения действительно сумело правильно организовать работу по партийному строительству, наладить финансирование, в связи с чем выглядит правомерной оценка РНС как самой серьёзной структуры по сравнению с другими державниками. В плане идеологии РНС был значительно более правым, нежели левым. В качестве потенциальной базы движения лидерами виделись не только слои, объективно страдавшие от радикальных реформ, проводимых в тот период в стране, но также и нарождавшийся класс предпринимателей, и, в первую очередь, та его часть, которая ориентировалась на производство, а не на спекулятивно-посреднические операции.

В ходе работы I съезд РНС (12-13 июня 1992 г. в Москве) была принята Программа действий по спасению Отечества «Преображение России».    Ключевым    постулатом    программы    стал    следующий    тезис:

36


«Гарантом национальных социально-экономических преобразований должно служить государство. Оно же должно быть гарантом социальных прав граждан и политической стабильности общества»48. Данный документ состоял из четырёх разделов - «Судьбы России. Ключевые задачи спасения Отечества», «Экстренные меры по преодолению тотального кризиса», «Восстановление экономики и формирование рыночных отношений», «Границы России и взаимоотношения с другими государствами бывшего СССР». В целом данная программа носила ярко выраженный государственнический характер, имелись в ней и положения, которые могли быть охарактеризованы как русские националистические.

Остальные же организации державнического толка - РОС, Российское народное собрание, Всенародное Вече - не могли быть столь же активными либо по причине крайней узости социальной базы и. как следствие, малого числа сторонников, либо из-за рыхлости и аморфности своей структуры.

В третьем параграфе «Русские национально-патриотические силы и Фронт национального спасения» характеризуется особенности взаимодействия русских национал-патриотических сил с коммунистами в рамках возникшего осенью 1992 г. Фронта национального спасения. Имеет смысл утверждать, что Фронт был образован именно по тактическим соображениям, главным из которых являлось стремление сменить власть в стране. Наиболее правдоподобным объяснением сближения крайне разноплановых политических сил в рамках Фронта национального спасения (а также и в более ранних по дате создания право-левые структурах) можно признать ностальгию по утраченной великой державе (для коммунистов это был СССР, для националистов - Великая Россия, пусть и по-другому именуемая в 1917-1991 гг.); патриотизм; почвенничество, лежавшее в основе идеологии всех членов Фронта, а также неприятие ими современной западной системы ценностей. В какой-то степени можно согласиться и с

Преображение России. Из программы действий Русского национального собора по спасению Отечества // День. - 1992. - 30 авг.-5 сент. - С. 4.

37


финским исследователем Т. Парландом, считавшим, что союз был выгоден как коммунистам, так и национал-патриотам, так как первые нуждались в восстановлении своей обанкротившейся идеологии с несколько новым содержанием, но при этом они сохраняли действующими свои идеологические структуры, а вторые могли предложить им приемлемую идеологию, но их организации ещё были достаточно слабыми.

По сути, правые и левые лидеры взяли на вооружение классический принцип левого блока «Врозь идти, вместе бить», сформулированный В.И. Лениным. На практике «синтез» правой и левой идеологий проявлялся в том, что русские националистические организации активно использовали лозунги о социальных гарантиях для населения, а коммунисты - патриотическую и государственническую риторику.

Четвёртый параграф «Ослабление крупных державнических структур в 1993 году» посвящен анализу причин ослабления в 1993 г. Фронта национального спасения, бывшего самым же многочисленным и опасным для существующего строя, и Русского национального собора, который в наибольшей степени ориентировался в своих программных установках на поддержку русского народа. Выделить основную причину неудач деятельности право-левой оппозиции в начале 1990-х гг., с нашей точки зрения достаточно сложно. Некоторые современники видят в качестве таковой недостаточное финансирование, но, скорее всего, эта причина не являлась главной. Вероятнее всего, следует говорить об отсутствии русских предпринимателей как класса, которые бы чётко осознавали свои цели и интересы и, как следствие, ориентировались бы на поддержку русского национально-патриотического движения, т.е. в стране не имелось полноценного экономического базиса. Необходимо указать и на отсутствие подлинного единства в РНС, ФНС и тому подобных политических организациях. Последнее можно объяснить фактом объединения по принципу «против» (Ельцина), а не «за», что закономерно вело к неудаче.

38


В пятом параграфе «Русские националисты в 1992 - 1993 гг.: попытка стать самостоятельной политической силой» проанализированы программные установки и специфика практической деятельности ряда русских националистических организаций - Национально-республиканской партии России, Русского общенационального союза, блока политических партий и общественных организаций «Великая Россия». Последний возник в 1993 году по инициативе Народно-социальной партии, НРПР, Петербургской организации Русского национального собора, Всероссийской партии монархического центра и Петербургского монархического центра. Впрочем, следует отметить, что, став самостоятельной организацией, превратиться в значимую политическую единицу в 1993 году «Великая Россия» не смогла.

В начале 1990-х гг. появляется принципиально новое течение в рамках русского национализма. Его адепты выступали за создание русского национального государства, однозначно отрицая при этом имперский путь развития страны. В первую очередь здесь следует отметить сторонников так называемой Республики Русь, которую предполагалось сформировать на основе однородных в этническом плане субъектов РФ с целью создания независимого русского унитарного государства как единственному способу сохранения и нации и обеспечения её возрождения . Соответствующая карта неоднократно публиковалась на первой странице газеты «РОД», издаваемой Санкт-Петербургским мужским клубом (а фактически Русским освободительным движением). Однако в условиях едва ли не всеобщей ностальгии по распавшемуся СССР они были восприняты как несерьёзные, а их инициаторов посчитали маргиналами, не заслуживающими доверия.

В целом имеет смысл утверждать, что русские националисты в начале 1990-х гг. впервые попытались заявить о себе как о самостоятельной политической силе, однако стать значимым фактором они не сумели. Основная причина заключается в том, что в этот период в стране отсутствовала   многочисленная   национально    мыслящая   интеллигенция.

49 ЦГАИПД СПб. - ф. 9375. - оп. 1. - д. 26. - л. 5.

39


Большая часть русских представителей интеллигентных профессий либо, как и существенная часть их соплеменников, считала себя скорее советскими людьми, нежели русскими, либо же придерживались западнических убеждений. В результате полноценный русский национальный проект, тем более опережающего характера, в начале 1990-х гг. создан не был.

В заключении подводятся итоги исследования. Во второй половине 1950-х - 1970-е гг. русские национально-патриотические представители активно проявляли себя в сфере культуры, способствуя развитию русского культурного национализма. Наиболее ярко выраженными эти процессы были в архитектуре и литературе. Основными противниками русистского направления в культуре являлись сторонники авангарда, а также современного западного искусства.

Среди представителей русских национально-патриотических сил второй половины 1950-х - первой половины 1980-х гг. выделились несколько групп: советские славянофилы, русские национал-большевики, русофилы-диссиденты и русские последователи национал-социализма и фашизма, а также стихийные объединения русских националистов, формировавшихся на окраинах СССР в ответ на проявления национализма со стороны представителей других этносов. Все эти группы были достаточно аморфными, отдельных представителей русского национально-патриотического лагеря даже сложно причислить однозначно к какой-либо из этих группировок. Имелись коммуникаторы, обеспечивающие связь между разными слоями русского национально-патриотического движения. По-настоящему влиятельной силой представители русских национально-патриотических сил в этот период не являлись.

В период перестройки русские национал-патриоты имели возможности усилить своё влияние в стране. Прежде всего это было связано с их большой активностью в неформальной среде. Однако деятельность общества «Память» в годы перестройки оказалась крайне неэффективной, а имидж

40


данной структуры в глазах большей части населения оказался отрицательным.

Под влиянием центробежных тенденций в СССР многие русские национал-патриоты пошли на союз с коммунистами, причём с наиболее консервативной частью КПСС. При этом русские национально-патриотические силы заведомо отказались от выдвижения собственно русского плана преобразований и, что самое главное, сделали понятие «русское» синонимом понятия «советское». «Национал-патриотам», в отличие от западников-демократов, так и не удалось создать единый координационный центр. Их идеи ассоциировались с «казённым» патриотизмом и отторгались. Формы работы были примитивными и отсталыми, они либо не являлись адекватными ситуации.

Начиная с 1989 г., сначала в СССР, а затем и в Российской Федерации, стали возникать державнические организации, объединявших как левых, так и правых. Данные интегрированные структуры (Ассоциация Объединённый совет России, Координационный совет народно-патриотических сил России, «Отчизна», Российский общенародный союз, Российское народное собрание, Русский национальный собор, Фронт национального спасения) выступали за усиление позиций страны на мировой арене, за сохранение единого государства после распада СССР, за существенную и определяющую роль государства в экономике.

Сближала столь разномастные политические силы в первую очередь не любовь к родине, что было бы естественно для патриотов, а наличие общего врага в лице Б.Н. Ельцина и его сторонников. Кроме того, их объединение строилось на антизападничестве, что опять-таки в условиях наличия выбора между «Как на Западе» и «Назад в СССР» (при том, что жители страны, учитывая опыт, полученный в период перестройки, несмотря на все трудности, склонны были поддержать первый из этих вариантов), не способствовало усилению популярности в глазах граждан.

41


Представляется, что политические поражения русских национал-патриотов, в том числе и в начале 1990-х гг., нельзя объяснить только слабостью финансовой базы и отсутствием харизматического лидера, но они прямо проистекают из слабостей данного движения, имевших место ещё в период застоя, сопряжённых с частой демонстрацией населению негативных сторон своих программных установок. Последнее обстоятельство проявлялось прежде всего в несовременности лозунгов и иных программных установок.

По теме диссертации опубликованы следующие работы: Монографии:

1.  Фоменков, А.А. Российское державничество в конце 1980-х - начале 1990-х гг.: правые

альянсы на левом фланге / А.А. Фоменков. - Н. Новгород: Эксприн, 2008. - 184 с.

2.  Фоменков, А.А. Русский национальный проект: русские националисты в 1960-е - первой

половине 1990-х годов / А.А. Фоменков. - Н. Новгород: Эксприн, 2010. - 235 с.

Работы, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

3.  Фоменков, А.А. Фронт национального спасения и его роль в политических процессах в

России в 1992 году / А.А. Фоменков // Научные ведомости Белгородского госуниветситета. Серия История. Политология. Экономика. - 2008. - Вып. 2(42). - С. 123-129.

4.  Фоменков, А.А. К истории зарождения русской национал-демократической идеологии в

начале 1990-х годов / А.А. Фоменков // Вестник Поморского университета. - 2009 (Архангельск). - № 11. Серия «Гуманитарные и социальные науки». - С. 79-84.

5.  Фоменков,    А.А.    К    вопросу    о    причинах   неудачной    политической   деятельности

либеральных и национал-патриотических организаций в 1980-е годы в СССР / А.А. Фоменков // Вестник Чувашского университета. - 2009. - № 4. Серия «Гуманитарные науки». - С. 90-97.

6.  Фоменков, А.А. Становление державнических организаций в СССР / А.А. Фоменков //

Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. - 2010. - Вып. 1(81). -С. 279-285.

7.  Фоменков, А.А. Становление державнических организаций в СССР / А.А. Фоменков //

Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. - 2010. - Вып. 1(81). -С. 279-285.

8.  Фоменков, А.А. К вопросу о русской христианско-демократической идеологии конца XX

века (на примере трудов В.В. Аксючица) / А.А. Фоменков // Вестник Поморского университета. - 2010 (Архангельск). - № 7. Серия «Гуманитарные и социальные науки». -С. 91-94.

9.  Фоменков, А.А. К истории национал-демократической идеологии в России на рубеже

1980-х - 1990-х годов / А.А. Фоменков // Вестник Челябинского государственного университета. История. - Вып. 42. - 2010. - № 30(211). - С. 91-94.

42


  1. Фоменков, А.А. История краха общества «Память» в период перестройки / А.А. Фоменков // Вестник Поморского университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки».-2010.-№ 11.-С. 75-81.
  2. Фоменков, А.А. Неопределённость закономерно ведёт к поражению: отношение русских патриотов к российскому государственному флагу на рубеже 1980 - 1990-х годов / А.А. Фоменков // Известия Уральского государственного университета. Серия 1 «Проблемы образования, науки и культуры». - 2010. - № 6(85). - Ч. 2. - С. 321-327.
  3. Фоменков, А.А.К вопросу об истории краха Фронта национального спасения в России в 1993 году / А. А. Фоменков // Вестник Томского государственного университета. Серия История.-2011.-№ 1(13). - С. 73-77.
  4. Фоменков, А. А. К истории возникновения и функционирования монархических организаций в СССР в конце 1980-х - начале 1990-х годов / А. А. Фоменков // Вестник Сочинского государственного университета туризма и курортного дела. - 2011. - № 1(15).-С. 162-165.
  5. Фоменков, А.А. «Устав нравов»: к истории советского национал-большевизма / А.А. Фоменков // Вестник Орловского государственного университета. Серия «Новые гуманитарные исследования». - 2001. - № 1(15). - С. 53-54.
  6. Фоменков, А.А. К вопросу об особенностях трансформации современного русского национализма / А.А. Фоменков // Власть. - 2011. - № 3. - С. 69-73.
  7. Фоменков А.А. Русские эмигранты и российская правая оппозиция: к вопросу о сотрудничестве на рубеже 1980-х - 1990-х годов // Вестник Чувашского государственного университета. Серия «Гуманитарные науки». - 2011. - № 1. - С. 125-128.
  8. Фоменков А.А. К истории диссидентского движения в СССР: первые русские национал-демократы // Вестник Орловского государственного университета. Серия «Новые гуманитарные исследования». - 2001. - № 2(16). - С. 32-34.
  9. Фоменков А.А. К вопросу об истории деятельности ленинградских радикальных русских патриотических объединений конца 1960-х годов // Научные проблемы гуманитарных исследований. Научно-теоретический журнал (Пятигорск). - 2011. -Вып. 4. - С. 55-59.
  10. Фоменков А.А. Феномен русского молодежного фашизма в СССР во второй половине 1950 -х - начале 1980-х годов // Вестник Тюменского государственного университета. Серия «История». - 2011. - № 2. - С. 110-115.
  11. Фоменков А.А. Дело К.В. Смирнова-Осташвили и крах общества «Память» в СССР в эпоху перестройки // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «История и политические науки». - 2011. - № 2. - С. 209-213.

Работы, опубликованные в других изданиях:

  1. Фоменков, А.А. Влияние журналов консервативного направления на развитие исторического сознания на рубеже 1980 - 1990-х гг. в СССР / А.А. Фоменков // Проблемы формирования исторического сознания: Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции. - Н. Новгород: Изд - во Волго-Вятской академии государственной службы, 2004. - С. 236-237.
  2. Фоменков, А.А. К вопросу об истории деятельности Русского национального собора / А.А. Фоменков, Е.М. Михайлова // Сборник научных статей докторантов, аспирантов и соискателей. - Чебоксары: Руссика, 2005. - Вып. 4. - С.752-760. (авторский вклад - 0,2 п.л.)
  3. Фоменков, А.А. Отечественная оппозиция государственников начала 1990-х гг. и её роль в политических процессах / А.А. Фоменков // Государство и общество: философия, экономика, культура: Доклады и выступления / Под общей редакцией А.И. Бузгалина, АИ. Колганова. - М.: ЛЕНАНД, 2005. - С. 338-340.

43


  1. Фоменков, А. А. К вопросу об отношении к П. А. Столыпину российских политиков периода 1980-х - первой половины 1990-х гг. / А.А. Фоменков // Первая российская революция и буржуазно-демократический этап развития Российской империи (1900— 1917гг.). Материалы международной научной конференции. - Омск: Изд - во ОмГПУ, 2005.-С. 184-187.
  2. Фоменков, А. А. Внешняя политика РФ глазами российской объединённой оппозиции начала 1990-х гг. / А. А. Фоменков // Нижегородский журнал международных исследований. -Н. Новгород, 2005, весна- лето. - С. 38-40.
  3. Фоменков, А. А. Архивные источники по истории современных политических партий (на примере Нижегородского региона) / А. А. Фоменков // Лествица. Материалы научной конференции по проблемам источниковедения и историографии памяти профессора В.П. Макарихина. Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского (22 мая 2003 г.). - Н. Новгород: Изд - во ННГУ, 2005. - С. 360-363.
  4. Фоменков, А.А. Всероссийское патриотическое движение «Отчизна» как прообраз объединённой оппозиции / А. А. Фоменков // Актуальные проблемы исторической науки и творческое наследие СИ. Архангельского. XIV чтения памяти члена-корреспондента АН СССР СИ. Архангельского. 25 - 26 февраля 2005г. - Н. Новгород: Изд - во НГПУ, 2005.-С. 138-140.
  5. Фоменков, А.А. Многообразие форм отечественного консерватизма в конце 1980-х -начале 1990-х гг. / А.А. Фоменков // Современный российский консерватизм: политика, экономика, идеология, право. Сборник тезисов докладов и сообщение на всероссийской научной конференции 20-21 мая 2005 года / Под общ. редакцией А.И. Числова, С.А. Шестакова. - Тюмень: Тюменский юридический институт МВД РФ, 2005. - С. 87-89.
  6. Фоменков, А.А. Некоторые аспекты изучения отечественных политических партий и общественных движений в конце 1980 - начале 1990-х гг. / А.А. Фоменков // Герценовские чтения 2005. Актуальные проблемы социальных наук. Сборник научных и учебно-методических трудов. - СПб.: ИПЦ СПГУТД, 2005. - С. 132-135.
  7. Фоменков, А.А. Влияние изменений социальной структуры российского общества начала 1990-х гг. на деятельность право-левой оппозиции / А.А. Фоменков // Историческая память и социальная стратификация. Социокультурный аспект. Материалы XVII Международной научной конференции Санкт-Петербург, 16-17 мая 2005 г. - СПб.: Издательство «Нестор», 2005. -Ч. 2. - С. 314-316.
  8. Фоменков А.А. К вопросу об истории деятельности Российского народного собрания / А.А. Фоменков // Актуальные вопросы истории. Материалы межвузовской научной конференции. - Н. Новгород: НКИ, 2005. - С. 100-103.
  9. Фоменков, А.А. О роли фактора духовности в становлении русских патриотических организаций на региональном уровне / А.А. Фоменков // Жизнь провинции как феномен духовности. Международная научная конференция 18-19 апреля 2005г. - Н. Новгород: «Вектор ТиС», 2006. - С. 40-43.
  10. Фоменков, А.А. «Иного не было дано?»: к вопросу о возможности проведения преобразований в РФ в начале 1990-х годов / А.А. Фоменков // Человек. Природа. Общество. Материалы региональной межвузовской научно-практической конференции. 15 марта 2006 года. - Н. Новгород: Нижегородский филиал Российского нового университета, 2006. - С. 296-300.
  11. Фоменков, А.А. К вопросу о возможности проведения модернизации в России в 1990-е годы на основе идей объединённой оппозиции / А.А. Фоменков // Человеческий потенциал модернизации России. Стратегия опережающего развития - 2006. Доклады и выступления на международной научной конференции 20-21 апреля 2006г. Под общей редакцией А.В. Бузгалина и А.И. Колганова. -М.: ЛЕНАНД, 2006. - С. 298-300.
  12. Фоменков, А.А. К вопросу о деятельности современных организаций - продолжателей дела   черносотенцев   начала   XX   века  /   А.А.   Фоменков   //  Всероссийская   научно-

44


техническая конференция «Наука - производство - технология - экология». Сборник материалов в 8 томах. - Киров: Изд - во ВятГУ, 2006. - Т. 7. - С. 274-277.

  1. Фоменков, А.А. К вопросу о становлении правых политических течений в конце 80-х -начале 90-х гг. XX в. / А.А. Фоменков // Социально-экономическое развитие Чувашии: теория и практика. Сборник научных статей. - Чебоксары: ГОУ ВПО «ЧГПУ им. Н.И. Яковлева», 2006. - С. 244-249.
  2. Фоменков, А.А. К вопросу о видении межнациональных отношений в России представителями российской объединённой оппозиции в начале 1990-х гг. / А.А. Фоменков // Человек в системе коммуникации. Материалы VII международной научно-практической конференции по региональной культуре. Нижний Новгород, 6-8 июня 2006 г. - Н. Новгород: НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, 2006. - С. 351-354.
  3. Фоменков, А.А. К вопросу о роли общественных организаций в становлении правого движения в 1980 - 1990-е годы / А.А. Фоменков // Проблемы модернизации российского общества: социокультурные, правовые, экономические, экологические аспекты. Материалы международной научно-практической конференции. Доклады и сообщения. -Н. Новгород: НФ МНЭПУ, 2006. - С. 119-124.
  4. Фоменков, А.А. Процесс формирования российской объединённой право-левой оппозиции в первой половине 1990-х гг. / А.А. Фоменков // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия международные отношения, политология, регионоведение. - Н. Новгород, 2005. - Вып. 1 (4). - С. 270-280.
  5. Фоменков, А.А. Проблема политического обновления России в начале 1990-х годов с точки зрения объединённой право-левой оппозиции / А.А. Фоменков // Проблемы обновления России. Материалы IV Межрегиональной научной конференции 27 апреля 2006 года. - М. - Н. Новгород: МЮИ при МЮ РФ, 2006. - С. 19-25.
  6. Фоменков, А.А. К вопросу о сотрудничестве Русской православной церкви и право-левой оппозиции в начале 1990-х гг. / А.А. Фоменков // Русская православная церковь в мировой и отечественной истории. Материалы всероссийской научно-практической конференции 17-19 мая 2006 г. - Н. Новгород: Изд - во НГПУ, 2006. - С. 260-263.
  7. Фоменков, А.А. Роль интеллигенции в становлении русского патриотического движения в конце 1980-х - начале 1990-х гг. / А.А. Фоменков // Герценовские чтения 2006. Актуальные проблемы социальных наук. - СПб.: Изд - во РГПУ им. А.И. Герцена, 2006. -С. 137-139.
  8. Фоменков, А.А. Парламентский блок «Российское единство» и его роль в политических процессах в РФ в начале 1990-х годов / А.А. Фоменков // Актуальные проблемы современной науки. Гуманитарные науки. - Ч. 41. Педагогика. Труды 2-го Международного форума (7-й Международной конференции) 20-23 ноября 2006 г. -Самара: СамГТУ, 2006. -С. 168-172.
  9. Фоменков, А.А. Отечественная либеральная историография становления русского патриотического движения в СССР в 1960-1980-е гг. / А.А. Фоменков // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия международные отношения, политология, регионоведение. -Н. Новгород, 2006. -Вып. 1(4). - С. 316-324.
  10. Фоменков, А.А. К вопросу об имперских и этнически однородных проектах создания новой российской государственности / А.А. Фоменков // Имперские и национальные модели управления: Российский и европейский опыт. Материалы Международной научной конференции. Казань, 11-13 мая 2006 г. / научный редактор А.О. Чубарьян. -М.: ИВИ РАН, 2007. - С. 226-228.
  11. Фоменков, А.А. Отечественная объединённая оппозиция и межнациональные отношения в России в начале 1990-х гг. / А.А. Фоменков // Инновации в системе непрерывного профессионального образования. Материалы VIII Международной научно-методической конференции преподавателей вузов, учёных и специалистов 27, 28 марта 2007г. -Н.Новгород: ВГИПУ, 2007. - Т. 1. - С. 45-47.

45


  1. Фоменков, А.А. К вопросу о роли Российского общенародного союза (РОС) в политической жизни страны в начале 1990-х годов / А.А. Фоменков // Актуальные вопросы истории. Материалы межвузовской научной конференции 21 апреля 2007 г. - Н. Новгород: НКИ, 2007. - С. 171-175.
  2. Фоменков, А.А. К вопросу о роли рабочего движения в отечественной объединённой оппозиции конца 1980 - начала 1990-х гг. / А.А. Фоменков // Проблемы методологии, историографии, источниковедения истории предпринимателей и рабочих России в XX веке: материалы IV Международной научной конференции. В 2 ч. / отв. Ред., сост. A.M. Белов. - Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2007. - Ч. 2. - С. 80-84.
  3. Фоменков, А.А. К вопросу о возможности право-левого альянса в случае проведения в СССР «патриотической» перестройки / А.А. Фоменков // Актуальные проблемы исторической науки и творческое наследие СИ. Архангельского. XV чтения памяти члена-корреспондента АН СССР СИ. Архангельского. 8-9 февраля 2007г. - Н. Новгород: Изд-во НГПК, 2007. - С. 126-128.
  4. Фоменков, А.А. Новосибирская газета «Память» как источник по истории оппозиции конца 1980-х - начала 1990-х гг. / А.А. Фоменков // 150 лет периодической печати в Сибири. Материалы региональной научной конференции, посвященной 150-летию издания в Сибири «Губернских ведомостей». 19-20 апреля 2007. - Томск: Изд - во ТГУ, 2007.-С. 269-273.
  5. Фоменков, А.А. К вопросу об использовании событий Сталинградской битвы во внутриполитической борьбе в России в начале 1990-х гг. / А.А. Фоменков // Сталинградская битва: Великий подвиг народа. Материалы Межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 65-летию победы в Сталинградской битве. В 2-х частях. Часть I. Под общей редакцией В.В. Андреева. - Чебоксары: ЧКИ РУК. 2008. -С. 198-200.
  6. Фоменков, А.А. Правительство национального единства и современные национал-либералы: к вопросу о проблеме преемственности идеологии / А.А. Фоменков // Вестник Филиала Сочинского университета туризма и курортного дела в г. Нижний Новгород. -Н. Новгород: Принт ЕС, 2008. - С. 345-349.
  7. Фоменков, А.А. Калининградская проблема и российская объединённая право-левая оппозиция начала 1990-х годов / А.А. Фоменков // Вестник Российского государственного университета им. И. Канта. - 2008. - Вып. 6. Серия гуманитарные науки. - С. 94-99.
  8. Фоменков, А.А. К вопросу о жизнеспособности Конституции Российской Федерации -России и некоторых аспектах полемики вокруг нее в 1992-1993 гг. / А.А. Фоменков // Актуальные проблемы права и судебной власти в современном российском обществе. Сборник статей по материалам конференции 11 апреля 2008 года, посвященной 10-летию Российской академии правосудия. - Краснодар: СКф «РАП», 2009. - Т. 1. - С. 225-227.
  9. Фоменков, А.А. О деятельности общества «Память» как одной из наиболее значимых отечественных национал-патриотических организаций / А.А. Фоменков, Е.В. Серов, Ю.С Моисеева // Общество и личность: пути развития, возможности и ресурсы. Вторая межвузовская Интернет-конференция . 1 января - 31 декабря 2009 г. Нижегородский филиал Современной гуманитарной академии, г. Нижний Новгород. - Н. Новгород: Изд - во СГУ, 2010. - С. 230-236 (авторский вклад - 0,2 п.л.).
  10. Фоменков, А.А. К вопросу о русском региональном сепаратизме в начале 1990-х гг. / А.А. Фоменков // Российский регион: проблемы развития и управления. Всероссийская научно-практическая конференция, 29 января 2010 г.: [материалы]. - Волгоград - М.: ООО «Глобус», 2010. - С. 24-27.
  11. Фоменков, А.А. «Слово нации» как манифест русского радикального национализма эпохи «застоя» / А.А. Фоменков // Актуальные вопросы истории: Материалы межвузовской научной конференции 21 апреля 2010 года. - Н. Новгород: НКИ, 2010. - С. 241-244.

46


  1. Фоменков, А.А. К вопросу об особенностях русской национальной идеологии в СССР в период «застоя» / А. А. Фоменков // Герценовские чтения 2009. Актуальные проблемы социальных наук. Сборник научных и учебно-метододических трудов / Сост. А.Б. Николаев. - СПб.: ИПЦ СПГУТД, 2005, 2010. - С. 138-142.
  2. Фоменков, А.А. НРПР: к вопросу о попытке создания русской национальной неправославной идеологии / А. А. Фоменков // Нравственность и религия: Сборник статей VII Всероссийской научно-практической конференции. - Пенза: Приволжский дом знаний, 2010.-С. 68-72.
  3. Фоменков, А.А. Русские националисты и распад СССР / А.А. Фоменков // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «История и политические науки». - 2010. - № 4 - 5. - С. 163-165.
  4. Фоменков, А.А. «Общество изучения теории систем» и русский национализм / А.А. Фоменков // Вестник филиала ГОУ ВПО «Сочинского государственного университета туризма и курортного дела» в г. Нижний Новгород Нижегородской области. Научный ежегодный журнал. - 2010. - Вып. 3. - С. 28-36.
  5. Фоменков, А.А. К вопросу о посещении Нижнего Новгорода лидерами оппозиционных политических партий и движений в начале 1990-х гг. / А.А. Фоменков // Актуальные вопросы истории. Материалы межвузовской научной конференции. 20 апреля 2011 г. -Н.Новгород: НКИ, 2011. - С. 191-194.
  6. Фоменков А А. Причины успешности действия оппозиции в российском парламенте в начале 1990-х гг. // Social Science. Общественные науки. Всероссийский научный журнал. - 2011. - № 3. - С. 395-398.
  7. Фоменков А.А. «Брюсселизация» и процесс становления русского патриотического движения // Хозяйственное и культурное развитие Урала и Сибири в XIX - начале XX в.

-  Вып. 3. / под ред. К.В. Фадеева. - Томск: Изд - во ТГАСУ, 2011. - С. 346-350.

65.  Фоменков А.А. Американская историография русского национально-патриотического

движения в СССР 1960-х - 1980-х годов // Современные тенденции в науке: новый

взгляд. Сборник научных трудов по материалам Международной заочной научно-

практической конференции 29 ноября 2011 г. - Тамбов: Изд - во ТРОО «Бизнес - Наука

-  Общество», 2011. - С. 142-144.

Опубликованные труды отражают основные положения диссертационного исследования.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.