WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Теория правового состояния личности

Автореферат докторской диссертации

 

На правах рукописи

ГРУЗДЕВ Владислав Владимирович

ТЕОРИЯ ПРАВОВОГО СОСТОЯНИЯ личности

Специальность 12.00.01 - Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Нижний Новгород - 2012


Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права НОУ ВПО «Юридический институт» (Санкт-Петербург)

Научный консультант:        доктор юридических наук, профессор

Комаров Сергей Александрович

Официальные оппоненты:   доктор юридических наук, профессор,

заслуженный деятель науки Российской Федерации Малько Александр Васильевич

доктор юридических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации Мордовец Александр Сергеевич

доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации Кожевников Сергей Никитич

Ведущая организация:       Федеральное   государственное автономное обра-

зовательное учреждение высшего профессионального образования «Казанский (Приволжский) федеральный университет»

Защита состоится «28» марта 2012 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.166.6 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора (кандидата) юридических наук при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» по адресу: 603115, г. Нижний Новгород, ул. Ашхабадская, 4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» по адресу: 603950, г. Н. Новгород, пр. Гагарина, 23.

Автореферат разослан «_ »_______ 2012 г. и размещен на официальном

сайте ВАК Министерства образования и науки РФ http://vak.ed.gov.ru.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук,

доцент                                                                                                Л.П. Ижнина


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Широко известно изречение древнегреческого философа Протагора о человеке как мере всех вещей. В этой связи совершенно естественно, что для права, как социального феномена, данный вопрос становится основным, принципиальным. Общее назначение права точно было выражено Р. фон Иерингом: «Все правила права, какой бы ни был их предмет, - лица, вещи, какое бы ни было их содержание - повеления или запрещения, обязанности или права, будут ли они относиться к гражданскому, уголовному или государственному праву, - все они имеют целью человека» .

Согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина является обязанностью государства. На это обращает внимание Д.А. Медведев, когда подчеркивает, что «основу нашей политики должна составлять идеология, в центре которой - человек. Как личность и как гражданин, которому от рождения гарантированы равные возможности» . Права и свободы человека, гарантии их реализации и защиты являются ключевыми показателями уровня демократизма общества и критериями оценки государства в качестве правового и социального. Человекоцентристский подход к праву предопределяется современными тенденциями развития общественного правосознания, где личность предстает не средством, а целью, где степень гумани-стичности государства характеризуется в той мере, которой учитываются интересы личности. Этим он объединяет различные концепции правопонимания.

К вопросам прав и свобод человека и гражданина юридическая наука обращается постоянно. Однако проблемы взаимодействия личности, государства и права данными вопросами далеко не исчерпываются. Связано это с тем, что реализация права зависит не только от наличия самих прав, возникающих на основе норм действующего законодательства, но и от иных факторов, отражающих соотношение реального и идеального положения человека как субъекта права. Прежде всего это связано с правоприменительной практикой.

В современных условиях актуализируется вопрос изучения юридически значимых свойств личности, решение которого способно придать новый импульс познанию глубинных аспектов действия права. Данные вопросы в значительной степени остаются еще terra incognita юридической науки.

Человек - это сложная, многомерная физиологическая, психоэмоциональная конструкция, отражающая общие и специфические черты его социальности, развитости определенных качеств, рациональное и иррациональное в своем по-

Иеринг Р. фон. Интерес и право // Избранные труды. В 2 т. Т. I. - СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический

центр Пресс», 2006. - С. 587.

2  Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 5 ноября

2008 г. // Российская газета. Неделя. 6 ноября 2008 г. № 4787.

3  В философии категория «свойство» определяется как качество, характеристика, присущая вещам и явлениям,

позволяющая их отличать или отождествлять, а также определять вид, тип, поведение и пр. См.: Ильин А.А.,

Никифоров А.Л. Словарь по логике. - М, 1997. - С. 298.

3


ведении . Разнообразие свойств личности оказывает определенное воздействие на претворение и воплощение возможностей, заложенных в правоспособность и субъективные права, в действительность - реальное поведение субъекта. Мно-гоаспектность правовых интересов личности предопределяет исследование правовых явлений, с которыми связано их практическое удовлетворение

Необходимость реализации гражданами равных возможностей обусловливает юридическое закрепление правовых средств, которые способны их обеспечить. Особое место занимают нормативные модели правовых состояний личности, позволяющие не только сообщить или отразить определенные свойства (характеристики) человека, придать им юридическую значимость, но и создать условия возникновения последующих юридических эффектов. Их важность проявляется в том, что соответствующие правовые последствия возникнуть не могут, если необходимые свойства личности остаются без соответствующего правового опосредования.

В правовом состоянии личности, как в фокусе, сходятся две стороны права как социального феномена: во-первых, фактическая обусловленность, состоящая в конкретных фактических жизненных обстоятельствах (его связь с реальными людьми, многообразием их свойств, которые возникают, изменяются, прекращаются), содержащаяся в гипотезе нормы права, и, во-вторых, нормативное выражение, предусмотренное в диспозиции правовой нормы.

Актуальность избранной темы обнаруживает себя, по крайней мере, в двух проблемах, проходящих в качестве сквозных на протяжении всего процесса исследования.

Первая проблема связана с тем, что предусмотренность свойств человека абстрактными нормативными моделями позволяет приблизить правовое регулирование к фактической основе, к социальной ситуации, к личности. Человек как субъект права не может не нести в себе комплекс противоречивых и разнонаправленных характеристик, которые отражают его биосоциальную природу. В ряде случаев они значимы настолько, что оказывают заметное воздействие на человека как субъекта права, как участника правоотношений. Поэтому исследование их юридической релевантности, места и роли в правовом регулировании, в значительной степени позволяет ответить на поставленный вопрос: для кого или для чего данное право существует? Только тогда тезис «право для человека» будет действительно отражать реальное положение дел. Только тогда термины «свобода», «демократия», «плюрализм» не будут вызывать незаслуженную ими ассоциацию с обманом и коррупцией, а образное выражение одного английского судьи о том, что закон, как и отель «Риц», открыт одинаково для всех - и бедных, и богатых, не будет иметь характер циничной насмешки.

Вторая проблема связана с необходимостью рассмотрения правового состояния личности в аспекте факторов, воздействующих на возможное поведе-

1 См.: Рыбаков О.Ю. Личность и правовая политика в Российском государстве. - Саратов: Изд-во СТАЛ, 2003. - С. 6; он же. Российская правовая политика в сфере защиты прав и свобод личности. - СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2004. - С. 18.

4


ние личности. Создаваемые правом идеальные модели различных ситуаций, в том числе признаки свойств их участников, практика их реализации, не могут не стимулировать поведение личности в направлении, которое признается обществом и государством должным, полезным. В этом отношении правовое состояние личности относится к резерву права, поскольку его потенциал - в способности обеспечить действенность иных правовых средств, результативность всего процесса социального управления.

Указанные обстоятельства обуславливают исследовательский интерес к понятию правового состояния личности, поскольку его осмысление позволит не только более эффективно претворять в жизнь идеологию Конституции Российской Федерации, где человек, его права и свободы провозглашаются высшей ценностью, но и упрочить роль права в качестве эффективного средства социального управления.

Не стоит недооценивать тот факт, что прочность демократии, как политико-юридической формы равновесия индивидуального и социального в организации общества, в значительной степени определяется наличием и юридическим закреплением действительного баланса интересов членов различных социальных слоев и групп, отличающихся по своим признакам . В этом смысле раскрытие феномена правового состояния личности в качестве потенциала (резерва) права способно обеспечить преодоление крайностей индивидуализма и коллективизма, когда свобода человека и благо общества будут не противопоставляться, а корректироваться и совмещаться.

Степень научной разработанности проблемы. В российской дореволюционной правовой науке вопросам правового состояния личности уделялось относительно мало внимания. Данное правовое явление начинает привлекать внимание представителей отечественной юридической науки лишь во второй половине XIX века. Отдельные аспекты правового состояния личности исследовались в трудах А.С. Алексеева, К. Анненкова, Е.В. Васьковского, М.Ф. Вла-димирского-Буданова, Ю.С. Гамбарова, А.Х. Гольмстена, Н.Л. Дювернуа, А.И. Елистратова, Г.Е. Колоколова, Н.М. Коркунова, В.Н. Латкина, Д.И. Мейера, Б.В. Никольского, Н.С. Таганцева, Е.Н. Трубецкого, Г.Ф. Шершеневича. При этом лишь в некоторых работах начала XX века (Л.Л. Герваген, И.А. Ильин, В.И. Синайский) можно обнаружить попытки введения в научный оборот общетеоретического понятия «правовое состояние», что, по-видимому, объясняется наличием легального закрепления отдельных видов «прав состояния», отношение ученых к которым было неоднозначным.

В советской юридической литературе сколько-нибудь регулярное упоминание самого понятия «правовое состояние» начинается лишь в 50-х гг. XX века. Для этого периода характерен взгляд на правовое состояние как разновидность юридических фактов (О.А. Красавчиков, СВ. Курылев, А.К. Стальгевич,

1 См.: Эбзеев Б.С. Личность и государство в России: взаимная ответственность и конституционные обязанности. - М: Норма, 2007. - С. 7 - 8.

5


Ю.К. Толстой), который, однако, разделяется не всеми учеными (С.Н. Братусь, К.Ф. Кечекъян).

В дальнейшем (60-80 гг. XX в.) внимание ученых к данному правовому явлению постепенно усиливается. В том или ином аспекте или контексте вопрос правовых состояний затрагивается в трудах С.А. Авакьяна, С.С. Алексеева, О.В. Баринова, Я.Р. Веберса, СИ. Вильнянского, Л.Я. Гинцбурга, В.И. Данилина, Н.В. Зернина, З.Д. Ивановой, СМ. Корнеева, В.А. Кучинского, Н.И. Мату-зова, Р.И. Михеева, В.СНерсесянца, М.Ф. Орзих, А.Г. Певзнера, П.Т. Полежай, В.А. Рясенцева, СИ. Реутова, Т.В. Свистуновой, Т.А. Синцовой, О.В. Староверова, СВ. Черниченко, P.O. Халфиной, Р.А. Ханнанова, В.П. Шахматова, B.C. Шевцова, Л.С. Явича и ряда других авторов.

В этот период появляется ряд трудов, в которых проблема правового состояния получает оригинальную трактовку.

Так, в работах Н.В. Витрука понятие «правовое состояние» используется для характеристики, во-первых, личности относительно принадлежности к конкретному государству (отечественного гражданства, безгражданства и ино-странства), во-вторых, особой стадии общего состояния в конструкции проявления (динамики) прав, свобод и обязанностей личности .

Одним из результатов исследований С.А. Комарова является предложение

0  введении широкого, обобщающего понятия «политико-правовое состояние

личности», которое раскрывало бы все стороны закрепленного в праве состоя

ния личности и выражало ее отношения с государством при помощи правовых

средств. Он предложил включать в содержание понятия следующие элементы:

принципы взаимоотношений личности и государства; гражданское состояние

личности; правовое положение личности, которое включает в себя правосубъ

ектность, правовой статус и юридические гарантии; общие гарантии как систе

му экономических, политических, идеологических, социальных и культурных

гарантий .

В 1980 году А.А. Ерошенко выступил автором единственной отечественной монографической работы, посвященной проблемам гражданского состояния, которая послужила основой его диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук . Отмечая, что правовое состояние личности - это

1 Витрук Н.В. Субъективные права советских граждан и их развитие в период строительства коммунистическо

го общества. Автореф. ...дисс. канд. юрид. наук. - Киев, 1965; он же. Гражданство как правовая связь личности

с государством // Проблемы государства и права. - М., 1976. Вып. 12; он же. Основы теории правового поло

жения личности в социалистическом обществе. - М., 1979; он же. Правовой статус личности в СССР. - М.,

1985; он же. Общая теория правового положения личности. - М.: Норма, 2008.

2 Комаров С.А. Общенародное государство и личность (Политико-правовые аспекты исследования). Дисс. ...

канд. юрид. наук. - М., 1980; он же. Советское общенародное государство и личность: Политико-правовые ас

пекты. - Красноярск: Изд-во Красноярск, ун-та. 1986; он же. Личность в политической системе российского

общества (политико-правовое исследование). - Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1995; Комаров С.А., Ростовщи

ков И.В. Личность. Права и свободы. Политическая система. - СПб.: Издательство Юридического института

(Санкт-Петербург), 2002; Дроздова A.M., Комаров С.А. Легитимация и ответственность власти во взаимоотно

шениях государства и личности (социально-философские и правовые аспекты). - СПб.: Изд-во Юридического

института, 2011.

3 Ерошенко А.А. Проблемы гражданского состояния в развитом социалистическом обществе. - Краснодар, 1980.

он же. Правовая регламентация гражданского состояния в СССР. Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. - Л.,

6


совокупность юридических свойств человека, имеющих системный, структурный либо локальный характер, воплощающихся в формах правовых возможностей и обязанностей лица, ученый определяет правовое состояние личности как совокупность прав, свобод и обязанностей человека, зависящих от положения индивида в регламентируемой законом сфере и проявляющихся в длящихся правоотношениях различного рода.

В.Б. Исаков видит место юридических состояний в системе юридических фактов, что последовательно и отстаивает в своих работах . Он аргументирует это тем, что состояния, имея основой некоторые юридические факты, в своем дальнейшем существовании отрываются от своей фактической основы, приобретают самостоятельность и как юридические факты входят в фактические составы различных правовых отношений. Обладая сильным «составообразующим действием», состояния отражают длящиеся, стабильные характеристики общественных отношений и участников отношений, их наиболее существенные в социальном и юридическом планах признаки.

Начиная с 90-х годов XX века, интерес к проблематике правового состояния личности во многих ее проявлениях значительно усиливается. Различные аспекты темы получают освещение в работах таких ученых, как М.И. Абдулла-ев, СИ. Архипов, В.А. Белов, Е.И. Бутенко, Ю.Б. Гонгало, A.M. Дроздова, И.А. Исаев, В.Н. Карташов, М.Я. Кириллова, Е.И. Колюшин, А.Н. Костюков, О.Е. Кутафин, В.В. Лазарев, СВ. Липень, Д.А. Липинский, А.Д. Малиновский, М.Н. Малеина, А.В. Маркосян, М.Н. Марченко, А.С Мордовец, Н.И. Полищук, М.Б.Ревнова, М.А. Рожкова, И.В.Ростовщиков, В.А.Рудковский, А.Е. Рябов, В.П. Сальников, О.Д. Ситковская, В.Г. Стрекозов, А.Е. Тарасова, В.А. Тархов, Ю.А. Тихомиров, В.А. Толстик, Р.Л. Хачатуров, В.А. Хохлов, Т.В. Шепель, Б.С. Эбзеев и др.

Новый этап своего развития теория правового состояния получает с выхо-дом работы М.И. Байтина и В.М. Баранова , где был проведен анализ данного явления в качестве подвижного, динамического и самостоятельного элемента правовой системы общества. Правовое состояние определяется авторами как особая разновидность социального состояния, обусловленная экономическим строем общества, которая выступает сложным, относительно самостоятельным элементом его правовой системы, представляет собой закрепленное юридическими нормами структурно-упорядоченное образование и выражает меру про-

1980; он же. Правовое состояние как необходимый элемент в механизме осуществления юридических возможностей лица // Осуществление и защита гражданских и трудовых прав. Сб. науч. трудов. - Краснодар, 1989.

1 Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та,

1980; он же. Юридические факты в советском праве. - М.: Юрид. лит., 1984; он же. Проблемы теории юриди

ческих фактов. Дисс. ... докт. юрид. наук. - Свердловск, 1985; он же. Юридические факты в российском праве.

Учебное пособие. - М, 1998.

2 Байтин М.И., Баранов В.М. О логико-гносеологической и юридической природе правового состояния // Во

просы теории государства и права: перестройка и актуальные проблемы теории социалистического государства

и права. Сб. науч. трудов. Вып. 9. - Саратов, 1991. Необходимо отметить, что В.М. Баранов обращался к данной

проблематике и раньше. См.: Баранов В.М. Правовое состояние как категория юридической науки // Пути по

вышения эффективности политической работы в органах внутренних дел в свете решений XXVII съезда КПСС.

Сб. науч. трудов. - Л.: Изд-во ВПУ им. 60-летия ВЛКСМ, 1987.

7


цесса движения субъектов либо объектов юридического бытия в соответствующих временных и пространственных отношениях.

Указанная концепция послужила основой для дальнейшего осмысления феномена правового состояния одним из ее авторов , а также развития идей в последующих исследованиях А.В. Парфенова и Ю.С. Новиковой .

Значительной вехой в исследовании рассматриваемых вопросов явилось проведение 1-2 декабря 2006 г. в Санкт-Петербургском университете МВД России VII Международной научно-теоретической конференции на тему «Правовые состояния и взаимодействия: историко-теоретический, отраслевой и межотраслевой анализ», что позволило привлечь внимание к феномену правовое состояние, в том числе к историко-теоретическим аспектам понятия и классификации правовых состояний, их отдельным видам и социально-юридической природе . Наиболее интересные и содержательные работы, непосредственно посвященные проблематике правовых состояний, были представлены М.В. Барановой, Н.В. Витруком, Д.Н. Горшуновым, А.А. Демичевым, Н.В. Дунаевой, О.П. Егоршиной, О.В. Исаенковой, М.А. Капустиной, СВ. Ко даном, В.И. Крус-сом, И.Б. Ломакиной, О.В. Мартышиным, К.Т. Минашвили, Ю.С. Новиковой, Е.А. Петровой, Р.А. Ромашовым, В.А. Сапуном, С.Л. Сергевниным, В.В. Таля-ниным, И.А. Таляниной, В.А. Четверниным, Э.Ф. Шамсумовой, Е.Г. Шукшиной и рядом других авторов.

Активное развитие теория правового состояния личности получает в отраслевых юридических науках. Успешными примерами ее осмысления являются монографические работы в области гражданского (Л.А. Чеговадзе) и уголовного (Г.В. Назаренко)   права, юридической психологии (Л.В. Алексеева) .

В то же время следует констатировать отсутствие комплексных монографических работ, в которых содержится логически непротиворечивая концепция правового состояния личности, что является фактором, который сдерживает

1 См.: Баранов В.М. «Текучее» правовое состояние как элемент динамической правовой системы государства

(опыт осмысления научной гипотезы профессора В.П. Казимирчука) // Ценности и образы права. - М.: ИГП

РАН, 2007. Отмечая вклад В.П. Казимирчука в становление формирующейся теории правового состояния, В.М.

Баранов указывает на него, как одного из её основателей и основоположников.

2 Парфенов А.В. Правовое состояние. Дисс. ... канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 2002; он же. Правовое состоя

ние: Монография. - М.: Юрист, 2007.

3 Новикова Ю. С. Правовое состояние как категория права. Дисс. ... канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 2005; она

же. Категория «правовое состояние» в юриспруденции: Монография. - Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2008.

4 Правовые состояния и взаимодействия: историко-теоретический, отраслевой и межотраслевой анализ: Мате

риалы VII Международной научно-теоретической конференции. Санкт-Петербург, 1-2 декабря 2006 г. / Под

общ. ред. Р.А. Ромашова, КС. Иижник: В 2 ч. - СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2006.

См. также: Глушаченко СБ., Румянцева В.Г. Обзор VII Международной научно-теоретической конференции

«Правовые состояния и взаимодействия: историко-теоретический, отраслевой и межотраслевой анализ», Санкт-

Петербург, 1-2 декабря 2006 г. // История государства и права. - 2007. - № 1.

5 Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения. - М.: «Статут», 2004; она же. Система

и состояние гражданского правоотношения: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. - М., 2005.

6 Назаренко Г.В. Уголовно-релевантные психические состояния лиц, совершивших преступления и обществен

но опасные деяния. - М.: Изд-во «Ось-89», 2009.

7 Алексеева Л.В. Проблема юридически значимых эмоциональных состояний. -Тюмень, 1996.

8


дальнейшее развитие теории правового состояния. Появившиеся в последние годы работы затрагивают лишь отдельные аспекты проблемы.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является теоретическое обоснование тех признаков правового состояния личности, которые позволяют не только обогатить, но в определенных аспектах и изменить знания о нем и его месте в механизме правового воздействия.

Достижению указанной цели способствовало формулирование и решение следующих исследовательских задач:

  1. провести теоретико-правовой анализ социальной обусловленности правового состояния личности;
  2. исследовать генезис нормативного опосредования правового состояния личности;
  3. провести сравнительный анализ и типологизировать основные подходы к содержанию понятия правового состояния личности;
  4. сформулировать понятие правового состояния личности, проанализировать формы и видовые особенности;
  5. определить содержание правового состояния личности;
  6. сформулировать дефиницию правового состояния личности;
  7. обосновать место категории правового состояния личности в понятийном аппарате, проведя разграничение между ним и смежными категориями;
  8. классифицировать правовое состояние личности на виды по сущностным признакам;
  9. установить закономерные связи правового состояния личности с правовыми принципами, правосознанием и правотворчеством;
  10. охарактеризовать место и роль правового состояния личности в механизме правового воздействия;
  11. выявить особенности взаимодействия правового состояния личности и социальной действительности.

Объектом исследования выступают общественные отношения, субъектом которых является личность в неразрывном единстве с видами ее правового состояния - системой социальных и психофизиологических юридически значимых свойств человека, предусмотренных (закрепленных) абстрактными моделями норм права, а также практика их учета в правореализационном процессе.

Предметом исследования выступают общие правовые закономерности и тенденции возникновения, существования, развития и функционирования правового состояния личности, которые определяют признаки, сущность, содержание, виды и место правового состояния личности в правовой системе, его связь

1 См.: Леонов В.В. Понятие гражданского состояния личности и его виды // Вопросы правоведения: сб. науч. трудов юрид. фак-та. Вып. 3 / Под общ. ред. В.К Чернышева. - Тамбов, 2004; Шепелъ Т.В., Балашов П.П. Патологические состояния психики как гражданско-правовые категории психического здоровья // Вестник Томского государственного педагогического университета. - 2006. - Вып. 2 (53). Сер. Психология; Ситников А.П. Вопросы соотношения категорий «правовой режим», «правовое состояние», «правовой порядок» // Вестник Челябинского государственного университета. - 2009. -№31 (169). Право. Вып. 21.

9


с иными социальными явлениями, назначение в жизни общества, отражают природу и особенности права.

Методологическая основа исследования. Диссертационная работа базируется на традиционно используемом в юриспруденции методологическом инструментарии.

Философской основой исследования является диалектический метод, который позволяет рассматривать правовое состояние личности в движении, учитывать противоречия в его развитии, устанавливать общие и особые черты, обеспечивать возможность типологизации. Вытекающие из диалектического метода законы диалектической и формальной логики обеспечивают соблюдение всеобщих принципов научного познания: объективность, всесторонность, полноту, историзм, единство теории и практики, конкретно-исторический подход.

В комплексе общенаучных методов (анализа и синтеза, индукции и дедукции, абстрагирования, сравнения и др.) особое место занимает системный подход, который позволяет представить правовое состояние личности в качестве явления, занимающего отдельное место в правовой действительности как едином целом. Логика и структура исследования обусловлены применением функционального метода, который позволяет определить действие и роль правового состояния личности как отдельного звена системы иных правовых явлений в их взаимосвязи и взаимозависимости.

Используемые частнонаучные методы (социологический, психологический, экономический и др.) дают возможность раскрыть предмет исследования с новых позиций - не только оценить влияние различных сфер общественной жизни на правовое состояние личности, но и охарактеризовать объективно существующее обратное воздействие.

Объект и предмет исследования обусловливают применение общеправовых методов познания. Формально-юридический метод позволяет на основе изучения действующих норм права, рассматриваемых в качестве замкнутой, беспробельной системы, определить «идеальную» конструкцию правового состояния личности. Историко-правовой подход обеспечивает определение истоков, характера эволюции и тенденций развития рассматриваемого явления как социально-правового феномена и научной категории. Использование сравнительно-правового метода дает возможность оценки правового состояния личности не только в качестве национального, но и универсального явления.

Теоретическая обоснованность исследования обеспечивается также использованием иных приемов и методов, выбор которых обусловлен сформулированными в исследовании целью и задачами.

Теоретической основой диссертации послужили концепции, положения и выводы, изложенные в работах ученых дореволюционного, советского и современного периодов в области теории и истории государства и права, отдельных

10


отраслей права, философии и социологии права, других гуманитарных направлений научного знания.

Среди них такие ученые-юристы, как С.А. Авакьян, Н.Г. Александров, С.С. Алексеев, Ю.Г. Арзамасов, СИ. Архипов, В.К. Бабаев, М.И. Байтин, В.М. Баранов, В.А. Белов, С.Н. Братусь, Н.В. Витрук, A.M. Витченко, Н.А. Власенко, Л.Д. Воеводин, Н.Н. Вопленко, В.М. Горшенев, Ю.И. Гревцов, А.А. Ерошен-ко, И.А. Ильин, В.Б. Исаков, В.П. Казимирчук, В.Н. Карташов, Д.А. Керимов, С.Ф. Кечекъян, С.Н. Кожевников, С.А. Комаров, О.А. Красавчиков, В.Н. Кудрявцев, О.Е. Кутафин, В.В. Лазарев, В.В. Лапаева, О.Э. Лейст, Д.А. Липинский, Е.А. Лукашова, Н.С. Малеин, А.В. Малько, Г.В. Мальцев, М.Н. Марченко, Н.И. Матузов, А.С. Мордовец, Л.А. Морозова, B.C. Нерсесянц, В.В. Оксамытный, М.Ф. Орзих, В.А. Патюлин, Е.Б. Пашуканис, И.А. Покровский, Н.И. Полищук, В.Н. Протасов, Т.Н. Радько, М.М. Рассолов, Ю.С. Решетов, М.А. Рожкова, Р.А. Ромашов, Ф.М. Рудинский, О.Ю. Рыбаков, В.А. Сапун, В.Н. Синюков, В.М. Сырых, Н.Н. Тарасов, Ю.Г. Ткаченко, В.А. Толстик, Ю.К. Толстой, Ю.А. Тихомиров, Ф.Н. Фаткуллин, P.O. Халфина, Р.А. Ханнанов, Р.Л. Хачатуров, И.Е. Фарбер, А.Ф. Черданцев, В.А. Шабалин, Б.С. Эбзеев, Л.С. Явич и др.

Среди ученых других гуманитарных наук следует выделить труды в области: психологии - Б.Н. Алмазова, Б.Г. Ананьева, А.С. Батуева, Л.Ф. Бурлачука, В.А. Иванникова, Е.П. Ильина, Е.Ю. Коржовой, А.Н. Леонтьева, Т. Caca, О.Д. Ситковской, Л.В. Соколовой, С.Л. Рубинштейна, В.М. Русалова, К.Г. Юнга; философии - И.В. Блауберга, Ф. Брентано, К. Вальверьде, В.И. Демидова, М.В. Демина, Д.И. Дубровского, Р.А. Зобова, В.И. Кемкина, Н.О. Лосского, И.В. Николаевой, Г.В. Плеханова, А. Райнаха, С.С. Розовой, В.И. Свидерского, А.Л. Симанова, В.П. Старжинского, А.Л. Субботина, М. Хаузера, Э.Г. Юдина, Т. Ярошевского; социологии - М. Вебера, Л. фон Мизеса, Т. Парсонса, М. Шелера и др.

Эмпирической базой исследования стало использование разнообразных по характеру и формам отражения действительности источников информации, в совокупности ставших той информационной базой, которая способствовала достижению научной обоснованности и достоверности формулируемых в диссертации положений и выводов.

В своем исследовании автор опирался, в частности, на Конституцию РФ, федеральные законы и подзаконные акты, послания Президента РФ Федеральному Собранию РФ, решения высших судебных инстанций (Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ), нормативно-правовые акты Советского государства, другую эмпирическую базу.

Другая группа источников объединяет научные монографии и статьи отечественных и зарубежных исследователей прошлого и настоящего по теории и истории государства и права, философии права, конституционному и гражданскому праву, другим юридическим отраслевым наукам, исследования по философии, социальной психологии и психологии личности, социологии, экономической теории.

11


Научная новизна диссертационного исследования обусловлена отсутствием в современной отечественной юридической науке комплексных исследований правового состояния личности и определяется как постановкой проблемы, так и предложенными подходами к ее решению. Впервые проведен анализ указанного правового явления в формирующейся теории правового состояния личности.

Научная новизна диссертации заключается также в инновационной постановке проблемы и комплексном общетеоретическом исследовании правового состояния личности. Впервые на базе обновленного законодательства России, в условиях модернизации общественных отношений на уровне развернутой авторской концепции раскрывается сущность правового состояния личности как сложного, многофункционального, целостного правового явления.

Логическое объединение и системное решение общетеоретических проблем правового состояния личности позволило сформулировать ряд новых научных положений. Сформулирована концепция правового состояния личности; определено значение свойств на уровне правовой подсистемы личности; выявлены факторы, воздействующие на формирование правового состояния личности; предложено новое объяснение генезиса юридически релевантных свойств человека. Определены основные подходы к категории правового состояния личности, выделены признаки и предложена авторская дефиниция указанного правового явления. Раскрыто содержание правового состояния личности, определено самостоятельное место категории правового состояния личности в системе смежных категорий, предложена классификация правового состояния личности по сущностным признакам. Дана характеристика места и роли правового состояния личности в механизме правового воздействия, установлены связи правового состояния личности с правовыми принципами, правосознанием и правотворчеством, выявлены особенности взаимовлияния и взаимодействия правового состояния личности и социальной действительности. Имея значение решения крупной научной проблемы, указанные положения формируют теорию правового состояния личности, существенно развивают общую теорию государства и права.

Научная новизна исследования выражается и конкретизируется в следующих основных положениях, выносимых на защиту:

1. Обосновывается авторская концепция правового состояния личности на основе совокупности традиционно применяемых в юриспруденции методов, в том числе формально-юридического и функционального, формулируется идея, которая позволяет комплексно охарактеризовать правовое состояние личности в праве: как известную характеристику свойств человека, сообщенную или отраженную абстрактными моделями норм права, существование (возникновение, изменение, прекращение) которых является условием наступления тех или иных правовых последствий. В концепции сформулирован вывод о том, что личность имеет многоуровневую природу, где правовой уровень выступает в качестве результата иерархической организации.

12


  1. Исходя из анализа связи правового поведения и свойств личности сформулировано положение, что юридически релевантные свойства человека оказывают воздействие не только на правовое действие, но и на его возможность. Они выражают юридические характеристики личности, в которых, с одной стороны, обнаруживается потенциал (возможность) юридически значимых действий, с другой стороны, создается возможность квалифицировать правовое поведение с точки зрения моделей отношений, входящих в предмет правового регулирования конкретной отрасли права. В первом случае качества человека относительно статичны в силу высокой степени абстрактности их отражения в нормативных моделях, во втором - свойства личности отличает большая динамика, поскольку конкретное действие связывается с нормативным выражением свойств человека, определяемых его психофизиологической организацией.
  2. Обосновано положение о способности ряда биосоциальных качеств личности оказывать позитивное и негативное воздействие на возможность участия в правоотношениях, что предопределяет зависимость меры удовлетворения интересов человека от свойств личности. Уровень положительного эффекта правового регулирования зависит от степени совпадения юридически значимых свойств человека, отражающих волю законодателя и сформировавшихся стихийно в ходе принятия (признания) интересов конкретного человека в процессе повседневной жизненной деятельности. Это обуславливает необходимость определения категории, фиксирующей юридически значимые свойства и характеристики личности.
  3. На основе анализа генезиса юридически релевантных свойств человека как участника публично- и частноправовых отношений, которые не совпадали, а в ряде случаев значительно отклонялись от моделей правоотношений, сделан вывод, что степень точности реконструкции юридически релевантных свойств человека зависит от анализа существовавшего порядка общественных отношений.
  4. Анализ имеющихся в отечественной юридической науке теорий, идей, положений и суждений позволил выявить в ней два основных доктринальных подхода к пониманию правового состояния личности: как отдельному элементу правовой системы общества, как мере оценки того или иного явления правовой сферы. Это позволило обосновать положение о перспективности направления изучения правового состояния личности в механизме правового воздействия на общественные отношения как субстанционального и функционального правового явления.
  5. Понятие правового состояния личности в качестве субстанционального правового явления - как первоосновы, сущности, «вещества», того, из чего оно состоит (реальный факт правовой действительности), характеризуют следующие признаки:

правовое состояние личности включает в себя свойства или систему свойств человека;

13


наличие (бытие) как статичных, так и динамичных заданных свойств (системы свойств) определяется моментом или периодом времени;

нормы права устанавливают социальные свойства человека или, посредством закрепления признаков естественных свойств личности, предусматривают последние в нормативных моделях.

В качестве функционального правового явления, т.е. со стороны его активной действенно-регулятивной роли, раскрытию понятия правового состояния личности служит признак того, что оно является условием (предпосылкой) возникновения и (или) разрешения либо возможности возникновения и (или) изменения правовой ситуации.

7. На основе выделенных признаков сформулирована дефиниция правового

состояния личности как установленных нормами права или предусмотренных в

правовых моделях юридически значимых свойств или системы свойств челове

ка, в определенной момент или период времени обусловливающих возникновение

и (или) разрешение либо возможность возникновения и (или) изменения право

вой ситуации.

8.  В рамках концепции раскрывается содержание правового состояния

личности, которое составляют реально существующие свойства человека, в си

лу норм права обеспечивающие модификацию фактов реальной действительно

сти в юридические факты. Существуя на момент возникновения юридических

фактов, правовое состояние личности создает юридическую возможность на

ступления правовых последствий, имеет значение юридического условия

трансформации фактических обстоятельств в юридические факты.

9. В рамках императива о свойстве определенности и однозначности любо

го понятия дано разграничение категории правового состояния личности от ря

да смежных правовых понятий - правового статуса личности и правового по

ложения личности по следующим критериям.

По объему - правовое положение выступает как общее; правовой статус и правовое состояние - как его части.

По содержанию - правовой статус как элемент правового положения включает, прежде всего, права, свободы и обязанности, правовое состояние как элемент правового положения составляют естественные или нормативные свойства человека, которые являются условиями существования прав, свобод и обязанностей.

По динамике - правовой статус отличает определенная статичность, стабильность, выражающаяся в том, что его содержание может меняться по воле законодателя в большей степени, чем правовое состояние личности, относительный динамизм которого зависит от его носителя;

По связи с диалектическим взаимодействием категорий «возможность» и «действительность» - правовое положение личности есть единство правовой возможности и действительности, где правовой статус личности обозначает сферу возможного, идеального, а правовое состояние личности - область на-

14


личной для человека правовой реальности,  охватывающей опосредованные правом свойства.

10. На основе выделенных признаков обоснована классификация правового

состояния личности на виды по следующим критериям:

  1. в зависимости от природы происхождения свойств личности - на естественные и нормативные;
  2. по способу их закрепления - на предусмотренные нормативными моделями и установленные нормами права;
  3. по степени определенности закрепляемых правом признаков - на абсолютно определенные и относительно определенные (оценочные);
  4. в зависимости от продолжительности существования - на долговременные и кратковременные;
  5. в зависимости от их связи с наступлением совокупности обстоятельств, которые нормы права квалифицируют в качестве юридических фактов, - на потенциально юридические и юридически значимые;
  6. по юридической релевантности - на образующие правовую ситуацию, изменяющие правовую ситуацию и прекращающие правовую ситуацию;
  7. по широте охвата их носителей - на обычные (массовые) и необычные (исключительные).
  1. На основе анализа порождаемых правом эффектов, оказывающих специально-юридическое и общеидеологическое влияние на социальную действительность, обосновано положение о том, что правовое состояние личности имеет значение не только как объект воздействия, но и как его фактор, что позволяет более полно раскрыть динамический аспект особенностей правового влияния и взаимодействия той совокупности элементов правовой надстройки, которая непосредственно связана с человеком, его интересами и потребностями.
  2. На закрепление правового состояния личности воздействуют правовые принципы, которые обусловлены объективным характером общественных отношений. В частном праве с правовым состоянием личности связан принцип равенства, а также исключения из него, что позволяет непосредственно раскрыть проявление правового принципа равенства. В публичном праве правовой принцип равенства не способен обосновать все случаи дифференциации правовой регламентации в зависимости от социальных или биологических свойств личности.
  3. Обоснован вывод, что закреплению нормативных моделей правового состояния личности в большинстве случаев предшествует формирование соответствующего общественного правосознания. Если позитивное право, регламентирующее юридически значимые характеристики человека как субъекта права, воспринимает сложившееся правосознание, то проблемы изменения моделей правового состояния личности впоследствии не возникают - до соответствующей трансформации самого общества и ценностей, которые разделяются его членами.

15


  1. Ценностно-ориентационный характер деятельности законодателя предопределяет консерватизм восприятия им новых идей относительно правового состояния личности, поскольку оно отражает нравственно-этические и этнокультурные механизмы воспроизводства национальной правовой ментальности. Существует прямая зависимость между регламентацией правового состояния личности и правовой ментальностью общества, которая проявляется в степени общественной поддержки законопроекта, выражающей данную корреляцию. Поэтому достижение целей законотворческого процесса в этой сфере зависит от научной обоснованности, системности, демократизма и гласности процедуры, что обеспечивается глубокой и всесторонней проработкой различных аспектов проблемы на стадиях идеи, концепции и создания законопроекта, которые должны сопровождаться широким общественным обсуждением и воспринимаемой законодателем социальной оценкой.
  2. Сформулировано положение, что признание за субъектом способности быть участником правоотношений, являясь особым видом правового состояния личности, выступает первым звеном конкретизации предписаний юридических норм, где определяется круг лиц, которые являются субъектами права. В зависимости от стадии механизма правового регулирования правовое состояние личности выступает, во-первых, элементом фактической основы наступления юридических фактов, выражающим обусловленность правовых последствий свойствами человека, которым придана юридическая значимость, во-вторых, элементом связующего звена между: а) нормой права и субъективными правами и обязанностями, где оно релевантно событиям и действиям, и б) субъективными правами и обязанностями и их реализацией, где его юридическая значимость относится, прежде всего, к действиям.

Теоретическая и практическая значимость. Теоретическое значение исследования состоит в том, что в нем сформулированы положения, которые позволяют уточнить понятийный аппарат, используемый теорией государства и права, а также отраслевыми юридическими науками, получить цельное представление о понятии, месте и роли правового состояния личности, что способствует более глубокому осмыслению проблем правового регулирования, правового воздействия и социального действия права с точки зрения человекоцен-тристского подхода к праву. Это создает дополнительные возможности для комплексного анализа различных сфер жизни общества.

Содержащиеся в диссертации выводы и предложения дополняют и развивают ряд разделов общей теории государства и права, имеют методологическое значение для дальнейших исследований в этой области на общетеоретическом и отраслевом уровнях. Сформулированные выводы и предложения могут быть использованы в последующих исследованиях проблем юридических фактов, правоотношения, правомерного и противоправного поведения, правового положения и статуса личности.

Практическое значение исследования выражается в возможности использования выводов и положений диссертации в качестве научной основы совер-

16


шенствования нормотворческой деятельности, в процессе правореализации, в правовом воспитании граждан, в научных исследованиях проблем, связанных с правовыми состояниями, в учебном процессе при изучении курсов «Теория государства и права», отраслевых юридических дисциплин, в том числе «Гражданское право», «Уголовное право» и др., спецкурсов «Проблемы правовых состояний», «Проблемы теории права».

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования нашли отражения в 2-х монографиях: «Правовое состояние личности: история, теория, практика» (Кострома, 2011; 24,2 п.л.), «Человек и право: исторические, общетеоретические и цивилистические очерки» (Кострома, 2010; 21,8 п.л.), а также в 72 статьях, тезисах конференций, рецензиях (из них 27 статей опубликовано в научных журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ).

Основные теоретические выводы и положения диссертации докладывались автором на заседаниях кафедр теории и истории государства и права, конституционного и административного права Юридического института (Санкт-Петербург), теории права и гражданско-правовых дисциплин Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова, международных, всероссийских, межрегиональных и региональных конференциях, «круглых столах» и научно-практических семинарах в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Волгограде, Ростове-на-Дону, Тольятти, Иркутске, Владивостоке, Самаре, Красноярске, Уфе, Кемерове, Сыктывкаре, Тамбове, Иваново, Костроме, Софии (Болгария), Тарту (Эстония), Гродно (Беларусь).

Разработанные автором в 2007-2008 гг. положения о расточительстве как основании ограничения гражданина в дееспособности нашли отражение в проекте Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в части изменений п. 1 ст. 30 и п. 1 ст. 33) \

Основные теоретические результаты диссертационного исследования использованы в преподавании курсов теории государства и права, проблем теории права на юридическом факультете КГУ им. Н.А. Некрасова, а также в работе соискателя в качестве члена избирательной комиссии Костромской области и Общественной палаты Костромской области; в составе рабочей группы по законотворчеству при Костромской областной Думе и в качестве члена координационного совета по реализации Целевой программы повышения правовой культуры населения в ЦФО.

Общий объем публикаций составляет 90,1 п.л.

1  Опубликовано на сайтах: «iTPABO.RU» http://docs.pravo.ni//document/view/12100996/7136469 (10.03.2011); «Российская газета» http://www.rg.ru/2011/09/14/gk-izm-site-dok.html (14.09.2011).

17


Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, включающих пятнадцать параграфов, заключения и списка использованной литературы, состоящего из 644 наименований.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, показывается степень ее разработанности, определяются цель, задачи, предмет и объект, методологическая, теоретическая основа исследования, нормативная база исследования, его новизна, приводятся основные положения, выносимые на защиту, освещается теоретическая и научно-практическая значимость полученных результатов, апробация и структура работы.

Первая глава - «Социальная обусловленность правового состояния личности» - включает три параграфа.

В первом параграфе - «Свойства человека как элементы правового уровня системы личности» - исследуется сущность понятия «личность», ее социальная и биологическая обусловленность, а также место правовой подсистемы личности в многоуровневой системе, которой человек является.

Совокупность различных уровней конституирования человека в окружающей среде, в том числе в обществе, а также динамика развития сфер влияния человека на социальную и природную реальность, являются условиями развития новых организационных форм существования человечества. Для того, чтобы определить сущность данных форм и необходимость их отражения в позитивном праве, в работе выявляются качественные характеристики, отражающие усложнение адаптивных способностей человека как вида: «психическое», «биологическое», «социальное», а также обозначаются различия между понятиями «индивид», «человек», «личность», «индивидуальность».

Автор приходит к выводу о том, что сущностью личности нельзя считать исключительно социальное. Личность развивается в результате взаимодействия природных свойств человека и социальной среды. Человек включается в отношения с обществом с момента его рождения, соответственно, с этого момента можно вести речь о личности в праве. Биологическое и социальное в человеке оказывают друг на друга постоянное взаимопреобразовывающее воздействие. Главное при этом - фиксировать не только воздействие социального на природное и, соответственно, преобразование последнего, но учитывать и обратный процесс. Естественное - суть органическая основа социального развития человека, которое ограничено особенностями биологических возможностей конкретного человека. В то же время расширение социально-экономических возможностей модифицирует и трансформирует процесс осознания человеком своих интересов, а способ их удовлетворения все более приобретает социальный характер, социально оценивается и контролируется.

В личности, как в фокусе, совмещаются биосоциальные качества человеческой природы, которые и дальше детерминируют соответствующий отклик в

18


социальной сфере. Право как универсальное явление социальной жизни сосредоточивает в своих институциональных формах общие представления и требования, которые содержат в себе свойственные каждому человеку представления о правильном - неправильном, добре - зле, справедливом - несправедливом и т.д. В то же время данные представления в результате универсализации становятся предельно абстрактными и обезличенными.

Интересы субъекта (их осознание и реализация) взаимообусловлены его свойствами и характеристиками. Проблема человека как относительно самостоятельной системы - это сложное переплетение, сопряжение, субординация его свойств, родовые группы которых определяются по критерию биологических либо социальных характеристик. Система включает ряд последовательно расположенных ее уровней. Как биологическое существо, человек вырабатывает простую поведенческую адаптацию (диспозициональную), свойственную также и животным (низший уровень). На интенциональном (высшем) уровне системы личность становится познаваемой и коммуникабельной посредством ее экстериоризации, в процессе ее объективирования в человеческой деятельности. Функционирование «низших» уровней создает предпосылки для функционирования «высших», в то время как последние, в определенной степени, координируют функционирование «низших». Но такое разделение имеет относительный характер, поскольку сами уровни могут рассматриваться и как определенные элементы, и как отдельные подсистемы.

Человек является сложной, многоуровневой системой, где на ее высшем уровне не могут не создаваться усложненные формы социальной самоорганизации личности. Там, среди социологической, нравственной и других подсистем, можно выделить правовую подсистему личности. Таким образом, система личности имеет полисистемную природу, а правовая подсистема личности выступает как результат иерархической организации данной системы.

Как научная абстракция, личность - это совокупность (система) изменчивых по своему содержанию социально значимых свойств, проявляющихся в конкретных отношениях. В их числе те свойства, которые взаимообусловлены сознанием, волей и деятельностью человека.

Отношения возникают между вещами на основе их свойств. В этом смысле отношение есть следствие (результат) реализации свойства данного объекта в его соотношении с другими объектами. Следовательно, свойство - это потенциальное отношение, а отношение - реализованное свойство. Поэтому на уровне правовой подсистемы теории личности предлагается следующее определение личности: «Личность - это совокупность (система) общих и особенных по своему содержанию юридически релевантных свойств человека, реализующихся в общественных отношениях».

Во втором параграфе - «Правовое поведение и свойства личности» -анализируется связь между действием как основным элементом правового поведения и комплексом биосоциальных свойств личности.

19


Личностное развитие происходит в деятельности, которая отражает особенности человеческой личности. Если деятельность рассматривается как целенаправленная, продуманная активность, которая всегда направлена на достижение сознательно поставленной цели, а структура деятельности включает в себя цель, средство, результат и сам процесс деятельности, то поведение можно представить как более емкое понятие, включающее не только деятельность целесообразного характера, но и те деяния, которые рассматривать в качестве сознательных и волевых нельзя. Правовое значение имеет только то поведение, которое выражено вовне, во внешней физической среде.

Правовое поведение основывается на единичном действии. Оно есть обобщение тех действий, признаки которых предусматриваются нормами права. Именно действие (их совокупность) должно подвергаться анализу на предмет соответствия действующим нормам права.

Специально юридический взгляд на действие (операцию) как элемент правового поведения квалифицирует его, как правило, в качестве явления, зависящего от сознания и воли людей. В зависимости от соответствия действия (операции) предписаниям юридических норм, оно подразделяется на правомерное и неправомерное (противоправное).

Автор придерживается точки зрения, что правовое поведение должно противопоставляться неправовому в том смысле, что последнее следует рассматривать как поведение, не относящееся к юридически релевантному. Именно этот критерий может быть положен в основу классификации явлений на правовые и неправовые. И если юридическая релевантность позволяет рассматривать действия как основания правовых последствий, то для разграничения значения термина «правовое поведение» в зависимости от соответствия действующим нормам права совокупности действий субъекта целесообразно использовать термины «правомерное поведение» и «противоправное поведение». В этом случае юридически значимый характер поведения предполагается, и в то же время в самом термине уточняется социально-правовая характеристика обозначаемого явления.

На основе концепции Т. Парсонса , который обосновывает в качестве исходной единицы анализа не общество, личность и культуру, поскольку это слишком крупные и сложные структуры, а отдельное действие, где сходятся и замыкаются друг на друге воздействия, идущие от общества, культуры и личности, диссертант выделяет признаки основного элемента правового поведения - действия.

Признак социальной значимости правового действия выражается в том, что оно влечет изменения в обществе, государстве, системе правовых отношений. Данный признак может быть конкретизирован путем добавления в его характеристику оценки действия в качестве позитивного (полезного) или нега-

1 Парсонс Т. О структуре социального действия. - М.: Академический Проект, 2000.

20


тивного (вредного) для развития личности, общества и общественных отношений.

Психологический признак правового действия определяется в том, что оно находится под контролем сознания и воли субъекта. Автор подчеркивает, что действие человека может выступать как в качестве сознательного и волевого акта, так и не осознаваться и не сопровождаться процессом волевой регуляции. В то же время данные действия могут порождать юридические последствия. Но отсутствие нахождения поведения под актуальным или потенциальным контролем сознания и воли влечет принципиально иные юридические последствия, которые, как правило, нивелируют обычно предполагаемый смысл совершенного действия.

Юридический признак правовой регламентации действия не означает, что нормы права предусматривают все модели (варианты) правового действия, поскольку это относится лишь ко всем противоправным действиям, признаки которых прямо предусматриваются нормами права. В отношении правомерных действий ситуация иная. Признаки значительной части правомерных действий предусматриваются в нормах права. Однако немалое их количество нормами права не предусматривается. Это в то же время не означает, что данные действия не обеспечиваются средствами юридической защиты. В связи с этим в законодательстве используются термины «законные интересы» и «охраняемые законом интересы». Действия, будучи не предусмотрены нормами права, но соответствуя законным интересам субъекта действия, позволяют говорить об их правовой регламентации. При этом действия регламентируются не напрямую, а опосредованно, субъекты не наделяются конкретными правами, но их действия по реализации своих законных интересов государством в лице своих уполномоченных органов в необходимых случаях защищаются.

Более точно юридический признак отражает характеристика юридической обеспеченности государством любого правового действия. С одной стороны, он позволяет говорить об обеспечении правоохранительной и правоприменительной деятельностью того, что совершение любого противоправного действия повлечет применение мер юридической ответственности к лицам, нарушившим право. С другой стороны, содержание признака предполагает обеспечение правомерных действий экономическими, организационными, правовыми и иными гарантиями, когда правомерная деятельность стимулируется и охраняется.

Большинство правовых действий как форм социального действия объединяет тот момент, что они совершаются на основе свойств человека, обеспечивающих сознательную оценку ситуации и принятие сознательного волевого решения. Другая часть актов поведения порождается неосознанными проявлениями человеческой психики, исключающими возможность их контроля сознанием и волей субъекта. В последнем случае право всё же регулирует поведение других лиц, но нормирует его применительно к связям с теми гражданами, в действиях которых сознательно-волевой момент отсутствует.

21


Свойства человека оказывают воздействие не только на его правовое поведение, но и на саму возможность. Также можно говорить о возможной трансформации, изменении свойств личности как следствии правового поведения, которое, в свою очередь, в будущем окажет влияние на последующие акты поведения. Поведение обусловливается самым разнообразным комплексом биологических и социальных свойств человека, условное обособление которых позволяет всесторонне охарактеризовать личность в праве.

В третьем параграфе - «Социальная обусловленность отражения в праве свойств личности» - рассматриваются факторы, которые обусловливают закрепление в праве свойств человека.

Классический рационалистический индивидуализм XIX века дожил до века XXI, отразившись в ряде кодификаций. Индивидуализм провозглашает своей абсолютной целью человека, но на пути к такой цели конкретный человек нередко сам становится жертвой.

Первым данные вопросы в своих работах начал разрабатывать профессор И.А. Покровский . По мнению ученого, любое прогрессирующее право всегда реализует идею о признании личности во всей совокупности ее конкретных особенностей, даже тогда, когда индивидуальность значительно отклоняется от среднего типа. Если это не вредит другим, индивидуальность заслуживает охраны закона не только типичного или шаблонного, но и оригинального.

Возникает закономерный вопрос: почему же закон оперирует абстрактным понятием субъекта, за которым нередко теряется конкретная человеческая личность, и можно ли право приблизить к человеку, его интересам?

В рамках меновой концепции права Е.Б. Пашуканис приходит к выводу, что постепенно растущее разделение труда и развитие обмена делают стоимость объективной экономической категорией. Эти же условия служат основанием трансформации человека в абстрактного субъекта прав, в юридическую персону, когда способность быть субъектом прав отрывается от индивидуальных свойств личности, перестает быть функцией ее действительной сознательной воли и становится чисто социальным свойством.

Но можно ли в этом случае отразить в праве особенности, индивидуальность конкретного человека, если абстрактность и усредненность любого человека как субъекта права имеет объективный характер?

Если цель законодателя состоит в переводе экономических отношений в юридические принципы равенства, взаимозависимости, эквивалентности, всеобщности и договора , то юридизация индивидуальных свойств человека как субъекта права будет им противоречить. Но так ли это на самом деле?

1 Покровский И.А. Абстрактный и конкретный человек перед лицом гражданского права // Вестник гражданско

го права. - 1913. - № 4; он же. Основные проблемы гражданского права. Изд. 3-е, стереотип. - М.: «Статут»,

2001.-С. 120-131.

2 Пашуканис Е.Б. Общая теория права и марксизм // Избранные произведения по общей теории права и госу

дарства. -М: Наука, 1980. - С. 108.

3 См.: Сырых В.М. Основы материалистического правопонимания // Российский ежегодник теории права. -

2008. - № 1 / Под ред. А.В. Полякова. - СПб., 2009. - С. 99 - 123.

22


Автор констатирует три причины необходимости индивидуализации отношений в зависимости от особенностей личности как их участника и соответственном отражении данных особенностей в праве:

  1. объективное усложнение регулируемых правом общественных отношений, а также изменение интересов личности;
  2. интересы собственника, желающего оградить себя и своих близких от возможных случаев, когда психофизические особенности способны выступить фактором, ухудшающим их имущественное положение;
  3. потребности общества в справедливом разрешении тех отношений, где участвует «слабая» сторона.

Конкретное общественное отношение, а также конкретные качества субъектов в результате правового нормирования соотносятся с абстрактными, достаточно общими моделями. В ряде случаев последние не отражают частный случай общественного отношения и не учитывают конкретные качества человека. Законодательство, в силу присущей ему специфики по регулированию в основном типичных общественных отношений, часто не может с должной степенью дифференциации отвечать потребностям и интересам личности. Решение указанной проблемы диссертант видит в придании свойствам личности юридической значимости.

Субъектов права можно сравнить с неустойчивыми элементами динамической системы. Множество предопределяемых своим интересом возможностей поведения, которые сочетаются со свойствами субъектов права, не позволяет описать их точно. В то же время их характеристика может быть осуществлена с помощью и посредством принципов права и оценочных понятий права.

Указанные обстоятельства приводят диссертанта к выводу, что эффект правового регулирования тем выше, чем больше учет свойств человека, сложившийся по воле законодателя, приближен к уровню учета свойств человека, который сложился стихийно. Последний не может не достичь наибольшей степени эффективности в ходе постоянного принятия (признания) интересов конкретного человека в процессе повседневной жизненной деятельности, когда опытным путем исключается и игнорируется все то, что не соответствует индивидуальности личности, ее интересам. Право, как явление идеальное, таким образом, приближается к условиям действительности, к условиям жизни. В этой связи нормативная фиксация юридически значимого состава свойств и характеристик человека требует соответствующей дефиниции.

Вторая глава - «Историко-правовые основания категории правового состояния личности» - включает три параграфа.

В первом параграфе - «Историко-правовые аспекты исследования человека как субъекта правоотношений» - на историческом материале анализируются сущностные основания признания юридической релевантности за свойствами личности.

Рассматривая исследование юридической релевантности свойств человека, особенно его исторический аспект, автор отмечает недостаточность изучения

23


лишь нормативно-правовых актов. Не позволяет в полной мере познать особенности личности, которым придана юридическая значимость, и правоотношение как абстракция, признаки которой устанавливаются нормой права. Причина этого в том, что данная абстракция, как модель, может совпадать с реальным взаимодействием, но может и не совпадать, поскольку норма права, определяя модель правового отношения, воплощает лишь основные, типические его чер-

1

ты .

Если непосредственными созидателями правовых общественных отношений являются его субъекты, живые люди, которые своими действиями формируют общественные отношения, руководствуясь при этом нормой права, выступающей одним из основных условий возникновения правовых отношений , то исследование юридически значимых свойств человека не может исключать ни норм права, ни реального взаимодействия субъектов. Кроме того, объектом изучения должны быть определены и субъективные права и обязанности, с одной стороны, возникающие на основе норм права, с другой стороны, сами являющиеся основой, моделью действий субъектов. Знания о реальном юридическом взаимодействии субъектов права в некоторых случаях позволяют осуществить достаточно точное ретроспективное восстановление, где известным элементом будет выступать юридически релевантное взаимодействие, неизвестным - модель правоотношения. Двигаясь индуктивным путем дальше, можно ставить задачу определения действовавших норм права и т.д.

Анализируя древнеримское рабство и крепостное состояние крестьян в России, автор приходит к выводу, что действующий, фактический правопорядок признавал за несвободными людьми отдельные элементы правосубъектности, не соответствуя в этом позитивным правовым предписаниям. Причины этого диссертант видит в том, что: 1) требование одинаковой трактовки равных субъектов является способом выражения тезиса, согласно которому право должно иметь рациональную структуру, поскольку различная трактовка одинаковых вещей является иррациональной; 2) объективное наличие у любого человека своих интересов способствует общественному признанию таких интересов, предопределяет появление иных (незаконодательных) юридических (рациональных) форм, закреплению в них такого признания. Существование отмеченных закономерностей может вступать в противоречие с действующим законодательством, однако, проникая сквозь него, они рано или поздно становятся частью правовой действительности.

Если реализация интереса человека начинает осуществляться задолго до его признания и закрепления в нормативных актах, если интерес - лишь синтез тех отношений, возможностей и долженствований человека, в которых последний участвовал, пользовался или обладал ими ранее, то также возможно утверждение о том, что некоторые свойства человека в процессе нормирования были

1 Халфина P.O. Общее учение о правоотношении. - М: Юридическая литература, 1974. - С. 35, 95.

2 Гревцов Ю.И. Проблемы теории правового отношения. - Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1981. - С. 80.

24


утрачены. Свойства субъекта как участника публично-правовых отношений нормируются «сверху», отражаясь в представлениях о структуре власти и вертикальных властеотношениях, в то время как характеристики субъекта как участника частно-правовых отношений несут на себе печать взаимного (сверху и снизу) воздействия. В большинстве случаев первое совпадает со вторым. Частное право, как правило, отражает закономерности соответствующих общественных отношений и интересы субъектов. Исключением из этого правила являются отдельные случаи, когда фактические свойства и характеристики человека, способные оказать воздействие на возможности его участия в частных правовых отношениях, оказываются не отраженными в официальном признании. Тогда возникают предпосылки возникновения ситуации противоречия между интересами конкретного человека и фактом их официального непризнания, когда отсутствуют средства правового обеспечения интересов данного субъекта.

Во втором параграфе - «Правовые состояния граждан в русском дореволюционном праве» - исследуется понимание правовых состояний, сложившееся на основе законодательства и юридической доктрины в Российской империи.

Диссертант констатирует сложность исследования понятия «состояние» в русском праве, что обуславливается использованием различной терминологии: «правовые состояния», «личные правосостояния», «гражданские состояния», «права состояния» и т.д. В некоторых случаях их значение, особенно легальное и доктринальное, не всегда совпадали. Не было предложено (за исключением концепций И.А. Ильина, В.И. Синайского и Л.Л. Гервагена) и обобщающего понятия «правовое состояние».

Применительно к действовавшему законодательству Российской империи категория «состояние» обычно рассматривалась в контексте такого понятия, как «права состояния». Появление и развитие данного понятия было обусловлено разделением населения государства на три группы:

  1. природных обывателей, составляющих городское и сельское население (сословия дворянства, духовенства, городских и сельских обывателей). Традиционное значение категории, обозначаемой термином «сословие», состояло в том, что она объединяла определенные слои общества одинаковым правовым статусом, а также в том, что сословный статус передавался по наследству и имел относительную замкнутость ;
  2. инородцев. Здесь основание ограничения правоспособности лиц имело характер смешанного, национально-религиозного;
  3. иностранцев. Объем прав иностранцев в России был в определенном отношении больше, чем у некоторых российских подданных.

1 См.: Новицкая Т.Е. Правовое регулирование имущественных отношений в России во второй половине XVIII века. -М: Зерцало-М, 2005. - С. 52.

25


Анализ содержания категории «права состояния», в легальном его значении, позволил автору сделать вывод о том, что данным термином обозначались, во-первых, набор прав и обязанностей, во-вторых, способность к обладанию правами и обязанностями. Иными словами, понятие «состояние» характеризовало объем правоспособности и правовой статус лиц данного состояния.

К началу 1917 г. права состояния, с одной стороны, не оказывали того влияния на права и обязанности или возможность их приобретения, которое было характерно для системы законодательства Российской империи XVIII-XIX вв., с другой - полностью своего значения не утратили и в этом отношении не способствовали формированию гражданского общества.

Наряду с легальным значением термин «состояние» использовался для характеристики психофизических свойств человека. В гражданском праве этот термин объединял ряд характеристик человека, которые были способны воздействовать на его юридические возможные или должные действия: сон, болезненный бред, аффект, опьянение, насилие, обман, ошибка и т.д. В русском уголовном праве состояния интерпретировали как различные изменения человеческого организма, при которых человек утрачивает способность к вменению, т.е. как условия и признаки невменяемости.

Общее юридическое значение имели пол, родство и свойство (кровное, духовное и гражданское), физическое нездоровье (слепота, глухота и немота), психическое нездоровье (психическая болезнь и временные психические расстройства), возраст (совершеннолетние - с 21 года, несовершеннолетние - до 21 года, последние делились на малолетних до 14 лет и от 14 до 17 лет и собственно несовершеннолетних - от 17 лет до 21 года).

В третьем параграфе - «Основные теоретические подходы к определению понятия «правовое состояние» - рассматриваются существующие в науке концепции понимания «правовое состояние».

Констатируя недостаточную разработанность проблем правового состояния в целом, автор дает общий обзор существующей научной литературы и группирует имеющиеся подходы к данной категории. Рассматривая работы по общей теории права, диссертант акцентирует внимание на исследованиях М.И. Байтина, В.М. Баранова, в которых категория правового состояния впервые выступила в качестве самостоятельного предмета изучения, а также на трудах А.В. Парфенова и Ю.С. Новиковой, продолживших разработку этой тематики. Особо выделяются концепции Ю.А. Тихомирова и Р.А. Ромашова, предложивших по этому вопросу ряд оригинальных идей.

Подчеркивается значение работ С.А. Комарова и Н.В. Витрука, в которых, наряду с другими вопросами, внимание привлекает разработка категории правового состояния личности, ее место в системе категориального аппарата юридической науки.

Диссертант отмечает перспективность рассмотрения правового состояния личности в качестве предпосылки (условия) прав и обязанностей (следствия),

26


его значения для исследования новых граней механизма правового регулирования (воздействия).

Анализ основных подходов к определению правового состояния диссертант продолжает обзором трудов по отдельным отраслям права.

В трудах по конституционному праву (В.Н. Дурденевский, B.C. Шевцов, СВ. Черниченко, B.C. Основин, В.Г. Стрекозов, О.Е. Кутафин и др.) непосредственным предметом исследований правовое состояние не являлось. В этой связи отмечается, что признаки правового состояния можно выявить в аспекте рассмотрения проблем гражданства. В цивилистических работах правовое состояние исследовалось в аспекте его рассмотрения или как гражданского состояния (С.Н. Братусь, А.А. Ерошенко), или для характеристики гражданского правоотношения и элементов его системы на протяжении всего периода его развития (Л.А. Чеговадзе), или правоспособности и дееспособности (Я.Р. Ве-берс, А.Е. Тарасова). В исследованиях по уголовному праву преимущественно изучаются психические состояния лиц: болезненные (патологические) и неболезненные (без патологических расстройств) состояния психики, которые влияют на уголовную ответственность, назначение наказания и применение других мер уголовно-правового воздействия (И.А. Кудрявцев, Р.И. Михеев, Г.В. Назаренко, О.Д. Ситковская).

Автор приходит к выводу о достаточно сильном плюрализме мнений в отношении трактовки правовых состояний в целом и правовых состояний личности в частности. Синтез концептуальных подходов позволил констатировать существование двух обобщающих значений правовых состояний: 1) как отдельного элемента правовой системы общества и 2) как меры оценки того или иного явления правовой сферы.

Наибольшее распространение получил первый подход. В рамках него правовое состояние определяется как особая разновидность состояния, фиксирующая момент стабильности, устойчивости, покоя в изменении, движении, развитии юридических объектов и субъектов в некоторый момент времени при определенных условиях, отраженная либо объективно существующая в праве. Другие ученые рассматривают правовое состояние в качестве юридического факта или определенного обстоятельства, непосредственно с ним связанного. На этой основе диссертант выдвигает гипотезу, что правовые состояния личности необходимо рассматривать комплексно: как субстанциональное и функциональное правовое явление.

Третья глава - «Понятие правового состояния личности» - состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе - «Субстанциональные признаки правового состояния личности» выделяются признаки правового состояния личности, которые характеризуют первооснову, сущность, вещество данного правового явления -то, из чего оно состоит как реальный факт правовой действительности.

В качестве явлений, имеющих свою систему свойств и, соответственно, различные модификации состояний, могут выступать объекты и субъекты об-

27


щественной жизни. Все их состояния находятся в зависимости от набора и характера учитываемых свойств объекта или субъекта.

Субъекты права обладают социальными и естественными свойствами. Признание человека в качестве субъекта права предопределяет рассмотрение не только его социальных свойств, но и естественных (фактических) свойств, которые получают свое отражение в действующем законодательстве. Существование у людей как субъектов права естественных свойств не может не привнести в право определенную степень личностного элемента. Многообразие и динамизм свойств человека не может не привести к модификации правосубъектности, в проявлениях которой находит отражение факт существования таких свойств. Правовые состояния личности нередко выступают не просто в качестве отдельного свойства, а в виде определенной системы свойств, которая представляется как целостность, части которой взаимосвязаны и взаимозависимы.

С помощью состояния выражается процесс изменения и развития не только свойств личности, но и отношений, способных придать субъекту новые свойства, что, в свою очередь, привносит последующим отношениям определенную специфику.

Фиксацию момента устойчивости в изменении, развитии, движении необходимо проводить не в субъектах, а в их свойствах, поскольку состояние, как «снятая мерка» явлений, в определенный момент их бытия, имманентно содержит в себе момент устойчивости данных свойств и отношений. Правовые состояния, как правило, - это продолжающиеся явления. Однако существуют состояния, у которых фактор длительности не столь явно выражен. Соответственно и юридическое значение они приобретают не всегда в значении длящегося явления. Сущность таких состояний - не периодический «срез» данных свойств и характеристик их носителя на протяжении определенного времени, а одномоментная фиксация их проявления и существования.

Правовое состояние - понятие чисто юридическое. Если право, как социальное явление, в определенной ситуации придает юридическое значение определенным свойствам человека (в т.ч. психофизическим), то наступление предусмотренных нормами права условий трансформирует потенциально юридическое правовое состояние в юридически релевантное правовое состояние. В таком понимании правовое состояние всегда выступает в качестве социального состояния.

Нормы права предусматривают естественные состояния человека посредством отражения их признаков в своих нормативных моделях. Данные состояния могут иметь юридическое значение, и, в этом смысле, они являются естественными потенциально юридическими состояниями. Если они существуют в реальности и в определенной социальной ситуации норма права придает им юридическое значение, то возникновение ситуации модифицирует естественные потенциально юридические правовые состояния в естественные юридически значимые правовые состояния.

28


Что касается состояний, существующих исключительно в правовой сфере, то право их устанавливает и закрепляет, и они реальны лишь в той же мере, в какой реально само право. Поэтому целесообразно их именовать нормативными правовыми состояниями.

Нормативное состояние личности как реальное юридическое свойство и его модель, содержание которой образуют признаки свойства, как правило, совпадают. В то же время, основанием существования нормативных состояний нередко являются их естественные состояния.

Следует различать признаки правового состояния и само правовое состояние. Признаки естественных свойств человека и признаки социальных свойств нормами права устанавливаются. В то же время естественное правовое состояние правом предусматривается, нормативное правовое состояние нормами права устанавливается.

Во втором параграфе - «Функциональная характеристика правового состояния личности» - исследуется проблема отнесения правового состояния к юридическим фактам, взаимосвязи этих явлений с юридическими условиями.

Автор анализирует и группирует предложения, точки зрения и замечания, высказанные в ходе дискуссии о возможности выделения правовых (юридических) состояний в особую группу юридических фактов, а также о критериях их классификации. Он присоединяется к точке зрения исследователей, которые видят юридические факты в качестве предусмотренных нормами права конкретных жизненных обстоятельств, признавая их материально-юридическую природу.

Рассматривая юридические факты в качестве подсистемы более широкой системы фактов (фактического комплекса), соискатель акцентирует внимание на иных обстоятельствах, имеющих правовое значение, обозначенных как нормативные или юридические условия.

Диссертант отмечает, что термин «условие», как обстоятельство, от которого что-либо зависит, может использоваться в двух значениях. Во-первых, как закрепленное в норме права требование к абстрактной модели обстоятельства, которую предложено именовать нормативным условием. Во-вторых, условие как реально существующее обстоятельство, наличие которого необходимо для наступления юридических последствий. Здесь условия отнесены к обстоятельствам, при наличии которых факт реальной действительности в силу норм права становится юридическим фактом. На этой основе предлагается различать юридические условия модификации конкретного жизненного обстоятельства в юридический факт и нормативные условия (признаки) абстрактной модели юридического факта.

В работе указывается на различия условий и предпосылок. Если предпосылка есть предварительное условие чего-либо, а условие - обстоятельство, от которого что-нибудь зависит, то их понимание не может не учитывать тех явлений, с которыми они связаны. Если в качестве условия, обусловливающего наступление правовых последствий, будет выступать юридический факт, то все

29


иные юридически значимые обстоятельства должны иметь значение предпосылок. Если же юридический факт рассматривать в качестве следствия, то роль условий будут играть юридически значимые обстоятельства, которые фактическому обстоятельству придают значение юридического факта. В этом случае значение предпосылки приобретет, например, норма права.

Автор критикует концепцию состава юридического факта, отмечая, что его элементы скорее относятся не к факту реальной действительности, а к нормативно-правовой абстракции. В этой связи отмечается значительный гносеологический потенциал понятий «сложный юридический факт» и «фактический (юридический) состав».

Возможность включения юридических условий в фактический состав ставится в зависимость от предусмотренного нормативной моделью типа структурных отношений между фактическими обстоятельствами, а также теми юридическими последствиями, которые они влекут. Делается вывод, что элементами состава являются не только юридические факты в традиционном их понимании.

Если норма права предусматривает модель, признаки которой построены таким образом, что правовые последствия связываются с одновременным существованием нескольких фактических обстоятельств, то это означает существование сложного юридического факта. В данном случае говорить о фактическом (юридическом) составе нельзя, поскольку каждое в отдельности фактическое обстоятельство не имеет никакого юридического значения. И лишь их наличие в совокупности порождает правовые последствия.

Другая ситуация складывается тогда, когда признаки нормативной модели предусматривают определенный порядок наступления жизненных обстоятельств. Предусмотренная последовательность означает, что ее реализация не является юридически безразличной. Наступление каждого жизненного факта, не порождая правовые последствия, в то же время становится юридически значимым условием. Последний факт реальной действительности в предусмотренном порядке накопления и будет являться юридическим фактом. Здесь в качестве элементов состава выступают юридические условия и юридический факт.

Сложнее дело обстоит с нормативными моделями, которые в различных сочетаниях предусматривают оба указанных принципа построения структурных отношений между фактическими обстоятельствами. Более того, отдельные звенья состава могут строиться с использованием другого принципа - принципа альтернативного накопления, т.е. накопления одного элемента из нескольких возможных. Здесь необходимо учитывать, что некоторые обстоятельства реальной действительности могут выступать и как юридические факты, и как юридические условия. Поэтому квалификацию фактических обстоятельств в качестве юридических фактов или юридических условий необходимо проводить с «оглядкой» на норму права конкретного нормативно-правового акта.

30


Дополнительным критерием, позволяющим различать юридические факты и юридические условия, может выступать юридическая релевантность жизненных обстоятельств.

Проблема юридических последствий разработана в юридической науке относительно слабо. Диссертант солидаризируется с точкой зрения о том, что юридические последствия - это реальный правовой результат наступившего юридического факта , что они являются правовой действительностью. В этом значении они противостоят явлениям, характеризующим лишь возможность создавать реальный правовой результат, быть юридическим условием его наступления.

Исходя из высказанных положений, в диссертации определяются критерии, отличающие юридические факты от юридических условий:

  1. юридические факты влекут наступление юридических последствий непосредственно, напрямую, между ними не существует никаких дополнительных элементов, между юридическими условиями, с одной стороны, и правовыми последствиями - с другой, существует промежуточное звено - юридический факт;
  2. юридические условия должны существовать ко времени наступления юридических фактов или возникнуть вместе с ними, но никак не позже. Юридические факты возникают лишь при наличии юридических условий;
  3. юридический факт порождает лишь данное правовое последствие, условия могут быть юридически релевантными и для других фактических обстоятельств;
  4. потенциал и дальнейшее существование юридических условий не находятся в зависимости от наступления юридического факта. Способность последнего порождать правовые последствия, напротив, обусловливается наличием юридических условий.

Среди прочих явлений в качестве юридических условий выступает и правовое состояние личности, которое не может самостоятельно влечь юридические последствия. Для обозначения его юридической релевантности предлагается использовать термин «юридическая значимость». Его значение проявляется в том, что правовое состояние личности - это обстоятельство, которые в силу норм права есть необходимое условие того, чтобы факты реальной действительности могли влечь юридические последствия. В этом смысле самим фактом своего существования правовое состояние личности создает юридическую возможность наступления правовых последствий, прежде всего возможность возникновения, изменения и прекращения субъективных прав и обязанностей.

В третьем параграфе - «Правовое состояние личности как элемент правовой ситуации» - рассматриваются проблемы воздействия правовых состояний личности на правовую ситуацию.

1 См.: Рожкоеа М.А. Юридические факты гражданского и процессуального права: соглашения о защите прав и процессуальные соглашения. - М.: Статут, 2009. - С. 17.

31


Поскольку правовые состояния не создают реальный правовой результат, а в качестве условия лишь обусловливают возможность его наступления, то разумно рассматривать их в соотношении с достаточно широкой категорией, которая охватывает сферу не только фактического, но и возможного. Такой категорией является понятие «правовая ситуация». Ее многоаспектность и многогранность может способствовать раскрытию новых сторон рассматриваемого явления.

Ситуация, как сочетание условий и обстоятельств, создающих определенную обстановку, положение, может быть социальной. В этом значении она выступает в качестве результата взаимодействия различных элементов социальной структуры в конкретных условиях места и времени.

Определяющим фактором при отнесении социальной ситуации к правовой должен выступать факт того, является ли данная ситуация юридически значимой, а также существует ли юридический механизм ее разрешения (изменения), т.е. может ли она быть условием для использования специальных юридических средств.

С.С. Алексеев видит в правовых ситуациях исходное начало правового регулирования, момент, от которого разворачивается вся многосложная, многоуровневая и многослойная цепь правовых средств, механизмов и процедур. В этом ракурсе правовые ситуации выступают как сложные жизненные обстоятельства, как фактический состав, т.е. определенное соединение юридических фактов . Диссертант полагает, что юридические условия, как и юридические факты, есть необходимые элементы правовой ситуации. Не являясь юридическими фактами, такие обстоятельства в то же время есть необходимое условие для констатации того, что правовая ситуация существует.

Субъект права является основным элементом правовой ситуации. Именно субъект выступает центром притяжения различных обстоятельств, которые в итоге и образуют правовую ситуацию. Также к элементам правовой ситуации следует отнести свойства и поступки субъектов.

Поступок совершается во времени и пространстве, он не только имеет своим условием и целью правовую ситуацию, но сам он фактом совершения в определенный момент создает правовую ситуацию, которая изменяет предшествующую ему и служит основой следующей за ним ситуации.

К элементам ситуации относится и правовое состояние самого субъекта, если оно обусловливает или может обусловить его последующее поведение. Если это обусловлено обстоятельствами конкретной ситуации и предусмотрено нормативной абстракцией, присутствие правовых состояний личности составляет условие механизма образования и условие средств разрешения правовой ситуации. При этом способность свойств быть условиями образования и условиями

1 См. : Алексеев С. С. Право на пороге нового тысячелетия. Некоторые тенденции мирового правового развития -надежда и драма современной эпохи. - М.: «Статут», 2000. - С. 25 - 28; он же. Восхождение к праву. Поиски и решения. 2-е изд., перераб. и доп. - М: Изд-во Норма, 2002. - С. 199 - 202.

32


средства разрешения правовой ситуации напрямую зависит от наличия их у носителя в определенной момент или период времени.

Ценность понятия «правовая ситуация» проявляется в том, что, во-первых, оно позволяет обозначить сформировавшуюся картину юридически значимых элементов социальной ситуации в общем, комплексном виде, где отражение получают обстоятельства, предусматриваемые гипотезами различных норм права. Во-вторых, правовая ситуация отражает набор не представляемых субъектом, а объективно существующих обстоятельств. В этом отношении правовая ситуация позволяет изучать характеристики существующей реальности не «вообще», а на основе систематизации конкретной информации, что позволяет её стандартизировать, хранить и накапливать в виде базы данных. В-третьих, обязательным элементом правовой ситуации является субъект права, а его правовые состояния выступают в качестве условия ее возникновения и (или) разрешения.

В четвертом параграфе - «Правовое состояние личности в системе смежных категорий» - уточняется терминологический аппарат и доказывается самостоятельность понятия правового состояния личности в системе сходных понятий.

Понятие «правовое состояние личности» наиболее близко понятиям «правовой статус личности» и «правовое положение личности», с которыми его нередко отождествляют. С учетом выделенных признаков данных понятий диссертант проводит их разграничение по ряду критериев.

  1. Признавая правовое положение наиболее широким по объему понятием, включающим в себя все явления, характеризующие субъект права, рассматривая правовой статус в качестве основы правового положения, в качестве другого крупного структурного элемента правового положения личности, автор рассматривает правовое состояние. Различие между ними проводится по объему: правовое положение выступает как общее, правовой статус и правовое состояние - как его части.
  2. Признаком правового статуса, который объединяет большинство точек зрения, является включение в него прав, свобод и обязанностей. Поскольку правовое состояние личности - это, прежде всего, естественные или нормативные свойства (характеристики) человека, которые являются условиями существования прав, свобод и обязанностей, правоотношений (общих или конкретных), то содержание данных правовых явлений является критерием, который позволяет выделять правовое состояние личности в качестве элемента правового положения личности. Такой подход достаточно четко определяет границу между рассматриваемыми явлениями, способствует устранению противоречий и смешения понятий, предоставляет возможность внести необходимую определенность в законотворчество.
  3. Правовой статус личности отличает определенная статичность, стабильность, которая выражается в том, что его содержание может меняться по

33


воле законодателя, а не тех субъектов, которые являются носителями правового статуса. Элементами правового статуса являются права, свободы и обязанности, общие для лиц, принадлежащих к определенной социальной группе. Правовое состояние личности характеризует относительный динамизм, изменчивость. Оно, в отличие от правового статуса, как правило, может меняться в зависимости от воли его носителя. Это позволяет говорить о правовом статусе как явлении в большей степени объективном, тогда как в правовом состоянии личности преобладают субъективные черты.

  1. Правовое положение личности есть единство правовой возможности и действительности, где правовой статус личности обозначает сферу возможного, идеального, а правовое состояние - область наличной для человека правовой реальности, охватывающей его свойства (характеристики), опосредованные правом. Конечно, с одной стороны, правовой статус личности можно охарактеризовать как реальность тех возможностей, которые предоставляют права, свободы и обязанности, а правовое состояние личности - в качестве потенциала (возможности), которые существуют в форме правовой реальности. Но, с другой стороны, эти характеристики будут все же производными (вторичными) от субстанциональной (первичной) квалификации указанных явлений в качестве правовой возможности и действительности.
  2. Правовой статус личности не может существовать вне связи с правовым состоянием личности. Последнее выступает в качестве необходимого и обязательного условия (предпосылки) бытия правового статуса, когда посредством сообщения человеку общих и особенных свойств субъект правового статуса индивидуализируется, что создает возможность наделения его правами, свободами и обязанностями. Их диалектическая неразрывная взаимосвязь может быть представлена следующим тезисом: без правового состояния правовой статус личности не возникнет, без правового статуса существование правового состояния личности теряет смысл.

Четвертая глава - «Классификация правовых состояний личности» -включает два параграфа.

В первом параграфе - «Логические основания классификации правовых состояний личности» - определяются методологические основания классификации правовых состояний личности.

Диссертант использует понятие «классификация» в значении процедуры построения классификации, т.е. процесса распределения предметов какого-либо рода на классы согласно определенным признакам. Как процесс создания классификационной схемы, классификация непосредственно связана с двумя логическими операциями: с делением объема понятия и с классифицированием, т.е. упорядочиванием объектов по классам.

Рассматриваются основания и правила процесса построения классификации, ее функции, а также процедура деления понятий. Отмечается, что в правоведении классификация рассматривается преимущественно как формально-юридическое деление правового материала в соответствии с избранным крите-

34


рием на классы (группы, виды), которое отличается относительно устойчивым характером, отражающим в классификационных разделах закономерные связи между исследуемыми явлениями и объектами, имеющими свойство сохранять свою актуальность сравнительно продолжительное время.

Автор рассматривает существующие основания классификации правовых состояний. В частности отмечается, что по критерию субъекта (носителя) правового состояния более корректно выделять не правовое состояние индивидов, граждан или физических лиц, а правовое состояние личности. Дается обзор и характеристика предложенных классификаций правового состояния.

Критикуются предложения о предмете правового регулирования как основании классификации правового состояния личности, а также о выделении общеправовых, межотраслевых и отраслевых видов правового состояния в зависимости от широты их распространенности в правовой сфере. Диссертант приходит к выводу, что большинство правовых состояний являются межотраслевыми. Поэтому более корректно использовать термин не «гражданско-правовые», «административно-правовые» состояния личности и др., а «правовые состояния личности в гражданском, семейном, административном праве» и т.д., имея ввиду определенные особенности свойств личности, которые могут быть релевантны нормам различных отраслей права.

Правила построения классификации находятся в закономерной связи с построением классификации правовых состояний. Трудность научного обоснования классификации правового состояния личности усиливает отсутствие в общей теории права понятия этого сложного правового явления. Констатируется, что следование жестким правилам классификации не может быть осуществлено без наличия готовых, в определенной степени завершенных знаний о предмете классификации. Поэтому даже предварительное вычленение признаков данного правового явления выступает необходимым условием его классификации.

В то же время признается, что развитие знаний о правовом состоянии личности предопределяет изменение и дополнение имеющейся классификации, которую нельзя рассматривать как завершенную, поскольку сама правовая действительность, знания о ней находятся в непрерывном процессе изменения и развития.

В работе подчеркивается, что научную классификацию правовых состояний личности необходимо проводить с учетом двух методологических посылок. Во-первых, классификации следует подвергать все многообразие правовых состояний личности, входящих в содержание понятия. Иными словами, избранные признаки понятия правового состояния личности определяют возможные основания классификации данного явления. Во-вторых, необходимо брать в основание классификации лишь сущностные признаки исследуемой совокупности, которые способны показать богатство форм проявления главных сторон правового состояния личности, а также механизм проявления его сущности в каждой отдельной форме.

35


Во втором параграфе - «Критерии классификации и виды правового состояния личности» - определяются основания классификации и выделяются группы (классы) правовых состояний личности.

Предложенное диссертантом понятие правового состояния личности позволяет использовать его признаки как основу для их классификации.

•  Если правовое состояние личности - это свойство, при этом свойство,

имеющее определенную природу, то дифференциация правового состояния

личности может проводиться по критерию природы происхождения, присущего

личности свойства на естественные и нормативные.

Естественное состояние принадлежит личности независимо от человека, общества, оно существует вследствие действия природных сил. Человек есть продукт природы, и в своем функционировании не может покинуть рамки, обозначенные ею. Естественное в человеке выражается в генах, в морфофизиоло-гических, электрохимических, нервно-мозговых и других процессах его организма (состояния алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, болезненное или утомленное состояние). В то же время человек есть существо социальное. Ему могут принадлежать и определенные нормативные состояния как привнесенные (приписываемые) личности свойства, которые наличествуют только потому, что о нем (по поводу него) существуют объективированные в той или иной норме человеческие представления и установления (инвалидность, нуждаемость в жилых помещениях, нетрудоспособность и т.д.).

Данный критерий позволяет выявить закономерности существования и образования правовых состояний личности, которые проявляются в том, что развитие (изменение, прекращение) правовых состояний, а также возникновение новых происходит по определенным законам, когда нормативные правовые состояния личности аккумулируют в себе, «вбирают» в свое содержание естественные и (или) нормативные правовые состояния личности.

•  С указанной классификацией находится в тесной взаимосвязи другое ос

нование. Если речь идет о правовом состоянии личности, в котором природа

происхождения свойства относится к естественной, то данное правовое состоя

ние не устанавливается, поскольку право не может воздействовать каким-либо

активным образом на состояние здоровья (алкогольное или наркотическое опь

янение, беременность и т.д.), которые существуют объективно и независимо от

права. Нормы права могут лишь предусмотреть естественные состояния граж

данина, посредством отражения их признаков в своих нормативных моделях.

Если же речь идет о правовом состоянии личности, в котором природа проис

хождения свойства относится к нормативной, то данное правовое состояние ус

танавливается, поскольку именно нормами права социальное свойство привно

сится в характеристику личности (например, судимость, признание лица без

вестно отсутствующим, умершим). Поэтому по способу их закрепления разум

но будет делить правовые состояния личности на предусмотренные норматив

ными моделями и установленные нормами права.

36


•  Если правовые состояния личности предусматриваются нормативными

моделями или устанавливаются нормами права, то степень определенности за

крепляемых правом признаков правовых состояний личности может быть не

одинаковой. Поэтому по степени определенности закрепляемых правом при

знаков правовые состояния личности можно разделить на абсолютно опреде

ленные и относительно определенные (оценочные).

Абсолютно определенные правовые состояния личности обладают достаточно точным содержанием и объемом, т.е. отражают выраженные в нормах права исчерпывающие признаки юридически значимых свойств и характеристик человека (правоспособность, дееспособность, судимость, гражданство, состояние алкогольного и наркотического опьянения, родство и т.д.). Признаки, составляющие содержание относительно определенного (оценочного) правового состояния личности, оставаясь теми же по составу, являются эластичными, расплывчатыми, соответственно и правовое состояние является нечетким, относительно неточным (состояние сильного душевного волнения, состояние аффекта, состояния необходимой обороны и крайней необходимости, беззащитное и беспомощное состояние, неспособность понимать значение своих действий и руководить ими, имущественное состояние плательщика государственной пошлины и др.).

  1. Правовое состояние личности характеризует его существование в течение определенного времени. Характеризуя классификацию Ю.С. Новиковой, которая по степени устойчивости делит правовые состояния на постоянные (устойчивые) и непостоянные (неустойчивые) , диссертант подчеркивает, что наименование классов и критерий классификации скорее ориентируют на то, что правовые состояния могут быть: 1) не прекращающиеся, неизменные во все время; 2) нестойкие, изменчивые. Но эти свойства скорее характеризуют бытие правовых состояний в определенный период времени, а не продолжительность существования правовых состояний. Более предпочтительной является классификация М.И. Байтина и В.М. Баранова, которые по времени (продолжительности) функционирования подразделяют правовые состояния на длительные и кратковременные . В диссертации сформулирован вывод, что более корректно делить правовые состояния на долговременные (правоспособность) и кратковременные (временная нетрудоспособность), поскольку в этом случае название классов включает в себя не только единый признак, но и содержит дополнительное указание на характеристику времени.
  2. Правовое состояние личности можно классифицировать по критерию юридической значимости. В целом оно обладает свойствами «текучести», «переливами» и «полифункциональностью» (термины В.П. Казимирчука и В.М. Баранова), которые проявляются в том, что до определенного момента правовое состояние выступает в качестве потенциально юридического. Юридически зна-

1  См. : Новикова Ю. С. Указ. соч. - С. 66 - 67.

2  См.: БайтинМ.К, Баранов В.М. Указ. соч. - С. 54.

37


чимым правовое состояние личности становится при наступлении совокупности необходимых условий, с наличием которых нормы права связывают те или иные юридические эффекты. После этого правовое состояние «возвращается» из юридически значимого в первоначальное, потенциальное, находясь в нем до формирования следующего состава. Поэтому классифицировать правовые состояния личности можно в зависимости от их связи с наступлением совокупности обстоятельств, которые нормы права квалифицируют в качестве юридических фактов и иных юридических условий на потенциально юридические и юридически значимые.

  1. Законодательство может придать свойствам личности юридическое значение относительно возникновения, изменения или прекращения той или иной правовой ситуации. Поэтому можно говорить о классификации правовых состояний личности на образующие правовую ситуацию, изменяющие и прекращающие правовую ситуацию. При этом образование правовой ситуации в то же время означает изменение или прекращение другой правовой ситуации. Поэтому при выделении видов правовых состояний личности следует конкретизировать, относительно какой правовой ситуации они выполняют функцию по ее возникновению, изменению или прекращению.
  2. Характеризуя такие свойства правового состояния личности, как распространенность, широту охвата людей, можно также выделять обычные (массовые), то есть свойственные большинству людей правовые состояния личности (гражданство, правоспособность, дееспособность и т.д.) и необычные (исключительные), которые выступают в качестве относительно немассовых правовых состояний, как изъятие, элиминирование из обычного, нормального положения дел (состояние без гражданства, недееспособность, судимость, неплатежеспособность и т.д.).

Пятая глава - «Общая характеристика правового состояния личности в механизме правового воздействия» - включает в себя три параграфа.

В первом параграфе - «Вопросы соотношения правового регулирования, правового воздействия и их механизмов» - исследуются теоретические подходы к пониманию правового воздействия, его основных элементов, механизма.

Соискатель приходит к выводу, что термин «воздействие», по сравнению с «регулированием», является более широким, он не ограничивается подчинением поведения субъектов определенному порядку, правилам и нормам, а предполагает оказание любого влияния. Поэтому автор солидаризируется с точкой зрения на правовое воздействие как взятого в единстве и многообразии всего процесса влияния права на социальную жизнь, сознание и поведение людей .

Правовое воздействие, как широкое по содержанию понятие, соотносится с категорией правовое регулирование как общее и часть. Сфера правового регу-

1 См.: Теория государства и права: курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. - М: Юристъ, 1997. - С. 622; Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. 2-е изд., перераб. и доп. - М: Юристъ, 2004. - С. 26.

38


лирования, по сравнению с областью правового воздействия, уже. Правовое регулирование не может не регламентировать действия субъектов права как участников общественных отношений. Правовое воздействие способно реализовы-ваться и вне такой регламентации, когда правовые явления не только моделируют определенные политические, экономические и другие отношения, но и оказывают влияние на иные правовые явления.

Правовое регулирование - это воздействие с помощью системы специальных правовых средств, через механизм правового регулирования. Правовое воздействие осуществляется не только посредством специальных правовых средств, которые предусматриваются нормами права, но и при помощи иных правовых явлений, которые непосредственно к механизму правового регулирования не относятся, а служат его своеобразным базой, «фоном» и результатом.

Рассматривая соотношение правового регулирования и правового воздействия в динамике, автор относит правовое регулирование не только к возникшему правоотношению, отличием которого является четкость и определенность прав и обязанностей его субъектов, но и к регламентации статических характеристик субъектов. Правовое воздействие шире, поскольку приводит в действие целую систему вне и около правовых стимулов деятельности.

Автор отмечает, что возможное выделение начала процесса правового воздействия (в отличие от правового регулирования) будет достаточно условным. Он полагает, что в правовом воздействии как процессе влияния всех правовых явлений на социальную жизнь нельзя выделять определенные периоды, ступени его развития (стадии). Более правильно говорить о тех или иных элементах правового воздействия, о направлениях и степени их влияния.

Правовое воздействие есть активизация широкого и не всегда прогнозируемого спектра воздействующих свойств и характеристик правовых явлений. Находясь в одной плоскости, правовые явления активно взаимодействуют, что приводит к неизбежному взаимному изменению. Напротив, для правового регулирования нахождение правовых явлений в одной плоскости дополняется строгой расстановкой этих явлений на разные уровни, что позволяет им не только влиять друг на друга, но и выстраивать стабильные отношения управления и подчинения. Это находит выражение в устойчивых связях, которые образуются между соответствующими явлениями в существующей иерархии «регулирующее - регулируемое».

Подчеркивается необходимость рассмотрения правового регулирования как составной части правового воздействия. Процесс правового регулирования - это одновременно и процесс правового воздействия. Но процесс правового воздействия - это не всегда процесс правового регулирования. Поэтому, правовое воздействие вне регулирования помыслить можно, тогда как правовое регулирование вне воздействия представить нельзя.

Правовое воздействие, охватывающее собой все виды влияния и пути воздействия правовых явлений на действительность, достаточно разнообразно. Наряду со специально-юридическим воздействием, в общем идеологическом

39


воздействии права выделяют два основных канала, по которым оно осуществляется - информационный и ценностно-ориентационный.

Механизм правового воздействия, в отличие от социального механизма действия права, характеризует процесс влияния лишь правовых факторов на иные правовые явления, а также различные сферы общественной жизни, что позволяет в необходимых случаях вычленить и подвергнуть анализу воздействующее правовое явление во взаимосвязи с объектом его воздействия. В то же время это не означает игнорирования исследования влияния экономических, политических и других социальных факторов. В данном случае имеется в виду возможность их последующего анализа применительно к связи с воздействующими правовыми явлениями.

Если верно, что предельность, потенциальные возможности правового воздействия необходимо рассчитывать не на внешние поведенческие акты, а на внутреннюю поведенческую структуру, на свойства личности, определяющие ее поведение в целом , то правовые состояния личности в механизме правового воздействия следует рассматривать с точки зрения выделения среди влияющих правовых явлений основных. В этом отношении механизм правового воздействия включает такие основные элементы, как правовые принципы, правосознание, правотворчество, нормативно-правовая основа и правоотношение. Анализ их закономерных связей с правовыми состояниями личности позволяет охарактеризовать последние не только в качестве объекта воздействия, но и как фактор воздействия.

Во втором параграфе - «Правовое состояние личности в общеидеологическом правовом воздействии» - рассматриваются правовые принципы, правосознание и правотворчество в соотношении с правовыми состояниями личности.

I. Автор основывается на исходной посылке о том, что принципы права как руководящие положения выражаются в праве, закрепляются в содержании его норм. Правовые принципы могут быть выражены в принципах права. Однако главное в них то, что по своему содержанию они являются объективными, то есть обусловленными характером общественных отношений, и отражают объективные закономерности общественного развития. Важнейший вопрос их соотношения состоит в степени соответствия принципов права правовым принципам или, другими словами, адекватности отражения в принципах права закономерностей общественного развития.

Для решения этого вопроса в диссертации рассматривается принцип равенства применительно к участникам имущественных отношений. В работе подчеркивается, что формальное равенство субъектов права есть абстрагирование от реально существующего неравенства (экономического, социального и т.д.). Но такое абстрагирование возводить в абсолют нельзя, поскольку в противном случае право превращается в свою противоположность. Так, существу-

1 См.: ОрзихМ.Ф. Личность и право. -М: Юридическая литература, 1975. - С. 49.

40


ют ситуации, когда неравенство функциональных возможностей одного субъекта по сравнению с функциональными возможностями других участников может оказать воздействие на степень удовлетворения интересов. Конкретизация определенных правовых состояний субъектов, влияющих или способных повлиять на определенный и необходимый характер их действий, как исключение из абстрактного равенства сторон, имеет потенциал для обеспечения равенства возможностей. Такая конкретизация не может носить абстрактного характера, а выступает в качестве исключения из общего принципа о равенстве участников имущественных отношений. В этом исключении, как и в самом равенстве как принципе гражданского права, находит свое проявление правовой принцип равенства.

В публичном праве принцип равенства не способен охватывать все случаи дифференциации правовой регламентации в зависимости от социальных или биологических свойств личности. Поэтому правовые состояния личности также выступают средством обеспечения общеправового принципа сочетания стимулирования и ограничения, который ориентирует на обеспечение роли права как особого, государственного регулятора общественных отношений . В данном случае правовые состояния личности выполняют функцию условий использования, с одной стороны, правомочий, дозволений, льгот и т.д., с другой - ограничений, запретов и т.п. как специфических правовых средств, обеспечивающих цели правового регулирования. Данный принцип применяется преимущественно в публично-правовых отношениях, где государство за счет своих материальных ресурсов может восполнить соответствующий эквивалент, который будет использоваться для обеспечения тех отношений, стороной которых является субъект - носитель данных правовых состояний.

Правовые состояния для личности - как их носителя - могут выступать как в положительном, так и отрицательном значении. В одних случаях они являются средством обеспечения предоставления преимуществ, в других - служат целям индивидуализации ответственности, в иных - способствуют выравниванию функциональных возможностей. Этим правовые состояния личности обеспечивают не только позитивное воплощение принципов права, но и отражают объективные закономерности общественного развития.

П. Диссертант акцентирует внимание на правосознании, которое выступает обязательным и ведущим элементом работы механизма правового воздействия. Подчеркивается, что все воздействующие правовые явления так или иначе сходятся к правосознанию как узловому элементу механизма правового воздействия, где правосознание имеет значение условия существования других правовых явлений, ими обуславливается и (или) опосредуется.

Отдельные формы выражения правосознания не могут не отражать правовые состояния личности, поскольку последние в значительной степени касают-

1 См.: БайтинМ.И. Вопросы общей теории государства и права. - Саратов: Изд-во СГАП, 2006. - С. 163.

41


ся самих носителей правосознания. В сознании формируется представления о юридически значимых свойствах, которые способны влиять на степень удовлетворения интересов и потребностей. Поэтому правосознание не может игнорировать возможную зависимость юридических эффектов от существования данных явлений. Правосознание выражает знания, взгляды, идеи, представления, убеждения, настроения, чувства, переживания и оценки субъекта, группы, общества по поводу юридически значимых состояний, которые принадлежат их носителям как участникам общественных отношений.

Ставя вопрос о факторах, которые обусловливают воззрения на правовые состояния личности, автор отмечает марксистскую теорию, рассматривающую правовые воззрения и правовые отношения как порождение производственных отношений. Если пороки сознания и воли человека сказываются отрицательным образом на имущественном положении его или его родственников, это предопределяет соответствующие идеи и представления, а также оценку существующего нормирования. Поэтому практически не обсуждается по существу вопрос о справедливости, разумности или целесообразности юридизации состояний лиц, которые по состоянию здоровья не могут понимать значения своих действий или руководить ими. В этом выражается основанная на существующих экономических отношениях общность взглядов, идей, представлений и убеждений, свойственная практически любому обществу в разное время.

В то же время правосознание есть идейный источник норм права. Развитие общества, динамические изменения всей социальной жизни нередко подготавливают почву для того, что еще до введения новых норм их содержание проникает в индивидуальное, групповое или общественное правосознание. Если позитивное право, регламентирующее юридические характеристики человека, воспринимает сложившееся в обществе правосознание, то вопрос о «правильном и неправильном» впоследствии обычно не поднимается. По крайней мере, до соответствующих изменений самого общества, точнее, тех ценностей, которые разделяются в данном обществе.

Правосознание обладает свойством опережения. По отношению к правовым состояниям личности, это дает возможность видеть связь юридически значимых свойств человека с социально-экономической практикой в перспективе, создавать модель будущего с точки зрения формирующихся тенденций юридической релевантности свойств личности в механизме правового воздействия. В этом смысле вполне вероятно появление новых правовых состояний личности, которые выступят в качестве продукта правосознания современной информационной эпохи.

В то же время правосознание не ограничивается лишь предвидением будущего. Научное предвидение может относиться к тому, что уже существует, но в силу определенных причин пока еще не обнаружено сознанием. Применительно к правовым состояниям личности на правосознание воздействует новая информация относительно свойств, природы и организма человека. Данный процесс вполне закономерен, так как психология, антропология, медицина,

42


биология и другие науки, предметом изучения которых является человек, динамично развиваются, поставляя для общественных наук новые знания.

Также может сложиться ситуация, когда закрепление новых правовых состояний личности или изменение регламентации существующих произойдет вопреки сложившемуся в обществе правосознанию. Речь идет об идеях, функционирующих в группах, обладающих возможностями воздействовать на законотворческий процесс. В реальности такое изменение законодательства представить трудно, поскольку оно постоянно оценивается, домысливается и корректируется с позиций массового правосознания, а также моральных принципов, норм и категорий. И, несмотря на то, что обществу посредством норм права будут навязываться (возможно, небезуспешно) определенные взгляды, идеи, представления и убеждения, окончательное «примирение» правосознания и позитивного права в этом случае скорее всего не наступит. Если же подобное произойдет, то это будет характеризовать не только обновленное правосознание, где человек в иерархии ценностей будет перемещен на более низкую ступень, но и признаки вероятного изменения основ самого общества и государства.

III. Формирование общественного правосознания является условием правотворчества.

Автор считает, что ввиду социально-экономического значения, которое правовые состояния приобретают для каждой личности, их регламентация относится преимущественно к сфере законодательства.

Начальным этапом законотворчества диссертант рассматривает формирование идеи законопроекта. Существует значительная разница между идеей текущего законопроекта по узким, специальным вопросам и идеей законопроекта, направленного на установление, изменение или отмену регламентации правовых состояний личности. Для последних характерна высокая социально-общественная значимость, которая проявляется в необходимости глубокого и всестороннего обоснования предлагаемых законодательных нововведений.

Правовые состояния личности, как правило, есть производные иных состояний личности. Поэтому придание им юридического значения нередко требует «проникновения» в специальные, неюридические сферы знаний о человеке. Это предопределяет необходимость привлечения ученых и специалистов из различных областей знания, сбора и переработки большого количества разнообразной информации. Даже незначительные изменения правовой регламентации правовых состояний личности не могут не требовать прохождения непростого пути от формирования идеи законопроекта, составления его концепции до формирования рабочей группы и создания законопроекта.

При составлении проекта закона правотворческий орган должен решить, при каких реальных свойствах человека как субъекта права его действиям нормами права будет даваться одна оценка, а при каких свойствах - другая. Это вызывает вопрос о том, насколько глубоко законодатель может проникнуть в правовую действительность. Поэтому одной из задач законодателя является

43


выявление существующих теоретических знаний об объективных закономерностях такого явления, как правовое состояние личности и творческое их использование в процессе создания проекта закона.

В системе обеспечения создания законопроекта , предметом регулирования норм которого выступают правовые состояния личности, автор выделяет такие элементы, как правила информационного обеспечения и меры демократической поддержки. Информация относительно регламентации состояний личности должна включать: научные данные о свойствах человека, а также те стороны общественного развития, на которые они могут воздействовать позитивным или негативным образом; имеющиеся научные исследования по этому вопросу; текущую ситуацию правового опосредования состояний личности; результаты мониторинга нормативных актов и определение тех из них, которые затрагивают указанные вопросы; альтернативные проекты, касающиеся регламентации правовых состояний личности; анализ отечественного и зарубежного опыта регламентации правовых состояний личности; прогноз развития общественных отношений, а также степень и мера удовлетворения интересов личности, которые возможны при условии реализации (не реализации) планируемых изменений; результаты анализа общественного мнения по этому вопросу.

Указанные меры обусловлены российской духовной спецификой и самобытными культурными предпосылками, поскольку для русского типа правовой идентификации характерно стремление правосознания вкладывать в явления права собственный социально-этический смысл, стихийно-практический поиск справедливости вне строгой позитивистской юридической формы . В этой связи следует учитывать, что правовые состояния личности выступают в качестве правовых ценностей российского общества, которые отличает определенный консерватизм. Деятельность законодателя по своему характеру является ценно-стно-ориентационной, зависимой от ментальности общества, что предопределяет относительную сложность восприятия им новых идей. Но если правовые состояния личности отражают нравственно-этические и этнокультурные механизмы воспроизводства национальной правовой ментальности, у законопроекта появляется твердая основа для преодоления существующих сомнений. Средством для этого являются меры демократической поддержки соответствующего законопроекта, которые и характеризуют социальную оценку предполагаемых юридических эффектов. Комплекс вышеуказанных обстоятельств лежит в основе осторожности законодателя при рассмотрении возможности новаций в регламентации правовых состояний личности.

Поскольку правовые состояния есть многоаспектное, полифункциональное и многогранное явление, представляется правильным говорить не о создании

1  См.: Общая теория государства и права. Академический курс в 3-х томах. Изд. 2-е, перераб. и доп. / отв. ред.

М.Н. Марченко. Т. 2. - М: ИКД «Зерцало-М», 2002. - С. 265 - 266. (Автор главы -ЮЛ. Тихомиров).

2  См.: Синюков В.Н. Российская правовая система. Введение в общую теорию. 2-е изд., доп. - М.: Норма, 2010.

- С. 660.

44


рекомендаций по закреплению отдельных групп правовых состояний , а о необходимости соблюдения в правотворческой работе указанных условий обеспечения создания законопроекта, которые отражают накопленные данные науки и практики, обеспечивают оптимальное нормативное закрепление моделей правовых состояний сообразно сложившимся общественным отношениям.

В третьем параграфе - «Правовое состояние личности в механизме специально-юридического воздействия» - рассматриваются отдельные виды правовых состояний личности в механизме правового регулирования.

Автор рассматривает правоспособность в качестве первого звена конкретизации предписаний юридических норм, которая в качестве свойства присуща каждому субъекту права, в том числе человеку.

По мнению диссертанта, правоспособность есть качество, свойство, но не право. Она характеризует лицо, способное к правообладанию. Соискатель критикует концепцию динамической правоспособности (М.М. Агарков, В.А. Белов), которую относят или к проявлениям субъективного права, или к осуществлению его правомочий. Сведение правоспособности как качественной неотъемлемой составляющей категории «лицо», через которую человек и становится субъектом права, к суммарной, количественной сущности вводит рассмотрение вопроса в сферу субъективного права. Правоспособность не означает для каждого лица в определенный момент возможность иметь определенные конкретные права и обязанности в зависимости от его взаимоотношений с другими лицами, а означает необходимую предпосылку, общую для любого лица в любой момент времени, иметь те или иные права и обязанности, без наличия которой субъективное право просто не сможет возникнуть.

Определенный юридический факт выступает точным «рубиконом», обусловливающим правовое состояние, которое индивидуализирует личность. Он занимает подчиненное положение по отношению к правоспособности как общей основе, являющейся начальным звеном конкретизации предписаний юридических норм, где определяется круг лиц, которые могут быть субъектами прав и обязанностей. Иными словами, наличию определенных фактов придается юридическое значение по отношению к субъекту лишь при наличии у него качества правоспособности, которое выступает в роли особой разновидности правового состояния.

Субъективное право может возникнуть на основе 1) правоспособности как общем для всех лиц условии и 2) иных правовых состояний как конкретных для лиц условий, необходимых для наступления юридических фактов и правовых последствий. Правоспособность лица - сфера возможного, субъективное право - сфера настоящего. Как предпосылке правообладания правоспособности нельзя противопоставлять субъективное право, так как они - звенья одной цепи. Без первого второе невозможно представить, без второго исчезает смысл первого.

1 См.: Парфенов А.В. К вопросу о формировании технико-юридических правил оформления правовых состояний в действующем российском законодательстве // Юридическая техника. - 2007. - № 1. - С. 105 - 106.

45


Указание на юридический факт как критерий, по которому можно отграничивать правоспособность и субъективное право, особенно те субъективные права, которые относят к содержанию общерегулятивных правоотношений (общей юридической связи), может натолкнуться на возражение, что последние возникают не на основании юридических фактов, а в силу закона. Но если принять во внимание, что юридический факт может порождать не только одно юридическое последствие, а столько, сколько их предусмотрено нормами права, то появление на свет человека можно рассматривать в качестве обстоятельство, которое порождает как возникновение правоспособности, так и возникновение общерегулятивного правоотношения (общую юридическую связь). В силу их значимости право предусматривает, что субъективные права человека, входящие в содержание общерегулятивных правоотношений (общую юридическую связь), возникают сразу с момента рождения, основанием которых являются те же юридические факты. Но они не могут возникнуть без правоспособности, тогда как правоспособность без них существовать может.

Автор приходит к выводу, что понятие «субъект правоотношения» является более узким, чем понятие «субъект права». Если понятие «субъект правоотношения» дает возможность охарактеризовать определенную сторону реального бытия субъекта права — его участие в общественных отношениях, то понятие «субъект права» обозначает состояние в виде лица с органически присущим ему качеством правоспособности - правовое состояние правоспособности.

Правовые состояния личности в своем большинстве относятся к той части механизма правового регулирования, ядром которой является правоотношение и примыкающие к нему элементы (правоспособность и юридические факты).

Насколько можно сравнить юридические факты с «рычажками», приводящие в действие нормы права , настолько возможно правовые состояния сравнить с осью, на которой юридические факты основываются. Правовые состояния выступают в качестве элемента связующего звена 1) между нормой права и субъективными правами и обязанностями и 2) между субъективными правами и обязанностями и их реализацией.

При реализации субъективных прав и обязанностей правовые состояния выражаются в специфике свойств конкретных субъектов действий, которые проявляются в особенностях использования, соблюдения и исполнения права. Это позволяет дать оценку самим фактическим действиям и определить соответствующие им правовые последствия.

Правовые состояния личности в механизме правового регулирования выполняют специфические функции. Но их основная функция - специально-юридическая - состоит в том, что правовые состояния личности выступают условиями, которые в силу норм права обеспечивают юридические последствия за фактами реальной действительности, прежде всего, действиями. Самим фак-

1 См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права. Курс лекций. Т. 1. Основные вопросы общей теории социалистического права // Собрание сочинений. В 10 т. Том 3: Проблемы теории права: Курс лекций. - М: Статут, 2010. -С. 337.

46


том своего существования они создают юридическую возможность наступления правовых последствий. В этом отношении правовые состояния личности выступают как элемент фактической основы наступления юридических фактов, выражающий обусловленность правовых последствий свойствами личности, которым придана юридическая значимость.

Правоспособность реализуется, трансформируется из возможности в действительность через дееспособность, которая «привязана» к возможности действовать . В одних отраслях права существование правоспособности и дееспособности могут не совпадать (гражданское право), в других они проявляются только в единстве (уголовное, избирательное, семейное, трудовое право). В последнем случае можно говорить о правосубъектности личности.

Дееспособность является категорией, которая имеет общетеоретическое значение. Как правовое состояние личности она отражает психофизиологическую готовность человека совершать юридические действия. Оценивая признаки оснований лишения и ограничения дееспособности, автор делает вывод о том, что они выступают в качестве правовых состояний личности, которые не влекут юридических последствий, но являются юридическими условиями наступления юридических фактов - решения суда, которым гражданин ограничивается в дееспособности или признается недееспособным.

Диссертант обосновывает введение такого правового состояния, как расточительство, в качестве основания ограничения дееспособности.

Делается вывод, что социальная значимость правовых состояний личности заключается в том, что их модели являются правовыми средствами охранительного значения. В зависимости от отрасли права они обеспечивают охрану в основном имущественных интересов личности (гражданское и налоговое право), нравственного, физического и духовного развития личности (уголовное и административное право).

В заключении формулируются основные выводы, а также обозначаются перспективы дальнейшего научного анализа проблемы.

Основное содержание диссертационного исследования отражают следующие публикации автора:

Монографии:

1. Груздев В.В. Правовое состояние личности: история, теория, практика: монография [Текст] / Под ред. С.А. Комарова / В.В. Груздев. Кострома: Изд-во КГУ им. Н.А. Некрасова, - 2011. - 476 с. (24,2 п.л.).

(Рецензии: Романовская В.Б. Новое исследование по теории правового состояния личности // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. - 2011. - № 5-6; Сироткин А.Г. К исследованию категории

1 Матузов Н.И., Ушанова Н.В. Возможность и действительность в российской правовой системе. - Саратов: Изд-во СГАП, 2010. - С. 211.

47


«правовое состояние личности» //Юридическая мысль. - 2012. - № 1; Придво-ров Н.А., Трофимов В.В. //Российская юстиция. 2012. № 1).

2.Груздев В.В. Человек и право: исторические, общетеоретические и ци-

вилистические очерки: монография [Текст] / В.В. Груздев. Кострома: Изд-во

КГУ им. Н.А. Некрасова, - 2010. - 463 с. (21,8 п.л.).

(Рецензия: Бибиков А.И. Цель права - человек //Право и политика. - 2011. -№7).

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для публикации результатов диссертационных исследований:

  1. Груздев В.В. Правовые состояния личности в общеидеологическом правовом воздействии [Текст] / В.В. Груздев // Правовая политика и правовая жизнь. -2012. -№ 1. (0,4 п.л.).
  2. Груздев В.В. Человек как субъект правоотношений: некоторые аспекты исторического метода [Текст] / В.В. Груздев // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. - 2011. - № 5-6. (0,7 п.л.).
  3. Груздев В.В. Правовые состояния личности как условия формирования законности: понятие и классификация [Текст] / В.В. Груздев // Российская юстиция. - 2011. - № 9. (0,5 п.л.).
  4. Груздев В.В. Правовое состояние личности в системе смежных категорий [Текст] / В.В. Груздев // Юридическая мысль. - 2011. - № 6. (0,7 п.л.).
  5. Груздев В.В. Юридические факты, юридические условия и правовые состояния в механизме правового регулирования [Текст] /В.В. Груздев // Вестник Академии экономической безопасности МВД России. - 2011. - № 5. (0,8 п.л.).
  6. Груздев В.В. Правовое состояние личности: постановка проблемы [Текст] / В.В. Груздев // Юридическая мысль. - 2011. - № 5. (0,5 п.л.).
  7. Груздев В.В. Субстанциональные признаки правовых состояний личности [Текст] / В.В. Груздев // Российская юстиция. - 2011. - № 4. (0,5 п.л.).
  1. Груздев В.В. Вопросы соотношения правового воздействия и правового регулирования [Текст] /В.В. Груздев // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. - 2011. - № 2. (1,2 п.л.).
  2. Груздев В.В. Основные подходы к исследованию категории «правовое состояние» [Текст] /В.В. Груздев // Академический юридический журнал. -2010. -№4.(0,9 п.л.).
  3. Груздев В.В. Личность и ее свойства в системе правовой ситуации [Текст] / В.В. Груздев // Юридическая мысль. - 2010. - № 4. (0,55 п.л.).
  4. Груздев В.В. Правовые состояния в российском дореволюционном праве [Текст] / В.В. Груздев // Право и политика. - 2010. - № 6. (1,2 п.л.).
  5. Груздев В.В. Свойства человека как элементы правового уровня системы личности [Текст] /В.В. Груздев // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. - 2010. - № 4. (0,8 п.л.).

48


  1. Груздев В.В. Конструкция «положительных» правомочий прав граждан на честь, достоинство и деловую репутацию [Текст] /В.В. Груздев // Закон. -2009.-№12. (0,6п.л.).
  2. Груздев В.В. Равенство и справедливость как условие и критерий эффективности гражданского законодательства [Текст] /В.В. Груздев // Российская юстиция. - 2009. - № 7. (0,9 п.л.).
  3. Груздев В.В. Человек и гражданское право: постановка проблемы исследования [Текст] /В.В. Груздев // Российский юридический журнал. - 2009. -№ 1. (1 п.л.).
  4. Груздев В.В. Категория «равенство» в гражданском праве [Текст] / В.В. Груздев // Журнал российского права. - 2008. - № 2. (0,75 п.л.).
  5. Груздев В.В. Спорные вопросы проекта Закона «О внесении изменения в статью 30 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» [Текст] / В.В. Груздев // Российская юстиция. - 2008. - № 1. (0,35 п.л.).
  6. Груздев В.В. Спорные вопросы соотношения правоспособности и субъективного права [Текст] / В.В. Груздев // Государство и право. - 2008. - № 1.(1 п.л.).
  7. Груздев В.В. Правовой статус как общетеоретическая и цивилистиче-ская проблема [Текст] /В.В. Груздев // Актуальные проблемы российского права. - 2007.-№ 2. (0,4 п.л.).
  8. Груздев В.В. Личные неимущественные права в законодательстве Украины и России [Текст] /В.В. Груздев // Российский юридический журнал. -2007.-№4. (0,6п.л.).
  9. Груздев В.В. Гражданско-правовой статус nasciturus и проблема определения момента возникновения лица [Текст] /В.В. Груздев // Lex Russica (Научные труды Московской государственной юридической академии). - 2007. -№ 4. (0,8 п.л.).
  10. Груздев В.В. Расточительство в гражданском праве: постановка проблемы [Текст] /В.В. Груздев // Журнал российского права. - 2007. - № 3. (0,6 п.л.).
  11. Груздев В.В. К вопросу об основаниях права, лежащих за пределами законодательства [Текст] /В.В. Груздев // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. - 2006. - № 5. (0,4 п.л.).
  12. Груздев В.В. Институт вещных прав и концепция «право на имущественное право» [Текст] /В.В. Груздев // Законодательство и экономика. - 2006. -№ 12. (1,1 п.л.).
  13. Груздев В.В. Явление и смысл вещей в онтологии и феноменологии [Текст] /В.В. Груздев, М.Л. Груздева // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. - 2006. - № 4. (1,2/0,6 п.л.).
  14. Груздев В.В. Личные права на чужие вещи в гражданском праве Российской империи [Текст] /В.В. Груздев // Вестник Самарского государственного экономического университета. Актуальные проблемы правоведения. - 2005. -№3(12). (0,6 п.л.).

49


29.   Груздев В.В. Конструкция вещных прав на жилые помещения членов

и бывших членов семьи собственника [Текст] /В.В. Груздев // Закон. - 2005. -

№ 6. (0,6 п.л.).

Иные публикации:

  1. Груздев В.В. Правовые состояния личности и их социальная обусловленность [Текст] /В.В. Груздев // Правовая система как элемент устойчивого развития субъекта Российской Федерации: матер. Всерос. науч.-практ. конф. (17-18 нояб. 2011 г.). - Сыктывкар: КРАГСиУ, 2011. (0,3 п.л.).
  2. Груздев В.В. К вопросу изучения категории «правовое состояние личности» [Текст] /В.В. Груздев // Человек и право: нормативно-ценностное измерение: матер. V межд. науч.-практ. конф. (7-8 окт. 2011 г.). - Иваново: ИвГУ, 2011. (0,3 п.л.).
  3. Груздев В.В. Право и человек в современном мире [Текст] / В.В. Груздев // Развитие национального законодательства в условиях глобализации: опыт России и стран Азиатско-Тихоокеанского региона: мат. междунар. науч.-практ. конф. (5-6 окт. 2011 г.) -Владивосток, 2011. (0,3 п.л.).
  4. Груздев В.В. Правовые состояния личности в механизме правового воздействия [Текст] /В.В. Груздев // Право и процесс в XXI веке: континентальный опыт и перспективы: сб. науч. ст. / Сиб. федер. ун-т. - Красноярск: СФУ, 2011. (0,6 п.л.).
  5. Груздев В.В. Преемственность в научном знании: опыт разработки категории «правовое состояние» [Текст] /В.В. Груздев // Юридическая техника. -2011.-№5. (1,2п.л.).
  6. Груздев В.В. Правовое состояния личности как проявление доктри-нальной формы реализации правовой политики [Текст] /В.В. Груздев // Правовая политика современной России: формы и средства реализации: сб. ст. межд. научн.-практ. конф. / под ред. А.В. Малько, Р.В. Пузикова - Тамбов: ТГУ им. Г.Р. Державина, 2011. (0,5 п.л.).
  7. Груздев В.В. Понятие правовых состояний личности [Текст] / В.В. Груздев // Инновации в государстве и праве: Матер, междунар. научн.-практ. конф. (Нижний Новгород, 14-15 апреля 2011 г.). - Нижний Новгород: Изд-во ИНГУ им. Н.И. Лобачевского, 2011. (0,4 п.л.).
  8. Груздев В.В. Правовое поведение и свойства личности [Текст] /В.В. Груздев // Принципы права: общетеоретические и отраслевые аспекты: мат. кругл, стола. (Иркутск, 25 марта 2011 г. ). - Иркутск: БГУЭП, 2011. (0,3 п.л.).
  9. Груздев В.В. Правовое состояние и равенство возможностей граждан [Текст] / В.В. Груздев // Гражданское общество в России и за рубежом. - 2011. -№2. (0,45 п.л.).
  10. Груздев В.В. Человек и закон: проблемы взаимодействия [Текст] / В.В. Груздев // Личность, право, власть в современной России: сб. материалов VIII

50


всерос. науч.-практ. конф. (11 дек. 2010 г.). Ч. 1. - Кострома, КГУ им. Н.А. Некрасова, 2011. (0,4 п.л.).

  1. Груздев В.В. Правовые принципы и правовые состояния в механизме правового воздействия [Текст] /В.В. Груздев // Личность, право, власть в современной России: сб. материалов VIII всеросс. науч.-практ. конф. (11 дек. 2010 г.). Ч. 2. - Кострома, КГУ им. Н.А. Некрасова, 2011. (0,5 п.л.).
  2. Груздев В.В. Правовые презумпции и юридически значимые состояния личности [Текст] /В.В. Груздев // Юридическая техника. - 2010. - № 4. (0,6 п.л.).
  3. Груздев В.В. Спорные вопросы теории юридических фактов [Текст] / В.В. Груздев // Традиции и новаторство русской правовой мысли: история и современность (к 100-летию со дня рождения С.А. Муромцева): матер. IV межд. науч.-практ. конф. (30 сент. -2 окт. 2010 г.). -Иваново: ИвГУ, 2009. (1 п.л.).
  4. Груздев В.В. Правовые состояния и обеспечение реализации интересов человека в гражданском праве [Текст] /В.В. Груздев // Конституционные и международно-правовые основы противодействия коррупции в Российской Федерации: новое законодательство и проблемы его применения: сб. мат. VII всерос. науч.-практ. конф. (11 дек. 2009 г.). - Кострома, КГУ им. Н.А. Некрасова, 2010. (0,6 п.л.).
  5. Груздев В.В. Проблемы эффективности гражданского законодательства [Текст] /В.В. Груздев // Защита и охрана материальных и нематериальных благ: публично-правовые и частноправовые аспекты: матер. III межд. науч.-практ. семинара. (Иваново, 25-26 сент. 2009 г.). - Иваново: ИвГУ, 2010. (0,9 п.л.).
  6. Груздев В.В. Правовые состояния и потенциально юридические состояния [Текст] /В.В. Груздев // Правовые отношения в контексте развития современного законодательства и правоприменения: матер, межд. науч.-практ. конф. (Иваново, 3-4 окт. 2008 г.). - Иваново: Иван. гос. ун-т, 2009. (0,5 п.л.).
  7. Груздев В.В. Развитие и формирование института деликтных обязательств [Текст] / В.В. Груздев // Историко-правовой вестник. Вып. 3: Сб. науч. ст. - Тамбов: Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина. 2008. (0,4 п.л.).
  8. Груздев В.В. Конституция - человек - собственность [Текст] / В.В. Груздев // Конституционно-правовые основы регулирования имущественных отношений и защиты имущественных прав: сб. мат. междунар. науч.-практ. конф. (13 дек. 2008 г.). - Кострома, КГУ им. Н.А. Некрасова, 2009. (0,4 п.л.).
  9. Груздев В.В. К вопросу о возникновении физического лица [Текст] / В.В. Груздев // Проблема правосубъектности: современные интерпретации: матер, науч.-практ. конф. (Самара, 29 февр. 2008 г.). Вып. 6. - Самара, Самар. гу-манит. акад., 2008. (0,4 п.л.).
  10. Груздев В.В. Лица в римском и русском праве [Текст] / В.В. Груздев // Бюллетень нотариальной практики. - 2007. - № 6. (0,4 п.л.).

51


  1. Груздев В.В. Проблемы размещения заказов для государственных и муниципальных нужд: экономико-правовой анализ [Текст] /В.В. Груздев, А.С. Кочетов // Госзаказ. - 2007. - № 9. (0,5/0,25 п.л.).
  2. Груздев В.В. Проблемы оснований ограничения дееспособности гражданина или признания его недееспособным [Текст] / Груздев В.В. // Современные проблемы истории и теории государства и права: матер, межд. науч.-теоретич. семинара. (Иваново, 28-29 сент. 2007 г.). - Иваново: Иван. гос. ун-т, 2007. (0,6 п.л.).
  3. Груздев В.В. Гражданское право: сборник тестов [Текст] / В.В. Груздев. Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2007. (1,5 п.л.).
  4. Груздев В.В. Правоспособность в гражданском праве и смежные категории [Текст] /В.В. Груздев // Собственность, право собственности, товарно-денежные отношения: проблемы теории и арбитражной практики. Сб. докл. и тез. выст. на II межд. науч.-практ. конф. (2 марта 2007 г.) - Ростов-на-Дону, СКАГС,2007. (0,5 п.л.).
  5. Груздев В.В. Человек и лицо в праве: вопросы соотношения и движения категорий [Текст] / В.В. Груздев // Историко-правовой вестник: сб. науч. ст. Вып. 2. - Тамбов, Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина. 2007. (1 п.л.).
  6. Груздев В.В. Ограниченные вещные права: проблемы терминологии и систематизации [Текст] /В.В. Груздев // Проблемы правового регулирования экономических отношений на современном этапе: матер, междунар. науч.-практ. конф. (Гродно, 19 мая 2006 г.). - Гродно: ГрГУ им. Я. Купалы, 2007. (0,5 п.л.).
  7. Груздев В.В. Граждане (физические лица) как субъекты гражданского права: текст лекции [Текст] / В.В. Груздев. Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2007. (2,5 п.л.).
  8. Груздев В.В. Понятие «лица» в цивилистике: от римского права к современности [Текст] /В.В. Груздев // Римское частное и публичное право: многовековой опыт развития европейского права. Матер, заседаний IV Междунар. конф. (Москва-Иваново-Суздаль, 25-30 июня 2006.). - Иваново: ИвГУ, 2006. (0,4 п.л.).
  9. Груздев В.В. Защита вещных прав пользования не собственников: теоретические вопросы [Текст] /В.В. Груздев // Правонарушение и юридическая ответственность по российскому, зарубежному, европейскому и международному праву: история, теория и юридическая практика, матер, всеросс. науч.-практ. конф. (Иваново, 29 - 30 сентября 2005 г.) - Иваново, Изд-во ИвГУ, 2006. (0,5 п.л.).
  10. Груздев В.В. Рецензия: A.M. Белякова. Обязательства из причинения вреда в российском праве VII века [Текст] /В.В. Груздев // Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова. - 2006. - № 5. (0,6 п.л.).
  11. Груздев В.В. Конституция РФ и некоторые вопросы ограничения права собственности [Текст] /В.В. Груздев // Конституция России как основа раз-

52


вития российского права: мат. меж. науч. конф. - Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова. 2006. (0,3 п.л.).

  1. Груздев В.В. Вопросы соотношения категорий usus и usus fructus в гражданском праве [Текст] /В.В. Груздев // Древнее право = IVS ANTIQVVM. -2005.-№2. (0,7п.л.).
  2. Груздев В.В. Некоторые проблемы защиты ограниченных вещных прав [Текст] / В.В. Груздев // Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова. - 2005. - № 6. (0,5 п.л.).
  3. Груздев В.В. Имущественные права как объекты гражданских прав: вопросы теории [Текст] /В.В. Груздев // Проблемы правового регулирования экономических отношений на современном этапе: сборник научных статей. -Гродно: ГрГУ, 2005. (0,6 п.л.).
  4. Груздев В.В. Обычай в частном праве (рецензия) [Текст] /В.В. Груздев // Правоведение. - 2005. - № 3. (0,3 п.л.).
  5. Груздев В.В. Догматическое определение места узуфрукта в системе прав на чужую вещь [Текст] /В.В. Груздев // Современные проблемы публично-правового и частно-правового регулирования: теория и практика: матер, ме-ждунар. науч.-практ. конф. Часть П. - Уфа: БашГУ, 2005. (0,4 п.л.).
  6. Груздев В.В. Возникновение и развитие ограниченных вещных прав пользования чужой вещью [Текст] / В.В. Груздев // Иваново-Вознесенский юридический вестник. - 2004. - № 2. (0,7 п.л.).
  7. Груздев В.В. Некоторые проблемы регулирования института сервитутов в проектах Гражданского уложения Российской Империи [Текст] /В.В. Груздев // Актуальные проблемы права: сб. тр. науч. конф. - Кемерово: Кем. гос. ун-т, 2004. (0,5 п.л.).
  8. Груздев В.В. Основания возникновения, прекращения и защиты личных сервитутов в российском дореволюционном праве [Текст] /В.В. Груздев // Вестник науч. трудов Нижнекс. фил-а МГЭИ. Сер. 2. Государство и право. -Нижнекамск, 2004. (0,4 п.л.).
  9. Груздев В.В. Некоторые вопросы защиты права участия частного в русском дореволюционном праве [Текст] /В.В. Груздев // Модернизация политико-правовой системы России: прошлое, настоящее, будущее: мат. всеросс. науч.-практ. конф. -Волгоград: ВолГУ, 2004. (0,4 п.л.).
  10. Груздев В.В. К вопросу о регламентации личных сервитутов в проекте Гражданского уложения Российской Империи [Текст] /В.В. Груздев // Тати-щевские чтения: актуальные проблемы науки и практики»: мат. междунар. науч. конф. Ч. I. - Тольятти: Волжск, ун-т им. В.Н. Татищева, 2004. (0,4 п.л.).
  11. Груздев В.В. Возникновение и развитие сервитутов в Древнем Риме и России [Текст] / В.В. Груздев // Правовед. - Тула, 2004. - № 3-4. (0,6 п.л.).
  12. Груздев В.В. Понятие и виды прав участия частного в выгодах чужого имущества [Текст] /В.В. Груздев // Проблемы теории и юридической практики в России: мат. межд. науч. конф. - Самара: Самар. гос. экон. акад., 2004. (0,4 п.л.).

53


ДЛЯ ЗАМЕТОК

54


Груздев Владислав Владимирович

ТЕОРИЯ ПРАВОВОГО СОСТОЯНИЯ ЛИЧНОСТИ

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора юридических наук

Подписано в печать: «_ »_________ 201_ г.

Формат 60x90 1/16 Бумага офсетная. Объём 2,5 п.л. Тираж 100 экз.

Отпечатано: КГУ им. Н.А. Некрасова, 156961, г. Кострома, ул. 1 Мая, 14.


 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.