WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Идеология либерализма как фактор трансформации российской государственности: теория и практика

Автореферат докторской диссертации

 

 

На правах рукописи

 

 

 

Золотарев Сергей Петрович

 

Идеология либерализма

как фактор трансформации

российской государственности:

теория и практика

 

09.00.11 – социальная философия

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

 

Краснодар – 2012


Диссертация выполнена на кафедре философии и социологии

ФГКОУ ВПО «Краснодарский университет МВД России»

 

Научный консультант –

доктор философских наук, профессор

Нарыков Николай Владимирович

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

Шалин Виктор Викторович;

доктор философских наук, профессор

Курбатов Владимир Иванович;

доктор философских наук, профессор

Сидоров Валерий Григорьевич

Ведущая организация –

Адыгейский государственный                 университет

 

Защита состоится «11» мая 2012 г. в 10 часов 00 минут  на заседании диссертационного совета ДМ 203.017.01 по философским и социологическим наукам при Краснодарском университете МВД России (350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Краснодарского университета МВД России (350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128).

Автореферат разослан «____» _____________2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                 С.Г. Черников

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В настоящее время либерализм как идеология имеет наиболее неоднозначную оценку в современном общественном сознании нашей страны. С одной стороны, либеральная идеология рассматривается как важнейшее достижение мировой социально-философской и теоретико-политической мысли, благодаря которому стали возможны демократия, гражданское общество и правовое государство. С другой стороны, российское общественное мнение возлагает на либерализм большую долю ответственности за крах Российской империи и распад Советского Союза. Поэтому многие российские ученые и политики придерживаются точки зрения, согласно которой либерализм признается явлением западной цивилизации, глубоко чуждым русской культуре и общественной жизни. Вместе с тем, как показывает российская история, чрезмерное усиление диктата охранительной идеологии неминуемо приводит к стагнации социально-экономических и политических процессов в нашей стране. Отсюда можно сделать вывод, что либеральные тенденции в социально-политической практике не только неизбежны, но и жизненно необходимы.

Неоднозначность оценок либерализма в российской общественной мысли прошлого и настоящего приводит к необходимости проведения объективного исследования воздействия данной идеологии на развитие нпшей истории. Такое исследование не может ограничиться простым анализом исторических фактов, но должно вскрыть сущностные характеристики как самой либеральной идеологии, так и социально-экономического и политического состояния российского общества в различные периоды его развития. По этой причине исследование российского либерализма неизбежно должно иметь социально-философский характер. Особенность проведения социально-философского исследования российского либерализма заключается в том, что, стремясь к объективной оценке того или иного явления, оно должно преодолеть ангажированность подходов к его рассмотрению со стороны как других идеологий, так и определенных философских направлений.

Своевременность настоящей диссертационной работы в значительной мере определяется необходимостью поиска пути дальнейшего общественного развития для России, сложностью стоящих перед страной проблем построения правового государства и гражданского общества как основы либерального государства. Сегодня перед отечественной философской наукой поставлена задача изучения особенностей зарождения и формирования либерализма конца ХIХ – начала ХХ в., особых предпосылок и условий появления либерализма в постсоветской России, его взаимосвязей с традициями российского либерализма рубежа ХIХ–ХХ вв., специфики реалий и тенденций его современного развития, отвечающая актуальным общественно-социальным запросам и позволяющая определить степень объективности сегодняшних амбиций социального либерализма и его претензий на власть.

Глубокий всесторонний анализ проблем специфики и эволюции российского либерализма может быть чрезвычайно полезен при проведении фундаментальных государственно-правовых, политических и экономических реформ. Исследование особенностей российского либерализма от его истоков и до сегодняшних дней актуализируется в связи с необходимостью анализа причин сложившейся ситуации в стране и прогнозирования будущего России: будет ли Россия и дальше реформироваться в либеральном направлении и по какому из вариантов – праворадикальному, социал-либеральному или номенклатурному, как будет протекать этот процесс (его длительность, темпы, результативность), и как он скажется на жизни россиян. Изучение накопленного опыта практической деятельности российских либералов открывает возможность философской науке сформулировать четкие ответы на вызовы времени.

Степень разработанности темы исследования. Последние десятилетия ознаменовались появлением большого количества работ классиков отечественного либерализма, исследователей их творчества, рассматривающих как сам круг идей, волновавших русских мыслителей, так и исторический контекст их появления, политическую обстановку, социокультурную атмосферу, духовный климат периода создания этих трудов.

Одной из характерных черт отечественной науки о государстве и праве является все возрастающий интерес ученых к дореволюционной русской государственно-правовой мысли. Обращение к идейному наследию прошлого обусловлено не только необходимостью его познания как исторического феномена, но и современными задачами развития государствоведения. Поэтому в новейших публикациях по теории и истории государства и права делаются ссылки на труды наиболее известных русских государствоведов и правоведов Н.М. Коркунова, Б.А. Кистяковского, Ф.Ф. Кокошкина, Ф.Г. Шершеневича и др. Тем самым признается современная научная значимость теоретических изысканий государствоведов дореволюционной России. Это является лишним подтверждением того, что исследование российского либерального государствоведения начала XX в. имеет не только историческое, но и теоретическое значение, способствующее осмыслению сегодняшней государственно-правовой действительности России.

Большой интерес представляют труды западных исследователей, анализирующих становление российской государственности и, в частности, проблемы возникновения и развития российского либерализма (И. Валлерстайн, Т.Г. Масарик, Р. Пайпс, А. Тойнби, Ш. Эйзенштадт). Можно отметить следующие наиболее яркие оценки российского либерализма в трудах зарубежных исследователей. Так, Дж. Биллингтон рассматривает либералов как наиболее реалистически мыслящую часть русской интеллигенции, а либерализм в целом всегда характеризуется им как прогрессивное явление . С точки зрения американского ученого Т. фон Лауэ, российский либерализм был «иностранного происхождения» и поэтому, как «культурный трансплантат», не мог выжить на чуждой ему почве, а русские либералы не смогли реалистично оценить экономические условия и нужды своей страны .

Наиболее концептуальные и емкие выводы, по мнению соискателя, делают Дж. Путнам и Дж. Циммерман. Дж. Путнам обращается к христианскому социализму Сергея Булгакова и идеалистическому либерализму Павла Новгородцева, сформулировавших «философскую защиту свободы личности» в противовес марксизму и позитивизму, которые, по его убеждению, стремятся полностью подчинить субъективные потребности индивидуума экономическим и социальным нуждам общества . Дж. Циммерман обращает внимание на другой аспект рассматриваемой нами проблемы – генезис российского либерализма – и исследует корни русской либеральной доктрины, начиная с анализа взглядов К.Д. Кавелина, Б.Н. Чичерина, Вл. Соловьева. С его точки зрения, прогрессисты были более типичны для либерализма начала XX в., а сближение между либеральными теоретиками и прогрессистами получило свою основу в их общем убеждении, что для развития России необходима замена старой интеллигенции буржуазным классом западного типа.

По мнению Ш. Галая, в западной историографии существует две основных школы по исследованию российского либерализма: «стабилизационная школа» и школа Л. Хаимсона. Представители «стабилизационной школы» считают, что после 1905 г. в России наличествовали все условия для мирного эволюционного перехода к конституционному строю, однако из-за войны и радикализма левого крыла и центра кадетской партии этот переход не состоялся. Напротив, с точки зрения школы Л. Хаимсона, в России в тот период времени отсутствовала какая-либо возможность мирного разрешения кризиса.

Э. Вишневски считает, что «невысокий уровень культурного развития основной массы населения, слабое гражданское общество, тотальное проникновение государства во все сферы общественной жизни, социальные контрасты привели к тому, что либеральная оппозиция оказалась заложницей двух противоборствующих сил – исторической власти и революции» .

Таким образом, основные положения зарубежной историографии по предмету исследования включают в себя утверждение о том, что либерализм в целом имел интеллигентский характер, выражавший общенациональное развитие России по пути буржуазного прогресса. К причинам краха либерализма зачастую относят как непримиримую позицию кадетов, отказавшихся заключить «разумную сделку» с правительством, апатичность и аполитичность масс, так и экстремизм революционных группировок.

Наконец, некоторые из исследователей вообще не считают либеральную модель возможной для России. Они утверждают, что либералы, обнаружив несостоятельность своей теории при столкновении с революционной действительностью, ответили на это неадекватно, отбросив и саму теорию, и питавшие ее идеи.

В дореволюционной науке проблема либерализма сама по себе не исследовалась и в основном рассматривалась сквозь призму реформ 60-х гг. XIX в. Первыми попытками представить либеральную идеологию как самостоятельный объект исследования, проследить ее развитие и становление являются работы С. Неведенского С.Г. Щегловитова, Р.И. Сементковского, Н.А. Любимова, П.Е. Струве, Д.А. Корсакова, в которых исследовалась деятельность идеологов и апологетов российского либерализма М.Н. Каткова, Б.Н. Чичерина, К.Д. Кавелина и других теоретиков либерального направления общественно-политической и государственно-правовой мысли рассматриваемого периода. Несомненно, особый исследовательский интерес вызывают работы В.А. Маклакова «Власть и общественность на закате старой России», П.Н. Милюкова «Россия и ее кризисы», взгляды которых в вопросах либерального устройства России кардинально противоположны, а также работа В.В. Леонтовича «История либерализма в России. 1762–1914». Для своего времени исследование В.В. Леонтовича являлось, несомненно, важным шагом в попытке подвести определенный итог изучения истории либерализма. Состояние историографии определило и характер исследования, в полной мере отразившего стремление дореволюционных авторов объявлять либеральной мерой всякие шаги самодержавия по смягчению правительственного гнета. В попытках теоретических обобщений В.В. Леонтовича просматривается его полное следование выводам вышеназванной работы В.А. Маклакова, даже в тех случаях, когда ссылки на нее не приводятся.

Также следует отметить труды обобщающего характера, в которых предприняты попытки дать цельную картину генезиса российского либерализма, эволюцию его философии и идеологии в разных временных интервалах. Здесь необходимо отметить работы по истории либерализма под редакцией В.Д. Пустарнакова, исследования И.Д. Осипова «Философия российского либерализма XIX – начала XX века», В.В. Шелохаева «Либеральная модель переустройства России», работы А.С. Айхизера, К.М. Кантора, Б.Г. Капустина, Л.И. Новиковой, И.Н. Сиземской, П.К. Пантина, С.С. Секирского.

Исследуемая в настоящей работе проблема либерального государственного устройства интересовала таких современных авторов, как А.А. Кара-Мурза, С.А. Ланцов, А.С. Панарин, Л.И. Семенникова, И.Л. Солоневич.

Исследовательская литература, посвященная проблеме возрождения либерализма и развития конституционных идей в России в конце XX в., далеко не так многочисленна. Среди ученых, занимающихся этой проблемой, следует назвать А.А. Данилова, В.В. Журавлева, З.М. Зотову, В.В. Рябова, Б.С. Итенберг, Е.И. Хаванова, С.А. Засорина, Н.М. Орлову, В.М. Шевырина, A.M. Салмина, С.Л. Серебрякова и др. Особый интерес представляют работы, в которых дана критическая (в ряде случаев положительная) оценка опыту «второго пришествия» либерализма в Россию, либерального обновления страны после августа 1991 г. Здесь необходимо назвать труды Е.Т. Гайдара, Т.И. Заславской, Б.Г. Капустина и И.М. Клямкина, В.В. Согрина, А.В. Улюкаева, Н.П. Шмелева. Особенно следует отметить фундаментальное исследование коллектива авторов под редакцией А.И. Зевелева, Ю.П. Свириденко, В.В. Шелохаева «Политические партии России: история и современность», в котором наряду с историческим аспектом проблемы развития политических партий в России дается анализ современной многопартийности.

Большого внимания заслуживает издание «Россия – 2009. Современная политическая история (1985–2009 гг.)». Немалый интерес вызывают также и многочисленные статьи по проблемам современного либерализма, становления и развития гражданского общества в России, опубликованные в «Философских исследованиях», «Социально-политическом журнале» и др.

Многие работы фиксируют различные аспекты и проблемы становления российского либерализма конца XX в., обосновывают необходимость смены парадигмы цивилизационного развития, объясняют причины возрастания социально-экономической роли государства и модификацию обогащения его функций. Это исследования Е.И. Башкировой, А.А. Галкина, В.Г. Головина, A.M. Миграняна и др.

Для поиска ответа на вопрос об адекватности либеральных ценностей российскому массовому сознанию необходимым представляется использование данных социологических исследований, проведенных за последние годы, например, Фондом «Общественное мнение», Всероссийским центром изучения общественного мнения. Использование этого материала важно для современного исследователя потому, что «именно такая эмпирическая работа больше всего может дать сегодня для понимания содержания и логики происходящих перемен» . В то же время приходится констатировать тот факт, что единой концепции либерального устройства государственной власти, признаваемой большинством ученого сообщества России, пока не существует, что само по себе создает простор для научного поиска.

Целью работы является исследование трансформационных возможностей идеологии в целом на примере функционирования идеологии либерализма в процессе исторических трансформаций российской государственности. Данная цель достигается путем последовательного решения следующих задач:

  1. определить специфику идеологического сознания и установить его отношение к индивидуальному сознанию и социальной реальности;
  2. выявить достоинства и недостатки основных методологических подходов к исследованию политической идеологии в целом и российского либерализма в частности;
  3. доказать, что исследование российского либерализма возможно  только на основании междисциплинарной  методологии подходов к рассмотрению политической идеологии;
  4. обосновать выбор нового методологического подхода исследования идеологической реальности;
  5. на примере рассмотрения российского либерализма выявить основные этапы применения нового методологического подхода к исследованию идеологического сознания;
  6. показать роль трансформационной функции идеологии либерализма в процессе формирования социальной реальности в целом и российских социально-политических условий в частности;
  7. с помощью социально-онтологического метода выявить основные формы взаимодействия либерального сознания с реалиями российской социально-политической жизни;
  8. на основе социально-онтологического метода выработать сбалансированную точку зрения на природу российского либерализма;
  9. на примере развития российской общественно-политической жизни XVIII–XX вв. раскрыть значение термина «трансформационная функция российского либерализма».

Объектом исследованиявыступает феномен российского либерализма.

Предметом исследования является трансформационная функция либеральной идеологии в условиях российской социально-политической жизни.

Теоретико-методологические основания исследования  составляет интегративная программа развития социального познания, согласно которой философское знание представляет собой неотъемлемую составляющую исследования различных феноменов как социальной жизни, так и общественного сознания. Социально-философским направлением, соответствующим характеру исследуемого предмета, принят социальный реализм, согласно которому общественное сознание является вторичным по отношению к природному бытию и первичным по отношению к индивидуальному сознанию. В рамках данного подхода идеологическое сознание предстает не в качестве отражения, искажающего действительность, и не в качестве практического применения выводов теоретического познания социальной реальности, но в качестве силы, непосредственно участвующей в формировании социальных институтов и социальных отношений.

Данное утверждение социального реализма потребовало создания особого метода, способного продемонстрировать продуцирующую способность политической идеологии. Этот метод в силу своего интереса к проблемам соотношения общественного сознания и социального бытия получил наименование социально-онтологического анализа.

В качестве составных элементов данного метода в диссертационном исследовании были рассмотрены и применены культурно-исторический, формационный и ценностный подходы. Кроме того, на разных этапах проведенного исследования свое применение нашли дескриптивный, компаративный, феноменологический и диалектический методы.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

идеология представлена в качестве самостоятельного феномена общественного сознания, который служит одним из источников формирования социальной реальности и который не сводим ни к отражению, ни к искажению социально-политической жизни;

основные подходы к исследованию политических доктрин: культурно-исторический, формационный и ценностный – рассмотрены в качестве составных частей более общего методологического приема, получившего наименование социально-онтологического анализа идеологического сознания;

доказано, что глубокое исследование российского либерализма становится возможным на основе интеграции выявленных выше методологических подходов;

на основании соответствия познавательных установок метода социально-онтологического анализа и различных аспектов феномена российского либерализма доказано соответствие данного метода выбранному предмету исследования;

на примере рассмотрения российского либерализма установлены и кратко охарактеризованы основные этапы метода социально-онтологического анализа, включающие в себя следующие операции: определение основных видов онтологии, используемых в исследовании политической идеологии; установление связи между ними; критическую проверку различных представлений об исследуемом явлении;

трансформационная функция представлена как важнейшая функция политической идеологии, что подтверждается историей развития российской государственно-общественной жизни;

на основе анализа взаимодействия идеологии российского либерализма с реалиями российской социально-политической жизни доказано его в целом позитивное влияние на развитие общества и политической культуры в России;

на основе сопоставления как либеральных доктрин русских и западных мыслителей, так и взаимодействия данной идеологии с социальной реальностью на Западе и в России российский либерализм признан самостоятельным явлением теоретико-политической мысли;

на примере развития российской общественно-политической жизни XVIII–XX вв. раскрыто узкое и широкое значение термина «трансформационная функция российского либерализма».

Положения, выносимые на защиту:

  1. Политическая идеология представляет собой самостоятельный феномен общественного сознания, сущность которого не сводима ни к отражению социальной реальности, как утверждают представители диалектического материализма, ни к социальному заблуждению, как полагают сторонники теории деидеологизации. В самом общем виде политическую идеологию можно определить как ценностно-нормативное мышление, направленное на решение практических задач, возникающих в процессе организации социально-политической жизни. Ценностное мышление, выражая определенное отношение к социальной реальности, исходит из конкретного нравственного социального идеала. Наличие такого идеала приводит к тому, что теоретические конструкты, предлагаемые различными формами ценностно-нормативного мышления, включая политическую идеологию, не совпадают с социальной реальностью. Таким образом, ценностная природа идеологического сознания является главной причиной его автономности по отношению к социальной реальности, которая позволяет ему не столько отражать социально-политическую действительность, сколько участвовать в процессе ее формирования. По этой причине иллюзорность идеологического мышления должна пониматься как неизбежное несовпадение идеального значения и его чувственного выражения, характерное для любых теоретических конструкций.
  2. Важнейшими подходами к изучению политической идеологии в целом следует признать культурно-исторический, формационный и ценностный подходы. Культурно-исторический подход позволяет проследить динамику и логику формирования политических идеологий, выявить специфику восприятия социально-политической системы представителями различных слоев общества в различные эпохи, раскрыть представления о целях развития общества и государства, разделяемые сторонниками важнейших идеологических доктрин. Абсолютизация культурно-исторического подхода в рамках исследования политических идеологий приводит к крайним выводам, к числу которых относятся: релятивизация идеологического сознания, отказ от установления объективных закономерностей исторического развития и невозможность определения идеалов политического устройства. В свою очередь, формационный подход позволяет обнаружить классовую обусловленность идеологического сознания и также установить социальные изменения, происходящие в обществе и способные оказать влияние на эволюцию теоретико-политической мысли. К числу недостатков формационного подхода принадлежат схематизм, приводящий к противоречию между идеологическими конструкциями и социально-политическими реалиями, а также социальный реализм, крайние формы проявления которого нивелируют роль индивида в социально-политическом процессе. Наконец, ценностный подход, рассматривая социальную реальность как результат деятельности общественного сознания, позволяет раскрыть человеческую размеренность социально-политического бытия и обнаружить ценностные ориентиры, нормы, требования и идеалы, которыми руководствуются различные политические идеологии. Главным недостатком ценностного подхода является его стремление рассматривать общество преимущественно в качестве сферы реализации индивидом частных потребностей и интересов, что приведет к потере понимания законосообразности появления, развития, исчезновения политических идеологий. Как несомненные достоинства, так и существенные недостатки основных подходов требуют создания интегративного по своему характеру метода исследования политических идеологий.
  3. Методологическим подходом, способным интегрировать основные результаты исследования идеологии, полученные другими методами, и открыть новые стороны данного явления, следует признать социально-онтологический анализ политического сознания в целом и политических доктрин в частности. Интегративный характер социально-онтологического анализа заключается не только в его способности рассматривать социальные, ценностные и исторические изменения политического сознания в качестве взаимосвязанных аспектов социального бытия, но и в его стремлении дополнить различные теоретические и эмпирические методы познания приемами философской рефлексии. Таким образом, социально-онтологический анализ может быть назван интегративным в силу своей тенденции к соединению эмпирических, теоретических и метатеоретических методов познания, благодаря чему он служит доказательством благотворного взаимодействия науки и философии в социальном познании. Применительно к сознанию российского либерализма социально-онтологический метод позволяет, с одной стороны, выявить место данного явления в структуре российского общественного сознания, а с другой – проследить его воздействие на развитие социально-политической жизни России XVIII–XX вв.
  4. Структура социально-онтологического анализа требует, чтобы предметом применения данного метода служили не обобщенные модели и отношения, но конкретные исторические формы политических идеологий, оказывающие прямое воздействие на социально-политический уклад того или иного общества. Среди многообразия форм политических доктрин наибольший интерес представляют те из них, чья историческая роль выявлена не в полной мере. Одной из таких исторических форм идеологического сознания, нуждающейся в дополнительном исследовании, является российский либерализм. Кроме того, основанием для превращения российского либерализма в предмет социально-онтологического анализа служит неоднозначная роль данной идеологии в эволюционных и революционных изменениях, пережитых российским обществом в XIX–XX вв. Данный вопрос может быть прояснен путем исторического описания удачных и неудачных попыток реализации либеральной программы в условиях российской действительности. При этом значение имеет не только воздействие либерализма на социально-политические процессы, но и те изменения, которые он претерпел в процессе взаимодействия с конкретными социально-историческими условиями. В результате анализа процесса взаимодействия идеологической и социальной онтологии становится возможным, во-первых, установление роли либеральной идеологии в неоднократной смене формационного устройства российского общества в прошлом столетии; во-вторых, определение правомерности тезиса о существовании особой формы либеральной идеологии – российского либерализма; в-третьих, подтверждение или опровержение различных оценок роли либерализма в русской истории.
  5. Применение метода социально-онтологического анализа предполагает последовательное прохождение следующих этапов. На первом этапе применения данного метода характер интерпретации исследуемого явления фиксируется с помощью трех разновидностей онтологии – методологической, идеологической и социальной. В рамках методологической онтологии осуществляется решение вопроса о соотношении социального бытия и социального познания, которым руководствуется исследователь в процессе изучения выбранного предмета. Идеологическая онтология представляет собой систему взглядов на устройство общества исследуемой политической доктрины. Наконец, социальная онтология в узком значении этого термина описывает структуру экономических, политических, культурных и иных отношений, сложившихся в том или ином обществе в конкретный период времени. На втором этапе социально-онтологического анализа устанавливаются отношения между методологической и идеологической онтологиями. Здесь необходимо выяснить не только то, какие взгляды разделяет тот или иной исследователь идеологии, но и какую позицию он занимает по отношению к ней – пропедевтическую, апологетическую, критическую, деструктивную, осмысляющую и т. д. В свою очередь, отношение исследуемого идеологического сознания к окружающему социальному миру в различные эпохи также может принимать разнообразные формы – от стремления его защитить или переустроить до желания его уничтожить. Каким бы объективным ни казалось исследование политической идеологии и ее роли в социальной жизни, оно всегда содержит определенную оценку результатов ее воздействия на общество и человека. Тем самым первичное отношение исследователя к идеологической онтологии находит свое подтверждение в анализе фактов ее исторического развития, благодаря чему третий, эмпирический этап социально-онтологического анализа политической идеологии придает данному социально-философскому методу целостность и завершенность.
  6.  Важнейшей задачей, решаемой социально-онтологическим анализом, является исследование роли политического сознания в целом и политической идеологии в частности в формировании,  поддержании и изменении социальной реальности. Среди различных функций идеологического сознания наибольший интерес представляет трансформационная функция, поскольку именно она позволяет задействовать все три уровня онтологических конструкций, раскрыть внутреннюю логику политических доктрин, их взаимосвязь с социально-политическими установками своего времени и  оценку как обыденным, так и теоретическим сознанием. Востребованность рассмотрения структуры трансформационной функции политической идеологии объясняется кардинальностью производимых ею изменений в социальном укладе жизни, разрушением привычного образа мыслей и зачастую наличием большого числа жертв. По этой причине данную функцию следует признать квинтэссенцией политического сознания, а исследующий ее социально-философский метод – обладающим несомненной познавательной ценностью. Для исследования российского либерализма установление важнейшей функции идеологического сознания имеет большое значение, поскольку позволяет ответить на вопросы о его отношении к социальной реальности и характере воздействия на социальные процессы. Несмотря на все обвинения, российский либерализм не является утопией, его следует признать одной из действующих сил процессов модернизации, протекавших в различные эпохи развития российского общества.
  7. Социально-онтологическое определение роли любой политической идеологии в конкретных обществах и в конкретные периоды времени должно осуществляться через призму трех основных измерений социального бытия – формационного, исторического и ценностного. Это означает, что необходимо выяснить отношение исследуемого вида идеологии к сложившейся социально-политической системе. Данное отношение может быть охранительным, реформаторским или революционным. В свою очередь, исторический аспект социального бытия может предстать в политических идеологиях в виде историцистских, релятивистских и конструктивных концепций. Интерпретация субъективного полюса ценностной составляющей общественной жизни может изображаться идеологическими доктринами с помощью идеалов индивидуализма, солидаризма и коллективизма. Содержание доминирующих для той или иной идеологии ценностей, как правило, выражается путем подчеркивания особого значения экономической, политической, правовой, нравственной, культурной или религиозной сторон жизни общества. Постановка социально-онтологических проблем и поиск способов их решения могут быть различными, благодаря чему любая идеология обладает значительным теоретическим потенциалом для коррекции своего содержания, а следовательно, и для стратегии политической борьбы. Таким образом, социально-онтологи-ческий метод на основе анализа процессов взаимодействия идеологии с социально-политическими условиями ее существования способен фиксировать образование, развитие и разрушение ее исторических форм. По отношению к исследованию российского либерализма социально-онтологический метод позволяет установить, что данная идеология всегда была нацелена не на разрушение имеющихся социально-политических условий, а на их постепенное изменение.
  8. В понимании характера российского либерализма следует избегать двух крайних точек зрения. Согласно первой, либеральная идеология представляет собой явление, чуждое русскому духу и русской социально-политической жизни, воздействие которого всегда имело для российского общества негативные последствия. Опровержением данной точки зрения служит существование на всем протяжении российской истории определенных социальных слоев, защищающих либеральные ценности и выступающих за проведение реформ, нацеленных на смягчение государственного контроля за экономической жизнью страны и постепенное привлечение различных социальных сословий, классов и групп к управлению государством. Обвинение в губительности либеральных реформ для российского общества является беспочвенным, поскольку их проведение было, как правило, обусловлено либо военными поражениями страны, либо стагнацией ее внутренней жизни, вызванной доминированием консервативных способов управления. Вторая точка зрения на характер российского либерализма, напротив, провозглашает либеральную идеологию единственно возможной формой нормального политического сознания, к которой пришло подавляющее большинство различных стран и к которой, несмотря на все перипетии исторического развития, стремится и Россия. Абсолютизация либеральной идеологии также не выдерживает критики в силу того обстоятельства, что нормальное развитие общества подразумевает постоянную конкуренцию различных социально-экономических и политических программ, без которой оно не может адекватно отвечать на постоянно меняющиеся вызовы и угрозы. Универсальной же идеологии, способной решать все проблемы, как показывает история, не существует. Отрицание обеих крайностей в понимании природы российского либерализма приводит к признанию его одним из постоянных элементов российской политической системы практически на всем протяжении ее истории.
  9. Термин «трансформационная функция» применительно к русскому либерализму может использоваться в широком и узком значениях. В широком значении трансформационная функция данного вида либерализма сводится к способности путем реализации своей политической программы воздействовать на социально-политическую ситуацию. В узком значении трансформационная функция выражает роль либерализма, которую он играет в общественной жизни нашей страны. Она заключается в реализации программы перехода российского общества из одной социальной формации в другую. В различные исторические периоды эта социальная идея принимала различные формы. Так, в XIX столетии российский либерализм видел свою задачу в переходе от аграрно-политической формации к капиталистической. В ХХ столетии в связи с победой коммунистической идеологии главной его целью становится разрушение индустриально-политической формации и построение социал-капиталистического общества. Таким образом, российский либерализм в отличие от других национальных разновидностей данной политической доктрины можно назвать идеологией общества, находящегося в состоянии трансформации.

Теоретическая и практическая значимость работы. Представленные в диссертации теоретические обобщения и выводы позволяют существенно дополнить уже имеющиеся научные знания об особенностях возникновения и развития идеологии либерализма в России, о влиянии либеральной идеологии на современный социально-правовой и политический процесс. Материалы диссертации, ее основные идеи и положения могут использоваться для дальнейшего исследования и развития теории правового государства и гражданского общества, а также для углубления социально-философского анализа современного процесса формирования этих отношений в Российской Федерации, исследования закономерностей и перспектив развития либерализма в современном обществе. Результаты исследования представляют определенный интерес для преподавателей философии, политологии, социологии, права и истории, в частности при подготовке учебных пособий, рекомендаций, отдельных лекций и спецкурсов.

Апробация работы. Результаты диссертационного исследования заслушивались на кафедре философии и социологии Краснодарского университета МВД России, докладывались и обсуждались на международной научно-практической конференции «Модернизация и перспективы развития современного общества (экономический, социальный, философский, правовой аспект)» (30 июня 2010 г., Саратов); международной научно-практической конференции «Проблемы реализации Российского права в XXI веке: теория и практика» (14 марта 2007 г., Ставрополь); научно-практической конференции «Ставрополь – город межэтнического согласия и межконфессионального диалога» (4–5 декабря 2008 г., Ставрополь); международной научно-практической конференции «Вопросы безопасности России и постсоветского пространства: история и современность» (14 апреля 2011 г., Пенза); международной научной конференции «Актуальные проблемы и инновации в экономике, технике, образовании, информационных технологиях» (3–7 мая 2011 г., Ставрополь, Кисловодск); на межвузовской научной конференции «Социально-философские проблемы государства и права» (Краснодар, 2011).

Основные результаты исследования отражены в 18 научных публикациях общим объемом 46,7 п. л., в том числе в 9 научных статьях, опубликованных в изданиях, входящих в перечень ВАК Минобрнауки России, 4 монографиях, а также в докладах выступлений на научных конференциях.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, девяти параграфов, заключения и библиографии. Общий объем диссертации – 350 страниц.

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, рассматривается степень ее разработанности, определяются объект и предмет, цель и задачи исследования, излагаются теоретическая и методологическая основы анализа, характеризуется новизна работы, формулируются основные положения диссертации, выносимые на защиту, определяется теоретическая и практическая значимость работы, описывается ее апробация, дается общая характеристика публикаций, результатов исследования.

В главе 1 «Теоретико-методологические основания социально-онтологического исследования политического сознания» рассматривается специфика постановки и решения важнейших проблем социально-философского исследования либеральной идеологии в целом и российского либерализма в частности.

В параграфе 1.1 «Политическая идеология как предмет социально-философского познания» отстаивается интегративная программа социального познания. Согласно данной концепции социальная философия рассматривается как важнейшая составляющая социально-гуманитарного знания, без которой невозможно адекватное рассмотрение политического сознанияв целом и политической идеологии в частности. Специфика интегративного подхода заключается в объединении объективной, научной и субъективной, философской установок познания к исследованию различных социальных предметов, процессов и явлений. По отношению к изучаемому предмету это требование означает необходимость осмысления эмпирического материала, добываемого научным познанием. Данная задача выполняется только с помощью различных философских концепций, раскрывающих социальные, политические, экономические, культурные и экзистенциальные значения идеологического сознания.

Применение интегративной программы социального познания позволяет выделить социально-философский, политический и социально-психологический уровни политической идеологии. На социально-психологическом уровне выделяются три основных установки сознания, выражающих возможное отношение к власти: охранительная, реформаторская и революционная. На социально-философском уровне данные установки конкретизируются в консервативную, либеральную и социалистическую формы социально-политического мировоззрения, которые на политическом уровне конкретизируются в политические программы. Устанавливая социокультурное значение политической идеологии, интегративная программа социального познания констатирует ее генетическую связь с мифологическим и религиозным сознанием. Благодаря этому удается, с одной стороны, объяснить иллюзорность идеологического сознания, а с другой – рассмотреть его в качестве автономного феномена социальной жизни.

Автономность политической идеологии проявляется в том, что она не просто отражает социальную реальность и не стремится к ее сознательному искажению, но участвует в ее формировании. Продуктивная способность идеологического сознания подтверждается наличием у него интегративной, прогностической, социализирующей и мобилизационной функций. Важнейшей функцией политической идеологии признается трансформационная, поскольку именно с ее помощью идеологическое сознание осуществляет наиболее кардинальные изменения в обществе.

В завершение параграфа подчеркивается, что образ политического сознания, формируемый в рамках общественных наук, является исходной точкой философской рефлексии.

В параграфе 1.2 «Основные методологические подходы к исследованию идеологического сознания» подчеркивается, что реализация интегративной программы социального познания возможна только путем обнаружения и синтеза важнейших социально-философских способов рассмотрения политических идеологий. Только внутренняя консолидация философской методологии позволит эффективно использовать эмпирический и теоретический материал, предоставляемый научным познанием. Важнейшими социально-философскими подходами для исследования идеологического сознания были признаны ценностный, культурно-исторический и формационный. При этом данные подходы были рассмотрены не как средства объективного познания, но как формы самосознания самой политической идеологии. Это означает, что ценностный, культурно-исторический и формационный подходы существуют в тесной связи с важнейшими политическими доктринами – либерализмом, консерватизмом и социализмом – и испытывают на себе их прямое воздействие. Поэтому в данном параграфе сначала дается краткая характеристика того или иного подхода, а затем рассматривается его интерпретация в научных и философских концепциях, связанных с важнейшими политическими доктринами.

Сущность ценностного подхода заключается в поиске ценностно-ориентационного единства той или иной социальной общности, в качестве которой могут выступать нации, государства, различные социальные группы и другие субъекты социально-политической жизни. Интерпретация этого единства зависит как от идеологии, в рамках которой она осуществляется, так и от специфики социально-политических условий, в которых находится ее автор. Использование ценностного подхода рассмотрено на примерах таких социальных мыслителей, как Э. Берк, Г. Алмонд, О. Конт, Т. Адорно, М. Хоркхаймер, Г. Маркузе. В консервативной идеологии ценностный подход, как правило, направлен на обоснование средств поддержания социально-политической системы в равновесии, либеральная традиция применяет его для обоснования прав индивида, а социализм – для критики социально-политической действительности. Главным достоинством ценностного подхода признается то, что он не ограничивается фиксацией объективной стороны социальных предметов, процессов и явлений, но стремится раскрыть их внутреннее содержание. Благодаря этому ему удается зафиксировать эмоциональное отношение к миру, испытываемое как индивидом, так и социальными группами. С другой стороны, главный недостаток данного подхода заключается в его склонности к абсолютизации роли общественного сознания.

При рассмотрении культурно-исторического подхода подчеркивается, что само понятие истории достаточно противоречиво, поскольку допускает акцентирование на изучении как уникальных, так и устойчивых моментов развития общества и культуры. В связи с этим в рамках культурно-исторического подхода находят свое применение историцистские, релятивистские и критические концепции. Разнообразие концепций культурно-исторического подхода позволяет политическим доктринам делать из исторических событий нужные им выводы. Анализ использования культурно-исторического подхода в консервативной, либеральной и социалистической идеологиях осуществлялся на примере учений Н.Я. Данилевского, С. Хантингтона, Р. Арона, Г. Риккерта, К.Р. Поппера, А. Гоуднера. Главной особенностью применения данного метода в консерватизме признается рассмотрение различных социально-политических явлений через призму закономерностей и особенностей развития цивилизаций, благодаря чему сторонникам этой идеологии удается обосновать необходимость сохранения определенного рода традиций, социальных институтов и отношений. Либерализм использует культурно-исторический подход для выявления различных типов социально-политического поведения, благодаря чему исторический процесс получает осмысленный характер без апелляции к универсальным закономерностям развития общества. Данная методология позволяет либеральной идеологии обосновать идею доминирующей роли личности в истории. Наиболее часто применяемой социалистически ориентированными мыслителями разновидностью культурно-исторического подхода был признан институциональный метод, сущность которого заключается в выявлении закономерностей возникновения, развития и смены социальных институтов. Использование институционального метода позволяет социалистической идеологии обосновать примат логики развития социальных общностей над интересами индивидов. Важным достоинством культурно-исторического подхода признается его способность проследить генетические связи между различными социальными предметами, процессами и явлениями.

При рассмотрении специфики формационного подхода к исследованию политической идеологии подчеркивается, что он представляет собой самостоятельный подход, отличный от культурно-исторического, что доказывается его обращенностью к исследованию социальной структуры общества. По этой причине специфика формационного подхода заключается в том, что он рассматривает идеологию в качестве проявления интересов различных социальных групп, классов, слоев и т. д. Другим аргументом в пользу автономного понимания формационного подхода является его применение в различных политических идеологиях. Взаимодействие данного подхода с положениями либерализма, консерватизма и социализма было рассмотрена на примере творчества таких социальных и политических мыслителей, как К. Маркс, А.Г. Франк, И. Валлерстайн, С.В. Соколов, Д. Белл. Главным достоинством формационного подхода признается его способность установить причины изменений в политических доктринах, связанных с изменениями в структуре того или иного общества. В свою очередь, его основным недостатком признается нивелирование роли личности в социально-политических процессах.

В завершение параграфа указывается, что ценностный, культурно-исторический и формационный подходы следует рассматривать как составные части более сложной методологической конструкции, получившей наименование «социально-онтологический анализ политической идеологии».

В параграфе 1.3 «Российский либерализм как предмет социально-онтологического исследования» предпринимается попытка реализации интегративной программы социального познания в области исследования политических доктрин. Важным моментом реализации этой программы признается создание особого метода – социально-онтологического анализа политической идеологии, который, с одной стороны, соединяет ценностный, культурно-исторический и формационный подходы в единое целое, а с другой – использует как теоретические, так и метатеоретические приемы познания. По этой причине за данным методом признается синтетический, интегративный характер.

Специфика социально-онтологического метода заключается в выявлении трех видов онтологии, находящих свое применение в социальном познании, и в установлении связи между ними. В рамках первой, методологической онтологии осуществляется решение так называемого основного вопроса философии, принимающего особое социально-философское звучание. Вторая, идеологическая онтология описывает картину социально-политического мира, формируемую той или иной политической доктриной. Наконец, социальная онтология раскрывает структуру социальных отношений, имеющих место в том или ином обществе. Главной целью социально-онтологического метода является прослеживание воздействия той или иной идеологии на социальную реальность с одновременной фиксацией различных оценок этого воздействия.

Выбор российского либерализма в качестве предмета применения метода социально-онтологического анализа объясняется как наличием противоположных оценок его значения в русской истории, так и усилением его политической роли в наиболее судьбоносные для российского общества периоды развития. В силу данных обстоятельств непосредственным предметом применения данного метода была выбрана трансформационная функция российского либерализма. При этом было зафиксировано два основных значения термина «трансформация». В первом значении речь идет практически о любом воздействии идеологического сознания на социально-политическую ситуацию, а во втором – только о попытках организации той или иной политической силой перехода общества от одного формационного и цивилизационного устройства к другому. В социально-онтологическом подходе термин «трансформационная функция» применительно к русскому либерализму чаще всего используется во втором значении.

В завершение параграфа подчеркивается, что успешное достижение целей и решение задач, стоящих перед социально-онтологическим методом, осуществимо только с помощью привлечения эмпирического материала, предоставляемого историческими и социальными науками.

В главе 2 «Социально-исторические и теоретические условия формирования идеологии российского либерализма» процессы зарождения и развития либеральных идей в России рассматриваются как результат равноправного взаимодействия социального бытия и общественного сознания.

В параграфе 2.1 «Социально-реалистическое объяснение причин зарождения либеральной идеологии в России» рассматриваются исторические, культурные, политические и теоретические предпосылки формирования национальной формы данной политической доктрины. При объяснении причин появления основных элементов либеральной идеологии в российском обществе во второй половине XVIII в. занимается строгая социально-реалистическая позиция, предполагающая последовательное опровержение как социально-идеалистической, так и социально-материалистической интерпретаций данного процесса.

Согласно социально-идеалистическому подходу, разделяемому многими представителями западничества, славянофильства и метафизики всеединства, причину распространения либеральных идей в России следует искать в изменениях, произошедших в сознании российского общества. Наличие в социальном идеализме различных направлений, течений и школ привело к тому, что характер объяснения данного феномена был напрямую связан с характером понимания сущности общественного сознания. В силу этого обстоятельства социально-идеалистическое объяснение причин возникновения российского либерализма может варьироваться от констатации вечных законов развития человеческого духа до апелляции к росту самосознания индивида, требующего предоставления свободы во всех основных областях социальной жизни. В диссертации социально-идеалистическая точка зрения рассматривается на примере учений таких социальных мыслителей, как П.Я. Чаадаев, А.И. Герцен, В.Г. Белинский, Д.И. Писарев, К.Д. Кавелин, Н.К. Михайловский, П.Л. Лавров, а также жизни политических и общественных деятелей второй половины XVIII – первой половины XIX в. И.В. Лопухина, Н.И. Панина, Н.С. Мордвинова, А.Н. Радищева, М.М. Сперанского, В.А. Жуковского и др. Главным недостатком социально-идеалистического подхода к объяснению причин возникновения либерализма на русской почве признается редукция социально-экономических, культурных и политических условий к закономерностям функционирования общечеловеческого или индивидуального сознания. Данная редукция, с одной стороны, отрицает объективность социального мира, служащую важнейшим условием существования общественных наук, а с другой – упрощает ход развития социально-исторического процесса.

В противоположность идеализму социальный материализм утверждает приоритет социального бытия над общественным сознанием, что в объяснении причин возникновения либеральной идеологии на русской почве приводит к редукции данного процесса к социально-экономическим условиям. Данное объяснение представляет собой прямое следствие марксистского учения о приоритете материально-производственного базиса общества над его духовной надстройкой. Различные варианты материалистического объяснения становления российского либерализма рассматриваются на примере трудов Н.В. Плеханова, Ю.О. Мартова, В.И. Ленина, Г.А. Богданова, Л.Д. Троцкого и др., а также работ советских авторов. Важнейшим достоинством материалистического подхода признается обнаружение социальной обусловленности идеального сознания в целом и либерализма в частности. Вместе с тем, необходимо помнить, что наличие социально-экономических предпосылок не означает автоматическое появление того или иного духовного явления. В частности, можно указать на некоторые достаточно развитые азиатские страны, в которых идеи либерализма не получили какого-либо распространения. Главным недостатком материалистического объяснения распространения либерализма в России является игнорирование созидающей способности общественного сознания, его превращение в простое отражение социальной реальности. Данная точка зрения не позволяет обнаружить источник формирования социальных институтов и отношений, в том числе и обеспечивающих функционирование либеральной идеологии и либерального государства.

Занимаемая в диссертационном исследовании реалистическая позиция решения проблемы возникновения российского либерализма исходит из вполне определенной социально-онтологической концепции, признающей равенство социального бытия и общественного сознания. Важнейшим выводом из данного онтологического утверждения служит, с одной стороны, признание общественного сознания в качестве источника формирования социальной реальности, а с другой – признание за последней самостоятельного существования. Субстанциональный статус общественного сознания не означает растворение социальной реальности в нем. Будучи самостоятельным началом, социальная реальность оказывает воздействие на общественное сознание, побуждает его к решению конкретных социальных проблем. Проецируя данную социально-онтологическую схему на историю возникновения российского либерализма, можно утверждать, что он не является заимствованным русским общественным сознанием из западноевропейской культуры. В русской общественной и духовной жизни либеральные идеи всегда имели место, что нашло свое отражение в таких явлениях истории, как Новгородская республика, Русско-Литовское государство, Земские соборы, казачество, церковный раскол, Верховный тайный совет и т. д. По этой причине увлечение некоторых слоев общества в России либеральными идеями следует рассматривать как актуализацию определенных ценностных ориентиров, всегда имевших место в русском общественном сознании. Главным достоинством социально-реалистического подхода в объяснении причин возникновения российского либерализма следует признать его способность выявить главную специфическую черту данного феномена.

 Важнейшей особенностью либеральной идеологии в России следует признать то, что она не рассматривает экономические интересы в качестве приоритетных. Для российского либерализма самым важным являлось отстаивание идеалов духовной свободы и социальной справедливости, тогда как на Западе, особенно в англоязычном мире, свобода рассматривалась как важнейшая предпосылка материального благосостояния. В целом, главной причиной возникновения и развития либерализма в России следует признать реакцию на политический деспотизм. Однако это не значит, что деспотические режимы автоматически порождают либеральную идеологию. В общем, механизм образования либеральной идеологии выглядит следующим образом: чрезмерное усиление государственной власти приводит политическую элиту к пониманию невозможности эффективного управления государства и сохранения своего положения без расширения прав определенных социальных групп и классов, на поддержку которых она могла бы опереться. Одной из первых форм реализации данной политической стратегии является просвещенный абсолютизм. Именно его, а не культурное подражание Западу следует признать главной причиной возникновения либерализма в России.

В завершение параграфа подчеркивается, что этический характер российского либерализма подтверждается не только спецификой социально-исторических условий его возникновения, но и всем ходом его дальнейшего развития.

В параграфе 2.2 «Либеральные основания социально-политической трансформации российского общества во второй половине XIX – начале XX века» указывается, что одной из особенностей либеральной идеологии является ее нацеленность на постепенное изменение социальной жизни, что делает ее привлекательной в глазах представителей различных социальных слоев. В свою очередь, востребованность данной идеологии как значительной частью российского общества, так и частью политической элиты была обусловлена потребностью в коренном изменении всего уклада социально-политической жизни. Важным свидетельством недееспособности консервативной внутренней политики царского режима стало поражение России в Крымской войне, что сделало очевидной необходимость проведения реформ.

С социально-онтологической точки зрения назревавший в российском обществе отказ от таких фундаментальных для русской социально-политической жизни традиций, как крепостное право и самодержавие, означал не что иное, как переход от одного социального уклада к другому. В социальной философии существует несколько подходов к объяснению процессов социальной трансформации. Историцизм предполагает знание законов и целей социально-исторического развития и находит свое выражение как в социальном идеализме, так и в социальном материализме. Конструктивизм, напротив, предлагает принципиально не завершенный образ социального бытия, предполагающий реализацию противоположных по характеру социальных проектов. Признание субстанционального характера общественного сознания наряду с его ограничением конкретными условиями и средствами социального реформирования позволяет признать конструктивизм логическим продолжением социального реализма.

Различные формы историцизма и конструктивизма предлагают свое виденье процессов, происходивших в России в 1861–1917 гг. Так, с точки зрения диалектического материализма развитие социально-политических процессов имело своей целью переход от феодального уклада к капиталистическому и далее – к социализму. В противоположность этому конструктивизм утверждает, что Россия в данный период времени могла реализовать различные сценарии социально-политического развития, т. е. переход от одной формации к другой не был заранее предрешен. Более того, для социального конструктивизма проблематичным является не только установление возможных целей российского общества на рубеже XIX–XX веков, но и определение исходного пункта этого движения. Так, применение понятия «феодализм» к российской социально-политической жизни признается конструктивизмом не совсем удачным. По мнению одного из его представителей С.В. Соколова, в России дореформенного периода имела место так называемая аграрно-политическая формация, которая после 1861 г. могла эволюционировать либо в новую политическую, либо в экономическую, либо в смешанную формацию. К сожалению, российская история пошла по первому сценарию, в результате чего в нашей стране возникла индустриально-политическая формация с характерными для нее тоталитарными методами управления всеми социальными процессами. Предложенная Соколовым схема объяснения процессов, протекавших в российском обществе после отмены крепостного права, представляется более адекватной реальности, нежели материалистическая схема, поскольку она соответствует вариативному характеру исторического процесса.

Помимо направления процесса социальной трансформации, социально-онтологический метод позволяет зафиксировать основную идею, определяющую характер этого процесса. Данная идея, несомненно, носит либеральный характер, о чем свидетельствуют следующие явления социально-политической жизни пореформенной России: расширение прав низших сословий, формирование органов местного самоуправления, выведение суда из прямого подчинения исполнительной власти, автономия университетов, смягчение контроля за печатью и общественной жизнью. Вместе с тем, расширение прав и свобод личности не означало отмены сословного строя и самодержавной формы правления. Знаменитая «половинчатость» реформ 60-х гг. ХIХ в. имела реалистическое объяснение и была связана с неподготовленностью большинства населения империи к участию в гражданской жизни. Следует подчеркнуть, что данное ограничение также имело либеральный характер и было связано с идеей постепенного просвещения широких масс. Либеральная политика власти встретила понимание со стороны высших и средних слоев российского общества, о чем свидетельствует появление после революции 1905 г. политических партий либеральной направленности: кадетов, октябристов, прогрессистов.

Если либеральный характер трансформационных процессов рассматриваемого периода представляется вполне очевидным, то вопрос о крахе либерального эксперимента в России следует признать более сложным. Ответ на него напрямую связан со спецификой российского либерализма. Если для западного либерализма решение проблем частной собственности, в том числе вопроса о земле, служило отправной точкой реформирования социально-политической жизни, то для российского либерализма его разрешение служило конечной целью. В итоге стратегия последовательного реформирования общества потерпела крах, поскольку нашлись политические силы, сумевшие использовать имущественные интересы крестьянства в своих целях. Однако политическое поражение либерализма не означало ошибочности его теоретических построений в целом. Коммунистическая идеология, одержавшая победу в Гражданской войне, смогла удержаться у власти только ценой измены собственным идеалам и возврата к восточному деспотизму. Кроме того, вклады либерализма и коммунизма в развитие социально-политической и культурной жизни России несопоставимы по своей ценности. Именно этим объясняется конечная победа либеральных и демократических идей в России.

В завершение параграфа утверждается, что для социально-онтологического анализа либеральные эксперименты пореформенного периода российской истории интересны тем, что демонстрируют диалектическую связь между социальным бытием и общественным сознанием.

В параграфе 2.3 «Правозащитное движение в СССР и проблема автономности политического сознания» основной тезис социального реализма о несводимости социального бытия и общественного сознания друг к другу доказывается на примере истории развития либеральных идей в условиях тоталитарного общества. Победа большевиков в Гражданской войне и установление тоталитаризма в России привели не только к запрету на распространение либеральных идей, но и к физическому устранению социальных групп, являющихся или способных стать опорой для партий либеральной направленности.

Согласно марксистской теории и другим формам экономического и социального редукционизма политическое сознание представляет собой отражение имеющихся в обществе социально-экономических отношений. Если данный тезис социального материализма верен, то политическая идеология, не имеющая социально-экономической базы в обществе, не могла бы существовать. Однако российский либерализм, несмотря на полную внешнюю изоляцию страны и планомерное искажение ее истории, все-таки продолжил свое существование. Эта новая форма либеральной доктрины, получившая наименование правозащитного движения, не была связана со своими историческими предшественницами, и, вместе с тем, она вполне разделяла их ценностные ориентиры. Возникновение и содержание правозащитной идеологии по своему характеру сопоставимы с процессом зарождения и основными положениями классического российского либерализма.

Так, правозащитное движение возникает как форма протеста против деспотического подавления различных проявлений человеческой свободы. Подобно классическому русскому либерализму, правозащитное движение не имело экономического характера, оно выступало с моральным осуждением власти, не выполнявшей взятые на себя международные обязательства по соблюдению прав человека. Наконец, так же как и либерализм XIX – начала ХХ в., встретило поддержку со стороны интеллигенции. Таким образом, можно констатировать, что либеральная идеология даже в условиях тоталитарного режима сохранилась и осталась верна как своим ценностным ориентирам, так и приемам политической борьбы.

В завершение параграфа указывается, что сохранение элементов либеральной идеологии в СССР обладает как исторической, так и теоретической значимостью. Историческое значение данного факта заключается в установлении преемственности между классическим русским и постсоветским либерализмом, что позволило представителям данной идеологии доказать жизнеспособность и гуманистическую ценность своей политической доктрины. В свою очередь, теоретическое значение правозащитного движения заключается в демонстрации автономности политического сознания от внешних условий своего существования, что позволяет подтвердить истинность социально-реалистического подхода.

В главе 3 «Социально-философский анализ либеральной концепции государственного устройства современной России» отстаивается концепция, согласно которой Российское государство должно развиваться в направлении более успешной защиты субъективных прав отдельных индивидов. С точки зрения либеральной идеологии само функционирование государства оправдано лишь тогда, когда оно служит интересам человека, охране его прав, которые и составляют основу гражданского общества.

В параграфе 3.1 «Либеральная доктрина гражданского общества как основа современного российского неолиберализма» подчеркивается, что именно всеобщее благо является связующим моментом, создающим из простой совокупности частных интересов то, что мы называет гражданским обществом. У конституционных демократов идея гражданского общества органично вытекает из идеи права и правового регулирования.

В работе подробно анализируется либеральное понимание идеи гражданского общества. Обосновывается доктринальное положение о том, что основы прав и свобод личности заложены в принципах и нормах государственной жизни. Утверждается, что только на основе понимания личностью того факта, что общество – это конкретное взаимодействие индивидуальностей, а государство – гарант гражданского мира и свободы личности, политическая форма «свободы в необходимости», воплощенной в правовых отношениях, возможно преодоление антиномии личного и общественного, нравственности и политики. Своеобразие понимания гражданского общества идеологами либерализма, по мнению автора, состоит в том, что для них оно существует только в связи с правом как явлением социальной жизни и правами человека как высшей ценности.

Для анализа гражданского общества как концептуальной модели автор рассматривает его структуру и основы. В либеральной доктрине экономической основой гражданского общества являются частная собственность, многоукладная экономика, рыночные отношения. Лишь при наличии права частной собственности индивид выступает как самостоятельная ценность, имеет право и возможность определять свои интересы и направления деятельности, проявлять инициативу и предприимчивость, являясь свободной и автономной личностью. Следовательно, в экономической сфере структурными элементами гражданского общества являются негосударственные предприятия – акционерные общества, арендные коллективы, кооперативы и другие добровольные объединения граждан в области хозяйственной деятельности, создаваемые для реализации совместных экономических интересов.

Духовной основой функционирования гражданского общества являются свобода мысли и совести, плюрализм мировоззрений и самое главное – цивилизованность, нравственность человека, его политическая и гражданская культура.

Важным элементом либеральной концепции гражданского общества в политической сфере является идея местного самоуправления, которому свойственны относительная независимость как от органов государственной власти, так и от внегосударственных структур, способность осуществлять коллективные акции по защите и достижению своих интересов, отсутствие стремления присваивать себе функции по управлению обществом в целом, готовность действовать в рамках сложившихся гражданских и правовых норм.

Далее в параграфе обосновывается тезис о том, что идея гражданского общества в либеральном ее прочтении может формировать своих новых сторонников только посредством вовлечения людей в процессы осмысления исторического опыта реализации либеральных идей и на этой основе обеспечения их участия в построении новых концептуальных моделей государственного и общественного устройства. Но для того чтобы начать движение в этом направлении, нужны политическая воля, коллективные усилия организованной группы либералов и готовность части общества проявить активность. Вместе с тем, следует отметить, что понятие гражданского общества в России еще не вписано в социокультурный контекст, широкое его употребление еще не свидетельствует о развитии идеи в форме гражданской рациональности.

Одним из важных условий реализации либеральной доктрины гражданского общества, по мнению автора, является высокий уровень развитости системы отношений между гражданами. Соискатель утверждает, что неразвитость системы гражданских отношений на горизонтальном уровне влечет за собой усиление государственной, «вертикальной» власти, а их развитое состояние, напротив, делает сильную властную вертикаль излишней. Общество должно иметь соответствующую социальную структуру, чтобы основываемая им государственность могла быть правовой.

В либеральной доктрине гражданского общества представлен правовой подход, в рамках которого гражданское общество трактуется как субъект частноправового регулирования, способствующий защите и реализации интересов людей. При таком подходе, указывает автор, наиболее ярко выражается субстанциональное начало гражданского общества – социальная свобода как возможность самореализации человека в обществе. Кроме того, либеральная концепция не устраняет из процесса формирования гражданского общества в России государство, напротив, оно должно выступать в роли регулятора и арбитра. Причем не стоит забывать, что это должно быть правовое государство, т. е. ограниченное, как и его граждане (составляющие и гражданское общество), правом.

В заключение параграфа автор подчеркивает мысль о том, что в либеральной доктрине гражданского общества основным предназначением и общества, и государства считаются достижение блага и защита интересов личности, по этой причине русские либералы рассматривали и рассматривают политику и экономику только в совокупности с этикой.

В параграфе 3.2 «Трансформационный потенциал либеральной политической мысли в современной России» проводится анализ условий формирования либерального политического течения в России конца XX в. Автор отмечает тот факт, что, как и в дореволюционной России, появление либеральных политических партий в СССР (1989–1990 гг.), а затем и в постсоветской России (с 1991 г.) было вызвано возможностью отстаивания принципов либерально-демократической модели развития России, необходимостью поиска различных путей выхода страны из глубокого социально-экономического кризиса, когда почти десятилетние попытки реформирования страны в рамках социалистической идеи потерпели крах. Новая элита, пришедшая к власти в 1991 г., пути выхода из кризиса видела в идеологии и практике либерализма.

В параграфе рассматриваются основные этапы и особенности институализации либерального движения. Особенностью генезиса политического либерализма в постсоветской России, по мнению автора, было его формирование в незрелых экономических, социальных, социокультурных условиях, характерных для общества в состоянии трансформации. Все эти предпосылки формировались одновременно с формированием самого либерального политического течения.

Автор доказывает, что полноценные условия формирования социальной базы сильного либерального политического течения в виде развитого предпринимательского слоя и среднего класса не сложились в России до настоящего времени. Это связано с тем, что процесс создания этих условий длителен и требует определенных экономических, правовых, политических, философских, социокультурных изменений, которые в большинстве своем в современной России существуют лишь в потенциале. В среде интеллигенции, которая при определенных условиях могла бы быть источником формирования среднего класса, в результате радикальных экономических реформ идут процессы расслоения и маргинализации, деинтеллектуализации и обнищания.

В параграфе анализируются условия появления либерально-демократических партий «первой волны», которые носили скорее не объективный, социально-экономический, а политико-идеологический характер. К числу таких условий автор относит следующие: отторжение недемократической политической системы, сложившейся в СССР, тоталитарной идеологии; привлекательность либеральной идеологии, продемонстрировавшей к тому времени свою успешность и эффективность на практике в большинстве развитых стран; стремление к свободной жизни с высоким уровнем материального потребления и демократическими принципами, что вполне соответствовало либеральным ценностям.

Отмечается, что отсутствие объективных предпосылок, неразвитость социальной базы зарождающихся либеральных партий, недостаточная артикуляция основных экономических интересов на либеральной платформе предопределили во многом абстрактный характер партийных программ. В основном они содержали набор общедемократических требований (отказ от монополии КПСС на политическую власть и монополии государства на экономическую деятельность, деидеологизация политической, экономической, культурной жизни, децентрализация государственного управления, равенство всех форм собственности, развитие рыночных отношений, становление и развитие гражданского общества, приоритет прав личности перед правами государства) и одновременно предопределяли организационную неустойчивость либеральных партий.

Автор также анализирует и отличительные особенности либеральных партий «второй волны», выделяя наполнение партийных программ конкретным социально-политическим содержанием; уменьшение фактической численности партий и профессионализацию партийной деятельности (формализацию партийных организаций с одновременной кристаллизацией партийной элиты); появление партий, основным предназначением которых стало отстаивание групповых интересов определенных слоев общества.

В завершение параграфа указывается, что в законодательных органах власти как федерального, так и регионального уровня либеральные партии, и ранее не имея влиятельных и прочных позиций, к настоящему времени сильно их ослабили. Данное положение обусловлено незначительностью поддержки либералов в российском обществе, слабостью самих либеральных партий, нелиберальным мировоззрением региональной политической элиты, сложившимся закрытым, корпоративным способом ее формирования.

Все это, по мнению автора, не позволяет задействовать серьезный трансформационный потенциал либеральной идеологии, обратить его на решение злободневных социально-экономических проблем.

В параграфе 3.3 «Влияние либеральной идеологии на характер реформ, проводимых в России постсоветского периода» обосновывается мнение автора о том, что специфика условий формирования идейно-политической доктрины российского либерализма, особенности социальных носителей идей либерализма в постсоветской России оказали определяющее влияние на характер становления российского либерального движения, обусловили его особый характер (систему ценностей, приоритеты, механизмы реализации, конкретные модели). Эти особенности, в свою очередь, оказали значительное воздействие на возможности реализации трансформационного потенциала либеральной идеологии и на сам процесс осуществления либеральных преобразований в России (стратегию и тактику либеральных реформ), его результативность.

Автор акцентирует внимание на том, что целью российского либерального движения первых постсоветских лет были трансформация тоталитарной коммунистической системы в либерально-демократическую, утверждение в России политической, идеологической и экономической свободы. Особенностью же российского либерального проекта являлось, с точки зрения диссертанта, то, что, как и в дореволюционной России, основным субъектом его реализации выступило государство, а не общество в лице либеральных партий. Причины такого развития ситуации, по мнению автора, заключаются в специфике процесса либеральной модернизации России (поворот на либеральный путь развития по волевому решению высшей государственной власти, при несформированности предпосылок и отсутствии зрелых социальных и политических сил, заинтересованных в либеральной модернизации страны).

Далее в параграфе анализируются результаты решения основных проблем в реализации идейно-политической доктрины российского либерализма: становления либеральных политических и экономических институтов; формирования российской модели государственного регулирования экономической и социальной сфер; вывода российской экономики из кризиса, определения сроков, путей и методов реформирования экономической системы; утверждения в России подлинной демократии и ее институтов, строительства эффективной демократической власти, укрепления российской государственности и территориальной целостности, формирования в России правового государства.

Особенностью формирования экономической программы российского либерализма было то, что создавалась она одновременно с осуществлением экономических преобразований в стране и отдельные ее варианты формировались как альтернатива проводившемуся в тот период правительственному экономическому курсу.

Далее в работе анализируются задачи экономической реформы по либеральному проекту: изменение принципов функционирования экономики, ее либерализация (свободное ценообразование, свободный рынок товаров, капиталов, услуг и свобода хозяйственных связей); изменение отношений собственности; изменение принципов функционирования государства в экономике (отказ государства от прямого управления экономикой, переход к регулированию экономики денежно-кредитными и налоговыми инструментами). Речь, таким образом, шла об институциональных преобразованиях и структурной перестройке экономики, открытии внешних рынков в русле либеральной идеологии.

Автор анализирует и причины неудачных результатов российских экономических реформ, относя к их числу следующие: во-первых, это недостаточный учет специфических российских экономических условий, механическое перенесение западных экономических теорий на российскую почву; во-вторых, абсолютизация значения рыночных механизмов для «запуска» и функционирования переходной экономики; в-третьих, недооценка необходимости государственного управления процессом институциональной трансформации; в-четвертых, недооценка значения широких и полноценных институциональных преобразований для эффективного функционирования экономики; в-пятых, технократический подход к решению экономических проблем, игнорирование социальных последствий экономических реформ.

Подробно автором анализируются и особенности политических реформ, и влияние на них либеральной идеологии. Отмечается, что недостаточно демократические, полуавторитарные подходы российского либерализма к организации системы власти в стране были обусловлены особенностями его положения в российском обществе. В условиях отсутствия прочной поддержки общества, слабости социальной базы либералы видели единственную опору в сильной власти (президенте), поэтому считали возможным и необходимым вопреки либерально-демократическим принципам перераспределить максимальное количество властных полномочий в пользу президентской власти. Эти особенности российского либерализма значительно повлияли на процесс либеральной трансформации страны и в конечном итоге привели к дискредитации как демократических властных институтов в глазах общества, так и самой либеральной идеологии.

В заключении подводятся итоги проведенного анализа феномена идеологии либерализма и его трансформационной функции, особенностей ее реализации в постсоветской России, формулируются основные выводы.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

Монографии:

  1. Золотарев С.П., Медведев С.Н. Фуэро Хузго – кодекс феодального права Испании. – Ставрополь: СевКавГТИ, 2002. – 10,4 п. л.
  2. Золотарев С.П. Теоретико-методологическая доктрина либерального государственно-правового учения. – Ставрополь, 2008. – 9,1 п. л.
  3. Золотарев С.П., Гуляк И.И. Историко-философская концепция зарождения и развития либерального учения в период конца XVIII века до начала XXI века. – Ставрополь, 2010. – 9,5 п. л.
  4. Золотарев С.П., Нарыков Н.В., Самойлов С.Ф. Проблемы социально-онтологического исследования политической идеологии (на примере российского либерализма). – Краснодар: КрУ МВД России, 2011. – 9,2 п. л.

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Золотарев С.П. Метатеоретический, парадигмальный характер анализа либеральной идеологии // Общество и право. – 2011. –№ 1. – 0,6 п. л.
  2. Золотарев С.П. Философские основы социального либерализма в управлении обществом // Государственное и муниципальное управление. – 2011. – № 4. – 0,5 п. л.
  3. Золотарев С.П. К вопросу о возможностях синергетической парадигмы познания моделей государственного устройства // Общество и право. – 2011. – № 2. – 0,6 п. л.
  4. Золотарев С.П. Историко-философская ретроспекция в концептуальном осмыслении социально-правовых оснований либерализма // Научные проблемы гуманитарных исследований. – 2011. – № 4. – 0,5 п. л.
  5. Золотарев С.П. К определению сущности культурно-исторического подхода исследования политической идеологии // Общество и право. – 2011. – № 4. – 0,7 п. л.
  6.  Золотарев С.П. Либеральная идея: утопия VS реальность // Социально-гуманитарное знание. – 2011. – № 10. – 0,6 п. л.
  7.  Золотарев С.П. Проблема интеграции права и свободы в современном обществе // Научно-технические ведомости СПбГПУ. – 2011. – № 3. – 0,5 п. л.
  8.  Золотарев С.П. Проблема универсализации либерализма в обществе // Социально-гуманитарное знание. – 2011. – № 10. – 0,7 п. л.
  9.  Золотарев С.П. К проблеме определения специфики социально-философского исследования политической идеологии // Общество и право. – 2011. – № 5. – 0,6 п. л.

Статьи, материалы докладов:

  1.  Золотарев С.П. Развитие идеи конституционного государства в творчестве либеральных государствоведов в конце XIX – начале XX в. // Модернизация и перспективы развития современного общества (экономический, социальный, философский, правовой аспект): материалы междунар. науч.-практ. конф., 30 июня 2010 г. – Саратов: КУБиК, 2010. – 0,6 п. л.
  2.  Золотарев С.П. Либеральные реформы и экономика России в 90-е гг. ХХ столетия // Проблемы реализации российского права в XXI веке: теория и практика: материалы междунар. науч.-практ. конф. Ставропол. филиала Моск. ин-та предпринимательства и права, 14 марта 2007 г. – Ставрополь: Борцов, 2007. – 0,6 п. л.
  3.  Золотарев С.П. Взаимодействие общества и власти в противодействии национальному терроризму // Ставрополь – город межэтнического согласия и межконфессионального диалога: доклады и сообщения науч.-практ. конф., 4–5 дек. 2008 г. – Ставрополь: Экспо-Медиа, 2008. – 0,6 п. л.
  4.  Золотарев С.П. Отражение либерально-гуманистической концепции развития общества в защите идеи правового государства // Вопросы безопасности России и постсоветского пространства: история и современность: материалы междунар. науч.-практ. конф. / МНИЦ ПГСХА. – Пенза: РИО ПГСХА, 2011. – 0,6 п. л.
  5.  Золотарев С.П. Философская категория толерантности как один из аспектов стабилизации гражданского общества // Актуальные проблемы и инновации в экономике, технике, образовании, информационных технологиях: материалы междунар. науч. конф., Ставрополь, Кисловодск, 3–7 мая 2011 г. – Ставрополь, 2011. – 0,8 п. л.

          Подписано в печать 12.12.2011. Усл. печ. л. 2,0.

Тираж 100 экз. Заказ 714.

___________________________________________

Краснодарский университет МВД России.

350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128.

 

 

Billington J.H. The Icon and the Axe. L., 1966.

Laue T. The Prospects of Liberal Democracy in Tsarist Russia // Essays on Russian Liberalism. P. 170–176.

Putnam J.F. Russian Alternatives to Marxism // Christian Socialism and Idealistic Liberalism in the Twentieth century Russia. Knoxville, 1977.

Вишневски Э. Либеральная оппозиция в России накануне I Мировой войны. М., 2004.

Полис. 2005. № 4. С. 43.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.