WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

МЕЖГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕФОРМИРОВАНИЕ МИРОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОРЯДКА И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ РОССИИ

Автореферат докторской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

БАБУРИНА Ольга Николаевна

 

 Межгосударственное реформирование мирового

экономического порядка и

национальные интересы России

Специальность 08.00.14 – Мировая экономика

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

 

 

 

Москва 2012


Диссертационная работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Российский экономический университет им. Г.В.Плеханова» на кафедре «Мировая экономика»

 

Научный консультант

- Заслуженный деятель науки РФ,

 

  член-корреспондент РАН,

 

  доктор экономических наук, профессор,

 

  Хаcбулатов Руслан Имранович

 

Научный оппонент

 - доктор экономических наук, профессор,

 

  Стрыгин Андрей Вадимович

 

Научный оппонент

  - Заслуженный деятель науки РФ,

  доктор экономических наук, профессор,

 

  Халевинская Елена Дмитриевна

Научный оппонент

 доктор экономических наук, профессор,

 

  Якушкин Виктор Сергеевич

                  

Ведущая организация:      Институт экономики Российской Академии Наук              

Институт экономики

 

 

Защита  состоится 18 апреля 2012 года  в  13-00  часов  на  заседании диссертационного совета Д 212.196.11 при Российском экономическом университете им. Г.В.Плеханова по адресу: 117997, г. Москва, Стремянный пер., д.36, ауд. 353

С диссертацией можно ознакомиться в информационно-библиотечном центре Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова по адресу: 117997, Москва, ул. Зацепа, д. 43.

Автореферат разослан «    »  __________2012 г. Объявление о защите диссертации и автореферат диссертации 17 января 2012 г. размещены на официальном сайте ФГБОУ ВПО «РЭУ имени Г.В. Плеханова» http//www.rea.ru и в сети Интернет Министерства образования и науки Российской Федерации по адресу: vak2.ed.gov.ru

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат экономических наук, профессор                               Мигалёва Т.Е.


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность темы исследования. Прошедшее десятилетие XXI века, по всеобщему признанию аналитиков, показало необходимость усиления наднациональных механизмов регулирования экономических процессов. Однако на настоящий момент нет единого мнения относительно того, как и на какой базе разработать эти механизмы, кто их должен контролировать, где предел их вмешательства в национальные суверенитеты и т.д. Задача осложняется тем, что координация глобальной экономической политики, проводимая международными экономическими организациями, нередко заменяется борьбой интересов отдельных влиятельных государств и их объединений.

Потребность регулирования международных экономических отношений (МЭО) и установления мирового (международного) экономического порядка существует на протяжении всей истории развития государственно-центристской  системы мира. Особую остроту и напряженность эта проблема приобрела после двух событий, оказавших решающее влияние на ход развития мирового сообщества. Первое связано с распадом колониальной системы и зарождением «третьего мира», а второе – с распадом СССР и мировой системы социализма, что повлекло за собой ликвидацию «второго мира». Радикальные изменения в структуре субъектов мировой экономики, как в первом, так и во втором случае требовали коренных перемен в регулировании МЭО и формирования адекватного произошедшим изменениям мирового экономического порядка (МЭП).

По прошествии первого события, когда Генеральная Ассамблея ООН 14 декабря 1960 г. приняла историческую Декларацию о предоставлении независимости колониальным странам и народам, новые государства, получив политическую независимость, по-прежнему остались экономически зависимыми от развитых стран, что вызвало недовольство существующим «старым» порядком и резкий рост требований по установлению нового международного экономического порядка – НМЭП.

Противоречивые последствия второго события проявились не сразу, более того, в научном мире не уделялось достаточного пристального внимания тому, как распад мирового социалистического хозяйства может повлиять на дальнейшее развитие мирового сообщества и какой должна стать архитектура МЭП в условиях существования капитализма как системы-монополии, когда «исчезла сущность оппозиции капитализму, ее становой хребет». Вся совокупность негативных отголосков крушения мировой социалистической системы обнаружилась в первом десятилетии XXI в., когда всемирное хозяйство, трансформировавшись в глобальную капиталистическую систему и не изменив при этом созданный достаточно давно механизм регулирования международного экономического сотрудничества, оказалось в кризисной ситуации.

Глобальный экономический кризис 2008-2010 гг. вновь, как после распада колониальной системы и окончания «холодной войны» возродил интерес к моделям мирового порядка. На смену дискуссиям о «конце истории» или «столкновении цивилизаций» центром современных дебатов  стала экономическая глобализация и ее финансово-экономическая парадигма, спровоцировавшая масштабные кризисы во всех государствах мира. О разрушительных последствиях таких кризисов в «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» говорится, что «последствия мировых финансово-экономических кризисов могут стать сопоставимыми по совокупному ущербу с масштабным применением военной силы» . Осознавая важность этой проблемы, в «Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» в качестве приоритетных направлений внешнеэкономической политики отмечается необходимость «усиления роли России в решении глобальных проблем и формировании мирового экономического порядка» .

Необходимость существенного реформирования институциональной системы регулирования МЭО обосновывается тем, что международные экономические организации, включая ООН и ее специализированные институты, не смогли не только предотвратить развертывание глобального экономического кризиса, но и оказались не готовы к решению антикризисных задач. Нарастание глобальных проблем, в том  числе связанных с процессом быстрого изменения климата, неуклонно усиливающийся разрыв между богатыми и бедными странами, еще раз доказали несостоятельность концепций «гегемонистской нестабильности» и неолиберальной экономической глобализации и стали неоспоримым аргументом для формирования новых теоретических подходов к конструированию МЭП.

Решение указанной проблемы не может быть жестко детерминированным, что связано с динамичностью и нелинейностью развития системы глобальной экономики, с одной стороны,  и существованием в  системе глобального регулирования множества субъектов с разнонаправленными интересами, с другой. В глобальной экономике идея поиска новой концепции мирового порядка, отражающей национальные интересы не только развитых, но развивающихся государств, включая Россию, и способствующей сохранению самой планеты Земля в условиях нарастающих глобальных проблем, усиливает свою актуальность. Для России формирование МЭП, отвечающего ее государственным интересам , может стать важным фактором подъема ее национальной экономики и возвращения в ранг ведущих держав.  Все это в совокупности с недостаточной теоретической разработанностью рассматриваемой проблемы определило тему диссертационного исследования. В этой связи принципиальное значение приобретает анализ и выработка вариантов решений трех взаимосвязанных проблем.

Первая из них касается исследования тенденций и источников трансформации развития всемирного хозяйства в постбиполярном мире и анализа современного МЭП с дуалистических позиций: как организации системы регулирования международного экономического сотрудничества и как качественного состояния глобальных экономических отношений. Вторая связана с предложением комплекса стратегических мер для повышения роли России в системе формирования МЭП и реализации национальных интересов с учетом критического анализа ее интеграции в систему  мирового капиталистического хозяйства. Третья посвящена разработке концепции МЭП, парадигмы и методики определения эффективности регулирования международного экономического сотрудничества в современных условиях глобализации.

Степень научной разработанности проблемы. В имеющихся работах российских и зарубежных исследователей, посвященных МЭП, затрагиваются в основном вопросы реформирования мировой валютно-финансовой архитектуры. Между тем глобальный экономический кризис 2008-2010 гг. выявил низкую эффективность деятельности системы наднационального регулирования во всех сферах МЭО, в связи с чем требуется разработка целостной концепции МЭП.

Истоками концептуальной основы регулирования МЭО выступают труды английских классиков А. Смита (A. Smith), Д. Рикардо (D. Ricardo), предложивших заменить доктрину протекционизма на концепцию свободной торговли. Критика такой идеи нашла отражение в теории «селективного протекционизма», приверженцами которой выступили Ф.Лист (F. List), А. Гамильтон (А. Hamilton), И.Т. Посошков и др. Важное теоретико-методологическое значение имеют исследования Дж. М. Кейнса (J.M. Keynes), в основе которых лежала идея создания функциональных международных институтов (в том числе МВФ и МБРР). 

Распад колониальной системы и вовлечение новых государств в мировую капиталистическую систему привлек внимание к проблеме установления НМЭП ученых-экономистов как развитых, так и развивающихся стран,  в их числе: С. Амин (S. Amin), Б. Баласса (B. Balassa), В. Брандт (W. Brandt), В. Леонтьев (W. Leontieff), Д. Митрани (D. Mitrany), А. Печчеи (A. Peccei), Р. Пребиш (R. Prebisch), Я. Тинберген (J. Tinbergen), С. Фуртадо (С. Furtado), Х. Ченери (H. Chenery) и др. Анализом проблем установления НМЭП занимались советские исследователи: В.Б. Буглай, Б.Ф. Ключников, С.М. Макарова,  Э.Е. Обминский, В.А. Тихомиров, В.М. Шишкин, Н.М. Хрящева, Л.И. Черноруцкая и др.

К числу видных идеологов создания теорий комплексной взаимозависимости и неолиберальной глобализации, ставших концептуальной основой деятельности Трёхсторонней комиссии и «Группы семи», следует отнести Зб. Бжезинского (Zb. Brzezinski). Идею принципиально нового подхода к развитию мирового сообщества – глобального комплексного устойчивого развития («Sustainable development») выдвинула Г. Х. Брундтланд (G.H. Brundtland).

Значительный вклад в решение проблем построения современного МЭП внесли: Дж. Айкенберри (J. Ikenberry), У. Бек (U. Beck), Дж. Бхагвати (J. Bhagwati), И. Валлерстайн (I. Wallerstein), Э. Гидденс (A. Giddens), Дж. Гэлбрейт (G. Galbraith), М. Каплан (M. Kaplan), Ч. Капчан (Ch. Kupchan), Р. Кеохане (R. Keohane), Ч. Киндлбергер (Ch. Kindleberger.), Т. Левитт (Th. Levitt), Дж.С. Ная-мл. (J. S. Nye), К. Омае (K. Ohmae), Дж. Перкинс (J. Perkins), И. Пригожин (I. Prigoghin), Дж. Розенау (J. Rosenau), Дж. Сорос (G. Soros), Э. Тоффлер (A. Toffler), Д. Форрестер (J. Forrester),Т. Фридман (T. Friedman), Ф. Фукуяма (F. Fukuyama), С. Хантигтон (S. Huntington), У. Хаттон (W. Hutton), А. Этциони (A. Etzioni) и др. С резкой, но в то же время аргументированной критикой деятельности международных финансовых институтов и крупных банков как фундамента современного МЭП выступил лауреат Нобелевской премии Дж. Стиглиц (J. Stiglitz).

Распад мировой социалистической системы привел к устранению тотального конкурента мировой системе капитализма, что дало мощный импульс к его глобальному расширению и повлекло за собой фактически полное поглощение мирового социалистического хозяйства. Эта проблема находит отражение в исследованиях российских ученых, наиболее весомый вклад в решение которой вносят: Е.Ф. Авдокушин, К.С. Гаджиев, И.С. Гладков, С.Ю. Глазьев, Р.С. Гринберг, А.А. Дынкин, В.Л. Иноземцев, В.М. Коллонтай, И.С. Королев, Э.Г. Кочетов,  М.В. Куликов, Л.Ф. Лебедева, А.Д. Некипелов, А.И. Неклесса, А.И. Михайлов, А.С. Панарин, В.И. Пантин, В.С. Паньков,  С.М. Рогов, В.Е. Рыбалкин, А.Н. Спартак, А.В. Стрыгин, В.П. Федоров, Л.Л. Фитуни, Е.Д. Халевинская, Р.И. Хасбулатов, П.А. Цыганков, Ю.В. Шишков, Н.П. Шмелев, В.С. Якушкин и др. В контексте международно-правового регулирования и международного экономического права проблеме формирования МЭП уделяют внимание  в своих исследованиях Д.К. Лабин, И.И. Лукашук, В.М. Шумилов и др.

Институциональная система регулирования интенсивно развивающихся МЭО является объектом острой борьбы национальных интересов государств и/или их интеграционных объединений и предметом конкуренции экономической дипломатии. Такая ситуация требует активизации действий государственных органов и ведомств РФ в формировании МЭП, отвечающего ее национальным интересам. В настоящее время российские аналитики уделяют большое внимание проблемам открытости национальной экономики и интеграции России в мировое рыночное хозяйство. Однако потребность учета новых факторов трансформации глобальной экономической системы в условиях ее дестабилизации предопределяет необходимость разработки нового теоретического подхода к организации МЭП в контексте национальных интересов России в этом формирующемся мировом экономическом порядке.

Хронологические рамки исследования охватывают период после окончания Второй мировой войны, распада колониальной системы мира в 60-е гг. ХХ в. и по настоящее время. В ряде случаев исследуются (или приводятся) более ранние исторические факты и примеры, позволяющие  подтвердить закономерности и тенденции развития мировой экономики и показывающие роль супер-держав того времени - США и СССР - в формировании системы регулирования международного экономического сотрудничества.

Объектом исследования выступает действующий мировой (международный) экономический порядок как интегральный концепт, отражающий неоднородный, многоуровневый комплекс измерений и характеристик отношений, сложившихся в ходе взаимодействия субъектов МЭО.

Предметом исследования является совокупность отношений, формирующих систему регулирования международного экономического сотрудничества и мирового экономического порядка, а также касающихся реализации внешнеэкономических интересов России.

Соответствие темы диссертации требованиям паспорта специальностей ВАК (по экономическим наукам). Исследование выполнено в рамках специальности 08.00.14 – «Мировая экономика» в соответствии: п. 1 «Всемирное хозяйство, его структура, закономерности и современные тенденции развития»;  п. 8 «Эволюция мирохозяйственного механизма. Регулирование экономических процессов на национальном и международном уровнях. Международная координация экономической политики. Сохранение и трансформация экономического суверенитета»; п. 9. «Международные экономические организации, их роль в регулировании мировой экономики. Участие в них России; п. 26 «Внешнеэкономические интересы России на мировом рынке и в отношениях с отдельными странами и группами стран. Геоэкономические проблемы России, ее стратегические приоритеты и внешнеэкономические перспективы» паспорта специальности ВАК Министерства образования и науки РФ (экономические науки).

Гипотеза исследования заключается в доказательстве наличия предпосылок и необходимости перехода от концепции «гегемонистской нестабильности» к парадигме коллективного (межгосударственного) управления МЭП. 

Целью диссертационного исследования является разработка целостной концепции формирования мирового экономического порядка и комплекса стратегических мер для повышения позиций России в системе формирования МЭП в контексте реализации ее национальных интересов в условиях глобализации.

Для достижения поставленной цели представляется необходимым решение следующих исследовательских задач:

- раскрыть факторы целостности, детерминанты трансформации, тенденции и источники развития всемирного хозяйства и глобальных экономических отношений в постбиполярном мире;

- обосновать необходимость оформления институционально-политической системы глобального регулирования международного экономического сотрудничества и установления МЭП и раскрыть его понятийно-категориальное содержание;

- разработать типологию и исследовать эволюцию теоретических подходов к организации МЭП и преобразованию функционально-структурных связей в современной системе МРТ. На фоне Пекинского консенсуса показать, насколько сильное негативное влияние на мировое экономическое развитие в последнюю четверть века оказало распространение принципов Вашингтонского консенсуса;

- провести анализ современного МЭП с дуалистических позиций - как организации системы регулирования международного экономического сотрудничества и как качественного состояния системы глобальных экономических отношений;

- исследовать характеристики и источники современной институциональной системы регулирования межгосударственного экономического сотрудничества; 

- выявить сущность принципов организации  МЭП, создавших прочную базу для утверждения и удержания гегемонии и реализации национальных интересов США;

- дифференцировать функции субъектов системы формирования МЭП и исследовать их взаимодействие;

- определить глобальные риски и факторы дестабилизации мирохозяйственной системы и МЭО и оценить возможности их снижения;

- с целью всестороннего поиска альтернатив современному мировому капиталистическому порядку провести ретроспективный анализ практических результатов реализации концепций социалистической и европейской экономической интеграции и НМЭП;

- на основе критического анализа интеграции Российской Федерации в систему глобальной экономики и управления сформулировать внешнеэкономические интересы России и разработать комплекс стратегических мер способствующих повышению ее роли в формировании МЭП и реализации национальных интересов;

- выявить предпосылки смены существующего мирового порядка и разработать целостную концепцию МЭП, отвечающую национальным интересам России в современных условиях глобализации;

- разработать методику оценки эффективности регулирования международного экономического сотрудничества.

Теоретическая и методологическая основа исследования.

Теоретическая база диссертации представлена трудами российских и зарубежных ученых в области экономической теории, международной политической экономии, мировой экономики, международных экономических отношений и другими научными направлениями, раскрывающими тенденции и закономерности трансформации всемирного хозяйства и международных экономических отношений.

В диссертации используются многообразные, междисциплинарные методы познания объектов исследования, в частности, диалектический, исторический и логический методы; методы системного, миросистемного, структурно-функционального и статистического анализа, методы системной динамики, сравнения, моделирования, формализации, анализа и синтеза, индукции и дедукции – все они позволили обеспечить достоверность полученных результатов исследования и обоснованность выводов.

Информационную и статистическую базу исследования составили официальные данные международных и российских организаций: ООН и ее структурных учреждений (ГА ООН, ЭКОСОС, МВФ, Всемирного банка), ВТО, ЮНКТАД, Федеральной службы государственной статистики и других организаций; законодательные и нормативно-правовые источники; публикации итогов саммитов «Группы восьми» и «Группы двадцати»; материалы монографий, научных статей и периодических изданий российской и зарубежной печати; сведения международных, всероссийских и региональных научно-практических конференций; труды научных центров, в том числе РЭУ им. Г.В. Плеханова,  Института Дальнего Востока РАН, Института Европы РАН, Института США и Канады РАН, Института мировой экономики и международных отношений РАН, Института экономики РАН и других научных учреждений. В диссертации использовалась также информационные ресурсы сети Интернет.

Научная новизна диссертационной работы определяется тем, что  это первое исследование мирового экономического порядка с дуалистических позиций - как организации системы регулирования МЭО и как качественного состояния глобальных экономических отношений, которое позволило разработать на основе институционального подхода концепцию коллективного (межгосударственного) управления МЭП и  комплекс приоритетных стратегических мер, способствующих повышению позиций России в системе формирования МЭП и реализации ее национальных интересов.

 Наиболее существенные результаты исследования, отражающие его научную новизну и выносимые автором на защиту:

- показано, что трансформация всемирного хозяйства в глобальную воспроизводственно-финансовую систему делает необходимым создание нового механизма регулирования глобального экономического сотрудничества и МЭП. Главной проблемой организации современного МЭП является нарастание противоречий между формирующимися тенденциями к планетарному характеру накопления капитала и консолидации целостности глобальной экономики и процессом сохранения системы неоднородных - как по уровню социально-экономического развития, так и по форме политического устройства - государств и наличие у них разнонаправленных интересов, что приводит к возрастающему усилению соперничества и борьбы государственных и негосударственных субъектов за влияние на формирование системы регулирования МЭО;

- дана авторская трактовка МЭП как многосущностной дефиниции, отражающей не только способ (реалистический или институциональный) организации системы регулирования международного экономического сотрудничества, но и основные черты социально-экономического строя и национальные интересы доминирующих государств, определяющих развитие всего мирового сообщества, и включающей качественные характеристики состояния системы глобальных экономических отношений;

- разработана типология концептуальных подходов к организации мирового (международного) экономического порядка путем их дифференциации на общие (универсальные) и частные. Установлено, что универсальные концепции рекомендуют различные модели создания мирового экономического порядка путем устранения сегментации международной системы и интеграции государств. Частные  концепции  предлагают различные варианты консервативных и радикальных мер по преобразованию функционально-структурных связей в капиталистической системе МРТ. Обосновано принципиальное отличие между Вашингтонским и Пекинским консенсусом, которое заключается, в первую очередь, в том, что первый не уделяет внимания реализации национальных интересов и стремится минимизировать роль государств и правительств, а второй придает ей решающее значение. Предложенная авторская типология позволяет использовать накопленные идеи при разработке новой концепции МЭП;

- установлено, что в настоящее время система глобального экономического сотрудничества характеризуется низкой степенью организованности, координация деятельности ее субъектов развивается в большей степени на межгосударственном, региональном и транснациональном уровнях, чем на наднациональном. Современная система регулирования МЭО, несмотря на декларированные  на наднациональном уровне принципы в интересах всех государств и народов, имплицитно, но перманентно развивается в интересах экономически сильных государственных и негосударственных субъектов, что представляет угрозу для развивающихся государств, включая Россию;

- ретроспективный анализ результатов создания альтернатив мировому капиталистическому в виде установления НМЭП и мирового социалистического порядка показал их несостоятельность и недолговечность. СЭВ, выступая в качестве наднационального механизма в мировом социалистическом хозяйстве почти полстолетия, так и не сумел создать реальную систему международного социалистического разделения труда, что привело к распаду социалистической системы.  Резолюции по установлению НМЭП, первоочередной целью которых являлось устранение неравенства в МЭО, реально создали основу для неолиберальной экономической глобализации, процессы развития которой оказались неподконтрольны развивающимся странам, но контролировались развитыми путем  создания механизма координации мировой экономической политики в виде Трёхсторонней комиссии и «Группы семи» в интересах развитых государств;

- с использованием результатов анализа организации современного МЭП и интеграции России в глобальную экономику предложен комплекс приоритетных мер, способствующих повышению роли России в системе формирования МЭП и реализации ее национальных интересов: активное участие РФ в разработке  институциональной системы регулирования международного экономического сотрудничества и организации МЭП в рамках действий ООН и ее специализированных учреждений (МВФ, Всемирный банк и др.), ВТО; усиление влияния в объединениях: АТЭС, ШОС, БРИКС; работе саммитов G 8 и G 20, конференции «Рио+20»; вступление России в ОЭСР; создание новых институтов (например, газовой ОПЕК) с целью усиления контроля над установлением цен на рынках сырьевых ресурсов и совместного (коллективного) поиска компромисса на этих рынках и др.; 

- доказано, что в условиях глобализации неизбежно ускорение смены одного мирового порядка другим, что обусловлено ускорением мирового экономического и технологического развития,  радикальным изменением предметов общественного и индивидуального труда, опережающим развитием государства-лидера от сфер деятельности, не связанных с реальным производством. Исходя из анализа МЭП как качественного состояния глобальных экономических отношений предложена, разработанная на основе институционального подхода, концепция коллективного (межгосударственного) управления МЭП, направленная на устранение глобального неравенства и решение других глобальных проблем;

- для ограничения распространения процессов финансиализации предлагается формирование поливалютной системы на базе региональных резервных валют, что будет препятствовать гегемонии и экспансии доллара как глобального резервного средства. Для нивелирования отрицательных последствий процессов глокализации и предотвращения превращения ТНК в глобальных монополистов, представляется возможным создание глобального антимонопольного ведомства в рамках ЭКОСОС;

- разработана авторская методика оценки эффективности международного экономического сотрудничества, включающая систему интегральных показателей, раскрывающих экономико-экологические, социально-экономические и социально-экологические взаимосвязи в развитии мирового сообщества и рассчитанных на базе модели «давление-состояние-реакция»: экологически адаптированный чистый внутренний валовый продукт, показатель «истинных» валовых внутренних сбережений, коэффициент устойчивости социально-экономического развития и др., и разработанную на основе методологии системной динамики схему их контроля и регулирования.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость исследования заключается в научно-обоснованных разработках: экономического концепта «мировой экономический порядок», систематизации теоретических подходов к организации МЭП, приоритетных направлений реализации национальных интересов России и концепции МЭП в современных условиях глобализации экономических процессов.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в следующем:

-  приоритетные направления реализации национальных интересов могут быть учтены при разработке долгосрочной внешнеэкономической стратегии развития России федеральными ведомствами РФ;

- разработанная концепция МЭП может быть использована при обосновании предложений правительства РФ по реформированию наднациональной системы регулирования МЭО, при проведении саммитов «Группы восьми», «Группы двадцати», форматов БРИКС и других встреч на высшем уровне;

- полученные в ходе исследования результаты могут использоваться в высших учебных заведениях при подготовке специалистов в области мировой экономики и международных отношений, а также в системе переподготовки и повышения квалификации государственных служащих.

Некоторые разделы диссертационного исследования используются в учебном процессе в ФГОУ ВПО «Морская государственная академия имени адмирала Ф.Ф. Ушакова» (г. Новороссийск);  Новороссийском филиале  Московского гуманитарно-экономического института при изучении дисциплин: «Мировая экономика и международные экономические отношения», «Международные валютно-кредитные и финансовые организации», «Международная интеграция и международные организации» для студентов специальности «Международные отношения».

         Апробация результатов исследования. Основные положения и результаты исследования докладывались на международных, всероссийских и региональных конференциях, в том числе на: II Международной научной конференции «Актуальные проблемы и современное состояние общественных наук в условиях глобализации» (г. Москва, 2011 г.), III международной научно-практической конференции в РЭА им. Г.В. Плеханова (г. Москва, 2011 г.); IV международной школе-симпозиуме «Анализ, моделирование, управление, развитие», (г. Севастополь, 2010 г.); I международной и VI региональной научно-технической конференции «Стратегия развития транспортно-логистической системы Азово-Черноморского бассейна (г. Новороссийск, 2007 г.); IV, VII, VIII и IX  региональной научно-технической конференции «Проблемы эксплуатации водного транспорта и подготовки кадров на Юге России» (г. Новороссийск, 2005, 2008, 2009, 2010 гг.); V Всероссийской научно-практической конференции: «Социально-экономические аспекты современного развития России» (г. Пенза, 2008 г.), X научно-практической конференции Новороссийского филиала Московского гуманитарно-экономического института (г. Новороссийск, 2008 г.); VII Всероссийской научно-практической конференции: «Проблемы и перспективы российской экономики» (г. Пенза, 2008 г.); межвузовской научно-практической конференции: «Основы управления экономическим процессом в период стабилизации экономики в Российской Федерации» (г. Пенза, 2007 г.).

Публикации. Основные результаты исследования отражены в 42 опубликованных работах общим объемом 59,49 п.л., в том числе в журналах,  входящих в перечень ведущих периодических изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора наук опубликовано 17 статей совокупным объемом 13,3 п.л.

Структура и объем работы. Структура диссертации определена исходя из целей, задач и логики исследования. Она состоит из введения, шести глав, включающих 17 параграфов, заключения, библиографического списка  и приложения, содержит таблицы и рисунки, иллюстрирующие цифровую информацию и структурно-логические связи.

II. Содержание и основные результаты исследования

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, сформулированы цель и задачи, объект и предмет, теоретико-методологическая основа исследования, раскрывается научная новизна и формулируются основные научные результаты, выносимые на защиту.

Первая группа проблем, рассмотренных в диссертации, связана с  выбором теоретико-методологического подхода к исследованию трансформаций всемирного хозяйства и МЭО в постбиполярном мире и обоснованием императивности формирования МЭП в условиях глобализации экономических процессов.

Выбор  системного (миросистемного) анализа аргументируется тем, что эти методы позволяют выявить причинно-следственные связи, тенденции и закономерности развития глобальной экономики как целого с целью их учета при разработке концепции МЭП и комплекса стратегических мер, способствующих реализации национальных интересов России. Согласно постулатам миросистемного анализа (МСА), существует два вида миросистем – мироимперии и мироэкономики. Под мироимперией понимается миросистема, в которой вся политическая власть сосредоточена в одном центре. Мироэкономика, напротив, не является единой политической структурой, для нее характерно наличие множества государств, переплетенных между собой МЭО. По мнению И. Валлерстайна, «современная миросистема есть и всегда … была капиталистической мироэкономикой» .

Применение миросистемного подхода позволило прийти к выводу, что фактором целостности глобальной экономики является наличие устойчивых МЭО, нацеленных на накопление капитала странами ядра системы. Необходимым условием постоянного притока прибавочной стоимости к странам ядра является  существование иерархических уровней в системе МРТ, экспансия МЭО и наличие межгосударственной системы. В условиях либерализации экономической деятельности в масштабах практически всей планеты доминирующие страны имеют возможность получать сверхприбыль путем обладания не только глобальными монополиями, но ведущими, конвертируемыми валютами.

Использование концепций системных исследований позволяет охарактеризовать современную мировую экономику как гетерогенную,  диссипативную, сложную, динамическую и стохастическую систему, которой присущи такие фундаментальные общесистемные свойства, как инерционность, робастность , эквифинальность, многовариантность и нелинейность развития и др., выявление которых позволяет прогнозировать перспективы ее развития.

В единый механизм, глобальную воспроизводственно-финансовую систему, но в то же время состоящую из множества неоднородных как по уровню социально-экономического развития, так и по форме политического устройства государств, всемирное хозяйство трансформировали следующие детерминанты: интеграция постсоциалистических государств и стран «третьего» мира в мировую капиталистическую систему; усиление роли третьего уровня - полупериферии - в мирохозяйственной системе; перерастание интернационализации в ее высшую фазу - экономическую глобализацию; переход значительного числа государств от политики экономического регулирования к дерегулированию и либерализации хозяйственной деятельности; усложнение производства вследствие внедрения достижений нового этапа НТП и создание транснациональной воспроизводственной структуры; информационная революция; улучшение транспортной инфраструктуры; финансиализация и глокализация.

Именно развитие таких качественно новых процессов как глокализации и финансиализации , стало ключевой особенностью современного этапа трансформации  всемирного хозяйства. Глокализация, или стратегия глобальной локализации – это политика крупнейших ТНК, целью которых является специализация на производстве товаров или услуг, реализуемых в глобальном масштабе, превращение в глобальных монополистов и  усиление власти над национальными  государствами. Финансиализацию можно представить, во-первых, как процесс гипертрофированного и форсированного роста финансового сектора, во-вторых, как широкое распространение в огромных объемах спекулятивного финансового капитала наряду с традиционным ссудным капиталом. В результате этих процессов система капиталистической экономики качественно изменилась. Ее модель можно представить в виде объемно-пространственного изображения, включающего в себя систему международного разделения «реального» труда (производственного процесса) и систему формирования спекулятивного финансового капитала (рис. 1).

Процессы глобализации привели к существенным изменениям в системе глобальных экономических отношений: во-первых, система силового взаимного сдерживания ведущих государств, существовавшая на протяжении всей истории государственной системы мира, сменилась на созданный развитыми странами влиятельный механизм (в виде Трёхсторонней комиссии и «Группы семи») координации мировой экономической политики,  отвечающей их интересам и/или интересам их ТНК; во-вторых, переход от моноцентризма США к полицентричной экономической системе с новыми центрами (как в виде национальных государств, например, Китая, так и в виде региональных экономических объединений) принял устойчивый характер; в-третьих, развитие процессов региональной экономической интеграции сформировало тенденцию к обострению конкуренции уже не только между национальными государствами, но и между региональными экономическими объединениями; в-четвертых, усиливается рост глобальной несбалансированности, вызванной наличием значительного положительного сальдо внешнеторгового баланса развивающихся государств и ростом  внешнеторгового дефицита развитых стран; в-пятых, происходит переход отдельных развивающихся стран из группы стран-импортеров капитала в группу стран-чистых экспортеров капитала.

Подпись: Иерархические уровни и их специализация в МРТ                                                        III                                                                 

II                                                                 

I

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис.1. Объемно-пространственная модель системы международного разделения производственного процесса и финансиализации мировой экономики в конце ХХ-начала ХХI в.

Примечание: операции с фиктивным финансовым капиталом изображены в виде заштрихованных овалов, в которых различают три уровня их роста: I уровень – низкий, II уровень– высокий, III уровень– критический

Источник: Объемно-пространственная модель системы международного разделения производственного процесса составлена Зуйковым Р.С. (см. Миросистемность: критерии и транформация // Мировая экономика и международные отношения.-2009.-№8.-С. 58.); модель финансиализации мировой экономики составлена автором.

В настоящее время одновременное развитие таких процессов как глобализация и регионализация, либерализация плановой экономики и стратегическое планирование рыночной экономики, глобализация и глокализация, транснационализация и финансиализация – является главным источником трансформации глобальной экономики.

В то время как мировое сообщество движется не только к формированию глобального рынка товаров, услуг, инвестиций (капиталов), но  и глобальной транснациональной воспроизводственно-финансовой системы наднациональная система регулирования МЭО не претерпевает адекватных изменений. С одной стороны, усиливающаяся тенденция к консолидации целостности глобальной экономики создает предпосылки для формирования институционально-политической системы регулирования глобального экономического сотрудничества, а с другой, наличие разнонаправленных интересов государств обостряет борьбу между ними за влияние на механизмы регулирования МЭО и создает острые противоречия при построении МЭП.

Несмотря на то, что дискуссии по проблемам мирового порядка, изменения устройства регулирования мирохозяйственной системы носят перманентный характер,  до сих пор отсутствует консенсус относительно содержания термина «мировой экономический порядок». Говоря о понятийно-категориальной сущности МЭП, надо подчеркнуть, что его определение зависит от подхода исследователя. МЭП можно рассматривать как интегральный концепт, отражающий объемный, многоуровневый комплекс  измерений и характеристик системы отношений, сложившийся в ходе взаимодействия субъектов МЭО.

Международный экономический порядок и мировой экономический порядок являются базовой составляющей соответственно международного порядка и мирового порядка. Дефиниция «мировой порядок» шире термина «международный порядок», международный порядок как межгосударственный, являясь частью мирового порядка, сохраняет роль его ядра. В отношении хронологии развития можно отметить, что международный (межгосударственный) порядок стал создаваться с начала развития государственной системы мира и межгосударственных отношений, в то время как процесс формирования мирового порядка начался только со второй половины ХХ в.

МЭП можно отнести к конкурентному порядку, установленного как на основе определенных договоренностей между государствами, так и имплицитно формируемого в процессе международного экономического сотрудничества в интересах ведущих государств. В связи с тем, что система МЭО, также как и международных отношений, конфликтна и состязательна, и с тем, что не только политические, но и экономические отношения между государствами строятся по принципу «борьба-сотрудничество»,  термин «мировой экономический порядок» не может рассматриваться тождественным понятию «организация системы регулирования МЭО». МЭП - многосущностная дефиниция, т.к. синтезирует в себе не только способ организации системы регулирования МЭО, но и основные характеристики социально-экономической системы ведущих государств, определяющих развитие всего мирового сообщества и качественные характеристики состояния мирохозяйственной системы и МЭО. Второй комплекс проблем заключается в разработке типологии и исследовании эволюции концепций мирового экономического порядка.

В качестве критерия дифференциации теоретических подходов к перестройке мирового экономического порядка используется признак универсальности, или уровень обобщения первичных теоретических конструкций, что позволяет исследовать МЭП как  всесторонне, комплексно, так и раскрывая лишь одну из его составляющих. На основании этого критерия типология концепций МЭП проведена путем их деления на общие, или универсальные, и частные.

Анализ универсальных концепций мирового порядка - федерализма, функционализма, глобального и регионального подходов, концепции устойчивого развития - показал, что в принципиальном плане они едины – мировой экономический порядок может быть создан путем интеграции государств или их региональных объединений. Несмотря на всю остроту разногласий, представители этих школ обосновали модели мирового устройства, основывающиеся не на соперничестве, а на кооперации, на сотрудничестве ради общей пользы. Несколько иной точки зрения придерживаются сторонники концепции структуры мирового сообщества, которые считают, что подобно тому, как в экономике состояние рынка определяется влиянием нескольких крупных фирм (формирующих олигополистическую структуру), так и международно-политическая структура определяется влиянием великих держав и конфигурацией соотношения их сил. Согласно мнению адептов этого подхода, именно состояние структуры межгосударственной системы является показателем ее устойчивости и изменений. В качестве контрастных возможных вариантов распределения сил и существования структур можно привести концепции «конца истории», «столкновения цивилизаций» и гегемонистской стабильности.

Частные теории мирового порядка рассматривают проблемы преобразования функционально-структурных связей в системе капиталистического МРТ. Проведенный анализ позволил разделить их  на две группы. К первой относятся концепции модернизации «классического» МРТ (синтез теорий национального развития и сравнительных преимуществ, концепции экспортоориентированного развития, транснационализма, взаимозависимости, неолиберальной глобализации, Вашингтонского консенсуса). Ко второй - радикальные теории (структурных изменений, коллективного самообеспечения, регионального сотрудничества на религиозной основе, технологической зависимости, периферийного капитализма, «Кодекса поведения» ТНК, концепции НМЭП и Пекинского консенсуса).

Сравнение этих групп концепций показало, что сутью последних является проведение структурных изменений и защита национальной экономики от экспансии международных монополий и регламентация их деятельности, разработка координированной глобальной стратегии развития и др. мер. Концепции модернизации МРТ, использующие в качестве фундамента теорию «свободной торговли», направлены на сохранение сущности центро-периферических отношений и своей целью ставят расширение сферы мирового капиталистического хозяйства. Стратегической целью промышленно развитых государств является расширение процессов транснационализации и глобализации, это позволит им стать центром транснациональных сетей и тем самым усилить свое могущество и одновременно лишить преимуществ слабые государства.

Наиболее контрастным примером противостояния этих двух групп теорий являются концепции, получившие название Вашингтонский и Пекинский консенсус. В последнее десятилетие ХХ в. идеи Вашингтонского консенсуса, главными проводниками которой стали МВФ и Всемирный банк (ВБ), были положены в основу реформ в России, странах Латинской Америки, Восточной Европы и Азии, за исключением Китая. В результате проведения такой политики многие страны Азии и Латинской Америки в последние два десятилетия прошли через дефолты и тяжелейшие кризисы. В России падение доходов населения, рост неравенства могут быть непосредственно связаны с указаниями МВФ. Китай применял альтернативную стратегию реформ, отличную от пропагандировавшихся Вашингтонским консенсусом, и в результате продемонстрировал самые высокие темпы роста в мире за последнюю четверть века.

В последние годы МВФ и ВБ вновь вовремя не обратили внимание на обострение проблем в США и международной финансовой системе, которые привели к глобальному кризису, и не смогли организовать эффективные антикризисные меры по выходу из кризиса и предотвращению его дальнейшего распространения на новые страны. Кроме того, МВФ, несмотря на провозглашение постВашингтонского консенсуса,  так и не изменил условия предоставления кредитов.

В настоящее время модернизация любой национальной экономики невозможна как без участия государства, так и рынка, и задача каждого государства заключается в том, чтобы обеспечить достаточную меру участия и власти и рыночных инструментов для решения тех или иных проблем. Принципиальное отличие между Вашингтонским и Пекинским консенсусом заключается в том, что первый стремится минимизировать роль национальных государств и правительств, а второй придает ей решающее значение. На примере реализации концепции Пекинского консенсуса Китай продемонстрировал оптимальный способ взаимодействия государства и рынка.

В отличие от неолиберального Вашингтонского консенсуса, направленного на либерализацию внешней торговли, приватизацию государственных предприятий, дерегулирование, сокращение государственных ассигнований на социальные нужды и т.д.,Пекинский консенсус, уделяет внимание не только экономическим реформам, но и социальным, и ориентирован, во-первых, на инновации, во-вторых, на устойчивое, сбалансированное и качественное развитие, а также на социальное равенство,  в-третьих, на национальное самоопределение.

Пекинский консенсус показал, что ситуация, когда развитые страны имели бесспорное теоретическое и идейно-политическое превосходство в отношении концепций формирования мирохозяйственного порядка, в настоящее время имеет шанс измениться в пользу развивающихся государств. Это еще раз подтверждает, что концепции регулирования МЭО продолжают оставаться объектом острой межгосударственной конкуренции.

Распад биполярной системы, вопреки ожиданиям, показал, что надежда на установление нового, либерального порядка оказалась несостоятельной. Либерализм, просуществовав длительное время как двигатель общественного прогресса, в настоящее время не знает путей выхода из современных конфликтов и критических ситуаций, что требует поиска новых идей.

Третья группа проблем касается анализа современного МЭП с дуалистических позиций. Диалектическая, двойственная сущность МЭП заключается в том, что его можно представить как организацию системы регулирования МЭО и как качественное состояние системы глобальной экономики и глобальных экономических отношений. 

Если анализировать МЭП с точки зрения его организации, то необходимо подчеркнуть, что система регулирования международного экономического сотрудничества не может быть сведена к системе регулирования международных (политических) отношений по следующим причинам. Во-первых,  предназначением мирового порядка является сохранение политической независимости государств, а назначением МЭП - регулирование МЭО, целью которых является накопление капитала и в которых участвуют не только государственные, но и негосударственные субъекты, у каждого из которых свои интересы. Во-вторых, структура источников  регулирования МЭО представляется более разнообразной и сложной, чем международных отношений. Это связано с тем, что регулирование МЭО осуществляется не только на глобальном уровне с использованием универсальных принципов, но и на внутригосударственном уровне, которое зависит от национального законодательства. В-третьих, в системе регулирования МЭО имеется обилие рекомендательных норм международных организаций и конференций, имеющих неимперативный характер. В-четвертых, в регулировании МЭО широкое распространение получили международно-правовые обычаи, формирующие обычно-правовые нормы, которые затем закрепляются в международных договорах. В-пятых, для системы формирования МЭП характерно развитие неформальных договорённостей (например, коммюнике «Группы двадцати»). И, в-шестых, система экономического сотрудничества динамично развивается в интересах доминирующих государств. Если ООН, ВТО и большинство международных организаций основаны на принципах равенства государств, согласно которому «одно государство – один голос», то для МВФ и Всемирного банка характерен принципиально другой, «взвешенный» подход, количество голосов в этих институтах определяется в зависимости от экономического веса государства.

Основанием современного мирового порядка, закрепившим послевоенную гегемонию США в мировой экономике и политике и их становление как системообразующего государства капиталистической системы, явилось практическое применение синтеза концепций реализма и неолиберализма в регулировании МЭО. США создали иерархическую, опирающуюся на  экономическую и военно-политическую мощь, систему отношений в капиталистическом мире. Созданные по американскому проекту наднациональные международные организации  позволили США управлять всей мировой капиталистической системой, сделав особый упор  на контроль над валютно-финансовой сферой. Дальнейшее укрепление гегемонии произошло за счет активного внедрения Соединенными Штатами в практическую деятельность теории неолиберальной экономической глобализации.

В институциональном понимании современный МЭП – система организаций, реализующая свод принципов и правил регулирования МЭО, имплицитно сформированный в интересах государств и негосударственных субъектов, обладающих значительной экономической силой, применение которой в системе практически не ограничено. С идеалистических позиций система управления МЭП должна функционировать в интересах развития всего мирового сообщества, именно с этой целью был создан универсальный, наднациональный уровень управления. Проведенный анализ современного МЭП показал, что в системе управления мировым порядком наряду с двумя группами глобальных «регуляторов» - международными экономическими  организациями и неформальными организациями ведущих стран «Группа восьми» и «Группа двадцати» - можно выделить еще три группы субъектов регулирования МЭО. Это региональные объединения государств, обладатели глобального капитала – ТНК, ТНБ и МФЦ и доминирующие в мировой экономике и политике государства. Эти субъекты оказывают влияние на формирование институциональной системы регулирования МЭО, видоизменяют ее в зависимости от своих потребностей и формируют наряду с глобальным региональный, транснациональный и межгосударственный уровни управления МЭП.

В современных условиях сложность взаимодействия субъектов системы формирования МЭП определяется тремя проблемами: 1)  координация экономической политики, проводимая международными экономическими организациями заменяется борьбой интересов отдельных стран, их объединений и самого аппарата этих организаций за влияние на принятие глобально значимых экономических решений; 2) существование многочисленного числа региональных экономических объединений, которые представляют собой мощные инструменты защиты интересов субъектов, играющих решающую роль в экономике и разработке экономической политики в данных объединениях; 3) расширяется влияние интересов ТНК на экономическую политику стран базирования.

В настоящее время система глобального экономического сотрудничества (так же как и глобальное сообщество) характеризуется низкой степенью организованности, координация деятельности его субъектов развивается в большей степени на межгосударственном, региональном, транснациональном, чем на универсальном уровне. Международные экономические институты, которые по своей сути должны оставаться внешними, независимыми субъектами по отношению ко всем участникам МЭО, на деле  имплицитно осуществляют перераспределение благ в пользу доминирующих субъектов мировой экономики.

В современном мире наиболее высокую степень влияния и взаимосвязанности имеют два риска: экономическое неравенство (неравенство в уровнях благосостояния и доходов как внутри стран, так и между странами)  и низкое качество глобального управления (неэффективные международные институты или соглашения).  Эти глобальные риски оказывают негативное влияние на развитие других глобальных факторов, которые взаимодействуют и усиливают влияние друг на друга. Современная дестабилизация глобальных экономических отношений обусловлена целым рядом различных факторов, к ним можно, в первую очередь, отнести: экономические (включая геоэкономические), финансовые, демографические, эколого-климатические, продовольственные и медико-санитарные.

Кризисные явления последних лет показали неспособность системы мировой экономики к быстрому восстановлению и доказали государствам необходимость внедрения интегрированных подходов к управлению глобальными рисками. Так, например, проблема глобального   изменения климата требует максимально широкого участия всех стран в деятельности по эффективному и надлежащему реагированию на глобальные вызовы.

         Ход развития Киотского протокола, принятого в 1997 г. как первого глобального соглашения об охране окружающей среды, основанном на рыночном механизме регулирования  выбросов парниковых газов, показал низкую эффективность коллективных усилий по снижению глобальных рисков и сдерживанию антропогенного воздействия на климатическую систему планеты. Начиная с 1990 г. мировые выбросы вредных газов не сократились по отношению к базовому уровню (1990 г.), а, наоборот, выросли – почти на 50 %. Неэффективность Киотского протокола состоит в том, что лидер мировой экономики - США - не ратифицировали протокол, а такие крупные государства как Китай, Индия, отказалась брать на себя обязательства по сокращению выброса парниковых газов. Россия и Япония не взяли на себя количественных обязательств  во втором периоде действия Киотского протокола (Киото-2). Такая ситуация привела к тому, что для стран, принявших на себя обязательства, соглашение стало невыгодно. По этой причине Канада вышла из Киото-2. На Конференции  ООН, посвященной изменению климата и Киотскому протоколу (Дурбана, ЮАР, декабрь 2011 г.), делегации почти двухсот стран договорились о разработке  нового универсального международного соглашения, которое  начнет действовать с 2020 г. и в отличие от Киотского протокола будет юридически обязывающим для всех стран.

Подводя итоги анализа современного МЭП, можно отметить, что принятые Объединенными Нациями цели  - поддержание международного мира и безопасности,  разрешение международных проблем экономического характера - не достигаются. Для современного МЭП как системы регулирования МЭО и как качественного состояния глобальных экономических отношений характерно следующее: во-первых, отсутствует принцип транспарентности в деятельности международных экономических институтов, что отражает решения этих организаций в интересах элитарных групп, а не в интересах всего мирового сообщества. Во-вторых, в систему регулирования МЭО внедрены принципы реализма и неолиберализма, отвечающие интересам сильных государств, прежде всего США. В-третьих, в результате низкой эффективности функционирования системы наднационального регулирования МЭО глобальные риски приняли долговременный характер и переросли в глобальные факторы нестабильности, что привело к глобальным проблемам в валютно-финансовой, экономической, природно-климатической, медико-санитарной, продовольственной, демографической, геоэкономической и геополитической и др. сферах деятельности мирового сообщества и  к глубокой дестабилизации МЭП.

         Четвертая группа проблем раскрывает результаты ретроспективного исследования строительства альтернативных проектов мировому капиталистическому порядку. В последней четверти ХХ в. альтернативой мировому капиталистическому порядку, формируемому развитыми капиталистическими странами, выступил, с одной стороны, механизм наднационального регулирования мирового социалистического сотрудничества в форме Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), а с другой стороны, НМЭП,  инициатором установления которого, в первую очередь, выступили постколониальные страны.

На распад СЭВ, просуществовавшего почти полстолетия в качестве механизма регулирования мирового социалистического хозяйства, решающее влияние оказало отсутствие конкуренции, прямых связей между предприятиями и конкретных механизмов претворения в жизнь декларируемых принципов международного социалистического разделения труда; переоценка преимуществ плановых методов интеграционного сотрудничества и недооценка роли рыночных механизмов,  исторически сложившиеся глубокие различия в уровнях социально-экономического развития государств-членов (в отличие от стран Западной Европы, которые находились примерно на одинаковом уровне развития), наличие дешевого сырья и топлива, что являлось тормозом к ускоренному использованию последних достижений НТП и  др.

В отличие от социалистической интеграции, экономическая интеграция стран Западной Европы представлялось не только как способ перехода к новой модели мирового экономического порядка в виде региональных объединений, но и как средство получения конкретных социально-экономических результатов для объединившихся государств. Европейская интеграция действительно позволила создать механизм для получения странами Западной Европы экономических преимуществ, выгоды от объединения, в то время как СЭВ являлся скорее не взаимовыгодным, а затратным механизмом.

В конце 60-х-начале 70-х гг. ХХ в. произошло радикальное изменение сил в мировом хозяйстве – с одной стороны, повысилась роль социалистических и развивающихся стран в мировой экономике, а с другой, изменилось соотношение сил внутри мировой капиталистической системы, где отмечалось относительное снижение экономического веса США и рост экономики Японии и стран Западной Европы, что  в условиях экономического, валютного, энергетического и сырьевого кризисов внесло дезорганизующие моменты в функционирование мировой капиталистической системы, в значительной мере, контролируемой США. Все это потребовало срочных мер по установлению НМЭП.

Институциональную основу НМЭП составили принятые в 1974 г. ГА ООН Декларация и Программа действий по установлению нового экономического порядка и Хартия экономических прав и обязанностей государств, а концептуальную основу – концепция комплексной взаимозависимости и неолиберальной глобализации, инициатором внедрения которой стала Трёхсторонняя комиссия и «Группа семи».

Практическое внедрение резолюций по установлению НМЭП, предусматривающих устранение любых проявлений неравноправия, диктата и дискриминации в системе мирохозяйственных связей, показало, что они не смогли обеспечить развитие  экономической самостоятельности развивающихся государств и реализацию их национальных интересов. Это было обусловлено тем, что в концепции НМЭП не затрагивались основы функционирования системы мирового капиталистического хозяйства. В капиталистической системе создание рыночного механизма перераспределения выгод от МРТ в пользу развивающихся стран невозможно, а сама концепция НМЭП является расплывчатой и неопределенной. Основной юридический документ по вопросам НМЭП  - Хартия экономических прав и обязанностей государств - имеет рекомендательный, а не императивный характер. Одно из основных противоречий концепции НМЭП заключается в том, что она, в первую очередь, призвана ограничить действие стихийных рыночных сил, но в то же время обращается к одному их главных элементов рыночного хозяйства – привлечению частного капитала. Попытки развивающихся стран принять «Кодекс поведения» ТНК закончились неудачей.

Резолюции по установлению НМЭП вопреки поставленным целям, на практике  создали основу для перехода этих стран от политики государственного регулирования и опоры на собственные силы к политике неолиберализма. Создание преференциальных блоков, дифференциация развивающихся стран по уровню социально-экономического развития, регионализация и глобализация – вот те долгосрочные тенденции развития мирового сообщества, которые явились следствием внедрения положений НМЭП. Одновременно с процессом  дифференциации развивающихся государств зародилась тенденция к кооперативному сотрудничеству развитых стран, которые смогли создать координационные механизмы регулирования МЭО в виде Трёхсторонней комиссии и «Группы семи».

Изучение исторического опыта создания альтернативных проектов мировому капиталистическому порядку показало, что НМЭП, принявший форму неолиберальной глобализации, также как «старый» экономический  порядок, отвечает национальным интересам промышленно развитых стран, в первую очередь, США.

Пятая группа проблем выявляет комплекс стратегических мер для повышения роли России в глобальном управлении и реализации ее национальных интересов на основе проведенного анализа ее интеграции в систему глобальной экономики.

Вхождение России в новую для нее систему капитализма, находящегося на его высшей постиндустриальной стадии зрелости, привело к снижению ее позиций в мировой экономике. Доля России в мировом ВВП в начале реформ (1990 г.) составляла 5,57 %, в настоящее время, несмотря ее медленный рост в последнее десятилетие, она все же ниже дореформенных показателей и составляет около 4 %, но при этом показатели внешней торговли имеют устойчивую тенденцию к росту (табл. 1). Так, если рассматривать период с 1995 по 2008 гг., то товарооборот вырос в 5,3 раза, экспорт - в 5,7; а импорт - в 4,7 раза; положительное сальдо торгового баланса в 9 раз. В 2009 г. отмечается снижение всех внешнеторговых показателей по сравнению с 2008 г. более чем на 1/3, с 2010 г. наметилась тенденция к  их росту. Особенностью внешней торговли РФ является устойчивое положительное сальдо внешнеторгового баланса.

Таблица 1

Динамика внешней торговли Российской Федерации 1992-2010 гг.

1992 г

1995 г.

2000 г.

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

2009 г.

2010 г.

млрд. долл. США

Внешнеторговый оборот

96,6

145,0

149,9

368,9

467,8

577,9

763,5

495,8

648,9

Экспорт

53,6

82,4

105,0

243,8

303,6

354,4

471,6

304,0

400,1

Импорт

43,0

62,6

44,9

125,4

164,3

223,5

291,9

191,9

248,7

Сальдо

10,6

19,8

60,1

118,4

139,3

130,9

179,7

112,1

151,4

в % к предыдущему году

Внешнеторговый оборот

 

-

 

123,1

 

130,2

 

131,6

 

126,7

 

123,5

 

132,1

 

64,9

 

131,0

Экспорт

-

122,3

139,0

133,1

124,5

116,8

133,1

64,5

131,9

Импорт

-

124,1

113,5

128,8

131,0

136,0

130,6

65,7

129,7

Источник: Россия в цифрах – 2011 г. Федеральная служба государственной статистики // www.gks.ru.

Значительное увеличение объемов внешней торговли за счет роста экспорта сырья и ввоза готовой продукции привело к увеличению доли экспорта и импорта России почти вдвое в мировых показателях (доля экспорта с 1995 по 2008 гг. выросла с 1,6 % до 2,9 %, а импорта с 0,9 % до 1,7 %), но она по-прежнему крайне мала и сопоставима с показателями Канады, у которой население почти в пять раз меньше населения России.

Свидетельством низкой конкурентоспособности российской экономики является товарная структура ее внешней торговли. Данные табл. 2 показывают, что на фоне роста экспорта сырьевых товаров происходит сокращение вывоза готовых товаров с высокой добавленной стоимостью.  В российском импорте, напротив, преобладает готовая продукция с высокой добавленной стоимостью, на долю машин и оборудования приходится почти половина всего российского импорта (44,4% в 2010 г.). Важными статьями российского импорта по-прежнему остаются продовольственные и сельскохозяйственные товары (15,9 % в 2010 г.) и продукция химической промышленности (16,1 %).

Сравнительный анализ показывает, что товарная структура внешней торговли России значительно отличается от соответствующей структуры развитых стран. В структуре российского экспорта отмечается самая низкая доля экспорта машин и транспортного оборудования среди стран всех стран G 8 и БРИКС – около 5 % (этот показатель в Японии достигает 62,0 %, Китае - 47,4 %, Германии - 46,2 %, США - 42,8%, ЮАР – 21,9 %).

Таблица 2

Динамика товарной структуры экспорта и импорта РФ в 1992-2010 гг., %

1990

1992

1995

2000

2005

2007

2008

2009

2010

Экспорт – всего

100

100

100

100

100

100

100

100

100

Продовольственные товары и сельскохоз.сырье

 

2,1

 

3,9

 

1,8

 

1,6

 

1,9

 

2,6

 

2,0

 

3,3

 

2,2

Минеральные продукты

45,4

52,1

42,5

53,6

64,6

64,9

69,8

67,4

68,4

Продукция химической продукции, каучук

 

4,6

 

6,1

 

10,0

 

7,2

 

6,0

 

5,9

 

6,4

 

6,2

 

6,2

Древесина и целлюлозно-бумажные изделия

 

4,4

 

3,7

 

5,6

 

4,3

 

3,4

 

3,5

 

2,5

 

2,8

 

2,4

Текстиль, текстильные изделия и обувь

 

1,0

 

0,6

 

1,5

 

0,8

 

0,4

 

0,3

 

0,2

 

0,2

 

0,2

Металлы, драгоценные камни и изделия из них

 

12,9

 

16,4

 

26,7

 

21,7

 

16,9

 

15,9

 

13,2

 

12,9

 

12,8

Машины, оборудование и транспортные средства

 

17,6

 

8,9

 

10,2

 

8,8

 

5,6

 

5,6

 

4,9

 

5,9

 

5,4

Прочие

11,8

8,1

1,7

1,8

1,2

1,3

1,0

1,3

2,4

Импорт  – всего

100

100

100

100

100

100

100

100

100

Продовольственные товары и сельскохоз.сырье

 

20,8

 

26,0

 

28,1

 

21,8

 

17,7

 

13,8

 

13,2

 

18,0

 

15,9

Минеральные продукты

2,9

2,7

6,4

6,3

3,1

2,3

3,1

2,4

2,3

Продукция химической продукции, каучук

 

10,9

 

9,3

 

10,9

 

18,0

 

16,5

 

13,8

 

13,2

 

16,7

 

16,1

Древесина и целлюлозно-бумажные изделия

 

1,1

 

1,2

 

2,4

 

3,8

 

3,3

 

2,7

 

2,4

 

3,0

 

2,6

Текстиль, текстильные изделия и обувь

 

9,3

 

12,2

 

5,7

 

5,9

 

3,7

 

4,3

 

4,4

 

5,7

 

6,2

Металлы, драгоценные камни и изделия из них

 

5,4

 

3,3

 

8,5

 

8,3

 

7,7

 

8,2

 

7,2

 

6,7

 

7,4

Машины, оборудование и транспортные средства

 

44,3

 

37,7

 

33,6

 

31,4

 

44,0

 

50,9

 

52,7

 

43,4

 

44,4

Прочие

5,3

7,6

4,4

4,5

4,0

4,0

3,8

4,1

5,1

Источник: Россия в цифрах – 2011. Федеральная служба государственной статистики // www.gks.ru.

Слабые позиции России в мировой торговле еще раз показали, что экстенсивные факторы экономического роста давно исчерпали себя, В, мире важное внимание уделяется внедрению инноваций и прогрессивных технологий, которые требуют выделения значительных финансовых  средств на их разработку. Проблемами России является не столько недостаточное внимание государства к этой сфере, сколько низкая заинтересованность бизнеса в использовании последних достижений науки и техники. В структуре внутренних затрат на исследования по секторам науки на государственный сектор в России приходится более 30 %, в то время как в США и Японии – по 11-12 %. Особенностью России является низкий вклад высшего образования в НИОКР, его доля составляет 6,7 %, в то время как в Японии этот показатель превышает 43 %, что свидетельствует о формировании тенденции к снижению конкурентоспособности российского образования.

Важный фактор роста развивающихся государств – иностранные инвестиции. Они, однако,  не способствовали модернизации экономики России, как это произошло, например, в Китае.  В России, на конец 2010 г., накоплено 300,1 млрд. долл. иностранных инвестиций. Однако в структуре их значительная доля принадлежит прочим инвестициям  (свыше половины от всего объема) и прямым капиталовложениям в металлургическое производство и добычу топливно-энергетических ископаемых, что консервирует положение России как  энергосырьевого поставщика.  Проведенный анализ вхождения России в глобальную экономическую систему показал, что открытость экономики имеет двойственный характер  и приносит не только выгоды, но и потери. Их соотношение зависит от уровня развития страны, структуры ее экономики, сбалансированности отраслей и от стратегического выбора внешнеэкономической политики. В оптимальном варианте внешнеэкономическая стратегия соединяет собственные сравнительные преимущества страны с преимуществами мирового рынка. В противном случае минусы последнего многократно усугубляют собственные недостатки, что показала проведенная в 1990-е гг. стратегия «шоковой терапии» в России.

Слабые позиции России в мировой экономике отразились на ее низкой роли в системе глобального регулирования. Например, квота России в Бреттон-Вудских институтах крайне мала, а это значит, что ее роль в принятии решений по глобальному управлению также невелика (квота России менее 3% в МВФ и МБРР, соответственно она обладает менее 3% голосов в этих институтах). В связи с этим даже удвоение ВВП не решит проблему повышения позиций РФ в глобальном управлении, что требует поиска новых  подходов к решению этой проблемы.

В настоящее время одной из проблем России является также и то, что она большинстве случаев выступает не активным субъектом, а пассивным объектом глобального управления и процессов глобализации. Она в основном принимает предлагаемые ей правила, но не  имеет собственной четкой позиции по многим актуальным вопросам развития глобальной экономики. Россия должна активно участвовать в формировании такого МЭП, который бы отвечал ее национальным интересам, что делает актуальным их выявление.

К первоочередным внешнеэкономическим интересам РФ можно отнести: изменение роли России в МРТ, что выражается в диверсификации товарной структуры экспорта и импорта путем модернизации и инновационного развития национальной экономики,  развитии импортозамещающего производства и изменении «колониального» характера внешней торговли, который проявляется уже не только в торговле с развитыми государствами, но и развивающимися (например, с Китаем), транснационализации российского бизнеса (выстраивание собственных международных производственно сбытовых связей), расширении форм участия в международном лицензионном обмене и других мерах; реализацию проектов производственно-технологической кооперации преимущественно в наукоемких областях с ведущими государствами; применение со странами АТР программного подхода, содержащего мероприятия по долгосрочному развитию Сибири и Дальнего Востока; эффективное использование иностранной рабочей силы в интересах балансирования рынка труда и обеспечения потребностей национальной экономики; корректировка и координация экономической политики интеграционных объединений, созданных на постсоветском пространстве с  внешнеэкономической стратегией России и модернизация транспортно-логической инфраструктуры на их территории;   укрепление сотрудничества России с государствами исламского мира, насчитывающих около 1,5 млрд. чел.; повышение конкурентоспособности российского морского транспорта для освоения ресурсов Мирового океана  и др.

К числу важных национальных интересов России можно отнести  обеспечение демографической безопасности. В настоящее время в России один из самых высоких в мире показателей естественной убыли населения (1,8 чел. на 1 тыс. жителей, для сравнения: в США естественный прирост составляет 6,3 чел. на 1 тыс. жителей), что приводит к ее неуклонному сокращению.

Система формирования мирового порядка – это сложная система отношений: «Национальные интересы - МРТ – МЭО – международное экономическое право – мировой экономический порядок», которая оформляет уже существующие процессы: «Национальные интересы - МРТ – МЭО», с другой стороны «мировой экономический порядок – международное экономическое право» активно воздействует на процессы «МЭО – МРТ» и поэтому является объектом острой борьбы интересов влиятельных государств. Отсюда следует, что Россия без активного участия в разработке  норм международного экономического права и формировании МЭП не сможет в полной степени реализовать свои национальные интересы.

Таким образом, приоритетными направлениями реализации национальных интересов России является ее активное участие в разработке  институциональной системы формирования МЭП. В МВФ, МБРР, ВТО и др. организациях заложены основные принципы и нормы, отражающие баланс интересов экономически сильных государств. В такой ситуации первоочередная задача для России - не только отстоять свои национальные интересы, но и упрочить свои позиции, в том числе в деятельности этих организаций.

Для реализации национальных интересов Россия должна, во-первых,  активизировать свое участие в действующих международных экономических организациях (ООН и ее структурных учреждениях: ГА ООН, ЭКОСОС, МВФ, Всемирного банка, ЮНКТАД, ВТО) и саммитах G 8 и G 20 и разработке правил глобального регулирования МЭО в целях их соответствия российским интересам. Во-вторых, с целью усиления контроля по установлению цен на рынках сырьевых ресурсов и совместному (коллективному) поиску компромисса на этих – направлениях необходимо инициировать создание новых институтов, особенно в сырьевых отраслях, например «газовой ОПЕК». В-третьих, контролировать режим, который предоставляется российским товарам при их импорте в другие страны. В-четвертых, активизировать сотрудничество на азиатско-тихоокеанском направлении, использовав предстоящий Владивостокский саммит АТЭС для решения национальных интересов развития Сибири и Дальнего Востока.  В-пятых, важным направлением реализации национальных интересов России  станет завершение процедуры вступления  в ОЭСР,  что будет способствовать развитию более тесных контактов России с наиболее развитыми странами мира.

Одной из целей деятельности российских внешнеэкономических и дипломатических служб должно стать исследование приемов и методов продвижения развитыми странами своих государственных интересов в международных экономических организациях, что позволит, во-первых,  проводить гибкую политику по упреждению и противодействию, когда они вступают в противоречие с российскими интересами, и, во-вторых, использовать соответствующие инструменты при продвижении российских интересов, в том числе через эти же организации и другие методы экономической дипломатии. Недавнее вступление России в ВТО  с точки зрения участия РФ в формирования МЭП можно оценить как важное событие - Россия  получила доступ не только к международному механизму разрешения торговых споров, но и к разработке правил регулирования МЭО.

Автор исходит из необходимости более активного использования статуса России как государства - члена G 8 и G 20 при выдвижении важных стратегических инициатив (в области экономики и финансов), отстаивании своих национальных интересов и их отражении в нормах МЭП. России необходимо по примеру США использовать упреждающие стратегии, действия, прецеденты, односторонние действия  и акты для формирования и развития международной институциональной системы в нужном для нее направлении, проявляя гибкость и конструктивный подход в международных дискуссиях.

         Шестая группа проблем связана с разработкой концепции МЭП и методологии оценки эффективности регулирования международного экономического сотрудничества в современных условиях глобализации.

Стремительный распад мировой системы социализма и трансформация всемирного хозяйства в глобальную капиталистическую систему  требовали новых концепций регулирования МЭО, которые, однако, предложены не были. В мировом сообществе продолжает доминировать теория  «гегемонистской стабильности» (Hegemonic Stability Theory), согласно которой стабильность мировой экономики зависит от наличия в ней экономической и политической державы-гегемона. Между тем, в условиях глобализации традиционное утверждение подвергается сомнению по трем причинам.

Первая связана с тем, что НТП привел к радикальному изменению предметов общественного и индивидуального труда. С конца ХХ в. наиболее коммерчески эффективным сегментом деятельности мирового сообщества стали информационные технологии. Это означает, что развитие государства-гегемона определяется не только эффективным производственным механизмом но и от сфер, не связанных с реальным производством. Вторая причина связана с ростом количества переменных, определяющих ход исторических событий и усложнением их взаимосвязей. Третья причина вызвана ускорением мирового экономического и технологического развития - то, что прежде растягивалось на столетия, в ХХ в. стало происходить на протяжении десятков лет, а это означает, что в будущем неизбежно ускорение смены одного мирового порядка другим, что, собственно, и происходит в настоящее время. Но эта смена происходит не одномоментно, а поэлементно, порождая иллюзию неизменности (особенно внешне).

Такая ситуация требует новых подходов к формированию МЭП. С точки зрения прикладного анализа, можно выделить два подхода  к интерпретации МЭП: реалистический и институциональный (как  разновидность неолиберального).

Реалистический подход.  Если в качестве основополагающих критериев использовать экономическую и военно-политическую мощь и количество сильных государств, то можно выделить теоретически четыре, а  эмпирически - три типа структуры системы межгосударственных отношений и мирового экономического порядка (рис. 2).

Уровень соотношения

экономических и военно-политических факторов

высо

кий

3.Моноцентричная структура  (гегемонистский режим)

2.Дихотомная  структура

(два мира - два порядка)

низ

кий

4.Гомогенная структура (объединение и кооперирование государств)

1.Полицентричная структура (баланс сил)

 

ни одного или одно

два или несколько

Количество сильных государств

Рис. 2. Матрица моделей структуры системы межгосударственных отношений и мирового экономического порядка на основе силовых факторов

Источник: составлено автором

Первый тип - существование нескольких сильных государств с относительно равным экономическим потенциалом. Такая полицентричная структура межгосударственных отношений существовала с начала образования Вестфальской системы мира до середины ХХ в.

Второй тип - наличие двух супер-держав, биполярная структура межгосударственных отношений. На практике это проявилось в существовании двух социально-экономических и политических систем - социалистической (при доминировании СССР) и капиталистической (при доминировании США) и, соответственно, двух мировых порядков на протяжении почти полувека (1945-1991 гг.).

Третий тип - моноцентричная структура – существование одного супер-государства или державы-гегемона. Такая структура с центром США, согласно мнению некоторых аналитиков, в частности, проф. Р.И. Хасбулатова, существовала в период с момента распада системы социализма в 1991 г. до атаки на США 11 сентября 2001 г.

Четвертый тип - гомогенная (однородная) структура, для которой характерно объединение государств (федерация) и отсутствие сверхдержавы-империи. Эта модель предполагает постепенное ослабление роли современной державы-гегемона США.

Наличие общепризнанной иерархии государств, узаконенной внедрением силового («взвешенного») принципа в систему Бреттон-Вудских международных институтов, привело к тому, что США продолжает обладать самым значительным количеством голосов (16,4% в 2011 г.) при принятии решений по глобальному управлению, что в условиях развития полицентричного мира фактически несправедливо и требует поиска новых идей к формированию МЭП.

         Институциональный подход. Предлагаемая типология моделей МЭП базируется на двух основополагающих составляющих: на степени развития идей, правил и институтов и на уровне принятия решений. В зависимости от того, в какой комбинации сочетаются эти критерии, можно выделить четыре типа моделей МЭП (рис.3).

 

Степень развития правил и инсти-

тутов

 

высо-

кий

2. Защита или поддержка гегемонистского режима (создание МВФ, ВБ в интересах США)

4. Конституционный порядок  (широкий формат международных соглашений о принципах регулирования международных правил)

 

низ

-кий

1. Зарождение гегемонисткого режима

3. Кризисное соглашение (саммиты

G 8,  G 20, БРИКС и др. в целях решения  глобальных проблем)

 

односторонний

многосторонний

Уровень принятия решений

Рис. 3. Матрица моделей мирового экономического порядка  на основе институциональных факторов

Источник: составлено автором

Первый тип предполагает низкую степень развития правил и институтов и низкий уровень принятия решений. Такая ситуация характерна при зарождении державы-гегемона.

Второй тип характеризуется высокой степенью развития определенных правил и институтов в интересах государства-лидера, но низким уровнем принятия коллективных решений, что позволяет защищать или поддерживать гегемонистский режим (например, создание МВФ и ВБ в интересах США).

Третий тип с низкой степенью развития правил и институтов и относительно высоким уровнем принятия коллективных решений формируется в кризисных ситуациях в виде создания неформальных групп (например, «Группы восьми» и «Группы двадцати»).

Четвертый тип предполагает высокую степень развития правил и институтов и высокий уровень принятия решений, что создает предпосылки для развития конституционного порядка в мирохозяйственной системе. В этих условиях  государства не связаны друг с другом какой-либо конституцией, хартией или другим документом, но они подчиняются совместно выработанным и институционализированным правилам, определяющим их права и обязанности.

США в  условиях глобализации и повышенной динамики изменений все сложнее становится выступать  в роли политического и экономического лидера человечества, что объясняет объективную необходимость перехода от теорий гегемонистской стабильности и неолиберальной глобализации к концепции межгосударственного (коллективного) управления МЭП. Целью предлагаемой концепции является разработка стратегии коллективного управления глобализацией, направленной на то, чтобы глобализация стала позитивным фактором для всех народов мира и равномерно распределялись ее выгоды и издержки между странами.

Предлагаемая концепция межгосударственного (коллективного) управления мировым экономическим порядком базируется  на следующих принципах и постулатах: необходимость повышения степени управляемости протекающими в современном мире глобальными экономическими и финансовыми процессами; повышение значимости и перспективности межгосударственных структур и наднациональных институтов; увеличение роли субъектов из числа быстроразвивающихся стран, в первую очередь, БРИКС в принятии решений по глобальному регулированию; необходимость принятия коллективных усилий для устранения нарастающих политических, экономических, криминально-террористических и др. проблем с целью сохранения самой планеты Земля и ее человечества. Для реализации этой концепции, включая решение глобальных проблем и снижение глобальных рисков, предлагается активизировать межгосударственное сотрудничество на базе саммитов «G 20».

С одной стороны, сложность миросистемы порождает кризис  управления ею, а с другой стороны, она позволяет системе развиваться в направлении самоподдержания и самосохранения и приобретать новое интегративное свойство – эмерджентность, позволяющее мировому сообществу совместно решать глобальные проблемы современности непосильные отдельному государству. В современных критических условиях существования мирового сообщества система целеполагания глобальной экономики, ориентированная на получение прибыли любой ценой, должна быть изменена и направлена, в-первую очередь, на предотвращение планетарной катастрофы и решение глобальных проблем.

В настоящее время последствия финансовой глобализации оказываются неподконтрольными существующей системе наднациональных и национальных институтов, что требует, в первую очередь, реформы международной финансовой архитектуры. В качестве препятствия дальнейшему развитию процессов финансиализации предлагается целесообразным использовать модель поливалютной системы на базе региональных резервных валют как альтернативы гегемонии и экспансии доллару (рис. 4). Предлагаемая модель, отражающая приоритетную тенденцию развития мирового сообщества – формирование полицентричного мирового сообщества, будет  способствовать развитию финансовой децентрализации на основе  регионализации.  При этом надо подчеркнуть, что речь идет о долговременном проекте, ориентированном на будущее.

 


Рис. 4. Модель финансовой регионализации

Источник: составлено автором

Для нивелирования отрицательных последствий глокализации и предотвращения превращения ТНК в глобальных монополистов, предлагается расширить функции ЭКОСОС, как главного органа ООН, отвечающего за повышение уровня жизни мирового сообщества, возложив на него обязанности глобального антимонопольного ведомства.

Для оценки эффективности регулирования международного экономического сотрудничества разработана авторская методика, включающая систему интегральных показателей, раскрывающих экономико-экологические, социально-экономические и социально-экологические взаимосвязи деятельности мирового сообщества, и разработанную на основе методологии системной динамики схему их контроля и регулирования. К интегральным показателям, рассчитанным на базе модели: «давление (мировое сообщество своей деятельностью оказывает давление на окружающую среду) - состояние (изменяется количество и качество природных ресурсов) – реакция (общество реагирует на эти изменения, меняя государственную политику, общественное сознание и поведение), в первую очередь, предлагается отнести: экологически адаптированный чистый внутренний валовый продукт, показатель «истинных» валовых внутренних сбережений и коэффициент устойчивости социально-экономического развития.

В современных условиях, когда одновременно происходит рост экономик супер-государств и стремительное увеличение населения планеты, с одной стороны, и остро проявляется нехватка территории и дефицит ресурсов, с другой, соперничество государств за влияние на регулирование глобальных экономических отношений будет обостряться, а проблема организации МЭП по причине ускорения смены одного порядка другим только усилит свою актуальность. В этой связи действия России в части формирования МЭП должны отвечать тройному императиву: быть эффективными, оперативными и адекватными происходящим в мире изменениям и национальным интересам.

Россия в процессе трансформации геоэкономической системы и глобальных экономических отношений должна стремиться извлечь максимальную выгоду из исторически сложившихся  связей и в то же время должна налаживать новые взаимоотношения и создавать новые институты, чтобы укрепить свое влияние в новой формирующейся системе мирового экономического порядка и управлять его развитием.

III. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ

Статьи в журналах,  входящих в перечень ведущих периодических изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора наук

  1. Бабурина О.Н. Национальные интересы России в условиях постгегемонистского мирохозяйственного порядка // «Национальные интересы: приоритеты и безопасность». 2011. №44 (137). С. 28-36 (1,0 п.л.).
  2. Бабурина О.Н. Новая парадигма мирового экономического порядка в системе глобального капитализма: от реализма к институционализму // «Международная экономика». 2011. № 7. С. 11-22 (1,1 п.л).
  3. Бабурина О.Н. Переход от теории гегемонистской стабильности к концепции коллективного управления мировым экономическим порядком как фактор отражения национальных приоритетов // «Национальные интересы: приоритеты и безопасность». 2011. № 9 (102). С. 25-32 (0,9 п.л).
  4. Бабурина О.Н. Влияние интеграции стран БРИК на мировую экономику // «Финансы и кредит». 2010. №31 (415). С. 23-28 (0,6 п.л.).
  5. Бабурина О.Н. Новый международный экономический порядок и новый мировой экономический порядок: соотношение понятий и этапы трансформации // Вестник Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова. 2010. №5 (35). С. 120-126 (0,4 п.л.).
  6. Бабурина О.Н. Колонизация, индустриализация или глобализация – причины стратификации мирохозяйственной системы // «Финансы и кредит». 2009. №34 (370). С. 39-45 (0,8 п.л.).
  7. Бабурина О.Н. Концепции экономической глобализации // «Финансы и кредит». 2009. № 26 (362). С. 28-36 (1,0 п.л.).
  8. Бабурина О.Н. Концептуальные подходы к международным отношениям в условиях глобализации: от альтернатив дихотомии к синергетике // «Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки». 2008. №1 (5). С.73-81 (0,75 п.л.).
  9. Бабурина О.Н. О генезисе и стадиях глобализации мировой экономики // «Финансы и кредит». 2009. № 14 (350). С.43-50 (0,9 п.л.).
  10. Бабурина О.Н. Вызовы глобализации и их отражение в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации // «Национальные интересы: приоритеты и безопасность». 2009. №4 (37). С.37-43 (0,7 п.л.)
  11. Бабурина О.Н. Вариации представлений о мировом порядке или новый мировой экономический беспорядок // «Финансы и кредит». 2008. № 37 (325). С.20-27 (0,9 п.л.).
  12. Бабурина О.Н. Регионализация и глобализация: к проблеме взаимосвязи // «Проблемы современной экономики». 2008. №3 (27). С. 163-167 (0,75 п.л.).
  13. Бабурина О.Н. Модификация федерализма в контексте императив глобальной экономики // «Региональная экономика: теория и практика». 2008. №32(89). С.7-11 (0,55 п.л.).
  14. Бабурина О.Н. Россия в глобальной экономике или возможность реализации новой инвестиционной стратегии // «Финансы и кредит». 2008. № 31 (319). С. 23-29 (0,7 п.л.).
  15. Бабурина О.Н. Региональные резервные валюты как альтернатива гегемонии и экспансии доллара // «Финансы и кредит». 2008. №24 (312). С. 48-54 (0,75 п.л.).
  16. Бабурина О.Н. Внешнеэкономическая стратегия России сквозь призму глобальных тенденций современности // «Проблемы современной экономики». 2008. №2 (26). С. 78-81 (0,6 п.л.).
  17. Бабурина О.Н. Финансовые институты управления новым мировым порядком или аргументы Дж. Стиглица «Глобализация: тревожные тенденции» // «Финансы и кредит». 2008. № 23 (311). С.63-70 (0,9 п.л.).

Монографии и брошюра

  1. Бабурина О.Н. Мировой экономический порядок. Генезис, концепции и позиции России в его формировании.- Germany, Saarbrucken: LAMBERT Academic Publishing.- 2011.-262 с.(10,0 п.л.).
  2. Бабурина О.Н. Мировой экономический порядок и вызовы для России в условиях трансформации Вестфальской системы мира.- Новороссийск: Изд-во «Такт-М», 2009. 97 с. (3,9 п.л.).
  3. Бабурина О.Н. Генезис и концепции экономической глобализации.- Новороссийск: РИО МГА им. адм. Ф.Ф. Ушакова, 2009. 120 с.(7,0 п.л.).

Учебные пособия

  1. Бабурина О.Н. Мировая валютная система и международные финансовые организации. Новороссийск: МГА им. адмирала Ф.Ф. Ушакова, 2007. 112 с. (6,51 п.л.).
  2. Бабурина О.Н. Международное движение факторов производства. Новороссийск: МГА им. адмирала Ф.Ф. Ушакова, 2006. 88 с. (5,12 п.л.).
  3. Бабурина О.Н.  Мировая экономическая система и международная торговля. Новороссийск: МГА им. адмирала Ф.Ф. Ушакова, 2006. 124 с. (7,21 п.л.).

Статьи в научных сборниках и опубликованные тезисы докладов на научных конференциях

  1. Современный кризис как императив трансформации мирового экономического порядка и целеполагания системы глобального капитализма // Материалы II Международной научной конференции «Актуальные проблемы и современное состояние общественных наук в условиях глобализации» (г. Москва, 24-25 июня 2011 г.). Всероссийский научный журнал «Общественные науки». М.: МИИ НАУКА, 2011.-№5.-С. 444-451 (0,55 п.л.).
  2. Бабурина О.Н. Изменения в системе регулирования глобальной экономики: от режима гегемонистской стабильности к концепции коллективной управляемой стабильности // Материалы III Международной научно-практической конференции (18-19 февраля 2011 г.) «Современная экономика: концепции и модели инновационного развития». В 2 кн. Кн. 1. М.: ГОУ ВПО «РЭУ им. Г.В. Плеханова», 2011.- С.100-103 (0,25 п.л.).
  3. Бабурина О.Н. Россия: субъект или объект глобального управления. Сборник научных трудов IV Международной школы-симпозиума АМУР 2010 (Севастополь, 13-18 сентября 2010 г.) «Анализ, моделирование, управление, развитие экономических систем». Симферополь: ТНУ им. В.И. Вернадского, 2010.- С. 188-191 (0,4 п.л.).
  4. Бабурина О.Н. Перспективы создания конкурентной поливалютной системы и использования российского рубля в качестве региональной резервной валюты // Материалы девятой регион. науч.-техн. конф.: «Проблемы эксплуатации водного транспорта и подготовки кадров на Юге России». Новороссийск: РИО МГА им. адм. Ф.Ф. Ушакова, 2011. С. 72-73 (0,2 п.л.).
  5. Бабурина О.Н. Международные экономические организации - фактор неэффективности механизма регулирования мирового хозяйства // Сборник научных работ МГА им. адм. Ф.Ф. Ушакова. Вып. 15. Новороссийск: РИО МГА им. адмирала Ф.Ф. Ушакова, 2010. С.116-118. (0,45 п.л.).
  6. Бабурина О.Н. Организационно-правовая основа мирового экономического порядка // Материалы восьмой регион. науч.-техн. конф.: «Проблемы эксплуатации водного транспорта и подготовки кадров на Юге России». Ч. I. Новороссийск: РИО МГА им. адм. Ф.Ф. Ушакова, 2010. С. 144-147 (0,4 п.л.).
  7. Бабурина О.Н. Состояние и перспективы морского транспорта России в контексте конкурентоспособности национальной экономики // Материалы восьмой регион. науч.-техн. конф.: «Проблемы эксплуатации водного транспорта и подготовки кадров на Юге России». Часть 1. -Новороссийск: РИО МГА им. адм. Ф.Ф. Ушакова, 2010. С.5-9 (0,5 п.л.).
  8. О влиянии экономической глобализации на динамику и отраслевую структуру грузооборота Российской Федерации // Сборник научных работ МГА. Вып. 13. Новороссийск: РИО МГА им. адмирала Ф.Ф. Ушакова, 2009. С. 46-49 (0,45 п.л.).
  9. Бабурина О.Н. Геологистические аспекты мировой и внешней торговли России на современном этапе глобализации // Мат. седьмой регион. науч.-техн. конф.: «Проблемы эксплуатации водного транспорта и подготовки кадров на Юге России». Часть 1. Новороссийск: РИО МГА им. адм. Ф.Ф. Ушакова, 2008. С. 231-235 (0,55 п.л.).
  10. Бабурина О.Н. Зоны «новой бедности» в новой глобальной экономике // Сборник статей VII Всероссийской научно-практической конференции: «Проблемы и перспективы российской экономики».- Пенза: АНОО «Приволжский дом знаний», 2008. С.17-19 (0,2 п.л.).
  11. Бабурина О.Н. «Долларовое пресыщение» как фактор перехода от американоцентризма к полицентризму в валютно-финансовой сфере // Материалы X научно-практической конференции Новороссийского филиала Московского гуманитарно-экономического института: Наука и знание. Новороссийск: НФ МГЭИ, 2008. С. 66-69 (0,3 п.л.).
  12. Бабурина О.Н. Регионы России и цели устойчивого развития ООН // Сборник статей V Всероссийской научно-практической конференции: «Социально-экономические аспекты современного развития России».- Пенза: АНОО «Приволжский дом знаний», 2008. С.40-42 (0,2 п.л.).
  13. Бабурина О.Н. Хотели как лучше … (о товарной структуре внешней торговли России до и после реформирования ВЭД) // Сборник научных статей по материалам межвузовской научно-практической конференции: «Основы управления экономическим процессом в период стабилизации экономики в Российской Федерации» Ч. II.- Пенза: Информационно-издательский центр Пензенского государственного университета (ИИЦ ПГУ), 2007. С. 36-40 (0,3 п.л.).
  14. Бабурина О.Н. Глобальная экономика и ее влияние на экономику России (внешнеторговую деятельность) // Сборник научных работ МГА. Вып. 12. Новороссийск: РИО МГА им. адмирала Ф.Ф. Ушакова, 2007. С. 175-178 (0,4) п.л.).
  15. Бабурина О.Н. Анализ современного положения России в мирохозяйственных связях: транспортный аспект // Материалы первой международной и шестой региональной научно-технической конференции: «Стратегия развития транспортно-логистической системы Азово-Черноморского бассейна; Проблемы безопасности морского судоходства, технической и коммерческой эксплуатации морского транспорта».- Новороссийск: РИО МГА им. адм. Ф.Ф. Ушакова, 2007. С. 108-111 (0,35 п.л.).
  16. Бабурина О.Н. Социально-экономическое неравенство субъектов ЮФО в процессе глобализации: инвестиционный аспект // «Научная мысль Кавказа». Спецвыпуск.-№7.-Ч.2. Ростов-н/Д: Изд-во Северо-Кавказского научного центра высшей школы Южного федерального университета. 2006. С. 21-24 (0,4 п.л.).
  17. Бабурина О.Н. Управление  социально-экономическим развитием региона (на примере Южного федерального округа) // Материалы четвертой региональной научно-технической конференции: «Проблемы безопасности морского судоходства, технической и коммерческой эксплуатации морского транспорта». Новороссйск: РИО МГА им. адм. Ф.Ф. Ушакова, 2005. С. 165-167 ( 0,3 п.л.).
  18. Бабурина О.Н. К вопросу о современной роли государства, темпах и качестве экономического роста в России // Сборник научных трудов НГМА. Вып. 9. Новороссийск: РИО НГМА, 2004. С. 165-167 (0,3 п.л.).
  19. Бабурина О.Н. Использование опыта новых индустриальных стран в разработке внешнеэкономической стратегии Южного федерального округа // Труды современного гуманитарного университета (СГУ). Выпуск 51. Гуманитарные науки. М.: СГУ, 2003. С. 68-74 (0,35 п.л.).

 В дискуссиях о структуре мирового порядка находят применение такие дефиниции как «однополюсный», «двухполюсный», «биполярный», «многополюсный» мир и др. В этих случаях с научной точки зрения понятие «полюс» используется не всегда корректно. Полюс – что-либо диаметрально противоположное другому (Большой энциклопедический словарь. М.: Большая Российская энциклопедия, 1998.-С. 939). Отсюда следует, что в рамках одной системы мира могут существовать только два противоположных силовых центра, только два полюса, только в таком случае международные системы могут быть охарактеризованы как полюсные, биполярные. В противном случае, к системам, где существует один или несколько центров силы, на наш взгляд, уместнее применять термин «моноцентричная» либо «полицентричная» системы.

Morton A. Kaplan. System and Process in International Politics. N.Y. John Wiley and Sons, Inc., L., 1962.

Фукуяма, Ф. Конец истории и последний человек / Фрэнис Фукуяма; пер. с англ. М.Б. Левина.-М.: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2007.-588 с.

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций / Пер. с англ. Т. Велимеева, Ю. Новикова.-М.: АСТ, 2005.- 571 с.

Keohane R. The Theory of Hegemonic Stability and Changes in International Economic Regimes, 1968-1977. In  Holsti O., Siverson R. Change in the International System. Ed. By George A. Boulder, 1980

Точкой отсчета выбран 1995 г. в связи с тем, что к этому времени сформировалась законодательно-правовая база по регулированию внешнеторговой деятельности  - Федеральный закон от 13.10.1995 №157-ФЗ  «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности», а внутренние цены на ресурсы приблизились к мировым.

Данные за 1990 г. относятся к экспорту и импорту СССР.

США, Япония, Китай и Германия в 2008 г. затратили на эти цели около 400; 150; 120 и 77 млрд. долл. (в расчете по ППС) соответственно. Россия на эти цели израсходовала 23,4 млрд. долл. (для сравнения: Канада - 23,96 млрд. долл.).

Диссертант разграничивает дефиниции «международный порядок» и «мировой порядок». Второе понятие шире и включает в себя «международный» как межгосударственный порядок. Мировой (международный) экономический порядок является доминантной составляющей мирового (международного) порядка.

Кругман П. Возвращение Великой депрессии? Мировой кризис глазами нобелевского лауреата / Пол Кругман; [пер. с англ. В.Н. Егорова, под ред. Л.А. Амелехина].-М.: Эксмо, 2009.-С.31.

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года  (утв. Указом президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. №537) // Собрание законодательства РФ, 18.05.2009.-№20. ст. 2444.

Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года (утв. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 17.11.2008 г. №1662-р (ред. от 08.08.2009 г.) // Собрание законодательства РФ, 24.11.2008.-№47. ст. 5489.

В данном исследовании термин «государственные интересы» и «национальные интересы» будут использоваться как синонимы, хотя между ними есть различия. Термин «национальные интересы» правомерно использовать в том случае, когда эти интересы сформулированы нацией или государством, претендующим на то, чтобы его считали государством-нацией.

Валлерстайн И. Миросистемный анализ: Введение / пер. Н. Тюкиной. - М.: Издательский дом «Территория будущего».-2006.-С. 85.

Свойство робастности (robustness - англ. образован от robust - крепкий, грубый)  проявляется в способности сохранять частичную работоспособность при отказе отдельных элементов или подсистем и объясняется функциональной избыточностью сложной системы. Применительно к миросистеме это может означать, что если какое-либо государство и группа государств выберет стратегию изоляции, то это не разрушит мироэкономику как систему.

Термин получил популярность после выхода книги: Gerald A. Epstein. Financialization and World Economy, 2006.- 456р.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.