WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Воспитание, зарождение школ и педагогической мысли таджиков в эпоху саманидов

Автореферат докторской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

Халимов Абдукарим

ВОСПИТАНИЕ, ЗАРОЖДЕНИЕ ШКОЛ И ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ МЫСЛИ ТАДЖИКОВ В ЭПОХУ САМАНИДОВ

 

13.00.01- общая педагогика, история

педагогики и образования

(педагогические науки)

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора педагогических наук

 

 

 

 

 

 

 

 

Душанбе – 2012

         Работа выполнена на кафедре общей педагогики Кулябского государственного университета имени А. Рудаки

                                                    

Научный консультант:                              -   член- корр. АОТ,

доктор педагогических наук,

профессор Кадыров Кадыр Базарович

Официальные оппоненты:                   - доктор педагогических наук,

профессор Рахимзода Хуррам

- академик АОТ,

- доктор педагогических наук,

профессор Лутфуллоев Махмадулло

- доктор философских наук

Курбонов Абдурахмон Шерович

Ведущая организация:                           Таджикский государственный институт

                                                                  имени Сотима Улугзаде

            Защита диссертации состоится «____» __________ 2012 года в _____ часов на заседании диссертационного совета  Д 737.001.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Таджикском государственном педагогическом университете   имени Садриддина Айни по адресу:  734003, РТ, г. Душанбе, пр. Рудаки 121.

            С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Таджикского государственного педагогического университета имени Садриддина Айни.

        Автореферат разослан «___» _____________ 2012 года

Учёный секретарь диссертационного совета,

кандидат  педагогических наук, доцент                                 Абдуллаева Р. Х.

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследуемой проблемы. Приобретение таджикским народом национальной независимости привело к необходимости решить ряд политических, культурных, социально–экономических проблем, в том числе и проблему улучшения уровня образованности общества. При основании демократического правового и светского государства, обратившись к школе и педагогической мысли, считая улучшение их состояние жизненно важной задачей общества, государство стремилось создавать условия для воспитания молодёжи в духе любви к Родине, национального самосознания и повышения духовного уровня членов нового социума. В связи с этим исследование воспитания, зарождения школ и развития педагогической мысли является весьма актуальным, так как позволяет изучить своё прошлое, воспользоваться историческим опытом школ прошлых веков и использовать вместе с достижениями нового времени в совершенствовании современной школы и воспитании молодого поколения.

В любой период истории, в любом обществе, воспитание и школа играют важную роль в повышении образованности общества. Педагогическая мысль и история педагогики подтверждают эту мысль.

Воспитание и школа имеют древнюю историю, их целью во все времена было улучшение, повышение духовности народа, нации, так как образование как один из важнейших социальных институтов вызывает растущий интерес мирового сообщества: с ним связывают надежды на выход из кризиса культуры, порожденного фундаментальными переменами в жизни общества в начале XXI века. Сегодня, когда наблюдается стремительное развитие научно-технического прогресса, высокоточных и наукоёмких технологий, становится очевидным, что основным богатством человечества являются производство, распределение, внедрение и потребление научных знаний. Именно поэтому в современном мире многими исследователями средством решения глобальных проблем, стоящих перед человечеством, признается воспитание и образование. Идеи такого понимания воспитания и образования имеют веские основания, так как они в неразрывном единстве двух своих функцией - сохранения и развития - во все времена были основными  хранилищами и транслятором культурных ценностей.                                                                                                                                 

Таджикский народ, являясь одним из древнейших в мире, имеет богатую древнюю историю и цивилизацию. Культура таджикского народа берёт своё начало с эпохи Зороастра и его учения. Предки таджиков и иранцев, занимаясь земледелием и животноводством, постепенно переходя к оседлому образу жизни, в течение веков стремились к повышению культуры и образованности молодёжи.

Таджикская нация,  на протяжении веков не имея  больших возможностей для изучения своих древних традиций и культуры, за исключением советского периода, после приобретения независимости почувствовала необходимость изучения древних и новых периодов своей истории, ибо исследование и изучение достойных подражания традиций, обычаев и национальных ценностей и знание истории народа является основным условием жизни каждого члена нашего общества.                                                                

Обучение обычаям и традициям было, есть и будет основным источником, питающим современную жизнь таджикского народа. Исходя из этого, мы считаем  необходимым и важным исследовать историю воспитания, школы, обычаев, традиций и национальных ценностей в Саманидской эпохе с помощью доступных на сегодняшний день источников.

Необходимо  отметить, что воспитание, школа и  педагогическая мысль в эпоху Саманидов обладали своими,  присущими только этой эпохе особенностями. Обучение проходило в капищах, школах, медресе. Учёных, философов и ремесленников приглашали из других стран, и они свободно приезжали – уезжали: они перенимали культуру и  опыт друг у друга. Педагогическая мысль таджиков, как и многих народов мира, прошла сложный исторический путь. История воспитания, зарождения школ и педагогической мысли приводят нас к следующему выводу: воспитание и национальные школы, развиваясь на объективно-субъективной основе, оставляя накопленный опыт из поколения в поколение как наследство, сохраняются   как святыни. Цель нашего обращения к истории воспитания, школы и педагогической мысли, прежде всего, состоит в том, чтобы поняв реально социально- культурные основы жизни тех времён, проанализировав их в сравнении, использовать полученные выводы в современном жизненном опыте. Другая цель состоит в том, чтобы,  изучив экономический, политический, философский и духовный фундаменты явлений тех далёких эпох, описать их в соответствии с историей, так как все они являются результатом развития той или иной эпохи. В связи с этим необходимо определить, каковы были исторические основы  появления школ и педагогической мысли в прошлые века и каковыми они должны быть в новый период развития общества. Без ясного понимания всего этого невозможно представить существование общества и развитие нации в будущем -   мы должны определить и установить основные вехи, признаки и границы своей истории, и прежде всего,  понять, как социальная обстановка связана с обучением и воспитанием. Мы считаем, что только путём комплексного подхода к анализу и обобщению данной проблемы можно выявить не только сущность и содержание воспитания, зарождения школ и педагогической мысли таджикского народа в рассматриваемый период, но и установить диалектическую связь и обусловленность данного исторического объективного явления.

Характерно, что развитие педагогической мысли непосредственно и органически связано с общим историческим процессом развития общества, то есть с развитием материального производства, науки и духовной жизни народов в целом. Поэтому вопросы воспитания, школы и развития педагогической мысли необходимо изучать в конкретно-историческом аспекте, исходя из того, что в каждом отдельном периоде развития общества педагогическая мысль была тесно связана с особенностями исторического процесса.

При этом непременно, педагогическая мысль таджикских мыслителей была составной частью философских, религиозных, этических и иных учений о человеке, но  не существовала в качестве самостоятельной отрасли научных знаний.

         Степень изученности проблемы.  Исследование охватывает развитие школы, воспитания и педагогической мысли в эпоху Саманидов. Нами выяснено, что отдельные аспекты проблемы развития школьной системы, воспитания и педагогических мыслей в какой-то степени исследованы историками, социологами, педагогами, философами, литературоведами, теологами1. Но проблема развития и состояния школ, воспитания, обучения и педагогической мысли в эпоху Саманидов пока не стала предметом глубокого, всестороннего и тщательного исследования.

В советский период наибольший интерес к истории развития педагогической мысли наблюдается в середине - конце ХХ века. Отдельные идеи воспитания и образования в истории педагогической мысли таджикского народа отражены в трудах таких известных востоковедов, историков, этнографов, философов, как И. С. Брагинский, Е. Э. Бертельс, В. В. Бартольд, Б. Г. Гафуров, А. М. Богоутдинов, Б. А. Литвинский, Н. Н. Нигматов, Ю.Якубов и др. Работы этих ученых воссоздать общую картину исторического развития, определить специфические особенности каждого исторического периода, сопоставить общее и особенное, вникнуть в историю культуры и педагогической мысли народов Востока и использовать данные наук для того, чтобы выявить факторы, влияющие на развитие педагогической мысли таджикского народа в ранние периоды его истории.

В процессе работы нами были использованы труды учёных других областей наук, а также ряда политических руководителей, так или иначе касающихся исследуемой темы. К числу авторов относятся: Эмомали Рахмон, А. Мухтаров, Н. Нигматов, М. Шакури, А. Турсунов, С.Сулаймони, Мухаммад Рашод, К. Ходжаев,  У. Каримов,  З. А. Джалолова, Э. Рахимов и др.  В их работах, наряду с историей, культурой и экономикой, эпизодически  рассматривается также история возникновения школ и развитие педагогической мысли Саманидской эпохи. Единственной монографической работой под названием «Государственное управление в древнем  Иране» (Тегеран 2001г), в которой наряду с социально-культурными политическими проблемами, предметом исследования являются некоторые аспекты зарождения школ и развития педагогической мысли эпохи Саманидов,  автором которой является Голамреза Джаводи. Культура и наука Саманидского периода также вкратце рассматриваются в обобщающих трудах К. Абдурахимова, С. Абдуллаева,  У. Султонова и др.   

Большой интерес представляют труды, посвященные древней цивилизации и рассвету науки таджикского и иранского народов, авторами которых являются: В.М Алексеев, В. А. Крившенко, Б. А. Литвинский, М. Е. Массон, М. Касымова, М. Б. Султанов, Т. Отахонов, О. М. Чунакова и др. В связи с этим особо хочется отметить труды К. И. Салимовой, М. Лутфуллоева, А. Джалилова и др. В них рассматриваются вопросы возникновения и развития школ в  рабовладельческом и феодальном обществах; педагогические идеи, связанные с мусульманскими культурными традициями в странах Древнего и Средневекового Востока. Кроме того, эти проблемы явились предметом рассмотрения в отдельных исследованиях таджикских педагогов, философов и историков1. К числу неисследованных относится проблема истории школы, педагогической мысли в Саманидскую эпоху

Имеется ряд других исследований, в которых в разной степени затрагиваются вопросы истории школ и педагогической мысли эпохи Саманидов.  В их числе труды  А. Афсахзода, Л. С. Бликштейна, В. А. Василенко, А. К. Мирбабаева, Д. Саймуддинова; из зарубежныж востоковедов - В.Хенинг, Р.Г. Милер, М. Авранг, М. Муин, Х. Парниё, З. Сафа, А. Бежан, И. Садык и другие дают общую характеристику истории развития культуры и школ в Иране и Средней Азии во времена Саманидов.  

Как известно, возникновение и развитие педагогических идей в историческом процессе охватывает весьма обширный период, и истоки его скрываются в глубине веков. Поэтому мы находим некоторые сведения в научных трудах таких дореволюционных русских учёных, как К.Г.Коссович, Залеман, В. В Бартольд, Димен и других, посвящённых проблемам изучения истории школы, воспитания и учению зороастризма и книги «Авеста». Проблемы истории литературы и языкознания в  какой-то степени  тесно  связаны с вопросами   истории  воспитания, школы и  педагогической  мысли иранского и таджикского  народов. Поэтому советские востоковеды В.В. Струве, А.О. Маковельский, Н.С. Соколов, И. Стеблин – Каменский, В.А. Лившиц и другие также касались в своих трудах этой проблемы.

Но, несмотря на то что отдельные аспекты данной проблемы рассматривались в истории таджикской педагогики, до сих пор нет целостного историко-педагогического исследования, посвященного проблеме развития педагогической мысли эпохи правления Саманидов.

Некоторые ученые в своих исследованиях коснулись культурно-исторических аспектов развития школ и отдельных идей воспитания.1

Поэтому для изучения проблем развития педагогической мысли периода правления Саманидов, наряду с изложением историко-педагогических фактов, необходимо анализировать общественно–политические, социально-экономические и культурно-исторические условия зарождения школ и педагогической мысли .

Анализ степени изученности и существующие противоречия выявили определенные пробелы в изучении истории развития педагогической мысли эпохи Саманидов и подтвердили необходимость решения актуальной научной проблемы: тенденции развития школ и педагогической мысли, содержание, формы и методы воспитания и обучения в Сасанидской эпохе.

           Проблема исследования вытекает  из существующего противоречия между необходимостью использования в процессе воспитания и обучения прогрессивных  педагогических идей прошлого и недостаточной их изученностью историей педагогической науки. 

В соответствии с проблемой была сформулирована тема исследования: «Воспитание, зарождение школ и развитие педагогической мысли таджиков в Саманидской эпохе».   

Предметом исследования являются историко-педагогическое наследие,  письменные памятники предков-таджиков Саманидской эпохи о зарождении школ; предпосылки, условия, тенденции, особенности и содержание  педагогической мысли.

       Объектом исследования явилось состояние воспитания, становление школы и развитие педагогической мысли таджиков  в Саманидскую эпоху.

Цель исследования состоит в анализе развития школ и педагогической мысли в эпоху Саманидов, характеристике особенностей и содержания образования в исламских школах, воззрений видных мыслителей на проблемы образования; выявление общих закономерностей и специфических особенностей данного периода, а также обобщение накопленного богатого прогрессивного опыта воспитания и обучения.

Научная гипотеза состоит из нижеследующих предположений, сформулированных после изучения значительного объёма этнографических, археографических, археологических, архивных материалов и литературы:

-  воспитание, зарождение школ и развитие педагогической мысли Саманидской эпохи представляют собой противоречивый процесс, проходивший в сложных экономических, политических и социальных  условиях;

- особенности и своеобразие генезиса педагогической мысли в IX- ХI вв. обусловлены спецификой исторического пути развития воспитательного и образовательного дела таджикского народа в рассматриваемый период;

- школа и педагогическая мысль во времена правления Саманидов в своем развитии проходили последовательные периоды: годы правления Исмаила Саманида (IX в.); годы правления его сыновей и внуков (Х в.); годы упадка государства Саманидов (XI в.);

-исследование специфики и закономерностей развития прогрессивных педагогических идей Саманидской эпохи даст возможность получить новые знания, которые могут быть эффективно использованы в педагогической теории, учебно- воспитательном процессе на всех этапах системы образования;

-развитие педагогической мысли в Саманидский период проходило в тесной взаимосвязи с просветительской мыслью народов Ирана, Хорасана и арабского халифата.

Состояние изученности проблемы, цель, объект,  предмет и выявление противоречия позволили сформулировать следующие задачи:

- выявить политические, социально-экономические, педагогические и культурные условия становления и развития Средней Азии и Ирана в Саманидский период,  их влияние на процесс воспитания и развития педагогической мысли;

-определить принципы организации учебно–воспитательной работы, концептуальные основы содержания образования в период правления Саманидов в IX- Х вв.;

-раскрыть эффективные и наиболее распространенные педагогические методы, способы и идеи по проблемам теории и практики  обучения и воспитания подрастающего поколения;

-проанализировать классические воззрения мыслителей эпохи Саманидов о воспитании и образовании; изучить эволюцию, смысл и целевые установки образовательных систем;

-выявить сущность образования как духовно-нравственную связь времен, как механизм передачи интеллектуального и культурного опыта, движущую силу общества.

            Методологическая основа исследования. Общая методология исследования формулировалась на базе принципов о единстве и взаимосвязи национальных исторического и системного подходов, гуманистических и общечеловеческих ценностей, идей и принципа взаимосвязи логического, исторического, культурологического в педагогическом познании.

Общенаучные принципы комплексного подхода, обеспечивающие целостное представление о динамике развития отечественного образования, а также современные философские, социально–педагогические и историко–педагогические концепции, раскрывающие многоаспектный процесс общественно–исторического, социокультурного развития, способствовали методологическому и теоретическому анализу проблемы.

Для научного обоснования исходных положений и решения поставленных задач были использованы следующие соответствующие, взаимодополняющие методы исследования:

- сравнительно – исторический метод в анализе традиционного опыта воспитания, обучения и развития педагогической мысли Саманидской эпохи в русле аналогичных тенденций, происходивших в истории других народов в этом периоде;

-  анализ и синтез архивных материалов и письменных памятников  периода правления Саманидов (IX- Х вв.);

- историческая реконструкция методов, приемов прошлого на основе аналогий и косвенных доказательств;

- анализ и синтез научно–педагогических, этнографических, культурологических и этнопедагогических источников;

- теоретическая и методическая интерпретация и обобщение материалов исследования.

Источниковедческую базу исследования составили:

  1. Письменные памятники периода правления Саманидов: «Антология святых» («Тазкират –ул-авлиё»), «Гуштаспнаме», «Калила и Димна», «Шахнаме» («Книга царей»), «Комментарии метафизики» («Шархе мобад – ут-табиъа») и др.
  2. Философская и историческая литература: Б.Г.Гафуров «Таджики», М.Богоутдинов «Очерки по истории таджикской философии».
  3. Фундаментальные мысли о школьном образовании А.И.Пискунова, К.И.Салимовой, М. Ф. Шабаевой, А.Н.Гончарова, Н.А. Константинова, М.Л.Лутфуллоева, К.Б.Кадырова,  А.Пахлавонова и др.
  4. Труды русских и таджикских востоковедов и литературоведов: В.В.Бартольда, А.С.Бертельса, С.И.Брагинского, А.Н.Болдырева, А.Афсахзода, Д. Саймиддинова и др.

    В исследовании использованы:

-документальные фонды Государственного архива Республики Таджикистан, архивы Таджикского национального университета и Таджикского государственного педагогического университета;     

- отчеты о деятельности мусульманских школ (мектебе, медресе) в IX- ХХ вв. (А. К. Мирбобоев, С. Айни);

- современные публикации в средствах массовой информации.

Концептуальные идеи исследования. Данная диссертационная работа посвящена историко–теоретическому обобщению основ зарождения школ, развитию педагогической мысли и содержанию педагогического наследия Саманидской эпохи (IX- ХХ вв.)

Раскрытие первоисточников, основные тенденции, сущность и закономерности развития педагогической мысли в Саманидской эпохе; представление противоречий в её развитии, а также способы их преодоления дают возможность определить принципы и перспективы, социально – педагогические условия, пути и функции дальнейшего развития педагогической мысли как части целостного педагогического процесса.

Ведущая идея исследования заключается в том, что в дальнейшем образование опирается на результаты опыта истории воспитания и обучения, которые способствуют последующему развитию и движению науки, теории и практики образовательного процесса.                       

         Процедура и этапы исследования:

       Первый этап (2002-2005гг.) - ознакомление с материалами, отражающими состояние педагогической мысли таджиков в Саманидскую эпоху. Основное внимание было сосредоточено на изучение философской, историко–педагогической  литературы и периодических изданий исследуемого периода.

Второй этап (2005-2007гг.) - установление связей между педагогической мыслью эпохи ранних веков и педагогическими взглядами периода правления Саманидов; изучение влияния передовых педагогических идей «Авесты» на педагогические идеи эпохи правления Саманидов; рассмотрение специфических особенностей педагогических взглядов, выявление закономерностей становления школы и педагогической мысли в последующие века.

Третий этап (2007-2009гг.) - были сформулированы теоретические основы педагогических взглядов  в эпоху Саманидов.

       Четвертый этап (2010-2011гг.) - определение и систематизация материалов об истории школы, воспитании и педагогических взглядах; характеристика педагогической мысли, обработка и интерпретирование полученного материала и оформление выводов и рекомендаций исследования.

        Научная новизна исследования заключается в том, что в нем систематизируется обобщённая педагогическая мыслительная концепция таджиков в Сасанидский период:

1. Определены предпосылки, обусловившие зарождение школ и развитие педагогической мысли в Саманидской эпохе: 

- экономические – экономические связи Саманидского государства с государствами Ближнего Востока, Арабским халифатом; увеличение потребностей в развитии образовательных структур, усложнение административно–управленческой структуры государства;

- политические – готовность Саманидского государства создать государственно – правовые условия для работы ученых, мыслителей,  для организации и деятельности различных типов школ, изучение ремесел, школ ученичества;

- социальные – привлечение научно–педагогических кадров (ученых, мыслителей, государственных деятелей, мударрисов, имамов, мулл) и ученического контингента.

2. Были выявлены основные тенденции и условия развития просвещения в Саманидском государстве в IX- Х вв.:

Тенденциями I периода зарождения  школ и развития педагогической мысли в Саманидской эпохе является становление организационных форм обучения в мектебе и медресе и преобладание народной педагогики в обучении и воспитании детей. Суть этих тенденций заключалось в том, что воспитание детей главным образом осуществлялось в семье и обществе на основе народных игр, фольклорного материала, появления письменности, становления преподавательских кадров и проникновения учебной и научной литературы из стран Ближнего и Среднего Востока.

В качестве тенденции II периода зарождения школ и развития педагогической мысли в Саманидской эпохе выступает развитие содержания, форм, методов и приемов обучения и воспитания детей. Эта тенденция связана с появлением научной литературы (медицина, астрономия, история, математика), учебников и пособий по образованию и воспитанию учащихся; улучшением кадрового обеспечения уроков в школах (мектебе и медресе).

В качестве основной тенденции III периода развития педагогической мысли выступает зарождение суфизма. Данная тенденция являлась одним из феноменов формирования педагогики суфизма в новых исторических условиях.

3. Периодизация зарождения школ и развития педагогической мысли в Саманидской эпохе проведена следующим образом:

I период – зарождение школ и развитие педагогической мысли в Саманидском государстве (VIII- IX вв.);

II период – перемены в сфере образования в государстве Саманидов;

III период – регламентация в организации и характере воспитания и обучения (IX- Х вв.).

4. Введены в научной оборот ранее неизвестные, малоизвестные историко – педагогические материалы, архивные документы, касающиеся зарождения школ и развития педагогической мысли эпохи Саманидов.

5. Выявлены функции традиционных форм и методов умственного, нравственного, физического и трудового воспитания детей и подростков периода правления Саманидов.:

а) воспитывающие – заключаются в формировании системы ценностных ориентаций в процессе воспитания детей и подростков;

б) обучающие – реализуются через передачу знаний, умений и навыков;

в) развивающие – представляют собой развитие и формирование логического и творческого мышления, познавательной активности, интересов, способностей детей и подростков;

г) социализирующие – проявляются в овладении системой общественных отношений и социально приемлемого поведения воспитуемых в обществе.

6. Раскрыта структура получения образования в Саманидском государстве, состоящая из воспитания в семье, духовного и светского обучения в начальных и средних школах (мектебе, медресе):

а) духовное образование включало подготовку мулл, суфиев, муадзинов, имамов, кадиев;

б) светское образование включало подготовку мелких чиновников, лекарей, купцов, фармацевтов, языковедов, астрологов, послов и др.

7. Определены принципы организации учебно–воспитательного процесса и основное содержание образования в государстве Саманидов:

а) в содержание образования входили:

- положения и идеи, дающие понятие о единстве и развитии мира (естествоведческие знания, историческая наука, религиозная философия);

- основы всех наук, определяющие современную естественно–научную и социальную картину того времени;

- сведения, необходимые для обеспечения жизнедеятельности человека;

- методологические знания, обеспечивающие сознательность усвоения и развитие мышления;

-  нерешенные, но важные научные социальные проблемы.

б) принципы организации учебно–воспитательного процесса:

- соответствие содержания образования уровню средневековой науки;

-структурное единство содержания образования на разных уровнях его формирования;

-учет единства содержательной и процессуальной сторон обучения в их взаимосвязи во всех предметах разных типах школ.

8. Выявлены педагогические взгляды таджикско-персидских мыслителей IX- Х вв., опыт организации воспитания и обучения детей и подростков периода правления Саманидов и научно  - педагогическое наследие того периода            

    Теоретическая значимость исследования выражена в:

- раскрытии концептуальных основ педагогической мысли, деятельности таджикско-персидских мыслителей IX-X вв. и концептуальных основ системы образования;

- выявлении социально–экономических, политических, исторических предпосылок и условий зарождения школ и развитие педагогической мысли в рассматриваемый период;

- построении научно–обоснованной периодизации, базирующейся на результатах ретроспективного, историко–педагогического анализа этапов развития педагогической мысли.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования педагогического наследия эпохи Саманидов в учебных курсах и программах педагогических вузов и колледжей, а также в воспитании и обучении учащихся средних общеобразовательных учреждений.

Результаты исследования можно использовать не только в преподавании теоретических и введении новых курсов, но также в написания курсовых и дипломных работ по вопросам зарождения школ и развития педагогической мысли в эпоху Саманидов.

Реализацию результатов исследования можно рекомендовать в следующих формах:

- применение материалов исследования для организации круглых столов, диспутов, научно–теоретических конференций по педагогическому наследию Саманидского государства;

- введение спецкурса «Воспитание, зарождение школ и развитие педагогической мысли в Саманидской эпохе»;

- включение материалов исследования в курсы «Педагогическое мастерство», «История педагогики и образования», «Педагогика».

Достоверность и обоснованность научных положений, результатов и выводов исследования обеспечиваются соблюдением требований историко – диалектического, сравнительно – типологического анализа конкретных проблем на всех этапах исследования; глубоким теоретическим анализом проблематики диссертации; применением комплекса методов, адекватных поставленным исследовательским задачам; наличием методологического фундамента; широтой охвата и распространенностью изучения объекта и предмета исследования на основе обширной источниковедческой базы; использованием новых источников не только на русском, таджикском, персидском, но и арабском и английском языках, комплексным подходом и системным анализом изучаемой проблемы.

На защиту выносятся:

  1. Особенности принципов организации учебно–воспитательного процесса и развития содержания образования в Саманидском государстве.
  2. Обоснование роли педагогики суфизма для дальнейшего развития педагогической мысли в Мавераннахре, Хорасане и Иране.
  3. Совокупность обоснованных социально – экономических, политических условий и тенденций, исторических предпосылок, составляющих основу зарождения школ и развития педагогической мысли в период правления Саманидских царей.
  4. Обоснование периодизации этапов зарождения мусульманских школ (мектебе, медресе) и развития педагогической мысли, воспитательной практики в государстве Саманидов.
  5. Анализ педагогического наследия известных таджикско-персидских мыслителей Саманидской эпохи.

       Апробация и внедрение результатов исследования. Идеи и выводы исследования представлены автором на ежегодных научно–практических конференциях профессорско–преподавательского состава, на научных конференциях молодых ученых и специалистов Кулябского государственного университета, Курган-тюбинского государственного университета, Душанбинского государственного педагогического университета, а также в выступлениях на международных - конференциях и симпозиумах, проведенных в гг. Душанбе, Бишкек, Алматы, Курган-тюбе в 2000-2011 гг, а также опубликованы в учебно- методических пособиях, монографиях, разработках, рекомендациях и статьях.

Внедрение результатов исследования осуществлялись при чтении разработанных автором спецкурсов «Развитие педагогической мысли таджиков в Саманидской эпохе», «Зарождение мектебов и медресе в средние века» в Кулябском педагогическом колледже и на филологическом факультете Кулябского государственного университета.

Часть результатов исследования была апробирована на круглых столах, встречах–беседах, коллоквиумах, семинарах, проведенных для учителей и работников системы образования.

Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка использованной литературы (306- источников). Объем диссертации составляет 310 страниц. 

       

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность исследования, раскрывается степень разработанности проблемы, определяются цель, задачи, объект, предмет исследования; формулируется гипотеза; даётся характеристика этапам работы, определяется научная новизна, теоретическая и практическая значимость, выносимые на защиту положения; приводятся сведения об апробации.

             Первая глава – «Зарождение школы и педагогической мысли до эпохи Саманидов» состоит  из трех параграфов и заключения.

Первый параграф «Школа, педагогическая мысль и обучение ремеслу, искусству во времена Ахеменидов» посвящен проблеме воспитания и обучения ремеслу и искусствам во времена Ахеменидов. Отмечается, что с начала своего появления человек стремился выжить, затем понять окружающий его мир, явления природы и т. д. На первом этапе люди, в целях противостояния природным силам, с одной стороны, занимались заготовкой пищи для продолжения жизни, с другой, поняли необходимость овладения профессией, ремеслом и искусством и умением управления хозяйством.

На втором этапе у человека возникла необходимость развивать умственные способности для улучшения условий жизни. Поэтому этот этап можно назвать периодом начала воспитания, обучения  профессии и цивилизации.

Безусловно, целью обучения и воспитания, овладения специальностью, опытом и навыками было вырастить с малых лет такое последующее поколение, которое было бы умным и знающим, то есть стало бы обладателем необходимых знаний, ремесел и искусств.

Далее отмечается, что в эпоху Ахеменидов особое внимание уделялось воспитанию и изучению искусств и ремесел, экономическому и торговому обмену. Из исторических источников выяснено, что во времена правления Дария I (522- 486) в государстве Ахеменидов функционировали 900 начальных и средних школ. Эти факты - свидетельство того, что развитие школы в Мавераннахре и Хорасане имеет древнюю историю. Подобные научные факты сообщают о деятельности первых школ в Бухаре, Мерве, Герате, Самарканде, Термезе и других городах.

Характерно, что история воспитания, школы и развития педагогической мысли таджикского народа тесно связана с развитием других форм духовной жизни на различных этапах исторического развития, в особенности с развитием художественной и общественно – философской мысли. Содержание и направление педагогических идей определялись общими задачами социально–экономического развития, отражая в себе противоречия в классовой структуре и идейно– философских воззрениях среднеазиатского общества. Согласно имеющимся сведениям, школы вначале создавались в виде индивидуальных школ-домов,  и только начиная с V-VI вв н.э. начинают функционировать общие начальные школы.

Не вызывает сомнения тот факт, что педагогические идеи античного периода нашли отражение в «Авесте» - крупном религиозно-философском памятнике Древнего Ирана и Средней Азии, а также в устном народном творчестве.

Необходимо отметить, что обучение  ремеслам велось в учебных заведениях отдельными преподавателями в группах или же занятия были индивидуальными. Детей и подростков обучали профессиям зодчего, оружейника, ювелира, ткача, жестянщика, ковродела.    

В «Авесте» имеются указания на то, чтобы дети учились грамоте и знали религиозные установки. «Также предполагалось учить детей чтению и письму»1 . В готах Авесты приведено, что каждый мужчина и каждая женщина, парень или девушка должны стараться просвещаться и развивать свои умственные способности, ибо знания - это зрячие глаза, и любой человек, не обладающий знаниями, подобен слепому. Целью обучения и воспитания подрастающего поколения было вырастить детей здоровыми.   

Следует заметить, что в течение многих столетий цели и задачи воспитания видоизменялись и совершенствовались. «Воспитание осуществлялось в семье, храмах огня и придворных школах для детей аристократов и богачей»1. Придворные

школы были построены специально для детей чиновников, аристократов и богатых людей. Возрастная периодизация была следующая: дети, юноши, мужчины и старики. Старики принимали участие в воспитании детей, а мужчины – в воспитании молодежи. Естественно, в духе того времени обучение носило и просвещенный, полезный обществу характер и охватывало следующие задачи:

  1. Участие молодежи в управлении государством и защите его территории.
  2. Воспитание умственного и физического развития детей и молодежи.
  3. Осуществление трудового воспитания и содействия в выборе ремесел и профессии в целях повышения производства и улучшения экономического уровня общества.

     Известны были следующие формы обучения: семейное, индивидуальное и начальное. Начальное обучение для всех детей было одинаковым.

О педагогической мысли эпохи Ахеменидов древнегреческий философ Ксенефонт (445-355 до н.э.) в своем историческом труде «Воспитание Кира» пишет: «…законы иранцев охватывают критерии предупреждения испорченности и морали.

Они с малых лет себя так воспитывают, чтобы в их поведении, действиях и отношениях не было плохих и отвратительных поступков».2          

Великий Кир советовал руководителям и наместникам придавать серьезное значение необходимости быть знающим, деловым руководителем, в совершенстве овладевшим своей профессией и, следовательно, имеющим право воспитывать молодое поколение, воинов и полководцев. По мысли Кира, одно из хороших человеческих качеств - это построение для себя счастливой, благополучной жизни и возможность есть честно заработанный хлеб. Кир учил, что, если будущих патриотов своей Родины воспитать в духе трудолюбия, в последующем они вырастут заботливыми, сочувствующими патриотами. Кир утверждает, что воспитатель сам должен быть во всех отношениях образцом, он должен получить правильное воспитание и образование - только тогда он сможет направить молодых на путь правдивости, честности. Именно в этой части воспитательных мыслей Кира нашли свое отражение взгляды и мысли Ахеменидов о воспитании.

Другой Ахеменидский царь – Дарий - тоже в своих наскальных надписях советует молодежи воздержаться от лжи, лицемерия и призывает охранять границы родины. Лжецов и бесчестных людей должны осуждать и презирать. Но людей смелых, мужественных, добродетельных и чистых душой поощрять. Воспитательные наставления Дария учат  смелости, мужеству, бесстрашию и трудолюбию. По словам Геродота, для иранских племен наивысшей национальной гордостью считался показ смелости, мужества, отваги в военных действиях. И людей, воспитавших своих детей в духе патриотизма, смелых и отважных, считали настоящими патриотами Родины.

Школа и педагогическая мысль, несмотря на бесчисленные тяжелые события, происходившие на землях, населенных иранскими племенами, являются наилучшим доказательством существования настоящей педагогической мысли и широкой образовательной системы у персоязычных племен. 

Во втором параграфе первой главы «Воспитание и педагогическая мысль в период расцвета империи Сасанидов» подчеркивается, что в каждую эпоху рождаются личности, которые в разных областях науки и знаний оставляют впечатляющий след. Одной из таких личностей, мастером слова, философом и видным ученым в области воспитания и обучения эпохи Сасанидов был Мани, воспитательная и образовательная школа которого была факелом знаний и наук, пробуждала у учащихся пламя любви к   чтению, учебе и овладению различными науками своего времени.

В педагогических воззрениях Мани чувствуется влияние христианской, буддийской религии и особенно маздаясны. «Одна из известных особенностей воспитательной культуры Мани, распространенной во всем мире, состояла в том, что он творчески использовал отдельные элементы учений Зороастра, Иисуса Христа и Будды».

В своих воспитательных высказываниях Мани утверждал, что он сам должен иметь в себе нижеприведенные качества;

- воздержание от греха, вины при помощи языка;

- воздержания от греха, вины при помощи руки;

- воздержания от греха, вины при помощи сердца:

- воздержания от греха, вины при помощи воли.

Как видно, воспитательные воззрения Мани, приведенные выше, призывают человека к тому, чтобы он на протяжении всей своей жизни стремился быть образованным, овладел ремеслом, профессией; всегда честно и плодотворно трудился, успешно пользовался плодами своего труда и никогда не позволял себе быть бездельником. 

По мнению Мани, один из путей достижения душой своей первоосновы - это озарение и очищение человеческого бытия: человек должен руководствоваться в своих делах только добрыми помыслами, применять их в своих делах и своей повседневной жизни. Это и есть центральный, главный момент просвещения и самосознания человека, считает Мани. Далее подчеркивает, что секреты существа человека скрыты в его природе, натуре. В любом случае человек должен стремиться к тому, чтобы его существо было полно добра, чтобы оставлять после себя добрые дела, дорожить добрым именем.

Нужно сказать, что этот аспект его учения, дошедший до нашего времени, отрицает любые формы невежества, считает единственно правильным духовное и умственное просвещение, образование.

Второй путь достижения этой цели, по Мани, это чистота и набожность каждой личности. Поэтому каждый человек должен уметь отстраниться от нечистой, грязной морали, подлых дел, то есть от лени, безделья, защитить себя от запутанности, грязи. Он считал соблюдение таких этических правил в жизни очень важными.

Подытоживая, можно сказать, что эти правила таковы: остерегаться лжи, обмана, всегда смотреть на жизнь добрыми глазами и жить с чистым сердцем; остерегаться любого вида убийства и грязных, подлых дел, разврата и блуда, воровства, колдовства, ненужного воздержания; не допускать плохих мыслей, не заниматься колдовством и магией, не сомневаться в делах и рассуждениях других.            

Ибн Надим в «Ал - фехристе» приписывает  Мани создание вида письма, основу которого составляло арамейское письмо, смешанное с сирийским и пехлевийским письменами. Этот алфавит был хорошо принят в районах Центральной Азии на территориях, населенных народами, говорящими на согдийском языке.               

Всякое явление, проявившееся в мышлении, несет чисто моральные, просветительные и гуманистические идеи, и они должны были практически содействовать воспитанию подрастающего поколения. В эту эпоху многие проблемы обучения, воспитания решались на основе идей Маздака. Школа морально-этических взглядов Маздака была построена на основе принципов справедливости, совести, жалости, сострадания, милосердия и призывала людей к чистоте поведения, овладению науками, ремеслами и искусством своего времени, прежде всего, воспитанию в людях милосердия, сострадания, честности и справедливости. Маздак считал, что земля и вода не  являются  собственностью отдельных людей - они являются собственностью всех людей мира, все имеют одинаковые права на умное использование их. В своё время он много усилий приложил к силовому изъятию богатств  у богатых. Его разумные мысли содействовали прогрессу всех сфер жизни тех времён. Именно тогда началось равное и разумное распределение земли: Маздак считал необходимым  отнять у богатых земли и воду и распределить их между  всеми людьми.

Маздак и его сторонники думали, что человек, заставляющий страдать кого-то, унижающий и мучающий людей и убивающий или калечащий человека или животное, обязательно станет мишенью божественного гнева и проклятия. Кстати, его учение воедино соединяют такие нравственные качества, как справедливость,  совесть, благородство и мужество. Все учения Маздака нацелены на победу добра над злом, борьбу против несправедливых, неблагородных действий и  кровопролития. Сторонники  Маздака  старались  внедрять  это  учение  в сознание безответственных людей того времени,  между воспитателями, преподавателями, мастерами-ремесленниками, между землевладельцами и земледельцами. Они считали необходимым использовать накопленный опыт в воспитании своих детей в качестве умственного, культурного и экономического наследия.             

Учение  Маздака  гласило,  что  в речах  нужно  быть чистым и честным, верным своему слову, и, подобно манихейцам,  маздаковцы считали убийство животных грехом, поэтому не ели мясо. Воспитательные идеи Маздака похожи на мысли великих людей и философов последующих веков, которые учению этого благородного мужа дали высокую этическую оценку.

Государство Сасанидов в период правления Хусрава I (531-579 гг.) достигло вершины своего развития. Хусрав I, ведя многочисленные войны, провёл военную реформу, направленную на укрепление феодальных отношений. Надо отметить, что эти реформы создали благоприятные условия для дальнейшего развития школы, воспитания и педагогической мысли. В этот период образование и воспитание приняли особый характер, и часть аристократии имела возможность учиться во дворце под руководством учителей и наставников. Они обучались чтению, письму, арифметике, игре в травяное поло, в шахматы и охоте. Прежде всего, молодежь учили пользоваться всяким видом оружия.

В эти времена 15- летний возраст считался обязательным периодом воспитания и обучения. Исследуя пехлевийскую книгу «Назидания Зороастра»,  мы узнаем, что каждый юноша в 15-летнем возрасте должен был выучить все ритуалы набожности по «Авесте» и «Зенду» и осведомлён о взлетах и падениях человеческой жизни. Юношам в 20-летнем возрасте после сдачи экзамена своим наставникам - ученым и мудрецам  выдавали документ определенного образца о получении образования.

В определенном возрасте ребенка отдавали в школу, и там он учил части «Авесты» и «Зенда». В школе преподавали такие дисциплины, как литература, история и изложение, обучали искусству верховой езды, стрельбы из лука, владение копьем, топором. Наряду с обучением игре в шахматы, заинтересовывали различными другими играми. Детям рабов специально преподавали правила ношения одежды.

Следует отметить, что в эпоху Сасанидов, наряду с появлением философской и художественной литературы, зародилась и дидактико – воспитательная литература. Эта традиция сохранилась до средних веков. Подтверждением этой мысли могут быть появление «Калилы и Димны» Абуабдуллоха Рудаки и «Шахнаме» Абулкасыма Фирдоуси и других. Позже педагогическая мысль развивается в произведениях Хурдадбеха- ал-Джахиза, Аль- Фараби, Абуали ибн Сина, Бируни, Мухаммад Газали, Унсурмаали Кайковуса и др.

Несмотря на то, что в эпоху Сасанидов не были написаны отдельные труды по обучению и воспитанию, в исторических, художественных, медицинских, астрономических и музыкальных произведениях - таких, как «Карнамаи Ардашери Бобакон» («Деяния Ардашера Бабакана»), «Хусрав Кватан», «Царевна шахмат», «Айаткар Зареран», «Гиракник на намак» и других, были поставлены различные проблемы обучения и воспитания.

Те источники, в которых много сведений о воспитании,  дошли  и до нашего времени и  не потеряли своего значения. К ним можно отнести «Минуи хирад» («Прообраз разума»), «Андарзи Хусрав Кватан у ритак», «Дарахти Асурик», («Ассирийское дерево»), «Фарханги пахлавик» («Пехлевийский словарь») и др.   

Третий параграф первой главы - «Учебные заведения в эпоху Сасанидов и содержание обучения в них» посвящен анализу истории развития учебных заведений таджикского и иранского народов, которые привлекали внимание исследователей на протяжении веков.

После изгнания с иранских территорий войск Александра  Македонского началось вторичное возрождение школ. Македонцы познакомились со многими проблемами иранских народов, с традициями воспитания. Изучив обычаи  и  особенности воспитания и педагогическую мысль коренных жителей  завоеванных  земель, македонцы  все это унесли с собой на родину, в Грецию и  Македонию. После того, как парфяне возвели на иранский  престол  представителей Ашканидов, школа и педагогическая мысль иранцев возродились вторично и на территориях, населенных иранскими народами, стали организовывать обучение и воспитание в школах на персидском  языке. «Там, где есть письменность, там есть школы» .  Парфянские правители не стали препятствовать обучению и воспитанию  на  персидском языке. 

Согласно сведениям Б. Гафурова  и  Д.И. Сибукидиса, Александр Македонский возил с собой ученых для изучения различных сфер жизни и наук, воспитания, обучения, экономической и общественной жизни и этнографии народов Востока.  В учебных заведениях преподавали такую  дисциплину,  как тактика  и  стратегия  военных сражений; среди известных наставников этой дисциплины были Пиррон, Анаксарха, Онсикрит, Аристобул, Птоломей и др. О воспитании и школах иранских народов в своих трудах много сведений приводят Геродот, Ариан, Юстин, Страбон и др.

Необходимо заметить, что арийское воспитание, как предполагается, является чисто иранским явлением и в именах династий правителей, богов, в животноводческой  и земледельческой терминологиях использовано очень много индоевропейских слов. «Также в обучении обычаям и традициям чувствуются элементы арийской культуры» . Это подтверждается договорами, написанными на глиняных дощечках, подписанных правителями и фараонами Египта,  найденных в местечке Ал - Амарнаи в Египте (1887).

Из тщательного анализа доступных нам материалов можно сделать вывод, что научно- учебные центры не отвечали потребностям своего времени. И до эпохи Сасанидов начальные и средние школы (дабистаны и дабиристаны)  функционировали, однако они  ещё не сформировались в той форме, какими мы их представляем, полноценные высшие учебные заведения с многопрофильным обучением появились лишь в эпоху Сасанидов.           Академия «Гундишапур»  была учреждена во времена Сасанидов и продолжала свою деятельность ещё почти 300 лет после появления ислама на землях иранцев и превратилась в один из крупнейших научных центров мира. О создании академии «Гундишапур» имеются разные мнения. После Ардашера Бабакана некоторые ученые основателем этого учебного заведения считают Шапура I, а другие – Хусрава Анушервана. Но, возможно, этот университет построил Ардашер  Бабакан и дал ему имя своего сына, позже Шапур его расширил, укрепил, и во времена Анушервана он стал всемирно известным.

          В академии преподавали такие дисциплины, как каллиграфия, литература, этика, право, политика, экономика, история, астрология, математика, музыка, теология, фармакология, растениеводство, ветеринария и др. Особенно больших успехов академия добилась в исследованиях в области медицины и в обучении медиков. Академия имела свой медицинский исследовательский центр, где желающие изучать медицину согласно уставу должны были сдать экзамен на  зрелость и состоятельность как врача пяти известным наставникам. После этого они проходили практику в отделениях терапии – внутренних болезней, кожном, офтальмологии и других. Будущие врачи свои теоретические знания проверяли на практике. Студенты были обеспечены стипендией и богатой библиотекой. Государство платило и преподавателям. В академии занятия велись на пехлевийском (среднеперсидском), сирийском и греческом языках с опорой на местную, народную медицину, и на достижения медицины народов Греции и Индии.

            Вторая глава диссертации – «Состояние школ и педагогической мысли в эпоху Саманидов»  посвящена рассмотрению педагогической мысли и школьному образованию эпохи Саманидов.

       В  первом параграфе этой главы – «Педагогическая мысль в эпоху Саманидов» обосновывается положение о том, что Саманиды вложили много сил не только в централизацию и превращение своего государства в противника халифата, в наведение порядка в нем, в упорядочение внешней и внутренней политики, но и в развитие и совершенствование всех сфер общественной жизни, в том числе наук, школ и педагогической мысли, культуры, земледелия, градостроительства и т. д . Особенно серьезно  царь Исмаил Саманид относился к проблемам воспитания и школы.

Во времена его правления происходит возрождение образования, школьной системы, изучения таджикского языка, в обществе образуется духовно – умственная атмосфера и намного повышается интерес и любовь молодежи к школе, наукам, знаниям. Мыслящие люди, люди искусства и творческих сфер деятельности консолидируются во дворце Саманидов, где были созданы все условия для творчества и получения образования и решения проблем воспитания. В это время воспитание развивалось многосторонне. На переднем плане воспитания была учеба, и направлена она была на созидание, на развитие культуры и использование педагогической мысли, другая его сторона была нацелена на воспитание чистых моральных принципов, рождающихся из способа мышления передовой и творческой части общества того периода. Имам Абуханифа, Рудаки, Шахид Балхи, Майсари и другие в форме морально-исторических преданий, трудовых, эстетических и патриотических легенд создавали произведения с высоким содержанием самосознания. Действительно, формирование школьного дела и воспитание в эпоху Саманидов быстро развивалось,  принимало определенную, совершенную форму и играло действенную роль в просвещении общества. В истории каждого народа и нации есть великие личности, имя и плоды их творческой  деятельности  никогда не забудутся народом. Одна из величайших школ того времени – это вера Великого Имама (Имама Аъзама).

         «Великий Имам Абуханифа создал свою школу воспитания и обучения, систему педагогических воззрений». Его сознание, оснащенное определенными научными и оригинальными, не подражательными, принципами, вошло в науку о воспитании и этику. В то время (имеется в виду расширение халифата) исламские ученые столкнулись с новыми отношениями и трудностями в решении правовых вопросов.

Имам является основоположником самостоятельной школы воспитания, которая была  основана на общих принципах ислама, морали, общеобязательных критериях веры и канонах, принятых  праведными халифами и сподвижниками пророка Мухаммада. «Основы его учения были развиты в сравнении с другими религиями и в соответствии с  условиями и требованиями времени»:

           По его мнению, науку о воспитании составляют компоненты, содержащие воспитательный, гуманистический, добродетельный, правдолюбивый характер, призывающие к честному труду  и  праведной  жизни.

           1. Имам Абуханифа построил доктрину с такими умственными  достижениями и ценностями как свобода мысли, независимость действий, защита  интересов, учет  исторических  условий и   в своей вере претворил их в жизнь.

           2. Второй фактор величия Имама Абуханифа - это то, что он признал  правильный  метод  выбора  и использования этико-моральных тем и предложил широкое использование мировых наук, одной из которых является наука о выборе  профессии, ремесла  и трудолюбии.

         3. Третий фактор. Имам Абуханифа, опираясь на достоверные источники своей умственной школы, приняв всецело действия праведных халифов и их авторитетных сподвижников, полностью соблюдал основной принцип достоверности религиозной доктрины,  которая заключается в том, что насколько близко время упадка  ислама, настолько повышается его сила, мощь и высокие  цели.

          4.  Четвертый фактор заключался в развитии  производства и  его   использовании.

         В тех   случаях,   когда  какая-то проблема не решалась методом  сравнения или же  использование  сравнения было не  в интересах  субъектов, тогда  Имам обращался к другому  умственному методу и начинал решать проблему.

         5. Пятой фактор  основан на широком  использовании  логики в законах воспитания, научных выводах, проницательности и мудрости в решении необходимых моральных мыслей.

        6. Уважение местных обычаев – важный показатель его учения. Все обычаи и традиции, не противоречащие требованиям   шариата и воспитанию в духе ислама, последователи школы  Абуханифа широко использовали.  Кроме того, именно на основе  его свободного  учения в духовном  мире появились  несколько  самостоятельных ветвей  ханифитской школы, избравших для себя путь морально – этического, разумного и эстетического воспитания.  

       7.  Важным  качеством  его школы является  толерантность и гуманизм, что весьма  содействовало  широкому  распространению  его учения  в неарабских странах. Имам  и его школа  выдвигали  на первый план  в отношениях между   людьми искренность, уважение. Они считали запретным призыв к преступлению, осуждали  интриги  и смуты.

         В вопросах  положения женщины в семье  и обществе у них также было много  прогрессивного по сравнению с другими  школами. Например, если в семейном конфликте  был виноват мужчина, то решение  вопроса  было за женщиной, она решала  разводиться или мириться, оставаться в семье и т.д.

        8. Другим важным качеством учения  Имама Абуханифа является его легкость в познании, запоминании. Из двух существующих трудностей  Имам всегда выбирает более  легкую и из двух существенных легкостей ту, которая  лучше. И в свободе  выбора этики и морали предпочитает  стойкость, твердость. Известно, что все шедевры своего творчества Имам зафиксировал в  своих  трудах и оставил в наследство  мусульманам суннитского толка.

         В произведениях суфиев Хорасана, в том числе Ходжа  Абдуллаха Ансори, Имама Кушайри, Абусаида Абулхайра и других, Имам Абуханифа представлен как истинный учёный, правдолюбивый, отважный, твердый человек с крепкой волей.

         В этом же параграфе дается характеристика педагогических воззрений Кайковуса, который  был человеком образованным, Исходя из анализа «Кабуснаме» можно сделать вывод, что он достаточно хорошо изучил современные ему науки и искусство, теологию, философию, медицину, музыку, математику, ветеринарию, древнегреческую культуру. Именно поэтому Кайковус  принадлежит  к плеяде прогрессивных  мыслителей средневекового Востока, которые занимались проблемами  практической философии. Однако социально-педагогические взгляды мыслителя - педагога выражены не в форме педагогических  трактатов, а в форме назидания в его труде «Кабуснаме», который относится к нравственно-дидактической литературе.

         Педагогические идеи Кайковуса были поддержаны и развиты мыслителями средневековья и сыграли большую роль в воспитании подрастающего поколения восточного общества того времени. Так, Унсурулмаоли Кайковус  сочинил около ста нравственных строк, которые включены в соответствующие моменты текста «Кабуснаме».

            Отмечается, что мыслитель жил в разных регионах, долгие годы путешествовал, следовательно, приходится говорить о различных идейных источниках, но в основном его мировоззрение было сформировано под непосредственным влиянием общественно-политической, философской и педагогической мысли таджикского народа.

            Основными истоками формирования педагогических идей Кайковуса были:

-древние таджикско-персидские памятники письменной культуры «Авеста»;

- цивилизация эпохи Саманидов;

-таджикский ренессанс («Возрождение Аджама»);

 - прогрессивные традиции практической философии: арабо-персоязычная теоретическая мысль (на примере Абубакра Рази, Фараби, Ибн Мискавейха, Ибн Сино);

-исламская теологическая этика.

         Во втором параграфе второй главы – «Изучение и обучение языку и письму в эпоху Саманидов» автор  раскрывает вопросы обучения письму и языку  в рассматриваемый период.

            Язык и письмо в исторических битвах служили одним из средств борьбы за независимость и патриотизм. В  этой части работы предпринята попытка ответить на вопрос: с какого времени таджикско-иранские племена стали обладателями своего письма.

           В группу древнеперсидского языка входит некоторое количество языков Древнего Востока, которые относились к арийским языкам (лингвисты относят их к группе яфетических языков). Иранские языки очень тесно связаны с индоарийскими языками, в которые входят, кроме функционирующих сегодня языков и диалектов, ведийский санскрит и язык пали, оставшиеся в древних памятниках.

           «Зенд в семье арийских языков является самым древним и имеет близкие родственные связи с санскритом». По мнению русского ученого 19в. С.Булича, уже несколько веков до н. э. зенд так же, как среднеперсидский язык или пехлеви, занял своё место. Наиболее древние Сасанидские надписи (не раньше 226 г. н. э) написаны на пехлевийском языке.                                                                           

         Научные источники подтверждают, что начальное образование и воспитание подрастающее поколение получало, прежде всего, в семье. Во времена царствования Сасанидов проблема охвата девочек и мальчиков учёбой, воспитанием, обучением ремеслам и профессии решалась на основе учёта их возрастных особенностей,  физических и умственных возможностей. Между обучением девочек и мальчиков ремеслам, профессии имелась большая разница.

        Арийцы, жители «Ориёвич», взяли  себе основы авестийского,     древнего фарси или ахеменидского фарси, парфянского, пехлевийского и создали таджикско-персидский язык, на котором стали говорить и писать. Под влиянием миграции арийских племён из своей родины в различные уголки мира, постепенно родились разные ветви индоевропейских языков. Следовательно, предположение, что древнеперсидский язык  является праматерью индоевропейских языков, правильно, о чем свидетельствуют заимствованные из древнеперсидского языка слова в русской лексике.

         Сказанное выше позволяет нам заключить, что:

    1.  Язык, слово и другие западные языки  зародились в первые тысячелетия  после  миграции  арийцев из  своих древних  земель в различные регионы и имеют индоевропейские корни. 

    2.  Культура  персов была колыбелью первой цивилизации арийских племён.

   3. Миграция арийских племен в древние времена на Восток, Бактрию и Север происходила в течении тысячелетий.

   4. Распространение великой арийской культуры в  сторону  Европы происходило при посредстве арийских племен, живших около Фарса. О точном времени и первых заселенных арийскими племенами землях, возможно, произошедших на несколько десятков тысяч лет раньше, достоверных  сведений не имеется, существуют лишь опосредствованные  сведения,  но  ни одно  из  них  не  может удовлетворить  ученых, ибо они не могут быть основанием для раскрытия существа рассматриваемого явления.

           Ясно, что трудности языка и письма были одной из больших проблем людей времен ашканидов, особенно  учителей и воспитателей. Учеба на всей территории, заселенной арийскими племенами, в этот период встречалась с трудностями языка, и при усилии и трудах тех же учителей и воспитателей пехлевийский язык ашканидского периода был спасен от загрязнения греческими словами. «В  руки Саманидов   он попал чистым и вошел в историю как пехлеви Сасанидского периода».          

         Умение писать переходило из поколения в поколение; постепенно начертания букв шлифовались и  принимали более удобную форму - так появилась каллиграфия в клинописном  алфавите и руководствах по древнеперсидскому языку. Ученый Педимия так об этом  пишет: «Персидские и эламские письменности были более легкими, чем вавилонская. Это письмо было сложным. Оно состояло из 42 знаков, и каждый знак имел несколько начертаний, имеющих форму клина, и писали на этом письме как вертикально, так и горизонтально. Эти 42 знака так  распределялись: они составляли четыре понятия, каждое из  которых претендовало на слово. Эти четыре слова таковы: Хурмуз, Замин, Мох и Мамлакат.

  1. (Ахурамазда, Земля, Луна и Государство).                                                          

2.  Три из них для гласных букв, т. е. о, у, э

3.  Один знак для звука «и».

4.  32 знака для согласных букв, которые соединяются с гласными таким образом: двадцать одна буква со звуком «о», четыре буквы со звуком «э» и семь букв со звуком «у».

5. Два знака для обозначения расстояния между словами, чтобы читатель букву с одного слова не присоединял к другому.

6.   Это письмо - «персидская клинопись», писалось слева направо.

Изучение и анализ вышеизложенных фактов даёт нам основание утверждать, что в эпоху Ахеменидов, т. е с 542 до 330 г. г до н.э., существовали три вида письменности:  клинопись, письмо диндабира и арамейское письмо.

      В третьем параграфе второй главы – «Содержание образования в школах эпохи Саманидов» диссертантом рассмотрен и выявлен тот факт, что школы времён Саманидов  действовали в тесной связи с мечетью и медресе. Это явление  постепенно набирало  силу, и в школах стали преподавать  дисциплину, освещающую  величие  и мощь  предков. Такое отношение к своему прошлому оказало  большое влияние на школы эпохи Саманидов и содействовало расцвету и мощи Саманидского  государства.

Как уже было упомянуто, обучение и воспитание начинались в семье с самого рождения ребёнка. Родители, насколько позволял  уровень их знаний и образованности, стремились обучать своих детей грамоте, давали учить наизусть стихи классиков персидско-таджикской литературы.  Можно с уверенностью сказать, что многие дети шли в начальную школу, уже умеючи  читать и писать.

«Начальное образование начиналось с изучения священного Корана. Этот период обучения в основном длился до 10 лет и иногда продолжался и больше»

Что весьма важно, в начальных школах эпохи Саманидов были составлены специальные учебные программы. Например, имелась программа по обучению письму, запоминанию Корана, по таджвиду - правилам орфоэпического чтения Корана  и чтению художественной литературы.   Обучение школьников начальной школы делилось на три части:

1.  Правописание, орфография.

2.  Хадис – рассказы о пророке и его сподвижниках.

3.  Проповеди и наставления.

Места для проведения  учебных занятий эпохи Саманидов были разнообразны:

1)  начальные школы,

2)  соборные мечети,

3)  медресе,

4)  библиотеки,

5)  лавки,

6)  ханака- монастырь, обитель  дервишей,

7)  суфа – широкое возвышенное место перед мечетью, медресе или домом, могло находиться и внутри постройки, во дворе,

8)  караван-сараи и рабаты  (рабат- постоялый двор),                              

9) дома учёных.

Мечети с самого  начала своего появления  стали местом не только совершения культовых  церемоний, в основном чтения молитв, но и местом учебных занятий.

  Медресе в качестве высших учебных заведений в эпоху Саманидов в больших городах Хорасана и Мавераннахра было много, так как правители династии Саманидов уделяли деятельности этих учебных заведений серьёзное  внимание. Строились же медресе как государством, так и по инициативе и желанию отдельных личностей.

Обычно жилища больших ученых превращались в дома ученых. Ученые и вообще все, жаждущие знаний, собирались в таких местах и организовывали научные и литературные кружки. В изучаемую нами эпоху  жилища таких известных ученых, как Абулаббас Зарири Балхи, Абунаср Мухаммад ибн Айям Самарканди, Абухамид Ахмад Ибн Исмаил, Абубакр Ахмад Ибн Исмаил, Хаким Нишапури, Абухамид Халаф и других можно было назвать домами ученых, где собиралось множество ученых, любителей и поклонников их творчества, студентов. Они организовывали беседы, диспуты, дискуссии. Там же вели занятия со студентами.

Кроме того, большинство ученых, чтобы содержать семью, были заняты   каким- нибудь делом и на своих рабочих местах, используя подходящий момент, занимаясь обучением студентов.

Другими учебными заведениями считались караван-сараи и рабаты. В этих местах также собирались студенты, купцы, военные, ученые, литераторы и организовывали научные и литературные собрания.

Ханака также служили учебными заведениями, в которых студенты получали знания у знаменитых ученых и богословов по теологии, суфийскими учениям, красноречию, орфоэпии, философии и т.д.

Школы при мечетях и медресе содержались за счет прибыли вакфов (завещанные имущество, земли для мечетей, медресе), а частные школы - за счет их хозяев.

Обучение в школах велось на арабском языке. Содержание образования в средневековых школах мусульманского Востока по многим аспектам напоминало содержание образования европейских школ, то есть оно полностью было религиозным. Основная задача обучения в школах состояла из выучивания наизусть Корана, изучения грамматики арабского языка, богословия и других религиозных дисциплин. В некоторых школах, в том числе и в школах савти, на светские дисциплины также обращали внимания, но все же на первом плане была подготовка священнослужителей.

Классные комнаты состояли из маленьких узких комнатушек. Срок обучения в школах длился от 5 до 8 лет. Прием учащихся шел на протяжении всего учебного года. Учебный год начинался с конца сентября, в некоторых школах и в октябре, в июне заканчивался. В школе практиковались физические наказания. За труд учителя платили родители учащихся. Заработок учителя также не имел определенного критерия. Большей частью он ограничивался ужином в четверг в доме одного из учащихся. И это угощение было напрямую связано с достатком родителей. Школа не была обеспечена обязательной учебной программой и планом. Обучение в школах было индивидуальным. Круг изучаемых дисциплин в мужских школах состоял из нижеследующего:

  1. Изучение арабского алфавита.

    2.   Изучение «Хафтяка». Этот предмет состоял из заучивания наизусть детьми  седьмой  части Корана. Изучение  « Хафтяка»  продолжалось  2-3 месяца.

3. Изучение «Четырех книг» («Чахор китоб»). Этот предмет  представлял  основные  компоненты ислама. Изучение « Четырех книг» велось  по книгам   Шарофуддина  Бухари « Имя  Истины» («Номи   хак»), Кази Аздуддина «Знай» («Бидон»), Джалолиддина «Мухаммад мусульман» («Мухаммад-ул-муслимин»),  Мухаммада  ибн Ибрагима Фаридуддина  Аттора «Книга советов» («Панднома»).

4. После заучивания  «Четырех книг» учащиеся  начинали  читать  Хафиза, Бедиля и других  персидско-таджикских классиков.

Женские школы назывались  школами Бибихалифа,  или Бибиотун. В них девочки  заучивали на слух из уст Бибихалифа (Бибиотуна) в основном «Хафтяк» (седьмую  часть  Корана – Х.А.). Считалось, что женщинам достаточно знать религиозные  ритуалы – намаз, омовение, поклонение и другие  религиозные церемонии, поэтому обучение этим и ограничивалось.

В школе учащихся учили правилам правильного  совершения намаза (молитв), омовения и других ритуалов. В дополнение к этому в некоторых школах  учили  четырем арифметическим действиям (чорамал), писать различными почерками, и в некоторых школах обучали каллиграфии. Почерки арабского письма  делились на  магриби, куфи, насх, настаълик. Изучение почерков  заканчивалось  перепиской какого-либо  известного произведения.

Другой вид  учебного заведения   назывался корихона. Это была  особая школа. В неё набирали в основном слепых детей, которые  обладали  красивым голосом, чрезвычайно  развитой памятью  и четкой  дикцией.  В школе корихона  готовили  чтецов Корана. Согласно принятому правилу,  каждый  ученик  на протяжении 3-4 лет обучения должен был выучить наизусть  30  отрывков  из Корана. Обучение в корихона велось  двумя способами - индивидуальным и групповым.  

Учителя корихона называли коридомулло, а учащихся -  корибача. Успешно окончившие  корихона  получали  специальность чтеца Корана. При корихона имелись жилые  помещения, в которых  проживали учащиеся, прибывшие  из отдаленных  мест. После завершения  учебы отец  учащегося организовывал  для коридомулло угощение и подарки, обычно состоящие из полного комплекта одежды (сару либос) и  накрытого дастархана, полного  вкусных блюд и сладостей, кроме того, давал учителю и деньги. Коридомулло, приняв подарки, желал больших  успехов своему  ученику в его деятельности  чтеца  Корана.

Корихона, в основном, функционировали  в древних городах –   центрах  науки  и просвещения - Бухаре, Самарканде,  Ходженте, Истаравшане,  Кулябе,  Гиссаре  и других. Деятельность корихона поддерживалась  за счет прибылей  от вакфов.                                                                                                                           

Существовал  ещё один  вид школ, их называли далоилхона. Сюда  принимали  только  юношей, окончивших  школу или корихона. Основной целью далоилхона была подготовка маддохов – восхвалителей и служителей культа – шейхов. Обучение  в далоилхона велось по книге Сулеймана ибн Язура «Удивительные доказательства» («Далоил-ул-хайрот», другое название - «Далоил-уш-шариф»). Ученики вначале одну  неделю  посвящали   повторению сур (глав)  Корана, затем с разрешения шейха  приступали к изучению  молитв « Далоил-ул-хайрота», состоящих из восхвалений пророка  Мухаммада.

В далоилхона обучение могло вестись по другой книге – «Начальные  молитвы» («Авроди  фатхия»), составленной   Мир Саидом  Али  Хамадони  и являющейся  краткой формой книги  «Далоил-ул-хайрот». Некоторые учащиеся довольствовались  изучением « Авроды  фатхия», которую можно было выучить  наизусть  за 1,5-2 месяца. Для изучения  «Далоил-ул-хайрот» же нужен был по меньшей мере год, а то и больше. Кстати, имелось  и заочное  обучение. Заочники один раз в неделю  приходили в далоилхона,  у домулло  брали задание и сдавали  экзамен по прошлым урокам. Закончивших  далоилхона  называли  маддохами. Маддохи  обычно читали проповеди и ораторствовали на религиозные темы. Далоилхона  также  содержались  за счет  прибылей от вакфов.

В  IX-X вв. на территории  всего халифата, в том числе в Хорасане и Мавераннахре, были организованы особые  школы – рабаты, в которых  готовили  военных. В рабатах обучали  искусству  ведения боя, охраны границ государства, одновременно в них преподавались как религиозные, так и светские предметы.

Надо отметить, что в IX-X вв. на территориях Хорасана и Мавераннахра  строились  больницы, в которых дети и учились, и лечились. Также в них обучали основам  медицины и методам претворения в жизнь медицинских знаний. Особенностью таких  больниц - шифохона было то, что здесь занимались с детьми, имеющими  болезни зрения, слуха и нервов. Наиболее известными в то время медресе являлись: Медресе Абухафса Факеха,Медресе Фориджак, Нишапур, Медресе Каттана Нишапури, Медресе Бейхаки, Медресе Джаъфара Нишапури, Медресе Хаддод,Медресе Абуисхака Бастами, Медресе Абубахра Сибги, Медресе Абдулвахида Карши, Медресе Абулсахла Саъулуки, Медресе Ибн Фаврак, Медресе Абуали Самарканди, Медресе Абусаъда Харгуши, Медресе Кази Соъида Уставаи,Медресе Соъидия, Газна, Медресе Абусалиха Таббани, Бузджан, Буст, Пандждех Марвруда, Медресе Марасат.

Первые ханака в эпоху Сасанидов были построены последователями  течения карами в  городах Фергана, Хуталян (Куляб), Джузджан, Марвруд, Самарканд, Герат, Гарчистон, Нишопур и других. Эти  ханаки также служили учебными заведениями, в которых студенты получали знания у знаменитых учёных и богословов по теологии, суфийским учениям, по красноречию и орфоэпии, философии и т.д. Эти ханака тоже внесли свой соответствующий вклад в распространение суфийских течений на просторах Мавераннахра и Хорасана.

Таким образом, кроме известных медресе, существовали и другие учебные заведения, как-то: дома учёных, лавки, караван-сараи, рабаты, ханака, суфии, корихона, далоилхона.

           В старых таджикских школах в организации  учебного процесса  не было  определенного  порядка: при приеме  учащихся  в школу на их возраст не обращали  внимания. В одной учебной  группе, состоящей из 10-15 человек, были дети  5-6 лет  и выше, все они учились  вместе. Обучение в школах  длилось около 3-ёх лет. Прием учащихся  шел на протяжении  всего учебного года. Учебный  год  начинался с конца  сентября, в некоторых  школах и в октябре, в июне заканчивался. За труд учителя  платили  родители учащихся. Заработок учителя также не имел  определенного  критерия.  Школа также не была  обеспечена обязательной  учебной  программой  и планом .  

Четвертый параграф второй главы - «Состояние школы книжного дела и библиотек в Саманидские времена».

В этом параграфе отмечается, что в эпоху Саманидов состояние книги и канонов книжного дела были весьма высокими и ярко отображали величие цивилизации изучаемого периода. Так как Саманидские эмиры были образованными, просвещенными, любили науку и литературу, они уделяли серьезное внимание созданию научных и культурных центров, в том числе библиотек.

В период правления Саманидов функционировали три вида библиотек: государственные, личные и вакуфные. Таким образом, на территории государства Саманидов библиотек было много. Библиотеки, с одной стороны, создавали для научной работы и научных диспутов, с другой – они были также учебными и воспитательными учреждениями, в которых собирались преподаватели, наставники, учащиеся, и тем самым содействовали развитию и расцвету наук и культуры.

Наши исследования показывают, что в библиотеках работали переписчики, производители бумаг, которые стремились удовлетворить духовный спрос на свою продукцию студентов, ученых и просто любителей книг.

По утверждению авторов исторических источников, Абуали ибн Сина, после успешного лечения эмира Нуха ибн Мансура Саманид, было разрешено посещать библиотеку «Сиван –ул-хикмат», где он с увлечением изучал книги. Там он увидел большие комнаты, заполненные книгами.  Об этой библиотеке Абуали Сина так рассказал  своему ученику Абуубайду Джузджани: «Однажды у него (Нух ибн Мансур Саманида) я попросил разрешения посетить библиотеку его величества и заняться изучением и чтением книг по медицине, хранящихся там. Он разрешил, и я вошел во дворец, имеющий множество комнат, в каждой комнате друг на друге стояли сундуки, полные книг. В одной комнате хранились книги по арабским наукам и поэзии, в другой – книги по праву, и так в каждой комнате были размещены книги по той или иной отрасли науки.           

Затем, изучив каталог книг предшественников, я нашел в них то,  в чём я нуждался. Я увидел книги, многие люди даже их названий не слышали, и я их не видел ни до и не видел после. Я прочитал те книги и взял из них то, что мне нужно было, и понял степень знаний их авторов.   

В этой библиотеке хранилась  тысяча экземпляров книг по всем отраслям наук, которые были зафиксированы в определенном порядке в каталоге. К сожалению, упомянутая библиотека в результате  пожара до основания была уничтожена, и все редкие книги погибли в огне, превратившись в пепел.

По утверждению таджикского исследователя Султанзаде М., в эпоху Саманидов состояние книжного дело было на должном уровне, особенно в Бухаре,  библиотеки функционировали, и образцом их была «Сивон-ул-хикмат». В библиотеках этой эпохи существовала ценная традиция составления каталогов: четкое распределение услуг, помогающих читателям, соответствующие методы хранения книг.

Следует отметить, что одновременно с дворцовой библиотекой в эпоху Саманидов функционировали и другие государственные и личные библиотеки. Так, по мнению ученого-книговеда, профессора Сафара Сулейманова, Абуабдуллах Рудаки имел богатую библиотеку, в которой хранились ценные научные, религиозные, исторические книги. В исторических источниках упоминается, что Абуали ибн Сина, Махмуд Массох, Исмаил Захид, Абуабдуллах Нотили, Абумансур Камари также имели личные библиотеки, которыми пользовались и ученые, и литераторы, и студенты.

Другой  особенностью библиотечного дела эпохи Саманидов является существование книжных базаров . Об этом также  пишет Абуали ибн Сина: труд Абунасра Фараби «Шархе мобад - ут табиа» («Комментарии метафизики») он купил на книжном базаре Бухары и, прочитав её, понял , что она представляет большие трудности для понимания.

Нужно  сказать, что около многих медресе существовали роскошные библиотеки, которыми пользовались и ученые, и преподаватели и учащиеся. Некоторые медресе городов Бухары, Самарканда, Нишапура, Газни имели специальные вакуфные библиотеки. «После крушения  государства Саманидов и образования империи Газневидов важная часть библиотек Бухары и Самарканда и других  культурных центров была привезена в город  Газни,  столицу Газневидов». Газневидские  эмиры,  продолжая добрые традиции Саманидов, приложили много сил в строительство школ, медресе  и библиотек. По словам известного исламского историка Утби, Султан Махмуд  Газневид у  соборной мечети города Газни  построил большое  медресе и богатую библиотеку.  В этой библиотеке хранилось несколько тысяч  ценных  книг (рукописей), переписанных  красивым каллиграфическим почерком и украшенных прекрасными орнаментами. Все эти библиотеки, как и  много тысяч мечетей, медресе, дворцов, торговых  рядов и других уникальных архитектурных и  культурных памятников, были безвозвратно  утеряны вследствие  нашествия  монгольских орд.  

Известно, что все достижения таджикского народа в IX- X вв. в области воспитания и образования не могли бы развиваться и совершенствоваться без соответствующего и непосредственного  участия ученых в разработке быта или иных проблем школы.

Нужно упомянуть, что после завоевания арабами Средней Азии в жизни школы и медресе, в обучении и воспитании произошли серьёзные изменения. «Прежде всего, исламская идеология вошла в систему обучения и воспитания и оказала свое влияние на содержание обучения. Теперь вместо зороастрийской и буддийской религий преподавались правила и законы ислама» . Большое место занимали диспуты и споры с представителями других религий, на которые ислам оказывал моральное давление.

В эпоху Саманидов квартал Джуи Мулиян в Бухаре считался одним из основных центров обучения и воспитания и содействовал развитию и расцвету наук, педагогической мысли и просвещения.

Все источники и труды ученых показали, что период правления Саманидов в истории школ прошлого  считается одним из сильнейших и плодотворных, в связи с чем  эти достижения дошли и до нашего времени.

Действительно, государство Саманидов в системе истории школы  представляет собой важный, славный и достойный восхищения этап. Изучение наук, воспитания, педагогической мысли и конкретное, точное и всестороннее исследование этого исторического  периода  для таджикского  народа, который сейчас делает первые самостоятельные политические  и культурные  шаги,  входя в мировое сообщество, имеет важное значение. В эти времена ради прогресса школ и для того, чтобы вести свое хозяйство, изыскивали разные пути воспитания и обучения. В классификации предков наука о воспитании, т. е. педагогика, состоит из этики. Этику понимали естественным знанием, основу которой составляет логическая мысль, физическая культура, патриотизм, уважение ко всем наукам, в том числе гуманитарным и к метафизике.

       Глава III «Воспитание, школа и развитие педагогической мысли в эпоху Саманидов» посвящена достижениям эпохи Саманидов в области науки, школьном воспитании и развитии педагогической мысли.

В первом параграфе третьей главы  - «Вклад ученых эпохи Саманидов в развитие науки и педагогической мысли» рассматриваются вопросы развития наук и школы в эпоху правления династии Саманидов. Отмечается, что   IX век в истории школы и педагогической мысли ираноязычных народов известен как век возрождения. С приходом к власти династии Саманидов развитию и прогрессу школы и педагогической мысли уделялось специальное внимание. Ученые эпохи Саманидов приложили много труда к тому,  чтобы как можно быстрее донести до народных масс свои сочинения по воспитанию, чтобы воспитать достойное подрастающее поколение.

Одним из выдающихся ученых периода правления Саманидов был Джарир Табари (838-839). «Его труд «Тарир – ар-Расул вал - мулк» был написан по приказу Исмаила бин Ахмада Самани»1 . В своем труде он описал историю ислама, арабских стран, а также осветил вопросы воспитания.

Другим известным ученым был Абубакр Мухаммад бин Джафар Наршахи (899-959 гг). Он является автором целого ряда  выдающихся  произведений IX века,  его перу принадлежит «История Бухары», («Таърихи Бухоро»). Этот труд Наршахи написал по поручению эмира Абумухаммада Нух бин Насра II ( в 943-944 гг), а в 1128году Абунаср Ахад бин Мухаммад бин Наср –ал –Кубави перевёл его с арабского на таджикский язык.

Исмаил Самани, с целью дать толчок развитию школ и науки своего времени, в своем дворце  собирает лучших ученых, мыслителей различных сфер науки. О высокой просвещенности эмира  Исмаила говорит то, что основу  правильного управления государством он видел в процветании школы, воспитания, книги. Его деятельность  в этом направлении продолжит внук Наср II. Незрелым юношей он вступил на трон. Поэтому умудренные жизнью старцы, выросшие  в школе управления государством его деда, опираясь на опыт предков, призвали во дворец в качестве  везирей  уважаемых и авторитетных людей того  времени, в том числе Джайхуни, Балами и  Утби. 

Абуали Мухаммад ибн Мухаммад Балами (г.р. неизвестен - ум. 27.03.974г. Бухара). Это сын Абулфазла Балами,  везиря Насра II бин Ахмада Саманида. Мухаммад  Балами,  выросший  в семье человека просвещенного, метра наук и искусств и влиятельной личности, был хорошо знаком с учебными заведениями своего времени и овладел многими современными   ему науками. Более всего его привлекали философия, история и проблемы воспитания.

Согласно сведениям Мирхонда, Балами при помощи своего друга Алптегина  во времена правления Абдумалика бин Нуха (954-961) и Мансура бин  Нуха (961-976) был везирем Саманидов. Он был не только государственным деятелем и политиком, но и занимался вопросами обучения, воспитания и переводами произведений.  Так, в 963 г. он творчески перевел знаменитую «Историю  Табари» на таджикский язык. Кроме того,  Балами внес  добавления в поэму «Бахрам Чубина», чем  обессмертил свое имя в таджикской науке и культуре.

Абуабдуллах Мухаммад ибн Юсуф Хоразми прославился во второй половине  X века как писец дворца Саманидов. Он активно участвовал в государственных делах по управлению страной, в его обязанности входило написание всех дворцовых документов.

Абуабдуллах Хоразми в те годы, когда не служил при дворе, занимался сочинением учебников, произведений воспитательного характера. Он написал книгу «Мифтох- ул-улум» («Ключ к наукам»). Его труд состоит из 15 глав и охватывает проблемы истории географии, налогов, земледелия, управления государством, химии и др.

Абунаср Мухаммад ибн Тархан Фараби (873-950) - известный ученый – философ Ближнего и Среднего Востока. Начальное образование он получил на своей родине, затем для дальнейшего пополнения знаний поехал в Бухару и Багдад. После завершения учебы Фараби путешествует по арабским странам, посещая такие города, как Дамаск, Алепио, Хеврон, города Египта. Хорошо изучив философскую школу Древней Греции, он написал комментарии ко многим трудам Аристотеля, Платона и других ученых. Большая часть написанных им работ  посвящена комментариям и разъяснениям учебных и воспитательных трудов древних философов. Так, например, он прокомментировал «Метафизику», «Риторику» и «Софистику» Аристотеля.    

Нужно сказать, что, как и другие культурно-научные центры эпохи Саманидов, большую роль в формировании и расцвете педагогической мысли, культуры таджиков сыграл город Рей. «Из этого прославленного города вышли многие великие личности в разнообразных областях науки и культуры»1. Одним из таких

неповторимых личностей был Абубакр Мухаммад ибн Закария  Рази (865- 925). Он прославился как философ, учитель и зрелый ученый во времена правления Исмаила, Ахмада и Насра II Саманидов.

Абубакр Рази в истории прославился как искусный врач и плодотворный философ. Прежде всего, его знают   по  его медицинским трудам. Так как он был искусный врач, то местные правители старались завлечь его в свои дворцы. При дворе Саманида Абусалиха бин Исхака Мансура (915)  он выполнял обязанности врача,  и его школу прошли многие видные личности.       

Путь, открытый учением Рази, стал примером для воспитания и обучения врачей и философов.  Большинство из них считали его своим наставником и стали его последователями, в том числе именно школа Закария довела Ибн Сина до    

уровня великого.

Многие врачи эпохи Саманидов свои книги написали на таджикском языке, потому что к тому времени этот язык уже был более популярен, чем арабский. К таким врачам в X в., уважительно и с любовью относящимся к своему родному языку, можно причислить Хакима Майсари. Он написал много книг, но из-за политической нестабильности времени не все его произведения дошли до нашего времени. Дошла только одна книга - «Донишнаме» («Книга знаний»), написанная им в 978-981 гг. во время правления Нуха Саманида. Ценность этого произведения состоит в том, что автор написал ее в такой искусной форме, как учебное пособие и руководство по медицинскому воспитанию.                                                      

Всемирно известный ученый Абуали ибн Сина (Авиценна) тоже жил и  сочинял свои труды в эпоху Саманидов. Он получил хорошие знания по богословию, языку, литературе, истории, музыке и другим предметам. Слава Ибн Сина возросла, когда он вылечил эмира Мансура Саманида,  что дало ему возможность расширить круг своей деятельности. Взамен своей услуги он попросил разрешения посещать богатую библиотеку Саманидов, чтобы пополнить свои знания. Как отмечает сам Ибн-Сина, уже в 18-летнем возрасте (в 998г) круг его знаний охватывал все науки.

Учение Абуали ибн Сина чрезвычайно велико. Его перу принадлежат более 400 сочинений. Но до наших дней дошло не все его творческое наследие. Его труды «Китоб-ул-инсоф» («Книга совести»), состоящая из 20 томов, «Китоб-уш-шифо» («Книга исцеления»), «Китоб-ул-наджот» («Книга спасения»), «Ал-хаёт ва-л-махсул» («Жизнь и её результат»), «Ишорат ва танбехот» («Указания и разъяснения»), «Донишнома» («Книга знаний»), «Ал-конун-фи-т-тибб» («Канон медицины») и другие и сейчас имеют большое научное значение.

Абдужафар Мухаммад ибн Муса-аль-Хорезми - один из талантливейших ученых начала IX в. в области математики, астрономии и географии. В своё время в мировую математическую науку он ввел индийский счет и основы алгебры и таким образом открыл новую эпоху в математике. Это открытие прославило аль-Хорезми на весь мир. Один из известных историков, Сартон, назвал первую половину IX века «эпохой аль-Хорезми» и его учения. Аль - Хорезми построил первым ценные таблицы в астрономии, которые легли в основе многих последующих  работ. Аль-Хорезми уделял большое внимание проблеме обучения астрономии. В своей книге «Амал - ул – устурлоб» ( «Работа астролябии») он приводит сведения по этой проблеме. Кроме того, Хорезми является одним из разработчиков астрономического инструмента секстант, который он использовал в обсерватории «Шамсия» Мамуна в Багдаде .

Абумахмуд Ходжанди большую часть своего творчества посвятил построению астрономических инструментов и приборов, которые не потеряли своего учебного и воспитательного значения и до сегодняшнего дня.

Таким образом в сферах воспитания, философии, литературы, математики, химии, медицины, географии и других науках  были достигнуты большие успехи.

Второй параграф третьей главы – «Достижения эпохи Саманидов в развитии науки и педагогической мысли» посвящен развитию педагогической мысли и состоянию школ эпохи Саманидов.

Эпоха Саманидов предоставила условия для развития и расцвета педагогической мысли, науки и культуры, а также для появления различных педагогических и религиозных течений. Исследователи педагогической  мысли эпохи  Саманидов провели  некоторую  работу по изучению  вышеприведенной проблемы. Заметную роль в жизни IX-XI вв. сыграли педагогические  и философские течения карматов, суфиев и исмаилитов. Все эти течения берут свое начало с VIII – IX веков и в развитии педагогической, философской, религиозной мысли эпохи Саманидов занимают особое место.

Золотой век таджиков приходится на период царствования династии Саманидов, когда результаты творческого потенциала народа в области педагогической мысли, наук и искусств, культуры управления государством оказались самыми плодотворными.

Именно в эпоху Саманидов авестийские зороастрийские тексты были переведены на среднеперсидский язык. В эту эпоху были собраны педагогическая, философская, литературная, искусствоведческая мысль, народные предания и героические поэмы всех ираноязычных народов. Нужно заметить, что политика времени правления династии Саманидов в последней четверти IX и первой половины Х века - времени, когда  во  главе  государства  стояли эмиры  Исмаил   и Наср II, Саманиды были чрезвычайно дружелюбными, мирными и государство Саманидов расцвело как  в политическом, так и в экономическом и культурном аспектах.

В IX- Х вв. династия Саманидов сыграла решающую роль в централизации государственной власти . В этот период во всех  сферах  наблюдается рост.  Прежде всего,  была налаженная, хорошо организованная школьная система, долгий процесс обучения, что содействовало формированию великих личностей. В эту эпоху таджикский язык полностью сформировался и получил широкое  распространение.      

Время, когда к власти пришла династия Саманидов (817-999), остановило арабизацию народа. Для гениев науки и литературы были созданы условия, чтобы они свои произведения свободно создавали на родном языке, так как основатели династии Саманидов понимали, что без опоры на прошлое и добрые традиции своего народа нельзя достичь успеха. Конечно, известно, что при изменении одного государственного строя его передовые идеи воспринимает последующий строй и пользуется  ими в своей деятельности.  

Анализ книг, дошедших до наших дней, показывает, что содержание «Динкарда» освещает учение Зороастра,  историю  пророков мира  и разных племен и народов. Наряду с    этим    в нем отражено краткое содержание «Авесты». Отдельные части произведения включают религиозные, философские  и воспитательные проблемы иранских народов. «Динкард» считается возрождением «Авесты». В   нем повествуется о нашествии Александра Македонского и  предании им огню уникального, неповторимого экземпляра «Авесты». Авторы «Динкарда» смогли описать историю возрождения «Авесты» во времена правления Шапура I. Исследователи последующих веков использовали «Динкард» в качестве  достоверного источника.

Значение «Динкарда» в том, что в нем много сведений по проблемам воспитания, истории, географии, этнографии, о религиозных течениях эпохи Сасанидов и начале экспансии арабами  Ирана и Хорасана.

«Динкард»  был  переведен  на многие языки мира. Так, отец и сын Паштутан и Дороб  Синджаны из города Бомбея Индии перевели его на английский язык и предоставили научной общественности. Так  как арабы свои походы в Иран и  Среднюю Азию начали  в период  интенсивного развития  феодального строя и расцвета зороастрийской религии,  то в  VIII-IX вв. было  создано много  произведений,   имеющих  религиозный характер и отражающих борьбу  ислама  и  зороастризма. Одно из таких произведений -  знаменитый  «Бундахишн»,  в  котором  приведены сведения  о зороастризме, истории  и   географии  Ирана, Хорасана, Мавераннахра. В 33 главах этого произведения содержится информация о книгах, воспитании и древней истории ираноязычных народов до арабского завоевания. В 31 главе этой книги  даны описания рек, гор, городов,  их кварталов. Это свидетельствует о том, что география  как учебный предмет изучалась в школах тех времен.

После  формирования колониальной структуры арабы стали уделять внимание  развитию  наук  и своих школ. Во  время захватнических  нашествий в другие страны, заметив, что многие местные народы по сравнению с ними  более просвещены и талантливы,  они старались учиться у них и использовать их знания и опыт. Прежде всего, такие большие города, как Багдад, Дамаск и другие были превращены в центры  учебы, наук и культуры. С этой же целью в своих больших городах арабы стали открывать школы и библиотеки, в которых собирали  уникальную, бесценную научную и учебную литературу и материалы  по культуре, чем привлекли  к себе внимание талантливых умов своего времени.  Прилагая много усилий, они приглашали в свои дворцы лучших наставников и прославленных ученых для обучения молодежи. Одним из них был Ибн Хурдодбех, который наряду  с географией уделял много внимания проблемам воспитания и изучения истории. Его перу принадлежат произведения «Китоб-ул-ахбор» («Книга сведений») и «Китоб-ул-вузаро» («Книга о визирях»), которые,  к сожалению,  до нашего времени не дошли. Эти сочинения посвящены истории педагогической мысли иранских племен, везирям и правителям той эпохи. В одном ряду с именами вышеназванных ученых стоит имя Абумухаммада  Абдуллаха  Ибн  Муслима  Марвази Диновари (828-889). Из-под его пера вышла книга «Айн-ул-ахбор» («Источник сведений»), состоящая из 10 томов и посвященная вопросам воспитания, школы, морали, управления  государством, освещающая  внутреннюю  борьбу  различных династий  и правителей Хорасана  и Мавераннахра в  IX в.  Диновари приводит  также  сведения об истории  борьбы народов  Средней Азии  против арабов.

Таким образом, все они старались упорядочить систему школьного образования и воспитания. В развитии и расцвете передовых педагогических воззрений большая роль принадлежит городам Багдаду, Бухаре, Балху, Самарканду, Герату, Нишапуру, Ходженту, Чагу и другим. Именно в этих городах сформировалась таджикская педагогическая   мысль эпохи Саманидов, эти города стали центрами науки и культуры средневековья. Судя по сообщениям литературных, исторических источников и выводов видных ученых-историков, в IX-X вв. наряду с религиозными школами функционировали также и светские школы.

        В третьем параграфе третьей главы – «Роль национальных, культурных традиций и обычаев таджикских и иранских племен в воспитании» проблемы национальных и общечеловеческих ценностей считаются актуальными  проблемами общественной  жизни и с древних времен приковывают к себе внимание всего человеческого сообщества. «В решении требований национальных ценностей участвуют народ, классы и социальные группы государства и каждый из них действует в соответствии со своим пониманием и мировоззрением».1 Национальные традиции, обычаи и ценности таджикского народа в течение веков сыграли большую роль в обучении и воспитании молодого поколения.         

Мы должны точно понять, каковы окружающая нас жизненная среда, обычаи, обряды, ритуалы, присущие только нам такие традиции,  как:

-уважение старших;

-безмерное почитание и уважение родителей и родственников;

-уважение личности ребёнка, посещение больного, забота о сиротах, оставшихся без попечения, нищих и беспомощных;

-здравый смысл, хорошее, приятное отношение  к собеседнику и сотрапезнику;                                                                                                                   

-умение оценить созданные трудом человека блага;

-уважение к вождям, лидерам, которые служили и служат самоотверженно своему народу;

-уважение  своего труда наряду с трудом других;

-остерегаться поведения, не принятого в обществе;

-скромность и сознательное служение в различных  сферах жизни;

-сострадание и милосердие, честность, справедливость;

- совестливость, чистота души, чистые добрые деяния, сохранение сердца и души в чистоте.

Нужно заметить, что в назидательной литературе периода правления Саманидов актуальными вопросами  воспитания того времени  считались такие ценности, как:

- воспитание в семье, здоровье детей и подростков;

- племенное воспитание, чистота морали и здравый смысл;

- пропаганда идей патриотизма, заботы о родине, национальной гордости, защиты границ своего государства;

- воспитание и пробуждение интереса к овладению профессией  и ремеслом, воспитание здорового тела, защита его от инфекционных и  ограничивающих (движение)  болезней;

- овладение знаниями для нахождения своего места в обществе;

- здоровье семьи и общества.

Следует отметить еще один обычай таджиков, который заключался в обеспечении людей рабочими местами, уменьшении безработицы, организации изучения профессии, ремесла, в воспитании в духе трудолюбия, налаживании производства для невесты  и  жениха.  Этот ритуал  символизировал  верность  семье,  твердость  и  устойчивость  отношений. «Другой очень древний обычай, дошедший и до наших дней, - не прикасаться  к приносящим вред вещам» .           

После рождения ребенка, его купали и капали в ротик несколько капель сока растения «хум», приготовленного заранее по совету жрецов, который назывался «Барохум». Иранские племена каждый год праздновали день рождения своих детей. День рождения ребенка отмечали шумно, дарили много подарков, потому что Ахурамазда отдавал предпочтение семейным людям и семьям, имеющим детей. В древности у иранских народов было велико уважение к матери. Например, во время трапезы дети должны были сидеть ниже своей матери.

Геродот об особенностях воспитания иранцев пишет: «Они очень внимательны и осторожны, воздерживаются от произнесения пустых и бесполезных слов и не будут говорить о неприятных действиях».2

Также у предков таджиков в качестве обычая, традиции был прием гостей и выказывание уважения к ним, и эта традиция дошла до наших дней у них первой задачей каждого мужчины и каждой женщины было продолжение рода, рождение детей, увеличение общества. Цель, о которой мы упомянули здесь различные формы брака, это напоминание, что в каждом обществе и в каждое время и эпоху брак существовал как обычай, священная традиция народа. Брак был основой семьи и останется таким. Автор книги «Невежество и ислам» приводит отрывок из книги Фарида Ваджди «Доиратул-маориф» («Круги просвещения»).    

В эпоху Саманидов церемония объявления невестой или женихом проходила в детские годы, и в брак  вступали в очень раннем возрасте. Например, девушку в 15 лет можно было выдавать замуж. Но девушки не имели права сами выбирать мужа. Отец или опекун сообщали обществу, что имеют достигшую зрелости незамужнюю дочь, которую надо выдать замуж. Большим грехом считалось препятствовать девушке выходить  замуж, и отец ни в коем случае  не мог  насильно выдать дочь замуж. Если девушка стеснялась, держалась в стороне и не говорила о замужестве,  отец не имел права, несмотря на поведение девушки,  долго держать дочь дома и не отдавать её замуж. Если молодая  девушка  по каким – то причинам не могла выйти замуж, тогда отец  должен был её содержать и выделить для  неё какую–то  сумму денег. Если  же девушка тайком  вступила  в связь с мужчиной, тогда отец не имел права её содержать, не имел права выделить ей какую-то долю. Если же девушка  рожала  ребенка  без  отца (незаконнорождённого), то содержать и ребенка, и его мать должен был отец девушки. Женщину, вышедшую замуж без разрешения родителей, называли  «сароидан», и  наследство ей выделялось на особых условиях,  но  если   она  вступала в повторный брак по согласию родителей, то считалась очищенной. Дети, рожденные такой женщиной, становились детьми законного мужа.

Другой обычай таджиков заключался в завязывании узла на пальцах невесты и жениха. Этот ритуал символизировал верность семье,  твердость  и  устойчивость отношений. Это очень древний обычай, дошедший и до наших дней.

В связи с ритуалом помолвки надо отметить то, что  создание семьи считалось священным делом. В семье должны были расти здоровые, хорошо воспитанные, закалённые, верные Родине и преданные родителям дети.

   В заключении подведены общие итоги исследования, обобщены выводы отдельных глав параграфов, даны практические рекомендации по эффективности и объективно.

В результате проведенного исследования считаем, что совершенствование методов обучения и воспитания учащейся молодежи и повышение их эффективности объективно требуют:

- подходить к педагогическому наследию прошлого не как к обычному просветительскому наследию народа, а как к важнейшему материалу, представляющему практическую ценность в воспитании молодежи;

- отбора и включения в программы обучения и воспитания школьников этнопедагогического материала, отражающего особенности и специфику становления личности в свете следования   традициям и обычаям таджикского народа;

- изучения работниками образования педагогической мысли прошлого;

- ввода в учебные планы педагогических университетов и колледжей курса «История педагогической мысли таджикского народа» на правах одной из основных учебных дисциплин;

- создания условий для систематического и эффективного изучения студентами в аудиторное и внеаудиторное время прогрессивного педагогического наследия таджикского народа;

-организации научно-теоретических конференций, круглых столов, семинаров и т.д. для всестороннего и глубокого анализа и изучения педагогического наследия таджикского народа;

-издания очерков истории педагогической мысли таджикского народа в соответствии с прогрессивными традициями народа и с учетом необходимости реализации новых государственных образовательных стандартов в Республике Таджикистан;

-ознакомления учителей с историей развития педагогической мысли таджикского народа на курсах институтов усовершенствования и повышения квалификации педагогических работников.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора:

А) Монографии, учебники и брошюры:

  1.     Школа и педагогические взгляды в период Саманидов Душанбе «Шуджоиён». 2008. - 94 с.
  2. Развитие науки и школы в период Саманидов. Душанбе, «Шуджоиён», 2009. - 119 с.
  3. Развитие школы, науки, медресе и педагогической мысли таджикского народа в период правления Саманидов. Душанбе: «Шуджоиён», 2010. - 140 с.
  4. Воспитание, зарождение школ и педагогической мысли таджикского народа. Душанбе, «Шуджоиён», 2011.- 311 с.
  5. Педагогические и гуманистические взгляды Фирдоуси. Куляб. Сада.1991.- 62 с.
  6. Система профориентации в учебно–воспитательном процессе старших школьников ( мет. рекоменд.) Куляб: Сада, 1992. - 27 с.  
  7. Экологическое воспитание учащихся начальных классов. Куляб: Сада,2003. - 112 с.
  8. Основы общей психологии (в соавторстве). – Душанбе, «Империал групп», 2011. - 416 с.

Б) Публикации в ведущих научных журналах, рекомендуемых ВАК РФ:

  1. Взгляд на этические воззрения Мани. Вестник таджикского национального университета (научный журнал). Душанбе, Сино. 2010. 4(60).С. - 320-324.
  2. Письменность и ее роль в период Сасанидов. Вестник таджикского национального университета (научный журнал). Душанбе, Сино. 2010. 4(61). С.- 335 – 338.
  3. Педагогические воззрения Фирдоуси. Вестник таджикского национального университета (научный журнал). Душанбе, Сино. 2010. 5(61).С.- 196- 199.
  4. Образование и технические знания в период Саманидов. Вестник таджикского национального университета (научный журнал). Душанбе, Сино. 2010. 5(61).С.- 418- 421.
  5. Национальные ценности в культурном наследии предков. Известия Академии наук Республики Таджикистан №3. 2010. С.- 200-202.
  6. Школа, обучение и музыкальное воспитание в эпоху Саманидов. Известия Академии наук Республики Таджикистан. №1. 2011. С.- 177 – 180.
  7. Школа, педагогическая мысль и обучение ремеслу, искусству во времена Ахеменидов. Известия Академии наук Республики Таджикистан. №3. 2011. С.- 48- 51.
  8. Школа, медресе и библиотечное дело в эпоху Саманидов. Вестник таджикского национального университета (научный журнал). Душанбе, Сино. 2011. 7(71) С.- 164-169.
  9. Воспитание с точки зрения Кайковуса. Вестник Таджикского национального университета (научный журнал). Душанбе, Сино. 2011. 8(72) С.- 211-214.
  10. Воспитание патриотизма и национальной гордости в эпоху Саманидов. Вестник таджикского национального университета (научный журнал). Душанбе, Сино. 2011 9(73) С.- 251-256.
  11. История библиотековедения и книгопечатания в период правления Саманидов. Вестник Таджикского национального университета (научный журнал). Душанбе, Сино. 2011. 10(74) С.- 176-182.

В) Публикации в других изданиях:

  1. Роль педагогического колледжа в подготовке специалистов в период независимости Республики Таджикистан. Тезисы Республиканской научно- теоретической конференции «Развитие учебных заведений города Куляба в годы независимости». Куляб, 2006. С.- 25- 28.
  2. Воспитание и педагогические взгляды, наука и разум с точки зрения исламской религии. Вестник Кулябского государственного университета имени А. Рудаки. Куляб. 3(3)  2010. С.- 64-67.
  3. Музыкальная школа, музыкальное обучение и воспитание в эпоху Саманидов. Вестник Кулябского государственного университета имени А. Рудаки. Куляб. 1(5) 2011.С.-14-19.
  4. Воспитательная школа Фирдоуси. Вестник Кулябского государственного университета имени А. Рудаки. Куляб. 1(5)  2011. С.- 111- 115.
  5. Воспитание мудрости с точки зрении ислама. Вопросы психологии и педагогики Министерство образования Республики Таджикистан Курган-тюбинский государственный университет имени Носира Хисрава. №3 2010. С.- 54- 60.
  6. Экологическое воспитание и обучение учащихся начальных классов // В кн.: Подземные ресурсы Таджикистана: разумное их использование и защита окружающей среды. (Тезис докладов республиканской научно- теоретической конференции). – Душанбе, 2001. С.-90-91.
  7. Экологическое поведение и просвещение с позиций ислама. В кн.: Подземные ресурсы Таджикистана, разумное их использование и защита окружающей среды. (Тезис докладов Республиканской научно- теоретической конференции). (В соавторстве с К.Кадыровым) -Душанбе, 2001 С. -54-55.
  8. Экологическое воспитание и образование учащихся начальных классов. В кн.: Совершенствование преподавания гуманитарных дисциплин: проблемы, предложения, перспективы. (Тезис докладов Республиканской научно-методической конференции).- Куляб, 2001. С. - 64-65.
  9. Сущность и содержание внеклассной работы по экологическому воспитанию учащихся начальных классов Учебное пособие для воспитателей детских садов и учителей начальных классов.- Куляб, 2001.-53 с.
  10. Таджикские мыслители об экологическом воспитании и обучении. Куляб: Сада, 2002.-50 с.
  11. Роль внеурочной работы в экологическом воспитании учащихся начальных классов// Русский язык и литература в школах Таджикистана.- 2002.№3. С.-  75- 81.
  12. Экологическое воспитание и образование учащихся в прошлом и будущем// «Вестник педагогического университета» -Душанбе.2004. С. – 5-7
  13. Развитие обучения и воспитания в эпоху Саманидов// Тезисы  Республиканской  научно-теоретической конференции – Курган-тюбе, 2010. С.-213-216.

Кадыров К.Б. «История педагогической мысли таджикского народа с древних времён до появления ислама» - Душанбе: Ирфон, 1998 .С.-179.

 

Ахмади Амини Мисри. Исламская религия, изд- 2, т.1. С. -23.   (перевод с арабского Хилоли).

Зайнулобиддини Муътаман. Шеъру адаби форсї. Персидская поэзия. Тегеран.1332. С.-122

1 Мухтаров А. Саманиды:  время и место.  -Душанбе:  Сурушан, 1999. С. -272      

Мухтаров А. Саманиды:  время и место.  -Душанбе:  «Сурушан»1999. С. 272       

Саманиды и возрождение персидско-таджикской цивилизации (под ред. Рахимова С.). Душанбе, 1998. С.-314.

Отахонов Т. Очерки педагогической мысли. Душанбе, 2005. С. – 146.

Афзалов Х., Рахимов Б. История педагогики таджикского народа. Душанбе,   1994. С.-27.

Мухтаров А. Саманиды:  время и место.Душанбе: «Сурушан»1999.С. -207.

Абдулхай Комили: Наука в жизни  Саманидов II. Книга Саманидов и персидско- таджикская цивилизация. Душанбе. 1998. С.-292.

Мунаввар Мухаммадзаде. Возникновение ремесёл во времена Саманидов, в кн: Саманиды и возрождение персидско-таджикской  цивилизации. Душанбе. 1998. С.- 279.

Бартольд В.В.  Культура мусульманства. Сочинение. М.: 1966. Т. XI.С. -178.

Нуров А. Национальные и общечеловеческие ценности, начало   развития возрождение и их роль в воспитании человека. - Душанбе, 2003.С. -9.  

2. Там же. С.-10.                                              

Мери Бойс. Зороастрийцы: верования и обычаи. М:  «НАУКА» -1987 (Пер. с англ. М. М. Стеблин- Каменского) Коссович К.А. Четыре статьи из Зенд Авесты.- СПб 1903.

1 Кадыров К. Б  «История воспитания школы и педагогической мысли таджиков с древнейших времен до возникновения ислама» Душанбе, 1998; Лутфуллоев М. «Возрождение педагогики Аджама» Душанбе, 1997; Бонгард – Левин Г.М, Грантовский Э. А. «От Скифии до Индии» (из-е 2, М.: 1983); Дорошенко Ё. А. «Зороастрийцы в Иране» (историко – этнографический очерк) М.: 1982; Дрезден М. «Мифология древнего Ирана» в кн.:.Мифологии древнего мира. М.: 1977; Перехониян А.Г. «Сасанидский судебник». Ереван. 1973; Фрай Р. «Наследие Ирана» М.: 1972; Ибрагим У. «История цивилизации Арийцев» Душанбе. 2006; Рахмонов Э. «Взгляд на историю и цивилизацию Арийцев» Душанбе. 2006; Афсахзод А. «Лирика Абдурахмана Джоми. – Проблема текста и поэтика. -М.: Наука. 1988; Мирбобоев М. К. «Учебные и научные центры Ближнего и Среднего Востока в древности.- Душанбе: Ирфон. 1981; Афзалов Х.С. «Школа и педагогическая мысль в Иране в конце XIX  - начале ХХ вв.- Душанбе: Ирфон. 1992; Бликштейн Л.С. Развитие образования на Ближнем Востоке в древности.- Очерки истории школы и педагогической мысли Древнего и Среднего Востока.- М.: АПН СССР. 1988; Пахлавонов А. Педагогическая мысль таджикского народа XVI-XVII вв., Душанбе: Ирфон.1995; Кубесов А.К. Педагогическое наследие аль-Фараби. - Алма-ата: Мектеп.1989. Мистицизм в исламе.- Самарканд. 1906; Летурно Ш. Эволюция воспитания у различных человеческих рас.- СПб. 1909; Мец А. Мусульманский ренессанс. - М.: Наука. 1966; Маковелский А.О. Авеста,- Баку; Элм. 1960; Дьяконов И..М. «История Индии» М.: 1956; Дандамаев М. А. и Луконин В. Г «Культура и экономика древнего Ирана» М.: 1980; Бикерман Э. «Государство Селевкидов» М.: 1985; Кристенсен А. Ё «Иран в эпоху Сасанидов» Тегеран, 1979; Парниё Х. «История древнего Ирана». Тегеран, 1983; Олмотид Т. «История Ахеменидской империи» Тегеран, 1993.

Нуров А. Национальные и общечеловеческие ценности, основы развития и их роль в воспитании человека. Душанбе, 2003; Неъмтов Н.Н Государство Саманидов. Душанбе, 1989; Мухаммаджон Шакури- Здесь находится Хорасан. Душанбе, 1997; Турсунов А. История разделенной культурной судьбы. Душанбе.1997; Мухаммад Рашод. Философия с начала истории. Душанбе, 2002; Гафуров Б.Г. Таджики (древнейшая, древняя и средневековая история) Душанбе, Ирфон. 1963; Асмус В. Ф. История античной философии. Высшая школа. М.: 1965; Хазраткулов М. «Тасаввуф» («Суфизм»).- Душанбе, Мориф, 1988; Садыков А. Этика Абунасра ал- Фараби.- вопросы истории философии.- Душанбе: Дониш, 1977; Мухторов А. Саманиды. Время и место. Душанбе, 1999; Обидов И. О. Развитие народного образования и педагогической мысли в Таджикистане за годы Советской власти. Душанбе.- 1967; Отахонов Т.Очерки педагогической мысли. Душанбе, Ирфон. 2005; Мирзоев Х. История таджикской литературы. Душанбе: Маориф. 1987; Рахимов С. Эстетика зароастризма.- Душанбе: Дониш. 2006.

Арипов М. Из истории педагогической мысли таджикского народа. Часть 1 ( IX-XI вв).- Душанбе, 1962.; Садык И. Торихи маориф дар Ирон (История образования в Иране).-Тегеран.1334 х. Заринкуб А. Арзиши мероси тасаввуф (Ценность суфийского наследия). –Тегеран. 1343 х., Ибн Саъд «Табакот» («Стоянки»).- Лейден. Т.2. ч.2. 1940; Сафо З. Торихи фарханги Ирон (История культуры Ирана). Т.3. –Тегеран.1338 х., Зелеман К. Т. Очерки древнеперсидской литературы. – Всеобщая история литературы. Т.1. Ч. 1. –СПБ. 1880; Жуковский В.А. Человек и сознание у персидских мистиков. – СПб. 1895; Рудаки и  карматы, со статей, посвящённой Рудаки. Сталинабад , 1958.

Кадыров К.Б. «История педагогической мысли таджикского народа с древних времён до появления ислама» - Душанбе: Ирфон, 1998 . С.-45.

Кадыров К.Б. «История педагогической мысли таджикского народа с древних времён до появления ислама» - Душанбе: Ирфон, 1998. С.-46.

2 Гафуров Б.Г. Таджики. (Древнейшая, древняя и средневековая история). М., 1972. – С.250.

Ибрагим  Умарзаде. Возникновение мира и человека: - Душанбе: «Оли  Сомон». 1999. С–444.

Афзалов Х., Рахимов Б. История педагогики таджикского народа. – Душанбе,  1994. С. – 15.

Кадыров К.Б. «История педагогической мысли таджикского народа с древних времён до появления ислама» - Душанбе: Ирфон, 1998 .С.-179.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.