WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

История технократической элиты Ангаро-Енисейского региона (1964 – 1991 гг.)

Автореферат докторской диссертации

 

На правах рукописи

 

ВОЛОСОВ Евгений Николаевич

 

История технократической элиты Ангаро-Енисейского региона

 (1964 – 1991 гг.)

 

Специальность 07.00.02 – отечественная история

 

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени доктора

исторических наук

Улан-Удэ – 2012


Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Иркутский государственный университет»

 

Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор Петрушин Юрий Александрович

Официальные оппоненты:

Балдано Марина Намжиловна, доктор исторических наук, профессор, Федеральное  государственное бюджетное учреждение науки Институт монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук, заведующий отделом истории, этнологии и социологии;

Коновалов Александр Борисович, доктор исторических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет», профессор кафедры политических наук;

Цыкунов Григорий Александрович, доктор исторических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Байкальский государственный университет  экономики и права», заведующий кафедрой теории и истории государства и права

Ведущая организация

ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный университет»

Защита состоится 29 июня 2012 г. в 10.00. часов на заседании диссертационного совета Д 003.027.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук (670047, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6).

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Бурятского научного центра СО РАН (670047, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6).

Автореферат разослан  27 мая 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                       Жамсуева Дарима Санжиевна

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. За последние двадцать лет в России сформировалась новая социальная структура, в которой на первые роли вышли государственная бюрократия, представители крупного бизнеса, топ-менеджеры ведущих государственных и частных отечественных корпораций. Однако, формирование новой элиты, так и не сумевшей до настоящего времени доказать обществу свое исключительное право на власть и собственность, встречает неоднозначные оценки со стороны широких народных масс. Разочарование деятельностью новых субъектов политики и экономики ярче всего проявляется в усилении ностальгических настроений по советскому прошлому среди людей старшего и среднего возраста. Идеализация советских общественных отношений, системы управления экономикой и социально-политической сферой, нравственных принципов в обыденном и рефлексивном сознании россиян неизбежно выводит их на сравнение двух групп правящих элит: советской и современной российской, причем, в пользу первой. Однако подлинно научный сравнительный анализ можно дать только при наличии серьезных, полномасштабных исследований.

Еще одна актуальная проблема связана с растущим отставанием российской экономики от экономик ведущих стран мира, ее хронической неспособностью к модернизации, нерешенностью острейших социальных и экономических противоречий, ставящих под сомнение как эффективность нынешней власти в целом, так и группы элиты, отвечающей за экономический сектор. Поэтому изучение опыта советской технократической элиты по комплексному развитию производительных сил, взаимодействию с органами политической и государственной власти обусловлено не только научными задачами, но и возможностью его использования в современной хозяйственной практике.

Мировой опыт показывает, что наиболее стабильными в политическом отношении являются страны, где властные элиты, сохраняя в целом корпоративную замкнутость, все же оставляют и успешно используют социальные лифты для обновления, насыщения новыми людьми внеэлитного происхождения. Современной российской элите для самосохранения и минимизации рисков утраты власти может оказаться полезен позитивный опыт социальной мобильности, культивируемый советской властной элитой.

Историографическая актуальность работы заключается в том, что в современной отечественной историографии недостаточно внимания уделяется исследованиям советской правящей элиты в целом, и технократической элиты в частности. Особенно это касается периода кризиса «советской модели социализма» (1960-е  - 1991 год). В этой связи становится актуальным выявление роли и места технократии среди других групп правящей элиты, в принятии решений по социально-экономическому развитию регионов.

Степень изученности проблемы. В отечественной и зарубежной научной литературе имеется значительное количество публикаций, в которых отражены проблемы становления и функционирования советской политической элиты в целом и ее технократической группы, в частности. Степень разработанности проблемы показана в первой главе, где сделан вывод о необходимости комплексного исследования советской региональной технократической элиты.

Источниковую базу исследования составили неопубликованные и опубликованные источники: 1) официальные документы ЦК КПСС, Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР; 2) материалы  из фондов центральных, региональных, местных архивов; 3) сведения из периодической печати; 4) мемуарная литература; 5) интервью, взятые автором исследования; 6) статистические сборники. Подробная характеристика источников содержится в первой главе.

Объектом исследования является технократическая элита Ангаро-Енисейского региона, как часть правящего класса в последнюю четверть существования советского государства (1964 – 1991 гг.).

Предмет исследования – определение места и роли технократической элиты в системе региональной власти, принятии и реализации стратегических решений в развитии экономики региона в 1964 – 1991 гг.

Целью работы является комплексное изучение региональной технократической элиты и теоретическое осмысление ее места и роли в жизни советской провинции на конкретном историческом материале Ангаро-Енисейского региона в 1960 – начале 1990-х годов.

Для достижения поставленной цели потребовалось решить следующие основные задачи: 1) дать научный анализ литературы и источников по истории советской региональной технократической элиты; 2) проследить роль и место технократической элиты в системе планирования экономического развития региона; 3) определить место технократической элиты в системе региональной власти, масштабы и формы участия технократов в партийных и советских органах, способы воздействия политической бюрократии на технократическую элиту, кадровые траектории представителей региональной технократической элиты; 4) дать социальный портрет  региональной технократии; 5) актуализировать и систематизировать политические и экономические вызовы, вставшие перед региональной технократической элитой в ходе экономических и политических трансформаций второй половины 1980-х – начала 1990-х годов и попытки их разрешения.

Методологической основой исследования стали принципы исторического познания: научность, историзм, объективность, комплексность научного анализа. Индуктивный и дедуктивный методы позволили сформировать целостную и многообразную картину жизни региональной технократической элиты, понять влияние объективных общественных законов, действий высшей государственной и политической власти на судьбы и поступки отдельных людей в конкретно-историческую эпоху.

Наличие в рассматриваемом периоде, как минимум, двух этапов социально-экономического и политического развития советского общества, значительно отличавшихся друг от друга в самых различных аспектах, предполагало использование метода периодизации.  Хронологический метод придает историческому исследованию стройность, логичность и законченность, а также позволяет корректно рассматривать назначения и кадровые передвижения хозяйственных руководителей, карьерные траектории и другие вопросы. Статистический метод обеспечил получение новых знаний о месте технократической элиты в системе региональной власти, количественных характеристиках социального портрета исследуемой группы.    

Систематизация и формализация различного рода информации о хозяйственных руководителях Ангаро-Енисейского региона второй половины ХХ века потребовали применения методов автоматизированной обработки информации. Поэтому для работы с информационным массивом была успешно применена компьютерная система управления базами данных (СУБД)  «Microsoft Office Access».

Использование в совокупности перечисленных методов позволило обеспечить комплексное изучение технократической элиты Ангаро-Енисейского региона в 1964 – 1991 годы.

Территориальные рамки исследования – Ангаро-Енисейский регион. В его состав входили две крупнейшие в Восточной Сибири территории Красноярский край, Иркутская область и Тувинская АССР. Здесь во второй половине XX века производилось более 80 процентов валовой продукции промышленности Восточной Сибири, реализовывались индустриальные проекты мирового значения: каскад гидроэлектростанций на реках Ангаре и Енисее, создание территориально-промышленных и топливно-энергетических комплексов, строительство Западного участка Байкало-Амурской магистрали, добыча и переработка полиметаллических руд в Норильском районе и многие другие.  На территории региона действовали крупнейшие в стране строительные организации, способные осваивать сотни миллионов рублей капитальных вложений, располагались индустриальные гиганты союзного и мирового уровня.

Хронологические рамки работы ограничены периодом 1964 – 1991 года. Это время включало в себя период временной стабилизации правящего режима, преимущественного отказа от «чувственных» решений в экономике в пользу рациональных, реализации масштабных проектов в области энергетики, транспорта, машиностроения с ориентацией на комплексность в развитии производительных сил. Оно также характеризовалось весьма заметными изменениями в иерархии структур, принимающих решения, где, при сохранении лидерства партийной бюрократии, значительно возросла роль руководителей отраслей и ведомств, а также подчиненных им предприятий и организаций. Второй этап исследуемого нами периода начинается с момента продекларированной  режимом  М.С. Горбачева радикальной экономической реформы, то есть с 1987 года, и заканчивается 1991 годом. На этом этапе начинаются процессы трансформации государственной собственности, в которых региональная технократическая элита принимала самое активное участие.  

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Существуют объективные основания методологического, социального и общеисторического характера, позволяющие признать наличие в Советском Союзе периода 1960-х – начала 1990-х годов особой социальной группы  - региональной технократической элиты. Являясь частью класса номенклатуры, она оставалась вполне самостоятельной социально-профессиональной единицей, обладающей собственной идентичностью.

2. Региональная технократическая элита в 1960 – 1980-е годы играла ключевую роль в разработке и реализации планов социально-экономического развития территорий, являлась генератором идеологии комплексного освоения природных ресурсов и развития производительных сил в Ангаро-Енисейском регионе.

  1. Квоты и политическое влияние в представительных органах партийной и государственной власти точно отражали формальную иерархию представителей технократической элиты, фактический вес в экономике возглавляемых ими хозяйствующих субъектов, инвестиционные приоритеты конкретного исторического периода истории, степень внимания партийно-политического руководства к той или иной отрасли народного хозяйства.
  2. Взаимоотношения партийно-бюрократической и технократической групп региональной элиты на протяжении 1960-80 гг. выстраивались в рамках негласного договора, который предполагал признание партийной бюрократией относительной самостоятельности технократии в решении стратегических и оперативных вопросов хозяйственно-экономической деятельности и, в тоже время, ее безусловную подчиненность в идеологической сфере, кадровой работе, соблюдении норм и принципов партийной жизни.
  3. Социальные характеристики региональной технократической элиты показывают высокий уровень социальной мобильности в советском обществе, достоинства и возможности советской системы по подготовке профессиональных кадров, их карьерному росту, подъему реального, а не декларируемого социального статуса вне зависимости от места жительства, национальности и социального происхождения.
  4. Экономические реформы 1987-1990 годов подготовили законодательную, психологическую и морально-этическую почву для первого этапа приватизации 1992-1994 гг., в ходе которого собственниками предприятий, объединений, организаций, подлежащих приватизации, стали в основном их руководители.
  5. Опыт участия региональной технократической элиты в политических процессах периода перестройки нельзя признать удачным. Альтернативные выборы, как новый инструмент политических трансформаций в СССР, оказались  для технократии слишком серьезным и болезненным испытанием, к которому она была не готова. В выигрыше остались лишь те представители технократической элиты, которые осознанно или интуитивно использовали модели предвыборной борьбы, сложившиеся в странах западной демократии.

Научная новизна исследования заключается  в комплексном подходе к изучению советской региональной технократической элиты социально-профессиональной группы, занимавшей видное место в социальной структуре советского общества и участвующей в принятии стратегических решений в экономической области.

В работе впервые в отечественной историографии:

- проведен системный анализ и определены роль и место технократической элиты в планировании и управлении народным хозяйством региона, исследованы масштабы и формы участия в региональной власти, прослежены основные кадровые траектории;

- сформирован социальный портрет региональной технократии, в который вошли демографические характеристики, особенности системы заработной платы и материального поощрения, жилищно-бытовые преференции, специфика досуга и увлечений;

- определены и систематизированы политические и экономические вызовы, вставшие перед региональной технократической элитой в ходе перестройки и реакция на них со стороны изучаемой социальной группы.

- введен в научный оборот ряд ранее невостребованных источников архивов, материалов интервью с видными представителями технократической элиты Ангаро-Енисейского региона

Таким образом, диссертационное исследование вносит существенный вклад в формирование новых знаний о социальной структуре позднего советского общества, властной элите и системе партийной номенклатуры.

Практическая значимость работы. Теоретические результаты исследования были использованы при разработке лекционных курсов и семинарских занятий по истории России, истории экономики Сибири, курсов по выбору «История политического лидерства в СССР» и «Использование компьютерных технологий в учебной и научно-исследовательской работе» на исторических факультетах Восточно-Сибирской государственной академии образования и Усть-Илимского филиала Восточно-Сибирской государственной академии образования. Содержащиеся в исследовании теоретические выводы и практические наработки могут быть использованы в исследовании современных российских элит.  

Выводы исследования, касающиеся профессиональных компетенций и человеческих качеств представителей региональной технократической элиты, могут послужить исторической основой для выработки этических правил и норм современного хозяйственного руководителя.

Апробация исследования. Результаты исследования отражены в 52 публикациях автора (общим объемом 67 п.л.), в том числе двух монографиях, 14 статьях в журналах, рекомендованных для публикации статей Высшей аттестационной комиссией. Основные положения и выводы диссертации апробированы автором на международных, российских, региональных научных конференциях и семинарах: «Сословное (народное) представительство и самоуправление в России XVI-начала XXI века (Иркутск, 2003); «Номенклатура и номенклатурная организация власти в России ХХ века (Пермь, 2004); «Гуманитарные исследования Сибири в контексте российских перемен (Братск, 2006); «Советский человек в постсоветском пространстве» (Иркутск, 2007); «Среднее Приангарье в прошлом и настоящем» (Усть-Илимск, 2008);  «Номенклатура и общество в России» (Пермь, 2009); «В лабиринтах иркутской истории» (Иркутск, 2011).

Структура диссертации. Исследование состоит из введения, пяти глав, состоящих из двенадцати параграфов с выводами по каждому из них, заключения, списка источников и литературы.

II. Основное содержание диссертации

Во Введении обосновывается актуальность темы, раскрываются цель и задачи диссертации, определяются объект и предмет, излагаются методологическая основа и методы исследования, обосновываются хронологические и территориальные рамки, раскрываются новизна и практическая значимость исследования.

Первая глава «Технократическая элита: основные понятия, историография, источники исследования» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Основные понятия и историография»  представлена история формирования основных понятий историко-элитологического исследования и дан системный анализ научной литературы по теме исследования.

Проблемы использования теории элит применительно к советской практике достаточно хорошо разработаны в отечественной элитологической науке. Стараниями Г.К. Ашина, А.В. Понеделкова, В.П. Пашина, В.П. Мохова, Н.Ю. Лапиной, О.В. Гаман-Голутвиной, М.Н. Афанасьева было доказано наличие политической элиты в СССР, которая реализовала свои властные функции через систему номенклатурной организации общества. Несмотря на серьезные различия в определении социальной природы номенклатуры, границ ее власти, ценностных ориентаций, в российской литературе с 1990-х годов позиция отождествления элиты советского общества и номенклатуры стала доминирующей. В основе этого тождества лежал широко распространенный в элитологии позиционный подход, из которого следовало, что быть субъектами политической и, в значительной степени, экономической жизни общества и государства могут только лица, занимающие видное положение в иерархии государственной власти.

Еще одним вполне эвристичным способом выявления советской политической элиты может быть ее трактовка, как производного от бюрократии.

В отечественной историографии первым попытался установить тождество между бюрократией и производственно-управленческим аппаратом С.Ю. Андреев. По его мнению, к 1980-м годам последний превратился в полноценный класс, подмявший под себя советские и партийные органы и являвшийся главным противником радикальной экономической реформы в стране .

Следующий важный блок методологической части нашего исследования относится к понятию «региональная элита». Несмотря на кажущуюся простоту данного термина, методологически он до настоящего времени разработан недостаточно. По справедливому замечанию В.Мохова, «…с точки зрения классической теории данное понятие не совсем корректно, поскольку «по определению» элита – это высшие, лучшие, наиболее влиятельные. Региональные слои власть имущих по своему положению занимают среднее место между высшими слоями общества и массами. Данную ситуацию не спасает оговорка о том, что региональная элита – это высшие, лучшие или наиболее влиятельные слои регионального сообщества» . Вместе с тем, значительно усложнившаяся в XX веке социальная структура западного и российского общества, рост политической субъектности лидеров регионов в странах западной демократии, а на определенном этапе и новой России (А. Тулеев, М. Шаймиев, М. Рахимов, Ю. Лужков, Э. Россель и др.), постоянное наличие центробежных тенденций в практике государственного управления, позволяют говорить о трансформации, расширении понятия «элита», включения в него и регионального уровня власти.

Если в элитологии существуют десятки определений понятия «элита», то ее составной части – технократии повезло меньше. Самое общее определение технократии вытекает из характеристики, данной в свое время новой социальной группе американским социологом У.Г. Смитом: «Технократия это слой носителей инженерно-технического и научного знания, способных в силу своей компетенции реально претендовать на власть» .

По мнению  современного российского исследователя А.Н. Николаева «основой претензий на власть для технократов служит все возрастающая роль специальных знаний в управлении не только производственными, но и социально-политическими процессами, а также значение НТП для развития современного общества в целом» .

Технократическая элита являлась частью властной элиты СССР, оставаясь, в то же время, вполне самостоятельной социальной единицей. Признаками, объединяющими членов этого «цеха» следует считать: - управленческую деятельность в индустриально – техническом секторе народного хозяйства; - высшее техническое, естественно-научное или экономическое образование; - специфический менталитет, связанный с особенностями профессиональной деятельности; - неформальные корпоративные связи, обусловленные как общностью производственной деятельности, так и планово-дефицитной экономикой; - рекрутирование из массовой группы руководителей среднего и низшего звена и широкого круга инженерно-технических работников.

Анализ историко-архивных документов, материалов периодической печати, позиционный метод выявления элит, изучение механизмов принятия решений позволяют отнести к региональной технократической элите следующие категории лиц: 1) руководители, их заместители, главные инженеры региональных транспортных, строительных, энергопроизводящих и снабженческих организаций; 2) директора, их заместители, главные инженеры промышленных предприятий союзного подчинения; 3) управляющие строительными трестами, начальники отделений железной дороги, директора промышленных предприятий республиканского и областного подчинения, их заместители и главные инженеры; 4) директора научно-исследовательских, проектно-изыскательских, геологических институтов и экспедиций, их заместители и главные инженеры; 5) руководители плановых органов исполнительных комитетов региональных Советов депутатов трудящихся (с 1977 года Советов народных депутатов).

Всю литературу, прямо или косвенно посвященную данной проблеме, можно разделить на несколько групп.

1. Теоретико-методологические работы о технократии как мировом социальном, экономическом и политическом феномене.

2. Публикации, посвященные истории формирования и взаимодействия советских и российских политических элит.

3. Зарубежные и российские исследования советской технократической элиты.

4. Работы, посвященные экономической политике КПСС в отношении Сибири в послевоенный период.

5. Социологические и исторические исследования социальных групп и слоев населения, из которых формировалась технократическая элита.

В философско-политической литературе технократическая традиция имеет давнюю историю. Оформленная идея общества, управляемого носителями знания, мудрости, философами, впервые встречается у Платона. Великий мыслитель в своих знаменитых «Диалогах» проводит мысль о том, что управлять идеальным государством должно «сословие философов» .

К создателям технократической теории относят У.Г. Смита и Г. Скотта. У.Г. Смит впервые использовал термин «технократия» (буквальный перевод с древнегреческого «власть мастерства») для характеристики слоя носителей инженерно-технического и научного знания, способных в силу своей компетенции реально претендовать на власть в США . Но подлинным лидером первого поколения технократов, их идейным отцом стал Торстейн Веблен (Thorstein Veblen). По мнению Веблена, ключевая роль в современном производстве инженерно-технической интеллигенции делает ее подлинной элитой современного общества и позволяет занять подобающее ей положение не только в управлении производством, но и обществом .

Дальнейшее развитие технократическая теория получила в исследованиях Д. Бернхэма и Д. Гэлбрейта. Являясь одним из ведущих элитологов 1940-х годов, автором организаторской теории элит, Д. Бернхэм в работе «Менеджерская революция» (Managerial Revolution) пришел к выводу, что капитализм сменится не социализмом, как предрекали марксисты, а «менеджеризмом». Менеджерская революция приведет к власти новую правящую элиту – класс управляющих .

Известный американский социолог Дж. Гэлбрейт ввел в научный оборот новое понятие - «техноструктура». Ученый считал, что современный уровень организации производства и технологий порождает элиту, включающую иерархию специалистов во главе с менеджером. Ее он и назвал «техноструктурой» .

Значительный вклад в углубление представлений о роли, месте технократической элиты, возможных траекториях, трансформациях в ее развитии внесли американские и европейские ученые Д. Белл, Ж. Эллюль, О. Тоффлер, А. Турен. Расходясь в оценке последствий возможного прихода технократов во властные структуры постиндустриального общества, исследователи сходятся в одном – отсутствии сомнений в том, что это произойдет. «Новыми людьми» в XXI веке, по их мнению», оказываются ученые, математики, экономисты и создатели новой интеллектуальной технологии .

Особая группа редких публикаций, пытающихся на теоретическом уровне осмыслить феномен технократизма в советском обществе, представлена работами Л.Г. Титаренко и Л.Д. Генераловой. Исследователь из Минска Л.Г. Титаренко считает, что использование термина «технократизм» применительно к истории советского общества, некорректно. По ее мнению, советская действительность в некоторых аспектах имела внешне формальное сходство с технократической моделью функционирования социума, послужившее объективной основой для формирования мифа о технократизме советского общества .

В статье Л.Д. Генераловой предпринимается попытка определить преемственность между классической теорией технократии и новым вариантом технократизма (Р. Арон, У. Ростоу, Дж. Гэлбрейт, О. Тоффлер, Г. Кин, З. Бжезинский, Д. Белл), оформившегося в технологическое направление буржуазной социологии и политэкономии, которое включает в себя менеджеризм, техницизм, технофобию, технологический детерминизм, технократию .

История формирования и взаимодействия советских и российских политических элит получила разностороннее освещение в российской научной и публицистической литературе. Количество публикаций с конца 1980-х годов увеличивается буквально в геометрической прогрессии. Из фундаментальных работ следует выделить труды М.Н. Афанасьева, Г.П. Ашина, Е.В. Березовского, О.В. Гаман-Голутвиной, Е.В. Охотского, А.В. Понеделкова.

Все более весомым становится блок работ, посвященных региональным элитам современной России и в некоторой степени СССР. Причем о региональных элитах пишут и уже упоминавшиеся авторы и целая группа других исследователей. Специфика региональных политологических и исторических исследований заключается в их солидной фактологической базе и прикладном характере. В работах Д.В. Бадовского, А.Ю. Шутова, С.И. Барзилова, А.Г. Чернышева, Р.Р. Галямова, И.В. Куколева, А.Н. Магомедова, Н.С. Слепцова, М.Х. Фарукшина отражаются различные аспекты деятельности и взаимодействия региональных политических элит.

Теория нового класса, номенклатуры, хорошо разработанная в трудах А.Г. Авторханова, М.С. Восленского, М. Джиласа, оказалась вполне совместима с понятием элиты. Первыми, подняв тему номенклатуры, они, может быть, внесли пока наибольший вклад в исследование советской политической элиты послевоенного времени.

Во второй половине 1980-х – начале 1990-х годов появились диссертационные работы А.К. Булкина, Л.И. Грача, П.А. Гусева, Н.В. Козлова, Б.Н. Кочерги, В.Р. Волкова, В.П. Пашина, конкретизирующие, дополняющие, расширяющие представления о роли и месте технократической элиты в социально-политической структуре советского общества. Время «гласности» и политической демагогии  не могло не отразиться на содержании некоторых исследований. В работах этого периода можно увидеть и элементы политической конъюнктуры, легковесность выводов, газетную стилистику.

Первой и пока единственной работой, всецело посвященной истории становления и развития технократической элиты в СССР, остается диссертация А.Н. Николаева «Исторические аспекты становления российской технократической элиты. 1917 - 1996 гг.» . Автор предпринял успешную попытку теоретически осмыслить место и роль российской технократии как одного из отрядов властной элиты, осуществлявших реальную власть в советском обществе. Однако работой А.Н. Николаева, данная тема не исчерпывается. Автор не ставил перед собой задачу изучения региональной технократической элиты и потому практически не привлекал материалы региональных архивов.

Специфику становления и развития региональной технократической элиты невозможно понять и осознать без серьезного анализа экономических и организационно-технологических процессов, происходивших в стране и в регионе. Поэтому первостепенную важность в исследовании приобрели работы, которые в той или иной степени касались роли, значения, места, влияния технократической элиты на разработку и принятие  народнохозяйственных планов, формирование территориальной инвестиционной политики, кадровые изменения в составе региональной политической элиты и ряд других вопросов.

Важное место среди подобной литературы занимали диссертации и монографии, посвященные деятельности КПСС в области промышленности и строительства в Сибири: Н.С. Ваулина, А.Н. Зыкова, М.И. Капустина, А.Е. Погребенко, З.И. Рабецкой, Н.С. Шилова. Несмотря на жесткий идеологический детерминизм, эти работы являются важным основанием для понимания механизмов принятия решений в советской политической системе и их доведения до хозяйственных структур.

Региональная технократическая элита являлась одним из ведущих субъектов планирования и управления развитием территорий в 1950 – 1980-е годы. Поэтому в ходе работы над монографией мы учитывали результаты научных исследований двух последних десятилетий, проведенных сибирскими историками М.Н. Балдано, В.И. Мерцаловым, Г.А. Цыкуновым, Н.В. Савчук, С.Б. Сутуриным, Е.В. Мироновым, С.Т. Гайдиным. Выводы, к которым они пришли в процессе изучения реформ хозяйственного управления в Восточной Сибири, исторического опыта  создания территориально-производственных комплексов, генезиса системы управления промышленностью, являются важной доказательной базой для нашего исследования, подтверждающей роль технократической элиты в концептуальных разработках и практической реализации проектов народнохозяйственного развития Восточной Сибири.

Специфика влияния технократической элиты на политическую власть и экономику заключалась и в том, что увидеть его можно только через косвенные сведения, с использованием методов репутационного и позиционного анализа, других методик. В этом контексте большое значение для нас имели работы о развитии производительных сил Восточной Сибири в послевоенный период, влиянии научно-технического прогресса на экономику региона, труды, подготовленные профессиональными учеными – историками и экономистами А.А. Григорьевой, А.А. Долголюком, Б.П. Орловым, А.Г. Осиповым, С.И. Савиным, А.И. Тимошенко, П.В. Шеметовым, Г.И. Фильшиным.

Особое место в изучении технократической элиты занимают исследования, посвященные инженерно-технической интеллигенции. Биографии советской технократии высшего и регионального уровней подтверждают, что большая часть ее представителей рекрутировалась из рядов инженеров. Соответственно, вопросы становления, развития системы среднего и высшего технического образования в СССР, адаптации ее выпускников на производстве, вариативной социальной успешности в контексте нашей темы представляются чрезвычайно актуальными и необходимыми для корректного научного анализа. При написании исследования важную роль сыграли работы Е.З. Басиной, А.К. Булкина, А.Д. Горбула, А.Н. Кочетова, С.А. Кислицына, Т.П. Коржихиной, Ю.Ю. Фигатнера, О.В. Крыштановской, В.С. Лельчука, И.С. Мангутова, М.Н. Руткевича, В.В. Лактионова, В.Л. Соскина, Г.Г. Халиулина и др.

Вслед за М. Джиласом, М. Восленским, А. Авторхановым к проблемам исследования номенклатуры обратились и современные российские исследователи. Из наиболее содержательных, насыщенных фактографически, хорошо разработанных в теоретическом плане и близких по хронологическим рамкам, следует выделить работы  А.Б. Коновалова, В.П. Мохова, Д.Г. Сельцера.

В современной российской историографии наиболее полным, разносторонним и системным обращением к теме советской номенклатуры стали сборники трудов, издаваемых под эгидой «Элис-центра» при Пермском государственном техническом университете. Собравшие десятки российских исследователей, они позволили поднять глубокие и разнофакторные проблемы генезиса номенклатуры: от теоретико-исторических оснований до быта, менталитета, увлечений людей, определявших судьбы страны в 1920-80-е годы. 

В контексте нашего исследования из большого количества статей, представленных в сборниках, выделяются работы В.П. Мохова, Б.П. Дементьева, Ю.Г. Белоногова, как внесшие свой вклад в изучение механизмов взаимодействия партийно-бюрократической и хозяйственной групп номенклатуры на союзном и региональном уровнях.

Подводя итоги, следует отметить, что в отечественной историографии имеется значительное количество публикаций, в которых затрагиваются проблемы советской властной элиты в период с 1964 по 1991 годы.

Однако, история региональной технократической элиты вообще и Ангаро-Енисейского региона, в частности, оказалась малоизученной в научной литературе. Поэтому решение проблемы требует создания обобщающей работы, в которой был бы проведен анализ всех аспектов жизни и деятельности данной социальной группы.

Во втором параграфе «Источники по истории региональной технократической элиты» рассматривается обширный круг опубликованных и неопубликованных источников.

Особую сложность при поиске источников вызывает само ключевое понятие - «технократическая элита».  Ни в советской историографии, ни в публицистической литературе, ни, тем более, в официальных документах такой термин в отношении различных социальных групп и страт населения СССР не упоминался. Поэтому извлечь сведения об объекте нашего исследования прямым путем из документов не представлялось возможным.

Лишь сочетание, сопоставление, постоянная верификация различных типов источников позволили воссоздать картину жизни и деятельности технократической элиты. В работе было использовано более десятка типов источников: официальные документы ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Верховного Совета СССР, региональных партийных и государственных органов; статистические сборники и справочники, формируемые партийными органами и государственными учреждениями; мемуарная литература, интервью с партийными и хозяйственными руководителями, взятые автором данного исследования; персоналии; периодическая печать всех уровней, от центральной прессы до многотиражных газет;  впервые введенные в научный оборот документы из центральных и региональных архивов; личные записи, дневники представителей технократической элиты, сданные с разрешения членов их семей в государственные архивы.

Официальные документы ЦК КПСС, Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР являются необходимым источником по изучению советской технократии. В партийно-государственных решениях принимали завершенные очертания инициативы, расчеты, планы народнохозяйственного развития на очередную пятилетку, подводились итоги долгой дискуссии, череды многочисленных согласований между министерствами и ведомствами, Госпланом СССР, секретарями и отделами ЦК КПСС, региональными партийными лидерами о новых стройках, инвестициях, реконструкциях и т.д.

Мемуарная литература – специфический жанр литературы, в основе которого лежит документальность, основанная на свидетельских показаниях очевидцев описываемых событий. Нередко письменные или устные рассказы очевидцев являлись единственным источником для получения новых знаний, понимания тех или иных проблем.

Мемуары, использованные в нашем исследовании, можно разделить на три группы: опубликованные воспоминания представителей центральной политической и технократической элиты; опубликованные воспоминания или интервью их коллег по региональной партийной или технократической элите; интервью, собственноручно взятые нами у людей, которые в советское время занимали весьма важные должности либо в партийной, либо в технократической иерархии. Воспоминания членов правительства разных лет наркомов и министров Н.К. Байбакова, В.Л. Ванникова, Д.Ф. Устинова, А.П. Шахурина помогают точнее представить и понять механизмы принятия экономических решений партийными органами, степень влияния министерской технократии на принятие стратегических решений в сфере экономики, подбора и расстановки управленческих кадров и ряд других аспектов.

Мемуары региональных руководителей дают наиболее полную информацию о взаимоотношениях между различными группами центральных и провинциальных элит, социально-бытовых характеристиках технократии, «внутренней кухне» передвижений по карьерной лестнице, кадровых ротациях, жизненных перипетиях, то есть заполняют те пробелы, которые возникают при изучении архивной документации, газетных статей и официальных документов.

И, наконец, последняя группа воспоминаний: интервью, взятые самим автором исследования. Информация, полученная в ходе их проведения, представляется нам особенно ценной. В отличие от предыдущих групп мемуаров, исследователь сам формирует план беседы, задает вопросы, ответы на которые невозможно получить из других источников. Это тот счастливый для ученого случай, когда он, ориентируясь на собственный алгоритм исследования, не идет за фактами, а добывает их целенаправленно, здесь и сейчас. Нам удалось взять интервью у высокопоставленных технократов и партийных работников В.И. Потапова, А.И. Пупышева, А.Н. Закопырина, Г.А. Булдакова, А.М. Сенченко, Л.И. Александровича и других. 

Значительный массив информации, касающейся буквально всех проблем, исследуемых в нашей работе, содержится в периодической печати всех уровней, от центральной прессы до многотиражных газет. Их специфическим свойством является многоплановость. Газета представляет собой синтез разнообразной по жанру, происхождению, содержанию информации: репортажи, очерки, объявления, публицистика, некрологи. В нашем исследовании в качестве источника информации для освещения и анализа проблем, связанных с генезисом технократической элиты использовались газеты четырех уровней: центральная пресса, областная и краевая печать, городские и районные газеты, а также многотиражные (заводские) газеты.

Наиболее важным источником для сбора сведений о региональной технократической элите стали газеты «Красноярский рабочий», «Восточно-Сибирская правда», «Советская Хакасия». Практически любая тема, поднимаемая в нашем исследовании, получала освещение на страницах региональной печати. Газеты выступали своеобразным полем исследования, индикатором значимости, «субъектности» региональной технократии. В диссертации были использованы  материалы из газет городов Норильска, Братска, Ангарска других городов региона. Содержательно они беднее, чем областные и краевые издания. Но в силу высокого уровня значимости и влияния руководителей промышленных предприятий на местах, упоминания о них в разных сюжетах встречаются довольно часто и по самым разным поводам.

Одним из источников, имеющим ключевое значение для нашего исследования, стали документы из центральных и региональных архивов, многие из которых впервые вводятся в научный оборот. Всего в диссертации были использованы документы 50 фондов из 10 архивов различных уровней: Российского государственного архива экономики (РГАЭ), Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ), Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Иркутского государственного архива новейшей истории, государственных архивов Красноярского края и Иркутской области, архивов администраций городов Братска и Усть-Илимска, музеев истории специализированного управления «Братскгэсстрой», Восточно-Сибирской железной дороги, РЭУ «Иркутскэнерго». 

В документах РГАЭ особый интерес для нас представляли фонды министерств, чьи предприятия и организации были размещены в Восточной Сибири. Это министерства лесной и целлюлозно-бумажной промышленности, цветной металлургии, а нефтехимической и нефтеперерабатывающей промышленности. Особой ценностью обладают личные фонды руководителей хозяйственных министерств. Сведения, почерпнутые в них, дают интересную основу для научного анализа.

Основной массив архивных документов, использованных в нашем исследовании, приходится на региональные архивы. Документы, полученные в них, позволили насытить фактическим материалом главы исследования, посвященные проблемам планирования и управления, месту технократической элиты в системе власти, ее социальным характеристикам, генезису роли и места данной социальной группы в период перестройки.   

Вторая глава «Технократическая элита и ее роль в планировании экономического развития региона» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Региональная технократическая элита – субъект стратегического планирования» исследуются формы участия региональной технократической элиты в выработке стратегии экономического развития территории. Основную нагрузку по сбору и анализу материалов экономического, геологического, социального, технологического характера, концептуальным разработкам, определению трендов, координации работы по выработке проектов документов стратегического планирования, мониторингу их выполнения несли директора научно-исследовательских, проектно-изыскательских, геологических институтов и экспедиций, их заместители и главные инженеры, а также руководители плановых органов исполнительных комитетов региональных Советов.

Из наиболее заметных и важных направлений их работы можно выделить следующие: участие в разработке, мониторинге и корректировке долгосрочных программ комплексного развития производительных сил регионов (Сибирь, Западная и Восточная Сибирь), экономических районов и конкретных территорий, отраслей или отраслевых групп в регионах и территориях; организация научно-практических конференций, семинаров, участие в технико-экономических советах, партийно-хозяйственных активах, отраслевых совещаниях по проблемам социально-экономического развития регионов и территорий, издание научно-популярной литературы, популяризация макроэкономических знаний через средства массовой информации (периодическая печать). Экспертные заключения, предложения ученых поступали в советские и партийные органы, откуда, в свою очередь, в виде проектов партийно-правительственных решений переправлялось в министерства, Госплан СССР, Совет Министров СССР и ЦК КПСС для окончательного решения.

Научные разработки учреждений академической и отраслевой науки, плановых органов  легли в основу партийно-правительственных документов, придавших значительное ускорение развитию производительных сил Ангаро-Енисейского региона.

Во втором параграфе «Региональная партийная элита и столичная технократия: взаимодействие в системе экономического планирования» рассматриваются особенности взаимоотношений партийных органов Красноярского края и Иркутской области по вопросам планирования экономического развития регионов. Названы и проиллюстрированы основные варианты и схемы сотрудничества партийной власти региона и центральных ведомств хозяйственно-экономического профиля в данной области.

Региональная партийная бюрократия, основной задачей которой являлось эффективное решение местных проблем, понимала, что главным источником для этого являются инвестиции на промышленное строительство. Поэтому она  осознанно и целенаправленно занимала нишу посредника и даже генератора в переговорах между региональным и столичным отрядами технократической элиты.

Ключевую роль в планах комплексного развития производительных сил на Востоке страны в 1950-1980-е годы играл Ангаро-Енисейский регион. Его территория обладала уникальным набором природных ископаемых, зачастую дополняющих друг друга, колоссальными энергетическими ресурсами, а также развивающейся транспортной инфраструктурой. В середине 1960-х годов в Госплане СССР, правительстве и ЦК КПСС наметился явный пересмотр внимания к различным территориям Сибири в пользу Красноярского края и Тюменской области. С одной стороны, этому способствовали уникальные ресурсы упомянутых территорий, С другой, имело место активное лоббирование интересов подведомственной территории со стороны партийных и советских органов. 

Региональная технократическая элита, опираясь на политическое влияние партийных комитетов, в зависимости от ситуации, подключая своих руководителей из министерств и главков, пыталась воздействовать на Госплан СССР посредством решений или рекомендаций представительных партийных форумов на местах. Наиболее эффективной формой воздействия на главное плановое учреждение страны, было постоянное давление со стороны региональных партийных органов в форме писем, обращений, личных встреч, совещаний. 

Важным инструментом воздействия региональных комитетов партии на Совет Министров СССР, Госплан СССР, отраслевые министерства являлись письма в адрес их руководителей за подписью секретарей региональных комитетов КПСС по различным вопросам экономического планирования и управления. Госплан СССР и отраслевые министерства, являясь, прежде всего, проводниками интересов центра, в то же время, учитывали настойчивые и обоснованные просьбы с мест, игнорируя малоаргументированные и откровенно декларативные. Для руководства страны была важна общая картина и стратегия с учетом финансового состояния экономики страны. И, если эта стратегия вписывалась в доминирующий тренд регионального развития, просьбы местных элит получали положительную оценку и материальное подкрепление.

Третья глава «Технократическая элита в системе региональной власти» состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Участие в выборных партийных и советских органах» подробно анализируется механизм выборов и масштабы участия представителей технократии в органах политической (партийной) и законодательной власти.

Одной из важных статусных позиций для времени 1960-80-х годов являлось место в выборном органе: партийном, советском, профсоюзном. Анализ социально-профессиональных характеристик делегатов партийных съездов и депутатов Советов народных депутатов всех уровней демонстрирует постоянство, ювелирную точность, инженерный расчет конструкторов главного форума страны. Цифры свидетельствуют о системе негласно установленных выборных квот. Представительство технократии в региональных партийных и советских органах власти составляло в разные годы от 6 до 15 процентов. Систему «выборного назначения» в любые органы политической и законодательной власти в СССР М.Восленский точно назвал «номенклатурным лжепарламентаризмом».

Особо важные для региона и страны предприятия и организации имели фактически закрепленную квоту на места в выборных партийных и советских органах. Наиболее широко в них были представлены руководители хозяйствующих субъектов системообразующих отраслей: военно-промышленного комплекса, транспорта и строительства. В сравнении с другими социальными группами Ангаро-Енисейского региона по уровню избираемости в различные органы власти в относительных пропорциях региональная технократическая элита уступала только партийной и советской бюрократии. Потери квотных мест объяснялись не личными качествами хозяйственных руководителей, а изменением традиционной структуры экономики в 1960-80-е годы и сменой инвестиционных приоритетов ЦК КПСС и Совета Министров СССР.  

Представители технократической элиты, будучи членами выборных партийных органов, делегатами съездов КПСС, депутатами Верховных Советов СССР, РСФСР, краев и областей, активно использовали свое положение, лоббируя интересы территорий, прежде всего, для получения стратегических или дополнительных инвестиций на промышленное и социально-бытовое строительство, реконструкцию, оптимизацию материально-технического снабжения и др. 

Во втором параграфе «Способы воздействия и управления технократической элитой» рассматриваются особенности взаимоотношений партийно-бюрократической и технократической групп региональной элиты на протяжении 1960–х гг. до 1991 года.

Между двумя группами действовал  негласный договор, который предполагал: признание партийной бюрократией относительной самостоятельности технократии в текущей производственной деятельности; допуск высокого уровня ее материальных и социальных преференций; решение кадровых вопросов внутри региональной технократической элиты министерствами и ведомствами по согласованию с партийными чиновниками.

В свою очередь, региональная технократическая элита признавала:  право партийной бюрократии на формальное доминирование в принятии стратегических решений, касающихся социально-экономического развития региона; необходимость согласования кадровых вопросов; возможность и необходимость персональных наказаний в случае действий, несовместимых с положениями Устава КПСС, прежде всего, аморального поведения.

Одним из самых действенных способов воздействия на технократическую элиту являлись партийные взыскания в соответствии с Уставом КПСС. Кроме них использовались неуставные методы: неизбрание в состав партийного органа, партийного форума, соответствующего статусу конкретного представителя технократической элиты; отказ в представлении к государственной награде; критические высказывания о работе того или иного руководителя на партийном форуме регионального или всесоюзного уровня.

Не менее распространенными являлись наказания, инициированные вышестоящими отраслевыми ведомствами, органами народного контроля и правоохранительной системой.

Вероятно, речь шла о попытках партийной бюрократии восстановить прежнее влияние на другие группы властной элиты, несколько ослабленное в период последних лет правления Н.С. Хрущева и «технократического» реванша времен А.Н. Косыгина. 

В третьем параграфе «Кадровые ротации» рассматриваются основные траектории кадрового движения хозяйственных руководителей, выявляются особенности и принципы кадровых изменений среди региональной технократии.

Технократическая элита являлась специфическим, но все же, отрядом партийной номенклатуры. Кадровые передвижения ее представителей не только находились под пристальным вниманием партийной бюрократии, но и во многом зависели от нее. Однако жесткая кадровая зависимость хозяйственных руководителей от партийных органов, на практике оказывалась далеко не так очевидна, как вытекало из сложившейся кадровой практики и как казалось всемогущей партийной бюрократии. Региональная  технократическая элита не всегда вписывалась в «кадровый» алгоритм из-за объективно высоких требований к уровню профессиональной компетентности хозяйственных руководителей. Поэтому система назначений на руководящие хозяйственные должности значительно отличалась от аналогичной практики подбора и расстановки кадров в системе политических и общественных организаций.

Вся без исключения региональная технократическая элита входила в так называемую систему номенклатуры. В данном случае речь идет не о «классе номенклатуры» в версиях М. Джиласа и М. Восленского, а о системе контроля, мониторинга за движением кадров. И в министерствах и в региональных комитетах партии существовала собственная номенклатура. Назначению на ответственную должность предшествовал этап сложных согласований. В обязательный пакет условий назначения входили: наличие должности в номенклатурах регионального партийного комитета и министерства, представление партийного комитета города, на территории которого располагалось предприятие, предложение управления министерства, отвечающего за кадры и министерской структуры, курирующей производственную деятельность предприятия, организации, соответствующие характеристики, устные переговоры партийных и хозяйственных руководителей о кандидатурах на вакантную должность.

Такая система назначений позволяла выявить самые явные, лежащие на поверхности недостатки кандидата, отсечь случайных, неблагонадежных, некомпетентных людей и распределить ответственность на всех, кто рекомендовал данную кандидатуру. По сути, можно говорить о варианте круговой поруки, вполне адекватном для непрозрачного общества.

Принадлежность региональной технократической элиты к классу партийной номенклатуры подтверждает практика многочисленных ротаций хозяйственных руководителей, их кадровых передвижений по партийному и отраслевому векторам. Среди кадровых траекторий хозяйственных руководителей доминирующей являлось профессиональное передвижение.   Для значительной части представителей региональной технократической элиты административная карьера не носила линейно-отраслевого характера, так как  на определенных этапах трудовой биографии у каждого из них был период, связанный с профессиональной партийной работой.  Однако во всех случаях кадровые передвижения носили вполне закономерный, мотивированный характер.

Выходцы из технократической элиты Ангаро-Енисейского региона в 1960 – 80-е годы были достаточно широко представлены в Москве, где работали на ключевых должностях в экономическом секторе управления страной: министрами, их заместителями, начальниками главков министерств и их заместителями. Сибирская «отметка» в трудовой биографии имелась у одиннадцати союзных и республиканских министров, руководивших своими ведомствами в середине 1960-х – конце 1980-х годов.  Ни одно из назначений не являлось случайным и довольно точно отражало стратегическую роль в народном хозяйстве предприятий и организаций, ранее возглавляемых выходцами из Сибири.

Четвертая глава «Социальный портрет технократической элиты» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Социально-демографические характеристики» дается анализ социального происхождения значительной части технократической элиты Ангаро-Енисейского региона. Показаны достоинства и возможности советской системы по выращиванию новых профессиональных кадров, подъему реального, а не декларируемого социального статуса вне зависимости от места жительства и социального происхождения. По данным автора диссертации около 50% хозяйственных руководителей 1960-80-х годов являлись выходцами из сельской местности. Другая часть региональной технократии свое происхождение вела из областных и районных центров, и только единицы представляли Москву и Ленинград.

Приведенные сведения позволяют говорить об очень высоком уровне социальной мобильности в советском обществе 1920-60-х годов ХХ века, обусловленном идеологическими установками правящего режима и ментальными характеристиками молодежи Европейской части России, Урала, Сибири, Восточной Украины. 

Национальный состав технократической элиты Красноярского края и Иркутской области в целом адекватно отражал полиэтническую картину России. Среди хозяйственных руководителей предприятий и организаций Ангаро-Енисейского региона в 1960-80-е годы были русские, евреи, украинцы, белорусы, греки, представители народов Кавказа.

Технократическая  элита Ангаро-Енисейского региона 1960-80-х годов имела высокий образовательный ценз. Подавляющее большинство закончило высшие учебные заведения технического или экономического профиля. В 1980-е годы появилась довольно солидная прослойка руководителей, получивших второе высшее образование, чаще всего – экономическое или политическое. География вузов, которые заканчивала региональная технократия, чрезвычайно широка и отражает несколько этапов экономических, социальных и демографических процессов, проходивших в Советском Союзе в рассматриваемое время.

Значительное число хозяйственных руководителей занималось научно-исследовательской работой, прямо связанной с основной деятельностью. Исследования носили самостоятельный, неконъюнктурный характер. Из двух сотен руководителей, занимавших ключевые хозяйственные должности в 1960-80-е годы, примерно седьмая часть имела ученые степени кандидатов и докторов наук.

Однако наличие диссертаций не являлось обязательным условием успешной карьеры, скорее даже наоборот – ограничивало восхождение на главные должности в партийно-политической иерархии в центре и регионах. Успешно защищенные диссертации, как кандидатские, так и докторские, особой роли в карьерном росте хозяйственных руководителей не играли.

Проведенное исследование позволяет говорить о соответствии образовательного ценза технократической элиты Ангаро-Енисейского региона задачам ускоренного индустриального развития и широкомасштабного освоения природных ресурсов восточных районов страны в 1960-80-е годы ХХ века.

Во втором параграфе «Особенности быта, социальные привилегии и преференции» поднимаются вопросы, которые исследователи чаще всего обходят стороной по причине дефицита данных. Используя методы исторического исследования, прикладной социологии, автор работы попытался определить место региональной технократической элиты в официальной иерархии зарплат и доходов властной элиты региона в целом. 

Важным элементом социального статуса даже в нерыночном обществе являлась заработная плата. В условиях советского квазирынка, наличия значительного сегмента преференций и реальных доходов, мало зависящих от размера заработной платы, она играла весьма важную роль, как фиксатор определенного социального положения, инструмент удовлетворения потребностей в продуктах, товарах народного потребления, дорогостоящих предметах обихода, бытовой техники, автомобилей и т.д.

Заработная плата региональной технократической элиты включала районные и поясные коэффициенты, премии, персональные надбавки. Все эти денежные преференции серьезно искажали внешне стройную систему оплаты труда, но не ломали основные принципы ее расчета. Уровень заработной платы технократической элиты был вполне сопоставим с аналогичными показателями других групп правящей элиты, высококвалифицированных рабочих, творческой интеллигенции, некоторых других слоев населения. Фактором, значительно выделявшим технократическую элиту из ряда других получателей заработной платы, являлись премиальные выплаты. Хозяйственные руководители поощрялись за следующие заслуги: 1) высокие производственные показатели по основной деятельности; 2) организацию деятельности, обеспечивающую выполнение основных производственных показателей; 3) получение государственных наград, по случаю юбилея, в связи с окончанием трудовой деятельности на важном руководящем посту. Размеры премиальных выплат зачастую превышали официально установленную заработную плату. Поэтому государство в лице органов народного контроля пыталось, и небезуспешно, контролировать аппетиты технократические элиты в части заслуженных и, особенно, незаслуженных денежных преференций.

Одним из немногочисленных преимуществ, имевшихся у технократической элиты, являлась возможность более легкого решения квартирного вопроса. Наиболее типичной жилплощадью занимаемой крупным хозяйственным руководителем 1960-80-х годов в Восточной Сибири была благоустроенная 3-4 комнатная полногабаритная квартира в центре города. В отдельных городах областного подчинения: Ангарск, Братск, Ачинск, Канск, Усть-Илимск у руководителя появлялась возможность получить в свое распоряжение жилье в виде небольшого коттеджа или дома индивидуальной постройки.

Комплексный портрет социальной группы предполагает не только изучение ее демографических, профессиональных, образовательных характеристик, но и выявление, анализ увлечений и досуга. Этому сюжету посвящен третий параграф «Досуг и увлечения».

Одним из важных индикаторов качества жизни хозяйственных руководителей являлись их увлечения и досуг. Во-первых, они позволяли в определенной степени выявить образ жизни, степень напряжения в управленческой деятельности; во-вторых, косвенным образом выявить уровень материального достатка; в-третьих, духовные запросы; в – четвертых, соотнести все это с аналогичными показателями других групп элит. 

Тема досуга региональной технократической элиты не являлась столь закрытой от глаз общественности как, например, квартирный вопрос или автомобили. Это вполне объяснимо по нескольким причинам. Во-первых, позитивные увлечения руководителя придают ему в глазах подчиненных дополнительный элемент человечности, «свойскости», без потери служебного авторитета. Во-вторых, зачастую своим примером увлечения спортом, физической культурой руководитель заряжал подчиненных, что способствовало улучшению психологической атмосферы на предприятии, социальных и производственных показателей. В-третьих, в эпоху перестройки фактор «хобби» стал активно использоваться для формирования положительного имиджа руководителя в случае его участия в корпоративных или политических выборах.

По приоритетам мы можем распределить значительную часть хобби технократической элиты на следующие группы. На первом месте среди увлечений стояли спорт и физическая культура. Далее, работа на дачном участке, охота, рыбалка, путешествия (организованный и дикий туризм), чтение. Часть увлечений носила более экзотичный характер: коллекционирование, литературное творчество, игра на музыкальных инструментах.

Из различных видов спорта, которыми увлекались в молодости и в зрелом возрасте, хозяйственные руководители, наиболее популярными были, бесспорно, лыжи. Достаточно распространенными являлись также плавание, баскетбол, волейбол. Многие из хозяйственных руководителей являлись увлеченными садоводами. Однако, в отличие от большинства советских дачников приусадебный участок для хозяйственных руководителей являлся не средством дополнительного заработка, пополнения скудной продовольственной корзины, единственным местом для отпуска, а эффективным способом релаксации, трудовой психотерапии. 

И, наконец, еще одно увлечение, раскрывающее нечастую грань человеческих способностей – занятия литературным творчеством. Литературные произведения хозяйственных руководителей можно разделить на три группы: 1. Мемуары. 2. Научно-техническая публицистика. 3. Художественно-публицистическая литература.

Указанные выше виды досуга, характерного для значительной части хозяйственных руководителей Ангаро-Енисейского региона 1960-80-х годов, помогают изменить традиционные представления о технократах, как о «людях-функциях», увидеть их обычными людьми с богатым внутренним миром, талантами и способностями, присущими каждому человеку.

Пятая глава «Региональная технократическая элита в эпоху перестройки» состоит из двух параграфов.

 В первом параграфе «Радикальная экономическая реформа и технократическая элита» дается подробный анализ деятельности региональной технократической элиты в условиях кардинальной смены экономической политики правящего режима.

Перестройка предложила хозяйственным руководителям сложнейшие экономические и организационные вызовы, ответить на которые смогли далеко не все. С середины 1987 года началось проведение радикальной экономической реформы, получившее юридическое оформление в решениях Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР. К числу основополагающих документов, кардинально изменивших жизнь технократической элиты, следует отнести законы о государственном предприятии (объединении), о кооперации, индивидуальной трудовой деятельности и др. Все проблемные зоны в деятельности технократии, обозначившиеся в этот период, свою теоретическую основу находят именно в этих документах.

Новая экономическая ситуация заставила хозяйственных руководителей обратить пристальное внимание на создание организационных структур, перейти на новые условия хозяйствования, начать внедрять хозяйственный расчет, аренду.

Заметным, хотя и неоднозначным явлением стало участие региональной технократии  в образовании всесоюзных и территориальных концернов. Автор диссертации приходит к выводу, что упомянутые организации стали первым этапом фактической приватизации государственной собственности в промышленном и строительном секторах экономики.

Еще одним легальным каналом фактической приватизации для части хозяйственных руководителей, имманентно готовых к статусу собственников, стало разрешение государством в рамках Закона о кооперации создания производственных кооперативов. В диссертации приводятся различные примеры отчуждения государственной собственности в пользу кооперативов по инициативе тех, кому было поручено управление этой собственностью: начальникам производственных объединений, директорам предприятий, управляющим строительными организациями и т.д. Однако региональная технократия старой «закваски» (руководители, пришедшие к руководству предприятиями в 1960-70-х годов) в создании кооперативов участия практически не принимала, считая эти инновации противоречащими сущности советского строя.

Совершенно новым аспектом деятельности региональной технократии стала самостоятельная внешнеэкономическая деятельность промышленных предприятий и организаций. В диссертации подробно описывается деятельность новых субъектов внешнеэкономических отношений, их надежды и разочарования. На основании имеющихся документов сделан вывод о том, что представления технократической элиты об эффективности внешнеторговых операций слишком преувеличены, а доминирование сырьевой структуры экспорта способствовало деградации предприятий обрабатывающей промышленности, сжатию денежных и быстрому нарастанию бартерных операций. Кроме того, новые возможности в получении малодоступной ранее импортной продукции, выезде за границу, способствовали размыванию идеологического монолита, ослаблению моральных ценностей и принципов поведения, принятых среди региональной технократической элиты.

Экономические реформы 1988-1990 годов подготовили законодательную, психологическую и, самое главное, морально-этическую почву для первого этапа приватизации 1992-1994, в ходе которого собственниками предприятий, объединений, организаций, подлежащих приватизации стали в основном их руководители.   

Во втором параграфе «Технократическая элита и новые политические вызовы» анализируются основные политические вызовы, вставшие перед региональной технократической элитой в период перестройки. Особое внимание уделяется действиям директорского корпуса в условиях радикального изменения принципов подбора и назначения руководящих кадров, связанного с повсеместным введением процедуры выборов. Дается классификация вариантов выборов руководителей. Рассматриваются попытки технократической элиты стать субъектами нового политического пространства и причины их относительной неудачи

Политические и экономические инновации 1987-1988 годов значительно осложнили жизнь региональной технократической элиты. Одним из первых серьезных вызовов для представителей региональной технократической элиты стали выборы руководителей промышленных предприятий, строительных и транспортных организаций. Выборы руководителя, как обязательная юридическая практика, получили свое закрепление в Законе СССР о государственном предприятии (объединении), принятом в 1988 году. Технократическая элита была вынуждена принять новую реальность и включиться в эти процессы. Отсутствие выборных традиций, незнание PR-технологий рождали причудливые формы предвыборной борьбы без особых изощрений, но с высоким уровнем заявлений, балансирующих между популизмом и уверенностью в реальном воплощении.

Еще более непривычной для представителей технократической элиты выглядела ситуация с их участием в выборах в законодательные органы. В 1989 году, впервые в истории Советского Союза выборы во вновь созданный законодательный орган - Съезд народных депутатов СССР, проходили на альтернативной основе, и депутаты съезда выбирались из числа нескольких кандидатов. Хозяйственные руководители массово пошли на первые альтернативные выборы.

Эгалитаристский и антибюрократический настрой электората привел к тому, что представители региональной технократической элиты повсеместно проигрывали кандидатам из других социальных и профессиональных групп, прежде всего, представителям рабочего класса. Несмотря на поражения, опыт политических баталий 1989-1990 годов был с успехом использован значительной частью хозяйственных руководителей уже после крушения Советского Союза при выборах в представительские органы на уровне федерации, субъекта федерации и местного самоуправления.

В Заключении подводятся итоги и делаются обобщающие выводы исследования. Они сводятся к следующему:

  1. Существуют объективные основания методологического, социального и общеисторического характера, позволяющие признать наличие в Советском Союзе периода 1960-х – начала 1990-х годов определенной социальной группы  - технократической элиты.

В Советском Союзе технократическая элита являлась частью партийной номенклатуры, оставаясь в то же время вполне самостоятельной социально-профессиональной единицей. Признаками, объединяющими членов этого «цеха», следует считать: управленческую деятельность в индустриально-техническом секторе народного хозяйства; высшее техническое, естественно-научное или экономическое образование; специфический менталитет, связанный с особенностями профессиональной деятельности; неформальные корпоративные связи, обусловленные как общностью производственной деятельности, так и планово-дефицитной экономикой; рекрутирование из массовой группы руководителей среднего и низшего звена и широкого круга инженерно-технических работников.

2. Одним из каналов реализации политической и экономической субъектности технократической элиты в системе партийной и государственной власти являлось ее участие в стратегическом и оперативном планировании экономического развития региона. 

3. Региональная партийная власть допускала определенный уровень свободы в выработке проектов решений и вмешивалась в вопросы текущего планирования деятельности предприятий и организаций на подведомственной им территории, если только чувствовала опасность или риски для себя или своей репутации.

4.  Региональная технократическая элита занимала определенное место в системе советского «лжепарламентаризма», точно отражавшее формальную иерархию хозяйственных руководителей, фактический вес в экономике возглавляемых ими хозяйствующих субъектов, инвестиционные приоритеты конкретного исторического периода истории. Особо важные для региона и страны предприятия и организации имели фактически закрепленную квоту на места в выборных партийных и советских органах.

5. Отношения партийно-бюрократической и технократической групп региональной элиты на протяжении 1960-80 гг. выстраивались в рамках негласного договора, который предполагал взаимные обязательства и уступки: признание партийной бюрократией относительной самостоятельности технократии в текущей производственной деятельности, высокого уровня ее материальных и социальных преференций и др.

В свою очередь, региональная технократическая элита признавала: право партийной бюрократии на формальное доминирование в принятии стратегических решений, согласовании кадровых вопросов, персональных наказаний в случае действий, несовместимых с положениями Устава КПСС.

Партийные взыскания являлись одним из самых действенных способов воздействия на технократическую элиту. Различные типы наказаний и взысканий по отношению к региональной технократической элите можно свести к трем, имеющим общие признаки: 1) официальные партийные взыскания в рамках Устава КПСС; 2) внеуставные мероприятия, отражающие недовольство действиями того или иного хозяйственного руководителя со стороны партийной бюрократии; 3) наказания, инициированные вышестоящими отраслевыми ведомствами, органами народного контроля и правоохранительной системой.

6. Система назначений на руководящие хозяйственные должности значительно отличалась от аналогичной практики подбора и расстановки кадров в системе политических и общественных организаций. В ее основе лежали не только стандартные для любого советского руководителя требования: политическая лояльность, человеческая скромность, коммуникативные качества, но и технические знания, опыт руководства организациями и учреждениями технического профиля.

7 . Анализ происхождения значительной части технократической элиты Анагро-Енисейского региона показывает достоинства и возможности советской системы по подготовке новых профессиональных кадров, подъему социального статуса вне зависимости от места жительства и социального происхождения, доказывает очень высокий уровень социальной мобильности в советском обществе 1920-х - 1960-х гг. ХХ в., обусловленный не только идеологическими и политическими установками правящего режима, но и ментальными характеристиками молодежи Европейской части России, Урала, Сибири, Восточной Украины.

Образовательный ценз технократической элиты Ангаро-Енисейского региона полностью соответствовал задачам ускоренного индустриального развития и широкомасштабного освоения природных ресурсов восточных районов страны в 1960-80-е гг. ХХ в.

8. Структура доходов региональной технократической элиты носила достаточно простой характер и включала заработную плату, персональные надбавки и премии. Уровень заработной платы был сопоставим с размерами заработной платы высококвалифицированных рабочих, деятелей науки, культуры. Фактором, значительно выделявшим технократическую элиту из ряда других получателей заработной платы, и делавшим ее одной из самых высокооплачиваемых категорий советских граждан, являлись премиальные выплаты.

9. Отличительной чертой технократической элиты, выделявшей ее из других групп партийной номенклатуры, являлся широкий спектр увлечений, позитивно воспринимаемых обществом: физическая культура, садоводство, туризм, чтение, литературное творчество. Досуг подобного рода, характерный для значительной части хозяйственных руководителей Ангаро-Енисейского региона 1960-80-х гг. помогает изменить традиционные представления о технократах, как о «людях-функциях» и воспринимать их, как обычных людей с богатым внутренним миром, талантами и способностями, присущими каждому человеку.

10. Радикальная экономическая реформа периода перестройки  подтолкнула хозяйственных руководителей к переходу на новые условия ведения производственной и экономической деятельности, внедрению хозяйственного расчета, арендных отношений, созданию новых организационных структур. Экономические реформы 1987-1990 годов подготовили законодательную, психологическую и морально-этическую почву для первого этапа приватизации 1992-1994 гг., в ходе которого собственниками предприятий, объединений, организаций, подлежащих приватизации стали в основном их руководители.

11. Перестройка коренным образом изменила политическую жизнь технократической элиты. Наиболее острым и болезненным вызовом стали обязательные выборы руководителей хозяйствующих субъектов, первые в истории Советского Союза альтернативные выборы в органы представительной власти. И если на своих предприятиях, в организациях им удалось в основном отстоять свои позиции, то соперничества с новой политической генерацией директорский корпус не выдержал. В выигрыше оказывались те представители технократической элиты, которые осознанно или интуитивно использовали модели предвыборной борьбы, сложившиеся в странах западной демократии.

Список опубликованных работ по теме исследования

Монографии:

  1. Волосов, Е.Н Технократическая элита Ангаро-Енисейского региона в 1964 – 1991 гг.: опыт исторического анализа: Монография / Е. Волосов. - Иркутск: Изд-во Иркут. гос.ун-та, 2010. - 433 с.
  2. Волосов, Е.Н. Технократическая элита Ангаро-Енисейского региона перед лицом новых экономических и политических вызовов (1985 – 2000 гг.): Монография / Е. Волосов. - Иркутск: Оттиск, 2012. – 274 с.

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК:

3. Волосов, Е.Н. Партийные наказания как способ воздействия на технократическую элиту (на примере Ангаро-Енисейского региона в 1964-1991 гг.) / Е. Волосов // Вестник МГОУ. Серия «Исторические науки». - № 4-5. - 2010. - С. 83 – 87.

4. Волосов, Е.Н. К вопросу о досуге технократической элиты Ангаро-Енисейского региона 1960-80-х годов / Е. Волосов  // Вестник Поморского университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2010. - № 10. – С. 19-25.

5. Волосов, Е.Н. Технократическая элита Ангаро-Енисейского региона в структуре выборных партийных органов (1964 – 1991 гг.) / Е. Волосов // Известия Алтайского госуниверситета. Серия «История. Политология». – 2010 г. - № 4. – Т. 3. – С. 38-46.

6. Волосов, Е.Н. Технократическая элита Ангаро-Енисейского региона в 60-х – 80-х годах ХХ века: штрихи к социально-историческому портрету / Е. Волосов // Вестник Бурятского госуниверситета. – 2011. – вып. 7. – С. 86-93.

7.      Волосов, Е.Н. Социальные характеристики региональной технократической элиты 60-х – 80-х гг. ХХ века (на примере Ангаро-Енисейского региона) / Е. Волосов // Гуманитарные науки в Сибири. – 2011. - № 1. – С. 48-52.

8. Волосов, Е.Н. Столичная технократическая элита 1960-80-х годов: сибирские эпизоды биографии / Е. Волосов // Вестник Красноярского государственного педагогического университета. – 2011.  - № 1. – С. 202-207.

9. Волосов, Е.Н. Технократическая элита и новые политические вызовы в период перестройки  (на примере Ангаро-Енисейского региона) / Е. Волосов // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. – 2011. - № 2. – С. 69-75.

10. Волосов, Е.Н. К вопросу о материальном стимулировании хозяйственных руководителей Ангаро-Енисейского региона в середине 60-х – начале 90-х годов ХХ века / Е. Волосов // Вестник МГОУ. – Серия «История и политические науки». – 2011. - № 12. – С. 192-198.

11. Волосов, Е.Н. Советская технократическая элита в постсоветскую эпоху: несбывшиеся надежды (на примере Ангаро-Енисейского региона) / Е. Волосов // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2011. - № 4 (10) Часть I. – С. 29-35.

12. Волосов, Е.Н. Государственные и ведомственные наказания в отношении технократической элиты Ангаро-Енисейского региона в 1960-80-х гг. / Е. Волосов  // Известия ИГТУ. – 2011. - № 6. – С. 200 - 206.

  1. Волосов, Е.Н. Материальные преференции технократической элиты Ангаро-Енисейского региона в 1960 – 1980-е гг. / Е.Волосов // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2011. - № 8 (14). Часть IV. – С. 32-38.
  2.  Волосов, Е.Н.  Дискуссия о региональном хозрасчете 1988 – 1989 гг. и технократическая элита Ангаро-Енисейского региона: взгляды теоретиков и практиков / Е. Волосов // Научные проблемы гуманитарных исследований. – 2011. – № 10. – С. 43-48.
  3.  Волосов, Е.Н. Региональная технократическая элита и внешнеэкономическая деятельность предприятий в период перестройки 1985 – 1991 гг. (на примере Ангаро-Енисейского региона) / Е. Волосов // Вестник Поморского университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2011. - № 8. – С. 14-19.
  4.   Волосов, Е.Н. Партийная бюрократия Ангаро-Енисейского региона и центральные хозяйственные органы: особенности взаимодействия в выработке и реализации экономической стратегии (1960 – 1980-е гг.) / Е. Волосов // Известия ИГТУ. – 2012. - № 1 (60). – С. 196 – 203.

Публикации в других научных изданиях:

17.   Волосов, Е.Н. К вопросу о специфике советской политической бюрократии / Е. Волосов // Актуальные проблемы высшего педагогического образования. Материалы докладов итоговой конференции НИР филиала ИГПУ в г. Усть-Илимске за 1997 год. – Усть-Илимск: УИФ ИГПУ, 1999. –С. 35-37.

  1.  Волосов, Е.Н. Органы рабочего самоуправления: прошлое и будущее / Е. Волосов // Проблемы гуманитарного познания. Сб. статей. – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. пед. ун-та, 2000. – С. 38-45.
  2.  Волосов, Е.Н. Технократическая элита СССР во второй половине ХХ века (к постановке проблемы) / Е. Волосов // Актуальные вопросы гуманитарного познания. Сб. науч.трудов. – Иркутск: Изд-во Иркут.гос.пед.ун-та, 2001. – С. 3-8.
  3.  Волосов, Е.Н. Технократическая элита в системе представительных органов субъектов федерации на рубеже ХХ и ХХI в. (на примере Сибири) / Е. Волосов // Сословное (народное) представительство и самоуправление в России XVI-начала XXI века. Третьи Щаповские чтения. – Иркутск, 2003. - С. 188-194.
  4.  Волосов, Е.Н. Технократическая элита Восточной Сибири в 60-80-е годы ХХ века: особенности развития и воздействия на власть (К постановке проблемы) / Е. Волосов // Учителя, ученики… Материалы Дуловских чтений 2003 г. Книга первая. – Иркутск, 2003. - С. 48-50.
  5.  Волосов, Е.Н. Региональная политическая элита Сибири начала XXI века (опыт статистического анализа) / Е. Волосов  // Учителя, ученики… Материалы Дуловских чтений 2003 г. Книга первая. – Иркутск, 2003. - С. 50-54.
  6.  Волосов, Е.Н. Региональная политическая элита Сибири (опыт статистического анализа) /Е. Волосов // Вестник Евразии. – 2003. - № 1. – С. 138-155.

24. Волосов, Е.Н. Межрегиональный семинар «Формирование гражданского общества в молодом городе» / Е. Волосов // Вестник Евразии.-2003 г. - № 4.- С. 207-222.

25. Волосов, Е.Н. Индустриальное развитие Сибири и взаимоотношения центральных и региональных элит (на примере Иркутской области) / Е. Волосов // Вестник Международного Центра Азиатских Исследований. № 12. – Иркутск, 2004. - С. 201-206.

    •  Волосов, Е.Н. Технократическая элита Иркутской области в системе выборных партийных органов в середине 60-х – начале 80-х годов ХХ века  / Е. Волосов // Номенклатура и номенклатурная организация власти в России ХХ века. Материалы Интернет-конференции «Номенклатура в истории советского общества» (ноябрь 2003 – март 2004 г.). – Пермь, 2004. -С. 239-248.
    • Волосов, Е.Н. О некоторых особенностях быта иркутской технократической элиты 60-80-х гг. ХХ века /Е. Волосов //Актуальные вопросы гуманитарного знания. Серия: История. Исследовательские проекты преподавателей кафедры всеобщей истории и общекультурных дисциплин. – Иркутск, 2005 г. – С. 69-79.
    • Волосов, Е.Н. Быт иркутской технократической элиты 60-80-х гг. ХХ века / Е. Волосов // Гуманитарные исследования Сибири в контексте российских перемен. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 20-21 октября 2006 г. – Братск, 2006. – С. 36-42.
    • Волосов, Е.Н. Сибирские технократы в Москве / Е. Волосов // Сибирь в изменяющемся мире. История и современность. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти профессора В.И.Дулова (30-31 марта 2007 г.). Книга первая. – Иркутск, 2007. - С. 93-100.
    • Волосов, Е.Н.  Региональная технократическая элита: надежды и разочарования постсоветской эпохи / Е. Волосов // Социально-исторические исследования. Сборник статей преподавателей кафедры истории, гуманитарных  и социально-экономических дисциплин и студентов специальности «История». - Усть-Илимск, 2007. – С. 135-142.
    • Волосова, Е.Б., Волосов, Е.Н. Усть-Илимск: молодые вузы в молодом городе / Е. Волосова  // Система высшего образования в социальном развитии Центральной Азии. М.; Иркутск: Наталис, 2007. - С. 24-45.
    • Волосов, Е.Н. Экономическая политика КПСС: взаимоотношения групп центральных и региональных элит (столкновение и учет интересов) // КПСС и номенклатура в советском обществе / Е. Волосов: Материалы Интернет-конференции декабрь 2005 – февраль 2006 г.). – Пермь: Изд-во ПГТУ, 2007. – С. 121-135.
    • Волосов, Е.Н. Партийные взыскания как способ манипулирования региональной технократической элитой / Е.Н. Волосов  // Среднее Приангарье в прошлом и настоящем: Материалы региональной научно-практической конференции, посвященной 70-летию Иркутской области и 35-летию г. Усть-Илимска. – Усть-Илимск, 2008. - С. 142-157.
    • Волосов, Е.Н. Региональная технократическая элита – особый слой партийной номенклатуры 60-80-х гг. ХХ века (на примере Иркутской области и Красноярского края) / Е. Волосов  // Известия Иркутского государственного университета. Серия «Политология. Религиоведение». – Иркутск: Оттиск, 2008. - № 1 (2). – С. 181 – 196.
    • Волосов, Е.Н. Планирование экономического развития как способ взаимодействия элит (на примере Иркутской области и Красноярского края во второй половине ХХ столетия) / Е. Волосов // Иркутский историко-экономический ежегодник. 2008. - Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2008. – С. 246-249.
    • Волосов, Е.Н. Партийная бюрократия и региональная технократическая элита: к вопросу о некоторых особенностях взаимоотношений /Е. Волосов // Материалы Интернет-конференции «Номенклатура и общество в России (15 апреля – 15 июня 2008 года). – Пермь: Изд-во Пермского госуд. техн.ун-та. – 2009. – С. 227-237.
    • Волосов, Е.Н. О некоторых особенностях взаимоотношений центральных и региональных элит при формировании экономической стратегии в 60-80-е гг. ХХ века (на примере Иркутской области) / Е. Волосов // Известия Иркутского государственного университета. Серия «Политология. Религиоведение». – 2009. - № 1 (3). – С. 221-226.
    • Волосов, Е.Н. Региональная технократическая элита в выборных органах Советской власти в 60-80-е годы ХХ века (на примере Красноярского края и Иркутской области) / Е. Волосов // Сборник научных трудов кафедры истории России / Иркутский гос. пед. ун-т; отв. ред. Л.В. Занданова. – Иркутск, 2009. – С. 74-78.
    • Волосов, Е.Н. Руководители транспортных и строительных организаций в выборных органах КПСС в 60-80-е годы ХХ в. (На примере Красноярского края и Иркутской области) / Е. Волосов // Третьи университетские социально-гуманитарные чтения 2009 года: материалы. В 2 т. Т.2. – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2009. – С. 251- 259.
    • Волосов, Е.Н. О роли научных учреждений Сибирского отделения АН СССР и их руководителей в стратегическом планировании развития Красноярского края и Иркутской области в 1960-1980-е годы / Е. Волосов // Иркутский историко-экономический ежегодник: 2010. – Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2010. – С. 250-253.
    • Волосов, Е.Н. Особенности материального поощрения хозяйственных руководителей Красноярского края и Иркутской области в 1960 – 1980-е гг. / Е. Волосов // Сибирь в изменяющемся мире. История и современность: материалы Всероссийской научно-теоретической конференции, посвященной памяти профессора В.И. Дулова. – Иркутск: Изд-во Вост.- Сиб.гос.акад.образов., 2010. – С. 102-106.
    • Волосов, Е.Н. Опаленные войной (о бывших фронтовиках – руководителях промышленных предприятий Ангаро-Енисейского региона) / Е. Волосов // Подвиг народа будет жить вечно: материалы региональной научно-практической конференции, посвященной 65-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. – Братск: ГОУ ВПО «БрГУ», 2010. – С. 104-108.
    • Волосов, Е.Н. Использование СУБД «Microft Office Access 2003» в исследовании региональной технократической элиты / Е. Волосов // Инновационные процессы в образовании: Материалы региональной научно-практической конференции «Инновационные процессы в образовании» 23 апреля 2010 г. Выпуск 9. - Часть I. – Усть-Илимск: ВСГАО, 2010. – С. 40-44.
    • Волосов, Е.Н. О национальном составе технократической элиты Красноярского края и Иркутской области в 1960 – 1980-е годы / Е. Волосов // Четвертые университетские социально-гуманитарные чтения 2010 года. В 3т. Т.2: материалы. – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2010. – С. 221-226.
    •  Волосов, Е.Н. Взаимодействие партийной элиты Ангаро-Енисейского региона с центральными хозяйственными органами страны в системе экономического планирования (1960 – 1980-е  гг.) / Е. Волосов // Формирование и развитие сибирских территориально-производственных комплексов. Сборник научных трудов. Новосибирск: Параллель, 2011. – С. 113-130.
    • Волосов, Е.Н. Братск и братчане: социально-психологический феномен (По воспоминаниям представителей региональной технократической элиты) / Е. Волосов // «Братск: азбука романтиков»: материалы межрегиональной научной конференции, посвященной 55-летию г.Братска. – Братск: ГОУ ВПО «БрГУ», 2011. – С. 11-15.
    •  Волосов, Е.Н. Личные фонды союзных министров как источник для исследований советской технократической элиты / Е. Волосов // Иркутский историко-экономический ежегодник. 2011. – Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2011. – С. 381 - 384.
    •  Волосов, Е.Н. О роли и месте Иркутска в индустриальном развитии области в 60-80-е годы ХХ века / Е. Волосов // «В лабиринтах иркутской истории»: материалы региональной научно-теоретической конференции, посвященной 350-летию г. Иркутска. – Иркутск: Изд-во Вост-Сиб. гос. акад. образ., 2011 . – С.120-124.
    • Волосов, Е.Н. Технократическая элита Ангаро-Енисейского региона в период перестройки 1985 – 1991 гг.: надежды и разочарования (к постановке проблемы) / Е. Волосов // Проблемы социальной и административной консолидации Сибири: Всерос. науч.-практ. конф. (Иркутск, 8-9 дек. 2010 г.): материалы / [науч. ред. Ю. А. Зуляр]. - Иркутск : Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2011.- C. 61-65.
    • Волосов, Е.Н. Технократическая элита и социально-экономические конфликты в период перестройки (На материалах Ангаро-Енисейского региона)/ Е. Волосов // Пятые Байкальские международные социально-гуманитарные чтения. В 4 т. Т.1: материалы / ФГБОУ ВПО «ИГУ». – Иркутск: Изд-во ИГУ, 2011. – С. 127-132.
    • Волосов, Е.Н. Забастовки и технократическая элита Ангаро-Енисейского региона в период перестройки (1988 – 1991 гг.) / Е. Волосов // Проблемы социально-экономического развития Сибири. –  2011. -  № 3 (5). – С. 55 - 60.
    • Волосов, Е.Н. «Энергетический» министр: штрихи к историческому портрету П.С. Непорожнего / Е. Волосов // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Братская ГЭС: история строительства, опыт эксплуатации, перспективы». – Братск: БрГУ, 2012. – С. 150-156.

    Андреев, С.Ю. Наше прошлое, настоящее, будущее: структура власти и задачи общества / С. Андреев // Постижение: Социология. Социальная политика. Экономическая реформа. Ред.-сост. Ф.М. Бородкин, Л.Я. Косалс, Р.В. Рывкина.-М.: Прогресс, 1989. – С. 500, 556-557.

    Мохов, В.П. Проблемы анализа российских региональных элит в переходный период: к вопросу о методологических основаниях [Электронный ресурс] / В. Мохов. – Режим доступа: http://www.elis.pstu.ru/mokh3.htm, свободный. – Загл.с экрана. - 10.02.2009.

    The New Oxford Dictionary of English 1: Oxford University Press, 1998. – P. 1903.

    Николаев, А.Н. Исторические аспекты становления российской технократической элиты, 1917 - 1996 гг.: Дисс....докт.истор.наук / А. Николаев.-Саратов, 1996. - С. 46.

      Платон. Диалоги. – М.: Мысль, 1986. - С. 68-69.

    Говард Скотт [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.technocracy.org/technical-alliancetn/history/403-brief-50, свободный. – Загл.с экрана. – 15.05.2010.

    Веблен, Т. Теория праздного класса / Т. Веблен. – М.: Прогресс, 1984. – 367 с.

    Бернхэм, Дж. Революция директоров [Электронный ресурс] / Дж. Бернхэм / Пер. с англ.: Шугаев Е. – Франкфурт-на-Майне: Посев, 1994. – 162 с.- Режим доступа: http: // pseudology.org , свободный. – Загл. с экрана. - 02.04.2010.

    Гэлбрейт, Дж.К. Новое индустриальное общество / Дж. Гэлбрейт. – М.: Прогресс, 1969. – С.230-231.

    Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования / Д. Белл. - М.: Akademia, 1999. - С.463, 486; Новая технократическая волна на Западе.- М.: Прогресс, 1986.- С.258-259, 421-423.

    Титаренко, Л.Г. Псевдотехнократизм в советском обществе: социально-философский анализ / Л. Титаренко // Социологические исследования.- 1991.- № 7. – С.48-54.

    Генералова, Л.Д. Критика современных буржуазных технократических концепций / Л. Генералова  // Проблемы теории и практики общественного развития. - М., 1985. - С.259.  Рукопись деп. в ИНИОН АН СССР N 23249 от 5.12.85.

    Николаев, А.Н. Исторические аспекты становления российской технократической элиты, 1917 - 1996 гг.: Дисс....докт.истор.наук / Николаев А.Н.  - Саратов, 1996.- 377 с.

     



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.