WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

НАУЧНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВОМ И ПРОЕКТЫ НАУКИ (ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ)

Автореферат докторской диссертации

 

На правах рукописи

 

ГРИГОРЕНКО Дмитрий Евгеньевич

 

 

НАУЧНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВОМ И ПРОЕКТЫ НАУКИ (ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ)

Специальность 09.00.08 –  Философия науки и техники

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

 

 

 

 

Красноярск – 2012

Работа выполнена на кафедре философии и социальных наук Сибирского государственного аэрокосмического университета имени академика

М.Ф. Решетнёва, г. Красноярск.

Научный консультант:

доктор философских наук, профессор Чуринов Николай Мефодьевич

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Грякалов Алексей Алексеевич

Российский государственный педагогический университет имени А.И. Герцена, профессор кафедры философской антропологии  и истории философии

доктор философских наук, доцент Пискорская Светлана Юрьевна

Сибирский государственный аэрокосмический университет имени академика М.Ф. Решетнева, профессор кафедры рекламы и культурологии

доктор философских наук, профессор Ушакова Елена Владимировна

Алтайский государственный медицинский университет,

заведующая кафедрой философии и биоэтики

Ведущая организация:

Алтайский государственный университет, г. Барнаул

Защита состоится «23» мая 2012 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.249.01 при Сибирском государственном аэрокосмическом университете имени академика М.Ф. Решетнева по адресу: 660014, г. Красноярск, просп. им. газ. «Красноярский рабочий», 31, зал заседаний диссертационного совета, ауд. П-207

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Сибирского государственного аэрокосмического университета.

Автореферат разослан «__» _________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент                                            О.В. Летунова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования:

Актуальность диссертационной проблематики заключается в необходимости исследования, разработки и реализации проектов научного управления обществом, адекватных основным проектам науки, которые исторически сформировались в условиях различной социальности. «Внеконцептуального» научного управления обществом не существует: институты власти всегда руководствуется в своей управленческой деятельности теми или иными научно-проектными концепциями, раскрывающимися в проектах научного управления обществом. Но насколько эти проекты адекватны научной традиции данного общества, а также самой реальности общественной жизни, его специфике, его основным определениям? Это жизненно важный для общества вопрос. Ещё Аристотелем была установлена зависимость между неправильно выбранным проектом управления (в его терминологии – «государственным строем») и вырождением общества . Великий философ писал в своём фундаментальном труде «Политика» о жизненной необходимости строить общественно-политическую жизнь в соответствии со стандартом адекватности типа государства (т.е., по сути, концепции научного управления обществом) специфике общества . Теоретическое обоснование негативных последствий реализации неадекватного проекта научного управления обществом специфике общественной жизни определяется самой действительностью. Общественная жизнь свидетельствует о том, что данная неадекватность приводит к гибельным социальным последствиям. Так, общества, научная традиция которых изначально формировалась на основе диалектического проекта науки, а социальные отношения развивались в пределах стандартов коллективизма, единомыслия, совершенства (страны бывшего «соц. лагеря» и бывшие союзные республики СССР), приняв за основу чуждые их научной традиции и социальности проекты научного управления обществом (либерализм, консерватизм) столкнулись с жёстким демографическим и экономическим кризисом, невиданным ростом преступности, потребительских настроений, разобщенности граждан, упадком нравственных устоев и т.д. Всё это прямо свидетельствует о необходимости установления адекватности реализуемого проекта научного управления обществом научной традиции данного общества (его исторически принятому проекту науки), и, в целом, – специфике общественной жизни, выраженной, прежде всего, в его социальности. Социально-историческая действительность свидетельствует о том, что общества различны, следовательно, – различны и проекты научного управления обществом. Попытки разработки и реализации «универсального» проекта научного управления обществом является источником глобальных социальных нестроений для обществ, в жизни которых данный проект пытались воплотить в действительность.

Проблема адекватности проекта научного управления обществом научной традиции и специфике общественной жизни, в первую очередь, раскрывается в своём институциональном аспекте. Проект научного управления обществом может быть эффективным исключительно при условии адекватности его институциональной концепции традиционно принятому в обществе проекту науки, а также соответствующей ему исторически сформировавшейся и практически отработанной модели управленческой институциональности. Данная адекватность является залогом эффективного развития общества, его социального прогресса. Так, если проект научного управления обществом основывается на стандартах разделения управляющих институтов светской и духовной власти, а также верховенства институтов светской или институтов духовной власти, то очевидно, что данный проект адекватен метафизическому проекту науки, с его принципами дуализма и антропоцентризма. Он будет принципиально неприемлем в системе общественных отношений, определяемых практикой гармонии духовной и светской властей. Напротив, если проект научного управления обществом предполагает необходимость гармонизации управляющих институтов светской и духовной власти, то очевидно, что данный проект разработан в рамках диалектического проекта науки с его принципами единства мира и всеобщей связи явлений. Он может быть успешно реализован в условиях коллективистской социальности и принципиально неприемлем в системе общественных отношений, определяемых практикой дуализма духовной и светской властей. В данной связи, разработка эффективного проекта научного управления обществом должна быть, в первую очередь, основана на исследовании субъектного (институционального) звена управленческой практики в плане адекватности последнего основным определениям общественной жизни.

Таким образом, исследование данной проблематики актуально и необходимо в целях теоретической разработки проектов научного управления обществом, адекватных исторически сформировавшимся в обществе проектам науки и исторически отработанной модели управленческой институциональности общества. Данная адекватность является важнейшим критерием эффективности научного управления обществом и, следовательно, выступает в качестве одного из основных факторов стабильности и устойчивости общественного развития.

Степень разработки темы:

По теме диссертационного исследования существуют исследования как в отечественной, так и в зарубежной философии. Общетеоретическая проблематика, раскрывающая основы проектного анализа науки, в рамках которого в современный период сложились главные проекты научного управления обществом, представлена в трудах Аристотеля, Платона, византийских и древнерусских философов, теоретиков эпохи Нового времени – Г.В.Ф. Гегеля, И. Канта, Р. Декарта. Разработка теоретического содержания понятия «научное управление обществом», а также раскрывающаяся в его рамках общая проблематика научного управления обществом, представлены в работах советских исследователей В. Г. Афанасьева, Д. М. Гвишиани, Я. Н. Ханелиса, С. В. Рогачёва, К. И. Варламова, Ж. Т. Тощенко, П.С. Листопадова, Л. Б. Малаховой, Б. Ф. Славина, Д. И. Правдина, А. К. Белых,  П. Н. Лебедева, К. К. Вавилова, В. В. Косолапова и других. Основной вклад в разработку теоретического содержания данного понятия в западной науке управления внесли представители различных школ, направлений и подходов: Ф. У. Тейлор, Ф. Гилбрейт, Л. Гилбрейт, Г. Гант, Г. Эмерсон А. Файоль. Г. Кунц, С. О'Доннел, Л. Урвик, Л. Гьюлик и другие.

Исследование управляющей подсистемы общества в системе адекватного социальности отношения духовной и светской властей происходило в работах отечественных исследователей Н. М. Карамзина, М. А. Дьяконова, С. Ф. Платонова, С. Н. Булгакова, митр. И. Снычева, В. Р. Мединского, а также западных исследователей Р. Генона, Г. Рормозера, Дж. Уолдрона, Р. Дворкина, Р. Рейгана и других. Практика неадекватного социальности отношения духовной и светской властей в организации управляющей подсистемы раскрыта в работах М. П. Бок, С. М. Дубровского, показавших историю антиобщинной политики П. А. Столыпина. Данными авторами показано явление неуправляемости общества, обусловленное указанной неадекватностью.

Системный анализ общества, направленный на изучение управляющей и управляемой подсистем общества представлен в работах советских исследователей В. Г. Афанасьева, Д. М. Гвишиани, Я. Н. Ханелиса, которые, в свою очередь, основывались в своих исследованиях на работах классиков кибернетики и системного подхода – Н. Винера, Л. Вон Берталанфи, У. Р. Эшби и других.

Изучение управляемой подсистемы общества в системе адекватного социальности отношения духовной и светской властей осуществлялось в работах отечественных и западных исследователей – А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского, Н. П. Огарёва, А. С. Хомякова, И. В. Киреевского, Ж. –Ж. Руссо, Т. Гоббса, Дж. Локка, Э. Дюркгейма, М. Вебера, А. Бергсона, К. Поппера, Ф. Шлегеля, О. Шпенглера, а также в работах дореволюционных, советских и современных отечественных исследователей Ф. А. Степуна, П. В. Струве, А. С. Макаренко, С. В. Кузнецова, Л. В. Даниловой, Н. А. Миненко, Б. А. Тимощука, А. А. Штырбула и других. Некоторые современные авторы в рамках исследования данной проблематики обратились к проблеме трансформации управляемой подсистемы общества («трансформация общества»). В ряду исследователей, разрабатывающих различные аспекты проблемы трансформации общества следует назвать Т. И. Заславскую, Л. С. Васильева, Н. В. Сомина, Ю. Г. Волкова, В. И. Добренькова, Ю. В. Яковца, М. Г. Делягина, С. А. Батчикова, А. А. Френкина и других.

Основные методологии научного управления обществом в их зависимости от адекватного социальности отношения духовной и светской властей были исследованы в работах западных исследователей Т. Гоббса, Дж. Локка, М. Штирнера, Ж. Мелье, П. Ж. Прудона, Г. Рормозера, Р. Дворкина,  отечественных теоретиков И. В. Киреевского, А. С. Хомякова, Н. П. Огарёва, А. И. Герцена, П. А. Кропоткина, М. А. Бакунина, а также в работах современных отечественных исследователей Н. В. Ревуненковой, В. В. Согрина, Л. В. Даниловой,  А. А. Френкина, Н. М. Чуринова, А. С. Панарина и других.

Исследование субъектов управления обществом в консервативной традиции представлено в работах О. Шпенглера, Э. Бёрка, А. Гелена, Р. Генона, С. Липсета, Р. Скрутона, Г. Рормозера, А. А. Френкина, Н. М. Чуринова и других. В работе показано, что субъекты управления обществом в консервативной традиции раскрываются в качестве трансцендентальных субъектов. Основы теоретического понимания трансцендентальных субъектов были заложены ещё в трудах Августина Блаженного.  Исследование же собственно трансцендентальных субъектов было представлено в рамках идеалистической гносеологии – в трудах И. Канта, Э. Гуссерля, а также в работах современных исследователей, принадлежащих к различным направлениям философского теоретизирования, – Н. М. Чуринова, Е. Антроповой, Д. Баклыковой, Л. К. Науменко, И.Д. Невважая, Я. А. Слинина, С. В. Шачина и других. Изучение трансцендентальных субъектов находится в сущностной связи с неореалистским направлением в западной философии, представленным работами Э. Холта, У. Марвина, У. Монтегю, Р. Б. Перри, У. Питкина, Э. Сполдинга и других.

Исследование управления обществом в системе неореалистской методологической традиции происходило в работах Г. Рормозера, Х. Д. Рэнка, Р. Нисбета, К. Шмита, К. Рассела, А. Гелена, Х. Фрайера, Х. Плеснера, Ч. Берда, Ю. Д. Маккарти, Н. Раймера, А. Д. Градовского, А. А. Френкина, Д. А. Коцюбинского, Э. В. Вергилеса и других.

Изучение субъектов научного управления обществом в либеральной традиции осуществлено в концепциях У. Кимлики, М. Сэндела, Ч. Тейлора, Д. Ролза, И. Бёрлина, Р. Дворкина, Д. Уолдрона и других. В работе показано, что субъекты управления обществом в либеральной традиции раскрываются в качестве свободных субъектов. Изучение свободных субъектов представлено в работах М. Фуко, Ж. Делёза, О. Вейнингера, К. Вальверде, А. Шопенгауэра, Ф. Гваттари, О. О`Нила, И. П. Ильина, Э. Надточия, А. Н. Ильина, Н. М. Чуринова. Проблема свободных субъектов находится в сущностной связи с неономиналистским (номиналистским) теоретизированием, основы которого раскрыты Э. Кассирером, М. Н. Эпштейном, К. Поппером, В. Вундтом, К. Фишером, Я. Хакингом, Й. Хёйзингой, А. Ф. Лосевым и другими.

Исследованию процесса научного управления обществом в системе неономиналистской методологической традиции посвятили свои работы Г. Рормозер, А. Бьюкенен, Д. Ролз, И. Бёрлин, Р. Дворкин, Л. Фон Мизес, Ф. Фукуяма, У. Кимлика, Д. Сэндел, Ч. Тейлор, Д. Уолдрон, А. Фон Хайек и другие. Теоретические основы данного процесса раскрыты в работах Э. Роттердамского, Т. Джефферсона, Д. С. Милля, Дж. Кемпбелла, Э. Фаге, Э. Фромма и других.

Исследование субъектов управления обществом в условиях гармонии духовной и светской властей отражено в работах выдающихся русских философов и историков. Отечественными исследователями  И. В. Киреевским, В. В. Зеньковским, Л. П. Карсавиным, Н. М. Карамзиным, С. Ф. Платоновым и другими было доказано, что российская практика социального управления изначально формировалась на основе гармоничного сотрудничества лучших представителей светской и духовной власти. Ещё в древнерусской философии её выдающимися представителями – митрополитом Иларионом, Максимом Греком и другими была продолжена разработка византийской концепции «симфонии властей» (духовной и светской). В полноте своих духовного и светского начал субъект управления обществом (соборный субъект) реализует оформления совершенства. Исследование оформлений совершенства представлено в работах Ф. Прокоповича, И. Т. Посошкова, М. В. Ломоносова, А. Н. Радищева, В. Н. Татищева, И. В. Киреевского, Л. П. Карсавина, Н. А. Бердяева, П. А. Кропоткина, Н. Я. Данилевского, а также в работах современных исследователей А. Д. Урсула, С. В. Бушуева, А. Н. Боханова, А. В. Гулыги, А. С. Фролова, Т. Е. Верховцевой, В. В. Васильковой, В. В. Кривенького, С. Ф. Ударцева и других.

Исследование управления обществом в качестве антиэнтропийного процесса основывается на концепции об антиэнтропийных процессах. Понятие «антиэнтропийный процесс» было введено в научный оборот в 1950-х гг.  академиком Г. Н. Нааном, в дальнейшем разрабатывалось И. И. Гваем. Проблематика усовершенствования общественной жизни (т.е. осуществления антиэнтропийных процессов) раскрыта в трудах многих отечественных философов с древних времён. К их числу необходимо отнести митрополита Илариона, Максима Грека, Ф. Прокоповича, И. Т. Посошкова, А. Н. Радищева, И. В. Киреевского, А. С. Хомякова, Ф. М. Достоевского, А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского, Н. П. Огарёва, А. А. Богданова, Л. П. Карсавина, С. Н. Булгакова, В. В. Зеньковского, Н. Ф. Федорова, Н. А. Умова, И. А. Ильина и других.

Исследование управленческих решений в качестве отрицательных вкладов в социальную энтропию осуществлялось в советской теории социального управления В. Г. Афанасьевым, В. Д. Рудашевским, Э. Й. Вилкасом, Е. З. Майминасом, А. Г. Венделиным, П. К. Анохиным, а также в работах исследователей из стран «соц.лагеря» – И. Делиева, Й. Кхола и других. В рамках диалектического проекта науки принятие решения предстаёт как отрицательный вклад в социальную энтропию. Теоретическое содержание данных вкладов исследовано в работах отечественных философов различных эпох – И. Т. Посошкова, А. Н. Радищева, Е. Н. Трубецкого, А. И. Герцена, Н. П. Огарева, Л. П. Карсавина, Н. Ф. Фёдорова, С. Н. Булгакова, В. Н. Муравьёва, А. А. Богданова, В. С. Барулина и других. В рамках метафизического проекта науки проблематика принятия решения представлена в работах западных исследователей – Р. Сайерта, Д. Марча, Г. Кунца, С. О'Доннела, М. Вудкока, Д. Френсиса, Ч. Перроу и других.

Исследование соотношения духовной и светской властей в процессе управления обществом в рамках метафизического проекта науки осуществлялось в работах Т. Джефферсона, Ж. Мелье, М. Штирнера, П. Ж. Прудона, Р. Генона, Э. Дюпреля и других.

Теоретизация соотношения духовной и светской властей в рамках диалектического проекта науки представлена в работах античных, византийских и отечественных философов. Теоретические основы данной модели соотношения духовной и светской властей разработаны в трудах Аристотеля. В число её разработчиков также входят византийские философы Василий Великий, Максим Исповедник, древнерусские философы, дореволюционные и послереволюционные исследователи  Н. М. Карамзин, Д. И. Завалишин, С. Ф. Платонов, М. А. Дьяконов, И. А. Ильин, В. В. Зеньковский, Л. П. Карсавин, а также современные продолжатели их теоретической линии митр. Иоанн (Снычев), В. А. Цыпин и другие. Исследованием взаимоотношений институтов духовной и светской власти в советский период занимались В. А. Алексеев, М. И. Одинцов, Д. В. Поспеловский, В. В. Вдовина и другие.

Анализ указанных работ по теме диссертации даёт основание сделать вывод о том, что проблема научного управления обществом изучена недостаточно. Малоизученными предстают следующие её аспекты:

– сущность процессов научного управления обществом, обоснованных принципами диалектического, либо метафизического проектов науки

– теоретическая систематизация основных методологических традиций научного управления обществом

– субъектные основы научного управления обществом.

Кроме того, не систематизированы теоретические разработки выдающихся отечественных философов по проблеме научного управления обществом, не сформирована целостная теория научного управления обществами различных типов. Все указанные аспекты неполноты познания изучаемой проблематики требуют её глубокого исследовательского анализа. Этим обусловлена постановка диссертационной проблемы и направленность на её решение в рамках данной работы.

Объект и предмет исследования:

Объектом исследования является научное управление обществом. Предмет исследования – научное управление обществом в системе основных проектов науки.

Цель и задачи исследования:

Целью диссертационного исследования является изучение проблемы научного управления обществом в системе основных проектов науки.

Реализация  данной цели осуществляется в процессе решения следующих исследовательских задач:

1) Исследовать понятие «научное управление обществом» в рамках диалектической и метафизической методологических традиций.

2) Изучить управляющую подсистему общества в системе адекватного социальности отношения духовной и светской властей.

3) Исследовать управляемую подсистему общества в системе адекватного социальности отношения духовной и светской властей.

4) Осуществить анализ основных методологий научного управления обществом в их зависимости от адекватного социальности отношения духовной и светской властей.

5) Исследовать субъекты управления обществом в консервативной традиции.

6) Изучить управление обществом в системе неореалистской методологической традиции.

7) Исследовать субъекты управления обществом в либеральной традиции.

8) Осуществить анализ процесса управления обществом в системе неономиналистской методологической традиции.

9) Изучить субъекты управления обществом в условиях гармонии духовной и светской властей.

10) Исследовать управление обществом как антиэнтропийный процесс.

11) Изучить управленческие решения как отрицательные вклады в социальную энтропию.

12) Осуществить анализ соотношения духовной и светской властей в процессе управления обществами различных типов.

Методологическая основа исследования:

Методологической основой диссертационного исследования являются диалектический и метафизический методы и принципы познания: принципы единства мира, всеобщей связи явлений, дуализма, антропоцентризма, а также теория познания как теория отражения и теория познания как теория репрезентации. Раскрытие исследуемых проблем осуществляется на основе общенаучных исследовательских подходов: сущностного, системного, аксиологического, структурно-функционального, деятельностного, цивилизационного, а также общенаучных методов: логического и исторического, индукции и дедукции, абстрагирования, анализа, синтеза и других подходов и методов, а также на основе положений и выводов, содержащихся в работах российских и зарубежных исследователей.

Новизна исследования и личный вклад автора:

1. Установлено, что содержание понятия научного управления обществом зависит от того, на основе какой методологии (диалектической или метафизической) разворачивается это изучение. Соответственно, содержание данного понятия определяется спецификой проекта науки, в системе которого данное понятие изучается. По основанию научной методологии различимы два основных  проекта науки (диалектический и метафизический). При этом метафизическая научная методология раскрывается двумя основными методологическими традициями (номиналистской и реалистской). В соответствии с диалектическим проектом науки научное управление обществом выступает как антиэнтропийный процесс, обеспечивающий жизнеспособность и устойчивое развитие общества. В соответствии с метафизическим проектом науки понятие «научное управление обществом» на основе реалистской методологии выступает как абстрактный объект, общественный идеал, предполагающий субъективно изобретённую технологию его достижения; на основе же номиналистской методологии понятие «научное управление обществом» выступает как определённый элемент принятого языка описания, посредством которого формулируются произвольные трактовки и комментарии непознаваемого репрезентанта.

2. Показано, что научное управление обществом предполагает определённое соотношение двух основных подсистем, а именно: управляющей и управляемой, благодаря которым осуществляется самовоспроизведение общественной жизни, адекватное жизнеутверждению социальности общества. Успешное научное управление обществом может осуществляться в том случае, когда управляющая подсистема общества адекватна управляемой подсистеме, учитывающей её исторически сложившуюся социальность. Управляющая подсистема функционирует наиболее продуктивно, если она органично встраивается в наличную систему соотношения духовной и светской властей:   

– Верховенство светской власти над властью духовной (либерализм).

– Верховенство духовной власти над властью светской (консерватизм).

– Гармония (симфония) духовной и светской властей.

Управляющая подсистема предполагает соответствующую структуру властей, включающую духовный и светский элементы.

3. Доказано, что управляющая подсистема может успешно реализовать свой потенциал исключительно в таких условиях, при которых она сохраняет адекватное социальности соотношение властей. В данном случае, эффективность действий управляющей подсистемы возможна  при соблюдении принципа отклонений, согласно которому параметры отклонений в соотношении властей не должны превышать значений меры. В рамках управленческой меры управляющая подсистема не утрачивает необходимые качества управления. 

4. Показано, что эффективное научное управление обществом может осуществляться в том случае, когда управляемая подсистема общества адекватна управляющей подсистеме, учитывающей её исторически сложившуюся социальность. Управляемая подсистема оказывается совместимой с управляющей подсистемой если процессы управления не превышают параметров, в рамках которых, в соответствии с принципом отклонений, управляемая подсистема не утрачивает качеств управляемости. Управляемая подсистема сохраняет свои качества управляемости при сохранении адекватной социальности общества структуры соотношения властей (соотношения духовной и светской властей). Управляемость зависит от характера распределения властей и адекватности данного распределения наличной действительности управляемой подсистемы.

5. Установлено, что управленческая институциональность включает институциональность управляющей и институциональность управляемой подсистем общества. Структура управленческой институциональности зависит от характера соотношения властей, реализуемого на основе определённой методологии научного управления обществом. В рамках метафизической методологической традиции преимущество отдаётся либо институтам духовной власти (консерватизм), либо институтам светской власти (либерализм). Диалектическая  методологическая традиция, напротив, предполагает выдвижение на первый план научного управления обществом тех институтов управления, деятельность которых востребована управляемой подсистемой общества в конкретную историческую эпоху. При этом гармония духовной и светской властей остаётся фундаментальным приоритетом общественной жизни. Управленческая институциональность общества зависит от типа общества и проекта науки, сформировавшегося в культурной традиции общества. В данной связи, управленческая институциональность может быть установлена по формальным признакам – умозрительно, когда востребуется верховенство светской или верховенство духовной власти. В ином случае  управленческая институциональность устанавливается по наличию объективных общественных связей и отношений, детерминирующих институциональность управляющей и институциональность управляемой подсистем.

6. Показано, что консервативное соотношение властей актуализирует необходимость максимализации спектра степеней свободы духовной власти, за счёт минимизации спектра степеней свободы светской власти (свобода светской власти строго ограничена рамками принятого общественного договора, как формы самовыражения власти духовной). Либеральное соотношение властей, напротив, актуализирует необходимость максимализации спектра степеней светской власти за счёт минимизации степеней свободы духовной власти. В свою очередь, гармонизация духовной и светской властей актуализирует необходимость совершенствования общественных связей и отношений, детерминирующих управленческую институциональность и укрепляющих управляемость общества.

7. Установлено, что в системе неореалистской (консервативной) концепции и теории научного управления обществом в качестве репрезентанта выступает абстрактный объект, в качестве же репрезентации выступают результаты практических процессов, направленных на претворение в жизнь абстрактного объекта (системы духовных ценностей, предполагающих определённый общественный идеал, общественный договор, доктрину, идеологию и т.д.). Применительно к неореалистскому (консервативному) разрешению проблемы научное управление обществом выступает в качестве абстрактного объекта, т.е. репрезентанта, репрезентируемого практическими процессами управления. Научное управление обществом, выступая в качестве абстрактного объекта, предполагает шкалу идеальных, духовных ценностей, задающих направленность и характер реализации практических процессов управления обществом. При этом, научное управление обществом, выступая в качестве абстрактного объекта (идеальных, духовных ценностей), раскрывает отношение к трансцендентальному субъекту научного управления обществом. При этом характер и специфика трансцендентального субъекта научного управления обществом зависит от того, какие социальные институты диктата олицетворяют трансцендентальный субъект научного управления обществом, в частности, кто именно использует институты государства в качестве институтов диктата.

8. Показано, что научное управление обществом в системе неореалистской методологической традиции раскрывается в практической реализации консервативной версии соотношения властей, а именно, верховенства духовной власти над властью светской. Согласно консервативной версии научного управления обществом максимализируется количество институтов диктата, включая институты государства, в целях реализации соответствующего абстрактного объекта и в целях успешной самореализации соответствующего трансцендентального субъекта. При этом в качестве институтов диктата выступают соответствующие институциональные оформления духовной власти и, в том числе, институты партийного диктата, институты церкви, институты традиционализма, институциональные оформления идеологий и институты государства, которые берёт на вооружение духовная власть.

9. Установлено, что в системе неономиналистской (либеральной) концепции и теории научного управления обществом в качестве репрезентанта выступает непознаваемая материальная сущность научного управления обществом. В качестве репрезентаций выступают результаты описаний, комментариев и трактовок научного управления обществом, реализуемых на основе того или иного принятого языка описания. Данные результаты описаний выступают в качестве концепций или теорий, с той или иной вероятностью претендующих на место научных предсказаний и догадок. Научное управление обществом, будучи материальным репрезентантом, предполагает шкалу материальных ценностей, делающих приемлемым данное научное управление обществом. При этом данная шкала материальных ценностей раскрывает научное управление обществом как отношение к свободным субъектам управления. При этом, характер и специфика свободных субъектов научного управления обществом зависит от того, какое место отводится государству в той или иной сфере общественной жизни в определённую историческую эпоху. 

10. Показано, что научное управление обществом в системе неономиналистской методологической традиции раскрывается в ходе реализации либеральной версии соотношения властей. В рамках данной версии реализуется верховенство светской власти над властью духовной, когда фундаментальной опорой и основой жизнеспособности свободных субъектов выступает светская власть (институты государственной власти). Согласно либеральной версии научного управления обществом, осуществляется регулирование меры участия государства в процессе научного управления обществом в целях расширения инициативы свободных субъектов в управлении обществом и, тем самым, успешной самореализации свободных субъектов. При этом научное управление обществом в системе либеральной теории и концепции предполагает самоутверждение светской власти на основе укрепления институтов государства в качестве независимых друг от друга свободных субъектов, в частности, независимых друг от друга институтов законодательной, исполнительной и судебной властей.

11. Установлено, что в системе диалектической методологической традиции и теории познания как теории отражения, принципа единства мира и принципа всеобщей связи явлений, научное управление обществом раскрывается как диалектика сущности и явления (явление существенно, сущность является). Применительно к диалектическому разрешению проблемы, научное управление обществом раскрывает неотделимость друг от друга материального и идеального, когда идеальное выступает как необходимый компонент научного управления обществом. В данном случае процесс принятия решения предстаёт как единство рационального и внерационального. Научное управление обществом в рамках принципов единства мира и всеобщей связи явлений предполагает единство духовной и светской властей. При этом реальным воплощением данных принципов выступает антиэнтропийный процесс, включающий в себя непосредственность связей и опосредованность отношений, обеспечивающих процесс гармонизации наличных связей и отношений. Опосредствующим звеном при реализации общественных отношений выступает соборный субъект научного управления обществом, исследование которого в различных аспектах на протяжении веков осуществляли русские философы.

12. Показано, что научное управление обществом в рамках диалектического проекта науки и теории познания как теории отражения выступает как антиэнтропийный процесс, согласно которому в процессе управления происходит совершенствование связей и отношений и образование гармоничного созидательного целого. Соборный субъект, выступая в качестве опосредствующего звена общественных отношений, задаёт характер общественного отношения и, соответственно, характер общественной связи, составляющей основу процесса научного управления обществом. В системе научного управления обществом антиэнтропийный процесс выступает как процесс формирования оформления совершенства, обладающего необходимыми определениями (свойствами, функциями, качествами, характерными чертами), обеспечивающими жизненность и устойчивое развитие, функционирование общества.

13. Доказано, что в системе антиэнтропийных процессов принятие управленческих решений выступает как один из важнейших элементов научного управления обществом, осуществляемого на основе диалектического проекта науки. В данной связи, принятие решение выступает, прежде всего, как отрицательный вклад в социальную энтропию. Принятие решение, будучи отрицательным вкладом в социальную энтропию, означает уменьшение, сокращение, ограничение социальной энтропии и т.д. в процессе научного управления обществом. При этом, если принятие решения по метафизическому проекту науки выступает либо как реализация воли свободного субъекта, либо как осуществление диктата со стороны трансцендентального субъекта, то принятие решение решения по диалектическому проекту науки выступает как созидание актуального оформления совершенства, наделённого соответствующими определениями (свойствами, функциями, характерными чертами). В рамках данного процесса необходимо уменьшать, сокращать, ограничивать и т.д. социальную энтропию в зависимости от специфики  принимаемого решения.

14. Установлено, что научное управление обществом раскрывает его зависимость от актуального соотношения духовной и светской властей, когда востребуется или метафизический, или диалектический проект науки. В данной связи, если в процессе управления обществом происходит самореализация свободного субъекта, то актуальным становится верховенство светской власти над властью духовной и научное управление обществом предстаёт как реализация номиналистской методологии. В свою очередь, когда в процессе научного управления обществом происходит самореализация трансцендентального субъекта, то актуальным оказывается верховенство духовной власти над властью светской и научное управление обществом предстаёт как осуществление реалистской методологии.

15. Показано, что если в процессе научного управления обществом происходит формирование оформлений совершенства (негэнтропии), то актуальным оказывается гармония (симфония) духовной и светской властей и научное управление обществом предстаёт как осуществление диалектической методологии.

Положения, выносимые на защиту:

1. Концепции научного управления обществом принципиально различаются в зависимости от того, на базе каких проектов науки (диалектического, либо метафизического) они развёртывается.

2. Эффективность научного управления обществом и устойчивое развитие последнего определяется адекватностью управленческой практики основным определениям общественной жизни – принципам социальности, стандартам культуры и цивилизации, традиционно принятой в обществе научной методологии.

3. Согласно принципу отклонений, успешное научное управление обществом становится возможным в том случае, когда управляющая и управляемая подсистемы не отклоняются субъектом управления за пределы традиционного соотношения институтов духовной и светской власти, которое (соотношение) находит своё теоретическое выражение в принципах соответствующих проектов науки (диалектического и метафизического).

4. Диалектический и метафизический проекты науки предполагают собственные методологии научного управления обществом, основанные на определённой модели управленческой институциональности.

5. В соответствии с консервативной традицией и принципами метафизического проекта науки, трансцендентальный субъект научного управления обществом предстаёт в качестве кантовского умозрительного субъекта, духовной сущности (репрезентанта), абсолютно первичной, активной и самостоятельной, не зависящей от какого бы то ни было материального «носителя».

6. Согласно неореалистской концепции верховенства духовной власти над властью светской, реализуемой на основе консервативной версии метафизического проекта науки, максимализируется количество институтов диктата, включая институты государства, в целях реализации соответствующего абстрактного объекта и в целях успешной самореализации соответствующего трансцендентального субъекта.

7. В соответствии с либеральной традицией и принципами метафизического проекта науки, свободный субъект научного управления обществом предстаёт в качестве материальной сущности научного управления обществом.

8. Согласно неономиналистской концепции верховенства светской власти над властью духовной, реализуемой на основе либеральной версии метафизического проекта науки, фундаментальной опорой и основой жизнеспособности свободных субъектов выступает светская власть (институты государственной власти).

9. В рамках диалектической методологической традиции и диалектического проекта науки, опосредствующим звеном реализации общественных отношений выступает соборный субъект научного управления обществом, раскрывающийся в качестве созидательного единства институтов духовной и светской власти.

10. В рамках деятельности соборного субъекта научное управление обществом предстаёт как антиэнтропийный процесс, т.е. процесс созидания оформления совершенства, обладающего необходимыми определениями (свойствами, функциями, качествами, характерными чертами), обеспечивающими жизненность и устойчивое развитие, функционирование общества

11. Определённость процесса принятия решения задаётся методологической традицией и принципами соответствующего проекта науки, на основе которого данный процесс осуществляется.

12. Проекты науки и соответствующие им проекты научного управления обществом предполагают собственные концепции соотношения духовной и светской властей.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования:

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в возможности его использования в процессе дальнейшего изучения проблемы институционального управления обществом. Полученные теоретико-методологические результаты позволяют более детально и глубоко изучать данную проблематику.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в возможности его использования в соответствующей общественно-политической практике, предполагающей концептуальное оформление управления обществом. Также материалы диссертации могут быть реализованы в процессе преподавания курсов «Философия», «Социальная Философия», «Социология», «Культурология», «Политология» и чтения спецкурсов «История русской философии», «Отечественная культура» и т.д.

Апробация работы:

Основные идеи и положения диссертационного исследования были изложены в публикациях автора, в том числе, в изданиях из перечня ведущих рецензируемых журналов, в авторских монографиях, а также в докладах на межвузовских конференциях. Диссертация обсуждалась на кафедре философии и социальных наук Сибирского государственного аэрокосмического университета имени академика М. Ф. Решетнева.

Структура работы определяется целью работы, последовательностью решения поставленных задач и состоит из введения, трёх глав, включающих по четыре параграфа каждая, заключения и библиографического списка.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Введение. Во введении обосновывается актуальность темы исследования, раскрывается степень ее разработанности, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, методологические и общетеоретические основания диссертационного исследования, раскрывается его научная новизна, положения, выносимые на защиту, а также теоретическая и практическая значимость.

В первой главе «Теоретико-методологические основы научного управления обществом» формулируется проблематика исследования и раскрывается содержание основных проектов науки и соответствующих проектов научного управления обществом.

В первом параграфе «Понятие научного управления обществом» осуществляется исследование понятия «научное управление обществом» в рамках диалектической и метафизической методологических традиций.

Диссертант показывает, что изучение научного управления обществом невозможно без обращения к проблематике, связанной с проектами науки и научной методологией. На современном этапе всё больше исследователей приходят к убеждению в изначальной теоретической неоднородности науки, что предполагает альтернативность, следовательно, проективность и проектность научного теоретизирования, в том числе, в сфере научного управления обществом. Понятие «проект науки» первоначально ввёл Р. Декарт: «Проект всеобщей науки, которая сможет поднять нашу природу на более высокую ступень совершенства» . Под «проектом всеобщей науки» исследователь понимал реалистскую версию метафизического проекта науки, одним из разработчиков которого был он сам. Во время Р. Декарта данная версия, действительно, была наиболее разработанной (и в силу этого считалась «всеобщей»), в то время как номиналистская версия метафизического проекта науки была ещё только на стадии своего становления (над её формированием работал старший современник Р. Декарта – Ф. Бэкон). В современном значении проект науки раскрывается как модель науки, которая реализуется в соответствии с определённой методологией – диалектической, основанной на принципах единства мира и всеобщей связи явлений, либо метафизической, раскрывающейся в принципах дуализма и антропоцентризма.

В диссертации выявлено, что проектный анализ науки раскрывает неоднородность проектов (концепций) научного управления обществом, а также их принадлежность двум различным проектам науки (диалектическому и метафизическому), основы которых начали складываться ещё со времён античности. В данной связи, диссертант доказывает, что не существует «общего», «универсального» определения понятия «научное управление обществом». Это понятие имеет чётко выраженные проектные концептуально-методологические (диалектические или же метафизические) основы, соответствующие диалектическому или метафизическому проектам науки и соответствующим методологическим традициям.

В диссертации выявлено, что существует три основных научно-концептуальных подхода в рамках теоретической разработки  понятия научного управления обществом:

– Первый основан на принципах неономиналистской версии метафизического проекта науки, метафизической методологической традиции и раскрывается в либеральной концепции и проекте управления обществом.  

– Второй разработан на основе неореалистской версии метафизического проекта науки, метафизической методологической традиции и раскрывается в консервативной концепции и проекте управления обществом.

– Третий основан на принципах диалектического проекта науки, диалектической методологической традиции и раскрывается в диалектической (отечественной) концепции и проекте управления обществом.

В диссертации выявлено, что западные исследователи чётко различают в рамках общей методологии метафизического проекта науки две её версии (неономиналистскую и неореалистскую), каждая из которых раскрывает определенную версию принципов дуализма и антропоцентризма, а также определённый вариант теории познания как теории репрезентации. Философия неономинализма, являющаяся светским теоретическим продолжением номиналистской теории, выступает в качестве теоретической основы либеральной концепции научного управления обществом. В рамках онтологического аспекта принципа дуализма теоретиками либерализма (неономинализма) субъективно, на основе принципа антропоцентризма, устанавливается первичность непознаваемых материальных сущностей (материальных процессов, явлений, фактов и т.д.),  раскрывающихся в произвольной шакале материальных ценностей, которые значимы для либерально настроенных сегментов общества. Сама концепция научного управления обществом при этом имеет изначально вторичный характер и выступает в качестве произвольной языковой системы описания (существования) данных ценностей. В гносеологическом аспекте, в соответствии с теорией познания как теорией репрезентации, неономиналистский вариант понятия научного управления обществом предстаёт в сугубо вероятностном значении – как произвольная репрезентация непознаваемого материального репрезентанта.

В диссертации выявлено, что философия неореализма, являющаяся светским теоретическим продолжением реалистской теории, выступает теоретической основой консервативного проекта научного управления обществом. В рамках онтологического аспекта принципа дуализма теоретиками консерватизма (неореализма) субъективно, на основе принципа антропоцентризма, устанавливается первичность идеальных сущностей (общественного договора, плана, концепции и т.д.), выступающих в качестве обоснования идеальных ценностей, которые значимы для тех или иных частей общества. Концепция научного управления обществом при этом имеет первичный характер и выступает в качестве догматической абстрактной схемы практики социального управления как существования. В гносеологическом аспекте, в соответствии с теорией познания как теорией репрезентации, неореалистский вариант понятия научного управления обществом предстаёт как идеальный репрезентант, предполагающий самораскрытие в материальной репрезентации.

В диссертации показано, что понятие «научное управление обществом» было введено в научный оборот в рамках советского периода разработки отечественного проекта научного управления обществом. Теоретическая база диалектической версии понятия научного управления обществом складывалась на протяжении многих веков. Русские философы – разработчики содержательной стороны данного понятия, основывались в своих исследованиях на лучших достижениях отечественной философии, в свою очередь, восходящей к философским традициям античности и Византии. В процессе теоретизирования управления обществом ими были взяты за основу фундаментальные принципы диалектики – принципы единства мира, всеобщей связи явлений, а также  теория познания как теория отражения. Как показано в диссертации, уже в трудах Аристотеля разрабатывалась содержательная сторона диалектической версии понятия научного управления обществом, раскрывающаяся в идее управления как отражения (образа) действительности: «…Следует постараться ввести такой государственный строй, который при данных обстоятельствах оказался бы легче всего приемлемым и гибким…» . На основе теории познания как теории отражения отечественными философами была выдвинута идея реального управленческого восполнения совершенства общественных отношений, реализуемого в рамках антиэнтропийного процесса управления обществом.

Во втором параграфе «Управляющая подсистема  общества» диссертант раскрывает управленческое состояние управляющей подсистемы общества в качестве одного из основных факторов социальной управляемости/неуправляемости.

В диссертации показано, что в современной социальной философии общество исследуется как сложная динамическая система, одним из важных определений которой являются функции управления и самоуправления. Общество предстаёт в двух своих подсистемах (управляющая и управляемая), отношение которых раскрывается процессами научного управления обществом. В. Г. Афанасьев в данном отношении пишет: «Каждая из самоуправляемых систем заключает в себе, по существу две подсистемы: управляемую и управляющую. Управляемая подсистема – это что или кто управляется; управляющая подсистема – это кто или что управляет. В применении к обществу эти подсистемы получили название объекта и субъекта управления . Основа отношений указанных подсистем состоит в том, что управляющая подсистема достигает необходимого управленческого эффекта (управляемости) посредством определённых операций воздействия на управляемую подсистему в процессе научного управления обществом.

Диссертант показывает что нормальное функционирование и управляемость любой системы (в том числе, и социальной системы) определяется согласованностью всех её подсистем. Оптимальное соотношение двух основных подсистем (управляющей и управляемой) обеспечивает стабильное самовоспроизведение общественной жизни.

Управляющая подсистема включает в себя духовный и светский элементы, соотношение которых задаётся теоретическим содержанием (принципами) диалектического, либо метафизического проекта науки. Определённость же управляемой подсистемы общества складывается на основании исторически сформировавшихся принципов его оптимальной жизнедеятельности, одним из которых является адекватное социальности соотношение духовной и светской властей. В рамках основных типов социальности исторически сложились три основные версии соотношения институтов светской и духовной власти, составляющих специфику управляющих подсистем в обществах различного типа и адекватных диалектическому, либо метафизическому проекту науки:

– Верховенство духовной власти над властью светской в процессе научного управления обществом (консерватизм)

– Верховенство светской власти над властью духовной в процессе научного управления обществом (либерализм)

– Гармония духовной и светской властей в процессе научного управления обществом (отечественная концепция научного управления обществом)

В диссертации показано, что адекватное социальности соотношение духовной и светской властей управляющей подсистемы задаёт необходимые параметры управляемости управляемой подсистемы, выступающие как допустимые пределы управления.В данном случае, эффективность действий управляющей подсистемы возможна при соблюдениипринципа отклонений . На основе данного принципа определяется мера, в рамках которой управляющая подсистема не выводит управляемую за пределы управляемости.

При этом, саму управляющую подсистему можно вывести за пределы меры социальности и адекватного ей соотношения духовной и светской властей, актуализировав тем самым рассогласование подсистем общества. В этом случае управляемая подсистема сохраняет соответствие принципам исходной социальности, а управляющая отходит от них и, в результате, нарушается эффективность жизнедеятельности всей социальной системы. Данный  процесс становится возможен в рамках необдуманной трансформации управляющей подсистемы, её произвольного реформирования, не основанного на учёте актуального для общества соотношения духовной и светской властей. Такая трансформация происходит при игнорировании в теории и практике научного управления обществом принципа отклонений, выражающего философскую категорию меры.

В третьем параграфе «Управляемая подсистема  общества» диссертант раскрывает управленческое состояние управляемой подсистемы общества в контексте проблемы социальной трансформации (трансформации общества).

В диссертации показано, что эффективность научного управления обществом, реализуемого на базе диалектического, либо метафизического проектов науки, обусловливается адекватностью управленческой практики основным определениям управляемой подсистемы общества, как объекта управления. Определения, в полноте которых выражается определённость объекта, выступают в качестве параметров жизнеспособности и устойчивого развития объекта. Следовательно, управление объектом не должно быть связано с нарушением его определённости. Об этой закономерности свидетельствует принцип отклонений, который указывает на пределы управляемости и, тем самым, детализирует философскую категорию меры.

В диссертации выявлено, что эффективное научное управление обществом может осуществляться в том случае, когда управляемая подсистема общества адекватна управляющей подсистеме, учитывающей её исторически сложившуюся социальность и адекватное ей соотношение духовной и светской властей. Управляемая подсистема сохраняет свои качества управляемости при сохранении адекватной социальности общества структуры соотношения духовной и светской властей. В данной связи, управляемость зависит от характера распределения властей и адекватности данного распределения наличной действительности управляемой подсистемы. Определения структуры соотношения властей выступают в качестве параметров жизнеспособности общества и, следовательно, пределов допустимых управленческих отклонений управляемой подсистемы.

Диссертант показывает, что всякое управленческое отклонение управляемой подсистемы представляют собой управленческую трансформацию общества, реализуемую на теоретической основе диалектического, либо метафизического проектов науки. Применяемый проект науки и концепция научного управления обществом могут соответствовать принципам социальности, либо не соответствовать им. Так, управленческое применение принципов единства мира и всеобщей связи явлений в процессе реализации научного управления обществом соответствует диалектическому проекту науки и не адекватно принципам индивидуалистической социальности, а также исторически сложившейся системе дуализма духовной и светской властей, следовательно, выводит общество из пределов управляемости. Об этом свидетельствует факт неприемлемости для обществ Западной цивилизации системы коллективистского социального устройства (как формы реализации принципа всеобщей связи явлений), а также неактуальности для них практики гармоничного сотрудничества, единения духовной и светской властей, единства исполнительной, законодательной и судебной ветвей власти и т.д. (как форм реализации принципа единства мира). В данной связи, характер трансформации общества определяет прогрессивное, либо, напротив, регрессивное развитие всей социальной системы.

Диссертант доказывает, что, согласно принципу отклонений, трансформация общества должна находиться в пределах допустимых отклонений (в пределах принципов социальности и адекватных им систем распределения духовной и светской властей). При выходе за эти пределы актуализируется явление неуправляемости общества, ведущее к крайне негативным социальным последствиям. Так, выведение институтов духовной власти из процесса научного управления обществом в условиях коллективистской социальности предстаёт как управленческая реализация принципов чуждого наличной социальности метафизического проекта науки в его неономиналистской версии. Данная практика разрушает исторически сложившуюся на основе коллективистской социальности систему гармонии духовной и светской властей и неизменно влечёт за собой рост процессов социальной энтропии, проявляющейся в явлениях коррупции, нравственной деградации власти и общества, криминализации всех сфер жизни, терроризма, этнической и социальной напряжённость и т.д. В этом состоянии общество становится неуправляемым. Общество может позитивно трансформироваться, но только до тех пор, пока оно сохраняет функцию управления. Общество, как управляемая подсистема, оказывается совместимой с управляющей подсистемой если процессы управления не превышают параметров, в рамках которых, в соответствии с принципом отклонений, управляемая подсистема не утрачивает качеств управляемости.

В четвертом параграфе «Основные методологии научного управления обществом» осуществлено исследование основных методологий научного управления обществом в их зависимости от адекватного социальности отношения духовной и светской властей.

Как показывает диссертант, методологии научного управления обществом реализуются управляющими социальными институтами (институтами светской и духовной власти), раскрывающими определённые типы (модели) управленческой институциональности, которые выявляют специфику как управляющей, так и управляемой подсистем общества. В пределах управляемости общества, т.е. в рамках принципов социальности и принципов соответствующего проекта науки, создаётся тот или иной тип управленческой институциональности, на основе которого реализуется актуальная и эффективная для данного общества методология научного управления обществом. В рамках данной методологии формируется адекватное наличной социальности и проекту науки соотношение духовной и светской властей.

Как показывает диссертант, в процессе формирования типов управленческой институциональности определяются две основные методологии научного управления обществом, соответствующие диалектическому (принципы единства мира и всеобщей связи явлений) и метафизическому (принципы дуализма и антропоцентризма) проектам науки:

А) Научное управление обществом по принципу «всем миром», предстающее как антиэнтропийный процесс, т.е. процесс реализации отрицательных вкладов в процессы роста социальной энтропии.

Б) Научное управление обществом по принципу реализации степеней свободы.

Диссертант доказывает, что научное управление обществом по принципу реализации степеней свободы практически осуществляется в рамках либеральной и консервативной методологий научного управления обществом, которые основаны на практике свободной конкуренции социальных институтов, обоснованной конкуренцией (дуализмом) институтов духовной и светской власти. Конкуренция социальных институтов обоснована либо либеральной концепцией верховенства светской власти над властью духовной, либо консервативной концепцией верховенства духовной власти над властью светской. Система дуализма духовной и светской властей является одним из исходных определений любой из версий западной методологии научного управления обществом. Исследователь данной проблематики Р. Генон в данном отношении пишет: «В различные исторические эпохи  … мы обнаруживаем следы часто встречающегося противостояния представителей двух сил — духовной и светской, — каковы бы ни были формы, принимаемые обеими этими силами, чтобы приспособиться к разнообразию условий конкретных эпох и стран» . В данной связи, в рамках метафизической методологической традиции преимущество отдаётся либо институтам светской власти (либерализм), либо институтам духовной власти (консерватизм).

Как доказывает диссертант, в рамках метафизического проекта научного управления обществом в его либеральной версии умозрительно (на основе стандарта рационализма), устанавливается первичность интересов отдельных социальных групп и индивидов, борющихся против распространения в обществе любой формы духовной власти, претендующей на общеобязательное значение. В данной связи, либеральное соотношение властей актуализирует необходимость максимализации спектра степеней светской власти за счёт минимизации степеней свободы духовной власти. Первичный статус частных прав и свобод может обеспечить исключительно светская власть, которая по «праву сильного» наделяет институты гражданского общества правовыми полномочиями. Получая от светской власти такие полномочия данные институты начинают борьбу за увеличение степеней своей свободы. Освобождение от влияния духовной власти составляет базу для дальнейшего развития в данном отношении. Свобода реализации частноинституциональных прав является важной степенью свободы общества и логически предполагает конкуренцию социальных институтов, в том числе, и с институтом государства.

Диссертант показывает, что в рамках консервативной версии метафизического проекта научного управления обществом умозрительно (на основе стандарта рационализма) устанавливает первичность духовной власти, претендующей на общеобязательное значение. Формой институционализации духовной власти (идеологии, вероучения, общественного договора и т.д.), в частности, является институт государства, который стремится подчинить духовной власти все остальные светские социальные институты (институты гражданского общества). В данной связи, в рамках консервативного теоретизирования приоритет отдаётся раскрытию степеней свободы той или иной формы духовной власти (в частности, такой формы духовной власти, как идеология национального суверенитета, выступающего залогом индивидуальной свободы). В данном случае, свобода духовной власти реализуется посредством светской власти, свобода которой строго ограничена рамками принятой идеологии, общественного договора и т.д., как форм самовыражения власти духовной.

В диссертации выявлено, что в рамках диалектического проекта научного управления обществом разрабатывалась принципиально иная, нежели в метафизике, методология научного управления обществом и соответствующая ей модель управленческой институциональности, обеспечивающая управляемость общества. Данная модель определяется практикой гармонизации духовной и светской властей. Единство противоположностей, диалектическое противоречие институтов духовной и светской власти предстаёт как форма самореализации социального совершенства. В данной связи, управленческая деятельность субъекта научного управления обществом естественным образом направлена на реализацию в жизни общества оформлений совершенства. Гармонизация духовной и светской властей актуализирует необходимость совершенствования общественных связей и отношений, детерминирующих управленческую институциональность и укрепляющих управляемость общества. Одним из форм совершенствования общественных связей и отношений выступает гармоничное сочетание всех социальных институтов, как условие и результат осуществления в обществе антиэнтропийных процессов. Диссертант показывает, что такая концепция управленческой институциональности разрабатывалась в труда отечественных теоретиков.

В диссертации установлено, что теоретическая разработка русскими философами отечественной модели управленческой институциональности, будучи субъективной диалектикой жизни российского общества, отражает объективную диалектику последнего. Гармонизация социальных институтов как руководящий принцип управления обществом, успешно реализовывалась в исторической жизни России. Диссертант доказывает данный тезис, анализируя практику взаимодействия институтов церкви и государства, практику общинного самоуправления у русских крестьян и в казачьих областях, а также деятельность советов лучших людей, институтов земского самоуправления и т.д. Диссертант показывает, что диалектическая  методологическая традиция предполагает выдвижение на первый план научного управления обществом тех институтов управления, деятельность которых востребована управляемой подсистемой общества в конкретную историческую эпоху. При этом гармония духовной и светской властей остаётся фундаментальным приоритетом общественной жизни. В итоге диссертант приходит к выводу, согласно которому управленческая институциональность в обществе данного типа устанавливается по наличию объективных общественных связей и отношений, которые определяются практикой гармонии социальных институтов и детерминируют институциональность управляющей и институциональность управляемой подсистем.

Во второй главе «Управление обществом в условиях верховенства духовной или верховенства светской власти» диссертант анализирует основные проекты научного управления обществом, обоснованные принципами метафизического проекта науки.

В первом параграфе «Субъекты управления обществом в консервативной традиции» исследованы субъекты управления обществом в консервативной традиции.

В диссертации показано, что в рамках консервативного понимания принципов антропоцентризма и дуализма научное управление обществом выступает в качестве абстрактного объекта, общественного идеала, т.е. духовного репрезентанта. В соответствии с универсалистской моделью мира (основой метафизического проекта науки), научное управление обществом как абстрактный объект предполагает шкалу идеальных, духовных ценностей, направляющих реализацию процессов управления обществом. Диссертант доказывает, что в соответствии с принципом дуализма, научное управление обществом как абстрактный объект, репрезентант и система духовных ценностей предполагает собственную репрезентацию, осуществляемую субъектом в практических процессах научного управления обществом. В данной связи, сущностью консервативной управленческой практики является определённая идея научного управления обществом, выступающая в качестве абстрактного объекта, руководящего данной практикой. Эта идея имеет ценностное значение для консервативно настроенной части общества и субъекта научного управления обществом. Она может, в частности, раскрывать такие духовные ценности, как «государство благосостояния», «возрождение национальной культуры», «сплочение граждан» и т.д. Поскольку идея научного управления обществом выдвинута и должна быть материализована, постольку она выступает в качестве объекта (абстрактного объекта) самореализации той или иной формы духовной власти, как субъекта научного управления обществом (государственной идеологии, общественного договора, вероучения и т.д.). В соответствии с принципом антропоцентризма, научное управление обществом, выступая в качестве идеальных ценностей (абстрактных объектов), значимых для субъекта научного управления обществом, предполагает своё отношение к субъекту научного управления обществом.

Как показано в диссертации, субъект научного управления обществом предполагает свою определённую материальную институционализацию в институтах консервативного государства, консервативной правящей партии, теократической власти и т.д. В соответствии с принципом дуализма, идея научного управления обществом (абстрактный объект), реализуемая субъектом, находится во взаимной оппозиции с её материальным восполнением (абстрактный объект невозможно восполнить). В данной связи, это восполнение предстаёт как попытка субъекта научного управления обществом поместить жизнь общества в рамки догматизированной схемы (абстрактного объекта), которая трансцендентальна материальной жизни общества. В данной связи, в рамках консервативного теоретизирования социальный институт, как субъект научного управления обществом, определяется в качестве трансцендентального субъекта.

Понятие «трансцендентальный субъект» изначально было введено в рамках гносеологической концепции И. Канта, который использовал данное понятие в целях определения познающего сознания, как мыслящей обособленной духовной сущности – «…трансцендентальный субъект мысли = х, который познается только посредством мыслей, составляющих его предикаты…» . Как показано в диссертации, в плане социально-философского теоретизирования трансцендентальный субъект научного управления обществом выступает в различных формах – «управляющее сознание», «общественный договор», «интегративное сознание», «познающее сознание», «мыслящее сознание», «идеал», «абсолютная идея», «вероучение» и т.д. В качестве трансцендентального субъекта научного управления обществом выступает идейное содержание догматической договорённости, которая заключается определённой группой лиц. Трансцендентальный субъект актуализируется в рамках «точки пересечения» их интересов (политических, экономических и других). Интересы предполагают наличие идеальных ценностей, раскрывающих значимость того или иного трансцендентального субъекта. Научное управление обществом, будучи идеальным репрезентантом, предполагает шкалу идеальных ценностей, делающих приемлемым для субъекта данное научное управление обществом. В данной связи, ценностные отношения агентов договорённости выступают как отношения к трансцендентальному субъекту, т.е. реализуется строго на его идейной основе. Так, трансцендентальный субъект формируется на основе ценового сговора, договорённости партий (формы общественного договора), прошедших в парламент и т.д. Это содержание договорённости предстаёт как вымышленная действующая сущность, трансцендентальный субъект, агенты которого не имеют права от него отступить. Как показывает диссертант, трансцендентальный субъект формирует в рамках научного управления обществом определённые планы и схемы общественного развития, как абстрактные объекты и системы духовных ценностей. В системе неореалистской (консервативной) концепции и теории научного управления обществом данные абстрактные объекты предстают в качестве репрезентанта, в качестве же репрезентации выступают результаты практических процессов, направленных на претворение в жизнь абстрактных объектов (систем духовных ценностей, предполагающих определённый общественный идеал, общественный договор, доктрину, идеологию и т.д.). Следовательно, трансцендентальный субъект, устанавливающий и реализующий определённую ценностную систему директивного планирования, выступает как не связанная ни с чем материальным духовная сущность процесса научного управления обществом.

Как отмечает диссертант, характер и специфика трансцендентального субъекта научного управления обществом зависит от того, какие социальные институты диктата олицетворяют трансцендентальный субъект (правящая партия, бюрократическая элита и т.д.). В частности, теоретики консерватизма обосновывают холистскую роль института государства как формы материального восполнения трансцендентального субъекта. Государство, как форма материального восполнения трансцендентального субъекта, ставит под контроль всё многообразие социальных институтов общественности, навязывая им свою волю. В данном случае, институт государства реализует одну из степеней свободы, раскрывающуюся в идее государственного суверенитета и выступающей в качестве абстрактного объекта.

Во втором параграфе «Управление обществом в системе неореалистской методологической традиции» осуществлено исследование управления обществом в системе неореалистской методологической традиции.

Диссертант показывает, что неореалистская методология научного управления обществом воплощена в теории консерватизма и в консервативной концепции научного управления обществом, которые обоснованы принципами неореалистской версии метафизического проекта науки, а также теорией познания как теорией репрезентации. Неореалистский тип репрезентации действительности основан на неореалистской версии сущностного исследовательского подхода. В соответствии с данным подходом, теоретики консерватизма разрабатывают абстрактные схемы, понятия, теории, выступающие в качестве сущности (репрезентанта) научного управления обществом, а существованием (репрезентацией) является их определенное практическое восполнение. Данные сущности выступают в качестве теоретических обоснований тех или иных форм духовной власти, подлежащих реализации в процессе научного управления обществом. Данные формы духовной власти направляют консервативное теоретизирование на создание схем будущего общества, в рамках которых догматически устанавливаются принципы реализации социально-экономических, политических и духовных процессов. В данной связи, консервативное теоретизирование предполагает усиление сознательно реализуемых социальных процессов и планомерного конструирования социальных институтов.

Как показывает диссертант, отсутствие единого мнения о главных принципах консерватизма предполагает то, что данная теория не имеет чётких теоретических границ. При этом, существует возможность определения наиболее значимых положений консерватизма для большинства его теоретиков. Данные положения строятся на основе принципов сознательности, ограничения индивидуализма, а также холизма. Эти принципы выступают в качестве теоретических основ любой из версий консервативной концепции верховенства духовной власти над властью светской, т.е. любой формы неореалистской методологии научного управления обществом (как светской, так и религиозной).

Как установлено в диссертации, духовная власть в консервативно-неореалистском понимании представляет собой определённую форму господства духа над материей. Это господство мыслится консерваторами-неореалистами как высокий духовный идеал, невосполнимый в целом духовный репрезентант, управленческое восполнение которого создаёт условия для управляемости и стабильного развития как индивидуалистического общества (управляемой подсистемы), так и самой светской власти (управляющей подсистемы). Р. Генон в данном отношении пишет: «Духовное владычество в силу своей вовлеченности в знание, обладает незыблемостью в самом себе; светская же власть, напротив, подчинена всем превратностям временного и преходящего, по крайней мере до тех пор, пока высший принцип не придаст ей в той мере, которая будет соответствовать ее природе и характеру, стабильность, которую она не может обрести своими собственными средствами» .

В диссертации выявлено, что верховенство духовной власти может быть представлено в различных исторических формах (консервативная теория государства и права, идеология национального государства и т.д.), предполагающих институциональность их реализации. Каждая из форм духовной власти предстаёт в качестве всеобщего холистского начала, предполагающего господство духовного над материальным, идеи над жизнью. Данные версии духовной власти предстают как независимые от чего бы то ни было, не имеющие материального носителя, абсолютизированные духовные сущности – трансцендентальные субъекты. В соответствии с неореалистским пониманием принципа дуализма, трансцендентальный субъект научного управления обществом предстаёт в качестве абсолютизированной духовной реальности, изначально первичной по отношению к материальному миру и реализующей определённые абстрактные объекты (духовные ценности). Принцип дуализма предполагает отделение духовной реальности от материального мира, которое реализуется посредством процедуры абстрагирования. Как пишет один из основоположников неореализма Р. Перри, «чтобы логические и математические структуры познания были истинны по отношению к природе, они должны быть абстрагированы от природы и проверяться природой; если так, то они и должны быть в природе» . Трансцендентальный субъект призван осуществить в обществе ту или иную систему диктата. В качестве институтов диктата выступают соответствующие институциональные оформления (формы материализации) духовной власти и, в том числе, институты партийного диктата, институты церкви, институты традиционализма, институциональные оформления идеологий и институты государства, которые берёт на вооружение духовная власть.

Как показано в диссертации, один из основных вариантов такой институционализации представлен в консервативной концепции огосударствления, сформированной на основе консервативного варианта теории государства и права. В рамках данной концепции устанавливается максимализация институтов государства, понимаемых в качестве инструмента реализации диктата той или иной формы духовной власти (трансцендентального субъекта). Система государственного диктата предполагает управленческую материальную репрезентацию идеального репрезентанта (абстрактного объекта – системы духовных ценностей, обосновывающих теорию государства и права), в целях успешной самореализации соответствующего трансцендентального субъекта (как формы духовной власти). Согласно концепции огосударствления предполагается, что институт государства (светская власть) должен выступить как инструмент реализации теории государства и права, как формы духовной власти и трансцендентального субъекта. В данном случае проявляется консервативно-неореалистский принцип верховенства духовной власти над властью светской. Такой вариант институционализации духовной власти предполагают все нерелигиозные (светские) версии консерватизма.

В третьем параграфе «Субъекты управления обществом в либеральной традиции» осуществлено исследование субъектов управления обществом в либеральной традиции.

Как показано в диссертации, в системе неономиналистской (либеральной) концепции и теории научного управления обществом в качестве репрезентанта выступает непознаваемая материальная сущность научного управления обществом. В качестве репрезентаций выступают результаты описаний, комментариев и трактовок научного управления обществом, реализуемых на основе того или иного принятого языка описания. Данные результаты описаний выступают в качестве концепций или теорий, с той или иной вероятностью претендующих на место научных предсказаний и догадок. В данной связи, либеральная методология научного управления обществом предстаёт как определённая языковая система описания (теория-репрезентация), репрезентированная субъектом на основе материальных фактов и процессов (предполагающих материальную ценность), как репрезентантов. Такая система описания создаётся тем или иным субъектом, который, руководствуясь принципом антропоцентризма, произвольно определяет степень ценностного (либо антиценностного) значения тех или иных материальных явлений, т.е. разрабатывает шкалу материальных ценностей. Субъект свободен в определении ценностного отношения к себе явлений непознаваемой материальной сущности. В данной связи, как показано в диссертации, философское определение сущности субъектного звена в рамках неономиналистского (либерального) теоретизирования основывается на идее свободы. В плане разработки данного определения, в неономиналистской (либеральной) философии XIX-XX вв. было введено и активно использовалось понятие «свободный субъект», репрезентирующее указанную сущность. Философами было показано, что в соответствии с неономиналистским сущностным исследовательским подходом, свободный субъект предстаёт в качестве телесной сущности, подлежащей теоретическому умопостижению. Так, в концепции О. Вейнингера свободный субъект определяется на основе волевых (т.е. обоснованных принципом антропоцентризма) характеристик пола, в рамках которых он предстаёт как «… не только эмпирический, обусловленный,  но и умопостигаемый, свободный субъект» . Практическая деятельность свободного субъекта раскрывается в качестве репрезентанта, а  результаты описаний, комментариев и трактовок данной деятельности (представленные в качестве вероятностных теорий и концепций) выступают в качестве репрезентаций. Научное управление обществом, будучи материальным репрезентантом, предполагает шкалу материальных ценностей, делающих приемлемым для свободного субъекта данное научное управление обществом. Следовательно, шкала материальных ценностей раскрывает научное управление обществом как отношение к свободному субъекту научного управления обществом.

В диссертации выявлено, что характер и специфика свободных субъектов научного управления обществом зависит от того, какое место отводится государству в той или иной сфере общественной жизни в определённую историческую эпоху. Специфика свободных субъектов, в частности, определяется мерой воздействия свободного субъекта научного управления на общество. Данная мера определяется в соответствии со спецификой  как управляющей, так и управляемой подсистем. Свободные субъекты не могут не учитывать в процессе реализации концепции научного управления обществом факт наличия консервативно настроенного сегмента общества. В том случае, когда консервативный сегмент значителен, государство как свободный субъект не может в полной мере реализовать либеральную практику «разгосударствления» (максимального освобождения общества). Институты государства вынуждены сохранять определённую меру своего участия в сферах общественной жизни.

В рамках современных либеральных политических режимов институтам государства, как свободным субъектам, отводится роль, связанная с обладанием «правом сильного». В данном праве реализуется принцип антропоцентризма, как фундаментальная основа метафизической методологической традиции. Государство по «праву сильного» наделяет другие управляющие свободные субъекты (различные общественные организации, общества и т.д.) определенным комплексом прав, которые регулируют их отношения с властью на договорной основе и раскрывают различные степени свободы социальных институтов. Действия свободного субъекта возможны исключительно в рамках «правового поля» законодательства (как востребованной языковой системы), «подвёрстанного» под действия свободного субъекта и раскрывающего определённую шкалу материальных ценностей, значимых для него. Правовые отношения, закреплённые в законодательстве, выступают как отношения к свободному субъекту. При этом, в целях максимализации прав и свобод социальных «атомов», либеральное государство как свободный субъект идёт на определённое самоограничение, «выходя» из сфер общественной жизни, кроме политико-правовой сферы (либеральная практика «разгосударствления»). В этом политико-правовом пространстве выявляется та или иная степень свободы общества, выражающая изолированные и конкурирующие интересы социальных «атомов» – индивидов, социальных институтов, групп, партий, движений.

В четвертом параграфе «Управление обществом в системе неономиналистской методологической традиции» осуществлено исследование процесса управления обществом в системе неономиналистской методологической традиции.

Диссертант показывает, что неономиналистская методология научного управления обществом воплощена в теории либерализма и в либеральной концепции научного управления обществом, которые обоснованы принципами неономиналистской версии метафизического проекта науки. В рамках данной версии и в соответствии с неономиналистским сущностным исследовательским подходом в качестве непознаваемой сущности (репрезентанта) выступают единичные реальности материального порядка, а существованиями (репрезентациями), отдельными от сущности являются произвольные описания (понятия, категории, теории, концепции) этих реальностей. Как пишет К. Поппер, «методологический номинализм стремится не к постижению того, чем вещь является на самом деле, и не к определению ее подлинной природы, а к описанию того, как вещь себя ведет при различных обстоятельствах…» . В данном случае, выявляется неономиналистское понимание принципов дуализма и антропоцентризма, предполагающих разделение духа и материи и произвольное установление верховенства материального над духовным.

Диссертантом выявлено, что существует возможность исследования наиболее значимых положений для большинства теоретиков либерализма. Данные положения в своей мере учитываются в рамках всех версий теории либерализма и раскрываются в принципах индивидуализма, свободы, равенства, стихийности, социального атомизма. В указанных принципах актуализируются различные аспекты освобождения индивидов от любых форм закрепощения, угроза которого может исходить от той или иной формы духовной власти – религии, идеологии или теории.

Освобождение индивидов осуществляется в рамках либеральной практики «разгосударствления». В рамках данной практики осуществляется регулирование меры участия государства в процессе научного управления обществом в целях расширения инициативы свободных субъектов в управлении обществом и, тем самым, успешной самореализации свободных субъектов. Как показано диссертантом, практика «разгосударствления» обоснована главным принципом либеральной теории – принципом свободы. Либеральная власть действует строго в рамках правового поля. «Право сильного» предполагает, что именно светская власть наделяет общественность различными правами и свободами, а в случае необходимости, применяет силу по отношению к тем лицам и группам, которые нарушают правовые принципы. Согласно неономиналистской концепции научного управления обществом, светской властью по «праву сильного» устанавливается абсолютный приоритет норм права над всеми не правовыми социальными нормами – нормами религии, традиций, идеологии, морали, которые при определённых условиях могут стать обоснованием тех или иных форм духовной власти. Следовательно, основой неономиналистского проекта научного управления обществом является либеральная концепция верховенства светской власти над властью духовной. В рамках данной концепции фундаментальной опорой и основой жизнеспособности свободных субъектов выступает светская власть (институты государственной власти).

Как показывает диссертант, либеральное правовое государство, руководствуясь концепцией верховенства светской власти над властью духовной, охраняет свободных индивидов от любых притязаний той или иной формы духовной власти нарушить правовое равенство (например, в рамках насаждения идеологии расового превосходства, как одной из форм духовной власти). Правовое равенство, прежде всего, предполагает либеральный стандарт абсолютизации ценности личных прав и свобод. Реализация данной ценности, в свою очередь, невозможна в условиях деспотического режима, который складывается в условиях узурпации власти какой-либо из её ветвей. В данной связи, осуществление личных прав и свобод невозможно вне стандарта разделения институтов исполнительной, законодательной и судебной ветвей светской власти. Именно разделение ветвей власти снимает угрозу складывания деспотического (тоталитарного) режима, обоснованного какой-либо холистской идеологией (идеологией тоталитаризма, расизма, национализма и т.п.). Последняя выступает в качестве духовной власти, установлению господства которой по либеральному необходимо противопоставить реализацию концепции верховенства светской власти над властью духовной. 

Диссертант показывает, что научное управление обществом понимается либералами в качестве установления и поддержания наиболее благоприятных политических, экономических, социальных и иных условий для реализации идеи верховенства светской власти над властью духовной. Это предполагает построение управленческой практики в соответствии с потребностями жизни общества, условия для удовлетворения которых создает светская власть. В рамках принятой либеральной концепции научного управления обществом целью ее реализации является социальный прогресс утилитаристского типа. Либеральная светская власть игнорирует любые абстрактные схемы, как проявления духовной власти идеи над обществом. Как показано в диссертации, в процессе реализации либеральной концепции научного управления обществом происходит целесообразное, с точки зрения либералов, воздействие свободного субъекта управления на индивидуалистическое общество, приведение общественной системы в соответствие с присущими ей закономерностями, выраженными в принципах либерального «полюса» индивидуалистической социальности.

В третьей главе «Научное управление обществом в условиях гармонии духовной и светской властей» диссертант раскрывает основы диалектического проекта научного управления обществом в контексте основных принципов диалектического проекта науки.

В первом параграфе «Субъекты управления обществом в условиях гармонии духовной и светской властей» осуществляется исследование субъектов научного управления обществом в условиях гармонии духовной и светской властей.

В диссертации показано, что в русской философии основой теоретизирования субъектного звена процесса научного управления обществом стала идея гармоничного единения духовной и светской власти. Диссертант доказывает, что данная идея раскрывается в принципах диалектического проекта науки – принципах единства мира и всеобщей связи явлений. Согласно данным принципам, духовное неотделимо от материального. Как показано в диссертации, исследование единства институтов духовной и светской власти, как сущности субъектного звена управления обществом, раскрывается в ряде концептуальных положений выдающихся отечественных теоретиков. В концепции «государства правды», разработанной русским философом права Н. Н. Алексеевым, показано, что государство, как светская власть, может быть здоровым (т. е. реализовывать свои антиэнтропийные функции) исключительно в единстве с «правдой внутренней», содержащейся в духовных институтах, вырабатывающих не правовые социальные нормы общества – нормы традиций, религии, морали: «… Здоровье будущего русского государства обусловлено тем, что оно также должно быть «государством правды» . Основываясь на данном положении можно утверждать, что гармония институтов государства, религии и морали, власти и традиционализма, раскрывает неотделимость друг от друга материального и идеального (институтов и норм духовной и светской власти), когда идеальное выступает как необходимый компонент научного управления обществом.

Полнота институтов духовной и светской власти предстаёт как оформление совершенства. Тем самым, на социально-философском уровне теоретизирования воспроизводится концепт соборности, который раскрывается в идее совершенного устроения вселенной, единой и гармонизированной. Соборность предстаёт как коллективистское единство властей, а также как единство духовного и светского властных начал. Наличие в субъекте власти этих начал раскрывает понятие «социальный институт» как соборный субъект. 

Понятие «соборный субъект» было введено отечественными теоретиками на основе объективного раскрытия специфики социальности России. В русской философии начала XX в. соборные субъекты получили также раскрытие в качестве «симфонических субъектов» и «соборных личностей». Как пишет выдающийся русский философ Л. П. Карсавин, «соборный или симфонический субъект есть действительность, не меньшая, чем индивидуум, но даже большая» . В данном положении показано, что соборный субъект есть изначально целостная реальность. В данной связи, «соборный субъект» («соборная личность») понимается не только как отдельный социальный институт, но и в качестве единства (полноты) всех социальных институтов общества. Соборный субъект научного управления обществом выступает опосредствующим звеном при реализации общественных отношений (отношений между управляющей и управляемой подсистемами, между сферами общественной жизни, общностями, группами).

Соборный субъект, как оформление совершенства (сущность), реализует в своей управляющей деятельности антиэнтропийный процесс научного управления обществом, раскрывающийся как совершенствование общественных отношений. Результатом этого процесса становятся практические восполнения оформлений совершенства (существования сущности) – гармония, упорядоченность, диалектическое противоречие, организованность и т.д. Эти оформления совершенства обладают соответствующими определениями.Определение в философии раскрывается в различных аспектах. С одной стороны, определение предстаёт, как дефиниция, а с другой – как философская категория, отражающая функции, свойства, характерные черты. Полученное в результате антиэнтропийного процесса оформление совершенства приобретает соответствующее определение (характерную черту, функцию, свойство, качество), становящееся эмерджентным. Благодаря обретению данного эмерджентного определения, полученного в результате антиэнтропийного процесса, оформление совершенства становится неаддитивным и характеризуется, например, свойством быть целым, которое больше суммы своих частей; либо часть данного полученного оформления совершенства становится больше целого и т.д.

Поскольку, согласно принципу всеобщей связи явлений, опосредованность отношений определяется непосредственностью связей, постольку совершенствование соборного субъекта, как сущности-отношения, на любой из стадий его развития определяется уровнем прогресса его опосредствующих звеньев, т.е. видов субъектной деятельности, как явлений. При этом, в соответствии с принципом единства мира, важным условием совершенствования общественных отношений является их единство, гармонизация, возможная лишь в том случае, когда ни один из социальных институтов не подлежит завышению по сравнению с другими. Так, экономические отношения, оформленные соответствующими социальными институтами (институтами производства, распределения, обмена и потребления) не могут быть поставлены выше духовных, либо политических отношений, представленных институтами религии, традиционализма, партийности, государственности и т.д.

Практика гармонии духовной и светской властей – это «основное звено», создающее необходимые условия для всестороннего раскрытия качеств совершенства (созидательных, антиэнтропийных определений) как субъекта, так и объекта научного управления обществом (управляющей и управляемой подсистем). В данном случае, процесс научного управления обществом включает в себя непосредственность связей и опосредованность отношений, обеспечивающих гармонизацию наличных связей и отношений в обществе. Одним из основных проявлений указанного процесса выступает практика гармонизации управляющей и управляемой подсистем общества. Соборный субъект научного управления обществом выступает опосредствующим звеном при реализации общественных отношений (в данном случае, отношений между управляющей и управляемой подсистемами), представленных в форме совета (понятие «совет» полисемично и в одном из вариантов определения совет выступает как институциональное оформление практики гармонии духовной и светской властей). Светские и духовные институты управляющей и управляемой подсистем общества соединяются в совете, как соборном субъекте, для гармоничного сотрудничества в целях осуществления совершенной управленческой практики. В этом раскрывается опосредствующее качество соборного субъекта научного управления обществом.

Во втором параграфе «Управление обществом как антиэнтропийный процесс» исследованы антиэнтропийные качества научного управления обществом, осуществляемого на основе принципов диалектического проекта науки.

В диссертации показано, что научное управление обществом как антиэнтропийный процесс может осуществляться исключительно в системе таких социальных отношений, которые раскрываются в диалектическом противоречии социального хаоса и космоса (социальной энтропии и антиэнтропийных процессов). Диалектическое противоречие, единство и взаимосвязь социальной энтропии и антиэнтропийных процессов указывает на то, что данная система социальных отношений обоснована принципами диалектического проекта науки (принципами единства мира и всеобщей связи явлений). Диссертант доказывает, что принцип всеобщей связи явлений раскрывает диалектические противоречия, предстающие в диалектике сущности и явления, связи и отношений, определений и определённости, космоса и хаоса. В той части всеобщей связи, которая определяется в качестве космоса, имеют место определённые оформления совершенства. К числу оформлений совершенства, составляющих полноту всеобщей связи и обладающих эмерджентными определениями, относятся сложность, системность, организация, упорядоченность, диалектическое противоречие и т.д.

Как выявлено в диссертации, оформления совершенства, как сущности, обладающие эмерджентными определениями, имеют место не только в природе, но и в обществе. Социальные системы, как оформления совершенства, имеют различные определения. Одно из таких определений раскрывается  в функциях, среди которых различаются  коммуникативная, познавательная, управленческая и  другие функции. На социальном уровне движения материи функция управления предстаёт, как функция (функции) научного управления обществом. Данная функция является важнейшим определением социальных систем, как оформлений совершенства. Как показывает диссертант, в самом широком смысле управление понимается, как целесообразное воздействие на объект, направленное на сохранение и развитие естественных определений объекта. В рамках диалектической методологической традиции управленческое воздействие субъекта управления на его объект предстаёт в определённом отношении как форма самоорганизации объекта, т.е., по словам В. Г. Афанасьева, как «…приведение системы в соответствие с присущими ей объективными закономерностями и тенденциями…» . Основа социальности общества коллективистского типа состоит в совершенствовании общественных отношений. Совершенствующиеся общественные отношения выступают в качестве сущности его жизни. Следовательно, научное управление обществом коллективистского типа должно быть направлено на актуализацию этой сущности, являющейся в соответствующих определениях, как объективных закономерностях жизни общества данного типа. В этом случае, когда речь идёт об осуществлении функции управления в рамках социального оформления совершенства (в обществе коллективистского типа), можно утверждать, что научное управление обществом не может быть ничем иным, как процессом совершенствования общественных отношений, т.е. совершенствованием социальных связей и отношений и образованием гармоничного созидательного целого.

Как показано в диссертации, процесс совершенствования в системе всеобщей связи явлений представляет собой актуализацию одной из её сторон, которая раскрывается как космос. Если совершенство космоса обусловлено единством и полнотой его частей, то несовершенство хаоса предстаёт в явлениях распада, дезорганизации, атомизации, а также в росте равновесности и однообразия элементов системы. В конце  XIX века процессы «хаотизации» были исследованы в рамках концепции энтропии, основы которой были представлены научному сообществу в 1865 г. Р. Клаузиусом.  На современном уровне развития науки было установлено, что во всеобщей связи элементов космоса процессы хаотизации (энтропии) всегда уравновешены процессами упорядочивания – «антиэнтропийными процессами». По видимому, первыми понятие «антиэнтропийный процесс» использовали академик Г. Н. Наан и И. И. Гвай. В своей речи на первом Всесоюзном совещании по философским вопросам естествознания (1959 г.) Г. Н. Наан отметил: «… в природе мы наблюдаем самые разнообразные процессы, так сказать антиэнтропийного характера – процессы становления, если брать их в философском плане, процессы возникновения сложного из более простого» . В социально-философском плане антиэнтропийный процесс предстаёт как управленческая реализация оформлений совершенства, т.е. как процесс блокировки очагов роста социальной энтропии – хаоса, дезорганизации, неупорядоченности, однообразия. В данной связи, как пишет В. Г. Афанасьев, «общим в процессах управления является его антиэнтропийный характер» .

В диссертации показано, что в условиях всеобщей связи перед субъектом научного управления обществом возникает альтернатива. Он может способствовать процессам роста социальной энтропии, распространяя в рамках управленческой деятельности хаос, дезорганизацию. С другой стороны, он может деятельно способствовать процессу перехода общества от хаоса к космосу, следуя путём реализации созидательных процессов в рамках антиэнтропийной практики научного управления обществом. Так, соборный субъект научного управления обществом, руководствуясь практикой гармонии духовной и светской властей, реализует антиэнтропийные процессы посредством управленческой гармонизации жизни общества – гармонизации всех актуальных социальных институтов, социальных отношений в целом, гармонизации управляющей и управляемой подсистем, функций управления и самоуправления и т.д.  Тем самым, соборный субъект, выступая в качестве опосредствующего звена общественных отношений, задаёт характер общественного отношения и, соответственно, характер общественной связи, составляющей основу процесса научного управления обществом. В результате осуществления соборным субъектом антиэнтропийных процессов в обществе возникают как новые оформления совершенства, так и скорректированные. Оформления совершенства, обладающие необходимыми эмерджентными определениями, обеспечивают жизненность и устойчивое развитие, функционирование общества.

В третьем параграфе «Управленческие решения как отрицательные вклады в социальную энтропию»исследована функция принятия решения в рамках диалектического и метафизического проектов научного управления обществом.

Диссертант показывает, что научное управление обществом предстаёт как единый цикл сменяющих друг друга взаимосвязанных управленческих операций, являющихся функциями управления. Важнейшая функция управления раскрывается в выработке и принятии управленческого решения. Как доказывается в диссертации, на современном этапе разработки проблематики принятия решения должна быть определена, прежде всего, методологическая специфика данной функции. В диссертации выявлено, что содержание функции принятия решения определяется принципами проекта науки (диалектического либо метафизического) и соответствующей научной методологией, на основе которой реализуется управленческий процесс. В рамках каждого из проектов науки были разработаны определённые управленческие концепции, которые задают специфику проектов принятия управленческих решений.

Диссертант показывает, что диалектический проект принятия решения основан на принципах диалектического проекта науки – принципах единства мира и всеобщей связи явлений. В соответствии с данными принципами, процессы роста социальной энтропии связаны с процессами противоположного рода (антиэнтропийными процессами). Из этой системы всеобщей связи ничего нельзя произвольно изъять, как и привнести в неё что-либо чуждое извне. Управление в данном случае предстаёт как антиэнтропийный процесс. Следовательно, принятие решение, осуществляемое в системе всеобщей связи явлений, всегда направлено на блокировку очагов роста социальной энтропии, т.е. выступает, прежде всего, как отрицательный вклад в социальную энтропию. Специфика принимаемого решения основывается на учёте степени интенсивности, динамике роста, меры раскрытия и общего характера конкретного очага социальной энтропии, в отношении которого принимается решение. В зависимости от специфики  принимаемого решения, принятие решения может быть направлено либо на уменьшение, либо на сокращение, либо на ограничение социальной энтропии. В любом из данных вариантов, принятие решения в определённой степени выводит общество из состояния социального хаоса, следовательно, предполагает деятельное усовершенствование общественной жизни. В данной связи, принятие решения в рамках диалектического проекта науки выступает как созидание актуального оформления совершенства, наделённого соответствующими определениями (свойствами, функциями, характерными чертами) – социальной гармонии, упорядоченности, организации и т.д.

Диссертант доказывает, что в рамках диалектического проекта науки принятие решения всегда ориентировано на объективную действительность, на специфику управленческой ситуации. В данной связи, решение не является «универсальным» по характеру, т.е. раз и навсегда заданным проектом снятия управленческих задач. Решение всегда предстаёт как отражение  объективных условий и субъективных факторов, в рамках которых оно принимается. Всякое решение, принимаемое в соотнесении (связи) с объективными условиями и субъективными факторами жизни общества, осуществляется в системе всеобщей связи и не может быть из неё изъято. Решение предстаёт как практическое освоение всеобщей связи явлений, отражающее объективные связи явлений и процессов, происходящих в данный конкретный момент жизни общества, либо той или иной его сферы или сегмента. В соответствии с принципами диалектики и теорией познания как теорией отражения, принятие решения должно основываться не на свободной воле субъекта (как это имеет место в рамках метафизической научной методологии). Решение должно быть результатом отражения диалектики объективных условий и субъективных факторов в системе всеобщей связи явлений.

В плане исследовательского сопоставления концепций принятия решения, диссертант обращается к анализу процесса принятия управленческих решений, обоснованного принципами метафизического проекта науки. Как показано в диссертации, общей чертой данных проектов является их субъектная определённость. В соответствии с принципом антропоцентризма, как одной из основ метафизического проекта науки, принятие решения выступает либо как реализация воли свободного субъекта, либо как осуществление диктата со стороны трансцендентального субъекта.

В диссертации выявлено, что в рамках неономиналистского проекта принятия решения актуализированы принципы дуализма и антропоцентризма в их неономиналистской версии. В соответствии с данными принципами, решение является результатом произвольной идеальной репрезентации материального репрезентанта. Поскольку материальный репрезентант непознаваем, постольку в процессе принятия решения актуализируется теория вероятностей, предполагающая поливариантность принятия решения из множества субъективно полагаемых альтернатив (т.н. «дерево альтернатив» или «дерево решений») . В данном случае, задействуется индуктивная логика и теория вероятностей, в соответствии с которыми решение произвольно принимается свободным субъектом из определённого множества материальных фактов (материальных ценностей), существующих в рамках каждой из этих альтернатив. Решение обезличивается, поскольку важна не его собственная определённость, а исключительно его потребительская ценность. Эффективность принятого решения определяется на основе экспериментальной верификации его материальной результативности (материальной ценности) для свободного субъекта научного управления обществом.

Диссертант показывает, что в рамках неореалистского проекта принятия решения актуализированы принципы дуализма и антропоцентризма в их неореалистской версии. В соответствии с данными принципами, решение является репрезентацией идеального репрезентанта (того или иного абстрактного объекта, раскрывающего идеальные ценности общественного договора, идеологии, вероучения и т.д.). Соответственно, принятие решения изначально направлено на достижение идеальных ценностей, значимых для трансцендентального субъекта научного управления обществом.

Поскольку идеальный репрезентант непознаваем, но требует своего определённого материального восполнения (репрезентации), постольку в процессе принятия решения актуализируется догматический подход, представленный, в частности, в рамках «нормативной теории решений» (А. Шлайфер и др.) . В рамках данной теории утверждается, что идеальная модель раскрывает наилучшие для субъекта варианты решения, каждый из которых выступает к качестве недостижимой догматической нормы (репрезентанта) управления, и, в данной связи, является основанием для осуществления управленческого диктата со стороны трансцендентального субъекта. В этом проявляется принцип антропоцентризма, как одна из основ метафизической научной методологии. Неореалистские исследователи в данном отношении разрабатывают нормативные модели решений, основанные на формулировке догматических идеальных критериев принятия решения. Данные критерии предназначены для реализации управленческого диктата.

В четвёртом параграфе «Соотношение духовной и светской властей в процессе управления обществом» осуществлено исследование соотношения духовной и светской властей в процессе управления обществами различных типов.

Как выявлено в диссертации, каждое общество в процессе своего исторического развития вырабатывает определённую структуру власти, адекватную наличным определениям его жизни (принципам социальности, стандартам культуры и цивилизации, принятому проекту науки и т.д.). В рамках данной структуры главное место занимает система распределения институтов духовной и светской власти, отвечающая указанным определениям. При этом, система распределения властей, необходимая для реализации эффективного научного управления обществом, отрабатывается не только практически, но и теоретически. Поскольку управление предстаёт как научно организуемый процесс, постольку всякая концепция управления обществом восходит к определённому проекту науки, его основным принципам.

Диссертант показывает, что согласно принципам единства мира и всеобщей связи явлений, как основам диалектического проекта науки, институты духовной и светской власти взаимодействуют в системе всеобщей связи социальных явлений, выступая как её системообразующие элементы. В данной системе они представляют, в одном аспекте, непосредственную связь, а в другом – опосредованное отношение (т.е. предстают как единство связи и отношения). В данном случае, единство связи и отношения институтов духовной и светской власти в системе всеобщей связи социальных явлений (как формы принципа всеобщей связи явлений) предстаёт  в качестве определения единства мира (согласно принципу единства мира). Единство и связь институтов духовной и светской власти раскрывает их как гармонию (оформление совершенства), задающую совершенный характер института власти. В диссертации показано, что в рамках диалектического проекта науки, принципов единства мира и всеобщей связи явлений, материальное неотделимо от духовного. Следовательно, в рамках данных принципов светская власть по своей природе неотделима от власти духовной (светская часть соборного субъекта духовна, а духовная – участвует в светском процессе научного управления обществом). Соборный субъект реализует антиэнтропийные процессы научного управления обществом, результатами которых становятся оформления совершенства. В данном случае, актуальным оказывается гармония (симфония) духовной и светской властей и научное управление обществом предстаёт как осуществление диалектической методологии. Диссертант доказывает, что практика гармонии духовной и светской властей отрабатывалась практически и теоретически в Византийской империи и, затем, в России на протяжении многих веков.

Как показано в диссертации,общества западной цивилизации в рамках своего исторического развития не только практически, но и теоретически выработали принципиально иную структуру власти, нежели та, которая была актуализирована в России. Данная структура адекватна наличным определениям их жизни (принципам индивидуалистической социальности, стандартам культуры и цивилизации, традиционно принятому метафизическому проекту науки и т.д.). В рамках принятого в Европе метафизического проекта науки, институты духовной и светской власти взаимодействуют на основе принципов дуализма и антропоцентризма.

Как отмечает диссертант, принцип дуализма духовной и светской властей раскрывается в рамках реализации консервативной и либеральной методологий научного управления обществом. В процессе реализации консервативной методологии научного управления обществом устанавливается верховенство духовной власти над властью светской. Духовная власть может быть выражена в том или ином  социальном институте, являющемся проводником определённой идеологии, вероучения, общественного договора. Формирование институтов светской власти, в данном случае, сначала происходит на уровне всеобщего, в рамках идеологического проекта, выступающего в качестве духовного репрезентанта, сущности. В процессе же реального строительства светской власти происходит материальная репрезентация данной духовной сущности.

Диссертант отмечает, что в соответствии с консервативной концепцией верховенства духовной власти над властью светской управляющий социальный институт (светская власть), согласно принципу антропоцентризма, подчиняется духовной власти как трансцендентальному субъекту. В этих условиях управляющие социальные институты (институты светской власти) формируются исключительно в качестве материальных восполнений трансцендентальных субъектов, т.е. как формы их материальной институционализации. В данной связи, согласно принципу дуализма, управляющий социальный институт самореализуется в дуализме духовной власти (трансцендентального субъекта – общественного договора, плана, концепции, доктрины) и власти светской (как восполнения трансцендентального субъекта). Материальное (институциональное) восполнение трансцендентального субъекта также может быть различным – в зависимости от специфики национальной версии консерватизма (теократия, партократия, бюрократия и т.д.). В итоге исследования диссертант отмечает, что когда в процессе научного управления обществом происходит самореализация трансцендентального субъекта, то актуальным оказывается верховенство духовной власти над властью светской и научное управление обществом предстаёт как осуществление реалистской методологии.

В диссертации выявлено, что в процессе реализации либеральной методологии научного управления обществом устанавливается верховенство светской власти над властью духовной. Процесс становления светской власти предстаёт как нечто стихийное и сугубо материальное. Становление светской власти не связано никакой идеологией, вероучением, общественным договором, как формами духовной власти. Светская власть, в данном случае, предстаёт как свободный субъект, который, в соответствии с принципом антропоцентризма, осуществляет в своей деятельности свободу воли – управленческий произвол (выраженный в политике лоббизма, мультикультурализма и т.д.). Духовная власть в процессе реализации свободным субъектом либеральной методологии научного управления обществом, в соответствии с принципом дуализма, «редуцируется» за пределы процесса государственного строительства и не имеет в нём никакой существенной роли. Так, идеология (форма духовной власти) по либеральной методологии научного управления обществом призвана лишь свободно комментировать процессы государственного строительства в рамках произвольно избранной языковой системы описания. В соответствии с этим, либеральные политические режимы инициируют  процессы деидеологизации общества. Таким образом реализуется либеральная методология научного управления обществом, основанная на концепции верховенства светской власти над властью духовной. В соответствии с данной концепцией, государство по «праву сильного» (принцип антропоцентризма) возвышает институты гражданского общества, выступающие как оформления демоса и свободные субъекты, над институтами духовной власти. В итоге исследования диссертант отмечает, что если в процессе управления обществом происходит самореализация свободного субъекта, то актуальным становится верховенство светской власти над властью духовной и научное управление обществом предстаёт как реализация номиналистской методологии.

В заключении обобщаются результаты диссертационного исследования и излагаются наиболее важные в теоретическом и практическом отношении выводы.

Основные положения диссертационной работы отражены в следующих публикациях:

I. Монографии.

1. Григоренко Д.Е. Адекватность концепции управления обществом его культуре и цивилизации / Д.Е. Григоренко. – Красноярск : СибГАУ, 2007. – 160 с.

2. Григоренко Д.Е. Русский социализм как концепция управления обществом / Д.Е. Григоренко. – Красноярск : СибГАУ, 2009. – 200 с.

3. Григоренко Д.Е. Институциональное управление обществом / Д.Е. Григоренко. – Красноярск : 2010. – 168 с.

II. Издания, входящие в перечень рецензируемых научных журналов и изданий рекомендованных ВАК.

1. Григоренко Д.Е. Диалектическая методология социального управления в контексте проблемы теоретической строгости / Д.Е. Григоренко // Известия РГПУ им. А. И. Герцена. – 2011. – №132. – С. 72-80.

2. Григоренко Д.Е. Трансцендентальный субъект управления обществом / Д.Е. Григоренко // Вестник Ленинградского государственного университета имени А. С. Пушкина. – 2011. – № 2, Т. 2: «Философия». – С. 217-224.

3. Григоренко Д.Е. Соборная модель управленческой институциональности / Д.Е. Григоренко // Общество. Среда. Развитие. Серия: «Глобализация: полемика цивилизаций». – 2011. – №2. – С. 85-88.

4. Grigorenko D.E. Specialist of the New Generation as the Best Representative of the Modern Society / D.E.  Grigorenko // Expert Seminar dated 29.06.2010 «Formation of the Model of a New Generation Specialist for the Sphere of Culture and Art». Krasnoyarsk, Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 3 (2011 4). – P.464.

5. Grigorenko D.E. Some problems of formation of the expert of new generation in a system of management by the spiritual sphere of the Russian society / D.E.  Grigorenko //  Materials of the Second Expert Seminar «Formation of the Model of a New Generation Specialist for the Field of Culture and Art» Held Within the Framework of the Project «Research and Methodological Support of the Highly Qualified Professionals' Training for the Field of Culture and Art of the Krasnoyarsk Territory» (28.09.2010). Krasnoyarsk, Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 5 (2011 4). – P. 762-763.

6. Григоренко Д.Е. Консервативная методология управления обществом / Д.Е. Григоренко // В мире научных открытий. Гуманитарные и общественные науки. – 2011. – № 7.1 (19). – С. 587-599.

7. Лонин А.В., Григоренко Д.Е. Власть «лучших людей» в социально-философских концепциях Платона и Аристотеля / А.В. Лонин, Д.Е. Григоренко // Омский научный вестник. Серия «Общество. История. Современность». – 2011. – № 2 (96). – С. 74-77.

8. Лонин А.В., Григоренко Д.Е. Социальная элита как основа свободного субъекта управления обществом / А.В. Лонин, Д.Е. Григоренко // Омский научный вестник. Серия «Общество. История. Современность». – 2011. – № 4 (99). – С. 70-73.

9. Григоренко Д.Е. Либеральная методология управления обществом / Д.Е. Григоренко // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2011. – № 3 (9), часть 3. – С. 40-43.

10. Григоренко Д.Е., Лонин А.В. «Лучшие люди» в системе управления российским обществом // Теория и практика общественного развития [Электронный ресурс]. 2011. №1. – шифр Информрегистра 0421000093\0006. – Режим доступа: http://teoria-practica.ru/-1-2011/filosofiya/grigorenko-lonin.pdf

11. Григоренко Д.Е. Управление духовной сферой российского общества //  Теория и практика общественного развития [Электронный ресурс]. 2011. №1. –  шифр Информрегистра 0421000093\0004. – Режим доступа: http://teoria-practica.ru/-1-2011/filosofiya/grigorenko.pdf

12. Григоренко Д.Е. Основы управленческой институциональности, характерной для общества индивидуалистического типа / Д.Е. Григоренко //  Вестник Бурятского Государственного университета. Философия, Социология, Политология, Культурология. Серия «Философия». – 2011. – № 6. – С. 44-49.

13. Григоренко Д.Е. Трансформация общества и его неуправляемость / Д.Е. Григоренко //  Среднерусский вестник общественных наук. «Философия и проблемы гуманитарного знания». – 2011, № 3. – С. 30-35.

14. Григоренко Д.Е. Консервативная модель управленческой институциональности / Д.Е. Григоренко //  Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2011. – № 2 (4). – С. 33-36.

15. Григоренко Д.Е. Либерализм как теория и концепция управления обществом  / Д.Е. Григоренко //  Вестник СибГАУ. – 2006. – № 4 (11). – С. 112-116.

III. Издания, опубликованные за рубежом.

Григоренко Д.Е. Теории общинности,  соборности и коллективизма в русской   философии / Д.Е. Григоренко //  Философия   гуманитарных   наук: актуальность   и   перспективы   развития. Материалы   международной   научной конференции: Украина. Черновцы : Черновицкий национальный университет им. Юрия Федьковича. – 2006. – С. 220-223.

IV. Другие публикации.

1. Григоренко Д.Е. Концепция русского социализма в творчестве Ф.М. Достоевского / Д.Е. Григоренко // Материалы 10-й международной научной конференции «Решетневские чтения». – Красноярск : СибГАУ, 2006. – С. 392-393.

2. Григоренко Д.Е., Фомина Н.В. Управление экономической сферой коллективистского общества в контексте теории информационного общества / Д.Е. Григоренко, Н.В. Фомина // Молодёжь Сибири – науке России: Материалы международной научно-практической конференции. Ч. 1. – Красноярск : Сибирский институт бизнеса, управления и психологии, 2010. – С. 234-239.

3. Фомина Н.В., Григоренко Д.Е. Истоки диалектической философии в осмыслении общественной жизни в творчестве Аристотеля / Н.В. Фомина, Д.Е. Григоренко // Наука на рубеже тысячелетий: Материалы международной научно-практической конференции (30 сентября, 2010 г.). – Тамбов : ТАМБОВПРИНТ, 2010. – С. 71-73.

4. Фомина Н.В., Григоренко Д.Е. Управление политической сферой жизни российского общества в аспекте его устойчивого развития / Н.В. Фомина, Д.Е. Григоренко // Наука на рубеже тысячелетий: Материалы международной научно-практической конференции (30 сентября, 2010 г.). – Тамбов : ТАМБОВПРИНТ, 2010. – С. 74-78.

5. Григоренко Д.Е. Атеистическое наступление на Православную церковь в Красноярском крае в 1954 году / Д.Е. Григоренко // Духовно-исторические чтения. Вып.VIII: Материалы межвузовской научно-практической конференции. – Красноярск : КрасГАСА, 2003. – С. 167-171.

6. Григоренко Д.Е. Монастырь у Собакиной речки. Красноярский край-освоение, развитие, перспективы / Д.Е. Григоренко // Материалы региональной научно-практической конференции. – Красноярск : КрасГАУ, 2003. – С. 114-115.

7. Григоренко Д.Е. Изменение церковного курса в СССР в середине 1950-х г.г. (на материалах Красноярского края) / Д.Е. Григоренко // Материалы научной конференции ГАКК «Красноярский край: история в документах», 27 октября, 2004 г. – Красноярск: РИО ГОУ ВПО КГПУ им. В. П. Астафьева, 2004. – С. 115-119.

8.  Григоренко Д.Е. О причинах снижения уровня религиозности населения и доходов. Православной церкви на территории Красноярского края в 1959-1960 гг. / Д.Е. Григоренко // Материалы межвузовской конференции «Социально-экономическое развитие Красноярского края за 70 лет», 26 ноября, 2004 г. Красноярский институт социальных наук. Российская Академия Предпринимательства (Красноярский филиал). – Красноярск: КрИСЭН, 2004. – С. 112-115.

9. Григоренко Д.Е. Русский социализм / Д.Е. Григоренко // Теория и история. – 2006. – № 2. – С. 68-95.

10. Григоренко Д.Е. Теория общинности в русской философии / Д.Е. Григоренко //  Теория и история. – 2006. – № 2. – С. 28-44.

11. Григоренко Д.Е. Адекватная концепция управления обществом в системе культуры и цивилизации России / Д.Е. Григоренко // Управление и экономика в XXI в. : Материалы научно-практической конференции. – Красноярск : Красноярский институт экономики Санкт-Петербургской академии управления и экономики (НОУ ВПО), 2006. –С. 43-50.

12. Григоренко Д.Е. Соборный характер русской культуры. Управление и экономика в XXI в. / Д.Е. Григоренко // Материалы научно-практической конференции. – Красноярск : Красноярский институт экономики Санкт-Петербургской академии управления и экономики (НОУ ВПО), 2006. – С. 50-54.

13. Григоренко Д.Е. Духовные основы имперсоналистической тенденции в антропологии / Д.Е. Григоренко // Духовно-исторические чтения: Материалы межвузовской научно-практической конференции: В 2 ч. Ч. 2. – Красноярск : КрасГАСА, 2006. – С. 32-42.

14. Григоренко Д.Е. Три ступени духовной свободы в христианской философии / Д.Е. Григоренко // Духовно-исторические чтения: Материалы межвузовской научно-практической конференции: В 2 ч. Ч. 2. – Красноярск : КрасГАСА, 2006. – С. 70-75.

15.  Григоренко Д.Е. Проблема христианской историодицеи / Д.Е. Григоренко // Духовно-исторические чтения: Материалы межвузовской научно-практической конференции: В 2 ч. Ч. 2. – Красноярск : КрасГАСА, 2006. – С. 57-70.

16. Григоренко Д.Е. Аграрные реформы П.А. Столыпина в контексте современного социального мифотворчества / Д.Е. Григоренко // Теория и история. – 2007. – № 1. – С. 64-73.

17. Григоренко Д.Е. Русский социализм как антиэнтропийная концепция управления российским обществом  / Д.Е. Григоренко // Теория и история. – 2007. – № 2. – С. 31-39.

18. Григоренко Д.Е. Проблема институционального управления обществом в западной философии / Д.Е. Григоренко // Теория и история. – 2008. – № 1. – С. 72-85.

19. Григоренко Д.Е. Проблема институционального управления обществом в русской философии / Д.Е. Григоренко // Теория и история. – 2008. – № 1. – С. 85-104.

20. Григоренко Д.Е. Неономиналистская и неореалистская версии сферного управления обществом / Д.Е. Григоренко // Теория и история. – 2008. – № 2-3. – С. 64-73.

21. Григоренко Д.Е. Сферное управление обществом в рамках концепции русского социализма / Д.Е. Григоренко // Теория и история. – 2008. – № 2-3. – С. 73-90.

22. Григоренко Д.Е. Православный аристотелизм в византийской традиции управления обществом / Д.Е. Григоренко // Теория и история. – 2009. – № 1. – С. 44-56.

23. Григоренко Д.Е. Соотношение духовной и светской властей в процессе реализации концепции русского социализма / Д.Е. Григоренко // Теория и история. – 2009. – № 1. – С. 57-72.

24. Григоренко Д.Е. К проблеме сущности социальных институтов в российском и западном философском теоретизировании / Д.Е. Григоренко // Теория и история. 2009. – № 2. – С. 84-94.

25. Григоренко Д.Е. Реализация концепции русского социализма в новейшей истории России / Д.Е. Григоренко //  Теория и история. – 2009. – № 2. – С. 36-57.

26. Григоренко Д.Е. Традиция русской общинности в творчестве славянофилов  / Д.Е. Григоренко // Инновационная интегрированная система профессионального образования: проблемы и пути развития: Материалы Всероссийской научно-методической конференции, посвященной 50-летию СибГАУ. – Красноярск : СибГАУ, 2010. – С. 277-279.

27. Григоренко Д.Е. «Русский анархизм» как альтернатива идеи правового государства / Д.Е. Григоренко // Гуманитарный выбор: науч.-метод. сборник под. ред. В.И. Замышляева. – Красноярск: СибГАУ, 2009. – С. 69-76.

28. Григоренко Д.Е. Либеральная и консервативная методологии управления обществом / Д.Е. Григоренко // Теория и история. – 2010. – № 1. – С. 73-83.

29. Григоренко Д.Е.Проблема социальной рациональности в современной философии (послесловие к монографии) / Д.Е. Григоренко // Труфанов Д.О. Феньвеш Т.А. Стариков П.А. Общество, культура, творчество в контексте проблемы социальной рациональности: монография. – Красноярск: филиал НОУ ВПО «Санкт-Петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права» в г. Красноярске, 2010. –С. 130-138.

30. Григоренко Д.Е.Отечественная методология управления обществом / Д.Е. Григоренко //Теория и история. – 2010. – № 2. – С. 33-46.

31. Григоренко Д.Е.Теория коллективизма в творчестве А. А. Богданова / Д.Е. Григоренко //  Роль науки и образования в развитии водного транспорта: Сборник материалов межрегиональной научно-практической конференции. – Красноярск : ФГОУ ВПО НГАВТ, 2010.  – С. 143-145.

32. Григоренко Д.Е., Фомина Н.В. Коллективистский подход в изучении общества в философии Аристотеля / Д.Е. Григоренко, Н.В. Фомина // Роль науки и образования в развитии водного транспорта: Сборник материалов межрегиональной научно-практической конференции. – Красноярск : ФГОУ ВПО НГАВТ, 2010.  – С. 171-177.

33. Григоренко Д.Е.Управляемая подсистема общества / Д.Е. Григоренко // Теория и история. – 2011. – № 1. – С. 60-72.

34. Григоренко Д.Е.Управляющая подсистема общества / Д.Е. Григоренко // Теория и история. – 2011. – № 1. – С. 73-83.

35. Григоренко Д.Е.Научное управление обществом в системе основных проектов науки / Д.Е. Григоренко // Теория и история. – 2011. – № 2. – С. 61-79.

36. Григоренко Д.Е.Принятие решения / Д.Е. Григоренко // Теория и история. – 2011. – № 2. – С. 79-93.

Вейнингер О. Пол и характер / О. Вейнингер. - М. : Латард, 1997. С. 160.

Поппер К. Открытое общество и его враги. Т. 1. Чары Платона. Пер. с англ. под ред. В. Н. Садовского. – М. : Феникс, Международный фонд «Культурная инициатива», 1992. – С. 64.

Алексеев Н.А. Русский народ и государство / Н.А. Алексеев. – М. : Аграф, 1998. – с. 70, 316.

Карсавин Л.П. Основы политики / Л.П. Карсавин // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. Антология. Под ред. Л.И. Новикова, И.Н. Сиземской. – М. : Наука, 1993. – С. 177-178.

Афанасьев В.Г. Научное управление обществом (опыт системного исследования) / В.Г. Афанасьев. – М. : Политиздат, 1968. – С. 24.

Цит. по: Седов Е.А. Взаимосвязь энергии, информации и энтропии в процессах самоуправления и самоорганизации / Е.А. Седов // Информация и управление (философско-методологические аспекты). – М. : Наука, 1985. – С. 170-171.

Афанасьев В.Г. Системность и общество / В.Г. Афанасьев. – М. : Политиздат, 1980. – С. 207.

Кунц Г., Управление: системный и ситуационный анализ управленческих функций / Г. Кунц, С. О'Доннел. – М. : Прогресс, 1981. – С. 290-291.

Shlaifer A. Decision theory and management theory / A. Shlaifer. – In: Toward a unified theory of management. H. Koontz. N.Y. 1964. – Р. 68, 69.

Аристотель. Политика / Аристотель // Политика. Афинская полития. – М. : Мысль, 1997. – С. 240.

Аристотель. Политика / Аристотель // Политика. Афинская полития. – М. : Мысль, 1997. – С. 130.

Декарт Р. Сочинения в 2 т.: Пер. с лат. и франц. Т. I / Р. Декарт // Сост., ред., вступ. ст. В. В. Соколова. - М.: Мысль, 1989. – С. 630.

Аристотель. Политика / Аристотель // Политика. Афинская полития. – М. : Мысль, 1997. – С. 131.

Афанасьев В.Г. Научное управление обществом (опыт системного исследования) / В.Г. Афанасьев. – М.: Политиздат, 1968. – С. 25.

Принципы управления [Электронный ресурс] // «ITstan.ru», 2006-2011. – Режим доступа: http://www.itstan.ru/it-i-is/principy-upravlenija.html

Генон Р. Точка перехода. Духовное владычество и мирская власть. Пер. с французского А. Фоминой [Электронный ресурс] // TraditionalLib.narod.ru: сайт. – Режим доступа: http://luxaur.narod.ru/biblio/2/tr/genon01.htm

Кант И. Критика чистого разума. Пер. с нем. Н. Лосского / И. Кант. – Мн. : Литература, 1998. – С. 433.  

Генон Р. Точка перехода. Духовное владычество и мирская власть. Пер. с французского А. Фоминой [Электронный ресурс] // TraditionalLib.narod.ru: сайт. – Режим доступа: http://luxaur.narod.ru/biblio/2/tr/genon01.htm  

Perry R.B. Realms of Values / R.B.  Perry. – Cambridge. Harward, 1954. – Р. 454.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.