WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Модернизация российской промышленности на основе инфраструктурного обеспечения долгосрочного роста национальной экономики

Автореферат докторской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

матвеев владимир владимирович

 

 

Модернизация российской промышленности на основе инфраструктурного обеспечения долгосрочного роста национальной экономики

 

 

08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством

(экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами - промышленность)

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации  на соискание ученой степени доктора

экономических наук

 

 

 

Москва – 2012

Диссертация выполнена на кафедре экономики предприятия и предпринимательства ФГБОУ ВПО «Всероссийский заочный финансово-экономический институт»

 

           

          Официальные оппоненты: Шевченко Борис Иванович,

доктор экономических наук, профессор

ФГБОУ ВПО «Российский государственный

гуманитарный университет»

                                                  Ваславская Ирина Юрьевна

доктор экономических наук, профессор,

ведущий научный сотрудник

Института экономики РАН

                                                            Савенкова Елена Викторовна,

доктор экономических наук, доцент,

заместитель генерального директора по

экономике ООО «Интер Престиж ЛТД»

                                                        

           Ведущая организация:      ФГБОУ ВПО «Российский университет

                                                           дружбы народов»

                                                      

Защита состоится  "30" мая  2012 г. в 1400  часов в ауд. А-200 на заседании диссертационного совета Д 212.040.02 при ФГБОУ ВПО «Всероссийский заочный финансово-экономический институт» по адресу: 123995, Москва, Олеко Дундича, д. 23.

 

С диссертацией можно ознакомиться в  читальном зале библиотеки ФГБОУ ВПО «Всероссийский заочный финансово-экономический институт».

 

                                                 

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат экономических наук, доцент                                 Мостова В.Д.

1. Общая характеристика работы

         Актуальность проблемы. B 90-е годы XX века произошли кардинальные изменения в российской хозяйственной системе: трансформировалось не только конституционное устройство страны, но и принципы и методы управления национальной промышленностью. Они вызвали нарушение механизма финансирования расширенного воспроизводства в стране; дестабилизацию темпов роста валового внутреннего продукта (ВВП); консервацию устаревшей технологической структуры материального производства; падение наукоемкости национальной промышленности и т.п. B результате усилилась зависимость национальной экономики от экспортных возможностей добывающих видов экономической деятельности, а макротехнологической структуры материального производства - от импорта оборудования и технологий.

Замещение трансформационного спада российской экономики ее восстановительным ростом с 1998 г. происходило путем использования значительного потенциала простаивающих мощностей и огромного по объему морально и физически изношенного оборудования, возвращения профессионалов в производство и на волне инвестиционного бума. Ресурсной базой инвестиционного роста с 2005 г. стало масштабное вовлечение невозобновляемых источников сырья, материалов и энергии, что поддерживало экономическую динамику, обеспечивало увеличение благосостояния населения, сокращало бедность. В результате доминирующей стала «ресурсорасточительная» модель развития национальной экономики, необходимость отказа от которой доказал глобальный финансово-экономический кризис 2008-2009 гг.

Возможности модернизации реального сектора российской экономики  и, прежде всего, обрабатывающих производств в посткризисный период, с одной стороны, предопределяются функциями наукоемких сегментов этих производств в структурных взаимосвязях со всеми другими сферами экономической деятельности, что имеет определяющее значение для их модернизации в условиях ускоряющейся интеграции России в мировую экономику. С другой стороны, глобальный экономический кризис продемонстрировал научную и практическую значимость решения проблемы предотвращения в будущем резкого падения валового внутреннего продукта (ВВП) стран мира и сокращения кризисного периода восстановления национальных экономик за счет концентрации материальных и финансовых ресурсов в сферах, дающих максимальный макроэкономический эффект.  

В качестве одного из драйверов процессов модернизации национальной промышленности может выступить инфраструктура, обладающая свойствами опосредовать обмен результатами экономической деятельности и передавать  макроэкономического эффекта по структурным связям национальной экономики. Экономическая инфраструктура, включающая в себя транспорт, связь, энерго- и водоснабжение обеспечивает обращение материальных товаров и услуг, финансовых и нефинансовых активов, перемещение факторов производства между сферами экономической деятельности, связывает страны и континенты, регионы одной и нескольких стран, что делает ее  системообразующей структурой во взаимодействии всех сфер экономической деятельности. В таком качестве она способна генерировать и поддерживать экономический рост, ускорять процессы модернизации национальной промышленности в условиях нехватки необходимых капиталовложений в стране. Устранение препятствий на пути развития экономической инфраструктуры позволит увеличить отдачу от  государственных и частных капиталовложений в инфраструктурные проекты до 1,59 долларов на каждый вложенный доллар. При этом бизнес дополнительно выиграет от сокращения таких издержек, как транспортные, коммуникационные, энерго- и водоснабжения. В условиях посткризисного развития долгосрочный рост российской промышленности  не может быть обеспечен безграничным увеличением ее ресурсоемкости, в этой связи на первое место должна выйти модернизация всех сфер производства при условии кардинального изменения отношения к инфраструктурным факторам, ее обеспечивающим.

Адекватное инфраструктурное обеспечение модернизации национальной промышленности позволит расширить использование накопленных производственных фондов, вовлечь в процесс производства высококвалифицированную рабочую силу, сконцентрировать ограниченные финансовые ресурсы в тех сферах реального сектора экономики, которые могут обеспечить рост его наукоемкости.

B связи c этим назревшей необходимостью как в научном, так и в практическом плане является разработка теоретических и методологических вопросов, связанных c закономерностями формирования наукоемкой макротехнологической структуры российской промышленности как основы ее модернизации в условиях немотивированности промышленных предприятий к инновационной деятельности и отсутствия адекватной инфраструктуры. Только решение этих проблем позволит сформировать комплексную систему стимулирования процессов модернизации в реальном секторе экономики при условии его максимального инфраструктурного обеспечения.

Все, сказанное выше, подтверждает актуальность и практическую значимость, цель и задачи всестороннего исследования внутренних механизмов модернизации национальной промышленности за счет использования инфраструктурных факторов, ее ускоряющих.

 Степень разработанности темы исследования.  Мировая экономическая литература изобилует публикациями, посвященными исследованию состояния и тенденций устойчивого развития национальной промышленности,  как важнейшей проблемы общемировой значимости, связанной с поиском системных факторов ее модернизации.

В отечественной экономической литературе  широко представлены разработки Международного центра устойчивого экономического развития, Института экономики РАН, Сибирского отделения Российской академии наук в области энергоэффективных технологий, Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара, Центрального экономико-математического института РАН, Института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева (ИСЭМ РАН), Центра по эффективному использованию энергии (ЦЭНЭФ).

B исследованиях отечественных и зарубежных ученых вопросам модернизации уделено серьезное внимание. Основоположниками современного подхода к пониманию проблем инноваций являются У. Баумоль, Л. Бекар,  Я. Ван Дейн, C. Девис, К. Карлоу, A. Кляйнкнехт, Дж. Кларк, H. Кондратьев, Р. Липсей, X. Менш, Э. Менсфилд, Дж фон Нейман, A. Ромео, Л. Сутэ, P. Солоу, Хаттори Тосио, K. Фримен, Ф. Хайек, P. Ф. Харрод, Й. Шумпетер.

Среди авторов, активно работающих над проблематикой формирования моделей и методов управления инновационной экономикой, следует отметить Ю.А. Анищенко, К.А. Багриновского, М.А. Бендикова, А.Е. Варшавского,  М.О. Волкова, Н.А. Ганичева, М.С. Гаспариана, О.Г. Голиченко, Р.А. Качалова, Г.Б. Клейнера, С.М. Островского, Ю.Н. Макарова, А.А.Никоновой, В.Л. Тамбовцева, И.Э. Фролова, Е.Ю. Хрусталева, Ю.В. Яковца,  Ю.В. Яременко  и др.   

Большой глубиной теоретико-методологического содержания отличаются публикации, посвященные стратегиям опережающего развития России, в контексте приоритетного развития постиндустриальной сферы – образования, науки, высоких технологий, таких авторов, как С.Н. Бобылев, А.В. Бузгалин, М.И. Воейков, С.Ю. Глазьев, Р.С. Гринберг, С.С. Дзарасов, А.И. Колганов, В.М. Кульков, Г.М. Куманин, Н.Н. Лебедева, М.Ю. Павлов, Д.Е. Сорокин, А. И. Татаркин.

B научных трудах A. Анчишкина, Л. Гатовского, С. Глазьева, В. Дементьева, A. Кузина, В. Полтеровича, C. Шухардина, Ю. Яременко, Ю. Яковца установлены связи между развитием науки, высоких технологий и производительных сил. Кроме того,  следует выделить работы, раскрывающие проблемы факторов роста наукоемкости национальной промышленности, Авдашевой С., Варшавского А., Волчковой Н., Дементьева В., Долгопятовой Т., Карминского А., В.М. Клейнера Г., Кузыка Б., Макарова В., Полтеровича В., Попова В., Райской Н., Сергиенко Я., Старкова О., Суворова Н., Тониса А., Устюжаниной Е., Фролова И., Чернавского С., Шаститко А. и др.  Наиболее полно и последовательно философия экономики информационного общества изложена Д. Беллом, а из российских авторов – B. Иноземцевым.

Что касается инфраструктуры, то эту категорию начали рассматриваться еще в конце 60-х – начале 70-х гг. XX в. такие ученые, как  Э. М. Агабабьян, Т. Н. Аксенова, Ю. В. Блохин, Г. П. Бысик, Ю. К. Ветчанин, В. Н. Гуров, В. Г. Кобзарь, И. Ю. Кокина, В. П. Красовский, С. С. Носовой, В. П. Орешин, Р. X. Раямяэ, К. С. Сариев, Ф. Т. Селянин, Г. П. Солюс, В. П. Суставов, Л. Ф. Суховой, В. В. Толстошеев, Б. Н. Хомелянский, А. Ю. Шарипов, И. В. Шульгина, Ю. Н. Юра и др.

Современные исследования инфраструктуры проводятся российскими учеными: О. Г. Алешиной, М. В Андреевой, В. А. Бондаренко, Н. Г. Глушич, В. П. Дроновым, Ю. А. Жаравиной, Н. А. Журавлевой, С. А. Зверевым, О. Б. Ивановым, А. Г. Иванченко, Д. И. Кокуриным, А. И. Кузнецовой, С. И. Махненко, Н. В. Мордовченковым, К. Н. Назиным, М. Г. Николаевой, О. А. Рудневым, Е. М. Рагозиным, И. А. Ситновой, Е. В. Таракановой, В. Н. Федоровым, П. В. Чигак и др.

Целевое видение проблемы энергоэффективности национальной промышленности на примере электроэнергетики в контексте возможности оптимального использования факторов инфраструктурного обеспечения,  довольно успешно разрабатывались Вайзинхером Б. Варовым П., Митюшиным В., Шилениным С., Прудниковой Е., Чуйковым А., Котельниковым А. и др.

Все больше ученых и практиков рассматривают устойчивое посткризисное развитие только в рамках глобальной системы, органично связывающей три элемента - «энергетику-экономику-экологию» - и названной стратегией «3 Э». Речь идет об исследованиях Международного энергетического агентства, Всемирного совета по энергетике, Energy Research Associates в Кембридже, Оксфордского института энергетических исследований, Всемирного банка.

Кризис 2008-2009 гг. сделал очевидным тот факт, что теоретический и практический опыт западных стран в области инфраструктурного обеспечения процессов модернизации  национальной промышленности содержит немало полезного для практики России. В этой связи возникает проблема не только адаптации зарубежного теоретического и практического опыта к российским условиям, но и разработки модели формирования наукой структуры видов экономической деятельности реального сектора российской экономики, которая позволила бы многократно превзойти достижения в повышении наукоемкости эволюционно развивающихся хозяйственных систем.

Научные гипотезы диссертационного исследования базируются на предположении о том, что:

во-первых, системный подход в совокупности с теоретическими разработками представителей «технологической» теории экономического развития, подходами исследователей «технологий широкого применения»   и «гипотезы об инновационной паузе» позволяет выделить основное препятствие, тормозящее модернизацию национальной промышленности, что во многом и предопределяет мультипликацию эффекта нарушения равновесия во всех сферах экономики в контексте современного глобального кризиса;

во-вторых, структурный кризис, инициированный глобальной экономической разбалансированностью, поставил вопрос о фундаментальной причине кризиса сложившейся парадигмы производства и потребления, решение которого возможно лишь при условии ускоренного наращивания наукоемкости современного промышленного производства и увеличения инновационного сегмента национальной промышленности темпами, превышающими макроэкономическую динамику; 

в-третьих, качественное изменение структуры национальной промышленности может быть осуществлено при условии выделения ключевых факторов ее ускоренной модернизации, которые в условиях ограниченных материальных, технологических, организационных и финансовых ресурсов, способны дать максимальный макроэкономический эффект;

в-четвертых, реализация целевой функции научно-технического прогресса по обеспечению расширения масштабов разработки и внедрения «технологий широкого применения» темпами, превышающими макроэкономический рост, возможна лишь при условии адекватного инфраструктурного обеспечения модернизации всех сегментов  национальной промышленности;

в-пятых, в силу универсальности проблем формирования механизма ускоренной модернизации национальной промышленности государство должно разработать систему мер промышленной политики, учитывающей потенциал экономической (производственной) инфраструктуры усиливать эффективность инструментов структурно-инвестиционного и инновационно-инвестиционного порядка в показателях долгосрочных  темпов экономического роста.

Область исследования.     Работа выполнена в соответствии с пунктами 1.1.1. Разработка новых и адаптация существующих методов, механизмов и инструментов функционирования экономики, организации и управления хозяйственными образованиями в промышленности; 1.1.2. Формирование механизмов устойчивого развития экономики промышленных отраслей, 1.1.15. Теоретические и методологические основы эффективности развития предприятий, отраслей и комплексов народного хозяйства паспорта научной специальности ВАК РФ 08.00.05 – «Экономика и управление народным хозяйством».

Объектом исследования является макротехнологическая и отраслевая структура российской промышленности, дифференцированная по уровням наукоемкости и инфраструктурного обеспечения промышленных предприятий.

Предмет исследования механизмы и инструменты организационно-экономического, экономико-технологического и финансового обеспечения модернизации российской промышленности с учетом потенциала инфраструктурных факторов долгосрочного экономического роста.

Цель диссертационного исследования состоит в теоретико-методологическом обосновании инфраструктурных факторов ускоренной модернизации реального сектора российской экономики,  оценке эффекта замещения инвестиций в технологически устаревшие сегменты реального сектора экономики инвестициями в инфраструктуру и разработке подходов к формированию оптимальных организационно-экономического, экономико-технологического и финансового механизмов их реализации для обеспечения ускоренного роста национальной промышленности в долгосрочной перспективе.

Поставленная цель предопределила необходимость решения следующих основных задач:

- обобщить и дополнить теоретические основы экономического роста национальной промышленности, выявить факторы повышения наукоемкости её макротехнологической структуры и функций системообразующих отраслей в условиях кардинальной трансформации институциональной и экономической среды хозяйственной деятельности  в стране;

- разработать концептуальные подходы к исследованию закономерностей развития высоких технологических уровней  наукоемкой структуры промышленного производства, условий  формирования современных высокотехнологических обрабатывающих производств, определяющих научно-технический прогресс, в структуре российской экономики, а также определить инструментарий анализа внутри- и межотраслевого их взаимодействия;

- выявить причины изменения эффективности промышленного производства в зависимости от состояния его наукоемкой структуры, различных сочетаний интенсивных и экстенсивных, эндогенных и экзогенных факторов с учетом изменения функций высокотехнологических отраслей промышленности в российской экономике;

- определить организационно-экономические и экономико-технологические механизмы, обеспечивающие рост наукоемкости макротехнологической структуры c учетом научного и технологического потенциала промышленного производства, его отраслевой принадлежности и территориального размещения, а также факторов инфраструктурного обеспечения его развития;

- адаптировать существующие методики количественной и качественной оценки совокупной факторной производительности к оценке вклада инфраструктурных сегментов экономики;

- определить на основе влияния экономической (производственной) инфраструктуры взаимокорреляционные функции высоких технологических уровней наукоемкой  структуры промышленности и ее высокотехнологических отраслей на разных стадиях структурно-технологических сдвигов в национальной экономике при разных альтернативах вовлечения инфраструктурных составляющих;

- разработать методические подходы к оценке науко- и технологоемкости национальной промышленности, позволяющие осуществить количественные и качественные расчеты динамики валовой добавленной стоимости в российской промышленности в зависимости от структуры  и использования инфраструктурных факторов производства с целью повышения общей хозяйственной эффективности;

- выделить основополагающие факторы формирования наукоемкой технологической структуры  промышленного производства в российской экономике для обоснования специфики механизма мультипликации совокупной факторной производительности в национальной промышленности;

- обосновать концептуальные подходы к разработке основных направлений эффективной инновационной  и промышленной политики государства с учетом особенностей повышения наукоемкости макротехнологической структуры и инфраструктурных факторов роста российской промышленности;

- предложить методику оценки эффективности различных моделей повышения наукоемкости макротехнологической структуры национальной   промышленности в зависимости   от   механизмов реализации ее научно-технологического потенциала на разных этапах процесса воспроизводства c целью структурирования по приоритетам инфраструктурных факторов роста российской промышленности;

- обосновать методологию выделения наукоемкого сектора экономики при сравнительном анализе отечественных промышленных предприятий c

точки  зрения  модернизационного потенциала и дать  количественную  оценку возможностей их ускоренного развития с учетом формирования новых

межотраслевых технологических кластеров;

- обосновать методику многокритериальной оценки наукоемкости различных отраслевых групп и определить конкретные направления формирования адекватной инновационной инфраструктуры, позволяющей ускорить развития высокотехнологических производств как основы процессов модернизации промышленности;

- разработать рекомендации по формированию эффективной

научно-технической   и   промышленной      политики   государства   в   области реализации модернизационного потенциала национальной промышленности для ускоренного распространения технологических кластеров в отраслевых группах для региональных комплексов с учетом имеющихся инвестиционно-фондовых ресурсов и инфраструктурных факторов его обеспечения.

Теоретическую и методологическую базу исследования составили положения, разработанные представителями различных школ и направлений экономической теории и теорий развития науки и высоких технологий, принципов развития инфраструктуры; труды отечественных и зарубежных ученых в области теории и практики конкурентных рынков, государственной промышленной и инновационной политики и регулирования экономики; законодательные акты Российской Федерации, материалы конференций и семинаров по данным проблемам, методические и инструктивные документы.

Основной акцент был сделан на изучение публикаций по формированию адекватных стратегических ориентиров долгосрочного развития инфраструктуры в качестве важнейшего фактора модернизации российской промышленности. При этом в качестве необходимых нормативных факторов, обеспечивающих эффективность механизма реализации стратегии модернизации национальной промышленности, рассматривались меры по созданию рациональной рыночной среды (тарифное, налоговое, антимонопольное регулирование и институциональные преобразования в промышленности и инфраструктуре); система перспективных технических регламентов, национальных стандартов и норм, обеспечивающих повышение потенциала модернизации национальной промышленности в контексте развития инструментального стимулирования и стратегических инициатив хозяйствующих субъектов в инвестиционной, инновационной и инфраструктурной сферах.

Методы исследования. При проведении исследования и систематизации полученных данных применялись методы системного, структурного, функционального анализа, математического моделирования, в том числе аппарат статистического анализа: факторный, корреляционный и регрессионный. B работе также использовались методы ранговой и функциональной классификации, методы ретроспективного анализа и экстраполяционного прогнозирования, имитационного моделирования, экспертных оценок.

При разработке и решении поставленных задач применялись общенаучные методы познания: системный подход, анализ и синтез, группировка, статистический, сравнительный, качественный и количественный анализ теоретического и практического материала, обобщения.

Информационной базой диссертационного исследования послужили официальные статистические материалы, аналитические и нормативные данные Росстата, Минэнерго России, Минэкономразвития России, Международного центра устойчивого экономического развития, Института экономики РАН, Института энергетической стратегии Сибирского отделения РАН, Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара, Центрального экономико-математического института РАН, Фонда «Институт энергетики и финансов».

Кроме того, привлекались материалы государственной службы статистики, в том числе ее региональных отделений, Министерства экономического развития РФ (в том числе распространяемые в электронных средствах массовой информации), Министерства финансов РФ, также результаты специальных экономических исследований.

Применялись данные монографических исследований отечественных и зарубежных ученых по рассматриваемой проблеме, федеральные и региональные программы социально-экономического развития, материалы научных и научно-практических конференций и семинаров, а также первичные материалы, собранные и обработанные автором в ходе выполнения исследования.

Степень обобщения и уровень формализации обрабатываемой информации и полученных результатов доводились до конкретных предложений, которые рекомендованы к использованию в практической деятельности.

Научная новизна диссертации состоит в дополнении  теоретико-методологических основ формирования и развития процессов модернизации национальной промышленности. Определены основные элементы организационно-экономического механизма, а также разработаны практические рекомендации реализации промышленной политики государства, нацеленной на формирование наукоемкой структуры российской промышленности за счет использования модернизационного потенциала инфраструктурных факторов обеспечения долгосрочного роста экономики.

К основным результатам, обладающим  научной новизной, относятся:

1. Концептуальные основы выявления организационно-экономических и экономико-технологических факторов и механизмов модернизации национальной промышленности, в рамках которых:

-    выявлены характеристики макротехнологической структуры промышленного производства, факторы ее изменений в процессах компенсации и замещения массовых и качественных ресурсов и технологий, а также специфика их проявления в иерархии технологических уровней производств, различающихся  научно-техническим потенциалом;

- определены особенности функционирования механизмов балансирующего замещения и компенсации ресурсов и технологий, определена их роль  в формировании межуровневых технологических взаимодействий, определяющих наукоемкость национальной промышленности;

- обоснована особая роль высококачественных ресурсов, определяющих развитие наукоемких отраслевых групп в реализации механизма балансирующего замещения в макротехнологической структуре российской промышленности;

- доказано существование количественных зависимостей между высокими и низкими технологическими уровнями  макротехнологической структуры материального производства, которые необходимо учитывать при моделировании роста наукоемкости национального производства;

- адаптированы положения теории информации к определению роли инфраструктурных факторов повышения наукоемкости макротехнологической структуры реального сектора экономики во взаимодействии с кредитно-банковскими институтами, реализующими механизм балансирующего замещения  простейших по иерархическому расположению технологических уровней макротехнологической структуры российской промышленности.

2.   Результаты научного анализа текущего состояния инфраструктурных факторов и перспектив    их    реализации    в    процессе    модернизации  национальной промышленности, в ходе которого:

  1. выявлены  тенденции  и   особенности  развития   научно-технической

    сферы и инфраструктуры в конце 80-x, в 90-е годы XX в. и в 2000-х годах;

  2. определены    взаимосвязи общеэкономических и научно-технических условий,    тенденций    и    кризисного    развития    наукоемких отраслей промышленности и инфраструктуры за период начало 1990-х – начало 2000-х годов;

-     выделены   факторы   наукоемкой     структуры промышленности   и   механизм   ее   посткризисного   роста      и   перехода   к инвестиционному развитию наукоемких отраслей в 1999-2008 гг. учетом вклада инфраструктурных факторов экономического роста;

- определены особенности реакции национальной промышленности на кризис 2008-2009 гг. и динамика наукоемкой структуры национальной промышленности в сопоставлении с макроэкономической динамикой и во взаимосвязи с развитием инфраструктуры.

3.       Актуальные     направления     развития     эффективных     форм

организации наукоемкой структуры производства, а именно:

- проанализирована и обоснована необходимость и возможность оптимального использования имеющихся производственных мощностей (капитала) в стране; накопления капитала как основы инвестиционного обеспечения наукоемкого производства;

- исследованы особенности адаптации  национальной промышленности  к требованиям заданного извне технологического прогресса и обоснованы институциональные факторы, обеспечивающие быстрое распространение его результатов в системе национального производства;

-  предложены варианты сочетаний факторов краткосрочного и среднесрочного роста высокотехнологических отраслей промышленности, способные обеспечить действие механизма балансирующего замещения низких технологических уровней структуры материального производства;

- выявлена взаимосвязь экономических и научно-технических условий        развития высокотехнологических отраслей промышленного производства, позволяющая повысить его годовые темпы роста за счет положительного эффекта сочетания механизмов балансирующего замещения и компенсации.

4. Выделена электроэнергетика в качестве сферы экономической деятельности, на примере которой продемонстрирован потенциал макроэкономической эффективности и дана оценка возможного вклада инфраструктурного фактора в долгосрочный рост национальной экономики:

- определена системообразующая роль электроэнергетики как ведущей отрасли ТЭК в развитии экономических систем на национальном уровнях в долгосрочной перспективе;

- обоснованы особые функции российской электроэнергетики в качестве отрасли, способной генерировать процессы энергосбережения по всей цепочке инфраструктурных связей технологически  взаимосвязанных сегментов национальной промышленности, а  также в роли нетто-кредитора всех потребителей электрической и тепловой энергии, располагающего возможностью балансировать систему макроэкономических связей в условиях дефицита необходимых финансовых ресурсов;

- разработан методический подход к оценке системного показателя  эффективности российской электроэнергетики на основе сопоставления количественных и качественных характеристик технологического, экономического и рыночного потенциалов инфраструктурной сферы, позволивший провести комплексный анализ факторов неэффективности использования инфраструктурного обеспечения промышленных отраслей на примере российской электроэнергетики и обусловливающих их причин.

5.         Перспективные формы инвестиционного обеспечения ускоренной модернизации национальной промышленности и развития наукоемких высокотехнологических производства в России, предполагающие:

- проектное финансирование обосновано в качестве одного из наиболее перспективных способов инвестирования в наукоемкий сектор промышленности;

- сформулированы преимущества различных форм привлечения комплексных источников финансирования высоких технологий в сфере рискового бизнеса;

- доказана актуальность разработки государственных инвестиционных программ и формирования условий для увеличения  объемов первичных размещений акций (IPO) компаний высокотехнологического сектора промышленности на примере военно-промышленного комплекса;

- структурированы элементы механизма повышения эффективности российской электроэнергетики, нацеленные на устранение существующих препятствий росту этого показателя в соответствие с целевой функцией этой вертикально интегрированной отрасли, способной повысить отдачу соответствующей инфраструктуры, что подчинено стратегической цели модернизации национальной промышленности на основе  энергосберегающей экономики;

6.              Модель              организационно-экономического, экономико- технологического       и   финансового   механизмов   реализации   факторов

ускоренного развития наукоемких,  высокотехнологичных производств и

рынков, а именно:

- принципы и содержание процессов  формирования инновационной инфраструктуры промышленного производства;

- факторы и обобщенные показатели, характеризующие эффективность механизмов финансирования процессов коммерциализации высоких технологий;

-  элементы экономико-технологического механизма ускоренного развития наукоемких, высокотехнологичных производств, а также их функции и условия их эффективной реализации.

7.     Предложения   и   практические   рекомендации   по   реализации факторов                    формирования эффективной наукоемкой высокотехнологической макроструктуры национальной промышленности

в качестве основы для формирования прогнозов развития наукоемкого,

высокотехнологичного    сектора    промышленности    РФ    в    средне-    и

долгосрочной перспективах, в рамках которых:

-  обоснованы пути формирования института посредников на рынке высоких технологий наукоемкой продукции;

- разработан механизм стимулирования инвестиционной активности в инновационной сфере промышленного производства России;

- даны рекомендации по эффективному инфраструктурному обеспечению ускоренного развития высокотехнологических отраслей российской промышленности;

- предложены меры по адаптации западного опыта продвижения научно-технических результатов на рынки и поддержки инновационно-ориентированных проектов национальной промышленности.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования. Теоретическая значимость диссертационной работы заключается в том, что сформулированные в ней концептуальные положения и выводы позволяют обоснованно подойти к формированию эффективного организационно-экономического и экономико-технологического механизмов, обеспечивающих ускоренное развитие высокотехнологического сектора российской промышленности, а также использовать полученные в результате диссертационного исследования основные направления и практические рекомендации по формированию эффективной научно-технической и промышленной политики  государства в России в интересах поступательного, целенаправленного и сбалансированного развития национальной промышленности. Более конкретно теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в следующем.

Во-первых, разработаны концептуальные основы выявления организационно-экономических факторов формирования наукоемкой макротехнологической структуры национальной промышленности и их воздействия на механизм ускоренного развития инновационного комплекса в контексте ориентации приоритетно на инфраструктурные факторы модернизации промышленности.

 Во-вторых, сформировано представление о специфических механизмах ускорения роста наукоемких отраслей по сравнению со среднепромышленными,  а также оценить макроэкономический эффект для развития российской промышленности в целом и наметить мероприятия по формированию адекватной инфраструктурного ее обеспечения.  

В-третьих, подтверждена возрастающая роль государства в регулировании инновационной деятельности, усиление его влияния на процесс формирования эффективного организационно-экономического механизма, обеспечивающего адекватную реализацию специфических функций и особенностей новой системы воспроизводства наукоемких, высокотехнологичных отраслей промышленности при условии упора на инфраструктурное обеспечение ее модернизации.

Практическое значение проведенного диссертационного исследования состоит в том, что изложенные в нем выводы, предложения и рекомендации могут быть учтены и использованы:

различными органами государственной власти и управления при разработке и осуществлении конкретных мер по ускорению развития инновационного комплекса российской промышленности за счет формирования организационно-экономического, экономико-технологического и финансового механизмов эффективной реализации национальных инновационно-ориентированных проектов, нацеленных на модернизацию макротехнологической структуры воспроизводства;

топ-менеджерами различных интегрированных структур, инновационно- активных предприятий высокотехнологических отраслей промышленного комплекса при реализации мероприятий по коммерциализации ноу-хау и высоких технологий;

в процессе преподавания экономических и управленческих дисциплин

в высших учебных заведениях высшего профессионального и дополнительного

образования Российской Федерации;

при проведении научно-исследовательских работ, связанных c организационными, управленческими, научно-теоретическими и экономическими проблемами обеспечения ускоренного развития наукоемких производств ив  реальной практике деятельности инновационно-активных промышленных предприятий России.

Апробация работы. Теоретико-методологические выводы и научно-практические рекомендации, содержащиеся в настоящей диссертации, докладывались на тематических межвузовских научных семинарах, проводимых в Москве и Московской области в 2003-2009 гг. Ряд фундаментальных положений предлагаемого исследования обсуждались на научно-практических конференциях профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников, acпирантов  и докторантов Московского института электроники и математики (Государственного университета) в 2003-2009 гг.

Многие положения диссертации содержатся в монографиях, статьях и тезисах докладов, используемых в образовательном процессе в высших учебных заведениях по дисциплинам «Менеджмент», «Экономика предприятия», «Экономическая теория и практика управления хозяйственными процессами».

Выводы и рекомендации диссертации были использованы рядом промышленных предприятий для модернизации своего производства и повышения его эффективности, что подтверждено справками о внедрении.

Публикация результатов исследования. Основные положения диссертационной работы опублико­ваны в 33 публикациях общим объемом 

74,94 п.л., в том числе в трех монографиях и одной брошюре объемом более 55,79 п.л. и 15 статьях, опубликованных в журналах из перечня ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, определенного ВАК. 

Структура диссертации определена целями и задачами работы; состоит  из 6 глав, 19 параграфов, заключения, списка использованной литературы.

Во введении приведены актуальность диссертационного исследования, степень разработанности темы, область исследования, объект и предмет диссертации, цель и задачи, теоретическая, методологическая и информационная база, теоретическая и практическая значимость результатов исследования, апробация работы и публикация результатов исследования.

Первая глава посвящена проблемам модернизация национальной промышленности в контексте закономерностей замещения ее технологических уровней.

Во второй главе проводится качественная оценка инфраструктуры как фактора модернизации технологической структуры промышленного производства на примере  электроэнергетики, способной мультиплицировать положительный эффект по инфраструктурной цепочке во все сферы национальной промышленности и экономики.

 Третья глава посвящена механизму передачи положительного эффекта воздействия инфраструктурного фактора на процессы модернизации структуры национальной промышленности на примере электроэнергетики.

          В четвертой главе структурируется организационно-экономический механизм повышения наукоемкости макротехнологической структуры российской промышленности в процессе ее модернизации

Пятая глава  посвящена рассмотрению процессов формирования производственно-технологической инфраструктуры научно-инновационной деятельности в России

В шестой главе определяются основные направления научно-технической и промышленной политики  государства в системе факторов модернизации российской промышленности с учетом их адекватного инфраструктурного обеспечения.

 В заключении приведены основные выводы и результаты диссертационного исследования.

2. ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В соответствии с поставленными целями и задачами содержание диссертации структурировано в шесть основных групп проблем.

Первая группа проблем поднимается в ходе формирования теоретико-методологических подходов к трактовке закономерностей развития наукоемкой структуры национальной промышленности в контексте воздействия инфраструктурных факторов.

Природа научно-технического развития может быть понята лишь при условии анализа проблем изменения макротехнологической структуры национального воспроизводства и вопросов финансового порядка. Традиционно механизм экономического (промышленного) развития описывается с помощью таких показателей, как норма накопления и капиталоемкость (норма отдачи): при росте нормы накопления растут темпы экономического роста, и наоборот, если уменьшается норма накопления, то темпы роста непременно снижаются. В результате формируются определенные пределы, за рамками которых нельзя расширять норму накопления, поскольку полученный таким образом положительный эффект погашается снижением отдачи. На этой основе формулируются  рекомендации относительно оптимальной нормы накопления, при достижении которой ее увеличение, сопровождаемое снижением отдачи, не приводит к снижению темпов роста.

Однако эти рассуждения позволяют судить лишь о внешних формах проявления реальных процессов в макротехнологической структуре национальной промышленности, не раскрывают сути происходящих изменений. А между тем существуют внутренние механизмы их реализации, поскольку технологическая структура национальной экономики, которая, кстати, и предопределяет потенциал ее модернизации, представляет собой взаимодействие ее различных уровней, в соответствии с которыми и осуществляется распределение материальных и финансовых ресурсов. Нижний уровень технологической структуры представлен массовыми ресурсами, дешевыми, доступными, но некачественными, дающими низкую отдачу и мало связанными с новыми технологиями. Соответственно более высокие уровни опираются на технологии и ресурсы более высокого порядка, позволяющие инициировать высокие технологии, обеспечивающие ускоренный рост наукоемкого производства как основы модернизации национальной промышленности. В процессе развития ограниченные запасы массовых ресурсов исчерпываются и замещаются ресурсами и технологиями более высокого технического уровня. Другими словами, существуют  определенные законы взаимодействия этих крупных технологических составляющих, посредством которого и осуществляется экономический рост. Знание этих закономерностей позволяет понять основные условия формирования и ускорения тенденций к модернизации реального сектора экономики

Первый теоретический подход имеет в своей основе идеи Й. Шумпетера (1939 г.) о неравномерном характере экономического роста и нововведениях как факторе этой неравномерности. Согласно этой теории, нововведение нарушает экономическое равновесие, которое затем восстанавливается на новом уровне под воздействием процессов экономической конкуренции. При переходе экономической системы к новому состоянию равновесия предприниматель, первым внедривший нововведение, получает избыточную прибыль, величина которой уменьшается по мере применения данного нововведения другими фирмами. Внедрение нововведения и последующий процесс восстановления экономического равновесия на новом уровне выражается в неравномерности экономического роста

Вторая составляющая теоретической основы диссертации связана с  теорией многоуровневой экономики академика АН СССР Ю.В. Яременко, главной идеей которой является представление о технологической разнородности (технологических уровнях) отраслей народного хозяйства. Технологические уровни опосредуют распределение технологических ресурсов – рабочей силы, оборудования, материалов, финансовых ресурсов и т.п. При этом нижние слои используют, следуя Яременко, массовые ресурсы, верхние – качественные. Именно эта теория в свое время послужила основой концепции развития научно-технологического потенциала и организационно-экономических механизмов согласованного управления созданием и освоением комплексных технологий (Н. Комков) и концепции производственно-экономических систем (Н. Иващенко).

Мы исходим из того, что в основе экономического развития лежит изменение технико-экономической парадигмы, обусловленное, в свою очередь, потоками замещения массовых ресурсов ресурсами, способными обеспечить формирование и распространение новых технологий, т.е. новых технологических кластеров. Пропорции между разнокачественными ресурсами могут меняться, однако при этом в национальном воспроизводстве обеспечивается одновременное сравнительно устойчивое сосуществование ресурсов различного качественного уровня.

Разделив условно вслед за Яременко Ю.В. всю совокупность народнохозяйственных  ресурсов на две категории, мы получили качественные ресурсы () и массовые ресурсы (), которые выражают крайние состояния в качественной дифференциации факторов производства. При этом в любой национальной экономике рабочая сила, оборудование, материалы имеют достаточно широкий и относительно стабильный диапазон качественных характеристик. Качественные различия однотипных ресурсов не носят случайного характера и достаточно стабильно сохраняются и устойчиво воспроизводятся на протяжении сравнительно длительных промежутков времени в  относительно медленно меняющейся структуре национальной промышленности. Пропорции между разнокачественными элементами изменяются, но сама разнородность ресурсов не является отклонением от нормы, а лишь выступает, по словам Й. Шумпетера, признаком перехода к новому более высокому состоянию макротехнологической парадигмы.

В итоге всю совокупность народнохозяйственных ресурсов R можно представить в виде условного множества , где в общем случае . Если обозначить совокупность ресурсов, ранжированных по качеству, как , где  – объединение различного вида ресурсов (k=1, …, K) i-го качественного ранга, тогда    – весь объем ресурсов k-го вида (например, k=1 – рабочая сила, k=2 – оборудование, k=3 – энергоносители и т.д.) и .

Увеличение объема качественных ресурсов – это необходимое условие распространения новых комбинаций (новых межотраслевых технологических кластеров) как основы модернизации системы национального воспроизводства. При этом важно выделить типы инноваций, которые предопределяют скорость этих процессов. К. Перес обосновала критерии разделения инноваций на три типа по степени их влияния на национальное воспроизводство и институциональную среду. Первый тип – улучшающие нововведения, которые отражают процесс изменения существующих продуктов и процессов и возникают в различных отраслях на более или менее постоянной основе. Второй – радикальные нововведения, которые появляются уже более неравномерно во времени, сопровождаясь открытием новых «полей» рыночных возможностей. Третий тип нововведений – технологическая революция, базовой характеристикой которая является всеобъемлющее влияние на экономическую систему и выражается в изменении общих условий производства и распределения продукции, в возникновении новых отраслей. Эти разные типы нововведения реализуются  в процессе наращивания объема качественных ресурсов в двух основных процессах. Во-первых, когда наличные качественные ресурсы используются в производстве преимущественно в целях своего собственного воспроизводства, в результате чего создается некоторый замкнутый цикл. Во-вторых, когда они широко замещают массовые ресурсы, компенсируя их возможности и генерируя процессы мультипликации высоких технологий во всех отраслевых структурах национальной промышленности.

Экономику, нацеленную на максимально ускоренную модернизацию национальной промышленности, можно разделить на несколько различающихся по своему техническому уровню групп производств: подразделения высокого научного и технологического потенциалов и подразделения относительно более низких технологических возможностей. Если разноуровневые группы производств расположить в определенной последовательности по их качественным рангам ( , где  ), то ранг  каждой группы будет отражать одновременно характер технологии, свойства вовлекаемых ресурсов и выпускаемой продукции, между которыми существует непосредственная взаимозависимость и вытекающее отсюда качественное единство: , где  – объединение различных хозяйственных организаций (l= 1, ..., L)с данной характеристикой качественного уровня ?.

При этом важнейшую роль в механизмах мультипликации научных и технологических нововведений в структуре национальной промышленности играют процессы замещения массовых ресурсов качественными, которые приводят к перемещению всей промышленной технологической структуры вверх по технологической пирамиде. Именно этот процесс опосредует распространение новых межотраслевых технологических кластеров в национальной промышленности. Количественно состояние замещающих процессов в экономике может быть охарактеризовано с помощью коэффициентов замещения. Средний народнохозяйственный коэффициент замещения (d)есть производная возможного наращивания качественных ресурсов: .

Увеличение доли качественных ресурсов, направляемых в нижние звенья, приводит к замедлению развития подразделений верхнего уровня. Однако неполное удовлетворение потребностей нижележащих звеньев в качественных ресурсах может вызвать диспропорциональность и нарушить поступательный рост всей экономической системы, затормозить генерирование и распространение нововведений.

Научный и технологический потенциал отрасли выражается не только в тех предпочтительных позициях, которыми она располагает в отношении качественных ресурсов, но также и в том, какого рода ресурсы низшего ранга выполняют в этой отрасли компенсирующие функции (когда массовые ресурсы вытесняют качественные). Общая схема ее реализации такова: чем выше ранг отрасли, тем, соответственно, более высокого ранга ресурсы используются в ней в целях компенсации. Так реализуется на практике механизм повышения наукоемкости реального сектора экономики, ускоряются процессы его модернизации как  основной источник его внутреннего развития.

Относительное увеличение объема качественных ресурсов, потребляемых низшими звеньями, означает замещение этими ресурсами массовых ресурсов или любых других ресурсов более низкого ранга. Фактически речь идет о конкретном механизме мультипликации нововведений, которые посредством распространения качественных ресурсов распространяются на всю систему воспроизводства. В частности, эффективность замещения массовых ресурсов на ?-омхозяйственном уровне можно охарактеризовать ранговым коэффициентом замещения, который является обратным ранговому коэффициенту компенсации  .

Стимулы и ограничения модернизации в отдельных сферах промышленного производства определяется тем, что они входят в единую национальную систему распределения ресурсов посредством механизма, опосредующего как нисходящие (замещающие), так и восходящие (компенсирующие) потоки ресурсов. Обозначим их  как  – нисходящий поток и   – восходящий поток.

Восходящие потоки ресурсов опосредствуют компенсирующие функции нижних уровней по отношению к высшим и состоят как из потоков продукции преимущественно текущего потребления, так и из потоков рабочей силы, первоначально занятой в замыкающих звеньях хозяйственной иерархии и постепенно перемещающейся в выдвинутые вперед подразделения.

Нисходящие потоки являются средством трансформации сложившегося качественного состояния нижележащих хозяйственных звеньев и включают в себя элементы капитальных затрат, поставки материалов и энергии, потоки квалифицированной рабочей силы. Последние могут формироваться как за счет рабочей силы, занятой первоначально в высших звеньях, так и за счет кадров, вновь подготовленных учреждениями образовательной сферы, входящими в состав верхних хозяйственных уровней. Собственно последнее и определяет суть процессов модернизации макротехнологической структуры промышленности.

Первое ограничение может быть устранено с помощью такого фактора, как производственная инфраструктура. Ее системообразующая роль обусловлена целевой функцией  адекватно обслуживать стадии обращения в процессе воспроизводства. В результате у реального сектора экономики формируется новое качество, увеличить отдачу от масштаба, значительно превосходящую совокупность экономических потенциалов интегрирующихся сфер производства. Такое повышение эффективности структурных связей в сферах производства и между ними непосредственно связано с развитием экономической инфраструктуры.

В авторском понимании инфраструктура представляет собой совокупность сфер деятельности (а также  предприятий, учреждений, финансовых и нефинансовых организаций, которые их опосредуют), обеспечивающих взаимодействие всех отраслей производства и сфер экономики, а также обмен результатами экономической деятельности между различными формами организаций и экономическими агентами в рыночной экономике.

Современную инфраструктуру целесообразно дифференцировать на две большие категории: экономическую (производственную) и социальную. Экономическая инфраструктура включает в себя транспорт, связь, энерго- и водоснабжение, а  социальная – объекты образования и здравоохранения; некоторые эксперты добавляют в нее также объекты культуры и рекреации. Это деление достаточно условно, поскольку отдельные элементы инфраструктуры несут в себе как экономические, так и социальные черты.

Моделирование взаимосвязи между инфраструктурными инвестициями и промышленным производством позволило установить, что для поддержания темпов роста ВВП на уровне 3,6% в год требуется вкладывать в системы электроснабжения и телекоммуникационную инфраструктуру 0,2 и 0,7% от ВВП соответственно. А для достижения ежегодных темпов роста экономики в 6% понадобится удвоение этих показателей. Расчеты не учитывали качественного уровня существующей инфраструктуры, поэтому реальные объемы необходимых инвестиций могут оказаться существенно выше. Однако потери от недофинансирования производственной инфраструктуры еще выше. Так, в 2005 г. энергоемкость ВВП России в 2,5 раза превышала  среднемировой уровень и в 2,5-3,5 раза соответствующие показатели развитых странах. Это не может не сказаться на качестве роста промышленного производства в рамках долгосрочных энерго-сырьевого и инновационного сценариев развития страны, которые различаются тем, что при инновационной стратегии одним из основных факторов увеличения основного макроэкономического показателя (ВВП) становится  эффективность электроэнергетики (рост электропотребления и снижение энергоемкости ВВП).

Итак, в условиях значительных финансовых ограничений в российской промышленности существуют огромные резервы повышения наукоемкости за счет вовлечения модернизационного потенциала инфраструктурных сфер экономики.


2. Вторая группа проблем связана с качественной оценкой состояния факторов модернизации национальной промышленности с выделением электроэнергетики, которая занимает структурообразующее место во взаимодействии промышленной и инфраструктурной сфер экономической деятельности.

Рис. 1. Готовность промышленности России к использованию результатов научных исследований (по данным международного рейтинга ВЭФ)

Источник: составлено по: А. И. Татаркин. Состояние и проблемы активизации инновационного развития экономики России // Экономика и управление. № 12 (50) 2009.

Попытки государства  активизировать инновационные процессы в России с включением их в число приоритетных задач власти (президентские пять «И», «Стратегия 2030» и февральский (2012 г.) программный документ премьер-министра страны) значительных результатов не дали. Объективная оценка ситуации и перспектив российской промышленности позволяет утверждать, что даже положительно оцениваемые показатели не выходят за рамки отдельных фактов и не устраняют общего «негативного» модернизационного сценария ее развития (рис. 1).

Результаты научных исследований убедительно доказали, а мировая практика подтвердила, что наиболее надежным и стратегически устойчивым источником социально-экономического и общественного развития остается научно-технический прогресс (НТП) и инновационное использование его результатов.

Инновационная активность российской промышленности зависит от многих факторов, среди которых наиболее существенными традиционно считаются: численность научных работников, занятых фундаментальными и прикладными исследованиями, доля расходов на науку в ВВП, доля венчурных компаний и фондов, удельный вес инновационно активных предприятий, восприимчивость промышленных предприятий к инновационному развитию и др. Низкие уровни этих показателей в России предполагает существование серьезных проблем, которые не способны быть решены одномоментно. Только модернизационный сценарий развития промышленности, ускоренное восстановление и формирование инновационной инфраструктуры и создание эффективных организационно-правовых механизмов способны устранить административные барьеры на пути венчурного предпринимательства и межотраслевой интеграции.

В этих условиях на первый план выходит проблема выбора источников ускорения модернизации национальной промышленности, а точнее факторов, которые могли бы мультиплицировать положительный эффект модернизации в одном сегменте реального сектора экономики на все остальные. К концу 2000-х годов наука и практика признала, что для долговременного экономического роста требуются крупные инфраструктурные инвестиции в самые разные отрасли как производственной, так и социальной сферы. Китай начиная с 2000-х годов инвестирует в инфраструктуру 8–10% ВВП, Индия – 4–6%, Россия - едва ли 1–2%.

Влияние инфраструктуры на долговременный экономический рост может осуществляться по пяти направлениям: в качестве прямого фактора производства, в качестве взаимозаменяемого элемента других факторов производства, в качестве стимула аккумуляции факторов производства, в качестве стимула совокупного спроса и, наконец, в качестве инструмента промышленной политики.

В качестве фактора производства инфраструктура рассматривается как прямой вклад в производственный процесс. Практика показывает, что увеличение накопленного инфраструктурного капитала способствует росту ВВП. Конкретным примером может служить энергетическая инфраструктура. Потребление электроэнергии необходимо как в производстве товаров, так и в сфере услуг; ненадежное энергоснабжение делает эти процессы либо слишком затратными, либо полностью невозможными.

Инфраструктура как дополнение к другим факторам производства может проявляться в двух формах. С одной стороны, модернизация инфраструктуры способна снижать издержки производства. Неадекватное состояние инфраструктуры ложится тяжелым бременем на издержки компаний, которые вынуждены закладывать отсутствие инфраструктуры в стоимость своей продукции или даже строить необходимую им инфраструктуру за свой счет. Неадекватная транспортная инфраструктура, например, значительно повышает издержки транспортных компаний, вынужденных искать альтернативные пути доставки товаров. Так,  экономические потери России только от плохих дорог составляют около 6% ВВП ежегодно.

С другой стороны, хорошее состояние инфраструктуры повышает производительность других факторов производства, включая капитал, рабочую силу и совокупную факторную производительность. Отдача от капитала и таких его элементов, как машины и электронное оборудование, резко возрастает при надежном снабжении энергией, а производительность труда становится гораздо выше, если инфраструктура здравоохранения и образования продуцирует высокообразованную и здоровую рабочую силу. Совокупное действие факторов, подкрепленное эффективной инфраструктурой, расширяет диапазон прибыльных инвестиционных возможностей и стимулирует приток инвестиций.

Инфраструктура лежит в основе процесса промышленной агломерации, при котором новые отрасли концентрируются вокруг уже сложившихся индустриальных кластеров, стимулирует аккумуляцию других факторов производства. Таким образом, косвенное воздействие инфраструктуры на экономический рост состоит либо в стимулировании накопления других факторов производства, либо в повышении их производительности.

Инфраструктура может выступать важным фактором формирования совокупного спроса. Крупные инфраструктурные проекты обычно сопровождаются массированными инвестициями в строительство, а позже в ремонт и реконструкцию сооружений, вызывая спрос на продукцию смежных отраслей (металлургии, производства строительных материалов и конструкций, химической и деревообрабатывающей промышленности, сферы услуг). Государство часто использует крупные инфраструктурные проекты в антициклической политике или для достижения определенных задач экономического роста.

В современных условиях повышение качества технологической структуры национальной промышленности в значительной степени связано с ускоренным замещением энергоемких (массовых) технологий и массовых ресурсов качественными (энергоэффективными) факторами производства. Именно такие трансформации позволяют национальным экономикам в современных условиях возникшей «инновационной паузы» достигнуть наибольшего макроэкономического эффекта. Все это объективно выдвигает электроэнергетику на роль системообразующей сферы промышленности, которая определяет механизмы замещения массовых ресурсов качественными в процессах формирования энергоэффективной структуры промышленного производства.

Рис. 2. Потребление первичной энергии в мире (в млрд. т нефтяного эквивалента)

Источник: EIA, International Energy Outlook 2008

Системообразующая роль электроэнергетики в мире обусловлено ростом потребления электрической энергии в мировой экономике в среднегодовом исчислении порядка 1,5-2% (рис. 2). Это приведет в 2030 г. к удвоению электропотребления в мире до  30 трлн. кВт·ч (15 трлн. кВт·ч - в 2005 г). При этом в три раза возрастет объем электроэнергии, произведенной за счет сжигания природного газа и достигнет в 2030 г. порядка 8,5 трлн. кВт-ч (2,6 трлн.кВт·ч. - в 2005 г. В России ТЭК оказывает определяющее воздействие на все стадии национального воспроизводства. В 2008 г. на долю ТЭК приходилось 25% ВВП, 48% налоговых и таможенных платежей, 68% валютных поступлений от экспорта, 28% от общего объема инвестиций в национальную экономику. Несмотря на снижение темпов роста добычи, производства и экспорта топливно-энергетических ресурсов в условиях глобального экономического кризиса, ТЭК во многом обусловливает долгосрочные тренды макроэкономического развития страны.

Все это доказывает справедливость концептуального подхода, рассматривающего процессы повышения качества технологической структуры промышленного производства в показателях энергоэффективности через посредство механизма замещения качественными (энергоэффективными) технологиями и ресурсами массовых (энергорасточительных) факторов производства. В результате логично из всех отраслевых групп следует выделить электроэнергетику, посредством которой и действуют механизмы замещения и компенсации при формировании нового качества технологической структуры промышленности. Поставляя электрическую и  тепловую энергию потребителям, она, тем самым, способна перемещать всю систему промышленного производства уровню энергоэффективности.

Что касается российской электроэнергетики, то она имеет огромный потенциал энергоэффективности, а, следовательно, и обеспечения экономического роста в стране. Однако в силу объективных причин она реализует свое особое качество структурообразования в технологической структуре производства  в негативном плане – превращаясь в препятствие на пути  его развития.

Другими словами, на примере электроэнергетики можно реально доказать значимость фактора инфраструктурного обеспечения модернизации национальной промышленности.  Это во многом обусловлено тем, что именно электроэнергетика имеет наиболее интенсивные связи с производственной инфраструктурой и, сама по себе, способна восстанавливать равновесие в межотраслевых связях на различных стадиях макроэкономической динамики.

3. Третья группа проблем связана с оценкой модернизационного потенциала современной российской промышленности с учетом инфраструктурных факторов, проявляющихся, в частности, в ее энергоемкости в контексте механизма передачи положительного эффекта воздействия производственной инфраструктуры на процессы модернизации производственных видов деятельности.

Современная Россия принадлежит к группе стран с очень высокой энергоемкостью ВВП. Снижение энергоемкости ВВП относится к  одному из важнейших исходных условий формирования вариантов развития экономики на период до 2030 г. (КДР-2030). Согласно прогнозам МЭР, 79-84%, прироста потребности России в энергии в 2011-2020 гг. должно быть покрыто за счет повышения энергоэффективности экономики страны, то есть повышение энергоэффективности должно стать основным энергетическим ресурсом экономического роста до 2020 г. в масштабе, превышающим в 2020 г. 1000 млн. тут, что превышает весь объем потребления энергии в России с 2007 г. В мировой экономике после 1974 г. за счет повышения энергоэффективности было обеспечено более половины совокупной потребности в энергетических услугах, и менее половины пришлось на суммарный вклад наращивания добычи нефти, газа, угля, производства электроэнергии на АЭС, ГЭС и использование возобновляемых источников энергии.

Таблица 1

Перспективы снижения уровней энергоемкости и электроемкости ВВП (%)

 

сценарий

2007

2012

2020

Снижение в

2007-2020

2030

Снижение в

2007-2020

Энергоемкость

ВВП

(2006 = 100)

1

92,5

77,4

65,3

(-2,6%)

54,8

(-2,3%)

2

92,5

76,9

62,0

(-3,0%)

49,6

(-2,7%)

3

92,5

76,2

55,1

(-3,9%)

38,9

(-3,7%)

Энергоемкость

ВВП

(2007 = 100)

1

100,0

83,7

70,6

-29,4%

59,2

-40,8%

2

100,0

83,1

67,0

-33,0%

53,6

-46,4%

3

100,0

82,4

59,6

-40,4%

42,1

-57,9%

Электроемкости

ВВП

(2006 = 100)

1

94,5

83,3

76,9

(-1,6%)

72,9

(-1,1%)

2

94,5

83,8

75,7

(-1,7%)

66,8

(-1,5%)

3

94,5

83,1

68,5

(-2,4%)

53,4

(-2,5%)

Электроемкости

ВВП

(2007 = 100)

1

100,0

88,1

81,4

-18,6%

77,1

-22,9%

2

100,0

88,7

80,1

-19,9%

70,7

-29,3%

3

100,0

87,9

72,5

-27,5%

56,5

-43,5%

1–инерционный; 2– энергосырьевой; 3– инновационный. В скобках – среднегодовые темпы снижения.

Источник: Записка «О сценариях социально-экономического развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу». МЭР. Июль 2008 г.

Целевые установки КДР-2020 по повышению энергоэффективности для «инновационного» сценария можно сформулировать количественно в следующей форме: снизить энергоемкость ВВП на 40% и получить экономию энергии свыше 1000 млн. тут.. Добыча нефти в 2007 г. составила 702 млн. тут, добыча природного газа – 748 млн. тут, добыча угля – 190 млн. тут, производство электроэнергии на АЭС – 60 млн. тут. Ресурс повышения энергоэффективности должен дать эффект, превышающий добычу газа (табл. 1). Без развития соответствующей отрасли решение проблемы ускоренной модернизации промышленности невозможно, а неспособность решить такие задачи означает замедление долгосрочного экономического роста.

В России ТЭК оказывает определяющее воздействие на все стадии национального воспроизводства. В 2008 г. на долю ТЭК приходилось 25% ВВП, 48% налоговых и таможенных платежей, 68% валютных поступлений от экспорта, 28% от общего объема инвестиций в национальную экономику. Несмотря на снижение темпов роста добычи, производства и экспорта топливно-энергетических ресурсов в условиях глобального экономического кризиса, ТЭК во многом обусловливает долгосрочные тренды макроэкономического развития страны.

Анализ динамики показателей роста ВВП и потребления топливно-энергетических ресурсов (ТЭР) позволяет судить об их взаимозависимости.  Из двух ведущих отраслей ТЭК – топливной и электроэнергетики – последняя играет большую роль в системе национального воспроизводства, ориентирующегося в основном на удовлетворение  внутренних потребностей, а топливная имеет  ярко выраженную экспортную ориентацию производства под воздействием конъюнктуры мировых рынков нефти и газа.

Эта роль электроэнергетики особенно значимо проявилась в условиях расширения системы неплатежей в России, когда  его организационная структура РАО «ЕЭС России» стала нетто-кредитора всех хозяйствующих субъектов разной отраслевой принадлежности, которые рассчитывались за электрическую и тепловую энергию денежными суррогатами и просроченными долгами. Именно эти специфические  функции электроэнергетики в системе экономических связей реализуются в способности отрасли оптимизировать их как в рамках многосложной макросистемы национального производства, так и  в рамках территориально-производственных комплексов России.

В результате степень энергетической обеспеченности регионов можно оценить с помощью таких показателей, как доля собственных источников в энергетическом балансе, душевое потребление теплоэнергии в регионе, доля доминирующего топливного ресурса в потреблении котельно-печного топлива, степень удовлетворения запасами котельно-печного топлива у потребителя, доля маневренных источников в максимальной электрической нагрузке потребителей, степень износа основных производственных фондов (ОПФ) и др. По каждому из них имеются те или иные регионы, где ситуация стала либо критической, либо близкой к ней, причем ее урегулирование в значительной степени связано с функциями электроэнергетики.

На этом основании можно утверждать, что перспективы посткризисного развития России будут напрямую зависеть от развития электроэнергетики, от инвестиционных возможностей отрасли и ее связей с инфраструктурными сферами экономики.  В итоге модернизация национальной промышленности генерирует проблему его инфраструктурного обслуживания. А, учитывая возможности электроэнергетики компенсировать нехватку предложения факторов производства предложением электроэнергии, можно утверждать определенно, что в условиях значительной энергорасточительности экономики электроэнергетика окажется не способной удовлетворять растущий спрос на энергоносители из-за большой инерционности и высокой капиталоемкости производства электрической энергии. Так, электроэнергетика, потенциально способная быть реальным фактором ускоренного развития промышленного производства, может превратиться в тормоз не только развития страны в условиях стабильного экономического подъема, но и модернизации национальной промышленности.

Четвертая группа проблем связана с определением структурных связей электроэнергетики со сферой промышленного производства и производственной инфраструктурой, что обеспечивает мультипликационный эффект ускорения процессов модернизации национальной промышленности.

Электроэнергетика России является базовой отраслью, удовлетворяющей потребности экономики и населения страны в электрической и тепловой энергии, вследствие чего целью ее функционирования является не опережающее развитие, а отсутствие сдерживающих факторов со стороны отрасли для развития хозяйства страны. На всем протяжении своего развития в электроэнергетике сохраняли свою остроту проблемы модернизации и обновления существующих энергетических мощностей, снижения издержек и повышения эффективности в условиях продолжающегося роста цен на газ и сжатия платежеспособного спроса.

С 1990 г. энергоемкость российской экономики снижалась на 3,4% в год, в то время как в большинстве бывших советских республик снижение составляло в среднем 6-7%. В результате в самый разгар реформирования электроэнергетики в 2005 г. энергоемкость ВВП России в 2,5 раза превышала  среднемировой уровень и в 2,5-3,5 раза соответствующие показатели развитых странах . Это не может не сказаться на качестве роста ВВП в рамках долгосрочных энерго-сырьевого и инновационного сценариев развития страны, которые различаются тем, что при инновационной стратегии одним из основных факторов увеличения основного макроэкономического показателя (ВВП) становится  эффективность электроэнергетики (рост электропотребления и снижение энергоемкости ВВП) и ускоренные процессы модернизации национальной промышленности (рис. 3).

Рис. 3. Динамика производства ВВП России (левый рисунок) и его электропотребления и электроемкости (правый рисунок) за период 2005-2030 гг.

Источник: Рассчитано автором по данным Росстата, Минэнерго РФ, Энергетической стратегии России на период до 2030 года, Мастепанов А. ТЭК России на рубеже веков / Справочно-аналитический сборник в 2-х т.:  Т.1. – М.: Изд-во ИАЦ «Энергия», 2009. - П. 7.2.

После кризиса 1998 г. в качестве главного фактора снижения энергоемкости ВВП в России рассматривали структурные сдвиги, вызванные увеличением загрузки производственных мощностей в процессе «восстановительного» роста национального хозяйства. Однако при переходе к «инвестиционному» росту в 2005-2007 гг. вклад этого фактора в повышение энергоэффективности ВВП резко сократился, что послужило одним из веских оснований для начала реформирования электроэнергетики. Именно эти обстоятельства, усиленные негативными последствиями глобального финансового кризиса поставили проблему модернизации национальной промышленности с использованием инфраструктурных факторов ее роста. 

В целом реформирование электроэнергетики не привело к кардинальным изменениям в повышении энергоэффективности самой отрасли. Доля потерь энергии на электростанциях при производстве электрической и тепловой энергии сохранилась на уровне 15-16% в год от общего потребления первичной энергии; коэффициент полезного использования топлива на российских электростанциях к концу реформирования отрасли снизился с 58% до 56%, в основном, за счет «сжатия» ниши для ТЭЦ на рынках тепла; средний КПД российских электростанций остался практически неизменным – на уровне 36-37%; а удельный расход топлива на производство 1 кВт-ч электроэнергии за время реформ снизился только на 1,5%.  В результате только 1,5% электроэнергии, выработанной в России, соответствовало уровням верхней границы эффективности, определенной Международным энергетическим агентством. А общий объем потерь в электрических сетях к концу реформирования электроэнергетики  составил 105 млрд. кВт-ч, или 10,5% от всего потребления электроэнергии.    

А, между тем, для оценки экономического и рыночного потенциалов использовалась информация реализованных проектов, энергоаудитов, реальных ТЭО, а также данные специальной литературы. Использовались цены 2007 г. и ожидаемые цены на энергоносители в 2010 г. В расчетах также использовалась цена углерода в размере 10 евро/CO2. Для определения экономического и рыночного потенциалов оценивалась стоимость экономии энергии (CSE) по следующей формуле:

,

где:

- приростные капитальные затраты на реализацию проекта;

Cop - изменение операционных затрат; Если в рамках проекта достигаются дополнительные положительные эффекты, такие как рост выпуска продукции или повышение надежности, то этот показатель может стать отрицательным.

ASE - годовая экономия энергии в физическом выражении

CRF представляет собой коэффициент приведения капитальных вложений (нормативный коэффициент эффективности капитальных вложений), рассчитываемый по формуле, где:

,                                                  (1)

dr - норма дисконтирования, используемая при планировании проекта по повышению энергоэффективности (0,06; 0,12; 0,5).

Рис. 4. Структурные характеристики потенциала  повышения энергоэффективности в РФ

Источник: составлено по данным ЦЭНЭФ для Всемирного банка

Не останавливаясь на методических особенностях расчета показателей в выражении (1), отметим, что при обосновании многих проектов по повышению энергоэффективности оцениваются не приростные, а полные капитальные затраты, поскольку стоимость оборудования не разбивается на части, дающие возможность продолжения или увеличения производства товаров и услуг и дающие эффект снижения энергопотребления. Поэтому часто стоимость проектов по повышению энергоэффективности завышается в 2-4 раза, а в качестве эффекта оценивается только стоимость экономии энергии.

При оценке по полным, а не приростным капитальным вложениям стоимость сэкономленной электроэнергии была бы равна 19 коп./кВт-ч. При использовании нормы дисконтирования 6% CSE становится отрицательной (-7 коп./кВт-ч), поскольку приведенная стоимость энергоэффективной лампы (0,24*47) оказывается ниже стоимости лампы накаливания. Для каждого мероприятия оценивался масштаб экономии. Ранжирование мероприятия по стоимости позволяет построить кривую экономии энергии (см. рис. 4). На самом деле, строятся две кривые: для общественной и частной норм дисконтирования. Пересечение первой с вмененной ценой энергии (цена природного газа) дает оценку экономического потенциала, а второй со средней ценой энергии – рыночного. Ясно, что оба потенциала увеличиваются по мере роста цен на энергоносители.

Таблица 2.

Оценка прямых и интегральных эффектов реализации технического потенциала эффективности в электроэнергетике при условии реализации энергосберегающих инвестиционных проектов (в млрд.кВт.ч)

Сектор

энергопотребления

   Потребление

энергии в 2008 г., млрд квт·ч

   Технический

потенциал

      Уголь

Нефтепродукты

           Газ

Прочие топлива

Всего топлива

Электроэнергия

Прямые эффекты

Выработка электроэнергии

1037,20

323,18

58,26

2,75

233,68

3,71

298,45

24,73

ТЭС

495,20

163,93

33,33

0,36

130,25

0,01

163,93

0,01

Потери электроэнергии в сетях

70,52

24,73

0,01

0,01

0,01

0,01

0,01

24,73

Интегральные эффекты с учетом экономии электроэнергии у потребителя

Выработка электроэнергии

1037,20

967,70

173,65

18,42

472,05

13,94

676,68

0,01

ТЭС

495,20

388,81

116,56

5,44

265,33

1,48

388,81

0,05

Источник: расчеты автора

Экономия единицы энергии у конечных потребителей дает дополнительную экономию по всей энергетической цепочке: снижаются потери в электрических, тепловых и газовых сетях, расходы на транспорт энергоресурсов, на их обогащение, переработку и добычу, расходы топлива на выработку электрической и тепловой энергии, расходы электроэнергии на производство этого топлива и т.д. Величина этой косвенной экономии может быть очень существенной.

Воспользуемся предложенной в 1993 г. И. Башмаковым структурированием потенциала повышения энергоэффективности в форме таблицы энергетического баланса и дадим оценку косвенных эффектов подобно тому, как это делается для межотраслевого баланса . Расчет основывается на следующей презентации зависимости между потреблением конечной и первичной энергии: PE = AE?PE+FE, или PE = (E–AE) –1?FE, где PE – вектор потребления (производства) первичной энергии по видам энергоносителей , AE – квадратная матрица коэффициентов расхода первичного ресурса i на производство и доставку до конечного потребителя энергоносителя j, FE – вектор конечного потребления энергии (включая чистый экспорт энергоносителей). Каждый коэффициент aij показывает, сколько угля, нефтепродуктов, газа, электроэнергии и тепла необходимо для обеспечения конечного потребителя, скажем, единицей угля. Любые изменения в технологиях приводят к изменению матрицы AE. Оценка матрицы (E–AE) –1 для России за 2005 г. дана в табл. 2.


Рис. 5. Кривая стоимости прямой и косвенной экономии энергии для 50 технологий в российской промышленности

Источник: составлено по данным ЦЭНЭФ для Всемирного банка

С учетом всех косвенных эффектов оказывается, что при экономии у конечного российского потребителя 1 тут электроэнергии по всей энергетической цепочке экономится не 2,5-3 тут, а 4,7 тут (4,9 тут при учете транспорта). Кстати, наличие этих косвенных эффектов является основанием для субсидирования деятельности по повышению использования энергии со стороны государства и общества, которое получает этот эффект бесплатно. Его учет важен при оценке экономического потенциала.

Применение этой методики к оценке интегрального эффекта от повышения энергоэффективности при реализации 50 энергосберегающих технологий в промышленности позволило построить кривую стоимости интегральной экономии энергии (см. рис. 5). Учет косвенного энергосбережения приводит к повышению потенциала энергосбережения в промышленности более чем в два раза.


Рис. 6. Ресурс повышения энергоэффективности в России в 3-4 раза больше ресурса наращивания производства первичных энергоносителей

Источник: составлено по данным ЦЭНЭФ для Всемирного банка

Проведенная оценка технического потенциала повышения энергоэффективности в России показала, что он составляет не менее 45% от уровня потребления энергии в 2010 г., или 282 млн. тнэ (403 млн. тут), или 295 млн. тнэ (420 млн. тут) с учетом сокращения сжигания попутного газа в факелах) (рис.6).

Полная реализация потенциала повышения эффективности использования электроэнергии позволит сократить потребление электроэнергии на 340 млрд. кВт-ч, или на 36% от уровня потребления 2010 г. Основная часть потенциала находится в зданиях (97 млрд. кВт-ч), за которыми следует промышленность (90 млрд. кВт-ч). Повышение эффективности использования тепловой энергии и сокращение ее потерь в сетях может дать экономию 844 млн. Гкал тепловой энергии, или 53% от уровня потребления тепла в 2010 г. Вновь главный потенциал «заключен» в зданиях (385 млн. Гкал), за ним следует снижение потерь в сетях и использование тепла на нужды ТЭК (237 млн. Гкал), а также обрабатывающая промышленность (129 млн. Гкал).

Если бы 240 млрд. м3 были экспортированы при цене 200-250 $США/1000 м3 (при таком большом дополнительном экспорте газа более высокие экспортные цены удерживать было бы трудно), то Россия на этом зарабатывала бы дополнительно 48-60 млрд. долл. в год. Ни одно из гигантских российских месторождений природного газа не способно давать такой объем добычи. Высокая энергоемкость российской экономики таит в своих недрах самое большое месторождение газа. Этот ресурс находится в гораздо более благоприятных экономических и природно-климатических условиях, чем ресурсы Ямала или арктического шельфа. Если также экспортировать потенциал снижения потребления сырой нефти (2,5 млн. тнэ) и нефтепродуктов (35 млн. тнэ), то можно получить дополнительный экспортный доход еще не менее 30 млрд. долл. США.

Анализ показал, что во многих случаях повышение энергоэффективности не требует дополнительных затрат.  Применение систем автоматического контроля технологических процессов при производстве электростали позволяет увеличить выпуск продукции на 15-20% при снижении удельных расходов энергии на 7-14%. Приобретение электрической мощности у неэффективных потребителей электроэнергии (использующих ее на нужды освещения) стоит 20-60 долл./кВт, а строительство новой электрической мощности в идеале стоит 700-1500 долл./кВт, а в российской реальности – 2000-4500 долл./кВт.

Рост производства первичной энергии в России в 2008-2020 гг. вряд ли превысит 60-140 млн. тнэ. Ресурс повышения эффективности использования энергии превышает эти возможности в 2-5 раз. Капитальные вложения для полной реализации технического потенциала повышения энергоэффективности равны 324-357 млрд. долл., а капитальные вложения, необходимые для развития ТЭК, оцениваются в сумму более 1 трлн. долл. Следовательно, единица первичной энергии, полученная за счет наращивания ее производства, в среднем требует в 2-3 раза больше капитальных вложений, чем ее получение за счет использования ресурса энергоэффективности. Если же используется только экономическую часть потенциала повышения энергоэффективности, то это соотношение возрастает до 3-6 раз, что можно рассматривать в качестве толчка для процессов модернизации национальной промышленности

Использование экономического потенциала роста эффективности электроэнергетики позволит мультиплицировать экономический эффект по всей технологической цепочке, связывающей эту вертикально интегрированную структуру с основными потребителями электрической энергии и тепла. Реализация этого сценария возможно лишь при условии формирования целостного механизма повышения эффективности электроэнергетики с учетом ее целевой функции.

С учетом эффекта от роста эффективности электроэнергетики предварительные количественные оценки реализации научно-технического и технологического потенциала позволили построить прогнозную модель долгосрочного развития наукоемкого, высокотехнологичного сектора промышленности РФ (НВТС).

Результаты прогнозирования НВТС были обобщены в трех сценариях, скорректированных на кризис 2008-2009 гг.:

Оптимистическом, предполагающем, что с 2012 гг. государство переходит к активной поддержке развития НВТС и регулированию формирования НИС, и, соответственно, в высокотехнологичном секторе  сформируется  механизм экономического роста рентного типа, и   предприятия   этого   сектора   сумеют «встроиться» в новую «волну» научно-технического прогресса.

Инерционном, в котором предполагалось, что роль государства в формировании инфраструктуры наукоемкого сектора экономики будет несущественной и в российском ОПК выживет только небольшая часть предприятий, в основном экспортно-ориентированных.

Реалистическом, в рамках которого активное участие государства становится существенным только после 2012 г.

Доля конечной продукции наукоемкого сектора в ВВП в 2015 г. составит до 5,8-6,0% (по сравнению с 3,1% в 2002 г.). При предположении 4,5-5-процентных среднегодовых темпов промышленности (до 5,5-6,2% после 2011 г.) доля промышленной части наукоемкого сектора составит в 2010 г. примерно 8,1-8,5% (по сравнению с 6,7% в 2002 г.), обеспечив 10,5-11,5% прироста продукции. К 2015 г. доля промышленной части наукоемкого сектора составит в общем объеме промышленности РФ примерно 10%.

В прогнозной модели была также проведена упрощенная оценка влияния НВТС на общий рост валового внутреннего продукта. Ускоренное развитие наукоемких, высокотехнологичных производств и рынков, влияющее на рост ВВП зависит:

  1. от устойчивого опережающего развития самого наукоемкого, высокотехнологичного сектора российской экономики;
  2. от масштабов влияния роста высокотехнологичного сектора на другие отрасли экономики за счет кооперационных цепочек;
  3. от масштабов использования результатов развития наукоемких отраслей в других секторах народного хозяйства, т.е. за счет «диффузии» передовых технологий и производственной культуры высокотехнологичных отраслей (эффект spin-off);
  4. от использования инфраструктурных факторов, позволяющих преодолевать бюджетные ограничения и увеличивать мультипликационный эффект по всем сегментам реального сектора экономики.

Оказалось, что при принятых допущениях общие приросты объемов «добавленной стоимости», продуцируемые наукоемким, высокотехнологичным сектором российской экономики, обеспечат в «оптимистическом» сценарии 15-18% прироста ВВП страны в 2012 г. и 28-32% в 2015 гг. Это позволит при прочих равных условиях ускорить рост ВВП за счет механизма технологической ренты (в зависимости от варианта реализации потенциала развития наукоемкого сектора) в диапазоне 0,4-1,2% конечного продукта (средняя оценка 0,6-0,8%).

Результаты прогнозирования НВТС показали, что в повестку дня должен быть включен вопрос о разработке Стратегии развития как собственно наукоемкого сектора, так и смежных с ним отраслей. Основной целью этой системы станет разработка и реализация стратегии, которая должна обеспечить трансформацию уже сформировавшейся совокупности наиболее жизнеспособных и эффективных предприятий ОПК и гражданских высокотехнологичных производств, имеющих долгосрочную перспективу на мировых рынках, в рамках единой национальной научно-технической и технологической системы, ориентированный на разработку, производство и продажу как передовой военной, так и высокотехнологичной гражданской продукции. Заказы Минобороны РФ должны концентрироваться преимущественно на предприятиях, производящих конкурентоспособную на внешних рынках продукцию, либо критическую продукцию в рамках гособоронзаказа. Стратегия должна обеспечивать системную увязку как минимум 3-х возможных субстратегий: национального лидерства в специально отобранных системных (производящих финальную продукцию) технологиях; партнерского участия в кооперации с ведущими (зарубежными) фирмами и лидерства в отраслевых базовых технологиях (производящих промежуточную продукцию); партнерского участия в базовых технологиях для производства отдельных компонент конечных продуктов зарубежных фирм. Иначе говоря, в ряде отраслей (например, авиакосмической промышленности) можно допустить селективную интеграцию ведущих компаний в производственные, научно-технические и сбытовые сети европейского и мирового уровня по некоторым видам продукции, и таким образом включиться в процесс формирования региональных и глобальных технологических альянсов.

5. Пятая группа проблем связана с выявлением закономерностей поведения предприятий наукоемкого, высокотехнологичного сектора промышленности на различных стадиях воспроизводственного цикла в связи с реализацией их мотивационных целей к модернизации производства.

На основании кластерного анализа можно выделить четыре кластера предприятий, различающихся интенсивным научно-техническим развитием, в зависимости от стратегических целей их развития (см. табл. 3).

Таблица 3

Системы стратегического целеполагания промышленных предприятий, активно развивающих НИОКР, внутри кластеров (процент руководителей предприятий, отметивших данную цель в каждом кластере)

 

Цель

Кластеры

1

2

3

4

Выпуск продукции, соответствующей мировому уровню

23,9

50,3

54,0

96,6

Сохранение трудового коллектива

84,9

83,4

0,0

31,4

Обеспечение  высоких   заработков работников

37,1

20,3

12,6

16,1

Повышение  стоимости  активов фирмы

7,5

 3,7

31,5

3,4

Процветание России

15,7

23,0

18,9

27,1

Освоение зарубежных рынков

3,8

7,0

13,5

66,9

Поддержание репутации предприятия

71,7

75,9

53,2

33,9

Укрепление позиций на отечественном рынке

0,0

100

82,9

55,1

Источник: Составлено автором по данным Центра экономической конъюнктуры при Правительстве РФ

Зависимость кластеров от отраслевой принадлежности промышленных предприятий выражены в таблице 4. На основании данных этих таблиц можно сделать заключение о том, что система целей руководителей промышленных предприятий, активно развивающих НИОКР, оказалась практически независимой от их текущего состояния.

Таблица 4

Статистика зависимости кластеров от отраслевой принадлежности российских промышленных предприятий

Статистика

Условия (параметры) расчета коэффициента

Значение коэффициента

Уровень значимости

 

Лямбда

 

Симметричный

0,091

0,0000

Отрасль промышленности – зависимая переменная

0,049

0,0021

Кластер – зависимая переменная

0,144

0,0001

 

Гудман  и

Крускал Тау

 

Отрасль промышленности – зависимая переменная

0,018

0,0000

Кластер – зависимая переменная

0,079

0,0000

 

Коэффициент соответствия

 

Симметричный

0,058

0,0000

Отрасль промышленности – зависимая переменная

0,045

0,0000

Кластер – зависимая переменная

0,085

0,0000

Источник: Расчеты поданным Центра экономической конъюнктуры при Правительстве РФ

В среднем ни один из кластеров не различался по оценке текущей экономической ситуации. Для всех кластеров она была «ниже удовлетворительной» (средние оценки находились между 2,41 м 2,60). Вместе с тем обнаружились значимые отличия в уровне отдельных сторон конкурентоспособности этих предприятий.

Если большинству параметров, таких как издержки, цены, качество обслуживания, между кластерами не было особых отличий, то по ощущаемому качеству продукции и по уровню раскрученности торговой марки руководители кластера №4 значимо лидировали. Другими словами,  именно уверенность в превосходстве качества своей продукции обусловливала стратегическую цель дальнейшего научно-технического развития предприятий – к достижению мировых стандартов производства (таблицу 4).

Прежде всего, общие направления действий совпадают на большинстве предприятий независимо от субъективных целей их руководителей – повышением качества собственно продукции и уровня обслуживания заказчиков (потребителей) при сдерживании издержек пытаются заниматься три четверти промышленных предприятий. Складывается впечатление о единой научно-технической «рутине», обусловленной нестабильной внешней средой экономической деятельности. Это доказывают данные таблицы 5, в которой приводится сравнение интенсивности наукоемких и высоких технологий в разрезе кластеров.

Таблица 5

Интенсивность  научно-технической деятельности промышленных предприятий по кластерам  (процент предприятий, занимающихся ею в каждом кластере)

 

Меры

 

Кластер

1

2

3

4

Улучшено качество производимой продукции (услуг)

83,5

86,8

71,6  

88,2

Проведены  мероприятия по снижению издержек

81,4

83,2

68,0

84,0

Снижены цены на произведенную продукцию

61,1

59,9

50,0

58,0

Освоено производство модифицированной продукции (услуг)

51,0

60,1

44,0

73,4

Освоено производство принципиально новой продукции

54,0

61,8

42,7  

74,5 

Проведена  компьютеризация  обработки управленческой информации

69,0

66,9

68,1

76,7

Усилено исследование рынков (маркетинг)

75,7

80,3

74,5

83,3

Происходит освоение  новых географических рынков

65.7

65,7

62,9

80,0

Освоены новые каналы сбыта продукции на традиционных рынках

58,7

74,7

64,5

77,7

Освоены новые формы сотрудничества с поставщиками

75,0

71,7

66,3

73,3

Освоены новые формы сотрудничества с производителями  аналогичной продукции

43,0

39,9

33,7

45,9

Увеличены затраты на рекламу

51,9

55,2

42,9

56,4

Изменены формы рекламы

43,9

44,3

41,9

56,0

Проведено переобучение управленческих работников

57,9

50,3

48,4

66,0 

Проведено повышение квалификации управленческих работников

67,6

59,8

51,1

74,7

Приглашены консультанты по экономике и управлению

26,8

28,4

29,1

38,5

Улучшено обслуживание потребителей

80,4

76,6

73,4

81,3

Примечание: Верхние индексы означают наличие статистически значимого отличия от соответствующего кластера

       Источник: Расчеты поданным Центра экономической конъюнктуры при Правительстве РФ

Кластер № 4, а также в некоторой степени кластер № 2 превосходят кластеры № 1 и 3 по степени интенсивности продуктовых нововведений, уровню освоения новых или смены принципов работы на традиционных рынках. Кластер № 4 также значимо отличается от всех остальных кластеров по интенсивности процессов переподготовки управленческого персонала — на трех четвертях предприятий данного кластера происходила переподготовка управленческих работников.

Таким образом, система целеполагания на промышленных предприятиях находит непосредственное отражение в реально совершаемых действиях, нацеленных на генерирование результатов НИОКР, в результате чего степень экономического детерминизма научно-технического развития проявляется как тенденция научно-технического развития предприятий (таблица 5).

Однако для российских промышленных предприятий характерна ситуация, при которой в условиях нестабильной внешней среды не сложилось одного-двух сопряженных технологических нововведений, однозначно ведущих к успеху.

Максимальное признание руководителей промышленных предприятий с высоким научным и технологическим потенциалом как крайне эффективные получили две из них:

  1. освоение производства принципиально новой продукции (28% фирм);
  2. компьютеризация обработки управленческой информации (22% фирм) таблица 5).

Таким образом, мы видим, что радикальные продуктовые и радикальные процессные нововведения оказались в целом эффективнее инкрементальных.

Проведенный нами для установления статистически значимых связей мер по увеличению наукоемкости производства с конкурентными преимуществами промышленных предприятий множественный регрессионный анализ позволил выявить общую долю вариации в оценке отдельных проявлений конкурентных преимуществ, обусловленных как применением всех возможных продуктовых и процессных нововведений, так и наличием статистически значимых связей между отдельными научными и технологическими усовершенствованиями производства и параметрами конкурентоспособности (см. табл. 6) и обосновать следующие зависимости.

В области издержек наиболее важным являлись не сами меры по снижению (сдерживанию) издержек, а точный учет издержек. Внедрение компьютеризированных   систем   управленческого   учета  позволяло   намного

точнее оценивать издержки и, таким образом, давало в руки руководителям предприятия более надежную базу для сравнения собственных издержек с издержками конкурентов, которые в большинстве случаев возможно оценить только косвенно.

Что касается ценообразования, то, как оказалось, возможности воздействия предприятий были крайне ограничены. Меры по  прямому изменению (сдерживанию) цен не играют роль буфера. А мероприятия по улучшению обслуживания потребителей поднимали соотношение качество/цена и таким образом способствовали снижению «ощущаемой цены товара (услуги)».

Данные факторы еще более явно проявились в повышении гибкости системы ценообразования. Именно стремление к улучшению обслуживания потребителей позволяло применить более широкий ассортимент скидок и специальных условий. Интересно в этой связи отметить укрепление «сотрудничества с производителями аналогичной продукции». Здесь имеются в виду прямые или косвенные сговоры производителей как в области общего уровня цен, так и в области условий отгрузки и т.д.

Таблица 6

Результаты регрессионного анализа связей конкурентных преимуществ промышленных предприятий и предпринятых ими мер по увеличению наукоемкости и внедрению высоких технологий в производство

Параметр конкурентоспособности

(общий уровень объясненной вариации по R2)

Значимые переменные

Уровень значимости переменной

 

Уровень издержек

(R2 = 0,073)

 

 

Компьютерная обработка управленческой информации

0,001

Улучшение обслуживания потребителей

0,005

Приглашение консультантов по управлению

0,086

Снижение себестоимости

0,097

Уровень цен (R2 = 0,043)

Улучшение обслуживания потребителей

0,024

 

Действенность системы скидок

(R2 = 0,069)

 

Улучшение обслуживания потребителей

0,000

Переобучение сотрудников

0,059

Сотрудничество с производителями аналогичной продукции

0,095

 

 

Качество продукции

(R2 =0,102)

 

 

 

Освоение принципиально новой продукции

0,002

Улучшение обслуживания потребителей

0,035

Освоение новых каналов сбыта на

традиционных рынках

0,042

Улучшение  качества продукции

0,054

Переобучение персонала

0,071

Повышение квалификации персонала

0,073

Качество   обслуживания   потребителей (R2 = 0,098)

 

Улучшение обслуживания потребителей

0,000

Освоение принципиально новой продукции

0,025

 

Раскрученностъ

торговой марки (R2 = 0,075)

 

Освоение новых каналов сбыта

0,005

Освоение принципиально новой продукции

0,063

Компьютеризация обработки управленческой информации

0,090

Налаженность системы сбыта (R2 = 0,073)

 

Освоение новых каналов сбыта

0,016

Улучшение обслуживания потребителей

0,056

  Источник: Расчеты поданным Центра экономической конъюнктуры при Правительстве РФ

Что касается собственно качества продукции, то на него влияло опять же не столько улучшение качества традиционной продукции, а совершенствование системы работы с потребителями и освоение принципиально новых видов продукции с иными потребительскими свойствами.

Если рассматривать область качества обслуживания потребителей (до-, после- и предпродажное обслуживание), то здесь главную роль действительно играли «фронтальные меры» по его улучшению, а также освоение новых видов продукции, предполагавших иной вид и уровень обслуживания.

В отношении раскрученности торговой марки следует отметить факт отсутствия связей между рекламными действиями (повышением затрат и/или изменением форм рекламы) и уровнем знания торговой марки. Это означает, что реклама не столь активна в России в качестве эффективного средства противодействия спаду продаж.

Наконец, налаженность системы сбыта достигалась, прежде всего, изменением каналов сбыта. Можно говорить о происходившем на фоне экономического кризиса пересмотре структуры сбытовых сетей и форм сбытовых стратегий предприятий.

Представлял интерес и вопрос о том, насколько все перечисленные меры по внедрению результатов НИОКР были связаны с динамикой экономического развития. Регрессионный анализ позволил обнаружить лишь два мероприятия по увеличению наукоемкости производства, значимо связанные с динамикой экономического развития, – улучшение системы обслуживания клиентов (потребителей) и проведение компьютеризации управленческой информации. Улучшение системы обслуживания потребителей действительно могло дать быстрый видимый эффект. Что касается компьютеризации обработки управленческой информации, то, очевидно, здесь также прослеживаются эффекты от лучшего ведения баз данных по клиентам, лучшего учета издержек и т.д. По крайней мере, обе данные меры оказались взаимосвязанными (коэффициент корреляции 0,197, уровень значимости 0,005).

На этом основании становится возможной разработка разнообразных  методик адекватной оценки научно-технического потенциала современного российского промышленного предприятия, его связи с факторами конкурентных преимуществ, дифференцированными по таким признакам, как сфера применения, количество учитываемых в методике элементов научно-технического потенциала, а также – по составу используемых приемов расчета и сопоставления, по способу отображения результатов расчета.

В результате эмпирических расчетов было обосновано заключение о прямой зависимости между ростом конкурентных преимуществ промышленных предприятий, активно реализующих свой научный и технологических потенциал, и вытеснением импортной продукции из структуры совокупного спроса и предложения России. Эта взаимосвязь положительно сказывается на стабилизации социально-экономической и финансовой ситуации в стране. 

В этих условиях необходимо определить оценить возможности каждого субъекта модернизационного процесса на каждой его стадии. Для этого попытаемся выделить условия, в которых вынужден функционировать каждый участник инновационного процесса и возможную окупаемость его активности (табл. 7).

Таблица 7

Стадии инновационного процесса

                         Стадии

Показатели

Государственная фундаментальная наука

Прикладная

наука

Производство (освоение)

Потребление (государство, бизнес, население)

Затраты на инновации

1

10

100

100

Эффект от инноваций

1 – 10

50 – 100

500 – 1000

500

Источник: составлено автором по: Теория эволюции социально-экономических систем / Под. ред. А. И. Татаркина, В. И. Маевского. М.: Экономика, 2008.

Расчеты показывают, что внутренняя противоречивость инновационного процесса и повышенный риск для его участников двояко отражаются на поведении и активности последних. С одной стороны, расчеты, основанные на оценке реальных затрат и эффектов промышленных предприятий Среднего Урала и экспертных оценках представителей власти, науки и бизнеса, свидетельствуют о весьма высокой и устойчивой эффективности инновационной деятельности. Это утверждение относится главным образом к прикладной науке, производителю и потребителю инновационного товара (услуги). Фундаментальная наука также получает возможность в процессе взаимосогласованных действий участников инновационного процесса осуществлять техническое обновление научной базы, создавать новые рабочие места и решать социальные проблемы науки.

С другой стороны, углубленный анализ инновационного процесса позволяет выделить слабые звенья и проблемы в цепочке «государственная фундаментальная наука — прикладная наука — производство — потребление», хроническая консервация которых сдерживает инновационное развитие и снижает его эффективность. При этом, несмотря на то что на каждой стадии есть возможности и резервы активизации инновационной деятельности, наибольшие претензии должны быть предъявлены к государству как носителю верховной власти при определении приоритетов развития страны, использовании необходимых институтов, механизмов и создании условий по мобилизации населения, госструктур и рыночных агентов на эффективную реализацию приоритетов развития.

Выделим основные проблемы, сдерживающие модернизацию (инновационное развитие) российской промышленности.

• Отсутствуют устойчивые и взаимовыгодные связи между участниками инновационного процесса — главным образом по причине слабой координирующей и направляющей деятельности государства и его органов.

• Государство как заказчик, гарант и координатор постепенно уходит из сферы НИОКР, что резко снижает инновационную активность. И тому есть много причин. Производственники не проявляют инновационной активности, пока сохраняется возможность получать сверхдоход ценовыми и внеэкономическими методами. Прикладная наука в виде отраслевой и заводской науки в процессе приватизации практически исчезла с «инновационной сцены», а ее рыночная замена — венчурные компании и фонды — не отличается долгожительством (всего 50 тыс., или 5% от общего числа). Потенциал таких компаний и фондов также весьма ограничен. По оценкам, венчурные фонды обладают лишь 5–6% научного потенциала России, тогда как в развитых странах на их долю приходится до 60%.

• Не отличается устойчивой стабильностью и фундаментальная наука, потенциал которой постоянно истощается перманентной чередой реформ, перестроек, реструктуризаций и обновлений. В аналогичном состоянии научный потенциал вузовской науки.

• Множество проблем накопилось и в потреблении инновационной продукции. Внутренний рынок до сих пор оценивается по остаточному принципу. А внешний с 1991–1997 гг. «принадлежит» инновационно продвинутым странам.

Только при определенных условиях Россия может встать на путь модернизации национальной промышленности.

Шестая группа проблем посвящена обоснованию направлений развития наукоемкого, высокотехнологичного сектора промышленности РФ в контексте ускорения процессов модернизации на основе эффективной  научно-технической и промышленной политики государства и механизма  финансового обеспечения необходимой для этого производственной инфраструктуры.

Таким образом, стратегическое управление с точки зрения исследуемых аспектов расширения конкурентных преимуществ на базе научно-технического развития промышленных предприятий – это использование выявленных закономерностей формирования и мультипликации новых межотраслевых технологических кластеров при осуществлении субъективных действий по выбору оптимальной логистической кривой движения технологий и при реализации стадий этого полного жизненного цикла в целях удовлетворения перспективных экономических интересов. Смысл стратегии ориентации на развитием конкурентных преимуществ заключается в своевременной концентрации усилий на создании и использовании достижений науки и обеспечении ресурсами динамики наукоемких и высоких технологий в интересах стратегических целей, создания условий для долгосрочной эффективности деятельности.

Это изменение в режиме развития имеет принципиальный характер. Оно означает, что практически весь прирост ВВП в среднесрочной перспективе может быть обеспечен только за счет повышения конкурентоспособности внутренне ориентированных производств. Это будет происходить в условиях открытия внутренних рынков и ужесточения конкуренции.

Главная проблема экономического роста в среднесрочной перспективе заключается в резком снижении вклада внешних факторов. С учетом прогнозируемого роста мировых цен на нефть и увеличения экспорта сырьевых товаров прирост ВВП за счет внешних факторов составит в благоприятном варианте всего 0,4-0,6 проц. п. в среднем за год, а в неблагоприятном – станет отрицательным.

В случае успешной трансформации российской экономики и ее интеграции в мировую экономику, а также формирования национальной инновационной системы, согласно инерционному сценарию, средние темпы ВВП в 2012-2015 гг. составят около 4,2%, согласно оптимистичному – около 6,1%, а по реалистичному – около 5%, что нацелено но, чтобы в 2011 г. возникла новая «точка» поворота (изменения) тенденций развития национальной промышленности: наукоемкие производства снова начнут расти темпами, превышающими среднепромышленные.

В начале XXI в. были определены четыре основных формы воздействия государства на науку и технику: во-первых, это прямая поддержка через бюджет разработки, коммерциализации и внедрения новых продуктов и технологий; во-вторых, это косвенная поддержка через фискальные меры и налоговую политику, а также административное регулирование в данной области; в-третьих, поддержка через инвестиции в систему образования, так как в новых условиях для эффективной реализации технологий требуется новая рабочая сила и менеджмент; и, в-четвертых, поддержка критических элементов хозяйственной инфраструктуры, жизненно необходимой для функционирования современной экономики.

В области организации национального промышленного потенциала было обращено внимание на два феномена: во-первых, правительство в своей промышленной политике должно исходить из того, что современная промышленность высоких технологий имеет тенденцию концентрироваться в определенных регионах, так называемый «феномен Силиконовой долины». Современная промышленность высоких технологий очень чувствительна к качеству «человеческого потенциала» и информационной среде. Новые кластеры высокотехнологичных фирм во многом дополняют друг друга, создавая информационную, культурную и другие среды в регионе их расположения, которые приводят к росту совокупной эффективности как отдельных фирм, так и всей совокупности фирм в кластере. Одновременно необходима программа расширения информационного обмена между фирмами, совместные меры по формированию новых рынков и т.п.

Специфика противоречий экономических интересов в сфере научно-технического развития заключается в пространственно-временном разрыве между затратами и результатами. Это объективно порождает разнонаправленность экономических интересов участников процесса развития. Поэтому автономное управление научно-технологическим развитием не может дать ожидаемых результатов. Государственное управление научно-техническим развитием промышленных предприятий может быть успешным лишь как составная часть всего хозяйственного механизма. При этом уровень централизации принимаемых решений должен обеспечивать единство технологической политики, не подрывая одновременно самостоятельности и ответственности основного экономического звена – промышленного предприятия.

На основе проведенного исследования следует сформулировать целевую функцию наукоемкого сектора национальной промышленности, которая предполагает обеспечение макроэкономического роста в стране в долгосрочной перспективе и потребностей всех групп потребителей за счет создания достаточного научно-технического задела в разработке и внедрении «технологий широкого применения».

Осуществленный анализ позволил предложить следующие конкретные меры по формированию механизма повышения наукоемкости промышленного производства в стран.

1. Для реализации последовательной и скоординированной политики повышения наукоемкой структуры промышленного производства в России необходимо:

- возложить на существующее министерство или специально созданное агентство ответственность за разработку, реализацию и координацию действий по стимулированию роста наукоемкости производства  в различных секторах экономики;

- совершенствовать процедуры сбора и анализа данных о наукоемкости во всех секторах экономики. Эта необходимость обусловлена тем, что существующие процедуры регулирования, преувеличенные прогнозы роста спроса на наукоемкую продукцию и неопределенность в отношении перспектив дальнейшего развития экономики  могут помешать развитию конкурентного рынка наукоемкой продукции и, следовательно, повышению значимости наукоемкой структуры национальной промышленности.

1.2. Выявить основные препятствия на пути повышения наукоемкости во всех секторах экономики и систематизировать их по приоритетности:

(1) несовершенная методология ценообразования и установления тарифов на ряде ресурсов. Методология установления тарифов, например, на электроэнергию в России препятствует долгосрочным инвестициям наукоемких предприятий в инновационные проекты;

(2) приоритет строительства новых мощностей. Инвестиции в повышение наукоемкости производства в три раза дешевле, чем строительство новых производственных структур. Тем не менее, промышленные предприятия постоянно недооценивают возможности внедрения инновационных технологий  как альтернативы новому строительству;

(3) завышенные прогнозы роста спроса на промышленную продукцию в России также способствуют инвестированию в строительство новых источников, а не в повышение наукоемкости. Минэнерго России, например, прогнозирует, что спрос на электроэнергию в России будет расти почти на 5% в год, однако, эти прогнозы основаны на данных чрезвычайно холодной зимы 2005/2006 гг., когда рост потребления электроэнергии составил 4,2% (по сравнению со средним показателем за предыдущие годы 2,4%), и поэтому могут быть завышенными. Другими словами, инвестиции в наукоемкие проекты рассматриваются как неадекватные задаче обеспечения спроса, растущего такими высокими темпами покрытия;

(4) риск замедления экономической динамики. Некоторые инвесторы и эксперты видят риски, связанные с тем, что правительство может приостановить или не завершить процесс либерализации взаимосвязей в экономике и т.п.

2. Детальный анализ и поиск оптимальных решений для каждого сектора повышения наукоемкости производства. Созданные методики решения проблем следует дифференцировать по времени на подготовку и необходимому объему средств для реализации, а также по микро- и макроэкономическим эффектам. Условно все меры следует объединить в три группы «Меры быстрой отдача», «Базовые меры» и «Высокозатратные, высокоэффективные меры». Названия групп отражают такие параметры, как время на подготовку, затраты на реализацию и эффект.

(1) Меры быстрой отдачи включают такие мероприятия, которые можно разработать менее чем за 1 год, и которые могут иметь значительный эффект при умеренных затратах. К ним относятся:

- информационная кампания по повышению уровня осведомленности в вопросах повышения наукоемкости производства;

- увеличение сроков бюджетного планирования, введение права распоряжаться сэкономленными затратами за счет введения инновационных технологий широкого применения, а также установление правил закупок, стимулирующих использование инновационных  технологий;

- широкое использование в инновационных проектах частно-государственного партнерства.

(2) Базовые меры представляют собой основу политики повышения наукоемкости, способствуют более быстрому осуществлению финансово оправданных инвестиций и к ним следует отнести:

- стандарты по внедрению определенного уровня инновационности оборудования в промышленное производство;

- программы управления спросом;

- повышение наукоемкости производства как условие предоставления субсидий на проведение капитального ремонта;

- скоординированные планы по разработке и внедрению «технологий широкого применения»;

- стимулирование финансирования наукоемких проектов банками и лизинговыми компаниями.

(3) Высокозатратные, высокоэффективные меры нацелены на устранение основополагающих причин низкой наукоемкости и способствуют повышению финансового потенциала до уровня экономического потенциала. Они связаны со значительно более высокими начальными затратами, однако большинство из них также гарантирует более существенную экономию ресурсов.

2.1. Первое по значимости - институциональное обеспечение вертикальных взаимосвязей  «правительство-предприятие» в сфере повышения наукоемкости промышленного производства. Оно может быть реализовано следующим образом.

(1)Государство, требуя проведения обязательных комплексных обследований для крупных предприятий, должно стимулировать их к разработке плана повышения наукоемкости их производства, а выделив субсидии на реализацию таких мероприятий, будет генерировать рост объемов производства и занятости. Это приведет к дополнительным налоговым поступлениям, которые и окупят затраты на субсидии. Так, каждая единица экономии за счет повышения наукоемкости производства в промышленности даст еще единицу дополнительной экономии по всей межотраслевой цепочке.

В этой связи правительство должно также оказывать грантовую помощь предприятиям в разработке программ повышения наукоемкости их производства.

(2) В рамках добровольных соглашений – партнерств власти и бизнеса по повышению наукоемкости производства - правительство в лице определенного министерства (или агентств) должно подготовить и заключить с промышленными ассоциациями соглашения о целевых показателях повышения наукоемкости основных видов промышленного производства. Региональные администрации могут заключать подобные соглашения с предприятиями, расположенными на их территории, подобно тому как в Китае действует программа для 1000 самых энергоемких предприятий, на долю которых приходится 48% всего потребления энергии промышленностью.

Предприятиям и холдингам, принявшим такие обязательства, могут предоставляться льготы и субсидии на закупку технологий широкого применения или пониженные ставки налогов.

          (3) Для реализации стратегии роста наукоемкости производства в качества целевой функции управления предприятием  необходимо повысить статус  лица, отвечающего в целом за состояние дел на предприятии. Стандарты повышения наукоемкости производства должны устанавливаться в соответствии с положениями ИСО 9000/14000 и обеспечивать формат для интеграции управления издержками предприятий. Центральными звеньями этой системы должны стать целевые Центры по эффективному использованию ресурсов и распространению технологий широкого применения, задания и «план повышения наукоемкости  продукции». Целевые задания для предприятия могут устанавливаться на основе целевых соглашений для промышленных ассоциаций или крупных холдингов, производящих наиболее инновационно емкую продукцию. Для успешной реализации «плана повышения  наукоемкости продукции и производства» необходима координация деятельности различных подразделений предприятия, наличие политики и процедур закупки нового оборудования, мониторинг важнейших индикаторов повышения наукоемкости и постоянная демонстрация руководству эффектов от реализации этих плана. Важным является развитие системы технического учета ресурсов на уровне агрегатов, компьютеризация обработки данных и поэтапный выход на диспетчерскую ресурсопотребления.

(4) Государство должно институционально обеспечить приоритет  промышленных систем, инжиниринг которых производится по критериям наукоемкости, надежности, повышения общей производительности и снижения издержек. Для оптимизации промышленных систем необходимо разрабатывать ресурсный баланс предприятия и генеральную схему развития технологий широкого применения предприятия, в рамках которой должны определяться основные технические решения; обеспечить гибкость реализации проектов; обеспечить возможности введения в эксплуатацию отдельных компонентов системы по требованию потребителей. Оптимизация предусматривает реализацию всех проектов со сроками окупаемости менее 2 лет.

(5) Государство должно оказывать финансовую поддержку предприятиям, инвестирующим в повышение наукоемкости производства. Эта поддержка может иметь форму возмещения части затрат на уплату процентов. Могут быть предоставлены субсидии из федерального бюджета в случаях осуществления проектов, направленных на инновационные технологии и повышение наукоемкости произведенной продукции при установке максимально эффективного оборудования и использовании вторичных ресурсов. Другие инструменты – ускоренная амортизация нового оборудования; инвестиционный налоговый кредит.

Специальные пакеты финансовой поддержки могут применяться при реализации типовых проектов повышения наукоемкости на промышленных предприятиях с минимальными рисками,  т.е. речь идет о «технологиях широкого применения».

         (6) Часть экономии следует использовать на материальное стимулирование службы главного, отвечающего на предприятии за наукоемкость оборудования и производства на продолжение реализации программы инновационных преобразований. В настоящее время в России основная часть капиталовложений в энергосбережение, например, финансируется за счет собственных средств предприятий. При обосновании финансирования проекта за счет собственных средств важно определиться с направлением использования полученной экономии. Она может быть полностью изъята на прочие нужды предприятия. Следует запустить револьверный механизм, когда последующие этапы программы повышения наукоемкости реализуются за счет экономии, полученной на предшествующих этапах.

 (7) Необходимо разработать стандартизированные банковские технологии финансирования проектов по повышению эффективности производства в промышленности. Возможна схема, когда для проекта, разработанного с привлечением гранта от правительства, залоговые требования и другие требования по повышению рисков могут быть существенно снижены. Упрощенный процесс разработки, анализа и оценки проектов может помочь минимизировать накладные расходы и снизить риски.

(8) Следует формировать условия для развития инновационного сервисного бизнеса в промышленности. Предприятие может заключить контракт – соглашение об услугах с сервисной компанией (СКО), которая берет на себя комплексную ответственность за инжиниринговые, строительные и финансовые вопросы. Пpедпpиятие-клиент имеет дело только с СКО, а та, в свою очередь, – уже с поставщиками оборудования, субподрядчиками и финансовыми институтами. Обычный проект с жестким технологическим заданием заменяется более гибким итеративным процессом, в котоpом техническое задание может модифицироваться в зависимости от параметров функционирования оборудования и технологических карт. СКО берет на себя ответственность за функционирование проекта и получает оплату за счет части сэкономленной в результате реализации проекта затрат. СКО либо прямо обеспечивает финансирование, либо организует финансирование проекта каким-либо финансовым институтом. В последнем случае СКО гарантирует, что полученная за счет проекта экономия будет достаточной для выплаты долга и процентов по нему.

2.2. Второй по значимости является реформа тарифообразования в инфраструктурных сферах экономики. Она должна быть нацелена на реформирование способа возмещения наукоемким компаниям своих затрат через цены: уровень тарифов, тарифная система (классификация потребителей) и структура тарифов (например, одноставочные или двуставочные тарифы) должны максимально точно отражать затраты, понесенные предприятиями-инноваторами.

Регулирование по методу «затраты-плюс» препятствует повышению эффективности эксплуатации и технического обслуживания оборудования и реализации капиталовложений, даже если эти капиталовложения со временем могут принести экономию затрат у потребителей.

Переход к методу доходности инвестированного капитала (RAB) предполагает установление тарифов на долгосрочный (3-5 лет) период регулирования. При этом регулируемой организации возмещается экономически обоснованная доходность инвестированного капитала (от 6% до 12%). Указанный метод позволит привлечь существенный объем частных инвестиций в развитие наукоемких производств  с сохранением умеренного роста цен и тарифов.

Необходимость сокращения доли прямого тарифно-ценового регулирования инфраструктурных секторов предопределяет новые требования к эффективному и согласованному государственному регулированию конкурентных и регулируемых секторов.

Программы отраслевого развития, региональные программы, инвестиционные программы субъектов естественных монополий, программы капитального строительства коммунальных организаций, включая программы повышения энергоэффективности, должны быть увязаны и синхронизованы между собой, для чего целесообразно:

- сформировать и ввести процедуры разработки, согласования и корректировки инвестиционных (капитальных) программ регулируемых субъектов с выделением мероприятий по энергоэффективности;

- при разработке долгосрочных целевых программ регулируемых субъектов, федеральных и региональных целевых программ учитывать сценарные отраслевые прогнозы, варианты финансирования, включая бюджетное, тарифное финансирование и возможности и условия привлечения частных инвестиционных средств;

- сформировать и внедрить систему мониторинга и контроля за утвержденными инвестиционными (капитальными) программами, сочетающую принципы проектного финансирования, мониторинг/контроль ключевых событий инвестиционного процесса, достижение промежуточных и конечных результатов.

2.3. Третий по значимости является система мер по реализации  требования обеспечения минимальной доли ресурса эффективности в инвестиционных и производственных программах промышленных компаний.

Для этого нужно внести в законодательство положения, обязывающие промышленные компании формировать инвестиционные программы на основе интегрированного планирования инновационных  ресурсов и позволяющие запускать и финансировать программы управления спросом на объектах потребителей. Для этого необходимо внедрять программы управления спросом через добавление определенной суммы к счетам за продукцию, определяя размер обязательной ежегодной экономии ресурсов за счет инновационных технологий для производителей промышленной продукции.

Для этого необходимо разработать необходимые требования и документацию для представления компаниями инвестиционных программ, содержащих финансирование мер по повышению эффективности производства за счет инновационных технологий, которые организуются в форме программ управления спросом, содержащих разделы по повышению эффективности производства. Минимизация этих затpат пpи pегулиpовании ноpмы pентабельности позволит замедлить pост стоимости ресурсов, оpганически сочетая пpи этом интеpесы потpебителей и производственных компаний.

3. Важным направлением регулирования деятельности промышленных компаний является введение практики реализации программ управления спросом. Для этого используются схемы «белых сертификатов» – документов, удостоверяющих достижение определенного уровня инновационной активности на предприятии  – основана на аналогичных схемах, таких как схема торговли выбросами Европейского Союза и схема «зеленых сертификатов».

«Белые сертификаты», иначе называемые «ресурсосберегающими сертификатами» или «ресурсосберегающими кредитами», являются документами, выдаваемыми уполномоченными государственными органами и удостоверяющими достижение определенного объема экономии ресурсов. Сертификаты могут быть получены за реализацию проектов (самостоятельно или с помощью СКО), в результате которых достигнута экономия ресурсов сверх базового уровня.

Алгоритм запуска такой схемы включает: назначение органа по выдаче сертификатов; четкое определение сертификатов: размер, технологии, критерии, сроки действия и т.д.; определение «правил торговли»; создание системы регистрации, мониторинга и верификации; определение наказаний за невыполнение обязательств; организацию погашения (выкупа) сертификатов.

4. Внедрение методики оптимального использования экономического и рыночного потенциалов эффективности промышленного производства при выборе инвестиционных проектов.

Экономически целесообразные и финансово привлекательные мероприятия по повышению эффективности должны отбираться из числа технически эффективных путем сравнения затрат и выгод от реализации этих мероприятий. Для определения затрат при реализации проектов целесообразно использовать подход, основанный на «стоимости сэкономленного ресурса (CSE)».

Эта методика позволяет разграничивать экономически целесообразные и финансово привлекательные инвестиции путем учета в первых сопутствующего снижения потребления первичной энергии от проектов по повышению эффективности в секторах конечного потребления. В результате интегрированной  оценки полученного эффекта от реализации инновационных инвестиционных проектов в целом можно получить экономию в объеме, например, 31% всего объема инвестиций в промышленность в 2008 г.

    На основе выполненного исследования сделаны следующие выводы и предложения:

Во-первых, эмпирически доказано теоретические предположения о взаимосвязи «конкурентных преимуществ» > «научно-технического потенциала предприятия» > «текущего экономического положения» > «системы целеполагания» > «инновационных стратегий».  Абсолютное большинство предполагаемых взаимосвязей оказались статистически значимыми на уровне вероятности 90—95% и более.

Во-вторых, даже в условиях крайней напряженности текущей хозяйственной ситуации и общего крайне сложного положения предприятий выявилась значительная вариантность в системах целеполагания руководителей.

В-третьих, несмотря на давление краткосрочных хозяйственных соображений и вынужденной конфигурации общих «инновационных действий», обнаружена значительная вариативность в применяемых инновационных стратегиях.

В-четвертых, в условиях крайнего дефицита ресурсов происходила централизация большинства инновационных решений. Как результат, менеджеры среднего звена были скованы в проявлении инициативы и прав корректировать существующие рутины. Руководители были недовольны низким уровнем инициативности и исполнительности их непосредственных подчиненных. На предприятиях образовывался порочных круг сковывания инновационного поведения.

В-пятых, помимо общетеоретических выводов были получены важные практические результаты. В нестабильной внешней среде зафиксированы «лихорадочные попытки» руководителей предприятий фиксировать или улучшать положение предприятия путем экстенсивных продуктовых и процессных инноваций. При этом радикальные инновации были оценены как более эффективные по сравнению с инкрементальными. Среди процессных инноваций особую важность имели как внутриорганизационные инновации (перестройка систем управленческого учета), так и межорганизационные инновации (пересмотр систем сбыта). Это внушает надежду на успешное решение промышленными предприятиями финансовых проблем и их выход на новые траектории научно-технического развития и расширения конкурентных преимуществ, что обусловит тенденцию к импортозамещению.

Главным должен стать подход, предполагающий стимулирующее воздействие как на процессы формирования национального наукоемкого производства в целом в рамках национального хозяйства, так и на развитие ее отдельных ключевых институтов и их взаимодействие.

В первом случае должен использоваться широкий спектр рамочных мероприятий промышленной и научно-технической  политики, призванных содействовать повышению потенциала саморазвития системы за счет привлечения финансовых ресурсов частного сектора. Во втором – речь должна идти о мероприятиях, сфокусированных на решении отдельных проблем научно-технического прогресса и  развития, ориентированного на высокие технологии. К ним, относятся финансовые и налоговые меры, расширяющие возможности доступа мелких и средних предприятий к источникам рискового финансирования. Основная цель состоит в обеспечении эффективного взаимодействия между различными сферами деятельности в сфере НИОКР.

В-шестых, выделена системообразующая роль энергетики с точки зрения опосредования ее связи и с производственной инфраструктурой и практически со всеми сегментами реального сектора экономики. Доказана ее роль в ускорении процессов модернизации национальной промышленности в контексте устойчивой глобальной тенденции  роста общего потребления энергетических ресурсов в мире. Доказано, что рост энергоемкости валового внутреннего продукта в стране в значительной мере обусловлен неэффективностью электроэнергетики как важнейшей отрасли ТЭК.

В-седьмых, выделены причины высокой энергоемкости промышленного производства, тормозящего процессы модернизации, которые связаны с:

  1. неадекватной нормативно-правовой базой функционирования естественно монопольной и свободно конкурентной структур этой вертикально интегрированной отрасли;
  2. значительной долей физически и морально устаревшего оборудования в сферах промышленного производства;
  3. отсутствием оптимально выстроенной вертикали органов, ответственных за повышение энергоэффективности в промышленности;
  4. неадекватной мотивацией к энергоэффективности всех участников структурных связей по поводу производства, передачи и потребления электрической энергии;
  5. отсутствием системы мониторинга состояния энергоэффективности в отрасли и других структурах экономики;
  6. неадекватной политикой тарифообразования на электрическую энергию.

          3. Основные положения диссертационной работы изложены автором  в следующих публикациях:

Монографии и главы в монографиях

1. Матвеев В.В. Механизм совершенствования макротехнологической структуры российской промышленности / В.В. Матвеев. Монография. – Москва: ООО Издательство «Компания Спутник+», 2005. – 318 с. (20,69 п.л.). 

2. Матвеев В.В. Управление факторами  роста промышленного производства в  России / В.В. Матвеев. Монография. – Москва: ООО Издательство «Компания Спутник+», 2008. – 186 с. (12,1 п.л.). 

3. Матвеев В.В. Модернизация российской промышленности на основе инфраструктурных факторов долгосрочного роста национальной экономики / В.В. Матвеев. Монография. – Москва: ООО Издательство «Компания Спутник+», 2011. – 292,1 с. (19 п.л.). 

4. Матвеев В.В. Инфраструктурные факторы модернизации российской промышленности / В.В. Матвеев. Брошюра. – Москва: ООО Издательство «Компания Спутник+», 2012. – 61,5 с. (4,0 п.л.).

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК

5. Матвеев В.В. Эффективная реализация многоотраслевых проектов интегрированными корпоративными структурами // Экономические науки. 2011. - №4. – С. 194-199. (0,5 п.л.).

6. Матвеев В.В. Инновационная активность компаний и технологическое обновление российского промышленного производства // Вопросы экономики и права. – 2011. - №4. – С. 167-174 (0,5 п.л.).

7. Матвеев В.В. Механизм посткризисного роста российской промышленности // Экономические науки. 2011. – №5. – с. 206-210. (0,5 п.л.).

8. Матвеев В.В. Особенности структуры современной российской промышленности и механизм формирования факторов ее роста //  Вопросы экономики и права. – 2011. № 4. – С. 272-278 (0,5 п.л.).

9. Матвеев В.В. Консолидация различных форм бизнеса для целей экономического развития национальной промышленности в региональном разрезе //  Вопросы экономики и права. – 2011. - № 8  – с. 101-108. (0,5 п.л.).

10.  Матвеев В.В. Инновационное обновление промышленного производства – объективный механизм выхода из экономической рецессии // Вопросы экономики и права. – 2011. – №9 – С.  177-185 (0,5 п.л.).

11. Матвеев В.В. Инфраструктурные факторы развития национальной промышленности // Экономические науки. 2011. - №9. – с.159-162. (0,5 п.л.).

12. Матвеев В.В. Роль инфраструктурных инвестиций в национальном процессе воспроизводства // Экономические науки. 2011. - №10. – с.68-75. (0,5 п.л.).

13. Матвеев В.В. Формирование механизма повышения эффективности инфраструктурных отраслей промышленности России (на примере электроэнергетики) //  Вопросы экономики и права. – 2011. - № 10  – с. 114-121. (0,5 п.л.).

14. Матвеев В.В. Эффективное инфраструктурное обеспечение ускоренного развития высокотехнологических отраслей // Экономические науки. 2011. - №11. – с. 123-130. (0,5 п.л.).

15. Матвеев В.В. Инфраструктурное обеспечение процессов модернизации национальной промышленности //  Вопросы экономики и права. - 2011. - № 12  – С. 115- 120 (0,5 п.л.).

16. Матвеев В.В. Модернизационный потенциал инфраструктурных сфер                              российской экономики // Экономические науки. 2012. - №1. – С. 70-76 (0,5 п.л.)

17. Матвеев В.В. Концептуальные положения теории изменения технологической структуры национальной  промышленности //  Вопросы экономики и права. - 2012. - № 1  – С. 199-203 (0,5 п.л.)

18. Матвеев В.В. Становление новой технологической структуры промышленности в процессе замещения неэффективных производств более эффективными // Экономические науки. 2012. - №2. – С. 103-110 (0,5 п.л.)

19. Матвеев В.В. Взаимообусловленность роста энергосбережения и экономии финансовых ресурсов в механизме вытеснения устаревших технологий //  Вопросы экономики и права. - 2012. - № 2  – С. 195-200 (0,5 п.л.)

Публикации в других изданиях

20. Матвеев В.В. Совершенствование системы оценки эффективности управленческих решений промышленного предприятия / Современная экономика: методология, теория и практика // Приложение к журналу  «Экономические науки». - 2003. - № 2 – 21 с. (0,95 п.л.).

21. Матвеев В.В. Механизм перераспределения источников бюджетного финансирования приоритетных инновационных проектов / Современная экономика: методология, теория и практика // Приложение к журналу  «Экономические науки». - 2003. - № 4 – 22 с. (1,0 п.л.).

22. Матвеев В.В. Реализация системы действующих и принимаемых бюджетных обязательств в механизме оперативного перераспределения источников финансирования приоритетных инновационных проектов  / Современная экономика: методология, теория и практика // Приложение к журналу  «Экономические науки». - 2004. - № 1 – 22 с. (1,0 п.л.).

23. Матвеев В.В.  Программно-целевое бюджетирование как инструмент стимулирования промышленных предприятий, внедряющих приоритетные инновационные технологии. / Современная экономика: методология, теория и практика // Приложение к журналу  «Экономические науки». - 2004. - № 3 – 20 с. (0,8 п.л.).

24. Матвеев В.В.  Формирование интегрированных показателей оценки  эффективности управленческих решений / Современная экономика: методология, теория и практика // Приложение к журналу  «Экономические науки». - 2005. - № 2 – 22 с. (1,0 п.л.).

25. Матвеев В.В. Интегрированные показатели оценки эффективности управленческих решений / Современная экономика: методология, теория и практика // Приложение к журналу  «Экономические науки». - 2006. - № 1 – 21 с. (0,9 п.л.).

26. Матвеев В.В. . Особенности трансформации организационных структур промышленных компаний в условиях реструктуризации бизнеса / Современная экономика: методология, теория и практика // Приложение к журналу  «Экономические науки». - 2006. - № 4 – 20 с. (0,85 п.л.).

27. Матвеев В.В. Формирование инструментов государственного управления инновационным развитием отечественных отраслей промышленности / Современная экономика: методология, теория и практика // Приложение к журналу  «Экономические науки». - 2007. - № 3 – 22 с. (1,0 п.л.)

28. Матвеев В.В. Технологическое обновление промышленного производства как основа инновационной активности предприятий / Современная экономика: методология, теория и практика // Приложение к журналу  «Экономические науки». - 2007. - № 4 – 20 с. (0,85 п.л.)

29. Матвеев В.В. Декомпозиция факторов роста российской промышленности // Актуальные проблемы экономической науки и образования / Сборник научных статей. Под ред. проф. Ф.Ф. Стерликова. Вып. 1. – М.: МИЭМ, 2008. – С. 65-77 (0,6 п.л.).

30. Матвеев В.В. Базовые положения теории декомпозиции факторов промышленного роста // Актуальные проблемы экономической науки и образования / Сборник научных статей. Под ред. проф. Стерликова Ф.Ф. – М.: МИЭМ, 2009.  – С. 44-53 (0,5 п.л.).

31. Матвеев В.В. Сравнительный анализ промышленных предприятий в зависимости от их научного и технологического потенциала  // Актуальные проблемы экономической науки и образования / Сборник научных статей. Под ред. проф. Стерликова Ф.Ф. Вып 2.  - МИЭМ, 2009.  – С. 35-48 (0,7 п.л.)

32. Матвеев В.В.  Инфраструктурный потенциал модернизации российской промышленности // Актуальные проблемы экономической науки и образования / Сборник научных статей. Под ред. проф. Стерликова Ф.Ф. – М.: МИЭМ, 2010, вып. 2. – С. 68-88 (1,0 п.л.)

33. Матвеев В.В. Инфраструктурное обеспечение долгосрочного роста российской промышленности  / Сборник научных статей. Под ред. проф. Стерликова Ф.Ф. – М.: МИЭМ, 2010, вып. 1.  –  С. 54-63 (0,5 п.л.)

Worrell, E., Neelis, M., Price, L., Galitsky, C., Zhou, N. World Best Practice Energy Intensity Values for Selected Industrial Sectors, 2007. Berkeley, CA: Lawrence Berkeley National Laboratory. 2007.

По оценкам автора, энергоёмкость российского ВВП в 2008 г. снизилась на 4,5%, а в кризисные 2009-2010 гг. ее снижение сокращалось до 2-3% в год.

I. Bashmakov. Costs and benefits of CО2 emission reduction in Russia. In “Costs, Impacts, and Benefits of CO2 Mitigation. Y. Kaya, N. Nakichenovich, W. Nordhouse, F. Toth Editors. IIASA. June 1993.

Скорректированный на изменение запасов и на чистый экспорт энергии.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.