WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

История становления и развития европейского национализма во второй половине XX века.

Автореферат докторской диссертации

 

На правах рукописи

Кирчанов Максим Валерьевич

ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ

ЕВРОПЕЙСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА

Специальность 07.00.03 - «Всеобщая история» (новая и новейшая история)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Воронеж 2012


Диссертация выполнена на кафедре

истории нового и новейшего времени

ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет»


Научный консультант:


Мирошников Александр Викторович

доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории нового и новейшего времени ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет»



Официальные оппоненты:


Крючков Игорь Владимирович

доктор исторических наук, профессор заведующий кафедрой новой и новейшей истории ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет»


Нечаев Дмитрий Николаевич

доктор политических наук,

доцент кафедры связи с общественностью

ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный

университет»

Пленков Олег Юрьевич

доктор исторических наук, профессор кафедры истории нового и новейшего времени ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет»


Ведущая организация:


ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»


Защита состоится «30» мая 2012 г. в___ часов на заседании Диссертационного совета ДМ

212.038.25 по историческим наукам при Воронежского государственном университете по адресу: 394068, г. Воронеж, Московский пр-т 88

С     диссертацией     можно     ознакомиться     в     научной     библиотеке     Воронежского государственного университета (ул. Проспект Революции 24).


Автореферат разослан «_


2012 г.



Ученый секретарь диссертационного совета, доктор исторических наук, доцент


Н.П. Писаревский


2


Актуальность исследования

XX век вошел в историю Европы не только как столетие новых вызовов, представленных в виде авторитарных политических режимов и двух мировых войн, но и как эпоха национализма. Актуальность изучения данной темы обусловлена растущим интересом, как современного общества, так и профессиональных историков к исследованию проблем национализма. Актуальность настоящего исследования тем более велика, если принимать во внимание и то, что на протяжении значительного времени именно национализм и националистическая риторика правящих политических элит и представителей различных групп общества играли роль официального политического языка для целого ряда режимов. Артикуляция националистического политического языка имела различные формы. Национализм входил в число тех инструментов, которые использовались авторитарными политическими режимами для мобилизации масс. С другой стороны, нередко именно национализм играл роль и универсального политического, культурного кода, интеллектуального сигнала для политической оппозиции, которая использовала национализм как средство борьбы с авторитаризмом. Выбор темы диссертационного исследования связан и с тем, что если в начале XX века национализм сыграл важнейшую роль в борьбе за национальное освобождение и появление новых национальных государств, то в 1970 - 1980-е годы национализм нередко использовался как средство борьбы с политическими элитами не только за национальное, но и политическое освобождение, в том числе и в таких, на первый взгляд, далеких друг от друга регионах как Македония, Чувашия, Каталония и Грузия.

Изучение национализма в европейских регионах обретает особую актуальность в силу ряда факторов.

  1. Конец XXвека не стал временем заката национализма. Прогнозы скептиков и либералов относительного скорого отмирания нации и национального государства, рожденные на волне краха авторитарных режимов и, как казалось, общей победы ценностей прав и свобод человека в западной либеральной традиции, внешних успехов интеграционных проектов, в первую очередь европейского, не оправдались. В большинстве европейских государств продолжает развиваться националистическая традиция, которая проявляется, как в существовании партий и движений националистической ориентации, так и в наличии влиятельного национально ориентированного лобби в интеллектуальной и научной среде.
  2. Национализм устойчив к вызовам. В подобной ситуации чрезвычайной устойчивости и высокой адаптивности чувств, основанных не на политических, а на этнических принципах, национализм, национальная идентичность, национальное государство снова вошли в повестку дня мировых событий, прочно заняв свое место в информационных лентах новостных агентств и каналов. Национализм проявил себя как чрезвычайно гибкая идеология, которая оказалась в состоянии противостоять вызовам политических идеологий, обладавших значительной степенью универсальности, что в первую очередь относится к различным вариантам коммунистической доктрины, реализуемой в СССР и Югославии. К концу 1980-х годов в противоборстве между идеями

3


верности идеологии и преданности нации национальный принцип оказался в наибольшей степени доминантным.

  1. Отсутствие политического опыта стимулирует развитие национализма. Анализируемые в рамках настоящего диссертационного исследования регионы обладают крайне незначительным политическим опытом, связанным с институтами, действующими в рамках сложившихся демократических режимов. На протяжении длительного времени националисты в ряде европейских регионов воспринимались как маргиналы и политические аутсайдеры, а сами регионы, которые они представляли, были вынуждены довольствоваться статусом периферии в составе существующих гомогенных государств. С другой стороны, независимые Грузия и Македония на политической карте мира возникают только в начале 1990-х годов, а Каталония и Чувашия продолжают оставаться национализирующимися регионами, которые не обладают суверенитетом, хотя и наделены некоторыми атрибутами (флаг, герб, гимн, националистическая мифология) и институтами государственности (Женералитет в Каталонии, Президент в Чувашской Республике), в том числе - и национальной. В подобной ситуации универсальным принципом участия становится национализм. В европейских регионах национализм играет значительную роль в разных сферах жизни социума - в политической, культурной, научной, интеллектуальной...
  2. Существующие противоречия между этническими группами благотворно влияют на развитие национализма. Европейские регионы представляют собой территории, где политические конфликты и противоречия между этническими сообществами и социальными группами, имеющие национальные основания, далеки от разрешения. Для Македонии сохраняет актуальность конфликт между македонским и албанским сообществом. Далеки от разрешения и урегулирования спорные вопросы, связанные с отношениями Македонии со своими ближайшими соседями - Болгарией и Грецией. Значительная часть представителей болгарского научного и академического сообщества отрицает сам факт существования македонской нации и македонского языка. Греческие элиты не скрывают своего несогласия с самим названием «Македония», видя в этом угрозу национальной и территориальной целостности Греции. Нерешенными остаются конфликты между Грузией и Южной Осетией, а также Абхазией. На территории внешне спокойных Чувашии и Каталонии существуют предпосылки для радикализации национализма.
  3. Общая неопределенность перспектив развития анализируемых регионах делает актуальным изучение национализма. Актуальность изучения национализма в упомянутых выше регионах связана с амбициями некоторых националистических лидеров пересмотреть существующие границы, что связано с изменением политического статуса наций, от имени которых они выступают. В Каталонии действует мощное националистическое движение, выдвигающее в качестве своей цели отделение от Испании и создание национального государства. Сами идеи каталонского национализма, связанные с независимым статусом местной культуры и языка, не всегда находят понимание со стороны носителей кастильского языка и сторонников сохранения территориального  единства.   В  августе  2008  года правящие элиты  Грузии

4


попытались использовать наиболее радикальную модель для урегулирования ситуации в Южной Осетии. Новости, приходящие с Балкан и Кавказа убедительно свидетельствуют о том, что говорить о конце национализма и завершении эпохи национального государства рано.

  1. Актуальность изучения национализма связана с универсальностью, характерной для националистических движений. Принимая во внимание факторы, перечисленные выше в рамках настоящего диссертационного исследования предпринята попытка проанализировать проблемы исторического развития национализма на примере европейских регионов, показав не только разрушительную силу, но и созидательный потенциал гражданского национализма. С другой стороны, не следует забывать ту роль, которую именно национализм сыграл в создании Европы и конструировании Запада. Национализм превратился в универсальный культурный код и политический язык.

  2. Изучение национализма представляет особую актуальность для многонациональных обществ. Российская Федерация относится к числу полиэтничных государств. Чувашская Республика, один из субъектов РФ, подобно всему государству в целом, является многонациональным регионом. На территории Чувашской Республики проживают чуваши, русские, украинцы, татары, марийцы. Тем не менее развитие в регионе чувашского национального движения (в отличии от других европейских регионов) не привело к обострению национальных проблем в регионе. Относительно мирное решение территориальных проблем в условиях предоставления широкой автономии при сохранении политического единства придает особую уникальность изучению региональных национализмов. Поэтому, политический язык национализма, националистическая риторика, националистические практики, национальное воображение, особенно - в национальных республиках - субъектах Российской Федерации - все эти феномены нуждаются в изучении.

Таким образом, представляется актуальным сравнить историческое развитие национализма в европейских регионах в силу сходной динамики их развития, наличия общих целей и задач, сходных этапов в истории национальных движений. Несмотря на определенную географическую отдаленность изучаемых регионов, националистические движения в целом привели к сходным результатам, связанным с появлением новых государств (Македония, Грузия) и с изменением статуса национальных регионов (Каталония, Чувашия) в составе существующих многонациональных государств. Кроме этого, особую актуальность настоящей проблематике придает и то, что национальные движения в изучаемых регионах не только сохраняют активность, но их анализ позволяет выделить как общие, так и особенные черты в развитии национализма, который отличается значительной активностью на территории современной Европы и РФ в целом.

5


Объект и предмет исследования

Объектом диссертационного исследования является национализм как политическое движение и идеология, а также как фактор, способствовавший политической модернизации европейских регионов, что привело к изменению их статуса. Предмет исследования - особенности развития и функционирования национализмов в европейских регионах, основные этапы, а так же направления модернизации, в рамках которых национализм был основным фактором, стимулирующим политические, социальные и культурные перемены.

Хронологи ческие рамки

Хронологические рамки исследования ограничены наиболее важными с точки зрения развития национализма этапом - второй половиной XX века. При этом автор затрагивает, проблемы связанные и с более ранним этапом в истории национализмов, так как они необходимы для понимания их возникновения и трансформаций националистических движений во второй половине XX столетия.

Историография проблемы

Проблемы развития европейских национализмов неоднократно освящались историками. При этом число сравнительных исследований, посвященных национализму в истории европейских регионов невелико.

Принцип сравнительного анализа, предложенный для изучения политических режимов, систем и процессов, позднее был использован для изучения национализма, хотя по численности сравнительные штудии явно уступают исследованиям, посвященным отдельным национализмам1. В рамках западных исследований национализма к настоящему времени сложилась определенная методология, связанная с компаративным изучением национализма - националистических движений, партий, националистического опыта и воображения. Это, например, относится к исследованиям Р. Бендикса, Г. Бреннана, К. Вердери, Дж. Фридмэна, Т. Камуселлы, Ю. Слезкина, А. Мотыля, Т. Викса, М. Шкандрия, С. Требста и других , посвященным проблемам кризиса

1 Исхаков С. Истории народов Поволжья и Урала. Проблемы и перспективы «национализации» / С. Исхаков

// Национальные истории в советском и постсоветском государствах / ред. К. Аймермахер, Г. Бордюгов. -

М, 1999. - С. 275 - 298; Уяма Т. От «булгаризма» через «марризм» к националистическим мифам: дискурсы

о татарском, чувашском и башкирском этногенезе / Т. Уяма // Новая волна в изучении этнополитической

истории Волго-Уральского региона. Сборник статей / ред. К. Мапузато. - Саппоро, 2004. - С. 16-51; Akiba

J. Preliminaries to a Comparative History of the Russian and Ottoman Empires: Perspectives from Ottoman Studies

/ J. Akiba // Imperiology: From Empirical Knowledge to Discussing the Russian Empire / ed. Kimitaka Matsuzato. -

Sapporo, 2007. - P. 33 - 48; Christou A. Persisting Identities: Locating the Self and Theorizing the Nation / A.

Christou // BJS. - 2003. - Vol. 47 (Nationalisms: Negotiating Communities, Boundaries, and Identities). - P. 115 —

134. и др.

2 Вике Т. Мы или они? Белорусы и официальная Россия, 1863 - 1914 / Т. Вике // Российская Империя в

зарубежной историографии / сост. П. Верт, П. Кабытов, А. Миллер. - М., 2005. - С. 589 - 609; Мотыль А.

6


традиционных идентичностеи в условиях вызовов со стороны гражданских и этнических национализмов, эволюции гражданского национализма в контексте политической модернизации, национализму в авторитарных политических режимах, роли лингвистического воображения и языковой мобилизации, националистического воображения, создания текстов как формы политического участия в контексте развития национализма и идентичностеи в условиях социальных перемен, фактору исторического и политического воображения в рамках функционирования национализма в рамках модернизирующихся обществ, регионализации националистического опыта и конструированию новых альтернативных и маргинальных идентичностеи.

В 1990 - 2000-е годы методы, которые раннее были распространены преимущественно в западной историографии национализма, начинают использоваться и российскими исследователями, но к настоящему времени компаративных исследований национализма на русском языке вышло крайне немного. Важное место в массиве исследований о национализме и модернизации занимают тексты, посвященные национализму финно-угорских и тюркских наций Российской Федерации, написанные под явным влиянием исследований европейских и американских авторов, посвященных европейским национализмом . Элементы компаративного анализа мы можем найти в исследованиях А.Н. Кутявина4 и К.И. Куликова, посвященных национальному движению восточно-финских народов5, а так же Р.Г. Кузеева6. Методологические и концептуально среди исследований, посвященных напионализмам народов России, выделяются работы СВ. Васильева, В.Л. Шибанова и И.К. Калинина. СВ. Васильев и В.Л. Шибанов в своей монографии 1997 года предприняли попытку написания и описания удмуртской истории в системе европейских координат гуманитарного знания в рамках дискурсивного анализа. И.К. Калинин8, опираясь на западные теории модернизации, проводит комплексный анализ  процессов  модернизации и развития национализма и

Пути империй: упадок, крах и возрождение имперских государств / А. Мотыль. - М., 2004; Слезкин Ю. СССР как коммуниальная квартира, или каким образом социалистическое государство поощряло этническую обособленность / Ю. Слезкин // Американская русистика. Вехи историографии последних лет. Советский период. Антология / сост. М. Дэвид-Фокс. - Самара, 2001. - С. 329 - 374; Bendix R. Nation-Building and Citizenship / R. Bendix. - NY., 1964; Brennan G. Language and Nationality: the role of police toward Geltic language in the consolidation of Tudor Power / G. Brennan // Nations and Nationalism. - 2001. - Vol. 7.-№3.-Р.317-338.идр.

3 География интересов европейских и американских исследователей национализма чрезвычайно широка.

См.: Le Caine Agnew Н. New States, Old Identities? The Czech Republic, Slovakia and Historical Understandings

of Statehood / H. Le Caine Agnew // Nationalities Papers. - 2000. - Vol. 28. - No 4. - P. 619 - 650; Lallukka S.

Finno-Ugrians of Russia: Vanishing Cultural Communities / S. Lalluakka // Nationalities Papers. - 2001. - Vol. 29.

-No l.-P. 9-40. идр.

4 Кутявин А.Н. Удмуртское национальное движение в контексте этнокультурной и политической истории

народов Волго-Камья в конце XIX - первой четверти XX века / А.Н. Кутявин // Этническая мобилизация во

внутренней периферии. Волго-Камский регион начала XX века. Сборник докладов / ред. С. Лаллукка, Т.

Молотова, К. Куликов. - Ижевск, 2000. - С. 64 - 77.

5 Куликов К.И. Национально-государственное строительство восточно-финских народов в 1917 - 1937 гг. /

К.И. Куликов. -Ижевск, 1993.

6 Кузеев Р.Г. Национальные движения в Волго-Уральском регионе и федерализм в России / Р.Г. Кузеев //

Этничность и власть в полиэтничных государствах. Материалы международной конференции 1993 года /

отв. ред. В.А. Тишков. - М., 1994. - С. 239 - 256.

7 Васильев С.Ф., Шибанов В.Л. Под тенью зэрпала (дискурсивность, самосознание и логика истории

удмуртов) / С.Ф. Васильев, В.Л. Шибанов. - Ижевск, 1997. - 304 с.

8 Калинин И.К. Восточно-финские народы в процессе модернизации / И.К. Калинин. - М., 2002. - 178 с.

7


идентичностей коми, мари, мокша, эрзя и удмуртов. Попытки сравнительного анализа националистического опыта финно-угорских народов России содержатся в исследованиях финских ученных С. Лаллукки9, Й. Реми10, Й. Луутонен11 и некоторых других российских и зарубежных авторов. Следует упомянуть и исследования П. Варнавского , посвященные феномену бурятского национализма и содержащие элементы сравнительного анализа.

Элементы компаративного изучения национализмов имеют место в рамках российского славяноведения. Одной из первых попыток сравнительного исследования национализма стала монография А.С. Мыльникова, анализирующего феномены националистических Возрождений в Центральной Европе13. Ряд исследований конкретных национализмов оказал существенное влияние, как на выбор темы настоящего исследования, так и на исследовательские практики, на которые ориентировался автор. Речь идет о сравнительных штудиях национализма, представленных в работах исследованиях М.Д. Долбилова, В. Булгакова, А.Ю. Тимофеева, М. Лоскутовой, В. Лаврентьева, И. Нарского, Т.В. Никитиной, О.В. Петруниной, А.А Улуняна, Д. Ус-мановой14, а так же некоторых коллективных монографиях15, посвященных проблемам национализма и модернизации.

Особо следует упомянуть работы, посвященные анализу националистического опыта тех наций, который до 1991 года в виде отдельных союзных республик входили в состав СССР или в качестве автономных областей и республик были интегрированы в союзные республики. Речь идет, в первую очередь о двух монографиях российского этнолога и археолога В.А. Шни-рельмана16, в центре которых проблемы развития национализма, исторической и

9  Лаллукка С. Формирование национальных движений на окраинах империй / С. Лаллукка // Этническая

мобилизация во внутренней периферии. Волго-Камский регион начала XX века. Сборник докладов / ред. С.

Лаллукка, Т. Молотова, К. Куликов. - Ижевск, 2000. - С. 5 - 13.

10 Реми Й. Проблемы неполной национальной мобилизации: национальные движения украинцев и белорусов

в сравнительном анализе / И. Реми // Этническая мобилизация во внутренней периферии. Волго-Камский

регион начала XX века. Сборник докладов / ред. С. Лаллукка, Т. Молотова, К. Куликов. - Ижевск, 2000. - С.

14-20.

11   Луутонен Й. Возникновение финно-угорских и тюркских литературных языков Поволжья и вопрос о

литературных языках в начале XX века / Й. Луутонен // Этническая мобилизация во внутренней периферии.

Волго-Камский регион начала XX века. Сборник докладов / ред. С. Лаллукка, Т. Молотова, К. Куликов. -

Ижевск, 2000.-С. 21-42.

12  Варнавский П. Границы советской бурятской нации: национально-культурное строительство в 1926 - 1929

гг. в проектах национальной интеллигенции и национал-большевиков / П. Варнавский // Ab Imperio. - 2003.

-No 1.

13  Мыльников A.C. Народы Центральной Европы: формирование национального самосознания / А.С.

Мыльников. - СПб., 1997.

14  Долбилов М.Д. Конструирование образа мятежа. Политика М.Н. Муравьева в Львовско-Белорусском

крае в 1863 - 1865 гг. как объект интеллектуало-антропологического анализа / М.Д. Долбилов // Actio Nova.

- М., 2000. - С. 338 - 409; Булгаков В. История белорусского национализма / В. Булгаков. - Вильнюс. 2006;

Лаврентьев В. Попытка Србика с помощью исторических понятий обосновать австрийскую идентичность

как часть имперской // Российско-австрийский альманах: исторические и культурные параллели. Вып. 1. -

М. - Ставрополь, 2004. - С. 233 - 246; Лоскутова М. О памяти, зрительных образах, устной истории и не

только о них // Ab Imperio. - 2004. - № 1. - С. 72 - 84. и др.

15  Человек на Балканах и процессы модернизации. Синдром отягощенной наследственности / ред. Р.П.

Гришина. - СПб., 2004.

16  Шнирельман В.А. Войны памяти. Мифы, политика и идентичность в Закавказье / В.А. Шнирельман. - М.,

2003; Шнирельман В.А. Быть аланами. Интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в XX веке / В.А.

Шнирельман. - М., 2006. См. так же: Шнирельман В.А. Идентичность и образы предков: татары перед

выбором / В. А. Шнирельман // Acta Eurosica. - 2002. - No 4. - С. 128 - 147.

8


политической памяти в Армении, Грузии, Осетии, Абхазии, Чечне и других республиках региона. Значительным вкладом в сравнительное изучение национализма является работа С. Абашина «Национализмы в Средней Азии в поисках идентичности» , в центре которой - проблемы идентичности и националистического опыта, националистического воображения, тактик и стратегий модернизации, направленных на формирование современных (модерных) в Средней Азии. Продуктивная модель изучения политической модернизации и формирования идентичности предложена в монографии И.Н. Тимофеева18, посвященной проблемам развития политической идентичности в Российской Федерации в условиях политического транзита. Важным этапом в формировании российского дискурса восприятия политической модернизации стала монография И.В. Побережникова19, посвященная как теоретическим аспектам проблемы политических и социальных перемен, так и конкретным моделям и стратегиям модернизации.

Национализмы в Македонии, Каталонии, Грузии и Чувашии стали объектом исследования, но большинство работ является, как правило, case studies, сосредоточенными на изучении того или иного национализма. С другой стороны, сравнительных исследований национализма создано крайне мало, что связано с рядом факторов. Во-первых, господство модернистских и конструктивистских концепций дает возможность исследовать отдельные национализмы, исходя из единой схемы. Во-вторых, господство модернизма, сводящего националистический феномен к постепенному кризису «высокой культуры», возникновению националистической серийности, способствует, на первый взгляд, значительной схематизации сравнительных исследований национализма. В-третьих, несмотря на казалось бы универсальность модернистских интерпретаций, анализ отдельных национализмов показывает, что модернистские и конструктивистские теории вполне применимы, но история развития одного национализма не повторяет историю другого. Вероятно, именно в силу этих факторов в российском и зарубежном напионализмоведении доминируют исследования, посвященные конкретным националистическим феноменам и движениям.

Работы, посвященные национализмам в Македонии, Грузии, Каталонии и Чувашии, разнообразны и неоднородны.

Изучение македонского национализма в рамках македонской историографии имеет давние традиции, связанные с тем, что сами македонские интеллектуалы были активными участниками национального движения. Это привело к утверждению национальной парадигмы в описании и изучении истории македонского национализма в рамках историографической традиции СР Македонии. Несмотря на наличие значительной свободы в выборе тематики и методологии исследования македонские интеллектуалы в СФРЮ были вынуждены следовать идеологическому и цензурному канону, интегрируя свои выводы и концепции в югославский политический контекст. Поэтому в

17  Абашин С. Национализмы в Средней Азии в поисках идентичности / С. Абашин. - СПб., 2007.

18  Тимофеев И.Н. Политическая идентичность в России в постсоветский период: альтернативы и тенденции /

И.Н. Тимофеев. - М, 2008.

19     Побережников    И.В.    Переход    от    традиционного    к    индустриальному    обществу.    Теоретико-

методологические проблемы модернизации / И.В. Побережников. - М., 2006.

9


македонской историографии эпохи социализма, с одной стороны, доминировал примордиализм, который был, с другой, органически и тесно переплетен с декларированием политической лояльности режиму. Публикации социалистической эпохи не отличались значительным своеобразием. Македонские интеллектуалы, которые были одновременно и крупными теоретиками македонского национализма и яркими полемистами со своими болгарскими коллегами, отрицавшими македонскую нацию и идентичность вообще, предпочитали в своих исследованиях анализировать проявления македонского национализма в истории культуры или рассматривать проблемы, связанные с организационной стороной македонского национального движения. Эта проблематика отражена в исследованиях македонских историков К. Битоски, М. Димевски, В. Картова, И. Катарджиева, М. Пандевски, В. Поповски и др . После распада СФРЮ Македония испытала мощнейшее влияние со стороны западной конструктивистской теории национализма, что проявилось в появлении как переводов классических и новейших исследований (речь идет о македонских изданиях работ Б. Андерсона, А. Вангели, Э. Геллнера, Э. Хобсбаума и др.) , так и в издании оригинальных текстов, авторами которых являются такие македонские исследователи как 3. Даскаловски, И. Додовска, С. Милославлевски, Б. Ристовски, Ж. Траяноски22.

Значительные традиции изучения македонского национализма сложились и в рамках болгарской интеллектуальной традиции. С другой стороны, следует принимать во внимание, что большинство болгарских авторов склонны отрицать существование особой македонской идентичности, которая в корне бы отличалась от болгарской. Поэтому, для болгарского научной традиции (для работ таких исследователей как Д. Гоцев, Г. Григоров, Д. Драгнев, И. Кочев, И. Александров, К. Цырнушанов и др. ) характерно восприятие македонского национализма и идентичности как регионального варианта развития болгарского национализма. Автор полагает, что более продуктивным оказалось использование работ болгарских исследователей 1990 - 2000-х годов, которые непосредственно не касаются македонской проблематики. Речь идет об исследованиях, возникших под влиянием западной традиции изучения национализма (о чем, например, свидетельствуют многочисленные переводы классических текстов Б. Андерсона, Э. Геллнера, Э. Хобсбаума, Э. Смита и

Битоски К. Македонща и Кнежество Бугарща (1893 - 1903) / К. Битоски. - Qconje, 1977; Димевски С. Црковна исторща на македонскиот народ / С. Димевски. - Qconje, 1965; Картов В. Македонскиот народ и правото на самоопределлуван>е, 1918 - 1941 / В. Картов. - Qconje, 1987; Катарциев И. Борба за pa3BOJ на македонската нацща / И. Катарциев. - Qconje, 1981. и др.

21  Андерсон Б. Замислени заедници / Б. Андерсон. - Qconje, 1998; Вангели А. Теорща на граганскиот

идентитет / А. Вангели // Политичка Мисла. - 2006. - № 16. - С. 39 - 50; Гелнер Е. Нациите и

национализмот / Е. Гелнер. - Qconje, 2001; Кимлика В. Мултикултурно граганство / В. Кимлика. - Qconje,

2004. и др.

22  Додовска И. Буден>ето на македонскиот национален идентитет во XIX век, преку митот за Филип и

Александар Македонски / И. Додовска // Политичка Мисла. - 2006. - № 16. - С. 29 - 39; Додовска И. Исток

- Запад и повторно Исток. Причините кои го условуваат мегурелигискиот дщалог / И. Додовска //

Политичка Мисла. - 2008. - № 6. - С. 39 - 44;.

23  Гоцев Д. Новата национально-освободителна борба във Вардарска Македония 1944 - 1991 /Д. Гоцев. -

София: Македонски научен институт, 1998; Гоцев С. Борби на българското население в Македония срещу

чиждите аспирации и пропаганда / С. Гоцев. - София, 1991; Григоров Г. Македония - люлка българщината

/ Г. Григоров. - София, 2004; Драгнев Д. Скопската икона Блаже Конески, македонски лингвист или

сръбски политработник? / Д. Драгнев. - София, 1998. и др.

10


др. ) и посвященных проблемам развития национализма и идентичности, часть из которых имеет сравнительную перспективу. Речь идет о работах таких болгарских авторов как Н. Аретов, С. Велкова, А. Георгиева, Сн. Димитрова, И. Дичев, Р. Конева, С. Кожухарова-Велкова, В. Тодоров, Д. Мишкова, В. Русева25. Болгарские авторы уделяют в своих исследованиях значительное внимание основным факторам националистической модернизации, а проблемам трансформации традиционных идентичностеи, интеллектуальным практикам деятелей националистических движений, формированию воображаемой географии и националистическому воображению пространства, проблемам националистического воображения в контексте формирования образа «чужого» и развития национального государства и гражданских идентичностеи как конечных продуктов модернизации.

Подобно македонскому национализму, грузинский так лее привлекает внимание исследователей. С другой стороны, среди работ, посвященных грузинскому национализму, преобладают исследования отдельных проблем, связанных с функционированием грузинского национализма. Число сравнительных работ на этом фоне остается крайне незначительным. Попытки сравнительного описания истории грузинского национализма и националистического опыта грузинских интеллектуалов представлены в исследованиях как российских (С. Червонная26), так и западных (Р. Суни, Б. Коппитерс, С. Корнэлл, Й. Гербер, Э. Шаконь, Г. Саникидзе, Э. Волкер27) исследователей.

Анализируя исследования, посвященные национализму в европейских перифериях, следует упомянуть и работы, авторы которых ИЗУЧАЮТ феномен каталонского национализма. Наибольший вклад в изучение националистической проблематики в Испании в рамках отечественной традиции национализмоведения внесли А.Н. Кожановский28, И.М. Бусыгина29,

Айзакс X. Идоли на племето: Групова идентичност и политическа промяна / X. Айзакс. - София, 1997; Андерсън Б. Въобразените общности: Размишления върху произхода и разпространението на национализма / Б. Андерсън / прев. Я. Генова. - София, 1998; Бърк П. Народната култура в зората на модерна Европа / П. Бърк. - София, 1997; Гелнър Ъ. Нации и национализъм / Ъ. Гелнър / прев. Ив. Ватова и Алб. Знеполска. -София, 1999. и др.

25  Аретов Н. Българското възраждане и Европа / Н. Аретов. - София, 1995; Аретов Н. Национална

митология и национална литература / Н. Аретов. - София, 2006; Балканите като метафора: между

глобализадията и фрагментацията / съетав. Душан Биелич и Обрад Савич. София, 2004; Балкански

идентичности в българската култура от модерната епоха ???-?? в. / съетав. Н. Аретов, Н. Чернокожев. -

София, 2001 - 2003. - Т. 1-4; Велкова С. «Славянският съеед» и гръцкият национален «образ аз» / С.

Велкова. - София, 2002; Георгиева А. Образи на другоетта: Колективно несъзнавано - архетип - мит / А.

Георгиева // Български фолклор. - 1994. - № 2. - С. 92 - 100. и др.

26  Chervonnaya S. Conflict in the Caucasus. Georgia, Abkhazia and the Russian Shadow / S. Chervonnaya. - L.,

1994.

27  Coppieters B. A Regional Security System for the Caucasus / B. Coppieters // Centre for European Policy Studies

Working Documents. - 2000. - No 148. - P. 50 - 58; Coppieters B. Federalism and Conflict in the Caucasus / B.

Coppieters. - L., 2001; Coppieters B. In Defence of the Homeland: Intellectuals and the Georgian-Abkhazian Con

flict / B. Coppieters // Secession, History and the Social Sciences / eds. Bruno Coppieters, Michel Huysseune. -

Brussels, 2002. - P. 89 - 116; Coppieters B. War and Secession: A Moral Analysis of the Georgian-Abkhazian Con

flict / B. Coppieters // Contextualizing Secession. Normative Studies in Comparative Perspective / eds. Bruno Cop

pieters, Richard Sakwa. - Oxford, 2003. - P. 187 - 212. и др.

28  Кожановский А.Н. Народы Испании во второй половине XX века (опыт автономизации и национального

развития) / А.Н. Кожановский. - М., 1993; Кожановский А.Н. Этническая ситуация в Испании: взгляд из

России / А.Н. Кожановский // Пограничные культуры между Востоком и Западом: Россия и Испания / ред.

В.Е. Багно. - СПб., 2001. - С. 185 - 209. и др.

11


Значительные традиции изучения каталонского национализма существуют в Испании и Каталонии, где созданы оригинальные теоретико-методологические и конкретные исследования национализма30. Испанская и каталонская традиция изучения национализма развивалась одновременно с классическим англоамериканским национализмоведением. Поэтому, для работ, вышедших в Испании в период 1970 - 2000-х годов, характерен методологический континуитет, отсутствие теоретических разрывов, интегрированность в международный канон националистических штудий (X. Коркуэра, Г. Хауреги, К. Рубио Побес ), с одной стороны, и сопричастность с общими тенденциями в развитии европейской и американской политологии (теории политического транзита, теории модернизации), с другой. Испанские авторы раньше своих коллег в Восточной Европе и на Балканах получили возможность не только ознакомится с переводами классических национализмоведческих работ, но и интегрировать теоретические выводы зарубежных коллег в национальную историографию32.

Поэтому, испанские авторы, не сталкиваясь с идеологическими барьерами и цензурными ограничениями, активно интегрировали в испанскую историографию новейшие достижения американской и европейской историографии . Исследования каталонского национализма, выполненные X. Кассасом и Имбертом, X. Грау, X. де Хуаной, X. де Кастро и др.34 интегрированы в большой европейский и испанский националистический контекст, развиваясь на фоне значительного интереса и к другим региональным напионализмам Испании. Каталонские исследования национализма отличаются не только значительным тематическим разнообразием анализируемых сюжетов, но и методологически принадлежат к различным областям гуманитарного знания, что делает их междисциплинарными. Значительную роль в функционировании каталонского национализмоведения играют работы, созданные на грани интеллектуальной истории социокультурного модернизма, в

Бусыгина И.М. Практика территориально-политического строительства в Испании и России: попытка сравнительного анализа / И.М. Бусыгина // КФ. - 2003. - № 3. - С. 32 - 33; Busygina I. The practice of territorial-political construction in Spain and Russia /1. Busygina // Kazan Federalist. - 2003. - No 4. - P. 82 - 90.

30  Sepulveda Muсoz I. La investigaciуn del Nacionalismo: evoluciуn, temas y metodologнa /1. Sepulveda Muсoz //

ETF. - Serie V. - 1996. - Vol. 9. - P. 315 - 336.

31  Corcuera J. Orнgenes, ideologнa y organizaciуn del nacionalismo vasco (1876-1904) / J. Corcuera. - Madrid,

1979; Jбuregui G. Los nacionalismos minoritarios y la Uniуn Europea / G. Jбuregui. - Barcelona, 1977; Rubio

Pobes С Revoluciуn y tradiciуn. El Paнs Vasco ante la Revoluciуn liberal y la construcciуn del Estado espaсol,

1808-1868 / С Rubio Pobes. - Madrid, 1996.

32  Catenacci V. Cultura popular: entre a tradicвo e a transformacвo / V. Catenacci // SPP. - 2001. - Vol. 15. - No 2.

- P. 28 - 35; Hroch M. Do movimento nacional а nacвo plenamente formada: o processo de construcвo nacional na

Europa / M. Hroch // Um mapa da questвo nacional / ed. G. Balakrishan. - Rio de Janeiro, 2000. - P. 85 - 106. См.

так же: Di Palma G. Conflitto ed йlites nelle societа industriali / G. Di Palma // RitSP. - 1971. - Voi. 1. - No 3. - P.

481-514.

33  Linz J. Opposizone in un regime autoritario: il casa della Spagna / J. Linz // SC. - 1970. - No 2; Linz J.J. Early

state-building and late peripheral nationalism against the state / J.J. Linz // Building States and Nations: Models,

Analyses, and Data across Three World / eds. S.N. Eisenstadt and S. Rokkan. - Beverly Hills, 1973. - Vol. 2. - P.

32-112. и др.

34  Antuсa Souco C.A. О galeguismo na provincia de Pontevedra (1930-1936) / C.A. Antuсa Souco. - Sada-a-

Coruсa, 2000; Antuсa Souco C.A. El nacionalismo gallego (1916-1936), Una madurez inconclusa / C.A. Antuсa

Souco // ETF. - 2000. - Serie V. - Voi. 13. - P. 415 - 440; Casassas i Ymbert J. Espacio cultural у cambio politico.

Los intelectuales catalanes y el catalanismo / J. Casassas i Ymbert // ETF. - 1993. - Serie V. - Vol. 6. - P. 55 - 80.

12


рамках которых каталонский национализм предстает как продукт модернизации и результат деятельности интеллектуалов-националистов35.

Особое внимание уделяется проблемам роли национализма в контексте политических трансформаций в испанском транзитном обществе. Испанские авторы подчеркивают, что национализм был одним из тех факторов, которые способствовали кризису традиционного государства (X. Фернандес Себастьян, Ж. Льлоренс, X. Нуньес Сейзас36), трансформации испанского политического пространства, появлению национально-территориальных автономий37. В испаноязычной и кастилоязычной историографии (а так же англоязычном сегменте «испанских исследований») особое внимание уделяется проблемам функционирования национализмов в условиях политической нестабильности (период Республики) и в рамках испанской модели авторитаризма (X. Линц, Д. Диас и Эсцилиес, Ж. Фабре и др.38), в транзитном социуме (К. Баррера, Ж. Жуйлламе39), в контексте постепенной фрагментации и регионализации испанского политического пространства (Ж. Ботелла, Э. Гарсиа де Энтерриа, X. Монтеро, Ф. Мората и др.40). С испаноязычными и каталаноязычными исследованиями соприкасается италоязычная и португалоязычная историография41, особенно - исследования, посвященные проблемам политических трансформаций и модернизаций в романских государствах в XX веке. Интерес испанских и каталонских исследователей к подобным работам объясним не только значительной языковой и культурной близостью романских народов, но и схожестью развития национализма и той роли, которую националистические практики и стратегии сыграли в рамках политической модернизации.

В методологическом и теоретическом отношении к исследованиям каталонского национализма в Испании и Каталонии близка англоязычная традиция изучения периферийного национализма, представленная, в том числе, и авторами испанского и каталонского происхождения. В рамках англоязычной научной литературы, посвященной каталонскому национализму, значительное место   занимают  работы,   в   центре   которых   -  языковой   национализм   и

Llorens Via J. El primer catalanisme independentista / J. Llorens Via // Etd'H. - 2005. - Abril 12 - 18. - P. 16 -20; Figueres J.M. Valenti Almirall, Forjador del Catalanisme Politic / J.M. Figueres. - Barcelona, 2004; Figueres J.M. Valenti Almirall, la concreciу del catalanisme politic / J.M. Figueres // ETd'H. - 2004. - Desembre 7 - 13. - P. 16-20.

36 Fernбndez Sebastiбn J. Espaсa, monarquнa y naciуn. Cuatro concepciones de la comunidad polнtica espaсola entre

el Antiguo Rйgimen y la Revoluciуn liberal / J. Fernбndez Sebastiбn // HC. - 1994. - No 12. - P. 45 - 74. и др.

37 Жария и Манзано Ж. Распределение полномочий в государстве автономий как динамическая стратегия

различных самобытных общностей / Ж. Жария и Манзано // КФ. - 2003. - № 3. - С. 99 - 112.

38 Linz J.J. An Authoritarian Regime: Spain / J.J. Linz // Cleavages, Ideologies and Party Systems eds. / E. Allardt,

Y. Littunen. - Helsinki, 1964. - P. 291 - 341; Dнaz i Escilнes D. L'independentisme cбtala durant l'autarquia fran

quista / D. Dнaz i Escilнes // El temps d'histтria. - 2005. - Abril 12 - 18. - P. 21 - 25; Fabre J., Huertas J.M., Ribas

A. Vint anys de resistencia catalana (1939 - 1959) / J. Fabre, J.M. Huertas, A. Ribas. - Barcelona, 1978.

39 Barrera С Sin mordaza. Veinte aсos de prensa en democracia / С Barrera. - Madrid, 1995; Guillamet J. Premsa,

franquisme i autonomia. Crуnica catalana de mig segle llarg (1939-1995) / J. Guillamet. - Barcelona, 1996.

40 Botella J. The Spanish "New" Regions: Territorial and Political Pluralism / J. Botella // IPSR. - 1989. - Vol. 10. -

No 3. - P. 263 - 271; Garcнa de Enterria E. El futuro de las autonomнas territoriales / E. Garcнa de Enterrнa // Espa

сa: Un presente para el futuro. - Madrid, 1984. - Vol. II. Las instituciones. - P. 99 - 120. и др.

41  Monteiro R.M. Civilizacвo e cultura: Paradigmas da nacionalidade / R.M. Monteiro // CC. - 2000. - Ano XX. -

No 51.-P. 50-65.

13


лингвистическое воображение в развитии каталонского национализма ; проблемы социальной трансформации крестьянских сообществ в нацию современного типа (X. Алварес-Хунко, Дж. Бераменди, Э. Сторм43); политические и социальные движения как носители националистической традиции в Каталонии (Дж. Карамичас)44; политический транзит как фактор, способствующий активизации националистических движений (М. Трелфолл)45; соотношения принципа нация / государство в рамках каталонского национализма, для которого характерна мощная гражданская традиция (Дж. Брейлли, М. Гуйбернау)46.

На фоне значительного числа исследований, о которых речь шла выше, посвященных македонскому, каталонскому и грузинскому национализмам, чувашский националистический национализм принадлежит к числу феноменов изученных в меньшей степени. Изучением чувашского национализма, как правило, занимаются чувашские исследователи. Научный анализ национализма в Чувашии осложняется и тем, что чувашский язык в меньшей степени, в отличие от русского или других языков Российской Федерации (например, татарского) преподается в европейских и американских университетах. Чувашский национализм как объект исследования имеет серьезных конкурентов в виде татарского и башкирского, а так же национализмов финно-угорских наций, проживающих на территории РФ. С другой стороны, в изучении чувашского национализма чувашскими, российскими и западными политологами, социологами и интеллектуалы предприняты первые шаги.

Ввиду того, что чувашский национализм - новая тема для российского и западного напионализмоведения - число публикаций о нем крайне незначительно. Мы можем упомянуть исследования В.Р. Филиппова47, Н.К. Филиппова48, А.В. Изоркина49, О. Вовиной50, В.Н. Клементьева51, А.А. Ткаченко52, Е.К.

Anguera P. Denied impositions: Harassment and resistance of the Catalan language / P. Anguera // JSCS. - 2003. -Vol. 4.-No 1.-P. 77-94.

43 Alvarez Junco J. The Nationbuilding Process in Nineteenth-century Spain / J. Alvarez Junco // Nationalism and

the Nation in the Iberian Peninsula: Competing and Conflicting Identities / eds. С Mar-Molinero, A. Smith. - Ox

ford - Washington, 1996. - P. 89 - 107; Beramendi J.G. Identity, ethnicity and state in Spain: 19th and 20th centu

ries / J.G. Beramendi // NEP. - 1999. - Vol. 5. - No 3. - P. 79 - 100. и др.

44 Karamichas J. Key Issues in the Study of New and Alternative Social Movements in Spain: The Left, Identity and

Globalizing Processes / J. Karamichas // SESP. - 2007. - Vol. 12. - No 3. - P. 273 - 293.

45 Threlfall M. Reassessing the Role of Civil Society Organizations in the Transition to Democracy in Spain / M.

Threlfall // Democratization. - 2008. - Vol. 15. - No 5. - P. 930 - 951.

46 Breuilly J. Nationalism and the State / J. Breuilly. - Manchester, 1982; Guibernau M. Nationalism and Intellectu

als in Nations without States: the Catalan Case / M. Guibernau. - Barcelona, 2003.

47 Филиппов B.P. Грезы о «Большой Чувашии» / В.Р. Филиппов // Этнографическое обозрение. - 1995. - №

6. - С. 111 - 118; Филиппов В. Р. Перспективы российской государственности в этническом

контексте / В. Р. Филиппов // Федерализм. - 2000. - № 2. - С. 51 - 74; Филиппов В.Р. Чувашия девяностых.

Этнополитический очерк / В.Р. Филиппов. - М., 2001.

48   Филиппов Н.К. Организация государственной власти в Чувашской Республике / Н.К. Филиппов //

Исследования социально-политической истории Чувашии XX столетия. Сборник статей к 70-летию со дня

рождения кандидата исторических наук Арсения Васильевича Изоркина / науч. ред. В.Н. Клементьев. -

Чебоксары, 2002. - С. 93 - 103.

49  Изоркин А.В. Национально-государственное строительство Чувашской АССР за 70 лет / А.В. Изоркин //

Чувашской АССР - 70 лет. - Чебоксары, 1990. - С. 13 - 34; Изоркин А.В. Сказка о «добровольном

вхождении» Чувашии в состав Русского государства / А.В. Изоркин // Лик Чувашии. - 1997. - № 2. - С. 127

- 137. и др.

50  Vovina О.Р. Building the Road to the Temple: Religion and National Revival in the Chuvash Republic / O.P. Vo-

vina // Nationalities Papers. - 2000. - Vol. 28. - No 4. - P. 695 - 706.

14


Минеевой , И.И. Бойко , а так же некоторые коллективные публикации, посвященные проблемам национального возрождения, этнического и политического национализма, различным идентичностным течениям в рамках чувашского национализма. В Чувашской Республике в частности и РФ в целом в 1990 - 2000-е годы вышло несколько исследований55, посвященных культурной и интеллектуальной истории Чувашии, которые имеют определенное значение для изучения чувашского национализма.

Цель и задачи исследования

Цель настоящего диссертационного исследования состоит в анализе основных этапов, а также идеологической составляющей гражданского и этнического национализма в контексте модернизации внутренних европейских периферий - Македонии, Грузии, Каталонии и Чувашии.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1) уточнение теоретических границ концепта «национализм» через анализ

основных исторических этапов, а также направлений и результатов

деятельности интеллектуалов-националистов в анализируемых регионах;

2)    выявление характеристик различных исторически сложившихся

вариантов националистической модернизации в контексте развития

национализма и утверждения модерновых идентичностей в изучаемых

регионах;

  1. анализ динамики развития, основных этапов исторического развития националистического / национального движения в изучаемых регионах;
  2. раскрытие роли национализма как основного фактора, способствовавшего историческим и политическим переменам, которые привели к трансформации традиционных идентичностей в современные политические (гражданские) нации.

Клементьев В.Н. Формирование и развитие советской государственности Чувашии (ноябрь 1917 - 1993 гг.) / В.Н. Клементьев // Исследования социально-политической истории Чувашии XX столетия. Сборник статей к 70-летию со дня рождения кандидата исторических наук Арсения Васильевича Изоркина / науч. ред. В.Н. Клементьев. - Чебоксары, 2002. - С. 47 - 76. и др.

52    Ткаченко А.А. Тюркские народы: возрождение или развитие? / А.А. Ткаченко // Этнографическое

обозрение. - 1996. - № 4. - С. 65 - 75.

53    Минеева Е.К. Наркомнац и формирование национального самосознания чувашского народа / Е.К.

Минеева // Чувашская республика на рубеже тысячелетий: История, экономика, культура: материалы

региональной научно-практической конференции. - Чебоксары, 2000. - С. 52 - 54; Минеева Е.К.

Национальная государственность как фактор развития чувашского народа / Е. К. Минеева //

Государственная власть и местное самоуправление в России: традиции и современность.- Чебоксары, 2005.

-С. 43-52. и др.

54    Бойко И.И. К проблеме становления гражданского общества (На примере истории Чувашской

Республики) / И.И. Бойко // Исследования социально-политической истории Чувашии XX столетия.

Сборник статей к 70-летию со дня рождения кандидата исторических наук Арсения Васильевича Изоркина /

науч. ред. В.Н. Клементьев. - Чебоксары, 2002. -СП - 92.

55  Александров Г. А. Чувашские интеллигенты. Биографии и судьбы / Г. А. Александров. - Чебоксары, 2002.

-216 с; Чуваши Приволжского федерального округа. - Чебоксары, 2002. - 192 с.

15


Методологическая и теоретическая основа

Работая над настоящей диссертацией, автор основывал свои выводы на принципах методологического и теоретического плюрализма. Центральное значение в период работы над диссертацией имели теоретические и методологические принципы изучения национализма, предложенные западными исследователями второй половины XX века - Э. Геллнером, Б. Андерсоном, Э. Хобсбаумом, М. Хрохом56, которые заложили принципы конструктивистского или модернистского понимания нации и национализма. Определенную роль в работе над диссертацией сыграла теория модернизации, органически связанная с теориями развития наций и национализма: национализм воспринимается как важнейший фактор распада традиционных обществ и их трансформации в современные политические и гражданские нации.

Исходя из этих принципов, автор полагает, что нации являются продуктом современности, своеобразными «воображаемыми сообществами», которые конструируются и создаются националистически ориентированными интеллектуалами. В подобной ситуации национализм создает нации, а не наоборот. Кроме этого автор использовал принципы междисциплинарности и системности. В целом, применение в настоящем диссертационном исследовании принципов исторического политологического и лингвистического анализа при изучении истории национализмов в европейских регионах позволили сформулировать ряд проблем и приблизиться к решению вопросов развития как политических, так и этнических тенденций в европейских напионализмах.

Настоящее диссертационное исследование осуществлялось на основе принципов историзма, конкретности, системности. Автором были использованы общенаучные (анализ и синтез, индукция и дедукция, описательный), так и специальные научные (историко-сравнительный, историко-системный, историко-типологический) методы проведения исследования. Использование методологических подходов, теорий, принципов и методов исследования, упомянутых выше, позволило глубоко и всесторонне изучить процессы развития национализма в европейских регионах, процесс формирования современных наций, а также конкретные политические и исторические концепции и версии национальных идентичностей, которые возникали на различных этапах существования и развития европейских региональных национализмов.

Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма / Б. Андерсон. - М, 2001; Геллнер Э. Нации и национализм / Э. Геллнер. - М, 1991; Хрох М. От национальных движений к полностью сформировавшейся нации: процесс строительства наций в Европе / М. Хрох // Нации и национализм. - М, 2002. - С. 121 - 145; Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 года / Э. Хобсбаум. -СПб., 1998. и др.

16


Источникоеая база

Националистические модернизационные тактики и стратегии принадлежат к числу тех исторических процессов, предпосылки и само протекание которых приводит к появлению не только национального государства и современной нации), но и значительного массива текстов, которые формируют источниковую базу настоящего диссертационного исследования. Националистические настроения, которые определяли процесс модернизации на формальном и частично неформальном (нелегальном или не совсем одобряемым и принимаемым властями) уровнях, представлены в различных текстах художественного и мемуарного характера, научных исследованиях, посвященных проблемам национальной истории и национальных языков, выполненных националистически ориентированными интеллектуалами, воображающими нацию и создающими, культивирующими ее идентичность. Анализируя национализмы в изучаемых европейских регионах, автор использовал, как правило, источники, которые формализировали существование и развитие национализма открыто - литературные тексты, научные исследования, фактически ставшие сферой доминирования националистических настроений и т.д. Систематизируя источники, использованные при написании настоящей диссертации, следует выделить несколько групп:

  1. первая группа источников представлена конституциями, законодательными актами и различными конституционными проектами, а также источников - указами, распоряжениями и документами органов государственной власти57, которые отражают исторические изменения и трансформации национализма в контексте его постепенной институционализации и утверждения в качестве центрального принципа политического развития.
  2. вторая группа источников представлена документами и материалами различных партий и объединений национальной / националистической ориентации58. Тексты партийных документов отражают различные формы использования националистической идеологиями политическими силами не только национальной, но и левой ориентации.
  3. основу третьей группы источников составляют работы теоретиков и

59

идеологов национализма в европейских регионах  .

57  Конституция Чувашской Республики. Принята Государственным Советом Чувашской Республики 30

ноября 2000 года (с изменениями от 27 марта 2003 г., 19 июля 2004 г., 18 апреля 2005 г., 5 октября 2006 г.) //

http://constitution.garant.ru/DOC 17440440.htm; Государственная программа реализации Закона «О языках в

Чувашской Республике на 1993 и последующие годы // Советская Чувашия. - 1993. - 1 июля; Закон «О

государственных языках Удмуртской Республики и языках других народов Удмуртской Республики» //

Известия Удмуртской Республики. - 2001. - 4 декабря, и др.

58  Вредности на ВМРО-ДПМНЕ. - Qconje, 2008. - 18 с; Статут на здружанието на грагани «Антички

македонци» // http://www.antickimakedonci.com.mk/statut.html; Статут на Македонската алщанса //

http//www.makedonika.org/statut; 13е Congres de Convergencia. Text refos. Ponencia 3. Catalunya e Europa i al

mon. - [n.d.], [n.p.]. - 50 p.; Ara mes que mai: independencia. Manifest del PSAN en motiu de les diades de l'onze

de setembre, el nou d'octubre i l'Aplec del Puig del 2002 // http://www.psan.net/pagina.php7id article=73; Contra

l'imperialisme, independencia es pau! Manifest del PSAN en motiu de les diades del 9 d'octubre i de l'Aplec del

Puig del 2001 // http://www.psan.net/pagina.php7id article=28 и др.

59  Авалиани Т. Мировая проблема по имени Путин / Т. Авалиани // http://apsnv.ge/analytics/1243015266.php;

Александров Дм. Ночь накануне войны. Грузия решила отметить годовщину войны в РЮО на сутки раньше

и      презентовать      «неоспоримые      доказательства»      вины      России      /      Дм.      Александров      //

17


    • четвертая группа источников представлена текстами, которые составляют основу формирования и функционирования национализма в анализируемых регионах60. Изначально написанные как научные исследования, эти тексты постепенно обрели политические измерение, что привело к их использованию в национальных движениях в качестве одного из аргументов в борьбе за достижение тех или иных целей. Именно эти тексты отражают динамику развития и основные этапы истории националистических движений, а также использовались / позиционировались их авторами как формы проявления национальной идентичности.
    1. пятая группа источников представлена посланиями, выступлениями и текстами, авторами которых являются политические деятели изучаемых в рамках настоящего диссертационного исследования стран61. Источники этой группы отражают различные тактики и стратегии, которые использовались в отношении национализма на различных этапах его развития со стороны политических элит.
    2. шестая группа источников состоит из мемуаров, воспоминаний, а также текстов художественных произведений62, которые следует воспринимать как попытки поддержания и развития национальной идентичности со стороны националистов в условиях существования авторитарных политических режимов.

    http://www.vz.ru/politics/2009/8/б/315219.html; Альваро Хунко X. Каталония: взгляд из Испании / X. Альваро Хунко // Испания - Каталония. Империя и реальность. Сборник статей / сост. Е. Висенс. - М, 2007. - С. 30 -32; Барбакадзе Д. Что-то среднее между «ничто» и «нечто»: наблюдения грузинского писателя / Д. Барбакадзе // НЗ. - 2003. - № 1. - С. 51 - 55; Бердзенишвили Л. Грузия - Европа или Азия? / Л. Бердзенишвили // http://dialogs.org.ua/crossroad_fiill.php?m_id=216 и др.

    60  Андреев-Урхи Н.А. Данные языка к вопросу о происхождении чуваш / Н.А. Андреев-Урхи // О

    происхождении чувашского народа. Сборник статей. - Чебоксары, 1957. - С. 48 - 70; Андреев-Урхи Н.А.

    Иранская сословная терминология и отражение ее в чувашской ономастике / Н.А. Андреев-Урхи // Труды

    НИИ языка, литературы, истории и экономики при СМ Чувашской АССР. - Чебоксары, 1980. - Вып. 97

    (Проблемы исторической лексикологии чувашского языка). - С. 14 - 18; Андреев-Урхи Н.А. Иранско-

    чувашские этнокультурные параллели / Н.А. Андреев-Урхи // Труды НИИ при СМ Чувашской АССР. -

    Чебоксары, 1975. - Вып. 59 (Чувашский язык и литература). - Чебоксары, 1975. - С. 91 - 113; Андреев-Урхи

    Н.А.. Ирано-чувашские этнические и культурные связи по данным ономастики / Н.А. Андреев-Урхи //

    Труды НИИ при СМ Чувашской АССР. - Чебоксары, 1980. - Вып. 98 (Исследования по этимологии и

    фразеологии чувашского языка). - С. 22 - 48. и др.

    61  Гамсахурдиа 3. За независимую Грузию / 3. Гамсахурдиа. - [б.м.], [б.г.]. - 9 с; Гамсахурдиа 3. За

    независимую Грузию / 3. Гамсахурдиа. - [б.м.], [б.г.]. - 64 с; Поздравление Президента Чувашии Николая

    Федорова с Днем Республики, 24.06.2002 // http://gov.cap.ru/hierarhy_cap.asp?page=./196/4624/5084/5085/5189;

    Поздравление Президента Чувашии Николая Федорова с Днем Республики, 24.06.2003 //

    http://gov.cap.ru/hierarhy_cap.asp?page=./196/4624/5084/5085/5189 и др.

    62  Жоу Д. Слова из огня и пепла / Д. Жоу / пер. с катал. - СПб., 2004. - 151 с; Иванов К. Нарспи / К. Иванов.

    - Чебоксары, 2008. - 255 с; Карнэ Ж. Мольба в рабстве / Ж. Карнэ // Огонь и розы. Современная

    каталонская поэзия. - М., 1981. - С. 43; Карнэ Ж. Возвращение в Каталонию / Ж. Карнэ // Огонь и розы.

    Современная каталонская поэзия. - М., 1981. - С. 49; Корни и звезды. Современная македонская поэзия /

    сост. В. Огнев. - М., 1988. - 287 с; Леверони Р. Недосказанная мечта / Р. Леверони / пер. с катал. - СПб.,

    2004. - 147 с. и др.

    18


    Научная новизна диссертационного исследования

    Научная новизна настоящего исследования состоит в следующем:

    1. впервые в отечественной историографии комплексно рассмотрены процессы, как развития национализма, так и формирования наций в ряде европейских регионов, которые в значительной степени отличались уровнями своего политического и социально-экономического развития;
    2. выявлены основные формы становления национальной идентичности и развития националистических движений в Грузии и Чувашии - регионах, которые в российской историографии исследованы в незначительной степени;
    3. предпринята первая попытка написания комплексной истории национализмов и формирования национальных идентичностей в четырех европейских регионах с использованием теорий наций и национализма, предложенных в рамках конструктивистской (модернистской) парадигмы;
    4. впервые история национализма в Македонии, Каталонии, Грузии и Чувашии рассматривается не только как социально-экономическая или политическая история, но как история постепенной модернизации -трансформации и распада традиционных донациональных идентичностей и формирования современных модерных Наций-Государств;
    5. изучены основные идеологические концепции и теории македонского, грузинского, каталонского и чувашского национализмов на протяжении второй половины XX столетия в контексте развития идентичностей соответствующий наций;
    6. анализируя различные тексты (художественные произведения и научные публикации), автор приходит к заключению о ведущей роли националистически ориентированных интеллектуалов в развитии национализмов в европейских регионах;
    7. показан как цикличный, так и фрагментированный характер развития национализма в европйеских регионах, т.е. чередование периодов роста националистических движений с их подавлением властями, а также сосуществование умеренных политических и радикальных этнических течений в национализме;
    8. впервые разработана периодизация истории развития национализмов в европейских регионах в зависимости, как от региональных особенностей националистических движений, так и общих тенденций в функционировании национализма.

    Положения, выносимые на защиту

    Изучение   истории   национализма   в   европейских   регионах   позволило сделать следующие выводы:

    •   развитие национализма в европейских регионах началось в крайне

    неблагоприятных социально-экономических и политических условиях,

    19


    когда эти регионы имели периферийный характер и входили в состав

    существовавших многонациональных государств;

    национализмы в европейских регионах развивались как преимущественно

    интеллектуальные и культурные движения, что было связано с ведущей

    ролью      в      их      развитии      националистически      ориентированных

    интеллектуалов;

    одной из важнейших форм функционирования национальных движений

    стали гуманитарные науки и культурная сфера - это стало результатом

    того, что националистические движения развивались в авторитарных

    режимах, что привело к перемещению принципов национального из

    политической в интеллектуальную сферу;

    развитие национализма в европейских регионах привело к разрушению

    традиционных донациональных обществ и форм социальной организации,

    их постепенной трансформации, формированию модерных политических

    наций-государств;

    для развития национализмов в изучаемых регионах было характерно

    наличие мощных интеллектуальных течений, которые позиционировали

    создаваемые ими нации в качестве политических сообществ, акцентируя

    причастность    тех    или    иных    наций-государств    к    европейскому

    политическому и культурному опыту;

    националистически    ориентированные    интеллектуалы    в    изучаемых

    европейских регионах активно манипулировали историческим знанием,

    используя историю ради легитимации существования новых наций и

    конструирования национальных идентичностей - в подобной ситуации

    история     превратилась     в     мощным     фактор     националистической

    мобилизации;

    развитие национализма в европейских регионах во второй половине XX

    века стало периодом постепенного размывания традиций политического и

    гражданского   национализма,   что   привело   к  усилению  радикальных

    течений, росту этнического национализма и началу конфликтов с другими

    этническими группами;

    национализм стал не только фактором, который способствовал появлению

    современных наций, но и независимых национальных государств - таким

    образом, не только нации, но и национальные государства являются

    результатом развития национализма.

    Апробация результатов исследования

    Основные положения и выводы диссертационного исследования были апробированы в докладах на международных, всероссийских и региональных научных и научно-практических конференциях. По теме диссертации автором опубликовано 73 работы, из них: 17 статей в ведущих рецензируемых изданиях и журналах, включенных в Список ВАК РФ; 8 статей в рецензируемых журналах,   включенных  в  РИНЦ;   6   статей  в   зарубежных  рецензируемых

    20


    журналах; 4 монографии; 7 глав в монографиях; 28 статей в научных изданиях, сборниках статей и материалах конференций; 2 аналитических обзора; 1 учебное пособие

    Работа обсуждалась на заседании кафедры истории нового и новейшего времени исторического факультета ВГУ.

    Научно-практическое значение

    Научно-практическое значение настоящего диссертационного

    исследования состоит в том, что его результаты могут быть использованы, с

    одной стороны, при разработке и проведении политики в национальных

    регионах Российской Федерации, основываясь на учете многонационального

    состава населения, а так же региональной политической, культурно-

    политической и этнической специфики в условиях сохранения значительного

    числа нерешенных конфликтов и проблем в субъектах российской федерации с

    участием различных этнических групп, а, с другой, при корректировке

    внешнеполитического курса РФ в регионах, находящихся в стадии

    демократического транзита, где значительную роль играет политический и

    этнический национализм, что превращает их в конфликтогенные зоны. Выводы,

    к которым пришел автор, могут быть использованы в дальнейшем при изучении

    национализма, а так же в рамках сравнительных политологических

    исследований,          посвященных        национализму,     националистическому

    воображению, различным моделям и стратегиям политической модернизации. Кроме этого, результаты исследования могут быть использованы при разработке как магистерских программ, так и отдельных курсов на направлению «История».

    Структура работы

    Настоящее диссертационное исследование состоит из Введения, четырех глав, Заключения, Списка использованных источников и литературы.

    21


    ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

    Во введении обосновывается актуальность темы диссертационной работы, определяются объект и предмет исследования, обозначены хронологические рамки, цель и задачи исследования, указаны его методологические и теоретические основы. Значительную часть введения составляют характеристика степени изученности проблемы и анализ источников. Раскрыта научная новизна, положения, выносимые на защиту, показана практическая значимость результатов исследования.

    В первой главе «Исторические условия и предпосылки возникновения

    национализмов в европейских регионах», состоящей из двух параграфов

    «Исторические предпосылки возникновения национализма (вторая половина

    XIX - начало XX в.)» и «Политические предпосылки возникновения

    национализма (конец 1910 - конец 1940-х гг.)», показаны исторические условия

    и интеллектуальные предпосылки складывания и раннего развития

    националистических идеологий и движений в европейских регионах.

    Традиционно национализм признается в числе наиболее важных достижений

    Новой истории, когда возникают современные европейские нации как то,

    например, имело место в Англии или во Франции. В отличие от Западной

    Европы в других регионах развитие национализма шло более медленными

    темпами, тормозилось наличием значительного числа социальных и

    экономических противоречий, сохранением разного рода традиционных

    институтов. В такой ситуации в ряде европейских регионов национализмы

    возникают относительно поздно. Условия для их возникновения складываются

    только во второй половине XIX века. Отсталость некоторых европейских

    регионов от Запада привела к тому, что ранние националистические движения

    не имели значительной социально-экономической базы и развивались как

    преимущественно            политические            движения           националистически

    ориентированных интеллектуалов и общественных деятелей.

    В первой главе показано, что национализм вел к росту национального самосознания и формированию наций в изучаемых регионах, а важными факторами, которые способствовали его развитию стали революции в России и Испании, а также связанные с ними гражданские войны. Особое внимание уделено генезису национализма, деятельности первых националистов, функционированию раннего национализма как преимущественно культурного и интеллектуального движения, кроме этого отражены процессы постепенной политизации национализма в европейских регионах между двумя мировыми войнами, показаны механизмы сотрудничества и противостояния националистов с властями, попытки националистических движений пересмотреть существовавшие политические границы и создать новые национальные государства.

    Анализируя истоки национализма в европейских регионах в первой главе Автор принимает во внимание ряд факторов. Во-первых, национализм в этих регионах возникает позднее, чем в других частях Европы, что было связано с замедленными темпами социального, экономического и политического развития.  Во-вторых, националистические движения в изучаемых регионах

    22


    возникают как преимущественно политические движения, которые на ранних этапах не имели широкой социальной и экономической базы, не встречали поддержки со стороны потенциальных наций. В-третьих, развитие националистического движения шло параллельно с самими процессом становления наций, их национальных идентичностей. В подобной ситуации нации в некоторых европейских регионах возникают поздно, создаваясь немногочисленными интеллектуалами, которые принимали участие в националистических движениях. В-четвертых, практически для всех анализируемых в настоящем исследовании национализмов ранний этап в их истории был связан с пребыванием наций, к которым они образовались, в составе многонациональных государств. В этих странах новые потенциальные нации пребывали на положении меньшинств, что способствовало постепенной политизации и в определенной степени радикализации националистических движений.

    Условия для подобной трансформации национализмов в европейских регионах сложились в результате первой мировой войны и распада континентальных империй. Кризис и крах имперской модели государственности доказал универсальность ее исторического противника и конкурента -национального государства. Изменения политической карты Европы в результате первой мировой войны, появление на ее территории новых государств, которые раннее не существовали вовсе или на протяжении длительного времени были лишены политической независимости, стало уроком для националистических движений в анализируемых европейских регионах, в значительной степени актуализировав идеи политической независимости и способствуя активизации и росту национализма.

    Кроме этого во внимание следует принимать ряд факторов, которые в значительной степени способствовали активизации национализмов в европейских регионах в 1920 - 1940-е годы. Во-первых, революция 1917 года привела к началу значительного национального эксперимента, в результате которого некоторые, раннее угнетенные, национальные группы в СССР были признаны нациями и получили свои формы государственности - от автономной до союзной республики. Во-вторых, наметилось определенное сближение национализма с левыми политическими идеологиями, что в большей степени имело место в СССР и в меньшей в Испании в период гражданской войны. В подобной ситуации националистические настроения, контролируемые и направляемые властями, играли немалую роль в легитимации существующего недемократического режима. В-третьих, важным фактором для развития национализма в Каталонии стала испанская революция и последовавшая за ней гражданская война, которая привела к активизации националистического движения и его радикализации. В-четвертых, для македонского национализма не меньшее значение имела вторая мировая война, которая привела к ликвидации Югославии: воссозданная после войны Югославия стала федеративным государством, в котором благодаря новой политике в отношении меньшинств македонцы были не только признаны в качестве отдельно нации, но и получили свою республику.

    23


    В целом, к концу 1940-х годов анализируемые в настоящем исследовании национализмы существовали в рамках недемократических государств, власти которых использовали различные стратегии в отношении меньшинств - от непризнания (Каталония) до создания государственностей (Грузия, Чувашия, Македония) в составе других более крупных государств.

    Вторая глава «Национализм в европейских регионах в 1950 - 1960-е гг.», в структуру которой входят два параграфа «Этнический национализм в европейских регионах в 1950 - 1960-е гг.» и «Политический национализм в европейских регионах в 1950 - 1960-е гг.», посвящена основным направлениям в развитии европейских национализмов в 1950 - 1960-е годы. На данном этапе развитие национализма в европейских регионах, с одной стороны, было связано с тем, что эти регионы входили в состав многонациональных государств с авторитарными политическими режимами, а, с другой, под влиянием авторитаризма развивались как преимущественно культурные и интеллектуальные движения. В условиях неформального компромисса между националистами и правящими режимами вторые не предпринимали радикальных мер, направленных на ликвидацию национализма как широкого явления в общественной и культурной жизни изучаемых регионов, а первые сосредоточили основные усилия на развитии и укреплении наций, на дальнейшем усилении национальных идентичностей, что проявилось в доминировании национализма, например, в исторических исследованиях и в художественной литературе, и не оспаривали легитимность существовавших авторитарных режимов. Вместе с тем, на этапе 1950 - 1960-х годов начинается фрагментация национализмов в европейских регионах, что проявилось в складывании политических и этнических течений, что в дальнейшем оказало значительное влияние на радикализацию и этнизацию европейских национализмов.

    Начиная со второй половины XX века, европейские национализмы развивались в качественно новых условиях, что было связано с окончательным оформлением авторитарных режимов в изучаемых регионах. Авторитарные режимы казались стабильными, устойчивыми, способными оператвино реагировать как на внешние, так и на внутренние вызовы. В результате у современников сложилась иллюзия, что национальные проблемы решены, но национализмы в европейских регионах не утратили своего значения и влияния.

    Анализируя национализм в истории изучаемых регионов в 1950 - 1960-е годы во второй главе, Автор указывает, что во внимание следует принимать ряд факторов. Во-первых, националистические движения не могли действовать открыто в виде, например, политических партий, так как изучаемые регионы входили в состав многонациональных государств с недемократическими политическими режимами. Во-вторых, невозможность открытой политической деятельности самым значительным образом отразилась на изучаемых напионализмах: основная тяжесть деятельности была перенесена в гуманитарную сферу, в частности - в литературную деятельность, что способствовало развитию латентного, скрытого национализма. В-третьих, подобные условия существования националистических движений содействовали   их   радикализации   и   этнизации:   невозможность   открытой

    24


    политической деятельности, страх перед возможными политическими преследованиями и репрессиями делали национализм неформальным движением, исключенным за пределы официальной политической жизни. В-четвертых, именно подобная модель существования национализма в определенной мере усложняла контроль за ним со стороны властей: националистически ориентированные интеллектуалы, понимая невозможность открытого политического участия, направили свои усилия на сохранение и развитие национальной идентичности своих наций, что вело к идеализации и мифологизации национального прошлого, росту этнического национализма.

    В третьей главе «Проблемы активизации национализма в европейских регионах в 1970 - 1980-е гг.», состоящей из двух параграфов («Национализмы в европейских регионах в 1970-е гг.» и «Национализм в истории европейских регионов в 1980-е гг.») речь идет об основных направления развития европейских национализмов в 1970 - 1980-е годы. По мнению автора, 1970-е годы, с одной стороны, были связаны с дальнейшим развитием национализмов как преимущественно политических и интеллектуальных движений. Подобное развитие было связано со спецификой авторитарных режимов, которые не давали национализмам возможности трансформироваться в политические и протестные движения. В этом отношении авторитаризм в определенной степени консервировал основные направления, а также идеологические концепции национализма в европейских регионах. С другой стороны, в 1980-е годы в развитии европейских национализмов возникли новые тенденции, что было связано с постепенным ослаблением недемократических режимов в изучаемых регионах. Несмотря на то, что национализмы по-прежнему продолжали развиваться и функционировать как преимущественно интеллектуальные движения, они постепенно начинают трансформироваться, что привело к постепенному росту этнических тенденций в националистических идеологиях и к радикализации национализмов в целом.

    К концу 1960-х - началу 1970-х годов авторитарные режимы на территории Европы казались если не незыблимыми, то весьма устойчивыми, мощными и способными реагировать как на внешние, так и на внутренние вызовы. Характерной чертой развития большинства европейских авторитаризмов анализируемого периода было то, что они управляли многонациональными обществами. Несмотря на попытки решить национальные проблемы путем подавления и ассимиляции (Испания в период правления Ф. Франко) или на декларируемые лозунги «дружбы народов» и интернационализма (СССР, СФРЮ) - национальные проблемы и противоречию! по-прежнему играли значительную роль, оставясь мощным и влиятельным фактором.

    Несмотря на стабильность и устойчивость авторитарных режимов начались постепенные процессы их эррозии и размывания, чем не замедлили воспользоваться националисты в европейских регионах. Кроме этого складываются условия для постепенной активизации и определенной радикализации европейских национализмов, хотя эта радикализация в наибольшей степени проявилась в культурно-гуманитарном измерении национализма. В условиях начавшейся эррозии авторитаризма, националисты, пока будучи не в силах поставить под сомнение существующие режимы,

    25


    начинают прилагать больше усилий для развития и культивирования

    национальных идентичностей. В подобной ситуации более активно для

    национальных мобилизаций начинает использоваться культурный, языковой и

    исторический        факторы.          Националистически        ориентированными

    интеллектуалами активно предлагались национально выверенные версии истории, написанные в этнической системе координат, основанные на вере в величие собственных наций, их бесспорную древность и значительный государственный и политический опыт.

    Таким образом, национализм в европейских регионах хотя и продолжал функционировать и развиваться как почти исключительно культурное движение, тем не менее в его развитии стали заметны новые тенденции, связанные с постепенной этнизацией националистических движений, их радикализацией, что способствовало политизации национализма, его открытому конфликту с властями, в высказывании сомнения относительно легитимности авторитаризма и существующего статуса тех наций, которые представляли европейские националисты.

    В центре четвертой главы «"Националистические Возрождения" в истории европейских регионов (1990-е гг.)», которая состоит из двух параграфов «Напионализмы в европейских регионах в первой половине 1990-х годов» и «Европейские региональные напионализмы во второй половине 1990-х годов», проблемы, связанные с развитием национализмов транзитных обществах. В настоящей главе анализируются основные направления постепенной радикализации национализмов в европейских регионах, показаны основные идейные концепции, интеллектуальные течения в развитии изучаемых европейских национализмов. Автор показывает процессы постепенной трансформации и перерождения преимущественно гражданских национализмов в этнические. В связи с этим определенное внимание уделено этническим конфликтам, которые оказали существенное влияние на развитие национализма. По мнению автора, в наибольшей степени радикализации, с одной стороны, оказались подвержены напионализмы в тех регионах, которые в результате политических перемен конца 1980-х - начала 1990-х годов оказались в состоянии изменить свой статус и стать независимыми государствами. С другой стороны, в четвертой главе показано, что радикализация грузинского и македонского национализма привела к значительным политическим потерям для этих стран в то время, как каталонский и чувашский напионализмы, не добившиеся изменения статуса своих регионов, сохранили и в определенной степени увеличили свое влияние.

    Кризис и падение авторитарных режимов в конце 1980-х - начале 1990-х годов стали важным фактором в резвитии европейских национализмов. Падение левоориентированных правительств и приход к власти национально ориентированного поколения политиков, по мнению националистов, только подчеркивали и актуализировали универсальность и неизбежность национализма. Исчезновение идеологической монополии создало качественно новые условия для развития национализма в европейских регионах: они более не определялись как «буржуазные», с ними перестали бороться, к ним изменилось отношение со стороны общества. В подобной ситуации, с одной

    26


    стороны, националисты получили уникальный исторический шанс, связанный с реализацией идей и принципов национализма. С другой, этими результатами падения коммунизма европейские националисты воспользовались крайне различно.

    Европейские напионализмы развивались в условиях сосуществования как этнических, так и политических течений. Проявлением гражданской природы национализма стало то, что националистические движения в ряде регионов воспользовалось возможностью институционализации, что привело к появлению политических партий националистической ориентации. Характерной особенностью истории националистических партий, например, в Каталонии в 1990-е годы было то, что универсальных политический язык использовало подавляющее большинство партий - от классических националистов до левых. Не смогли избежать соединения национального и социального националисты и в других европейских регионах. В целом, развитие национализма в Европе в первой половине 1990-х годов свидетельствует не только об универсальности националистического принципа для некоторых европейских регионов, но и об определенной слабости национализма, который не смог получить политическую власть, сохраняя при этом статус влиятельного интеллектуального и культурного движения.

    Анализируя проблемы развития национализма в европейских регионах во второй половине 1990-х годов, во внимание следует принимать ряд факторов. Во-первых, национализм оказался не столь сильным и мощным движением, как были склонны позиционировать его критики. Несмотря на значительные успехи и достижения в интеллектуальной сфере не один из анализируемых в рамках настоящего исследования национализмов, оказался не в состоянии получить контроль над политической властью. Кроме этого, европейские напионализмы не смогли в условиях политического плюрализма и свободы выбора конкурировать с другими политическими идеологиями, а также политическими элитами, которые генетически были связаны с павшими в начале 1990-х годов коммунистическими режимами.

    В подобной ситуации история европейских национализмов 1990-х годов стала не историей национального триумфа, и своеобразной историей политических неудач и катастроф. Каталонский национализм, который окончательно трансформировался в региональное движение с политическими и сепаратистскими амбициями, остается, тем не менее, умеренным. Чувашский национализм оказался не в состоянии конкурировать с постсоветскими элитами, став движением почти исключительно интеллектуального и культурного плана. Македонский национализм также столкнулся со значительными трудностями, связанными с македоно-болгарскими и македоно-греческими противоречиями. Проблемы Македонии с соседними государствами далеки от решения и урегулирования и на современном этапе. Грузинский национализм, несмотря на весь свой культурный и интеллектуальный потенциал, и вовсе испытал национальную катастрофу: современная независимая Грузия контролирует меньшие территории, чем Грузинская ССР. Тем не менее, важнейшими достижениями македонского и грузинского национализмов следует признать то, что Македония и Грузия стали независимыми государствами. Тем не менее,

    27


    большие преимущества, вероятно, получили каталонский и чувашский напионализмы: Каталония и Чувашия не стали независимыми государствами, тем не менее формально влияние каталонского и чувашского национализмов распределяется на те же регионы, что и до начала 1990-х годов. С другой стороны, статус этих регионов существенно изменился, стал более значимым, что в определенной степени связано и с местными националистическими движениями.

    В заключении диссертации автор подводит итоги исследования, выделяя основные результаты и закономерности в развитии европейских национализмов во второй половине XX века.

    Политическая история Македонии, Грузии, Чувашии и Каталонии в XX столетии прошла под знаком перемен - политических, социальных, культурных, интеллектуальных, экономических. В комплексе эти перемены могут быть определены как модернизация. Политическая модернизация в Македонии, Грузии, Чувашии и Каталонии, экономические и социальные трансформации в значительной степени предопределили современный облик этих территорий. С другой стороны, успех политической и тем более экономической модернизации был невозможен без изменений на уровне социальных и культурных отношений, связей и коммуникаций. Именно изменения, которые протекали на этом уровне, способствовали появлению и развитию новой идентичности, в первую очередь - политической, которая привела к появлению гражданской нации.

    Проблема появления новой идентичности или начального этапа ее формирования остается дискуссионной. Вероятно, столь значительные политические, социальные и культурные перемены были невозможны в колониальный период, хотя культурные и социальные условия и предпосылки для постепенной модернизации местных (со)обществ сложились на этапе доминирования старых имперских моделей организации политического пространства и доминирования - в Македонии «имперскими» моделями были в некоторой степени османская, болгарская и сербская политические культуры, Грузия и Чувашия на протяжении длительного времени входили в состав Российской Империи, в Каталонии на подобный статус претендовали политические нормы и традиции связанные с Мадридом как кастильскоязычным центром, в силу того, что именно европейское влияние оказывало разрушающие воздействие на местные политические культуры. Интеллектуально и культурно успех политической модернизации связан с появлением новых идентичностей, развитием различных идентичностных проектов, которые предлагались местными интеллектуалами в рамках модернистской парадигмы.

    В своем развитии изучаемые европейские (грузинский, македонский,

    каталонский и чувашский) напионализмы прошли через общие этапы. Первый

    этап (вторая половина XIX века - конец 1940-х гг.) был связан с генезисом

    национализма,          что         выразилось         в         формировании         первых

    протонационалистических организаций и появлении первых лидеров движения, с попытками институционализации национализма, что проявилось в развитии националистических движений, которые отличались значительной степенью

    28


    организованности, обладали политическими и программами и четко определенными целями. Второй этап (1950 - 1960-е гг.) связан с развитием европейских национализмов как в одинаковой мере политических, гражданских и этнических движений, которые выдвигали лозунги сохранения тех или иных идентичностей, указывали не необходимость их развития, параллельно заявляя и о своих политических амбициях. Третий этап (1970 - 1980-е гг.) характеризируется постепенной трансформацией национализма в европейских регионах, что проявилось как в их этнизации, так и политизации. Четвертый этап (1990-е гг.) ознаменован «Националистическими Возрождениями» -трансформацией националистических движений и идеологий в новейший период истории Каталонии, Македонии, Грузии и Чувашии: важнейшими характеристиками этого периода следует признать фрагментацию националистических движений, рост идеологической и политической поляризации, а также наличие тенденций к радикализации национализма в направлении его постепенной этнизации и отказа от принципов и ценностей гражданского (политического) национализма.

    В развитии европейских национализмов особую роль играл фактор исторического и политического наследия. Нередко европейские регионы имели мощные культурные и исторические традиции, но политическая динамика Средневековья свела былые достижения этих регионов к минимуму. Включенные в состав Империй Македония и Грузии быстро утратили свое значение, превратившись в политические и культурные периферии, имперские окраины. Каталония, занимавшая стратегически важное положение, так же достаточно быстро оказалась в сфере влияния своих соседей, позднее будучи интегрированной в кастильско-леонский политический ландшафт средневековой Испании.

    В развитии каталонского, македонского, грузинского и чувашского национализма особую роль играл фактор отсутствия собственной государственности. Поэтому, на протяжении длительного времени, в национальная идентичность развивалась не в политических, а в культурных формах. В рамках грузинского интеллектуального дискурса особой популярностью пользовалась идея Грузии как великой христианской государственности прошлого. Македонские интеллектуалы относительно рано проявили претензии в отношении истории античной Македонии, каталонские авторы - богатого культурного и литературного наследия средневековой Испании, а чувашские - государственной традиции Волжской Булгарии.

    В развитии националистических движений в европейских регионах существуют общие особенности. Грузинский, македонский, каталонский и чувашский напионализмы могут быть определены как периферийные в силу того, что регионы, на территории которых националистические движения стали мощным фактором перемен, обладали рядом общих особенностей. Поэтому, наиболее важными общими факторами следует признать:

    Напионализмы в анализируемых регионах представляли собой движения, среди центральных целей которых доминировала идея создания модерновой нации, которая обладает собственной идентичностью, основанной на языке и идее    национальной    истории.     Центральным    пунктом    программ    всех

    29


    националистических движений, которые анализируются в настоящем исследовании, был язык. Лидеры и теоретики националистического движения уделяли особое внимание развитию и защите национальных языков, видя именно в языке основное отличие тех наций, которые они представляли, от исторических противников. В подобной ситуации каталонские националисты уделяли особое внимание развитию и поддержке каталанского языка, особенно - в условиях франкизма, когда каталанский язык вытеснялся, заменяясь кастильским (испанским) языком. В Грузии и Чувашии национальные языки также играли особую роль в развитии национализма, являясь мощными мобилизационными факторами, в первую очередь - в условиях политического противостоянии с центром (Грузия) и полемики с соседними группами (Чувашия), интеллектуальные элиты которых предъявляли претензии в отношении целой эпохи в чувашской истории, связанной с периодом существования Волжской Булгарии. Особую роль в развитии македонской идентичности играло создание и продвижение македонского языка, который был призван служить одним из доказательств того, что македонцы являются самостоятельной нацией в условиях напряженной македоно-болгарской дискуссии, болгарские участники которой склонны видеть в македонском языке один из диалектов болгарского.

    Значительную роль в формировании и развитии националистических движений в европейских регионах играли концепты самости, которые проявлялись в стремлении македонских, грузинских, каталонских и чувашских националистов наделить свои нации не только языком, но и национальной историей. Создание национальных исторических схем в анализируемых напионализмах протекало неравномерно. Наиболее древние традиции написания национальной истории имели грузины и каталонцы в то время как македонские и чувашские националисты в деле создания национальных исторических схем имели весьма ограниченный опыт. История активно использовалась как инструмент в политической борьбе. Национальные истории Каталонии, Грузии, Македонии и Чувашии были созданы в условиях существования авторитарных политических режимов, соединяя в себе идеи политической лояльности и умеренного национализма. Исторические исследования в Каталонии, Грузии, Македонии и Чувашии играли особое значение в развитии национализма, так как не только способствовали легитимизации новых идентичностей, наделяя их прошлым, но и отделяли их от альтернативных политических проектов (в Каталонии от кастильского, в Грузии от центрального советского политического проекта, в Чувашии - от татарского и в меньшей степени от советского, в Македонии - от болгарского, сербского и греческого), способствуя формированию образов инаковости.

    На раннем этапе развития европейских региональных национализмов мы вынуждены констатировать почти полное отсутствие национального политического класса, который принимал участие в формировании национальной идентичности. Первыми теоретиками национализма в упомянутых выше регионах могли представители других этнических групп или деятели, национальная идентичность которых не может быть четко определена. Классическим   примером   подобной   версии   развития   национализма   стало

    30


    национальное движение в Македонии, многие деятели которого колебались между болгарской, сербской, греческой и собственно формирующейся македонской идентичностью. Значительную роль в формировании чувашской идентичности сыграл русский тюрколог Н. Ашмарин, а также И. Яковлев, который не обладал ярко выраженной чувашской идентичностью. Большая часть представителей раннего национального движения в Грузии и Каталонии принадлежала к политическим элитам Испании и Российской Империи, обладая в большей степени имперским, а не национальным самосознанием.

    Несмотря на то, что теоретики национализма в европейских регионах в своей деятельности руководствовались национальными (фактически -региональными) лозунгами и интересами, национализмы в этих регионах на протяжении своей истории испытывали мощное влияние со стороны центра. Это было связано с почти полным отсутствием собственного национального политического опыта. В подобной ситуации региональные националистические движения нуждались в одобрении своих действий со стороны центра. Для всех анализируемых в настоящем исследовании национализмов был характерен значительный мобилизационный потенциал. Националистические движения в Каталонии, Македонии, Грузии и Чувашии явились мощными факторами мобилизации масс для решениях различных задач, связанных с борьбой против внешней угрозы (Македония), национальной консолидации ради достижения определенных политических целей (Грузия), объединения с целью защиты или восстановления прав того или иного региона (Каталония), создания и формирования национальной идентичности (Чувашия).

    В условиях того, что национализмы в анализируемых регионах являлись мощным мобилизационным фактором, они оказали значительное влияние на политическое развитие на региональном уровне. Степень и формы подобного развития в зависимости от региона разнообразны. В Македонии национализм стал мощным фактором в создании не только нации, но и собственно независимой македонской государственности. Аналогичную роль националистическое движение играло и в Грузии. В Каталонии национализм способствовал трансформации Каталонии из региона в активного участника политических процессов на общеиспанском, национальном (государственном) уровне. В Чувашии национализм способствовал формированию нации и росту политической активности национальной интеллигенции, хотя степень воздействия на политическое развитие со стороны националистического движения в Чувашии в значительной степени меньше чем, например, в Грузии, Македонии, а также в Каталонии.

    Национализм в европейских регионах является преимущественно интеллектуальным движением и обладает крайне ограниченной базой, что связано с рядом факторов. Во-первых, на протяжении XX века региональные национализмы сталкивались с противодействием со стороны центральных национализмов, что привело к ассимиляционным потерям. Во-вторых, глобализационные тенденции, которые в значительной степени активизировались во второй половине XX столетия, сделали национальные ценности и принципы национальной идентичности менее привлекательными по сравнению   с   универсалистскими   ценностями,   которые   ассоциируются   в

    31


    проектом глобализации. В-третьих, ограниченности базы национализма способствовало то, что следование принципам национализма в значительной степени ограничивало возможности тех групп, которые проходили социализацию в рамках культуры меньшинства, но не культуры доминирующего большинства, связанного с политическим центром.

    Процесс формирования национализмов в европейских регионах отличался значительной сложностью, что было связано с идентичностным измерением процесса нациостроительства. Эта идентичность, основанная на отношениях принуждения и доминирования, связана с проблемами развития высокой культуры старых традиционных аристократий - культурных и политических элит. Феномен высокой культуры для анализируемых регионов был характерен только для Грузии. В отличие от нее ни Македония, ни Каталония, ни Чувашия ничего подобного к началу XX века не знали. В силу этого обстоятельства в упомянутых регионах сложились благоприятные условия для развития модерновых наций, строительства наций «с нуля» и развития националистического воображения, носителями которого были интеллектуалы, игравшие роль форматоров и создателей не только наций как таковых, но идентичностей, которые составляли основу функционирования и воспроизводства этих наций.

    Создание модерновых наций было осложнено, точнее - отягощено, наличием множественного националистического опыта, за которым стояли различные идентичности, связанные как с идей политической нации, так и нации как этнически гомогенного сообщества. Не следует преувеличивать прогрессивное значение модернизации на территории европейских периферий в виду того, что процесс строительства нации и формирования националистического дискурса оказался далеким от своего завершения. Это выразилось в сосуществовании разных идентичностей, отличных идентичностных проектов и конкуренции этнически и политически ориентированного националистического опыта. Политические ориентиры ведут к триумфу гражданского (либерального, умеренного и не столь опасного) национализма. Примат этничности неизбежно выливается в радикализацию националистического текста, что ведет к его постепенной маргинализации. История македонского, грузинского, каталонского и чувашского национализмов наполнена как политическими, так и этническими дискурсами.

    Модернизация, протекавшая в рамках авторитарных режимов, вела к разрушению традиционных отношений и представлений грузинского и македонского крестьянина и горожанина о себе. Модернизация разрушила традиционные для них системы социальных связей, трансформировав их потомком их просто крестьян и горожан с грузин и македонцев, для которых основу самоидентификации составили не связи со своей социальной и локальной группой, но представления о единой истории, идентичности и языке. Македонцы и грузины, каталонцы и чуваши как нации являются порождением модернизации. Именно в результате модернизационных проектов, предлагаемых интеллектуалами-националистами, возникли те идентичности, которые определяют современный политический облик некогда периферий -Грузии и Македонии, Чувашии и Каталонии.

    32


    Став нациями, эти регионы утратили свой периферийный статус. Триумф политического национализма стал и победой культурного оксидентализма. Европа расширила свои границы, приняв некогда периферийные регионы в качестве европейских наций. Грузия и Македония «пришли» в Европу со значительным опозданием. Каталонские и чувашские националисты с опозданием осознали себя европейцами, хотя у первых статус европейцев никто не оспаривал при условии их включенности в кастильский проект. Европеизм вторых стал чисто интеллектуальной конструкцией, порожденной рефлексией чувашских национально ориентированных интеллектуалов, для которых европеизм был универсальным политическим языком.

    Модернизация - процесс, в результате которого разрушается традиция и утверждаются принципы политического национализма, для которого приоритетной является гражданская идентичность. Политическая идентичность и политический национализм в Грузии, Македонии, Чувашии и Каталонии развивались в крайне неблагоприятных условиях, которые должны были бы в большей степени способствовать этнизации и радикализации националистического дискурса. Анализируемый региональный квартет к началу XX века был представлен европейскими политическими отсталыми и неразвитыми перифериями. Универсальным политическим языком был язык политического принуждения, давления и ответного политически окрашенного и этнически маркированного насилия и протеста. Парадокс националистической ситуации в Грузии, Македонии, Чувашии и Каталонии состоял в том, что в рамках авторитарных политических режимов в СССР, СФРЮ и Испании местные региональные национализмы оказались в большей степени протестными политическими, но не этническими радикальными движениями.

    Гарантом от этнизации и радикализации национализма в европейских стало

    националистическое воображение, которое явилось процессом выработки и

    экспорта национальной идентичности со стороны националистов-интеллек

    туалов в направлении традиционных сообществ. Традиционные общества для

    националистов были не менее важными оппонентами чем националистические

    идеологи наций, которые ими воспринимались как враждебные. Традиционные

    сообщества подвергались модернизации путем разрушения традиционных

    идентичностей, на смену которым приходят модерновые политические

    идентичности, основанные на идеях гражданской нации. Развитие гражданского

    национализма стало и сознательным жертвоприношением части этнических

    мифов, которые было невозможно интегрировать в систему ценностей

    современного общества. Отмирание этой своеобразной стихийной этничности

    резко ослабило основу и фундамент для этнизации и радикализации

    национализма.         Националистическое        воображение        (представленное

    кодификацией языков, написание и описанием истории, осознанием и конструированием исторического и политического опыта, формированием оппозиции «мы» / «они») в этом контексте стало одним из наиболее важных и действенных инструментов модернизации.

    Опыт политической модернизации и интеграции Запада, который оказался в состоянии отказаться от националистической риторики, сменив воображение националистическое     культивированием     европейской     политической     и

    33


    культурной идентичности, свидетельствует о возможности решения столь сложных конфликтов. Примирению Запада после завершения второй мировой войны понадобилось несколько десятилетий, чтобы выстроить систему известную как Европейский Союз, в который стремятся политические и интеллектуальные элиты Македонии и Грузии. Открытым остается вопрос, каким временным потенциалом располагают элиты стран, возникших в результате триумфа национализма. Ситуация осложняется и тем, что этот национализм был не только гражданским и политическим. С другой стороны, европейская интеграция и политическая европеизация не является панацеей от радикальных проявлений национализма, о чем свидетельствует опыт Испании.

    Опыт Испании, о котором мы говорили выше, свидетельствует об обратном. Несмотря на то, что Испания является членом НАТО и ЕС, членство в этих организациях не гарантирует испанские элиты от вызовов региональных напионализмов, в том числе - и каталонского. Следует принимать во внимание и тот фактор, что Грузии и Македония относятся к числу государств с развитыми националистическими традициями. Для РФ, субъектом которой является Чувашская Республика, вопрос членства в упомянутых блоках не стоит, но проблема регионального национализма продолжает оставаться актуальной. Интеграция или неинтеграция не может играть роль универсального средства в борьбе против региональных национализмов. Вероятно, в ближайшей перспективе политический национализм продолжит пребывать среди наиболее важных факторов, которые будут определять развитие европейских периферий. С другой стороны, степень его влияния и радикализации будет зависеть и от готовности, как националистов, так и правящих элит, центральных и региональных, к политическому диалогу.

    34


    Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора

    Публикации в ведущих рецензируемых

    научных журналах и изданиях, рекомендованных

    ВАК Министерства образования и науки РФ

    1.    Кирчанов М.В. Проблемы развития каталонского национализма в условиях

    политического транзита / М.В. Кирчанов // Вестник ВолГУ. Серия 4.

    История. Регионоведение. Международные отношения. - 2009. - № 2. - С. 18

    -  24 (0.35 п.л.).

    1. Кирчанов М.В. Проблемы национализации политического режима Н.В. Федорова в Чувашской Республике / М.В. Кирчанов // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. - 2009. - № 6. - С. 33 - 36 (0.25 п.л.).
    2. Кирчанов М.В. Проблемы развития региональных национализмов в недемократических политических режимах (националистические движения в Каталонии и Чувашской АССР В 1960-е - 1970-е гг.) / М.В. Кирчанов // Вестник Поморского Университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки». - 2010. - № 8. - С. 138 - 144 (0.35 п.л.).
    3. Кирчанов М.В. Региональная модель политического развития в Российской Федерации / М.В. Кирчанов // Регионология. - 2010. - № 3. - С. 23 - 29 (0.35 п.л.).
    4. Кирчанов М.В. Проблемы формирования аттрактивного образа Чувашской Республики в контексте политического управления / М.В. Кирчанов // Среднерусский вестник общественных наук. - 2010. - № 2. - С. 110-117 (0.4 п.л.).
    5. Кирчанов М.В. Проблемы виртуализации националистического дискурса в Чувашской Республике / М.В. Кирчанов // Вестник ВолГУ. Серия 4. История. Регионоведение. Международные отношения. - 2010. - № 2. - С. 149 - 154 (0.3 п.л.).
    6. Кирчанов М.В. Основные направления развития грузинского национализма в условиях политической нестабильности 1990-х годов / М.В. Кирчанов // Теория и практика общественного развития. Научный журнал. - 2010. - № 4.

    -  С. 242 - 246 (0.25 п.л.).

    1. Кирчанов М.В. Проблемы принятия нового Статута Каталонии и перспективы развития каталонского национализма / М.В. Кирчанов // Вестник Екатерининского Института. - 2010. - № 4. - С. 114 - 118 (0.25 п.л.).
    2. Кирчанов М.В. Националисты и историческое воображение в Социалистической Республике Македонии (1950 - начало 1980-х гг.) / М.В. Кирчанов // Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина. Научный журнал. - 2010. - № 3. - Т. 4. История. - С. 15 - 24 (0.5 п.л.).
    3. Кирчанов М.В. Основные направления радикализации грузинского национализма (начало 1990-х - середина 2000-х годов) / М.В. Кирчанов // Гуманитарные и социальные науки. - 2010. - № 6. - С. 27 - 37 (0.6 п.л.).

    35


    1. Кирчанов М.В. Проблемы развития македонского национализма в послевоенной Югославии (1945 - 1950 гг.) / М.В. Кирчанов // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. - 2011. - № 2 (8). - Часть 1. -С. 80 - 85 (0.3 п.л.).
    2. Кирчанов М.В. Проблемы развития национализма в Каталонии в 1930-е годы / М.В. Кирчанов // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. - 2011. - № 2 (8). - Часть 1. - С. 86 - 88 (0.25 п.л.).

    13.Кирчанов М.В. Гуманитарные исследования как форма функционирования национализма в Чувашской АССР в 1950 - 1960-е гг. / М.В. Кирчанов // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. - 2011. - № 2 (8). - Часть 2. - С. 84 - 89 (0.3. п.л.).

    1. Кирчанов М.В. Македония в болгарском националистическом воображении периода второй мировой войны / М.В. Кирчанов // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. - 2011. - № 5 (11). - Часть 1. - С. 93 - 97 (0.25 п.л.).
    2. Кирчанов М.В. Проблемы радикализации национального движения в Чувашской Республике в первой половине 2000-х годов / М.В. Кирчанов // Вестник КРСУ. - 2011. - Т. 11. - № 2. - С. 62 - 65 (0.25. п.л.).
    3. Кирчанов М.В. Этнический национализм в Грузинской ССР: проблемы и направления развития в 1950 - 1970-е гг. / М.В. Кирчанов // Теория и практика общественного развития. Научный журнал. - 2011. - № 3. - С. 307 -311 (0.25 п.л.).
    4. Кирчанов М.В. Греческие образы в македонском национализме второй половины 2000-х годов / М.В. Кирчанов // Среднерусский вестник общественных наук. - 2011. - № 3. - С. 123 - 130 (0.5 п.л.).

    Публикации в рецензируемых научных журналах и изданиях, включенных в РИНЦ

    1. Кирчанов М.В. Проблемы национализации политического режима в Чувашской Республике / М.В. Кирчанов // Общественные науки. - 2010. - № 4. - С. 240 - 246 (0.35 п.л.).
    2. Кирчанов М.В. Основные проблемы развития каталонского национализма в 2000-е годы / М.В. Кирчанов // Общество: политика, экономика, право. Научный журнал. -2011. -№ 1. - С. 33 -37 (0.25 п.л.).
    3. Кирчанов М.В. Проблемы формирования политической идентичности в СР Македония (1950 - 1960-е гг.) / М.В. Кирчанов // Общество: философия, история, культура. Научный журнал. - 2011. - № 1 - 2. - С. 113-116 (0.2 п.л.).
    4. Кирчанов М.В. Национализм и национальный коммунизм в Грузинской ССР во второй половине 1940-х годов / М.В. Кирчанов // Общество: социология, психология, педагогика. Научный журнал. - 2011. - № 1 - 2. - С. 99 - 105 (0.35 п.л.).

    36


    22.Кирчанов М.В. Основные проблемы развития каталонского национализма во второй половине 1960-х - первой половине 1970-х годов / М.В. Кирчанов // Общественные науки. - 2011. - № 3. - С.422 - 427 (0.2 п.л.).

    23.Кирчанов М.В. Интеллектуальное сообщество и национализм в Грузинской ССР (1950 - 1960-е гг.) / М.В. Кирчанов // Общественные науки. - 2011. - № 5.-С. 303-311(0.7п.л.)·

    24. Кирчанов М.В. Национализм и историческая память в Грузинской ССР (1950

    1. 1960-е гг.) / М.В. Кирчанов // Общественные науки. - 2011. - № 6. - С. 222
    2. 229 (0.5 п.л.).

    25. Кирчанов М.В. Основные проблемы и направления этнизации грузинского

    национализма (1950 - 1960-е гг.) / М.В. Кирчанов // Общественные науки. -

    2011. - № 7. - С. 409 - 418 (0.7 п.л.).

    Публикации в зарубежных рецензируемых научных журналах и изданиях

    На русском языке:

    26. Кирчанов М.В. «Европа» и «Запад» в грузинском политическом

    воображении и националистическом дискурсе / М.В. Кирчанов //

    Центральная Азия и Кавказ. Журнал социально-политических исследований.

    -  2010. - Т. 13. - № 2. - С. 179 - 189 (0.7 п.л.).

    1. Кирчанов М.В. Основные направления развития грузинского национализма в условиях политической нестабильности: между традициями политической нации и вызовами радикализации / М.В. Кирчанов // Центральная Азия и Кавказ. Журнал социально-политических исследований. - 2010. - Т. 13. - № З.-С. 146-158(0.8п.л.)·
    2. Кирчанов М.В. Российская тематика в идеологии современного грузинского национализма / М.В. Кирчанов // Центральная Азия и Кавказ. - 2011. - Т. 14. -№1.-С. 170 - 178 (0.5 п.л.)

    На иностранных языках:

    1. Кирчашв М. Свропейсыа тюрки в рядянськш Pociо та створення шторично!' пам'ятт (нацюналштична уява й чувасыа интелектуали в 1960 - 1980-х pp.) / М. Кирчашв // Сх1д / Захвд. 1сторико-культуролопчний зб1рник. - Харшв, 2009. - Вип. 13 - 14. Спещальне видання. 1сторична пам'ять i тоталитаризм: досвщ Центрально-Сх1дно1 Свропи / за ред. В. Кравченка. - С.80 - 100 (1.25 п.л.)
    2. Kirchanov М. "Europe" and "the West" in Georgia's political imagination and nationalist discourse / M. Kirchanov // Central Asia and Caucasus. Journal of Social and Political Studies. - Vol. 11.-No 2.-P. 158 - 167 (0.7 п.л.).
    3. Kirchanov M. The main development vectors of Georgian nationalism in the context of political instability: between the Traditions of the Political Nation and the Challenges of Radicalization / M. Kirchanov // Central Asia and Caucasus. Journal of Social and Political Studies. - 2010. - Vol. 11. - No 3. - P. 126-137 (0.7

    П.Л.).

    37


    Монографии

    32.Кирчанов М.В. Националистическая модель политической модернизации и

    трансформации европейских периферий / М.В. Кирчанов. - Воронеж: ФМО

    ВГУ, 2009. - 217 с (13.5 п.л.). ISBN 5-000010-46-9 33.Кирчанов М.В.  Националистическая модернизация (каталонский опыт) /

    М.В. Кирчанов. - Воронеж: «Научная книга», 2010. - 148 с (9 п.л.). ISBN

    978-5-98222-564-1

    1. Кирчанов М.В. Конструируя нации, создавая Отечества (история европейских периферийных национализмов во второй половине XIX -первой половине XX века) / М.В. Кирчанов. - Saarbriicken: Lambert Academic Publishing, 2011. - 383 с (24 п.л.). ISBN 978-3-8433-2382-6
    2. Кирчанов М.В. Нация, класс, протест: европейские периферийные напионализмы во второй половине XX - начале XXI века / М.В. Кирчанов. -Saarbriicken: Lambert Academic Publishing, 2011. - 507 с (31.5 п.л.). ISBN 978-3-8454-2790-4

    Главы в монографиях

    Зб.Кирчанов М.В. Потенции функционирования и воспроизводства традиционного восточного сообщества Российской Ориента / М.В. Кирчанов // Кирчанов М.В. Воображая и (де)конструируя Восток. Идентичность, лояльность и протест в политических модернизациях и трансформациях / М.В. Кирчанов. - Воронеж: «Научная книга», 2008. - С. 78 - 84 (0.3 п.л.).

    1. Кирчанов М.В. Чувашские интеллектуалы между ориентализмом и окцидентализмом (Сеспел Мишши и формирование модернизирующего Ориента) / М.В. Кирчанов // Кирчанов М.В. Воображая и (де)конструируя Восток. Идентичность, лояльность и протест в политических модернизациях и трансформациях / М.В. Кирчанов. - Воронеж: «Научная книга», 2008. - С. 84 - 96 (0.7 п.л.).
    2. Кирчанов М.В. Советский Восток и советская модернизация (чувашские интеллектуалы 1920 - 1930-х годов между вызовами ориентализма и окцидентализма) / М.В. Кирчанов // Кирчанов М.В. Воображая и (де)конструируя Восток. Идентичность, лояльность и протест в политических модернизациях и трансформациях / М.В. Кирчанов. -Воронеж: «Научная книга», 2008. - С. 96 - 104 (0.5 п.л.).
    3. Кирчанов М.В. Ориентализация советского Востока (формирование политической лояльности как преодоление окциденализма) / М.В. Кирчанов // Кирчанов М.В. Воображая и (де)конструируя Восток. Идентичность, лояльность и протест в политических модернизациях и трансформациях / М.В. Кирчанов. - Воронеж: «Научная книга», 2008. - С. 104 - 111 (0.5 п.л.).
    4. Кирчанов М.В. Внутренний Ориент в Европейской России: исламские дискурсы и культурные практики в Чувашии / М.В. Кирчанов // Кирчанов М.В. Воображая и (де)конструируя Восток.  Идентичность, лояльность и

    38


    протест в политических модернизациях и трансформациях / М.В. Кирчанов.

    -  Воронеж: «Научная книга», 2008. - С. 144 - 150 (0.45 п.л.).

    1. Кирчанов М.В. Чувашский националистический дискурс: западный политический и культурный национализм на Востоке / М.В. Кирчанов // Кирчанов М.В. Воображая и (де)конструируя Восток. Идентичность, лояльность и протест в политических модернизациях и трансформациях / М.В. Кирчанов. - Воронеж: «Научная книга», 2008. - С. 150 - 161 (0.7 п.л.).
    2. Кирчанов М.В. Ориентализм и окцидентализм в чувашском националистическом дискурсе 1990-х годов / М.В. Кирчанов // Кирчанов М.В. Воображая и (де)конструируя Восток. Идентичность, лояльность и протест в политических модернизациях и трансформациях / М.В. Кирчанов.

    -  Воронеж: «Научная книга», 2008. - С. 161 - 167 (0.3 п.л.).

    Научные статьи

    На русском языке:

    1.    Кирчанов М.В. Создавая национальную историю чуваш: исторические

    нарративы и национальная идентичность в Советской Чувашии / М.В.

    Кирчанов // Современные подходы и трактовки важнейших проблем

    отечественной и всемирной истории: материалы Международных

    Бекмахановских чтений. Алматы, 25-26 мая 2006 г. - Алматы, 2006. - С. 352

    -  357 (0.25 п.л.).

    1. Кирчанов М.В. Национальная парадигма и язык написания истории (болгаризируя историю Македонии) / М.В. Кирчанов // Отечественная и зарубежная история: проблемы, мнения, подходы (Ученые записки кафедры отечественной и зарубежной истории). - Пятигорск, 2006. - Вып. 6. - С. 273 -287(0.8п.л.)·
    2. Кирчанов М.В. Сеспель Мишши: рождение советского дискурса в чувашской литературной традиции / М.В. Кирчанов // Сеспель Мишши: рождение современной чувашской литературы / сост., вступит, статья М.В. Кирчанов. - Воронеж, 2007. - С. 4 - 17. -(http://ejournals.pp.net.Ua/_ld/0/47_turk_ii.pdf)
    3. Кирчанов М.В. Формируя советский канон в чувашской литературной критике (Н. Васильев-Шубоссини и его «Краткий очерк истории чувашской литературы») / М.В. Кирчанов // Формирование советского дискурса в чувашском литературоведении / сост. и вступит, статья М.В. Кирчанов. -Воронеж:      НОФМО,            2007.    С.       3        -     10. (http://ejournals.pp.net.Ua/_ld/0/48_turk_iii.pdf)
    4. Кирчанов М.В. Чувашский интеллектуальный дискурс эпохи «высокого сталинизма» (некоторые проблемы интерпретации творчества Мишши Сеспеля в конце 1940-х годов) / М.В. Кирчанов // Сеспель Мишши в советской традиции «высокого сталинизма» / сост. и вступит, статья М.В. Кирчанов. - Воронеж: НОФМО, 2007. - С. 3 - 8. -(http://eiournals.pp.net.Ua/_ld/0/49_turk_iv.pdf)
    5. Кирчанов М.В. Изучение языка и идентичность (на примере языковых исследований в Чувашской АССР) / М.В. Кирчанов // Studia Tьrkologica.

    39


    Воронежский тюркологический сборник. - Воронеж, 2007. - Вып. 1. - С. 92 - 101. - (http://ejournals.pp.net.Ua/ld/0/63_turk_stud_i.pdf)

    1. Кирчанов М.В. Советизация чувашского текста, формовка интеллектуалов (дискурсы литературного модерна в Чувашии в 1917 - 1930-е гг.) / М.В. Кирчанов // Studia Tьrkologica. Воронежский тюркологический сборник. -Воронеж,        2007.        -       Вып.        2.        -       С.        6       -        15. (http://ejournals.pp.net.Ua/_ld/0/64_turk_stud_ii.pdf)
    2. Кирчанов М.В. Идентичность и историенаписание (обобщающие исторические исследования в Чувашской АССР) / М.В. Кирчанов // Studia Tьrkologica. Воронежский тюркологический сборник. - Воронеж, 2007. -Вып. 3. - С. 6 - 27. - (http://eiournals.pp.net.Ua/_ld/0/65_turk_stud_iii.pdf)
    3. Кирчанов М.В. Исламское в чувашской литературе XX века (проблемы нарратива, интерпретации и формирования нового дискурса) / М.В. Кирчанов // Роль религий в изменяющемся мире: проблемы взаимоотношений христианства и ислама. Материалы круглого стола, проходившего 30 мая 2007 года на факультете международных отношений / отв. ред. О.В. Шаталов. - Воронеж, 2008. - С. 25 - 31 (0.45 п.л.).
    4. Кирчанов М.В. Локальное сообщество как сфера доминирования традиционного / М.В. Кирчанов // Studia Tьrkologia. Воронежский тюркологический сборник. - Воронеж, 2008. - Вып. 7 - 8. - С. 74 - 82. -(http://ejournals.pp.net.Ua/_ld/l/122_st_turk_vii_vii.pdf)
    5. Кирчанов М.В. Чувашский национализм как интеллектуальный и культурный тренд / М.В. Кирчанов // Studia Tьrkologia. Воронежский тюркологический сборник. - Воронеж, 2008. - Вып. 7 - 8. - С. 83 - 113. -(http://ejournals.pp.net.Ua/_ld/l/122_st_turk_vii_vii.pdf)
    6. Кирчанов М.В. Македонский национализм в транзитном обществе (проблемы функционирования македонского националистического дискурса в период политической демократизации) / М.В. Кирчанов // Страны Восточной и Юго-Восточной Европы в поисках своей европейской идентичности. - Воронеж, 2009. - С. 18 - 30 (0.7 п.л.).

    13.Кирчанов М.В. Македонские lieux de mйmoire в контексте развития болгарской исторической памяти / М.В. Кирчанов // Македония като българска земя: македонские мотивы в болгарской национальной памяти начала 1940-х годов / сост. и вступит, статья М.В. Кирчанов. - Воронеж, 2009. - С. 5 - 18. - (http://eiournals.pp.net.ua/ ld/1/132 GUZ.pdf)

    14.Кирчанов М.В. Проблемы трансформации каталонского национализма в условиях политического перехода от авторитаризма к демократии / М.В. Кирчанов // Актуальные проблемы государства и права. Сборник научных статей / отв. ред. П.Н. Бирюков, А.А. Слинько, ред. и сост. М.В. Кирчанов, И.В. Форет. - Воронеж, 2009. - Вып. 3. - С. 48 - 55 (0.5 п.л.).

    15.Кирчанов М.В. Болгаро-македонская интернет-полемика на современном этапе / М.В. Кирчанов // Проблемы международных отношений и региональной политики в условиях глобальных трансформаций. По материалам международной научно-практической конференции (Воронеж, 4 сентября 2009 года) / общ. ред. А.А. Слинько, отв. ред. СИ. Дмитриева. -Воронеж, 2009. - С. 88 - 93 (0.45 п.л.).

    16.Кирчанов М.В. Проблемы формирования образа врага в современном грузинском    национализме    (на    примере    деятельности    Департамента

    40


    информации и прессы МИД Грузии) / М.В. Кирчанов // Геополитика в условиях глобализации и мировой финансовый кризис. По материалам международной научной конференции (Воронеж, 2009 г.) / общ. ред. А.А. Слинько, отв. ред. СИ. Дмитриева. - Воронеж, 2009. - С. 49 - 53 (0.25 п.л.).

    1. Кирчанов М.В. Основные проблемы развития грузинского националистического дискурса в условиях политической нестабильности / М.В. Кирчанов // Актуальные проблемы государства и права. Сборник научных статей / отв. ред. П.Н. Бирюков, А.А. Слинько; ред.-сост. М.В. Кирчанов, И.В. Форет. - Воронеж, 2010. - Вып. 4. - С. 62 - 69 (0.25 п.л.).
    2. Кирчанов М.В. Проблемы развития чувашского национализма и республиканского законодательства в Чувашской Республике / М.В. Кирчанов // Актуальные проблемы государства и права. Сборник научных статей / отв. ред. П.Н. Бирюков, А.А. Слинько; ред.-сост. М.В. Кирчанов, И.В. Форет. - Воронеж, 2010. - Вып. 4. - С. 70 - 78 (0.5 п.л.).
    3. Кирчанов М.В. Ранний каталонский национализм и проблемы начального этапа политической модернизации Каталонии / М.В. Кирчанов // Панорама -2009. Сборник научных материалов / под. общ. ред. А.А. Слинько, отв. ред. О.В. Шаталов. - Воронеж, 2010. - С. 147 - 157 (0.7 п.л.).

    20.Кирчанов М.В. Европейская идея в политическом контексте современной Грузии / М.В. Кирчанов // Совет Европы: его место и роль в современном мире. Материалы межвузовской научно-практической конференции, 1 декабря 2009 г. - Воронеж, 2010. - С. 14 - 16 (0.2. п.л.).

    1. Кирчанов М.В. Македония во Второй мировой войне в контексте планов создания «Великой Болгарии» / М.В. Кирчанов // Проблемы международных отношений в годы Второй мировой войны. По материалам международной научно-практической конференции, Воронеж, 15 октября 2009 г. / общ. ред. А.А. Слинько, отв. ред. Н.Е. Журбина. - Воронеж, 2010. - С. 35 - 39 (0.25 п.л.).
    2. Кирчанов М.В. Проблемы функционирования современного македонского национализма / М.В. Кирчанов // Опыт трансформации Центральной и Восточной Европы: итоги и уроки двадцатилетия реформ. Сборник статей / ред. коллегия А.А. Слинько, О.Ю. Михалев, М.В. Кирчанов. - Воронеж: Научная книга, 2010. - С. 49 - 61 (0.2 п.л.).

    23.Кирчанов М.В. История в блогах и «живых журналах» как поле битвы за идентичность (на примере периферийных регионов Европы) / М.В. Кирчанов // Образ прошлого: историческое сознание и его эволюция / науч. ред. Ю.В. Селезнев. - Воронеж, 2010. - Вып. 2. Материалы межвузовской научной конференции молодых ученых, 29 - 30 марта 2010 г. - С. 14 - 20 (0.3 п.л.).

    24. Кирчанов М.В. Образ Европы - Запада в грузинской интеллектуальной традиции 1970 - 1980-х гг. / М.В. Кирчанов // Запад - Россия - Восток в исторической науке XXI века / под общ. ред. Ю.В. Варфоломеева, Л.Н. Черновой. - Саратов, 2010. - Ч. 2. - С. 248 - 255 (0.3 п.л.).

    25.Кирчанов М.В. Консолидированный национализм: гражданская нация в Македонии в условиях югославского авторитаризма (1970-е гг.) / М.В. Кирчанов // Актуальные проблемы государства и права. Сборник научных статей / отв. ред. П.А. Бирюков, А.А. Слинько, ред.-сост. М.В. Кирчанов, И.В. Форет. - Воронеж, 2011. - Вып. 5. - С. 47 - 59 (0.7 п.л.).

    41


    26.Кирчанов М.В. Греческие образы в македонском националистическом дискурсе в контексте македоно-греческих отношений / М.В. Кирчанов // Международные отношения: история и современные аспекты. Теории и исследовательские практики. - М. - Ставрополь, 2011. - С. 304 - 316 (0.7 п.л.).

    1. Кирчашв М.В. Лггературознавчий дискурс чувасько!' штелектуально!' icTopiо (вщ «раннього» до «високого» сталшзму, 1930 - 1949) / М.В. Кирчашв // Studia Tьrkologica.  Воронежский тюркологический сборник.  - Воронеж, 2007.            -           Вып.    6.      -        С.       30      -                 41. (http://ejournals.pp.net.Ua/_ld/0/68_turk_stud_vi.pdf)
    2. Кирчашв М.В. Македонська шторична память в СФРЮ: македонсыа штелектуали i нацюнальна вдентичшсть / М.В. Кирчашв // Национализм в Большой Восточной Европе. Хрестоматия оригинальных текстов и исследований / сост. М.В. Кирчанов. - Воронеж, 2008. - С. 548 - 565. -(http://ejournals.pp.net.Ua/_ld/0/94_4ny.pdf)

    Аналитические обзоры

    1. Кирчанов М.В. Македонская историческая память в СФРЮ: македонские интеллектуалы и национальная идентичность (Аналитические обзоры Центра изучения Центральной и Восточной Европы. Вып. 5) / М.В. Кирчанов. - Воронеж, 2006. - 16 с. (1 п.л.)
    2. Кирчанов М.В. Болгаро-македонская полемика в 1990-е годы: к проблеме болгарской перцепции прошлого Македонии и интеграции македонской истории в болгарский контекст (Аналитические обзоры ЦИЦВЕ. Вып. 7) / М.В. Кирчанов. - Воронеж, 2007. - 22 с. (1.25 п.л.)

    Учебное пособие

    47. Кирчанов М.В. Политическая модернизация. Проблемы теории и опыт

    модернизации внутренней российской периферии. Курс лекций / М.В.

    Кирчанов. - Воронеж: Издательско-полиграфический центр Воронежского

    государственного университета, 2008. - 256 с (14.8 п.л.)

    42

     



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.