WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Политический терроризм в контексте современных теорий политического насилия

Автореферат докторской диссертации

 

На правах рукописи

Мартыненко Борис Константинович

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТЕРРОРИЗМ

В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ ТЕОРИЙ

ПОЛИТИЧЕСКОГО НАСИЛИЯ

Специальность 23.00.01 - теория и философия политики, история и методология политической науки (политические науки)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Ростов-на-Дону - 2012


Работа выполнена на кафедре политологии и этнополитики Северо-Кавказской академии государственной службы

Научные консультанты:     доктор политических наук, профессор

Старостин Александр Михайлович

Заслуженный деятель науки РФ, доктор политических наук, профессор Понеделков Александр Васильевич

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор

Зырянов Сергей Григорьевич доктор философских наук, профессор Добаев Игорь Прокопьевич

доктор социологических наук, профессор Самыгин Сергей Иванович

Ведущая организация: Южный федеральный университет

Защита состоится «28» марта 2012 г. в 9.00 на заседании диссертационного совета Д 502.008.02 по политическим наукам при Северо-Кавказской академии государственной службы по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70, ауд. № 514.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Северо-Кавказской академии государственной службы.

Автореферат разослан « » февраля 2012 г.

Отзывы на автореферат, заверенные печатью, просим присылать по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70, к. 303.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                       Артюхин О.А.


3

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена широким распространением в современном мире самых различных типов, видов и форм насилия, приносящих человечеству огромный, невосполнимый ущерб как в материальном, так и в физическом виде.

Массовость и частое применение насилия, его трагические последствия требуют тщательного анализа, обобщения и выводов, которые способствовали бы предупреждению насилия над человеком. Особенно актуальна сегодня борьба против политического терроризма.

Для России проблема политического насилия имеет особое значение в виду его большой роли на всех этапах истории страны -в период становления российского государства, расцвета абсолютной монархии, в период строительства социализма, в современных условиях.

Традиции политического насилия в российском обществе складывались на государственном уровне как в рационально-концептуальной форме, так и в виде народного протеста, реакции населения на крайний гнет в условиях деградации государственных институтов .

Актуальность исследования насилия обусловлена не только остротой социальной проблемы, но и наличием существенных противоречий в представлениях о данном феномене. Зарубежные специалисты, отмечая высокий уровень актуальности проблемы насилия в настоящее время, констатируют, что современное мировое сообщество стало очевидцем беспрецедентного роста всех форм насилия. По числу жертв, подвергшихся насилию, размерам причиненных разрушений, интенсивности и мощи применяемых средств насилия последнее столетие не может даже приблизительно сравниться с какой-нибудь эпохой . И в начале XXI века мир наполнен духом массового насилия, убийства, который господствует на международной арене, во многих странах и в криминальной сфере .

1 Кузина СИ. Политическое насилие: природа, манифестирование и динамика в глобализирующемся мире. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ, доктора полит, наук. Ростов-на-Дону. 2010. С. 4.

См.: Sh. Wolin. Violence and Western Political Traditions// Violence: Causes and Solutions. N.Y.,2001.P.30.

См.: В. Demott. The Ase of Overkill. // Violence: Causes and Solutions/ P.44.


4

Общий детант международных и внутриполитических отношений рубежа 80-90-х г.г. XX века, увы, во многом оказался идео-логемой. Глобализация мировых процессов, обострение общециви-лизационной проблемы «Север - Юг», углубление проблем экстремизма по - новому поставили вопрос легитимизации насилия.

Насилие (принуждение) являются атрибутивным признаком государственности. Их легитимность определяется легитимностью данного политического режима в государстве. Это тем более актуализирует проблему.

Насилие широко используется как средство власти. Само понятие «власть» предполагает насилие (принуждение). Но если на уровне межличностных и межгрупповых отношений наиболее распространенной формой является прямое насилие, то на уровне властного взаимодействия широко применяются все существующие виды насилия.

Власть обычно наделяется свойствами насилия, господства, стремления к подчинению. Как явление она присуща любой социальной общности. Власть - это реальная, но не всегда легитимная возможность обладающего ею субъекта привести общественные отношения в какое-либо новое, заранее определенное и запрограммированное состояние.

Данные западных исследователей свидетельствуют, о том, что рост количества террористических актов, внутриполитических военных конфликтов и локальных войн становится мировой тенденцией : «Большинство современных государств осуществляют насилие регулярно, основываясь на законодательстве, предусматривающем в большинстве случаев применение насилия в целях национальной безопасности и защиты граждан. Именно это обстоятельство позволяет говорить о монополии государства на насилие. Однако, незаконное (запрещаемое государством) насилие все же имеет легитимизацию в виде групповой идеологии, авторитета лидера или личных мотивов», «...физическое насилие - именно это воспринимают западные средства массовой информации в первую очередь - стало явлением, к которому надо приспосабливаться. По

См. подробнее: Ващинин И. Война XXI века // Зарубежное военное обозрение. 1998. №7.

2 Соколовский СВ. «Массовое насилие (к типологизации форм и агентов насильственных актов)» http://www.conflictmanagement.ru/text/?text=121


5

заказу отстреливают предпринимателей, берут в заложники женщин и детей, на периферии нерегулярные части ведут вполне регулярную войну, приходится переходить к самозащите - оружие можно легко приобрести».

Политический терроризм многолик. С одной стороны, он практикуется тоталитарными режимами для подавления воли народов, политических групп и их лидеров, с другой - используется этими подавляемыми (у некоторых часто не остается других средств) в борьбе за свои права, свободы, выживание и независимость, с третьей - применяется экстремистами различных мастей. Объединить эти диаметрально противоположные общественно опасные действия, совершаемые по политическим мотивам, в одно понятие трудно.

Другие формы политической преступности еще более неопределенны. Но это не должно служить основанием для замалчивания существующей крупной криминологической и политологической проблемы, актуальность которой, как показывает политическая борьба в разных странах, в том числе и в России, не уменьшается, а возрастает .

Несмотря на постепенное продвижение России по пути построения демократического общества, сохраняется серьезная социально-политическая и экономическая база для развития и широкого распространения политического насилия в самой деструктивной его форме во всех сферах общества.

Исследование политического терроризма имеет большое научно - познавательное и политическое значение. К сожалению, эта проблема российской политологической наукой изучена недостаточно, хотя в последнее время появилось немало работ посвященных насилию вообще и политическому терроризму в частности. Однако проблемы, раскрывающие в научных публикациях терроризм, посвящены главным образом широкому и обстоятельному раскрытию его сущности, многие исследователи не касаются глубокого анализа теоретического осмысления терроризма, его классификации, общих закономерностей и причин широкого развития

Шлёгель К. Новый порядок и насилие. Размышления о метаморфозах насилия. // http://www.philosophy.ra/library/vopros/68.html

2 Лунеев В.В. Политическая преступность в России: прошлое и настоящее. // Общественные науки и современность.  1999. № 5. С. 66.


6

политического терроризма в конце XX-го и в начале XXI - го столетия.

В связи с этим тема исследования видится весьма актуальной, раскрытие её дает возможность глубже прояснить сущность и проблемы политического терроризма, его влияние на общественно -политическую жизнь общества, корни и последствия политического насилия, в том числе и терроризма, как одного из видов насилия.

Степень научной разработанности проблемы. В отечественной и зарубежной литературе существует большое количество работ, посвященных анализу отдельных аспектов проблемы насилия.

В трудах классиков политологии, философии и социологии исследована проблема применения силы в социальных отношениях: Платона, Аристотеля, Ф. Аквинского, Н. Макиавелли, Т. Гоббса, Дж. Локка, Г. Гроция, И. Канта, Г. Гегеля, К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, Ф. Ницше, Э. Дюркгейма, М. Вебера, В. С. Соловьева, Б. Н. Чичерина, И. А. Ильина, П. А. Сорокина, Р. Арона, А. Камю, М. Фуко и др.

Существенный интерес в изучении терроризма у представителей зарубежных политологических школ особенно наблюдается с 60-х по 90-е г. г. XX в., в связи с резким всплеском волны «левого» терроризма.

Здесь следует назвать имена работы Б. Дженкинса , У. Лаке-ра2, Дж. Такраха3, П. Уилкинсона4, Б. Хоффмана5.

С 90-х годов XX века особенно выделяются работы по проблематике терроризма - Д. Брина,6 Л. Донохью,7 Д. Лонга,1 Б. He-

Jenkins, Brian. New modes of conflict / Brian Jenkins. - Santa Monica: RAND Corp., 1983; Jenkins, Brian. Terrorism and personal protection / Brian Jenkins. - Burlington: Butterworth-Heinemann, 1984.

Laqueur, W. The age of terrorism / W. Laqueur. - Boston: Little Brown and Company, 1987.

3 Thackrah, John Richard. Encyclopedia of terrorism and political violence/J.R.Thackrah.-New York: Routledge & Kegan Paul Inc., 1987.

Wilkinson, P. Political terrorism / P. Wilkinson. - New York: Wiley, 1975; Wilkinson, P. Terrorism and the Liberal State / P. Wilkinson. - London: Macmillan, 1977. 5 Hoffman, Bruce. Inside Terrorism / B. Hoffman.  -New York: Columbia University Press, 1999.

Brin, David. The Transparent Society: Will Technology Force Us To Choose Between Privacy and Freedom?/ D. Brin. - New York: Perseus books group, 1998.

7 Donohue, Laura K. US CT Measures 1960-2000 / Laura Donohue // Terrorism and Political Violence. - Vol. 13, No.3, London: Frank Cass, 2001. - pp.15-60.


7

таньяху,2 Д. Рапопорта,3 Дж. Саймона,4 П. Чолка,5 Б. Ганора,6 Ж. Дер-риды,7 X. Коха,8 Т. Мейссана,9 Б. Накос,10 И. Примораца,11 Ю. Хабер-маса, Н. Хомски, Дж. Шелла, Дж. Адамса, 36. Бжезинского, У. Бека,   Д.Белла,   Г. Вардлоу,   Дж. Сороса,   С.Хантингтона   и др.

1 Long D. The Anatomy of Terrorism / D. Long. - New York: The Free Press, 1990.

Netanyahu, Benjamin. Fighting terrorism: How democracies can defeat domestic and international terrorists / Benjamin Netanyahu. - New York: Farrar, Straus and Giroux, 1997. 3 Rapoport, David. The Morality of Terrorism / David Rapoport, Alexander Yonah. -  New York: Columbia University Press, 1989.

Simon, Jeffrey D. The Terrorist Trap: America's Experience with Terrorism / Jeffrey D. Simon. - Bloomington: Indiana University Press, 1994.

5 Chalk, Peter. The Response to Terrorism as a Threat to Liberal Democracy / Peter Chalk // Australian Journal of Politics and History. - 1998. - Volume 44, Number 3.

Ganor B. Terrorism: No Prohibition Without Definition [Электронный ресурс] // Institute for Counter-Terrorism, 2001. Режим доступа: http://www.ict.org. il/articles/articledet.cfm?articleid=393

Borradori, G. Philosophy in a Time of Terror: Dialogue with Jurgen Habermas and Jacques Derrida / G. Borradori, J. Habermas, J. Derrida. - Chicago: University of Chicago Press, 2003. 8 The Age of Terror: America and the World after September 11 / S. Talbot, N. Chanda (eds).

- New York: Basic Books, 2002.

Мейссан Т. 11 сентября 2001 года. Чудовищная махинация / Т. Мейссан. - М.: Карно, 2002.

10 Nacos, Brigitte. Mass Mediated Terrorism: the Central Role of Media in Terrorism and Counter terrorism / Brigitte Nacos. - UK: Rowman & Littlefield, 2002.

Primoratz, Igor. Terrorism. The Philosophical Issues / Igor Primoratz. - New York: Pal-grave Macmillan, 2005.

12 Borradori, G. Philosophy in a Time of Terror: Dialogue with Jurgen Habermas and Jacques Derrida / G. Borradori, J. Habermas, J. Derrida. - Chicago: University of Chicago Press, 2003.

Хомский H. 9-11. / H. Хомски; Пер. с англ. К. Голубович, О. Никифоров, Ю. Подоро-ги. - М.: Издательство «Логос», 2001.

14 A Just Response: The Nation on Terrorism / J. Schell, N. Chomsky, E. Alterman; ed. Katri-na Vanden Heuvel. -  New York: Nation Books, 2002.

Adams J. The Financing of Terror: How the groups that are terrorizing the world get the money to do it / J. Adams. - N.Y.: Simon and Schuster, 1986. - 293 p.

Бжезинский 3. Великая шахматная доска: Господство Америки и его геостратегические императивы / Пер. О.Ю. Уральской. - М.: Международные отношения, 1998. - 256 с. 17 Бек У. Что такое глобализация? / Пер. А. Григорьева. - М.: Прогресс-Традиция, 2001.

- 304 с.

Bell J.B. Transnational terror / J.B.Bell. - Washington D.C.: American Enterprise Inst. 1975.-91 p.

19 Wardlaw G. Political Terrorism: Theory, Tactics and Counter-measures / G. Wardlaw. -N.Y.: Cambridge University Press, 1986. - 268 p.

Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности / Пер. с англ. С.К. Умрихиной, М.З.Штернгарца. - М.: Инфра-М, 1999. - 262 с. 21 Хантингтон С. Столкновение цивилизаций / С. Хантингтон. - М.: ООО «Издательство ACT», 2003.-603 с.


8

Отечественная историография исследования проблемы терроризма разбивается на два больших временных периода:

  1. конец 60-х - начало 90-х гг. XX века (советская историография);
  2. с 1992 года и по настоящее время (современная российская историография).

Для первого периода характерно обращение к сюжетам левого экстремизма в рамках общетеоретического анализа западного общества и сам термин «терроризм» практически не упоминается. Первые серьезные научные исследования, посвященные этой теме, появилась в СССР в первой половине 70-х гг. И до 90-х гг. XX в. терроризм был практически закрытой темой для отечественной науки, так как считалось, что в Советском союзе социализм уничтожает социальные условия этого явления. Второй период начался с 1992 г. и продолжается по настоящее время.

Среди российских исследователей, занятых проблемой терроризма в России, можно особо выделить труды Авдеева Ю.И., Артамонова И.И.,4     Будницкого  О.В.,5     Витюка В.В.,1     Гейф-

1 См., например: Лейбзон Б.М. Мелкобуржуазный революционаризм: об анархизме, троцкизме, маоизме. М.:Политиздат, 1967; Гафуров Б.Г. Актуальные проблемы национально-освободительного движения. Развивающиеся страны Азии и Африки. М.: Наука, 1976; Басманов М.И. XXV съезд КПСС и вопросы борьбы против левацкой «революционности» // Вопросы истории КПСС. 1977. №3; Федосеев П.Н. Марксизм и волюнтаризм. М.: Политиздат, 1968; Левоэкстремистские движения в Афганистане, Иране и Турции // Спецбюллетень ИВ АН СССР. 1976. №6; Палестинское Движение Сопротивления на современном этапе // Спецбюллетень ИВ АН СССР. 1975. №9; Маоизм в Юго-Восточной Азии // Спецбюллетень ИВ АН СССР. 1975. №5; Грачёв А.С. Политический экстремизм. М.: Мысль, 1986; Ушков A.M. Критика левацкого радикализма в процессе преподавания научного коммунизма. М.: Высшая школа, 1986; См.: Беседин А. Против воздушного пиратства // Новое время. 1970. 2 ноября.

См.: Малеев Ю. Н. Международно - правовые аспекты борьбы с незаконным захватом воздушных судов. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук. М., 1973; Жданов Н.В. Правовые аспекты борьбы с террористическими актами международного характера. Автореф. дис. ... канд юрид наук.. М., 1975.

Авдеев Ю.И. Терроризм как социально-политическое явление / Ю.И. Авдеев // Современный терроризм: состояние и перспективы / Под. ред. Е.И. Степанова. - М.: Эди-ториал УРСС, 2000. - С. 41-42.

Артамонов И.И. Терроризм: способы предотвращения, методика расследования / И.И. Артамонов. - М.: Шумилова И.И., 2002. - 332 с.

5 Будницкий О.В. История терроризма в России в документах, биографиях, исследованиях / О.В. Будницкий. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1996; Будницкий О.В. Терроризм в


9

мана А.,2 Городницкого Р. А.,3 Грачева А. С.,4 Дробижевой Л. М.,5 Жаринова К. В.,6 Замковского В. И.,7 Ильичкова М. З.,8 Кожушко Е. П.,9 Ляхова Е. Г.,10 Паина Э. А.,11 Петрищева В. Е.,12 Салимова К. Н.13 Эфирова С. А.14 и др.

российском освободительном движении: идеология, этика, психология. (Вторая половина XIX - начало XX вв.) / О.В. Будницкий. - М.: РОССПЭН, 2000.

Витюк В.В. Основные этапы развития терроризма в России / В.В. Витюк // Терроризм в современном мире: истоки, сущность, направления и угрозы / Отв. ред. В.В. Витюк, Э.А. Паин. - М.: Институт социологии РАН, 2003. - С. 251-268; Витюк В.В. Терроризм как политический феномен и как теоретическая проблема /В.В. Витюк, И.В. Данилевич // Терроризм в современном мире: истоки, сущность, направления и угрозы / Отв. ред. В.В. Витюк, Э.А. Паин. - М.: Институт социологии РАН, 2003. - С. 7-41; Витюк В.В. Под чужими знаменами: лицемерие и самообман "левого" терроризма/ В.В.Витюк. -М.: Мысль, 1985; Витюк В.В. "Левый" терроризм на Западе: история и современность / В.В. Витюк, СА. Эфиров. - М.: Наука, 1987; Витюк В.В. Некоторые проблемы терроризма в аспекте современных конфликтных ситуаций (соображения террологов) /В.В. Витюк // Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технология разрешения. - 1993. - №4.

2 Гейфман А. Революционный террор в России, 1894-1917 / А. Гейфман; Пер. с англ. Е. Дорман. -М.: Крон-Пресс, 1997.

Городницкий Р. А. Боевая организация партии социалистов-революционеров в 1901-1911 гг. /РА. Городницкий. - М.: РОССПЭН, 1998.

4  Грачев А.С. Политический терроризм: корни проблемы / А.С.Грачев. - М.: Знание,

1982; Грачев А.С. Тупики политического насилия: Экстремизм и терроризм на службе

международной реакции / А.С. Грачев. - М.: Международные отношения, 1982; Грачев

А.С. Политический экстремизм /А.С. Грачев. - М.: Мысль, 1986.

5  Дробижева Л.М. Социальные проблемы межнациональных отношений в постсовет

ской России / Л.М. Дробижева. - М.: Центр общечеловеческих ценностей, 2003. - 376 с.

Жаринов К.В. Терроризм и террористы: исторический справочник / К.В. Жаринов. -Минск: Харвест, 1999.

7 Замковский В.И., Ильичков М.З. Терроризм - глобальная проблема современности /

В.И. Замковский, М.З. Ильичков. - М.: Институт международного права и экономики,

1996.-73 с.

8 См. там же.

Кожушко Е.П. Современный терроризм: анализ основных направлений / Е.П. Кожушко. - М.: Харвест, 2000. - 448 с.

10 Ляхов Е.Г. Терроризм: национальный, региональный и международный контроль / Е.Г. Ляхов, А.В. Попов. - М.: Ростов-на-Дону, 1999.

Паин Э.А. Социальная природа экстремизма и терроризма / Э.А. Паин // Общественные науки и современность. - 2002. - № 4. - С. 113-124.

12 Петрищев В.Е. Правовые и социально-политические проблемы борьбы с терроризмом / В.Е. Петрищев // Государство и право. - 1998. - № 3.

Салимов К.Н. Современные проблемы терроризма / К.Н. Салимов. - М.: Щит-М, 1999.-215 с.

14 Эфиров СА. Терроризм: психологические корни и правовые оценки / СА. Эфиров // Государство и право. - 1995. - №4. - С. 24.


10

Следует также отметить известные труды Бакаева А.А., Добаева И.П., Ланды Р.Г., Морозова Г.И., Немчины В.И., Умнова А.Ю., Примакова Е.М., Чичулина Н. А. и многих других.

В последнее десятилетие терроризм исследовали российские ученные: Апресян Р. Г., Воронович Б. А., Гусейнов А. А., Илларионов С. И., Иванов В.Н., Креншо Н., Капустин Б. Г., Копылов Г. Г., Лекторский В. А., Ляхов В. Г., Никитаев В. В., Пружинин В. А., Путилин Б. Г., Сулимов К. А., Федотова В. Г., Шляхтунов А. Г. Устинов, А. М. Яковлев, И. Ю. Залысин, А. В. Понеделков, А. М. Старостин, С. И. Кузина и многие другие.

Большое внимание к проблемам терроризма со стороны ученых в области политологии обусловлено резким обострением противоречий в экономике, политике, социальной жизни России и ряда других стран.

Анализ природы политического терроризма необходим для дальнейших разработок специалистами конкретных, эффективных мер предупреждения его как в широком смысле, так и отдельных форм его проявления.

1 См.: Примаков Е.М. Мир после 11 сентября и вторжения в Ирак. 2-е изд. Екатерин

бург: ИД «Пироговъ», 2003; Ланда Р.Г. Политический ислам: предварительные итоги.

М.: Ин-т Ближнего Востока, 2005; Добаев И.П., Немчина В.И. Новый терроризм в мире

и на Юге России: сущность, эволюция, опыт противодействия. Ростов-на-Дону, 2005;

Морозов Г.И. Терроризм - преступление против человечества (международный терро

ризм и международные отношения). 2-е изд. М.: ИМЭМО РАН, 2001; Умнов А.Ю. Вы

зов с юга. Ислам и национализм на границах России и СНГ. М.: ИМЭМО РАН, 2005;

Чичулин НА. Терроризм как неконвенциональная форма политической деятельно

сти (опыт, проблемы и пути противодействия). Дисс. на соиск. уч. степ. докт.

полит, наук. М., 2005; Бакаев АА. Историография российского революционного терро

ризма конца Х1Х-начала XX века. Дисс. на соиск. уч. степ. докт. истор. наук. М., 2005.

2   См.: Современный терроризм: состояние и перспективы. М., 2000; Креншо М. Тер

роризм и международное сотрудничество. М., 1990; Воронович БА. Терроризм как

глобальная проблема современности // Мировое сообщество против глобализации пре

ступности и терроризма. М., 2002; Илларионов СИ. Террор и антитеррор в современ

ном мироустройстве. М., 2003; Федотова В.Г. Терроризм: попытка концептуализации //

Pro et contra. 2002. № 4; Василенко В.И. Терроризм как социально-политический фено

мен. М., 2002; Иванов В.Н. современный терроризм. М., 2006; Иванов В.Н. Феномен

терроризма (экспертные суждения и оценки) // Социально-гуманитарные знания.2005.

№3; Капустин Б.Г. К понятию политического насилия // Полис. 2003, № 6; Сулимов

КА. Политико-философское понимание политического насилия: поиски смысла // По

лис. 2004. № 3; Путилин Б.Г., Шляхтунов А.Г. Терроризм - чума XXI века. М., 2003;

Никитаев В.В. Террофания // Философские науки. 2002. № 1; Копылов Г.Г. Люди ли

люди? // Философские науки. 2002, № 1 и др.


11

Цель диссертационного исследования - исследование политического терроризма как деструктивной формы политического насилия.

В соответствии с целью определены следующие задачи:

  1. рассмотреть содержание основных теорий насилия;
  2. исследовать генезис взглядов на истоки агрессии и насилия;
  3. рассмотреть научные источники по политическому насилию;
  4. выработать дефиницию политического насилия;
  5. выявить этиологию политического насилия, провести типо-логизацию и дать авторскую классификацию политического насилия;
  6. исследовать кратологическое определяющее политического насилия;
  7. рассмотреть корреляцию категорий политического насилия: агрессия - агрессивность - жестокость; деструкция - политическая деструкция; сила - насилие - понуждение - принуждение - политическое насилие; легитимное - нелегитимное насилие;
  8. отграничить терроризм от террора, экстремизма, революционных, национально - освободительных движений, партизанских войн;

-  сформулировать и исследовать конструкт «политический

терроризм»;

  1. выявить корни политического терроризма;
  2. обосновать неизбежность политического терроризма;
  3. рассмотреть политическое насилие в условиях современной России;
  4. обозначить современные метамарфозы и тенденции развития политического насилия.

Объектом исследования является деструктивное политическое насилие в форме политического терроризма.

Предметом исследования выступает политический терроризм.

Методологической основой исследования выступают политические и социально-философские принципы изучения политических явлений и процессов, используемые в рамках институциональной и поведенческой парадигм. При разработке и обосновании выдвигаемых положений применялся сравнительно-исторический анализ, который позволяет изучать социальные и политологические


12

явления, и процессы как в тесной связи с исторической обстановкой, в которой они возникли и действуют, так и в их качественном изменении на различных этапах.

Этот метод делает возможным выявить и проанализировать основные аспекты социально-политического влияния. Сравнительно исторический анализ помогает определить однотипность и разнородность сравниваемых объектов. Он незаменим и при освоении эмпирического материала.

Были также задействованы, применительно к данной проблеме, регулятивы и базовые результаты цивилизационного, тендерного, этологического, кратологического, структурно-функционального подходов в общем контексте взаимосвязи исторического и структурного анализа.

В ходе диссертационного исследования автор опирался на компаративный подход, принципы диалектического детерминизма и телеологизма. В контексте авторского анализа были использованы бихевиористские, интеракционистские, транзито логические концепции соотношения политического насилия, политической власти и политического сознания.

Методологической основой исследования послужили и установившиеся в философско-правовой и современной политологии традиционалистские и модернистские принципы и установки, направленные на выяснение сущности и роли форм властного воздействия (насилия) в становлении, развитии и трансформации различных типов государственной власти.

Из группы общенаучных методов, входящих в теоретико-методологический арсенал политологии, использовался структурно-функциональный анализ, который наиболее адаптирован к рассмотрению столь сложного явления, как феномен политического насилия. Рассмотрение его эволюции невозможно без соблюдения требований исторического подхода. Поскольку выводам исследования планируется придать универсальный характер, оправдано применение сравнительного подхода. Также полезен и логический метод. В ряде случаев оправдано применение политического прогнозирования.

Категориально-терминологический аппарат этого исследования базируется на общепринятых в политологии трактовках, ис-


13

пользуя как уже ставшие традиционными в методологическом плане работы, так и новые достижения в данной области.

Источниковая база исследования. Диссертационное исследование является продолжением работы, начатой автором в кандидатской диссертации на тему «Теоретико-правовые вопросы политического терроризма» (на примере России конца 80-х - 90-х годов XX века). В кандидатской диссертации анализировалась социальная сущность политического терроризма как наиболее опасного проявления политического насилия. Настоящее исследование развивает и укрупняет предыдущее, позволяет перейти от конкретного вида политического насилия к конструктам теории политического насилия. В этой связи в тексте отмечены работы И.Ю. Залысина, A.M. Старостина, А.В. Понеделкова, С. И. Кузиной - ставшие для нас ценными источниками по выбранной теме исследования.

В ходе работы потребовалось обращение к целому ряду научных исследований по социологии, философии, а также - другим дисциплинам, в которых содержатся сведения о механизмах, видах, формах, специфике проявления политического насилия в разных областях социальной действительности.

Исследование конструктов теории политического насилия имеет многоаспектное, многоуровневое содержание, опирается как на зарубежные, так и на отечественные источники; классические и современные исследования по теме; в нем учтены концептуальные и методологические тенденции в развитии политологической проблематики насилия.

Научная новизна диссертационного исследования определяется следующими позициями:

  1. Показано, что существующие концепции не дают целостной картины возникновения политического насилия. И только их комплексный анализ позволяет увидеть истоки и корни политического насилия.
  2. Дан критический анализ методологического подхода, ориентированного на «незыблемость» концепта насилия в структуре политических взаимодействий.

3.Выделены два основных класса дефиниции насилия: абсолютистский и прагматический.

4. Предложена новая дефиниция политического насилия как ориентированная на системный подход.


14

5.Показано, что в основе формирования ситуации насилия лежит антагонистическая несовместимость интересов классов и социальных групп.

  1. Показано, что в политико-психологическом аспекте пусковым и мотивирующим фактором насилия выступает агрессивное поведение, имеющее собственный потенциал воспроизводства.
  2. Установлена необоснованность противопоставления терминов насилия и принуждения.
  3. Предложена и обоснована позиция, отграничивающая политический терроризм от смежных понятий - уголовного террора и экстремизма.
  4. Показано, что в современных обстоятельствах политический терроризм есть идеологически мотивированная форма политической борьбы, инструментированная современными формами жесткого политического и иного насилия.
  1. Выявлены тенденции, благоприятствующие условиям роста политического насилия и терроризма, детерминированные механизмами монополизации политической власти.
  2. Вычленены пять основных источников терроризма в сегодняшней России.
  3. Показана конфликтологическая природа воспроизводства, проявления и роста масштабов политического терроризма в современной России.

Практическая значимость исследования заключается в том, что оно открывает определенные перспективы для прикладной политологии.

Знание аксиом и законов насилия в политике позволит государству заранее вырабатывать программы мероприятий по снижению социальной напряженности и предотвращению явлений деструктивного политического насилия.

Они могут быть использованы государственными и местными органами власти в процессе выработки приоритетов национальной и идеологической политики.

Возможно использование материалов диссертационного исследования в ходе учебного процесса. Изучение политического насилия предписывается государственным образовательным стандартом РФ для дисциплины «Политология», а также в тематике дисциплин «Философия», «Социология», «Конфликтология», при подго-


15

товке отдельных курсов по проблемам борьбы с терроризмом и политическим насилием.

Материалы исследования могут быть полезны специалистам, изучающим проблемы политического насилия, конфликтологии и граничащие с ними проблемы.

Материалы могут быть использованы в педагогической и воспитательной работе.

Основные положения исследования, выносимые на защиту:

  1. Категории сила, агрессия, насилие, социальная деструкция не только связаны между собой, но и содержательно пересекаются. Поэтому они должны исследоваться комплексно, в увязке друг с другом, что ведет к адекватному отображению их сущности.
  2. Под категорией насилия в рамках определенной социально-политической системы следует понимать преднамеренные, совершенные в любой форме действия с целью причинения реального вреда правам, свободам и законным интересам человека, осуществленные вопреки воле этого человека и направленные против его физической, психологической, духовной и иной неприкосновенности, обусловленной нормами и ценностями данной социально-политической системы.
  3. Политическое насилие - это преднамеренный, совершенный в любой форме особый тип идеологически обусловленного и материально обеспеченного действия (физического, духовного, экономического, информационного и т. п.) с целью причинения реального вреда политическим правам, свободам и законным интересам человека, осуществленные вопреки воли человека и направленные против его физической, психологической, духовной и иной неприкосновенности в процессе овладения государственной властью, ее использования, распределения, защиты.

Типы и виды насилия устойчивы лишь относительно, разграничительные линии между ними довольно подвижны. Типы и виды насилия развиваются и изменяются.

Один вид насилия может переходить в другой и, вместе с тем, в процессе деятельности содержание, методы и конечные результаты принимают характерные формы, присущие и тем и другим. Во многих случаях границы между ними смещаются и даже переплетаются.


16

К тому же, несмотря на стирание границ между типами и видами насилия, необходимо учитывать, что каждый из них обладает своими существенными особенностями, которые позволяют занимать свое особое место в их типологии.

  1. Носителем насилия являются субъекты разных уровней социальной системы, включенные в системы коммуникаций. При этом насилие может рассматриваться как особая коммуникация, либо реакция.
  2. Легитимизация политического насилия сопровождается установлением нормативных, административных характеристик. Политическое насилие меняет свои формы, укореняясь в человеческом сознании, проявляется на подсознательном уровне, встраивается в общественные отношения, институционализируется.
  3. Насилие, имея социо-биологические истоки, механизмы и условия появления, эволюционирует на протяжении всей истории развития человечества. Агрессивность человека также служит средством борьбы за выживание в условиях общества. Она приобретает характер насилия в целях удовлетворения прежде всего надбиоло-гических, социальных потребностей - в статусе, престиже, самоутверждении и других социальных и политических форм.
  4. Политическая власть в формах своего государственного развития постепенно монополизирует, упорядочивает и регулирует применение насилия с помощью рычагов права и морали. Исторически меняется характер существования насилия.

8.Политический терроризм в современном виде есть идеологически мотивированная форма политической борьбы, представляющая собой заранее разработанные разносторонние формы насилия, на уровне коллективных действий государственной власти или оппозиционных сил и направленная на запугивание и устрашение политических противников, дестабилизацию общественно-политического строя и в перспективе захват власти или коренное изменение существующей структуры и характера власти, или достижение соответствующих уступок со стороны государства и, наоборот, подавление им оппозиционных сил, применяемых вооруженные средства борьбы против политического режима.

9. Терроризм и террор являются феноменами одного порядка, но существенно отличающимися между собой рядом качественных признаков. Общими их основаниями являются политические


17

цели, а отличительными признаками являются масштабы воздействия, сфера применения, уровень легальности, временная характеристика.

10. Террористическое насилие, как и сам терроризм, развива

ется из пяти основных источников: идеологических, религиозных,

социальных, политических и геополитических.

11.  Терроризм проявляется в условиях, когда общество пере

живает глубочайший кризис идеологии и государственно-правовой

системы. Именно в этом обществе появляются оппозиционные

группы - политические, социальные, национальные, религиозные, -

для которых становится весьма сомнительной законность сущест

вующей власти.

13. Терроризм имеет тенденцию к росту прежде всего в переходные периоды жизни общества, когда в нем создается определенная эмоциональная атмосфера, а неустойчивость является основной характеристикой базовых отношений и социальных связей. Это является благодатной почвой для взращивания насилия и агрессивности в обществе и приводит к тому, что та или иная экономическая, этническая, социальная, религиозная или другая группа пытается навязать свою волю обществу, используя при этом в качестве инструмента реализации своих устремлений насилие.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась на заседаниях кафедры политологии и этнополитики Северо-Кавказской академии государственной службы.

Основные положения и выводы диссертационного исследования были представлены на региональных, всероссийских и международных конференциях, в том числе на: межвузовской научно -практической конференции (28 февраля 2001 г.) г. Краснодар; межвузовской научно - практической конференции молодых ученных, посвященной десятилетию юридического факультета Кубанского государственного аграрного университета 28 марта 2001 года. г. Майкоп; II Всероссийской научной конференции 25-26 октября 2001 г. «Социальный порядок - гуманистическому развитию общества», г. Краснодар; III Всероссийской научной конференции 30-31 мая 2002 г. «Социальный порядок и толерантность», г. Краснодар; международной научно - практической конференции «Медийные стратегии современного мира» (Сочи, 31 октября - 2 ноября 2007 г.); всероссийской научно - педагогической конференции «Про-


18

блемы воспитания молодежи» 20 декабря 2007 г. г. Краснодар; международной научной конференции «Экономико-правовые стратегии модернизации России: к эффективной и нравственной экономике» (Сочи, 30 сентября - 4 октября 2009 г.); V ежегодной международной научной конференции «Система права в Российской Федерации: проблемы теории и практики» (Москва, 19-22 апреля 2010 г.); международной научно-практической конференции «Преступление и наказание: теоретическое моделирование, законодательное закрепление, правоприменительная практика» (Самара, 25 - 27 июня 2010 г.); региональной научной конференции «Юридическая наука в механизме противодействия коррупции» 30 ноября 2010 г. г. Краснодар; международной научно-практической конференции посвященной 70-летию Адыгейского госуниверситета «Региональная политика в России на современном этапе» 23 - 25 сентября 2010 г. г. Майкоп; всероссийской научно-практической конференции «Борьба с терроризмом: идеология проблемы» (г. Армавир, 29 - 30 апреля 2011 г.); международной научно - практической конференции «Пенитенциарная безопасность в механизме обеспечения национальной безопасности» (г. Самара, 24 - 25 июня 2011 г.).

Основные положения диссертационного исследования отражены в 6 монографиях, 84 публикациях общим объемом более 170 п. л., в том числе в 19 статьях, опубликованных в ведущих рецензируемых научных журналах, определенных Высшей аттестационной комиссией.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на кафедре политологии и этнополитологии Северо-Кавказской академии государственной службы.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, включающих 13 параграфов, заключения (общий объем работы - 361 страница), библиографического списка использованной литературы из 658 наименований, в том числе 92 на иностранных языках.

П. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во «Введении» обосновывается выбор и актуальность темы, раскрывается степень ее разработанности, определяются основные цели и задачи исследования, формулируются и обосновываются элементы научной новизны, излагаются тезисы, выносимые на защиту.


19

Первая глава диссертационного исследования «ПРОБЛЕМА ПОЛИТИЧЕСКОГО НАСИЛИЯ В ЭВОЛЮЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ» посвящена анализу общетеоретических подходов и существующих теорий насилия в исследовании феномена политического насилия, исследованию развития взглядов ученных на истоки агрессии и насилия, выявлению подходов современных политологов к анализу политического насилия.

В параграфе 1.1. «Типология теории насилия» автор исследует основные подходы к объяснению природы насилия: биологический (иные названия: биогенетический, генетический, эволюционный, это логический); психологический (социально-психологический, а также ряд теорий в рамках данного направления: теория фрустрации, депривации и др.); экологический; инструментальный (материалистический, социальный); структурно-функциональный (системный, идеологический). И конечно же политическое насилие нельзя рассматривать, не сопоставив его с существующими теориями насилия.

Автор показывает, что теории, исходящие при рассмотрении насилия из природных характеристик человека, применимы для объяснения агрессивных действий отдельных индивидов. При переходе от единичного к общему изменяются количественные характеристики явления, что неизменно отражается на его качественной стороне. А при рассмотрении актов коллективного насилия необходим системно-структурный подход.

В параграфе 1.2. «Генезис взглядов на истоки агрессии и насилия» политическое насилие анализируется с позиций различных подходов к объяснению причин применения насилия и политического насилия в частности как фактора объективных общественных отношений.

Одним из первых исследователей предметно стали говорить о насилии Платон и Аристотель.

Ф. Аквинский считал, что Бог вынужден наказывать человека, народы и даже целые государства за непослушание, падение нравов.

Складывающимся капиталистическим производственным отношениям уделяется особое внимание, как одной из главных причин вооруженного насилия. В основе рассуждений А. Смита, Р. Оуэна, Дж. Уинстенли и других лежит утверждение, что движу-


20

щей силой развития общества является его деление на классы (капиталисты, земельные собственники, наемные рабочие), которое неизбежно приводит к экономическому соперничеству, конфликтам и насилию.

Исследование проблемы вооруженного насилия и объяснение основ его зарождения в философии и других общественно-гуманитарных науках продолжили Т. Гоббс, Ж.-Ж. Руссо, Вольтер, П. А. Гольбах, Г. Лейбниц.

Проблематика насилия исследовалась и русскими революционными демократами: В. Г. Белинским, Н. Г. Чернышевским, А. И. Герценым, Д. И. Писаревым, Н. А. Добролюбовым и многими другими. Большинство из них - отождествляли насилие с принуждением, связывая как с тяжелейшими условиями труда, так и с самой общественно-политической системой.

Революционные теоретики XIX в. уделяли внимание, главным образом, практико-политическому аспекту насилия, рассматривая его важнейшим средством завоевания государственной власти. (О. Бланки, М. А. Бакунин, К. Маркс, Ф. Энгельс и др.). А В. И. Лениным были созданы такие фундаментальные работы как: «О государстве», «О диктатуре пролетариата», «Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата» и др.

Ж. Сорель выдвинул проблематику революционного мифа, проистекающего из насильственного понимания общественных отношений. П. Сорокин, изучая проблему революции, выявил некоторые источники насильственных конфликтов в обществе, в частности, влияние инстинктов самосохранения, свободы на поведение индивидов и групп.

На рубеже XIX-XX вв., растет число политологических истолкований роли и места насилия во властных отношениях: М. Ве-бер обосновал атрибутивную роль насилия для государственной власти; В. Парето и Г. Моска исследовали значение насилия в смене правящих элит. Кроме того, В. Парето уделил внимание анализу эффективности средств удержания власти, в том числе насилию.

Фундаментальные работы Э. Фромма «Анатомия человеческой деструктивности», «Бегство от свободы», «Человек для себя» -являются для многих современных теоретиков азбукой, разъясняющей проблемы агрессивности, деструкции в человеческой натуре и авторитарности.


21

В последние 50-60 лет очень динамично развивалась теория войн и насилия в трудах зарубежных ученых. К наиболее известным концепциям относятся:

а)  концепции природного детерминизма, в которых основ

ными причинами войн и вооруженного насилия являются борьба за

территории и естественный отбор, перенаселение планеты, убеж

денность в природной исключительности определенных рас и на

ций, абсолютизация роли космоса и его влияния на отдельных ин

дивидов и общество в целом и т. д. Ее основными представителями

являются К. Лоренц, В. Холичер;

б)  концепция социального детерминизма, которая объясняет

войны и насилие с точки зрения изначального стремления к ним

человеческого общества, воспринимает войны, как одну из фаз веч

ного кругооборота-созидания и разрушения, абсолютизирует роль

политики, идеологии и социальных институтов в возникновении

кризисных ситуаций, ведущих к войне. Яркие представители -

Г. Моргентау, Р. Пайпс и др.2

в)  концепция технического детерминизма, в рамках которой

войны и вооруженное насилие рассматриваются как последствия

научно-технического прогресса и внедрения высоких технологий в

военное дело, которые приводят к существенному превосходству в

силе и влиянии одних стран над другими и, как следствие, к изме

нению структуры политических интересов руководства этих стран.

К представителям данного направления можно отнести Р. Арона, 3.

Бжезинского и др.

В биологической природе человека представители социального дарвинизма (Г. Спенсер, Л. Гумплович) видят источник социальных конфликтов и насилия.

Исследователи Ф. Фукуяма и С. Хантингтон в качестве главных причин войн и вооруженного насилия видели религиозные амбиции народов, государств и даже целых цивилизаций, а также ярко выраженный национализм.

С. Хантингтон полагает, что современное общество находится в стадии модернизации, в стадии перехода от традиционного к

См.: Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»). М., 1994; Попов А. Я. Современное мальтузианство. М, 1975; Холичер В. Человек и агрессия. М., 1975. 2 См.: Пайпс Р. Россия при старом режиме. М„ 1993.

См.: Бжезинский 3. Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство. М., 2004.


22

современному обществу. И насилие является результатом отставания во времени процесса развития жизнеспособных политических институтов от процессов социальной и экономической трансформации.

Э. Тоффлер и Д. Форрестер полагают, что возникновение конфликтов с последующим применением вооруженного насилия на современном этапе, а также в ближайшем будущем порождается процессами глобализации и структурных изменений в человеческом обществе, а также неспособностью определенной его части быстро и без серьезных последствий приспосабливаться к текущим изменениям в окружающем мире.

Таким образом, тематика насилия выступает предметом исследования философов, политиков и в целом оказывает влияние на миллионы человеческих судеб. Вполне понятно, что любая война основана на насилии, что самое демократическое правительство опирается на принцип силы, который позволяет большинству выступить против меньшинства. Крайним выражением насилия являются: войны, терроризм, геноцид, преступления против личности, тендерные преступления.

В параграфе 1.3. «Политическое насилие в современной научной политической мысли» исследуется вопрос изучения политического насилия современными ученными - политологами и другими ученными.

На протяжении XX в. проблеме насилия и насильственной преступности учеными России и других стран уделялось достаточно много внимания. Существенный вклад в исследование этой проблемы внесли: С.Н. Абельцев, Ю.И. Авдеев, Ю.П. Азаров, М.А. Алексеева, Л.А. Андреева, Ю. М. Антонян, Р. А. Базаров, Л. Берко-виц, И.А Бобраков, В. Быков, СВ. Бородин, Ю.И. Бытко, В. Верещагин, В.В. Витюк, А. Волкова, М. В. Данилевская, СУ. Дикаев, А.И. Долгова, А. В. Дягилев, В. С. Егоров, В. В. Иванова, А. Н. Игнатов, П.А. Кабанов, Н. Н. Кондрашков, О.В. Корнелюк, М. Ф. Кос-тюк, А.Н. Красиков, Г. Л. Кригер, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, Н.С Лейкина, И.М. Мацкевич, Г.М. Миньковский, А.В. Наумов, И.С Ной, В.А. Номоконов, В.Е. Петрищев, М. С. Рыбак, Р.А. Сабитов, А.Б. Сахаров, А.П. Сыров, В.Г. Танасевич, В.В. Устинов, A.M. Яковлев, И.Ю. Залысин, А.В. Понеделков, A.M. Старостин, С. И. Кузина и многие другие ученые.


23

Интерес к проблеме насилия подчеркивается и тем, что в последние пятнадцать лет издано довольно большое количество монографических работ, научных публикаций по этой проблематике. Защищено значительное количество диссертаций по различным научным направлениям: философии, социологии, политологии, психологии и т. п. Судя по их количеству, можно сделать вывод, что интерес к рассматриваемой теме постоянно растет.

Существующие в науке теории, объясняющие причины социального насилия, можно сгруппировать в два основных типа. Первый тип объединяет концепции, выводящие насилие из природы человека. Глубинные корни агрессивного поведения здесь раскрываются сложным комплексом биологических дисциплин: этологией, социобиологией и т.д.

Второй тип теорий, называемых теориями социального конфликта, связывает насилие с экономическими и социальными условиями жизни людей в обществе. Интересы конкурирующих групп и личностей очень часто бывают противоположны, такие многочисленные противоречия представляют собой потенциальные конфликты, со временем, в результате изменения условий их протекания, становящиеся реальными. Насилие на стадии конфликта становится вероятным, но далеко не обязательным способом его разрешения.

В данном подходе экономическое и социальное неравенство порождает дифференциацию общества на группы, общественные классы, формируя тем самым противоречия, борьбу и насилие между ними.

В целом же, выполненные до сегодняшнего дня научные исследования по политическому терроризму в области политологии можно условно сгруппировать по следующим направлениям:

1). Терроризм как социально - политическое явление;

2). Терроризм как форма проявления политического насилия;

3). Терроризм как угроза национальной безопасности России;

4). Идейно - политические основы и ресурсный потенциал терроризма;

5). Политика противодействия терроризму.

Заметим, что в отдельных моментах эти направления исследований где - то перекликаются, но в основном, носят характер самодостаточных работ.


24

В целом же, анализ имеющихся научных источников дает основание сделать вывод о том, что проблема насилия остается практически мало исследованной до сегодняшнего дня, многие значительные проблемы все еще не решены. И их решение возможно в обозримом будущем.

В главе второй «РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО НАСИЛИЯ В КОНЦЕПТАХ СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ НАУКИ» анализируется проблематика определения политического насилия, исследуются причины и корни этого насилия, рассматривается политическое насилие через призму властных от-ншений.

В параграфе 2.1. «Дефиниционные концепты политического насилия» предметом рассмотрения стали существующие дефиниции политического насилия.

Сегодня толкование понятия «политическое насилие» в научном мире не имеет общепризнанной точки зрения на его природу. Наиболее распространенным является рассмотрение политического насилия через физическое принуждение

Автор предлагает следующую дефиницию политического насилия: это преднамеренный, виновно совершенный в любой форме особый тип идеологически обусловленного и материально обеспеченного действия (физического, духовного, экономического, информационного и т. п.) с целью причинения реального вреда политическим правам, свободам и законным интересам человека, осуществленные вопреки воли человека и направленные против его физической, психологической, духовной и иной неприкосновенности в процессе овладения государственной властью, ее использования, распределения, защиты.

В параграфе 2.2. «Элитологический концепт политического насилия и его классификация» автором показано значение систематизации изучаемого явления.

Из предложенных классификаций автором выделены следующие: Д. Галтунг делит насилие в политике на агрессивное и оборонительное, преднамеренное и непреднамеренное, прямое и структурное ; особое внимание он уделяет культурному насилию.

1 Haltung J. The Specific Contribution of Peace Research to the Study of Violence // Vaiolence and its Causes. Paris, 1981.


25

Т. Гурр разделяет политическое насилие на насилие государства и ответное насилие масс.

Залысин И. Ю. классифицирует насилие по сфере действия, по отношению субъектов к государственной власти, по степени организованности, по количеству участников, по стратегии, по масштабу, по количеству жертв, по социальной характеристике субъектов насилия, по последствиям, по способам воздействия, по используемым средствам.

Представлена авторская классификация политического насилия: от конструкта политического насилия отходит три ветви, три типа насилия: межгосударственное, государственное, негосударственное.

Межгосударственное насилие не дифференцируется.

Из государственного насилия выделяется тип внутригосударственного насилия подразделяемого на виды: прямое и структурное насилие; индивидуальное структурированное и коллективное структурированное; конструктивное и деструктивное; рациональное и иррациональное.

Из негосударственного насилия выделяется тип оппозиционного насилия подразделяемого на следующие виды: организованное и стихийное; конструктивное и деструктивное; рациональное и иррациональное.

Рациональный вид оппозиционного насилия подразделяется на мирное, вооруженное, этническое, религиозное насилие.

Из иррационального вида оппозиционного насилия выделяется реакционное насилие, подразделяемое на массовое, контрреволюционное, единичное.

Единичное насилие классифицируется на неструктурированное и индивидуальное насилие.

Как единичное, так контрреволюционное, а так же массовое насилие могут быть классифицированы на вооруженное, этническое, религиозное.

Кроме того, из контрреволюционного насилия выделяются -коллективное и коллективное неструктурированное насилие.

С внутригосударственным и негосударственными типами насилия тесно связаны и переплетены с ними формы осуществления насилия: вооруженное, правовое, экономическое, идеологическое, религиозное, террористическое, реформистское, радикальное, кон-


26

сервативное, демонстративное, инструментальное, агрессивное, оборонительное, преднамеренное, непреднамеренное, преторианское, репрессивное, высоко интенсивное, средне интенсивное, низко интенсивное.

Виды политического насилия взаимосвязаны между собой. В параграфе 2.3. «Кратологический концепт политического насилия» рассмотрены роль и место политического насилия во власти.

Монополизация силы - это первый шаг, который пытается сделать любое правительство, как только оно сформировано. Подчиненные ему солдаты и полиция - единственные, кому разрешено легально применять силу.

В некоторых странах государство в политическом плане контролируется корпорациями, поэтому грань между частной и общественной властью крайне тонка. И политики все чаще действуют от своего собственного имени, нежели в интересах других.

В переходном обществе, каковым является современная Россия, как правило обострены до предела различного рода политические конфликты между конкурирующими акторами: специфика политических конфликтов заключается в том, что вступающие во взаимодействие люди, стремясь к достижению своих политических целей, начинают использовать все способы воздействия на своих противников, в том числе и те, которые выходят за рамки разрешенного законом. Конфликты обычно сопровождаются агрессивными действиями с обеих сторон, которые в экстремальных ситуациях могут переходить в вооруженное столкновение. Именно в этот период проблема терроризма приобретает особую остроту.

Правильно понять сущность и роль политического насилия, на наш взгляд, невозможно без анализа его взаимосвязи с властью.

Власть - это особый вид общественных отношений организованных субъектов. Суть власти состоит в реальной возможности и способности властвующих подчинять своей воле подвластных.

Политическая власть есть разновидность социальной власти. Государственная власть есть разновидность политической власти, которая возникает вместе с образованием государства. По-разному объясняется и ее природа. В теологических теориях исходят из по-

1 Понеделков А.В. Политическая наука в элитологическом измерении. Монография. -Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2010. С. 215.


27

стулата о том, что «нет власти не от бога». В иных теориях государственная власть рассматривается как возникшая в процессе исторического развития общества организованная сила (класса, нации, расы, политической элиты). Можно ее объяснить и на основе теорий биогенеза и панспермии.

Государственная власть в каждый конкретно-исторический период имеет свою структуру и нормативно-правовую регламентацию. Она универсальна и, как правило, имеет легитимные институты насилия, суверенна, публична, осуществляется профессиональными управленцами на территории, на которую распространяется ее суверенитет. Без государственной власти немыслима правовая и политическая жизнь общества.

С философской точки зрения власть по своей сущности, по крайней мере, аморальна и чем выше ее уровень, тем более проявляются эти ее негативные качества, стороны, составляющие. Когда один человек или группа людей получают возможность распоряжаться судьбами других людей, то рано или поздно они попадают в такое положение, (или их ставят в него другие люди, обстоятельства и т.п.) при котором не нарушить закон, не говоря уже о морали, невозможно.

Элита использует насилие, когда ее легитимность подвергается угрозе или когда нарушаются действующие юридические нормы. Исторический опыт свидетельствует, что элита, не решающаяся применить насилие, легко лишается власти.

Наиболее жестким проявлением права государства на легитимное насилие является институт смертной казни.

В главе третьей «ДЕСТРУКТИВНАЯ ФОРМА ПОЛИТИЧЕСКОГО НАСИЛИЯ: ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТЕРРОРИЗМ» рассматривается как форма политического насилия, причем, что подчеркнем особо - как деструктивная форма.

В параграфе 3.1. «Понятие терроризма, его сущность» предметом исследования является определение терроризма.

К сожалению, несмотря на множество научных исследований по терроризму, изданных в последние два - три десятилетия, универсального определения терроризма сегодня нет. Терроризм как многогранный феномен имеет сложную структуру, не является неким цельным и единым явлением, но представляющего собой метод политической борьбы, используемый самыми различными силами


28

общества. Поэтому дать четкое, универсальное и всеобъемлющее определение терроризма оказалось делом чрезвычайно сложным.

В настоящее время существуют два основных направления в исследовании указанной проблематики. Первое направление связано с исследованием терроризма как международно-правовой категории политического характера. Оно было господствующим в нашей правовой литературе вплоть до начала 90-х годов XX века.

Второе направление связано с изучением современного политического экстремизма и терроризма в России. Его изучают отечественные ученые многих научных специальностей.

К сожалению, сегодня нет четкого, универсального определения терроризма. Слово «террор» в Античном мире, в частности, в Древнем Риме в переводе с латинского означало страх, ужас. Этот дословный перевод раскрывал не как понятие, а лишь его прямое следствие на эмоциональном уровне. Со временем в понятие «террор» стали вкладывать не только значение прямого насилия, а сам процесс, который вызывал страх и ужас. С конца XVIII и до конца XIX веков понятие «террор» воспринималось в самом широком и нерасчлененном смысле в соответствии с его этимологией (La Terreur- ужас) этим словом обозначались и открытая насильственная форма диктатуры и практика разовых политических покушений. Его нередко применяли по отношению к насилию и репрессиям, осуществленным в ходе войны и к самим войнам как таковым.

Мы полагаем, что политический терроризм в современном виде есть идеологически мотивированная форма политической борьбы, представляющая собой заранее разработанные разносторонние формы насилия, на уровне коллективных действий государственной власти или оппозиционных сил и направленная на запугивание и устрашение политических противников, дестабилизацию общественно-политического строя и в перспективе захват власти или коренное изменение существующей структуры и характера власти, или достижение соответствующих уступок со стороны государства и, наоборот, подавление им оппозиционных сил, применяемых вооруженные средства борьбы против политического режима.

1 См. подробнее: Емельянов В. П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования: уголовно-правовое исследование. СПб., 2002. С. 15.


29

Параграф 3.2. «Типология и истоки политического терроризма» посвящен анализу истоков, причин, возникновения; исследованию существующих типологий и формулированию авторской типологии этого политического феномена.

Терроризм чрезвычайно многообразен, его различные типы переплетаются и часто смыкаются между собой. Поэтому классифицировать терроризм очень непросто и любая форма классификации будет в большей или меньшей степени неполной и в чем-то условной. Почти ни одна разновидность терроризма не укладывается целиком в какую-либо ячейку типологической сетки.

Мы полагаем, что необходимо выделить некоторые общие критерии классификации, они могут быть намечены в порядке общей канвы:

  1. террор как метод политической борьбы;
  2. индивидуальный организованный террор и террор, как политика государства;
  3. террор как метод внутриполитической борьбы и террористические акты международного характера;
  4. по преследуемым целям;
  5. по характеру мотивов;
  6. по идеологическому содержанию;
  7. по субъектам и объектам.

Можно предложить следующую авторскую типологию (классификацию) политического насилия. От конструкта политического насилия отходит три ветви, три типа насилия: межгосударственное, государственное, негосударственное. Повторяем, это типы насилия в политике.

Далее, межгосударственное насилие не делится.

Из государственного насилия выделяется тип внутригосударственного насилия, подразделяемого на виды: прямое и структурное насилие; индивидуальное структурированное и коллективное структурированное; конструктивное и деструктивное; рациональное и иррациональное.

Из негосударственного насилия выделяется тип оппозиционного насилия подразделяемого на следующие виды: организованное и стихийное; конструктивное и деструктивное; рациональное и иррациональное.


30

Рациональный вид оппозиционного насилия подразделяется на мирное, вооруженное, этническое, религиозное.

Из иррационального вида оппозиционного насилия выделяется реакционное насилие, подразделяемое на массовое, контрреволюционное, единичное.

Единичное насилие классифицируется на неструктурированное и индивидуальное.

Как единичное, так контрреволюционное, а так же массовое насилие могут быть классифицированы на вооруженное, этническое, религиозное.

Кроме того, из контрреволюционного насилия выделяются коллективное и коллективное неструктурированное насилие.

С внутригосударственным и негосударственными типами насилия тесно связаны и переплетены с ними формы осуществления насилия: вооруженное, правовое, экономическое, идеологическое, религиозное, террористическое, реформистское, радикальное, консервативное, демонстративное, инструментальное, агрессивное, оборонительное, преднамеренное, непреднамеренное, преторианское, репрессивное, высоко интенсивное, средне интенсивное, низко интенсивное.

В обществе, переживающем острый кризис, активно идет процесс имущественного расслоения, идеологического размежевания, организационного оформления политических движений, партий, различного рода фронтов и организаций, исповедующих различные политические взгляды и ведущих борьбу за власть. Мы становимся очевидцами полномасштабной социальной и даже психологической поляризации населения.

В целом, обобщая данный аспект анализируемого вопроса, можно сделать следующие выводы: основными причинами политического терроризма в сегодняшней России являются идеологические, религиозные, социальные, политические и геополитические корни.

В параграфе 3.3. «Основные причины воспроизводства современного террористического насилия» исследованы объективные причины нарастания и неистребимости политического терроризма.

Антинациональное по сути действие правящего режима порождает противодействие русского народа, от политической безыс-


31

ходности принимающее зачастую насильственную национально-террористическую форму. И исторический опыт России свидетельствует, что к насилию как государственная власть, так и народные массы прибегают очень легко.

В самом конечном счете, терроризм - это, прежде всего, самозащитная реакция политического, социального, религиозного, экономического и т. д. меньшинства против тех или иных действий большинства. Реже, это реакция ущемляемого большинства. Но и в том, и в другом случае терроризм возникает тогда, когда исчерпаны все возможности диалога.

По мнению специалистов, в ближайшем будущем терроризм будет распространяться в различных, порой ещё не известных формах.

В главе четвертой «КАТЕГОРИАЛЬНОЕ ЯДРО ФЕНОМЕНА ПОЛИТИЧЕСКОГО НАСИЛИЯ» рассмотрено и проанализировано соотношение понятий многочисленного категориального аппарата политического насилия.

Параграф 4.1. «Корреляция категорий политического насилия: агрессия - агрессивность - жестокость; деструкция; сила - насилие - понуждение - принуждение; легитимное - нелегитимное насилие» раскрывает процесс соотношения базовых понятий агрессии, деструкции, силы - насилия - понуждения и т.п.

Мы полагаем, что необходимо разграничивать агрессивность, как свойственную личности черту характера, и агрессию (агрессивное поведение), то есть поступки или тенденции субъекта, направленные на причинение того или иного вреда человеку или другим объектам материального мира.

Жестокость и агрессивность, по мнению авторов, различаются по признаку «причинение страданий и мучений ради страданий и мучений», свойственному жестокости и не свойственному агрессивности. Жестокость как личностная черта определяется при этом как «стремление к причинению страданий и мучений людям или животным, выражающееся в действиях, бездействии, словах, а также фантазировании соответствующего содержания». Отмечается, что агрессивный человек может и не быть жестоким, в то время как жестокий человек всегда агрессивен.

Деструктивность - центральное понятие в философской антропологии Э. Фромма, обозначающее присущую отдельным лю-


32

дям страсть к разрушению. Склонность человека к деструктивному поведению базируется на врожденной способности к агрессии.

Существует два вида агрессии: оборонительная или доброкачественная, служащая выживанию индивида и защите рода, и злокачественная, сопровождающаяся стремлением к максимально возможному разрушительному эффекту. Отсутствующая у животных, злокачественная агрессия свойственна только человеку. Не способствуя биологическому приспособлению, выживанию и продолжению рода, она является, по сути, аномалией. Но, будучи таковой, она, тем не менее, является значимой особенностью человеческой психики и характерологии. Способная порождать чувство удовлетворения или даже удовольствия у тех, кто разрушает, мучает и убивает, злокачественная агрессия является биопсихическим основанием деструктивности. Согласно Фромму, деструктивность - это не просто потребность разрушать, а страсть, т. е. биосоциальный феномен, возникающий в результате взаимодействия человеческих потребностей с социальными условиями.

Этимология слова «насилие» означает применение силы, то есть то, что осуществляется через свою силу или вопреки силе другого. Насилие является врожденным свойством живого, которое проявляет активность для создания дисбаланса в окружающем их мире. К примеру, живое существо применяет силу для того, чтобы питаться, а также затем, чтобы присвоить себе что-то, подчинить себе другого и т. д. Поэтому насилие среди живых существ в отдельности и в их общностях считается естественным и необходимым.

Насилие в человеческом обществе порождается социальным феноменом - силой. Сила является своеобразным выражением неравенства людей в обладании некими собственными ресурсами либо возможностями контроля за ресурсами общества, то есть, не является прямым аналогом силы в физических науках.

Принуждение рассматривается в двух аспектах: как акт насилия и как состояние вынужденности, в результате которого совершается общественно опасное деяние. Принуждение может быть правовым и неправовым, правомерным и неправомерным.

Мы считаем необоснованным противопоставлять термины насилие и принуждение, поскольку принуждение является психической функцией насилия, составляет его «начинку», направлено на


33

подавление свободы волеизъявления потерпевшего. Не случайно, одной из главных функций насилия является принуждение. Можно сказать так, что насилие достигает своей принудительной цели в тот момент, когда оно настигает свою жертву.

Насилие оправдано, если оно предотвращает еще большее насилие. Политическое насилие может быть легитимным и морально оправданным. Вопрос легитимности и оправданности насилия возвращает к проблеме права на политическое насилие. М. Вебер определял государство как организацию, имеющую монополию на законное использование принудительных санкций, предполагая, что легитимность присуща только действиям агентов государства. Подобная трактовка не принимает во внимание деятельность других субъектов - отдельных лиц и групп, которые отрицают государственную власть, активно включаются в процесс поиска альтернативных институтов и выражений легитимности. Сегодня распространено представление, согласно которому в качестве легитимных могут признаваться формы политического насилия, связанные с проведением политической кампании против репрессивного режима (деспотического, военного, фашистского), отдельные формы революционного насилия.

Однако особенность терроризма как формы политического насилия заключается в сознательном игнорировании норм права и морали.

В параграфе 4.2. «Терроризм и иные формы политического насилия» автор рассматривает отграничение фундаментальных категорий политического насилия друг от друга.

Разграничивая понятия «террор» и «терроризм», отметим, что террор - предстает более узким по объему понятием и характеризует насильственные действия, возникающие ситуативно с целью достигать конкретные политические идеалы; терроризм же выступает структурированной системой, которая использует идеологическое обоснование деструктивной деятельности.

Терроризм в отличие от террора есть процесс достижения специфическими способами политических целей.

Обобщая теоретические разработки, касающиеся разграничения понятий «террор» и «терроризм», необходимо подчеркнуть, что понятия «террор» и «терроризм» остались взаимозаменяемыми, хотя с конца прошлого века постепенно обособляются друг от дру-


34

га и в настоящее время применяются только для характеристики определенного вида политической борьбы.

Исследуя понятие политического террора, следует отграничивать его от смежных понятий - уголовного террора и экстремизма. Политический характер террористической деятельности принципиально отличается от уголовной преступности, хотя между ними существует достаточное сходство, имеется немало точек соприкосновения, что в некоторых случаях облегчает перерождение террористической группы в полууголовную организацию. В чем же состоит сходство?

Во-первых, уголовные преступники и террористы сознательно нарушают соответствующую законность; во-вторых, терроризм и уголовная преступность связаны тем, что целый ряд используемых ими средств практически совпадают; в-третьих, сами террористы нередко привлекают к своим операциям уголовников.

На основании этих сходств некоторые западные ученые вообще отказываются проводить разграничительную линию между политическим терроризмом и уголовной преступностью.

Различий между политическим терроризмом и уголовным обнаруживается больше, чем сходства. Различия эти состоят, прежде всего, в целях и мотивах, отчасти в методах проведения операций. Террористы стремятся запугать общество, дестабилизировать и изменить государственный строй, уголовники не стараются привлечь к себе излишнее внимание и не затрагивают основы общества, в рамках которого они только и могут осуществлять свою преступную деятельность. Террористы стремятся нанести удар по системе, а уголовники - набить себе карман. Террористы, как правило, не скрывают свою причастность к преступлению, как это делают уголовники, но и всячески афишируют ее.

Рассматривая политический терроризм как одну из форм политического экстремизма, надо отметить, что в современной научной литературе, изданной как у нас в стране, так и за рубежом, очень часто наблюдается смешение этих понятий. Многие авторы идентифицируют их.

Политический экстремизм необходимо определять как специфичный метод в борьбе за политическую власть. Когда экстремисты переходят к нелегитимной тактике борьбы с целью насильственного   изменения   или   подрыва  общественно-политического


35

строя, дестабилизации или свержении законных правительств суверенных государств, применяют насилие в отношении политических противников, а чаще против символической цели, преследуя психологическое давление на противника - подразумевается совершение террористических действий политического характера. И в таком понимании политического насилия речь идет о политическом терроризме, как одной из форм экстремизма.

В основе политического экстремизма как идеологии лежит нигилистическое мировоззрение. Возможно, это и обуславливает агрессивность террористических групп. Терроризм является практическим выражением экстремистского мировоззрения, его крайним выражением, можно даже сказать продолжением. Вырастая из крайностей экстремизма, терроризм сам начинает расслаиваться на все более сложные и утонченные формы.

Помимо экстремизма терроризм как социальное явление часто путают с радикализмом. Радикал (от латинского radix - корень) -сторонник коренных, решительных мер. По-видимому, стоит прислушаться к М. Функе, утверждающему, что хотя «радикал воплощает высокую степень интенсивной критики системы, однако не приводит свои аргументы в виде выстрелов, и, хотя он смотрит в корень «зла», он фетиширует его в своей теории, однако не участвует практически в политической борьбе». Следовательно, радикализм как социальная позиция не имеет ничего общего с терроризмом. Но если рассматривать радикализм в сфере социального действия, когда переходится грань, отделяющая активного критика системы от ее разрушителя, то правомерно будет утверждать, что террорист - это радикальный экстремист.

До сегодняшнего дня все ещё проблемой является отграничение терроризма от освободительной и национально-освободительной борьбы. Заметим, что отличие терроризма от революции, войны, партизанской войны заключается в использовании тактики беспорядочного и неограниченного насилия или угрозы ее применения в отношении отдельных людей или групп населения, не являющихся прямыми противниками террористов.

Терроризм нередко отождествляют с партизанской войной. Партизаны часто применяют ту же тактику (убийства, похищения, подрыв общественных зданий, взятие заложников и т.д.) с теми же

1 Сборник переводов № 3/29-185. М.: ВНИИ МВД СССР, 1978. С. 28.


36

целями (запугивание и принуждение - оказание влияния на поведение людей посредством страха), что и террористы. Террористы, как и партизаны, зачастую неотличимы от мирных граждан.

Партизанскую (как способ действий) и национально-освободительную (как форму легитимной идеологически мотивированной борьбы) войны принято рассматривать в качестве вооруженных конфликтов малой интенсивности и локального характера. Партизаны хотят завоевать территорию, террористы - мышление.

Многие исследователи деятельность национально-освободительных и революционных движений рассматривают их как две крайности на шкале легитимного насилия. Как правило, борьба за «национальное освобождение» оценивается как позитивная, справедливая вне зависимости от сопутствующих ей насильственных проявлений.

В главе пятой «ПОЛИТИЧЕСКОЕ НАСИЛИЕ В РОССИИ: СОСТОЯНИЕ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ» рассмотрены вопросы состояния политического насилия в современной России, метамарфозы и тенденции его развития.

В параграфе 5.1. «Политическое насилие в современной России» предметом рассмотрения стало политическое насилие, которое в России начало явно проявляться и усиливаться с рубежа 1988-1989 г.г. Из второй сверхдержавы мира СССР и Россия всего за несколько лет были отброшены далеко назад в военном, экономическом, научно-образовательном, культурном отношениях и Россия была поставлена в положение второразрядной, униженной страны. Причем все это было сделано не военными средствами, не путем новой мировой войны, в чем западные агрессоры всегда терпели поражение, а посредством внутреннего подрыва СССР и России, через массированное разложение средствами массовой информации и пропаганды идеологических, духовных, нравственных устоев советских людей и их подмену корыстными, примитивно потребительскими ориентирами и установками, выдаваемыми за «ценности» и «общечеловеческие постулаты» западного цивилизованного мира.

Сегодня  российский  социум  представляет  собой  вариант

«КРИЗИСНОЙ»  СОЦИаЛЬНОЙ  Системы  -  полагают АнТОНЮК  В.И.,   Бе-

Семенов   B.C.    Ситуация   современного   политического   насилия   в   России.   // http://www.nns.ru/analytdoc/konf3.html


37

ляева Л.А., Лапин Н.И. Отсутствие равновесия между двумя основными факторами регулирования социальной жизни - стихийным и организованным, - обусловило цикличность его развития. Российское общество движется по спирали, каждый раз проходя через периоды войн, революций, социальной напряженности, отставания и скачка в развитии производительных сил, подвергая социальную систему максимальным нагрузкам и используя для решения возникающих как в системе, так и за ее пределами, проблем самое простое и эффективное средство - насилие.

В параграфе 5.2. «Современные тенденции и метамарфозы развития политического насилия» автором, в результате проведенного анализа выделен ряд тенденций в развитии современного политического насилия и выстроена следующая логическая цепочка:

  1. агрессия является неотъемлемой частью человеческой природы;
  2. страх смерти, физической боли - служит сильным поводом для существенного снижения активности различных субъектов политики;
  3. политическое насилие возникает, развивается и приходит к логическому завершению в условиях социального конфликта;
  4. казуальная последовательность в политическом насилии: развитие неудовлетворенности - политизация этой неудовлетворенности - реализация его в насильственном действии, направленном против политических объектов и акторов политики;
  5. политическое насилие носит коллективистский характер;
  6. политическое преступление - является формой несогласия человека с окружающей его действительностью;
  7. причина насилия - это социальная неустроенность, либо несправедливое устройство общества и плохое воспитание человека;
  8. политическое воздействие в форме насилия более эффективно при достижении деструктивных целей: разрушения ресурсного потенциала оппонентов, их физической изоляции или устранения;
  9. насилие малопригодно при решении долговременных политических задач.

1 Кризисный социум. Наше общество в трех измерениях / В. И. Антонюк, Л. А, Беляева, Н, И. Лапин. М.: ИФРАН, 1994. С. 7.


38

Таким образом, для общества политическое насилие - это метод регулирования, эффективный даже в том случае, если он и не применяется.

Что касается отдельного индивида, то здесь политическое насилие следует дифференцировать: либо это нарушение установленных правил, либо - психическое отклонение.

А с учетом произошедшего во времени технического развития человечества изменения реальности привели к тому, что в настоящее время политическое насилие и конфликт относятся к числу наиболее серьезных проблем человечества.

В этой связи отметим некоторые современные тенденции ме-тамарфоз насилия:

Первое. Политическая власть в формах своего государственного развития постепенно монополизирует, упорядочивает и регулирует применение насилия с помощью рычагов права и морали, сообщая жизни людей рациональность и предсказуемость.

Второе. Исторически меняется характер существования насилия:

  1. уменьшается частота жестоких, публичных актов насилия;
  2. символизация, «окультуривание» насилия.

В трех стадиях процесса политического насилия - там, где неудовлетворенность зарождается, актуализируется и реализуется, -каждая из них зависит от предшествующей. Вероятно, хотя и не обязательно, между тремя этими стадиями существует определенная темпоральная зависимость, которая выражается в том, что резкое возрастание интенсивности неудовлетворенности предшествует формулировке доктрин, оправдывающих насильственное действие, с последующими сдвигами баланса коерсивного контроля и институционального соблюдения правил. Однако все эти условия могут вступать в действие и одновременно. Суть в том, что многие из ат-титюдов и социетальных условий, способствующих политическому насилию, могут присутствовать в обществе в относительно неизменном виде на протяжении длительного периода; они становятся релевантными политическому насилию и действенными в его генезисе только тогда, когда относительная депривация увеличивается в масштабах и возрастает по интенсивности. Интенсивно политизированная неудовлетворенность также может быть широкомасштабной и устойчивой в течение длительного периода, причем без явно-


39

го выражения ее, поскольку коерсивный контроль и институциональная поддержка монополизированы режимом. Ослабление контроля со стороны режима или развитие диссидентской организации в такой ситуации с высокой степенью вероятности могут привести к массовому насилию.

Сегодня насилия не стало меньше, оно стало другим:

1) произошла рационализация насилия.

При этом, положительно разумное лимитирование насилия:

  1. запрет варварских практик наказаний и смертной казни;
  2. смягчение отношения к преступлениям, не несущим большой общественной опасности;
  3. реабилитация в правах социальных изгоев - женщин, детей, умалишенных;
  4. повышение эффективности в деле раскрываемости преступлений, снижения преступности и ее профилактике. Однако, последнее порождает негативную сторону в рационализации насилия:
  5. инструментализацию насилия в виде создания больших бюрократических машин насилия (полиции, спецслужб и т. д.);
  6. анонимизацию насилия - данные о его носителях помещаются в гигантские картотеки; компетенции и ответственности борцов с насилием распределяются и строго прописываются;
  7. деморализацию насилия как следствие функционализации и насильников, и защитников от насилия.

2). Налицо сильнейшая идеологизация насилия: сегодня идеологические враги могут быть везде - и вовне, и среди своих. Насилие «упаковывается» изощренно идеологически и применяется исключительно «правильными ребятами» против «плохих», ради счастья всех людей, за свободу и права человека.

3). Вследствие рационализации и идеологизации насилия происходит, на первый взгляд, относительное снижение частоты насильственных актов, в том числе в его грубых, варварских форм.

Однако это почти всегда компенсируется аритимизацией насилия: его уплотнением в отрезки массового и жесточайшего наси-

Гарр Т. Р. Почему люди бунтуют. СПб.: Питер, 2005. С. 54-55.

Красиков          В.И.          Насаилие          и          эволюция          сознания.          //

http://www.intelros.ru/readroom/credo_new/credo_02_2008/2152-nasilie-i-jevoljucija-soznanija.html


40

лия, в которое вовлекаются все большие людские массы (две мировых войны века XX).

Следует признать, что насилие в современном обществе является сдерживающим фактором. И любой выход за рамки законов приводит к применению различных форм насилия.

В «Заключении» подводятся общие итоги исследования, формулируются основные выводы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии:

  1. Мартыненко Б.К. Криминальные группы в современной России (теоретико-правовой анализ). Краснодар, 1999. - 17,5 п.л. в соавторстве с Г.К. Мартыненко, К.М. Мартыненко.
  2. Мартыненко Б.К. Концепт насилия: теоретико-правовой анализ. Монография. Типография ГУКК «Кубанькино». Краснодар, 2007.- 18,5 п.л.
  3. Мартыненко Б. К. Корреляция насилия со смежными государственно-правовыми       категориями.            (Монография) Издательство «Кубанькино». Краснодар. 2010. 10,8 п.л.
  4. Мартыненко Б. К. Дестабилизирующие факторы современного российского государства. «Кубанькино». Краснодар. 2010. - 29,3 п.л. (в соавторстве с Мартыненко Г.К., Мартыненко К.М.)

5.Мартыненко Б.К. Актуальные проблемы коррупции и коррупционного насилия в реформируемой России. - Краснодар: «Кубанькино», 2011. - 15,5 п.л. (в соавторстве с Горобцом Е.А., Карасевым В.В.)

6. Мартыненко    Б.К.    Насилие    -   Власть   -   Государство. Монография. - Краснодар: «Кубанькино». 2011. - 10 п.л. Статьи e ведущих журналах:

  1. Мартыненко Б.К. Государственное насилие - как его понимать? // Власть. № 8. 2008. - 0,3 п.л.
  2. Мартыненко Б.К. Биогенетическая (этологическая) теория насилия // Философия права. 2008. № 6. - 0, 3 п.л.
  3. Мартыненко Б.К. Психологическая теория насилия //Юрист правоведъ. 2008. № 6. - 0,3 п.л.
  4. Мартыненко Б.К. Социальная сущность насилия // Закон и право. 2008. № 12. - 0,3 п.л.

41

5.Мартыненко Б. К. Основные причины насилия в современном российском государстве // Общество и право. № 1. 2009. - 0,3 п.л.

б.Мартыненко Б.К. Основные тезисы универсально-синтетической теории насилия // Общество и право. № 2. 2009. - 0,3 п.л.

7.Мартыненко Б.К. Причины коррупционного насилия в современной России. // Общество и право. № 5. 2009. - 0,3 п.л.

8.Мартыненко Б.К. Экологическая теория насилия // Закон и право. 2009. № 1.-0,3 п.л.

9.Мартыненко Б.К. Социальная сущность насилия. // История государства и права. 2009. № 6. - 0,3 п.л.

  1. Мартыненко Б.К. Красный террор в истории Советского государства (1918-1919 г.г.). // История государства и права. 2009. № 9. - 0,3 п.л.
  2. Мартыненко Б.К. Насилие и справедливость. //Общество и право. №4. 2010.-0,3 п.л.
  3. Мартыненко Б.К. Насилие и правосознание: грани корреляции // Северо-Кавказский юридический вестник. № 1. 2011. - 0,25 п.л.
  4. Мартыненко Б.К. Синтетический подход к основаниям классификации и типологии насилия // Общество и право. № 1. 2011.-0,3 п.л.

14.Мартыненко Б.К. Принуждение и насилие в праовом государстве (на примере современной России) // Общество и право. №2. 2011.-0,3 п.л.

15. Мартыненко Б.К. Раззграничение категорий «терроризма» и «террора» // Общество и право. № 3. 2011. - 0,3 п.л.

16.Мартыненко Б.К. Может ли насилие в политике быть оправданным? // Общество и право. № 4. 2011. - 0,3 п.л.

17.Мартыненко Б.К. Соотношение политического терроризма и войны // Общество и право. № 5. 2011. - 0,3 п.л.

18. Мартыненко Б.К. Сегодняшние метамарфозы развития политического насилия // Северо-Кавказский юридический вестник. №4. 2011.-0, 5 п.л.

19. Мартыненко Б.К. Тенденции развития современного политического насилия // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. Ростов-на-Дону. № 1. 2012. - 0,5 п.л.


42

Статьи, доклады, тезисы

1.Мартыненко Б.К. Группы давления и криминальный аспект в политике // Межкафедральный сб. научных трудов «Современные проблемы правоведения» Кубанский государственный университет. 1998.-0,5 п.л.

2.Мартыненко Б.К. Информационно-психологический терроризм и его влияние на моральное состояние общества (статья)// Правоведение. Сборник научных статей молодых ученых Кубанский государственный университет. 1998. - 0,5 п.л.

З.Мартыненко Б.К. Политическая и юридическая

ответственность за политический терроризм (статья).      //

Правоведение.     Сборник    научных    статей    молодых    ученых. Кубанский государственный университет. 1999. - 0, 3 п.л.

4.Мартыненко Б.К. Политический терроризм: понятие, признаки, классификация // Северо-Кавказский юридический вестник. № 1. 1999. - 1,2 п.л.

5.Мартыненко Б.К. Опасность информационного терроризма для государственно-правовой действительности России // Закон и судебная практика: Материалы межвузовской научно-практической конференции (28 февраля 2001 г.). Краснодар, 2001 г. - 0,5 п.л.

б.Мартыненко Б.К. Информационный терроризм и гуманитарные технологии воздействия на подсознание избирателей. // Закон и судебная практика: Материалы межвузовской научно-практической конференции (28 февраля 2001 г.). Краснодар, 2001 г. - 0, 5 п.л. в соавторстве с Поповым И.В.

7.Мартыненко Б.К. Влияние информационного терроризма на право гражданина избирать и быть избранным // Права человека и гражданина: законодательство и практика. Материалы межрегиональной научно-практической конференции, г. Краснодар, 17 марта 2001 г. - 0, 25 п.л.

8.Мартыненко Б.К. Правовое регулирование борьбы с политическим терроризмом: зарубежный опыт и современное российское законодательство // Проблемы уголовного законодательства и судебная практика. Материалы межвузовской научно-практической конференции. Майкоп, 2001. - 0,5 п.л.

9.Мартыненко Б.К. Политический терроризм - угроза безопасности обществу. // Социальный порядок -гуманистическому    развитию    общества.    4.1.     Материалы    II


43

Всероссийской   научной   конференции   25-26   октября   2001   г. Краснодар, 2001. - 0, 25 п.л.

  1. Мартыненко Б.К. Правовой цинизм как препятствие становления социального порядка и толерантности в российском обществе. // Социальный порядок и толерантность. Сборник тезисов III Всероссийской научной конференции 30-31 мая 2002 г. Краснодар, 2002. - 0,25 п.л.
  2. Мартыненко Б.К. Теоретические аспекты защиты прав человека (к проблеме понятия категорий «неправо» и «насилие». // Защита прав и законных интересов граждан и организаций. Материалы Международной научно-практической конференции Краснодар - Сочи, 23-26 мая 2002. Часть 2. г. Сочи, 2001. - 1 п.л.
  3. Мартыненко Б.К. К истории вопроса генезиса политического терроризма в России как формы неправового насилия. //Актуальные проблемы права: теория и практика. Сборник научных работ. Выпуск 2. Книга 1. Краснодар, 2003. - 1 п.л
  4. Мартыненко Б.К. Теоретические аспекты понятия категории «насилия». // Синтез. № 2. 2003. Философия. Право. Экономика. Краснодар, 2003. - 0,5 п.л.
  5. Мартыненко Б.К. Деструктивные гуманитарные технологии - технологии насилия. // Актуальные проблемы юриспруденции. Сборник статей. Краснодар, 2003. - 1 п.л.
  6. Мартыненко Б.К. Л.Д. Бронштейн (Троцкий) - романтик перманентного революционного террора. // Северо-Кавказский юридический вестник. № 2, 2005. - 0, 5 п.л.
  7. Мартыненко Б.К. Категория насилия в марксистской доктрине государства. // СКФ ГОУ ВПО «Российская академия правосудия» (г. Краснодар). Ученые записки. Право и правосудие в современном мире. Сборник научных и научно-методических трудов (Вопросы теории и практики). Краснодар, 2005. - 0,5 п.л.
  8. Мартыненко Б.К. Определение понятия политического терроризма как вида неправового насилия (теоретико-правовой аспект). // ФАО РФ. Филиал «МПГУ» в г. Краснодаре. Политические и правовые проблемы воспитания граждан. Сборник научных трудов. Краснодар, 2005. - 2 п.л.
  9. Мартыненко Б.К. Как защищалась революция. // ФАО РФ. Филиал   «МПГУ»   в   г.   Краснодаре.   Политические   и  правовые

44

проблемы воспитания граждан.  Сборник научных трудов. № 2. Краснодар, 2005. - 0,5 п.л. в соавторстве с Мартыненко К. М.

  1. Мартыненко Б.К. Категория насилия в марксистско-ленинской доктрине. // ФАО РФ. Филиал «МПГУ» в г. Краснодаре. Политические и правовые проблемы воспитания граждан. Сборник научных трудов. № 3. Краснодар, 2005. - 1,5 п.л.
  2. Мартыненко Б.К. Общие методологические основы исследования феномена категории насилия. // ФАО РФ. Филиал «МПГУ» в г. Краснодаре. Политические и правовые проблемы воспитания граждан. Сборник научных трудов. № 3. (ч. 1) Краснодар, 2006. - 1,5 п.л.
  3. Мартыненко Б.К. Криминализация поведения граждан современной России как следствие государственного насилия. // ИЭПиГС. Актуальные проблемы российского права. Материалы общероссийской научно-практической конференции (16 ноября 2006 г., Краснодар: ИнЭП) Выпуск 1. Краснодар, 2006. - 0,5 п.л. совместно с Мартыненко А. Б.
  4. Мартыненко Б.К. Категория государственного насилия. СКФ ГОУ ВПО «Российская академия правосудия» (г. Краснодар). Ученные записки. Юбилейный выпуск. Сборник научных и научно-методических трудов. В 2-х томах. Т. 1. Краснодар, 2006. - 0,5 п.л.

23.Мартыненко Б.К. Теоретико-правовой анализ категории насилия: постановка проблемы. // СКФ ГОУ ВПО «Российская академия правосудия» (г. Краснодар). Ученые записки. Юбилейный выпуск. Сборник научных и научно-методических трудов. В 2-х томах. Т. 1. Краснодар, 2006. - 0,5 п.л.

24.Мартыненко Б.К. От категории насилия - к дефиниции государственного насилия. СКФ ГОУ ВПО «Российская академия правосудия» (г. Краснодар) Ученые записки. Право и правосудие в современном мире. Сборник материалов международной научно-практической конференции. Краснодар, 2006. - 0,5 п.л.

  1. Мартыненко Б.К. Деструкция: агрессия и насилие? // ФАО РФ. Филиал «МПГУ» в г. Краснодаре. Политические, правовые и другие проблемы воспитания граждан. Сб. научных трудов. № 4. (ч. II) Краснодар, 2007. - 0, 5 п.л.
  2. Мартыненко Б.К. Агрессия, страх, насилие // ИЭПиГС. Актуальные       проблемы       российского       права.       Материалы

45

общероссийской   научно-практической   конференции   (16   ноября 2007 г., Краснодар: ИнЭП). Краснодар, 2007. - 0,5 п.л.

  1. Мартыненко Б.К. Триада: неправо, право, насилие. // Очерки новейшей камералистики. № 2. 2007. - 0,5 п.л.
  2. Мартыненко Б.К. Современные массовые коммуникации и насилие // Медийные стратегии современного мира. Материалы международной научно-практической конференции (Сочи, 31 октября - 2 ноября 2007 г.). Краснодар, 2007. - 0,25 п.л.
  3. Мартыненко Б.К. Некоторые теоретико-философские концепции насилия. // Судебные Ведомости. № № 1 - 2. 2007. - 1,1 п.л.
  4. Мартыненко Б.К. Экономическое насилие: что это такое? Проблемы воспитания молодежи. Всероссийская научно-педагогическая конференция. 20 декабря 2007 г. Краснодар, 2007. - 0, 25 п.л.
  5. Мартыненко Б.К. Проблемы коррупции в реформируемой России. Судебные Ведомости. № 4. 2007. - 0,5 п.л. в соавторстве с Горобцом Е.А., Карасевым В.В.
  6. Мартыненко Б.К. Понятие социального насилия // Очерки новейшей камералистики. № 4. 2008. - 0,5 п.л.
  7. Мартыненко Б.К. Проблемы коррупционности правосознания в реформируемой России // Судебные Ведомости. № 3. 2008. - 1 п.л. в соавторстве с Горобцом Е.А., Карасевым В.В.
  8. Мартыненко Б.К. Проблемы коррупционности правосудия в реформируемой России. // Судебные Ведомости. № 4. 2008. - 0,5 п.л. в соавторстве с Горобцом Е.А., Карасевым В.В.
  9. Мартыненко Б.К. Меры борьбы с коррупцией (Можно ли побороть коррупцию в современной России) // Судебные Ведомости. № 1. 2009. - 0,5 п.л.
  10. Мартыненко Б.К. Бюрократия и современная Российская государственно-правовая действительность // Судебные Ведомости. № 4. 2009. - 1,5 п.л.
  11. Мартыненко Б.К. Коррупционное насилие в государстве переходного периода: постановка проблемы. // СКФ ГОУ ВПО «Российская академия правосудия» (г. Краснодар). Актуальные проблемы права и судебной власти в современном российском обществе. Сборник статей (по материалам конференции 11 апреля

46

2008 г., посвященной 10-летию РАП. Т. 1. Краснодар, 2009. - 0, 5 п.л.

  1. Мартыненко Б.К. Законы насилия // СКФ ГОУ ВПО «Российская академия правосудия» (г. Краснодар). Право и правосудие: теория, история, практика. Сб. статей (по материалам конференции 18 мая 2009 г. Т. 1. Краснодар, 2009. - 0,5 п.л.
  2. Мартыненко Б.К. Агрессия, страх и деструкция -составные части насилия // ФАО РФ. Филиал «МПГУ» в г. Краснодаре. Политические, правовые и другие проблемы воспитания граждан. Сб. научных трудов. № 5. (ч. I) Краснодар, 2009. - 1,5 п.л.
  3. Мартыненко Б.К. Средства противодействия коррупции в России. // Экономико - правовые аспекты стратегии модернизации России: к эффективной и нравственной экономике. Материалы международной научно-практической конференции. Сборник научных статей. Ч. 3. Краснодар. 2009. - 0, 5 п.л.
  4. Мартыненко Б.К. Меры борьбы с коррупцией (Можно ли побороть коррупцию в современной России?) // Судебные Ведомости. № 1. 2009. - 0,5 п.л.
  5. Мартыненко Б.К. Коррупция в государстве переходного периода // Экономико-правовые аспекты стратегии модернизации России: к эффективной и нравственной экономике. Материалы международной научно-практической конференции. Сб. научных статей. Ч. 4. Краснодар. 2009. - 0,5 п.л.
  6. Мартыненко Б.К. Бюрократия и современная Российская государственно-правовая действительность // Судебные Ведомости. № 4. 2009. - 1,4 п.л.
  7. Мартыненко Б.К. Экстремизм. // Судебные Ведомости. № 1.2010.-2,75 п.л.
  8. Мартыненко Б.К. Насилие и правосознание. // Судебные Ведомости. № 3. 2010. - 0,9 п.л.
  9. Мартыненко Б.К. Пути борьбы с коррупцией на региональном уровне // Региональная политика в России на современном этапе. Материалы международной научно-практической конференции, поев. 70-летию Адыгейского государственного университета. Том П. 23-25 сентября 2010. Майкоп. 2010.-0,25 п.л.

47

  1. Мартыненко Б.К. Насилие, неправо, принуждение: грани корреляции. // Очерки новейшей камералистики. № 2. 2010. - 0,6 п.л.
  2. Мартыненко Б.К. Право, насилие, наказание, справедливость: корреляции понятий. Преступление и наказание: теоретическое моделирование, законодательное закрепление, правоприменительная практика. Т. 2. Наказание: принуждение, справедливость, целесообразность. Материалы международной научно-практической конференции 25-27 июня 2010 г. Самара. 2010.-0,3 п.л.
  3. Мартыненко Б.К. Насилие и справедливость // Очерки новейшей камералистики. №№ 3-4. 2010. - 1,25 п.л.

50.  Мартыненко Б.К. Мафия // Судебные Ведомости. № 4.

2010.-3,2 п.л.

  1. Мартыненко Б.К. Два года действия закона «О противодействии коррупции». Итоги // Юридическая наука в механизме противодействия коррупции. Материалы региональной научной конференции. Сборник научных статей / Под ред. П.В. Каленского, А.Н. Куца, В.В. Сорокажердьева. Краснодар. 2010. - 0,5 п.л.
  2. Мартыненко Б.К. Пути борьбы с коррупцией в современных российских условиях // Юридическая наука в механизме противодействия коррупции. Материалы региональной научной конференции. Сборник научных статей / Под ред. П.В. Каленского, А.Н. Куца, В.В. Сорокажердьева. Краснодар. 2010. -0,5 п.л.
  3. Мартыненко Б.К. Принуждение в системе права Российской Федерации // Система права в Российской Федерации: проблемы теории и практики. Материалы V ежегодной международной научной конференции, 19-22 апреля 2010 г. М., 2011. -0,5 п.л.
  4. Мартыненко Б.К. Неизбежность и корни современного террористического насилия // Борьба с терроризмом: идеология проблемы. Материалы Всероссийской научно-практической конференции (г. Армавир, 29-30 апреля 2011 г.). Армавир. 2011. -0,5 п.л.
  5. Мартыненко Б.К. Что есть политическое сознание? // Очерки новейшей камералистики. № 2. 2011. - 0,5 п.л.

48

  1. Мартыненко Б.К. Роль насилия в образовании российского государства // Судебные Ведомости. № 2-4. 2011. - 4 п.л.
  2. Мартыненко Б.К. Коррупция и глобализация как факторы современной трансформации России. Глава в монографии. // Экономико-правовое регулирование рыночных отношений в условиях модернизации России: Монография / Под ред. P.M. Ниже-городцева, В.Т. Рязанова, В.В. Сорокажердьева. М., Современная экономика и право. 2011. - 1,5 п.л. в соавторстве с P.M. Нижегородцевым, В.Т. Рязановым, В.В., А.Н. Жеребцовым и др.
  3. Мартыненко Б.К. Насилие и коррупция в «правовом» государстве (на примере современной России) // Правовые и социально-экономические аспекты стратегии модернизации России: проблемы обновления и сохранения преемственности. Материалы международной научно-практической конференции 27 мая 2011 / Под ред. А.Н. Ильяшенко, П.В. Каленского, В.В. Краснодар: Краснодарский университет МВД России. 2011. - 0,4 п.л.
  4. Мартыненко Б.К. Классификация политического насилия. // Очерки новейшей камералистики. № 3. 2011. - 0,5 п.л.

60.Мартыненко Б.К. Насилие в сегодняшней России // Очерки новейшей камералистики. № 4. 2011. - 0,5 п.л.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.