WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

История развития общественно-политической мысли Башкортостана

Автореферат докторской диссертации

 

На правах рукописи

Бускунов Ахтар Мухаметович

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ

ОБЩЕСТВЕННО - ПОЛИТИЧЕСКОЙ

МЫСЛИ БАШКОРТОСТАНА

Специальность 07.00.02 - Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Уфа 2012


Работа выполнена на кафедре истории Республики Башкортостан и этнологии исторического факультета ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный университет».

Научный консультант:      доктор исторических наук, профессор

Кулынарипов Марат Махмутович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Тафаев Геннадий Ильич

доктор исторических наук, профессор Ямалов Марат Барыевич

доктор исторических наук

Ямаева Лариса Асхатовна

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное

образовательное       учреждение       высшего       профессионального

образования     «Пермский     государственный          национальный

исследовательский университет»

Защита состоится 30 мая 2012 года в 14.00 часов на заседании Диссертационного совета Д-212.013.01 при Башкирском государственном университете по адресу: 450074, г. Уфа, ул. 3. Валиди, 32, ауд. 226.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный университет». Текст автореферата размещен на официальном сайте Башкирского государственного университета www.bashedu.ru

Автореферат разослан 27 февраля 2012 года.

Ученый секретарь

Диссертационного

совета Д-212.013.01.,

д.и.н., профессор               dfуj>ri~~+^_.Н.М.Кулбахтин

2


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Истоки общественно-политической мысли коренных народов Российской Федерации во многом определяются теми условиями, в которых исторически формировалась их самобытность. В этом контексте большую научную и практическую актуальность приобретает изучение истории общественно-политической мысли в национальных республиках, в частности, в Башкортостане.

Развитие общественно-политических идей башкир с глубокой древности до современности способствовало появлению тенденций, которые во многом определили мировоззренческую самобытность народа. В этой связи выявление новых исторических фактов, связанных с распространением мифологического и доисламского мировоззрения у башкир, объективный и всесторонний анализ наследия крупнейших религиозно-философских мыслителей башкирского народа, идейно-духовных ценностей народных предводителей в период освободительных войн, общественно-политических воззрений башкирских просветителей, мусульманских либеральных течений в крае, государственно-правовых доктрин собственно башкирской национальной интеллигенции и их лидеров в начале XX века, особенно в период создания Башкирской Республики, идей повышения государственного статуса Башкортостана в советский и постперестроечный период актуализируют тему данного научного исследования. Кроме того важно понимать, что общественно-политические взгляды представителей всех народов, проживающих на территории современного Башкортостана являются концентрированным выражением исторического опыта и культурной традиции этих народов.

Имеющиеся устные и письменные источники показывают, что на протяжении длительного исторического периода, начиная с середины 16 века, общественно-политическая мысль башкирского народа играла значительную роль в проведении политики царей Московского государства, а позднее государственно-национальной политики России, с учетом региональных особенностей. Обращение к творческому наследию башкирского народа, пытавшегося, с одной стороны, отстоять свою самоидентификацию и самоопределение, с другой - гармонизировать отношения с другими народами Российской империи, ее государственными институтами, искавшего пути выживания в условиях форсированных модернизационных преобразований, продуктивно не только в научном плане, но будет содействовать выработке и проведению современной конструктивной государственной политики в регионах России. На протяжении всей своей истории Башкортостан был одним из регионов, предлагавших свой вариант государственно-территориального устройства России, определявший такие формы взаимодействия с центром,

3


которые обеспечивали бы большую самостоятельность субъектов федерации в рамках единого российского государства и способствовали бы решению политических, социально-экономических и культурных вопросов как на федеральном, так и на региональном уровне.

Степень научной разработанности проблемы. В историко-культурном пространстве общественно-политическая мысль Башкортостана не существует в чистом виде и представлена, прежде всего, в архивных источниках, в мифологии, фольклоре, литературных источниках, выступлениях и речах наиболее признанных деятелей, а позднее - в работах исследователей истории Башкортостана. Для исследования темы важное значение имеют также различные документальные материалы и монографические исследования, в которых освещаются отдельные аспекты данной проблемы.

Первые письменные сведения о башкирах содержатся в описаниях Ибн-Фадлана1. В сочинениях Ал-Масуди, Гардизи, Г. Рубрук территория Башкирии изображалась на общих картах, охватывавших обширные пространства Русской равнины, Урала и Сибири (Птолемей, Аль-Идриси и др.)2. В извлечениях из персидских сочинений, собранных и изданных В. Г. Тизенгаузеном, в частности, из «Сборника летописей» Рашид-ад-дина (вторая половина XIII — начало XIV в.) сказано, что среди стран, областей, предполагаемых к завоеванию монголами, были и башкиры под названием башгирд. Он пишет о результатах их похода: «Булар и Башгирд являются большой страной и (представляют собой) места недоступные. Несмотря на то, что (монголы) тогда завоевали ее, жители ее снова восстали, и она до сих пор не вполне покорена»3.

Из западноевропейских письменных источников особенно важен отчет венгерского монаха Юлиана о его путешествии в «Великую Венгрию» в 1235-1237 гг., который был записан другим монахом Рихардом. Рихард сообщает, что в одном большом городе Великой Булгарии «брат нашел одну венгерскую женщину, которая выдана была замуж в те края из страны, которую он искал. Она указала брату пути, по которым ему надо идти, утверждая, что через две дневки он, без сомнения, может найти тех венгров, которых ищет. Так и случилось. Ибо нашел он их близ большой реки Эгиль»4. В письме монаха Иоганки от 1320 г. находим интересные факты: «С двумя братьями венграми  и одним  англичанином дошли до  Баскардии,  большого  народа,

1    Ковалевский А.П.Посольство багдадского халифа к царю волжских булгар в 921-922 г //

Исторические записки. 1951. Т. 37. С. 214.

2   См.:Булатов А.Б. Восточные авторы о башкирах// Археология и этнография Башкирии. - T.IV. -

Уфа, 1971.-С.323-325.

3   Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. 2. М.; Л., 1941. С. 48.

4   Аннинский С.А., Известия венгерских миссионеров XIII-XIV вв. о татарах и Восточной Европе //

Исторический архив. Т. III. - М.-Л. - С. 71-112.АКБ, 1976 - Археологическая карта Башкирии. - М.

1940. с. 81.

4


подчиняющегося татарам». «Государь всей Баскардии» отказался принять христианство .

Перс Казвини (конец XIII — начало XIV в.) писал, что Туши-хану «были вверены области Хорезм, Дешт-и-Кипчак, Булгар... башгирды», а в «Анониме Искендера» (начало XV в.) имеются сведения о стране башкир: «Улус Джучи разделился на две части. Ко второй относились Сибирь, Рус ... Башгар»2. Джованни де Плано Карпини в числе народов Волго-Уральского региона, побежденных монголами, называет баскарт, отождествляемых с великой Венгрией. При перечислении земель, подчиненных монголами, фигурирует «Баскарт, то есть великая Венгрия». Очень важно указание о том, что с севера к Комании, «непосредственно за Руссией, Мордвинами и Билерами, то есть великой Булгарией, прилегают Баскарты, то есть великая Венгрия». Бенедикт Полоний, спутник Плано Карпини, пишет о стране Баскурд, также отождествляя ее с Великой Венгрией3.

Гильом де Рубрук в числе стран северной стороны, которые повинуются татарам, называет Паскатир, то есть великую Венгрию. Он пишет: «Язык паскатир и венгров - один и тот же; это - пастухи, не имеющие никакого города; страна их соприкасается с запада с Великой Булгарией»4.

После вхождения башкирского народа в состав Русского государства важный вклад в изучение башкирского края внесла Оренбургская экспедиция, возглавляемая И.К. Кирилловым, позднее, В.Н. Татищевым5. Значительный вклад в изучение Башкирии XVIII в. внес первый член-корреспондент Петербургской академии наук Петр Иванович Рьиков, академики Петр Симон Паллас и Иван Иванович Лепехин. В работах каждого из них содержатся уникальные сведения о нашем крае. П.С.Паллас, приглашенный в Россию для участия в «академических экспедициях» и возглавивший один из отрядов, находился в Башкирии с сентября 1769г. до конца мая 1770г. Ученый описал некоторые особенности мировоззрения и идейные установки6.

1    Аннинский С. А. Письмо брата Иоганки, монаха ордена брату Михаилу, датируемое 1320 г. //

Исторический архив. 1940. № 3.

2  Сборник материалов, относящихся кистории Золотой Орды. Т. 2. М.; Л., 1941. С. 91.

3    Гарипов Т.М., Кузеев Р.Г., 1962 - «Башкиро-мадьярская» проблема. (Краткий обзор основных

источников.) // Археология и этнография Башкирии. I. - Уфа. с.337.

4  Рубрук, Вильгельм де. Путешествие в восточные страны. 1911- СПб. с. 76

5  Материалы по истории БАССР. Сборник документов и материалов. Т. 4. Ч. 1. - М., 1956. - С. 433.;

Любавский М.К. Обзор истории русской колонизации с древнейших времен и до XX века. - М.,

1996. - С. 505.; Устюгов Н.В. Башкирское восстание 1737 - 1738 гг. - М.-Л., 1950. - С. 128.

6  Материалы по истории БАССР. Сборник документов и материалов. Т. 4. Ч. 1. М., 1956. С.

433.Паллас П. С. Путешествие по разным местам Российского государства по велению Санкт-

Петербургской Императорской Академии наук / Пер. с нем. Ф. Томанского, В. Зуева. - Спб., 1786 -

1788.4. 2. Кн. 1 (1770). - 1786. - 471 с: ил. Ч. 2. Кн. 2 (1770). - 1786. - 572 с.

5


Весомый вклад в исследования Башкирии внесли Н.П.Рычков, И.П.Фальк, И.Н.Георги . Среди исследователей были и такие, которых нельзя считать учеными-специалистами, но которые оставили глубокий след в изучении Башкирии. Среди них уроженец Уфы С.Т.Аксаков2. Известный лексикограф, этнограф и писатель В.И.Даль был связан с Башкирией административной службой. Даль интересовался башкирским фольклором, в частности, на основе эпического оказания о Зая-Туляке и Хыу-Хылу он опубликовал в 1843г. повествование «Башкирская русалка»3.В работах А.И.Добросмыслова, И.М. Казанцева, А.Е. Алекторова, Д.Н. Соколова4 прослеживаются вопросы истории истории края, отчасти и в общих чертах описываются позиции некоторых лидеров башкирских восстаний и их идейно-теоретические убеждения.

Башкирские просветители и религиозные деятели второй половины XIX века М. Акмулла, М. Уметбаев, М. Бекчурин, Р. Фахретдинов, М.Рамзи, 3. Расулев5 и другие впервые сформулировали тезис о том, что религиозные, идейно-теоретические установки башкир, особенно в периоды борьбы за свои права, базировались на собственных интересах народа и были призваны отстаивать вотчинные права народа на землю, на свободу вероисповедания. Они подвергали критике существовавшие в то время методы обучения, не дававшие ощутимых результатов.

1  Рычков П.И. Описание пещеры, находящейся в Оренбургской губернии при реке Белой, которая из

всех пещер, в Башкирии находящихся, за славную и наибольшую почитается //Соч. и пер. к пользе и

увеселению служащие, 1760; О способах к умножению земледелия в Оренбургской губернии //Тр.

Вольного экон. об-ва, 1767, т.2, -8, 4.VII. ; Фальк И.П. Записки путешествия академика Фалька. 4.1-

2. СПб., 1824.; Георги И . И . Описание всех в Российском государстве обитающих народов ... Часть

2. О народе татарского племени. С . 105

2  Аксаков СТ. Собрание сочинений. Т.1-4. М., 1955-56.; Лит.: Чванов М.А. Аксаковские места в

Башкирии. Уфа, 1976; Чванов М.А. Корни и крона. Уфа, 1989; Гудков Г.Ф., Гудкова З.И.

С.Т.Аксаков. Семья и окружение. Уфа, 1991; История русской литературы: Библиографический

указатель. Под ред. К.Д.Муратовой. М.-Л., 1962.

3  Модестов Н.Н. Владимир Иванович Даль в Оренбурге. Труды Оренбургской учёной архивной

комиссии. Вып.27. Оренбург, 1913; [Электронный ресурс]. - Режим доступа::

http://historydis.ra/lekczii-po-kraevedeniyu/130-lekcziya-issledovateli-kraya-bashkirskogo.html.      Дата

обращения 10.06.2011 г.

4  Добросмыслов А.И. Материалы по истории России. Т.1. Оренбург, 1900. С. 90.; Казанцев И.М.

Описание башкирцев. СПб, 1866; Алекторов А.Е. История Оренбургской губернии. Оренбург, 1882;

Соколов Д.Н. О башкирских тамгах // Труды Оренбургской учёной архивной комиссии. Вып. 13.

1905; Соколов Д.Н. Оренбургская губерния. Оренбург, 1916.

5  Вильданов А.Х., Кунафин ГС. Башкирские просветители - демократы ХГХ века. М.: Наука, 1981.

Уметбаев М. Заметки о значении «тюба» // «Уфимские ведомости». Уфа. 1882. №9. Уметбаев М.

Ядкар. Казань. 1897. Уметбаев М. Йэдкэр — Памятки / М. Уметбаев. — Уфа: Баш. кн. изд-во,1984. -

С. 180-181 (на баш. яз.); Бекчурин М. Туркестанский край. Казань. 1872. С. 4 - 45.; Бикчурин М.

Начальное руководство к изучению арабского, персидского и татарского языков с кратким

объяснением существующих в Оренбургском крае наречий башкир и киргизов. Казань, 1859.;

Баишев Ф.Н. Общественно-политические и нравственно-этические взгляды Ризы Фахретдинова.

Уфа. 1992.; Мурат Рамзи. Тальфик аль ахбар. Оренбург, 1908.

6


Идейно-политические доктрины создателей Башкирской республики, общественно-политические взгляды членов Башкирского правительства отражены в работах А. 3. Валидова, С. Атнагулова, К. Л. Иделыужина, М. Л. Муртазина1, российских2, и зарубежных3 ученых. Так, А. 3. Валидов изучал тюркскую историю от времен захватнических войн Чингисхана до периода Казанского ханства. В 1913—1914 годах он был в научных экспедициях в Ферганской области и Бухарском ханстве, затем в 1917—1922 годах принимал участие в освободительной борьбе башкирского народа, став его идеологом и фактическим руководителем. Книга М. Л. Муртазина «Башкирия и башкирские войска в гражданскую войну»4 посвящена краткому описанию истории башкирского народа, в ней описываются события Гражданской войны, связанные со становлением Советской власти на территории Башкирии, Южного Урала, с обороной Петрограда в 1919 г. от войск генерала Юденича, военными действиями на Польском фронте в 1920 г.

Публикация Ф. Н. Самойлова5 положила начало дискуссии в 1928 г. о башкирском национальном движении в 1918-1920 гг. Критический отклик X. Юмагулова6 на статью Ф. Самойлова был опубликован в журнале «Пролетарская революция» с замечанием редакции о ее несогласии с рядом выставленных автором положений. С точки зрения марксистской методологии рассматривает башкирское национальное движение Ш. Типеев в своих работах, вышедших в 1927-1930 гг7.

Более основательное изучение истории Башкортостана, особенно периода феодализма, началось в советское время. В 30—50-х годах XX века усилиями башкирских,   московских,   ленинградских  историков,   в  особенности  Н.   Ф.

1   Валили Тоган Заки. Воспоминания. Кн.1. Уфа, 1994. С. 365:. Атнагулов С. Башкирия М.; Л.,

1925..; Идельгужин К. Что дала Октябрьская революция башкирским крестьянам. Уфа, 1925;

Муртазин М. Л. Башкирия и башкирские войска в гражданскую войну. -М.; Л., 1927. С. 14.

2   Самойлов Ф. Малая Башкирия в 1918-1920 гг. М., 1933. С. 4.; Диманштейн С. Башкирия и 1918-

1920 гг. // Пролетарская революция. 1928, № 5. Мостовенко П. О больших ошибках в Малой

Башкирии. (К одному из первых опытов в национальном вопросе) // Пролетарская революция. 1928,

№5.

3   Порталь Р. Башкирия в XVII - XVIII веках. Уфа, 2000; Хоскинг Дж. История Советского Союза.

1917-1991 г - М., 1994.; г. Боффа Дж. История Советского Союза. В 2 кн. Т.1. От революции до

Второй Мировой войны. Ленин и Сталин. 1917-1941. - М., 1994.

4 Муртазин М. Л. Башкирия и башкирские войска в гражданскую войну. - М.; Л., 1927.

5 Самойлов Ф.Н. Малая Башкирия в 1918-1922 г. Из истории первого опыта советской национальной

политики. М., 1933.

6   Юмагулов X. Об одном неудачном опыте изучения национальной политики в Башкирии в 1919-

1920 гг. // Пролетарская революция. 1928. № 3. С. 190 См.: Тоган З.В. Воспоминания, (на башк. яз.)

Уфа, 1996. С. 373.

7   Типеев Ш. Великий Октябрь и башкирская контрреволюция. Уфа, 1927 (на башк. яз.); Основные

этапы истории национального движения и Советской Башкирии. Уфа, 1929; Очерки по истории

Башкирии. Уфа, 1930; Типеев Ш. Основные этапы истории национального движения и Советской

Башкирии. Уфа, 1929. С. 13.

7


Демидовой и А. П. Чулошникова1, были подготовлены и изданы сборники

документов по истории Башкирии XVII— XVIII вв. в четырех томах. Попытка

систематического изложения истории Башкортостана была предпринята в 50-х

годах XX века Институтом истории, языка и литературы Башкирского филиала

АН СССР. В 1956 г. вышла в свет первая часть первого тома «Очерков по

истории Башкирской АССР»2, охватывающая историю края с древнейших

времен до конца XVIII в. В 1959 г. была опубликована вторая часть первого

тома «Очерков», посвященная истории народов Башкортостана с начала XIX в.

до Февральской буржуазно-демократической революции. Данные издания

имеют   богатый   фактологический   материал,   которые      дают             общее

представление об идейно-политических воззрениях башкир, однако большинство из них написаны в рамках существующих идеологических установок того времени.

Научная разработка общественно-идеологического процесса в Башкирии началась лишь в начале 50-х годов XX столетия. Одним из первых к изучению данной темы приступил Г.С.Исмагилов3. Определенная работа по разработке методологии и исследованию общественной мысли Башкортостана была проделана  Азаматовым Д.М4.

Большой вклад в научное изучение общественной мысли Башкортостана внесли представители филологической науки - А.Х Вильданов, Г.С. Кунафин, М.Х. Идельбаев5 и другие. Так, в совместной работе Вильданова А.Х. и Кунафина Г. С. «Башкирские просветители - демократы XIX века» на примере М. Акмуллы и М. Уметбаева было подробно исследовано творчество башкирских просветителей второй половины XIX - начала XX века, ими также дана объективная характеристика джадидистского движения, показана прогрессивная роль просветителей.

Богатый духовный мир башкирского народа отражен в многочисленных работах известного ученого и писателя Г.Б.Хусаинова. Он одним из первых исследовал письменное наследие Батырши - одного из активных мыслителей и

1  Демидова Н. Ф. Социально-экономические отношения Башкирии в первой четверти XVIII в. //

400-летие присоединения Башкирии к Русскому государству. Уфа, 1958.Чулошников А. П.

Феодальные отношения в Башкирии и башкирские восстания XVII и первой половины XVIII вв. //

Материалы по истории Башкирской АССР. 4.1 С. 20.

2 Очерки по истории Башкирской АССР. Т.1. 4.1. Уфа, 1956, с. 82—83.

3 Исмагилов Г.С. К вопросу об оценке буржуазной философии и общественной мысли в Башкирии

начала XX века// Вопросы марксистко-ленинской философии. Уфа. 1969. С. 145-165.

4   Азаматов Д.М. Из истории развития передовой общественно-политической мысли Башкирии.

Пермь. 1976. 98 с. Азаматов Д.М. Просветительско-демократическая мысль и распространение

марксизма в Башкирии. Саратов, СГУ, 1984.

5  Вильданов А.Х., Кунафин Г.С. Башкирские просветители - демократы ХГХ века. М.: Наука, 1981;

Идельбаев MX. Салават Юлаев - поэт-импровизатор, мыслитель, героический образ. Автореферат

дисс.кан. фил. наук. Уфа. 1976. - 16 с.

8


организатора башкирского восстания 1755-1756 годов \ В 1986 г. вышла

монография Ф.А. Надршиной «Халык хэтере» - «Память народная»2,

посвященная комплексному изучению жанров башкирской несказочной прозы,

выявлению их специфики и исторических основ. Существенный  вклад             в

изучение и популяризацию башкирского фольклора внесли A.M. Сулейманов3 и Б.Г. Ахметшин4.

Общественно-политическая мысль Башкортостана нашла частичное отражение в работах историков. Так, И.Г. Акманов внес существенный вклад в изучение истории башкирских восстаний XVII- XVIII вв.. В его работе «Башкирские восстания в XVIII в.» раскрыты причины, ход и историческое значение движения 1755-1756 гг. Политика царского правительства, события того времени рассмотрены им через призму башкирских восстаний и хронологически охватывают небольшой период времени5. Аграрная политика царского правительства и башкирское землевладение во второй половине XVI -начале XX вв рассмотрены в работах А.И.Акманова. Он справедливо замечает, что в основе требований башкир были права на распоряжения землей6. Особенности развития башкирского края после вхождения в состав России и в период башкирских восстаний нашли отражение в работах А.ЗАсфандиярова7.

Отдельные аспекты истории общественной мысли Башкирии второй половины XIX - начала XX века нашли освещение в трудах Ф.Н Баишева. Автор  показывает Р.   Фахретдинова как       прямого     продолжателя     дела

1  Хусаинов Г.Б. Боронго башкорт дэулэтселеге пэм уньщ хандары (на башк.яз.) // Ватандаш. - 1999.

-№8. -с.115... Лит.: ГайсаХусаинов. Биобиблиогр. указатель. Уфа, 1986.; Равиль Бикбаев. Жизнь и

творчество./Г.БХусаинов. - Уфа: Китап, 2008. - 250 с. (на башк.яз.).

2  Надршина Ф.А. Память народная. Уфа, 1986 (на башк. яз.). С. 3-10.

3  Башкирское народное творчество. Том V. Бытовые сказки.Составитель A.M. Сулейманов.- Уфа:

Башк. кн. изд-во, 1990. 496 с.

4  Ахметшин Б.Г. Несказочная проза горнозаводского Башкортостана и Южного Урала: Автореф.

дис. доктора филол. наук: 10.01.09 / Башкирский университет. - М., 1998. 35 с. Фольклористика;

Ахметшин Б. Г. Горнозаводской фольклор Башкортостана и Урала / Б. Г. Ахметшин. - Уфа : Китап,

2001.-287 с.

5  Акманов И.Г. Башкирское восстание 1704-1711 гг. Уфа, 1968; Акманов И.Г. Башкирское восстание

1735-1736 гг. Уфа, 1977; Акманов И.Г. Башкирские восстания XVII - 1-й трети XVIII в. Уфа, 1978;

Акманов И.Г. Социально-экономическое развитие Башкирии во второй пол. XVI - 1-й пол. XVIII в.

Уфа, 1981; Башкирские восстания в XVIII в. Уфа, 1987; Акманов И.Г. Башкирия в составе

Российского государства в XVII - 1-й пол. XVIII в. Свердловск, 1991.

6  Акманов А.И. Земельная политика царского правительства в Башкирии в середине XVI - начале

XX вв. - Уфа: Китап, 2000.; Акманов А.И. Башкирское землевладение в ХГХ - начале XX вв. - Уфа:

РИЦ БашГУ, 2000.; Акманов А.И. Земельные отношения в Башкортостане и башкирское

землевладение во второй половине XVI - начале XX в. - Уфа: Китап, 2007.; Историко-культурный

энциклопедический атлас Республики Башкортостан. Главный редактор Акманов А.И. - Москва:

Издательство «Д.И.К.», 2007.

7  Асфандияров А.З.Кантонное управление в Башкирии (1798-1865 гг.). Уфа. 2005.

9


представителей прогрессивной общественно-политической мысли на Урале и в Поволжье. Работа Ф.Н. Баишева стала одной из первых работ, в которых раскрываются особенности формирования башкирской общественной мысли второй половины XIX - начала XX века1. Однако его работа посвящена анализу творчества только Р. Фахретдинова, она не охватывает весь спектр развития истории общественно-политической мысли в крае.

Работы по особенностям развития края в дореволюционной России, в начале XX столетия и в период национально-государственного строительства представлены в крупных научных работах М.М. Кулыпарипова, С.Ф. Касимова, Р.Г. Кузеева, Н.В. Бикбулатова, БХ. Юлдашбаева2 и ряда других.

Так,     особенности          развития     общественно-политической     мысли

Башкортостана в период создания Башкирской республики можно обнаружить во многих работах М.М. Кулыпарипова. В его исследованиях представлена широкая панорама башкирского национального движения 1917-1921 гг. Они написаны на основе использования архивных материалов и с новых позиций освещаются истоки и процесс становления и развития башкирского национального движения в переломные для страны годы, показаны сложнейшие, подчас трагические страницы борьбы башкирского народа за свое государственное самоопределение, за решение национального вопроса в условиях революции и гражданской войны. В книге всесторонне раскрыта выдающаяся роль в этой борьбе 3. Валиди и его единомышленников, возглавивших национальное движение3. Исследования Кулыпарипова М.М. представляют огромный научный интерес, в ней рассматриваются закономерности возникновения движения башкир за самоопределение в ситуации смены модели общественного развития в масштабах Российской Федерации.

В трудах Р.Г. Кузеева впервые была разработана комплексная научная концепция этногенеза башкир4. Исследования БХ. Юлдашбаева представляют фундаментальный      сборник      источников      по      истории      национально-

1  Баишев Ф.М. Общественно-политические и нравственно-этические взгляды Ризы Фахретдинова.

Автореф. дисс. канд. фил. наук. Уфа. 1992. 23 с; Баишев Ф.Н. Общественно-политические и

нравственно-этические взгляды Ризы Фахретдинова. -Уфа. 1996. 176 с.

2  Кульшарипов М.М. Башкирское национальное движение (1917-1921 гг.). Уфа, 2000; Касимов С.Ф.

Автономия Башкортостана: становление национальной государственности башкирского народа.

(1917- 1925гг.) - Уфа: Китап, 1997. С. 61-70; Касимов С.Ф. Башкирское национальное движение и

провозглашение автономии в 1917 г. // Страницы истории Башкортостана XX в. - Уфа, 1998. - С. 104-

119.; Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. М. Наука, 1974, С. 355.; Бикбулатов Н.В.

Башкиры. Этнографический очерк. -Уфа, 1995; Национально- государственное устройство

Башкортостана (1917-1925 гг.) / Автор-составитель Юлдашбаев БХ. Т. 2. Ч..2. Уфа: Китап, 2003.

3  Кульшарипов М.М. 3. Валидов и образование Башкирской АССР. - Уфа, 1992.; Кульшарипов М.М.

Политика царизма в Башкортостане (1775-1800 гг.). - Уфа, 2003.; Кульшарипов М.М. История

башкирского народа. Т. V. Уфа, 2011.

4  Кузеев Р.Г. Историческая этнография башкирского народа. Уфа, 1978.; Кузеев Р. Г. Народы

Поволжья и Приуралья. М. Наука, 1985.

10


государственного устройства Башкортостана в XX в.1 Экономическое развитие

Башкортостана   в   период   гражданской   войны          нашло      отражение   в

исследованиях Р.А. Хазиева2.

В    совместной    работе         Н.    А.    Мажитова,    А.    Н.    Султановой

фундаментального характера впервые в отечественной науке рассматриваются вопросы древнебашкирской государственности, устанавливаются имена башкирских ханов и приводится хронология их правления. Они исследуют историю древнего Башкортостана с широким использованием археологических методов и в них отражаются исторические процессы в крае до середины XVI века3.

В исследованиях Н.М.Кулбахтина нашли отражение особенности горнозаводского строительства на башкирских землях в XVIII веке , наказы народов края в Уложенную комиссию 1767-1768 гг.4 Изучением особенностей распространения мусульманства в крае занимается А.Б.Юнусова5. Вопросы мусульманского либерализма, общественно-политические воззрения депутатов от башкирского края в дореволюционной Государственной Думе России, некоторые особенности менталитета башкир и их общественно-политические воззрения отражены в фундаментальных работах Л. А. Ямаевой6.

В работах Р.Г. Букановой рассматриваются особенности возникновения городов и городского население Южного Урала в XVI-XX вв. Опираясь на различные источники, в частности книгу арабского географа XII в. Идриси «Славяне и скандинавы», выпущенную в Берлине в 1982 г., Р.Г. Буканова убедительно доказала существование в XI—XIII вв. башкирского Табынского ханства, возглавляемого в XIII в. ханом Майкы-бийем7. Стоит отметить, что эту

1  Юлдашбаев Б.Х. Национально-государственное устройство Башкортостана (1917-1925 гг.):

Документы и материалы. Т. I-IV. -Уфа: Китап, 2002-2010 гг..

2  Хазиев Р.А.. Экономическое развитие периода гражданской войны в Башкортостане. -Уфа, 1994;

Р.А. Хазиев. Централизованное управление экономикой на Урале в 1917-1921 годах: Хаос, контроль

и стихия рынка. -М., 2007.

3  Мажитов Н. А., Султанова А.Н. История Башкортостана. Древность. Средневековье. Уфа, Китап,

2010.496 с.

4  Кулбахтин Н.М. Горнозаводское строительство на Башкирских землях в XVIII веке: Дис. докт.

ист. наук. — Уфа, 1997.: Кулбахтин Н.М. Наказы народов Южного Урала в Уложенную комиссию

1767-1768 гг. // Очерки социально-экономической истории Южного Урала в XVI-XVIII вв. Уфа,

1994.

5  Юнусова А. Б. Ислам в Башкортостане / под ред. А. В. Малашенко -Москва: Логос, 2007.С. 3-20.

6  Ямаева Л.А. Либеральное общественно-политическое движение российских мусульман в начале

XX в. (По материалам Уфимской и Оренбургской губерний): Дис... д-ра ист. наук : 07.00.02 : Уфа,

2003 385 с; Ямаева Л.А.. Менталитет башкир: особенности национального характера //

Национальные и языковые процессы в Республике Башкортостан: история и современность:

Информационно-аналитический бюллетень №11/ Институт гуманитарных исследований АН РБ. -

Уфа, 2010. С. 195-200.

7  Буканова Р.Г. Города-крепости юго-востока России в XVIII веке. История становления городов на

территории Башкирии. Уфа, 1997.;   Буканова Р.Г. Города-крепости на территории Башкортостана в

11


же точку зрения о существовании у башкир ранних государственных образований-ханств, в силу различных обстоятельств не сумевших объединиться в одно-единое государство, поддерживают Д.Ж. Валеев, Н.А. Мажитов и А.Н. Султанова, В.К. Самигуллин2.

В работах Б.А. Азнабаева исследованы вопросы интеграции Башкирии в административную структуру Российского государства (сер. XVI - первая треть XVIII в.), раскрыты особенности служилого населения России1. В исследованиях Р.С.Аюпова отражена история Башкортостана и России периода Великой Отечественной войны 1941-1945гг., а также особенности государственного управления в стране2.

В диссертационной работе У.Б.Гайсина затронуты проблемы молодежи Урала в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг)3. Частично вопросы развития общественно-политической мысли некоторых коренных народов страны отражены в работах Д. X. Янтурина. Он в широкой панораме исследовал особенности национально-государственного строительства в автономиях Урало-Поволжья в 20-30-е годы XX в., изучил особенности массовых репрессий в автономных республиках4. Вопросы становления и развития науки в Башкортостане, как в исторически сложившихся в ее пределах, так и в общем русле российской научной мысли, ее особенности во второй половине XIX - первой половине XX вв., а также в советский период, нашли отражение в работах К.К.Каримова5. Некоторые особенности развития общественно-политической    мысли    в    стране        через    призму    вопросов

XVI-XVII вв. Уфа: Китап, 2010. 264 с; Буканова Р. Г. Ранние формы государственности у башкир // Ватандаш, 1997. № 6. С. 196.

2 Валеев Д.Ж. Национальный суверенитет и национальное возрождение. Уфа, 1994. С. 30, 31.; Мажитов Н.А., Султанова А.Н. История Башкортостана с древнейших времен до XVI в. Уфа, 1994; Самигуллин В.К. О познании нравственной культуры этноса // Теория развития и социальное познание. Уфа, 1990. С. 145.

1  Азнабаев Б.А. Уфимское дворянство в конце XVI - первой трети XVIII в. Уфа, 1999.; Азнабаев

Б.А. Степень родовитости уфимских дворян. //Вестник Башкирского университета, 1996 , № 2.;

Азнабаев Б.А. Социальная структура служилого населения Уфы в конце XVII в. //Страницы

минувшего. -Уфа, 1996.

2  Аюпов Р. С. Республика Башкортостан в годы Великой Отечественной войны. - Уфа, 1994.- С. 89-

93.

3  Гайсин УБ. Молодежь Урала в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.): Автореф. дисс.

докт. ист. наук.- Уфа, 2000;

4  Яндурин Д.Х. «Национально-государственное строительство в автономиях Урало-Поволжья в 20 -

30 годы XX в.: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук.

- Уфа, 2004. 50 с.;.Янтурин, Д. Массовые репрессии второй половины 30-х гг. в автономиях Урало-

Поволжья // Ватандаш (общественно-политический журнал). 2004. № 1. С. 53—67.; Яндурин ДХ.

«Национально-государственное строительство в автономиях Урало-Поволжья. Уфа. 2001. С. 160-182.

5  Каримов К.К. Наука в дореволюционном Башкортостане (1917-1997 гг.). Уфа, 1999.- 120 с;

Каримов К.К. Наука в дореволюционном Башкортостане. Уфа, 1999.114 с; Каримов К.К. Очерки

истории культуры Башкортостана (1917-1997 гг.). Уфа, 1999. 120 с.

12


индустриального развития Башкортостана в 1965-1985 гг., нашли отражение в исследованиях М.Б. Ямалова .

Несмотря на то, что работы вышеуказанных представителей исторической науки представляют несомненную научную и источниковедческую ценность, стоит отметить, что проблемы формирования общественно-политической мысли Башкортостана указанными авторами затрагиваются лишь частично.

Вопросы общественной мысли башкир отчасти нашли отражение в трудах

философов. Так, сущность и закономерности становления научной картины

мира, вопросы формирования башкирского национального духа, некоторые

особенности   башкирского    характера           нашли   отражение   в   работах

Б.С.Галимова, З.Я.Рахматуллиной, М.Т. Якупова, А.Н. Семёновой2. Д.Ж.Валеев впервые обратился к проблемам общественной мысли через устные источники, подвергает анализу содержание многих башкирских легенд и преданий, роль руководителей башкирских восстаний, отмечает особенности договорных отношений между Россией и Башкортостаном со времени вхождения Башкирии в состав России до 2000 годов. В 1994 году вышла монография Валеева Д.Ж. «Национальный суверенитет и национальное возрождение», где автор поднимает проблемы национального возрождения башкирского народа через призму национального суверенитета3. Монография ученого-правоведа З.И.Еникеева4 посвящена исследованию особенностей правового статуса Башкортостана в составе России. Однако, несмотря на богатый материал, развитие общественно-политической мысли Башкортостана во всей совокупности проблематики не стало предметом их научного анализа.

Вопросы башкирской истории находят отражение в работах зарубежных   исследователей5.    Так,   Р.Порталь1    считает,   что   отношения,

1  Ямалов М.Б. Индустриальное развитие республики Башкортостан (1965-1985 гг.). Уфа, 1998. С.23.

2  Галимов Б.С. Сущность и закономерности становления научной картины природы //Научная

картина мира как компонент современного мировоззрения. М., 1983; Рахматуллина З.Я. Башкирский

национальный дух. Уфа, 2002. с. 12. Рахматуллина З.Н. Менталитет башкир: сущность,

характеристики. - Уфа, 2007; Рахматуллина З.Я., Якупов М.Т. Социальные аспекты ислама: развитие

просвещения и гражданской активности народов Поволжья и Приуралья. -Уфа, 2004. с. 81.;

Семёнова А.Н.Духовность - основа нации. // Ватандаш.(общественно-политический журнал)

2003 .№2.

3  Валеев Д. Ж. Национальный суверенитет и национальное возрождение. -Уфа, 1993.Валеев Д. Ж.

История башкирской философской и общественно-политической мысли. -Уфа, 2001.

4  Еникеев З.И. Правовой статус Башкортостана в составе России: историко-правовое исследование. -

Уфа, 2002.

5  Карр Э. История Советской России. Кн. 1. Т. 1-2. Большевистская революция. 1917-1923. М., 1990.

С.256-257.; Пайпс Р. Башкортостан республикахы 1917-1920 йылдар (на башк. яз.)// Йэшлек. - 1996.

-23 гинуар.; Он же. Русская революция. В 3 т. М., 1994.; Хоскинг Дж. История Советского Союза.

1917-1991 гг. М., 1994.; Боффа Дж. История Советского Союза. В 2 кн. Т. 1.; От революции до Второй

Мировой войны. Ленин и Сталин. 1917-1941. М., 1994.; Верт Н. История Советского государства. -

М., 2006.; Башкирское национальное движение 1917-1920 гг.: А.-З. Валиди. Зарубежные

исследования. Уфа, 1997.

13


установившиеся после присоединения Башкирии к России, носили характер протектората. Он разделяет выдвинутую в свое время советским историком Н.В.Устюговым концепцию о сюзеренитете, о вассальном характере башкирского подданства. Эта концепция через работы Р.Порталя вновь начинает постепенно возвращаться к нам уже в видоизмененной форме. В его работах она используется для объяснения природы башкирских восстаний. Автор считает, что отношения между российской администрацией и башкирами носили беспрецедентный характер, а статус региона не был четко определен и администрация не спешила с этим вопросом.

В зарубежной историографии широко распространено мнение А. Донне дли о завоевании Башкортостана Россией. По его мнению, это выразилось, в первую очередь, в расхищении вотчинных башкирских земель и строительстве на них застав, острогов, слобод, христианских монастырей, линий2. При сопоставлении характеристики колониальной политики России в работе А.Доннелли и Р.Порталя можно обнаружить, что первый искренне считает, что этот процесс шел исключительно в направлении усиления военного присутствия России в регионе. Р.Порталь же с самого начала говорит о тонкой и продуманной дипломатии царской администрации, которая в силу пограничного расположения региона не могла действовать только силовыми методами. А.Доннелли видит в многовековой политике России в регионе в основном отрицательные моменты, а Р.Порталь же старается показать всю сложность имевших тогда  противоречий.

Исторические условия формирования национальных республик в начале XX века, идейно-теоретические дискуссии и борьба вокруг современного федерализма в стране, идеи повышения государственного статуса республик в составе Российской Федерации в конце XX века, вопросы общественно-политического развития Башкортостана, государственно-правовой статус республик в составе Российской Федерации нашли отражение в работах зарубежных авторов3. Вопросы общественно-политической мысли народов России частично отражены в трудах российских ученых Р.Г.Абдулатипова, Л.Ф., Болтенковой, С.Н.Бабурина, ФХ. Мухаметшина, Л.М. Карапетяна, Ф.З. Дзалшба4 и ряда других.

1  Portal R. L'Olirai au XVIIIe siede: etude d'histoire economique et sociale. Paris, 1950; Порталь P.

Башкирия и Россия в XVIII в.// [Электронный ресурс]. - Режим доступа:: www.kraeved.opck.org. Дата

обращения 28.10.2011.; Порталь Р. Изучение истории СССР во Франции. // История СССР. № 1.

С.239.

2  Доннелли А. Завоевание Башкирии Россией, 1552-1740. / Пер. с англ. Уфа, 1995. 2000.

3  Drissen A. Conception of Nation in International Law. The Hague. 1993; Elasar DJ. Federalism and Way

to Peace. Ontario, 1994; Cunleks A.B. German Public Policy and Federalism: Current Debates of Political,

Legal and Social Issues. -N.Y.: Bergran Books, 2003.

4   Абдулатипов Р.Г., Болтенкова Л.Ф. Опыты федерализма. М.: Республика, 1994. 297 с; Бабурин

С.Н. Территория государства: правовые и геополитические проблемы. М., 1997 г.; Мухаметшин Ф.Х.

14


За последние десятилетия зарубежные и российские ученые опубликовали десятки монографий, сотни научных статей, в которых в той или иной степени находят отражение исторические процессы в крае1. Периодически созываются региональные, всероссийские, международные конференции и симпозиумы с участием ведущих отечественных и зарубежных ученых и специалистов в области государственного строительства, российского и международного федерализма2.

В тоже время, при всей актуальности вышеуказанных работ, стоит отметить, что в них не отражены вопросы идейно-духовного развития народов Башкортостана, вопросы генезиса и развития общественно-политической мысли Башкортостана в историческом измерении остались за пределами их исследований.

Таким образом, по теме исследования на сегодняшний день имеются работы, принадлежащие представителям различных гуманитарных наук: филологической, исторической, философской, юридической и других, в которых отчасти находит отражение общественно-политическая мысль Башкортостана. Главное в предмете научного анализа исторической науки -это фактологическая сторона событий и процессов в Башкортостане, конкретные периоды или личности, в предмете филологической науки - это образы, художественные достоинства с преобладанием фольклорно-лингвистических аспектов. Правоведы обращают внимание на генезис права и институтов государственности Башкортостана в составе России, в основном с момента вхождения башкир в состав Московского государства. Собственно общественно-политические представления и идеи   присутствуют     косвенно.

В    тоже    время,    идейно-политические           воззрения    предводителей

башкирского народа с глубокой древности, многие другие аспекты истории развития общественно-политической мысли Башкортостана остаются за пределами исследования вышеуказанных историков. Имеются ряд нерешенных проблем исторического анализа, что и стимулировало создание данной диссертационной  работы.      Так,   к  настоящему   времени     нет   системных

Российский федерализм: проблемы формирования отношений нового типа // Государство и право. 1994. - №3. - С. 42-53.; Карапетян Л.М. Федеративное устройство Российского государства. М.: Норма, 2001. - 352 с; Дзалшба Ф.З. Федерализм: современная теория и политическая практика. Саратов: Изд-во Юридической академии, 1999. - 157 с.

1 Тишков В.А. Этнология и политика. Научная публицистика. - М., 2001 - С.43; Тадевосян Э.В. О

моделировании теории федерализма и проблемы асимметричной федерации // Государство и право.

1997. - №8.-С. 58-68.

2 Федеративный договор. Документы, Комментарий. М.: Республика, 1992.-79 с; Договорные формы

и принципы федеративных отношений в России: по материалам научно-практической конференции в

институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской

Федерации // Журнал российского права. 1998. - № 2-3.

15


исследований в области общественно-политической мысли на территории Башкортостана, которые бы использовали весь арсенал современной науки для сбора и обобщения результатов других наук. В имеющихся работах не стали предметом изучения и соответственно не раскрываются генезис и этапы развития общественно-политической мысли Башкортостана, преемственность и специфика. Еще не подвергнуты научному анализу идеи государственности в Башкортостане в их динамике и исторической взаимосвязи явлений и событий, практически не рассматривается восхождение всего идейно-духовного наследия от самых простых способов восприятия до теоретических идей и государственных доктрин.

Актуальность обозначенных проблем, их недостаточная исследованность и существенная значимость определили выбор темы настоящего исследования.

Источниковую базу исследования составили архивные документы, имеющие устный и письменный характер, фольклорные и литературные источники. Эпические сказания, сказки, легенды, предания, народные песни, загадки, поговорки и пословицы - это неиссякаемый источник сведений, информации о жизни народа, о его прошлом, его эстетических и этических воззрениях, а также идеалах. Особенно интересны в этом плане исторические предания, в которых можно обнаружить элементы зарождающейся общественно-политической мысли народа. Как своеобразные памятники словесного искусства они являются важным источником и для изучения общественно-политических воззрений их создателей.

Письменные источники общественно-политической мысли Башкортостана также разнообразны. Первые письменные сведения о башкирах восходят к IX-X векам1. Некоторые из них написаны на арабском языке. Это - сведения арабских путешественников, всевозможных миссионеров, распространявших ислам2.

Мотивами легенд и преданий насыщены генеалогические летописи -шежере3 - своеобразные историко-литературные памятники старого времени. Шежере относится к письменным источникам самих башкир. Важное место среди письменных источников занимают жалованные грамоты от Московских царей4. С 1557 года   основная часть   башкирских   племен и родов получила

1    Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу. Перевод, комментарий и редакция академика

И. Ю. Крачковского. М.; Л., 1939; См. также: Псянчин А.В. Башкортостан на старых картах: история

географического изучения и картографирования. — Уфа, 2001. С. 71-72. Мажитов Н.А., Султанова

А.Н. История Башкортостана с древнейших времен до XVI века. — Уфа, 1994. С. 136.

2  Янгузин Р.З. Этнография башкир (история изучения).- Уфа: Китап, 2002. — 192 с.

3  Кузеев Р. Г. Происхождение башкирского народа. - М., Наука, 1974, С. 428.

4  Усманов А.Н. Присоединение Башкирии к Московскому государству. Уфа: Башгосиздат, 1949, с.

43—46; Он же. Добровольное присоединение Башкирии к Русскому государству. -Уфа: Башкирское

книжное издательство, 1982, с. 46—47.

16


жалованные грамоты, ставшие юридической основой вотчинного права башкир на землю. В них находят отражения общественно-политические воззрения башкир.

Общественно-политические события в крае и башкирские восстания XVII— XVIII вв., выдвинувшие имена Алдара Исакаева, Карасакала, Базаргула Юнаева, Туктамыша Ишбулатова, Батырши Алиева, Кинзи Арсланова, Салавата Юлаева и других башкирских предводителей знаменательны появлением воззваний, социально-философских трактатов и документально-исторических произведений1. В них обращает на себя внимание не только стремление коренных жителей, но и всего нерусского, особенно мусульманского, населения бороться за свои права. Появляется понимание необходимости совместной борьбы, намерение основательно подготовиться к ней.

Важным источником по истории общественной мысли Башкирии

выступают многочисленные материалы следствий по делам бунтовавших

башкир. Они ценны тем, что характеризуют известных людей Башкирии и их

образ мыслей в экстремальной ситуации. В этом отношении интерес

представляют допросы Салавата Юлаева, Юлая Азналина, Кусяпкул-батыра и

др2.     Особую     ценность     приобретают           сохранившиеся     документы3,

характеризующие политику властей в крае.

Среди письменных источников важное место отводится наказам башкир различных провинций депутатам Уложенной Комиссии, составленные в 1767 году4. Данные наказы дают комплексное представление о проблемах башкирского общества перед Крестьянской войной 1773-1775 гг. под руководством Е.И.Пугачева. В ходе работы над диссертацией были изучены работы    башкирских просветителей,      наиболее известными среди которых

1  Лит.: Устюгов Н. В., Башкирское восстание 1662 - 1664 гг., в сб.: Исторические записки, т. 24, М.,

1947; его же, Башкирское восстание 1737 -1739 гг., М- Л., 1950; Очерки по истории Башкирской

АССР, т. 1, ч. 1, Уфа, 1956; Материалы научной сессии, посвященные 400-летию присоединения

Башкирии к Русскому государству, Уфа, 1958; Из истории Башкирии, ч. 2, Уфа, 1963; Лебедев В. И.,

Башкирское восстание 1705 -1711 гг., в сб.: Исторические записки, Т. 1, М., 1937;

2   Белявский М. Т. Некоторые итоги изучения идеологии участников Крестьянской войны 1773—

1775 гг. в России//Вестник МГУ. Сер. 8. История, 1978. № 3. С. 20.; Назаров В. Д, Рахматуллин М. А.

Факторы и формы совместной борьбы народов России в Крестьянской войне под предводительством

Е. И. Пугачева (к постановке проблемы) // Народы в Крестьянской войне 1773—1775 гг. Уфа, 1977.

С. 35.; Пугачевщина. Т. 2. С. 417. ГАОО, Ф. 3. Д. 148. Л. 75. Пугачевщина. Т. 3. С. 411.332 Глава X

Крестьянская война 1773—1775 гг.. на территории Башкортостана; Зинуров Р. Н. Башкирские

восстания и индейские войны — феномен в мировой истории. Уфа, Гилем, 2001.

3 РГАДА. Ф. 1274. Д. 179. Л, 183.; Сборник РИО. Т. 6. С. 154. Там же. С. 195—196. Там же. С.

207.РГАДА. Ф. 6. Д. 504. Ч. 6. Л. 303. ГАОО. Ф. 3. Д. 148. Л. 44^5. Там же. Д. 151. Л. 48^9.

4 Кулбахтин Н.М. Наказы народов Южного Урала в Уложенную комиссию 1767-1768 гг. // Очерки

социально-экономической истории Южного Урала в XVI-XVIII вв. Уфа, 1994.

17


были М. Уметбаев, М. Акмулла1 и другие. Как источник для изучения башкирской общественно-политической мысли могут служит труды башкирских деятелей, которые так или иначе влияли на развитие политической активности народа в начале XX века. Среди них особое место занимает религиозно- философские воззрения З.Расулева и М. Рамзи2.

Огромную источниковедческую базу составляют работы отражающие

общественно-политические воззрения башкирских депутатов, которые

участвовали в деятельности Государственной думы с 1906 по 1917 годы3. Для

изучения башкирской общественно-политической мысли большую ценность

представляют монографии по данному периоду, архивные документы,

стенограммы, телеграммы,    воспоминания участников событий            периода

образования Башкирской Республик4. Документы партии большевиков, отражающие партийные установки представителей центра 1919-20-х годов5, политические и правовые акты Советской власти выступают в качестве источниковой базы при рассмотрении вопросов национально-государственного строительства в России и Башкортостане. В них части отражены представления Сталина И.В., Артема (Ф.А. Сергеев), Ф. Самойлова, П.Н. Мостовенко, М.И. Калинина, М.В. Фрунзе6 и других.

Издание многочисленных документов и архивных материалов, особенно в последние годы, а также значительного количества литературы и разнообразных источников, в том числе зарубежных, связанных так или иначе с башкирской

1 Вильданов А.Х., Кунафин Г.С. Башкирские просветители - демократы ХГХ века. М.: Наука, 1981.

2 Шейх Зейнулла Расули (Расулев) ан-Накшбанди. Избранные произведения. Перевод с арабского

Насырова И. Р. Под редакцией с комментариями и примечаниями Насырова И. Р. - Уфа:

Издательство ЦДУМ, 2001. - 152 с; Насыров И. Р. Мурат Рамзи и его взгляды на джадидизм //

Религиозные аспекты глобализации: фактор ислама. Кн. 3: Тезисы докладов V Всероссийского

съезда востоковедов 26-27 сентября 2006 г. - Уфа: 2006. 0,15 п.л.

3 Ямаева.Л.А. Мусульманский либерализм начала XX века как общественно политическое движение.

Издат. Гилем. Уфа 2002.

4  Кулыпарипов М.М. Заки Валидов и образование Башкирской АССР (1917-1919). Востоковедение в

Башкортостане: История. Культуры. Уфа, 1992, Кн. 2; Аминев З.А. Из истории борьбы за создание

Башкирской Автономной Советской республики.//Из истории Башкирской АССР. Уфа, Башкирское

книжное издательство, 1959; Аминев З.А. Октябрьская социалистическая революция и гражданская

война в Башкирии.Уфа, Башкирское книжное издательство,1966; Башкортостан. Краткая

энциклопедия. Уфа, научное издательство «Башкирская энциклопедия». Гл. ред. Шакуров Р.3.1996;

Валеев Д. Ж. Национальный суверенитет и национальное возрождение: из истории борьбы

башкирского народа за самоопределение. Уфа, Башкирское книжное издательство, 1994

5  Юлдашбаев БХ. Образование Башкирской АССР. Исторический очерк. Уфа, 1958.; Типеев Ш. К

истории национального движения и Советской Башкирии (1917-1927). Уфа, Башкнига, 1929.

6  Сталин И.В. Соч. Т. 2,4, 5.; Артем (Ф.А. Сергеев). Статьи, речи, письма. М, 1983;Самойлов Ф.

Малая Башкирия в 1918-1920 гг.: Из истории первого опыта советской национальной политики. - М.,

1933;Мостовенко П.Н. О больших ошибках в «Малой Башкирии»: (К одному из первых наших

опытов в национальном вопросе) // Пролетарская революция. 1928. № 5/76; Калинин М.И. Статьи,

речи. М., 1938: Он же. Вопросы советского строительства. - М., 1958;Фрунзе М.В. Избранные

произведения. Т. 1. - М., 1957.

18


общественно-политической мыслью, повышает актуальность их историографического и источниковедческого анализа с новых позиций, без прежних идеологических установок. И, наконец, наличие обширной литературы по истории башкирской общественно-политической мысли облегчает выявление спорных аспектов темы, которые нуждаются в новом их переосмыслении.

Важную источниковую базу диссертационного исследования составили многочисленные архивные документы и материалы, хранящиеся в Государственном архиве Российской Федерации (Г АРФ), Центральном Государственном историческом архиве Республики Башкортостан (ЦГИА РБ), Центральном государственном архиве общественных объединений Республики Башкортостан (ЦГАОО РБ), различные опубликованные сборники документов, мемуары. Так, издание «Воспоминаний» 3. Валиди позволяет более детально изучить роль и место отдельных руководителей башкирского движения в борьбе за самоопределение башкирского народа, изучить их общественно-политические воззрения и идейные установки.

Материалы периодической печати начала XX века, архивные материалы тех лет, другие источники по рассматриваемым нами периодам истории, в том числе и изданные в последние годы, значительное количество документов, извлеченных из фондов ЦГИА РБ позволили более детально и объективно изучить особенности развития башкирской общественно-политической мысли в годы создания Башкирской республики в 1917 году. При написании диссертационной работы рассмотрены материалы 15 фондов Центрального государственного архиве общественных объединений Республики Башкортостан (ЦГАОО РБ). Среди них имеются недавно рассекреченные фонды (Фонд Башкирского войскового управления, Ф.Р-78 и Башкирского военного совета, Ф. Р-120. Так, в делах фонда Башкирского войскового управления (Ф. Р-78) содержатся интересные сведения об идейно-по лиических установках руководителей сформированных из числа башкир белых частей: приказы, переписки, сводки, письменные отчеты, журналы заседаний Башревкома (за май 1919 г.), тексты переговоров с Центром по телефону (за 1919 г.) и другие данные о пребывании башкирских войск в лагере белых, об их упорной борьбе за свой выбор. Приказы по белым башкирским частям за период с августа по сентябрь 1918 г., документы о формировании башкирских добровольческих полков имеются в фонде Башкирского военного совета (Ф. Р-1201).

В ходе исследования диссертантом изучено более ста дел фонда Башревкома (Ф. 1107), в которых сосредоточены самые разнообразные материалы о башкирском национальном движении за 1919 и 1920 гг. Так, несомненную ценность представляют протоколы многочисленных заседаний Башревкома, изданные ими приказы, отправленные телеграммы, документы об определении границ Башреспублики, распоряжения по отдельным башкирским наркоматам,   доклады  наиболее   активных участников  движения,   заявления

19


руководящих работников Башкирской республики, сведения о деятельности Башревкома по формированию башкирских красных частей, телеграммы и поздравления И. Сталина, Л. Троцкого, Г. Зиновьева, М. Фрунзе.

Важные материалы для изучения особенностей развития башкирской общественно-политической мысли в годы создания Башкирской республики были обнаружены в фондах ЦГАОО РБ. Среди них большой объем документальных источников накоплен в фонде Истпарта (Ф. 1832). Этот фонд выделяется тем, что там хранится сборник документов, состоящий из двух частей (Дд. 394, 395), под общим названием «О контрреволюционной валидовщине» (1917-1920 гг.), составленный сотрудниками истпарта П. А. Кузнецовым и Ф.П. Крючковым и подготовленный ими же к изданию. В связи с тем, что в нем были сосредоточены материалы противоречивого, мо многом тенденциозного характера, этот сборник не был опубликован, более того, их содержание никак не способствуют разоблачению «валидовщины». Многочисленные телеграммы, обращения, письма, резолюции съездов, заседаний, собраний, доклады и записки 3. Валиди и других руководителей башкирского движения не оставляли места для односторонних выводов о башкирском национальном движении. В этом фонде также имеются документы и материалы I Всероссийского мусульманского съезда (май, 1917 г.), башкирских съездов 1917 г., письма, телеграммы, записки руководителей башкирского национального движения, сведения об их взаимоотношениях с Центром, белыми правительствами, в частности с Самарским Комучем, решения уездных съездов и собраний, помогающих более углубленно изучить тему исследования.

При изучении истории развития башкирской общественно-политической мысли в годы создания республики нами было изучено более 20 дел фонда партархива (Ф. 9776). В них содержатся самые разнообразные источники и документы, которые до недавнего времени были закрытым. Научная ценность и практическая значимость материалов этого фонда заключается в том, что они отражают начальный этап становления и развития башкирского национального движения, особенности развития башкирской общественно-политической мысли в годы создания Башкирской республики. Здесь имеются в виду документы Бюро башкирского народа, приказы Башкирского центрального Шуро об отношении к Временному правительству, Советской власти, об объявлении Башкирской автономии, положение об автономии «Малой Башкирии», приказы, телеграммы, обращения Башкирского военного совета, материалы военно-следственного отдела Башкирского правительства, обращения Центрального Шуро к народу.

В больших по объему фондах обкома РКП(б) и Малой Башкирии (Ф. 22) содержатся различные сведения о деятельности партийных организаций Башкиской республики. В этом же фонде собраны личные дела многих коммунистов, в том числе из башкир. Ценными следует считать документы, отражающие деятельность канткомов партии. Среди них имеются протоколы партийных конференций, собраний и пленумов, заседаний партячеек, которые помогают более глубоко изучить общественно-политическую ситуацию в Башкортостане в послеоктябрьский период.  Доклады и тезисы, обращения,

20


заявления партийных органов, представителей Центра, документы о борьбе с так называемым бандитизмом представляют большой интерес для раскрытия проводимой в крае национальной политики большевиков.

Сведения об отношении татаро-башкирских коммунистов к вопросу о самоопределении башкирского народа, созданию совместной для татар и башкир Татаро-Башкирской республики, отдельные материалы извлечены из фонда Уфимского губкома РКП (б) (Ф. 1). Из фонда Башкирского обкома КПСС (Ф. 122) нами были извлечены материалы заседаний бюро обкома партии, затрагивающие те или иные аспекты истории развития башкирской общественно-политической мысли в годы борьбы за Башкирскую республику. Нами изучены журналы заседаний Башревкома с момента его создания и до октября 1919 г. (106 листов). В этом же фонде собрано большое количество телеграмм, тексты телефонных переговоров руководителей Башревкома с федеральными органами власти о решении различных вопросов: формирования башкирских войск, финансовых, продовольственных, кадровых, земельных и других делах. Из фонда ВЦИК этого же архива (Ф. Р-1235) были извлечены документы об участии делегатов Башкирской республики в работе VII Всероссийского съезда Советов (5-9 декабря 1919 г.). При работе над диссертацией нами были извлечены как опубликованные, так и неопубликованные источники из фондов Государственной книжной палаты Республики Башкортостан (архива печати., среди которых были материалы переписи 1920 г., многочисленные протоколы Всероссийского мусульманского съезда 1917-1918 годов. Опубликованные источники значительно восполняют наши представления об истории развития башкирской общественно-политической мысли в годы создания Башкирской республики. Указанные материалы составили значительную часть источниковой базы исследования.

При написании данного исследования был использован большой документальный материал, опубликованный местными и центральными издательствами, а также различные источники, увидевшие свет на страницах периодической печати. Необходимо также отметить, что публикация документальных источников по вопросам, отражающих историю башкирской общественно-политической мысли в годы создания Башкирской республики началась еще в 20-е гг. Так, в 1922 г., в был издан сборник материалов и документов по истории перехода башкирского движения на сторону советской власти1. Подвергаемый критике сборник включал в себя приказы Башкирского правительства о переходе на сторону советской власти, телеграммы, воззвания, протоколы переговоров между представителями правительства РСФСР и Башкирского правительства, а также некоторые документы о репрессивных действиях частей Красной Армии в отношении башкирского населения и солдат, имевших место в марте-апреле 1919 г. Огромный научный интерес представляет изданный в 1926 г. сборник «Башкирское национальное движение (1917-1920 гг.)», в котором увидели свет материалы пленума Башкирского обкома партии совместно с республиканским партактивом от 1 июня 1926 г., принявшего тезисы «Характеристика башкирского движения».

1 18 февраля 1919 г. Материалы по истории перехода Башкирии на сторону Советской власти. Уфа, 1923.34 с.

21


Тезисы обобщали с партийной точки зрения весь пройденный путь борьбы башкирского народа за самоопределение.

Материалы, в которых имеются сведения об истории развития

башкирской общественно-политической мысли в годы создания Башкирской

республики содержится в публикациях Наркомнаца, составляющих целую

серию4. В них опубликованы выступления башкирских делегатов на Уфимском

губернском съезде (1917 г.), заявление 50 делегатов-башкир на I Всероссийском

съезде мусульман (1917 г.), некоторые резолюции I Всебашкирского съезда,

партийные и правительственные решения, декреты, постановления по

национальному вопросу. Таким образом, разнообразные документы и

материалы, часть которых извлечена из фондов Российского

государственного    архива    древних    актов    (РГАДА),              Центрального

Государственного исторического архива Республики Башкортостан (ЦГИА РБ), Центрального государственного архива общественных объединений Республики Башкортостан (ЦГАОО РБ), Государственного архива Оренбургской Области (ГАОО), Центра документации новейшей истории Оренбургской Области (ЦДНИ 00) составили большую источниковую базу нашего исследования.

Относительно опубликованных источников следует также отметить, что в начале 20-х гг. XX в., на первом этапе изучения истории национально-государственного строительства, появились первые официальные издания, которые носили историко-справочный и документальный характер, отражая в первую очередь сталинский вариант решения национального вопроса1. То же самое относится к публикациям, в которых подводился итог первому десятилетию советского законодательства по национальному строительству2. Кроме того, огромную научную ценность представляют выступления партийных деятелей, в первую очередь руководителей страны, а также научные публикации авторов СССР и БАССР, решения и архивные документы общественных организаций.

Важной вехой в разработке вопросов по истории создания Башкирской советской Автономии явилось выход в свет сборника документов «Образование Башкирской Автономной Советской Социалистической Республики»3. Этот труд заметно выделяется среди аналогичных изданий того времени не только фундаментальностью, но и тем, что он являлся

4 Политика советской власти по национальным делам за три года. 1917-1920. Тута, 1920; Шесть лет национальной политики советской власти и Наркомнац. М, 1924; Советская политика за 10 лет по национальному вопросу в СССР (Сб. существующих актов правительства Союза ССР и РСФСР. Октябрь 1917 - ноябрь 1927. М; Л, 1928; Революция и национальный вопрос. Документы и материалы по истории национального вопроса в России и СССР в XX в. М, 1930. Т. 3.

1  Политика советской власти по национальным делам за три года (1917 - 1920 гг.). - М., 1920; Шесть

лет национальной политики советской власти и Наркомнац. - М., 1924.

2  Советская политика за 10 лет по национальному вопросу в РСФСР. - М.-Л., 1928.

3   Образование Башкирской Автономной Советской Социалистической Республики. Сборник

документов и материалов. / Под ред. Б.Х. Юлдашбаева. - Уфа, 1959.

22


тематическим, т.е. включал в себя документы и материалы, связанные с национальным вопросом в Башкортостане. В сборник включено 477 документов, из них архивных 350, из которых 340 были опубликованы впервые.

Активизация публикаций и источниковых материалов произошла в «постперестроечный период» во время гласности и роста демократизации общества. Так, в 1997 г. увидел свет сборник документов по национальному движению, составленный Ф.Х. Гумеровым1. В некоторых исследованиях представлены документы о национальной политики партии и правительства, а также интересные материалы о башкирском движении2. Началась публикация наиболее полного по содержанию многотомного сборника документов под названием «Национально-государственное устройство Башкортостана (1917 - 1925)»3. Во вводной статье Б.Х. Юлдашбаева дано описание событий и идей, связанных с национально-государственным строительством в Башкортостане в 1918-1925 гг. Сборник содержит документы центральных и местных органов власти, различные постановления, решения и воззвания, протоколы, письма, телеграммы, мемуары, раскрывающие многогранный процесс создания и развития Башкирской республики. Большинство из них публикуются впервые.

Важном событием в общественной жизни республики стало издание «Воспоминаний» 3. Валидова после его реабилитации4. В 2005 г. издательство «Китап» выпустила научное издание на башкирском языке «История башкир» 3. Валидова5. О событиях 1917-1920 гг. автор повествует от первого лица, ибо он являлся прямым участником тех событий. В связи с празднованием 115-летия со времени рождения 3. Валидова и 15 годовщиной принятия Декларации о государственном суверенитете Башкортостана был издан сборник документов и материалов, в котором показана роль 3. Валидова как лидера башкирского национального движения6.

Споры вокруг государственности в башкирской Конституции, изменения в правовом статусе Башкирской АССР, политико-государственная мысль в республике в период «перестройки» раскрывались на большом фактическом

1 У истоков борьбы за суверенитет Башкортостана 1917 - 1925 гг. Док. и мат. / Сост. Ф.Х. Гумеров. -

Уфа, 1997.

2 Ишемгулов Н.У  Башкирское национальное движение (1917-1921)  .Автореферат диссертации

канд.ист. Наук.Уфа,1996.

3 Национально-государственное устройство Башкортостана (1917 - 1925). В 4 т.    / Сост. Б.Х.

Юлдашбаев. - Уфа, 2002-2010.

4 Тоган З.В. Воспоминания. Борьба народов Туркестана и других восточных мусульман тюрков за

национальное бытие и сохранение культуры. В 2 кн. - Уфа, 1994-1998.

5 Ахметзеки Велиди Туган. Башкорттар тарихы. (На башк. яз.) - Уфа, 2005. (Ахмет Заки Валиди

Тоган. История башкир).

6   А.А. Валидов - организатор автономии Башкортостана. У истоков федерализма в России (1917-

1920гг.). Сб. док. и мат. 4.1. - Уфа, 2005.

23


материале, нашедшие свое отражение в трудах ученых, документах КПСС и Советского государства, законодательных актах Союза ССР и РСФСР 1985-1991 годы1. При рассмотрении идейных истоков борьбы за повышение правового статуса Республики Башкортостан как субъекта Российской Федерации автором проанализированы проекты Декларации о государственном суверенитете, Конституции Российской Федерации и Республики Башкортостан, проекты Союзного договора, Федеративный Договор и Приложение к нему от Республики Башкортостан, законодательство Российской Федерации, определяющее взаимоотношения Федерального Центра с субъектами Федерации, решения Конституционных Судов Российской Федерации и Республики Башкортостан и Верховных Судов Российской Федерации и Республики Башкортостан, вынесенных по вопросам, имеющим отношение к рассматриваемой теме2.

Представляют научный интерес работы по изучению истоков советского федерализма, конституционного и национального строительства, истории идей развития Российского государства как сообщества различных народов, соединенных единой исторической судьбой3.

В процессе проведения диссертационного исследования было изучено более 50 газет и журналов, вышедших в печать в годы образования Башкирской республики начиная с 1917 года, в советский период и после 1985 года. В качестве источников были использованы общероссийские и республиканские газеты. Среди них - «Советская Башкирия», «Вечерняя Уфа», «Известия Башкирии», «Кызыл тан», «Ленинец». В работе были привлечены печатные органы национальных движений - «Замандаш» (БНЦ «Урал»), «Идель-Урал», «Отечество» (00 «Русь») и др. В данных газетах публиковались учёные, общественные деятели и публицисты республики как М.М.Кулыпарипов, Б.Л. Железнов, Б.Х. Юлдашбаев, Г.А. Толстиков4 и многие другие.

В процессе работы над диссертацией были использованы и обработаны уставы, резолюции, обращения, тексты выступлений общественных и политических деятелей, письма, послания, хранящиеся в Центральном государственном архиве общественных объединений Республики Башкортостан и многие другие документы. Из неопубликованных источников были взяты

1 Самигуллин В.К. Конституционное развитие Башкортостана. Уфа, 1998. С.132.

2 Известия Башкортостана. 1996. 14 июня.; Известия Башкортостана. 1990. 10 августа; Ленинец.

1990. 16 августа, 1 сентября; Советская Башкирия. 1990. 20 сентября.

3  Этнополитическая мозаика Башкортостана. Очерки документы, хроника. Т. 2 Башкирское

национальное движение. Сост. отв. Редактор. М.Н. Губогло. М., 1992.

4 Кулыпарипов М. М. Письмо в связи с публикацией обращения БНЦ «Урал» в ООН // Ленинец.

1992. 15 февр.; Железнов Б.Л. Что могут автономии? // Правда. 1989. 24 авг; Юлдашбаев Б.Х. Только

ли «сидящий впереди?» // Вечерняя Уфа. 1990. 12 марта.; Толстиков Г.А. Надо ли вькодить из

России? // Советская Башкирия. 1990. 21 февр.

24


резолюции, обращения, официальные письма извлечённые из архивов Центрального государственного архива общественных объединений Республики Башкортостан, интернет-сайты организаций и учреждений, ученых, архивов и другие источники.

Теоретико-методологическая основа исследования.

При рассмотрении общественно-политической мысли Башкортостана диссертант исходил из целого ряда теоретико-методологических подходов. Изучение любого явления общественно-политической и культурно-просветительской жизни того или иного народа необходимо учитывать конкретные исторические условия. Историзм предполагает хронологическую последовательность изложения событий и явлений с соблюдением требований объективного подхода к исследованию всего общественно-политического процесса, в том числе и общественно-политической мысли Башкортостана как составной части более глобального мирового идейно-духовного явления. Принцип историзма отражает особенности исторического познания, не допуская модернизации исторических процессов и событий, что позволяет видеть их в реальном развитии и взаимосвязи.

При исследовании широко использован принцип научной объективности. Научная объективность в изучении темы предполагает, в частности, рассмотрение истории развития башкирской общественно-политической мысли не только в контексте общероссийской политической истории, но и ее отдельных составляющих (государственность и право, религиозная и национальная политика правительства, общественно-политические движения и партии). Из общенаучных методов познания особое значение имели анализ и синтез, позволившие на основе изучения множества отдельных идей и доктрин составить общую картину генезиса и развития общественно-политической мысли Башкортостана. В основу исследования взят также историко-хронологический подход, т.е. изучение генезиса и развития общественно-политической мысли в Башкортостане на протяжении всей истории края с древнейших времен до современности.

Хронологические рамки исследования охватывают период с древнейших времен до настоящего времени.

Территориальные рамки исследования охватывают весь ареал формирования башкирского народа как единой социально-политической общности как в пределах современного Башкортостана, так и за ее пределами, включая особенностей развития общественно-политический мысли башкирских эмигрантов в дальних странах.

Объект исследования - история развития общественно-политической мысли Башкортостана.

Предмет исследования - этапы и особенности истории развития общественно-политической мысли Башкортостана.

25


Цель диссертационной работы - системное исследование целостного

процесса           генезиса      и      развития      общественно-политической      и

государствоведческой мысли Башкортостана, имея в виду показать, с одной стороны, ее общность с мировыми и российскими по литико-культурным тенденциями, а с другой, особенности представлений, идей и доктрин, отражавших процессы политической самоидентификации и самоопределения башкирского и других народов Башкортостана, оказавших влияние на государственную политику в России и Башкортостане.

В связи с этим поставлены следующие основные задачи:

-определить теоретико-методологические основы исследования общественно-политической и государствоведческой мысли Башкортостана;

-выделить           этапы      развития           общественно-политической      и

государствоведческой мысли Башкортостана,

-показать особенности генезиса протополитических представлений башкир;

-исследовать общественно-политическую мысль Башкортостана после вхождения в   состав Московского государства.

-раскрыть        идейно-политическое    содержание    различных    доктрин

государственного самоопределения башкир в период создания Башкирской республики;

-выявить специфику развития по литико-государственной мысли Башкортостана в советский период;

-систематизировать наиболее существенные по литико-государственные идеи в Башкортостане на современном этапе.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые в науке

формулировано авторское понятие общественно-политической мысли

Башкортостана, вьщелены пять этапов развития общественно-политической

мысли        Башкортостана на основе существенных изменений    по литико-

властных отношений и социально-политической культуры башкир, проведено системное и последовательное исследование этапов и особенностей развития общественно-политической мысли   Башкортостана.

Автор считает, что общественно-политическая мысль Башкортостана - это развивающиеся представления, идеи, доктрины и теории о социально-политических и по литико-властных процессах на территории Башкортостана с древнейших времен до сегодняшнего дня, отражавшие потребности, интересы и борьбу различных общностей и сил во властно-управленческой сфере, имевшие существенное влияние и общественный резонанс, являющиеся достоянием политической элиты, науки и массового по литико-культурного сознания. Под общественно-политической мыслью башкир следует понимать историю их политологических представлений, взглядов как коренного, автохтонного населения республики, а позднее всех народов, проживающих на

26


территории    современного        Башкортостана,    об    историко-политических

процессах, а на более высоком уровне - научно-теоретическое осмысление политических процессов, причин тех или иных политико-властных явлений и проблем. История общественно-политической мысли башкир - это история их политического сознания и идейно-политического прогресса.

Общественно-политическая мысль Башкортостана прошла в своем развитии следующие пять этапов:

этап генезиса протополитических идей, когда в рамках мифологического устного народного творчества и письменных источников формировались этническое самосознание и самоидентификация башкир как социальной общности, зарождались представления о свободе и государственности;

этап развития общественно-политической мысли башкир после их вхождения в состав московского государства, что породило идеи договорной политико-территориальной автономии;

этап развития общественно-политической мысли башкир в период

создания Башкирской Республики, когда легитимно избранные представители

башкирского     народа     разрабатывали     и         принимали     учредительные

государственно-правовые и политические документы;

этап развития общественно-политической мысли Башкортостана в советский период, когда установилась административно-командная система правления в стране с доминирующей идеологией Сталинизма;

этап постсоветского развития общественно-политической и политико-государственной мысли Башкортостана, когда принималась Декларация о государственном суверенитете республики и другие по литико-правовые документы, направленные на повышение государственно-правового статуса республики.

Теоретическая значимость исследования состоит в существенном приращении знаний об общественно-политической и по литико-государствоведческой мысли башкир и представителей всех народов, проживающих на территории современного Башкортостана. Теоретико-методологические основы, категориальный аппарат, положения и выводы диссертационной работы вносят заметный вклад в дальнейшую разработку проблем в данной предметной области, позволяют внести в научный оборот новые идеи и ранее неопубликованные источники.

Практическая ценность диссертационного исследования состоит в том, что ее результаты, выводы и рекомендации могут быть использованы в процессе по литико-правовой работы на федеральном уровне и в субъектах Российской Федерации, при разработке законодательных актов, направленных на совершенствование федеративных отношений в стране. Некоторые положения диссертации могут представлять научно-практический интерес для

27


государственных    структур    при         выработке    национальной    политики.

Содержание диссертации, материалы и выводы диссертации могут быть использованы при составлении общих и специальных курсов по истории Башкортостана и соседних регионов. Изложенные в публикациях, они могут применяться в научной и преподавательской работе, при изучении истории народов Башкортостана, при чтении соответствующих специальных курсов. В учебно-методическом отношении положения диссертации могут быть применимы при издании новых учебников и учебных пособий по данной дисциплине.

Апробация результатов исследования. Рукопись диссертации была обсуждена на кафедрах истории Республики Башкортостана и этнологии, Отечественной истории исторического факультета и получила положительную оценку. Основные положения диссертации отражены в монографиях и учебных пособиях, некоторые выводы изложены в виде докладов и тезисов на международных и всероссийских, а также на региональных конференциях. Структура диссертации состоит из введения, 5 глав, заключения, списка использованных источников и литературы. Итоги исследования опубликованы в 3 монографиях и 5 учебных пособиях, в других в публикациях общим объемом более 50 печатных листов, в том числе 15 статьях в лицензированных журналах из списка  рекомендованных ВАК.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, характеризуется степень ее изученности в литературе, определены объект и предмет, сформулированы цель и задачи исследования, определены методологические принципы, представлена эмпирическая база работы, обоснована логика построения диссертации и рабочая гипотеза исследования, аккумулированы новизна и положения, выносимые на защиту, отмечена практическая значимость диссертации, показана апробация ее основных идей и результатов.

В первой главе «Генезис протополитических представлений башкир» диссертантом рассматриваются особенности зарождения протополитических идей в Башкортостане. При этом автор исходит из того, что устные легенды, предания, былины и рассказы, сведенные воедино и подвергнутые систематизации, дополненные письменными источниками представляют собой единое повествование, при изучении которого проливается свет на самые глубинные корни общественного сознания народа и обнаруживаются его во многом мифологизированные протополитические представления.

Внимательное изучение башкирской мифологии позволяет произвести реконструкцию  самых древних  пластов  протополитического,  доисламского

28


мировоззрения предков башкир, изучить происхождение тех или иных традиций народа, сюжетов и мотивов устного творчества башкир об истоках функционирования государственной власти и по литико-управленческих процессов, попытаться восстановить смысл и содержание описываемых явлений в крае.

В первом параграфе первой главы «Мифологическое устное народное творчество и письменные источники об этногенезе башкир как социальной общности» диссертант отмечает, что в ходе своего этнического становления башкиры создали богатый фольклор, связанный с ранним периодом их истории. В произведениях устного народного творчества художественно отражены воззрения древних башкир на происхождение и консолидацию народа, социально-политическое единение этноса, на социальные отношения, а во многих из них имеются представления об институтах ханства, об идеальном предводителе народа и управлении обществом.

Исследуя письменные и устные источники, в которых обнаруживаются протополитические воззрения народа, диссертант доказывает, что во многих башкирских шэжэрэ отразились процессы создания союза башкирских племен во второй половине I тысячелетия, которые стали постепенно перерастать в ранние государства. Башкирские шежере прежде всего ценны тем, что по некоторым из них мы узнаем, как мыслили башкиры в прошлом - XV—XVII веках и даже в более ранние периоды их истории. Более того, автор рассматривает шежере как богатый источник общественной мысли, который функционировал непрерывно. Сохранились многочисленные исторические предания о том, что в отдаленном прошлом основу башкирского этноса составил устойчивый союз 7 племен, а в различные времена государственные образования башкир возглавляли Башкорт-хан, Муйтен-бий, Майкы-бий, Мясем-хан, Джалык-хан и другие предводители.

Проанализировав самые различные источники, автор доказывает, что в самосознании древних башкир и в народной памяти сохранились ясные представления о том, что башкиры жили по соседству или в составе довольно крупных государственных образований, таких как Тюркский каганат, Хазарский каганат, Дешт-и-Кыпчак, Булгарское ханство, Золотая Орда и других, что во многом негативно влияло на их политическую консолидацию и заставляло искать, наряду с борьбой против них, другие формы сохранения этнической и территориальной целостности, национальной самобытности. С исторической точки зрения самыми древними считаются предания, рассказывающие о происхождении башкирских родов и племен, о проникновении тюркских племен гуннов на Урал. Устные и письменные источники указывают на то, что на менталитет, на протополитические воззрения башкир оказывало сильное влияние их нахождение в зоне интенсивных этнополитических контактов; одновременно   с   борьбой   за  объединение   башкирских   племен   в   единую

29


общность, башкирам приходилось утверждать свое право на существование в составе тех или иных государственных образований. В составе башкирского народа имелись племена и роды, названия которых напоминают названия племен и народов, известных в истории до первоначальных письменных известий о башкирах. Таковы: кипчаковцы, билярцы (булгары), киргизцы (очевидно, казахи), кара-катайцы и бала-катайцы (под такими названиями были племена, жившие между Средней Азией и Китаем), бурзянцы, табынцы, зилаирцы и др.

Во втором параграфе первой главы «Представления о батырах - вождях в массовом этническом сознании башкир» рассмотрен институт батыров -военно-политических предводителей. Аккумулируя в личности батыра свои представления, народ облекал своего защитника и избранника в прекрасные формы художественного описания: он - самый сильный, красивый, надежный, обеспечивающий устойчивость мира и счастья людей. Так, в эпосе Урал-батыр мифический герой Урал очищает землю от несметного количества зла, представленного в образах драконов, змеев и т. д. Урал батыр наделен громадной физической силой, огромным чувством человеколюбия. Урал освобождает рабов из плена, народ от убиения, возвращает им свободу и выступает объединителем людей, искореняет человеческие жертвоприношения и насилие. Миссия батыра всех типов - служение людям вплоть до самопожертвования своей жизнью во имя счастья своего народа. Батыры не думают ни о личной славе, ни о своей жизни, а все мысли сосредоточены на другом — как помочь людям избавиться от всех тяжестей, выпавших на их долю. Подвиги батыров — не самоцель, а реализация светлой мысли о всеобщем счастье и благоденствии своего народа.

В        третьем    параграфе    первой    главы    «Влияние    религиозного

мировосприятия    на         протополитические    представления    башкир»

диссертант доказывает, что территория формирования башкирского этноса в течение многих веков оказывалась в сфере влияния разных культур, что в свою очередь существенно повлияло на становление и развитие религиозных представлений башкир.

Начало формирования религиозной системы народов Южного Урала и Предуралья связано с древнейшими периодами расселения в регионе как ираноязычных, финно-угорских, так и ранних тюркоязычных предков башкир. Имеющиеся устные и письменные источники указывают на то, что доисламские верования имели огромное влияние на формирование и развитие основных направлений общественно-политической мысли башкир. Для башкир с глубокой древности были характерным стремление расширить границы своих религиозно-мифических представлений, поиск нового во всемогущих космогонических сферах. По мере развития интеграционных родо-племенных связей,   военно-политического  участия  в   судьбе  различных     каганатов   и

30


процессов консолидации как единого народа у башкир возникла необходимость найти то, что объединило бы все племена. Со временем башкиры пришли к религиозному сознанию, уверовали в единых богов, которые были несравненно могущественнее прежних тотемов. С появлением единых богов усиливается политическая консолидация различных протобашкирских племен в единый народ. В доисламский период башкиры уже имели развитые религиозные представления, связанные с почитанием небесного божества Тенгри, что в значительной мере облегчило восприятие ими исламского монотеизма. Благодаря этому Ислам в крае обрел наибольшую способность ассимилировать доисламские традиции и автохтонные этнические культуры. Он стал важнейшей частью этнического самосознания и самоидентификации мусульманских народов региона. Башкирское общество в этот период имело тесные политические связи и контакты с народами и странами Средней Азии, а сами башкиры были открыты к взаимодействию с мусульманским миром. Проникновение ислама в башкирское жизненное пространство сопровождалось распространением книг религиозного содержания самых разнообразных жанров, которые были характерны для арабской литературы: дастаны (повести), поэмы о всевозможных приключениях (больше всего любовных), повести, фантастические рассказы (хикаяты), байты, мунаджаты и др. на арабском и персидском языках. Они пересказывались и переписывались, переходили от поколения к поколению, обрастали новыми деталями, многие их которых в последующем находят отражение в башкирских шэжэрэ. Иногда на основе таких уже известных сюжетов возникали новые произведения художественной прозы и поэзии, к которым, в частности, относится религиозно-дидактический дастан «Юсуф и Зулейха», содержание которого оформилось из древних религиозных легенд различных народов, получивших распространение на Ближнем Востоке, в том числе и у башкир.

Утверждение ислама в Башкирии принесло с собой новые исторические реалии, иной уровень осмысления окружающего мира, усвоение норм и ценностей иного («нового») образа жизни и изменило не только область веры, но и всю духовную и материальную культуру башкир.

В четвертом параграфе первой главы «Зарождение идей свободы, самоидентификации и государственности башкирского народа в золотоордынский период» констатируется тот факт, что память народа сохранила сведения о том, что башкиры не примирились с потерей независимости и неоднократно поднимались на войну против новых хозяев. Так, например, сохранилась легенда о батыре Сурамане и двух его сыновьях Акмане и Токмане, поднявших восстание против монголов вскоре после завоевания. Эпическое сказание "Акман-токман" представляет огромный научный интерес. С Акманом и Токманом связана история времен золотоордынских ханов. Эту историю о борьбе башкир за свою свободу из уст

31


в уста передавало не одно поколение башкир. Особо примечателен рассказ о том, что когда Сураман погиб, борьбу за освобождение против ханских войск продолжает сначала его жена, а потом и его дети. Все они умирают, но не сдаются. В сказании отражены идеи борьбы за свободу, за свою землю.

Идеи свободы и борьбы башкир против монголов наиболее полно отражена в легенде "Последний из Сартаева рода", где рассказывается о трагической судьбе башкирского хана Джалыка, который в войне против монголов потерял двух своих сыновей, но до конца остался непокоренным.

Изучение идей государственности в исследуемый период говорит о том, что башкиры четко осознавали свое политическое единство при сохранение родоплеменного самосознания, что не противоречило одно другому. Отраженный во многих башкирских произведениях союз башкирских племен и был, в политическом отношении, «Страной башкир». Как один из народов с кочевой исторической памятью, башкиры всегда выживали в условиях меняющихся больших империй, приспосабливались к сложносоставной государственно-политической системе. Большие и маленькие каганаты, империи, орды, ханства менялись, а единый башкирский этнос развивался и консолидировался. Несмотря на большие потери в ходе освободительных войн против этих империй, башкирский этнос пополнялся за счет других племен и народов, которые вливались в их состав, они же обогащали политическую и правовую культуру башкиркою народа, привнеся в свою очередь новые политические мотивы и элементы в самосознание башкир.

Пятый параграф первой главы «Социальная организация рода как протополитический феномен самосознания башкир» свидетельствует, что в домонгольский период башкиры находились на стадии родового развития с хорошо выраженными признаками военно-политической организации, близкой к кимакским и огузским племенным конфедерациям.

Башкирские шэжэрэ являются огромным источником для исторического анализа социальной организации башкирского общества. В них имеются материалы о сословности, об институтах ханства и другие ценные сведения. Башкирские устные предания и исторические источники говорят о том, что социальная верхушка родов в лице ханов, биев, батыров, баев, служителей культа обладала большим количеством скота, а потому занимала доминирующее положение в обществе. Более того, имущественная дифференциация внутри родов и племён, основу которой составлял скот, являлась естественным состоянием и воспринималась сородичами как норма. Родоплеменные вожди не могли не быть богатыми, т. к. это являлось залогом уважения и признания их авторитета среди соплеменников и соседних родов и племён, повышала их политический статус.

Определяющим фактором в традиционном башкирском обществе служило не имущественное положение, а социальный статус. Институт рабства у башкир

32


не был сильно развит. Классовой дифференциации не было, отсутствовала классовая борьба, что являлось причиной стабильности социального устройства башкирского общества.

Резюмируя выводы первой главы диссертант считает, что исследование

генезиса протополитических исследований башкир позволяет отметить, что с

глубокой древности до середины XVI в. формировании башкирской

народности происходило на основе возникновения союзов башкирских племен.

На этом этапе были созданы первые и самые древние произведения

башкирского эпоса, характерные тем, что политическая мысль не выделялась в

самостоятельную область знания, выражалась в мифологической форме,

господствовало понимание божественного происхождения власти. Идеи

становления и развития единого этноса и зарождения протополитических

представлений        присутствуют уже в ранних    произведениях народного

творчества. В преданиях и легендах присутствуют не только сведения о происхождение племен, родов и их названий, но также имеются сведения об их мировоззренческих установках, об историко-культурных связях башкир с другими народами, можно обнаружить также и сведения о сословном характере общества.

Глава вторая «Общественно-политическая и политико-государственная мысль башкир после вхождения в состав Московского государства» посвящена прежде всего исследованию идеи договорных взаимоотношений башкир с Россией, которые уходят своими корнями в XVI век, что свидетельствует о развитых государственно-правовых представлениях башкир и опыте межгосударственных отношений на основе договора. В период после распада Золотой Орды башкиры оказались в составе различных государственных образований: Ногайской Орды, Казанского, Сибирского ханства. Во многих башкирских шэжэрэ указывается, что в сложной обстановке середины XVI в., когда не было реальных условий для создания самостоятельного государства, башкиры нашли верное для того времени решение — принять русское подданство на основе соглашения с правительством царя Ивана Грозного и тем самым получили возможность для нормального существования.

В первом параграфе второй главы «Идея договорной политико-

территориальной автономии башкир в составе Русского государства»

рассматриваются       договорные      взаимоотношения      башкир   с   русским

государством и восприятие условий присоединения в общественном сознании. В основе добровольного вхождения башкир в состав Московского государства лежали идеи договорной политической автономии. Башкиры ясно представляли, что в случае нарушения своих политических прав, они имели возможность обращения с челобитной непосредственно к царю как к гаранту соглашений.

33


В соответствии с добровольным характером присоединения и многовековыми традициями, башкиры воспринимали свое подданство России как свободный вассалитет. Такой точки придерживались и большинство российских политиков, особенно до прихода к власти династии Романовых, а также многие   ученые.

Во втором параграфе второй главы «Развитие идей национально -освободительной борьбы в эпоху башкирских восстаний» диссертант отмечает, что идеи национально-освободительной борьбы в эпоху башкирских восстаний стали существенным вкладом в развитие общественно-политической мысли башкир. Как известно, по мере укрепления своих позиций царские власти повели в Башкортостане двойственную политику: официально придерживаясь условий присоединения, встали на путь их нарушения. С середины XVII в. они приступили к захвату башкирских земель. На них строились крепости, с конца XVIII века - заводы. Отстаивая свои земли и свободу, они подавали челобитные на имя центральной власти, только потом, многократно - в 1662-64, 1681-84, 1704-11, 1736-1740, 1755-1756, 1773-1775 годах поднимали восстания против колониального угнетения. Борьба велась на огромной территории под лозунгами отстаивания условий принятия подданства, на которых башкиры вошли в состав России. Многочисленные устные и письменные источники повествуют о борьбе башкир против колониальной политики царизма, против расхищения их земель заводчиками и помещиками. Цели восстания, идеи свободы и независимости занимают важное место в преданиях башкир.

Третий параграф второй главы «Идейно-политическое содержание наказов башкир Уфимской провинции в Уложенную Комиссию 1767-1768 г.г.» посвящен изучению развития общественно-политической мысли башкир, которое нашло отражение в наказах башкир. Защищая вотчинные права на свою землю, башкиры в наказах требовали прекратить расхищение земель дворянами, чиновниками и пришлыми нерусскими народами Среднего Поволжья. Отмечалось, что переселенцы под разным предлогом захватывают башкирские земли, ссылаясь на разрешение Оренбургского губернатора на их заселение на пустующих башкирских землях. Башкиры в своих наказах писали, что эти земли никогда пустующими не были.

Анализ наказов народов края показывает, что наиболее остро и многогранно ставились политико-правовые требования в наказах башкир Уфимской и Исетской провинций. Все требования башкир были направлены на сохранение прав внутреннего самоуправления, традиционных обычаев, борьба против ущемления их основных политических прав и свобод.

Для пришлого русского и нерусского населения Башкортостана характерны политико-правовые требования, отвечающие интересам каждой этнической и сословной   группы.   Так,   казаки   требовали   сохранения   прав   внутреннего

34


самоуправления и казацкого круга, пришлые крестьяне выступали против практики приписки их к горным заводам, мишари и служилые татары добивались уравнения их с казаками в линейной службе, ясачные нерусские народы и тептяро-бобыли просили разрешения поселить их на башкирских землях без уплаты ясака.

В четвертом параграфе второй главы «Башкирские просветители и их роль в развитии национального самосознания тюркских народов России» диссертант отмечает, что вторая половина XIX - начало XX века ознаменованы в России развитием капитализма, формированием новых общественно-политических отношений, диктующих свои требования к экономической, политической и культурной жизни страны.

Бурное развитие модернизационных процессов отражается на тюрко-мусульманском населении страны, наступает век башкирского просветительства и зарождения общественного движения джадидизма, направленного на усвоение и использование плодов российской и европейской культуры для решения своих национальных и конфессиональных проблем. Новые идеи европейского и российского просвещения поддерживаются и на башкирской земле, главным образом, представителями прогрессивной части мусульманского духовенства, передовыми лидерами татарской и башкирской буржуазии. Так, М.Уметбаев пробуждение угнетенного народа и дальнейшее его прогрессивное развитие связывал с идеей политической автономии.

Характеризуя творчество башкирских просветителей и анализируя их

общественно-политические воззрения, можно сказать следующее. В это

время башкиры остаются в меньшинстве на своей земле и передовая часть

интеллигенции ищет пути развития своего народа, что находит отражение в

общественной мысли данного периода. Развитое просвещенческое движение,

отстаивающее интересы народа всевозможными мирными средствами

возникает как ответная реакция на колонизацию и ограничение свобод. Если

предшествующая эпоха кровавых башкирских восстаний против национально-

колониального      гнета      характеризовалась          подъемом      национально-

освободительного движения, то в этот период в общественную мысль Башкирии проникают европейские стереотипы мышления, европейские критерии оценки социальных явлений и реальной действительности. В указанный период среди башкирской интеллигенции появляются прогрессивно настроенные люди, которые стремились к усвоению передовой русской и мировой культуры, создавали почву для дальнейшей борьбы народа по отстаиванию своих интересов и законных прав. Большую роль в формировании и развитии общественно-политической мысли башкирских просветителей сыграла общественно-политическая и философская мысль и культура народов Востока. В то же время для башкирской общественно-политической   мысли того периода   характерны особенности, определяемые

35


конкретными историческими условиями, обусловленные в первую очередь земельными проблемами башкирского народа, проблемами в образовании и широком просвещении народа, стремлением поиска и адекватной организации общественных институтов.

Пятый параграф второй главы «Идеи национальной государственности башкир в контексте развития мусульманского либерализма» посвящен исследованию идей национальной государственности башкир в контексте развития мусульманского либерализма в начале XX века.

Ислам исповедовали в Волго-Уральском регионе в основном тюркские народы, что накладывало определенные особенности на восприятие ими политических процессов в стране. Религия для мусульман была не только верой, она определяла весь образ жизни, общественно-политические воззрения и менталитет народа. А отсутствие в исламской традиции идеи политической нации как группового самосознания, этнокультурное родство татарского, башкирского, казахского и других тюркских народов России предопределили слияние национальных движений в единый общемусульманский поток.

Царская политика стремилась к политической и экономической интеграции окраин и в целях эффективного управления страной тяготела к скорейшему установлению ее политической, социальной, правовой, административной однородности. Однако по мере распространения идей свободы в центре империи, религиозное и национальное самосознание российских мусульман также возрастало, что в последующем привело к ускоренной политизации их общественной жизни, развитию идей мусульманского либерализма.

Идейно-политические установки и государственно-правовые доктрины башкирской интеллигенции, в том числе и башкирских депутатов Государственной Думы России либерально-мусульманского толка были нацелены на актуальные интересы мусульманского населения начала XX века, наиболее болезненными из которых был национальный и земельный вопрос, а также проблемы национальной государственности.

В третьей главе «Идейно-политическое содержание доктрин государственного самоопределения башкир на этапе создания Башкирской республики» диссертант отмечает, что данный этап развития общественно-политической и политико-государственной мысли башкир характеризуется существенным вкладом в теорию и практику самоопределения нации и федерализма. Все это стало следствием идейно-теоретической борьбы вокруг создания  Башкирской республики   в 1917 году.

В первом параграфе третьей главы «Идейно-теоретическая борьба на Всебашкирских съездах в 1917 году вокруг создания Башкирской республики» диссертант констатирует, что Февральская революция 1917 г. дала

36


громадный толчок для пробуждения самосознания у мусульман России, в том числе башкир.

Национальный вопрос и пути его решения обсуждались в этот период Всебашкирскими курултаями (съездами) без какой-либо узкоклассовой и идеологической предвзятости, а как проблема, касающаяся национальных интересов всего башкирского народа. Руководители башкирского национального движения действовали с позиции активно выраженного национального самосознания и проявляли интерес к национальным нуждам и чаяниям народа, защищали его право на самоопределение, на самостоятельное этническое существование. Борьба за автономию и за решение национального вопроса объединила представителей различных слоев башкирского населения, прежде всего интеллигенцию. Башкирский народ в указанный период проявил бурную политическую активность и приступил к разработке собственных государственно-правовых доктрин.

Второй параграф третьей главы «Развитие доктрины государственного самоопределения башкир в условиях провозглашения Башкирской республики» посвящен идеям башкирской государственности в условиях фактического развала Российской государственности, разгона Учредительного собрания и провозглашения Башкирской республики.

В это время в стране резко изменилась общественно-политическая ситуация: Временное правительство было низложено, и к власти в Петрограде пришли большевики. Отношение Башкирского Шуро к Октябрьской революции, свергнутому Временному правительству, вопросам автономии, земли и т.п. нашло свое отражение в известном Фармане (Приказе) № 1 всему башкирскому народу, башкирским районным и уездным Шуро от 11 ноября 1917 г.

В Фармане содержится установка на формирование национальных воинских частей для защиты будущей Башкирской автономии. Из текста Фармана ясно, что лидеры башкирского национального движения стремились к нейтралитету, но при этом вполне определенно заявляли, что «мы... большевиков не признаем, ибо мы желаем охранять свою жизнь и собственность, избегая всяких беспорядков, бесчинств и бедствий». В Фармане речь идет о необходимости установления тесного союза с теми из национальностей, «которые ставят своей целью осуществление территориальной автономии».

В ноябре 1917 года был принят и обнародован Фарман № 2, согласно которому войска, банки, железные дороги, почта, телеграф и сбор налогов передавались в ведение государственных учреждений Башкортостана. Вскоре подписание Соглашения об образовании Башкирской автономной Советской Социалистической Республики и создание органов управления республики стало важным шагом в по литико-правовом оформление Башкирской республики.

37


Подводя итог третьей главе, следует отметить, что становление башкирского национального движения, развитие идей государственности башкир, последовательная борьба за автономию Башкортостана проходили в сложнейших условиях революции и гражданской войны, разрухи и голода, охвативших страну в начале 20-х гг. Башкирское национальное движение, протекавшее первоначально в рамках общемусульманского, организационно оформилось после Февральской революции. Оно не просто отпочковалось от общемусульманского движения, а опиралось в своем становлении и развитии на богатые исторические традиции народа, связанные с его антиколониальной борьбой в предыдущие эпохи, т.е. важную роль сыграла в этом процессе преемственность идей и исторического опыта. Об этом свидетельствует программные документы башкирского национального движения. В результате упорной политики и сложных переговоров Башкирское правительство добилось признания своей республики со стороны большевиков.

Глава четвертая «Советская политико-государственная мысль в Башкортостане» посвящена изучению особенностей развития общественно-политической и политико-государственной мысли в республике после издания большевиками одностороннего Декрета от 19 мая 1920 года «О государственном устройстве Автономной Советской Башкирской Республики».

В первом параграфе четвертой главы «Идеи политико-государственной автономии в Декрете «О государственном устройстве Автономной Советской Башкирской Республики» отмечается, что несмотря на достигнутое Соглашение от 20 марта 1919 года и протесты башкирских руководителей, 19 мая 1920 года в одностороннем порядке за подписью Ленина и Калинина выходит в свет декрет «О государственном устройстве Автономной Советской Башкирской Республики», согласно которому важнейшие комиссариаты республики - продовольствия, финансов, труда, путей сообщения - подчиняются соответствующим комиссариатам РСФСР. Этот декрет ставил своей целью усилить позиции федеральных органов власти в республике, а по существу ограничить права республики до областной автономии. Решением I съезда Советов Б АССР в июле 1920 года был образован постоянный высший орган государственной власти республики — Центральный Исполнительный Комитет (ЦИК) БАССР. После этого постановления автономная республика получала стандартный, достаточно ограниченный набор прав. Данным документом центр не только уничтожил экономическую самостоятельность республики, но и в одностороннем порядке разорвал договорные отношения между РСФСР и БАССР, скрепленные «Соглашением Российского Рабоче-Крестьянского Правительства с Башкирским Правительством о Советской Автономной Башкирии» от 20 марта 1919 года.

Во втором параграфе четвертой главы «Противоречивые формы идейно-политического   сознания   в   Башкортостане      в   20-80   годы   XX   века»

38


диссертант показывает, что ожесточенные политические баталии об идейно-политических требованиях основателей башкирской республики, о политическом статусе башкирской автономии неоднократно возникали и после образования Большой Башкирии. В тоже время усилилась компания по дескредитации башкирских лидеров. Так, V Башкирская конференция РКП(б), состоявшаяся в январе 1922 г., приняла обращение "О национальной борьбе в БАССР и Валидове". В нем говорилось, что Валидов окончательно скатился в лагерь империалистической буржуазии, стал ее слугой и врагом трудящихся и Советской власти. Всякая связь с Валидовым и содействие ему считались изменой Советской власти. В дальнейшем многие башкирские общественно-политические деятели, даже не связанные с 3. Валидовым, подверглись репрессиям по обвинению в наличии связей с "валидовцами".

В данный период в Башкортостане, как и в других регионах страны, развернулась борьба против так называемых "левых" - троцкистов и "правых" -бухаринцев и т.д. В 30-е гг. XX века в ходе обсуждения проекта новой Конституции СССР, представители башкирской и татарской общественности предложили преобразовать две автономные республики - Башкортостан и Татарстан - в союзные. Сталин отверг это предложение. Дальнейшее развитие общественно-политической мысли Башкортостана происходило, в основном, по троектории указанной руководителями партии и правительства.

В третьем параграфе четвертой главы «Общественно-политическая мысль башкирских эмигрантов» диссертант отмечает, что общественно-политическая мысль башкир не имела национально-территориальных границ. До 1917 г. часто основными причинами миграции являлись притеснения царских властей за политические деяния, ярким примером которому может послужить судьба вьщающегося башкира Мурата Рамзи. Рамзи - суфийский шейх и башкирский историк, оказал исключительное влияние на формирование общественно-политического мировоззрения 3. Валиди. Многие башкиры, которые не приняли власть большевиков, после гражданской войны вместе с отступившей белой армией оказались за границей - в Восточном Китае, Корее и Японии. Формирование тюркской диаспоры в Японии связано с именем известного башкирского деятеля Габдулхая Курбангалиева. Он был идейным оппонентом А.Валидова, воевал на стороне Колчака и вместе с остатками его войск покинул Россию. Габдулхай Курбангалиев - безусловный башкир-националист, организатор башкирского войскового самоуправления в армии Колчака. Галимжан Таган - ученый-эмигрант, выдающийся этнограф, активный и последовательный участник башкирского национального движения до сих пор мало известен своему народу. Поскольку половину своей жизни он провел в вынужденной эмиграции, оказались недоступными и его научные труды, написанные на венгерском или немецком языках. Его хорошо знают ученые других стран, а бесценные труды ученого по этнографии тюркских, в том числе

39


и башкирского, народов бережно хранятся в архиве этнографического музея Венгрии, библиотеках Будапешта и Вены, Гамбурга и Стамбула, Хельсинки и Парижа.

В четвертом параграфе четвертой главы «Развитие башкирской общественно-политической мысли в период горбачевской перестройки» диссертант отмечает, что в середине 80-х гг. начинается процесс формирования независимых общественных организаций республики. Возникают экологические, национальные и религиозные организации со своими лозунгами, идеями и ценностями. Так, национальные движения, возникнув как неформальные, очень скоро набираются опыта, их деятельность всё более приобретает политизированный характер. Выражением этого процесса становится организация и деятельность национальных центров. К концу 80-х начинает формироваться широкое общественное движение за статус союзной, а затем и суверенной республики. В тоже время возникает лагерь противников суверенитета и будущей оппозиции к республиканской власти.

В главе пятой «Развитие общественно-политических и политико-государственных идей в Башкортостане на современной этапе» диссертант подчеркивает, что в начале 1990-х годов фокусом развития общественно-политической и политико-государственной мысли в Башкортостане стали идеи повышения политико-государственного статуса региона.

В первом параграфе пятой главы «Развитие идей по повышению политико-государственного статуса Башкортостана в начале 1990-х годов» автор доказывает, что в этот период активизируются дискуссии о государственно-правовом статусе Башкортостана, которые по мере своего развития трансформируются в борьбу за придание союзного статуса республике, завершившуюся принятием 11 октября 1990 г. Декларации о государственном суверенитете БССР. Распространение идей о необходимости повышения государственного статуса регионов в начале 1990-х годов положило начало складыванию Российской Федерации на принципиально новой основе.

Во втором параграфе пятой главы «Идейно-теоретическая и политическая борьба в ходе обсуждения и принятия Конституции Республики Башкортостана 1993 года» диссертант доказывает, что подготовка и принятие Конституции Башкортостана проходило в острой общественно-политической борьбе внутри самой республики и на фоне соперничества за власть на федеральном уровне и октябрьского кризиса 1993 года, роспуска Верховного Совета Российской Федерации, обстрела и штурма "Белого дома" в Москве.

В 1993 году, в период наиболее активной фазы борьбы вокруг Конституции России и Башкортостана разброс мнений о формуле федерализма в России, о месте и роли национальных республик в ее составе был значителен - от идей восстановления унитарного государства, создания нового централизованного

40


федерализма до строительства децентрализованного федерализма с элементами конфедеративных отношений.

Третий параграф пятой главы «Идея политико-государственной

самостоятельности Башкортостана в условиях обновления модели

Российского федерализма» посвящен изучению идейно-политической

борьбы вокруг подписания договора между федеральным центром и

республикой. Так, 3 августа 1994 г. в Москве был подписан Договор о

разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий

между Российской Федерацией и Республикой Башкортостан. Этим договором

подчёркивался добровольный и договорной характер взаимоотношений России

и Башкирии. При этом республика получила большую свободу в области

внутренней политики. Этот исторический отрезок был частью нового этапа в

создании федеративного государства на территории России. Однако сама по

себе проблема федерализма в масштабах всей Федерации не перестала быть

дискуссионной.        Будущее   Российского   государства,   статус   суверенных

государств в составе России оставался спорным. Сторонники суверенитета

республик     исходили     из     того,     что               в     многонациональной     и

многоконфессиональной России наиболее эффективно может функционировать асимметричная федеративная модель государственного устройства, ссылаясь на то, что согласно Конституции 1993 года в России имеются 6 типов субъектов: республики, края, области, автономные области, автономные округа и города федерального подчинения. В исследуемый период народы всех регионов России, в том числе и Башкортостана, получили новый импульс этнической консолидации, сопровождавшийся ростом этнонационального самосознания, обострённым отношением к статусу «нации» («республикообразующей», «титульной», «коренной») и к этнической атрибутике (языку, культуре, этнической территории).

В четвертом параграфе пятой главы «Идея федеральной политико-

властной вертикали и современные представления о государственности

Республики Башкортостан» автор отмечает, что с уходом с политической

сцены Б.Н.Ельцина в конце 1999 года в России происходили политические

события, которые позднее затронули и Башкортостан. Новое руководство

страны предпринимает ряд мер по укреплению вертикали власти в стране, и в

республиках Основные законы приводятся в соответствии с Конституцией

России. В тоже время, Конституция Башкортостана, после её изменения в 2002

году, провозглашала Республику Башкортостан демократическим правовым

государством в составе Российской Федерации. Государственными языками

Республики Башкортостан остались башкирский и русский. Отныне

государственная власть в Республике Башкортостан осуществляется в

соответствии с Конституцией Российской Федерации и настоящей

Конституцией    Республики    Башкортостан.           Новый    рубеж    развития

41


государственности Башкортостана как субъекта Федерации соответственно находит свое отражение в общественно-политической и политико-государственной мысли Башкортостана.

В заключении диссертации подведены общие итоги работы и сформулированы основные выводы. Автор отмечает, что общественно-политическая мысль Башкортостана имеет в своей основе глубокие исторические корни, прошла несколько этапов развития, отличается своими особенностями в силу специфики генезиса, исторического развития и отражает воззрения, духовно-культурные ценности, протополитические, государствоведческие идеи башкир как коренного, автохтонного народа с тысячелетней историей, а также включает в себя мировоззренческие, идейно-политические ценности всех проживающих на ее территории народов. Башкиры и другие народы республики остаются активными субъектами всех историко-политических процессов в стране, вносят свой весомый вклад в обогащение российской и мировой общественно-политической мысли. Подводя итог проделанной работе диссертант определяет перспективные направления для дальнейших исследований.

Основные положения диссертации отражены следующих в публикациях:

Статьи в научных изданиях, рекомендованных ВАК для публикации результатов диссертационных исследований

  1. Идейно-теоретическая и политическая борьба в ходе обсуждения и принятия Конституции Республики Башкортостан 1993 г. Вестник Башкирского университета. 2010. Т.1. С. 177-183
  2. Идеи политико-государственной самостоятельности Башкортостана в условиях обновления модели Российского федерализма в начале 1990-х годов. Ю. Н. Дорожкин. А. М. Бускунов. Социально-гуманитарные знания. 2010. №9. С. 5-11.
  1. Политологические дискуссии постсоветского периода о государственно-правовом статусе Башкортостана. Социально-гуманитарные знания. 2010. №9. С. 174-180.
  2. Многообразие политико-правовых взглядов на формы государственного самоопределения башкир после февральской революции 1917 года. Социально-гуманитарные знания. 2010. №10. С. 145-151.
  3. Протополитические представления в башкирском народном творчестве. Вестник ВЭГУ. 2010. №4(48) С. 73-78.

42


  1. Социально-политические ценности в трудах башкирских просветителей второй половины XIX и начала XX века. Вестник Башкирского университета. №3.2010.
  2. Идеи российского мусульманского либерализма                 в контексте государственного самоопределения башкир в начале XX века. Вестник Башкирского университета. № 4. 2010.

8.   Идейно-политические истоки единения башкирского народа. Вестник

Башкирского университета. 2010. № 2 (Т.16) С. 535.

  1. Идеи государственности в самосознании башкирского народа. Социально-гуманитарные знания. 2011. №9. С. 27-34. Г.Р.Кубагушева A.M. Бускунов
  2. Общественно-политические воззрения М. Бикчурина и Р.Фахретдинова как отражение самосознания башкирского народа во второй половине XIX века.   Вестник  Башкирского университета. 2011.
  3. Политико-властные отношения в самосознании башкирского народа. Вестник  Башкирского университета. 2010. № 3 (Т. 16) С. 535.

12.    Социальная сословность как общественно-политический феномен

самосознания башкирского народа. ВЭГУ. 2012. №1.

13.   Идеи политической свободы в выступлениях башкирских депутатов

Государственной Думы России в начале XX века. Вестник Башкирского

университета. 2011. №4

  1. Культы животных и птиц в башкирской мифологии и истории общественной мысли. (Соавторы: А.М.Бускунов М.М.Кульшарипов). Вестник Башкирского университета. 2012. № 1 (Принят к изданию под № 3342)
  2. Актуальность изучения истории общественно-политической мысли Башкортостана. А. М. Бускунов. Вестник Башкирского университета. 2012. № 1 (Принят к изданию под № 3343)

Публикации e других научных изданиях:

1.«На службе народу» (Соавторы А.М.Бускунов, М.М.Кульшарипов, ИС.Мурзабаев). Типография администрации Президента РБ Уфа. 1999.   138 с.

  1. По литико-правовой статус Республики Башкортостан в составе Российской Федерации. Монография. Уфа. 2003. 139 с.
  2. Идеи государственности в истории башкирской общественно-политической мысли. Монография. Уфа. 2009. 140 с.
  1. История Абзе лило веко го района. Монография (на башкирском языке). Уфа. БЛЦ. 2006. 196 с.
  2. Социально-политическое развитие Республики Башкортостан. 2008. Учебно-методическое пособие. Уфа. 138 с.

43


  1. Федерализм: теория и практика. Учебно-методическое пособие. Уфа 2008. 142 с.
  2. История башкирской общественно-политической мысли с древнейших времен до начала XX века. Учебно-методическое пособие. Уфа. РИЦ БашГУ. 2009.
  3. Идейно-духовное наследие башкир. Учебно-методическое пособие. Уфа. РИЦ БашГУ. 2011.

9.Политико-правовые аспекты государственного самоопределения башкирского народа. Учебно-методическое пособие. Уфа. РИЦ БашГУ. 2011.

  1. Мусульманский либерализм как идейно-политическое движение в России начала XX века и национально-государственное самоопределение башкир // История и культура народов Евразии: прошлое, настоящее, будущее. Матермалы Международной научно-практической конференции, посвященной 120-летию со дня рождения видного ученого-тюрколога и общественного деятеля Ахмет-Заки Валиди Тогана. (21. мая 2010 г., г. Стамбул). Уфа. Гилем. 2010. С.110.
  2. Идейно-политические воззрения выдающихся башкирских деятелей второй половины XIX - начала ХХвека. // Сборник Материалов 4-го Международного симпозиума «Исламская цивилизация в Волго-Уральском регионе». Уфа. 3. Валиди, 2, Конгресс-Холл. 21-22 октября 2010 г. С.180
  3. Политико-правовые взгляды лидеров Башкирского национального движения на формы государственного самоопределения башкир после революции 1917 года.//Сборник Материалов 4-го международного симпозиумае «Исламская цивилизация в Волго-Уральском регионе». Уфа. 3. Валиди, 2 конгресс-Холл. 21-22 октября 2010 г. С. 392.

13.     «Политическая модернизация субъекта РФ (на примере РБ)»

//Конференции «Политическая модернизация в России». Уфа. БашГУ.

28.12.2010 г.

14.   Истоки Российского федерализма и государственности башкир (5

стр.). Тезисы доклада. // Федерализм и перспективы развития

государственности Республики Башкортостан: сравнительный анализ.

11.06.2010. Уфа. К.Маркса 3. 11 ч. 00 мин. (руководитель секции - Еникеев

З.И.).

44

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.