WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Научно-практическое обоснование применения биологических препаратов в свиноводстве

Автореферат докторской диссертации

 

На правах рукописи

 

Острикова Элеонора Евгеньевна

 

 

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ БИОЛОГИЧЕСКИХ ПРЕПАРАТОВ В СВИНОВОДСТВЕ

 

06.02.10  Частная зоотехния, технология производства продуктов животноводства

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора сельскохозяйственных наук

 

 

 

пос. Персиановский, 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Донской государственный аграрный университет»

Научный руководитель –  доктор сельскохозяйственных наук, профессор           заслуженный деятель науки РФ,

Бараников Анатолий Иванович

Официальные оппоненты –    доктор сельскохозяйственных наук, профессор

Комлацкий Василий Иванович

доктор сельскохозяйственных наук, профессор

Филенко Виталий Федорович

доктор сельскохозяйственных наук

Ледин Николай Павлович

Ведущая организация –  Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Волгоградская государственная аграрная академия»   

Защита диссертации состоится 29 мая 2012 года в 10 часов на заседании диссертационного совета Д.220.028.01 при ФГБОУ ВПО «Донской государственный аграрный университет» по адресу: 346493, Ростовская область, Октябрьский (с) район, пос. Персиановский, тел / факс  8-86360-3-61-50.

Автореферат размещен на официальном сайте ВАК Минобрнауки РФ http://vak.ed.gov.ru

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Донской государственный аграрный университет»

Автореферат разослан ______________ 2012 года

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор с.-х. наук, профессор                                                    Г.В. Максимов

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

1.1.Актуальность исследований. Комплексный подход к решению проблемы интенсификации свиноводства, составная часть которой - воспроизводство стада, сохранение приплода и обеспечение его развития, обусловил расширение исследовательских работ, которые направлены на дальнейшее изучение болезней молодняка, особенностей развития их пищеварения, изыскание эффективных мер профилактики и лечения, кормов и кормовых добавок для стимулирования роста и развития животных.

В условиях современного ведения животноводства большое значение приобретает вопрос повышения общей резистентности организма животных путем применения неспецифических стимулирующих препаратов, среди которых наибольшее распространение получили тканевые, усиливающие физиологические процессы, активизирующие функциональные резервы, имеющиеся в живом организме (Л. Антипова, 2005; Т.М. Околелова, 2008).  

Ряд ученых считает, что наиболее эффективными сегодня становятся новые биологически активные вещества - пробиотики. Это живые микробные кормовые добавки, состоящие из одного или нескольких видов молочнокислых бактерий, нормализующих кишечный баланс в организме животного.

Пробиотики – препараты, широко использующиеся в качестве питательных добавок, а также в йогуртах и других молочных продуктах. В медицине пробиотики не считаются лекарственными препаратами и рассматриваются как средства, полезно влияющие на состояние здоровья людей. Микроорганизмы, входящие в состав пробиотиков, не патогенны, не токсичны, содержатся в достаточном количестве, сохраняют жизнеспособность при прохождении через желудочно-кишечный тракт и при хранении ( И.И. Мечников, 1953; А.Н. Панин, Н.И. Малик, 2006; Е.В. Федюк, 2009, Е.А. Крыштоп, 2009,  Н.В.Тихонова, 2011) .

Пробиотические бактерии благотворно влияют на секреторную деятельность организма, повышают потребление кормов, переваримость их компонентов и усвояемость питательных веществ. Они активизируют взаимосвязь микрофлоры пищеварительного тракта с состоянием организма животного, ингибируют развитие условно-патогенных и патогенных штаммов.

В организме животных пробиотики способны выполнять иммуномодулирующие функции даже в малых дозах, доказывая тесную связь между иммунным статусом организма и заселением микрофлорой желудочно-кишечного тракта. При использовании пробиотиков с профилактической и лечебной целью, они оказывают ростостимулирующее действие, активизируют иммунную систему поросят, повышая их сохранность, способны оказывать антихолестеринемический и противораковый эффекты.

Перспективы использования пробиотиков в качестве стимуляторов роста и лечебно-профилактических средств для молодняка сельскохозяйственных животных весьма обнадеживающие, а объемы применения в практическом животноводстве не ограничены.

Всё вышеизложенное послужило основанием для проведения данных исследований, посвященных проблеме повышения продуктивности свиней биотехнологическими способами.

Диссертационная работа выполняется в соответствии с планом научно-исследовательских работ ФГБОУ ВПО «Донской государственный аграрный университет» (тема №11, № государственной регистрации 0120.0604291) по межведомственной координационной программе фундаментальных и прикладных исследований по научному обеспечению АПК РФ на 2006-2010 гг. 

1.2.Цель и задачи исследований. Цель диссертационной работы – изучение и экспериментальное обоснование приемов оптимизации продуктивности, естественной резистентности и обменных процессов организма свиней на основе применения биологических препаратов.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

- провести сравнительный анализ эффективности влияния     биостимуляторов и пробиотиков на рост и развитие ремонтных свинок;

- оценить продуктивность, физико-химические свойства, биологическую и питательную ценность мышечной ткани и шпика в зависимости от применяемого препарата;

- изучить морфофункциональное строение печени при использовании биостимуляторов и пробиотиков;

- провести сравнительный анализ влияния биологических препаратов на состояние неспецифической резистентности свинок;

- изучить воспроизводительные качества свиноматок, которым вводились препараты;

- определить влияние пробиотиков на становление кишечной микрофлоры поросят;

- установить действие препаратов, используемых при выращивании маток, на резистентность поросят – сосунов;

- дать оценку экономической эффективности использования препаратов при выращивании ремонтного и племенного молодняка свиней.

1.3.Научная новизна исследований. Разработана научная концепция закономерностей формирования кишечного микробиоценоза, обменных и иммунных процессов организма поросят при использовании пробиотиков. Доказано уча­стие пробиотиков Проваген и Ветом 1.1 в поддержании колонизационной резистентности слизистой оболочки кишечника.  Установлены особенности формирования физико-химических свойств мяса свиней в зависимости от используемого препарата. Впервые в сравнительном аспекте получена комплексная оценка влияния плаценты денатурированной эмульгированной (ПДЭ), цитратной крови, тканевого препарата по Филатову, стимулятора на основе куриного эмбриона (СТЭМБ), тканевого стимулятора на основе трутневого расплода (СИТР), Проваген и Ветом 1.1 на откормочные, мясные и воспроизводительные качества свиней. Определено влияние биостимуляторов и пробиотиков на морфофункциональное строение печени, показатели пищевой и биологической ценности свинины. 

1.4.Практическая значимость работы и реализация результатов исслеований. Проведена сравнительная оценка влияния биологических препаратов на продуктивность свинок. Для получения высококачественной свинины целесообразно применять пробиотические препараты. Для повышения устойчивости поросят-сосунов к дисбиотическим заболеваниям рекомендовано применение пробиотиков курсами по 10 дней.

Определены перспективы практического использования биологических препаратов для повышения дополнительного резерва воспроизводительной и мясной продуктивности свиней. Это обеспечивает снижение себестоимости продукции на 17%.  

Результаты исследований диссертационной работы используются в учебном процессе на факультете технологии сельскохозяйственного производства (110401.65 «Зоотехния», 110305.65 «Технология производства и переработки сельскохозяйственной продукции»), ветеринарной медицины (по специальности 111801.65 «Ветеринария») Донского ГАУ, Волгоградской ГСХА, Харьковской государственной зооветеринарной академии.

Результаты исследований внедрены в ООО «Сармат»  Неклиновского района, СПК племзавод «Мир» Ремонтненского района Ростовской области, племзавод-колхоз «Путь Ленина» Волгоградской области, СПК-колхоз «Прикумский» Ставропольского края. 

1.5. Апробация работы.  Основные положения диссертационной работы доложены и обсуждены на ежегодных отчетных конференциях профессорско-преподавательского состава Донского ГАУ  в 1998-2010 гг. (автор в 2010 году награжден медалью им. академика П.Е. Ладана)  и Донской аграрной научно-образовательной ассоциации (2006-2010); на заседаниях Межвузовского координационного совета по свиноводству Департамента научно-технологической политики и образования МСХ РФ (пос. Персиановский, 2002, 2004, 2005, 2010; Волгоград, 2007; Саратов, 2011); на Всероссийском конкурсе на лучшую научно-исследовательскую работу среди студентов, аспирантов и молодых ученых Министерства сельского хозяйства РФ, где автор в составе творческого коллектива Донского ГАУ удостоен диплома II степени; на заседаниях кафедры зоогигиены с основами ветеринарии Донского ГАУ (пос. Персиановский, 2005- 2010). 

1.6. Основные положения, выносимые на защиту:

-  теоретическое обоснование эффективности влияния биогенных стимуляторов ПДЭ, цитратной крови, тканевого препарата по Филатову, СТЭМБ, СИТР и пробиотиков Проваген, Ветом 1.1 на повышение живой массы, естественной резистентности, качества мяса свиней степного типа СМ-1;

- воспроизводительные качества маток в зависимости от используемых биологических препаратов;

- оценка влияния пробиотиков на микробиоценоз кишечника, биохимические, иммунологические и гематологические показатели, колонизационную резистентность кишечника, сохранность, приросты поросят;

- морфофункциональное строение печени в зависимости от используемого препарата;

- оценка лечебной эффективности пробиотиков Проваген и Ветом 1.1. при неонатальной диареи поросят;

- экономическая эффективность использования биологически активных препаратов в свиноводстве.

1.7.Публикация результатов исследований. По материалам диссертации опубликовано 36 работ.

1.8.Объем и структура диссертации. Работа изложена на 322 страницах компьютерного текста, состоит из введения, обзора литературы, материала и методики, результатов исследований и их обсуждения, выводов и предложений производству, списка литературы (включающего 392 источника, в т.ч. 133  иностранных), содержит 40 таблиц, 34 рисунка.

2. МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЙ

Научно-хозяйственные опыты проводились в период с 2003 по 2010 года  в условиях племенной свиноводческой фермы учебно-опытного хозяйства «Донское» Октябрьского (с) района, товарищества с ограниченной ответственностью «ПЗ им. Луначарского» Егорлыкского района,  племзавода «Гашунский» Ремонтненского района, закрытого акционерного общества  «имени Ленина» Цимлянского района, крестьянско-фермерское хозяйство «Геркулес» Матвеево-Курганского района Ростовской области на свиньях степного типа СМ-1.

Научно-производственный опыт был проведен в три этапа. На первом, который состоял из двух опытов, было изучено влияние биологических стимуляторов и пробиотиков на рост, развитие ремонтных свиней и их воспроизводительные качества. 

Для проведения опыта было отобрано в каждом хозяйстве по 120 голов свиней в возрасте 2 месяцев и живой массой 18-20 кг. Животных отбирали по принципу аналогов с учетом происхождения, возраста, живой массы, пола и развития. По завершению уравнительного периода молодняку вводили изучаемые препараты:

Первый опыт

- ПДЭ – плаценту денатурированную эмульгированную, приготовленную из плаценты человека;

- цитратную кровь (по методике В.П. Филатова, С.Б. Розовского,1940);

- тканевый препарат по Филатову, приготовленный из селезенки свиней;

 

Второй опыт

- СИТР - биогенный стимулятор из трутневого расплода;

- СТЭМБ  - биогенный стимулятор на основе куриного эмбриона;

- Проваген - действующим началом пробиотика являются запатентованные и задепонированные ООО «Пробиотик Центр» штаммы Bacillus licheniformis ВКМ В-2414 и Bacillus subtilis ВKM В-2287, хранящиеся в коллекции микроорганизмов (ВКМ) Института биохимии и физиологии микроорганизмов им. Г. К. Скрябина РАН в Пущино. 

- Ветом 1.1. представляет собой порошок, содержащий микробную массу, антагонистически активных клеток споровой формы бактерий Bacilllus subtilis.

- физиологический раствор. 

Введение препаратов осуществляли согласно схеме опыта первого этапа (рис. 1).

Оценка роста и развития подопытных животных проводилась по следующим показателям: живая масса (кг); среднесуточный прирост живой массы (г); абсолютный прирост.

Для проведения гематологических и биохимических исследований у животных (по 10 из группы) из сосудов уха брали кровь на 3,15, 60 и 90 день проведения опыта.

Гематологические исследования:  содержание в крови эритроцитов и лейкоцитов – определяли на счётчике частиц Культер Каунтер (Франция); концентрация гемоглобина – колориметрически по Сали.

Биохимические исследования: содержание общего белка в сыворотке крови – рефрактометрическим методом (О.Д. Кушманова, 1983); альбуминовые и глобулиновые фракции белка – электрофорезом в агаровом геле (И.П. Кондрахин, 1985); количество глюкозы (Дж.Вальтман,1972) мочевины (И.П. Кондрахин,1982); общего кальция (С.Н. Вичев, К.В. Карашев, 1981), неорганического фосфора (В.Ф. Коромыслов, 1983), активность щелочной фосфатазы (И.В. Боданский, 1983)


Скругленный прямоугольник: Ремонтные свинки СТ СМ-1 


Первый этап исследований

Скругленный прямоугольник: Изучаемые препараты и дозы 


                                             Опыт №1                                                                                                       Опыт №2

Скругленный прямоугольник: ПДЭ   0,05 мл/кг  Скругленный прямоугольник: Тканевый препарат по Филатову 0,3 мл/кгСкругленный прямоугольник: Цитратная кровь  0,5 мл/кг  Скругленный прямоугольник: СТЭМБ  0,1 мл подкожно  Скругленный прямоугольник: СИТР   0,1 мл/кг  Скругленный прямоугольник: Проваген 7-10 г на головуСкругленный прямоугольник: Ветом 1.1 50 мг/кг 

 

 


Рис.1. Схема опыта первого этапа


аланинаминотрансферазы (АлАТ), аспартатаминотрансферазы (АсАТ) (И.П. Кондрахин, 1983); уровень микроэлементов – методом атомно-абсорбционной спектрометрии на приборе фирмы Perkin- Elmer.

Иммунологические исследования: содержание иммуноглобулинов – определяли методом иммунодиффузии в агаровом геле по Манчини (1965); фагоцитарную активность лейкоцитов (ФАЛ), фагоцитарный индекс (ФИ), фагоцитарное число (ФЧ) – по методу В.С. Гостева (1950);  лизоцимную активность сыворотки крови (ЛАСК) устанавливали колориметрически с культурой клеток Micrococcus lysodeikticus (И.М. Карпуть с соавт., 1992);  бактерицидную активность сыворотки крови (БАСК) определяли с  использованием культуры Staphylococcus aureus (П.А. Емельяненко, 1980).

Для количественной и качественной оценки мясных качеств проводили контрольный убой 5 средних по развитию животных из каждой группы по достижению ими живой массы 100 кг.

Убой животных проводились по общепринятым методикам в убойных цехах хозяйств или мясокомбинатов. После 24-часового остывания в холодильной камере при температуре +2…+4°С учитывали убойную массу, толщину шпика, массу  задней трети полутуши, площадь «мышечного глазка». При изучении особенностей развития внутренних органов изучали строение печени. Печень осматривали, препарировали и взвешивали. Для гистологических исследований брали кусочки органа с висцеральной поверхности квадратной доли в области v. porta. Микроструктуру желез изучали на серии гистологических срезов, окрашенных гематоксилин-эозином, толщиной 5-10 мкм. Проводили гистометрические измерения структурных компонентов желез.  

Качество мяса и подкожного шпика определяли согласно «Методическим указаниям по изучению качества туши, мяса и подкожного жира убойных свиней». При этом изучали:  содержание влаги, жира, протеина – по методике Н.В. Дроздова, 1956; рН мяса – на рН-метре с универсальным индикатором.

При достижении свинками живой массы 120-130 кг их осеменяли. У подопытных животных изучали следующие воспроизводительные качества: многоплодие, крупноплодность, молочность, массу гнезда, сохранность поросят в 2-х месячном возрасте. 

На втором этапе изучали действие препаратов на организм поросят. Для этого животным, полученным от подопытных маток, вводили изучаемые препараты согласно схеме опыта (табл. 1), начиная с 3-го дня жизни.

Таблица 1

Схема второго этапа исследований

Группа

Препарат

Доза введения

Кратность

1

СТЭМБ

0,1мл/кг подкожно

трехкратно через 7 суток

2

СИТР

0,1 мл/кг подкожно

трехкратно через 7 суток

3

Проваген

3-5 г на голову

5 дней подряд

4

Ветом 1.1

до 1мес. 2 мл/гол

до 2 мес.3 мл/гол

2 дня подряд

5

Физиологический раствор

0,1мл/гол подкожно

трехкратно через 7 суток

Оценка влияния препаратов проводилась по следующим показателям: общий анализ крови; содержание белка и белковых фракций;  содержание иммуноглобулинов; фагоцитарная активность лейкоцитов, фагоцитарный индекс, фагоцитарное число; лизоцимная и бактерицидная активность сыворотки крови. Кровь для исследований брали за 2 дня до и на  3, 7, 14 и 21-й день проведения второго этапа исследований из ушной вены утром перед кормлением.

На третьем этапе изучали влияние пробиотических препаратов на формирование кишечного биоценоза и физиологические показатели поросят-сосунов. Для проведения третьего этапа  сформировали 2 опытные и контроль­ную группы поросят-аналогов. Поросятам опытных групп ежеднев­но индивидуально выпаивали в виде водной суспензии испытуемые пробиотические препараты. Поросятам контрольных групп выпаивали аналогично стерильную водопроводную воду. Микробиологический контроль эффективности применения пробиотиков осуществляли методом группового количественного анализа кишечного микробио­ценоза (М.О. Биргер, 1982; В.В. Меньшиков, 1987) и рассчитывали количество микроорганизмов (lgKOE/г) по И.П. Ашмарину и A.A. Воробьеву (1962).

Статистическую обработку результатов проводили с использованием статистических пакетов SPSS 11.5 с функциональным приложением StatSoftStatistika 6.0 под управлением  Windows XP Professional.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

3.1. Динамика живой массы подопытных животных. В ходе проведения опытов установлены межгрупповые различия по основным показателям роста и развития, обусловленные применение биологических препаратов.

Первый контроль интенсивности роста животных первого опыта, проведенный в четырехмесячном возрасте, показал превосходство опытных групп над контролем, которое составило: в I группе  3,02; во II  - 1,11; в III – 2,92 кг. К 6-мес. возрасту прирост живой массы был более интенсивным, разница соответственно составила 7,63; 5,59; 8,5 кг (Р<0,001) (рис. 2). Анализируя динамику живой массы подопытных животных второго опыта необходимо отметить, что в возрасте 2,5 месяца (после уравнительного периода) живая масса свиней контрольной и опытных групп была примерно одинакова. В возрасте 4 месяца животные опытных групп по этому показателю стали лидировать (табл. 2).  Свинки I опытной группы превосходили сверстниц контрольной на 10,95 (28,44%), II группы - на 8,87

Рис. 2. Динамика живой массы свинок (первый опыт), кг

 (23,03%), III группы - на 10,51 (27,29%), IV группы - на 10,48 (27,22%) кг (Р<0,01). Первый контроль интенсивности роста свинок показал, что животные дружно отреагировали на введение препаратов. Однако из опытных групп меньшей энергией роста обладали животные второй опытной группы, которым инъецировали стимулятор из трутневого расплода.

В 6-мес. возрасте лидерство по энергии роста сохранилось за опытными животными. Их превосходство над контрольными составило: в I группе – 14,1 (5,07%), во II – 11,45 (7,9%), в  III – 18,59 (10,64%), в IV группе – 15,59 (9,2%) кг (Р<0,01).  

Абсолютный прирост живой массы был также выше у животных опытных групп. За весь период выращивания у свиней  I группы – на 2,83 (Р<0,05),   II группы - на 1,33; в III группе - на 8,56 (Р<0,01); в IV группе -  на 4,46 кг (Р<0,01) изучаемый показатель больше, чем в контрольной группе.

Аналогичная динамика наблюдается и по среднесуточному приросту (табл. 2). За период выращивания 2,5-4 месяца он был значительным у опытных животных. Лидерство по этому показателю по сравнению с контролем составило: I группа -215, II группа – 194, III группа – 233, IV – 206

 

Таблица 2

Живая масса свинок в зависимости от используемого препарата (второй опыт)

Возраст, мес.

Г р у п п а

Контроль

ная

I

СТЭМБ

II

СИТР

III

Проваген

IV

Ветом 1.1

2,5

22,02±0,61

23,29±0,69

22,14±0,61

22,05±0,55

23,15±0,76

4

38,5±1,90

49,45±0,78

47,37±1,14

49,01±1,37

48,91±1,09

6

70,79±1,05

84,83±1,98

82,18±2,04

89,32±2,26

86,32±2,26

Абсолютный прирост, кг

58,71±2,34

61,54±3,42

60,04±2,67

67,27±3,61

63,17±2,83

Среднесуточный прирост, г

2,5-4 мес.

4-6 мес.

 

366±22

538±18

 

581±130

589±67

 

560±66

580±166

 

599±111

671±83

 

572±44

623±50

гр. В 4-6-мес. период выращивания  среднесуточный прирост в I  группе на 52, во II группе – 43, в III группе – 134, в IV группе – 85 г выше по сравнению с показателем контрольной группы (Р<0,001).

3.2. Показатели мясной продуктивности свиней, выращенных с применением биостимуляторов и пробиотиков. Изучение мясных качеств свиней, выращенных с применением биостимуляторов (первый опыт), не выявило достоверных различий между показателями контрольного убоя подопытных животных (табл. 3.)

Площадь поперечного сечения длиннейшей мышцы спины была больше у опытных животных: в I группе на 1,93; во II – на 1,53; в III – на 1,57 см2 (Р<0,01).

При изучении химического состава мышечной ткани установлено, что рН мяса свиней I и III группы на 0,23; II – на 0,13 ед.кислотности ниже отмеченного в контрольной группе.  Большей влагоудерживающей способностью характеризовалось мясо животных опытных групп. Превышение по этому показателю над контролем в первом опыте составило

Таблица 3

Мясные качества свиней при убое в 100 кг

(первый опыт)

Группа

Масса туши, кг

Длина туши, см

Толщина шпика над уровнем 6-7 грудного позвонка, см

Масcа задней трети полутуши, кг

Площадь «мышечного глазка», см2

I     ПДЭ

65,83±0,26

95,50±0,41

2,67±0,05

11,20±0,08

42,33±0,34

II цитратная кровь

65,40±0,24

95,83,±0,62

2,67±0,09

11,20±0,08

41,93±0,54

III Тканевый по Филатову

65,33±0,39

95,33±0,47

2,73±0,09

11,17±0,05

41,97±0,52

Контроль

65,53±0,29

95,67±0,47

2,87±0,05

11,17±0,05

40,40±0,22

в I группе – 3,10; во II – 3,10; в III – 3,14% (Р<0,001).  Мясо животных первого опыта характеризовалось пониженным содержанием влаги по сравнению с контролем. Разница составила 3,16; 3,87 и 3,40% соответственно (Р<0,01).  Анализ качества подкожного шпика у животных первого опыта показал, что наиболее водянистым (Р<0,001) он был у опытных животных: в I – на 14,26; во II – 14,70; в III – на 14,7% (Р<0,05) больше влаги, чем в шпике животных контрольной группы первого опыта. Точка плавления подкожного жира у опытных животных несколько выше. Разница с контролем составила 0,41°С.    

На мясокомбинате после 24-часовой голодной выдержки предубойная масса подопытных животных второго опыта первого этапа была в I группе на 3,9 (P<0,01); во II группе – на 3,0 (Р<0,01); в III группе – на 9,5 (Р<0,01); в IV группе на 7,2 (Р<0,01) кг больше, чем у контрольных животных. Убойная масса также была выше у опытных животных. Их превосходство над контрольной группой составило в I группе – 4,43 (5,65%); во II группе – 2,72 (3,55%); в III группе – 8,06 (10,29%); в  IV группе – 6,05 (7,72%) кг (Р<0,001). Большей убойной массой обладали животные III и IV групп, выращенные с применение пробиотиков Проваген и Ветом 1.1. Превосходство животных этих групп над свиньями I и II группы в среднем составляло 3-5 кг (Р<0,001).

Убойный выход у животных второго опыта, выращенных с использованием изучаемых препаратов, был в среднем на 0,8% выше, чем у контрольной группы. Масса охлажденной полутуши у животных опытных групп выше. Разница по изучаемому показателю составила в I группе – 1,76 (Р<0,95); во II группе – 1,38 (Р<0,95); в III группе – 3,51(Р<0,01); в IV группе – 2,65 кг (Р<0,01).

Изучение соотношения мышечной, жировой и костной ткани показало, что мышечной ткани у животных контрольной группы было меньше по сравнению с I опытной группой на 1,96; II группой – 1,58 (Р<0,95); III группой – 3,81(Р<0,01);  IV группой – на 2,95 кг (Р<0,01). Жировой ткани в организме опытных животных было меньше. Разница с контрольной группой в среднем составила 0,4-0,6 кг (Р<0,95). Масса костной ткани во всех подопытных группах была примерно одинакова (рис. 3).

Рис. 3. Соотношение тканей в тушах подопытных животных (второй опыт),%

Толщина шпика у животных опытных групп была в I группе на 0,33; во II группе на 0,26; в III группе на 0,66; в IV – на 0,6 см меньше, чем у животных контрольной группы (Р<0,095).

Площадь «мышечного глазка» в I группе на 2,16 (7,77%); во II группе – на 0,8 (2,88%); в III группе – на 4,56 (16,42%); в IV группе на 4,2 (15,12%) см2 больше, чем в контроле (Р<0,01). 

У животных опытных групп (второй опыт)  была выше и масса задней трети полутуши. Превышение по данному показателю составило  в I группе 0,79; во II группе – 0,75; в III группе – 0,92 и в IV группе 0,89 кг (Р<0,05).

Изучение химического состава мяса показало, что у животных, выращенных с применением биологических препаратов,  содержится меньше влаги: в I группе – на 2,94%; во II – 3,16; в III – 3,40 и в IV группе на 3,16% (Р<0,01). Наибольшее содержание «сырого» протеина было в мясе животных опытных групп. Разница по сравнению с контролем составила 3,40; 3,67; 4,64 и 4,20 % соответственно (Р<0,01).  Внутримышечного жира в пробах мяса контрольной группы было больше. Превосходство животных контрольной группы над опытными составило: в I группе – 0,30; во II – 0,16; в III – 0,46 и в IV группе 0,36% (Р<0,05). Общая кислотность мяса животных, выращенных с применением пробиотиков на 0,2; биостимуляторов на 0,1 ниже, чем в контрольной группе (Р<0,95).

Влагоудерживающая способность мяса у свиней опытных групп была на 10,07; 9,47; 12,12 и 10,93% соответственно (Р<0,001) выше, чем у контрольных. 

Более высокую интенсивность окраски (62,03 ед.экстинции) имело мясо животных третьей опытной группы, где применяли пробиотик Проваген. Цвет у проб мяса, полученных от контрольной, первой и второй опытных групп, был примерно одинаков. Пробы мяса, полученных от животных, выращенных с применением пробиотиков, на 8,5 ед.экстинции выше, чем в контроле (Р<0,05).

Анализ качества шпика показал, что более водянистым он был в контрольной группе.  Его содержание в опытных группах составило  в I группе – 5,87; во II группе – 5,83; в III – 5,83 и в IV  группе – 5,86%, что на 0,93; 0,97; 0,97 и 0,94% (Р<0,01) меньше, чем в контроле (табл. 4).

В шпике животных опытных групп содержалось больше протеина. Этот показатель превосходит данные контрольной группы на 0,2; 0,16; 0,33 и 0,27% (Р<0,05) соответственно.

Максимальное содержание жира было в шпике животных контрольной группы. По отношению к опытным превосходство составило: в I группе – 0,26; во II – 0,16; в III группе 0,33 и в  IV группе 0,27% (Р<0,95).

При определении температуры плавления  подкожного жира установлено, что у опытных групп точка плавления несколько выше.  Разница составила 0,37; 0,63 (Р<0,95); 1,63 и 1,37°С (Р<0,01) соответственно.

Таблица 4

Химический состав шпика подопытных животных

Показатель

Г р у п п а

контрольная

I

СТЭМБ

II

СИТР

III

Проваген

IV

Ветом 1.1

Влага, %

6,80±0,08

5,87±0,09

5,83±0,07

5,83±0,05

5,86±0,04

Протеин, %

2,67±0,09

2,87±0,05

2,83±0,04

3,00±0,08

2,94±0,06

Жир, %

91,53±0,12

90,37±0,17

90,17±0,12

90,20±0,07

90,27±0,05

t плавления, °С

37,8±0,09

38,17±0,13

38,43±0,09

39,43±0,05

39,17±0,12

Нашими исследованиями установлено, что в мясе опытных животных сумма заменимых аминокислот ниже суммы незаменимых. Из незаменимых аминокислот  во всех опытных группах отмечалось более высокое содержание валина  в I группе – на 83; во II – на 111; в III – на 128 и в IV группе на 125 мг в 100 г мяса (Р<0,01) больше, чем в контроле. Аналогичная закономерность прослеживается с лейцином, лизином. Превышение опытных групп над контролем по этим показателям составило: в I группе - 120 и 108; во II группе – 139 и 144; в III  - 137 и 152; в IV – 139 и 150 мг в 100 г мяса (Р<0,01). 

В пробах мяса опытных животных содержалось больше аспаргиновой, глутаминовой кислоты и аланина. По сравнению с показателями контрольной группы разница составила: в I группе 15; 71 и 23 мг; во II группе – 31; 222 и 37; в III группе – 35; 231 и 40; в IV группе – 40; 235 и 34 мг на 100 г мяса (Р<0,01).

Изучая показатели доброкачественности жира (кислотное и перекисное число)  необходимо отметить, что  в подкожном жире животных, выращенных с применением биостимуляторов СТЭМБ  и СИТР, кислотное число было на  1,04 (Р<0,05) и 3,1 % (Р<0,01) соответственно ниже, чем у животных, выращенных без стимуляции. У животных, III и IV группы, которых выращивали с использованием пробиотиков Проваген и Ветом 1.1, кислотное число было на 6,18 и 2,06 % (Р<0,01) выше, чем в контроле. Внутренний жир у животных подопытных групп по изучаемому показателю не отличался.

В подкожном жире животных опытных групп содержалось меньше продуктов вторичного окисления. Перекисное число проб жира было в среднем на  9,35 -  14,29% ниже, чем в контроле (Р<0,01). При изучении доброкачественности внутреннего жира была установлено аналогичная закономерность. Это говорит о том, что применяемые биологические препараты  не способствуют ускорению процесса образования органических перекисей и жир является пригодным к употреблению в пищу человеком.

3.3. Морфофункциональное строение печени.  При визуальном осмотре печень животных подопытных групп не отличалась. Абсолютная масса печени в контрольной группе составила 1,8±0,04, в первой опытной группе  1,9±0,06; во второй – 1,8±0,03; в третьей 2,1±0,06 (Р<0,05) и четвертой - 1,9±0,06 (Р>0,05) кг.

Относительная масса органа составила в подопытных группах - 1,78±0,03, 1,81±0,03; 1,73±0,08; 1,9±0,04 и 1,85±0,05 % соответственно. Толщина капсулы у контрольных животных составляла 20,37±0,67 мкм, у животных опытных групп этот показатель был ниже и составил в первой группе 18,206±0,74; во второй 19,80±0,34 мкм,  в третьей 13,57 ± 0,34 мкм (Р< 0,001) и в четвертой 9,46 ± 0,61 мкм (Р<0,01). Объем ядра гепатоцитов в контрольной, I и II опытных группах примерно одинаков. А в третьей и четвертой опытных группах он  ниже   в 1,08 и 1,09 раза (Р< 0,05) и составлял 77,07 ± 11,57 мкм3 и 76,77 ± 4,35 мкм3 против 83,96 ± 1,55 мкм3 в контрольной. Объем цитоплазмы гепатоцитов – наоборот,  у животных третьей  и четвертой  группы увеличивался в 2,16 (Р>0,05) и  2,45 (Р<0,01) раза и составлял 1957,93 ± 64,87 и 2215,41 ± 199,78 мкм3, против 905,02 ± 84,98 мкм3 в контрольной (рис. 4 и 5).

Подпись: Рис. 5 Гепатоциты животных, выращенных с применением пробиотиковКартинка 6 из 150Подпись: Рис. 4. Гепатоциты животных контрольной группыКартинка 6 из 3055

Показатель ядерно-плазменного отношения (ЯПО), косвенно отражающий степень функциональной активности клеток, имеет большое значение в группах животных, получавших пробиотики. ЯПО у свиней контрольной группы составлял 9,79 ± 0,81 мкм, у животных третьей и четвертой  групп происходило увеличение этого показателя в 1,32 (Р>0,05) и 2,85 (Р<0,001) раза и оно составляло 25,34 ± 1,29 мкм и 27,78 ± 1,06 мкм соответственно. У животных, выращенных с применением биостимуляторов, ядерно-плазменное отношение было выше на 0,35 и 0,47 мкм по сравнению с контрольной группой.

3.4. Биологический статус животных при использовании биостимуляторов и пробиотиков. Гематологические показатели в разные возрастные периоды достаточно адекватно отражают сущность обменных процессов, протекающих в организме животных. Результаты исследований показали, что отклонений от физиологической нормы у животных первого и второго опытов не было. В крови животных опытных групп (первый этап) отмечалось превышение количества лейкоцитов над показателями контрольных групп в 6-мес. возрасте на 1,55; 1,39; 1,84 х 109/л (Р<0,05). Содержание гемоглобина в возрасте от 2 до 6 месяцев увеличилось (Р<0,001) в I группе на – 28,6; во II – на 25,94; в III – на 28,47 г/л.

Во всех опытных группах первого опыта произошло достоверное (Р<0,01) увеличение уровня общего белка. В среднем он возрос на 19,0-21,5 г/л. Содержание альбуминов в 6-месячном возрасте у животных опытных групп было в I - на 4,61; во II – на 4,48; в III -  на 4,61% ниже, чем в контроле (Р<0,01). Также установлено повышенное содержание ?-глобулиновой фракции в сыворотке крови опытных животных. Превышение составило 6,9; 6,47; 6,44% соответственно (Р<0,05).        

Содержание форменных элементов в пятимесячном возрасте в опытных группах (второй этап) имело тенденцию к увеличению.  Количество эритроцитов в крови животных опытных групп превышало уровень красных кровяных телец в контрольной на  1,18 в первой; 0,14 во второй; 1,28 в третьей и 1,18 х 1012/л в четвертой (Р<0,05).

У животных подопытных групп содержание лейкоцитов было  неодинаково. Наименьшее их количество было в контрольной группе и уступало I  группе на 1,45; II – на 1,61;  III – 1,16 и IV группе на 1,34 х 109/л (Р<0,1).

Количество гемоглобина также увеличилось к 90-му дню эксперимента. Превосходство по этому показателю опытных групп над контролем составило: 22,60; 19,87; 22,20 и 21,00 г/л (Р<0,001) (рис. 6). 

Рис. 6.  Уровень гемоглобина в крови поросят подопытных групп (второй опыт)

Всё это в целом свидетельствует о положительной реакции организма опытных свинок на введение биологических препаратов.

Установлены существенные различия в протеинограмме. Во всех опытных группах произошло достоверное увеличение (Р<0,001)  количества общего белка в сыворотке крови опытных животных. Разница с контрольной группой составила 6,48; 4,97; 8,62 и 6,77 г/л соответственно.

Количество альбуминов в сыворотке крови опытных животных второго опыта неодинаково. Наибольшее их содержание было в IV (47,3±0,21) и в III опытных группах (48,2±0,18%), где использовали пробиотики. В I группе альбуминов на 9,81; во II на 9,99% (Р<0,01) меньше, чем в III опытной группе. В контрольной группе альбуминов было на 3,80 и 3,98 % (Р<0,05) больше, чем в I и II опытных группах.

Альфа-глобулинов в сыворотке крови подопытных животных было примерно равное количество. Концентрация ?-глобулинов в пробах подопытных животных было неодинаковой. Наибольшее их количество было у животных контрольной группы. Их превосходство над I группой составило 1,39;  II – 1,53;  III - 11,85 и  IV группой - 10,08% (Р<0,01) (рис. 7).

Уровень ?-глобулинов был также неодинаков. В контрольной группе его содержалось меньше всего (19,72%). У животных опытных групп увеличение произошло на 4,22; 7,66; 4,67 и 1,41% (Р<0,05). Среди опытных

Рис. 7.  Содержание альфа-глобулинов в сыворотке крови подопытных животных (второй опыт), %

групп наибольшее количество ?-глобулинов было в III группе (26,04±1,12%). Превосходство животных, выращенных с применением пробиотика Проваген, составило в I группе 1,82; во II группе – 1,35; в IV группе – 1,48% (Р<0,05), что свидетельствует о повышении общей резистентности организма опытных животных. 

3.5. Показатели неспецифической резистентности организма свинок.  Анализ состояния естественной резистентности показал, что минимальным уровнем защитных факторов характеризовались животные контрольной группы. Установлено, что в 6-мес. возрасте у свиней опытных групп первого опыта фагоцитарная активность нейтрофилов имела тенденцию к увеличению в среднем на 1,4%, индекс фагоцитоза – на 0,79 МТ/лейкоцит по сравнению с показателями, отмеченными в контроле. Животные контрольной группы характеризовались низкой естественной резистентностью. Уровень БАСК в среднем на 6,67 (Р<0,01); ЛАСК на 1,97% (Р<0,05) ниже, чем у опытных животных. 

При изучении клеточных факторов естественной резистентности (табл. 5) установлено, что в 5-мес. возрасте у свиней опытных групп (второй опыт) фагоцитарная активность нейтрофилов имела тенденцию к увеличению по сравнению с показателями, отмеченными в контроле в среднем на 8,98%, индекс фагоцитоза – на 0,67 МТ/лейк., фагоцитарное число – на 1,43.  Увеличение этих показателей свидетельствует о росте поглощающей способности каждого лейкоцита, а также о повышении сопротивляемости  организма к патогенной микрофлоре.

Таблица 5

Показатели неспецифической резистентности организма свиней

Группа

БАСК, %

ЛАСК, %

Показатели фагоцитоза

активность лейкоцитов, %

индекс, микр/лейк

фагоцитарное число

В 2 мес.

контрольная

56,9±3,54

29,8±2,67

35,8±2,35

3,23±0,45

1,39±0,46

I  СТЭМБ

57,27±3,61

29,94±2,67

35,72±2,14

3,21±0,40

1,62±0,29

II   СИТР

57,4±3,75

30,24±2,37

35,94±2,86

3,17±0,21

1,28±0,28

III Проваген

57,0±3,54

30,6±3,50

36,2±3,42

3,25±0,37

1,34±0,32

IV Ветом 1.1

56,8±3,36

30,0±2,81

36,1±3,01

3,12±0,31

1,36±0,37

В 5 мес.

контрольная

68,7±2,54

43,2±1,54

32,1±2,26

3,11±0,26

1,21±0,32

I СТЭМБ

61,4±1,42

51,6±1,85

44,7±1,74

3,90±0,43*

1,88±0,24*

II СИТР

59,1±1,80

57,4±1,76

42,6±1,28

3,88±0,55

1,72±0,37

III Проваген

70,6±1,25*

63,8±1,44

52,7±0,87**

4,16±0,28*

1,97±0,27*

IV Ветом 1.1

65,8±1,22

61,2±1,33

50,4±0,56

4,04±0,41

1,91±0,35

При оценке гуморальных факторов естественной резистентности во всех опытных группах (второй опыт) отмечали увеличение бактерицидной активности сыворотки крови (БАСК) по периодам выращивания.  В 5-мес. возрасте оно составило в I группе – 4,13; во II – 1,7; в III – 13,6; в IV – 9,0% по сравнению с отмеченными в контроле (Р<0,01). Установлено повышение лизоцимной активности сыворотки крови (ЛАСК): превосходство по сравнению с контролем составило 8,4; 14,2; 20,6 и 18% соответственно (Р<0,001). Увеличение БАСК и ЛАСК говорит о том, что кровь опытных животных эффективнее препятствует распространению патогенных микробов в организме, при этом активизируется способность её ферментов уничтожать оболочки бактерий.

Изучая уровень микроэлементов в сыворотке крови, мы установили, что у животных подопытных групп произошло резкое снижение содержания меди. Разница составила 3,27; 3,36; 3,35; 3,14 и 2,90 мкмоль/л (Р<0,95). Превосходство опытных групп над контрольными составило в I опытной группе  0,28; во II – 0,31; в III – 0,57; в IV группе – 0,47 мкмоль/л (Р<0,05).

Концентрация железа в крови опытных животных возросла. Превышение по данному показателю составило 0,23; 0,31; 0,34; 0,42 ммоль/л. По сравнению с контрольной группой разница была в I группе – 015; во II  группе – 0,2; в III – 0,45 и в IV группе – 0,43 ммоль/л (Р<0,95) (рис. 8).

К 4-мес. возрасту у животных подопытных групп увеличилось количество цинка в сыворотке крови. В среднем рост этого микроэлемента составил 8,5-9,0 ммоль/л (Р<0,05). Уровень марганца с возрастом не изменился.

Рис. 8.  Уровень микроэлементов в сыворотке крови свиней (второй опыт), ммоль/л

3.6. Репродуктивные качества свиноматок. Введение ремонтным свинкам биологических препаратов оказало положительное влияние на их воспроизводительные качества. Опытные животные отличались повышенным многоплодием (первый опыт). Так, наибольшим количеством поросят при рождении характеризовались матки I и II групп – на 1,42 головы больше, чем в контроле, у свиноматок III группы превышение составило 1,17 головы (Р<0,001). Молочность маток I группы на 7,0(Р<0,001) ; II – на 5,0(Р<0,001); III – 3,0 кг (Р<0,001) выше, чем у маток контрольной группы. Масса гнезда на 26,79; 24,50 и 19,09 кг (Р<0,01) выше отмеченного в контроле (табл.6). 

Таблица 6

Воспроизводительные качества свиноматок (первый опорос)

Показатель

Группа

I

ПДЭ

II

Цитратная кровь

III

Тканевый препарат по Филатову

 

Контроль

Многоплодие, гол

10,00±0,64

10,00±0,71

9,75±1,01

8,58±0,76

Молочность, кг

52,04±2,11

50,35±3,17

48,20±0,90

45,02±3,67

Количество поросят при отъеме, гол

9,77±0,65

9,66±0,75

9,35±0,95

8,17±0,69

Масса гнезда, кг

176,42

±13,90

174,13

±11,06

168,72

±14,05

149,63

±12,20

Изучение репродуктивных качеств у животных второго опыта первого этапа проводилось по 15 маткам в каждой группе. Установили, что после опороса в I группе было получено 163; во II – 163; в III – 178 и в IV группе – 177 поросенка, что на 10; 9; 25 и 24 головы больше, чем в контроле (рис. 9). Живых поросят было также больше в опытных группах. По сравнению с контрольной их превосходство составило в I группе – 10; во II – 11; в III – 28; в IV группе – 26 поросят. При расчете на 1 свиноматку многоплодие в I группе на 0,64 (7,11%); во II – на 0,75 (8,33%); в III – на 1,9 (21,11%); в IV – на 1,7 (18,88%) выше, чем в контрольной группе (Р<0,001).  

Рис. 9.  Количество поросят (второй опыт), гол

В возрасте 21 день в I группе было 133; во II – 152; в III – 154 и в IV – 149 поросят. По сравнению с контрольной группой разница составила 17; 16; 38 и 33 голов соответственно. Сохранность поросят в опытных группах была выше: в I группе – на  5,3; во II – на 3,6; в  III – 7,7; в IV группе – на 6,3% по сравнению с контрольной (Р<0,01).

Нами отмечено увеличение молочности у маток опытных групп. Превышение изучаемого показателя составило 7,44; 6,03; 21,95; 16,32 кг соответственно (Р<0,001).

Живая масса у поросят I и II группы была на 200-300 г выше (Р<0,1), чем в контрольной группе. Поросята III группы, выращенные с применением пробиотика Проваген, были на 0,9 кг (Р<0,05) крупнее, чем сверстники из контроля и на 0,6-0,7 кг (Р<0,01) больше, чем поросята I и II группы. Масса поросенка IV группы была на 0,5 кг больше по сравнению с животными контрольной группы (Р<0,01).

В возрасте 45 дней был проведен отъем поросят от свиноматок. К этому времени в I опытной группе поросят было 124 гол, во второй – 120; в третьей – 143; в четвертой – 137 голов, что на 16; 12; 35 и 29 (Р<0,01) поросят больше, чем в контроле (рис. 9).  На одну свиноматку в I группе было на 1,06; во II – на 0,87; в III – на 2,3; в IV группе на 1,93 головы больше, чем в контроле (Р<0,01).

Использование препаратов способствовало большей энергии роста у поросят опытных групп. По живой массе они превосходили сверстников контрольной группы на 1,0 (9,61%); 0,7 (6,73%); 1,9 (18,26%); 1,6 (15,38%) кг соответственно (Р<0,05).

Масса гнезда была также выше у животных опытных групп. Превышение по данному показателю составило в I группе – 19,28; во II – 14,96; в III – 42,34; в IV – 34,68 кг по сравнению с контролем (Р<0,01).

Среднесуточный прирост за период содержания поросят со свиноматками больше в I группе на 22; во II – на 14; в III – на 39 и в  IV - на 33 г (Р<0,95), чем в контрольной группе.

3.7. Влияние пробиотиков Проваген и Ветом 1.1. на становление кишечного биоценоза поросят. Исследование микрофлоры фекалий поросят опытных и контрольных групп свидетельствует о том, что выпаивание пробиотиков  имеет разную степень влияния на формирование основных популяций микроорганизмов кишечника, которое проявлялось как в динамике формирования популяций, так и в измене­нии их популяционного уровня.

Анализ влияния пробиотиков на формирование кишечной популяции лактобацилл выявил следующее. Начиная со второго дня выпаивания про­биотика (возраст поросят 5 дней) наблюдалось медленное нарастание популяционного уровня лактобацилл в фекальном содержимом поросят опытных групп по сравнению с контрольными значениями.

Выпаивание препаратов в течение 8 и 10 дней способствовало поддержанию по­пуляционного уровня лактобацилл у опытных поросят. Так, количество лактобацилл в фекальном содержимом поросят опытных групп в среднем на 1,45  IgКОЕ/г выше, чем у поросят контроле.  После прекращения выпаивания пробиотиков количество лактобацилл в фекальном содержимом поросят начинало уменьшаться. Через 5 дней после отмены препаратов количество лактобацилл в пробах фекалий поро­сят опытных групп незначительно снизилось, но по сравнению с контролем разница составила 0,54 IgКОЕ/г (Р<0,1).

Перед постановкой опыта популяционный уровень бифидобактерий не имел достоверных различий и составлял 6,52±0,68 IgКОЕ/г в первой группе, 6,47±0,54 IgКОЕ/г во второй группе  и 6,33±0,46 IgКОЕ/г в контрольной. В процессе естественного заселения кишечника бифидофлорой, её количество в кишечном биоценозе поросят как опытных, так и контрольных групп, нарастало. Микробиологические исследования фекалий поросят, проведенные через 2 дня после начала выпаивания пробиотиков, выявили, что количество бифидобак­терий резко увеличилось и достигло величины 8,04±0,42 IgКОЕ/г в группе, где применяли Проваген,  и 7,73±0,38 IgКОЕ/г в группе, где использовали  Ветом 1.1, в то время как у поросят опытных групп количество бифидобактерий было равно 6,59±0,34 IgКОЕ/г. Высокий популяционный уровень бифидобактерий поддержи­вался и на 6, 8 и 10 день выпаивания пробиотиков.

Через 2 дня после отмены пробиотика количе­ство бифидобактерий в пробах фекалий поросят опытных групп снизилось по сравнению с предыдущими значениями на 0,89 IgКОЕ/г  в I и 0,59 IgКОЕ/г во II группе, однако с высо­кой долей достоверности (Р<0,01) продолжало превышать показатели контрольной группы.

Снижение популяционного уровня бифидобактерий до 9,83±0,48 IgКОЕ/г и 9,71±0,45 IgКОЕ/г у по­росят опытных групп произошло спустя 5 дней после отмены пробиотика. В этот пе­риод в фекальном содержимом контрольных поросят установился высокий популяционный уровень бифидобактерий, равный 9,33±0,38 IgКОЕ/г.

Наиболее значимым итогом влияния пробиотиков Проваген и Ветом 1.1 на становление популяционного уровня бифидобактерий явилось значительное снижение сроков колонизации кишечника здоровых поросят бифидобактериями и сохранение высокого популяционного уровня этих микроорганизмов, что, не­сомненно, является положительным фактором в поддержании колонизационной резистентности слизистой кишечника животных.

У  поросят, которым вы­паивали пробиотики, уровень популяции бактерий группы кишечных палочек, на всем протяжении исследований превышал аналогичные показатели у контрольных поросят. Как показали микробиологические исследования, активное заселение кишеч­ника  бактериями группы кишечных палочек происходит в первые дни после рождения. У 3-дневных внешне здоровых поросят количество бактерий было равно 5,62±0,49 IgКОЕ/г в группе Проваген, 5,64±0,42 IgКОЕ/г в группе Ветом 1.1 и 5,74±0,63 IgКОЕ/г. Через 2 дня уровень популяции бактерий изучаемой группы у поросят (возраст 5 дней) опытных и контрольных групп увеличился на 0,66 IgКОЕ/г (Р<0,05). Затем у внешне здоровых поросят контрольных групп, не получавших пробиотик, нарастание численности бактерий группы кишеч­ных палочек резко замедлилось. Увеличение количества бактерий до значения 7,12±0,83 у внешне здоровых поросят контрольных групп на­блюдали в возрасте 17 дней. 

У поросят, получавших Проваген и Ветом 1.1, позитивное влия­ние на рост популяции бактерий группы кишечных палочек с высокой степенью достоверности отмечено через 4 дня после начала выпаивания. Абсолютное ко­личество бактерий данной группы в фекальном содержимом поросят опытных групп через 4, 6, 8 и 10 дней применения препарата превышало данные контрольной группы на 0,35 и 0,16 IgКОЕ/г; 0,91 и 0,6 IgКОЕ/г; 1,43 и 0,94 IgКОЕ/г; 1,15 и 0,56 IgКОЕ/г (Р<0,05).

Максимального уровня популяция бактерий группы кишечной палочки у внешне здоровых поросят, получавших пробиотики, достигла через 2 и 4 дня по­сле его отмены. В этот период количество бактерий, образующих колонии на агаре Эндо, у поросят опытных групп увеличилось до 8,07±0,59 IgКОЕ/г и 7,52±0,49 IgКОЕ/г, 8,38±0,53 IgКОЕ/г и 7,87±0,61IgКОЕ/г (Р<0,01). У поросят контрольных групп этого же возраста количество бактерий группы кишечной палочки также возросло до 6,56±0,44 IgКОЕ/г и 7,12±0, IgКОЕ/г, однако, не достигло популяционного уровня, отмеченного у поросят опытных групп.

3.8. Биохимические и иммунологические показатели сыворотки крови поросят. Через 5 дней после начала применения препаратов бактерицидная активность сыворотки крови поросят опытных групп составила в I группе 37,03±2,45; во II группе – 36,54±3,03; в III группе - 37,60±2,89; в IV группе 37,24±1,84%; через 10 дней – 43,15±2,24; 42,64±3,52; 44,57±3,87; 43,86±4,21%; и на 21 день проведения опыта – 38,45±1,25; 38,15±2,36; 51,40±2,43 и 50,16±1,33% соответственно. В контрольной группе эти показатели соответственно равны 30,88±1,61; 40,63±2,25; 42,55±3,17%. Разница между показателями в опытных и контрольной группах с высокой степенью достоверности (Р<0,001) составила в возрасте 7 дней 6,15; 5,66; 7,62; 6,36%, в возрасте 14 дней – 2,52; 2,01; 3,94; 3,23% (Р<0,01), в возрасте 21 день – 7,19; 5,7; 8,85 и 7,61% (Р<0,05) соответственно. Необходимо отметить, что относительная разница между бактерицидной активностью сыворотки крови у поросят опытных и контрольной групп была наиболее значительной спустя 5 дней после прекращения дачи препаратов. В исследуемый период уровень общего белка в сыворотке крови поросят опытных групп превысил контрольные значения в I группе -  на 8,12; во II группе -  7,35; в III группе -  9,86; в IV группе - 8,51% (Р<0,01) и был соответственно равен 5,59±0,17; 5,55±0,35; 5,68±0,29 и 5,61±0,27 г%. На 10 день проведения опыта уровень общего белка у поросят опытных групп составил 6,21±0,35; 6,04±0,37; 6,43±0,37 и 6,36±0,42 г%, что на 6,7; 3,78; 10,48 и 9,27% достоверно (Р<0,01) выше значения контрольной группы. Применение биостимуляторов и пробиотиков способствовало относительному увеличению ?-глобулиновой фракции белка. На её долю в сыворотке крови опытных поросят перед постановкой опыта приходилось 23,35% от общего количества глобулинов. Через 5 дней после начала выпаивания пробиотика относительная доля ?-глобулинов увеличилась до 31,69% (Р<0,001), к окончанию опыта на 35,96% (Р<0,001). У поросят контрольных групп в эти же сроки  исследования относительная доля ?-глобулинов в сыворотке крови составляла 23,53; 33,32 и 30,61% (Р<0,01).

Таким образом, в период дачи пробиотиков в организме поросят происходит выраженная перестройка систем, ответственных за неспецифическую резистентность. Способность препаратов повышать активность макрофагов указывает на положительное реактивное воздействие бифидобактерий и стрептококков, входящих в состав препарата, на иммунные реакции, опосредующие активацию Т-клеточного звена иммунитета.

3.9. Оценка лечебной эффективности изучаемых препаратов при неонатальной диареи поросят. Контроль эффективности использования препаратов осуществляли по падежу, общей сохранности. Наблюдение за поросятами проводили в течение 15 дней. Данные о клинической эффективности препаратов представлены в таблицах 7 и 8.

Общее количество поросят в опытных группах колебалось от 63 до 123, в контрольных их было 108 и 121 головы. В среднем количество опытных поросят было равно в КФХ «Виктория» в I группе – 36,00±5,12; во II группе – 31,33±3,24; в III группе – 47,33±5,11; в IV группе – 43,33±2,76 и в контрольной 60,33±1,78; в ЗАО им. Ленина 56,4±4,29; 46,00±3,43; 47,6±3,47; 50±3,15; 54±4,61 головы соответственно.  Как показали исследования, в

Таблица 7

Клиническая эффективность препаратов при лечении неонатальной диареи у поросят в КФХ «Виктория»

Показатели

Группы  животных

I

СТЭМБ

II

СИТР

III

Проваген

IV

Ветом 1.1

Контроль-

ная

Количество поросят, гол

72

63

95

87

121

Из них пало

голов

21

19

21

19

38

%

28,70

29,83

22,43

21,61

31,61

Сохранность

голов

51

44

74

68

83

%

70,81

69,84

77,8

78,21

68,52

Таблица 8

Клиническая эффективность препаратов при лечении неонатальной диареи поросят в ЗАО им. Ленина

 

Показатели

Группы  животных

I

СТЭМБ

II

СИТР

III

Проваген

IV

Ветом 1.1

Контроль

ная

Количество поросят, гол

113

92

94

100

108

Из них пало

голов

39

33

28

27

41

 %

34,67

36,15

29,43

26,48

37,96

Сохранность

голов

74

59

66

73

67

 %

65,49

64,13

70,2

73

62,03

контрольной группе примерно одна третья часть больных неонатальной диареей поросят погибли без применения лечебных мероприятий. Несмотря на применение антибиотика, за 15 дней наблюдения падеж поросят в контрольных группах составил в среднем 19,00±0,86 и 20,49±2,24 головы или 31,51 и 37,94% соответственно. За этот же срок количе­ство павших поросят в группах, получавших биостимуляторы, было равно 10,5±2,54 и 9,43±1,61 головы или 29,17% и 30,1% в КФХ «Виктория» и 19,5±1,63 и 16,48±2,64 головы, 34,57 и 35,83% в ЗАО им. Ленина. Общая сохранность поросят в группах, где применяли пробиотики,  составила в среднем в КФХ «Виктория» 77,87% и в ЗАО им. Ленина 72,21%, тогда как в контрольных груп­пах сохранность поросят была низкой и равнялась 68,52% и 62,03% соответственно.

Как свидетельствуют таблицы 7 и 8, применение пробиотиков Проваген и Ветом 1.1 положительно повлияло на сохранность поросят. Падеж в этих группах снизился на 10-11%.

Диарейный синдром у поросят при применении пробиотиков не исчезает, а протекает в более легкой форме, чем у поросят группы биостимуляторов и контрольной.

3.10. Экономическая эффективность применения биологических препаратов. При расчете экономической эффективности использования биологических препаратов учитывали стоимость препаратов, дополнительного прироста живой массы и приплода. В таблице 9  приведены расчеты экономической эффективности применения препаратов. 

Расчеты показали, что применение биостимуляторов и пробиотиков для повышения откормочных, мясных, воспроизводительных качеств, сохранности поросят экономически оправдано и позволяет получить от 7624,42 до 20072,33 руб. прибыли. Наиболее оправдано применение пробиотиков Проваген и Ветом 1.1., а также биостимулятора ПДЭ.


 Таблица 9

Экономическая эффективность внедрения результатов исследования

 

Показатели

Группы

ПДЭ

Цитратная кровь

Тканевый препарат по Филатову

СТЭМБ

СИТР

Проваген

Ветом 1.1

Контроль

Количество животных на начало опыта, гол

20

20

20

20

20

20

20

20

Количество животных на конец опыта, гол

18

17

17

17

18

19

19

16

Живая масса на начало опыта, кг

23,26

23,29

22,14

23,29

22,14

22,05

23,15

22,02

Живая масса на конец опыта, кг

88,40

84,83

82,18

83,84

82,18

89,32

86,32

70,79

Дополнительная продукция на группу, кг

392,2

265,86

240,36

249,03

300,4

497,81

419,91

-

Закупочная цена 1 кг, руб.

51

51

51

51

51

51

51

51

Выручка от реализации дополнительной продукции, руб.

20002,2

13558,86

12258,36

12700,53

15320,4

25388,31

21415,41

-

Себестоимость произведенной продукции,  всего руб.

в т.ч. на препараты

 

15140,98

1872,73

 

9425,78

157,53

 

7419,33

151,08

 

9075,58

807,33

 

8105,98

837,73

 

15315,98

2047,73

 

16562,98

2294,73

 

14268,25

-

Прибыль от реализации, руб

4861,22

4133,08

4839,03

3624,42

7214,4

10072,33

4852,43

-

Уровень рентабельности, %

32,1

43,8

65,22

39,93

89,00

65,76

29,29

 


Выводы

  1. Установлена различная степень влияния биологических препаратов на рост, развитие и продуктивность животных. Применение ПДЭ, цитратной крови лошади и тканевого препарата по Филатову у свинок степного типа СМ-1 способствовало увеличению живой массы в 6-мес. возрасте на 7,36; 5,59; 8,5 кг соответственно; пробиотиков Проваген и Ветом 1.1, биогенных стимуляторов СТЭМБ и СИТР с 2,5 до 5-месячного возраста сопровождалось увеличением живой массы по сравнению с контролем на 19, 16, 14 и 12 кг соответственно.
  2.  Использование препаратов способствовало интенсивному синтезу мышечной ткани. При живой массе 100 кг толщина подкожного шпика у свиней опытных групп в среднем на 0,2-0,33 см, площадь «мышечного глазка» на 1,6 - 3,5 см2 больше. 
  3. У животных, выращенных с применением пробиотиков, влагоудерживающая способность мышечной ткани  возросла на 12%, интенсивность окраски на 9 ед.экстинции, а при использовании биостимуляторов влагосвязывающая способность увеличилась на 10%.
  4.  Мясо свиней, выращенных с использованием изучаемых препаратов, имеет более высокую биологическую ценность, что обусловлено повышенным содержа­нием незаменимых аминокислот - аспаргиновой, глутаминовой кислоты и аланина на 15-40; 71-235;  и 23-40 мг на 100 г мяса.  Органолептические и биохимические показатели мяса животных опытных групп соответствовали стандартам «Гигиенические требования к безопасности и пищевой ценности продуктов, СанПиН 2.3.2.1078».
  5. Органолептические показатели, кислотное и перекисное число внут­реннего и подкожного жира свиней, которым вводили биостимуляторы и пробиотики, соответствуют показателям доброкачественного жира.
  6. Биологические препараты, способствуя более интенсивному росту всего организма, обусловливают и большую абсолютную массу печени животных опытных групп на 0,1-0,3 кг. У свинок, выращенных с применением пробиотиков Проваген и Ветом 1.1, отмечается снижение объема ядра гепатоцитов в 1,08 раза, увеличение объема цитоплазмы в 2,3-2,5 раза.
  7.  Морфологические и биохимические показатели крови животных, получавших биологические препараты, находятся в пределах физиологической нормы.   Применение биологических препаратов способствует повышению (в %) содержания эритроцитов, лейкоцитов и гемоглобина: при использовании биогенных стимуляторов в среднем  на 18,53; 9,34; 18,5; пробиотиков  – на 19,18; 11,16; 19,55.  Количество общего белка, гамма-глобулинов, активность АлАТ и АсАТ у животных опытных групп возросло на 6,74г/л, 4,84% и 0,21 ммоль/л соответственно. 
  8. Изученные препараты положительно влияют на клеточные факторы защиты. У свиней степного типа СМ-1, выращенных с применением ПДЭ, фагоцитарная активность нейтрофилов увеличилась на 1,21%, фагоцитарный индекс на 0,81 МТ/лейкоцит, фагоцитарное число на 0,26; цитратной крови лошади и тканевого препарата по Филатову – соответственно на 0,72; 0,69; 0,17 и 0,47; 0,27 и 0,1. У животных, выращенных с применением стимулятора СТЭМБ и СИТР, фагоцитарная активность нейтрофилов увеличилась на 12,6 и 10,5%, фагоцитарный индекс на 0,09 и 0,04 МТ/лейкоцит, фагоцитарное число на 1,14 и 1,03. При использовании пробиотиков Проваген и Ветом 1.1, прослеживается аналогичная закономерность, превышение составляет 20,6 и 18,3%, 0,97 и 0,75 МТ/лейкоцит, 0,96 и 0,53 соответственно.
  9.  Установлено положительное воздействие биологических препаратов на уровень гуморальных факторов естественной резистентности.

Бактерицидная активность сыворотки крови свиней при использовании биостимуляторов возросла на 9,81; пробиотиков – на 9,5; лизоцимная активность на  14,2 и 18,0% соответственно.

  1. Использование изучаемых препаратов при выращивании ремонтных свинок оказало неодинаковое влияние на воспроизводительные качества. Лучшую продуктивность демонстрировали свиноматки, выращенные с применением пробиотиков Проваген и Ветом 1.1:  многоплодие выше  на 1,7-0,9 гол., молочность – на 16,32 - 21,95;  масса гнезда – на 34,64 – 42,34 кг.
  2. Пробиотические препараты Проваген и Ветом 1.1 способствуют быстрой колонизации кишечника поросят нормальной микрофлорой. Популяционный уровень лактобацилл, бифидобактерий и энтерококков нарастает со 2 дня применения пробиотиков. У поросят опытных групп отмечается стабильно низкий уровень дрожжевой и плесневой микрофлоры.
  3.  В период применения биологических препаратов у поросят происходит выраженная перестройка систем, отвечающих за неспецифическую резистентность: отмечено увеличение содержания ?-глобулинов на 0,13, фагоцитарной активности 5,18, лизоцимной активности на 4,62%.

13. Экономическая эффективность применения биологических препаратов для повышения продуктивности свиней зависит от их стоимости. У свиней степного типа СМ-1 наибольшая прибыль была получена при использовании пробиотиков Проваген - 10072,33 руб., СИРТ – 7214,4 руб. Уровень рентабельности составляет 65,76 и 89,00%. 

Предложения производству

  1. С целью увеличения производства свинины при выращивании свинок степного типа СМ-1 рекомендуем использовать пробиотик Проваген в дозе 7-10 г на голову ежемесячно в течение 5 дней, тканевый стимулятор СТЭМБ в дозе 0,1 мл подкожно, трехкратно через 7 суток и тканевый препарат по Филатову в дозе 0,3 мл/кг внутримышечно дважды с интервалом 10 дней, повтор курса инъекций через 30 дней.
  2. С целью активизации неспецифической резистентности, повышения прироста живой массы молодняка свиней, профилактики диарейного синдрома рекомендуем применять в первые 10 суток после рождения пробиотики Проваген в дозе 3 г на голову и Ветом 1.1 в дозе 2 мл на голову, с повторением курса через 30 дней.
  3. Для повышения биологической ценности мяса, увеличения содержания незаменимых аминокислот, рекомендуем выращивать свиней степного типа СМ-1 с применением пробиотиков Проваген в дозе 7-10 г на голову ежемесячно в течение 5 дней и Ветом 1.1 в дозе 50 мг на голову.
  4. Для увеличения воспроизводительных качеств свиней степного типа СМ-1 рекомендуем применять пробиотики Проваген в дозе 10 г на голову и Ветом 1.1 в дозе 50 мг на голову за 1 месяц до случки.

   

Список работ, опубликованных по теме диссертации

Публикации в изданиях, определенных ВАК Минобразования и науки РФ

  1. Острикова Э.Е. Естественная резистентность свиней при использовании пробиотиков и биостимуляторов// Свиноводство. -2011. -№5 – С.22.
  2. Острикова Э.Е. Влияние пробиотиков на становление кишечного биоценоза у поросят-сосунов// Научный журнал Кубанского ГАУ [Электронный ресурс]. – Краснодар: КубГАУ, 2011. - №74(10). – Шифр Информрегистра:0421100012/0359. – Режим доступа: http:ej.kubagro.ru/2011/10/pdf/42.pdf.
  3. Острикова Э.Е. Использование биостимуляторов и пробиотиков при выращивании  свиней// Ветеринарная патология.-2011 - №4. – С.67-69.
  4. Острикова Э.Е. Влияние биостимуляторов и пробиотиков на естественную резистентность свиней //Ветеринарная патология. -2011- №4. – С.86-88. 
  5. Острикова Э.Е. Применение биостимуляторов при откорме свиней//Международный вестник ветеринарии. – 2011. - №3. – С.33-35.
  6. Острикова Э.Е. Влияние пробиотиков на откормочные и мясные качества свиней// Научный журнал Кубанского ГАУ[Электронный ресурс]. – Краснодар: КубГАУ, 2011. - №74(10). – Шифр Информрегистра:0421100012/0372.– Режим доступа: http:ej.kubagro.ru/2011/10/pdf/47.pdf.
  7. Острикова Э.Е. Эффективность использования биостимуляторов и пробиотиков при выращивании свиней // Свиноводство. – 2011. - №5. – С.23.
  8. Острикова Э.Е. Влияние различных препаратов на строение печени свиней //Свиноводство. – 2012 . - №1 . – С. 60-61.
  9. Острикова Э.Е. Динамика морфологического состава крови ремонтных свинок при использовании пробиотиков и биостимуляторов //Ветеринарная патология – 2012. - №1. – С. 71-73
  10. Острикова Э.Е. Влияние пробиотиков и биостимуляторов на воспроизводительную способность ремонтных свинок //Ветеринарная патология. – 2012. - №1. – С. 84-86.

Монографии

  1. Острикова Э.Е. Инфекционные и инвазионные болезни свиней: монография / А.И. Бараников, Н.И. Ливинцов Э.Е. Острикова [и др.] – С.-Петербург, 2005. – 290 с.
  2. Острикова Э.Е.  Влияние биостимулирующих и антистрессовых препаратов на продуктивность и биологические особенности свиней: монография / Э.Е. Острикова, В.А. Бараников, Н.В. Карагодина. – Персиановский, 2010. – 117 с.
  3.  Острикова Э.Е. Биостимулирующие и антистрессовые препараты в свиноводстве (аннотация на русском и немецком языках): монография – Saarbrucken, Germany. – 2011. – 100 с.

Публикации в других изданиях

  1. Острикова Э.Е. Способы повышения естественной резистентности свиней: научно-практические рекомендации / Н.И. Ливинцов, А.И. Бараников, Э.Е. Острикова. – п. Персиановский, 2009. – 15 с.
  2. Острикова Э.Е. Биологические методы повышения питательной ценности свинины: научные рекомендации / Э.Е. Острикова, В.А. Бараников. – п. Персиановский, 2011. – 28 с.
  3. Острикова Э.Е. Биологические препараты как способ повышения репродуктивных качеств свиней: рекомендации / Э.Е. Острикова, В.А. Бараников. – п. Персиановский, 2011. – 20 с.
  4.  Острикова Э.Е. Влияние биостимуляторов на оплодотворяющую способность спермы хряков //Материалы докладов конференции по итогам НИР за  1991-1995 гг. – п. Персиановский, ДонГАУ, 1996. – С. 64-65.
  5.   Острикова Э.Е. Применение пробиотиков при желудочно-кишечных заболеваниях у поросят/ Г.Г. Таран, Т.Н. Бабкина, Э.Е. Острикова // Актуальные проблемы развития животноводства на Дону / Сб.науч.тр., пос. Персиановский, 1998 – С. 51-53.
  6. Острикова Э.Е. Применение биостимуляторов для индукции охоты у свиноматок//Материалы 9-го межвузовского координационного совета по свиноводству и Республиканской научно-практической конференции. -  пос. Персиановский, 2000. – С. 78-79.
  7. Острикова Э.Е. Осмотическая резистентность у свиней//Проблемы производства свинины: Материалы девятого межвузовского координационного совета по свиноводству и Республиканской научно-производственной конференции.– пос. Персиановский, 2000. – С. 122-123.
  8. Острикова Э.Е. Влияние тканевых стимуляторов на рост и развитие свинок//Материалы областной научно-практической конференции.- пос. Персиановский, 2001. – С.45.
  9. Острикова Э.Е. Мясосальные качества свинок при использовании стимуляторов //Материалы 10-го межвузовского координационного совета по свиноводству и Республиканской научно-практической конференции.- пос. Персиановский, 2001. – С.77-78.
  10. Острикова Э.Е. Влияние тканевых стимуляторов на воспроизводительные качества свиноматок //Материалы научно-практической конференции.- пос. Персиановский, 2001. – С.114-115.
  11.  Острикова Э.Е. Мероприятия по профилактике желудочно-кишечных заболеваний у поросят/Н.И. Ливинцов, Н.Н. Шепель, Э.Е. Острикова // Материалы Республиканской научно-практической конференции. - пос. Персиановский, 2003. –Том 2. - С. 17-19.
  12. Острикова Э.Е. Влияние ПДЭ на некоторые качественные показатели спермы хряков-производителей//Материалы Международной научно-практической конференции. - пос. Перисановский, 2004 – С. 23-26.
  13.  Острикова Э.Е. Нетрадиционные методы лечения поросят, больных неонатальной диареей /Г.Г. Таран, Э.Е. Острикова // Материалы Международной научно-практической конференции. - пос. Перисановский, 2007. – С. 116-118.
  14. Острикова Э.Е. Применение биостимуляторов в свиноводстве/ А.И. Бараников, Э.Е. Острикова// Инновации в науке, образовании и бизнесе – основа эффективного развития АПК: Материалы Международной научно-практической конференции. - пос. Персиановский, 2011. – Том 1. – С.24-28.
  15. Острикова Э.Е. Откормочные и мясные качества свиней при использовании тканевого стимулятора/ Э.Е. Острикова, О.Н. Новичкова, Д.М. Чернявская// Инновации в науке, образовании и бизнесе – основа эффективного развития АПК: Материалы Международной научно-практической конференции. - пос. Персиановский, 2011.- Том 1. - С.147-149.       
  16. Острикова Э.Е. Влияние пробиотика Проваген на морфологические и биохимические показатели крови свиней//Актуальные проблемы производства свинины в Российской Федерации: Материалы ХХ заседания межвузовского координационного совета «Свинина». – Саратов, 2011. – С.150-154.
  17. Острикова Э.Е. Морфофункциональное строение печени при использовании биологических препаратов // Инновации в науке, образовании и бизнесе – основа эффективного развития АПК: Материалы Международной научно-практической конференции. - пос. Персиановский, 2011.- Том 3. - С.124-126.       
  18.  Острикова Э.Е. Динамика откормочных качеств свиней в зависимости от применяемого биостимулятора// Современные проблемы устойчивого развития агропромышленного комплекса России: Материалы 8 Всероссийской дистанционной научно-практической конференции студентов, аспирантов, молодых ученых. – Персиановский. – 2011. – С.93-95.
  19. Острикова Э.Е. Влияние пробиотических препаратов Ветом 1.1 и Проваген на откормочные и мясные качества свиней // Актуальные проблемы производства свинины в Российской Федерации: Материалы ХХ заседания межвузовского координационного совета «Свинина». – Саратов, 2011. – С.154-158.
  20. Острикова Э.Е. Эффективность использования биологических препаратов в свиноводстве // Инновации в науке, образовании и бизнесе – основа эффективного развития АПК: Материалы Международной научно-практической конференции. - пос. Персиановский, 2011.- Том 3. - С.57-60.       
  21.  Острикова Э.Е. Мясные качества свиней при использовании биогенных стимуляторов //Современные проблемы устойчивого развития агропромышленного комплекса России: Материалы 8 Всероссийской дистанционной научно-практической конференции студентов, аспирантов, молодых ученых. – Персиановский. – 2011. – С.95-97.
  22.  Острикова Э.Е.Использования биостимуляторов и пробиотиков при выращивании свиней // Перспективное свиноводство. – 2011. - №5. – С. 22-23.
  23. Острикова Э.Е. Биологические препараты как способ повышения естественной резистентности свиней // Инновации в науке, образовании и бизнесе – основа эффективного развития АПК: Материалы Международной научно-практической конференции. - пос. Персиановский, 2011.- Том 3. - С.147-149.       

 

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.