WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Становление и развитие политики военной безопасности Азербайджанской Республики в 1994-2011 гг.

Автореферат докторской диссертации

 

САНКТ-ПЕТУРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

НИЯЗОВ Ниязи Сабир оглы

 

 

 

 

 

 

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПОЛИТИКИ ВОЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

В 1994–2011 гг.

Специальность 07.00.03 — Всеобщая история (новая и новейшая история)

 

Автореферат

 

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Санкт-Петербург

2012

Работа выполнена на кафедре теории и истории международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета

Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор

Худолей Константин Константинович

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

Старков Борис Анатольевич,

заведующий кафедрой истории и политологии

Санкт-Петербургского государственного университета

экономики и финансов

доктор исторических наук, профессор

Погодин Сергей Николаевич,

заведующий кафедрой международных отношений ИМОП

Санкт-Петербургского государственного политехнического университета

 

 

доктор политических наук, профессор

Шатравин Сергей Анатольевич,

начальник кафедры морально-психологического обеспечения Военного учебно-научного центра ВМФ Военно-морская академия им. Н.Г. Кузнецова

Ведущая организация:

Российский

государственный

гуманитарный университет

Защита состоится «___» ___________ 2012 г. в____ часов на заседании совета Д.212.232.65 по защите докторских и кандидатских диссертаций по адресу: 191060, Санкт-Петербург, ул. Смольного 1/3, подъезд 8, ауд. 124.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. А.М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета (199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7/9)

Автореферат разослан «___» _________________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук,

доцент

Д.И. Портнягин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. С распадом Советского Союза изменилась не только политическая, но и военно-стратегическая обстановка в мире. Практически в одночасье рухнула система сдержек и противовесов, ориентированная на ограничение использования военной силы при решении международных конфликтов.

Многочисленные «малые войны», вспыхнув во всех концах мира, втянули в свое горнило целые народы и государства. Огромные силы и средства, которые могли быть направлены на решение социально-экономических проблем, тратились на закупку техники и вооружения, на ресурсное обеспечение боевых действий. Кроме того, эти войны превратились в источник серьезных угроз как для всей сферы международной безопасности, так и для национальной безопасности отдельных государств, в первую очередь, находящихся в непосредственной близости от зон конфликтов.

Перечень угроз, спровоцированных региональными конфликтами, для соседних стран очень обширен — это и незаконный оборот оружия и наркотиков, способных, в свою очередь, усилить экстремистскую, террористическую и криминальную деятельность отдельных лиц и незаконных образований; и рост нелегальной миграции, вызванный в том числе и уходом мирного населения из зоны активных боевых действий; и угроза экономической и культурной деградации приграничных с зоной конфликта областей; и возможность использования сторонами конфликта систем вооружения, способных нанести серьезный урон экологическому балансу региона и многое другое.

В силу своего геополитического положения Российская Федерация оказалась страной, вдоль границ которой вспыхнуло или полыхало на момент распада СССР наибольшее количество региональных конфликтов. К сожалению, большинство из них продолжает омрачать межгосударственные отношения и на современном этапе. Поэтому неудивительно, что во всех концептуальных документах, определяющих векторы российской внешней политики, такое внимание уделяется решению региональных конфликтов, в первую очередь, на постсоветском пространстве .

Однако само по себе признание региональных конфликтов источником угроз внешней, в том числе военной, безопасности еще не означает, что на государственном уровне предпринимаются действенные меры по их ликвидации или разрешению. Особенно это касается конфликтов, тлеющих на Южном Кавказе. События, связанные с так называемой «пятидневной» войной между Россией и Грузией, стали тому подтверждением. И хотя формально поле боя в конфликте осталось за российскими Вооруженными Силами, реальные потери России в экономической, политической и военной сферах являются вполне ощутимыми и болезненными.

Сегодня уже очевидно, что необходимо проведение продуманной внешнеполитической линии, которая должна будет учитывать не только сиюминутные интересы Российской Федерации на международной арене, но и перспективы развития международных отношений в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Только в этом случае можно существенно снизить уровень внешних угроз, связанных с региональными конфликтами, тлеющими вдоль границ Российской Федерации.

это, в свою очередь, позволит перенаправить силы и средства, высвобождающиеся с этого направления, на решение более острых вопросов, связанных с обеспечением национальной безопасности, например на серьезную модернизацию армии или инфраструктуры государства.

Однако осуществление вышеуказанной внешнеполитической линии невозможно без тщательного анализа особенностей внешней политики государств — участников конфликтов, в том числе в военной сфере. В этом смысле особый интерес представляет политика военной безопасности Азербайджанской Республики, как наиболее экономически развитого государства Южного Кавказа, на территории которого пересекаются геоэкономические интересы многих ведущих акторов мировой политики, в том числе и Российской Федерации.

К тому же политика военной безопасности Азербайджана является яркой иллюстрацией того, как рост экономической мощи государства напрямую способствует наращиванию его военной мощи, даже если ряд неблагоприятных факторов, таких как утеря контроля над частью своей территории, отсутствие опыта военного строительства, в определенный момент значительно мешали этому.

Кроме того, реализация политики военной безопасности Азербайджанской Республики показывает, что геополитические интересы великих держав могут быть использованы малыми государствами для отстаивания своих собственных интересов в вопросах международной безопасности.

Политика военной безопасности Азербайджана может также служить доказательством того, что и при внеблоковом статусе малые государства способны вполне достойно обеспечить свою национальную безопасность, при условии, что они не имеют агрессивных намерений в отношении своих ближайших соседей.

Пример Азербайджанской Республики, стремящейся остаться вне рамок НАТО и ОДКБ, может стать хорошим аргументом в арсенале российской дипломатии, стремящейся не допустить дальнейшего расширения НАТО на Восток.

Поэтому изучение истории осуществления политики военной безопасности Азербайджанской Республики является актуальным и востребованным, так как сможет помочь выстроить более продуманную внешнеполитическую линию взаимодействия Российской Федерации с одним из своих стратегических партнеров на постсоветском пространстве.

Объектом научного исследования является политика военной безопасности Азербайджанской Республики в 1994–2011 гг. При этом особое внимание уделяется факторам, формирующим основные направления военной политики Азербайджана.

Предмет исследования — взаимодействие Азербайджана с зарубежными государствами и иными акторами международных отношений, направленное на укрепление военной организации АР, а также особенности внутренней политики этого государства по экономическому обеспечению политики военной безопасности и решению социальных проблем, возникающих в процессе реализации политики военной безопасности.

Цель диссертационного исследования заключается в раскрытии особенностей политики военной безопасности Азербайджанской Республики с момента заключения Бишкекского соглашения в 1994 г. до конца 2011 г., направленной на кардинальный рост боевых возможностей силовых структур Азербайджана (Национальная армия Азербайджана, Министерство внутренних дел, Государственная пограничная служба, Министерство по чрезвычайным ситуациям) с тем, чтобы они были готовы не только к возможной войне с Арменией, если процесс мирного урегулирования Карабахского конфликта не даст положительных результатов, но и способны защитить политические и экономические интересы АР в Каспийском регионе.

Для достижения поставленной цели сформулированы следующие задачи исследования:

– выявить исторические и политические факторы, повлиявшие на эволюцию концептуальных и доктринальных подходов Азербайджана к обеспечению военной безопасности в 1994–2011 гг.;

– определить степень воздействия кавказской политики «великих» и «региональных» держав на политику военной безопасности АР;

– изучить особенности внешней политики Азербайджана, направленной на поиск союзников и взаимодействие с зарубежными странами в военной сфере в 1994–2011 гг.;

– рассмотреть основные векторы внешней и внутренней политики Азербайджана, нацеленной на экономическое обеспечение политики военной безопасности;

– исследовать совокупность вопросов в гуманитарной области, возникающих при реализации политики военной безопасности Азербайджанской Республики.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1994 по 2011 гг. В 1994 г. при посредничестве Российской Федерации между сторонами Карабахского конфликта было достигнуто соглашение о прекращении огня.

На момент подписания перемирия 20% азербайджанских территорий, включая семь районов, никогда ранее не входивших административно в состав НКАО, оказались под контролем армянских войск. Вооруженные Силы Азербайджана к тому моменту представляли собой слабо вооруженные, а главное, плохо управляемые формирования, дезорганизованные политическим противостоянием в республике. Поэтому военно-политическому руководству страны предстояло фактически с нуля приступить к созданию национальной армии, оснастить ее достаточным количеством современной военной техники и тем самым ликвидировать военное превосходство Армении в регионе и в карабахском противостоянии с тем, чтобы обеспечить защиту своих интересов на Южном Кавказе. Успешной реализации этой политики способствовали и экономические преобразования в Азербайджане, которые позволили к 2011 г. не только решить большинство задач, связанных с процессом военного строительства, но и повысить авторитет страны в современной системе международных отношений до такой степени, что 25 октября 2011 г. Азербайджан был избран непостоянным членом Совбеза ООН на 2012–2013 гг.

В мае 2011 г. Азербайджан также стал членом Движения неприсоединения, продолжая при этом сотрудничество со своими партнерами по СНГ, ОИК/ОИС и НАТО в военной сфере. Так, в декабре 2011 г. был согласован третий этап Плана действий индивидуального партнерства (IPAP) на 2012–2013 гг. Азербайджана с Североатлантическим альянсом.

Перечисленные выше обстоятельства позволяют считать обоснованным выбор 2011 г. крайней точкой хронологических рамок нашего исследования.

Территориальные рамки исследования охватывают не только регион Южного Кавказа, в котором Азербайджан на сегодняшний день является ключевым игроком и продолжает военное противостояние с Республикой Армения, но и всю территорию, ныне обозначаемую в научной литературе как «Большой каспийский регион» .

Вместе с тем необходимо отметить, что при исследовании основных направлений взаимодействия Азербайджана в военной области с зарубежными странами в целом, а также при анализе особенностей его военно-технического сотрудничества с другими государствами, охват территориальных рамок работы расширялся почти до глобального, включая в себя Америку, Европу, Азию и Африку.

Все это связано с особым стратегическим положением Азербайджана как территории, через которую пролегает огромное количество логистических маршрутов, в том числе связанных с обеспечением различного рода миротворческих операций, как территории, богатой большими запасами углеводородного сырья, как территории, на которой находятся военные объекты, активно используемые в системе военной безопасности не только этой страны, но и России. Последние при определенных условиях могут быть востребованы системой международной безопасности.

Методологическая основа исследования опирается на структуралистский подход к историческим процессам и тесно связанный с ним принцип историзма. Именно этот метод позволяет избежать оценки становления и развития политики военной безопасности Азербайджанской Республики через призму политизированных подходов, которые в конечном итоге способствовали утрате Россией части своего политического, экономического и военного присутствия в регионе Южного Кавказа.

Для достижения поставленной в работе цели и решения исследовательских задач, обозначенных в работе, автором активно использовались и специально-исторические методы, в ряду которых особо часто применялся историко-политический анализ, историко-генетический, проблемно-хронологический и текстологический методы.

В процессе написания текста диссертационного исследования перечисленные методы были дополнены методами эмпирического исторического познания, в том числе сравнительно-историческим методом и методом периодизации.

Степень изученности темы. За годы, прошедшие после распада СССР, опубликовано огромное количество работ, посвященных новейшей истории Азербайджана и его взаимоотношениям с зарубежными странами. При этом можно констатировать, что в ряду этих трудов доминируют исследования, посвященные истории первого этапа Карабахской войны и/или проблемам развития нефтегазового сектора экономики республики, путям транспортировки углеводородного сырья из каспийского региона на мировые рынки.

Вместе с тем как таковая политика военной безопасности и история становления военной организации современного азербайджанского государства не были темой ни одного специального монографического или диссертационного исследования. При этом, как уже отмечалось, в ряде работ, посвященных истории внешней политики Азербайджана и его месту в современной системе международных отношений, рассматривались отдельные сюжеты, связанные с политикой военной безопасности АР.

Одной из таких работ, в которой рассматривались вопросы, связанные с военной безопасностью Азербайджана, стала монография С.Л. Ткаченко и С. Петерманна . Оценивая факторы, формирующие военную политику Азербайджана, авторы справедливо утверждают, что «основной угрозой для Азербайджана в течение всего периода после обретения независимости является нарушение территориальной целостности государства», и, соответственно, обозначенная угроза являлась ключевой в формировании политики военной безопасности страны. Оценивая взаимодействие АР с НАТО, авторы подчеркивают, что Азербайджан не ставит своей целью вступление в организацию, а стремится использовать взаимодействие с Альянсом для модернизации своих вооруженных сил.

Другой работой, в которой рассматривался фактор взаимодействия Азербайджана с НАТО, стала монография В.А. Захарова и А.Г. Арешева . Авторы достаточно подробно воспроизводят историю взаимодействия АР и НАТО в 1992–2007 гг. Однако местами в работе обнаруживается тенденциозный подход к процессу взаимодействия Азербайджана и НАТО, следующий из уверенности авторов в том, что Азербайджан собирается вступить в НАТО. Кроме того, работа изобилует публицистическими заявлениями, основанными на предвзятом отношении ее авторов к азербайджанской внешней и внутренней политике, а также утверждениями, не соответствующими действительности, например о том, что Турция, Азербайджан и Грузия сформировали тайный военно-политический блок , или о том, что «Россия… начинает размещать на… 102-й базе в Гюмри… системы противоздушной обороны С-400» , в то время как хорошо известно, что в 2007 г. на вооружении российской армии было всего два полковых комплекта С-400, размещенных в Электростали и Дмитрове, при этом еще два находились в производстве .

В том же 2008 г. была издана другая монография В.А. Захарова и А.Г. Арешева «Сотрудничество Азербайджана с НАТО и ситуация в Нагорном Карабахе» . По сути эта книга является расширенным вариантом главы, посвященной взаимодействию Азербайджана с НАТО, ранее упомянутой публикации названных авторов.

Вторая монография обладает тем же набором достоинств, что и первая, но при этом критических замечаний не стало меньше. Кроме того, в книгу, посвященную взаимодействию с Альянсом Азербайджана, включена глава под названием «Южный Кавказ до и после саммита НАТО в Бухаресте», в которой огромное внимание уделено возможности вступления в НАТО не только Грузии, что более или менее естественно, но и Украины и Молдовы. При этом авторы даже не пытаются проанализировать взаимодействие Азербайджана с указанными странами в рамках ГУАМ.

Бесспорно, что политика военной безопасности Азербайджана привлекает пристальное внимание армянских специалистов, и они в своих работах периодически оценивают боевые возможности азербайджанских вооруженных сил, проводимые в них реформы, а также количество и качество техники и вооружения, приобретенных Азербайджаном за границей или произведенных его собственным ВПК. Среди трудов армянских авторов, пишущих о военно-технических аспектах армяно-азербайджанского конфликта, можно выделить работу Сергея Минасяна «Военно-технические аспекты региональной безопасности и проблемы контроля над вооружениями на Южном Кавказе» . Работа написана с использованием данных, опубликованных в ежегоднике SIPRI за 1992 г. и статье А. Юнусова «Азербайджан: в ожидании перемен под бременем истории» . Главный лейтмотив работы — доказать, что при разделе оружейного наследия СССР Азербайджан по сравнению с Арменией получил гораздо больше техники и вооружения. Этот же постулат используется как основополагающий в другой его работе «Азербайджан против РА и НКР: военно-политический баланс, оценки боеспособности и перспективы развития вооруженных сил» , из чего делается вывод о том, что количественные и качественные показатели боевых систем, поступающих на вооружение Национальной армии Азербайджана, никак не отразятся на исходе будущего военного столкновения с Арменией. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что работы С. Минасяна создавались с использованием широкого круга источников и литературы. В силу этого обстоятельства он долгое время давал точную оценку боевому состоянию противостоящих в карабахском конфликте вооруженных сил. Однако последние публикации автора свидетельствует о том, что и он предпочитает не замечать радикального отрыва Азербайджана от Армении в вопросах оснащения своих вооруженных сил новейшими боевыми системами .

Среди публикаций армянских авторов также можно выделить работу С. Арутюняна «Вооруженные силы Азербайджана: оценка военного потенциала и перспективы развития» , однако наиболее слабым местом этого исследования является то, что оно в основном повторяет установки и аргументы, использованные в работе С. Минасяна.

Большое внимание изучению состояния вооруженных сил стран СНГ, в том числе Азербайджана и Армении, уделено в работах Г.Г. Тищенко , которые отличаются взвешенным подходом к изучаемой проблеме.

Большое количество публикаций российских авторов посвящено рассмотрению возможных сценариев борьбы за Нагорный Карабах в случае возобновления там боевых действий и политике военно-технического сотрудничества Азербайджана с зарубежными странами.

В ряду подобного рода работ хотелось бы выделить труды заведующего аналитическим отделом Института политического и военного анализа А.А. Храмчихина , в которых он рассматривает предстоящий конфликт не как столкновение между Арменией и Азербайджаном, а как войну, в которой с одной стороны участвует Азербайджан, а с другой противостоящие ему Армения и «НКР». На наш взгляд, такой подход непродуктивен, так как очевидно, что в случае возобновления боевых действий это будет война между Арменией и Азербайджаном. Что касается предмета исследования, то А.А. Храмчихин обычно сравнивает данные о количестве имеющихся у сторон систем вооружения, затем анализирует ВТС сторон, но при этом, например, может позволить себе заметить приобретение Ереваном китайской РСЗО WM-80, но даже не обмолвиться о закупках Азербайджаном двенадцати более разрушительных РСЗО «Смерч».

Также практически во всех своих работах этот автор стремится убедить читателя в более высоком уровне подготовки и морального духа солдат и офицеров армянской стороны, но при этом не приводит объективных доказательств в пользу своих утверждений. Однако А.А. Храмчихин нигде не упоминает том, как армянская сторона будет осуществлять экономическое обеспечение войны.

Несколько в ином ключе построена работа К. Чуприна «Война за Карабах» . В данном исследовании автор ставит перед собой сложную цель — выявить стратегические и тактические шаги сторон в предстоящих сражениях. Для этого он хотя и вскользь, но говорит о боевых системах НАА, способных нанести ощутимый урон армянской обороне на карабахском фронте. Но вместо того, чтобы проанализировать, как это может отразиться на ходе боевых действий, переключается на рассмотрение гуманитарных аспектов войны и выдвигает предположение, что ракетно-артиллерийские удары будут наноситься азербайджанской стороной по населенным пунктам Нагорного Карабаха. Это утверждение позволяет ему заранее с пониманием отнестись к возможности нанесения ракетных ударов армянской стороной по Баку и прилегающим к нему районам с целью вызвать «массовую панику» и «дестабилизировать там общественно-политическую обстановку». Но говоря о возможностях применения «Скадов» против Баку, автор не считает необходимым рассмотреть способности азербайджанских ПВО по перехвату этих ракет, не задается он и вопросом, в каком состоянии находятся сами жидкостные баллистические ракеты Р-17, срок хранения и эксплуатации которых не безграничен.

Далее автор рассматривает возможные направления ударов азербайджанской армии, указывая при этом, какие соединения и формирования будут решать ту или иную задачу. Но к этим данным надо отнестись критически, поскольку, по утверждению азербайджанского военного эксперта У. Джафарова, они не соответствуют действительности, а введены в текст исследования для того, чтобы «придать правдивости… материалу» .

Что касается направлений возможных ударов на карабахском фронте, то, как язвительно отмечает полковник в отставке азербайджанской армии И. Мамедов, «любой мало-мальски мыслящий человек в силах написать такой “анализ”. Достаточно взять карту местности и понять, что других путей, кроме как указанных Чуприным, в Нагорном Карабахе и нет» .

Заслуга работы К. Чуприна заключается в том, что в ней автор, хотя бы вкратце, попытался проанализировать геополитическое положение противоборствующих сторон, отметив при этом, что в сегодняшних условиях Армении будет очень проблематично получать военную помощь из России через грузинскую территорию.

Признавая как юридическое право Азербайджана на освобождение своих территорий вооруженным путем, так и наличие военно-экономического потенциала для этого, автор в конце своей работы делает два спорных утверждения: первое, что заявления политического руководства Азербайджана о возможности возобновления войны предназначены «для внутреннего потребления», и второе — о том, что в случае возобновления войны Азербайджан окажется «в положении если не агрессора, то в любом случае виновника войны. Причем с непредсказуемыми для него последствиями».

Еще одним слабым местом работы К. Чуприна является то, что он, как и А. Храмчихин, не стремится проанализировать экономические возможности сторон по ведению войны.

Возможный ход боевых действий в зоне Карабахского конфликта стал объектом исследования и Е. Созаева-Гурьева .

Если в рассмотренных выше работах российских исследователей авторы исподволь подводили читателя к мысли о том, что у Баку нет военного превосходства над своим противником, то в публикации Е. Созаева-Гурьева этот постулат озвучивается уже в третьем предложении.

Автор очень поверхностно рассматривает особенности военной реформы, проведенной в Азербайджане в 1994–2010 гг., приводит данные о закупках, произведенных азербайджанской стороной. Но надо отметить, что, в отличие от авторов предыдущих работ, Е. Созаев-Гурьев обращает внимание на факт создания в Азербайджане собственного ВПК.

Далее автор анализирует состояние боевой готовности армянской армии, численность имеющейся на ее вооружении боевой техники и даже находит нужным отметить, что «на территории Армении располагается российский военный контингент, включающий зенитно-ракетные комплексы С-300В и авиаполк Миг-29». Правда, при этом он не говорит о том, что правовых оснований для участия российских военных в карабахской войне нет. Слабым местом работы Е. Созаева-Гурьева также является отсутствие анализа экономического обеспечения возможной армяно-азербайджанской войны.

Но не все российские исследователи отрицают факт присутствия в любом военном противостоянии экономического фактора. Более того, к чести отечественных исследователей, именно они стали «пионерами» освещения этой области политики военной безопасности стран СНГ в открытой печати.

Одной из первых работ этого направления стала статья А. Матвеева , в которой рассматривались данные о росте военных расходов стран постсоветского пространства. Оценивая расходы Азербайджана на военные цели, автор приходит к выводу, что рост военных расходов косвенно свидетельствует о том, что страна готовится к разрешению своих территориальных споров с Арменией военным путем. Из работы А. Матвеева становится известно, что по физическим объемам расходов на оборону Азербайджан с его населением, численность которого перевалила за 9 млн человек, уступает только России с населением в 143 млн человек и Украине с населением в 46 млн человек.

Спустя месяц после публикации работы А. Матвеева в «Независимой газете» была напечатана статья В. Мухина «Содружество милитаризованных государств» . Эта работа вызвала широкий резонанс во многих странах СНГ, в том числе в Азербайджане и Армении . Но при знакомстве с текстом публикации в «Независимой газете» бросается в глаза, что она во многом воспроизводит целые фрагменты работы А. Матвеева в «Военно-промышленном курьере» . Возможно, автором этих публикаций является один и тот же человек.

В любом случае можно сказать, что благодаря публикациям в российской прессе финансовый аспект армяно-азербайджанского противостояния стал достоянием общественности не только России и стран Южного Кавказа, но и европейских аналитиков. Так, в начале 2011 г. был опубликован доклад авторитетной «Кризисной группы» под названием «Армения — Азербайджан: предотвратить войну» . На седьмой странице доклада дается информация об уровне военных расходов Армении и НКР со ссылкой на уже упомянутую работу В. Мухина «Содружество милитаризованных государств».

Практически в это же время, 22 февраля 2011 г., в «Независимой газете» была опубликована новая рабата В. Мухина под названием «Постсоветский военный неоглобализм. Страны СНГ и Грузия удивляют мир ростом военных расходов» . В работе в частности говорится о том, что «относительно большие деньги тратит на оборону и Армения — 4,1% от ВВП. Хотя количественно эти расходы более чем в 10 раз меньше того, что тратит на военные нужды Азербайджан. Однако следует учитывать, что военный потенциал Армении прирастает и возможностями Нагорного Карабаха. Эта непризнанная республика тратит на оборону не менее 150 млн долл., то есть не менее 10% от своего ВВП». Правда, как и в своей предыдущей публикации, автор не говорит о том, откуда у него объективные данные о расходах Нагорного Карабаха на военные нужды.

Часто в публикациях российских авторов, посвященных будущему Карабахского конфликта, даются прогнозы развития событий, которые не учитывают особенностей внешней оборонной политики Азербайджана, а излагают допущения, построенные на субъективном восприятии авторами гипотетических геополитических угроз системе национальной безопасности Российской Федерации.

Так, в работе В. Корбута говорится, что в случае начала войны на карабахском фронте «есть вероятность ввода в регион “голубых касок” ООН или сил НАТО», при этом утверждается, что «это крайне невыгодно России» . Вопросам, связанным с выполнением сторонами карабахского конфликта обязательств, взятых на себя в рамках присоединения Азербайджана и Армении к ДОВСЕ, а также с передачей сторонам техники и вооружения бывшего СССР, посвящена работа Е.Т. Алиева, бывшего на момент ее написания научным сотрудником Центра по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии при МФТИ, а ныне — советника по исследованиям и разработкам южнокорейской компании «Seoul Semiconductor» , «Международный контроль над обычными вооружениями и не контролируемое оружие. Азербайджан — Нагорный Карабах — Армения» .

Сюжетам, связанным с взаимодействием Азербайджана с Россией в области национальной и военной безопасности, посвящена работа старшего научного сотрудника Центра исследований проблем Ближнего зарубежья Российского института стратегических исследований Е.В. Бахревского. В своей статье автор отмечает роль России в урегулировании Карабахского конфликта, говорит о взаимоотношении сторон в связи с обсуждением статуса Каспийского моря, особенно акцентируя внимание на сотрудничестве стран «в связи с вопросами безопасности в регионе Кавказа», включая совместную борьбу с террористическими группировками на российском Северном Кавказе .

Внимание вопросам, связанным с особенностями внешней политики Азербайджана, направленными на организацию сотрудничества с зарубежными странами, в том числе в военной сфере, уделено в известной работе С.И. Чернявского «Новый путь Азербайджана». Не углубляясь в военно-технические нюансы проблемы, автор сосредотачивает внимание на факторах, подталкивавших Баку к заключению того или иного соглашения в военной области со своими внешнеполитическими партнерами . Сильной стороной работы является то, что она написана на основе большого количества разнообразных источников и литературы, снабжена фотоиллюстрациями, но самое главное ее достоинство заключается в том, что автор в своем исследовании стремится дать непредвзятую оценку внешней и внутренней политике Азербайджана, даже когда она по каким-то причинам идет вразрез с внешнеполитической линией официальной Москвы.

Сюжеты, связанные с взаимодействием Азербайджана в военной сфере, в том числе и с Россией, особенно в вопросе использования РЛС «Дарьял», с усилиями азербайджанского политического руководства по укреплению экономической базы системы военной безопасности страны, нашли отражение в книге Н. Зеньковича «Ильхам Алиев. Взгляд из Москвы» .

Среди российских исследователей, которые держат Азербайджан в центре своих научных интересов, заметно выделяются труды и интервью руководителя Центра кавказоведения при Российском государственном гуманитарном университете Исмаила Агакишиева .

Внутренняя и внешняя политика Азербайджана, в том числе связанная с обеспечением национальной безопасности, активно исследуется и Алексеем Власовым, гендиректором Информационно-аналитического центра МГУ, главным редактором популярного информационно-аналитического агентства «Вестник Кавказа» .

Большое внимание азербайджанской внешней политике уделяется в работах Орхана Саттарова, руководителя европейского бюро «Вестника Кавказа» .

В ряду работ российских авторов, посвященных вопросам военно-технического взаимодействия Азербайджана с зарубежными странами, особое место занимает статья Михаила Барабанова «Нагорный Карабах: изменение военного баланса», опубликованная в 2008 г. в англоязычном журнале «Moscow Defense Brief». Хотя работа была написана на основе данных, опубликованных в Регистре обычных вооружений ООН, она привлекла внимание интересующихся особенностями политики военно-технического сотрудничества Азербайджана с зарубежными странами .

Большое внимание вопросам формирования и развития политики военной безопасности АР уделяется в работах военных аналитиков самого Азербайджана. В их ряду одним из самых плодовитых является Джасур Сумеренли (Мамедов). Его работы, опубликованные не только в азербайджанской, но и зарубежной, в том числе российской прессе, всегда привлекают повышенное внимание специалистов.

Именно его перу принадлежит книга «Вперед, к НАТО» . Несмотря на хлесткое название, работа представляет собой не пропагандистский манифест, а скорее, научное пособие, знакомящее читателя с историей, основными направлениями деятельности, ключевыми концептуальными документами НАТО. Главный лейтмотив работы сводится к тому, что реформирование ВС АР в соответствии с натовскими стандартами должно осуществляться не ради одобрения НАТО или даже вступления в эту организацию, а ради создания современной боеспособной армии.

В 2010 г. была издана новая книга этого же автора «Культура сбора информации в военной сфере: азербайджанский и мировой опыт» . В данной работе автор не только рассматривает историю взаимодействия средств массовой информации и вооруженных сил своей страны, не только анализирует мировой опыт в этой области, но и активно ратует за то, чтобы значительная часть информации, касающейся процессов военного строительства в Азербайджане, стала доступной широкой общественности, даже несмотря на то, что страна фактически находится в процессе вялотекущей войны с Арменией.

Большой интерес для нашего исследования представляли и публикации азербайджанского журналиста Рашада Сулейманова, сотрудника азербайджанского информационного агентства АПА. Сосредоточившись на сюжетах, связанных с ВТС Азербайджана с зарубежными странами, автор в своих публикациях не только пишет о той или иной успешной сделке, но и обращает внимание на тактико-технические данные приобретаемых изделий.

Импульс обсуждению в азербайджанском экспертом сообществе вопросов, связанных с обеспечением военной безопасности страны и сценариями карабахского противостояния, задали публикации и интервью генерал-майора Национальной армии Азербайджана Александра Васяка, данные главному редактору информационного портала NET-FAX — NET-ФАКС Алексею Синицыну .

Большую лепту в обсуждение концептуальных вопросов, связанных с обеспечением национальной, военной и информационной безопасности Азербайджана, вносят труды Ризвана Гусейнова .

Сюжетам, связанным с военно-политическим сотрудничеством АР и ТР в рамках НАТО, посвящена опубликованная в Турции работа азербайджанского исследователя А. Аскерзаде .

Таким образом, можно констатировать, что отдельные моменты политики военной и национальной безопасности Азербайджана нашли отражение в работах отечественных и зарубежных исследователей, но при этом часть этих работ содержит откровенные искажения или замалчивание фактов, отражающих особенности политики военной безопасности Азербайджана в 1994–2011 гг.

Научная новизна работы заключается в том, что:

– она является первым в отечественной исторической науке комплексным анализом истории становления и развития политики военной безопасности ключевого государства Юного Кавказа — Азербайджанской Республики — в 1994–2011 гг.;

– в работе показано, какие исторические, политические, экономические и военные факторы влияли на формирование системы военной безопасности Азербайджана в 1994–2011 гг.;

– определено соотношение вызовов и угроз системе национальной и военной безопасности Азербайджанской Республики, вытекающее из современной геополитической ситуации, складывающейся в регионе «Большого Каспия»;

– в исследовании впервые уделено пристальное внимание истории организации работы военно-промышленного комплекса этого государства;

– впервые изучены социальные последствия реализации политики военной безопасности Азербайджана;

– раскрыта роль взаимодействия Азербайджана с различными международными организациями в деле укрепления его вооруженных сил и других силовых структур, задействованных в обеспечении военной безопасности этого государства;

– введены в научный оборот многочисленные разнообразные источники, данные и факты, ранее недоступные большинству российских исследователей в силу их публикации на азербайджанском языке.

Источниковую базу исследования составил обширный объем компаративных и нарративных источников, при этом необходимо отметить, что в силу специфики и хронологических рамок изучаемой темы автор не имел возможности использовать в своей работе источники архивного хранения государственных структур и ведомств, задействованных в обеспечении национальной и военной безопасности Азербайджана, а также государств, внешняя и/или внутренняя политика которых так или иначе оказывает влияние или пересекается с политикой военной безопасности АР.

Очевидно, что подобные документы есть, но они смогут стать достоянием исследователей по прошествии довольно продолжительного времени, исчисляемого часто не одним десятилетием. Вместе с тем современная система международных отношений способствует формированию корпуса источников, которые прямо или опосредованно влияют на оборонную политику современных государств.

С этой точки зрения, важное значение для решения задач, обозначенных в исследовании, имели актовые документы таких международных организаций, как ООН, СБ ООН, ОБСЕ, ЕС, СНГ, ОДКБ, НАТО, ГУАМ, резолюции ОИК/ОИС, ТюркПА и др.

Отдельную группу источников формируют актовые документы Азербайджанской Республики и государств, внешняя и военная политика которых так или иначе соотносится с оборонной политикой АР. В их числе Концепция национальной безопасности Азербайджана, Военная доктрина Азербайджана, Концепция национальной безопасности Российской Федерации, Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, Военная доктрина Российской Федерации, Концепция внешней политики РФ, Военная доктрина Республики Армении, Стратегия национальной безопасности Республики Армения, американский «Акт о поддержке свободы» и др.

Большой интерес для нашего исследования представляла группа нарративных источников, включающая межгосударственные соглашения Азербайджана со своими союзниками и партнерами по взаимодействию в военной сфере, такие как Протокол между Кабинетом министров Украины и Правительством АР о внесении изменений в межправительственное Соглашение о военно-техническом сотрудничестве от 24 марта 1997 г., Соглашение между Правительством Азербайджанской Республики и Правительством Республики Казахстан о сотрудничестве в области производственной и научно-технической кооперации предприятий оборонных отраслей промышленности, Соглашение между Правительствами Республики Беларусь и Азербайджанской республики о производственной и научно-технической кооперации предприятий и организаций оборонных отраслей промышленности, планы двустороннего военного сотрудничества с разными странами.

Особенности формирования политики военной безопасности Азербайджана в 1994–2011 гг. отражены в группе нарративных источников, в которую вошли законодательные акты Азербайджанской Республики, в том числе такие законы, как «Об обороне» (1993), «О государственной тайне» (1997), «О национальной безопасности» (2004), «о мобилизации и подготовке к мобилизации в Азербайджанской Республике» (2005).

В работе использован большой массив нарративных источников, образовавшихся в результате выступлений главы азербайджанского государства перед общественностью, парламентом, правительством и военнослужащими Азербайджана, а также на различных международных форумах.

Корпус нарративных источников исследования пополняют заявления, выступления и интервью 1) других должностных лиц Азербайджана и 2) зарубежных стран, внешняя и военная политика которых приходит в соприкосновение с аналогичной политикой АР. К первой группе можно отнести выступления Э. Мамедъярова, С. Абиева, Я. Джамалова, П. Бюльбюль оглы, ко второй — В. Путина, Д. Медведева, С. Лаврова, С. Иванова, А. Сердюкова, С. Саргсяна, Э. Налбадняна, С. Оганяна, М. Саакашвили, В. Ющенко, В. Януковича, А. Лукашенко, Н. Назарбаева, И. Каримова, Р. Эрдогана, А. Давудоглу, Ш. Переса, А. Либермана, М. Ахмадинежада и др.

Развитие современных информационных технологий, в том числе связанных с развитием различных служб глобальной сети Интернет, создало уникальную возможность использования в исследовании кино- и фотодокументов, дающих возможность как проиллюстрировать некоторые аспекты рассматриваемой проблемы, так и получить дополнительный эмпирический материал по изучаемой теме. При этом необходимо особо отметить, что технические возможности по получению и распространению информации, в том числе связанные с реализацией политики военной безопасности, доступные отдельным лицам и организациям, коренным образом меняют традиционные подходы к обеспечению режима секретности.

Теоретическая значимость диссертации заключается в выработке новых концептуальных подходов к взаимоотношениям Российской Федерации со своими ближайшими соседями, в том числе со странами Южного Кавказа. Их суть сводится к тому, что для осуществления успешной внешней политики на постсоветском пространстве России выгодно отказаться от восприятия новых независимых государств как образований, по уровню своих политических и экономических показателей не отличающихся от союзных республик, легко управляемых из Москвы.

Практическая значимость работы состоит в возможности использования ее результатов заинтересованными органами, ведомствами и частными структурами Российской Федерации при реализации совместных проектов с Азербайджанской Республикой в политической, экономической, а также военной сферах.

Кроме того, отдельные моменты азербайджанского опыта по обеспечению вооруженных сил современными средствами вооруженной борьбы, а также особенности военно-экономической политики этого государства могут быть использованы российской стороной при модернизации собственной армии и оборонного комплекса.

Результаты исследования могут быть использованы академическим сообществом при чтении курсов: «История международных отношений и внешней политики России», «Новейшая история», «История стран СНГ», «Проблемы безопасности на постсоветском пространстве», «Международная и национальная безопасность», «Военные реформы в странах СНГ: сравнительный анализ». «Конфликтология».

Данные, приведенные в исследовании, могут быть привлечены для написания обобщающих работ по истории войн и вооруженных конфликтов, об особенностях экономического обеспечения политики военной безопасности, специфике внешней и внутренней политики государств Южного Кавказа, а также исследований в области региональной безопасности.

Апробация результатов исследования. Ключевые положения, выводы и рекомендации работы были озвучены в ряде выступлений автора на международных и всероссийских научных конференций, в том числе: «Россия между парламентскими и президентскими выборами: актуальные вопросы внутренней и внешней политики» (СПб, 2004), «Россия и НАТО: к новой динамике отношений» (СПб, 2005), «Чтения по военной истории» (СПб, 2005), Второй международный конгресс «Кавказ и Центральная Азия в процессах глобализации» (Баку, 2007), «Роль НАТО в обеспечении стабильности и безопасности в Европе» (Баку, 4 мая 2010), «Новая военная доктрина России. Влияние на Южный Кавказ и Каспийский регион» (Баку, 7 мая 2010 г.), «Российско-азербайджанские отношения. Прошлое. Настоящее. Будущее» (СПб, 14 мая 2010 г.), «Партнерство Россия — НАТО: Реализуя решения Лиссабонского саммита» (СПб, 29 апреля 2011 г.); в ходе различных круглых столов, в том числе тематических, ежегодно проводимых факультетом международных отношений СПбГУ «Современные проблемы международной и национальной безопасности» (2010; 2011 гг.), а также «Движение неприсоединения: 50 лет в мировой политике» (2011) (доклад о военно-политических последствиях присоединения Азербайджана к этому движению), коллоквиум, организованный Российско-турецким культурным центром в Санкт-Петербурге «Россия-Турция: геополитические противники или союзники в Евразии» (2011).

Ряд положений диссертации использовались на факультете международных отношений СПбГУ при чтении курса «Международная и национальная безопасность», предназначенного для студентов бакалавриата, а также дисциплины «Военные реформы в странах СНГ: сравнительный анализ», включенной в учебный план обучающихся на магистерской программе «Стратегические исследования».

Рукопись диссертации была обсуждена на заседании кафедры теории и истории международных отношений факультета международных отношений СПбГУ.

На монографию диссертанта опубликованы рецензии в журнале «Мировая экономика и международные отношения», 2011, № 10 (Россия) и общественно-политической газете «Ayna», 20.11.2010, № 43 (Азербайджан).

Основные положения, выносимые на защиту

1. После распада Советского Союза перед Азербайджаном, так же как и перед другими республиками бывшего СССР, встали задачи по трансформации экономики и социальной сферы, строительству демократической системы политического и государственного управления. Все эти задачи азербайджанскому государству пришлось решать на фоне полномасштабной войны, которая началась с Арменией из-за контроля над Нагорным Карабахом. В силу этого обстоятельства обеспечение военной безопасности и армейского строительства стали для АР приоритетными.

2. Ошибки, допущенные во внешней и внутренней политике правительством А. Эльчибея, к осени 1993 г. обернулись не только поражением Азербайджана, но также чрезмерно обострили социально-экономическую ситуацию в стране. Только возращение в политику Г. Алиева позволило избежать полного краха.

3. Поражение на первом этапе карабахского противостояния вынудило Азербайджан кардинальном образом пересмотреть политику военной безопасности страны. Ключевыми направления военной политики страны с этого момента стали: поиск политических и военных союзников, закупка необходимых для вооруженных сил страны боевых систем, налаживание работы республиканского военно-промышленного комплекса, а также решение социальных и гуманитарных проблем, связанных с обеспечением военной безопасности.

4. Взявшись за решение проблемы поиска военных и политических союзников, Азербайджан поставил перед собой несколько целей: во-первых, найти партнеров, готовых поддержать его в вопросе карабахского урегулирования; во-вторых, сотрудничать со странами, способными поддержать действия Азербайджана на международной арене, когда он будет отстаивать свои региональные и глобальные экономических интересы; в-третьих, взаимодействовать с державами, стремящимися содействовать АР в противостоянии угрозам «нового типа» (наркоторговля, терроризм, торговля людьми, экологические проблемы). В течение 1994–2011 гг. азербайджанское политическое и военное руководство сумело благодаря этому выстроить довольно эффективную модель взаимодействия с зарубежными партнерами, призванную обеспечить успешное функционирование системы военной безопасности страны как в мирное, так и в военное время.

5. При осуществлении политики военно-технического сотрудничества с зарубежными странами Азербайджан стремился не только покупать те или иные боевые системы у различных стран, но и наладить с этими государствами дружественные и союзнические отношения. В благодарность за такое отношение Азербайджан не только своевременно оплачивает поставляемый товар, но и оказывает всеобъемлющую политическую и экономическую помощь своим партнерам на региональном и глобальном уровне, правда, не в ущерб собственным национальным интересам.

6. Наличие политической воли и финансовых возможностей позволили Азербайджану активно решать проблему создания собственного военно-промышленного комплекса. При этом важно, что страна идет на активное привлечение зарубежных военных технологий в свое военное производство, исходя не столько из политической или финансовой целесообразности, сколько из потребностей вооруженных сил в современных боевых системах. Прямым следствием этого стал рост боевых возможностей Национальной армии Азербайджана, что, несомненно, придется учитывать всем странам, имеющим в регионе Южного Кавказа политические, экономические и военные интересы.

7. Реализация политики военной безопасности Азербайджана в 1994–2011 гг. не только свелась к вопросам финансирования вооруженных сил, приобретения для них различных образцов боевой техники, налаживания работы собственного ВПК, организации взаимодействия с различными акторами международных отношений, но и потребовала доктринального и концептуального обоснования политики национальной и военной безопасности. При этом азербайджанскому политическому и военному руководству приходилось прилагать колоссальные усилия для того, чтобы эта работа не шла под политическим нажимом не только внутренних, но и внешних сил, каждая из которых видела свой путь развития военной организации азербайджанского государства. К концу 2011 г. Азербайджан уже принял значительное количество документов, которые определяют ближайшие перспективы развития системы его национальной и военной безопасности.

8. На формирование политики военной безопасности Азербайджанской Республики заметное влияние оказывает не только неурегулированный конфликт с Республикой Армения, но и кавказская политика «великих» и «региональных» держав, которые исходя из своего видения геополитической ситуации в регионе предпринимают те или иные шаги, направленные на противодействие политическому доминированию своих оппонентов, что формирует вызовы и угрозы системе национальной и военной безопасности АР.

В свою очередь, государства Южного Кавказа — Азербайджан, Грузия и Армения — пытаются, исходя из своей геополитической востребованности и экономической привлекательности, отстаивать собственные интересы в этом сложном, запутанном и порой противоречивом поведении вышеназванных акторов международных отношений.

9. Успехи, достигнутые Азербайджаном в деле поиска союзников, военного строительства и разворачивания военно-промышленного комплекса, позволили азербайджанскому политическому и военному руководству обратиться к решению социальных и гуманитарных вопросов, возникающих в результате обеспечения военной безопасности страны. В результате за последние несколько лет в азербайджанской армии на порядок выросло качество вещевого и продовольственного обеспечения военнослужащих, большое внимание уделяется и медицинской защите солдат и офицеров.

Политическое и военное руководство страны, поддерживаемое обществом, настроено на решение социальных проблем армии, хотя и осознает, что сделать это в полном объеме невозможно, но в то же время оно имеет для решения этой проблемы не только политическую волю, но и финансовые ресурсы.

Структура работы. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы и источников и приложений, в которых представлены фотоматериалы и карты, дающие дополнительную информацию по изучаемой проблеме.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяется объект и предмет исследования, обозначается цель работы, ставятся исследовательские задачи, обозначаются хронологические и территориальные рамки работы. Описывается методологическая основа исследования, дается краткое описание степени изученности темы и источниковой базы работы. Определяется научная новизна диссертационного исследования. Дается объяснение теоретической и практической значимости научного сочинения. Показаны основные этапы и формы апробации диссертационного исследования.

Глава первая. Сферы приоритетных национальных интересов Азербайджанской Республики в военной сфере.

§1. Эволюция концептуальных и доктринальных подходов Азербайджана к обеспечению военной безопасности в 1994–2011 гг.

Эффективность системы военной безопасности государства зависит от разных факторов, которые можно разделить на внешние и внутренние. К первым относятся вызовы и угрозы, связанные с геополитическим расположением страны, ее авторитетом в системе международных отношений, наличием союзников и партнеров. Ко вторым можно причислить экономическую мощь государства, качество боевой подготовки личного состава армии, наличие новейших систем вооружения, демографическую и социально-экономическую ситуацию в стране, уровень политической сплоченности общества. Совокупность этих факторов находит свое отражение в концептуальных подходах и доктринальных взглядах на текущее состояние и перспективы системы военной безопасности государства.

Оформленные в виде конкретных документов концептуальные и доктринальные установки становятся идеологической основой системы военной безопасности государства и оказывают на нее прямое воздействие. Ошибочно сформулированные концептуальные подходы к обеспечению военной безопасности государства оказывают разрушительное воздействие не только на эту систему, но могут стать детонатором разрушения самого государства.

Ключевое влияние на формирование концептуальных основ политики военной безопасности государства имеет его история, а точнее, то, как эта история осмысливается и воспринимается политическим руководством и населением страны в текущий момент. Можно выделить одну закономерность: государства, вышедшие на международную арену в результате тех или иных исторических катаклизмов, чаще, чем успешно развивающиеся страны обращаются к своему историческому прошлому, в том числе для обоснования изменений в системе своей военной безопасности.

Доктринальные основы политики военной безопасности государства, в отличие от концептуальных, напрямую формируются военным руководством государства, но под влияниям, контролем и при поддержке политического руководства.

Из-за карабахского конфликта формирование концептуальных основ политики военной безопасности современного азербайджанского государства началось раньше, чем процесс его образования и юридического признания на международной арене.

Когда конфликт стал переходить в горячую стадию, концептуальный подход азербайджанской стороны к обеспечению военной безопасности был связан с нахождением Азербайджана в составе СССР. Тогда азербайджанская сторона считала, что Центр должен пресечь сепаратистское движение армян Нагорного Карабаха и потому обязан использовать не только политические средства, но и войска МВД, для разоружения армянских боевиков, прибывших в регион не только из Армянской ССР, но и зарубежных стран.

В свою очередь, союзное руководство всячески подпитывало такой концептуальный подход к обеспечению военной безопасности Азербайджана и даже позволило начать формирование на территории АзССР отрядов милиции особого назначения. Однако к моменту распада СССР, когда вооруженное противостояние между Арменией и Азербайджаном приняло масштабный характер, эти формирования с трудом могли выполнять возложенные на них задачи. Именно в этот момент в стране начали формироваться вооруженные отряды различного толка, которые главной своей задачей ставили сохранение территориальной целости Азербайджана.

Тогда же начали формироваться различные концептуальные подходы к обеспечению военной безопасности Азербайджана, которые условно можно разделить на романтический, утопический и реалистический.

Сторонники романтического подхода считали, что обретение Азербайджаном независимости позволит ему без оглядки на Москву в течение короткого времени разрешить карабахскую проблему, что автоматически снимет угрозы в военной сфере. Для достижения этой цели они считали, что необходимо добиваться вывода российских войск с территории страны, но при этом вооружение этих частей должно было быть передано азербайджанской стороне. Несмотря на всю слабость аргументов сторонников такого подхода, на рубеже 1980–1990-х общественность страны всячески поддерживала эти идеи, правда, недолго. По мере того, как противостояние c Арменией стало приобретать черты реальной войны, популярными в общественном сознании страны стали идеи политических сил, чей подход к обеспечению военной безопасности страны мы обозначим как утопический.

Приверженцы этого подхода утверждали, что обеспечение военной безопасности Азербайджана возможно только после того, как страна будет интегрирована в большой тюркский мир. Отцом-основателем подобного подхода был лидер Народного фронта Азербайджана А. Эльчибей. Однако пантюркизм А. Эльчибея вскоре столкнулся с реальностью, в которой ни Турция, ни тюркоязычные государства, возникшие на обломках СССР, не проявляли готовности к интеграции и защите Азербайджана от внешней агрессии. За попытку реализации этих идей в жизнь Азербайджану пришлось заплатить утерей контроля над частью своих территорий, а также ростом социальной напряженности в обществе, что привело к отрешению А. Эльчибея и возглавляемого им политического течения от власти.

После прихода к власти Г. Алиева в вопросах армейского строительства и укрепления силовых структур страна стала постепенно ориентироваться на мнение профессионалов. Именно эта категория лиц стала источником формирования новых концептуальных установок по обеспечению военной безопасности, основанной на реальной политике.

Исходя из своего опыта работы в должности первого заместителя председателя Совета министров СССР, где Г. Алиев занимался в том числе вопросами военного строительства, он приложил максимум усилий для того, чтобы концептуальные подходы к обеспечению военной безопасности были зафиксированы в различных правовых документах. Поэтому неслучайно, что одним из первых законодательных актов, принятие которых он инициировал после того, как занял должность Президента Азербайджана, стал подписанный 26 ноября 1993 г. закон «Об обороне».

Тогда даже у высшего политического руководства страны еще не было четко сформулированных представлений о том, что должно быть включено в военную доктрину азербайджанского государства, а что должно остаться на уровне концептуальных подходов к обеспечению военной безопасности.

Определенное воздействие на формирование концептуальных основ политики военной безопасности Азербайджана и создание его военной доктрины оказал факт присоединения страны к программе НАТО «Партнерство во имя мира» 4 мая 1994 г.

Однако на разработку полноценного концептуального документа, который позволил бы с точностью определять перспективные направления политики военной безопасности АР, потребовалось длительное время. Ситуация начала меняться после избрания Президентом Азербайджана И. Алиева. 29 июня 2004 г. им был подписан Закон Азербайджанской Республики «О национальной безопасности». Это первый в истории современного азербайджанского государства документ, в котором были изложены концептуальные основы обеспечения национальной безопасности, в том числе ее важнейшей составляющей — военной безопасности.

Однако сам процесс принятия Военной доктрины и Концепции национальной безопасности Азербайджана оказался затяжным. Одна из причин этого заключалась в том, что представители НАТО всячески стремились не допустить включения в эти документы пунктов, в которых Армения была бы названа врагом. С точки зрения Баку, это было нонсенсом. Однако у чиновников НАТО была своя логика действий. Для них было важно сохранять ровные отношения не только с Азербайджаном, но и с Арменией, которая, несмотря на членство в ОДКБ, активно сотрудничает с НАТО.

Взаимодействие с НАТО в области формирования концептуальных документов, затрагивающих различные сферы национальной безопасности, способствовало принятию 23 мая 2007 г. Концепции национальной безопасности Азербайджана (КНБА). Принятие КНБА вплотную подвело страну к необходимости разработки и внедрения Доктрины военной безопасности. Однако вновь процесс принял затяжной характер. Летом 2007 г. уверенность в том, что Военная доктрина Азербайджанской Республики (ВДАР) будет принята в ближайшее время, выражали многие политики и военные эксперты в АР. Тем не менее тогда ожидаемого принятия военной доктрины Азербайджана не произошло. К рубежу 2009–2010 гг. необходимость принятия ВДАР стала уже серьезной потребностью системы военной безопасности страны. С января 2010 г. началась интенсификация работ в этом направлении.

В начале июня 2010 г. споры экспертов и политиков о содержании ВДАР продолжали будоражить общественное мнение страны. Суть споров оставалась прежней: какие страны должны быть названы союзниками и друзьями, а какие отнесены к врагам. В разгар этих дискуссий сайт «Media forum» разместил на своих страницах проект ВДАР. Обнародование проекта ВДАР поставило точку в спорах о предполагаемом содержании этого документа. Вместе с тем подтвердились «опасения» тех, кто говорил о том, что в ВДАР не будут четко прописаны союзники и враги Азербайджана, за исключением Армении.

Вместе с тем политическое руководство страны однозначно давало понять критикам, что не позволит превратить ВДАР в декларацию, отражающую господствующие в различных политических группировках представления о том, каким должно быть будущее системы военной безопасности страны.

Процесс формирования доктринальных и концептуальных основ политики военной безопасности Азербайджана прошел долгий и сложный путь. При этом очевидно, что до разрешения конфликта с Арменией Азербайджан вряд ли будет радикально менять содержание своих концептуальных документов, связанных с обеспечением военной безопасности, в которых РА указана как главный источник угроз в военной сфере, даже если на него будет оказываться политическое давление со стороны ведущих акторов мировой политики.

Приняв концептуальные документы, определяющие стратегические направления политики военной безопасности, Азербайджан тем самым не только развивает систему своей военной безопасности, но и очерчивает границы своих политических и экономических интересов в современной системе международных отношений.

§2. Воздействие геополитических интересов «великих» и «региональных» держав на Кавказе на политику военной безопасности Азербайджанской Республики.

Построение эффективной политики военной безопасности любого государства невозможно без учета геополитических реалий, в которых существует эта держава. Для системы военной безопасности Азербайджана большое значение имеют геополитические интересы акторов мировой политики, которые считают кавказский регион зоной своих жизненных интересов. Исходя из этого страна ведет планомерную и целенаправленную политику, направленную на доведение до мировой общественности своей позиции не только по карабахской проблеме, но и по многим актуальным вопросам современных международных отношений, особенно когда они касаются региона, в котором расположен Азербайджан. Поэтому АР не устраивают мифологизированные образы Кавказа, которые оказывают влияние на формирование внешней политики участников международных отношений, действующих в регионе.

Первый миф, связанный с Кавказом, заключается в том, что Кавказ — это источник больших запасов нефти и газа. Именно этот миф подогревает неутихающий интерес к региону у «великих» и «региональных» держав. При этом доподлинно известно, что нефть и газ никогда не добывались на территории всего Кавказа. В этом регионе добыча углеводородного сырья осуществлялась только в Грозном и Майкопе, находящихся в составе России, и в ряде районов Азербайджана.

С точки зрения внешнеполитических интересов Баку, осознание этого простейшего факта ведущими игроками мировой политики позволит им проводить более четкую градацию стран Южного Кавказа, что, в свою очередь, заставит их сделать окончательный выбор в вопросе определения стратегического партнера в регионе. В Баку не без оснований полагают, что выбор будет сделан в пользу Азербайджана, не только готового стать надежным поставщиком энергоносителей, но и инвестировать большие средства в экономику своих партнеров. Подобное развитие событий, в свою очередь, позволяет АР, не прибегая к использованию военной силы, увеличить как политическое, так и экономическое давление на Армению, добиваясь от нее освобождения оккупированных территорий.

Второй миф сводится к тому, что Кавказ — источник неиссякаемых конфликтов. Однако обращение к истории этих конфликтов указывает на то, что, когда ослабевало внешнее воздействие на регион, здесь быстро наступали мир и стабильность.

Третий миф гласит, что Кавказ имеет исключительное геополитическое значение, так как расположен на пересечении путей, связывающих Запад с Востоком, Север с Югом. Однако транспортные артерии, маршруты и коридоры окутывают не весь Кавказ, и по этой причине транзитная привлекательность России, Азербайджана, Грузии и Армении различна.

Четвертый миф присущ общественному мнению многих стран, но в первую очередь России, и заключается он в том, что государства Южного Кавказа недалеко ушли в своем развитии от уровня союзных республик. По этой причине шаги этих стран на международной политической арене воспринимаются Москвой иногда с удивлением, иногда с недопонимаем, а часто с настороженностью. C точки зрения Баку, господство в общественном сознании РФ названного мифа создает препоны для развития отношений РФ и АР. И хотя политические лидеры стран прилагают усилия для интенсификации межгосударственных отношений, в Азербайджане хотели бы, чтобы именно общественность России осознала реалии сегодняшнего дня и перестала воспринимать АР как экс-советскую республику СССР.

Еще раз хотелось бы акцентировать внимание на том, что перечисленные мифы формируют поведение различных акторов мировой политики в регионе, что со стороны воспринимается как осознанная кавказская политика «великих» и «региональных» держав. Касается это и государств, граничащих с регионом.

К сожалению, кавказская политика Ирана часто остается вне поля зрения отечественных специалистов, убежденных в том, что современные вызовы, стоящие перед этим государством, вынуждают его противостоять в первую очередь угрозам, исходящим от западных стран. Вместе с тем кавказская политика Ирана, в том числе направленная на Северный Кавказ, реализуется через Азербайджан и в основном ориентирована на то, чтобы включить АР в орбиту своего влияния. При этом в Тегеране боятся двух вещей: 1) Азербайджан может быть использован в качестве базы западными странами; 2) АР поддерживает движение южных азербайджанцев за культурно-национальную автономию.

Турецко-азербайджанская дружба долгое время базировалась на формуле «одна нация — два государства». Опираясь на нее, Анкара за время, прошедшее после распада СССР, существенно укрепила свои позиции в АР. В Баку не возражали против этого, но после подписания в октябре 2009 г. армяно-турецких протоколов между странами возникли определенные разногласия. Тогда в Анкаре осознали, что уступки Западу в вопросе нормализации армяно-турецких отношений без разрешения карабахской проблемы могут не только оттолкнуть Азербайджан от Турции, но и нанесут ей вполне ощутимый экономический урон, а также ослабят влияние Анкары во всем тюркском мире.

Стремительная институализация ЕС превращает его в самостоятельного актора международных отношений, который также имеет свои интересы на Кавказе.

Первым серьезным испытанием для кавказской политики ЕС стал карабахский конфликт. Начало широкомасштабной войны между Арменией и Азербайджаном и последовавшая за ней оккупация 20% территорий Азербайджана теоретически должны были определить отношение европейцев к этим трагическим событиям, однако они предпочли оценивать происходящее не с точки зрения существующих Хельсинкских соглашений, а с нейтральной позиции, стремясь не обидеть ни одну из сторон конфликта.

Подобная позиция была очень удобна Брюсселю, так как и Баку, и Ереван, стремясь добиться урегулирования конфликта в выгодном для себя ключе, наравне с другими центрами мировой политики (Вашингтоном и Москвой) стали обращаться к ЕС за политической поддержкой. Последний, вовлекая Азербайджан и Армению в орбиту своего влияния, способствовал принятию этих стран практически во все существующие европейские структуры и институты и тут же стал требовать от Азербайджана, Армении и, конечно, Грузии радикальной модернизации своей политической системы. И если Тбилиси после прихода к власти М. Саакашвили принял условия подключения к матрице европейской семьи народов, то Баку и Ереван предпочли, слушая советы европейцев, идти своим путем.

Однако после событий, связанных с российско-украинским газовым конфликтом, ослабший интерес ЕС к Кавказу вспыхнул с новой силой. Решив, что в конфликтной ситуации виновата Россия, Брюссель озаботился поиском альтернативных поставщиков газа и, конечно, вспомнил про Азербайджан. Вновь актуализировались вопросы, связанные со строительством газопровода «Набукко». В какой-то момент было даже предложено ради ускорения строительства проложить его в Турцию не через грузинскую, а через армянскую территорию. Однако Азербайджан вновь заявил, что, пока армянские войска продолжают оккупацию его территорий, присоединение Еревана к проекту невозможно.

Осознав, что платой за энергоносители, поступающие из Азербайджана через территорию Грузии, могут стать не только деньги, но и необходимость разрешения региональных конфликтов, так беспокоящих Баку и Тбилиси, Брюссель в мае 2009 г. инициировал начало программы «Восточное партнерство», призванной установить более тесные связи Украины, Белоруссии, Молдовы, Азербайджана, Армении и Грузии с ЕС и частично снять остроту конфликтности на Южном Кавказе. Однако, судя по всему, этим надеждам не суждено сбыться. И связано это с желанием Азербайджана добиться освобождения своих территорий в обозримом будущем, а не ждать изменения в далекой перспективе армянской внешней политики в рамках реализации программы «Восточного партнерства».

Еще один фактор, который не позволяет кавказской политике ЕС стать эффективной, заключается в том, что европейцы основными своим союзниками в регионе признают только США, одновременно вольно или невольно стремясь выдавить из региона Россию. В то же время две из трех стран Южного Кавказа — Азербайджан и Армения — не горят особым желанием портить дружбу с Россией ради ЕС.

Кавказская политика России делится на два направления. Первое из них призвано сохранить контроль Москвы над Северным Кавказом, второе ориентировано на удержание геополитического влияния на Южном Кавказе.

Политика России в отношении стран Южного Кавказа начала формироваться после развала СССР. Однако ее основы были заложены в последние годы существования Советского Союза, когда Москва, пытаясь удержать регион под контролем, не стала пресекать деятельность армянских сепаратистов в Азербайджане и абхазских и югоосетинских в Грузии. Поэтому сразу после распада СССР Баку и Тбилиси в своей внешней политике стали ориентироваться на кого угодно, только не на Москву. В результате у России на Южном Кавказе остался только один союзник — Армения.

Несмотря на сложность отношений с Москвой, Тбилиси и Баку еще долго надеялись на то, что Россия, будет способствовать разрешению стоящих перед ними проблем, взамен они готовы были стать верными союзниками России. Именно поэтому и Азербайджан, и Грузия вступили в СНГ и присоединились к ДКБ. Однако Москва, сделав несколько шагов навстречу Азербайджану и Грузии, перестала всерьез заниматься налаживанием отношений с ними. Как следствие, в 1999 г. Азербайджан и Грузия покинули ДКБ. После этого Грузия начала стремительно сближаться с НАТО, сделав вступление в эту организацию приоритетной задачей своей внешней политики.

Азербайджан также пошел на сближение с НАТО, правда, не ставя вступление организацию во главу угла своей внешней политики.

В этой ситуации Армения стала требовать от России выделения ей дополнительных финансовых ресурсов, а также вложения инвестиций в промышленность. При этом российский бизнес не проявляет большого интереса к армянской экономике, так как понимает, что невозможно наладить сбыт продукции, произведенной в Армении, так как границы ближайших стран (Турции и Азербайджана), способных в большом количестве покупать армянские товары, закрыты, а их доставка через Грузию в Россию нерентабельна.

Несмотря на это в Москве не хотят допустить полного коллапса армянской экономики. По этой причине Россия продолжает выделять Еревану льготные кредиты и одновременно пытается помочь Армении вырваться из тисков экономической блокады, в которую эта страна попала после того, как армянские войска захватили часть территорий Азербайджана, и тогда дружественная Баку Турция закрыла границы с Арменией. После подписания цюрихских протоколов многим в России и в Армении показалось, что открытие границы произойдет очень быстро. Однако выяснилось, что слова главы турецкой дипломатии А. Давудоглу о взаимосвязи процесса ратификации протоколов с урегулированием карабахского конфликта не являются пустым звуком.

Исходя из своих стратегических целей РФ было бы выгодно в ближайшее время определиться со своими приоритетами на Южном Кавказе, но вряд ли при этом ей следует, как и раньше, делать ставку в регионе только на Армению. Наоборот, заняв позицию справедливого арбитра, Россия через урегулирование карабахского конфликта должна еще больше приблизить к себе Азербайджан с тем, чтобы через создание новых транзитных путей через Азербайджан, Армению и далее в Турцию увеличить собственный геополитический вес в регионе.

Внимание к Кавказу у американцев начало формироваться еще в годы «холодной войны». Тогда основными источниками знаний о регионе для них были члены армянской диаспоры США, а также данные радиоперехватов со станций слежения, расположенных в Турции и Иране. С последними пришлось распрощаться после иранской революции 1979 г. После распада СССР американцы вновь сосредоточили свое внимание на регионе, особенно, на нефтяных ресурсах Азербайджана. Достаточно откровенно о необходимости установления контроля над Азербайджаном одним из первых заявил З. Бжезинский в своей книге «Великая шахматная доска».

Однако достигнуть чрезмерных успехов в вовлечении Баку в орбиту своего влияния Вашингтону не удалось. Причин тому несколько. Во-первых, объявив Южный Кавказ зоной своих жизненных интересов, США в начале 1990-х гг. не стали предпринимать реальных шагов военно-политического или экономического характера, призванных закрепить доминирование США в регионе. Это было связано как с уверенностью в том, что после «холодной войны» никто и нигде не сможет встать на пути американских устремлений, так и с тем, что США были морально не готовы к вмешательству в конфликты, вспыхнувшие на южных рубежах бывшего СССР. Во-вторых, в желании быть нейтральными в разрешении Карабахского конфликта американцы очень быстро растеряли доверие и Баку, и Еревана, каждый из которых считал, что именно ему Вашингтон должен оказать поддержку в Карабахском конфликте.

Это стало одной из причин того, что внимание США сосредоточилось на Грузии, власти которой, разочаровавшись в дружбе с Россией, стали ориентироваться на Запад в целом и на США в частности. Американцы сочли, что в случае демократизации Грузии они получат прекрасную возможность для оказания политического давления на руководство Азербайджана и Армении. И тогда неурегулированный карабахский конфликт стал для американцев находкой.

Во-первых, каждая из сторон конфликта так или иначе обращалась за посредническими услугами к США. Во-вторых, ставился крест на альтернативных путях прокладки нефтепроводов в обход Грузии через армянскую территорию в Турцию. Правда, оставался еще один маршрут поставки азербайджанской нефти на мировые рынки — через территорию РФ, — но для этого Москва должна была восстановить свой контроль над мятежной Чечней. Осознавая, что скорейший разгром сепаратистов в Чечне может подтолкнуть Баку к сотрудничеству с Москвой, американцы приложили максимум усилий для того, чтобы этот конфликт принял затяжной характер. В первую очередь, это выражалось в информационной поддержке, которая оказывалась сторонникам генерала Дж. Дудаева.

Начало строительства нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан способствовало усилению геополитического значения Грузии, что в свою очередь должно было гарантировать воплощение в жизнь американских планов по дальнейшей «демократизации» страны и региона. Когда же этот процесс несколько замедлился, США спровоцировали начало первой «цветной революции» на постсоветском пространстве — «Революции роз», в результате которой к власти пришел М. Саакашвили.

Тогда могло показаться, что США близки к своей цели и в скором времени как минимум еще и Баку окажется под их идеологическим контролем. Однако попытка организации очередной «цветной революции» в Азербайджане потерпела фиаско.

Не удалось американцам провести и смену власти в Армении, хотя за Л. Тер-Петросяном, поддерживаемым Западом, шли значительные массы армянского населения.

Не добившись успехов в расширении зоны своего влияния на всем Кавказе, американцы опять сосредоточились на Грузии. Благодаря их поддержке М. Саакашвили стал вести себя неадекватно в отношениях с Москвой. Видимо, он просто уверовал в то, что ради Грузии американцы пойдут на любое противостояние с Россией. В свою очередь, США не предприняли никаких усилий, способных убедить М. Саакашвили в обратном.

После прихода к власти в США администрации Б. Обамы могло показаться, что американцы, занятые решением проблем Ирака и Афганистана, забыли о Грузии. Однако именно война с Талибаном заставляет США вновь обратить внимание на Грузию, которая готова предоставить свою территорию для складирования американских военных грузов с целью их дальнейшей переброски в Афганистан.

В обозримом будущем американцам не хватит средств, политической воли и знаний, способных улучшить их положение на Кавказе. Причина этого заключается в том, что США, также как ИРИ, Турция, ЕС и РФ осуществляет свою кавказскую политику, исходя из своих национальных интересов, напрочь забывая, что между государствами региона имеются серьезные конфликты, без разрешения которых осуществлять те или иные шаги на Кавказе не удастся. При этом США, так же как ЕС, Россия, Турция и Иран подозревают других участников кавказской политики в желании установить полный контроль над регионом.

В силу этого обстоятельства конфликтный потенциал региона возрастает, а в тени этого противостояния расцветают экстремистские организации, представляющие уже не мифическую, а реальную угрозу большинству стран региона, включая Россию и Азербайджан.

Глава 2. Поиск союзников и взаимодействие Азербайджана с зарубежными странами в военной сфере в 1994–2011 годах.

§1. Взаимодействие Азербайджана в военной сфере со странами Азии и Африки.

Анализ хода боевых действий на карабахском фронте показал политическому руководству АР, что в ряду разнообразных причин, приведших к поражению азербайджанкой стороны на первом этапе карабахской войны, было и отсутствие у Баку военных и политических союзников. Подобное обстоятельство сложилось, в первую очередь, из-за непродуманной внешней политики Президента Азербайджана А. Эльчибея.

С приходом к власти Г. Алиева ситуация начала меняться. Первым делом он постарался наладить добрососедские отношения с Ираном, Грузией, Туркменией и, конечно, Россией. Понимая, что без российской военной помощи Армения не способна на ведение затяжной войны, Г. Алиев предпринимает ряд мер, направленных на увеличение военно-политического веса Азербайджана в системе военной безопасности России, и 24 сентября 1993 г. страна вступает в сформированный Россией военный блок — Организацию договора о коллективной безопасности.

Но надеждам Баку на помощь Москвы в решении карабахской проблемы не суждено было сбыться, и тогда Азербайджан, продолжая сотрудничать с Россией в военно-политической сфере, начинает искать себе новых союзников. Одной из первых в их ряду стала Турция. Однако членство в НАТО не позволяло этой стране принимать абсолютно самостоятельные решения в вопросах военного сотрудничества с Азербайджаном.

Осознавая, что процесс освобождения оккупированных азербайджанских земель потребует не только сугубо военных, но и огромных политических усилий, азербайджанское руководство с лета 1994 г. стремится добиться поддержки не только ООН, ОБСЕ, НАТО и ДКБ, но и Организации исламская конференция (ОИК).

Рост внимания ОИК к проблемам, стоящим перед Азербайджаном, продемонстрировала состоявшаяся в 1996 г. в Джакарте 24-я конференция глав МИД стран-членов ОИК. Здесь была принята очень важная в политическом плане резолюция «Об агрессии Армении в отношении Азербайджана». В дальнейшем Азербайджан наращивал сотрудничество с организацией, и к 2006 г. даже армянские эксперты, ранее очень пренебрежительно относившиеся к возможности применения потенциала ОИК против Армении, вынуждены были признать, что Баку умело использует этот ресурс.

За последние годы поддержка, оказываемая ОИК усилиям Азербайджана по решению карабахской проблемы, только увеличилась. Это со всей очевидностью продемонстрировало 36-е заседание глав МИД стран-членов ОИК, которое состоялось в Дамаске 23–25 мая 2009 г. В ходе работы саммита было принято три резолюции, в той или иной форме осуждающих армянскую внешнюю политику в отношении Азербайджана и требующих вывода армянских войск с оккупированных территорий.

Членство в ОИК открыло для АР возможности для тесного сотрудничества с большинством мусульманских стран. Это не означает, что в случае возобновления боевых действий в зоне карабахского конфликта ОИК немедленно призовет все исламские государства оказать военную помощь Баку, но в то же время организация и не станет пассивно наблюдать за развитием событий, как это было в начале 1990-х гг. Одновременно ряд членов организации уже самостоятельно могут оказать Азербайджану военную поддержку. Одной из стран исламского мира, долгое время не исключающей участия своих военнослужащих в боевых действиях на стороне азербайджанской армии, был Пакистан.

Об этом в 2000 г. в Тегеране на саммите стран ОЭС после встречи с Г. Алиевым заявил тогдашний руководитель Пакистана П. Мушарраф. Весной 2001 г. министр обороны АР С. Абиев посетил Пакистан с ознакомительным визитом. Постепенно не только Азербайджан стал открывать для себя Пакистан, но и Исламабад стал проявлять заинтересованность в углублении связей с Баку. Со всей очевидностью это продемонстрировал визит П. Мушаррафа в Азербайджан в начале июля 2004 г. Спустя месяц после визита Президента Пакистана,в начале августа 2004 г. Азербайджан посетил начальник генштаба пакистанской армии Мухаммед Азиз Хан. К концу 2004 г. темпы сотрудничества Азербайджана и Пакистана в военной сфере приняли настолько мощный характер, что посол Пакистана в Азербайджане М. Хафиз говорил о том, что отношения между государствами должны быть тесными во всех сферах, а не только военной.

Уровень азербайджано-пакистанского сотрудничества в военной сфере, достигнув своего пика в 2006 г., не пошел вниз и в следующем году, хотя в 2007 г. в самом Пакистане политическая ситуация была сложной и противоречивой.

К концу 2009 г. взаимная заинтересованность Азербайджана и Пакистана в сфере военно-технического сотрудничества только возросла. Баку, как и раньше, продолжает наращивать боевые возможности своих вооруженных сил, а Исламабад в лице Азербайджана имеет надежного партнера, который своими заказами в области ВТС позволяет пакистанской экономике справляться с последствиями мирового экономического кризиса. В то же время для Баку очень важным является то, что Пакистан готов поддержать любую позицию Азербайджана в Карабахском конфликте.

Активная деятельность Азербайджана в ОИК позволила ему наладить тесные союзнические отношения не только с Пакистаном, но и с Хашимитским королевством Иордании. В 2006 г. между сторонами были достигнуты первые договоренности по налаживанию связей в военной области. Через некоторое время в Азербайджане было налажено производство не имеющих аналогов на всем постсоветском пространстве бронеавтомобилей с усиленной противоминной защитой «Marauder» и «Matador». Производство названных боевых машин начало осуществляться компанией Middle East Defence Systems (MDS), являющейся совместным предприятием иорданского KADDB (King Abdullah II Design and Development Bureau) и южноафриканской компании Paramount Group.

Интенсификации азербайджано-иорданских связей в военной области способствовала и вторая встреча комиссии по сотрудничеству в военной сфере в Аммане 1–4 июня 2009 г. После нее азербайджанские военные договорились с иорданской стороной о том, что им разрешат ознакомиться с системой военного командования и информационного управления вооруженными силами Иордании.

Но не только азербайджанские военные проявляют интерес к достижениям своих иорданских коллег, последние сами не прочь приобщиться к опыту, которым обладает Азербайджан в области военной безопасности. В начале августа 2009 г. делегация Королевского инженерного корпуса ВС Иордании прибыла в город Гейгель на учебную базу Азербайджанского национального агентства по разминированию (ANAMA).

Несомненно, уровень и продолжительность азербайджано-иорданских связей в военной области уступает аналогичным показателям азербайджано-пакистанских и азербайджано-турецких связей, но их интенсивность и планомерность развития дает возможность утверждать, что Азербайджан приобрел довольно надежного военного союзника в лице Иордании.

Сотрудничество в военной сфере со странами Азии и Африки позволило Азербайджану не только получить доступ к современным военным технологиям, но и приобрести партнеров, готовых поддержать его позицию в карабахском урегулировании.

§2. Взаимодействие Азербайджана в военной сфере со странами постсоветского пространства.

Одновременно с поиском новых союзников Азербайджан продолжал наращивать интенсивность диалога со странами, которые долгие годы являлись его традиционными партнерами не только в военной, но и в политической и экономических сферах. При этом нельзя сказать, что Баку стремился наладить связи в области военного сотрудничества сразу со всеми государства бывшего СССР. Условно азербайджанскую внешнюю, оборонную политику на этом направлении можно сегментировать так: 1) взаимоотношения с ОДКБ; 2) сотрудничество с Россией; 3) взаимоотношения с Украиной, Белоруссией, Грузией; 4) взаимодействие со странами Центральной Азии.

На начальном этапе своего участия в ДКБ Азербайджан рассчитывал на помощь организации в реформировании своих вооруженных сил, а также на возможность приобретения у России современных систем вооружения. Однако внешняя политика тогдашнего российского руководства в отношении государств Южного Кавказа продолжала оставаться однобокой и недальновидной.

В сентябре 1993 г. было обнародовано распоряжение Президента России «О посредничестве Российской Федерации в урегулировании конфликта в Нагорном Карабахе». Формально Россия вводила ограничения на поставки вооружений Азербайджану и Армении. Но в Баку сочли, что оно направлено, прежде всего, против АР, так как, несмотря на появление названного документа, Россия продолжала снабжать Армению техникой и вооружением.

Начало расследования незаконных поставок российского оружия армянской стороне в 1992–1996 гг., которым занялась специальная парламентская комиссия под руководством председателя Комитета Госдумы по обороне генерала Льва Рохлина, вновь давало Баку надежду на то, что политика России в отношении Азербайджана не будет столь однобокой. Однако после трагической гибели генерала и фактического прекращения деятельность комиссии при продолжающейся поддержке Россией Армении в военной области надежды Азербайджана на «восстановление справедливости» окончательно рухнули. Как следствие, интерес Азербайджана к участию в ДКБ начал стремительно падать. 2 апреля 1999 г. Азербайджан, наряду с Грузией и Узбекистаном, отказался от дальнейшего участия в ДКБ, которая, в свою очередь, именно тогда трансформировалась в ОДКБ.

К 2004 г. Киев и Баку имели в своем активе восемь межправительственных соглашений о сотрудничестве в различных сферах. В том числе и «соглашение о производственной и научно-технической кооперации предприятий оборонной сферы промышленности, межправительственное соглашение о сотрудничестве в подготовке летного и инженерно-технического состава авиации двух государств». Украина стала первой страной постсоветского пространства, с которой Азербайджан начал планомерно сотрудничать в области политики военной безопасности. Как следствие, к 2007 г., ощутив выгодность сотрудничества с Баку в военной сфере, украинская сторона уже сама ратовала за активизацию военного и военно-технического сотрудничества с Азербайджаном.

Пример Киева подтолкнул и Минск к интенсификации диалога с Баку в области военно-технического сотрудничества. В ноябре 2004 г. между Азербайджаном и Белоруссией было заключено Соглашение между Правительствами Республики Беларусь и Азербайджанской республикой о производственной и научно-технической кооперации предприятий и организаций оборонных отраслей промышленности. В конце 2007 г. во время визита министра обороны Белоруссии в Азербайджан стороны подписали план военного сотрудничества на 2008 год.

Перечисленные выше соглашения с Украиной и Белоруссией позволили Азербайджану за короткий промежуток времени приобрести для нужд своей армии ряд систем вооружения с высокими боевыми качествам, например таких, как РСЗО «Смерч», истребители «Миг-29», танки Т-72Б и др.

Укрепляя связи с Украиной и Белоруссией, Азербайджан не терял интереса и к углублению сотрудничества с Россией, отчетливо давая понять Москве, что желает развивать связи с ней на основе двусторонних соглашений, не вступая в ОДКБ.

К 2002 г. взаимный интерес к сотрудничеству подталкивает стороны к началу нового этапа отношений в военной сфере. В феврале 2003 г. во время визита в Азербайджан министра обороны России С. Иванова между сторонами было подписано межправительственное соглашение о военно-техническом сотрудничестве.

К концу 2009 г. сторонам с трудом, но все же удалось наладить доверительные отношения в военной сфере, хотя определенная напряженность между ними сохраняется. Причины этого заключаются в том, что Москва, озабоченная обеспечением собственной военной безопасности, с подозрением и ревностью воспринимает любую связь Азербайджана с Западом в целом и с НАТО в частности.

С другой стороны, Баку столь же ревностно относится к российско-армянскому военно-техническому сотрудничеству. При этом необходимо учесть, что азербайджанскую сторону беспокоит не столько сам факт поставок российских вооружений Армении, а то, что эти поставки осуществляются на безвозмездной основе.

Другая проблема, которая периодически омрачает двусторонние российско-азербайджанские отношения в политической и военной сферах, — это деятельность функционирующей под патронажем России ОДКБ.

Азербайджанскую сторону сильно раздражают некорректные, а зачастую грубые высказывания должностных лиц различного уровня в России, направленные на «насильственное» возобновление членства Азербайджана в ОДКБ. Именно по этой причине Азербайджан не будет в обозримом будущем вступать в организацию, а заявления Генерального секретаря ОДКБ, в том числе, проармянские или призывающие к сохранению на неопределенное время статус-кво в зоне Карабахского конфликта, будут отвергаться как несоответствующие национальным интересам страны. Важным следствием этого, вероятнее всего, станет то, что Азербайджан окончательно потеряет интерес к участию в ОДКБ.

Напряженность во взаимоотношениях с Секретариатом ОДКБ не отражается на двусторонних отношениях Азербайджана в военной и экономической сферах с Белоруссией, Казахстаном, Узбекистаном, Таджикистаном и Киргизией.

Важное значение в политике военной безопасности Азербайджана имеет и сотрудничество со странами постсоветского пространства, не вошедшими в СНГ. Речь идет об Эстонии, Латвии и Литве. Дальше всего в сфере военного сотрудничества со странами Прибалтики Баку продвинулся во взаимоотношениях с Литвой.

Взаимодействие в военной области со странами постсоветского пространства, в том числе с Россией и государствами Центральной Азии, позволяет Баку не только решать вопросы оснащения своей армии современными боевыми системами, но и препятствует усилиям армянской стороны использовать потенциал того же ОДКБ против Азербайджана.

§3. Взаимодействие Азербайджана в военной сфере со странами Восточной и Центральной Европы.

К концу первого десятилетия ХХI в. интерес к сотрудничеству с Азербайджаном стали проявлять не только страны постсоветского пространства, но и государства Восточной Европы. В их ряду в последнее время у Азербайджана начали складываться доверительные и теплые отношения в военной сфере с Чехией, Польшей и Болгарией.

Продукция чехословацкой военной промышленность традиционно отличалась высоким качеством и надежностью. Драматические события рубежа 1980–1990-х гг., распад социалистического лагеря, СССР и Чехословакии не отразились на качестве выпускаемых изделий, но потребность в них сократилась радикально, особенно, после того, как страна в 1999 г. вступила в НАТО.

Практически в это же время Азербайджан начал проявлять интерес к военно-техническим изделиям, произведенным в этой стране. Правда, приобрести напрямую их Баку тогда не удалось. Те же самолеты L-29 и L-39 Азербайджан закупал у третьих стран, а не в Чехии. Судя по всему, Баку, как партнер по ВТС, тогда мало интересовал Прагу.

Ситуация начала меняться во второй половине 2000-х гг. Но прежде чем стороны успели договориться о сотрудничестве в военной сфере, они оказались вовлеченными в спор между Россией и США о необходимости строительства последними национальной системы ПРО, радары которой планировалось установить в Чехии. Известно, что Россия, несогласная с этим решением, предложила американцам совместно использовать арендованную ею у Азербайджана РЛС «Дарьял» для отслеживания пуска иранских ракет, против которых якобы и строилась система ПРО США.

Две страны, находящиеся друг от друга на большом расстоянии, стали своеобразными конкурентами в военной сфере. Судя по всему, чешскую сторону совершенно не обрадовала возможность совместного использования США и Россией Габалинской РЛС. В этом случае Прага рисковала потерять не только определенные денежные поступления в свой бюджет, но и свое вдруг резко возросшее геополитическое значение.

В отличие от Праги, Баку в это время уже получал стабильные финансовые доходы от продажи нефти на мировых рынках, и по этой причине довольно скромная по меркам второй половины 2000-х годов арендная плата, выплачиваемая ему Москвой, всерьез не беспокоила азербайджанскую сторону. Не проявляло азербайджанское политическое руководство и нервозности в оценке геополитического положения своей страны.

В 2009 г. в Азербайджан прибыла чешская военная делегация во главе с министром обороны Мартином Бартаком. На встрече с азербайджанскими коллегами был обсужден ряд вопросов, имеющих взаимный интерес, в том числе организация военно-технического сотрудничества между странами, возможность обучения азербайджанских военнослужащих в военных заведениях Чехии. По итогам переговоров было подписано Соглашение о сотрудничестве в области обороны. Так была открыта дорога к тесному сотрудничеству Баку и Праги в области военного сотрудничества. Постепенно выяснилось, что Азербайджан проявляет большую заинтересованность к сотрудничеству с Чехией в области военного производства, в том числе в совместном производстве стрелкового оружия и авиационной техники.

Можно сказать, что азербайджано-чешское военное сотрудничество находится в начале своего пути, однако не приходится сомневаться, что его перспективы выглядят вполне безоблачными, в том числе потому, что страны имеют взаимный экономический интерес, к тому же азербайджанская сторона щедро оплачивает услуги и товары своих партеров по ВТС.

Рост экономических возможностей Азербайджана, сопровождающийся серьезным ростом его расходов на оборону, к рубежу 2008–2009 гг. превратил Баку в очень заманчивого партнера по военно-техническому сотрудничеству. В ряду стран, желающих наладить устойчивое сотрудничество в военной сфере с Азербайджаном в этот период, оказалась и Польша.

Первые шаги на этом пути Варшава предприняла еще в 2004 г., именно тогда польская сторона представила проект договора в сотрудничестве в оборонной сфере.

В ноябре 2009 г. состоялся визит министра обороны Польши Б. Клиха в Азербайджан, Грузию и Армению. На встрече с министром обороны АР С. Абиевым обсуждались перспективы взаимодействия в сфере военного образования и военно-технического сотрудничества.

Еще одной страной Восточной Европы, с которой Азербайджан динамично развивает связи в военной области, является Болгария. Основу правовой базы сотрудничества Баку и Софии в названной области заложило подписанное 25 сентября 2002 г. Соглашение о сотрудничестве между оборонными ведомствами обоих стран. Опора на этот документ позволила Болгарии в 2002 г. продать Азербайджану 36 единиц 130-мм пушек М-46 советского производства. Спустя год с небольшим после подписания соглашения состоялся визит в Азербайджан министра обороны Болгарии Н. Свинарова, при этом азербайджанская сторона демонстрировала своему болгарскому гостю готовность Баку к активному сотрудничеству с Софией не только в военной, но и политической сфере.

В свою очередь, и Болгария давала понять, что ценит дружбу с Азербайджаном и также всячески будет способствовать углублению двусторонних отношений. Укреплению азербайджано-болгарских связей способствовал и визит в Болгарию в 2005 г. Президента Азербайджана И. Алиева, во время которого состоялась церемония подписания ряда документов. Президент Болгарии Г. Пырванов заявил о том, что в карабахском вопросе Болгария и впредь будет поддерживать справедливую позицию Азербайджана.

В июне 2009 г. азербайджанские военные, согласно планам двустороннего азербайджано-болгарского военного сотрудничества, отправились в Софию на «Тактические курсы английского языка по операциям по поддержанию мира»» и «Курсы усовершенствования организационных процессов». Изучением английского языка в Болгарии азербайджанские военные занимались и осенью 2009 г. Стоит ожидать, что дальнейшее углубление военного сотрудничества между Баку и Софией будет происходить именно в этом направлении. Связано это, в первую очередь, с азербайджанскими интересами в военной сфере. Дело в том, что Болгария, не имеющая развитого военно-промышленного комплекса, не может предложить Баку для приобретения ни современных и перспективных боевых систем, ни серьезных военных технологий. Хотя полностью исключить возможность приобретения Баку у Софии тех или иных типов вооружения также нельзя.

Касательно политической поддержки в карабахском вопросе, Баку на сегодняшний день вполне удовлетворен позицией официальной Софии, призывающей к мирному решению конфликта, но при этом поддерживающую территориальную целостность Азербайджана. Сказанное в полной мере касается и взаимоотношений АР с Чехией и Польшей.

Можно констатировать, что азербайджанское политическое и военное руководство в течение 1994–2011 гг., не загоняя себя в рамки той или иной идеологической или экономической парадигмы, сумело выстроить довольно эффективную модель взаимодействия с зарубежными партнерами в военной сфере, призванную обеспечить успешное функционирование системы военной безопасности страны как в мирное, так и в военное время.

Глава 3. Экономическое обеспечение политики военной безопасности Азербайджанской Республики.

§1. Основные направления военно-технического сотрудничества Азербайджана с зарубежными странами в 1994–2011 гг.

Сфера военно-технического сотрудничества (ВТС) является важнейшей составляющей внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности государства. ВТС включает в себя совместную разработку и производство изделий оборонного назначения; модернизацию, техническое обслуживание и ремонт систем вооружения и военной инфраструктуры той или иной стороны, а также поставки техники и вооружения. В зависимости от уровня развития собственного ВПК государство, при осуществлении ВТС, выступает или поставщиком различных систем вооружения на мировые рынки, или потребителем товаров военного назначения

Первые шаги по осуществлению ВТС с зарубежными государствами Азербайджан сделал сразу после обретения независимости в связи с началом войны с Арменией. На тот момент этот процесс осуществлялся на любительском уровне, а отсутствие нормально организованных вооруженных сил не позволяло эффективно использовать приобретенные боевые системы.

Поражение на первом этапе карабахской войны, а также необходимость защиты своих экономических интересов в регионе предопределили структуру закупок азербайджанской стороной различных систем вооружения.

Однако выявление структуры закупок еще не гарантировало, что необходимые боевые системы поступят на вооружение азербайджанской армии. В середине 1990-х – начале 2000-х гг. Баку не имел финансовых ресурсов, способных обеспечить массовую закупку тяжелых вооружений. При этом Азербайджан не мог рассчитывать на помощь извне, так как большинство западных инвестиций и кредитов направлялись на модернизацию экономики республики и не могли быть использованы в интересах военного ведомства. И тогда политическое руководство страны во главе с Г. Алиевым принимает решение использовать потенциал азербайджанского общества для ускоренного накопления финансовых средств с тем, чтобы впоследствии направить их на военные нужды. 17 августа 2002 г. был обнародован указ Президента Азербайджана о создании «Фонда помощи Вооруженным силам Азербайджанской Республики».

С 2004 г. на международных рынках начинается повышение нефтяных котировок, и, как следствие, в том же году Азербайджан сумел выделить на нужды армии уже 170 млн долл. Через год величина оборонных расходов была практически удвоена и достигла 300 млн долл. Осенью 2005 г. И. Алиев поставил перед страной амбициозную задачу, заявив, что «наш военный бюджет должен быть равен всему бюджету Армении, а возможно превосходить его». В тот момент немногие в Азербайджане и за его пределами верили в возможность воплощения этой идеи в реальность. Однако время показало верность поставленной цели, и в 2011 г. военные расходы Азербайджана перевесили 3,2 млрд. долл., а на 2012 г. они заявлены уже на уровне свыше 4 млрд долл.

Получив в свое распоряжение необходимые финансовые ресурсы, Баку концентрируется на поиске надежных поставщиков различных боевых систем. При этом Азербайджан вынужден учитывать ряд факторов.

С военно-политической точки зрения, для Баку предпочтительными для осуществления ВТС были страны, не имеющие с Ереваном тесных союзнических отношений; с экономической точки зрения — страны, способные предложить Азербайджану современные системы вооружений по приемлемым ценам; с геополитической точки зрения — страны, не стремящиеся ущемить суверенитет АР; с военно-технической точки зрения — страны, являющиеся лидерами в области разработок перспективных боевых систем.

К концу 2011 г. Азербайджан имел устойчивые связи в области военно-технического сотрудничества с Россией, Украиной, Белоруссией, Чехией, Польшей, Турцией, Пакистаном, Израилем, Иорданией и ЮАР.

Можно констатировать, что политика военных закупок Азербайджана направлена не только на оснащение вооруженных сил современными боевыми системами, но и на налаживание тесных дружественных и союзнических отношений со странами-поставщиками. Взамен Азербайджан готов не только своевременно оплачивать поставляемый товар, но и оказать посильную политическую и экономическую помощь своим партнерам на региональном и глобальном уровне.

§2. Особенности формирования военно-промышленного комплекса Азербайджана в 1994–2011 гг.

После распада СССР на территории Азербайджана остались ряд предприятий советского ВПК, но они не могли стать основой для ВПК Азербайджана автоматически, так как не обладали необходимыми технологиями для массового производства конечных видов обороной продукции.

В январе 2001 г. парламент АР выступил с инициативой подготовки законопроекта «О военной промышленности».

Рост потребностей армии Азербайджана в военной продукции собственного производства, налаживание взаимовыгодного сотрудничества с Россией, Белоруссией и Украиной в сфере военной безопасности, а также продолжающееся противостояние в войне с Арменией из-за Нагорного Карабаха привели к организационному оформлению системы управления военно-промышленного комплекса Азербайджана.

16 декабря 2005 г. было обнародовано распоряжение Президента И. Алиева, в котором говорилось, что Государственный комитет Азербайджанской Республики по специальному машиностроению и конверсии, ранее занимавшийся вопросами военного производства, упраздняется и на его базе создается Министерство оборонной промышленности (МОП).

Разворачивание производственных мощностей МОП Азербайджана способствовало росту дальнейшего внимания к ВПК республики со стороны держав, имеющих в Азербайджане устойчивые политические и экономические интересы, в том числе России, Турции, Украины, Белоруссии, Иордании, Пакистана, Израиля и др.

Рост производственных мощностей азербайджанского ВПК позволил ему начать производство систем вооружения собственной разработки. Первенцем в этом ряду стала крупнокалиберная снайперская винтовка «Истиглал». К концу 2011 г. азербайджанский ВПК успешно освоил производство не только крупнокалиберных снайперских винтовок, но и пистолетов нового поколения «Inam», «Z?f?r», «Z?f?r-K», автоматов «H?zri», пулеметов, гранатометов созданных на базе российских образцов, минометов, РСЗО малого калибра, боевых бронированных машин и много другого.

Расширению технологических возможностей МОП АР способствует также его готовность к сотрудничеству с другими ведомствами страны в деле выпуска как военной техники, так и изделий двойного назначения.

Еще одним свидетельством успешности развития ВПК Азербайджана является расширение его территориальных границ. Началось создание новых предприятий в Гяндже, Хачмасе и Нахчыване.

Очевидно, что процесс образования азербайджанского ВПК близок к своему логическому завершению и что в ближайшем будущем он начнет массовое производство большого количества разнообразных систем вооружения и другой продукции оборонного назначения. Прямым следствием этого станет и рост боевых возможностей Национальной армии Азербайджана, что, несомненно, придется учитывать всем странам, имеющим в регионе Южного Кавказа политические, экономические и военные интересы.

Глава 4. Гуманитарные и социальные аспекты политики военной безопасности Азербайджанской Республики.

§1. Трансформация взглядов азербайджанского социума на взаимодействие личности, общества и государства в системе военной безопасности страны.

Условно можно выделить две модели взаимоотношения государства и «человека с ружьем». Первая — «восточная» — исходит из того, что в связке «личность — общество — государство» на первом месте находится государство, как главный объект безопасности. В рамках данной модели военнослужащий должен не только «стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы», но и быть готовым практически без оговорок отдать жизнь во имя исполнения приказов, поступающих свыше. При этом личные интересы военнослужащего в большинстве своем игнорируются как нечто мешающее выполнению воинского долга.

Вторая модель — «западная» — строится на постулате, что в связке «личность — общество — государство» на первом месте находится личность с ее интересами, которым позволительно находиться в противоречии с интересами и общества, и государства. По этой модели взаимоотношения военнослужащего и государства строятся в рамках четко оговоренной правовой системы, дающей определенные гарантии человеку, задействованному в обеспечении военной безопасности.

С учетом исторического опыта становления азербайджанской государственности и реалий военно-политической обстановки, связанной с оккупацией Арменией части территории страны, предпочтительной для Азербайджана, на первый взгляд, казалась первая модель. К тому же она в определенной мере должна была отвечать и религиозному менталитету большинства жителей страны. Но в то же самое время начавшиеся в стране преобразования, направляющие ее по западному пути развития, требовали выбора второй модели.

Нельзя сказать, что азербайджанское политическое и военное руководство в тяжелых условиях социально-экономической ситуации 1990-х гг. всерьез рассматривало преимущества той или иной модели. Вероятнее всего, оно даже не задавалось вопросами концептуального подхода к решению проблемы: оно просто решало их исходя из имевшихся на тот момент возможностей. Как следствие, Азербайджан стал создавать собственную модель решения социальных проблем военнослужащих, которая включила в себя черты как «восточного», так и «западного» подходов.

На современном этапе Азербайджан продолжает придерживаться смешанного подхода к решению социальных проблем, однако при этом растущие экономические возможности страны позволяют ей планомерно увеличивать уровень денежного довольствия военнослужащих всех категорий в соответствии с требованиями «западной» модели.

§2. Гуманитарные аспекты реализации политики военной безопасности Азербайджана.

Гуманитарные аспекты реализации политики военной безопасности Азербайджана включают в себя не один индикатор, но чтобы они стали доступны широкому кругу лиц и мировой общественности, требуется колоссальная работа средств массовой информации. Политические реалии, сложившиеся на постсоветском пространстве, в том числе и в Азербайджане, превратили СМИ в действенный инструмент воздействия на общественное сознание, инструмент, способный как разрешить многие проблемы, стоящие перед страной, так и разрушить ее изнутри. По этой причине азербайджанские военные хотят, чтобы республиканские СМИ не распространяли негативную информацию об армии, но с другой, заинтересованы в том, чтобы возросло качество и количество передач об армии, особенно телевизионных, воспитывающих патриотический дух у будущих призывников.

В свою очередь, журналисты, пишущие и снимающие об армии, хотели бы добиться от военных предоставления более достоверных данных о процессах, происходящих в армии, о политике военных закупок АР, о боевых системах, поступающих на вооружение Национальной армии Азербайджана.

Кроме журналистов, армейскими проблемами активно интересуются различного рода неправительственные организации. Общее количество НПО, занимающихся в Азербайджане военными вопросами, к 2008 г. достигло шестидесяти.

Интегрирование Азербайджана в современную систему международных отношений, выбор европейского пути развития актуализировали вопрос введения в стране альтернативной службы. При вступлении в Совет Европы Азербайджан взял на себя обязательство разработать и принять закон об альтернативной службе. Однако разработку и внедрение закона тормозит состояние войны, в котором страна фактически находится все годы своей независимости.

Необходимо признать, что на современном этапе идея альтернативной службы не находит широкой поддержки общества. Оно в данном вопросе скорее поддерживает точку зрения официальных властей, нежели представителей ряда НПО или правозащитников. Причина этого в неурегулированности Карабахского конфликта. Более того, различного рода общественные структуры готовы оказывать посильную помощь государству в подготовке кадров для вооруженных сил. И главная роль в этом принадлежит созданному на базе республиканского отделения ДОСААФ СССР Добровольному военно-патриотическому спортивно-техническому обществу (АДВПСТ) Азербайджана.

Согласно Конституции, Азербайджан является «демократическим, правовым, светским» государством. После развала СССР в АР, как и в других частях бывшей атеистической страны, начался религиозный ренессанс. В стране на несколько порядков выросло количество людей, стремящихся соблюдать и выполнять все религиозные заповеди и предписания.

Быстрому распространению религиозных догм способствует ряд факторов. Во-первых, так и осталось незаполненным место коммунистической идеологии: хотя в Азербайджане и идет формирование национальной идеологии, но она пока не является доминирующей в сознании большинства жителей страны; во-вторых, ряд граждан АР считают, что ислам является основой духовной жизни страны, даже если при этом они сами не всегда выполняют религиозные предписания; в-третьих, процесс вестернизации различных сфер жизни страны вынуждает часть граждан Азербайджана искать альтернативу западным ценностям в традиционной религии. Нельзя также сбрасывать со счетов и близость Ирана, который всеми доступными ему средствами стремится увеличить количество верующих, пытаясь таким образом оказать влияние на светские власти Азербайджана.

В 1990-е гг. началось проникновение в Азербайджан радикальных течений ислама, которые, в отличие от традиционного ислама, дают очень примитивное толкование постулатов, изложенных в Коране. Именно по этой причине часть малообразованных молодых людей, переживших к тому же в 1990-е гг. очень сложный этап своей жизни, потянулась к «новым проповедникам», которые свое «пастырское слово» часто подкрепляли вполне материальными благами и деньгами. Поэтому военное руководство страны на современном этапе вынуждено предпринимать шаги, направленные на борьбу с религиозным экстремизмом в рядах вооруженных сил.

Кроме религиозных вопросов, важнейшей гуманитарной проблемой, связанной с существованием и деятельностью вооруженных сил, является проблема военнопленных. Азербайджан присоединился ко всем международным договоренностям, направленным на защиту прав лиц, попавших в плен во время военных конфликтов. Страна активно сотрудничает с Международным комитетом Красного Креста.

При решении вопроса с армянскими военнопленными Азербайджан стремится переправить их в третьи страны. Что касается собственных военнослужащих, то летом 2008 г. в Азербайджане заговорили о необходимости принятия на национальном уровне законодательного акта, который мог бы в определенной степени гарантировать права лиц, возвращающихся из плена.

Для усиления социальной защиты военнослужащих в Азербайджане принят и действует закон «О государственном обязательном личном страховании военнослужащих». За последние годы в азербайджанской армии на порядок выросло качество вещевого и продовольственного обеспечения военнослужащих.

Социальные проблемы, стоящие перед армией и другими силовыми структурами Азербайджана, практически ничем не отличаются от аналогичных проблем вооруженных сил большинства стран мира, возможно, за тем исключением, что политическое и военное руководство страны, поддерживаемое обществом, настроено на решение всех социальных проблем армии. Бесспорно, сделать это в полном объеме невозможно, но также надо отметить, что для решения обозначенных выше проблем у азербайджанских властей, кроме политической воли, есть в распоряжении еще и финансовые ресурсы.

В Заключении диссертационного исследования сформулированы основные выводы работы.

После распада СССР часть новых независимых государств столкнулась с угрозами своей национальной безопасности, в ряду которых особое место занимал воинствующий национализм, сопровождающийся усилением сепаратизма.

Для ряда государств, в том числе и Азербайджана, названная угроза начала формироваться на закате существования СССР и была как прямым следствием непрофессиональных действий политического руководства страны, так и результатом целенаправленной политики западных стран, долгие годы добивавшихся раскола единой страны по этническому признаку. Именно поэтому после гибели Советского Союза Азербайджан, втянутый в полномасштабную войну с Арменией из-за контроля над Нагорным Карабахом, вынужден был в первую очередь выстраивать политику своей военной безопасности и лишь затем заниматься социально-экономическими преобразованиями в русле перехода к новым формам политического управления и хозяйствования.

В этих обстоятельствах азербайджанское руководство во главе с А. Эльчибеем не нашло эффективных путей решения наметившихся проблем и стало допускать ошибки во внутренней и внешней политике. Спасло страну от краха возвращение в политику Г. Алиева. В 1994 г. были заключены Бишкекские соглашения о прекращении огня на Карабахском фронте, и хотя 20% территории страны оказались под контролем армянских вооруженных сил, Азербайджан получил возможность мирной передышки и приступил к решению выше обозначенных задач, в том числе связанных с военным строительством.

Ключевыми направлениями военной политики Азербайджана с этого момента стали: поиск политических и военных союзников, закупка необходимых систем оружия, налаживание работы ВПК, а также решение социальных и гуманитарных проблем, связанных с обеспечением военной безопасности. Одновременно политическому и военному руководству страны приходилось учитывать геополитическую ситуацию, которая складывалась в регионе, а также формировать и совершенствовать концептуальные и доктринальные подходы к обеспечению военной безопасности страны.

При развитии и внедрении доктринального и концептуального обоснования политики национальной и военной безопасности азербайджанскому политическому и военному руководству приходилось прилагать колоссальные усилия для того, чтобы эта работа не шла под политическим нажимом как внутренних, так и внешних сил, каждая из которых видела собственный путь развития военной организации азербайджанского государства. Принятые в русле этой политики документы главным противников АР в военной сфере называют Армению, и вряд ли до разрешения конфликта с ней Азербайджан будет радикально менять содержание своих концептуальных документов.

Эту позицию Баку не способно изменить политическое давление ни главных участников мировой политики, ни региональных держав. Сам факт подобного давления будет рассматриваться Азербайджаном как проявление двойных стандартов актором международных отношений, выдвинувшим подобную идею, и не исключено, что оно может привести к отходу АР от тесного взаимодействия с последним.

На формирование политики военной безопасности Азербайджана заметное влияние оказывает не только неурегулированный конфликт с Арменией, но и кавказская политика «великих» и «региональных» держав. Исходя из своего видения геополитической ситуации в регионе они предпринимают разные шаги, направленные на противодействие политическому доминированию своих оппонентов, что часто приводит к возникновению конфликтных ситуаций, грозящих в том числе вылиться в различные малые (локальные) войны.

Особую активность не только на Южном Кавказе, но и во всем «Большом каспийском регионе», проявляют США, Россия, Европейский союз, Турция и, конечно, Иран. При этом кавказская политика ИРИ, реализуемая через Азербайджан и ориентированная на включение АР в сферу влияния Ирана, серьезно беспокоит Баку.

Взявшись за поиск военных и политических союзников, Азербайджан не стал загонять себя в угол различными догматическими ограничениями, а поставил перед собой цель найти союзников, готовых: поддержать его в вопросе карабахского урегулирования; оказать поддержку Азербайджану любым способом в моменты, когда АР будет отстаивать свои региональные и глобальные экономических интересы; содействовать стране в противостоянии угрозам «нового типа» (наркоторговля, терроризм, торговля людьми, экологические проблемы).

В течение 1994–2011 гг. азербайджанское политическое и военное руководство выстроило эффективную модель взаимодействия с зарубежными партнерами, призванную обеспечить успешное функционирование системы военной безопасности страны как в мирное, так и в военное время. С другой стороны, желание и возможности Азербайджана по самостоятельному решению большинства стоящих перед ним проблем превращают страну в привлекательного военного и политического союзника.

Данное обстоятельство позволяет Азербайджану стать желанным партнером при осуществлении политики ВТС с зарубежными государствами. Закупая те или иные боевые системы, Азербайджан стремится не только пополнить свои арсеналы, но и установить с поставщиками техники и вооружения дружественные и союзнические отношения. Для этого он готов поддержать эти государства как в экономической, так и в политической областях, как на региональном, так и на глобальном уровнях.

Важнейшей частью политики военной безопасности Азербайджана является военно-экономическое истощение Армении, именно поэтому военные расходы Азербайджана все время стремительно растут, хотя общий их уровень в структуре ВВП не так уж велик.

В случае, если конфликт не найдет своего политического решения, стоит ожидать дальнейшего наращивания военных расходов Азербайджана, догнать которые армянской стороне будет невозможно. В результате иностранным партнерам Азербайджана по ВТС следует ожидать заключения новых взаимовыгодных контрактов с официальным Баку, но при условии продажи АР современных систем вооружения.

В официальные военные расходы Азербайджана не включены его траты на деятельность МОП, которые в 2010 г. составили 2 384 763 манатов, что составляет более 2,9 млн. долл. США. Это позволяет Азербайджану активно решать проблему строительства своего ВПК. При этом наличие политической воли и финансовых возможностей позволяет Азербайджану привлекать к сотрудничеству в деле военного производства все большее количество государств.

Успехи, достигнутые Азербайджаном в деле поиска союзников, военного строительства и разворачивания военно-промышленного комплекса, позволили ему обратиться к решению социальных и гуманитарных вопросов, возникающих в результате обеспечения военной безопасности страны.

За последние несколько лет в азербайджанской армии на порядок выросло качество вещевого и продовольственного обеспечения военнослужащих. Военные власти страны уделяют большое внимание и медицинской защите военнослужащих.

Важным фактором решения социальных проблем вооруженных сил и силовых структур АР является то, что политическое и военное руководство страны имеет для этого не только политическую волю и общественную поддержку, но, что очень важно, финансовые возможности.

Успешная внешняя политика, в том числе в военной области и экономических областях, способствовала и росту политического авторитета Азербайджанской Республики. В октябре 2011 г. страна была избрана непостоянным членом Совбеза ООН на 2012–2013 гг.

На наш взгляд, растущая экономическая, политическая и военная мощь Азербайджана в обозримом будущем или позволят ему заключить мир с Арменией на взаимовыгодных условиях, или окончательно подтолкнут Баку к началу крупномасштабной войны за Карабах, и остановить его на этом пути не смогут ни внешнее дипломатическое давление, ни возможные экономические санкции и потери.

России, проявляющей большую заинтересованность в выстраивании особых отношений со странами СНГ, необходимо уделить больше внимания сотрудничеству с Азербайджаном, особенно, в свете событий, связанных с иранской проблемой и действиями США и стран НАТО по развертыванию глобальной системы ПРО, при этом для достижения новых высот в российско-азербайджанских отношениях Москве важно усилить посреднические усилия, направленные на разрешение Карабахского конфликта.

Основные результаты исследования опубликованы в ведущих рецензируемых журналах и изданиях:

1. Основные векторы политики военной безопасности Азербайджанской республики в 1994–2010 годы. CПб., 2010 (13 п.л.).

2. Формирование оборонной политики Азербайджана в контексте геополитики

и концептуальных подходов к безопасности в 1994–2011 годы. СПб., 2012 (10 п.л.).

3. Азербайджано-турецкое военно-техническое сотрудничество в 1994–2010 годах // Научные проблемы гуманитарных исследований. № 12. 2010. С. 100–110 (0,8 п.л).

4. Развитие азербайджано-пакистанских связей в военной области в 1994–2010 // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4. История. Регионоведение. Международные отношения. Вып. 1(19). 2011. С. 104–113 (0,9 п.л.).

5. Взаимодействие Азербайджана и стран Центральной Азии в военной и политической областях в 1994–2010 гг. // Каспийский регион: политика, экономика, культура. №2 (27). 2011. С. 126–132 (0,8 п.л).

6. Российско-азербайджанское военно-техническое сотрудничество в 1994–2010 гг. // Вестник СПбГУ. Серия 6. Вып. 3. 2011. С. 79–88 (0,8 п.л).

5. Кавказская политика «великих» и «региональных» держав и военная безопасность Азербайджанской Республики // Вестник Академии права и управления. № 24. 2011. С. 159–170 (1,07 п.л).

7. Взаимоотношения Азербайджана и ОДКБ в 1994–2011 гг. // Вестник Томского университета. Серия История. № 4 (16). 2011. С. 98–107 (1,01 п.л.).

8. Сотрудничество Азербайджана и Иордании в военной сфере в 1994–2011 гг. // В мире научных открытий. № 11.3 (23). 2011. C. 896–905 (0,5 п.л.).

9. Еще раз о возможной карабахской войне // Современные проблемы международной и национальной безопасности. Материалы «круглого стола». 11 марта 2010 г. /Под ред. С.М.Виноградовой. СПб., 2010 (0,4 п.л.)

Прочие работы:

1. Единой политики военной безопасности стран СНГ не существует // URL: http://www.analitika.az/articles.php?item_id=20091122094756364&sec_id=9 (23.11.2009) (0,85 п.л.).

2. Азербайджан должен производить и покупать современное оружие // URL: http://www.milaz.info/ru/news.php?id=12704 (10.12.2009) (1,2 п.л).

3. От рабоче-крестьянской Красной Армии до рабоче-крестьянской кадровой армии –– путь в тупик // URL: http://www.milaz.info/ru/news.php?id=13061 (18.12.2009) (0,4 п.л.).

4. Кадры решают все? – Кадры, овладевшие техникой, решают все! // URL: http://www.milaz.info/ru/news.php?id=13815 (12.01.2010) (0,5 п.л.).

Версия на английском языке: Are cadres all-important? — cognizant cadres are all-important! // URL: http://www.milaz.info/en/news.php?id=4821 (12/01/2010) (0,45 п.л.).

5. «Войну надо вести по-настоящему или не вести ее вовсе» // URL: http://www.milaz.info/ru/news.php?id=14689 (15.02.2010) (0,25 п.л.).

Версия на английском языке: «The war should be made properly or it shouldn’t be made at all» // URL: http://www.milaz.info/en/news.php?id=4862 (0,25 п.л).

6. Есть ли завтра война? Или сказ о том, почему небо никогда не упадет на землю // URL: http://www.milaz.info/ru/news.php?id=15662 (30.03.2010) (1,1 п.л.).

См.: URL: http://www.t-hub.ru/pressroom/index.html

Алиев Е.Т. Международный контроль над обычными вооружениями и не контролируемое оружие. Азербайджан — Нагорный Карабах — Армения // URL: http://www.armscontrol.ru/

Бахревский Е.В. 20 лет политических взаимоотношений России и Азербайджана. История и основные проблемы. // Российско-азербайджанские отношения за 20 лет. История и перспективы. Баку, 2011. С. 20.

Чернявский С.И. Новый путь Азербайджана. М., 2002. С. 216–297.

Зенкович Н. Ильхам Алиев. Взгляд из Москвы. М., 2008.

Агакишиев И. Глобализация и энергетические проблемы // URL: http://www.vestikavkaza.ru/analytics/ekonomika/4683.html; Создание Политологического Центра «Север–Юг» расширит коммуникационные площадки экспертов России и Азербайджана // URL: http://www.vestikavkaza.ru/news/kultura/Sience/46035.html; Послевоенная Бакинская нефть // Родина. 2011. № 4; Чем сильнее будет Баку в экономическом и военном плане, тем легче будет решать вопрос Нагорного Карабаха // URL: http://www.trend.az/news/karabakh/1689212.html;

Власов А. Закрытие СНГ. Открытие Южного Кавказа // URL: http://www.vestikavkaza.ru/analytics/politika/42661.html; Карабах: критическая пауза // URL: http://www.vestikavkaza.ru/analytics/politika/40809.html; Азербайджан — страна, устремленная в будущее (в соавторстве с И. Агакишиевым) // URL: http://www.vestikavkaza.ru/analytics/obshestvo/33903.html; Алексей Власов о стратегии Москвы на Южном Кавказе // URL: http://www.vestikavkaza.ru/analytics/politika/19809.html

Саттаров О. Нагорный Карабах: новые веяния в дипломатической игре Баку // URL: http://www.vestikavkaza.ru/analytics/politika/47766.html; На Каспии вновь разгораются страсти // URL: http://www.vestikavkaza.ru/analytics/politika/46554.html; Ирано-азербайджанские отношения продолжает «трясти» // URL: http://www.vestikavkaza.ru/analytics/politika/45610.html; 155 — за, 13 — против // URL: http://www.vestikavkaza.ru/analytics/politika/45170.html; Французский ход в «карабахской партии» // URL: http://www.vestikavkaza.ru/analytics/politika/44288.html; Карабахский узел // URL: http://www.vestikavkaza.ru/analytics/politika/42276.html; Баку проводит красную черту // URL: http://www.vestikavkaza.ru/analytics/politika/41601.html

Mikhail Barabanov. Nagorno-Karabakh: Shift in the Military Balance // Moscow Defense Brief // URL: http://mdb.cast.ru/mdb/2-2008/item2/article2/

Sum?rinli C. Ir?li, NATO-ya dogru! Bak?, 2007.

Sum?rinli C. H?rbi sah?d? informasiya ?ld? etm?k m?d?niy?ti: Az?rbaycan v? dunya t?crub?si. Bak?, 2010.

Время застыло для армянских военных // URL: http://www.aze.az/news_ekspert_vremya_zastylo_36666.html; Генерал-майор Александр Васяк: армяне проиграли психологическую войну // URL: http://www.aze.az/news_generalmayor_aleksandr_v_38776.html; Военный сценарий. Кто станет его автором? // URL: http://www.net-fax.org/index.php?article=news_172; Генерал Васяк: «На варианты не рассчитывают. Их надо просчитывать» // URL: http://www.net-fax.org/index.php?article=news_204

См. Карабахский конфликт: «Если у модераторов козыри в рукаве?» // URL: http://www.net-fax.org/index.php?article=news_211; Наиглупейший прокол арменпропа — известные миру фотоснимки представлены как «геноцид армян в Баку» // URL: http://1news.az/analytics/20110119122554597.html; Создание КСОР ОДКБ никоим образом не повлияет на стремление Азербайджана любым путем освободить оккупированные земли // URL: http://1news.az/interview/20090216100056680.html; В Армении призывают мстить России открытым террором // URL: http://1news.az/region/armenia/20100807101010441.html

Aygun Askerzade. NATO Cercevesinde Azerbaycan-Turkiye Askeri Siyasi isbirligi ve Bolgesel Guvenlik Sorunlari // Karadeniz Arast?rmalar?. Sayi: 20, Kis 2009. S. 1–17.

См.: Концепция национальной безопасности Российской Федерации // URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/1.html; Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года // URL: http://archive.kremlin.ru/text/docs/2009/05/216229.shtml; Военная доктрина Российской Федерации // Российская газета. 10 февраля 2010; Концепция внешней политики РФ от 12.07.2008 // URL: www.mid.ru

Азербайджан и НАТО согласовали третий этап программы IPAP // URL: http://www.newsazerbaijan.ru/politic/20111230/296796127.html

Сергунин А.А., Тихонов В.Г. «Восточное партнерство» и «Большой Каспийский регион»: проблемы и перспективы // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2009. № 3(20).

Ткаченко С.Л., Петерманн С. Сотрудничество стран СНГ в военной сфере и фактор НАТО. СПб., 2002.

Захаров В.А., Арешев А.Г. Расширение НАТО в государства Закавказья: этапы, намерения, результаты. Хроника событий. М., 2008.

Там же.С. 259.

Там же. С. 260.

В ГСКБ «Алмаз-Антей» поспорили с Минобороны о поставках С-400 и отставке Ашурбейли // URL: http://www.vedomosti.ru/companies/news/1391749/eksglava_gskb_almazantej_otverg_obvineniya_v_sryve_postavok#ixzz1kYKPlMK2

Захаров В.А., Арешев А.Г. Сотрудничество Азербайджана с НАТО и ситуация в Нагорном Карабахе: этапы, намерения, результаты. М., 2008.

Минасян С. Военно-технические аспекты региональной безопасности и проблемы контроля над вооружениями на Южном Кавказе // Регион. 2005. № 2.

Юнусов А. Азербайджан: в ожидании перемен под бременем истории // Кавказ: вооружен и разобщен / под ред. А. Матвеевой, Д. Хизкока. Лондон; М., 2004.

Азербайджан против РА и НКР: военно-политический баланс, оценки боеспособности и перспективы развития вооруженных сил // URL: http://forum.hayastan.com/index.php?s=ee8f8cc18ec9504962e37b76c6dcead9&act=attach&type=post&id=40028

Минасян С. Дипломатия военных парадов // Военно-промышленный курьер. 05 октября 2011.

Арутюнян С. Вооруженные силы Азербайджана: оценка военного потенциала и перспективы развития // URL: http://www.noravank.am/rus/issues/detail.php?ELEMENT_ID=2067

Тищенко Г.Г. Вооруженные силы и военно-политический курс Армении // Армения: проблемы независимого развития / под ред. Е. Кожокина. М., 1998. С. 555–566; Тищенко Г.Г. Военно-политический курс и вооруженные силы Азербайджана // Независимый Азербайджан: новые ориентиры / под ред. Е. Кожокина. М., 2000. Т. 1. С. 239–252.

Храмчихин А.А. Вооружены, а потому опасны // URL: http://www.ng.ru/courier/2009-12-28/10_azerbaidjan.html; Новой войне в Закавказье быть! // URL: http://vpk-news.ru/articles/7003; Войны наступившего года // Национальная оборона. 2011. № 9; Храмчихин А.А. Борьба за Карабах 2.0. Военное преимущество Азербайджана все больше растет // URL: http://www.mn.ru/oped/20120130/310617158.html

Чуприн К. Война за Карабах // URL: http://www.vpk-news.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=11400:2010-02-08-22-17-09&catid=3:2009-05-02-13-24-14&Itemid=4

Цит. по.: Батыев Б. Армянские ракеты могут добраться только до Евлаха // URL: http://vesti.az/news.php?id=32952

Цит. по.: Там же.

Созаев-Гурьев Е. Армия Азербайджана реформируется для реванша // URL: http://infox.ru/authority/foreign/2010/02/12/azyerbaydzhan.phtml

Матвеев А. Оборона секвестру не подлежит // URL: http://www.vpk-news.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=10954:2010-02-02-08-36-23&catid=633:2009-05-02-13-24-14&Itemid=489

Мухин В. Содружество милитаризованных государств // URL: http://www.ng.ru/cis/2010-03-17/1_military.htm

См.: Армения и Грузия обошли Азербайджан в гонке вооружений // URL: http://news.bakililar.az/news_armeniya_i_gruziya_33388.html; Нефтедоллары дают возможность Азербайджану лидировать в региональной гонке вооружений // URL: http://www.youtharmenia.ru/news/neftedollary_dajut_vozmozhnost_azerbajdzhanu_lidirovat_v_regionalnoj_gonke_vooruzhenij/2010-03-17-6653; Грузия обошла страны СНГ в гонке вооружений // URL: http://www.newsru.com/world/17mar2010/army.html; http://www.delfi.ua/news/daily/foreign/gruziya-oboshla-strany-sng-v-gonke-vooruzhenij.d?id=842000

См.: Ниязов Н.С. Есть ли завтра война? Или сказ о том, почему небо никогда не упадет на землю // URL: http://www.milaz.info/ru/news.php?id=15662

Armenia and Azerbaijan: Preventing War // URL: http://www.crisisgroup.org/~/media/Files/europe/B60%20Armenia%20and%20Azerbaijan%20Preventing%20War.

ashx

Мухин В. Постсоветский военный неоглобализм. Страны СНГ и Грузия удивляют мир ростом военных расходов // Независимая газета. 22 февраля 2011.

Корбут А. Карабахская формула войны и мира // Военно-промышленный курьер. №4(320). 03 февраля 2010.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.