WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Исполнительное право в системе Российского права

Автореферат докторской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

Свирин Юрий Александрович

 

ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО

В СИСТЕМЕ РОССИЙСКОГО ПРАВА

 

Специальность: 12.00.01 — Теория и история права

и государства; история учений о праве и государстве

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

 

 

Москва

2012


 


Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Российской академии адвокатуры и нотариата.

Научный консультант:                доктор юридических наук, профессор

Шагиева Розалина Васильевна

Официальные оппоненты:        доктор юридических наук, доцент

Голоскоков Леонид Викторович

доктор юридических наук, прорфессор

Афанасьев Владимир Сергеевич

доктор юридических наук, доцент

Ралько Василий Васильевич

Ведущая организация:                Академический международный институт

Защита состоится «_____» __________ 2012 года в _____ часов на заседании диссертационного совета Д 521.037.01 при Российской академии адвокатуры и нотариата по адресу: 105120, г. Москва,

М. Полуярославский пер., д. 3/5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской академии адвокатуры и нотариата.

Автореферат о защите диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук отправлен в Федеральную службу по надзору в сфере образования и науки для размещения на официальном сайте Высшей аттестационной комиссии Министерства образования

и науки Российской Федерации в сети Интернет (http:vak.ed.gov.ru) «_____» __________ 2012 года по электронной почте по адресу веб-мастера (referat_vak@ministry.ru).

Автореферат разослан «_____» __________ 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                             М. В. Плотникова


1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ


Актуальность темы исследования предопределена необходимостью создания действенной системы исполнительного производства, базирующейся в том числе и на переосмыслении его места и роли в механизме правового регулирования. Эффективное функционирование как самой судебной системы, так и других правоприменительных органов

в условиях формирования правового государства в России напрямую зависит от надлежащего исполнения принимаемых ими актов. Однако, по данным Федеральной службы судебных приставов (далее — ФССП России), в Российской Федерации в 2009 г. взыскано только 39,1 % денежных средств от фактически подлежащих взысканию, в 2010 г. — только 45 %. За девять месяцев 2011 г. данный показатель практически остался прежним и составляет 41 %. Эта негативная ситуация подтверждает значимость принципа «право там, где есть защита». Совершенно очевидно, что надо кардинально менять систему правового регулирования исполнительных отношений. К сожалению, переломить негативную ситуацию в исполнительном производстве при существующей системе права в настоящее время не представляется возможным. С каждым годом количество оконченных исполнительных производств будет увеличиваться, но менее интенсивно по сравнению с возбужденными исполнительными производствами. Соответственно, все сильнее ощущается потребность в научных исследованиях, обосновывающих новые теоретико-методологические подходы

к выявлению и характеристике причин низкой эффективности функционирования системы принудительного исполнения правоприменительных актов, содержащих адекватное осмысление изменений, произошедших

в системе правового регулирования исполнительных отношений. Как отмечается в одном из решений Европейского суда по правам человека, права, признанные в судебном порядке, иллюзорны, если национальные правовые системы допускают, чтобы окончательное и обязательное судебное решение оставалось неисполненным в ущерб одной из сторон.

Для выявления причины, в силу которой регулярно модернизируемая система исполнительного законодательства (федеральные законы от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах», от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» и др.) не в состоянии обеспечить эффективное правовое регулирование соответствующих общественных отношений, необходим теоретический анализ юридической деятельности по принудительному исполнению правообязывающих актов. Встает вопрос о целесообразности и, возможно, об искусственном характере разделения уголовно-исполнительного и гражданского исполнительного права. Отсутствие единого (с позиций общей теории права) методологического подхода в отношении правового регулирования исполнительных отношений не позволяет найти практические пути выхода их создавшегося положения. Поэтому представляются актуальными научные изыскания, преследующие цель оптимизации и повышения эффективности действий, связанных с принудительным исполнением правоустанавливающего или правообязывающего акта.

Становится очевидным, что актуальность избранной проблематики обусловлена следующими обстоятельствами:

- во-первых, необходимостью обоснования факта формирования в рамках системы российского права самостоятельной правовой общности — исполнительного права как системы правовых норм, призванных в своей целостности адекватно охватить всю сферу исполнения правоприменительных актов;

- во-вторых, потребностью общетеоретического анализа и обобщения того фактического материала, который характеризует современное состояние процесса исполнения всех судебных актов (в том числе органов конституционного контроля) и иных правоприменительных актов, определивших порядок привлечения к юридической ответственности конкретных субъектов;

- в-третьих, существованием назревших методологических проблем научного осмысления понятия исполнительного права в плане его концептуального оформления, что, в свою очередь, обусловлено той ролью, которую эта правовая общность играет в механизме правового регулирования;

- в-четвертых, возникающими проблемами при трансграничных взысканиях, которые обостряются по мере вхождения  России в мировой экономический рынок и в связи со вступлением нашей страны во Всемирную торговую организацию. Исследований, обосновывающих теоретико-методологические подходы в объяснении проблем исполнительного права, обнаружить не удалось.

В связи с этим в настоящее время следует систематизировать теоретические позиции относительно правового регулирования общественных отношений в данной области, разработать научную методологию в познании объективной реальности исполнительных и связанных с ними отношений для обоснования действенных мер, направленных на совершенствование исполнительного законодательства и практики его осуществления.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере исполнительного производства, а также в процессе реализации правоприменительных актов в целом, регулируемые

в настоящее время кодифицированным уголовно-исполнительным законодательством, различными законами, определяющими порядок исполнения актов органов конституционного правосудия, арбитражных и судов общей юрисдикции, иных юрисдикционных органов.

Предмет исследования составили юридические закономерности и основные тенденции развития исполнительного права в рамках системы российского права, определяющие его природу, принципы

и источники и проявляющиеся наиболее наглядно на примере гражданского процессуального права.

Цель диссертационного исследования состоит в разработке общетеоретической модели исполнительного права как самостоятельного элемента системы российского права для выявления резервов и путей совершенствования механизма правового регулирования в сфере принудительного исполнения судебных актов и актов иных органов, расширяющих возможности юридической деятельности по защите прежде всего прав, свобод и законных интересов человека и гражданина.

В соответствии с объектом, предметом и целью исследования диссертантом поставлены следующие задачи:

- выявить актуальные научные позиции относительно понимания сущности системы права, определить место в ней исполнительного права, охарактеризовать перспективы унифицированного развития уголовно-исполнительного, гражданского исполнительного и иных отраслей права;

- обосновать современную теоретическую конструкцию отраслевого деления права;

- выявить корреляционные связи исполнительного и процессуального права;

- исследовать понятие, цель и функции исполнительного права;

- на основе исследования актуальных теоретических подходов к составу и взаимодействию структурных элементов системы права предложить соответствующую авторскую концепцию, аргументирующую целесообразность характеристики исполнительного права как элемента системы права;

- на базе общетеоретического анализа существующих позиций

в отношении структурирования правовой формы выявить и охарактеризовать предмет правового регулирования и отраслевой режим исполнительного права;

- сформулировать теоретические выводы относительно принципов исполнительного права и провести их общетеоретический анализ;

- разработать концепцию исполнительного права в контексте выявления его общих и специальных институтов;

- на основе общетеоретического анализа правых отношений сформулировать понятие и особенности исполнительных правоотношений;

- выявить предпосылки возникновения исполнительных правоотношений;

- изучить специфику и структуру исполнительных правоотношений;

- исследовать источники исполнительного права и возможность их консолидации на современном этапе;

- сформулировать основные направления оптимизации исполнительного законодательства;

- на основе полученного материала в процессе диссертационного исследования и анализа состояния правового регулирования исполнительного производства показать перспективы унификации уголовно-исполнительного, гражданского исполнительного и арбитражного исполнительного права.

Степень разработанности темы исследования. Значимость проведенного теоретического исследования комплексной отрасли исполнительного права обусловливается отсутствием в науке ее разработанности, концептуального оформления. Многие вопросы, затрагиваемые в диссертации, специальному изучению и осмыслению ранее не подвергались. До настоящего времени в правоведении нет единоличных или коллективных работ, посвященных общетеоретической характеристике исполнительного права.

Впервые о возможности разграничения исполнительного производства и гражданского процессуального права высказался В.?А. Краснокут-

ский еще в 1924 г. В своей работе «Очерки гражданского процессуального права» он утверждал, что право на судебное решение есть одна форма защиты права, а принудительное исполнение — другая. Но в той же работе указывалось, что исполнение решений — последняя стадия гражданского процесса, когда постановленное решение осуществляется. Все это доказывало неоднозначность взглядов советских исследователей на проблему исполнительного производства России. А.?Ф. Клейнман в 1954 г., как и большинство советских исследователей права, считал исполнение судебных решений органической частью гражданского процесса.

Однако имелись и другие суждения. В 1975 г. М.?К. Юков высказал мнение о необходимости индивидуализации норм права, регулирующих исполнительное производство. В том же году А.?К. Кац сформулировал тезис, согласно которому процесс исполнения не может быть отраслью судебной деятельности, иначе судебную деятельность пришлось бы представлять в виде надотрасли. В.?В. Ярков в 1996 г. писал

о выделении исполнительного производства из гражданского процессуального права. М.?А. Гурвич в 1981 г. указывал, что с вступлением в законную силу решения суда гражданские процессуальные отношения прекращаются.

Международные исследователи права также проводят грань между исполнительным производством и гражданским процессом. Так, Б. Хесс в 2009 г. писал, что на сегодняшний день представляется, что четкое разделение между гражданским судопроизводством и исполнительным производством — общая черта многих юрисдикций.

Как видно из приведенного обзора мнений, сама идея разделения исполнительного производства и гражданского процессуального права появилась давно, но научного осмысления и теоретического обоснования она не получила. И только в постсоветский период нашей истории стали появляться публикации правоведов, обосновывающих самостоятельность исполнительного производства. Данной проблеме посвятили свои труды такие ученые, как: А.?В. Авакян, М.?И. Брагинский, Н.?А. Винниченко,

А.?А. Власов, Е.?А. Деготь, О.?С. Иоффе, А.?К. Кац, А.?Ф. Клейнман, А.?А. Максуров, К.?А. Малюшин, Д.?А. Марданов, И.?Б. Морозова,

Ю.?А. Попов, Н.?А. Рассахатская, И.?И. Стрелкова, Д.?В. Чухвичев,

В.?М. Шерстюк и другие авторы.

В 2003 г. О.?В. Исаенковой была защищена докторская диссертация на тему: «Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции». Однако в данной работе прослеживается дуализм позиции автора: автор говорит об исполнительном праве, но при этом рассматривает его в рамках гражданского процесса.

В центре внимания вышеуказанных авторов находилась идея обоснования самостоятельности исполнительного производства в плане его разграничения с гражданским процессом. Не отвергая в целом данный подход, диссертант обосновывает свою общетеоретическую модель исполнительного права, включая ее понятийный аппарат, деление на составные части в виде подотраслей, частей и институтов. В работе представлено целостное теоретическое исследование исполнительного права в системе права России, определены и проанализированы критерии, позво-

лившие автору прийти к выводу о самостоятельности исполнительного права как комплексного правообразования. Вышеуказанные вопросы ранее специальному изучению и осмыслению не подвергались.

Теоретической основой исследования послужили концепции, положения и выводы российских и зарубежных ученых в области теории государства и права, отдельных отраслей права, философии права: М.?Г. Авдюкова, М.?М. Агаркова, С.?Н. Абрамова, С.?С. Алексеева,

И.?А. Алферова, М.?И. Байтина, М.?М. Богуславского, С.?Н. Братуся, А.?Б. Венгерова, Е.?В. Васьковского, М.?А. Викут, А.?Г. Гойбарха, В.?И. Гоймана, О.?Г. Данильяна, Л.?И. Дембо, А.?В. Демина, В.?В. Ершова, И.?М. Зайцева, Р. Иеринга, Т.?И. Илларионовой, И.?А. Ильина, О.?С. Иоффе, Г. Кельзена, Д.?А. Керимова, С.?Ф. Кечекьяна, А.?Ф. Клейнмана, Н.?И. Ко-

зюбра, С.?А. Комарова, В.?А. Краснокутского, В.?Н. Кудрявцева, О.?Е. Ку-

тафина, В.?В. Лазарева, О.?Э. Лейста, А.?В. Малько, Г.?В. Мальцева, Н.?И. Матузова, М.?Н. Марченко, В.?П. Мозолина, Е.?А. Нефедьева,

Г.?А. Осокиной, В.?В. Пиляевой, Л.?И. Петражицкого, К.?П. Победо-

носцева, С.?В. Поленина, В.?Ф. Попондопуло, Т.?Н. Радько, Н.?А. Ро-

гожина, В.?А. Рязановского, В.?Н. Синюкова, И.?Н. Синякина, Н.?А. Струч-

кова, П.?И. Стучки, В.?М. Сырых, Ю.?И. Толстого, Ф.?Н. Фаткуллина,

А.?Г. Хабибулина, Г.?Ф. Шершеневича и др.

Проблематику теоретических аспектов исполнительного производства затрагивали в своих исследованиях такие авторы, как: С.?Н. Аб-

рамов, М.?И. Брагинский, Е.?В. Васьковский, Н.?А. Винниченко, А.?А. Вла-

сов, Ю.?С. Гамбаров, О.?В. Исаенкова, А.?Ф. Клейнман, И.?Б. Морозова, М.?К. Треушников, В.?М. Шерстюк, М.?К. Юков, В.?В. Ярков и др.

Исследованию проблем целесообразности становления исполнительного права как самостоятельной отрасли права посвятили свои труды Д.?Х. Валеев, О.?В. Исаенкова, А.?А. Максуров, К.?А. Малюшин, Д.?А. Марданов и др. Использовались также труды ученых — специалистов в сфере уголовно-исполнительного права, в том числе А.?И. Зуб-

кова, В.?Б. Малинина, Л.?Б. Смирнова, а также авторов, изучавших проблемы исполнения актов конституционного правосудия: Ю.?В. Ва-

сильева, Н.?В. Витрука, А.?В. Мазурова, М.?А. Митюкова, Т.?В. Соло-

вьева, А.?Р. Султанова, А.?П. Фокова и др.

Методологическую основу диссертационного исследования составляют философский диалектический метод познания, связанные с ним общенаучные методы: системно-структурный, формально-юридический, конкретно-социологический, конкретно-исторический, технико-юридический, правового моделирования, системного анализа и иные методы познания правовых, социальных и теоретических явлений и процессов.

Применение данных методов позволило рассмотреть систему права как объективно саморазвивающуюся правовую материю (форму), обеспечило, в частности, возможность исследовать возникающие правоотношения между судебным приставом-исполнителем и иными участниками исполнительного производства в их развитии, рассмотреть корреляционные связи между гражданским исполнительным правом, гражданским процессуальным, арбитражным процессуальным правом и уголовно-исполнительным правом.

С использованием данных методов были выработаны также определения, уточнены понятия и категории, составляющие содержание общетеоретической науки. Благодаря применению эмпирического и рационального (теоретического) методов были сформулированы рекомендации по совершенствованию законодательства в сфере исполнительного производства и процесса реализации правоприменительных актов.

Метод сравнительного правоведения позволил обосновать суждение об объективном появлении новых отраслей права, среди которых и исполнительное право. Поскольку последнее является публичной отраслью права, с помощью формально-юридического метода в работе рассматривались соответствующие правовые явления и процессы. Формализм в целом позволил выделить из системы права новую отрасль права — исполнительное право. Сравнительно-правовой метод позволил выявить закономерности и перспективы развития исполнительного права в различных правовых системах.

В рамках конкретно-социологического метода использовались для поиска оптимальных вариантов решения правовых проблем в исполнительном производстве такие приемы, как: наблюдение, анкетирование, интервьюирование, эксперимент. Метод правового моделирования, базирующийся на научных знаниях о структуре иных отраслей права, позволил изучить структуру отрасли исполнительного права. Исторический метод способствовал изучению опыта организации исполнения судебных и иных актов, формулированию выводов относительно процесса развития исполнительного производства, трансформации уровня защиты прав и свобод человека, вовлеченного в процесс исполнительного производства (реализации правоприменительных актов в целом), а также законных интересов общества и государства.

Нормативную основу диссертационного исследования составили: Конституция Российской Федерации (далее — Конституция); международные правовые акты (Конвенция Организации Объединенных Наций о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 10 июня 1958 г.); Конвенция о правовой помощи

и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.) и т. д.); нормативные правовые акты РФ (в том числе федеральные законы «О судебных приставах», «Об исполнительном производстве» и др.); акты Конституционного Суда РФ и других судов (постановления Конституционного Суда РФ от 14.07.2005 № 8-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений федеральных законов о федеральном бюджете на 2003 год, на 2004 год и на 2005 год

и постановления Правительства Российской Федерации “О порядке исполнения Министерством финансов Российской Федерации судебных актов по искам к казне Российской Федерации на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти либо должностных лиц органов государственной власти”

в связи с жалобами граждан Э.?Д. Жуховицкого, И.?Г. Пойма, А.?В. По-

нятовского, А.?Е. Чеславского и ОАО “Хабаровскэнерго”», от 30.07.2001

№ 13-П «По делу о проверке конституционности положений подпункта 7 пункта 1 статьи 7, пункта 1 статьи 77 и пункта 1 статьи 81 Федерального закона “Об исполнительном производстве” в связи с запросами Арбитражного суда Воронежской области, Арбитражного суда Саратовской области

и жалобой открытого акционерного общества “Разрез “Изыхский”» и т. д.).

Эмпирической базой диссертационного исследования послужили материалы обобщения правоприменительной практики, анкетирования судебных приставов-исполнителей в таких субъектах РФ, как: Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Ленинградская область, Воронежская область. Автором осуществлены систематизация и анализ практической работы службы судебных приставов в вышеуказанных субъектах РФ, проанализирована деятельность ФССП России.

При подготовке диссертации использовался и личный опыт работы соискателя в качестве адвоката: автору часто приходилось лично сталкиваться как с исполнительным производством, так и с исполнением уголовных наказаний.

Научная новизна диссертационной работы обусловлена теоретико-методологическим обоснованием существования самостоятельной правовой общности — исполнительного права в рамках системы российского права. Общетеоретическая модель исполнительного права в целом развивает учение о системе права и ее элементах, обогащает соответствующие фундаментальные и методологические подходы к ее исследованию, способствует созданию логической и эффективной системы регулирования исполнительных и смежных с ними общественных отношений.

Научная новизна работы в целом определяется анализом ранее не исследовавшихся с общетеоретических позиций предмета и метода правового регулирования исполнительного права, его цели, функций, системы его принципов, общих и специальных институтов.

Автор диссертационного исследования предлагает собственное видение исполнительных правоотношений, раскрывая в общетеоретическом плане их понятие и особенности, предпосылки возникновения, их специфику и структуру.

Сформулированы теоретические выводы и даны практические рекомендации относительно принципиальной возможности и характера (субсидиарного, паритетного) применения различных источников права в условиях глобализации и универсализации англо-саксонской и романо-германской правовых систем при регулировании общественных отношений в сфере исполнительного производства и реализации правоприменительных актов.

Научная новизна обусловлена также разработкой основных направлений оптимизации исполнительного законодательства и определением перспектив унификации уголовно-исполнительного, гражданского исполнительного и арбитражного исполнительного права.

На защиту выносятся следующие положения, в которых нашла отражение научная новизна диссертации:

1. На основе проведенного анализа современных общетеоретических представлений относительно системы права обосновано положение о формировании в ее составе исполнительного права вопреки имеющимся, в частности в гражданско-процессуальной науке, утверждениям, отождествляющим гражданское исполнительное право с институтом исполнительного производства гражданского процессуального права.

2. Установлено, что только предмет правового регулирования может быть использован в качестве наиболее объективного критерия индивидуализации отраслей права. Метод же правового регулирования у публичных отраслей права в определенной мере однороден, базируется на императивном подходе. Совокупность методов (так называемый отраслевой режим) в большей степени позволяет «индивидуализировать» отрасли права. Вместе с тем на современном этапе, характеризующемся особым динамизмом развития общественных отношений, даже совокупность данных о предмете и отраслевом режиме зачастую не создает условия для констатации наличия (отсутствия) оснований для характеристики той или иной отрасли права как самостоятельной. В целях более объективного разрешения данной задачи должны использоваться дополнительно и такие критерии, как: цель и функции отрасли права, отраслевые принципы, источники отрасли, индивидуальный субъектный состав соответствующих правоотношений.

3. Выявлено, что исполнительное право имеет свой индивидуальный отраслевой режим, в котором наряду с общими для отраслей права методами (разрешительным, дозволительным, обязывающим, предписывающим) используются и сугубо индивидуальные (например, метод принудительного взыскания); обладает своим специфическим субъектным составом (судебный пристав-исполнитель, взыскатель, должник, суд, прокурор, уголовно-исполнительная инспекция (далее — УИИ) и др.); преследует свою индивидуальную цель — определить условия и порядок принудительного исполнения требований правоприменительных актов, восстановить имущественные (в отдельных случаях личные неимущественные) права субъекта исполнительных отношений, а также общества и государства; выполняет и свои специфические функции, в числе которых, к примеру, принудительно-восстановительная функция.

4. Обоснована целесообразность конвергентного развития гражданского исполнительного, уголовно-исполнительного законодательства, как и всего законодательства, регулирующего процесс исполнения актов юрисдикционных и неюрисдикционных органов. С позиции выработанных в диссертационном исследовании теоретических положений предложено подготовить и принять Исполнительный кодекс РФ (далее — ИК), который объединит в себе нормы, регулирующие исполнительные и смежные с ними общественные отношения, в том числе содержащиеся в Уголовно-исполнительном кодексе РФ (далее — УИК), также нуждающемся в модернизации.

5. Установлено, что системность отрасли исполнительного права базируется на единстве входящих в него институтов и норм. Исполнительное право представляет собой (внутреннее содержание) согласованную систему, состоящую из двух частей — общей и особенной. Общая часть отрасли исполнительного права содержит в себе институты общего характера, особенная часть также представляет собой систему, состоящую из норм права, регулирующих отдельные институты, и прежде всего институты исполнительного производства. Внутри отрасли существует реальное системное взаимодействие входящих в него институтов, совокупность которых позволяет констатировать целостность, завершенность и самостоятельность исполнительного права как комплексной отрасли права. Несмотря на то что нормы, входящие

в комплексную отрасль исполнительного права, относятся сегодня

к различным отраслям права, все они функционально взаимодействуют в регулировании качественно однородных общественных отношений.

6. Обосновано, что в механизме правового регулирования важное значение имеет стадия реализации субъективных прав и юридических обязанностей субъектов правоотношений, направленных на удовлетворение их целей посредством соблюдения, исполнения или использования предоставленных правовыми предписаниями возможностей. Данная стадия объективируется в правоприменительных актах (приговоре суда, решении третейского суда и т. д.), которые во многих случаях могут быть исполнены только принудительно. В этом случае механизм правового регулирования предполагает использование возможностей субъектов, наделенных властными полномочиями. Автор диссертационного исследования разделяет мнение

о том, что возникновение этой стадии в механизме правового регулирования, носящей факультативный характер, имеет место при необходимости восстановления правомерного поведения субъектов права в рамках устанавливаемого государством юридически значимого поведения.

7. Сделан вывод о том, что в настоящее время в Российской Федерации сформирован своеобразный механизм исполнения правоприменительных актов, посредством которого решения многих неюрисдикционных органов (прежде всего третейских судов) не исполняются непосредственно, а требуют обязательного их «подтверждения» арбитражным судом или судом общей юрисдикции. Такой механизм исполнительного производства не является эффективным: фактически в данном случае лицо, право которого нарушено, вынуждено игнорировать многие альтернативные (внесудебные) способы разрешения споров, осознавая необходимость обязательного последующего обращения в суд. В случае если в ИК будет закреплена возможность принудительного исполнения актов третейских судов и некоторых других неюрисдикционных органов, произойдет значительное снижение нагрузки на судебную систему, а само исполни-

тельное производство станет значительно более эффективным.

8. Показано, что понятие «исполнительная процессуальная форма» более точно отражает сущность и специфику правоотношений, возникающих прежде всего в процессе исполнения решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Именно в рамках исполнительной процессуальной формы может быть осуществлена в перспективе комплексная кодификация арбитражного исполнительного и гражданского исполнительного законодательства, законодательства, регулирующего порядок исполнения актов юрисдикционных и неюрисдикционных органов, предполагающая наличие системы гарантий ее эффективной реализации, среди которых первостепенная роль должна отводиться институту юридической ответственности за нарушение прав и свобод человека и гражданина, законных интересов общества и государства в процессе исполнения судебных актов.

9. Аргументировано, что комплексная отрасль исполнительного законодательства не в состоянии объективировать в нормативных правовых актах все правовые нормы, регулирующие процесс исполнения судебных и иных правоприменительных актов и обеспечивающие,

к примеру, привлечение к различным видам юридической ответственности, а нуждается в более широком круге источников права.

10. Среди иных источников исполнительного права обособлены постановления (и выраженные в них правовые позиции) Конституционного Суда РФ. Диссертант доказывает, что их применение позволило, в частности, преодолеть закрепленную в гражданском процессуальном законодательстве возможность должника уклонится от исполнения, пользуясь запретом обращать взыскание на земельные участки.

11. Раскрыто, что в исполнительном праве находит свое применение и такой источник, как правовые принципы, причем наблюдается процесс их интенсивного развития и модификации. Так, после судебной реформы 1864 г. и до 1 февраля 2008 г. доминировал принцип обращения взыскания только на имущество должника; в настоящее время при регулировании анализируемых общественных отношений все активнее применяется принцип ограничения его личных неимущественных прав, т. е. обращение взыскания на личность самого должника. Примерами реализации данного принципа в нашей стране является возможность судебного пристава-исполнителя ограничить выезд должника за пределы Российской Федерации, а в Западной Европе — широко применяемый гражданский арест должника.

12. Выявлено, что имеет место низкая эффективность реализации актов конституционного правосудия, поскольку правоприменители (прежде всего суды) занимают позицию, согласно которой обязанность пересмотреть судебный акт возникает только в случаях, когда он основан на актах, признанных неконституционными (ч. 3 ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»). Вместе

с тем имеют место случаи, когда Конституционный Суд РФ, не признавая нормы неконституционными, дает им иное конституционно-правовое толкование, фактически изменяет содержание нормативного правового акта, формируя в отношении его положений (или особенностей их применения) общеобязательную позицию. Поскольку это не единственная ситуация, создающая препятствия для реализации актов Конституционного Суда РФ

и конституционных (уставных) судов субъектов РФ, необходимо в ИК

(и, разумеется, в соответствующих федеральных конституционных законах) установить возможность исполнения актов органов конституционного правосудия. В частности, диссертантом предложено законодательно закрепить, что указанные суды в случае любых попыток неисполнения их актов (игнорирования правовых позиций) вправе выдать исполнительный лист и обратить его к принудительному исполнению.

13. Аргументировано, что каких-либо принципиальных препятствий для кодификации уголовно-исполнительного и гражданского исполнительного и законодательства, регулирующего порядок исполнения актов юрисдикционных и неюрисдикционных органов, не существует. Более того, есть все основания для их унифицированного развития как закрепляющих общий правовой массив в системе российского права, поскольку общими для них являются: предмет правового регулирования (общественные отношения, возникающие в процессе исполнения судебных актов (иных правоприменительных актов), а также исполнения уголовных наказаний, поскольку оно также осуществляется только на основе правоприменительных актов); цель правового регулирования (обеспечение исполнения решения правоприменительных органов, в том числе об исполнении наказания); функции (общая функция организации и охраны общественных отношений в сфере исполнения правоприменительных актов); тождественные и зачастую фактически единые отраслевые принципы, источники, индивидуальный субъектный состав.

14. Сформулирован вывод об уникальном характере исполнительных правоотношений, который аргументирован на основе общетеоретического анализа их субъектного состава (судебный пристав-исполнитель, УИИ, суд и т. д.). Однако наибольшую уникальность данный состав приобретет в случае исполнения (в настоящее время — фактического, в перспективе — урегулированного нормами исполнительного права) актов Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов РФ. Здесь особым субъектом исполнительных правоотношений становится законодательный (исполнительный) орган государственной власти, поскольку в случае, если решением Конституционного Суда РФ нормативный акт признан не соответствующим Конституции полностью или частично либо если из решения Конституционного Суда РФ вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании, этот орган рассматривает вопрос о принятии нового нормативного акта, который должен, в частности, содержать положения об отмене нормативного акта, признанного не соответствующим Конституции, либо о внесении необходимых изменений и (или) дополнений в нормативный акт, признанный неконституционным в отдельной его части.

15. Определено, что опыт работы органов исполнительной власти стран Западной Европы по гармонизации права различных стран

в рамках Амстердамского договора, принятого 1 мая 1999 г., позволяет значительно повысить трансграничное исполнение, без которого не может в настоящее время эффективно функционировать мировой рынок. В связи с этим диссертантом обосновано предложение о необходимости создания гармонизированной процедуры по трансграничным исполнительным имущественным взысканиям.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что разработанная общетеоретическая модель исполнительного права, в рамках которой раскрывается его сущность как комплексной отрасли права, имеющей свой собственный предмет, отраслевой режим (комплекс методов), систему отраслевых принципов, источники, институты, субъектный состав и т. д., позволяет обосновать главные направления целостного развития исполнительного законодательства РФ, конвергенции уголовно-исполнительного права, гражданского исполнительного, арбитражного исполнительного, административного исполнительного права и определить пути разрешения насущных потребностей правоприменительной практики в этой области.

Материалы диссертационной работы могут быть использованы

в качестве основы для дальнейших научных исследований в области совершенствования непосредственно исполнительного производства (реализации правоприменительных актов) и для более детального осмысления и разработки отдельных разделов теории права и государства, в частности касающихся источников права, системы права, правореализации, юридического процесса.

Автором определены состояние и перспективы развития исполнительного права в системе российского права, сформулированы теоретические выводы и даны практические рекомендации по совершенствованию законодательства, регламентирующего исполнительное производство, в частности обоснована целесообразность принятия ИК.

Разработанные соискателем концептуальные положения обогащают теорию юридической деятельности судебных приставов-исполнителей и в целом теорию права и государства. Комплексное исследование исполнительного производства в рамках теории конвергенции исполнительных отраслей права позволило автору сформулировать предложения и сделать выводы, которые в дальнейшем могут быть использованы в разработке актуальных проблем теории права и государства.

Некоторые предложения соискателя уже учтены законодателем и используются в практической деятельности службы судебных приставов-исполнителей.

Диссертантом разработан учебный план преподавания учебной дисциплины «Исполнительное право» на юридических факультетах вузов. Материалы исследования также могут быть использованы для составления учебно-методических материалов при изучении других юридических дисциплин.

Результаты диссертационной работы могут использоваться при преподавании курсов теории права и государства, других юридических дисциплин, при написании учебников и учебно-методических пособий для студентов, аспирантов, судей и иных правоприменителей.

Выводы, полученные в ходе исследования, и сформулированные на их основе предложения прикладного характера будут полезны в практической деятельности ФССП России, УИИ и иных органов, должностных лиц, участвующих в процессе реализации правоприменительных актов.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационной работы обсуждены на заседаниях кафедры государственно-правовых наук Российской академии адвокатуры и нотариата, апробированы и отражены автором в научных публикациях. Основные положения, выводы и рекомендации получили апробацию в научных докладах и выступлениях на международных и общероссийских научно-практических конференциях: региональной научно-практической конференции «Проблемы права» (Улан-Удэ, 2007 г.), Международной научно-практической конференции Российской академии юридических наук (Москва, 2008 г.), Российской научно-практической конференции «Юридическое образование и актуальные проблемы права» (Москва, 2009 г.), Всероссийской научной конференции, посвященной 15-летию принятия части первой Гражданского кодекса РФ (Тверь, 2009 г.) и др.

Положения и выводы диссертационного исследования использованы автором при чтении лекций, проведении практических занятий с судьями, приставами-исполнителями, сотрудниками УИИ по курсам: «Исполнительное право» (в Российской академии адвокатуры и нотариата), «Развитие системы исполнительного законодательства» (в Академии труда и социальных отношений, Российской таможенной академии).

Структура диссертации обусловлена проблематикой и логикой научного исследования, а также целью и задачами, направленными на раскрытие темы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, объединяющих 14 параграфов, заключения, библиографического списка.


2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются объект и предмет исследования, его цель и комплекс решаемых задач, раскрываются теоретическая, методологическая, нормативная основы и эмпирическая база, научная новизна диссертации, формулируются положения, выносимые на защиту и подтверждающие теоретическую и практическую значимость работы, излагаются результаты апробации и приводятся сведения о структуре проведенного исследования.

В первой главе «Современная характеристика системы права

и места в ней исполнительного права» выявлены актуальные научные позиции понимания сущности системы права, аргументирована авторская позиция в отношении современной теоретической конструкции отраслевого деления системы права, определено место в ней исполнительного права, охарактеризованы перспективы конвергентного развития уголовно-исполнительного, гражданского исполнительного и иных отраслей законодательства и формирования комплексной отрасли исполнительного права.

В первом параграфе «Система права как актуальная проблема юридической науки и практики» предпринята попытка обобщения накопленных научных знаний об указанной правовой категории с точки зрения концепций естественного права и правового позитивизма.

Аргументировано суждение о том, что система права должна быть динамичной, непротиворечивой, адекватной постоянно трансформирующимся общественным отношениям. На основе анализа основных тенденций в развитии системы права выявлены объективные факторы, обусловливающие целесообразность формирования исполнительного права как самостоятельной комплексной отрасли права. Каждому государству на отдельном этапе его развития должна соответствовать и своя система права, которую вряд ли можно охарактеризовать как неизменяемую субстанцию. Поскольку система права относится

к надстроечным явлениям, она должна быть эффективным регулятором базисных отношений, при смене которых (или неэффективном регулировании) она объективно нуждается в трансформации. Поскольку

в 90-х гг. прошлого века в России произошли изменения в базисных отношениях, возникла настоятельная потребность изменения и системы права, создания условий для развития новых отраслей права, в числе которых исполнительное право.

При исследовании наиболее распространенных доктринальных подходов к отраслевому делению правовой формы выявлены и охарактеризованы общие и отличительные признаки отраслей права, которые их индивидуализируют и могут быть использованы в качестве критериев разделения системы права. Обоснован вывод о том, что новые отрасли появляются под влиянием развития экономики, государства

и права. Государство может способствовать развитию новой отрасли права, но не может своим волевым решением искусственно ее создать. Так, методом трансгрессии из института исполнительного производства гражданского процессуального права выделилось гражданское исполнительное законодательство, которое наряду с уголовно-исполнительным законодательством имеет потенциал способствовать формированию и развитию исполнительного права как комплексной отрасли права.

Во втором параграфе «Современная теоретическая конструкция отраслевого деления права» исследованы сущность и содержание критериев (факторов), позволяющих объективно «разделить» право на составляющие элементы. Подтверждается состоятельность научной позиции, согласно которой только такие факторы, как предмет и метод правового регулирования, не позволяют объективно разрешать вопрос об отраслевом делении права. Обоснована целесообразность использования в этих целях такой категории, как «отраслевой режим», который включает в себя комплекс методов; именно отраслевой режим является индивидуальным для каждой отрасли и может быть использован в качестве критерия разграничения отраслей права.

Аргументирована возможность при разграничении отраслей права использовать помимо предмета и отраслевого режима такие объективные критерии, как система принципов, система источников, система правоотношений, субъектный состав, цель и функции, структурированность элементов отрасли (логическое внутреннее строение отрасли). Индивидуальность данных критериев следует учитывать при анализе перспектив развития формирующихся отраслей права,

в том числе гражданского исполнительного и арбитражного исполнительного права.

В третьем параграфе «Корреляционные связи исполнительного

и процессуального права» представлено теоретическое обоснование самостоятельности и отсутствия тождества исполнительного права, прежде всего, со смежными отраслями права, такими как гражданско-процессуальное и арбитражное процессуальное право. Для подтверждения этой позиции охарактеризованы научные взгляды исследователей права, которые на рубеже XIX—XX вв. указывали на самостоятельность исполнительного производства и исполнительного права

в целом. В результате сравнительно-правого анализа смежных отраслей права определены основные характеризующие признаки гражданского исполнительного и гражданского процессуального права. Доказано, что гражданское исполнительное право, которое можно будет

в перспективе охарактеризовать как подотрасль исполнительного права, представляет собой совокупность процессуальных исполнительных норм, регулирующих общественные отношения, которые возникают, как правило, между судебным приставом-исполнителем с одной стороны и иными участниками исполнительного производства — с другой по поводу принудительного исполнения судебного акта.

В данном параграфе содержится вывод о том, что исполнительное производство представляет собой самостоятельный предмет правового регулирования, не охватываемый в полном объеме гражданским процессуальным либо арбитражным процессуальным правом. Исполнительное производство обеспечивает принудительную реализацию бесспорных требований, содержащихся в судебных или иных актах органов и должностных лиц, которым законом предоставлены полномочия возлагать на участников имущественного оборота обязанности по передаче другим участникам денежных средств и иного имущества, либо по совершению в их пользу определенных действий, либо по воздержанию от их совершения. Обоснован также тезис, согласно которому, несмотря на различие гражданского процессуального, арбитражного процессуального и гражданского исполнительного права, они являются взаимосвязанными элементами системы права, как части целого имеют стабильные корреляционные связи друг с другом.

В четвертом параграфе «Понятие, цель и функции исполнительного права» автор на основе научных исследований излагает свое понятие исполнительного права как комплексной отрасли права. Как

и любая иная отрасль права, исполнительное право обладает присущими ему индивидуализирующими признаками, которыми являются цель и функции отрасли. Автор рассматривает цель и функции как критерии, индивидуализирующие каждую отрасль права. В диссертации осуществлено их теоретическое исследование применительно к системе права в целом и в отношении исполнительного права в частности. Так, цели права охарактеризованы прежде всего в контексте социального назначения государства. В современных социально ориентированных государствах право имеет цели: гармонизации и развития личности, общества и государства; охраны правопорядка; обеспечения неприкосновенности всех форм собственности; создания правовых механизмов для поступательного развития экономики и, главное, охраны прав и законных интересов человека и гражданина. Поскольку отрасли права являются элементами системы права, они также имеют свои индивидуальные цели.

Аргументирована целесообразность использования такой категории, как «цель отрасли», в качестве индивидуализирующего критерия отраслей права. Исполнительное право имеет свои цели, среди которых определение условий и порядка принудительного исполнения судебных и иных правоприменительных актов, в том числе путем фактического восстановления имущественных (в отдельных случаях — личных неимущественных) прав индивида, принудительного исполнения приговоров суда в случае назначения наказания, не связанного

с лишением свободы, принудительного исполнения административных актов и т. д.

Кроме целей каждая отрасль права обладает и специфическими функциями. Сформулировано утверждение о том, что цель права тождественна социальному назначению права. Функция, в свою очередь, представляет собой направление воздействия права на свой предмет; анализ функций права дает основание утверждать, что все функции права образуют собой систему и взаимосвязаны между собой.

В функциях каждой отрасли права проявляются ее специфические свойства, признаки, которые вытекают из качественной самостоятельности отрасли права. Учитывая индивидуальность каждой функции отрасли права, их можно отнести к критериям, индивидуализирующим отрасли внутри системы права. Исполнительное право как самостоятельная отрасль права также имеет свои функции: регулятивно-статическую, регулятивно-динамическую, регулятивно-охранительную, воспитательную, восстановительную; в отдельных случаях используются и такие функции, как: оперативная, информационная, профилактическая, принуждения и др. Обосновывается позиция автора о том, что функция принуждения имеет в исполнительном праве системную обусловленность и в современных условиях она не только не должна исключаться, а наоборот, должны быть созданы необходимые условия для ее более широкого применения.

Во второй главе диссертационного исследования «Исполнительное право как элемент системы права (на примере гражданского исполнительного права)» представлена авторская концепция в отношении предмета исполнительного права, охарактеризованы его отраслевой режим, принципы исполнительного права, общие и специальные институты исполнительного права

Так, в первом параграфе «Предмет правового регулирования

и отраслевой режим исполнительного права» представлена и обоснована авторская позиция, касающаяся специфики однородных общественных отношений, объективно нуждающихся в комплексном правовом регулировании, которое не могут обеспечить искусственно «изолированные» нормы гражданского исполнительного, уголовно-испол-

нительного законодательства, законодательства, регулирующего процесс исполнения актов как юрисдикционных, так и неюрисдикционных органов. Однако наличие норм, находящихся в нормативных актах различных отраслей права, не свидетельствует о комплексности отрасли права. На комплексность отрасли исполнительного права указывает предмет правового регулирования.

На основе исследования различных научных подходов к определению предмета отрасли права и его роли в структурировании системы права доказывается, что структура предмета отрасли исполнительного права является индивидуальной; в его структуре выделены, в частности, такие элементы, как субъекты, их поведение, объекты материального мира, юридические факты и т. д. Так, исполнительное право имеет свои специфические субъекты, не входящие в число субъектов других отраслей права, юридическая деятельность которых (например, судебного пристава) также отличается от поведения субъектов в иных отраслях права. Объекты исполнительного права также индивидуальны; это, прежде всего, материальные объекты, которые должник должен передать взыскателю, либо совершение определенных действий

(в том числе, к примеру, обязанность законодателя внести изменения

в нормативный правовой акт), либо воздержание от их совершения. Юридические факты также имеют свою специфику в каждой отрасли права. В исполнительном праве такими фактами являются акты судебного или иного уполномоченного правоприменительного органа при отсутствии спора о праве и неопределенности в праве.

Обосновывается позиция, согласно которой специфика предмета исполнительного права заключается в том, что он охватывает широкий спектр обособленных общественных отношений, (организационных, управленческих, процессуальных, финансовых), возникающих по поводу и в процессе исполнения правоприменительных актов.

Содержится утверждение о том, что такой критерий, как «метод правового регулирования», в современных условиях активной трансформации общественных отношений не может быть использован в качестве единственного или же универсального критерия отраслевого деления права. Поскольку в большинстве публичных отраслей права методы совпадают, необходим поиск иных критериев, в числе которых так называемый отраслевой режим, представляющий набор методов

в их определенной пропорции.

Отраслевой режим состоит из комплекса методов. Выявлены

и охарактеризованы различные научные позиции в отношении понимания сущности метода правового регулирования, его роли в осмыслении правовой действительности. Обоснован вывод о том, что исполнительное право для регулирования общественных отношений использует комплекс методов (разрешительный, дозволительный, обязывающий, предписывающий, метод фактического имущественного взыскания,

а также метод обременения, обращенный не только на имущество должника, но и на его личные неимущественные права, и т. д.). Значительно реже применяются такие методы, как метод рекомендаций, убеждений, метод автономии и равенства сторон, поощрения. Обращено внимание на то обстоятельство, что даже в пропорциональном сочетании двух «основных» методов (императивного и диспозитивного) также проявляется индивидуальность исполнительного права.

Метод правового регулирования (в отличие от предмета) не всегда появляется объективно, ибо он зачастую базируется на государственном установлении, властном закреплении в нормах права способа воздействия на общественные отношения. Метод правового регулирования чаще, чем предмет отрасли права, подвержен трансформации,

и прежде всего это связано с изменением политического режима, сменой экономических отношений и т. д.

Во второмпараграфе «Принципы исполнительного права и их общетеоретический анализ» указывается, что в теории права и государства накоплен достаточный материал, позволяющий определить науковедческий статус правовой категории «принципы права». Поскольку система принципов для каждой отрасли права индивидуальна, она исследована в контексте ее потенциала для объективного разрешения вопроса о критериях отраслевого деления права.

Система отраслевых принципов исполнительного права имеет свои индивидуальные особенности. Во-первых, в принципах исполнительного права сконцентрированы взгляды законодателя (а в последнее время все чаще и судей высших судебных инстанций РФ) на предмет правового регулирования и систему методов, и в этом смысле они представляют основу самостоятельной отрасли права. Во-вторых, принципы исполнительного права придают данной отрасли некую логическую и конструктивную завершенность. В-третьих, в них отражается весь процесс реализации норм уголовно-исполнительного, гражданского исполнительного законодательства, законодательства, определяющего порядок исполнения актов юрисдикционных и неюрисдикционных органов. В-четвертых, благодаря принципам дается правильное толкование норм исполнительного права. В-пятых, принципы исполнительного права, являются, безусловно, основой для применения права по аналогии. В-шестых, в них воплощаются взгляды законодателя и «концентрируются» правовые позиции Конституционного Суда РФ в отношении философской категории справедливости

в праве.

Основополагающую роль в любой отрасли права играют конституционные принципы и прежде всего принцип примата прав и свобод человека и гражданина, который приобретает особое содержание

в исполнительном праве. В данном параграфе исследованы следующие отраслевые принципы исполнительного права:

- принцип ограничения в процессе исполнения правоприменительных актов как имущественных, так и личных неимущественных прав и свобод человека и гражданина;

- принцип неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника и членов его семьи;

- принцип соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения (в данном разделе диссертационного исследования этот принцип охарактеризован в контексте понимания справедливости права);

- принцип своевременности совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения (сформулированы предложения о критериях и видах юридической ответственности (дисциплинарной, материальной, уголовной) для судебных приставов-исполнителей и иных компетентных лиц, не соблюдающих сроки совершения исполнительных действий);

- принцип государственного языка исполнительного производства;

- принцип публичности и открытости (выявлено его значение

в процессе реализации антикоррупционной политики РФ);

- принцип обращения взыскания как на личность должника, так и на его имущество (где обосновывается необходимость обращения взыскания на личность самого должника, а существующий сегодня перечень мер, направленных только на имущество должника, противоречит мировой практике и не дает положительных результатов в правореализации) и т. д.

В третьем параграфе «Общие институты исполнительного права» определяется место, роль в исполнительном праве таких институтов, как: институт принципов; институт субъектов; институт исполнительных документов; институт стадий исполнительного производства; институт места и времени совершения исполнительных действий; институт извещения и вызовов; институт добровольного исполнения; институт имущества, на которое нельзя обратить взыскание; институт контроля. Автором также раскрывается содержание каждого института.

Характеризуя институт имущества, на которое нельзя обратить взыскание, автор отмечает, что сегодня в действующем законодательстве перечень такого имущества содержится в разных законодательных актах различных отраслей права, несмотря на то, что все они регулируют одну группу общественных отношений. Было бы целесообразно в одном законодательном акте (например, ИК) их систематизировать.

Обосновывается неэффективность наличия в законодательстве расширительного подхода к перечню имущества и доходов, на которые нельзя обратить взыскание, ибо он может умалять права взыскателей

и, наоборот, фактически освобождать должника от выполнения своих обязанностей.

В процессе анализа института сроков исполнительных правоотношений обращено внимание на то обстоятельство, что сроки, во-первых, выступают как мера, направленная на защиту интересов участников этих отношений (например, взыскателя), а во-вторых, срок есть мера, дисциплинирующая суд, пристава-исполнителя, УИИ, других участников исполнительных отношений. Устанавливая срок реализации правоприменительных актов, государство проявляет необходимую активность в защите прав и интересов субъектов исполнительных правоотношений.

Исследование института исполнительных документов позволило обосновать суждение о том, что в исполнительном праве более правильно с научной точки зрения использовать термин «правоприменительный документ». Он охарактеризован как документ, составленный

в предусмотренной законом форме специально на то уполномоченными органами, являющийся основанием не только для возбуждения исполнительного производства и дающий право взыскания по имущественным требованиям (исполнительный документ), но и позволяющий исполнить приговор, иной акт суда, в том числе акты конституционного правосудия.

В четвертом параграфе «Специальные институты исполнительного права» аргументируется, что указанные институты регулируют небольшую группу однородных правоотношений, возникающих в процессе движения исполнительного производства и реализации правоприменительных актов в целом. Исследованы, в частности, такие институты гражданского исполнительного права, как: институт возбуждения исполнительного производства, приостановления исполнительного производства; институт подготовки к мерам принудительного исполнения; институт мер принудительного исполнения; институт завершения исполнительного производства; институт ответственности субъектов исполнительного производства; институт исполнительного производства, осложненного иностранным элементом, и т. д.

Так, на стадии возбуждения исполнительного производства регулированию подлежат правоотношения, возникающие, прежде всего, между взыскателем и судебным приставом-исполнителем. Раскрывая содержание данного института, автор обосновывает тезис о необходимости соблюдения условий возбуждения исполнительного производства. Институт подготовки к мерам принудительного исполнения охарактеризован как вторая стадия исполнительного производства. В законодательстве данная стадия не выделяется, однако значение ее велико, ибо она позволяет подготовиться к мерам принудительного исполнения в целях их последующей эффективной реализации. Аргументировано, что на данной стадии производства должны совершаться следующие группы действий: действия, направленные на добровольное исполнение должником требований, содержащихся в исполнительных документах; действия, направленные на розыск должника, его имущества или ребенка, а также арест имущества должника, оценка имущества, арест дебиторской задолженности, обращение с ходатайством

о разъяснении решения суда и т. д.

Институт мер принудительного исполнения является одним из основных в исполнительном производстве. В данном параграфе исследовано содержание таких мер принудительного исполнения, как обращение взыскания на имущество должника, особенности обращения взыскания на имущество юридического лица, особенности взыскания на имущество религиозной организации, особенности взыскания на предмет залога, особенности взыскания на имущество должника, находящееся у других лиц, особенности обращения взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ, принудительное выселение должника, принудительное вселение взыскателя, административное прекращение деятельности должника, взыскание штрафов, исполнение ответственности, возложенной на должника в виде гражданского ареста, и т. д.

Особое внимание уделено институту ответственности субъектов исполнительного производства, в частности, осуществлена попытка разрешить ряд теоретических вопросов, связанных с пониманием ответственности в исполнительном праве.

В третьей главе «Общетеоретическая модель исполнительных правоотношений» осуществлен теоретический анализ особенностей, предпосылок возникновения и форм исполнительных правоотношений, охарактеризована их структура и специфика, обоснованы теоретические выводы в отношении основных направлений оптимизации регулирования исполнительных правоотношений.

В первом параграфе «Понятие и особенности исполнительных правоотношений» изучены различные концепции правоотношений, в том числе обосновывающие возможность отсутствия их регулирования нормами права (концепция так называемых хозяйственных правоотношений). Доказано, что исполнительные правоотношения имеют свою специфику, которая выделяет их среди иных видов правоотношений и позволяет рассматривать как один из критериев разграничения отраслей права.

Исполнительные правоотношения охарактеризованы как общественные отношения, урегулированные не только гражданским исполнительным или иным «специальным» законодательством, но и такими источниками права, как судебные акты и правовые принципы, складывающиеся между судебным приставом-исполнителем и другими участниками исполнительного производства (процесса реализации правоприменительных актов), возникающие по поводу принудительного исполнения правообязывающего акта.

Уникальный характер исполнительных правоотношений обусловлен прежде всего следующими обстоятельствами:

- судебный пристав-исполнитель является основным субъектом данных правоотношений; одной из сторон в гражданских исполнительных правоотношений иногда может выступать суд, прокурор

и даже законодательный представительный орган государственной власти в случае исполнения актов Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов РФ;

- исполнительные правоотношения — преимущественно властные правоотношения; со всеми участниками правоотношений, кроме суда, прокурора, иных компетентных лиц и структур, правоотношения имеют вертикальную структуру связи. Когда вышеуказанные субъекты участвуют в исполнительных правоотношениях, они наделяются также властными функциями, и в этом случае отношения между ними и судебным приставом-исполнителем носят «горизонтальный» характер;

- исполнительные правоотношения регулируются различными нормами исполнительного законодательства, которые в настоящее время не носят не только кодифицированного, но и сколь-нибудь систематизированного характера, а также такими источниками права, как судебный акт и правовые принципы.

Аргументируется суждение о том, что внешней формой фиксации исполнительных правоотношений являются специфические нормативные акты, в которых закрепляются действия по осуществлению мер принудительного исполнения, способы осуществления мер принудительного исполнения и т. д. Под внутренней формой исполнительных правоотношений понимается способ организации внутренней связи отдельных элементов содержания исполнительного производства (реализации правоприменительных актов).

Во втором параграфе «Предпосылки возникновения исполнительных правоотношений» обосновывается авторская концепция, согласно которой для возникновения исполнительных правоотношений необходимы норма права, юридический факт и правосубъектность участников. Однако в отличие от иных отраслей права в исполнительном праве данные предпосылки специфичны и индивидуальны.

Так, сегодня нормы права, регулирующие исполнительные правоотношения, «разбросаны» по многим отраслям права, как материальным, так и процессуальным (Гражданский процессуальный кодекс РФ, Арбитражный процессуальный кодекс РФ, Трудовой кодекс РФ, Семейный кодекс РФ, Административный кодекс РФ, Уголовно-исполнительный кодекс РФ и др.), что создает большие трудности как в правоприменении, так и в осмыслении отраслевого законодательства.

К числу юридических фактов, обусловливающих детерминацию исполнительных правоотношений, автор относит действия управомоченных лиц, среди которых можно назвать прежде всего суд, различные административные органы, действия самого судебного пристава-исполнителя и иных публичных органов власти. Однако юридические факты в исполнительных правоотношениях носят вторичный характер, ибо они наступают вслед за фактами вынесения правообязывающего акта.

Характеризуя третью предпосылку, диссертант указывает, что она отличается от одноименной предпосылки в гражданских процессуальных и арбитражных процессуальных правоотношениях. Так, в гражданском исполнительном праве полная право- и дееспособность возникает с 16 лет, в уголовно-исполнительном праве — с 14 лет, в то время как в смежных отраслях права — гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве — с 18 лет.

Автор также указывает, что исполнительное правоотношение, как и любое иное правоотношение, имеет свою форму как единство внешнего выражения и содержания элементов. Под внешней формой выражения исполнительного правоотношения следует понимать правовые акты, в которых закрепляются принудительные действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем. Внутренняя форма есть процессуальная форма самого исполнительного производства. Именно благодаря внутренней форме идет постадийное развитие процесса принудительного исполнения, движение исполнительного производства от одной стадии к другой.

Третий параграф «Специфика и структура исполнительных правоотношений» содержит авторскую концепцию понимания их сущности, базирующуюся во многом на индивидуальном характере соответствующих структурных элементов. Охарактеризованы различные субъекты исполнительных правоотношений (пристав-исполнитель, взыскатель и должник, суд, прокурор, УИИ, законодательный (представительный) орган государственной власти), в том числе факультативные (представитель, адвокат, переводчик).

Фактически особым субъектом исполнительных правоотношений становится законодательный (исполнительный) орган государственной власти, поскольку в случае, если решением Конституционного Суда РФ нормативный акт признан не соответствующим Конституции полностью или частично либо из решения Конституционного Суда РФ вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании, этот орган рассматривает вопрос о принятии нового нормативного акта, который должен, в частности, содержать положения об отмене нормативного акта, признанного не соответствующим Конституции полностью, либо

о внесении необходимых изменений и (или) дополнений в нормативный акт, признанный неконституционным в отдельной его части.

В процессе исследования содержания исполнительных правоотношений обращено внимание на то обстоятельство, что в теории права не сложилось единой точки зрения относительно его понимания. Опираясь на наиболее распространенную концепцию (выделение прежде всего таких элементов, как субъективные права и юридические обязанности), автор охарактеризовал объем прав и обязанностей основных субъектов изучаемых правоотношений.

Объектом исполнительных правоотношений, как правило, являются те материальные блага (реже — неимущественные права), которые нуждаются в фактическом восстановлении, защите силой государственного, властного принуждения. Специальным объектом исполнительного правоотношения могут выступать отдельные требования, содержащиеся в исполнительном документе (правоприменительном акте).

В четвертой главе «Теоретические основы совершенствования правового регулирования сферы исполнительного производства»изучены как традиционные, так и «новые» источники исполнительного права в контексте актуализации процессов глобализации правовой формы жизни общества и универсализации англо-саксонской и романо-германской правовых систем, а также пути совершенствования механизма правового регулирования при принудительном исполнении актов суда и иных юрисдикционных органов.

Первый параграф «Источники исполнительного права и их развитие на современном этапе» посвящен теоретическому осмыслению истории данной правовой категории и формулированию практических рекомендаций по применению различных источников права (нормативный правовой акт, судебный акт, правовые принципы) в сфере исполнительного производства на современном этапе. Поскольку каждая отрасль права имеет свои индивидуализированные источники права, которые обособляют отрасль, категория «источник права» может употребляться в качестве критерия отраслевого деления права.

Нормативный правовой акт охарактеризован как основной источник исполнительного права. Выявлена и охарактеризована его роль в регулировании исполнительных правоотношений. Обосновывается целесообразность и необходимость кодификации фактически бессистемной совокупности правовых норм, регулирующих исполнительные правоотношения, и дан ряд практических рекомендаций по совершенствованию исполнительного законодательства.

Аргументировано суждение о том, что судебный акт, безусловно, является источником исполнительного права. Под судебным актом как в данном параграфе, так и во всем диссертационном исследовании понимается не решение суда по конкретному делу, а прежде всего акты (постановления, определения, определения пленумов) Конституционного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ,

а также правовые позиции Конституционного Суда РФ, которые выражают позицию его судей.

Во втором параграфе «Основные направления оптимизации исполнительного законодательства» сформулированы теоретические выводы и даны конкретные практические рекомендации в отношении оптимизации исполнительного производства и механизма реализации правоприменительных актов в целом.

Так, например, на основе анализа правового статуса института субъектов исполнительных и связанных с ними правоотношений,

в работе отмечается, что Федеральный закон «Об исполнительном производстве» признает взыскателями и должниками только граждан

и организации. Такая формулировка ст. 49 Закона ставит отдельные категории субъектов, а именно лиц без гражданства и иностранцев, вне правовой защиты со стороны государства. С другой стороны, в случае признания взыскателями только организаций из правового поля исключаются такие субъекты, как кооперативы, само государство, субъекты РФ и муниципальные образования.

Анализируя правовое положение судебного пристава-исполнителя, автор излагает концепцию некоторых исследователей исполнительного производства (В.?В. Яркова, В.?М. Шерстюк, Е.?Н. Кузнецова,

Г.?Д. Улетовой), в которой предлагается создание в России частной службы приставов-исполнителей. По мнению диссертанта, создание такой службы в Российской Федерации нельзя исключать, однако полный переход на такую систему является недопустимым по следующим основаниям:

- деятельность судебного пристава-исполнителя носит публичный характер. Судебный пристав-исполнитель наделен властными полномочиями, в том числе затрагивающими конституционные права граждан. Наделять такими полномочиями только частного пристава-исполнителя вряд ли целесообразно;

- требования частного пристава-исполнителя могут не исполняться различными организациями и государственными органами, особенно в той части, когда речь идет о коммерческой тайне. Поэтому автор полагает, что опыт Франции, Италии, Греции, Бельгии, Нидерландов по созданию частных приставов-исполнителей в России в настоящее время не применим;

- авторы предлагаемой концепции частных приставов-испол-

нителей предполагают их работу на началах самоокупаемости, однако исполнительные документы с небольшими суммами вообще не будут никогда исполняться. И если государство в случаях, когда оно само является взыскателем, все же найдет способ исполнить исполнительные документы, то граждане-взыскатели останутся в незащищенном положении;

- только государство в лице своих органов обладает монополией на принуждение. Никакие самоокупаемые коммерческие организации не имеют права осуществлять принуждение, пусть даже и правовое. А без принуждения теряет всякий здравый смысл создание частной службы судебных приставов. Частные приставы будут лишены возможности заставить должника исполнить требования, содержащиеся в исполнительных документах. В этом случае исполнить исполнительные документы должник сможет только по своей доброй воле и для этого не нужно будет создавать какую-либо структуру органов. Автор не раз отстаивал данную позицию в своих статьях и монографиях. Жизнь доказала правильность позиции диссертанта. 6 декабря 2011 г. были внесены изменения в законы «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах», и с 1 января 2012 г. запрещено использовать наименования «пристав-исполнитель», «пристав» различными организациями, в том числе

и коллекторскими агентствами. Такие наименования сегодня можно использовать только ФССП России, т. е. в споре поставлена точка.

Раскрывая внутреннее содержание и сущность института контроля в исполнительном производстве, автор отмечает, что в современных условиях место и значение данного института должно повышаться. На основе эмпирического исследования делается вывод о том, что сегодня отраслевое законодательство не содержит эффективных

и достаточных гарантий надлежащего исполнения субъектами исполнительных отношений своих обязанностей. Наряду с усилением ведомственного контроля следует развивать и общественный контроль, который в настоящее время практически отсутствует.

На основе характеристики института защиты права взыскателя, должника и других лиц в исполнительном производстве аргументировано суждение об отсутствии эффективной защиты прав взыскателя.

В исполнительном производстве наблюдается дисбаланс интересов взыскателя и должника. Так, в ст. 118 Федерального закона «Об исполнительном производстве» содержится право взыскателя предъявить иск к лицам, задерживающим выплату зарплаты, пенсии. Но данное положение Закона нельзя назвать ответственностью в исполнительном производстве. Иск ли?ца, чьи права нарушены, могут предъявить

и в гражданском процессе, но, выиграв процесс и не получив причитающихся сумм, законодатель предлагает этим же лицам повторно обратиться в суд. Целесообразно установить фактическую ответственность лица, задерживающего выплаты взыскателю (например, в виде 1 % от не выплаченной суммы за каждый день просрочки). Причем такая неустойка должна взыскиваться солидарно либо с организации, либо с должностного лица. Также обосновывается позиция о необходимости нормативного регулирования в отраслевом законодательстве фактической ответственности банков за неисполнение в срок требований исполнительных документов, поскольку реальной ответственности в законе не закреплено.

Кроме того, автор отмечает, что, используя положительный опыт зарубежных стран, необходимо возложить на должника обязанность декларировать судебному приставу свое имущество и денежные сбережения в рамках возбужденного исполнительного производства. При этом, как отмечается в зарубежной литературе, если должник отказывается раскрыть свои активы, то исполнительные органы могут применить к нему физическое принуждение и подвергнуть его гражданскому аресту. Если должник представил фальсифицированную декларацию, то это следует рассматривать как уголовное преступление. Поэтому, например, в Англии декларация должника подается судебному приставу вместе

с предупреждением об уголовной ответственности под роспись. О данном положительном опыте зарубежных стран автор не раз указывал

в своих статьях и монографиях. И только сейчас законодатель обратил на это внимание, следствием чего стало внесение в Государственную Думу РФ в ноябре 2011 г. законопроекта об изменении Федерального закона «Об исполнительном производстве». Но и здесь Россия пошла по своему самобытному пути регулирования исполнительных отношений, по сути исказив смысл и содержание европейского опыта по декларированию имущества должником и гражданскому аресту.

В третьем параграфе «Перспективы унификации уголовно-исполнительного, гражданского исполнительного и арбитражного исполнительного права» обращено внимание на то обстоятельство, что предметом уголовно-исполнительного права являются регулируемые этим правом общественные отношения, возникающие в процессе исполнения уголовных наказаний, т. е. уголовно-исполнительные отношения. Целью уголовно-исполнительного права является обеспечение исполнения наказания, создание таких условий, при которых наказание выполняло бы свою главную социальную направленность — исправление осужденных. Функциями уголовно-исполнительного права являются организация и охрана общественных отношений. Уже сегодня наблюдается процесс сближения уголовно-исполнительного и гражданского исполнительного права, так как именно нормы гражданского исполнительного права регулируют процесс исполнения таких видов уголовного наказания, как штраф, ограничение свободы.

В результате анализа исполнительной отрасли законодательства аргументировано суждение о том, что каких-либо принципиальных препятствий для комплексной кодификации уголовно-исполнительного

и гражданского исполнительного законодательства, законодательства, регулирующего порядок исполнения актов юрисдикционных и неюрисдикционных органов, не существует. Более того, есть все основания для их конвергентного развития как структурных элементов (подотраслей) исполнительного права, поскольку общими для них являются: предмет, цель правового регулирования, функции (общая функция организации и охраны общественных отношений в сфере исполнения правоприменительных актов); тождественные и зачастую фактически единые отраслевые принципы, источники, индивидуальный субъектный состав. В этой связи С.?С. Алексеев справедливо отмечает, что

в передовых демократически развитых странах идут процессы развития права, в том числе процессы конвергенции.

Исследованы также перспективы формирования отрасли законодательства, регламентирующего порядок исполнения актов органов конституционного правосудия (Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов РФ). Доказано, что неисполнение актов Конституционного Суда РФ представляет угрозу правопорядку, поскольку такое неисполнение умаляет роль Конституции.

Неисполнение решений Конституционного Суда РФ вызвано разными причинами. Например, это позиция некоторых судов, согласно которой обязанность пересмотреть судебный акт возникает только в случаях, когда он основан на актах, признанных неконституционными (ч. 3 ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации), а не тогда, когда Конституционный Суд РФ, не признавая нормы неконституционными, дает им конституционно-правовое толкование. Однако главная причина связана с отсутствием возможности обратить акт Конституционного Суда РФ (конституционного или уставного суда субъекта РФ) к принудительному исполнению.

Аргументировано суждение о том, что такое правовое регулирование не обеспечивает возможность эффективной реализации актов конституционного правосудия, и обоснована необходимость в ИК

(и, соответственно, в федеральных конституционных законах «О судебной системе Российской Федерации» и «О Конституционном Суде Российской Федерации») закрепить применение исполнительных процедур в отношении исполнения актов органов конституционного правосудия. В частности, следует установить, что указанные суды в случае любых попыток воспрепятствовать исполнению их актов вправе выдать исполнительный лист и обратить его к принудительному исполнению.

В заключении подводятся итоги, формулируются выводы и намечаются перспективы дальнейшей разработки исследуемой тематики.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие научные работы:

Монографии

1. Конкурсное право : монография / Ю.?А. Свирин. — М. : Багира-2, 2006. — 16 п. л.

2. Исполнительное производство и трансгрессия исполнительного права : монография / Ю.?А. Свирин. — М. : Астра-Полиграфия, 2009. — 14,5 п. л.

3. Теоретические положения о комплексной отрасли исполнительного законодательства и права : монография / Ю.?А. Свирин. — М. : Астра-Полиграфия, 2011. — 16 п. л.

Статьи, опубликованные в изданиях,

рекомендованных Высшей аттестационной комиссией

Министерства образования и науки Российской Федерации

для опубликования научных результатов

диссертационных исследований

4. Понятие исполнительного документа / Ю.?А. Свирин // Современное право. — 2008. — № 9 (1). — 0,3 п. л.

5. О соотношении понятий исполнительного производства и гражданского исполнительного права / Ю.?А. Свирин // Исполнительное право. — 2008. — № 3. — 0,3 п. л.

6. Особенности гражданских исполнительных правоотношений / Ю.?А. Свирин // Закон и право. — 2009. — № 1. — 0,4 п. л.

7. Источники исполнительного права / Ю.?А. Свирин // Современное право. — 2009. — № 1. — 0,4 п. л.

8. Первая стадия исполнительного производства / Ю.?А. Свирин // Закон и право. — 2009. — № 2. — 0,3 п. л.

9. Принципы гражданского исполнительного права / Ю.?А. Свирин // Труд и социальные отношения. — 2009. — № 1 (55). — 0,5 п. л.

10. Предпосылки возникновения гражданских исполнительных правоотношений / Ю.?А. Свирин // Современное право. — 2009. — № 3. — 0,3 п. л.

11. Защита граждан при совершении исполнительных действий / Ю.?А. Свирин // Труд и социальные отношения. — 2009. — № 3 (57). — 0,4 п. л.

12. Стороны в исполнительном производстве / Ю.?А. Свирин // Современное право. — 2009. — № 5. — 0,3 п. л.

13. Ответственность судебного пристава-исполнителя за нарушение прав граждан в исполнительном производстве / Ю.?А. Свирин // Труд и социальные отношения. — 2009. — № 5 (59). — 0,4 п. л.

14. Предмет и метод исполнительного права / Ю.?А. Свирин // Адвокат. — 2009. — № 5. — 0,4 п. л.

15. Соотношение гражданского исполнительного права и гражданского процессуального права / Ю.?А. Свирин // Адвокат. — 2009. — № 6. — 0,4 п. л.

16. Онтологическая природа гражданского исполнительного права / Ю.?А. Свирин, Л.?Б. Ситдикова // Исполнительное право. — 2009. — № 4. — 0,4 п. л. / 0,3 п. л.

17. Исторический аспект исполнительного права / Ю.?А. Свирин // Адвокат. — 2010. — № 2. — 0,6 п. л.

18. Концепция изменения законодательства, регулирующего исполнительное производство / Ю.?А. Свирин // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. — 2010. — № 3. — 0,5 п. л.

19. О некоторых проблемах институционализма и кодификации законодательства гражданского исполнительного права / Ю.?А. Свирин // Арбитражный и гражданский процесс. — 2010. — № 9. — 0,5 п. л.

20. Предложения по совершенствованию законодательства

в сфере исполнительного права / Ю.?А. Свирин // Правовое государство: теория и практика. — 2010. — № 2 (20). — 0,5 п. л.

21. О критериях деления права по отраслям / Ю.?А. Свирин // Современное право. — 2010. — № 10. — 0,4 п. л.

22. Аналитический анализ эффективности работы судебных приставов-исполнителей и пути совершенствования их работы /

Ю.?А. Свирин, Л.?Б. Ситдикова // Исполнительное право. — 2010. —

№ 3. — 0,5 п. л. / 0,4 п. л.

23. Теоретические проблемы консолидации исполнительных правоотношений / Ю.?А. Свирин // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. — 2011. — № 2. — 0,3 п. л.

24. Проблемы совершенствования защиты прав взыскателя в исполнительном праве / Ю.?А. Свирин // Арбитражный и гражданский процесс. — 2011. — № 3. — 0,3 п. л.

25. Теоретические проблемы отраслевого деления системы российского права / Ю.?А. Свирин // История государства и права. — 2011. — № 9. — 0,3 п. л.

26. Некоторые рассуждения о трансформации системы права / Ю.?А. Свирин // Ученые труды Российской академии адвокатуры

и нотариата. — 2011. — № 4 (23). — 0,5 п. л.

Научные доклады, представленные на международных

и всероссийских конференциях, приравненные

согласно Положению о порядке присуждения ученых степеней

к опубликованным работам, отражающим

основные научные результаты диссертации

27. Судебный прецедент и судебная практика как источник процессуального права России / Ю.?А. Свирин // Материалы региональной научно-практической конференции «Проблемы права». — Улан-Удэ : Филиал АТиСО, 2007. — 0,6 п. л.

28. Принципы исполнительного производства / Ю.?А. Свирин // Юридическое образование и актуальные проблемы права : материалы Рос. науч.-практ. конф. — М. : АТиСО, 2009. — 0,4 п. л.

29. О некоторых проблемах институционализма и кодификации законодательства гражданского исполнительного права / Ю.?А. Свирин // Вестник ТвГУ. — Серия «Право». — 2009. — № 27. — 0,4 п. л.

Учебные пособия и учебники

30. Исполнительное право : учеб.-метод. комплекс / Ю.?А. Свирин, Л.?С. Колопцова. — М. : АТиСО, 2009. — 3,4 п. л. / 3 п. л.

31. Гражданское исполнительное право : учебник для вузов /

Ю.?А. Свирин. — М. : Астра-Полиграфия, 2008. — 11 п. л.

Статьи в научных периодических изданиях

32. Стадия подготовки к применению мер принудительного исполнения и меры принудительного исполнения / Ю.?А. Свирин // Практика исполнительного производства. — 2008. — № 4. — 0,3 п. л.

33. Приостановление, прекращение и окончание исполнительного производства / Ю.?А. Свирин // Практика исполнительного производства. — 2008. — № 5. — 0,4 п. л.

34. Особенности рассмотрения ходатайств о разрешении принудительного исполнения решений иностранных судов / Ю.?А. Свирин // Практика исполнительного производства. — 2008. — № 6. — 0,4 п. л.

35. К вопросу о предмете исполнительного производства /

Ю.?А. Свирин // Юридический мир. — 2009. — № 1 (145). — 0,3 п. л.

36. История возникновения и развития исполнительного права / Ю.?А. Свирин // Практика исполнительного производства. — 2009. — № 1. — 0,6 п. л.

37. Теоретические и правовые основы исполнения решений иностранных судов в Российской Федерации / Ю.?А. Свирин // Налоги. — 2009. — № 36 (638). — 0,4 п. л.

38. Теоретические проблемы системы российского права /

Ю.?А. Свирин // Законодательство и экономика. — 2010. — № 11. — 0,4 п. л.

39. Корреляционные связи исполнительного права с другими отраслями права / Ю.?А. Свирин // Практика исполнительного производства. — 2010. — № 6. — 0,4 п. л.

40. Консолидация исполнительного законодательства и формирование отрасли исполнительного права / Ю.?А. Свирин // Образование и право. — 2011. — № 4. — 0,4 п. л.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Подписано в печать 21.12.2011.

Формат 60х90 1/16. Усл. печ. л. 2,4. Тираж 150 экз.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.