WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Влияние природы и состава ингибированного углеводородного растворителя на полифункциональные свойства защитных покрытий

Автореферат докторской диссертации

 

                                                                               На правах рукописи

 

 

 

 

ТАНЫГИНА Елена Дмитриевна

 

ВЛИЯНИЯ ПРИРОДЫ И СОСТАВА ИНГИБИРОВАННОГО УГЛЕВОДОРОДНОГО РАСТВОРИТЕЛЯ НА ПОЛИФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ СВОЙСТВА

ЗАЩИТНЫХ ПОКРЫТИЙ

Специальность 05.17.03 – технология электрохимических

процессов и защита от коррозии

 

АВТОРЕФЕРАТ

 

 

диссертации на соискание ученой степени

доктора химических наук

 

Тамбов 2012

 


 

Работа выполнена на кафедре аналитической и неорганической химии Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина

Научный консультант:                    Доктор химических наук

Цыганкова Людмила Евгеньевна

Официальные оппоненты:             доктор химических наук

Решетников Сергей Максимович

            доктор химических наук

Шеин Анатолий Борисович

            доктор технических наук

Прохоренков Вячеслав Дмитриевич

Ведущая организация                                 Южный федеральный университет

Защита состоится      23 мая      2012 г. в    12    часов на заседании диссертационного совета Д 212. 260. 06 в Тамбовском государственном техническом университете по адресу: 392000,г. Тамбов, ул. Ленинградская, 1а, ауд. 160/Л.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тамбовского государственного технического университета.

Автореферат разослан                                ___________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Д 212.260.06,

кандидат химических наук                                    Зарапина И.В.


 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы.

Различные виды коррозионного поражения приводят к ощутимым потерям металлофонда страны и увеличению экологической напряженности в регионах за счет разрушения оборудования и залповых выбросов и сбросов. В этих условиях необходима разработка эффективных и дешевых методов защиты от коррозии. Одним из них является применение защитных неметаллических покрытий. Современная номенклатура подобных материалов достаточно широка. Однако потребность в них удовлетворяется не полностью. В настоящее время до 15 % транспортных средств простаивает на ремонте или утилизируются в связи с коррозионным поражением.

Наиболее простым и эффективным способом борьбы с атмосферным воздействием является использование защитных составов с маслорастворимыми ингибиторами коррозии.

Атмосферная коррозия стали, защищенной масляными составами, зависит от многих факторов. В их числе природа противокоррозионной присадки (ПАВ) и апротонного неполярного растворителя (масла), определяющие адсорбцию ингибитора, адгезию пленки, связанную с особенностями структуры композиции; вытеснение воды и растворов атмосферных полютантов с металлической поверхности; солюбилизация водных растворов, обусловленная проницаемостью покрытий, и др. Антикоррозионные покрытия должны обладать целым комплексом свойств, т.е. быть полифункциональными. Можно использовать многокомпонентные составы, в которых каждая из 8 – 15 составляющих условно выполняет определённую задачу: ингибитора коррозии, антиоксиданта, модификатора, пластификатора и т. д. Такие материалы малотехнологичны, что порождает их дефицит, а эффект взаимовлияния не позволяет оценить индивидуальные функциональные характеристики составляющих. Имеется много работ, посвященных изучению эффективности малокомпонентных защитных составов. Однако и в них в качестве растворителя использованы свежие или отработавшие минеральные масла – многокомпонентные системы. Состав минерального масла, в свою очередь, зависит от характера нефтяного сырья, глубины и способа его переработки. Товарные масла содержат заводские присадки различного назначения, как правило, не оговариваемые в их паспортах, и продукты их превращения, образующиеся в процессе эксплуатации.

Композиция ПАВ и минерального масла малокомпонентной является только формально (один компонент – масло, второй – полифункциональная антикоррозионная присадка). Сложный состав первого и второго в силу возможного синергизма или антагонизма составляющих не допускает количественной интерпретации, прогноза вклада ингибитора и растворителя в свойства защитных покрытий. При исследовании подобных композиций невозможно установить является ли растворитель индифферентным связующим или, наряду с активным началом, одним из факторов, определяющих эффективность подавления коррозионных процессов.

Поэтому в данной работе результаты исследований, проведенных на модельных системах на базе алканов нормального строения, содержащих гомологические смеси или индивидуальные ПАВ разной природы в качестве антикоррозионной присадки, сопоставлены с таковыми на базе свежих, очищенных или отработавших минеральных масел.

Цель работы: Оценка влияния природы аполярного апротонного растворителя и природы антикоррозионной присадки – гомологических смесей или индивидуальных ПАВ при электрохимической коррозии в нейтральных хлоридных средах углеродистой стали, покрытой защитными композициями, в контексте объемных свойств тонких барьерных пленок на их основе.

Задачи работы:

1.Изучение влияния природы аполярного растворителя-основы (индивидуального алкана нормального строения С6-С15, свежего, очищенного или отработавшего моторного масла) на защитную эффективность композиций, содержащих в качестве ингибиторов коррозии Ст3 гомологические смеси ПАВ, индивидуальные амины или амиды, в нейтральных хлоридных средах.

2. Исследование влияния природы аполярного растворителя на кинетику электрохимической коррозии углеродистой стали под тонкими пленками антикоррозионных составов на его основе, содержащих гомологические смеси ПАВ, индивидуальные амины или амиды, в нейтральных хлоридных средах.

3. Исследование влияния природы аполярного растворителя на адсорбционную способность ингибиторов коррозии - гомологических смесей ПАВ, индивидуальных аминов или амидов, входящих в состав композиций на его основе, по отношению к поверхности Ст3.

4. Изучение влияния природы аполярного растворителя-основы на реологические свойства антикоррозионных составов, содержащих гомологические смеси ПАВ, индивидуальные амины или амиды.

5. Оценка влияния природы аполярного растворителя на скорость массопереноса воды через барьерные покрытия на его основе, содержащие ингибиторы коррозии - гомологические смеси ПАВ, индивидуальные амины или амиды.

Научная новизна:

1.Впервые экспериментально установлено влияние природы аполярного апротонного растворителя во взаимосвязи с природой и концентрацией ингибирующей добавки на скорость коррозии стали, покрытой тонкой пленкой антикоррозионной состава, в нейтральных хлоридных средах.

2. Впервые установлено влияние природы аполярного апротонного растворителя во взаимосвязи с природой и концентрацией ингибирующей добавки на кинетические параметры электрохимической коррозии в нейтральных хлоридных средах углеродистой стали, покрытой тонкой пленкой антикоррозионного состава.

3.Впервые изучены и обобщены данные, характеризующие взаимосвязь природы растворителя-основы и маслорастворимого ингибитора с его адсорбционной способностью в контексте величины защитного действия изучаемых составов.

4. Впервые установлено влияние природы аполярного растворителя на структуру защитных композиций на его базе, содержащих ПАВ разной природы, во взаимосвязи с величиной защитной эффективности составов при коррозии углеродистой стали в нейтральных хлоридных средах.

5. Впервые изучены закономерности, характеризующие влагопроницаемость защитных составов во взаимосвязи с их структурой, как функция природы аполярного растворителя, природы и концентрации ингибитора.

Практическая значимость:

Представленные экспериментальные данные и обобщенные закономерности являются научной основой создания антикоррозионных консервационных материалов для защиты от атмосферной коррозии техники, деталей и запчастей в период межсезонного хранения. Полученные результаты представляют значительный интерес для работников противокоррозионных служб, преподавателей вузов, читающих спецкурсы по химическому сопротивлению материалов.

Положения, выносимые на защиту:

1. Экспериментальные результаты по защитной эффективности составов на основе индивидуальных алканов, минеральных масел (свежих, очищенных и отработавших), содержащих гомологические смеси или индивидуальные ПАВ, при коррозии стали Ст3 в нейтральных хлоридных средах.

2. Закономерности влияния изучаемых материалов на кинетику парциальной катодной и анодной реакций на Ст3 под их тонкими пленками в нейтральном хлоридном растворе.

3. Экспериментальное исследование адсорбционной способности ингибиторов, входящих в состав композиций на базе аполярных апротонных растворителей, при коррозии стали, защищенной этими композициями.

5. Экспериментальные закономерности, характеризующие загущающую способность гомологических смесей или индивидуальных ПАВ, во взаимосвязи со структурой защитных антикоррозионных покрытий.

6. Экспериментальные данные по влагопроницаемости исследуемых составов в контексте ее взаимосвязи с защитной эффективностью барьерных пленок.

Апробация работы.Основные результаты диссертационной работы докладывались на 202d meeting of the Electrochemical Society (Salt Lake City, Utah, USA, 2002), XVII Менделеевском съезде по общей и прикладной химии (Казань. 2003), 10-th European Symposium Оn Corrosion and Scale Inhibitors (Ferrara, 2005), EUROCORR (Lisbon, Portugal, 2005), 16-th International Corrosion Congr. (Beijing, China, 2005), Международной конференции, посвященной 250-летию МГУ им. М.В. Ломоносова и 75-летию Химфака «Химия в Московском университете в контексте Российской и мировой науки» (Москва, 2004), Международной конференции, посвященной 60-летию создания института физической химии Российской академии наук (Москва, 2005), I -IV Всероссийской конференции «Физико-химические процессы в конденсированных средах и на межфазных границах «ФАГРАН» (Воронеж. 2002 – 2008), Х Межрегиональной научно-технической конференции «Проблемы химии и химической технологии» (Тамбов, 2003).

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 24 статьи, и 32 тезиса докладов, в том числе 19 в журналах, рекомендуемых ВАК для публикации материалов диссертаций [1-19].

Объем работы. Диссертация включает введение, 8 глав, выводы и список цитированной литературы из 322 наименований отечественных и зарубежных авторов. Работа изложена на 381 странице машинописного текста, содержит 179 рисунков и 50 таблиц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении показана актуальность темы, сформулированы цели и задачи исследования, его научная новизна и практическая значимость. Представлены положения, выносимые на защиту.

В главе I (Литературный обзор) рассмотрены факторы, влияющие на скорость протекания атмосферной коррозии особенности формирования двойного электрического слоя, массоперенос молекул воды через барьерные пленки и адсорбция поверхностно-активных молекул ингибитора на металлической поверхности. Обобщены литературные данные, характеризующие азотсодержащие ПАВ как ингибиторы коррозии стали, влияние природы и концентрации присадок на кинетику парциальных электродных реакций. Рассмотрена проблема многокомпонентности используемых растворителей-основ, изложены особенности безоксидной пассивности металлов.

В главе II (Методика эксперимента) рассмотрены методы и объекты исследований. В качестве растворителей использованы н-алканы: гексан, гептан, октан, нонан, декан, пентадекан квалификации х.ч, а также индустриальное масло И-20А (ГОСТ 20799-75) и моторные (отработавшие (ММО) и очищенные отработавшие (ММОВ)) масла свежие в состоянии поставки. В растворители вводили маслорастворимые аникоррозионные присадки: КОСЖК (ГОСТ 21046-82) содержит 86 масс. % жирных кислот СnH2n+1COOH с nс = 21 – 25, остальное – неомыляемые полимерные кислоты с n ? 36 (кислотное число 100 мг КОН/г, продукт 4 класса опасности); гидразекс-89 – продукт конверсии несимметричного диметилгидразина, условная формула: [H2n+1CnH2-NH(CH3)2]Cl; nс = 8-9 (получен в ГНЦ "Прикладная химия", г. Ст-Петербург); аминоамид ТВК-2 с условной формулой:

где R - алифатический углеводородный радикал СnН2n+1 = 20 - 25, n = 2 – 5, ТВК-2 - продукт взаимодействия полиэтиленполиамина (ПЭПА) и смеси гидрированных карбоновых кислот таллового масла в соотношении 1 : 2,(tсинтеза = 180 - 200 оС; его характеристики: азотное число = 13,00, кислотное число = 10,96, продукт 4 класса опасности); амиды непредельных карбоновых кислот – олеиновой C17H33CONH2, эруковой C21H41СONH2, смесь амидов предельных СЖК C10-23H21-47CONH2; дистиллированные амины марки А (АД) фракции С10 - С14 (ТУ 2413-012-00203795-98) (содержание первичных RNH2 равно 87,5 масс. %; вторичных – 4,6 масс. %; углеводородов – 7,9 масс. %, фракционный состав: Sфр.С14 и ниже – 71,35 %; С15 и выше 28,65 %); кубовый остаток производства высших алифатических аминов (КО) фракции С10 - С14 (ТУ 2413-012-00203795-98), содержание первичных RNH2 равно 56,5 масс. %; вторичных –31,1 масс. %; углеводородов – 11,9 масс. %, усредненная молярная масса 261 г/моль; гомологическая смесь высших алифатических аминов С16 - С22 (ВАА) Березниковского ОАО «Азот», которые представлены двумя фракциями. ФI содержит 84,2 масс. % первичных аминов; 10,99 масс. % углеводородов;4,81 масс. % вторичных аминов Sфр.С20 и выше 4,3 масс. %. (усредненная молярная масса 254 г/моль); ФII содержит 85,88 масс. % первичных аминов; 9,29 масс. % углеводородов;4,76 масс. % вторичных аминов Sфр.С14 и ниже 10,2 масс. %, Sфр.С20 и выше 7,9 масс. % (усредненная молярная масса 254 г/моль); индивидуальные первичные амины додециламин, гексадециламин; вторичные - ди-н-дециламин, гомологические смеси: жирные амины С10 – С16; амины, полученные из гидрированных (АГТК) и негидрированных (АТК) талловых кислот; смеси оксиэтилированных аминов С10 - С14 и С16 - С18. Концентрация присадок в растворителях составляла 1…20 масс. %. Использованы образцы углеродистой стали Ст3 с химическим составом масс. %: С – 0,20; Mn – 0,50; Si – 0,15; P – 0,04; S – 0,05; Cr – 0,30; Ni – 0,20; Cu – 0,20; Fe – 98,36.

Коррозионные испытания проведены в 0,5 М растворе NaCl (336 часов). Стационарные потенциостатические поляризационные измерения проведены в 0,5 М растворе NaCl с использованием потенциостата П-5827М или в трехэлектродной ячейке из стекла «Пирекс» с разделенными анодным и катодным пространствами, контактирующими через шлиф. Потенциалы измерены относительно насыщенного хлорид-серебряного электрода сравнения и пересчитаны по н.в.ш. Рабочий электрод из стали Ст3 с горизонтальной рабочей поверхностью площадью 0,5 см2 армировали в оправку из эпоксидной смолы ЭД-5 с отвердителем полиэтиленполиамином, полировали без применения паст, обезжиривали ацетоном и сушили фильтровальной бумагой. Защитную пленку исследуемого состава с фиксированной толщиной (гравиметрическая оценка) формировали в течение 15 минут. Защитную эффективность определяли по формуле:

Z = [(i0 – i1) /i0] 100 %,                                   (1),

где Z – защитный эффект, %; i0 и i1 – ток коррозии, полученный из поляризационных кривых соответственно в отсутствие защитного покрытия и при наличии пленки. Для вычисления степени торможения анодного процесса Zа в формулу (1) подставляли величины анодных токов при наличии и в отсутствие покрытия при фиксированном потенциале.

Адсорбционная способность присадок изучена посредством импедансных измерений (мост Р 5021, параллельная схема) в трехэлектродной ячейке из стекла “Пирекс“ на цилиндрическом электроде Ст3, вмонтированном во фторопласт с закрытой подпятником торцевой поверхностью. Частота переменного тока 1000 Гц, амплитуда 10 мВ. Рабочий электрод (РЭ) (S = 0, 18 см2) находился коаксиально в платиновом электроде с поверхностью 36,3 см2. Величина степени заполнения поверхности ПАВ (Q) рассчитана по уравнению

Q = (С0-Сj)/(С0-С?),                                   (2),

где С0, Сj - соответственно емкость электрода в чистом растворителе и при нанесении на него пленки алкановой композиции заданной концентрации. С? - емкость электрода, которая остается постоянной с последующим повышением концентрации ПАВ в растворителе. Поляризацию РЭ осуществляли из катодной области в анодную с шагом потенциала (Е) 100 мВ (потенциостат П5827). Толщина пленки композиции на поверхности РЭ 20 ± 3 мкм, фоновый раствор - 0,5 М NaCl (комнатная температура, воздушная атмосфера).

Кинематическую вязкость композиций (n) измеряли в соответствии с ГОСТ 33-82 при 20 – 80 оС. Использованы вискозиметры типа ВПЖ. Точность термостатирования ± 0,1° С. Величину загущающего эффекта оценивали как разность между кинематической вязкостью композиции nк и растворителя-основы nо в изотермических условиях: Dn = nк - nо. Реологические свойства составов в том же температурном интервале изучены с помощью вискозиметра Уббелоде. На основании полученных данных строили кривые течения в координатах (1/t) - f (P), где t- время истечения жидкости через капилляр, Р – разность давлений на концах капилляра вискозиметра.

Влагопроницаемость композиций изучали в герметичных эксикаторах при комнатной температуре и 70 %-ой или 100 %-ой относительной влажности воздуха. В них располагали стеклянные стаканы с перфорированными металлическими крышками, на дне которых находились бюксы с одинаковой массой влагопоглотителя (цеолит марки NaX-B-2Г). На поверхность перфорированных крышек наносили слой состава толщиной 20 – 25 мкм, создавая эффект металлических образцов, покрытых пленкой. Через 1, 2, 4 и 6 ч. оценивали количество поглощенной цеолитом воды, прошедшей через слой исследуемой композиции, для изучения кинетики массопереноса воды через покрытия.

Статистическую обработку результатов экспериментальных данных проводили по методике малых выборок с использованием коэффициента Стьюдента при доверительной вероятности 0,95.

ГЛАВА III. В настоящем разделе изучено влияние природы апротонного аполярного растворителя и присадки на защитную эффективность Z их композиций при коррозии углеродистой стали в 0,5 М растворе хлорида натрия. Коррозионные испытания проведены по методике, описанной в главе II. Индивидуальные алканы в 0,5 M растворе NaCl обладают величиной Z < 10 %. Защитную пленку наносили в ванне консервации при 25 оС. Ее толщина варьировала от 10 до 40 мкм, возрастая от н-С6Н14 к н-С15Н32. При нанесении чистых растворителей их Z практически не зависит от толщины барьерного покрытия (L). Если растворители индифферентны по отношению к подавлению коррозии, тогда при постоянстве природы ПАВ Z = const, а L идентичны. Вероятно, взаимодействие молекул алканов и Ст3 носит характер Ван-дер-Ваальсова взаимодействия при наибольшем вкладе дисперсионной составляющей. Поскольку она связана со строением и массой молекул, постольку можно ожидать существенного различия в величинах Z и L при переходе от н-С6Н14 к н-С15Н32.

При использовании в качестве растворителя октана и декана Z в присутствии КОСЖК, Г89 и ТВК-2 (СПАВ = 5 масс. %) меняется в соответствии с рядом (1) (таблица 1): Z(Г89)>Z(КОСЖК)>Z(ТВК-2) (1).

     Таблица 1.Зависимость Z композиций от природы присадки и алкана

Раство-ритель

Z, %

CКОСЖК, масс. %

СГ89, масс. %

СТВК-2, масс. %

5

10

5

10

5

10

н-С8Н18

21

27

30

35

10

11

н-С15Н32

20

25

76

89

27

36

Замена н-С8Н18 на н-С15Н32 трансформирует ряд (1) в ряд (2):   

Z (Г89) > Z(ТВК-2) > Z(КОСЖК)  (2).

Увеличение содержания присадок вдвое качественно не меняет ряд (2). Наиболее эффективен Г89 с самой малой величиной nc. Таковые КОСЖК и ТВК-2 имеют сопоставимую длину. Радикал молекул ТВК-2 разветвлен и содержит атомы азота и кислорода. Вероятно, при близких nc разветвленность и наличие гетероатомов разной природы способствует снижению Z из-за уменьшения эффективного заряда на атомах азота.

Величины Z и L композиций амидов повышаются по мере роста концентрации ПАВ. Защитные эффекты композиций амидов больше таковых в случае аминов, для которых при низких СПАВ иногда наблюдается стимулирование коррозии. Практически для всех составов амидов и аминов (АД, КО, ВАА) отсутствует связь между Z и L. Так, эффективной антикоррозионной присадкой является олеамид, а самые толстые защитные пленки образует C10-23H21-47CONH2. Это, видимо, объясняется синергетическим эффектом взаимодействия гомологов с коротким и длинным углеводородным радикалом (рис. 1).

Наличием максимума характеризуется в присутствии олеамида функция L = f (СПАВ), который смещается в сторону меньших концентраций с ростом nc растворителя (кривая 2, рис. 1а). Примерно в 2 раза возрастает Z композиции при смене н-С7Н16 на н-С10Н22. Одновременно с ростом СПАВ в н-С10Н22 в интервале 5... 10 масс. % олеамида Z = f (СПАВ) исчезает (кривая 1, рис. 1а). Ряды (3) и (4) показывают в случае C17H33CONH2, что Z, как и L, уменьшаются при переходе от растворителя с большим nc к растворителю меньшим.

Низкими и Z и L обладают композиции олеамида и C10-23H21-47CONH2 в н-C9H20:

Z(н-C15H32) > Z (н-С10Н22) > Z (н-С7Н16) > Z (н-С9Н20) (3).

L(н-C15H32) > L (н-С10Н22) > L (н-С7Н16) > L (н-С9Н20) (4).

Рис. 1. Влияние природы растворителя и ПАВ на концентрационную зависимость защитного эффекта (1, 2) и толщин пленок (3, 4) композиций на базе амидов и н-С7Н16  (1, 3) или н-С10Н22 (2, 4): а) C17H33CONH2, б) C10-23H21-47CONH2; в) C21H41CONH2.

Введение C10-23H21-47CONH2 ведет к значительному увеличению L и Z при замене н-С7Н16 на н-С10Н22. При возрастании nc растворителя в случае C10-23H21-47CONH2 имеющийся заметный рост L от СПАВ практически исчезает (кривая 2, рис. 1б). Кроме того, появляется резкий скачок величины защитного действия в интервале концентрации 3...5 масс. % C10-23H21-47CONH2 (кривая 1, рис. 1б).

Переход от н-С7Н16 к н-С10Н22 практически всегда сопровождается повышением Z композиций при СПАВ = const. При этом влияние на отношение Z(н-С10Н22) / Z (н-С7Н16) оказывает как природа растворителя, так и природа ПАВ (рис. 1). Смена растворителя влияет и на величины L. Для АД L (н-С10Н22) / L (н-С7Н16) » 1,15 для КО и для ВАА к 2 (рис. 2).

В случае олеамида и АД в н-C7H16 или н-С10Н22. характер зависимости L = f(СПАВ) и Z = f(СПАВ) различен. Так, для олеамида зависимость L = f(СПАВ) характеризуется ярко выраженным максимумом при 5 масс. % ПАВ в н-С10Н22 и 7 масс. % - в н-C7H16. Для АД данная особенность отсутствует. Отношение Lамида / Lамина в н-C7H16 ~ 5 – 10, в н-С10Н22 ~ 2 – 4. Zамида / Zамина в н-гептане ~к 70 (СПАВ = 10 масс. %), в н-декане ~ 30 (СПАВ = 10 масс. %). В присутствии C17H33CONH2 в н-декане в интервале 5 – 10 масс. % Z ?f(СПАВ). Во всех других случаях происходит монотонное возрастание защитного эффекта с ростом Солеамида (рис.3).

Влияние nc алкана на Z индивидуальных аминов, их гомологических смесей или ОЭА не проявляется (рис. 4, 5). Замена алканов на минеральные масла (рис. 5) повышает защитную эффективность аминов. При этом наилучшим Z обладает С10-16Н21-33NH2. В области 5 – 10 масс. % смеси аминов dZ / dСамина близки, а их величина позволяет достичь защитного действия 92 и даже 95 %. Таким образом, общая скорость коррозии уменьшается в 12,5 раз (масло И-20А) и 20 раз (ММО). Использование масел вместо алканов позволяет эффективно повышать защитное действие составов на базе одних и тех же аминов. По-видимому, это связано с кооперативным взаимодействие компонентов масла. Оно приводит к значительному усилению ингибирующего действия присадок, особенно смесевых составов.

Рис. 2. Влияние природы растворителя и ПАВ на концентрационную зависимость Z (1, 2, 5, 6) и L (3, 4, 7, 8) композиций аминов и н-C7H16, (1, 3, 5, 7) и н-С10Н22 (2, 4, 6, 8). а - АД, б - КО; в - ВАА (ФI -1,2, 5, 6, ; ФII - 3, 4, 7, 8).

Рис. 3. Влияние природы ПАВ на Z, % (1, 2) и L, мкм (3, 4) в н-С7Н16 (а) и н-С10Н22 (б) при наличии C17H33CONH2 (1, 3) и АД (2, 4). Комнатная температура, атмосфера - воздух

Рис.4. Защитное действие пленок композиций алканов нормального строения и додециламина (а), гексадециламина (б), АТК (в), ОЭА С10-С14 (г) как функция СПАВ и природы растворителя. Растворитель: 1 - н-С6Н14, 2 - н-С7Н16, 3 - н-С10Н22, 4 - н-С15Н32. Комнатная температура, 0,5 М раствор NaCl, воздушная аэрация.

Рис.5. Z пленок композиций масел и гексадециламина (а) или ОЭА С16-С18 (б), как функция СПАВ и природы растворителя. Растворитель: 1 – индустриальное масло И-20А; 2 – ММО; 3 – ММОВ.

ГЛАВА IV посвящена оценке влияния природы растворителя на поведение стали под защитными пленками композиций ПАВ посредством потенциостатических поляризационных измерений. Потенциалы коррозии стали, без покрытия и под пленкой чистого гексана близки к -0,5 В. Но при переходе к н-C7H16 и далее н-С15Н32 они увеличиваются более чем на 0,1 В. Сталь растворяется в активном состоянии, а токи коррозии iкор, получаемые экстраполяцией поляризационных кривых на Екор, близки между собой. Малое изменение величин iкор из поляризационных измерений коррелирует с данными весовых испытаний, согласно которым Z чистых алканов ? 10 %.

При введении КОСЖК, Г89 и ТВК-2 . Значения тафелева наклона Ва равно 0,030…0,040 В, что меньше, чем на непокрытой Ст3 (0,070 В). Это совместно с протяженными тафелевыми участками анодных ветвей поляризационных кривых позволяет считать, что омическая составляющая потенциала в масляных пленках ниже относительной систематической ошибки эксперимента (рис. 6). Это возможно, если NaCl в поверхностной масляной пленке диссоциирован на ионы. Вероятно, покрытия композиций пористы, а поры заполнены электролитом. Сдвиг анодных поляризационных кривых в область положительных потенциалов с ростом СПАВ указывает на торможение анодной реакции, например, за счет адсорбции ПАВ и блокировки активных центров, ответственных за ионизацию металла.

Рис. 6. Поляризационные кривые Ст3 под пленками композиций. СПАВ = 0,011 - 0,018 моль/л. ПАВ: а - КОСЖК, б - Г89, в - ТВК-2. Растворитель: а, в: 1 - н-октан, 2 - н-нонан, 3 - н-декан, 4 - н-пентадекан; б: 1 - н-гептан, 2 - н-октан, 3 - н-декан, 4 - н-пентадекан. Фоновый раствор - 0,5 М NaCl.

Алканы и составы с ПАВ на их основе являются более эффективными смачивателями, чем вода и водные растворы NaCl. В таком случае вода должна быть вытеснена с границы раздела металл/углеводородная фаза, что приведет к резкому снижению электропроводности и исчезновению ионного двойного электрического слоя (ДЭС). Тогда невозможно подчинение скорости ионизации металла требованиям электрохимической кинетики, что противоречит экспериментальным данным. Это возможно, по крайней мере, в двух случаях: - на всей границе металл/углеводородная фаза сохраняется полимолекулярный водный слой, содержащий ионы электролита; - этот слой носит роевой характер и существует только в точках подхода капилляров (несплошностей) пленки к поверхности металла.

И в том, и в другом случае наличие ДЭС приводит к выполнимости требований электрохимической кинетики в отношении анодной реакции и достаточно высокой электропроводности системы, позволяющей проводить поляризационные измерения без значительной омической составляющей.

При близких молярных концентрациях исследуемых ПАВ влияние природы присадки при nc алкана = 8 прослеживается в гораздо большей степени, нежели при nc алкана = 15 (рис. 7). На катодных поляризационных кривых во всех растворителях быстро достигаются предельные катодные токи. Их величина практически не зависит от nc  алкана. Постоянство iкат или его близость в различных растворителях с разными ПАВ указывает на то, что вода беспрепятственно подается к поверхности электрода; диффузионный подвод кислорода определяется наличием эффективного слоя, толщина которого практически не зависит от природы растворителя, но может несколько (не более, чем на 0,2 – 0,3 порядка) меняться с природой и увеличением концентрации ПАВ.

Рис. 7. Поляризационные кривые Ст3 под пленками композиций. СПАВ = 0,011 - 0,018 моль/л. Растворитель: а - н-октан, б - н-пентадекан. ПАВ: а: 1 - без покрытия, 2 - КОСЖК, 3 - Г89, 4 - ТВК-2. Фоновый раствор - 0,5 М раствор NaCl.

Вероятно, ПАВ не выступают в качестве катодного деполяризатора, иначе на катодных участках поляризационных кривых было бы несколько предельных токов. Подобный эффект указывает на изменение в их присутствии адсорбционного потенциала и, следовательно, строения ДЭС. Одновременно, торможение этими ПАВ анодной реакции при возможном ускорении катодной указывает на то, что скорость коррозии Ст3, контролируется ионизацией металла.

Сопоставление величин Z, из поляризационных измерений после смыва показывает, что при использовании в качестве растворителя длинноцепочечных алканов (н-декана и н-пентадекана) наиболее эффективны композиции Г89, а Z растворов КОСЖК и ТВК-2 практически одинаковы. В случае н-октана величина защитного эффекта убывает в ряду:

Z (КОСЖК) > Z (Г89) > Z (ТВК-2).

Покрытия на основе Г89 и после смыва защитной пленки в большей степени смещают Екор в положительную сторону, и часто оказывают максимальное Z. Защитные свойства составов КОСЖК и ТВК-2 близки между собой и уступают таковым Г89. Таким образом, nc=8-9 и большее процентное содержание гетероатомов в молекуле Г89, повышают адгезию защитной пленки. Поляризационные измерения в водных вытяжках позволяют судить о способности присадки экстрагироваться из углеводородной фазы в водную. Защитная эффективность водных вытяжек сравнима с Z безводных покрытий на базе КОСЖК, Г89 и ТВК-2 из поляризационных измерений.

Увеличение содержания АД, КО, ВАА, амидов в алканах (рис. 8) приводит к росту Екор. Также наблюдаются протяженные тафелевские участки анодных поляризационных кривых. Рост СПАВ сопровождается уменьшением Ва, по сравнению с таковым для незащищенной стали. В ряду амидов наиболее эффективным ингибитором анодного растворения стали выступает олеамид. При переходе от композиций амидов к таковым АД, КО, ВАА   Z уменьшается, что коррелирует с данными гравиметрических измерений.

Смыв покрытий на основе амидов, АД, КО, ВАА и алканов часто проводит к уменьшению Екор и Z исходных композиций. Ва и Вк после смыва покрытий увеличиваются при одновременном росте iкор, уменьшаются Za по сравнению с таковыми до смыва композиций. Исключение составляют С10-23Н21-47СОNH2 в н-С9Н20 и н-С10Н22 и КО во всех алканах. Смыв покрытий на их основе увеличивает Екор и торможение скорости анодной реакции и одновременно ускоряется катодный процесс.

Рис. 8. Влияние природы ПАВ (а - амид, б - амин) на кинетику ПЭР, протекающих на Ст3 в 0,5 М растворе NaCl под пленками их композиций с н-C7H16 (а) или н-С10Н22 (б), а - СПАВ = 10 масс. %; 1 – C17H33CONH2, 2 - C10-23H21-47CONH2,

3 – C21H41CONH2. б - АД; СПАВ, масс. %: 1 - 3, 2 - 5, 3 - 7, 4 - 10, 5 - 0.

Исследованы композиции олеамида (СПАВ = 10 масс. %) на базе смеси н-С7Н16 и н-С15Н32 при объемном соотношении 3:1 (А), 1:1 (Б), 1:3 (Д). Одновременное присутствие растворителей с разным nc не сказывается на кинетике катодного процесса (рис. 9). В анодной области роль растворителя проявляется довольно четко. Нанесение смесей н-С7Н16 и н-С15Н32 с олеамидом затормаживает ионизацию металла слабее, чем при использовании индивидуальных алканов в роли растворителя. Причиной этого, видимо, является антагонизм составляющих растворителя, который уменьшается по мере роста содержания тяжелого углеводорода (рис. 9б). В отсутствии ПАВ в смеси алканов максимального Za удается достичь при равном объемном содержании н-С7Н16 и н-С15Н32 в композиции (рис. 9в).

Рис. 9. Поляризационные кривые Ст3 под пленкой алканов или их смеси углеводородов без ПАВ (а) и содержащих 10 масс. % C17H33CONH2 в 0,5 М растворе NaCl. 1 - покрытие отсутствует; 2 - пленка н-С7Н16; 3 - пленка н-С15Н32.  Смешанные составы: 4 - А, 5 - Б, 6 – Д. в - Зависимость Za, % от состава смешанного растворителя в отсутствие (2) и в присутствии (1) 10 масс. % C17H33CONH2.

Особенность поляризационных кривых стали под защитными пленками композиций C12H25NH2, C16H33NH2, (C10H21)2NH, С10-16 H21-33NH2, АТК, АГТК и алканов состоит в том, что в катодной и в анодной области наблюдаются протяженные участки, на которых отсутствует связь поляризующего тока с потенциалом i ? f(E). Екор сильнее смещается в анодную область с ростом Самина и nc алкана. Участок i ? f(E) появляется при повышении Самина и nc алкана. Протяженность участка с i ? f(E), как правило, растет при Самина и nc алкана. Участок с i ? f(E) имеет большую протяженность для композиций, содержащих смеси аминов, с высоким Z по данным коррозионных испытаний. Наличие области i ? f(E) является дополнительным критерием уровня защитной эффективности неметаллических покрытий. И чем эта область шире, тем эффективнее работает защитный слой. Причем не только при потенциале коррозии, но и при анодной, и катодной поляризации. В исследованных случаях протяженность участка с i ? f(E) существенно зависит от природы растворителя и ингибирующей добавки и Самина (рис. 10).

Рис. 10. Потенциостатические поляризационные кривые Ст3, покрытой композициями на базе додециламина и н-C6H14 (а); н-С7Н16 (б); н-С10Н22 (в); н-С15Н32 (г) в 0,5 М растворе NaCl. Кривая 1 - фон; 2 - растворитель; СПАВ, масс. %: 3- 1; 4 - 3;

5 - 5; 6 - 7; 7- 10. Комнатная температура. Атмосфера - воздух.

Использование ОЭА в качестве противокоррозионной присадки не позволяет наблюдать на поляризационных кривых участки i ? f(E). Наблюдается dlgia / dilgСОЭА < 0 во всей изученной области СОЭА.

Глава V посвящена изучению влияния природы аполярного растворителя на адсорбционную способность ПАВ, входящих в состав композиций, по отношению к поверхности Ст3. Дифференциальная или близкая к ней емкость Сдиф (в силу протекания при Екор небольших фарадеевских токов ~ 10-2 А/м2) незащищенной углеродистой стали составляет 65 мкФ/см2, что согласуется с литературными данными. Это подтверждает надежность используемой методики. Измерения Сдиф стального электрода, покрытого слоем композиций на основе алканов, подтвердили (рис. 11) высокую адсорбционную способность ПАВ и отсутствие влияния на нее потенциала электрода в широкой анодной и катодной области. На кривых в координатах Сдиф, Е пиков адсорбции, десорбции нет.

Для композиций КОСЖК, Г89, ТВК-2, додециламина, гексадециламина, ди-н-дециламина, гомологической смеси: жирных аминов С10 – С16; АГТК и АТК на базе апротонных растворителей зависимости в координатах Q/lnCПАВ близки к линейным (рис.12). ПАВ, адсорбируясь на поверхности Ст3 из масляных композиций, тормозят анодный процесс в результате блокировки поверхности.

В случае амидов отсутствует корреляция между величинами Z и Q (рис.13). Наблюдается ярко выраженный минимум Z композиций амидов на базе н-нонана. Одно из возможных объяснений заключается в том, что одновременно адсорбируются и мицеллы, и молекулы ПАВ. Мицеллярная или молекулярно-мицеллярная поверхностная пленка является ажурной, что способствует подводу к корродирующей поверхности реагентов, обусловливающих протекание парциальных электродных реакций (О2, Н2О). Можно предположить, что мицеллярная структура пленки способствует влагопереносу. Мицеллы поверхностной пленки могут поглощать воду по механизму поверхностной или объемной солюбилизации. Несомненно, происходит и адсорбция отдельных молекул, что снижает эффективность блокировки поверхности, наблюдаемую для составов н-нонана (рис. 13), и Z композиции.

Рис. 11. Дифференциальная емкость ДЭС на Ст3 под пленкой: а – КОСЖК; б – ТВК-2; в – олеамид; г – АД; д - смеси аминов СЖК;

е - ди-н-дециламина и алкана, как функция Е. РО - а и б: 1 – без покрытия; 2 – н-октан; 3 – н-нонан; 4 – н-декан; 5 – н-пентадекан. б: 1 – н-гептан; 2 – н-октан; 3 – н-декан; 4 – н-пентадекан; в и д - н-C7H16; г - н-С10Н22; е - н-C15H32. СПАВ (в,г,д,е), масс. %: 1 -пленка отсутствует, 2 - чистый растворитель, 3 - 3, 4 - 5, 5 - 7, 6 - 10.

Рис.12. Зависимость степени заполнения стали от концентрации додециламина. Растворитель: 1 - гептан; 2 - пентадекан. 0,5 М раствор NaCl, комнатная температура

 

Рис. 13. Зависимость Z (весовые измерения)

(1, 2) и Q (3, 4) от nc растворителя.

СПАВ = 10 масс. %,. а - олеамид, б - амид эруковой кислоты, Аi - для И - 20А; А2  Z, А3  Q. 0,5 М раствор NaCl.

Адсорбционная пассивность стали при адсорбции аминов

из углеводородной фазы.

В нейтральных хлоридных средах наблюдается ряд особенностей поведения Ст3 при нанесении композиций аминов: на поляризационных кривых в 0,5 М NaCl имеется широкая область, в которой i ? f(E) (АБ), а Екор Ст3 находится внутри нее; в катодной области такого участка (Екор - Ек ? 0) отсутствует связь скорости катодного восстановления растворенного молекулярного кислорода с потенциалом электрода, в анодной (ЕА-Екор>0) - ионизации железа с Е (рис. 14.1).

Рис. 14.1. Схематическое изображение поляризационной кривой.

Рис. 14.2. Катодная и анодная ветви поляризационной кривой (1) Ст3 под пленкой на основе н-С15Н32, содержащей 10 масс. % C10-16H21-33NH2, в 0,5 М NaCl. 2 - скорость процесса по данным химического анализа на железо в растворе.

Кривая 1 (рис. 14.2) получена при поляризации Ст3 из катодной области, кривая 2 - пересчетом в электрические единицы скорости ионизации железа по данным химического анализа раствора после выдержки электрода. При заданном Е в области ЕА ? Екор ? ЕВ дополнительно, анализировали растворы и после выдержки электрода при Е вне области (14.1). Кривые 1 и 2 рис. 14.2 близки. Расхождение связано с изменением состояния поверхности Ст3 при исследовании разными методами. При Е ? ЕВ участок с ij ? f(E) переходит в область, соответствующую требованиям электрохимической кинетики.

При Еа на 0,10 - 0,15 больше Екор без предварительной выдержки (in situ) проводили поляризацию в обратном направлении (из анодной области в катодную) для выявления петли гистерезиса (ПГ). Показано, что имеет место широкая ПГ, а участок (14.1) при обратном ходе исчезает, либо существенно сужается (рис. 15).

Наблюдаемый эффект может быть обусловлен пассивацией стали. Она имеет место не только в анодной, но и в широкой катодной области. Ст3 пассивируется в результате адсорбции незаряженных частиц (алифатические амины), пассиватор адсорбируется не из объема раствора, а из масляной пленки. В результате адсорбции частиц в интервале ЕА < Екор < ЕВ, и десорбции при Е > ЕВ и наблюдается широкая ПГ (рис. 15), т.к. при смене направления поляризации десорбировавшиеся частицы не успевают вновь адсорбироваться и затормозить парциальные электродные реакции. Следовательно, если создать условия, способствующие адсорбции молекул активного начала, то возможно обратимое устойчивое появление участка с ij ? f(E). С увеличением продолжительности выдержки tвыд при катодном потенциале отрицательней Екор на 0,18-0,20 В участок (14.1) расширяется. При tвыд = 60 мин электрода при -0,5 В протяженность участка ij ? f(E) при прямом и обратном ходе постоянна, а ПГ отсутствует.

Измерение емкости стали Ст3под защитной пленкой показало, что Сдиф » const во всей области исследуемых E (рис. 11 и 15), находится в пределах 5 мкФ/см2, не меняется с выходом за пределы области ij ? f(E) т.е. при Е < ЕА и Е > ЕВ Практически неизменной остается и степень заполнения поверхности ингибитором. Связать Сдиф » const с наличием масляной пленки нельзя, т.к со снижением Синг в масляной фазе Сдиф закономерно возрастает (рис. 11).

Рис. 15. Поляризационная кривая прямого (из катодной области) и обратного хода поляризационных кривых стали Ст3, покрытой пленкой на основе н-С15Н32, содержащего 10 масс. % АГТК (1) и влияние потенциала на емкость электрода (2) в 0,5 М растворе NaCl. Циклы: а - исходный, б - 2-й, в - 3-й. Время выдержки электрода при потенциале -0,5 В в условиях повторного и последующего циклирования - 5 мин. Стрелки: параллельная оси токов показывает Екор, на кривых - направление цикла

При нанесении композиций ПАВ на поверхность металла происходит перераспределение молекул ингибитора между металлической (адсорбция) и углеводородной (абсорбция) фазами. Коэффициент распределения в этом случае (рис. 15) зависит от потенциала электрода. При потенциале стали - 0,5 В молекулы исследуемых ПАВ способны адсорбироваться на активных центрах металлической поверхности. Энергия адсорбции в определенной мере зависит от заряда поверхности стали, который возрастает с анодным сдвигом потенциала.

При достаточно высоких катодных потенциалах, видимо, возможна реакция (1):

2RNH3++  2e  2RNH2 + H2        (1)

Если принять рКа RNH3+ равной 11,5 то Е°(1) близок к -0,34 В. Тогда становится понятным, почему выдержка электрода при потенциале -0,5 В способствует формированию участка ij ? f(E). Вероятно, пассиватором является молекулярная форма амина, которая дополнительно образуется при протекании (1). Видимо, при катодной поляризации необходимо учитывать наличие, по крайней мере, двух эффектов - рост скорости реакции (1) и сдвиг в отрицательную сторону заряда поверхности Ст3. Это затрудняет адсорбцию ПАВ по атому азота, на котором сосредоточен избыточный отрицательный заряд.

Вероятно, в области Е > ЕА преобладает первый эффект и наблюдается пассивация стали, при Е < ЕА - второй, что затрудняет адсорбцию RNH2 и способствует протеканию катодной реакции в соответствии с требованиями электрохимической кинетики (экспоненциальная зависимость iK от Е).

Вероятно, влияние продолжительности выд при потенциале -0,5 В на величину Е = ЕВ - ЕА (рис. 14.1) объясняется энергетической неоднородностью поверхности углеродистой стали. Вначале, видимо идет заполнение наиболее энергетически активных центров (АЦ) с

Надс,мах  затем АЦ с меньшими Надс, десорбция протекает в обратном порядке. Алканы тоже адсорбируются на металлической поверхности, но гораздо слабее аминов (Надс алканов << Надс аминов). В значительной катодной области Е амины способны адсорбироваться на АЦ с широким интервалом Надс. В связи с этим Qамина 1, а емкость стали мала. При Е < ЕА, видимо, небольшая часть АЦ все же не занята частицами адсорбата, что позволяет протекать на них с заметной скоростью реакции восстановления кислорода (рис. 15). При достижении потенциала точки А (рис. 14.1, 14.2) из-за увеличения положительного заряда поверхности «отравляются» эти АЦ, т.к. на них термодинамически возможна адсорбция молекул аминов, что и обуславливает  пассивацию стали ингибитором в катодной области. Можно, в первом приближении принять, что в области Е ? ЕВ происходит переориентация адсорбированных молекул аминов (с параллельной поверхности на нормальную с их частичной десорбцией и активацией части АЦ), что и приводит к росту скорости анодной реакции (область ВС рис. 14.2.). Доля таких АЦ невелика, поэтому их частичная активация не сказывается на величине емкости Ст3 (рис. 11).

Сдиф » 5 мкФ/см2, позволяет предположить наличие полимолекулярной адсорбции аминов, однако, независимо от характера адсорбции RNH2 можно утверждать, что переход молекул ингибитора из углеводородной фазы на поверхность металла протекает в рамках процесса самоорганизации защитной пленки. Если принять возможную ажурность распределения АЦ по поверхности металла и, следовательно, ажурность самой пленки ингибитора, то можно говорить о ее молекулярной (размером в одну молекулу) или наноструктуре.

ГЛАВА VI посвящена оценке влияния природы аполярного растворителя на реологические свойства композиций. Кинематическая вязкость (no) чистых растворителей возрастает при уменьшении температуры и повышается с nc согласно ряда (5):

no(И-20A)>no(н-C15Н32)>no(н-C10H22)>no(н-C9H20)>no(н-C7H16) (5).

С ростом nc алкана увеличивается и кинематическая вязкость составов nк (рис. 16). Природа ПАВ оказывает еще более сильное действие (рис.17). Так, загущающий эффект (nк - no) Г89 при СПАВ = const значительно больше, чем для КОСЖК, хотя nc этих веществ изменяется обратным образом. Часто лучшими загустителями  являются гомологические смеси ПАВ, а не индивидуальные вещества.

Рис.16. Вязкостно-температурные зависимости для композиций на основе Г89 и алканов. СГ89, масс. %:

1 – 0; 2 – 1; 3 – 5; 4 – 10. Растворитель:

а –н-гептан;

б– н-декан

В композициях на базе н-С7Н16 и аминов наибольшим загущающим эффектом обладают ВАА ФII и ФI (СПАВ = 10 масс. %). Эффект разбавителя уменьшается в ряду АД > КО > ВАА ФI > ВАА ФII, и исчезает при переходе к более тяжелым алканам.

Изотермы вязкости в полулогарифмических координатах содержат одну или две точки излома 1tи и 2tи (рис.17).

Рис.17. Вязкостно-температурные зависимости в полулогарифмических координатах для композиций на основе н-декана. ПАВ: а - C16H33NH2;б - C21H41СОNН2; в - Г89. СПАВ, масс. %: а: 1 - 1; 2 – 10; б: 1 – 3; 2 – 5;3 – 7; 4 – 10; в: 1 – 0; 2 – 1; 3 – 5; 4 – 7, 5 - 10. 

Наличие излома на вязкостно-температурных кривых может свидетельствовать о достижении некоторой критической температуры, при которой происходят структурные изменении в композиции, например, формирование мицеллярной структуры. Тогда 1tи характеризует температуру, при которой достигается критическая концентрация мицеллообразования ККМ1. Причем, величина 1tи растет с повышением СПАВ. Возможно, при ККМ1 образуются мицеллы Гартли.

В области t < 2tи вероятно превращение сферических мицелл в пластинчатые, что ведет к достижению ККМ2, характеризующей образование иной мезомерной структуры. Таким образом, ККМi можно считать критериальной величиной, которая определяет условия перехода от истинного раствора к мицеллярному или условия изменения формы мицелл при постоянной температуре и повышении СПАВ.

Текучесть составов подчиняется уравнению Эйнштейна, либо – Бингама. Это различие легче интерпретируется посредством влияния функциональных групп. Если они интенсивно взаимодействуют друг с другом, например, за счет водородных связей, тогда образуются более крупные агрегаты, и текучесть композиций падает.

Глава VII посвящена изучению влияния природы аполярного растворителя на влагопроницаемость композиций. В качестве критерия влагопроницаемости принят коэффициент k = (скорость массопереноса воды) - отношение массы воды, прошедшей через барьерную пленку ?m к продолжительности экспозиции ?. Все изученные составы влагопроницаемы > 0 (рис.18). Зависимость ?m = f(?) удовлетворительно аппроксимируется уравнением прямой: ?m = а + k?. Величина а = 0. () = const. Скорость массопереноса воды, по крайней мере, в течение 4 часов от начала эксперимента остается постоянной. При увеличении влажности воздуха

( повышается. Показано, что вагопроницаемость уменьшается с увеличением СПАВ ((d?m/dt)/СПАВ)H,n< 0 и с ростом nc алкана ((d?m/dt)/nc)H,C< 0 и (рис.19). Подобную зависимость, можно объяснить уменьшением числа или объема полостей, через которые проникает вода, с ростом концентрации ПАВ или при использовании длинноцепочечного растворителя.

Рис. 18. Влияние природы растворителя и ПАВ на влагопроницаемость барьерных пленок а - чистых растворителей, б - аминов и н-С7Н16, в - амидов и н-С10Н22, Н - 70 %. а: 1 - без покрытия, 2 - н-С7Н16, 3 - н-C9H20, 4 - н-С10Н22, 5 - н-С15Н32, 6 - И-20А. б: 1 - без покрытия, 2 - чистый растворитель, 3 - АД, 4 - КО, 5 - ВАА ФI, 6 - ВАА ФII. в: 1 - без покрытия, 2 -чистый растворитель, 3 - олеамид, 4 - амиды СЖК, 5 - амид эруковой кислоты.

Природа ПАВ влияет на массоперенос воды через покрытие. Так, замена композиций алифатических аминов на составы с гомологической смесью оксиэтилированных аминов С10-14 увеличивает массоперенос, как при 70 %-ной так и при 100 %-ной относительной влажности воздуха. Оксиэтилированные амины обладают заметно меньшим загущающим эффектом по сравнению с алифатическими. Следовательно, меньше и толщины стационарных барьерных пленок, что облегчает диффузию молекул воды и частиц коррозионноагрессивных компонентов

Рис. 19. Влияние природы растворителя на скорость массопереноса воды через пленки композиций. СПАВ = 10 масс. %; Н, %:а - 70; б - 100. 2 и Т2 - чистый растворитель; 3 и Т3 - C17H33CONH2; 4 и Т4 – C10-23H21-47CONH2; 5 и Т5 – C21H41CONH2. Т2 – точка, характеризующая масло И-20А; Т3, Т4, Т5 - точки, характеризующие композиции на базе амидов и И-20А.

ГЛАВА VIII содержит обобщение влияния природы растворителя и антикоррозионной присадки на закономерности процессов, протекающих на поверхности раздела фаз и в объеме составов, на основе экспериментальных результатов глав III –VIII. Полученные данные позволяют оценить роль nc алканов при постоянстве природы ПАВ и СПАВ » const, с одной стороны, и влияние природы ПАВ при постоянстве природы растворителя – с другой.

Использованные алканы являются гомологами с практически одинаковой величиной диэлектрической проницаемости, близкой к 2. Все они представляют собой апротонные solvents, видимо, практически не способные адсорбироваться на металлической поверхности за счет донорно-акцепторного взаимодействия. Их адсорбция может быть обусловлена Ван-дер-Ваальсовым взаимодействием преимущественно в его дисперсионном варианте. В них практически невозможна электролитическая диссоциация NaCl, используемого в качестве фонового электролита. Следовательно, алканы при отсутствии заметного количества воды, будут иметь ничтожную электропроводность. Это должно быть особенно характерно для «плотноупакованных» растворителей, не имеющих полостей и пронизывающих их каналов, которые могут заполняться водой или водным раствором электролита.

Структура жидких алканов определяется межмолекулярным взаимодействием. Следовательно, структурированность жидкой фазы будет возрастать с увеличением длины углеводородного радикала. Это экспериментально подтверждается возрастанием вязкости нормальных алканов с ростом nc.

Экспериментальное несоответствие свойств изученных систем указанным характеристикам и воспроизводимость подобного рода несоответствия в составах на базе алканов позволяет понять многие свойства исследованных композиций.

Использованные ПАВ, с одной стороны, характеризуются наличием достаточно длинных углеводородных радикалов в молекуле. С другой – представляют собой различные классы органических соединений: от карбоновых кислот, их производных - амидов, аминомидов и далее к аминам и производным несимметричного диметилгидразина. Они могут давать развитые водородные связи, а их адсорбция на поверхности углеродистой стали, в первом приближении, определяется донорно-акцепторным взаимодействием за счет неподеленной электронной пары кислорода или азота и свободной орбитали металла. Учитывая значение рН фонового раствора (0,5 М NaCl), близкого к 6 за счет растворения СО2, можно полагать, что азотсодержащие продукты  не протонированы. Поскольку КОСЖК – смесь очень слабых электролитов – высших карбоновых кислот, заметное подкисление рабочего раствора отсутствует. Нельзя исключать заметного взаимодействия молекул ПАВ за счет образования водородных связей и объединения их в мицеллярные системы или способности последних выступать в роли солюбилизатора воды. Оба последних эффекта часто отмечались при анализе реологических свойств и влагопроницаемости составов в главах VI, VII.

Полученные экспериментальные данные подтвердили очевидные, в первом приближении, условия, определяющие индифферентность растворителя при разработке защитных покрытий на масляной основе. В целом, следует учитывать несколько эффектов.

1. Соотношение G адсорбции молекул растворителя (solvent) и частиц ингибитора. Здесь возможны несколько вариантов.

а) Gадс.инг >> Gадс solv. Растворитель индифферентен. Кинетика и механизм процессов определяется лишь природой ингибитора. Применительно к подавлению общей скорости коррозии имеем Z ? f(природа алкана). Z будет зависеть от природы ингибитора. Если

Gадс.инг добавок заметно различаются, то Z в таком случае является функцией Синг, (когда Qинг < 1).

б) Gадс.инг << Gадс solv. Определяющую роль играет природа растворителя. При энергетической неоднородности поверхности и постоянстве алкана-растворителя величина Z » const при замене ингибитора. Влияние Синг на Z отсутствует.

в) Gадс.инг » Gадс solv . В этом - наиболее сложном случае Z = f (природа алкана), Z = f (природы и концентрации ингибитора).

2. При нанесении ингибированной масляной пленки на поверхность стали ингибитор начинает перераспределяться между тремя фазами: собственно углеводородной, первоначально содержащей его и контактирующими с ней металлической и водной. Пусть растворимость исследованных ПАВ в нейтральных хлоридных растворах ничтожна, и ею практически можно пренебречь. Тогда следует рассматривать распределение ингибитора только между углеводородной и металлической фазами. Коэффициент распределения в этом случае подобен коэффициенту распределения Нернста третьего вещества между двумя несмешивающимися фазами. В условиях защиты стали от коррозии углеводородными пленками ПАВ абсорбируются в объеме жидкой фазы и адсорбируются на поверхности металла, т.е. имеет место равновесие: абсорбция  адсорбция (1).

Если (1) сдвинуто вправо, то возможен, при прочих неизменных факторах, высокий защитный эффект. В обратном случае Z  0.

В условиях используемой в работе методики эксперимента (0,5 М раствор NaCl) и в реальных условиях атмосферной коррозии (формирование пленки влаги на поверхности углеводородной фазы) картина усложняется. ПАВ нерастворимы в воде и в нейтральных хлоридных средах, не образуют истинных растворов, но могут существовать в них в виде прямых мицелл. Тогда третье вещество распределяется уже между тремя несмешивающимися фазами: углеводородной (абсорбция), металлической (адсорбция) и водной (абсорбция мицелл). Причем в последнем случае возможно образование мицелл различной степени агрегации.

Обычно толщина (L) углеводородной фазы (10 - 30 мкм) составляет тысячи монослоев. Пусть одна молекула растворителя имеет некоторый приведенный диаметр 0,3 нм. Тогда L в 10 мкм соответствует 33000 условных монослоев. Объем такой пленки на 1 см2 поверхности стали составляет 10-3 см3 (L = 10 мкм).

Пусть Синг в пленке 1 масс. %, его молярная масса 400 г/моль, плотность состава 0,8 г/см3. Тогда число моль ингибитора в объеме пленки составляет 2 10-7, а молекул - 1,2 1017. При монослойном заполнении число молекул в зависимости от их размера на 1 см2 поверхности равно 1014 - 1015. Следовательно, при полном переходе ингибитора из углеводородной фазы в адсорбированное состояние должен возникнуть их слой толщиной в 1,2102 - 1,2103 монослоев. Тогда, при перераспределении ПАВ между твердой и углеводородной фазами в условиях формирования покрытия близкого к монослойному, изменением его концентрации в пленке можно пренебречь.

Количественно оценить долю ингибитора, переходящего из пленки в виде мицеллл в солевой водный раствор на основе полученных данных не представляется возможным. Но, учитывая высокую величину Z рассматриваемых составов, достигающую 90 - 95 %, это и не является определяющим, т.к. защитная эффективность обусловлена, прежде всего, степенью заполнения ингибиторами поверхности стали. Если из масляной пленки в водный раствор ушло даже 50 - 60 % ингибитора, то оставшегося количества достаточно чтобы создать на стали за счет равновесия (1) необходимую поверхностную плотность молекул ингибитора вплоть до Q = 1. Q = 1, когда молекулы ингибитора занимают все активные центры, способные их принять из энергетических или стерических соображений. Если равновесия

адсорбция (Fe)  абсорбция (углеводородная фаза)         и

абсорбция (углеводородная фаза)  абсорбция (мицеллы водной фазы)

устанавливаются независимо, то, с точки зрения Z, определяющую роль играет первое из них. Вторым вообще можно пренебречь.

Ранее (глава VII) отмечалось, что углеводородное покрытие хорошо водопроницаемо. Очевидно, это связано с их структурой, которая для подобных систем практически не изучена.

Углеводородные пленки, видимо, имеют несплошности, которые заполняются либо воздухом, содержащим пары воды, либо последние конденсируются в капиллярах малого радиуса и далее продвигаются к месту ее расхода (корродирующая поверхность, слой водопоглотителя). В простейшем случае можно исходить из модели параллельных капилляров. В этом случае предполагается, что несплошности имеют цилиндрическую форму, учитывается фактор извилистости, поры не пересекаются, пронизывая пленку насквозь. Их радиусы распределяются по некоторому закону. Часть пор заполнена конденсировавшейся жидкой фазой. Она образуется как в результате капиллярной конденсации, так и подается из образующейся в природных условиях на плоской поверхности. Градиент концентрации возникает за счет постоянной подачи воды извне и поглощения ее на выходе из капилляров. Влагопроницаемость, в первом приближении, пропорциональна числу пор и их диаметру. Совсем не обязательно, чтобы все поры были сквозными. Могут существовать и наверняка существуют тупиковые поры, что, конечно, снижает влагопроницаемость. Большое значение имеет извилистость и пересекаемость пор. Первая снижает, а вторая – увеличивает влагопроницаемость. Все эти факторы могут быть учтены соответствующими коэффициентами. Важно, что в достаточно протяженном временном интервале  прямо пропорционально . Если принять коэффициент, определяющий соотношение пор, заполненных воздухом и жидкостью за К1, коэффициенты извилистости и пересекаемости за К2 и К3, то можно записать:

,

где ai и bi  - константы определяемы природой композиции. Тогда , если К2 =  и К3 =  или К2 и К3 изменяются во времени одинаково. Введение ПАВ может изменять К или отношение К3/ К2. Тогда изменяется влагопроницаемость состава, что и наблюдается экспериментально.

Особенности масляных композиций таковы, что расположение пор стохастически изменяется во времени. Однако их суммарные эффективные сечения, К1, К2 и К3 остаются неизменными в течение достаточно продолжительного времени. По этим каналам образующиеся мицеллы ингибитора могут также достигать поверхности металла и адсорбироваться на ней.

До сих пор не ясно, адсорбируются на металлической поверхности непосредственно мицеллы, обуславливая тем самым определенный кооперативный эффект или они в процессе адсорбции частично или полностью разрушаются с переходом в неагрегированное состояние. Этот вопрос требует детального изучения, т.к. является одним из определяющих для создания ингибиторов коррозии, эффективных в подобных условиях процесса.

Отметим еще один существенный момент, который вытекает непосредственно из полученных в диссертации экспериментальных данных.

ПАВ, вводимые в товарные масла, оказывают больший защитный эффект, чем наличие их в тех же концентрациях в индивидуальных алканах, независимо от длины углеводородного радикала последних. Можно говорить о неком кооперативном синергетическом эффекте растворителя. Возникает впечатление, что взаимодействие молекул различных сортов между собой сильнее, чем молекул одного и того же сорта. Такой эффект уменьшает адсорбционную способность масел и усиливает на этом фоне способность молекул ингибиторов, увеличивая и их защитную способность.

Полученные экспериментальные данные показывают, что толщина защитной пленки не является определяющей для достижения необходимой величины защитного эффекта. Более того, в ряде случаев рост толщины барьерной пленки на порядок вообще не изменяет ее защитной эффективности. Это, видимо, связано с тем, что подвод стимуляторов коррозии и отвод продуктов лимитируется транспортом не через пленку, а через несплошности в масляном покрытии, заполненные водной фазой. Учитывая их извилистость и способность легко пропускать молекулы больших размеров, можно понять, почему толщина собственно масляного покрытия не играет определяющей роли. Очевидно, эффективные длины таких несплошностей (I) в направлении нормальном поверхности, достаточно сложно зависят от толщины пленки (L), т.е.I = Lk, где k << 1.

При выборе противокоррозионных присадок, представляющих собой гомологические смеси, следует отдавать предпочтение азотсодержащим ПАВ. Они обладают большей адсорбционной способностью по сравнению с таковой кислородсодержащих ингибиторов. Предпочтительнее выбирать ингибиторы анодного действия с короткоцепочечным с неразветвленным углеводородным радикалом и минимальным Dnc в смеси, образующим в композиции с неполярным растворителем связнодисперсные системы. Увеличение длины углеводородного радикала растворителя при прочих равных условиях, как правило, улучшает полифункциональные свойства составов.

ВЫВОДЫ

1. При коррозии стали, покрытой защитными пленками на базе чистых углеводородов, в нейтральной хлоридной среде растворитель индифферентен при введении в него КОСЖК или ОЭА. Защитная эффективность этих присадок в алканах не превышает 45 и 50 %, соответственно, и зависит от их природы. Величина  Z растет с повышением Синг. Влияние увеличения nc аполярного растворителя проявляется с ростом Синг при введении ряда изученных  присадок. Природа присадки также оказывает влияние. Так, Г89 позволяет достичь Z  90 %, ТВК-2 – не более 40 %, АД при низкой Самина в н-гептане даже стимулирует коррозию. Растворитель не индифферентен в присутствии амидов, АТК или гексадециламина. Увеличение длины углеводородного радикала аполярного растворителя повышает Z составов.

2. Защитный эффект гомологических смесей аминов (АТК, АГТК, жирные амины)  достигает 75 в алканах и 90 % в - маслах. Природа минеральных масел играет заметную роль из-за синергетического действия ПАВ и компонентов масла.

3. Природа алкана влияет на кинетику анодной и катодной реакции. Введение ОЭА в большинстве случаев сильно тормозит парциальные электродные реакции на стали в кинетической области. Защитная эффективность композиций с Г89 и КОСЖК и параметры протекания ПЭР практически не зависят от длины углеводородного радикала растворителя nc. В изученных случаях торможение анодного процесса растворения стали Ст3 в 0,5 М растворе NaCl не зависит ни от природы ПАВ, ни от природы растворителя, ни от СПАВ, достигая 99 %, представляя, таким образом, общую картину явления.

4. При поляризации стали Ст3, покрытой пленкой композиций, содержащих индивидуальные алифатические амины, АТК, АГТК,  наблюдается независимость скорости процесса от потенциала в широкой анодной и катодной области, что обусловлено явлением безоксидной пассивности. При увеличении Самина на порядок и nc растворителя область безоксидной пассивности расширяется, а в случае гомологических смесей аминов в декане и пентадекане смещается в сторону положительных потенциалов. Протяженность интервала независимости токов от потенциала следует рассматривать в качестве дополнительного критерия защитной эффективности композиций.

5. Принципиально важно, что композиции на базе смесей двух алканов в качестве растворителя-основы в присутствии ПАВ затормаживают ионизацию металла слабее, чем при использовании индивидуальных алканов в роли растворителя. Причиной этого является антагонизм компонентов смешанного растворителя. Антагонистический эффект уменьшается с ростом содержания компонента с большей молярной массой. 

6. Образование эмульсий или солюбилизация композициями ПАВ воды часто повышает их защитную эффективность. Эффект имеет место в случае составов с СКОСЖК = 20 масс. % (Z 60 %) и композиций ТВК-2 на базе н-пентадекана. Частичный смыв покрытия (амиды,

Г-89, ТВК-2) снижает его защитную эффективность. ПАВ разной природы (КОСЖК, Г89, ТВК-2), плохо растворимые в воде, перераспределяются между углеводородной и водной фазами, что доказывается высоким защитным эффектом при коррозии стали в водных вытяжках.

7. Нанесение на сталь пленки чистых алканов практически не изменяет дифференциальную емкость ДЭС, введение в композицию ПАВ приводит к ее уменьшению, эффект усиливается с ростом СПАВ. При этом Сдиф в широкой анодной и катодной области не зависит от потенциала. Ингибиторы способны адсорбироваться на стали Ст3 в нейтральных хлоридных высоко минерализованных средах из углеводородной фазы. Степень заполнения поверхности под пленками составов ПАВ и углеводородов приближается к 1. Основной вклад в торможение коррозии вносит блокировочный эффект.

8. Растворитель не индифферентен по отношению к реологическим свойствам составов. Как правило, с ростом nc растворителя и концентрации ингибитора резко увеличивается кинематическая вязкость композиций. При этом ярко проявляется и природа антикоррозионной присадки. Так, Г89 в изученном ряду ПАВ является наиболее эффективным загустителем, а ТВК-2 – одним из самых слабых. В случае амидов наибольшим загущающим действием обладает гомологическая смесь амидов СЖК.

9. Вязкостно-температурные кривые в полулогарифмических координатах характеризуются наличием одной, а в случае амидов – двух точек излома, что обусловлено структурными изменениями композиций, образованием мицелл или изменением их формы с ростом СПАВ или понижением температуры.

10. Составы на базе индивидуальных и смешанных углеводородных растворителей, содержащие ПАВ, влагопроницаемы, а массоперенос воды к поверхности металла облегчается с ростом относительной влажности воздуха. Общим является снижение влагопроницаемости композиций с увеличением длины углеводородного радикала растворителя и концентрации ингибитора. Эффект зависит и от природы ПАВ.

11. Закономерности протекания парциальных электродных реакций на стали под пленками защитных композиций удовлетворительно интерпретируются на основе гипотезы пористого строения покрытий, например, капиллярно-пористой модели. Видимо, часть параллельных капилляров заполнена водой, например, за счет капиллярной конденсации, диффузии молекул или кластеров воды. Особенности углеводородных композиций, обусловленные как природой растворителя, так и природой и концентрацией ПАВ, таковы, что расположение пор стохастически изменяется во времени, но их эффективное суммарное сечение остается неизменным.

Основное содержание работы изложено в следующих публикациях:

  • Таныгина Е.Д., Шель Н.В., Вигдорович В.И. Разработка антикоррозионных консервационных композиций на базе полифункциональной присадки гидразекс-89. // Химия и химическая технология. 1999. Т. 42. Вып. 4. С. 128 - 134.
  • Шель Н.В., Таныгина Е.Д., Вигдорович В.И., Дроздецкий А.Г. Защитная эффективность композиций с полифункциональной присадкой Гидразекс-89. // Химия и химическая технология. 1999. Т. 42. вып. 6. С. 75 - 79.
  • Таныгина Е.Д., Вигдорович В.И., Бернацкий Н.П., Петрова О.С. Полифункциональные свойства ПВК. // Химия и химическая технология. 2001. Т. 44. Вып. 5. С. 28 - 33.
  • Таныгина Е.Д., Вигдорович В.И Объемные свойства систем «н-октанол-гидразекс» и н-гексан-гидразекс». // Химия и химическая технология. 2001. Т. 44. Вып. 5. С. 137 - 144.
  • Вигдорович В.И., Таныгина Е.Д. Электрохимическая оценка защитной эффективности консервационных составов гидразекса-89 в н-гексане и н-октаноле. // Химия и химическая технология. 2002. Т. 45. Вып. 2. С. 113 - 116.
  • Вигдорович В.И., Таныгина Е.Д., Петрова О.С. Защитная эффективность композиций на базе ПВК и индустриального масла И-20А в условиях атмосферной коррозии стали. // Практика противокоррозионной защиты. 2002. № 4 (26). С. 16 - 22.
  • Вигдорович В.И., Таныгина Е.Д., Петрова О.С., Локтионов Н.В. Защитная эффективность композиций на базе индивидуальных аминов и углеводородов серии С6-15 и масла И-20А при коррозии  углеродистой стали. // Химия и химическая технология. 2002. Т. 45. Вып. 5. С. 92 – 95.
  • Вигдорович В.И., Таныгина Е.Д., Соловьева Н.Е., В.М. Поликарпов. Модельные антикоррозионные консервационные составы на базе амидов карбоновых кислот в н-пентадекане. // Практика противокоррозионной защиты. № 1 (35). 2005. С. 7 – 17..
  • В.И. Вигдорович. Е.Д. Таныгина. Н.Е. Соловьева. Влияние природы неполярного углеводородного растворителя на полифункциональные свойства амидов в бинарных антикоррозионных составах. // Коррозия: материалы и защита. 2003. № 1. С. 32 - 37.
  • Е.Д. Таныгина, В.И. Вигдорович, О.С. Петрова. Влияние природы растворителя на реологические характеристики составов, содержащих гидразекс-89. // Химия и химическая технология. 2003. Т. 46. Вып. 6. С. 103 - 107.
  • В.И. Вигдорович, Л.Е. Цыганкова, Н.В. Шель, Е.Д. Таныгина, Н.П. Бернацкий, Т.И. Пчельникова, Ф.А. Румянцев. Кинетика электродных реакций на стали Ст3, покрытой масляными пленками, в хлоридных растворах.// Коррозия: материалы,  защита. 2004. № 2. С. 33 - 40.
  • Вигдорович В.И., Таныгина Е.Д., Петрова О.С., Соловьева Н.Е., Локтионов Н.В. Влияние природы растворителя и ПАВ на влагопроницаемость, вязкость, толщины формирующихся пленок и защитную эффективность композиций на основе алканов. // Химия и химическая технология. 2004. Т. 47. Вып. 2. С. 141 - 145.
  • Вигдорович В.И., Таныгина Е.Д., Соловьева Н.Е., Таныгин А.Ю. Защитная эффективность и адсорбция амидов высших карбоновых кислот на стали Ст3 из композиций на основе неполярных растворителей. // Химия и химическая технология. 2004. Т. 47. Вып. 3. С. 125 - 131.
  • В.И. Вигдорович, Е.Д. Таныгина, О.С. Петрова. Связь природы составов на базе ряда ПАВ в алканах С8-С15 с их водопоглощением и защитной эффективностью при коррозии углеродистой стали. // Химия и химическая технология. 2004. Т. 47. Вып. 3. С. 14 - 20.
  • В.И. Вигдорович. Е.Д. Таныгина. Н.Е. Соловьёва. Защитная эффективность и адсорбционная способность амида олеиновой кислоты в композициях на базе неполярных растворителей. // Практика противокоррозионной защиты. 2004. № 2 (32). С. 52 - 58.
  • Вигдорович В.И., Локтионов Н.В., Таныгина Е.Д. // Электрохимическое поведение и коррозионная способность стали Ст3 под пленками композиций алканов с аминами. // Практика противокоррозионной защиты. 2005. № 3 (37). С. 44 – 51.
  • В.И. Вигдорович, Е.Д. Таныгина, А.Ю. Таныгин. Природа ингибирования коррозии стали в высокоминерализованных водных средах нерастворимыми органическими соединениями. // Коррозия: материалы, защита. - 2009. № 4. С. 27 – 31.
  • В.И. Вигдорович, Е.Д. Таныгина, А.Ю. Таныгин, А.И. Федотова. Структура в водной среде ингибитора ЭМ-12, компоненты которого не образуют с ней истинных растворов. // Вестник Тамбовского технического университета. 2009. Т. 15. № 2. С. 373 – 379.
  • Вигдорович В.И., Таныгина Е.Д., Таныгин А.Ю., Прусаков А.В. Связь защитной эффективности в условиях атмосферной коррозии продуктов рафинирования рапсового масла и смачивания поверхности стали после ее расконсервации. // Коррозия: материалы, защита. 2009. № 10. С. 38 – 43.
  • Таныгина Е.Д., Вигдорович В.И., Шель Н.В. Влияние положения атомов азота на полифункциональные свойства ряда продуктов конденсации ПЭПА с жирными карбоновыми кислотами. Вест. ТГУ. 1999. Т. 4. вып. 1. С. 49 - 54..
  • В.И. Вигдорович. Е.Д. Таныгина. Н.Е. Соловьёва. Защитная эффективность и адсорбция амидов высших карбоновых кислот на Ст3 из декановых и масляных композиций. Вестник Тамбовского университета. 2004. Т. 9. Вып. 2. С. 212 - 216.

В.И. Вигдорович, Е.Д. Таныгина, О.С. Петрова. Защитная эффективность и адсорбция гомологических смесей ПАВ на Ст3 из алкановых композиций. Вестник Тамбовского университета. 2004. Т. 9. Вып. 2. С. 217 - 222.

  • Таныгина Е.Д., Попова Г.А. Оценка адгезии гидрофобных противокоррозионных покрытий. «Проблемы коррозии и защиты металлов» Сборник научных работ химических кафедр ТГУ им. Г.Р. Державина. Тамбов. Изд-во Першина Р.В. 2007. С. 238 - 247.
  • Е.Д. Таныгина, Н.В. Локтионов, А.Ю. Привалова. Защитное действие алифатических аминов как функция природы неполярного растворителя. «Проблемы коррозии и защиты металлов» Сборник научных работ химических кафедр ТГУ им. Г.Р. Державина. Тамбов. Изд-во Першина Р.В. 2007. С. 209 - 215.

Тезисы конференций

  • Liodmila Tsygancova, Vladimir Vigdorovitch and Helen Tanygina. Anticorrosion Protection by Carbonaceous Stell by Coating Based on the Compositions of Pentadecane and Amides of Higher Carbocxylic Acids. Meeting abstracts. The 202d meeting of the Electrochemical Society. Salt Lake City, Utah, USA, October 20 - 25. 2002. № 356. Р. 554.
  • Шель Н.В., Таныгина Е.Д. Кинетика и механизм проникновения воды через масляные пленки растворов ПАВ // XVII Менделеевский съезд по общей и прикладной химии. Казань. 2003. 418 С.
  • Vigdoroch V.I., Tanygina H.D., Loktionov N.V.  Connection of the Protective Action of SAS with a Nonpolar solvent Nature. 10-th European Symposium 0n Corrosion and Scale Inhibitors.  Ferrara. 2005. 39.Р. 238.
  • Tanygina H.D., Solovyeva N.E. The Polar Group SAS Influence on the Protective Efficiency of the Anticorrosive Compositions on the base of Alkanes. EUROCORR  The European Corrosion Congress. Book of Abstracts. Lisbon, Portugal. 4-8 September 2005. P. 039-А.
  • Tanygina H.D.*, Loktionov N.V. Privalova A.Uy. The Solvent and SAS Nature Contribution in Their Compositions Protective Efficiency. 16-th International Corrosion Congr. Beijing. China. 2005. P. 505.
  • Tanygina H.D.*, Solovyeva N.E. Fomenkov O.A. Polyfunctional Properties of the Compositions of Amines (Fraction C16-22) and Alkanes 16-th International Corrosion Congr. Beijing. China. 2005. P. 514.
  • Е.Д. Таныгина*, Н.Е. Соловьева, Н.В. Локтионов. Индивидуальные амины и их гомологические смеси как маслорастворимые ингибиторы коррозии Ст3.  «Физико-химические основы новейших технологий ХХI века». Международная конференция, посвященная 60-летию создания института физической химии Российской академии наук. Сборник тезисов. Москва. 2005.Т. 1. Часть 2. С. 175 - 176.
  • Вигдорович В.И., Цыганкова Л.Е.,. Шель Н.В, Таныгина Е.Д. Достижения в области разработки малокомпонентных антикоррозионных консервационных материалов. Тезисы докладов Международной конференции, посвященной 250-летию МГУ им. М.В. Ломоносова и 75-летию Химфака. «Химия в Московском университете в контексте Российской и мировой науки». Москва. 2004. С. 39 - 40.
  • Таныгина Е.Д., Локтионов Н.В., Привалова А.Ю. Вклад природы растворителя и поверхностно-активного вещества в защитную эффективность противокоррозионных композиций. «Достижения ученых ХХI века». Международная научно-практическая конференция. Сборник научных статей. ТГТУ. Тамбов 2005. С. 221 - 222.
  • Таныгина Е.Д., Соловьева Н.Е. Влияние полярной группы поверхностно-активных веществ в защитную эффективность противокоррозионных композиций на базе алканов. «Достижения ученых ХХI века». Международная научно-практическая конференция. Сборник научных статей. ТГТУ. Тамбов 2005. С. 223 - 224.
  • Е.Д. Таныгина. Н.В. Шель. Н.В. Орехова. М.В. Долгова. Влияние защитных пленок масляных композиций ТВК-1 на скорость атмосферной коррозии углеродистой стали. Материалы 1 Всероссийской конференции «Физико-химические процессы в конденсированном состоянии и на межфазных границах «ФАГРАН – 2002». Воронеж. 2002. С. 139 - 140.
  • Е.Д. Таныгина. М.В.Долгова. Объемные свойства масляных композиций ТВК-1 как противокоррозионных составов при атмосферной коррозии углеродистой стали. Материалы 1 Всероссийской конференции «Физико-химические процессы в конденсированном состоянии и на межфазных границах «ФАГРАН – 2002». Воронеж. 2002. С. 137 - 138.
  • Таныгина Е.Д., Соловьева Н.Е., Привалова А.Ю. Реологические свойства нонановых и декановых композиций амидов высших карбоновых кислот. Материалы II Всероссийской конференции «Физико-химические процессы в конденсированном состоянии и на межфазных границах «ФАГРАН – 2004». Воронеж. 2004. С. 173 - 175.
  • Таныгина Е.Д., Петрова О.С. Оценка адгезии противокоррозионных покрытий, содержащих алканы и гомологические смеси ПАВ. Материалы II Всероссийской конференции «Физико-химические процессы в конденсированном состоянии и на межфазных границах «ФАГРАН – 2004». Воронеж. 2004. С. 140 - 142.
  • Таныгина Е.Д., Локтионов Н.В., Таныгин А.Ю. Водопроницаемость, физико-химические свойства и защитная эффективность композиций аминов и их производных на базе толуола. Материалы II Всероссийской конференции «Физико-химические процессы в конденсированном состоянии и на межфазных границах «ФАГРАН – 2004». Воронеж. 2004. С. 114 - 116.
  • Таныгина Е.Д., Закурнаев С.А., Попова Г.А. Адгезия противокоррозионных композиций ПАВ в неполярных растворителях. Материалы III Всероссийской конференции «Физико-химические процессы в конденсированном состоянии и на межфазных границах «ФАГРАН – 2004». Воронеж. 2006. С. 237 - 240.
  • Вигдорович В.И., Таныгин А.Ю., Таныгина Е.Д. Неметаллические покрытия на базе растительного сырья. Материалы IV Всероссийской конференции «Физико-химические процессы в конденсированном cредах и на межфазных границах «ФАГРАН – 2008». Воронеж. 2008. Т.1. С. 77 - 79.
  • А.Ю. Таныгин, Е.Д. Таныгина. Новые материалы для защиты стали от атмосферной коррозии. Тезисы докладов I Международной научной конференции «Современные методы в теоретической и экспериментальной электрохимии. Плес, Ивановская область, Россия 23-27 июня 2008 г. С.146.
  • Таныгина Е.Д., Шель Н.В., Вигдорович В.И. Влияние положения атомов азота на полифункциональные свойства ряда продуктов конденсации ПЭПА с жирными карбоновыми кислотами. Вест. Тамб. ун-та. Материалы Всероссийской конференции “Проблемы коррозии и защиты металлов”. Тамбов. 1999. Т. 4. вып. 2. С. 190 - 192.
  • Таныгина Е.Д. Утилизация материалов, высвобождающихся в результате конверсии ВПК, на примере производных гидразина. Тез. докл. 4-й регион. науч.-техн. конф. Вопросы региональной экологии. Тамбов. 2000. С. 33 - 34.
  • Таныгина Е.Д., Шель Н.В., Тарадеев А.П. Реологические свойства консервационных материалов на основе гидразекс-89 в индустриальном масле И-20А. Труды 8 региональной конференции «Проблемы химии и химической технологии». Воронеж 2000. С. 265 - 266.
  • Таныгина Е.Д., Локтионов Н.В. Измерение краевых углов смачивания q на поверхности стали и меди. Тез докл V регион. научн- тех. конф Вопросы региональной экологии. Тамбов 2002. С. 176 - 179.
  • Таныгина Е.Д., Петрова О.С. Защитная эффективность ПВК в композиции с индустриальным маслом И-20А. Тез докл V регион. науч.- тех. конф Вопросы региональной экологии. Тамбов 2002. С. 55 - 58.
  • Таныгина Е.Д., Соловьева Н.Е. Защитная эффективность амидов высших карбоновых кислот в неполярных растворителях. Тез. Х Межрегиональной науч.-техгической конференции. Проблемы химии и химической технологии. Тамбов. 2003. С. 194 - 197.
  • Таныгина Е.Д., Локтионов Н.В. Полифункциональные свойства индивидуальных аминов и их гомологических смесей в индивидуальных неполярных растворителях. . Тез. Х Межрегиональной науч.-технической конференции. Проблемы химии и химической технологии. Тамбов. 2003. С. 197 - 201.
  • Таныгина Е.Д., Петрова О.С. Вигдорович В.И. Влияние природы неполярного растворителя на загущающую способность кубовых остатков синтетических карбоновых кислот. Тез. Х Межрегиональной науч.-технической конференции. Проблемы химии и химической технологии. Тамбов. 2003. С. 233 - 237.
  • Вигдорович В.И., Цыганкова Л.Е., Шель Н.В., Таныгина Е.Д., Пчельникова Т.И. Особенности протекания парциальных электродных реакций под тонкими масляными пленками при коррозии стали в нейтральных и кислых хлоридных растворах. Тез. Х Межрегиональной науч.-технической конференции. Проблемы химии и химической технологии. Тамбов. 2003. С. 21 - 25.
  • Петрова О.С., Таныгина Е.Д. Водопроницаемость алкановых растворов ПАВ. Вестник Тамб. ун-та. Серия Естеств  и тех. наукиIX Державинские чтения: Материалы науч. конф. преподавателей и аспирантов. Январь-февраль 2004 г. Т.9. Вып. 1. С. 71 - 72.
  • Таныгина Е.Д., Соловьева Н.Е. Защитная эффективность амидов карбоновых кислот. Вестник Тамб. ун-та. Серия Естеств и тех. науки. IX Державинские чтения: Материалы науч. конф. преподавателей и аспирантов. Январь-февраль 2004 г. Т.9. Вып. 1. С. 72 - 73.
  • Таныгина Е.Д., Локтионов Н.В., Качмина О.А. Свойства алкановых растворов аминов. Вестник Тамб. ун-та. Серия Естеств.  и тех. науки. IX Державинские чтения: Материалы науч. конф. преподавателей и аспирантов. Январь-февраль 2004 г. Т.9. Вып. 1. С. 73 - 74.
  • Таныгина Е.Д. Анализ загущающего действия гомологической смеси аминов по отношению к неполярным растворителям. Вестник Тамб. ун-та. Серия Естеств и тех. науки. X Державинские чтения: Материалы науч. конф. преподавателей и аспирантов 2005 г. Т.10. Вып. 1. С. 33.
  • Таныгина Е.Д. Водопроницаемость защитных пленок дистиллированных аминов в композиции с алканами. Вестник Тамб. ун-та. Серия Естеств и тех. науки. X Державинские чтения: Материалы науч. конф. преподавателей и аспирантов.  2005 г. Т.10. Вып. 1. С. 34.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СОКРАЩЕНИЙ

АД – дистиллированные амины;

АГТК - амины, полученные из гидрированных талловых кислот;

АТК - амины, полученные из не гидрированных талловых кислот ;

ВАА ФI или ВАА ФII – высшие алифатические амины соответственно фракции I или II

Г89- гидразекс-89;

КО - кубовый остаток производства высших алифатических аминов;

КОСЖК – кубовые остатки синтетических жирных кислот;

ММО – отработавшие моторные масла;

ММОВ - очищенные отработавшие моторные масла;

ОЭА – оксиэтилированные амины;

ТВК-2 – аминоамид - продукт взаимодействия полиэтиленполиамина (ПЭПА) и смеси гидрированных карбоновых кислот таллового масла;

Q - степень заполнения поверхности;

nc – число атомов углерода в углеводородном радикале.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.