WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Трансформация государственности бурят в России в XX – начале XXI века

Автореферат докторской диссертации

 

 

 

На правах рукописи

 

 

ПАЛХАЕВА Елизавета Николаевна

Трансформация государственности бурят в России

в XX – начале XXI века

 

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Улан-Удэ – 2012


Диссертация выполнена на кафедре истории Отечества

Бурятского государственного университета

Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор

ЕЛАЕВ Александр Афанасьевич

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

СЕНЯВСКИЙ Александр Спартакович

доктор исторических наук, профессор

ДАМЕШЕК Ирина Львовна

доктор исторических наук, профессор

БАТУЕВА Ирина Батуевна

Ведущая организация: Забайкальский государственный университет

Защита состоится «» мая 2012 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совете Д 212.022.07 при ФГБОУ ВПО «Бурятский государственный университет» по адресу: 670000, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24 а.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Бурятский государственный университет» (670000, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24 а).

Автореферат разослан « » _______________ г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                          Г.С. Митыпова


  • Общая ХАрактеристика работы

 

Актуальность темы диссертационного исследования

На современном этапе развития отечественной исторической науки исследование истории становления национально-государственных образований бурят приобретает особую актуальность, что связано с переосмыслением некоторых аспектов истории нашей страны в советский и переходный периоды и с необходимостью дополнения имеющихся исторических концепций государственного и национально-государственного строительства России.

Развитие федерализма в современной России сталкивается с многочисленными проблемами прежде всего в силу несовершенства федерального и регионального законодательств. Для решения этих и других проблем в начале 1990-х годов Российская Федерация вступила в период кардинальной реформы собственного государственного и общественного устройства. Радикальные изменения, происходившие на рубеже 1980-1990-х годов, привели к коренной перестройке социально-политической системы России и затронули сферу государственного управления.

Одной из основных задач, которую предстоит решить в ходе этой реформы, является совершенствование пространственно-территориальной организации Российского государства, соответствующей принципам федерализма.

Формирование федеративного государства, построенного на принципах демократии, трудно осуществить без всестороннего анализа исторического опыта национально-государственного строительства. Изучение этого опыта позволяет извлечь все положительное и прогрессивное из прошлого, вооружиться знаниями, которые помогут избежать ошибок при осуществлении практического перехода Российского государства от формально организованной к реально существующей Федерации.

В настоящем исследовании рассматривается становление и развитие государственности бурятского народа в разных субъектах Федерации, а именно Республики Бурятия и бурятских автономных округов.

Актуальность исследования определяется научно-теоретическим значением темы, ее новизной и неразработанностью в отечественной историографии. Фактический материал и выводы по проблеме национально-государственного строительства бурят в составе Российской Федерации в период с 1917 года по настоящее время могут найти применение при разработке таких масштабных тем, как история государственного строительства страны в целом и история Сибири, Восточной Сибири и Бурятии, истории народов России, бурятского народа – в частности. Без углубленного изучения темы нашего исследования практически невозможно полное и исчерпывающее изучение истории России и населяющих ее народов в рассматриваемый период.

Теоретико-методологические проблемы, подробный историографический анализ, документальная база работы и методы ее источниковедческой критики представлены в первой главе диссертационного исследования. Анализ состояния научной разработанности проблемы, показал, что, хотя она нашла отражение в отечественной историографии, тем не менее нуждается в дополнительном изучении с целью воссоздания комплексной картины трансформации государственности бурят в XX- начале XXI века.

С учетом этого в качестве объекта исследования автором избрано федеративное строительство в РСФСР-СССР-РФ.

Предметом исследования определен процесс трансформации государственности бурят в XX – начале XXI века.

Целью работы является изучение исторического опыта государственного строительства бурят.

Исходя из поставленной цели, для более полного раскрытия темы были определены следующие задачи:

- обосновать теоретико-методологические подходы, выработать научно обоснованную классификацию историографии проблемы с учетом новых исследований, выявить и проанализировать комплекс документальных источников;

- исследовать конституционно-правовые основы национально-госу­дарственного строительства бурят;

- выявить условия формирования национально-государст­венных образований на территории РСФСР;

- проанализировать специфику национально-государствен­­ного строительства как начального этапа самоопределения бурят;

- определить место, роль и функции высших и местных органов власти;

- рассмотреть причины территориального разделения Бурят-Монгольской АССР в 1937 году;

- показать трудности и противоречия, имевшие место в процессе национального строительства;

- сформулировать концептуально оформленные рекомендации по взаимодействию федеральных органов власти с регионами.

Хронологические рамки исследования. Нижняя граница охватывает период с 1917 года, с момента создания нового государства – РСФСР, когда проходили глубокие изменения в сфере национально-государственного устройства. В начале 1920-х годов были образованы Бурят-Монгольские автономные области в составе РСФСР и ДВР, объединенные в последующем в единую Бурят-Монгольскую АССР. Образование Агинского и Усть-Ордынского бурятских национальных округов произошло в результате разделения Бурят-Монгольской АССР в 1937 году. Верхняя граница – это современное развитие России и указанных национально-государственных образований.

Территориальные рамки исследования охватывают современные границы Республики Бурятия, Агинского и Усть-Ордынского Бурятских автономных округов, Иркутской области, Забайкальского края – территории компактного проживания бурят.

Научная новизна исследования определяется прежде всего тем, что в диссертации, на основе большого массива документов, осуществлено комплексное научно-историческое обобщение трансформации государственности бурят в XX- начале XXI века.

Новаторским для отечественной историографии является исследование процесса формирования и эволюции правовой базы национального строительства на протяжении длительного исторического периода.

На основе вводимого в научный оборот массива архивных документов впервые проведены отбор, систематизация и изучение обширной правовой, исторической информации, позволившей выявить региональные особенности национального строительства. Для полного охвата рассматриваемой проблемы потребовалось более глубокое и всестороннее изучение материалов, содержащих свидетельства очевидцев, а зачастую и участников описываемых событий (известных государственных и общественных деятелей), и сопоставление их с документальными источниками в рамках изучаемого периода.

Кроме того, научная новизна диссертации определяется введением в научный оборот ряда неизвестных архивных материалов, а также современным анализом уже изученных документов внутреннего служебного пользования секретариата ВЦИК СНК, СМ БМАССР, Комитета по межнациональным отношениям и развитию гражданских инициатив Администрации Президента и Правительства Республики Бурятия, Администраций губернаторов Иркутской области и Забайкальского края; протоколов, стенограмм заседаний рабочей группы ВАРК и др.

  • В исследовании впервые в научной исторической литературе предпринят подробный и предельно объективный всесторонний анализ факторов, повлиявших на национально-государственное строительство.
  • В представленном исследовании впервые дается характеристика основных институтов гражданского общества, таких, как институт Уполномоченного по правам человека, Общественная палата, а также показана необходимость появления этих институтов в конкретных исторических условиях. Тем самым обоснованно делается вывод, что после принятия Конституции 1993 года началась новая веха в жизни бурятского народа (Республика Бурятия, бурятские автономные округа), где в условиях новой государственности начинают активно действовать институты нарождающегося гражданского общества.
  • Для более полного и глубокого понимания государственности бурят в работе делается сравнительно-исторический анализ основных положений Конституций республики, Уставов и других документов с целью выявления общего и особенного в системе органов государственной власти и управления, в системе административно-территориального деления изучаемого региона

Оригинальность исследования заключается в том, что Конституции России и Бурятии рассматриваются как этапы федеративного строительства и национально-государственного развития. Принятие Уставов автономных округов рассматривается как условие и предпосылки совершенствования национальной государственности.

Новизна исследования заключается в комплексной реконструкции механизма руководства государственных ведомств и структур советской и постсоветской системы, курирующих национальную политику. Важным аспектом новизны является исследование форм и направлений сотрудничества государственных структур трех автономных образований с центром на протяжении более чем 75-летнего периода.

На основе конкретно-исторического подхода рассмотрен положительный и негативный опыт сотрудничества власти центра и регионов, разработаны критерии оценки степени общественно-политического значения национально-государственного строительства.

В исследовании впервые на основе использования современных научных методов обобщен многоплановый и разнородный исторический материал, проведен аргументированный анализ исторических условий, факторов национально-государственного строительства, предложены рекомендации по усовершенствованию национальной политики и стабилизации межэтнических отношений.

  • Основные положения, выносимые на защиту:

1. Смена политической системы на территории бывшей Российской империи в первой четверти ХХ века была обусловлена многонациональным составом населения государства, накопившимися национальными проблемами и необходимостью решения национального вопроса. Национальная государственность бурятского народа развивалась в контексте общеисторических процессов в стране и мире и определялась региональными этнокультурными особенностями. Создание автономных образований проходило в сложных условиях, которые были связаны, в первую очередь, с особенностями территориального расселения этносов. Это порождало споры при установлении территориальных границ и приводило к противоречиям между автономиями, областями и центром. Правовой основой начала строительства автономий стала «Декларация прав народ России» от 3 (16) ноября 1917 года, провозглашавшая уничтожение национального гнета, необходимость установления добровольного и честного союза народов, равенство и суверенность народов России, их право на самоопределение вплоть отделения и образования самостоятельного государства.

2. На дальнейшее развитие национально-государственного строительства серьезное влияние оказали утверждение в СССР жесткой унитарной системы, концентрация властных полномочий в центральных партийно-советских органах, установление иерархии союзных и автономных республик в зависимости от объема политических, хозяйственных и культурных полномочий, что, соответственно, негативно отразилось на реализации народами своих этнокультурных интересов.

В 1921–1922 годы были образованы Бурят-Монгольские автономные области в составе РСФСР и ДВР, которые в 1923 году объединились в Бурят-Монгольскую АССР – более высокую форму национальной государственности. В соответствии с декретом ВЦИК и положением о государственном устройстве Бурят-Монгольская АССР стала частью РСФСР.

3. Классовый подход и укрепление обороноспособности страны на тот момент были более актуальными, чем национальные интересы. В условиях конкретной исторической обстановки 1930-х годов, на фоне возрастания военной угрозы со стороны милитаристской Японии руководством страны было принято решение о разделении Бурят-Монгольской АССР – крупного национального образования на восточных рубежах СССР.

4. В 1970-1980-е годы происходила модификация национально-государственного устройства, связанная с принятием Конституции РСФСР 1978 года, но в целом в этот период произошла «консервация» государственно-правового развития республики и автономных округов.

В конце 1980-х – начале 1990-х годов значительно активизировалось национальное движение бурят за возрождение языка и культуры и повышение политического статуса республики и округов. Но постепенно произошло снижение общественной активности, и в национальных движениях наметился отход от этнополитических требований к постановке этнокультурных проблем. В этот период были сделаны первые реальные шаги в сторону отказа от статуса национальных округов как административно-территориальных единиц в составе областей и переходу к статусу самостоятельных субъектов Федерации.

5. Кризис и распад советской общественно-политической системы остро поставили вопросы кардинального обновления государственного устройства России. Важным шагом в этом направлении стало принятие Конституции РФ 1993 года. Если правовой статус Республики Бурятия к этому времени был уже определен, то новый статус автономных округов определялся следующими положениями обновленного основного закона: их территории провозглашались частью единой территории Российской Федерации; они входили в состав Федерации, причем в сравнении с предыдущей редакцией без указания на то, что они входят в состав края или области; каждый из них мог входить в край или область; органы власти округа наделялись правами непосредственного сношения с федеральными органами; им предоставлялась возможность участвовать в осуществлении федеральных полномочий.

  • 6. Формирование новых управленческих структур в области регулирования национальных отношений. В начале 1990-х годов был воссоздан Государственный комитет по делам национальностей с функциями, аналогичными функциям Народного комиссариата по делам национальностей (НКНац, или Наркомнац), действовавшего в 19171923 годы. В 1994 году Госкомитет по делам национальностей был преобразован в Министерство по делам национальностей и региональной политике, затем в Министерство федеративных отношений и после – в Министерство регионального развития РФ. В органах исполнительной и законодательной властей субъектов были образованы структуры, непосредственно занимающиеся проблемами полноправного национально-культурного развития этнических групп, проживающих на территории национально-государственных образований.

7. Анализ исторического опыта трансформации государственности бурят позволяет сделать вывод о том, что национально-государственное строительство в БМАССР, Бурятской АССР привело к трансформации национальной автономии бурят в территориальную автономию – Республику Бурятия, являющуюся субъектом Российской Федерации, многонациональным по своему составу образованием.

Бурятские автономные округа, достигшие за период своего существования статуса самостоятельных субъектов Федерации, в итоге были объединены с соседними областями в единые субъекты Федерации.

Дальнейшая трансформация государственности бурят будет определяться теми тенденциями, которые возобладают в развитии федеративных отношений России в ХХI веке под влиянием глобализационных процессов в мире.

Методологической основой диссертации стали современные концептуальные подходы к рассматриваемой проблеме, выработанные историческими, экономическими, правоведческими, социологическими, политологическими науками. В диссертации использованы сравнительно-исторический, проблемно-хронологи­ческий, системный, конкретно-социологический и другие методы исторических исследований. Ключевыми принципами работы послужили принципы историзма и объективности.

При изучении региональных проблем, где исследователю приходится иметь дело со сложным клубком взаимодействий нескольких проблемных комплексов, особый акцент делался на методах сравнительно-исторического анализа и ситуационных исследований, что позволило глубже проанализировать отдельные явления и события в этнополитической истории конкретных регионов. Поэтому исследование обрело черты многофакторного анализа, который предполагает углубление профильных подходов. Их применение дало возможность представить объективную реальность в виде определенных типов исторических явлений, специфика и единство которых диалектически взаимосвязаны. В данной диссертации это особенно перспективно, так как позволяет убедительно показать специфический характер разворачивающейся региональной ситуации, определить вектор ее возможного развития в XXI веке, а также объяснить многие региональные конфликты и противоречия, возникающие в процессе национально-государственного переустройства в исследуемых регионах Российской Федерации.

В исследовании использовались также институциональный, региональный, многофакторный подходы, позволившие выявить роль и функции конкретных государственных, партийных, общественных институтов в реализации проектов национально-государственного строительства на материалах конкретной территории.

Практическая значимость работы состоит в том, что она может быть использована для проведения научных исследований на многоуровневой основе при создании обобщающих трудов по анализу и оценке исторических процессов национально-государственного строительства в ХХ–XXI веках. Серьезный научный интерес представляет как выявленный и впервые введенный в научный оборот информационный массив, так и его оригинальная трактовка. Исследован ряд новых направлений в национально-государственном строительстве в региональном контексте на примере национально-государственных образований бурят. Фактический материал диссертации, научные обобщения и выводы могут найти применение при подготовке и опубликовании монографий, учебников, учебных программ, использоваться в учебном процессе, могут быть полезными для органов государственной власти, политических партий, общественных организаций при планировании и реализации национально-государственной политики.

Важнейшие положения диссертационного исследования прошли апробацию при чтении авторского лекционного курса «История федеративных отношений России на примере национально-государственных образований бурят» для студентов исторического факультета государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Бурятский государственный университет».

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации изложены в 58 научных публикациях общим объемом около 65 п. л., из них 15 публикаций в рецензируемых научных изданиях, 5 монографий. О результатах исследования автор докладывал на научных конференциях по проблемам истории национально-государственного строительства: «Индустриальное развитие Сибири в контексте модернизационных процессов», посвященная 85-летию профессора Е. Е. Тармаханова (Улан-Удэ, 2007); «История и культура народов Сибири стран Центральной и Восточной Азии» (Улан-Удэ, 2006, 2007); «Российская история в образовательном дискурсе этнонациональных районов РФ» (Улан-Удэ, 2008); «Сибирь в изменяющемся мире: история и современность», посвящ. памяти проф. В.И. Дулова (Иркутск, 2008); «Россия между прошлым и будущим: исторический опыт национального развития», посвященная 20-летию Института истории и археологии УрО РАН (Екатеринбург, 2008); «Внутренняя Азия в геополитической и цивилизационной динамике» «Егуновские чтения» (Улан-Удэ, 2008); Освоение Сибири в панораме столетий: опыт, стратегия, проблемы», посвященная 80-летию со дня рождения проф. М.Н. Халбаева (Улан-Удэ, 2009); «Современное развитие регионов России: экономические, социальные и политические аспекты (к 350-летию добровольного вхождения Бурятии в состав России)» (Улан-Удэ, 2010); «Долина Онона: история и современность монгольских народов» (Агинское, Чита, 2010).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, разбитых на 13 параграфов с выводами по каждому из них, заключения и библиографического списка, приложений.

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы, формулируются цель, задачи, объект и предмет исследования, определяются научная новизна и практическая значимость, хронологические и территориальные рамки исследования, раскрываются основные направления методологического и методического обеспечения диссертации, приводится анализ источниковой базы.

Глава I «Историко-методологические подходы к исследованию трансформации государственности бурят» посвящена характеристике теоретических основ и методов исследования, анализу историографического массива и источниковой базы диссертации, состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Теоретико-методологические проблемы исследования» уточняется значение дефиниций, используемых в исследовании, раскрывается сущность применяемых методов и методик.

Теоретико-методологическая база исследования включает в себя совокупность общенаучных и специально-исторических методов. Система изложения, обобщения и анализа материалов предусматривала характерный в настоящее время для исторической науки многофакторный подход к трактовке различных теоретико-методологических схем, при этом особое внимание было уделено диалектическому методу, позволяющему рассматривать объект и предмет исследования в многообразии возникающих связей и отношений.

Исследование строилось на основе историко-философских законов и понятий с использованием достижений видных представителей отечественной исторической и общественной мысли, что дало возможность представить единую концепцию понимания государственности бурят в XX – начале XXI века и очертить главные принципы, на которых базируется данное диссертационное исследование, – историзм, объективность, системность.

Принцип историзма позволил рассмотреть исторические факты, события и явления в их становлении, последовательном развитии, взаимозависимости и взаимообусловленности на основе объективных закономерностей и в тесной связи с конкретными историческими условиями, что помогло составить логическую цепь исторических событий, входящих в круг рассматриваемой проблемы.

Методологически объективный анализ исторических источников и литературы потребовал учитывать обстоятельства их создания и появления, личности авторов и поставленные перед ними цели. Это позволило максимально нейтрализовать социально-личностный фактор в предмете исследования, избежать субъективности в интерпретации и оценке фактов и оградить содержание исследования от политизированных суждений и выводов.

Представление о системном характере объекта и предмета исследования дало возможность выявить преемственность в процессе становления, развития и совершенствования национальной государственности бурят, протекающем в тесной взаимосвязи с социально-экономическими, общественно-политическими и культурными факторами развития в конкретных временных рамках. А также показать неразрывную взаимосвязь и взаимозависимость происходивших и происходящих в настоящее время в Республике Бурятия событий и явлений с общесоюзными и общероссийскими процессами.

При подготовке исследования были также использованы: принцип комплексного подхода, предполагающий изучение поставленной проблемы с различных сторон и выявление связи всех ее аспектов и вопросов в единой системной структуре; принцип единства формы организации и содержания деятельности предмета исследования, позволивший представить очерченную в диссертации проблему как целостную, предельно объективную картину трансформации и модернизации государственности на протяжении XX – начала XXI века; принцип хронологического изложения материала, давший возможность представить события новейшей истории бурятского народа в их последовательном поступательном развитии.

Применение проблемного подхода к исследованию позволило достаточно полно отразить во времени и в пространстве многоаспектность конкретной исторической обстановки, в которой развивалась и совершенствовалась система национального строительства.

При написании диссертации были задействованы такие методологические приемы, формы и методы исследования, как выявление причинно-следственных связей, анализ, синтез, сравнение и обобщение, индукция, дедукция и аналогия, классификация и типологизация, факторный и функциональный анализ, историко-типологический метод. Были использованы принципы логического отбора фактического материала, а также система методов исторического описания и актуализации.

Применение как специально-исторических, так и общенаучных методов позволило представить исследуемую проблему как процесс в контексте конкретной исторической обстановки рассматриваемого периода в рамках общих тенденций развития общественно-политических, социально-экономических и государственных отношений в стране и познать основное содержание самой сути аспектов национально-государственного строительства.

Рассмотрение конституции как основного закона жизни общества и государства, как социально значимого документа методом сравнительно-исторического анализа позволило изучить правовые критерии развития общества на каждом витке его истории и дать им всестороннюю оценку.

Применение сравнительного метода при анализе материалов по истории разработки, принятия и действия конституций позволило дать целостную и предельно объективную картину развития бурятской национальной государственности, обнаружить и сопоставить общие и особенные черты в истории конституционного строительства в изучаемом регионе, а также аргументированно показать трансформацию федеративного устройства на разных отрезках времени.

Междисциплинарный принцип (или принцип полидисциплинарности) позволил привлечь для наиболее полного раскрытия поставленной проблемы труды не только историков, но и философов, политиков, политологов, экономистов, юристов, социологов, деятелей культуры. Это помогло глубже раскрыть тему исследования и представить всестороннюю целостную картину трансформации национального строительства бурятского общества.

Интерес в современном обществе к проблемам социальной истории, к истории общества и общественных отношений, обусловленный объективными интеграционными процессами в развитии исторической науки, вызвал необходимость расширения видения проблемы и, с этой целью, привлечения материалов периодической печати, содержащих оценку происходящих событий. Эти материалы позволили изучить мнение как видных государственных и общественных деятелей бурятского народа, так и простых граждан республики и явились важными источниками при рассмотрении ключевых вопросов проблемы.

Таким образом, использование различных методов и принципов обеспечило комплексный подход к рассмотрению процессов становления и развития и трансформации государственности бурят в XX – начале XXI века.

Настоящее исследование требует предварительного уточнения и конкретизации ряда основных понятий, которые на данный момент являются дискуссионными. Особого внимания заслуживают термины «государство», «общество», национально-государствен­ное строительство» «нация», «национальность», «этнос», «этническая группа» и др.

Понятие «национально-государственное строительство» получило широкое распространение в период возникновения и развития советских национальных республик, краев, областей. Для исследования этих процессов в современной историографии широко используется термин «нациестроительство». Нацию признают одной из основных форм идентичности людей и основой для создания государства. Вместе с тем понятия «нация», «национальность», «этнос», «этническая группа» не имеют четкого определения и до настоящего времени являются объектами научных дискуссий.

В официальной советской практике сложилась определенная иерархия понятий: понятие «нация», как правило, стояло выше, чем «народность» или «национальное меньшинство», не говоря уже о понятии «этническая группа». Такой подход характеризовал конкретные народы как достигшие различной степени зрелости, развитости, большей или меньшей значимости при решении проблем государственности, развития экономики, культуры, языка, литературы, искусства. Это вело, в свою очередь, к построению некоей иерархии народов, накоплению негативных восприятий, ущемлению декларируемых прав. На наш взгляд, невозможно выбрать какие-либо четкие ориентиры для определения качественных границ в развитии этносов, тем более в современных условиях, когда произошли кардинальные перемены в обществе, и многие научные теории, гипотезы и подходы пересматриваются, понятие «нация» теряет идеологическое звучание и превращается в термин, используемый преимущественно для характеристики этнополитических процессов. Историко-этнографические, политологические исследования невозможно осуществлять без учета политических, экономических, культурологических, демографических и иных особенностей изучаемых народов. Поэтому при анализе современных этнополитических процессов в стране и в изучаемом регионе мы будем оперировать понятиями, утвердившимися в науке, а также дефинициями, которые только включаются в научный оборот.

Центральное место в политической системе занимает государство. Это единственная организация, обладающая суверенитетом и верховенством по отношению к другим политическим институтам. Государство имеет широкую социальную базу, объединяющую весь народ, независимо от расы, национальности, социального статуса. Оно располагает системой юридических средств и разветвленным аппаратом принуждения для выполнения властных полномочий. Непосредственными признаками государства являются публичная власть, включающая аппарат управления и насилиия; объединение людей по территориальным связям; систему налогов для содержания государственных органов и развития общества. Таким образом, государство – это аппарат управления обществом, ассоциация всех его членов, которая размещается на определенной территории. В нашем случае под государством понимаются и национально-государственные субъекты Федерации – республики, автономные округа.

Особенности политической системы современной России определяются ее своеобразием и неповторимостью и характеризуются: а) «переходным» характером (при отсутствии общественного согласия по поводу целей проводимых изменений); б) кризисностью процессов, протекающих в обществе. Среди особенностей можно выделить несколько негативных, способствующих уменьшению общей эффективности: 1) неспособность государства как основного института политической системы решать стоящие перед обществом проблемы (отсутствуют ресурсы, авторитет, навыки, эффективные каналы связи с обществом); 2) слабую связь политических партий со структурами гражданского общества; 3) отставание в формировании нормативно-регулятивной базы от складывания новых институтов; болезненный характер реформирования информационно-коммуникационной подсистемы, структуры которой в большей степени озабочены отстаиванием собственных интересов, чем выполнением социальных функций.

Ключевым понятием является «общество», имеющее широкое толкование, но нас интересует «гражданское общество», которое представляет собой совокупность негосударственных общественных отношений и институтов. Оно может существовать только в связи с правовым государством, там, где государство в целом и каждый гражданин в отдельности находятся в одинаковом положении перед законом и где установлена четкая иерархия правовых положений. При изменении отношений между современным государством и гражданским обществом происходит преобразование вертикальных связей в горизонтальные и обратно.

В многонациональном государстве без выработки ясной концепции нациестроительства вряд ли можно надеяться на создание сильного и устойчивого федеративного государства. К сожалению, научные и политические дебаты о нациях, этнических аспектах федерализма, отраженные в литературе, государственных и партийных документах, пока далеки от единства идей и действий.

По мнению В.А. Тишкова, советский режим и его обществоведы изобрели понятия «социалистический федерализм» и «национальная (читай – этническая) государственность», на основе которых была создана псевдофедерация национальных государств и иерархия так называемых национально-государственных образований.

Центральное  место занимает понятие «политическое самоопределение». Оно является одним из наиболее проблемных вопросов, означает претензии определенной этнической группы на новый государственный статус и может нарушить государственное равновесие. Поэтому вопрос о самоопределении народов необходимо рассматривать не только в юридическом и политическом аспектах, но и в историческом – как процесс осознания народами самобытности, формирования и изменения особых этнических качеств и признаков.

В годы советской власти произошли значительные качественные изменения не только в социальной структуре, но и в типологии советских этносов, которые обрели свою государственность и тем самым, по мнению советских ученых и политиков, оформились в нации. Советская форма национально-государственного устройства автономных республик означала, в сущности, строго централизованные, унитарные формы и методы государственного управления. Реальная власть находилась в руках партийных органов, построенных по строго иерархическому принципу. Советы выступали в роли исполнителей партийной политики, создавая в основном форму государственной системы.

Российское сообщество исторически сложилось так, что субъектами Федерации могут быть национальные республики (государства), национально-территориальные автономии. Многообразие субъектов Федерации (в данном случае – три вида) порождает признание характерного для них правового положения в Федерации. Система коллективного договора между центром и субъектами Федерации может быть эффективной только в случае перехода от принципа демократического централизма к принципу консенсуса. Современная федерация обычно понимается как союзное государство, состоящее из субъектов-членов, и включает административно-территориальные образования как обладающие признаками государства, так и не обладающие ими. Поэтому РФ не следует рассматривать как классическое федеративное государство, включающее как черты и федерации, так и признаки унитарного государства, находящегося в стадии развития на пути к федерации. Актуальным для России является вопрос о форме федерации и статусе ее субъектов, который в последнее время дискутируется вокруг понятий «асимметричность» и «ассоциированность». Противники такого подхода ратуют за полную идентичность субъектов Федерации, забывая о том, что она возникла лишь для того, чтобы соединить разнообразные административные и национально-территориальные образования в едином государстве.

Параграф  второй«Степень разработанности темы в историографии». С образованием Советского государства начинается качественно новый этап в развитии отечественной исторической мысли, характеризующимся тесной связью науки с идеологическими установками партии и правительства. Описание царской России как «тюрьмы народов» и демонстрация ведущий роли В.И. Ленина как подлинного устроителя национальной государственности становятся преобладающими концептами в исторических исследованиях.

Тезис о колониальном статусе российских окраин в имперский период служил основой для характеристики общественно-политического и социально-экономического развития коренных народов России.

Несмотря на объективные недостатки советской исторической науки, данный период положил начало процессу осмысления создания национальной государственности, что отразилось в публикации разнообразных научных трудов и исторических источников.

Тематика национально-государственного строительства всегда привлекала внимание исследователей, по ней опубликовано большое количество разнообразной литературы. История национальной государственности бурятского народа начинается с создания автономных областей в составе РСФСР и ДВР. История Дальневосточной республики исследована в трудах Б.М. Шерашевского, Н.П. Егунова, Н.А. Авдеева и др., которые показали причины создания ДВР и ее роль как буфера между РСФСР и Японией, а также подчеркнули демократический характер ДВР. Вопросы образования и деятельности автономной области в составе Дальневосточной республики не были предметом специального изучения, потому что Монголо-Бурятская область в составе РСФСР не играла большой роли во внутриполитической и международной жизни.

На первом этапе историография государственного строительства включала в себя произведения, авторами которых являлись непосредственные участники событий М.Н. Ербанов, Э. Ринчино, М.М. Сахьянова и др.

Создание Монголо-Бурятской области в составе РСФСР и Бурят-Монгольской области в составе ДВР освещается в трудах М.Н. Ербанова «Пять лет автономии Бурятии (краткий очерк)», «Вопросы национально-культурного строительства в Бурятии (краткий очерк)», а также в его выступлениях, опубликованных в журналах и газетах.

В 1930-1940-е годы накоплен обширный материал по разнообразным проблемам истории Бурятии, что стало основой для дальнейших научных обобщений. В этот период вышли работы историков В.П. Гирченко, А.П. Окладникова, Ф.А. Кудрявцева и др.

В 1950-1960-е годы выходят работы, главное внимание в которых уделено процессу автономизации и национально-государственному строительству.

На основе архивных материалов, решений высших партийных, органов, статей и выступлений, опубликованных в газетах и журналах, написаны труды Н.С.Кузнецкого «Борьба коммунистов в Бурят-Монголии за проведение Ленинской национальной политики в восстановительный период (1921-1955 гг.)» и Д.Г. Бажеева «Коммунисты в Бурятии в борьбе за советскую автономию». В данных работах на большом фактическом материале показан процесс создания Бурятской автономной области и образование республики. Основное внимание уделено руководящей роли партийных органов, названы имена наиболее активных деятелей, сформулированы причины объединения автономных областей, которые, по мнению авторов, заключались в желании населения двух автономных областей объединиться, в отсутствии нормально функционирующего советского и партийного аппарата в бывшей автономной области в составе ДВР, ликвидации административного разделения бурятского народа, в укреплении позиций СССР на Востоке.

Вопросы национально-государственного строительства рассматриваются в работе П.П. Тышкилова «Партийные организации Бурятии в период восстановления народного хозяйства страны (1921-1925 гг.)». Основное внимание акцентируется на руководящей роли коммунистической партии в восстановлении народного хозяйства.

Названные работы отражают официально-пропагандистскую линию в освещении переломных событий в истории бурятского народа, по причине чего на первый план выдвигались положительные стороны явлений и лакировались многие отрицательные.

В первых фундаментальных трудах по истории Бурятии – «Истории Бурят-Монгольской АССР под редакцией А.П. Окладникова. Т. 1 и «Истории Бурятской АССР» под редакцией П.Т. Хаптаева. Т. 2 – рассмотрены вопросы, касающиеся национально-государственного строительства. Данная проблема анализировалась с позиции сталинского определения нации и господствовавшего формационного подхода, отмечались позитивные стороны процесса автономизации, ведущая роль коммунистической партии и ее лидеров. Роль так называемых буржуазных националистов – например, Э. Ринчино, активно отстаивавшего идеи национальной автономии, – необъективно принижалась.

В 1960-1980-е годы изучение истории Бурятии приобретает комплексный и многоаспектный характер, расширяется проблематика исследовательских работ, посвященных этнической истории, религии и культуре народов, вопросам национально-государственного строительства. Последнее анализируется и реконструируется в монографиях таких ученых, как А.А. Бартанова, Н.Д. Шулунов. Большой фактический материал по истории национально-государственного строительства содержится в трудах Г.Л. Санжиева, Е.Е. Тармаханова, Н.П.Егунова, В.А. Демидова, в которых основное внимание было уделено руководящей роли партии в процессе национально-государственного строительства в Бурятии и Восточной Сибири.

Наиболее детально вопросы образования Бурят-Монгольских автономных областей в составе РСФСР и ДВР, движения к созданию единой Бурят-Монгольской АССР были рассмотрены в монографии Н.Д. Шулунова «Становление советской национальной государственности в Бурятии (1919–1923 гг.)». В ней на основе большого архивного материала и документальных источников проанализирован начальный этап процесса автономного и государственного строительства в республике, при этом автор не обошел вниманием возникавшие противоречия. Ученый попытался обобщить большой конкретно-исторический материал, но не сумел подчинить его единой внутренней основе.

В 1979 году выходит коллективный труд «Очерки Бурятской организации КПСС», где также освещается процесс становления бурятской автономии, который трактуется в русле официальной идеологической модели.

Однако в публикациях этого периода не затронуты проблемы бурятского населения, проживающего в Усть-Ордынском и Агинском округах.

Историографический процесс конца 1980-х – начала 1990-х годов характеризуется сменой идеологической и научно-исследовательской парадигм, делаются первые попытки переосмысления ряда концептуальных положений. Книга И.С. Урбанаевой, Т.М. Михайлова, Ю.Б. Рандалова, И.Д. Бураева «Национальный вопрос в Бурятии» представляет собой этноисторический очерк развития бурятского народа. Авторы критически подошли к проблеме истории разделения Бурят-Монгольской АССР, а также рассмотрели его негативные последствия. Кроме того, были обоснованы требования политического и экономического суверенитета республики.

Большой интерес вызвала монография Г.Д. Басаева, С.Я. Ербановой «М.Н. Ербанов». В ней отражены вопросы различных сфер жизни общества, включая деятельность органов власти. Используя значительное количество новых документальных источников, авторы с современных позиций анализируют основные направления развития законодательных органов с персонификацией исторических личностей. Характеризуется вклад М.Н. Ербанова и других руководителей различного уровня, представителей интеллигенции в социально-экономическое развитие, национально-государственное строительство в регионе.

В работах О.В. Хышектуева, Н.М. Добрынина, А.А. Елаева, С.П. Будажапова на новой методологической основе рассматриваются проблемы российского федерализма, национально-государственного строительства, изменений, происходящих в структуре бурятского этноса.

Среди новейших исследований проблем и перспектив национально-государственного строительства необходимо отметить работу «Республики Сибири – субъекты Российской Федерации» С.П. Будажапова, которая является междисциплинарным исследованием, выполненным на стыке юридической и исторической наук. В первой части работы проанализирован процесс создания государственности коренных сибирских народов, активизировавшийся после Октябрьской революции. Проблемы образования автономий освещаются в историко-сравнительном плане, подчеркиваются особенности создания государственности каждого сибирского народа, выделяются особенности образования БМАССР.

Хотелось бы отметить монографию А.А. Елаева «Бурятия: путь к автономии и государственности», где наряду с современным видением проблем исторического развития бурятского народа подробно рассматриваются вопросы эволюции автономизации бурят. В 2000 году вышла в свет книга А.А. Елаева «Бурятский народ: становление, развитие, самоопределение», где анализируются исторический процесс становления народа как этноса, начиная с периода древности, его развитие и самоопределение в последующие столетия. Исторический процесс развития бурятского народа рассматривается в исследовании как интеграционный процесс.

Культурным аспектам национальной государственности посвящена работа В.В. Базаровой «Латинизация бурят-монгольской письменности в 1920–1930 гг.: историография и источники», в которой рассмотрены вопросы развития бурятского языка, формирования учреждений, занимающихся языковой политикой, представлены дискуссии по языковому строительству, проанализирована деятельность участников этого процесса.

Таким образом, историографический анализ показывает, что тема национальной государственности бурят находит свое отражение в научных трудах. Результаты предшествующих исследований, несмотря на богатый фактический материал и тщательную разработку отдельных аспектов, разных хронологических периодов, еще не дают завершающей картины трансформации государственности бурят в XX – начале XXI вв.

В параграфе третьем. «Источниковая база исследования» анализируются исторические источники советского и постсоветского периода освещаемой проблемы, которые по степени доступности подразделяются на опубликованные и неопубликованные.

Солидный пласт неопубликованных источников по проблеме трансформации национального строительства бурят в XX–XXI веках находится на хранении в фондах центральных и региональных архивов: Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) – ф. 1318, 5677 ; Российского государственного архива социально-политической истории (ранее – Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории (РЦХИДНИ) – РГАСПИ) – ф.17; Государственного архива Иркутской области (ГАИО) – ф. 600, 1993; Государственного архива новейшей истории Иркутской области (ГАНИИО) – ф. 127, 447; Государственного архива Республики Бурятия (ГАРБ) – ф.П-1, ф.П-2. Р-248, Р-475, Р-2028; Государственного архива Забайкальского края (ГАЗК) – ф.П-1, П-3, П-75, 27.

К числу опубликованных источников относятся Конституции, Федеральные законы и другие нормативно-правовые акты, приоритет среди которых принадлежит Основному закону – Конституции. В основных законах страны и республик содержатся основные принципы функционирования власти и общества. В эту же группу включаются базовые для развития регионального федерализма документы: «Декларация о суверенитете Российской Федерации», «Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Читинской области и Агинским Бурятским Автономным округом», «Федеративный договор» и др.

Большую ценность представляют опубликованные сборники документов и материалов, в которых содержатся разнообразные по тематике сведения (сборники указов РСФСР, СССР, РФ, сборники постановлений Совета Министров СССР, РСФСР, РФ, Правительства РФ и др.). Данная группа источников отличается информативностью, содержательностью, позволяет точнее представить общую картину событий. Важный материал, касающийся разрабатываемой проблемы, содержится в сборниках документов по истории национально-государственного строительства, а также по смежным проблемам.

Общегосударственные законы, рассмотренные в данной работе, представляют собой один из основных видов организационной документации, правовую основу развития государства в целом и автономных округов – в частности. Региональные законодательные акты, рассмотренные в монографии, принимаются на основе общегосударственного законодательства представительными (законодательными) органами государственной власти автономных округов и направлены на создание правовой базы деятельности окружных органов государственной власти во всех сферах жизнедеятельности.

Несомненную ценность представляют статистические сборники, которые содержат данные о различных аспектах жизнедеятельности власти и общества: политических, социальных, этнических, демографических. Статистические данные – источник беспристрастный и, в силу этого, объективный. Его универсальный характер проявляется в корректирующем воздействии на ход исследования.

Особую группу источников составляют материалы периодической печати, содержащие как публикации законодательных актов, так и статьи и заметки, отражающие существующие общественно-политические настроения. При написании данного исследования были использованы газеты «Знамя Ленина», «Советская Россия»; журналы «Государство и право», «Народный депутат», «Обозреватель» и др. Для рассматриваемого в данной работе периода характерно доминирование в первой его половине официозных газет в праве на освещение информации, имевшей государственное значение. Для конца ХХ века характерно более объективное освещение событий, в основе чего лежало использование плюралистических начал в общественной жизни, расширившее информационное пространство за счет активного освоения обществоведческих проблем.

Для более точной реконструкции событий широко использовались материалы региональной прессы, требующие критического подхода к изложенной информации. В настоящем исследовании использованы газеты «Агинская правда», «Бурятия», «Забайкальский рабочий», «Известия», «Правда Бурятии». Безусловно, пресса разных периодов отражает некие принятые в обществе нормы, являясь контекстным источником, но вместе с тем некоторые данные отражаются только в периодике, что обеспечивает ей уникальную информационную ценность.

К этому же виду источников относится и справочная литература («Краткий политический словарь», «Местные органы власти», «Всемирная история» и др.).

Итак, представленные источники разнородны по происхождению, функциональной направленности, уровню объективности. В целом источниковая база исследования обладает достаточной репрезентативностью. Анализ всего комплекса многочисленных и разнообразных источников, использованных в работе, позволяет сделать вывод о том, что информация, содержащаяся в них, является прочной основой для системного изучения всех поставленных проблем и решения сформулированных задач.

Глава II «Этапы и особенности формирования и развития национальной государственности бурят (1917-1936 годы)» состоит из четырех параграфов. В первом параграфе «Общественно-политические условия национально-государственного строительства (1917-1923 годы)» рассмотрен процесс национально-государст­венного строительства у народов бывшей Российской империи начинается с обнародованной 3 (16) ноября 1917 года «Декларации прав народ России». Этот  документ провозглашает уничтожение национального гнета, необходимость установления добровольного и честного союза народов, равенство и суверенность народов России, их право на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства. Начальный этап национально-государственного строительства начинается именно с этого акта, условно его можно назвать «периодом революционного энтузиазма». В это время образовавшиеся национальные образования были непрочными, впоследствии они либо прекращали свое существование, либо преобразовывались в более высокие формы национально-государственных образований. Процесс автономизации начался с создания республик в Сибири и Средней Азии, на Северном Кавказе и в других регионах страны. Первые автономные образования, кроме Туркестанской АССР, оказались непрочными. Стимулом для создания первых автономий были борьба с иностранной военной интервенцией и попытки отторгнуть «окраины» от молодой республики. Национальные интересы при создании автономий не были определяющими, территории новых республик совпадали с границами бывших административно-территориальных образований. Достаточно было объявить, что они входят в состав РСФСР. Трудность, с которой пришлось столкнуться советскому правительству при реализации принципа, – дисперсность расселения национальностей. В процессе строительства советской федерации сложились союзные, автономные республики, автономные области и национальные округа. «Декларация прав народ России» - это важнейший документ, с учетом которого впоследствии строилась национальная политика во вновь образованном государстве. Хотя большевистское правительство, провозглашая принцип на свободное самоопределение народов, на практике его не соблюдало. Государственное строительство в первые годы Советской власти осуществлялось по двум направлениям - создание республик, создание автономных образований внутри РСФСР.

Национальное строительство в период 1920-30-х годов условно можно охарактеризовать как сотрудничество центра и автономий. Национально-государственное устройство России в основных его чертах сформировалось в 1920-е годы. С 1922 года процесс автономизации активизировался сохранив различные формы, кроме, пожалуй, трудовой коммуны. В 1923 году в составе РСФСР было 11 автономных республик, 14 автономных областей, 63 губернии и области. Национально-территориальные образования занимали меньшую часть территории РСФСР, оставаясь своеобразными анклавами, наряду с которыми продолжали существовать административно-территориальные единицы. Благодаря наличию правовой базы к середине 1930-х годов процесс национально-государственного строительства в РСФСР активно развивался, все народы получили право самоопределиться в той или иной форме, начиная от автономной области, республики и кончая национальным районом. Этот этап в проведении национальной политики, по мнению Р. Абдулатипова, можно назвать либерально-демократическим.

Во втором параграфе «Создание Бурят-Монгольских автономных областей в составе ДВР и РСФСР как начальный этап самоопределения бурят (1917-1922 годы)» анализируются вопросы создания Бурят-Монгольских областей.

Официальная история становления национальной государственности бурят-монгольского народа начинается с создания Бурят-Монгольских автономных областей в составе Дальневосточной Республики и Российской Советской Федеративной Социалистической Республики.

21 апреля 1921 года постановлением Правительства ДВР была создана Бурят-Монгольская автономная область. Агинский и Чикойский аймаки этой автономной области впоследствии вошли в Агинский Бурят-Монгольский национальный округ.

9 января 1922 года ВЦИК РСФСР издал Декрет об образовании Бурят-Монгольской автономной области. Аларский, Боханский, Эхирит-Булагатский аймаки Бурят-Монгольской области впоследствии образовали Усть-Ордынский национальный округ.

Характерной чертой оформления национальной государственности Бурят-Монгольской автономной области РСФСР была ограниченность ее правового статуса. Конституция РСФСР 1918 года лишь обозначила субъекты Федерации как «автономные областные союзы», не определив правовое положение автономных образований в составе РСФСР. Поэтому большинство вопросов, связанных с созданием нового национально-территориального образования, решалось непосредственно на местах. Например, «...обращает на себя внимание факт соглашения о границах. ВЦИК не диктовал свою волю, а утверждал то, о чем договорились стороны на местах. Наркомнацу и НКВД поручалось создать смешанную комиссию для решения конкретных вопросов при установлении границ...». На исходе гражданской войны территория РСФСР представляла собой конгломерат различных государственных и национально-государственных образований (трудовая коммуна, округ, область, республика), и по мере того как Красная Армия занимала опорные пункты на различных территориях, возникала необходимость упорядочивания национально-государственного устройства.

Правовое положение Бурят-Монгольской автономной области в составе ДВР было намного определеннее. В отличие от Конституции РСФСР, в которой не закреплялось даже понятие «Бурят-Монгольская область», Конституция ДВР регламентирует понятие автономии бурятского народа. Основные положения бурятской автономии вошли в Конституцию ДВР (принятую 26 апреля 1921 года), где четко определялись территория, земельные отношения с окрестным русским населением, законодательство, органы исполнительной власти и др.

Отличительной чертой национально-государственного строительства Бурят-Монгольской автономной области РСФСР в рассматриваемый период было отсутствие прямых административных связей области с центром, так как область находилась в административном подчинении у Иркутской губернии. Тогда как Бурят-Монгольская автономная область ДВР была напрямую связана с центром (г. Чита).

В целом автономные образования в 1920-е годы можно условно разделить на два вида:

1) автономные образования народов, которые впервые обрели элементы собственной государственности (Мордовский национальный округ, 1928);

2) объединения или преобразования существующих автономных образований в новую, более высокую форму государственности (Карельская трудовая коммуна была преобразована в Карельскую АССР 25 июля 1923 года).

Процесс развития бурятской автономизации в 1920-е годы можно причислить к обоим видам автономных образований. В 1921–1922 годах были образованы Бурят-Монгольские области в составе РСФСР и ДВР, которые в дальнейшем объединились в Бурят-Монгольскую АССР – более развитую форму национальной государственности.

В третьем параграфе «Образование Бурят-Монгольской Автономной Советской Социалистической Республики в 1923 году» анализируется процесс создания и развития Бурят-Монгольской АССР, формирование органов власти в республике.

Характерной чертой создания Бурят-Монгольской АССР в отличие от многих других национальных автономий было то, что многие вопросы организации республики решались не волевым указанием центра, а местными руководством. Так, 20 ноября 1922 года Президиум Бурят-Монгольского обкома РКП(б) рассмотрел в своем заседании вопросы объединения автономных областей в единую автономную республику. На этом заседании было принято постановление:

«1) принципиально высказаться за объединение двух автономных областей;

2) предложить коммунистической фракции Бурят-Монгольского ревкома начать подготовительную работу к объединению ...».

4 декабря 1922 года данное постановление было поддержано на расширенном заседании Президиума Бурят-Монгольского обкома РКП(б). На этом заседании были выработаны основные тезисы докладной записки в ЦК РКП(б) от 8 декабря 1922 года, в которой всесторонне обосновывалась необходимость объединения Бурят-Монгольских автономных областей РСФСР и ДВР в единую Бурят-Монгольскую АССР.

Почти одновременно вопрос о создании Бурят-Монгольской АССР путем объединения Бурятских автономных областей РСФСР и ДВР ставился Бурят-Монгольским ревкомом автономной области ДВР. 23 декабря 1922 года участники расширенного совещания Бурят-Монгольского ревкома высказались за объединение областей в единую автономную республику с центром в г. Верхнеудинск. На этом заседании были сформулированы конкретные предложения, касающиеся формирования территории будущей автономной республики и определения ее границ. Участники заседания приняли следующее постановление:

«а) возбудить перед надлежащими властями ходатайство о соединении обеих Буравтообластей с образованием Бурят-Монголь­ской республики с центром в г. Верхнеудинске...».

Преодолевая возражения Дальневосточного бюро ЦК РКП(б), которое было категорически против объединения автономных областей в Бурят-Монгольскую АССР, и Сибирского бюро ЦК РКП(б), не отрицавшего возможности объединения, однако считавшего этот вопрос преждевременным, лидеры бурятских коммунистов М.Н. Ербанов, М.И. Амагаев, В.И. Трубачеев, И.С. Архинчеев, А.А. Маркизов и др. убедили высшее партийное и государственное руководство РСФСР в актуальности создания единой Бурят-Монгольской АССР.

30 мая 1923 года Президиум ВЦИК РСФСР, рассмотрев проект решения об объединении Бурят-Монгольских автономных областей, принял постановление:

«1) объединить в одну Бурят-Монгольскую Социалистическую Советскую Республику автономные области бурят-монгол Сибири и Дальнего Востока с центром в г. Верхнеудинске...».

13 июня 1923 года решение о создании Бурят-Монгольской АССР было детализировано в постановлении Президиума ВЦИК РСФСР:

«1. Считать административным центром Автономной Социалистической Советской Республики бурят-монгол город Верхнеудинск.

  • 2. Поручить специальной комиссии ... определить точные границы образуемой республики бурят-монгол и представить проект этих границ на утверждение ВЦИК не позже 1 августа 1923 г.

3. Положить в основу работы, означенной в предыдущей статье комиссии, проект границ, выработанный облисполкомом и областным ревкомом Бурят-Монгольских автономных областей.

4. Впредь до созыва 1-го съезда Автономной Социалистической Советской Республики бурят-монгол всю полноту власти в объединенных автономных областях бурят-монгол представить революционному комитету Автономной Социалистической советской Республики бурят-монгол, образуемому ВЦИК и непосредственно с ним связанному.

5. Возложить на ревком Автономной Социалистической Советской Республики бурят-монгол обязанность приступить к организации центральных органов управления республики и созвать 1-й съезд Советов Автономной Социалистической Советской Республики бурят-монгол.

6. Поручить комиссии в составе: Сапронова, Белобородова, Глингера, Серафимова выработать проект положения по Автономной Социалистической Советской Республике бурят-монгол как составной части РСФСР, в соответствии с постановлением ВЦИК 30 мая сего года и с настоящим постановлением и представить этот проект на утверждение Президиума ВЦИК».

В соответствии с этим постановлением специальной комиссии, куда входили и представители вновь образованной республики, предлагалось выработать проект положения по Бурят-Монгольской Автономной ССР как составной части РСФСР.

12 сентября 1923 года Положение о государственном устройстве Бурят-Монгольской АССР было утверждено декретом ВЦИК. В соответствии с этим декретом Бурят-Монгольская АССР являлась федеративной частью РСФСР, аппарат государственной власти в ней организовался на основе Конституции РСФСР из местных Советов, их съездов и исполнительных комитетов, Совета народных комиссаров и Центрального исполнительного комитета. В декрете перечислялись наркоматы республики (всего 9), оговаривалось, что иностранные дела и внешняя торговля остаются прерогативой СССР. В двойном подчинении были наркоматы финансов, труда, путей сообщения, почты и телеграфов, ЦСУ, Рабоче-крестьянская инспекция. Военный комиссариат Бурят-Монгольской АССР подчинялся ближайшему Окружному военному комиссариату. В местном подчинении признавались следующие наркоматы: юстиции, внутренних дел, земледелия, просвещения и здравоохранения. Объявлялось равноправие на территории АССР русского и бурят-монгольского языков.

Данное положение являлось законодательным актом, временно заменяющим Конституцию республики, регулирующим наряду с Конституциями СССР и РСФСР деятельность органов власти и управления вплоть до принятия Конституции Бурят-Монгольской АССР (1937).

В результате целенаправленной деятельности руководителей Бурят-Монгольских областей ДВР и РСФСР из числа бурятских коммунистов в 1923 году была образована единая Бурят-Монгольская АССР. Бурят-Монгольская АССР провозглашалась субъектом РСФСР, тогда как бурят-монгольские области были административно-территори­альными единицами ДВР и РСФСР.

В четвертом параграфе «Развитие государственного аппарата и государственного управления в Бурят-Монгольской АССР (1923-1936 годы)» рассматриваются вопросы формирования органов законодательной и исполнительно власти.

В результате целенаправленной деятельности руководителей из числа бурятских коммунистов на базе Бурят-Монгольских областей ДВР и РСФСР в 1923 году была образована единая Бурят-Монгольская АССР.

Образование Бурят-Монгольской АССР и создание системы органов государственной власти в республике происходили в сложных условиях тяжелого экономического кризиса, правового вакуума и нигилизма, культурной отсталости населения, а также больших различий в уровне квалификации кадров и структуре органов управления бывших автономных областей.

Образование БМАССР имело непреходящее значение для национального самосознания подавляющего большинства бурят-монгольского народа, проживавшего на экономически целостной, компактной территории. Автономная республика являлась национально-государственным образованием, т.е. обладала более высоким политическим статусом по сравнению с автономной областью.

С образованием Бурят-Монгольской АССР в 1923 году была создана система высших и местных органов государственной власти и управления республики, которые создавались на принципах советской государственности. Советы признавались политической основой государственной власти.

Следует отметить, что позитивное влияние на образование автономии бурятского народа в форме республики оказала новая экономическая политика, провозглашенная в начале 1920-х годов. Предпринятые в рамках НЭП экономические и политические меры создали благоприятные условия для динамичного развития республики и становления ее выборных законодательных органов, являвшихся одновременно высшими органами государственной власти.

Избирательная система впервые с определенными ограничениями предоставляла право большинству населения участвовать в выборах депутатов городских и сельских Советов. Делегаты на остальные вышестоящие уровни съездов Советов по определенным нормам представительства избирались выборщиками соответствующих низовых съездов Советов. Многоступенчатость и открытость выборов призвана была облегчить формирование съездов Советов, обеспечивала количественное доминирование рабочего класса в высших представительных органах государственной власти.

Высшим органом представительной, законодательной власти Бурят-Монгольской АССР был съезд Советов, высшим законодательным и распорядительным органом в период между съездами – ЦИК БМАССР и его Президиум, высшим исполнительным органом – Совнарком БМАССР, отраслевыми органами управления – Народные комиссариаты, местными органами власти – городские, аймачные (уездные), хошунные (волостные) и сомонные (сельские) Советы. На территории республики признавались обязательными декреты и постановления съездов Советов, ВЦИК и СНК РСФСР. Устанавливались единое гражданство и единая таможенная политика. На территории АССР объявлялось равноправие русского и бурят-монгольского языков.

Объективные трудности начального периода образования республики отразились на формах и методах работы ее органов власти. Организационный период формирования и закрепления основ государственности, системы органов государственной власти и управления продлился до 1925 года. Важная роль в становлении и деятельности системы органов государственной власти принадлежала руководству республики и в частности Председателю ЦИК и Совнаркома БМАССР М.Н. Ербанову. Благодаря его умелому руководству в сжатые сроки был сформирован государственный аппарат, несмотря на отсутствие исторического опыта государственности, подобраны и воспитаны управленческие кадры новой республики, конструктивную, созидательную работу проводили высшие органы власти.

Правовой основой деятельности законодательных органов служили Конституция РСФСР и Положение о государственном устройстве БМАССР.

Отличительной чертой созданной системы государственной власти было отсутствие четкого разделения функций и компетенции между ветвями власти. Функции законодательных органов власти смешивались с исполнительными функциями, а функции исполнительных органов – с законодательными и распорядительными, что проявлялось в дублировании принимаемых решений. Это во многом происходило из-за огромного количества неотложных проблем, постоянного дефицита времени. Вместе с тем система власти строилась на основе иерархичности и жесткой централизации.

Анализ практической деятельности советских органов в республике с начала 1920-х до середины 1930-х годов дает основание сделать вывод о том, что принятая в Советской России и затем в СССР модель государственной власти при наличии несомненных достоинств была внутренне противоречива и содержала принципиальные изъяны. На практике объединение властей приводило к смешению функций законодательных и исполнительных органов, усилению административных методов управления, формальному участию населения в решении государственных задач, вопросов местного значения.

Съезды Советов, являясь высшими представительными, законодательными органами власти трудящихся, особенно в 1930-е годы, оставались недостаточно эффективными. Это приводило к тому, что в системе органов государственной власти происходила концентрация реальных рычагов власти в постоянно действующих исполнительных органах, таких как ЦИК, его Президиум и государственный аппарат. Съезды Советов и ЦИК как выборные органы государственной власти объективно не могли в полной мере выполнять возложенные на них конституционные полномочия в силу общей культурной отсталости и низкого общеобразовательного уровня населения. Их подмена постоянно действующими органами и профессиональным аппаратом способствовала бюрократизации и формализации деятельности законодательных органов.

Концентрация политической власти в руках партийных органов, утверждение командно-административной системы в СССР во второй половине 1930-х годов привели к дальнейшему ограничению роли и значения Советов как законодательных (представительных) органов власти, а в последующие годы – к серьезной деформации их деятельности.

Вся законодательная деятельность высших органов власти носила подчиненный партии характер. Созыву каждого съезда Советов СССР или сессии ЦИК предшествовали либо Пленум ЦК ВКП (б), обсуждавший вопросы повестки дня съездов, либо партийная конференция, съезд партии, где принимались решения по кардинальным вопросам политики, экономики и культуры. Постановления съездов Советов и ЦИК были уже изначально предопределены. Поэтому на съездах Советов и сессиях ЦИК обсуждение носило скорее информационный, отчетный, но не постановочный характер. Определенные конституционными нормами государственное устройство Советской республики как юридическая модель отношений между высшими органами и реальный порядок функционирования и взаимодействия высших органов государства существенно расходились.

С принятием Конституции СССР 1936 года и Конституции БМАССР 1937 года характер законодательных органов республики изменился кардинальным образом. Вместо многоступенчатой системы формирования съездов Советов был создан Верховный Совет и Советы на местном уровне как представительные органы. Полномочия и предметы ведения законодательных и исполнительных органов были разграничены. По внешней форме реформированные Советы приблизились к парламентской системе, что, безусловно, было значительным шагом вперед.

Вместе с тем утвердившаяся в СССР партийно-властная вертикаль стала еще в большей мере определять содержание деятельности Советов и их законодательных (представительных) органов.

Таким образом, проведенное исследование дает основание утверждать, что становление и развитие органов государственной власти в БМАССР в рассматриваемый период происходило по первоначально принятой и обоснованной модели объединения властей, т.е. соединения парламентаризма с непосредственной властью трудящихся. Органы законодательной власти проводили большую работу в решении задач национально-государственного строительства, социально-экономического развития республики. Но наряду с позитивными факторами дальнейшая реализация на практике данной модели во многом показала ее недостаточную эффективность. В связи с этим партийно-государственное руководство пошло на реформирование системы Советов на основе Конституции 1936 года. После ее принятия модель системы органов законодательной власти СССР, в том числе Бурят-Монгольской АССР, в целом соответствовала требованиям политической системы и просуществовала с некоторыми изменениями до конца 1980-х годов.

Глава III Национально-государственное устройство бурят в период 1937 -1991 годов состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Политические предпосылки территориального раздела Бурят-Монгольской АССР, становление и развитие национальной государственности (1937-1976 годы)».

25 сентября 1937 года Политбюро ЦК ВКП(б), рассмотрев вопрос «о разделении Восточно-Сибирской области на Иркутскую и Читинскую области», постановило: «Утвердить проект постановления ЦИК СССР» (19). 26 сентября 1937 г. данное постановление было принято ЦИК СССР. В Постановлении ЦИК СССР, опубликованном 27 сентября 1937 г. в газете «Известия», говорилось:

«а) разделить Восточно-Сибирскую область на Иркутскую область с центром в г. Иркутске и Читинскую область с центром в г. Чите;

б) выделить в состав Читинской области следующие города и районы...;

в) присоединить к Читинской области города и районы Зейской области ДВР, ликвидировав Зейскую область как отдельную административную единицу;

г) присоединить к Читинской области Агинский и Улан-Ононский аймаки Бурят-Монгольской АССР, образовав в составе Читинской области Агинский Бурят-Монгольский национальный округ с центром в селении Агинском (остальные города и районы бывшей Восточно-Сибирской области оставить в составе Иркутской области);

д) присоединить к Иркутской области Аларский, Боханский, Эхирит-Булагатский и Ольхонский аймаки Бурят-Монгольской АССР;

ж) образовать в составе Иркутской области Усть-Ордынский Бурят-Монгольский национальный округ с центром в селении Усть-Орда в составе Аларского, Боханского и Эхирит-Булагатского районов, Середкинского, Евсеевского, Казачинского сельсоветов Кировского района и Усть-Удинского сельсовета Балаганского района».

При этом в состав Усть-Ордынского Бурят-Монгольского национального округа не вошел Ольхонский аймак, который перешел в ведение Иркутской области. Большая же часть Улан-Ононского аймака была передана в прямое подчинение Читинской области и впоследствии получила название «Ононский район».

До сентября 1937 года весь путь автономизации бурятского народа четко объяснялся с позиции исторической логики. Все действия и решения, касающиеся строительства как Бурят-Монгольских автономных областей РСФСР и ДВР, так и Бурят-Монгольской АССР, были приняты после продолжительной публичной работы местного руководства и уполномоченных органов центральной власти (Наркомзем, ЦИК, ЦК ВКП(б)...). Для республики решение о ее разделении на три территориальные единицы было полной неожиданностью. Оно было принято без какого-либо участия народа и местных органов государственной власти (в тот момент почти все руководство БМАССР было репрессировано), а также без согласия на это не только БурЦИК, но и Буробкома ВКП(б). Кроме того, это постановлениепротиворечило статье 15 Конституции Бурят-Монгольской АССР: «Территория Бурят-Монгольской АССР не может быть изменена без согласия Бурят-Монгольской АССР».

Текст постановления ЦИК СССР от 26 сентября 1937 года лишь констатировал разделение республики на три территориальные единицы, в нем не указывались причины такого решения, даже в самом названии: «О разделении Восточно-Сибирской области на Иркутскую и Читинскую области» отсутствует и упоминание о Бурят-Монгольской АССР, хотя данное разделение затрагивало коренные интересы бурят-монгольского народа.

Во втором параграфе «Создание и развитие Агинского и Усть-Ордынского Бурят-Монгольских национальных округов (1937-1976 годы)» рассматривается процесс создания и развития национально-государственного образования бурят.

Исследование национально-государст­венного устройства Бурят-Монгольских национальных округов в составе РСФСР в период с 1937 по 1976 год позволяет сделать однозначный вывод об изначально заложенной узости правового положения, явно ущемлявшей интересы коренного бурятского населения округов. Основанием для такого вывода служат следующие объективные аргументы:

1. Статус бурятских национальных округов в составе Читинской и Иркутской областей определялся как национальные административные образования, но, по сути, округа были административно-территориальными единицами областей с особым бытом и национальным составом.

2. Агинский и Усть-Ордынский Бурятские округа имели слабую конституционную основу. В Конституции СССР 1936 года «вопросы федеративных отношений, национально-государственного строительства ... решались на прежних принципах». В рассматриваемое время округа в основном функционировали на основании постановления ВЦИК «Об организации национальных объединений в районах расселения малых народностей Севера» от 10 декабря 1930 года и Положения об окружных съездах Советов и окружных исполнительных комитетах национальных округов северных окраин РСФСР от 20 марта 1932 года.

3. Окружные Советы депутатов трудящихся именовались местными и действовали на основе решений высших органов государственной власти областей (областные органы государственной власти в лице облисполкомов Советов депутатов трудящихся, являясь вышестоящей инстанцией, могли отменять и приостанавливать решения окружных властных структур).

4. Правовое положение национальных округов, компетенции окружных Советов депутатов трудящихся определяли текущее законодательство, которое обозначало главенствующее положение областных органов государственной власти, прежде всего в отраслях экономики, образующих инфраструктуру региона.

5. Основные отличия национальных округов от обычных административно-территориальных единиц заключались, во-первых, в праве исполкомов окружных Советов апеллировать во ВЦИК и СНК РСФСР об отмене или изменении постановлений областных исполкомов, которые противоречили особым условиям национальных округов, во-вторых, в гарантированном представительстве (по одному депутату от каждого округа) в Совете Национальностей Верховного Совета СССР.

Третий  параграф «Изменения в правовом положении бурят автономных образованиях в 1977-1991 годы».

Принятые Конституция СССР (1977) и Конституция РСФСР (1978) видоизменили статус Усть-Ордынского и Агинского Бурятских округов, которые объявлялись автономными и имели представительство в высших органах государственной власти РСФСР, наделялись правом законодательной инициативы и функционировали на базе Закона «Об автономных округах РСФСР». Автономные округа были определены в качестве элементов административно-территориального устройства РСФСР и частью областей, а их планы экономического и социального развития, бюджеты являлись составными частями планов и бюджетов соответствующих областей. Окружные органы власти были включены в единую систему местных органов государственной власти и управления, в которой областные органы власти как вышестоящие были вправе отменять решения окружных властей. Закон «Об автономных округах РСФСР» расширил полномочия окружных Советов народных депутатов, предоставив им некоторую самостоятельность в таких областях управления хозяйством, как бюджетно-финансовая отрасль, местная промышленность, строительство, дорожное хозяйство. Однако, несмотря на некоторую модификацию, в 1970–1980-е годы произошла по существу «консервация» государственно-правового развития автономных округов. Как утверждает В.А. Кряжков, «есть основания констатировать факт политико-правовой мимикрии: издается Закон «Об автономном образовании», но нет полномочий, обеспечивающих автономию, нет того, что определяло и гарантировало бы правовой статус собственно коренных народов как малочисленной общности в отстаивании своих специфических интересов».

Таким образом, принятие новых Конституций СССР и РСФСР привело к определенному изменению правового положения Бурятских автономных округов в 1970-1980-е годы. Эти округа перечислялись в Конституции РСФСР, объявлялись автономными и имели свои представительства в высших органах государственной власти РСФСР, наделялись правом законодательной инициативы, функционировали на базе Закона «Об автономных округах». Автономные округа были, по сути, административно-территориальными единицами областей.

Глава IV«Государственность бурят в условиях конституционной реформы в Российской Федерации на рубеже XXXXI века» состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Национально-государственное строительство в трех автономных образованиях в начале 1990-х годов».

В современной исторической и юридической литературе принято считать, что начало революционных изменений в национально-государственном строительстве в бурятских автономных округах, трансформации статуса этих округов от административно-территориальных единиц в составе областей (национально-государственными образованиями они были лишь номинально) к субъектам Федерации было связано с подписанием в 1992 году Федеративного договора. Между тем есть все основания считать, что первые серьезные шаги в этом направлении были сделаны еще в 1990 году.

Демократизация советского общества, начавшаяся в середине 80-х годов ХХ века, была попыткой партийного и советского руководства СССР решить накопившиеся проблемы в сфере экономики, внешней и внутренней политики путем реформирования существующего строя. Однако эти усилия не увенчалась успехом, более того, к концу 1980-х годов все перечисленные проблемы катастрофически обострились. В Советском государстве возникла реальная угроза гражданской войны, голода, экономической разрухи. На этом фоне возникли и укрепились региональные центробежные силы, которые стремились в одном случае расширить свои региональные права (автономные республики, автономные области и округа), в другом – полностью выйти из состава СССР (республики Прибалтики и т.д.).

Декларация о государственном суверенитете РФ 1990 года, изменения Конституции РСФСР 1978 года, Федеративный договор 1992 года положили начало революционным изменениям в национально-государственном строительстве в бурятских автономных округах в начале 1990-х годов, способствовали превращению этих округов из административно-территориальных единиц в составе Читинской и Иркутской областей в субъекты Российской Федерации. Новый статус автономных округов определялся следующими положениями: их территории провозглашались частью единой территории Российской Федерации; они назывались в составе Федерации, причем без указания на то, что они входят в состав той или иной области; каждый из округов мог входить в ту или иную область; органы власти округов наделялись правами непосредственного сношения с федеральными органами, им предоставлялась возможность участвовать в осуществлении федеральных полномочий; очерчивался круг совместных полномочий федеральных и окружных органов власти; обрисовывался принцип определения их собственных полномочий, в том числе как самостоятельных участников международных и внешнеэкономических связей; гарантировалось представительство в федеральных органах государственной власти; предполагалось, что будут приняты законы Российской Федерации о каждом автономном округе по представлению соответствующего Совета автономного округа.

Во втором параграфе «Изменение правового положения Республики Бурятия и Агинского и Усть-Ордынского Бурятских автономных округов в связи с принятием Конституции РФ 1993 года» рассматриваются вопросы изменения статусов автономных образований в связи с принятием основного закона государства.

В 1994-1995 годах в соответствии с Конституцией РФ Республика Бурятия, Агинский и Усть-Ордынский Бурятские автономные округа приняли свои основные законы: Конституцию РБ, Уставы округов.

В отличие от Конституции Республики Бурятия Уставы бурятских автономных округов были первыми в их истории самостоятельно принятыми законами, которые определяли их правовое положение. Утверждая статус автономных округов как субъектов Федерации, уставы округов основывались в первую очередь на Конституции Российской Федерации. В уставах были провозглашены принципы функционирования автономных округов, их взаимоотношений с федеральными органами государственной власти, организации окружных органов государственной власти, их статус, разграничены и конкретизированы предметы ведения и полномочия между округами и федеральным центром.

Первые радикальные шаги, ознаменовавшие начало перехода статуса национальных округов от административно-территори­альных единиц в составе областей к статусу субъектов Федерации, были сделаны в 1990 году на I Съезде депутатов РСФСР. Декларация о государственном суверенитете РФ 1990 г., изменения Конституции РСФСР 1978 г. и Федеративный договор 1992 г. способствовали превращению автономных округов из административно-территориальных единиц в составе краев и областей в субъекты Российской Федерации. Новый статус автономных округов определялся следующими положениями обновленного основного закона: их территории провозглашались частью единой территории Российской Федерации; они назывались в составе Федерации, причем в сравнении с предыдущей редакцией без указания на то, что они входят в состав края или области; каждый из них мог входить в край или область; органы власти округа наделялись правами непосредственного сношения с федеральными органами; им предоставлялась возможность участвовать в осуществлении федеральных полномочий; очерчивался круг совместных полномочий федеральных и окружных органов власти; обрисовывался принцип определения их собственных полномочий, в том числе как самостоятельных участников международных и внешнеэкономических связей; гарантировалось представительство в федеральных органах государственной власти; предполагалось, что будут приняты законы Российской Федерации о каждом автономном округе по представлению соответствующего Совета автономного округа.

  • Принятие Конституции Российской Федерации 1993 года было следующим шагом после подписания в 1992 году Федеративного договора на пути преобразования Российского государства из национально-государственной федерации советского типа в территориально-государственную федерацию демократического типа. В отличие от Федеративного договора Конституция Российской Федерации является учредительным актом. По сути, она провозглашает создание качественно нового федеративного государства.

Конституция Российской Федерации 1993 года устранила неравенство субъектов Федерации в их взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти Российской Федерации. Закрепляя федеративную форму государственного устройства России, она определила специфику российского федерализма, заключающуюся, в частности, в наличии нескольких видов субъектов Федерации. Конституция РФ 1993 года подтвердила заложенное в Федеративном договоре 1992 года неравноправие в объемах полномочий между разными видами субъектов Федерации, вытекающее из различий правовой формы статуса различных видов субъектов Федерации и из индивидуального характера двусторонних договоров, которые могут быть подписаны между федеральным центром и субъектами Федерации. В 1990-е годы бурятские автономные округа, как и другие субъекты Федерации, находились в составе Российской Федерации, обладали собственной территорией, принимали уставы, формировали органы государственной власти и местное самоуправление, имели собственность, бюджет, свои предметы ведения и полномочия, сферу вопросов совместного ведения с Российской Федерацией, наделялись правом принятия законов, им предоставлялась возможность внести для принятия федеральный закон об автономном округе, гарантировалось представительство в Совете Федерации Федерального Собрания, право законодательной инициативы в Государственной Думе, внесения предложений о поправках и пересмотре положений Конституции РФ. В это время Агинскому и Усть-Ордынскому Бурятским автономным округам были присущи все юридические признаки субъектов Российской Федерации. При этом автономные округа, которые обрели равное конституционно-правовое положение с другими субъектами Российской Федерации, имели некоторые правовые особенности, призванные сохранять и развивать национальные традиции, язык, быт и культуру бурятского народа, проживающего на их территориях.

В третьем параграфе «Тенденции и перспективы развития государственности бурят в общественно-политических условиях 2000-х годов» рассматриваются сложные процессы укрупнения субъектов федерации и дальнейшее развитие государственного устройства в РФ.

С 2000-х годов в России начинается этап модернизации федеративного устройства. Став Президентом РФ, В.В. Путин незамедлительно приступил к поэтапной реализации элементов новой концепции региональной политики. Был подписан Указ Президента №849 «О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе» (13 мая 2000 года), в котором говорилось о создании семи федеральных округов и введении института полномочных представителей Президента РФ. Как говорилось в документе, данная структура будет обеспечивать реализацию конституционных полномочий, повышать эффективную деятельность федеральных органов государственной власти и совершенствовать систему контроля за исполнением решений.

Следующим шагом на выравнивание правовой асимметрии было изжание Указа Президента (10 августа 2000 года) о приведение в соответствие законов субъектов Федерации с Конституцией РФ. В 2003 году были приняты существенные поправки по передаче некоторых полномочий автономных округов областям, краям.

1 января 2005 года вступил в лействие закон о переходе от прямых выборах высших должностных лиц субъектов Российской Федерации к их избранию законодательными собраниями регионов по представлению главы государства. Безусловно, все шаги Президента в этот период времени были направлены на усиление роли центра и усилили значение местных законодателей. Данная реформа сформировала единую систему исполнительной власти для улучшения управляемости регионов. Следующим шагом на пути централизации власти был так называемый проект «укрупнение регионов» (по официальной версии – «объединение регионов»). По сути, это было начало ликвидации «матрешечных» субъектов Федерации, сконцентрированных по этническому принципу. В данном случае учитывался опыт советского государственного строительства, в основу которого был положен национальный принцип. Процесс укрупнения регионов коснулся в основном автономных округов. В качестве весомых аргументов были численность населения и уровень социально-экономического развития, а также низкий процент коренных этносов в сложносоставных субъектах федерации и пр. Первая попытка по слиянию регионов была предпринята в декабре 2003 года. В результате референдума население Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа высказалось за объединение, и уже официально новое территориальное образование – Пермский край – начало существовать с 1 декабря 2005 года. Затем, после проведения референдума, были объединены Красноярский край, Таймырский и Эвенкийский автономные округа, которые образовали 1 января 2007 года новый субъект Федерации – Красноярский край. По результатам референдума Камчатская область и Корякский автономный округ 1 июля 2007 года образовали Камчатский край. Что касается судьбы бурятских автономных округов, то, по результатам референдума, за объединение Иркутской области и Усть-Ордынского бурятского автономного округа высказалось абсолютное большинство жителей этих субъектов Федерации. 1 января 2007 года был образован новый субъект РФ – Иркутская область. Наконец, на референдуме по объединению Читинской области и Агинского бурятского автономного округа большинство населения высказалось за объединение. 1 марта 2008 года был образован новый субъект Федерации – Забайкальский край. Таким образом, объединительные процессы в вышеперечисленных субъектах федерации проходили неоднозначно. С точки зрения оптимизации федеративных отношений, объединение слаборазвитых регионов – это положительный момент. В то же время необходимо учитывать этнический фактор, а он не менее значим, чем в республиках.

В заключении исследования подведены итоги исследования и сделаны соответствующие выводы.

Статьи, опубликованные в рецензируемых научных журналах:

  • Палхаева Е.Н. Становление национальной государственности бурятского народа в 1920–30-е гг. / Е.Н. Палхаева, К.Б-М. Митупов // Вестн. Бурят. ун-та. Сер. 4: История. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2002. – Вып. 4. – С. 22-35.
  • Палхаева Е.Н. Репрессивная политика тоталитарного государства по отношению к Бурят-Монголии в 1930-е гг. / К.Б-М. Митупов, Е.Н. Палхаева // Вестн. Бурят. ун-та. Сер. 4: История и Востоковедение. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. ун-та, 2004. – Вып. 9. – С. 124-133.
  • Палхаева Е. Н. Изменения в правовом положении Агинского и Усть-Ордынского Бурятских автономных округов в 1970-80-е гг. / Е. Н. Палхаева // Вестн. Бурят. ун-та. Сер. 4: История. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. ун-та, 2005. – Вып. 10. – С. 119-125.
  • Палхаева Е.Н. Изменение в национально-государственном устройстве автономий после принятия Конституции РФ / С. В. Палхаев, Е. Н. Палхаева // Вестн. Бурят. ун-та. Сер. 4: История. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2006. – Вып. 11. – С. 97-106.
  • Палхаева Е. Н. Становление законодательных органов государственной власти Бурят-Монгольской АССР в 1920-е гг. / Е. Н. Палхаева // Вестн. Бурят. ун-та. Сер. 4 : История. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2006. – Вып. 12. – С. 60-69.
  • Палхаева Е. Н. 85 лет образования Бурят-Монгольской АССР / Е. Н. Палхаева, К. Б-М. Митупов, Е. Е. Тармаханов // Вестн. Бурят. ун-та. Сер. 4: История. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2006. – Вып. 7. – С. 4-6.
  • Палхаева Е. Н. Становление региональных законодательных органов и совершенствование избирательного права в 1990-е гг. / Е. Н. Палхаева // Вестн. Бурят. гос. ун-та. История. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2008. – Вып. 7. – С. 107-114.
  • Палхаева Е. Н. Становление и развитие самоуправления в г. Верхнеудинске-Улан-Удэ (1917-1989 гг.) / Е. Н. Палхаева // Вестн. Бурят. гос. ун-та. Сер. История. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2009. – Вып. 7. – С. 58-63.
  • Палхаева Е. Н. Конституционные основы российского парламентаризма / Е. Н. Палхаева // Вестн. Бурят. гос. ун-та. Сер. 4: История. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2010. – С. 50-54.
  • Палхаева Е. Н. Опыт национально-государственного строительства России: историография проблемы [Электронный ресурс] / Е. Н. Палхаева // Современные проблемы науки и образования. – 2012. – № 1. – Режим доступа :
  • Палхаева Е. Н. Правовое положение бурятских автономных округов после принятия Конституции СССР (1977 г.) и Конституции РСФСР (1978 г.) / Е. Н. Палхаева // Вестник ВСГАКИ. – Улан-Удэ : Издат-полиграф. комплекс ВСГАКИ, 2012. – С. (10 стр.) в печати
  • Палхаева Е. Н. Социальное развитие общества в Бурят-Монгольской АССР в 20-30- е гг. ХХ в. / Е. Н. Палхаева, Н. Е. Жукова // Вестн. Бурят. гос. ун-та. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2012. – Вып. . – С. 67-74. в печати
  •  Палхаева Е. Н. Национально-государственное строительство в Агинском и Усть-Ордынском бурятских национальных округах (1937-1939 гг.) / Е. Н. Палхаева // Вестник БГСХА. – 2012. – № . – С. 117-129. в печати
  •  Палхаева Е. Н. Бурятская автономия: эволюция идеи и оценка в исторической литературе / Е. Н. Палхаева, Н. Е. Жукова // Гуманитарный вектор. – Чита, 2012. – 51-62. в печати
  • Палхаева Е. Н. Правовой статус бурятских автономных округов в связи с принятием Конституции Российской Федерации 1993 г. / Е. Н. Палхаева // История государства и права. – 2012. – № . – С. 45-57. в печати

Монографии

  • Палхаева Е. Н. Законодательная власть Бурят-Монгольской АССР (1923-1937 гг.): историческое исследование / Е. Н. Палхаева, Е. Т. Протасов. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2008. – 136 с.
  •  Палхаева Е. Н.       Усть-Ордынский Бурятский округ в канун и в годы Великой Отечественной войны / Е. Е. Тармаханов, Е. Н. Палхаева; отв. ред. Г. Д. Басаев. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2010. – 96 с.
  • Палхаева Е. Н. Боханский и Осинский районы Иркутской области: история и современность / Е. Е. Тармаханов, Е. Н. Палхаева. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. госуниверситета, 2011. – 190 с.
  • Палхаева Е. Н. Становление и развитие Агинского и Усть-Ордынского Бурятских автономных округов как национально-государственных образований (1937-1995 гг.) / Е. Н. Палхаева ; науч. ред. Е. Е. Тармаханов. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2011. – 148 с.
  • Палхаева Е. Н. Трансформация государственности бурят в ХХ – ХХI вв./ Е.Н. Палхаева. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. госуниверситета, 2012. –321 с.

Статьи

  • Палхаева Е.Н. Органы городской власти Верхнеудинска - Улан-Удэ в 1917-1990 гг. /Е.Н. Палхаева, Т. В. Паликова, С. В. Васильева // Современное развитие регионов России: экономические, социальные и политические аспекты (к 350-летию вхождения Бурятии в состав России) : материалы Межрегион. науч.-практ. конф., г. Улан-Удэ, 11 июня 2010 г. / редкол.: Э. Д. Дагбаев (отв. ред.) [и др.]. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госун-та, 2010. – С. 253-260.
  • Палхаева Е. Н. II съезд Советов Бурят-Монгольской АССР на пути дальнейшего укрепления государственности, социально-экономического и национально-культурного развития республики / Е. Н. Палхаева // Сибирь в изменяющемся мире: история и современность : материалы Всерос. науч.-теоретич. конф., посвящ. памяти проф. В. И. Дулова (24-25 апреля 2008 г.). – Иркутск : Изд-во Иркут. гос. пед. ун-та, 2008. – С. 38-49.
  • Палхаева Е. Н. III съезд советов Бурят-Монгольской АССР о перспективах и ближайших задачах хозяйственного строительства республики (1927 г.) / Е. Н. Палхаева // Индустриальное развитие Сибири в контексте модернизационных процессов : материалы науч. конф., посвящ. 85-летию Е. Е. Тармаханова. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2007. – Ч. 1. – С. 87-92.
  • Палхаева Е. Н. Бурятии 85 лет / Е. Н. Палхаева, К. Б. Митупов, Е. Е. Тармаханов // 85 лет Республике Бурятия. – Улан-Удэ : Издат. Дом «Экос», 2008. – С. 8-9.
  • Палхаева Е. Н. Бурятские автономные округа в условиях конституционной реформы 90-х гг. XX в. / Е. Н. Палхаева // История и культура народов Сибири стран Центральной и Восточной Азии : материалы междунар. науч.-практ. конф. – Улан-Удэ : Издат. полиграф. комплекс ФГОУ ВПО ВСГАКИ. – Улан-Удэ, 2006. – С. 104-107. – (Батуевские чтения ; вып. 2).
  • Палхаева Е. Н. Городское самоуправление в Верхнеудинске-Улан-Удэ / Е. Н. Палхаева // Роль предпринимательства в развитии г. Верхнеудинска -Улан-Удэ : материалы науч.-практ. конф. – Улан-Удэ, 2010. – С. 75-84.
  • Палхаева Е. Н. Законодательная и исполнительная власть Бурят-Монгольской АССР (конец 1920 - начало 1930-х гг.) / Е. Н. Палхаева // Освоение Сибири в панораме столетий: опыт, стратегия, проблемы : материалы науч.-практ. конф., посвящ. 80-летию со дня рождения д-ра ист. наук, проф. Максима Николаевича Халбаева (22 апр. 2009 г.). – Улан-Удэ : Изд-во ВСГТУ, 2009. – С. 145-148.
  • Палхаева Е. Н. Из истории массовых политических репрессий на территории Бурят-Монголии / Е. Н. Палхаева, Е. Степанова // Политические репрессии 1930-х гг. на территории Бурятии : материалы науч. конф. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2007. – С. 39-43.
  • Палхаева Е. Н. Изменения правовых основ местного самоуправления в 1990-е гг. на примере г. Улан-Удэ / Е. Н. Палхаева // Развитие городских поселений Байкало-Азиатского региона : материалы регион. науч. конф., 13 дек. 2006 г. – Улан-Удэ, 2006. – С. 85-90.
  • Палхаева Е. Н. Исторические условия образования Бурят-Монгольской АССР и создание системы органов государственной власти в республике / Е. Н. Палхаева // Российская история в образовательном дискурсе этнонациональных районов РФ : материалы Всерос. науч.-практ. конф. (3-4 апр. 2008 г.). – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2008. – С. 99-103.
  • Палхаева Е. Н. Подготовка и проведение I съезда Советов Б-МАССР / Е. Н. Палхаева // Байкальский регион в переломные периоды истории XX-XXI вв. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2006. – С. 172-179.
  • Палхаева Е. Н. Правовой статус бурятских автономных округов в связи с принятием Конституции СССР 1977 г. / Е. Н. Палхаева // Россия между прошлым и будущим: исторический опыт национального развития : материалы Всерос. науч. конф., посвящ. 20-летию Института истории и археологии УрО РАН, Екатеринбург (4-5 марта 2008 г.). – Екатеринбург, 2008. – С. 449-453.
  • Палхаева Е. Н. Процесс централизации власти в СССР на примере Б-МАССР (конец 1920-начало 1930 гг.) / Е. Н. Палхаева // Материалы конференции, посвященной 90-летию Великой Октябрьской социалистической революции. – Улан-Удэ, 2007. – С. 56-65.
  • Палхаева Е. Н. Раздел территории Бурят-Монгольской АССР / Е. Н. Палхаева // Социализм и XXI в.: актуальные проблемы : материалы науч.-практ. конф. г. Улан-Удэ, апрель 2007 г. – Улан-Удэ, 2007. – С. 58-66.
  • Палхаева Е. Н. Реорганизация госаппарата в период становления Бурят-Монгольской АССР / Е. Н. Палхаева // Индустриальная модернизация аграрных регионов России : материалы межрегион. науч. конф., 15 сент. 2009 г. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2010. – С. 146-150.
  • Палхаева Е. Н. Республика Бурятия как региональный инновационный кластер / Е. Н. Палхаева, Б. В. Гонгаев // Молодежь города в условиях модернизационных процессов Бурятии : материалы регион. науч.-практ. конф. (23 апр. 2009 г., Улан-Удэ). – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2009. – С. 111-116.
  • Палхаева Е. Н. Советское строительство в БМАССР в 1920-е гг. и развитие законодательных (представительных) органов власти / Е. Н. Палхаева // Внутренняя Азия в геополитической и цивилизационной динамике : материалы IV междунар. науч.-практ. конф. «Егуновские чтения». – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2008. – С. 170-174.
  • Палхаева Е. Н. Становление парламентаризма в России в начале XX в. / Е. Н. Палхаева // Идеи Ленина живут и побеждают ; Эпоха Сталина: наследие и современность : материалы регион. науч.-практ. конф., посвящ. 130-летию со дня рождения И. В. Сталина, 140-летию со дня рождения В. И. Ленина, г. Улан-Удэ, 28 нояб. 2009 г., 15 апр. 2010 г. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. госуниверситета, 2010. – С. 103-107.
  • Палхаева Е. Н. Территориальный раздел Бурят-Монгольской АССР и создание Бурятских округов (1937) / Е. Н. Палхаева // Долина Онона: история и современность монгольских народов : материалы регион. науч.-практ. конф. с междунар. участием. – Агинское ; Чита ; Улан-Удэ, 2010. – С. 26-34.
  • Палхаева Е. Н. Формирование представительных органов власти в Бурят-Монголии / Е. Н. Палхаева, С. В. Палхаев // История и культура народов Сибири, стран Центральной и Восточной Азии : материалы III междунар. науч.-практ. конф. – Улан-Удэ : Издат.-полигр. комплекс ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2007. – С. 238-246. – (Батуевские чтения; вып. 3).
  • Шапова Л. В. Усть-Ордынский Бурятский автономный округ Иркутской области / Л. В. Шапова, Е. Н. Палхаева // История Бурятии: в 3 т. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2011. – Т. III: XX-XXI вв., гл. 9. – С. 403-411.
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.