WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Механизмы функционирования и реализации государственной аграрной политики в условиях модернизации (политологический анализ)

Автореферат докторской диссертации по политике

 

АБРАМОВА ИРИНА ЕВГЕНЬЕВНА

Механизмы функционирования и реализации

государственной аграрной политики

в условиях модернизации

(политологический анализ)

Специальность 23.00.02 - политические институты,

этнополитическая конфликтология,

национальные и политические процессы

и технологии

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Ростов-на-Дону - 2009


Работа выполнена на кафедре политологии и этнополитики

Северо-Кавказской академии государственной службы

Научный консультант:                     заслуженный деятель науки

Российской Федерации,

доктор политических наук, профессор

Понеделков Александр Васильевич

Официальные оппоненты:              доктор политических наук, профессор

Бакушев Валерий Владимирович

доктор юридических наук, профессор

Мясников Анатолий Павлович

доктор социологических наук, профессор

Мостовая Ирина Владимировна

Ведущая организация:         Московский государственный университет

им. М.В. Ломоносова

Защита состоится  «17» декабря 2009 г. в 10.00 на заседании диссертационного совета Д 502.008.02 по политическим наукам при Северо-Кавказской академии государственной службы по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону,

\ул. Пушкинская, 70, аудитория № 514.

С диссертацией можно познакомиться в библиотеке Северо-Кавказской академии государственной службы.

Автореферат разослан «16» ноября 2009 г.

Отзывы на автореферат, заверенные печатью, просим присылать по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70, к. 304.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                                  Кислицын С.А.

I. Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Период социально-экономических преобразований российского общества конца ХХ века оказался чрезвычайно тяжелым для российского села. Реформы тех лет, проводимые без учета социальных и экономических последствий институциональных преобразований отношений собственности на землю, показали, что формирование аграрной политики на основе безразличия к уровню и качеству жизни, безразличия к судьбам конкретных людей, приводит к разорению значительной части крестьян и деградации системообразующей отрасли народного хозяйства.

Завершение основного трансформационного этапа социально-экономических реформ поставило новые задачи перед российским обществом. Институты рыночной экономики в аграрной сфере в основном были сформированы, но эффективность их функционирования была предельно низкой, о чем свидетельствовали основные показатели экономического развития. Общество, общественное мнение требовало существенной корректировки курса российской аграрной политики.

К началу второго десятилетия реформ складываются благоприятные экономические и политические условия для кардинальной трансформации аграрной политики России: во-первых, в стране приостановлен спад производства, во-вторых, наступила социально-политическая стабилизация. Однако, простыми мерами усиления бюджетного финансирования отрасли в рамках реализации некоторого количества целевых программ решить проблемы, корни которых уходят в фундаментальные проблемы социально-экономического развития не представляется возможным. Так, например, макроэкономическая стабилизация привела к еще более ощутимому диспаритету цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию, что отражается в соотношении уровня оплаты труда в сельском хозяйстве и экономике в целом, недоступности инвестиционных ресурсов для сельского хозяйства.

Прежняя концепция социально-экономического развития, если не менять аграрную политику концептуально, ведет к закреплению и углублению противоречия между общественным производством в целом и аграрным сектором. Например, по официальному прогнозу социально-экономического развития, подготовленному Правительством России, на ближайшие годы прогнозировался рост сельского хозяйства в среднем на уровне не более 1–1,5 % в год. Но если предполагается, что экономика России будет расти более высокими темпами на 5-7 % в год, то разница в темпах роста аграрного сектора и других отраслей приведет к консервации разрыва между селом и городом. При средних темпах роста 1-1,5 % в некоторых регионах наступит полнейший коллапс сельскохозяйственного производства, чем еще обострится проблема территориально-региональных различий. В этих условиях Поставленная Президентом РФ задача удвоения ВВП до 2010-2015 гг. вряд ли может быть реализована. Аграрный сектор, жизненно важный для многих российских территорий, не должен оказаться вне зоны экономического роста. Но в основных программных документах экономической политики России до недавнего времени не было упоминания о проблемах АПК как основного жизнеобеспечивающего сектора экономики страны. Таким образом, требуется изменение концепции аграрной политики, поскольку без существенных изменений сельское хозяйство России не может развиваться, а Россия не может существовать без развития собственной аграрной экономики.

К сожалению, все усилия направлены, в основном, на решение текущих проблем, даже национальные проекты определены максимум с трехлетней перспективой. Нет концепции развития АПК как системы национального проектирования. Причина, думается, в том, что власть вынуждена решать фундаментальные вопросы российского будущего путем запоздалого реагирования на дисфункции политической системы. Чтобы преодолеть такое отношение к жизненно важным проблемам, следует изменить принципы и механизмы формирования аграрной политики как внутри страны, так и на международной арене. В условиях  международного финансово-экономического кризиса актуализируется проблема участия государства в выстраивании более справедливых правил игры на глобальных продовольственных рынках, что невозможно без эффективной координации на международном уровне.

Сельское хозяйство России располагает огромными возможностями по наращиванию объемов товарной продукции и способно не только обеспечить продовольственную безопасность страны, но и стать фактором конкурентоспособности страны на мировом рынке. Достижение этих перспектив возможно если не в ближайшие годы, то в среднесрочной перспективе. Условием является не только скорейшее изменение концепции аграрной политики, рассмотрение отрасли как постоянного приоритета, но и создание политического механизма выработки и корректировки курса аграрной политики России. Все вышеуказанное обусловило актуальность темы диссертационного исследования.

Степень разработанности проблемы. Исследования проблем формирования и функционирования агарной политики в отечественной научной литературе характеризуются фрагментарностью и слабой концептуализированностью, хотя отдельные аспекты и направления проработаны весьма тщательно.

В связи с проведением в 90-е годы радикальных рыночных реформ российского общества наиболее актуальны были исследования трансформационных процессов в сельском хозяйстве, вопросов изменения земельных отношений, трансформации форм хозяйствования, создания многоукладной экономики. В работах Кузнецова В.В., Кузнецова И.В., Лысенко Е.Г., Гарькавого В.В., Попова А.А., Максимова Г.В., Василенко В.Н., Серкова А.Ф., Алтухова А.И., Тарасова А.Н., Вермеля Д.Ф., Лукашева Н.И., Миндрина А.С. и др. рассматривались экономические аспекты рыночных преобразований в АПК

Российских ученых интересовали вопросы разработки концепции рыночных реформ в сельском хозяйстве (работы Клюкача В.А., Алферьева В.Л., Кябби М.Э., Свободина В., Мятикова В.К., Кузнецова В.В. др.). Выдвинутые авторами положения, данные оценки результатов реформ, несомненно, имеют научно-теоретическую и научно-практическую значимость. Поскольку рыночные аграрные преобразования в России коренным образом изменили систему земельных отношений, закономерно, что этой проблеме уделяется большое внимание (работы Петрова В.П., Бондаренко Т.Г., Писаревой Л.В., Рябова Д.Ю., Югая А.М. и др.) Быкадоров В.П., Конобеев В.Н., Конобеев Ю.В., Тарасов А.Н., Василенко С.С., Чешев А.С., Вальков В.Ф.посвятили ряд работ изменениям земельных отношений с точки зрения создания экономической основы рационального землепользования и рыночного функционирования. Следует отметить появление исследований, обобщающих современные представления о реформационных процессах в аграрной сфере (исследования Калугиной З.И., Петрикова А.В., Серкова А.Ф. Лужкова Ю.М., Горбунова Г.А. и др.). В масштабном исследовании А.А. Никонова, не только доказывается фактическая необходимость реформирования аграрного сектора, подробно анализируется ход и результаты реформ, но и итоги реформ конца ХХ века увязываются с историей отечественной сельскохозяйственной мысли и практикой аграрного реформирования на протяжении трех веков отечественной истории. Трансформациионно-транзитивный компонент аграрных реформ (1861-2001 годы) исследован в монографическом исследовании Фролова А.Ф., Шишкина А.Ф., Шишкиной Н.В. Работа Ю.М. Лужкова «Сельский капитализм в России: столкновение с будущим» содержит ретроспективный анализ аграрной экономики и политики государства с начала XX века, подробное исследование ее современного состояния. Автор показывает, что сельское хозяйство всегда оказывались лишь инструментом для решения государственных проблем, в то время как роль сельского хозяйства как отрасли мировой экономики растет. Поэтому формирование устойчивого и эффективного сельского хозяйства России превращается в фактор глобальной конкурентоспособности государства.

Одним их важнейших итогов реформирования аграрного сектора стало становление в России института частной собственности на землю и формирование многоукладности сельскохозяйственной экономики. А. Емельянов дает сравнительную характеристику и объясняет механизмы взаимодействия форм хозяйств в аграрной экономике. Вопросы теории и практики становления многоукладности АПК России исследовали А.А. Шутьков, В.Р. Боев, А.Ф. Серков, Н. Бекренева и др. Предложенный отечественными учеными анализ основных экономических показателей позволяет утверждать, что к настоящему времени сложилось довольно устойчивое соотношение вклада каждого из трех основных укладов в производство сельхозпродукции.

Шатова А.В., Зубкова Т.В., Дубова Л.Н., рассмотрев развитие личных подсобных хозяйств в условиях переходной экономики, изучив организационно-экономическую и социальную базу хозяйств населения, изложили теоретические и методологические вопросы функционирования этого уклада в АПК. В упомянутых выше работах, в частности, исследуется современное состояние крестьянских подворий, их ресурсный потенциал, товарность и взаимоотношения с общественным производством.

В трудах социологов А.М. Никулина, О.П. Фадеева, Г.А. Родионовой, В.Г. Виноградского и др. доказывается довольно жесткое экономическое сцепление таких форм, как крупное сельскохозяйственное предприятие и личное подсобное хозяйство, и анализируются негативные последствия такого «симбиоза» для модернизации социально-трудовой сферы села. Нельзя не отметить такой мощный исследовательский пласт – разработку научных основ развития сельскохозяйственной кооперации. Наиболее значим вклад таких ученых как: Буздалов И.Н., Добрынин В.А., Серова С.В., Шакиров Ф.К., Крылов Н.В., Меркулов А.В., Маслов С.Л., Пажитнов К.А., Попов Н.А., Хинчук A.M., Фролов В.И., Паладина М.И., Ткач А.В. Чупров А.И. и др. Упомянутые авторы анализируют мировой и отечественный опыт кооперации, доказывают положительную экономическую динамику, связанную с развитием снабженческо-сбытовой кооперации на селе. Довольно подробно в большом количестве исследований подняты вопросы интеграции в АПК России, представлены проблемы развития крупного аграрного производства, с развитием которых связываются успехи модернизации сельскохозяйственного производства. Анализируя влияние проводимой государством политики на институциональные изменения в хозяйственном механизме агропромышленного производства за годы реформ, большинство авторов отмечают незавершенность трансформации земельных отношений и формирования рыночной инфраструктуры в АПК страны, чем обосновываются предложения по структурной модернизации отрасли, развитию нормативно-правовой базы функционирования АПК.

Известно, что преобразование политико-экономической системы страны в ходе социально-экономических реформ 1990-х гг., проходило не путем реструктуризации и перехода к новым механизмам хозяйствования, а за счет либерализации цен, ускоренной приватизации, последовавшего за ней передела собственности, ограничения государственного регулирования, что не могло не сказаться на функционировании социальной сферы. Российские ученые убедительно доказали кризис и деградацию социальной сферы российского села. В этой связи следует сослаться на работы В.А. Артемова, который проводил регулярные исследования динамики образа жизни сельского населения, тенденций повседневной деятельности сельчан, Л.В. Бондаренко, В.В. Пациорковского, О.В. Лиловой, исследовавших развитие социальных процессов на селе, состояние социально-трудовой сферы села, социально-психологический климат села.

Исследования 90-х годов были сосредоточены, в основном, на подготовке и анализе результатов рыночных реформ аграрного сектора. Но реформы представляют собой одно из направлений аграрной политики государства. Выпустив из виду ее многофункциональность, политики и правительство получило результат – постоянное снижение аграрного производства. Поэтому в начале нового века актуализировались исследования аграрной политики как целостной системы политико-экономической деятельности государства. В связи с этим исследователи вновь обращаются к проблеме государственного регулирования АПК, государственной помощи селу. В работах последних лет содержится обстоятельный анализ особенностей господдержки в аграрном секторе (Горбунов Г., Гордеев А., Серова Е., Тарасов А.Н., Эльдиева Т., Ушачев И.), опыта государственного регулирования в развитых странах (Милосердов В., Назаренко В., Папцов А., Зимнин С.). Глобализация мировой экономики и подготовка к присоединению России к ВТО особенно актуализируют тему государственной поддержки сельхозпроизводителей.

Известный ученый Р.Р. Гумеров полагает, что аграрная политика российского государства прошла путь развития от попыток реализации либералистских догм к экономическому прагматизму, выраженному в установке развития агропромышленного комплекса как приоритета народнохозяйственного роста. Хотя проблема реализации политики заключается в том, что эта установка, по сути, прямо противоречит проводимой федеральным правительством радикально-либералистской аграрной политике, согласно которой перспективное развитие агропромышленного комплекса зависит от действия пресловутой «невидимой руки рынка».

В 2004-2005 гг. появились крупные работы, посвященные проблеме устойчивого развития сельских территорий. Одной из таких работ является коллективная монография «Политика развития сельских территорий России: поселения XXI века». Авторы (Артамонов А.Д., Бетин О.И., Богданов И.Я., Гордеев А.В., Мерзлов А.В., Сергеев И.И.), используя методологию системного подхода, успешно обосновывают концепцию устойчивого развития сельских территорий, подробно освещают механизмы и конкретные инструменты обеспечения успешной реализации перехода к устойчивому развитию, и предлагают авторский вариант концепции развития сельских территорий, содержащий цель и задачи, принципы, этапы и критерии оценки данного процесса. Сущность и функции сельских территорий, проблемы и перспективы устойчивого их развития, основные концептуальные подходы к устойчивому развитию рассматривается в работах В. Баутина, Н. Андреевой, С. Жданова, А. Колосова, В. Кузнецова, А. Петрикова. В качестве главного фактора устойчивого развития сельских территорий А.С. Миндрин предлагает считать занятость сельского населения. В исследованиях  А. Бойцова, В. Баутина, Б. Панкова, Р. Дроздова, И. Ушачева, А. Петрикова, Н. Андреевой и др. обосновывается экономическая целесообразность организации различных видов несельскохозяйственной деятельности в сельских поселениях, что будет способствовать повышению занятости и доходов населения.

Основой развития как сельскохозяйственной, так и альтернативной деятельности должны стать природно-территориальный и социальный потенциалы конкретных поселений, считают исследователи. Исследования региональных и муниципальных аспектов развития аграрной сферы представлены в работах А. Алтухова, Н. Борхунова, Е.С. Савченко, А.Н. Семина, А.Н. Тарасова и др.

Завершая данный литературный обзор, следует отметить, что изучение проблем агарного сектора России ведется в основном в научных учреждениях и организациях Российской академии сельскохозяйственных наук, в отдельных институтах РАН. Существуют рабочие группы, творческие группы, лаборатории, отдельные сотрудники, занимающиеся аграрной проблематикой. Столь высокая степень институционализированности аграрных исследований способна создать надежную теоретико-методологическую базу исследования и способствовать накоплению массива эмпирических данных для обобщения и выводов.

Начавшийся в 2008 г. мировой финансово-экономический кризис внес существенные коррективы в реализацию государственной аграрной политики. Обострились дисфункции существующей модели взаимодействий государства с сельхозпроизводителями, возросли требования к качеству политических решений связанных с обеспечением интеллектуальными, финансовыми и иными ресурсами, обострилась конкуренция с зарубежными сельхозпроизводителями за рынки сбыта. Научное же осмысление происходящих процессов существенно отстает от потребностей политической стратегии и практики. Все вышеуказанное обусловило появление научной лакуны, заполнению которой посвящено настоящее диссертационное исследование.

Цель диссертационного исследования – дать оценку аграрной политики России, выявить существующие дисфункции и предложить меры по их устранению.

Для этого, как нам представляется, необходимо решить следующие задачи:

1. Рассмотреть базовые принципы формирования приоритетов государственной политики и определить место аграрной политики в системе национальных интересов России.

2. Выявить диалектичность государственной аграрной политики таких детерминант как государственное регулирование и поддержка частной инициативы.

3. Установить значение научных знаний в разработке и реализации государственной аграрной политики на современном этапе развития России;

4. Выявить взаимосвязь реализации базовых принципов аграрной политики и элитологических механизмов формулирования приоритетов национальных интересов страны;

5. Установить влияние дисфункций современной аграрной политики на развитие страны;

6. Сформулировать особенности реализации аграрной политики России в условиях мирового финансово-экономического кризиса.

7. Дать оценку перспектив роли регионов в реализации государственной аграрной политики.

8. Выявить вектор перераспределительных отношений властных полномочий между федеральной и региональными элитами.

9. Оценить опыт реализации национального проекта «Развитие АПК» с точки зрения перспектив дальнейшего использования этой формы государственного управления аграрной сферой.

10. Сформулировать базовые направления взаимодействий государства с функционирующими в сфере АПК акторами.

11. Выявить механизмы формирования системной связи внутренней и внешней аграрной политики в условиях экономической глобализации.

12. Проанализировать влияние возможного вступления страны в ВТО на политику развития отечественного АПК.

Объектом исследования является государственная аграрная политика России.

Предметом исследования выступают политические особенности реализации государственной аграрной политики в условиях ее модернизации».

Теоретико-методологической базой исследования выступают основные положения институциональной теории, теории институциональных матриц, теории модернизации, теории групп интересов, функциональных группировок в политике, теории организации, теории множественности способов координации экономической деятельности, концепции национальных интересов в политике, теории глобализации и др. Важное место среди используемого методологического инструментария занимают базовые положения теории элит.

Методологической основой диссертационного исследования являются базовые положения системного анализа государственной политики страны в аграрной сфере, а также диалектический метод изучения объективных политико-экономических законов, закономерностей, явлений и политических про­цессов. При осуществлении диссертационного исследования использовались общенаучные методы: структурно-функциональный, исторический, сравнительного анализа.

Эмпирической базой оценок и обобщений исследования проблем аграрной политики выступают работы отечественных политологов, результаты исследования актуальных проблем осуществления приоритетного национального проекта «Развитие АПК» (с участием автора), проведенное в 13 регионах Южного федерального округа, мониторинг социально-трудовой сферы села, проводимый учеными ВНИИЭиН, материалы Росстата, статистические данные Минсельхоза РФ и других ведомств, а также вторичный анализ данных прикладных политических, социологических, экономических исследований социально репрезентативного уровня.

Новизна предлагаемого исследования заключается в следующем:

- сформулированы базовые принципы формирования приоритетов государственной политики и определено место аграрной политики в системе национальных интересов России;

- установлена диалектичность аграрной политики проявляющаяся в тесной взаимосвязи традиционно считающихся антагонистических детерминант государственного регулирования и поддержки частной инициативы;

- установлено несоответствующее требованиям времени слабое использование научных знаний при разработке и реализации государственной аграрной политики на современном этапе развития России;

– доказано, что в отличие от перестроечных лет и ситуации 90-х годов развитие аграрного сектора экономики признается правящей элитой государственным приоритетом;

- установлено влияние дисфункций современной аграрной политики на развитие страны проявляющееся в том, что часть территории исключается из процесса социально-экономического развития;

– сформулированы базовые принципы реализации аграрной политики в условиях мирового финансово-экономического кризиса;

- установлено возрастание в реализации государственной аграрной политики на современном этапе развития России роли регионов;

- доказано, что формирование многоуровневой модели аграрной политики России означает отказ федеральной элиты и региональных элит от перераспределительных отношений властных полномочий;

- установлено, что приоритетный национальный проект «Развитие АПК» стал основным методом государственного регулирования и стимулирования роста производительности труда в аграрной сфере;

- сформулированы лежащие в основе аграрной политики базовые направления взаимодействий государства с функционирующими в сфере АПК акторами;

– установлено влияние в условиях экономической глобализации международных акторов на трансформацию аграрной политики страны;

– предложены меры по повюшении конкурентоспособности отечественного АПК в условиях возможного вступления России в ВТО.

Тезисы, выносимые на защиту:

1. Происходящие в рамках реализации в современной России аграрной политики институциональные изменения носят разновекторный характер. Базовыми принципами формирования приоритетов государственной политики являются: ориентация на повышение производительности труда и качества выпускаемой продукции, отход от практиковавшихся во времена СССР экстенсивных методов развития, обеспечение продовольственной безопасности страны. В системе национальных интересов России. модернизация АПК рассматривается как фактор повышения конкурентоспособности страны и повышения качества жизни населения.

2. Диалектичность политики проявляется в тесной взаимосвязи, традиционно считающихся антагонистическими детерминант - государственного регулирования и поддержки частной инициативы. В настоящее время государственная политика направлена на усиление государственного регулирования отрасли, направленное на защиту отечественного производителя, так и на стимулирование предпринимательской инициативы.

3. При разработке и реализации государственной аграрной политики на современном этапе развития России недостаточно используются научные знания, что препятствуют росту производительности труда и повышению качества производимой продукции. Представляется целесообразным разработка государственной программы повышения меритократичности на всех уровнях организации сельскохозяйственного производства и повышения интеллектуального капитала жителей села.

4. Развитие аграрного сектора экономики признается правящей элитой государственным приоритетом в силу огромного экономического потенциала сельского хозяйства (земельно-ресурсный потенциал и растущий внутренний спрос на продукцию сельского хозяйства), необходимости превращения сельского хозяйства в базовую отрасль в системе продовольственной безопасности страны, возможности для сельского хозяйства выступить в роли «мультипликатора» экономического роста и развития.

5. Слабость аграрной политики России ведет к тому, что большая часть ее территории исключается из процесса социально-экономического развития. Следствием социально-экономического упадка сельских территорий является ухудшение демографической ситуации, нарушение как внутренней, так и внешней политической стабильности страны.

6. В условиях общемирового финансово-экономического кризиса правительство России оперативно приняло меры по поддержке отрасли сельхозпроизводства. В частности, был расширен доступ сельхозпроизводителей к системе лизинга техники, упрощен доступ к инвестиционным кредитам, временно были повышены таможенные пошлины на ввоз импортной сельхозтехники. Представляется целесообразным в рамках реализации государственной аграрной политики разработать представителями государства с участием экспертов гражданского общества модель посткризисного развития АПК, включающую долговременные меры демпфирования негативных проявлений международных кризисов на экономику страны.

7. Обеспечение целей государственного экономического развития аграрного сектора возможно только через активное региональное развитие, которое в максимальной степени способно достичь интеграции государственных, коллективных и индивидуальных интересов и отношений, мобилизации усилий для осуществления крупных народнохозяйственных проектов государственной аграрной политики. Методологической основой должна стать новая концепция региональной аграрной политики, ориентированной на саморазвитие территорий. В связи с вышеуказанным происходит перераспределение функций между федерацией и входящими в ее состав субъектами.

8. Формирование многоуровневой модели аграрной политики России означает отказ федеральной элиты и региональных элит от перераспределительных отношений властных полномочий, включающих перебрасывание проблем с одного уровня на другой, что не способно комплексно решить проблемы роста сельскохозяйственного производства. Требуется реформирование системы субъект-объектных аграрно-политических взаимодействий в многоуровневой системе государственно-политического регулирования аграрного развития.

9. Основным методом государственного регулирования и стимулирования роста производительности труда в современной России стали национальные проекты как система приоритетных мероприятий. При этом регион и муниципальное образование должны стать активными и ответственными субъектами аграрной политики, разрабатывая и реализуя соответствующие целевые программы.

10. Базовыми, и при этом закрепленными в нормативных документах направлениями взаимодействий государства с функционирующими в сфере АПК акторами, должны являться: развитие и обеспечение свободы хозяйствования, предпринимательской инициативы субъектов аграрной сферы на основе разработки четкой концепции регулирования земельных отношений; усиление мер государственного регулирования, направленных на контроль и поддержку системы продовольственной безопасности страны в условиях мирового финансово-экономического кризиса; ориентация господдержки на рост производительности труда; использование многообразных организационных форм хозяйствования.

11. Процессы социально-политической и экономической глобализации трансформируют национальные модели аграрной политики. И дело не только в формировании мировой агропродовольственной системы, деятельности организаций, определяющих принципы и правила экономического обмена (ВТО/ГАТТ). Глобализация становится необходимым условием модернизации сельскохозяйственного производства, условием устойчивого развития и экономического роста, превращая в необходимость процесс поиска системной связи внутренней и внешней аграрной политики.

12. В условиях возможного вступления страны в ВТО успех политики развития отечественного АПК может быть обеспечен за счет сочетания принципов саморегулирования и целенаправленности развития, управления политико-экономическими процессами, основанном международном опыте. Необходима разработка целевых программ повышения конкурентоспособности отечественной сельскохозяйственной продукции, обучения работников АПК действиям в условиях инновационного развития отрасли с ориентацией на лучшие международные образцы кооперации и внедрения достижений научно-технического прогресса.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что результаты и выводы проведенного исследования расширяют представления о характере и направленности современных процессов в аграрной сфере и могут быть использованы для решения теоретических и практических проблем формирования и реализации государственной и региональной аграрной политики, реформы местного самоуправления, разработки программ устойчивого развития территорий. Отдельные выводи и положения могут быть использованы в процессе преподавания политологии, аграрной социологии, курсов специальных дисциплин.

Апробация результатов исследования. Основные научные результаты диссертационного исследования нашли свое отражение в 4 монографиях и 6 статьях, опубликованных в журналах, включенных в перечень ВАК, а также 39 статьях и брошюрах общим объемом около 90 п.л. Результаты исследований докладывались в выступлениях на международных, межрегиональных и региональных конференциях, «круглых столах», симпозиумах в 2004–2009 гг. Результаты исследования неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры политологии и этнополитики Северо-Кавказской академии государственной службы в 2007–2009 гг.

Структура исследования подчинена целям и задачам исследования и включает пять глав, введение и заключение.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе диссертационного исследования «БАЗОВЫЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ ФОРМИРОВАНИЯ АГРАРНОЙ ПОЛИТИКИ» доказывается, что сельское хозяйство России располагает огромными возможностями по наращиванию объемов товарной продукции животноводства и растениеводства, не смотря на то, что в нынешнее время доля сельскохозяйственного производства в валовом внутреннем продукте не велика – всего 5-6%. Отставание развития сельского хозяйства от других отраслей народного хозяйства заложено еще в дореформенный период. Но чтобы аграрный сектор занял достойное место в экономике страны, следует изменить приоритеты экономической политики в соответствии с ролью и местом сельскохозяйственного производства в системе национальных интересов и государственных приоритетов.

1.1. Политико-экономические детерминанты аграрной политики: приоритеты развития государства и национальные интересы в контексте развития аграрного сектора. Анализ хода и результатов социально-экономических реформ российского общества в 90-е годы показал, что избранная стратегия реформирования не в полной мере отвечала национальным интересам России, поскольку радикальные действия, направленные на структурную перестройку экономики, привели к снижению реальных доходов российского населения и его депопуляции. Поэтому продолжение реформ должно исходить из ясного и четкого понимания национальных интересов и государственных приоритетов.

Приоритеты государственной политики обычно определяются интересами правящей элиты, господствующих социальных групп, интересами доминирующего в государстве этноса и т.д., могут соответствовать объективным потребностям общественного развития, но могут и не отвечать таковым. Национальный интерес определяется и формируется потребностями общественного развития. Итоги предшествующего десятилетия реформ заставляют отказаться от признания исключительной приоритетности таких целей как создание рыночных институтов, реализация либерально-демократических свобод и т.д. Данные цели важны, но только в контексте главной проблемы – повышения уровня благосостояния россиян. Поэтому система национальных интересов должна строится вокруг обеспечения достойных условий жизни всем гражданам страны и создания условий для улучшения жизни будущих поколений россиян. Национальный интерес как цель экономической политики реализуется в системе приоритетов. Экономический рост, эффективность производства, институциональные изменения и другие приоритеты должны быть ориентированны, прежде всего, на обеспечение уровня жизни и благосостояния населения. Отсутствие осознания соотношения целей и средств приводит к проблеме экономического роста как самодовлеющего приоритета. И даже в том случае, если риторика отдельных реформаторов содержит высказывания о повышении благосостояния как цели политики, реальная деятельность может содержать меры, которые приводят к завуалированному отказу от этой цели.

Проблема российского экономического роста – доминирование сырьевого сектора в экономике. По природным ресурсам конкурентоспособность России превышает практически все страны мира. Считается, что развитые страны по совокупным запасам обеспечены на 15-16 лет. В то время как Россия только по разведанным богатствам недр обеспечена на 50-75 лет, количество неразведанных запасов оценивается экспертами на 1-3 порядка больше . Огромное богатство природных ресурсов приводит к тому, что важнейший национальный приоритет – рост благосостояния граждан не реализуется в настоящем и ставится под угрозу его реализация в будущем. К сожалению, проблема зависимости экономики от нефтегазового сектора не решалась в прошлом. Не смотря на некоторые обнадеживающие тенденции в настоящем ситуация достаточно критична. Российская экономика по-прежнему чувствительна к конъюнктуре мировых цен на энергоносители. Альтернативой должен стать рост на основе высокой инвестиционной активности прежде всего отечественных предпринимателей.

Экономическая политика российского государства должна быть направлена на прорывы по отдельным направлениям научно-технического прогресса, таким как развитие аэрокосмической индустрии, разработку биотехнологий, развитие технологий связи, информационных сетей, спутниковой или оптиковолоконной связи и т.д. Указанная совокупность высокотехнологических отраслей способна мультиплицировать экономический рост, поскольку порождает спрос на множество товаров и услуг различных отраслей экономики. Однако, данные рекомендации, на наш взгляд, содержат некоторые существенные недочеты: во-первых, они концентрируются на западной модели воспроизводства и индустриального развития, забывая об особенностях развития российского хозяйственного потенциала, а во-вторых, упускают из виду возможности еще одного «экономического мультипликатора» – сельского хозяйства. По расчетам специалистов, рост объема производства в сельском хозяйстве на 1000 руб. влечет за собой увеличение потребности в выпуске машин и оборудования на 2,3 тыс. руб., а по другим отраслям (поставщикам ресурсов) – почти на 3 тыс. руб. Один работник сельского хозяйства способен обеспечить занятость еще 6–7 человек в других сферах производства .

В настоящее время происходит осознание, что развитие аграрного сектора является одним из важнейших приоритетов государственной экономической политики, напрямую связанным с главной целью – ростом благосостояния и качества жизни российских граждан. Проблемы аграрно-промышленного комплекса страны, цель развития которого – улучшение качества жизни населения, прозвучали на самом высоком политическом уровне. Впервые в новой России понятие «продовольственная безопасность» юридически закреплено в Федеральных целевых программах. При этом представление о продовольственной безопасности все более отходит от традиционного представления о возможностях самообеспечения и из количественной плоскости переходит в плоскость гарантий качества и доступности. Сосредоточенность на количественном подходе к обеспечению продовольственной безопасности ведет к абстрактным дискуссиям о допустимости и объемах импорта продовольствия, в то время как речь должна идти о кардинальной перестройке сельскохозяйственного производства России с учетом естественно-природных условий и культурно-исторических традиций.

Определение агарного сектора как области национального интереса связано с поселенческой структурой России. Не смотря на то, что сельское население в соответствии с данными статистки составляет не более трети, большинство жителей так или иначе связаны с сельским хозяйством родом деятельности, образом жизни, способом хозяйственного самообеспечения. Понимание же этой особенности России приводит к признанию приоритетности аграрной политики, поскольку именно она направлена на обеспечение достойной жизни граждан не только мегаполисов, форпостов новой информационной экономики, но и на повышение уровня жизни жителей на всей территории страны, связанных с сельским хозяйством через экономическую многооукладность и хозяйственное самообеспечение. Таким образом, в аграрную политику закладывается приоритет территориальной эффективности, что, на наш взгляд не противоречит эффективности отраслевой. Но постановка во главу угла реформирования именно принцип территориальности, требует уделять больше внимания аграрной политике, поскольку происходит перераспределение социально важных функций в сторону сельских территорий и сельского хозяйства.

С учетом национальных приоритетов и социально-экономических, социокультурных функций села, можно сказать, что агропромышленный комплекс России – ключевой сектор национальной экономики, обеспечивающий продовольственную безопасность страны как часть системы общей национальной безопасности, обеспечивающий внутреннюю политическую устойчивость, способствующий повышению качества жизни населения страны, улучшению демографической ситуации, развитию сельских территорий и соответственно всей территории России. Реализация  указанных приоритетов зависит от успеха экономической политики, как системы мероприятий, осуществляемых государством. Выбор направлений и инструментов требует рассмотрения соотношения государственного регулирования и частной инициативы в сельском хозяйстве, уточнения границ государственного вмешательства в аграрную сферу.

1.2. Государственное регулирование и частная инициатива – диалектические детерминанты аграрной политики.

Проблема государственного вмешательства в сельское хозяйство специфична и определяется особенностями сельскохозяйственной деятельности и крестьянского хозяйства как особой организационной формы, сочетающей природную необходимость и хозяйственную свободу, лично-инициативное отношение к труду. Задача государства – не создавать такой степени хозяйственной несвободы крестьянина, при которой происходит постепенная деградация крестьянства, ведь в условиях несвободы земледельческого труда происходит разрушение органического взаимодействия человека и природы.

В традиционном обществе государство выступало субъектом качественного отношения к сельскому хозяйству, наряду с отдельным человеком, общиной, этносом, поскольку оно представляло собой в первую очередь политико-территориальную общность. Современное представление о государстве как инструменте реализации частных интересов граждан отрывает его от «почвенной» конкретики и проецирует в качестве цели абстрактную, имеющую количественно-цифровое выражение задачу повышения национального благосостояния. Аграрная политика в этой ситуации также понимается как процедура количественного регулирования сельскохозяйственного производства. Забывается его качественная особенность, связь с природной средой и природой человека. И поэтому в спорах о проблемах госрегулирования экономики зачастую исчезает специфика аграрного производства. На аграрную политику проецируются противостояние двух концепций: либеральной экономической модели, основанной на свободе личной инициативы экономических субъектов, и модели, предполагающей почти полное огосударствление экономики.

В кризисный период конца 80-х – начала 90-х эти две альтернативы обсуждались в качестве возможного пути российской реформы. Хотя в экономической истории и экономической практике существуют промежуточные формы, сочетающие частнохозяйственную инициативу и определенные формы государственного регулирования. Сторонники обеих альтернатив находили аргументы в их пользу. Одни ссылались на экономический успех развитых стран, на убыточность колхозов и совхозов в Советском Союзе. Научные аргументы против государственного регулирования подчеркивали сковывание личной инициативы, а также указывали факторы, в институциональной теории именуемые «провалами» государства, т.е. случаи, когда государство не в состоянии обеспечить эффективное распределение и использование общественных ресурсов: ограниченность необходимой для принятия решений информации, несовершенство политического процесса, ограниченность контроля над бюрократией, неспособность государства полностью предусмотреть и контролировать ближайшие и отдаленные последствия принятых им решений. Меры, предпринятые государством, нередко приводят к отличным от поставленных целей последствиям. В условиях рыночной экономики эти ограничения компенсируются эффектами функционирования рыночных механизмов. Но в условиях советского тотального огосударствления эти провалы обретают тотальное звучание и тотально-разрушительные последствия.

Социально-исторические и политические условия хозяйствования отразились в конституировании различных типов экономической политики. Кроме классического, либерального англосаксонского типа оформился западноевропейский, скандинавский и тип социальной рыночной экономики. Данные типы экономической политики, в отличие от планового хозяйства  советского типа опираются на частнохозяйственную предпринимательскую деятельность, но при этом предполагают разную степень и формы государственного участия в экономике и различные ориентиры социальной политики. Но даже в рамках определенного типа экономической политики наблюдается различное отношение к принципам экономической свободы и государственного регулирования на каждом этапе становления рынка. Теоретиками установлен волнообразный характер обращения к принципам госрегулирования, даже в либеральных экономиках.

Еще более существенны колебания свободной рыночной экономики в сторону госрегулирования в аграрном секторе, ведь сравнительно с промышленностью и торговлей сельскохозяйственное производство характеризуется низкой инвестиционной привлекательностью в связи с сезонностью и длительностью производственного цикла, сильной зависимостью от природно-климатических факторов. Объективные сложности приспособления природозависимого сельскохозяйственного производства к закономерностям функционирования свободного рынка заставляют политиков осознать, что сельское хозяйство – особая сфера экономической деятельности и пересмотреть систему взаимоотношений государства и аграриев. В диссертации подробно рассматривается опыт осуществления государственного регулирования агарного производства США и других развитых стран, на основании которого делается вывод, что государственная поддержка не ограничивается исключительно финансированием производителей продукции сельского хозяйства, а осуществляется как управление процессами в агросфере, т.е. аграрная политика. Осуществляется управление сельскохозяйственным производством через его регламентацию, через регулирование количества производимой продукции, через контроль за качеством продукции, поощрение и развитие определенных организационных форм производства, влияния на специализацию производства сельскохозяйственных продуктов и т.д. Способы реализации – государственные закупки, оптовые рынки, кредит, прямые выплаты сельхозпроизводителям и т.д., используется обширный спектр мер экономического воздействия на развитие аграрного производства.

Россия – особый географический мир, климатические особенности которого обостряют риск ведения сельскохозяйственного производства. Территориальный фактор также провоцирует высокую степень государственного вмешательства в сельскохозяйственное производство. О том, что в российской истории всегда присутствовало государственное регулирование экономики, писали представители евразийской школы, ссылаясь на концепцию «месторазвития». Популярная ныне теория институциональных матриц подчеркивает постоянное воспроизводство исторически развивающихся форм конкретных социальных отношений, воспроизводство определенных институтов, характерных для каждого конкретного общества. В российском обществе постоянно воспроизводятся институты унитарно-централизованного политического устройства и государственного вмешательства в экономическое развитие. Таким образом, значение государственных институтов в реформировании аграрной сферы уменьшаться не должно, речь может идти только об изменении форм государственного участия, например, индикативное планирование, вместо и директив из центра и тотального контроля.

1.3. Научное знание как детерминанта формирования и реализации современной аграрной политики. Специфические черты аграрного производства изначально ставят его в менее благоприятное положение по сравнению с другими отраслями экономики. Эти особенности оказывают значительное влияние на особенности управления АПК и возможности государственного регулирования агропромышленного производства. Однако, важна не столько степень аграрного протекционизма, сколько рациональная, научно-обоснованная система мер государственной поддержки аграрного сектора, что усиливает роль и ответственность аграрной науки.

Анализ аграрной политики США показывает, что финансирование науки было одним из первых актов государственной поддержки сельского хозяйства, во многом благодаря законодательной инициативе развивалась аграрная наука, ставшая основой современного технико-технологического состояния аграрного сектора США. Последние законы о перспективах развития сельского хозяйства США прочеркивают необходимость специального финансирования аграрной науки даже при сокращении общего объема выплат. Особенно отмечаются исследования современных биотехнологий.

Изучение российской аграрной политики показывает множество примеров экономической политики, непродуманной и научно необоснованной. Жизнь доказывает необходимость участия науки на всех этапах социально-экономических преобразований в аграрном секторе: сбор информации, разработка проекта, анализ эффективности политических механизмов реализации проектов, мониторинг и экспертная оценка хода реформ. Однако, политическая реальность заключается не только в невнимании власти к возможностям науки, но и в парадоксальном отторжении от науки, преследовании ученых.

Приход ученых во власть способен решить проблему только отчасти – повысить уровень специальной компетенции представителей власти. Эффект может дать только организация регулярного взаимодействия аграрной науки и политики, институциональное оформление этого взаимодействия, прежде всего, на уровне экспертной оценки политико-аграрных проектов.

Глава 2. Направленность изменений российской государственной аграрной политики в процессе формирования рыночной экономики

Цель аграрной политики – повышение конкурентоспособности отечественного сельхозпроизводства, его устойчивости, обеспечение доходности отрасли, развитие аграрного рынка. Но развитие рынка требует создания условий получения доходов для сельхозтоваропроизводителей, субъектов хозяйственной деятельности в данной отрасли, формирования соответствующей институциональной среды. Поэтому проектирование институциональных преобразований представляет собой основное содержание агарной политики трансформационного общества, сопровождающееся как всякое политическое действие борьбой вокруг основных институтов, в данном случае института собственности на землю. Изменение земельных отношений в ходе реформ и формирование новой структуры сельскохозяйственного комплекса составляет основные направления аграрной политики в процессе формирования рыночной экономики.

2.1. Проектирование институциональных преобразований в российской экономике и аграрный сектор. Формирование рыночных институтов составляют главное содержание социально-экономических реформ 90-х годов ХХ в. Аграрная реформа – одно из направлений социально-экономического реформирования российского общества и поэтому несет в себе общие всему процессу недостатки и противоречия – опора на либералистские представление о рынке как «естественном порядке», усиленном навязывании «рыночных» моделей, и отказе от любых иных институциональных форм на основании их якобы отсталости, дорыночности. Результатом рыночного реформирования, осуществленного по указанному сценарию, становятся противоречия и деформации институционального порядка России.

Прежде всего, легализация и формализация норм и правил, сложившихся спонтанно в рамках прежней системы, приводит к появлению не только, и не столько норм цивилизованного рынка, сколько к закреплению теневого порядка, натурализации хозяйства, приватизации общественной и политической жизни. Импортированные институты вступают в противоречие с нерыночной институциональной средой. Можно сказать, что в итоге в России складываются две несовместимые институциональные системы: одни институты ориентированы на вхождение в рыночную систему, другие вступают с ними в противоречие, так как ориентированы на использование административного ресурса и воспроизводят отношения административно-командной системы. Например, отказ от традиционных форм государственной поддержки сельского хозяйства притом, что не сложились институты эффективного кредитования сельхозпроизводителя. Такое институциональное состояние ведет к потере ответственности за неэффективное и даже губительное для земли хозяйствование, к обострению социальных проблем и усилению социальной дифференциации населения.

Автор, подробно рассмотрев технологии институционального проектирования в аграрной сфере, пришел к выводу, что оптимальное институциональное проектирование аграрной сферы должно исходить из принципа плюрализма способов координации сельскохозяйственной деятельности, которые не совпадают с границами организованных или институционально зафиксированных видов деятельности. А также, при проектировании институтов аграрной сферы не следует заниматься попытками подгонки институтов к рыночным моделям, необходима эффективная комбинация многоукладной экономики, государственной поддержки сельского хозяйства  и государственного регулирования сельхозпроизводства.

2.2. Политическая борьба элит вокруг отношений собственности на землю, изменение земельных отношений в ходе реформ. Нарастающий кризис в сельском хозяйстве пытались остановить еще в советское время, разрабатывая крупномасштабные программы. Разрабатываемые программы (например, принятая в 1982 г. Продовольственная программа) носили по сути технико-технологический характер. Конец 80-х – начало 90-х годов ознаменовались становлением политических процедур решений основных государственных проблем. Наряду с позитивными политическими изменениями возникают феномены, ранее неизвестные стране, но имевшие значительные разрушительные последствия – «война законов», «парад суверенитетов». Поэтому институциональные изменения в сельском хозяйстве из технико-технологической проблемы формирования эффективных структур хозяйствования превратились в арену жесточайшей политической борьбы.

Политическая борьба искусственно затягивала решение проблем аграрного сектора, не смотря на поспешность принятия многих нормативно-правовых актов. Большинство изменений проводились не вполне легитимными способами. В результате наличная структура хозяйствования разрушалась. Итогом реформы, тем не менее, явилось становление в России института частной собственности на землю и формирование многоукладности. Однако, комплексная оценка итогов реформирования показывает, что преодоления деформаций аграрных отношений не произошло. Если ранее хронический аграрный кризис был следствием всеобщего огосударствления, не учитывающего специфики регионального сельского хозяйства, то теперь деформации были связаны с трансформаций институтов в сторону частного сектора в сочетании с незавершенностью институциональных реформ.

Реализуемый в начале 90-х годов сценарий институциональной трансформации сводился к реформированию земельных отношений на основе противопоставления государственной и частной собственности на землю и признания последней базисной для новой аграрной системы (принципы либерализма). Но в результате ограничений рыночного оборота (купли-продажи) земли, формирования новых форм коллективной собственности складывается институциональная модель, тяготеющая все же к смешанной экономике, хотя структура российского варианта смешанной экономики не соответствует идеальным моделям реализации собственнических правомочий. Так, большинство акционерных обществ в аграрной сфере лишь условно можно считать таковыми. Их капитал не работает в качестве акционерного, не обращается как акционерный и не приносит доходов селянам. Модель кооперации также нарушена, поскольку долевая форма земельной собственности не обозначала размеры реального вклада селян. Сформировалось довольно противоречивое и неустойчивое состояние. Перспективы развития индивидуальных фермерских хозяйств также оставались неясными в силу непроработанности в законодательстве многих вопросов, возникающих в процессе хозяйственной деятельности. В силу обычных житейских и естественных обстоятельств неизбежен гражданский оборот земельных участков, который включает не только реального и потенциального собственников, но и органы земельной службы, работников бюро технической инвентаризации, консалтинговые коммерческие структуры, нотариальные конторы, сельские и муниципальные администрации и т.д. В этих условиях возникают возможности не только разнообразить комбинации прав собственности, но и возможности для мошенничества и коррупции.

Федоренко Н.П. Россия: уроки прошлого и лики будущего. - М.: Экономика, 2001. С. 76.

Ушачев И. Роль и место сельского хозяйства в экономике России // АПК: экономика, управление. 2002. № 5. С. 28.

Землевладельцы, приобретающие собственность для ведения хозяйства заинтересованы в юридической чистоте своих прав, поскольку для успешного хозяйствования требуются вложения средств в сбережение производительной силы и продуктивности земли. Преодоление неустойчивости и противоречий связано с дальнейшим развитием смешанной экономической системы, для чего следует ориентировать реформы на становление разнообразных форм собственности на землю, включая частные, кооперативные, общинные, коллективные, муниципальные, государственную. Каждая из форм собственности должна получить определенный правовой статус, а каждому хозяйственному субъекту необходимо предоставление права выбора наиболее рациональной для них формы земельной собственности. Существование различных форм собственности должно подкрепляться развитием механизмов и институтов движения земельной собственности.

К сожалению, политическое противостояние, породившее модель реформирования земельных отношений на основе противопоставления государственной и частной собственности, продолжало настойчиво воспроизводить эту линию – полемика велась вокруг частной собственности малых форм или государственной собственности крупных аграрных предприятий. Кроме идеологического противоборства различных экономических систем в этом противостоянии отразилась борьба отдельных групп интересов за государственные финансы.

На основе политической стабилизации начала 2000-х годов осуществилось формирование системы устойчивых отношений между основными участниками политического процесса, произошло снятие острых противоречий между законодательной и исполнительной властью, изменение контекста проектирования экономической политики и принятия политико-экономических решений. Стало возможно перенести акценты с политической борьбы на юридическую процедуру и научное обоснование экономической политики, тем более, что на данном этапе не требуется кардинальных изменений общественно-экономической системы. Задача заключается в постепенном и последовательном приведении в соответствие земельных отношений и структуры народнохозяйственного комплекса, а также совершенствования механизмов и процедур реализации новых собственнических отношений и прав.

Принятые ранее законодательные акты несли в себе ошибки поспешного принятия, зачастую под действием политических мотивов, поэтому содержали неточности и противоречия в описании структуры прав собственности, статуса собственника и т.д., ущемляющие земельные права членов крестьянского хозяйства. Соответственно вырисовывается необходимость создания четкой концепции регулирования земельных отношений, которая бы учитывала частноправовые и публично-правовые интересы и способствовала бы переходу от практики фрагментарного формирования аграрного законодательства к целостным моделям. С этой целью, возможно, следует разработать и принять Федеральный закон, в котором четко определить цели, задачи и приоритеты развития отечественного агропромышленного производства, механизмы экономического роста аграрного сектора и его структурной перестройки, механизмы обеспечения устойчивости развития аграрного производства и сельской местности, а также с учетом глобализации экономического развития и перспективами вступления в ВТО, основные принципы внешнеэкономической деятельности на рынке продовольствия.

2.3. Динамика политических решений в области формирования новой структуры сельскохозяйственного комплекса. Важнейшим результатом проведения реформ в аграрном секторе, и в первую очередь итогом реорганизации отношений собственности на землю, является формирование многоукладной экономики. Уже на первом этапе реформ (1991–1993 гг.) осуществлялся курс на реорганизацию сельскохозяйственных предприятий. Основными нормативными актами на данном этапе выступили: Указ Президента РФ от 27 декабря 1991 года № 323 «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР»; Постановление Правительства РФ от 28 декабря 1991 года № 81 «О реформировании системы государственного управления агропромышленным комплексом Российской Федерации»; Постановление Правительства РФ от 29 декабря 1991 года № 86 «О порядке реорганизации колхозов и совхозов».

В данных нормативных актах отражены пути реорганизации колхозов и совхозов и способы их осуществления. В основном отмечены три основных способа: 1) раздел хозяйства на крестьянские хозяйства и малые предприятия с последующим их добровольным объединением в ассоциацию или кооперативы; 2) реорганизация хозяйства или его части в акционерное общество открытого или закрытого типа; 3) реорганизация хозяйства или его части в производственный кооператив (коллективное предприятие).

Подведя итог первому этапу реформ, можно сказать, что к 1994 году аграрная реформа в части организационных преобразований сельскохозяйственных предприятий в основном завершилась и зафиксировано становление многоукладной экономики. После реализации указанных нормативно-правовых актов изменилась организационно-правовая структура сельскохозяйственного производства. Сложились три основные формы хозяйствования – сельскохозяйственные организации (предприятия), крестьянские (фермерские) хозяйства и хозяйства населения. Данные формы представляют собой по существу социально-экономические уклады, отражающие сложившуюся социально-экономическую структуру нашего аграрного сектора, довольно необычную с точки зрения мировой практики.

Традиционная для России «кампанейщина» привела к тому, что формально, срочно, под давлением политических обстоятельств, в условиях борьбы за власть и противостояния законодательной и исполнительной ветвей власти, без достаточной подготовки происходило перераспределение земли. Проблемы новых хозяйств заключались также в том, что организационно-экономический механизм в этих хозяйствах лишь формально строился на демократических, либерально-рыночных началах. Но фактически работники в них, как правило, отчуждены от дел хозяйства даже в большей степени, чем в прежних колхозах и совхозах. Ситуация порождала множество конфликтов, неудовлетворенности интересов различных людей и социальных групп. В этих условиях осуществлялись не столько реорганизация, сколько развал колхозов и совхозов, следствием чего было снижение аграрного производства, утрата национальной продовольственной безопасности. Поэтому не только в аграрной теории, но в политической практике возникли вопросы о мерах дальнейшего регулирования сельскохозяйственного производства,  о преимущественных формах сельскохозяйственного производства.

В условиях развала колхозов и совхозов, ослабления государственного регулирования экономики утвердилось представление о спасительности для России фермерского уклада. Поэтому основное содержание политических решений нового этапа (1994–1995 годы) – поддержка фермерских хозяйств, развитие малого предпринимательства. Нормативно-правовую основу второго этапа реформ составляет Программа аграрной реформы на 1994–1995 годы, одобренная постановлением Правительства РФ от 6 июля 1994 года № 791 и Федеральный закон «О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ», принятый 12 мая 1995 года. В этих документах отражены первые результаты аграрной реформы и на основе анализа сложившейся социально-экономической обстановки в АПК РФ сделан вывод о необходимости продолжения реорганизации сельского хозяйства на основе формирования производственных сельскохозяйственных кооперативов и организации фермерских хозяйств.

Изучение статистического материала показывает рост за время реформ производства крестьянских фермерских хозяйств, но этот рост в принципе ничтожен – с 1,1 % в 1992 г. до 3,7 % в 2001 г. В период второго этапа аграрной реформы доля фермерских хозяйств в структуре продукции российского сельского хозяйства возросла менее чем на 1%  и составила 1,9 % в 1995 г. Таим образом, зависимость от крупного хозяйства и определенные пределы крестьянских хозяйств и хозяйств населения предопределили поворот аграрной политики в сторону усиления государственного регулирования сельскохозяйственного производства.

Нормативно-правовую основу третьего этапа (с 1996 по 2000 г.) составили следующие документы: Указ Президента РФ от 16 апреля 1996 года № 565 «О мерах по стабилизации экономического положения и развитию реформ в агропромышленном комплексе»; Указ Президента РФ от 18 июля 1996 года № 933, утвердивший Федеральную целевую программу стабилизации и развития агропромышленного производства в Российской Федерации на 1996-2000 годы; Федеральный закон от 19 июня 1996 года «О государственном регулировании агропромышленного производства»; Федеральный закон от 8 декабря 1995 года «О сельскохозяйственной кооперации».

В этих документах предусматривалось со стороны государства регулирование цен на энергоносители, льготное кредитование и ряд налоговых льгот, подчеркивалось, что основным направлением реформирования является развитие кооперативных отношений и поддержка создания производственных, перерабатывающих, снабженческо-сбытовых, агросервисных, кредитных, страховых и других видов кооперативов, гарантировалась гражданам (физическим лицам) и юридическим лицам государственная поддержка сельскохозяйственных кооперативов и их союзов (ассоциаций).

Анализ основных экономических показателей позволяет утверждать, что к настоящему времени сложилось довольно устойчивое соотношение вклада каждого из трех основных укладов в производство сельхозпродукции. Задачей нового этапа – развитее форм сельскохозяйственной кооперации и интеграции, которые позволят сельхозпроизводителям сконцентрировать трудовые, материальные, финансовые ресурсы для рационального их использования и тем самым лучше адаптироваться к рынку, создать основу для формирования высокоэффективного конкурентоспособного агропромышленного комплекса. Мировой опыт показывает, что успешное функционирование АПК возможно при высоком профессионализме работников, доступности технических инноваций, наличии хорошо отлаженной информационно-консультационной службы. Все это свидетельствует о том, что необходима широкая национальная программа развития сельского местности, учитывающая социально-экономические условия системной связи государственной и региональной аграрной политики.

Глава 3. ФЕДЕРАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ УРОВНИ АГРАРНОЙ ПОЛИТИКИ. ДИАЛЕКТИКА ЦЕНТРАЛИЗАЦИИ И ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИИ. Изменение земельных отношений в ходе реформ и формирование новой структуры сельскохозяйственного комплекса обусловили изменение основных параметров и направлений аграрной политики в первую очередь в сторону ослабления государственного вмешательства. Однако, объективные показатели состояния сельскохозяйственного производства, достижение критического уровня продовольственной безопасности свидетельствуют о необходимости изменения модели формирования и реализации аграрной политики. Приватизация земли и аграрных предприятий должна и может способствовать пробуждению экономической инициативы населения. Но сложности ведения сельского хозяйства в России и современные исследования, доказывающие существование прямой связи между экономической политикой государства и уровнем развития рыночных отношений, заставляют вновь обратиться к проблеме госрегулирования. Советская модель тотального государственного контроля и планирования принципиально невозможна в условиях многоукладности современного российского сельского хозяйства. С другой стороны, современное государство, как всякая сложная организационная структура, предполагает многоуровневую композицию реализации властных полномочий и принятия экономических решений – общенациональный (федеральный), региональный, муниципальный. Таким образом, появляется основа формирования новой модели аграрной политики российского государства, учитывающая особенности системной связи различных уровней государственной власти.

3.1. Социально-экономические условия системной связи государственной и региональной аграрной политики. Сценарий социально-экономических реформ, включающий в качестве одной из основных компонент «шоковую терапию», привел к резкому падению, как общественного производства, так и уровня жизни населения. Среди множества различных факторов, обусловивших устойчивость экономики страны к сверхперегрузкам реформационного периода, одним из наиболее значимых явилась административная и хозяйственная деятельность региональных органов государственной власти. Региональные власти вынужденно выполняли функции экономического регулирования, восполняя просчеты федеральной политики либерализации экономики. Хотя экономическая политика регионов не была политикой в строгом смысле слова, поскольку носила рефлекторный, компенсаторный характер при полном отсутствии системности. Конструирование системной модели региональной аграрной политики требует, для начала, определения феномена.

Обобщая имеющиеся определения, автор показал, что региональная экономическая политика понимается как воздействие центральных (федеральных) органов власти на социально-экономическое развитие отдельных территорий. Традиционным для России способом решения региональных проблем было перераспределение средств из центра. Анализ мирового и отечественного опыта показывает бесперспективность прераспределительной модели региональной политики, поскольку исчезновение или ослабление источника финансового потока приводит к возобновлению региональных диспропорций. Перераспределительная модель решения региональных проблем обычно включала специальные программы, способные компенсировать социальное напряжение региональных трансформаций.

Новая модель региональной политики формировалась не столько под воздействием неолиберальной экономической идеологии, сколько представляла собой сокращение государственного финансирования экономических программ. В основу новой модели закладывалось снижение государственных субсидий и дотаций, субсидиарность государства, отказ от многих форм государственной поддержки регионального развития.

Увеличение межрегиональных различий в результате реализации неолиберальной экономической политики доказывает, что проблема выравнивания региональных различий не должна рассматриваться только как экономический феномен. Современные исследования возникновения и функционирования рынка показали невозможность конструирования оптимальной организации, способной раз и навсегда гарантировать устойчивую экономическую динамику регионов. А провозглашаемое в качестве важнейшего постулата неоклассической теории положение о стремлении экономики к равновесию подвергается сомнению, что делает невозможным использование его в качестве методологической основы региональной политики. Равновесное состояние в современной теории рассматривается как нетипичное и очень кратковременное. Влияние факторов, способствующих приближению системы к равновесию, перекрывается воздействием более мощных эндогенных сил и внешних экономической системе факторов, что порождает в системе состояние «напряженности», неустойчивости и провоцирует бесконечный процесс изменений. Исключительный случай рынка с совершенной конкуренцией требует специально организованного общественного пространства, властных отношений и социально-правовых норм. Поэтому, признавая экономику эволюционной открытой системой, испытывающей постоянные воздействия внешней среды – культуры, политической обстановки, природы и т.д., мы приходим к необходимости теоретического синтеза общей экономической, институционально-эволюционной теории и экономико-географических подходов для создания объяснительных моделей регионального развития. Основной синтеза должно стать представление о сложной структурно-уровневой экономико-политической системе современного общества, способной к развитию на принципах самоорганизации. Без этой предпосылки невозможно разрабатывать системную модель региональной аграрной политики.

Благодаря институциональному структурированию макроуровень перестает быть аморфным множеством рыночных связей, он получает институциональное оформление, а микроуровень ассимилируется с институциональными процессами, а не только учитывает их как факторное окружение, и тем самым включается в решение проблем определения стратегических траекторий развития. Субъекты микроуровня приобретают качества стратегических субъектов формирования и реализации экономических программ. Таким образом, процессы расширения экономической субъектности на высшие уровни экономической системы и распространения стратегической субъектности на элементы структуры микроуровня выступает основой объективного процесса становления сложной рыночной структурно-уровневой системы.

Одним из моментов становления данной системы выступает регионализация экономического развития и управления. Особенно актуальна эта проблема в связи с необходимостью экономического роста в системе аграрного производства, тем более что аграрный сектор через природные зависимости производства напрямую связан с территориальностью. В приведенном ранее определении региональной политики субъектами таковой назывались федеральные органы управления, сам регион рассматривается как объект государственного вмешательства. Изменение методологического фундамента ведет к признанию региона активным субъектом экономического развития и формирования экономической политики.

Проведение административной регионализации экономического пространства не является достаточным условием создания эффективной экономики. На фоне экономической либерализации начала 90-х годов происходит сужение рынка, патологическое переструктурирование экономических отраслей. Формируются локальные очаги процветания и депрессивные очаги, что является признаком анклавизации экономики. Аграрное производство, будучи высоко затратным, высоко рискованным, предельно трудоемким производством составляет очаги депрессивного развития в первую очередь. И хотя формирование подобных анклавов экономического процветания и депрессии, прежде всего, связанно с отраслевой принадлежностью, но закрепляется это состояние административно-территориальной принадлежностью.

Перераспеределительная концепция региональной политики, господствовавшая в России до сих пор, представляла собой попытку выравнивания региональных различий путем перераспределения бюджетных средств между регионами. Бюджетные отношения центра и регионов до недавнего времени отличались значительной неустойчивостью, противоречивостью, несправедливостью, ущербностью в отношении не только общегосударственных интересов, но и в отношении отдельных регионов. В результате за 90-е годы сформировалась стойкая система межрегиональных различий, сформировался определенный тип инвестиционной, налоговой, финансовой региональной ситуации.

Путь перебрасывания проблем с одного уровня на другой или попытки усиления аграрного лобби в федеральных органах власти не способны решить комплексно проблемы роста сельскохозяйственного производства. решение возможно на основе реформирования системы субъект-объектных взаимодействий в многоуровневой политико-экономической системе, что связано с реорганизацией политико-экономической системы в двух направлениях:

1) экономическая реформа: оформление плюрализма собственности – разделение собственнических полномочий на различных субъектных уровнях – федеральном, региональном, муниципальном;

2) административная реформа: реализация принятых в современном обществе направлений децентрализации власти.

Организация экономического пространства как многоуровневой системы, основанной на принципах самоорганизации и саморазвития, должна включать не только прямую финансовую поддержку аграрного сектора в форме перечисления бюджетных средств. Многоуровневая субъектность предполагает установление паритетных экономических отношений между региональным и федеральным уровнями, как в форме двусторонних соглашений о сотрудничестве Минсельхоза России с органами государственной власти субъектов Федерации, так и реализации федеральных целевых программ и национальных проектов.

3.2. Национальный проект «Развитие АПК» как форма государственного управления аграрной сферой. В результате реформ и процессов приватизации сельскохозяйственных предприятий государство лишилось прежних механизмов регулирования аграрного сектора народного хозяйства. Федеральные программы как инструмент государственной аграрной политики в 90-е годы работал довольно слабо. Многие из принятых программ остались практически не реализованными. Национальные проекты представляют собой ряд приоритетных мероприятий, отличаются масштабностью целей и задач. Национальный интерес становится ключевым в процедуре обоснования программы.

В данном параграфе дано обоснование необходимости принятия национального проекта «Развитие АПК», рассмотрены его основные направления, подведены предварительные итоги его реализации.

Важнейший итог – понимание необходимости устранения ценовых диспропорций, декриминализации торгово-закупочной сети, защита производителя от сезонных колебаний рынка, создание механизма долгосрочного кредитования технологического перевооружения и модернизации АПК. Необходима долгосрочная и полноценная государственная программа развития АПК, социального развития села, модернизации структуры сельской экономики, а также принятие федерального закона «О развитии сельского хозяйства», как основополагающего документа обеспечения и реализации долгосрочной государственной аграрной политики. Что касается опыта использования национального проекта как инструмента федеральной агарной политики, то его эффективность связывается с четкой постановкой целей, необходимостью формулировки количественно верифицируемых задач, их декомпозиции по точно рассчитываемым мероприятиям, создание системы информационного обеспечения реализации проекта. Должны быть разработаны и установлены конкретные социальные индикаторы, позволяющие оценить эффективность реализации национального проекта, определить возможности изменения и корректировки программы, как на ближайшую перспективу, так и на долгосрочный период. Развитие информационного обеспечения имеет еще одну важнейшую политическую функцию – сохранение уверенности населения в стабильности политико-экономического курса, ведь программа рассчитана на 2006-2007 гг., но включает мероприятия до 2015 г.

3.3. Важнейшие элементы региональной экономической политики и практика их реализации. Двухлетний опыт реализации национального проекта «Развитие АПК» показывает особую роль и ответственность регионов в этом процессе. Национальные проекты, как и принятые ранее целевые программы, выступают инструментом прямого государственного воздействия на рыночную экономику той или иной территории, важнейшим средством активного влияния государства на социально-экономический комплекс, как депрессивных, так и развитых регионов. Главный порок большинства программ аграрного развития – недооценка местного ресурса, восприятие местного уровня исключительно как затратной статьи бюджета, в то время как предприятия расположены на конкретной территории, на них работают люди, живущие в городе, поселке, деревне, расположенной на той же территории. Установление отношений между вертикально и горизонтально ориентированными экономико-политическими системами – необходимое условие реализации приоритетов национального экономического развития. Методологической основой должна стать новая концепция региональной экономической политики, ориентированной на саморазвитие территорий.

Практика формирования и реализации региональной аграрной политики сталкивается с рядом проблем. Прежде всего, законодатель не обеспечил достаточно четкое и непротиворечивое соотношение федеральной и региональной политики. С одной стороны, законодательство Российской Федерации устанавливает необходимость согласования государственной политики с региональными и местными интересами. Но с другой стороны, практически ни в одном из сотен правовых актов не определено, в каких организационных формах, в виде каких конечных решений должны осуществляться взаимодействия и согласования. Как правило, в нормативных актах имеется только указание на возможность таких действий. Отсутствие установленных законом типовых процедур согласования интересов, отсутствие процедуры юридического оформления результатов этих взаимодействий, отсутствие указаний на ответственность сторон и юридическую силу совместно принятых решений выступают реальными препятствиями становления разноуровневой аграрной политико-экономической системы, и ведет к бюрократическому произволу при реализации программ.

Так, контрольными мероприятиями Счетной палаты Российской Федерации по использованию средств федерального бюджета, выделенных на поддержку агропромышленного комплекса, было установлено расходование бюджетных средств с учетом нарушения бюджетного законодательства, нецелевое использование средств. Изменить ситуацию только контрольными мероприятиями и репрессивными мерами в отношении чиновников, считает автор, невозможно. Должна возникнуть непосредственная заинтересованность в результатах экономической деятельности, но для этого регион должен сталь полноправным субъектом хозяйствования, политически и экономически ответственным за результаты своей деятельности, субъектом многоуровневой политико-экономической системы.

С другой стороны, существует проблема перераспределения доходов в пользу федерального бюджета при передаче большинства расходов на региональный и местный уровни. На региональные и консолидированные с ними местные бюджеты падает основная тяжесть расходов на народное хозяйство и социальные услуги, включая ЖКХ (самая крупная статья), образование, здравоохранение, социальную помощь. Сумма расходов в региональных бюджетах больше, чем в федеральном. При этом объем помощи регионам сохраняется на уровне примерно 29-30% всех расходов. К сожалению, централизация финансовых ресурсов и увеличение объемов перераспределения – сознательная политика федерального центра, направленная на административное усиление властной вертикали и реализации социально-экономической концепции «минимального государства».

Признавая необходимость усиления государственной власти как условия проведения социально-экономических реформ, мы связываем кардинальное изменение ситуации в аграрном производстве с формированием многоуровневой системой экономического развития, что предполагает не только упорядоченное распределение финансовых потоков в соответствии с административной структурой власти, но и трансформацию субъектной системы экономической политики российского общества и, прежде всего, становление системы местного самоуправления.

Реформа местного самоуправления имеет наибольшее отношение к сельским территориям, поскольку в соответствии со статистикой на 1 сентября 2000 г. наибольшее количество в совокупности муниципальных образований составляли именно сельские администрации (76%).

Муниципальный уровень формирования аграрной политики является одним из важнейших в экономико-политической деятельности. Именно на этом уровне происходит формирование, осознание и выражение экономических интересов населения, людей как первичных индивидуальных экономических субъектов. Данные нашего опроса показывают, с одной стороны, довольно высокую осведомленность сельского населения о деятельности муниципальных властей, с другой стороны высвечивают проблему отчужденности людей от власти даже на местном уровне, сдерживающую дальнейшее развитие местного самоуправления.

Рациональная модель самоуправления сельской территорией, основанная на принципах самоорганизации, саморазвития, самодостаточности, должна включать: 1. Комплекс мер по укреплению муниципальной собственности, местных муниципального имущества, муниципальных земель. 2. Упорядоченную систему налогообложения и закрепленные за муниципальным образованием постоянно действующие источники пополнения местных бюджетов. 3. Концепцию политико-правового регулирования рыночных отношений, местных рынков, особенно рынка труда. 4. Концепцию ответственности органов государственной власти и местного самоуправления за качество жизни населения. 5. Концепцию экономической политики аграрного региона, муниципального образования, с учетом особенностей сельскохозяйственного производства, рыночной конъюнктуры, рынка труда, особенностей и величины земельной ренты.

Глава 4. Социальное развитие российского села – ПРИОРИТЕТ И ОБЪЕКТИВНОЕ УСЛОВИЕ УСПЕШНОЙ АГРАРНОЙ ПОЛИТИКИ

Развитие основных концептуальных положений современной аграрной политики следует основывать на том, что село является не только местом расположения некоторой специфической отрасли народного хозяйства, но и представляет собой важнейшую социально-территориальную подсистему общества. С учетом этого положения теоретико-методологические подходы к конструированию аграрной политики должны опираться на модель устойчивого развития сельских территорий как условия для достижения благосостояния всего населения и включать решение вопросов модернизации жизни сельского населения и модернизации социально-трудовых отношений. Развитие сельскохозяйственного производства и развитие сельских территорий безмерно нуждается в квалифицированных кадрах, так как уровень обеспеченности специалистами села и уровень профессиональной подготовки имеющихся работников катастрофически падает. Поэтому особое место в государственной аграрной политике должны найти проблемы сельской молодежи как основного кадрового резерва АПК – обеспечение трудовой занятости, образование молодежи и трансформация ее образа жизни.

4.1. Развитие сельских территорий – социальная база российских реформ. Программа устойчивого развития сельских территорий в настоящее время осознается как самостоятельное направление российской аграрной политики, функции по осуществлению которой возложены на Минсельхоз России при тесном взаимодействии со всеми федеральными ведомствами и органами управления субъектов Российской Федерации. Масштаб и значимость программы определяется, в первую очередь тем, что на сельские территории, т.е. обитаемые территории вне городов, в России приходится 2/3 общей ее площади. Опираясь на данные социально-экономического обследования сельских территорий автор делает вывод, что бедность в настоящее время имеет «сельское лицо». Масштабы бедности, уровень безработицы много выше городской и составляют критический уровень. Но и занятость не может застраховать сельского труженика от бедности вследствие низкой доходности их деятельности. Для сельского хозяйства как сектора общественного производства характерны не только неполная и сезонная занятость, но и крайне низкая оплата труда работников. За последнее десятилетие разрыв в среднедушевых валовых доходах сельчан и горожан вырос с 15 до 65 %. Более 2/3 работников сельскохозяйственных предприятий получают заработную плату на уровне или ниже прожиточного минимума. По среднедушевому денежному доходу село отстает от города в 1,6 раза. В Ростовской области к началу нового века среднемесячно начисленная заработная плата работников в сельском хозяйстве в 2,2 раза ниже, чем в экономике области и в 2,8 раза ниже среднемесячной начисленной заработной платы работников в промышленности. Решение этих проблем предполагает более широкий комплекс мер государственной экономической политики, кроме субсидирования аграрного сектора или опоры на механизмы рыночного саморегулирования.

Анализ опыта реализации Федеральных целевых программ «Социальное развитие села до 2010 года», национальных проектов «Образование», «Современное здравоохранение», «Доступное и комфортное жилье», имеющие непосредственный выход на социальную сферу села, показывает, что реализация данных проектов – существенная помощь развитию социальной сферы села. Но этих мер недостаточно, чтобы решить программу кардинально. Вследствие недостатков финансирования программ, незавершенности административной реформы (многие населенные пункты не охватываются программой), бессистемности мер и программ, реализуемых на конкретных, отличающихся между собой социально-экономическими, демографическими, политическими условиями, территориях, развитие сельских территорий носит частичный, фрагментарный характер.

Концепция устойчивого развития предполагает постановку цели – повышение благосостояния и качества жизни населения сельских территорий за счет экономического роста, а не перераспределения бюджетных средств. Цель реализуется через выполнение совокупности следующих задач: 1) сохранение и увеличение производственного потенциала села, 2) повышение эффективности сельской экономики, 3) расширенное воспроизводство сельского населения, 4) развитие человеческого капитала как основного фактора производства, 5) формирование территориальной агроэкологической системы.

Устойчивость территориального развития не может опираться на моноотраслевой принцип организации производства, поскольку ограничение рамками только одной отрасли, тем более такой рискованной, природно и климатически зависимой, на таких громадных и разнообразных территориях не может создать условия для устойчивого развития, обеспечить полноценную занятость и достойные доходы населению.

Агропромышленный комплекс – сложнейшее образование, в котором сельское хозяйство занимает важнейшее, но не единственное место. АПК включает также отрасли, которые обеспечивают его средствами производства, отрасли, занятые производственно-техническим обслуживанием сельского хозяйства, заготовку и переработку сельскохозяйственного сырья. Расширение производственно-экономической основы сельской экономики создает надежную базу устойчивого развития сельских территорий. С другой стороны, часть территориальных проблем сельской местности не может быть решена без кооперации с городом. Расширение производственно-экономической основы сельской экономики, включение в структуру АПК отраслей, расположенных в городах, и стимулирование развития несельскохозяйственной деятельности непосредственно в сельской местности, укрепляет базу устойчивого развития сельских территорий.

Опыт работы агрохолдингов подтверждает эффективность модели устойчивого развития территории на практике. Но взаимодействие крупных интегрированных производственных структур и местных органов власти в реализации целевых программ по развитию социальной инфраструктуры села пока еще остается большой редкостью или носит фрагментарный характер. Существенным недостатком является установление зависимости территории от одного, пусть даже мощного предприятия, для которого экономическая эффективность в конечном счете важнее территориальной. Системное решение проблемы устойчивого развития конкретной территории должно, на наш взгляд, исходить от местных органов власти, поскольку только местные органы управления в состоянии реально оценить состояние, динамику и потенциальные возможности развития своих территорий.

Устойчивое развитие территориально-сельской системы является результатом упрочения экономики сельских территорий, становления сельского сообщества, местной власти как самоуправления сельского сообщества, а также иных сфер села. В качестве основных инструментов обеспечения перехода к устойчивому развитию сельских территорий предлагается путь государственно-частного партнерства: сочетание государственной материально-финансовой поддержки села и стимулирования развития социальной сферы сельхозорганизаций, диверсификации аграрного производства, внедрения несельскохозяйственных видов деятельности в сельскую экономику и формирования новых организационных структур для ведения сельскохозяйственной деятельности и реализации социальных потребностей села, содействия развитию экономики на муниципальном уровне и формирования структур местного самоуправления сельских территорий. 

4.2. Модернизация социально-трудовых отношений как основная стратегия обновления села. Решение проблем занятости сельского населения представляется важнейшей задачей реализации концепции устойчивого развития сельских территорий, что превращает проблемы трудовой занятости на селе в важнейшее направление аграрной политики.

Во-первых, развитие системы совершенствования и регулирования занятости на селе способствует повышению доходов и снижению уровня бедности сельского населения, преодолению негативных последствий социально-демографических процессов на селе. Без создания социально равных условий жизни и трудовой деятельности между селом и городом невозможна оптимизация функционирования села как социально-территориальной подсистемы общества. Высокая степень дисбаланса будет способствовать анклавизации села как социально-депрессивной территории.

Во-вторых, сельская занятость выступает не только важнейшей характеристикой аграрных трудовых отношений, но и представляет собой процесс соединения рабочей силы со средствами производства. Поэтому процесс регулирования сельской занятости становится механизмом развития аграрного сектора экономики страны, а состояние занятости сельского населения позволяет судить об эффективности использования трудовых ресурсов и о процессах модернизации социально-трудовых отношений. Решение проблем повышения продуктивной занятости сельского населения и снижение уровня безработицы, повышение доходов являются основой системных трансформаций агропромышленного комплекса.

В-третьих, динамика занятости сельского населения отражает не только экономические или демографические процессы, но и состояние юридических, политических, психологических и нравственных отношений современного сельского сообщества, т.е. занятость выступает в качестве сложной и многогранной социальной категории, характеризующей процессы социально-экономической трансформации российского села.

Объясняя провалы этого направления аграрной политики, обычно, ссылаются на недостаточность финансирования программ. Действительно, финансирование мизерное, но даже принятые финансовые обязательства не выполняются федеральными органами власти в полном объеме. Однако, корень проблемы не столько в количестве денег, сколько в отсутствии четкой политико-экономической программы направления финансовой помощи. С одной стороны, правительство заявляет о необходимости государственного регулирования важнейшей отрасли национальной экономики и обещает поддержку сельхозпроизводителям, с другой стороны, проводит линию на закрепление принципа субсидиарности государственной экономической политики. В итоге возникает политико-экономический феномен, противоречивый по сути.

Существенных результатов можно достичь только на пути кардинальной перестройки социально-трудовой сферы села. Характер социальных и экономических преобразований на селе, системное решение проблемы повышения уровня и качества жизни россиян, определяет необходимость модернизации социально-трудовых отношений. Подробно рассмотрев эту проблему, автор сформулировал ключевые проблемы этого направления современной агарной политики.

Во-первых, для модернизации социально-трудовой сферы села необходимо формирование системы реальных прав и свобод сельского труженика, независимо от уклада хозяйства, формы собственности и формы землепользования, независимо от формы социально-трудовых отношений.

Во-вторых, модернизация социально-трудовой сферы села невозможна без исключения из жизни сельского сообщества, из сферы общественно организованного труда и производства любых форм принудительного, полупринудительного, бесплатного труда и трудовых повинностей. С этой целью следует направить усилия на развитие масштабной системы договорных отношений в АПК и разработку нормативно-правовой базы социально-трудовых отношений сельского сообщества, в которой нашли бы отражение реальные трудовые права и свободы селян.

В-третьих, исключение принудительного и бесплатного труда селян ведет к исчерпанию отношений эксплуатации и преобразованию их в систему экономического неравенства. Меры аграрной политики должны быть направлены на создание равных условий получения доходов для сельхозтоваропроизводителей и субъектов хозяйственной деятельности в других отраслях; доведения доходности отрасли и качества жизни сельчан до уровня общепринятых норм.

В-четвертых, модернизация социально-трудовых отношений предполагает создание системы эффективного использования трудовых ресурсов в сельскохозяйственных организациях за счет изыскания внутренних резервов и совершенствования процедур социального планирования, прекращения эксплуатации и «самоэксплуатации» селян на основе создания необходимых условий труда и отдыха, разработки мер эффективной социальной защиты.

В-пятых, масштабность и значимость процесса модернизации социально-трудовых отношений требует усиления государственного вмешательства и государственной поддержки на основе разработки межведомственной целевой программы по формированию трудовых ресурсов, созданию и сохранению рабочих мест и кадровому обеспечению сельского хозяйства. Данная программа обязательно должна быть включена в общую стратегию развития АПК России.

4.3. Сельская молодежь: занятость, образование, образ жизни.

Разработка концептуальной модели любого направления социально-экономической политики должна в обязательном порядке включать программы, ориентированные на такую социально-демографическую группу как молодежь. Опыт модернизации общественной жизни развитых стран показывает, что молодежь в силу особенностей своего возраста и маргинальности социального положения выступает самой динамичной, наиболее пластичной, восприимчивой к изменяющимся условиям социально-демографической группой. Молодежь легче всего адаптируется к новым социальным условиям, и потому ее социальное положение и самочувствие является важным индикатором социальных перемен. Поэтому принятие молодежью реалий нового социально-экономического строя выступило для многих исследователей показателем прохождения «точки невозврата» на пути реформ.

Сегодня российское общество переживает период сложных социальных трансформаций, ломки старых отношений, изменения поведенческих моделей и ценностных систем. Но трансформация социальной системы зачастую оказывается за пределами генерационного анализа. Полагаем, что участие молодежи в социальных реформах более весомо, чем принято судить. Включение молодежи в новые формы социально-экономической деятельности выступает механизмом реализации изменений социально-экономической системы. Можно с уверенностью сказать, что устойчивость развития сельских территорий, успех реформы АПК, успех реализации национального проекта «Развитие АПК» в большой степени связан с тем, впишется ли молодежь в новые структуры сельскохозяйственного производства.

В связи с этим данный параграф содержит обстоятельный анализ образа жизни, характера занятости современной сельской молодежи, и делается вывод, что с началом проведения рыночных реформ сельская молодежь оказалась в наиболее проигрышном положении по сравнению с другими группами российского общества. Содержательный анализ позволяет утверждать, что основное направление реформирования социально-трудовой сферы села и молодежной политики лежит в области роста заработной платы, повышения доходности сельскохозяйственного труда, создания современной системы профессиональной подготовки молодежи.

Таким образом, система эффективной аграрной политики должна включать не только мероприятия, направленные на оздоровление экономической среды сельской местности, развитие сельскохозяйственного производства, организацию предприятий несельскохозяйственного профиля, реформу управления развитием сельских территорий, но и специальные меры по обеспечению занятости и образования сельской молодежи.

Глава 5. ВЛИЯНИЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ НА РЕАЛИЗАЦИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АГРАРНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ.

Разработка современной концепции агарной политики на основе национальных интересов требует оценки такой реальности политической, экономической и культурной жизни как глобализация. Мнения высказываются полярные, как в поддержку глобализации, так и против нее. Сторонники подчеркивают экономические выгоды и неизбежность процесса, противники указывают на разрушительные последствия для национальных экономик и культур. С нашей точки зрения, упорство в любой из односторонних позиций не перспективно. Оптимизм «глобализаторов», как правило, базируется на ожидаемых экономическими, политическим, культурными элитами национальных государств экономических выгодах, возможных вследствие присоединения к глобальным экономическим структурам. Пессимизм их идейных противников вполне обоснован и связан с опасениями разрушения огромных секторов национальных экономик, обладающих слабой конкурентоспособностью, но несущих огромную социальную нагрузку. Эти опасения особенно существенны для российского аграрного сектора, который не может выступить полноценным конкурентом западным фермерам не только вследствие технической отсталости, но и в силу природно-климатических условий хозяйствования. В то же время не замечать процессов глобализации – это позиция страуса, прячущего голову в песок при виде опасности. Задача заключается в том, чтобы в процессе конструирования российской аграрной политики учесть мировые тенденции и изменения внешнеполитических и экономических условий ведения хозяйственной деятельности. С этой целью в диссертации была предпринята попытка рассмотреть суть и характер процессов глобализации с целью выработать теоретико-методологические основания конструирования аграрной политики России в новых условиях, рассмотрим актуальную проблему российской аграрной присоединения к ВТО и выведем основные принципы развития российского АПК в условиях интеграции в мировую хозяйственную систему.

5.1. Глобализация мировой экономики и новая парадигма экономической политики. Выявление факторов глобализации, способных оказать влияние на аграрную экономику и агарную политику потребовало от автора решения ряда проблем теоретико-методологического характера. Важнейший вывод касался изменения характера и сути социальной (экономической, политической) субъектности. Автор согласен с М. Чешковым, что в отличие от ранее существовавших типов социальных систем, построенных на доминанте единого организационного принципа и моносубъектности, в условиях глобализации возникает новый тип социальной организации – комплексная система, или полисистема, предполагающая принципиальную разнородность компонентного состава. Такая множественность ведет к фрагментированности субъектного состава, что компенсируется возрастанием значения социальных связей, которые, собственно, и конституируют эти системы .

Экономические субъекты глобальной экономики приобретают новые качества и теряют старые функции. Прежде всего, речь идет о потере национальными государствами многих возможностей влияния на экономическую деятельность, потере функций экономической субъектности. Можно сказать, что эти изменения составляют суть процесса глобализации. Механизм давления глобальных экономических структур на позицию национального правительства сложился до мельчайших деталей, его реализация возможна при высоком уровне развития и масштабах финансовой глобализации и включает предоставление кредитных ресурсов, финансовых займов, средств, которых могут расходоваться государством-заемщиком на любые или определенные цели. Внешняя задолженность стала неотъемлемым элементом функционирования мировой экономической системы и способом давления. Можно даже сказать, что для Международного валютного фонда эта модель становится чем-то вроде официальной политико-экономической доктрины, определяющей выбор кредитуемых стран.

Многообразие кредитных программ российского правительства и участие в деятельности мировых финансовых институтов подтверждает включение России в глобальную экономику хотя бы на уровне отношений заимодавцев – должников. Но такие отношения чреваты утратой национальным государством контроля над своей валютой и отдает рычаги управления экономикой в руки международных и надгосударственных экономических субъектов. Анализ кредитного портфеля России в 90-е годы показывает если не руководящую роль МВФ в формировании экономической политики российского государства, то определенную зависимость в определении основных приоритетов курса реформ от этой мировой финансовой организации.

Анализ произошедших за последние годы изменений мировой экономической системы позволяет утверждать, что степень экономической, научно-технической, правовой, информационной взаимозависимости национальных хозяйств достигла состояния, определяемого как становление глобальной экономической системы. Это реальность и условие реализации экономической политики любого государства, претендующего на некоторый оптимальный уровень экономического развития. Соответственно, общая концепция государственной экономической политики, а также концепция аграрной политики как ее составной части, должна учитывать плюсы и минусы глобализации, ее противоречия и перспективы, чтобы помочь предприятиям страны реализовать себя в качестве действующего субъекта современного экономического пространства.

Безусловным плюсом глобализации является возможность повышения эффективности производства благодаря усилению ряда производственных факторов: углублению разделения труда, росту экономии в результате увеличения масштаба производства и снижения затрат, оптимизации размещения ресурсов в мире. Но при этом большинство как отечественных, так и зарубежных исследователей процесса не скрывают углубление разрыва между богатыми и бедными. В аграрной сфере выделяют две основные группы стран, различающиеся социально-экономическим характером и уровнем продовольственного, потенциала. Это развитые страны со среднедушевым уровнем ВВП почти в 25 тыс. долл., где проживает 1 185 млн. человек, или около 20 % мирового населения. Вторая группа – развивающиеся страны со среднедушевым размером ВВП 3 тыс. долл. и населением 4 765 млн. человек (свыше 80% населения). В эту группу включены и страны с переходной экономикой, насчитывающие 410 млн. человек (7% населения) при среднедушевом уровне ВВП в 5 странах Восточной и Центральной Европы около 6 тыс. долл. и странах СНГ – примерно 3 тыс. долл.

Политической реальностью глобализации является не только углубление странового разделения на бедных и богатых, но и формирование политической и экономической элиты глобального общества, чьи интересы, материальное благосостояние связаны с деятельностью глобальных экономических структур, своего рода «яппи-интернационал» людей, занимающихся бизнесом и теми видами деятельности, которые востребованы в новой глобальной информационной экономике. Как правило, их социокультурные ориентиры оказывают решающее влияние на выдачу экспертных заключений относительно присоединения страны, например, к ВТО.

Выработка стратегии отношения к институтам глобальной экономики и стратегии экономического и аграрного развития России в глобализирующемся мире должна учитывать не только сценарий формирования глобального сообщества как целостной системы, в которой национальные хозяйства станут составными частями уже более или менее единого всемирного экономического хозяйства, но и вариант постмодернизации, предполагающий множественность субъектов, подвижность, текучесть границ и очертаний, гибкость структур, разнонаправленность и разноуровневость процессов как существенную черту нового миропорядка.

В определенном смысле такое состояние позволяет странам, не достигшим высокого уровня экономического развития, находить свое место в новом мироустройстве, которое становится все более сложным, полифоничным сочетанием геоэкономических регионов. Присмотревшись к процессам, протекающим в поле глобальной экономики, можно обнаружить, что врастание национальных хозяйств в качественно изменяющуюся мировую экономическую систему происходит одновременно с экономической регионализацией – объединением стран примерно одинакового уровня развития. Такое обособление региональных хозяйственных объединений, с одной стороны, отражает противоречия между текущими групповыми и долгосрочными интересами экономических субъектов, с другой стороны является закономерностью становления многосубъектной, многополярной глобальной экономики. В результате развития интеграционных процессов в мировом хозяйстве складываются три полюса экономической мощи – европейский, панамериканский и азиатско-тихоокеанский торгово-экономические суперблоки. Из практики реальных взаимодействий на уровне регионов и блоков в рамках глобальной экономики Россия должна сделать выводы и четко определить стратегические ориентиры экономико-политического сближения.

Но если модель отношений с экономическими регионами супер-блоками понятна и более или менее традиционна, то взаимоотношения с субъектами «нового регионализма» следует выстраивать заново. Причем именно эти субъекты образуют каркас социально-экономических структур XXI в. «Новый регионализм» опирается на возрастающее значение для глобальной системы таких видов деятельности как финансово-правовое регулирование. В силу значимости и доходности данная отрасль хозяйствования начинает доминировать над другими и превращается в практически автономную сферу, слабо привязанную к географическому пространству. Пока еще с этим «новым регионом» связаны Соединенные Штаты. Но естественные процессы глобализации ведут к тому, что эта сфера деятельности отрывается от географии, и превращается в самостоятельную «страну», самостоятельный экономический «регион». Взаимоотношения России с эти «новым регионом» показывают, что Россия одновременно и включена в глобальную экономику, и исключена из нее. Россия связана с финансово-правовым «новым регионом» через ее финансовую систему и участие в глобальной торговле энергоресурсами. Исключение ее происходит вследствие технической и технологической отсталости страны. Снижение уровня потребления отрывает большинство населения России от глобального потребления, а технологическая отсталость производства, в первую очередь сельскохозяйственного превращает некоторые регионы в анклавы вековой отсталости. Таким образом возникает противоречие, преодоление которого должно стать ключевой задачей российской экономической и в частности аграрной политики: в то же время как государство, правительство, экономическая элита становится все более зависимой от глобализирующегося мира, большинство ее населения, и прежде всего сельского, существуют в ином собственном мире, в собственном локальном сообществе.

5.2. Сельское хозяйство и аграрная политика России в условиях политико-экономической глобализации (перспективы и проблемы вступления в ВТО). Глобализация мировой экономики проявляется, прежде всего, в том, что большинство товаров поступает на мировой рынок через систему внешней торговли, импортируется, либо производится с использованием иностранных средств производства, иностранного капитала. Политический подход к этому вопросу заключается в том, что правительства должны выработать условия и обозначить перспективы такого сотрудничества. Для России последнего десятилетия участие в процессах глобализации мировой экономики сосредоточилось на проблеме вступления в ВТО. Особенно актуальна эта проблема для сельского хозяйства России и большинство противников вступления в ВТО находится среди аграриев. Их основные опасения заключаются в том, что присоединение к ВТО задушит и без того слабое сельское хозяйство России, создав преимущества для западных производителей.

Несмотря на столь негативное отношение аграриев-практиков и аграриев-«думцев» Минэкономразвития и торговли придерживается точки зрения, что при вступлении в ВТО в самом выигрышном положении окажется именно отечественное сельское хозяйство, поскольку появится возможность использовать механизм разрешения споров, расширится доступ на рынок других стран и возрастут стимулы к повышению конкурентоспособности отечественной сельскохозяйственной продукции. Данная точка зрения опирается на мнение экспертов либерального толка, которые исходят из посылки, что свободная торговля является ключом к экономическому развитию.

Всесторонне изучение проблемы и сопоставление научных точек зрения позволили автору сделать следующие выводы: 1) в современных условиях глобализации экономического развития присоединение России к ВТО является неизбежным, отказ от этого шага усилит ее экономическую изоляцию, 2) не следует воспринимать присоединение к ВТО как нечто статично-окончательное по своей структуре и последствиям. Присоединение к ВТО становится регулярной деятельностью российских политиков по формированию двусторонних и многосторонних соглашений, максимально учитывающих интересы российской экономики и аграрного сектора в частности, 3) поскольку система соглашений ВТО организована так, что полного открытия национального рынка не происходит, задача российских политиков использовать принятые мировым торговым сообществом инструменты защиты национальных производителей и внутреннего аграрного рынка, чтобы допуск иностранных производителей на российский рынок стал фактором обострения конкуренции, но не деструкции российского рынка.

К сожалению, отсутствие четких представлений о выгодах и убытках провоцирует продолжение общественно-политических и научных дискуссий о перспективах присоединения к ВТО. Но, по мнению некоторых экспертов, реальность уничтожает самый главный аргумент против – захват российского рынка иностранными производителями идет и вне ВТО. Та же реальность выдвигает аргументы «за» - участие в соглашениях способно регламентировать поведение иностранных производителей на российском рынке, Россия давно имеет опыт существования по нормам ВТО. Опасение вызывает слабая конкурентоспособность российского аграрного сектора. Но экономический потенциал сельского хозяйства России пока не исчерпан и, по мнению аналитиков, Россия может стать крупнейшим экспортером некоторых продовольственных товаров, например, зерна. Таким образом, участие в ВТО не только реальность текущей аграрной политики, но и перспективное направление будущем. Однако, без модернизации сельскохозяйственного производства широкие перспективы участия России в мировой аграрной экономике останутся лишь благими пожеланиями. Россия не сможет увеличивать объемы производства и качества продукции и будет вынуждена занимать агрессивно-оборонительную политико-экономическую позицию.

В заключении приводятся основные теоретические обобщения, полученные в ходе исследования, определены направления дальнейшей разработки проблемы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии

1. Абрамова И.Е. Государственная аграрная политика в условиях модернизационных вызовов. – Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2007. – 19,5 п.л. (ведущее изд-во)

2. Абрамова И.Е. Государственное регулирование аграрной сферы как политическая проблема. – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2008. – 18 п.л.

3. Абрамова И.Е. Особенности реализации государственной аграрной политики в кризисных условиях. – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2009. – 12,9 п.л.

4. Абрамова И.Е. Человек и политика. – Зерноград: ВНИПТИМЭСХ, 2009. – 6 п.л.

Статьи в ведущих журналах

5. Абрамова И.Е. Государственное регулирование в аграрной политике: сравнительный анализ // Обозреватель. № 6. 2007. – 1 п.л.

6. Абрамова И.Е. Государственное регулирование в аграрной сфере современной России: социально-политический аспект // Власть. № 10. 2008. –

0,5 п.л.

7. Абрамова И.Е. Государственное регулирование процессов повышения качества жизни сельской молодежи на современном этапе в РФ: состояние, проблемы, перспективы // Вестник ПАГС. № 4 (17). 2008. – 0,8п.л.

8. Абрамова И.Е. Приоритеты государственной аграрной политики России в ВТО в процессе глобализации мировой // Социально-гуманитарные знания. № 1. 2009. – 0,5 п.л.

9. Абрамова И.Е. Государственное регулирование аграрной сферой в период экономического кризиса // Социально-гуманитарные знания. № 2. 2009. – 0,5 п.л.

10. Абрамова И.Е. Государственное управление аграрной сферой России через национальный проект и целевые программы // Социум. № 3. 2009. –

0,8 п.л.

Статьи, доклады, тезисы, брошюры

11. Абрамова И.Е. Основные задачи аграрной политики в области регулирования социально-трудовых отношений в условиях кризиса: тенденции, перспективы государственного влияния / Теория и практика общественного развития. Краснодар. 2009. № 1 – 0,3 п.л.

12. Абрамова И.Е. Национальный проект и целевые программы как инструменты государственного регулирования продовольственного комплекса России // Общество: политика, экономика, право. 2009. № 1. – 0,3 п.л.

13. Абрамова И.Е. Проблемы соотношения государственного и регионального компонентов в развитии российской аграрной экономики (политический аспект) / Стабилизация экономического развития Российской Федерации: Сб. ст. междунар. науч.-прак. конф. Пенза. 2008. – 0,3 п.л.

14. Абрамова И.Е. Государственная аграрная политика: социально-экономические аспекты. Брошюра. – Зерноград: РИО ФГОУ ВПО АЧГАА, 2008. – 3 п.л.

15. Абрамова И.Е. Государственная аграрная политика на современном этапе рыночной трансформации. Брошюра. – Зерноград: РИО ФГОУ ВПО АЧГАА, 2008. – 3 п.л.

16. Абрамова И.Е. Экономическое развитие России в процессе глобализации мировой экономики. Брошюра. – Зерноград: РИО ФГОУ ВПО АЧГАА, 2008. – 3,5 п.л.

17. Абрамова И.Е. Институциональное проектирование аграрной сферы в государственной политики России // Вестник аграрной науки Дона. 2008. № 1. – 0,4 п.л.

18. Абрамова И.Е. Новая парадигма российской экономической политики в условиях мировой глобализации // Вестник аграрной науки Дона. 2008. № 1. – 0,4 п.л.

19. Абрамова И.Е. Государственные приоритеты и национальные интересы в аграрном секторе России // Экономика, организация и управление в АПК: Сб. науч. тр. / Зерноград: РИО ФГОУ ВПО АЧГАА, 2008. – 0,5 п.л.

20. Абрамова И.Е. Качество жизни сельской молодежи в XXI веке: тенденции, перспективы государственного влияния // Экономика, организация и управление в АПК: Сб. науч. тр. / Зерноград: РИО ФГОУ ВПО АЧГАА, 2008. – 0,5 п.л.

21. Абрамова И.Е. Некоторые штрихи к проблеме взаимоотношения: российская власть и аграрная наука // Экономика, организация и управление в АПК: Сб. науч. тр. / Зерноград: РИО ФГОУ ВПО АЧГАА, 2008. – 0,4 п.л.

22. Абрамова И.Е. Трансформация политических решений в процессе формирования новой структуры сельскохозяйственного комплекса. Брошюра. –  Зерноград: ВНИПТИМЭСХ, 2008. – 3 п.л.

23. Абрамова И.Е. Взаимосвязь общенационального и регионального компонентов реализации властных полномочий в принятии экономических решений. Брошюра. – Зерноград: ВНИПТИМЭСХ, 2008. – 3 п.л.

24. Абрамова И.Е. Оценка альтернатив развития аграрной сферы через национальный проект «Развитие АПК» // Стратегия развития российского села – выбор XXI века: Сб. статей всероссийской науч.- практ. конф. Оренбург, 2008. – 0,5 п.л.

25. Абрамова И.Е. Трансформация государственной аграрной политики на селе на современном этапе // Социально-экономические проблемы развития предприятий и регионов: Сб. статей междун. науч.- практ. конф. Пенза, 2008. – 0,3 п.л.

26. Абрамова И.Е. Формирование рыночных механизмов в сельском хозяйстве в современных экономических условиях // Социально-экономические проблемы развития предприятий и регионов: Сб. статей междун. науч.- практ. конф. Пенза, 2008. – 0,3 п.л.

27. Абрамова И.Е. Поиск модели соотношения государственного и регионального уровней в развитии аграрного сектора России в современных условиях // Вестник аграрной науки Дона. 2008. № 3. – 0,4 п.л.

28. Абрамова И.Е. Необходимость модернизации социально-трудовых отношений как фактор устойчивого функционирования российского села / Опыт и проблемы социально-экономических преобразований в условиях трансформации общества: регион, город, предприятие: Сб. междунар. науч.-практ. конф. Пенза, 2008. – 0,3 п.л.

29. Абрамова И.Е. Государственное регулирование в аграрной сфере современной России как политическая проблема // Государственное муниципальное управление. 2008. № 2. – 0,6 п.л.

30. Абрамова И.Е. Актуальные проблемы жизни сельской молодежи: тенденции, перспективы государственного влияния (на опыте ЮФО) // Провинция: экономика, туризм, гостеприимство, экология, архитектура, культура: Сб. статей науч.- практ. конф. Пенза, 2008. – 0,3 п.л.

31. Абрамова И.Е. Государственное регулирование продовольственного комплекса России через национальный проект «Развитие АПК» // Теория и практика общественного развития. Краснодар, 2008. № 2 (10). – 0,4 п.л.

32. Абрамова И.Е. Принципы формирования аграрной политики: национальные интересы, государственные приоритеты и место в них аграрного сектора. Брошюра. – Ростов н/Д: СКАГС, 2007. – 2,2 п.л.

33. Абрамова И.Е. Глобализация мировой экономики и новая парадигма экономической политики // Социально-экономическое развитие России в XXI веке: Сб. статей науч.-практ. конф. / Пенза, 2007. – 0,3 п.л.

34. Абрамова И.Е. Первый опыт и проблемы реализации национального проекта «Развитие АПК» // Региональные аспекты развития агропромышленного комплекса в ЮФО: Сб. статей междунар. науч.-практ. конф. Ростов н/Д, 2007. – 0,3 п.л.

35. Абрамова И.Е. Социально-демографические процессы российского села / Информационно-аналитические материалы «Приоритетный национальный проект «Развитие АПК» – ориентир государственного влияния на развитие сельскохозяйственного производства. – Ростов н/Д, 2007. (в соавторстве, личный вклад 1 п.л.)

36. Абрамова И.Е. Мнение населения и экспертов о национальном проекте «Развитие АПК» и состоянии его реализации в ЮФО / Информационно-аналитические материалы «Приоритетный национальный проект «Развитие АПК» – ориентир государственного влияния на развитие сельскохозяйственного производства. – Ростов н/Д, 2007. – (в соавторстве, личный вклад 0,5 п.л.)

37. Абрамова И.Е. Переход от политики «военного коммунизма» к новой экономической политики // Исторические и социально-экономические проблемы юга России: Сб. науч. тр. Ростов н/Д, 2006. – 0,3 п.л.

38. Абрамова И.Е. Налоговая политика Советской власти в аграрном секторе Дона в годы нэпа // Актуальные проблемы обществознания: Сб. науч. тр. Зерноград: ФГОУ ВПО АЧГАА, 2005. – 0,5 п.л.

39. Абрамова И.Е. Проблемы развития экономических и социальных отношений в годы нэпа (на примере Донской деревни) // Исторические и социально-экономические проблемы юга России: Сб. статей науч.- практ. конф. Ростов н/Д, 2005. – 0,5 п.л.

40. Абрамова И.Е. От политики «военного коммунизма» к нэпу на примере Северного Кавказа // Экономика, организация и управление в АПК: Междун. Сб. науч. тр. Зерноград: РИО ФГОУ ВПО АЧГАА, 2005. – 0,3 п.л.

41. Абрамова И.Е. Некоторые аспекты социальных отношений в донской деревне в годы нэпа // Социально-экономическое развитие России в XXI веке: Сб. статей науч.-практ. конф. Пенза, 2004. – 0,3 п.л.

42. Абрамова И.Е. Оппозиционные движения на Северном Кавказе в 20-е годы // Экономика, организация и управление в АПК: Сб. науч. тр. Зерноград: ФГОУ ВПО АЧГАА, 2004. – 0,4 п.л.

43. Абрамова И.Е. Оппозиционные партии в 20-е годы на Северном Кавказе // Политические партии России: история и современность: Сб. науч. тр. / Пенза, 2003. – 0,3 п.л.

44. Абрамова И.Е. Социальное развитие Донской деревни в условиях новой экономической политики // Социально-экономическое развитие России в XXI веке: Сб. статей науч.-практ. конф. / Пенза, 2003. – 0,3 п.л.

45. Абрамова И.Е. Проблема государственного регулирования аграрного сектора Дона в годы нэпа (на примере налоговой политики). Челябинск, 2003. – 0,3 п.л.

46. Абрамова И.Е. Государственное регулирование аграрного сектора Северокавказской деревни в условиях нэпа // Актуальные проблемы обществознания: Сб. науч. тр. Зерноград: ФГОУ ВПО АЧГАА, 2003. – 0,4 п.л.

47. Абрамова И.Е. Проблемы социальной дифференциации крестьянских хозяйств в годы нэпа. На примере Северокавказского региона // Актуальные проблемы обществознания: Сб. науч. тр. Зерноград: РИО ГОУ АЧГАА, 2002. – 0,7 п.л.

48. Абрамова И.Е. Социальная дифференциация крестьянских хозяйств в годы нэпа (по материалам донской деревни) // Социально-экономическое развитие России в XXI веке: Сб. статей науч.-практ. конф. / Пенза, 2002. – 0,5 п.л.

49. Абрамова И.Е. Усиление наступления на зажиточные слои деревни в последние годы нэпа (по материалам Дона) // Сборник материалов международной научно-практической конференции «Зажиточное крестьянство России в исторический ретроспективе: землевладение, землепользование, менталитет».  М., 2000. – 0,3 п.л.

50. Абрамова И.Е. Сельское хозяйство Дона в условиях нэпа. К историографии проблемы // Актуальные проблемы обществознания: Сб. науч. тр. Зерноград: РИО ГОУ АЧГАА, 1999. – 0,3 п.л.

51. Абрамова И.Е. Влияние войн на социально-экономическое развитие Донской деревни // Актуальные проблемы обществознания: Сб. науч. тр. Зерноград: РИО ГОУ АЧГАА, 1999. – 0,3 п.л.

52. Абрамова И.Е. Влияние мировой и гражданской войн на крестьянское хозяйство Дона // Деп. ВИМИОН № 54908 от 9.08. 1999. – 1 п.л.

Текст автореферата размещен на сайтах: ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации – www.vak.ed.gov.ru; Северо-Кавказской академии государственной службы – www.skags.ru.

Чешков М.А. О видении глобализирующегося мира. // Мировая экономика и международные отношения. 1999. № 6. С. 46-54.

Рылько Д., Демьяненко В. Проблемы и противоречия развития мировой агропродовольственной сисиемы // Мировая экономики и международные отношения. 2000. № 8. С. 47.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.