WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Проблемы и перспективы этнополитической консолидации в Кыргызской Республике

Автореферат докторской диссертации по политике

 

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ  АКАДЕМИЯ   МИД  РОССИИ

На правах рукописи

УДК [32.019.5:316.75] (043.3)

Иманалиев Каныбек Капашович

ПРОБЛЕМЫ  И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОЙ КОНСОЛИДАЦИИ В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

 (политологический анализ)

Специальность  23.00.05

Политическая регионалистика. Этнополитика

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

МОСКВА   2010

Работа выполнена  в Центре СНГ Дипломатической академии МИД России

Научный консультант:                    Бажанов Евгений Петрович

доктор политических наук, профессор

Официальные оппоненты:              Митрофанова Анастасия Владимировна

доктор политических наук, профессор

                                                        Плоских Владимир Михайлович

доктор исторических наук, профессор

                                                    Штоль Владимир Владимирович

доктор политических наук, профессор

Ведущая организация:                 Российский университет дружбы народов

Защита состоится « 29 » июня 2010 г. в ____12____ часов на заседании диссертационного совета по адресу:  Москва, ул. Остоженка, 53/2

С диссертацией  можно ознакомиться  в библиотеке Дипломатической

академии МИД России.

Автореферат разослан «____»_________________2010 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

доктор политических наук                                                         Жильцов С.С.

Введение

           

Человечество вступило в ХХI век, для которого характерны глубинные изменения во всех сферах жизни мирового сообщества. Расширяется и интенсифицируется научное пространство, возникают новые отрасли знаний.  Ощущается  острая  необходимость в разработке новых технологий, и это касается не только техники, но и общественной, особенно политической жизни. Наполняется новым содержанием современное политическое пространство, модернизируются политические институты и политические процессы, политическая деятельность и отношения. Остро назрела потребность осмысления, критического отношения и оценки происходящего, разработки новых подходов к разрешению возникающих противоречий в политической сфере.



Актуальность   темы исследования в том, что национальная идея как мощный этнополитический консолидирующий фактор, аккумулирующий в себе духовные, религиозные и нравственные ценности, образ жизни и национальный менталитет, никогда не утрачивает присущих ей качественных важнейших характеристик и черт этноса.

Протекающий в современном мире процесс глобализации и постсоветский кризис идеологии особенно остро проявились в России и других странах СНГ, где они сопровождались снижением качества жизни, социальной дифференциацией и маргинализацией, демографическим и нравственным кризисом, кризисом национального самосознания и национальной идентификации. Практически все постсоветские республики оказались неготовыми к столь серьезным переменам.     Ситуация действительно парадоксальная. С одной стороны, открылись  широкие возможности для осуществления рыночных реформ, демократических преобразований, обеспечения  духовных и политических свобод, активизации политической и общественной жизни, развития национального  самосознания, формирования новых институтов гражданского общества. С другой стороны, интенсификация политической, социально-экономической и духовной жизни транзитных обществ в условиях глобализации обусловила появление множества политических, экономических и национальных проблем, решение которых наталкивается на огромные трудности. Все это приводит к неустойчивости развития всего общества.     Важнейшая составляющая этого кризиса заключается в утере веры.

В результате кризиса идеологии и отсутствия четкой национальной идеи постсоветские  государства вступили в ХХI век, не готовыми к идеологическим взаимоотношениям c другими государствами. Это определяет актуальность диссертационного исследования, посвященного изучению национальной идеи как фактора этнополитической консолидации общества в условиях глобализации.

По мере глобализации и распространения современных цивилизационных  технологий на планете устанавливаются приблизительно одинаковые политические институты и экономические модели. Новые технологии и новые модели организации экономики обусловливают появление наднациональных корпораций, действующих через голову национальных правительств и администраций.

К процессам экономической глобализации, информационной инновации, падению управляемости процессами в области международной безопасности, старым разломам между исламским и христианскими мирами, между Севером и Югом добавляются  еще две острейшие проблемы. Это соревнование за энергетические ресурсы, а также разлад между странами старого Запада и нового мира, олицетворением которого являются страны Юго-Восточной Азии, Китая и России.

Таким образом, наднациональные корпорации как один из основных инструментов глобализации ведут к утрате реального значения государственного суверенитета многих стран, а также нравственных и религиозных устоев. Независимые страны вынуждены «уступать» суверенитет, т.е. способность полностью распоряжаться своим достоянием и проводить внутреннюю политику, независимую от внешних сил.

Первая составляющая национальной идеи как этнополитическая консолидация общества – это сохранение культурной  традиции, могущая дать возможность нации сохраниться в эпоху глобализации.            Вторая составляющая национальной идеи как этнополитическая консолидация общества на данном этапе - это готовность к принятию масштабных задач, т.е. принятию глобализации с учетом своей идентичности. Глобализация экономики и политики не должна сопровождаться размыванием национально-культурного характера. Потому что глобализация в национально-культурном отношении может означать только господство массовой, безликой культуры. Процессы глобализации подчас сопровождаются глубоким моральным кризисом, который разрушает личность и общество, приводит к отвержению нравственного закона.

Каждый народ, каждое общество, каждая цивилизация существуют только тогда, когда они сохраняют свою идентичность.

При  нынешних темпах универсализации и глобализации мы можем получить через 40 – 50 лет граждан, которые утратят корни национального миропонимания и мировидения.

Неподготовленность значительной части населения к жизни в условиях рыночных отношений порождает недоверие народа к исполнительной власти, а подчас безответственная деятельность СМИ увеличивает неуверенность и даже озлобленность населения. В области национальной политики нередко на первый план выходят не созидательные, а разрушительные тенденции, наблюдается рост сепаратистских и националистических настроений, что порой приводит к межнациональным конфликтам. От оптимального решения актуальных экономических, политических вопросов зависит не только состояние общества, но и судьба целых народов и этносов. Отсюда понятен интерес субъектов практической политики к исследованию проблемы национальной идеи как  того может стать основой    этнополитической консолидации общества.

Национальная идея как мощная  этнополитическая консолидирующая сила, аккумулирующая в себе духовные, религиозные и нравственные ценности, образ жизни и национальный менталитет, никогда не утрачивает присущих ей важнейших качественных характеристик и черт этноса . По мере исторического развития она приобретает новые, прежде всего, духовные, нравственные, гуманистические составляющие, придающие политике и политической деятельности созидательную, консолидирующую направленность. Они будут  сильнее и эффективнее, если важнейшие составляющие национальной идеи будут использоваться не для противопоставления, а органического соединения  интересов людей и общества, идеологии и политики, отвечающих интересам личности и общества. От подобного взаимодействия в процессе взаимного дополнения и обогащения их консолидирующие возможности станут значительно шире.

Вопрос исследования национальной идеи это, прежде всего, проблема социально-гуманитарного научного поиска . Наука должна предложить свое решение обществу, а общество должно иметь возможность свободно его обсудить. Задача власти заключается в том, чтобы создать соответствующие условия для научной работы и гражданской дискуссии. Полученные результаты должны быть использованы системой управления на всех уровнях. В противном случае все будут допускать ошибки, а политики – попадать в не соответствующее их статусу положение. Выявив, что проблема смены национальной идеи является одной из ключевых в современной политике, перейдем теперь к ее научно-политическому анализу.

Национальная идея -  это система, совокупность взглядов, отражаемых в сознании людей, которая основана на принципах, призванных обеспечить единство нации, развитие языка, культуры и обычаев нации .

Опираясь на национальную идею, государство может формировать эффективную стратегию собственного развития, могущего противостоять обезличивающему процессу глобализации и стать основой    этнополитической консолидации общества.

Мы полагаем, что для постсоветских республик, переживающих глубокий кризис, именно национальная идея,  при широком разъяснении населению, является более доступной и оптимальной формой консолидации политических сил и всего общества для успешного осуществления политических и социально-экономических реформ. Правильность выбора темы  исследования этнополитической консолидации общества подтверждается тем, что ни одна политическая  система не может  существовать и нормально функционировать без наличия столь важного  феномена, каким является национальная идея. 

Разработка национальной идеи в наши дни сопряжена со многими трудностями. Трудности связаны, прежде всего, с масштабностью перемен в странах СНГ- постсоветские республики сегодня это уже не только самостоятельные, суверенные государства, но и противоречивые политические силы, элиты, этносы, корпорации. Естественно, исследуемая проблема должна изучаться с учетом национальных  особенностей и состояния национальных отношений в каждой стране.

Национальная идея подчас понимается как «национализм».  Г.Давыдов пишет: «Понятие «национализм», как нередко бывает с иностранным словом, трактуют в России совершенно неверно, путая с шовинизмом. Шовинизм есть превозношение одной нации над другой... Национализм – есть творческое самораскрытие нации, утверждение своей нации не в противопоставлении другим. Национализм есть в известной мере «познание самого себя», если понимать нацию как единую личность... критика националиста преследует не унижение народа, а его выздоровление, очищение» .

Есть сторонники придания национальной идее религиозной окраски. В связи с этим Маликов К.К. и Усубалиев Э.Е. отмечают что «отсутствие должного внимания к проблемам мусульманской общины со стороны государства, отказ от привлечения нравственного и интеллектуального потенциала ислама в процесс управления и демократических преобразований общества может привести к дестабилизации общественно-политической обстановки в Кыргызстане».

Обретение общенациональной идеи затрудняется наличием конфронтационных отношений в политике, неоправданно высокой социальной поляризацией и религиозной межконфессиональной несогласованностью. Выработка общенациональной идеи сталкивается со специфическими трудностями, вырастающими не только из того, что постсоветские республики сегодня представлены разными политическими силами, корпорациями и элитами, но и различными этносами. Естественно, в этих условиях проблема требует проработки с точки зрения «национальных» измерений.

Условия безопасного существования и развития кыргызского общества и государства не могли быть обеспечены ни отдельными личностями, ни племенными образованиями. Они требовали объединения усилий всех народов. Приоритетными в нашей стране всегда являлись не частные, а коллективистские интересы, единение людей и их общность.      

Таким образом, исследование, посвященное проблемам поиска фактора политической консолидации  в национальной идее  в условиях новых геополитических реалий, представляется актуальным еще и потому, что найденные факторы позволят выработать основания взаимоуважительного отношения как между людьми, так и между государствами.

            Степень научной разработанности темы. Для нас было важно проследить развитие категории национальной идеи, ее вариативность в зависимости от существующей в стране формации и изменений ценностной системы, ее влияние на формирование и обустройство государства, его внутренний качественный рост.

В глобализирующемся мире можно наблюдать подлинный идеологический ренессанс, что выражается не столько в появлении новых идеологических систем, сколько в колоссальном редукционизме, росте влияния и авторитета старых идеологий – в первую очередь, национализма и религиозного фундаментализма. Идеологии отнюдь не станут достоянием истории, они сохраняют функции и роль фактора, оказывающего существенное влияние на характер и направления общественно-исторического развития. Идеологии, призванные служить в качестве связующих скреп человеческих сообществ, не могут исчезнуть, неизбежно появятся новые идеологические конструкции или мифы, которые заполнят образовавшийся вакуум, принимая иные очертания .

Применительно к идеологии речь идет о наличии двух оппозиций: историко-этимологической интерпретации и общеструктурной среды –  синхронического пространства культуры. Последний фактор должен включать весь спектр политических и неполитических теорий государства и идеологии, отмечая скрытые механизмы их эволюции.

Для государства это идеи различных организаций, союзов, обществ, объединений (концепции коммунистического общества, транснациональных корпораций, теократии), отдельных государственных механизмов и субъектов (партий, суверенитета, национальной территории, власти, закона); для идеологии – концепции эвристики (Протагор, Горгий, Антифонт, Гиппий, Критий), гносеологические учения об идеях  (Платон,  Аристотель,  Ф. Бэкон,   Т. Гоббс,

Дж. Локк,  Р. Декарт,  Б. Спиноза), онтологические учения о структурном единстве мира (И. Кант, Г.В.Ф. Гегель), теории «картин мира» (М. Вебер, Ж.-П. Вернан) и «парадигм» (Платон, Аристотель, Н. Кузанский, Г. Бергман, Т.С. Кун), теории мировоззрения (В.И. Вернадский, М.С. Каган), психологические учения об идеях (Г. Лебон, Г. Тард, М. Лацарус, Х. Штейнталь, Ш. Сигеле, С. Московичи) и др.

Функционирование идеологии осуществляется за счет определенных институциональных механизмов, образующих ряд последовательно возрастающих (по степени сложности) уровней. Каждый из них является отражением базовых категорий, свойств человека и окружающих его условий существования .

В России проблема национальной идеи, национальной идеологии и национальной идентичности остро встала в начале XIX века. У истоков национальной идеи, названной позже Достоевским «русской идеей», стояли такие мыслители,  как С.С.Уваров, П.Я. Чаадаев, А. С. Хомяков, И. В. Киреевский, К. С. Аксаков, Ю.Ф. Самарин, А. А. Григорьев,  К. Гаджиев, Н.Н. Страхов, Н.Я. Данилевский, К.Н. Леонтьев,  братья  Достоевские, П. П.   Сувчинский,  П.  Н.  Савицкий,   А. Капто, В. Н.   Ильин,        Н. Н. Алексеев,  М. М. Шахматов, Г. В. Вернадский, Л. П. Карсавин,

Г. В. Флоровский, братья Трубецкие, Н. Бердяев, Л. Н. Гумилев

Современные   исследователи    национальной    идеи    и    идеологии  –   это

Р. Абдулатипов, С. Алексеев, Х. Боков, А.П. Бутенко, А. Гулыга, А. Дашдамиров, А. Дугин, И. Ильин, Е. Лукьянова, В. Малахов,  М. Маслин,  А.  Мигранян, Г. Гачев

С. Николаев, А. Орлов, В. Рагузин, Г. Солдатова, И. Чубайс, А. Фролов, М.А. Барг,

А. Яковлев, З. Бжезинский, К. Кулматов, В. Кожинов, А. Владимиров, А. Чадаев, А.М. Песков, А. Горянин .

В Кыргызстане истоки национальной идеи и идеологии прослеживаются, начиная с эпоса «Манас». Особое звучание они получают у акынов-заманистов. В наше время к проблеме  национальной  идеи  обратились  такие  исследователи  как

С. Абдрасулов,   А. Абдынасырова,  Ш. Акмолдоева,  Г. Бакиева,  А. Брудный,

А. Дононбаев, О. Ибраимов, А. Исмаилов, М. Иманалиев, З. Курманов, Т. Койчуев, К. Молдобаев, Ч. Нусупов, Д. Сарыгулов,  Ж. Урманбетова, Ж. Сааданбеков .

Исследуемые вопросы национальной идеи представляют живой интерес для практической политики, формирования ее тактики и стратегии. Однако проблема нуждается в глубоком политологическом исследовании не только для выявления специфики национальной идеи, но, самое важное, это  нахождение в  ней интеграционных оснований.

            Цели и задачи исследования. Цель исследования состоит в том, чтобы на основе обширного комплекса данных определить сущность и динамику эволюции категории «национальная идея», раскрыть ее особенности и консолидирующую роль в современных России и Кыргызстане.

Означенная цель реализовалась через последовательное решение следующих задач:

  •  определить базовые категории такие как, «идея», «идеал» и «идеология»;
  •  показать соотношение категорий «идея», «идеал» и «идеология» с национальной идеей, идеалом и идеологией;
  •  проследить историко-политологический генезис национальной идеи;
  • рассмотреть через призму этнополитической консолидации общества как особую форму    этнополитической консолидации общества;
  • выявить специфику евразийства и неоевразийства в становлении русской и российской национальной идеи;
  • обратить особое внимание на становление национальной идеи в постсоветской Кыргызской Республике;
  • показать специфику идентичности и национальной идентичности;
  • обрисовать особый статус национальных идей и идентичностей в эпоху глоболизации;
  • охарактеризовать традиционные и современные концепции идеологии;
  • проиллюстрировать генезис национальной идеи кыргызов;
  • обратить особое внимание на поиск национальной идеи в суверенном Кыргызстане;
  • предложить конкретные рекомендации по формированию национальной идеи этнополитической консолидации общества в современном Кыргызстане.

          Объектом исследования является компаративистский анализ развития и трансформации этнонациональной идеи в Кыргызстане в прошлом и настоящем.

         Предмет  исследования – общие  и особенные черты национальной  идеи как фактора этнополитической консолидации общества в различные политические периоды в России и Кыргызстане.

Теоретико-методологическая основа диссертационного исследования базируется на компаративистском подходе и политологической традиции изучения становления и развития национальной идеи, её консолидирующего и интегрирующего воздействия на общество в различные периоды его развития. Выявлены  фундаментальные идеи, лежащие в основе социальных общностей, и проведено исследование социально-исторического и политического процесса через фильтр этих базовых идей (идеологема). С этой целью активно использовались многие фундаментальные положения и труды российских и кыргызских ученых, разрабатывающих проблемы национальной идеи.

Важнейший методологический принцип состоит в следующем. Новые идеи возникают не произвольно, они выстраиваются не из субъективных спекуляций, но на фундаменте ценностей, которые уже существовали в наших обществах. Новые принципы основываются на старых, хотя и не обязаны быть их точной копией, они могут развивать  исторический опыт.

Анализ общества через выявление и изучение порожденной им и порождающей его идеи, исследование вырастающей из этой идеи идентичности следует назвать методом идейно-идентификационного анализа . Поэтому особый интерес вызывает исследование философии России и Кыргызстана как изучения ключевых идей, формировавших наше общество и государство.

Исследование основывалось также на анализе многосторонней практики функционирования национальной идеи. При ретроспективном и содержательном анализе данного явления мы опирались на совокупность общелогических принципов и методов познания, используемых в политологии и других отраслях знания, адаптируемых в ней (исторический, диалектический, системный, структурно-функциональный, сравнительный).

Научная новизна диссертации. Основные результаты исследования, полученные автором, и их научная новизна заключаются в следующем:

  • Проанализированы основные подходы и методология рассмотрения главной темы, идеи и идеологии, введены в научный оборот новые категории.
  • Раскрыты сущность и особенности понятий «национальная идея», «национальная идеология», «национальная идентичность».
  • Выявлены и проанализированы основные этапы формирования категорий «национальная идея», «национальная идеология», «национальная идентичность» в Кыргызстане и в России.
  • Сделан определенный вклад в  научно-методическую базу исследования идеологических концепций современности.
  • Раскрыта сущность особенностей и ретроспективных изменений становления и развития «национальной идеи», «национальной идеологии», «национальной идентичности» в Кыргызстане, их  этнополитическая консолидирующая и интегрирующая роль в современном кыргызском обществе.
  • Применен компаративистский метод анализа и выявлен этнополитический синтезирующий элемент национальной идеи ряда стран мира.
  • Теоретически обоснована неразрывная связь идеи, интереса, идеологии, идентичности и политики как единого целого и основы деятельности, направленной на консолидацию общества.
  • Раскрыты  созидательная, интегрирующая роль и значение национальной идеи как решающей духовной основы обеспечения самоидентификации Кыргызстана и России и необходимого условия модернизации и этнополитической консолидации общества.

            Основные положения, выносимые  на защиту, заключаются в следующем:

  • Национальная идея как    этнополитическая консолидация общества напрямую связана с духовностью, самобытностью народа и  общечеловеческими ценностями.
  • Конкретизация национальной идеи и влияние ее на политические процессы консолидации общества, совокупность которых в условиях системного кризиса делает переходный период более безболезненным.
  • Общенациональная идея как одна из самых эффективных идей, с помощью которой можно добиться значительных результатов в этнополитической консолидации общества.
  • Политическая реформа возможна только при наличии основных составляющих (политической идеи, социальной базы, реальной легитимной политической силы).
  • Этнополитическая консолидация возможна лишь при наличии основной общенациональной идеи, с учетом интересов всех социальных групп, этносов, политических сил и страны в целом.
  • Для Кыргызстана наиболее оптимальным считается сочетание идеи национализма в духовности, идеи либерализма в экономике.
  • Роль интегративной идеи в укреплении культурного, социально-экономического и политического сотрудничества России и Кыргызстана.

            Практическая и методологическая значимость исследования  определяется тем, что его материалы и выводы могут быть использованы при дальнейших исследованиях и чтении лекционных курсов по политологии и создании специальных курсов по политической ситуации в Кыргызстане, в процессе выработки концепции формирования национальной идентичности. Предложения диссертанта могут быть использованы в практике государственных органов и общественных организаций, а также деятельности политических движений и партий. Отдельные положения исследования могут оказаться полезными для политиков и специалистов, занимающихся идеологическими процессами.

Апробация исследования. Основные идеи исследования опубликованы в  авторских статьях в научных и периодических изданиях. Проведены спецкурсы в Дипломатической академии Кыргызской Республики на тему «Идеологические концепции современности». Диссертантом разработана «Программа по патриотическому воспитанию подрастающего поколения и молодежи», поддержанная народным курултаем, которая позже адресована Правительству Кыргызской Республики. Составлена идеологема из истории кыргызского народа.

Диссертация обсуждена на заседании кафедры политологии Кыргызско-Российского Славянского университета.

Главная научная проблема диссертационного исследования заключается в том, чтобы проанализировать такие понятия, как «идея»,

«идеология», «идентичность» на примере истории России и Кыргызстана, и, исходя из полученных результатов, подготовить научно обоснованную концепцию для этнополитической консолидации общества в условиях глобализации.

В данной работе автор, на основе обобщения уроков исторического развития некоторых стран, выдвигает теоретические взгляды, которые могут рассматриваться в качестве альтернативного проекта идеологической программы страны или политической партии, ставящей своей целью построение справедливого общества в Кыргызстане.

Структура и объем диссертации определены внутренней логикой развертывания проблемы, подчинены целям и задачам научного исследования.

Настоящая диссертационная работа подводит некоторые итоги работы, выполненной автором по постановке задачи разработки новой национальной идеологии, и состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

         Во введении последовательно обосновывается научная и практическая актуальность избранной темы диссертационного исследования, приводится развернутый обзор отечественной, российской и зарубежной научной литературы по данной проблеме, характеризуются методология, цели, научная новизна, практическая значимость работы, излагаются основные положения, выносимые на защиту, а также результаты их апробации.

В первой главе«Историко-политологический генезис национальной идеи» – рассматриваются исторические корни, процесс становления и развития национальной идеи, её взаимодействие с идеологией и политикой, дается характеристика терминов «идея», «идеология» и раскрывается политический аспект «национальной идеи».

Национальная идея - это, прежде всего, духовно-нравственная идея философско-ментального характера. Национальная идея, несомненно, связана с идеологией и политикой, они, пожалуй, являются её продолжением. Но она не тождественна им. Её консолидирующие духовные ценности органически взаимосвязаны с основными интересами народа. Тем более, удовлетворение национальных интересов связано с политикой, с государством. В то же время национальная (русская, украинская, кыргызская и т.д.) идея в определенных ситуациях является наднациональной идеей, призванной отражать духовную общность народов, увязывать их духовные ценности, взгляды, менталитет во имя согласия, взаимопонимания и консенсуса по коренным вопросам жизнедеятельности народов, населяющих ту или иную страну. Национальная, наднациональная идея интегрирует и консолидирует общество с целью преодоления кризисных явлений, нейтрализации внутренних и внешних раздражителей, угроз с целью сохранения консолидации общества и его динамического развития.

Большое внимание уделено этимологии термина «национальная идея», которая не должна быть лишь «идеей для власти», а должна быть «идеей для народа», консолидирующей гражданское общество. Национальная идея – это выражение потребностей, интересов, социальных целей и идеалов нации, народа, его духовности и менталитета, соотнесенных с общечеловеческими ценностями.

Дается научная характеристика термина «идеология», выделяются основные уровни и течения идеологии в современной политической жизни. У А.Зиновьева свой подход к понятиям «идеология» и «идеологи». Он полагает, что людей, образующих идеосферу, следует именовать  идеологами. Объектом их деятельности являются люди, но не люди вообще, а лишь их сознание. Задача идеологов – не изучение сознания как такового, а формирование сознания таким, как того требуют интересы самосохранения общества: «Идеологи призваны делать сознание таким, какое требуется заданным образцом» .

В политической идеологии выделяются следующие структурные элементы: а) связь с общей мировоззренческой системой эпохи; б) программные установки, разработанные на основе этой мировоззренческой системы; в) стратегия реализации программных положений; г) их пропаганда и агитация.

Говоря о возникновении идеологии, отдельные исследователи связывают это с именем английского философа Френсиса Бэкона, так как именно в его эпоху началось крушение «единой» системы общественных ценностей и появление различных идеологий .

Понимается идеология и как результат индустриальной революции, вследствие которой человечество перешло из эры духовных ценностей в эру идеологии и науки.

В данной главе подчеркивается, что идеология объединяет политические силы и выдвигает идеи, которые выступают политическими ориентирами. Идеология является своеобразным мобилизующим моментом («призывом») в преодолении каких-либо трудностей. Она выявляет общие намерения политических групп или партий в виде программно-политических директив. Она обогащает духовный потенциал политических сил и может и должна способствовать внедрению нравственных устоев в деятельность политиков.

Итак, история знает немало фактов, когда в условиях ценностного раскола общества национальная идея служила орудием групповой конкуренции и становилась средством духовного единения и социальной интеграции. Осознанный национальный интерес может стать мощной силой интеграции общества, нации, мотивацией их политической активности, эффективным средством в преобразовании общественной жизни, активизации в трудовой деятельности, политической и общественной жизни. А это значит, что национальную идею нельзя отрывать от национального интереса или противопоставлять ему. В какой бы форме она не выражалась – «русская идея», «русская национальная идея», «российская национальная идея» и соответственно «кыргызская идея», «кыргызская национальная идея», суть ее одна. Необходимо добиваться «союза» национальной идеи и национального интереса.

Во второй главе «Национальная идея в России: история     и современность»

В первом параграфе «Славянофилы и западники в российской научной мысли» исследованы и отражены ценностные ориентиры и общественно-политические идеалы западничества (А.И. Герцен, Н.П. Огарев, В.Г. Белинский, Н.С. Тургенев и др.) и славянофильства (А.С. Хомяков, И.В. Киреевский,  К.С. Аксаков, Ю.Ф. Самарин и др.). Главной задачей для России первой половины XIX века стало стремление проанализировать путь, пройденный Россией не с позиции «иноземного», т.е. европейского, а с позиции «самобытного». На основе  этого предполагалось сформулировать предназначение России.

На этот «вызов эпохи», сформулированный П. Чаадаевым, начали искать «ответ» ряд русских мыслителей, названных позже как славянофилы и западники.

Сконцентрируем свое внимание на направлении, которое получило название славянофильство. Здесь стоит отметить, что есть два поколения русских славянофилов – ранние и поздние. К первому поколению русских славянофилов относят А. С. Хомякова (1804 – 1860), И. В. Киреевского (1806 – 1856), К. С. Аксакова (1817 – 1860), Ю. Ф. Самарина (1819 – 1876).

Главный принцип православной церкви, по мысли А. С. Хомякова, это даже не повиновение (хотя оно тоже имеет особое значение), а соборность. Притом соборность не насильственная и не по принуждению извне, а как внутреннее желание единения, основанное на свободе, на единодушной любви к Иисусу Христу и божественной праведности.

Изложенные позитивные, положительные черты православной церкви приведены для того, чтобы отличить ее от «латинства» Западной Европы.    А. С. Хомяков за православием признает соборное единение в основе любви. Этого соборного единения в основе любви А. С. Хомяков не видит в других ветвях христианства (католичество и протестантизм). Причину этому он находит в том, что «католицизм и протестантство отошли от основных принципов церкви не по причинам извращения истины отдельными личностями, а принципиально» . Именно это заставило А. С. Хомякова применять в отношении католичества и протестантизма термины «романтизм», «папизм», «латинизм», но никак не «церковь».

Другим, не менее видным представителем раннего славянофильства был     И. Киреевский, судьба которого сложилась не совсем удачно. Ему не удавалось оказаться в центре общественно-интеллектуальной жизни своей страны. Однако с ним считались и на него равнялись (в частности, А. Хомяков после его смерти).

Можно подытожить мысли И. В.Киреевского словами Н. О. Лосского: «…Киреевский только указал на пути развития христианского мировоззрения, а не развил его. Тем не менее, правильная постановка проблемы – уже великое дело. Почти век назад самым чудесным образом он выдвинул программу, к развитию которой русская философия приступила тридцатью годами позже и над которой успешно продолжают работать по сей день» .

Наряду с А. С. Хомяковым и И. В. Киреевским к раннему поколению славянофилов принадлежит Ю. Ф. Самарин, который, изучая философскую систему Гегеля, настолько увлекся им, что совершенно искренне писал Хомякову, что «православная Церковь не может существовать вне философии Гегеля» и выступает против западноевропейского индивидуализма, противопоставляя ему «общность».

Подытоживая мысли Ю. Ф. Самарина о целостности духа, следует отметить, что он более рельефно, нежели И. В. Киреевский и А. С. Хомяков, делает акцент на моральном начале человека. Вот что пишет об этом В.В. Зеньковский: «Самарин без колебаний связывает тему о моральном начале, его независимости от внешнего мира, о его творческой силе с верой, с изначальной религиозностью души» .

Особое место среди раннего поколения славянофилов занимает К.С. Аксаков (1817-1860), который входил в кружок Станкевича – основателя движения «западников». Его особо опекали Станкевич и Белинский.

Отношение К. С. Аксакова к Западной Европе отличается от отношения      И. В. Киреевского и А. С. Хомякова. Если И. В. Киреевский и А.С. Хомяков, наряду с негативным в западноевропейской культуре, видели и позитивное, то К. С. Аксаков видел только негативное – «насилие, враждебность, ошибочную веру (католицизм и протестантизм), склонность к театральным эффектам, «слабость»» .

Рассмотренные выше идейно-идеологические позиции представителей раннего поколения славянофилов не совсем совпадают друг с другом. В то же время они сближаются по целому ряду позиций.

Провозглашенный графом Уваровым лозунг «Православие, самодержавие, народность» был подхвачен и в меру обоснован старшими представителями славянофильства.

Русскую социально-политическую и философскую мысль XIX века невозможно представить без двух взаимно неприемлемых, противоположных направлений – славянофильского и западнического.

Славянофилы пытались выработать христианское миропонимание, которое должно было стать мощным, самобытным фундаментом российского государства и культуры. Став самобытно-национальным государством, обретя собственный культурный лик, Россия будет призвана помочь Европе исправить ошибки ею допущенные; помочь осознать всю пагубность рационализма и индивидуализма и способствовать в обретении духа православия и русских общественных идеалов.

Этим устремлениям славянофилов противостояли мыслители, объединенные общим направлением «западничества». Западники были глубоко убеждены, что если Россия желает прогрессивного развития и присоединения к развитым государствам Европы, то она должна пройти тот же самый путь развития. Для этого она должна стать прилежной ученицей Европы. Западники считали, что православие тормозит прогрессивное развитие России.

Одним из мыслителей этой школы был П. Я. Чаадаев. Однако следует отметить, что впоследствии он отходит от идеализации западного пути развития и склоняется к таким путям развития, которые ближе к славянофильскому направлению.

Если П.Я. Чаадаев был предтечей, то Н.В. Станкевич, основав в 1831 г. кружок, стал вдохновителем западнического движения. В кружок Станкевича входили В. Белинский, В. Боткин и Т.Грановский. К западникам также относят и А. Герцена, однако у него  был свой кружок.

Говоря об А.И. Герцене, мы должны отметить двойственность его восприятия. Отдельные исследователи относят его к западникам, другие больше склонны относить к представителям социалистического утопизма, проповедовавшим концепцию русского крестьянского социализма.

Стоит подчеркнуть, что Герцен, хоть и верил в социализм, но был далек от его идеализации. «Социализм разовьется во всех фазах своих до крайних последствий, до нелепостей. Тогда снова вырвется из титанической груди революционного большинства крик отрицания, и снова начнется смертная борьба, в которой социализм займет место нынешнего консерватизма и будет побежден грядущею, неизвестной нам революцией» . Если взять поздний период жизни      А. И. Герцена, то в это время он отходит от радикальных взглядов в сторону либерализма.

Во втором параграфе «Почвенничество в российской философской традиции. Влияние евразийства на формирование национальной идеи России» проанализировано еще одно направление, появившееся в 60-е годы XIX века и получившее название «почвенничество». Главными представителями его признают А. Григорьева, Н. Страхова и братьев Достоевских. Общими для этих мыслителей стали их религиозность и желание найти свой путь в рамках Православия. Это то, что сближает их с позицией славянофилов. С другой стороны, они не были против цивилизованной Западной Европы.

Однако есть и то, что отличает представителей почвенничества от славянофилов и западников. Они были против «крайностей» официальной политики самодержавия, но боялись также и «крайне левых» революционных демократических идей .

Это направление получило свое название благодаря тому, что его представители пытались идти срединным путем – путем нахождения «национальной почвы», способной стать основой социального и духовного развития России.

Наиболее значимый представитель почвенничества – Ф.М. Достоевский (1821–1881), был против разделения Церкви и культуры. Яркое тому свидетельство – утонченное желание видеть государство как Церковь. Наряду с этим желанием в период увлечения социализмом его не оставляла тема внутренней раздвоенности, разобщенности человеческой души, основанной на его свободе. И эта антиномичность души человека проявляется у него во всем.

Вот что пишет об этом В.В. Зеньковский: «Почвенничество (как одно из проявлений христианского натурализма) и в то же время высокой идеал вселенского христианства, переступающего границы народности; страстная защита личности, этический персонализм в высшем и напряженнейшем его выражении, – и рядом разоблачения «человека из подполья»;   вера в то, что «красота, это – страстная и ужасная вещь», – все эти антиномии не ослабевают, а наоборот, все больше заостряются к концу жизни Достоевского» .

Пытаясь примирить эти направления, он не может и не хочет скрывать своих симпатий к славянофилам, не идеализируя их, а напротив, видя их недостатки – например, неприятие всего европейского. Но, критикуя западников, он видит их позитивную, положительную сторону – европейское образование.

Как же хочет примирить славянофилов и западников Достоевский? Быть со всеми, при этом оставаясь русским. Вот главная примирительная идея Достоевского, названная им «русской идеей». Эта мысль пришла ему в 1877 г., получила свое развитие в 1880 г., когда была написана знаменитая Пушкинская речь. До этого им было написано следующее: «… национальная идея русская есть, в конце концов, лишь всемирное общечеловеческое объединение» .

Но достичь  этого сможет только тот, кто стоит на твердой почве, а не те, кто скитается на чужбине. Здесь мы можем заметить общие черты у Достоевского и Пушкина. А.С. Пушкин создал как положительные, так и отрицательные образы, отмеченные Достоевским в его Пушкинской речи.

            Ф. М. Достоевский, так же как и Пушкин, создает свои образы, соответствующие его русской идее. Если у А. С. Пушкина отрицательный персонаж – это «скиталец», то у Ф. М. Достоевского – чужбина, «Америка». Америка для Ф. М. Достоевского место, не осветленное светом божьим: это место, отличающееся бездуховностью. Там могут жить только те, кто оторван от почвы, от святости и добра.

Иманалиев К. Национальная идея как фактор политической консолидации общества// Известия Национальной академии наук Кыргызской Республики. 2002/1. С. 49.

Иманалиев К. Национальная идея как фактор политической консолидации общества // Известия Национальной академии наук Кыргызской Республики. 2002. № 1. С. 49.

Чубайс И. Разгаданная Россия.  М.: АиФ Принт, 2005. С. 28–29.

Иманалиев К. Национальная идея: генезис, сущность и проблемы развития // Вестник Кыргызско-Российского Славянского универститета. Том 7.  № 4. 2007. С. 70.

Чубайс И. С.16.

Давыдов Г. Нигилизм и традиционализм // Сценарии. 1977.  № 10. С. 13.

Маликов К.К., Усубалиев Э.Е. Мусульманская община Кыргызстана и политический процесс в стране: подходы к гармонизации отношений между государством и религией. Б.2009. С.55.

Сааданбеков Ж. Авторитаризм и демократия на Востоке. Астана,: Култегин, 2003. С. 391.

Щербаков А. Структурная композиция идеологического процесса // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. 2/2004. С. 96.

Там же.   С. 97.

Аксаков К. С. Еще несколько слов о русском воззрении // Русская идея.   М., 1992; Алексеев А.А. Евразийцы и государства // Евразийская хроника.   Вып. 9. Париж, 1927; Чаадаев П.Я. Избранные сочинения и письма. – М., 1991; Бердяев Н. Смысл истории.   М.: Мысль, 1990; Бердяев Н. Судьба России.   М., 1990; Бердяев Н. Русская идея.  –   М., 1999; Гумилев Л. От Руси до России. – М., 1992. Гумилев Л.Н. Скажу вам по секрету, что если Россия будет спасена, это только как евразийская держава // Основы Евразийства. – М., 2002; Карсавин Л. П. Основы политики // Основы Евразийства.   М., 2002;   Киреевский И. В. В ответ А. С. Хомякову // Русская идея. – М., 1992; Савицкий П. Н. Евразийство //Основы Евразийства   М., 2002;  Савицкий П. Н.  Евразийство как исторический замысел // Основы Евразийтва. // Основы Евразийства.   М., 2002. 

Абдулатипов Р. Заговор против нации.   Лениздат, 1992; Абдулатипов Р. Национальный вопрос  и государственное устройство России. – М.: Славянский диалог, 2000; Алексеев С., Каламанов В., Черненко А. Когда вырулим на главную дорогу? // Век. – 1998. – № 49; Бутенко А. Идеология в России: проблемы и перспективы. – М., 1997; Гулыга А. Русская идея. – М., 2003; Дашдамиров А. Национальная идея и этничность. – М., 1996; Дугин А. Убежден, что заговор против президента существует // Труд. – 2005, 1 февраля; Задохин А.Г. Евразия и Россия. – М.,1998.; Задохин А.Г., Низовский А.Ю. Пороховой погреб Европы. –М., 2000.; Задохин А.Г. Международные отношения на Балканах во второй половине ХХ столетия. – М., 2002.; Ильин И.А.  Русская идея. – М., 1992; Россия: опыт национально-государственной идеологии // Под ред. И.А.Ильина. – М., 1994; Ильин И.А.  Избр. соч. – М.,  2001; Капто А.С. Генезис миролюбивых общечеловеческих ценностей. //Социально-гуманитарные науки. – М.2006. – №6.; Лукьянова Е.А. О российской национальной идее // Вестник Московского университета. – Сер.12.  Политические науки. – 2003. – № 2; Малахов В. Национализм как политическая идеология. – Изд-во «Книжный дом Университет», 2005; Маслин М. Российская цивилизация (этнокультурные и духовные аспекты). – М., 1998;  Мигранян А. Россия в поисках идентичности. –  М.,  1997; Николаев С. Как создается национальная идея. –  М., – Свободная мысль. – 1997. – № 6;  Орлов А. Политический процесс в России: современные тенденции и исторический контекст. – М., 1995; Рагузин В.  Общенациональная идея России и проблема ее восприятия полинациональным и поликонфессиональным обществом.  – М., 2000; Чубайс И. От Русской идеи –  к идее Новой России. – М.: ГИТИС, 1996; Чубайс И. Разгаданная Россия. – М.: ООО «АиФ Принт». – 2005; Фролов А. Консерватизм: хорошая или плохая идея? // Власть.– 1997. – № 5; Яковлев А. Предисловие. Обвал. Послесловие. – М., 1992;  Яковлев А.  Государственная  идеология. – Калуга,  2001;  Бжезинский З. Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство. – М.: Международные отношения, 2006;  Кулматов К. Мир в начале XXI века. – М.: Известия, 2006; Кожинов В. О русском национальном сознании. – М.: ООО «Изд. Эксмо», 2004; Гачев Г. Ментальности народов мира. – М.: ООО «Изд. Эксмо», 2003; Барг М. Становление историзма. – М.: Мысль., 1987; Владимиров А. О национальной государственной идее России. – М.: ООО «Изд. ЮКЭА», 2000; Чадаев А. Путин. Его идеология. – М.: Европа, 2006; Песков А. «Русская идея» и «Русская душа». – М.: ОГИ, 2007; Горянин А. Мифы о России. – М.: ООО «ПентаГрафик», 2002.

Абдрасулов С.М. К проблеме имитационного существования. //Материалы международной научно-практической конференции «Социально-экономические и правовые проблемы на современном этапе» 19-20 июня 1997.  – Ч. III. Философия, социальная педагогика. – Бишкек 1997; Абдынасырова А. К вопросу о менталитете народа и идеологии в молодом государстве. – Бишкек, 1999; Акмолдоева Ш.Б. Древнекыргызская модель мира. – Бишкек, 1996; Бакиева Г. Социальная и национальная идентичность кыргызского общества // Социально-экономические и правовые проблемы на современном этапе. – Бишкек, 1997; Брудный А. Идеология – вчера, сегодня, завтра // «Эхо событий». – 1995. – № 17; Дононбаев А. Идея для общества, или общество для идеи? // Наша газета. – 1997. – 18 апреля; Ибраимов О. Нужна ли нам идеология? // Слово Кыргызстана. – 1998. – 20 апреля; Исмаилов А. Философия духа кыргызского народа. – Бишкек, 2002; Иманалиев М. Очерки о внешней политике Кыргызстана. – Бишкек: Сабыр, 2002; Иманалиев М. Сборник статей о Центральной Азии. – Бишкек, 2008; Койчуев Т. Манифест о государственной идеологии Кыргызской Республики // Наша газета. – 1997. – № 6; Койчуев Т., Мокрынин В., Плоских В. Кыргызы и их предки. – Бишкек, 1999; Нусупов Ч. Национальная идеология, пути ее становления в Кыргызстане // Материалы международной конференции. – Фрунзе, 1985; Нусупов Ч. «Откуда есть пошла» идеология» // Свободные горы. – 1994. – 3 июня; Нусупов Ч. Социальная природа национальной и  государственной идеологии // Вестник КГНУ, 2000; Сарыгулов Д. Кыргызы: прошлое, настоящее и будущее. – Бишкек, 2005; Урманбетова Ж. Философия культуры. – Бишкек, 2000; Сааданбеков Ж. Авторитаризм и демократия на Востоке. – Астана: Култегин, 2003.

Чубайс И. Разгаданная Россия. – М.: АиФ Принт, 2005. – С. 60.

Там же. – С. 247.

См.:  Россия: опыт  национально-государственной идеологии // Под  ред. И.А.Ильина.  – М., 1994.   – С. 25.

Лосский Н.  История русской философии.  М., 1991. С. 35.

Лосский Н. История русской философии.   М., 1991 .   С. 27.

Там же.   С. 32–33.

.Там же.  С. 46.

Герцен А.  Избр. философские произведения. – М., . Госкомиздат 1984. – Т. 2. – С. 102–103.

См.: Философская энциклопедия. – Т. 4. – С. 329.

Там же. – С.228.

Там же. – Т. 25. – С. 20.

При рассмотрении влияния евразийства на формирование национальной идеи России  внимание сосредоточивается на раскрытии основополагающих черт данного направления, на духовных истоках  евразийства (Н.С. Трубецкой, П.Н. Савицкий, Н. Гумилев и др.).

Евразийцы представляют собой идейно-философское направление русской мысли, возникшее в начале 20-х годов ХХ века. Среди евразийцев были представители разных наук: филологи и лингвисты, музыковеды, географы и экономисты, историки и философы-богословы.

Что же такое евразийство? «Евразийство – геополитическое и социально-философское учение и интеллектуальное движение, сформировавшиеся в 20–30-х годах ХХ века в среде российской эмиграции и сохраняющие высокий идейно-политический потенциал на рубеже ХХ–XXI вв. По мнению представителей евразийства, правомерно определенное ассоциирование «срединной части» Евразии как географического понятия (а именно территории между линией Балтика – Адриатика и Кавказским хребтом, включающей Среднюю Азию, ограниченной Курилами и границей с Китаем на Востоке и юго-востоке), с одной стороны, и «местоположения» особой евразийской культуры, ядром которой выступает культура восточно-славянских народов – русских, украинцев, белорусов, с другой стороны» .

Мы отметили выше, что евразийство как течение возникает в среде русской эмиграции. Представители русской интеллигенции хотели найти ответы на многие вопросы, возникшие из реальной, весьма неординарной и неоднозначной ситуации, в которой оказалась русская эмиграция.

Анализируя евразийское движение, И. Б. Орлова выделяет три этапа его развития. Первый этап охватывает время с 1920 по 1925 г., развиваясь на территории Восточной Европы и Германии. Второй этап – это 1926–1929 г., с упором на Париж. Последний этап продлился с 1930 по 1939 г., это время размежевания и раскола внутри евразийского движения .

Особый вклад в евразийское движение принадлежит Н.С. Трубецкому, который пытается доказать своеобразие Евразии. Это он показывает через схожесть и плавность перехода «антропологического типа лица и строения тела» от великороссов до монголов. Кроме того, он проводит параллели между империей Чингизхана, Российской Империей и СССР. Сама возможность объединения этой территории говорит о родстве культурном, бытовом. Недолговечность СССР        Н. С. Трубецкой видел в неверных основаниях государства, опирающегося на диктатуру пролетариата и на безбожность, т.е. атеизм. Отсюда в будущем, для того чтобы «обрести свое подлинное лицо и стать самой собой Россия-Евразия» должна вернуться к религии .

Не менее значимым представителем евразийства был П. Н. Савицкий (1895–1968). Будучи географом и экономистом, П. Н. Савицкий пытается обосновать объективность существования Евразии и евразийцев с позиции географических особенностей. Так, в своей работе «Евразийство» П. Н. Савицкий доказывает, что «старый Свет» и «прежняя география различали два материка: «Европу» и «Азию», они же стали различать третий, срединный материк, «Евразию», и от обозначения последнего получили свое имя…» . Далее он четко определяет пределы Евразии, также выступает против европоцентризма.

Задача евразийцев заключается в том, чтобы прийти на смену коммунистам. Будучи экономистом и верующим, он с особым чувством говорит о плановом хозяйстве. «Возобладание планового хозяйства означало бы возведение социальной жизни на новую, высшую ступень» . Однако у коммунистов это неосуществляемо из-за атеизма. Это возможно и под силу евразийцам. Евразийцы «видят в ней раскрытие природы человека как образа и подобия Божья, выражающееся во внесении космического лада в хаос отдельных, на этот раз экономических факторов» .

Вся история народов Евразии говорит о близком родстве, что исключает «противоположения «высших» и «низших» рас, что взаимные притяжения здесь сильнее, чем отталкивания, что здесь легко просыпается «воля к общему делу» .

Изложенные принципы позволили евразийцам конкретизировать свое отношение к Западной Европе, Азии и России – СССР.

В революции 1917 года евразийцы видели не только отрицательное (катастрофический поворот, психологическое потрясение), но и положительное. Она создала предпосылки для формирования нового типа культуры.

Л. Н. Гумилев принимает основные положения евразийства. Но в трудах евразийцев он не находит ответа на главный вопрос, что же является причиной положительной или отрицательной комплементарности между этносами. Ответ на поставленный вопрос был найден им самим.

Между этносами существуют различные связи. «У русских такая комплементарность легко устанавливалась с «монголоидами», но была страшно затруднена с европейцами, в особенности с католиками» .

В другом месте об этом же, но несколько иначе: «…тюрки и монголы могут быть искренними друзьями, а англичане, французы и немцы, я убежден, могут быть только хитроумными эксплуататорами» .

Уместно завершить изложение позиции «последнего евразийца» его же словами: «Знаю одно и скажу вам по секрету, что если Россия будет спасена, то только как евразийская держава и только через евразийство» .

В третьем параграфе «Национальная идея в постсоветской  России» проанализированы разные позиции ученых, политологов и политиков о необходимости выработки консолидирующей общенациональной идеи в тяжелый переходный период. Цель у всех одна, но подходы к ее выработке и понимание сути общенациональной идеи разные.

Например, политолог Ю.Тавровский считает, что «искомая национальная идея должна быть в первую очередь идеей консолидации, собирания, объединения» .  Такой объединяющей ролью в национальной идее может обладать, по мнению М.Швыдкого, великая русская культура. «Надо понять, что идея справедливости – вечная идея. И одна из ошибок Чубайса и Гайдара, не входя в обсуждение их экономической теории, в том, что всю фразеологию социальной справедливости, патриотизма они отдали левым или крайне левым. Одной из грубых ошибок российской государственной идеологии стало разделение демократии и патриотизма, демократии и государственности. В этом смысле я абсолютный государственник и сторонник того, чтобы фундаментальные принципы человеческих свобод были соединены с демократическими принципами социального устройства и одновременно с идеей великой России. В России есть государственная не придуманная идеология. Эта идеология – великая русская культура» .

Продолжая мысль о консолидирующей роли  этнополитической национальной идеи, А.Богатуров писал: «Консолидация страны невозможна без сильного, культурно интегрированного и активного национального ядра. Для прочности того ядра важны культура и язык мыслей, обучения, повседневной мысли. Без сильной, процветающей, привлекательной возможностями, которые она открывает, русской культуры, нельзя воспитать в населении чувства верности стране, принадлежности к ней, гордости за нее, так же, как и чувства сопереживания ее горестям» .

Очевидный факт, что национальная идея в России не может быть сугубо национальной, президент фонда «Политика» В.Никонов объясняет тем, что «в русской идее неизменно присутствовал известный антиеврейский и антизападный заряд, способный только еще больше изолировать Россию от остального мира. Наконец, Российская Федерация – многонациональное государство, и выдвижение на первый план идеи избранности и превосходства одного, пусть и численно доминирующего этноса грозит развалом. Убежден, российская национальная идея должна быть денационализирована. Это должна быть идея нации-государства, а не нации-этноса. Это должна быть идея Отечества с большой буквы, прокладывающего свой путь к обеспечению счастья и свободы всем россиянам» .

В таком же ключе о национальной идее размышляет С.Рогов, по мнению которого «Национальная идея для России должна быть наднациональной, точнее общенациональной. Только в этом случае Россия действительно станет домом всех россиян независимо от их этнической и религиозной принадлежности» .

Роль необходимой и единственной формулы в выработке национальной идеи может выполнить, по мнению Л.Тимофеева, народная мудрость. В этой мудрости особое место отводилось семейной ячейке, обладающей удивительной силой единства и любви друг к другу.

О большой роли семьи в развитии любого государства говорят  И. Клямкин и Т.Кутковец. «Времена, когда государство следовало любить больше, чем самих себя и своих близких, миновали. И только после того, как они миновали, государство стало сильным и устойчивым…» .

В России семья никогда не являлась основой государства. Наоборот, превалировало коллективистское, общинное сознание. Поэтому с трудом верится в то, что в новых условиях, где наблюдается тенденция к свободе личности, они окажутся приемлемыми, хотя  либерал-демократы (А.Чубайс, Е.Гайдар, Б.Немцов) делают акцент на тесную связь национальной идеи с правами человека, его повседневной жизнью и личным благосостоянием .      Их мысли поддерживает Ю.Ратнер утверждением о том, что в стабильной, процветающей стране национальная идея должна гармонизировать отношения между личностью и государством. Должен быть примат интересов человека, приоритет законов и приоритет культуры. В этом для него заключается смысл национальной идеологии. Там, где нет этих гуманистических ценностей, побеждает фашизм .

Далее   нами   проанализированы  позиции  таких   ученых,   как    И. Чубайс,

С. Казеннов,  В. Кумачев,  В. Кулинченко, Т. Кутковец,  С. Рогов,  Л. Тимофеев,

Г. Зюганов, И. Клямкин, Ю. Ратнер, А. Панарин, В. Гулиев, А. Басалай и др..   

Но есть и скептики, полагающие, что в России либеральная демократия в «чистом» виде не будет работать, понимая при этом причину японского экономического чуда, произошедшего благодаря коллективизму и корпоративной этике японцев.

Идеология либерализма некоторыми учеными, например, А.Панариным, считается «импортированной, как алиби, выдаваемое процессам социального, нравственного и государственно-политического распада под видом демократизации и эмансипации». И наиболее вероятным состоянием в данном случае является хаос. Постклассический либерализм стал идеологией своекорыстно используемого политического, экономического и морального хаоса. «Все, что препятствует соскальзыванию в этот хаос, с порога отвергается нашими либералами как проявления авторитаризма, национал-патриотизма и протекционизма» .

В. Гулиев считает, что главная идея, которая может быть положена в идею национальной, это конституциализм: «Ясно, что ни о какой государственно-обязательной, тотально навязываемой сверху, предписываемой гражданам идеологии не идет и речи. Суть в другом – выразить общественный идеал, общепризнанную ценность индивидуальной и социальной жизни как некий ориентир для общества, уходящего от тоталитарно коммунистического к новому строю жизни…» .

Такой же позиции придерживается и профессор А.Орлов. Он утверждает, что «лидирующей идеей, которая может сегодня претендовать на статус интегрирующей и общенациональной, является идея прав человека, а наиболее важной социальной ценностью – законность» . По его мнению, России нужна не новая идеология, а гарантии существующей конституции во внутренней политике и ясная национальная стратегия – в политике внешней.

По мнению Г.Осипова, перед новой Россией стоит задача сохранения российского общества и российской государственности. Но наличие более двадцати предельно-критических показателей социально-экономического развития позволили ему сделать вывод, что «Россия вплотную подошла к той черте, выход за которую означает деградацию важнейших сфер ее жизнедеятельности» .

Наиболее удачной нам представляется выделенная из этих «общих контуров» триада, сформулированная академиком Г.В. Осиповым. Это «духовность, народовластие, державность» .

Духовность предполагает:

  • во-первых, нравственные начала общественной жизни (примат добра над злом, терпимость к инакомыслящим, переоценка законов и норм с позиций интересов отдельного человека, нравственность средств в достижении целей);
  • во-вторых, философское обоснование приоритета духовного над материальным;
  • в-третьих, единство нравственного и эстетического отношения к действительности.

            Писатель и публицист А.Стреляный считает, что «Россия, кажется, навсегда отказалась от коммунизма, но нельзя сказать, что она выбрала уже свой путь. Вопрос для желающих обсуждать эту проблему стоит так: или пытаться восстановить в новых условиях величие России, с известной точки зрения мнимое, или заботиться о создании нового, действительного, никого в мире не задевающего величия – демократического, европейского» .

Очень близки по сути к высказываниям Р.Абдулатипова идеи, заложенные в Манифесте общенародного общественно-политического движения «Союз протестующих граждан России», в котором  говорится: «Мы заявляем: в обществе слишком много ненависти, противостояния, криминала, смуты. И предлагаем Общенациональную идею взаимопрощения и примирения – единственную альтернативу фатально надвигающейся диктатуре» .

Вопрос о национальной идее стал предметом обсуждения прошедшей 15–16 ноября 1996 г. в Оренбурге межрегиональной научно-практической конференции «Русская нация, русская идея: история и современность».

Интересны суждения А.Басалая, кандидата философских наук, который полагает, что «наиболее ценные идеи, открытия, выражающие сущность предметов, явлений и т.д., приобретают интернациональный характер…» .

С.Алексеев, В.Каламанов, А.Черненко среди первоочередных задач развития России выделили разработку общенациональной российской идеологии, которая должна стать «органичным продолжением русской национальной идеологии – русской идеи». Они верно замечают, что «в этой идеологии не может не учитываться та исключительная роль, которую играет в России русский народ как крупнейший по численности и расселенный по всей территории страны» .

Если русскую идею вписать в современность и получить обновленную российскую идею, она сводится к четырем началам – историзму, духовности, обустройству, демократии.

Основа исторической России – православие, утверждающее духовность и нравственность.

Сейчас все поняли, что в единстве государств наша общая  сила. Поэтому начался другой процесс – консолидации. На основе укрепления  государственности мы сделали шаг на пути к консолидации общества. О значении  «российской идеи» В. Путин сказал, что убежден, что достижение необходимой динамики роста – проблема не только экономическая. Это проблема также политическая и, в определенном смысле,   идеологическая. Точнее, идейная, духовная, нравственная. Причем последний аспект на современном этапе представляется особенно значимым с точки зрения консолидации российского общества.

Интересен анализ данного определения у Ю.Тихомирова.  В результате обобщения его анализа получается, что государственность это нечто безусловно связанное с государством. Во-вторых, это некое его качественное состояние, зависящее в различных трактовках от разных причин (от форм общежития, исторического периода, духовного состояния общества, лидера, влияния извне, кризисных и некризисных перемен и т.д.) .

Одно из самых точных и одновременно парадоксальных  определений государственности привел Лев Николаевич Толстой, даже не называя самого этого слова. Во второй части эпилога «Войны и мира», рассуждая о власти и истории, он писал: «Наука права рассматривает государство и власть, как древние  рассматривали огонь, – как что-то абсолютно существующее. Для истории же государство и власть суть только явления, точно так же, как для физики нашего времени огонь есть  не стихия, а явление…» .

29 сентября 2001 г. в Москве открылся Первый Конгресс патриотов России, на котором обсуждались пять фундаментальных документов левой оппозиции. Суть подписанных документов состоит в консолидации народно-патриотических сил России.  «России нужен новый курс, новая политика и новая команда, способная вывести страну из кризиса», - отметил в своем выступлении на конгрессе лидер КПРФ Г.Зюганов. Он призвал патриотов к единству, которое  является  «реальным конструктивным путем» для всего российского общества.

Таким образом, закономерен вывод о том, что национальная идея в современной России одна из важнейших составляющих государственности. Именно она, в первую очередь, определяет доверие населения к государству. Если основная государственная идея совпадает с идеей национальной, то государство получает мощнейшую общественную  поддержку. «Объединение людей во имя созидания – удел большой народной политики и государства» - справедливо и уместно подчеркивает К.Н.Кулматов .

Свое отношение к национальной идее выразил и новый Президент России Дмитрий Медведев: «Мне неоднократно приходилось отвечать на вопросы о национальной идее. Уверен, что у каждой нации должен быть набор понятных принципов и целей, которые объединяют людей, живущих в одной стране. И строятся эти принципы на вполне реальных задачах, востребованных обществом.     Это, прежде всего, свобода и справедливость. Второе – это гражданское достоинство человека. Третье – его благополучие и социальная ответственность» .

В третьей главе«Национальная идея, идеология и идентичность в современных условиях», включающей в себе такие параграфы, как «Общественно-политический подход к анализу понятий национальная идея и национальная идеология, идентичность, национальная идентичность в эпоху глобализации», «Нации и идеи в современном мире» и «Традиционные и современные концепции идеологии», изложены основные характеристики политических идеологий, а также расшифрованы общественно-политический подход к анализу понятий национальная идея, национальная идеология, идентичность, национальная идентичность в условиях глобализации.                                       

Говоря об идентичности, можно сказать, что идентичность в широком смысле это то, что соответствует самому себе. Наряду с идентичностью используют другое понятие – идентификация. В него вкладывают такие смыслы, как отождествление, наложение личностных качеств другого человека на себя, стремление культивировать в себе те качества, которыми обладает другой, выступающий в образе идеала подражания. В философском словаре об идентификации пишется, что она происходит от средневекового латинского слова identifico – отождествляю. Идентификация «в психологии и социологии, процесс эмоционального и иного самоотождествления индивида с другим человеком, группой, образцом. Термин введен Зигмундом Фрейдом» .

Можно выделить идентичность на разных уровнях. Это идентичность персональная, социальная, культурная, политическая, религиозная.

Идентичность как философская проблема существовала с древних времен, но постановка проблемы была разной. К примеру, « как может одна и та же вещь сохраняться тождественной себе в разные промежутки времени; проблема природы и сущности Я и самосознания; проблема того, что именно связывает индивид с перспективой своего будущего существования, выживания либо бессмертия. Наиболее распространенным вариантом постановки проблемы  является вопрос о том, из чего состоит идентичность личности во времени, или каковы ее критерии» . Античность рассматривала проблему идентичности на основе бессмертия души, которая в отличие от тела не подвержена изменениям.  В средние века  христианская трактовка идентичности связана с идеей персоны, способной предстать перед  судом Всевышнего.

В последние десять–пятнадцать лет политические и научные дискуссии о кризисе идентичности проходят во многих странах мира, в частности в США, Великобритании, Германии, Китае, Индии, Украине, Японии, Иране, Турции. Здесь не встретишь книг о национальной идее, но работы с названием «Немецкая идентичность», «Европейская идентичность» издаются регулярно.

Идентификации связаны с главными общественными институтами. Как следствие, разрушение последних влечет за собой потерю смысла жизни, дезориентацию и дезидентификацию и есть конечный результат процесса идентификации, самоотождествления, самоопределения индивидов.

Согласно этой точке зрения, основными критериями идентичности выступают:

1. Обособление одной однородной общности от другой, проведение определенной границы между ними.

2. Чувство сопричастности, соотнесения с той или иной общностью, базирующееся на историческом прошлом, опирающемся на настоящее и стремящемся к будущему. В основе этого чувства или состояния идентичности лежит сформировавшееся сходство в мировоззрении, ценностях, традициях и образе жизни. Данное чувство формируется при сравнении «своего» и «чужого» и, естественно, это «чужое» оказывает влияние на собственное восприятие. В результате таких сравнений чувство идентичности может либо укрепляться, либо разрушаться, если какие-либо черты «своего» перестают отвечать устоявшимся представлениям, базирующимся на прошлом опыте. В этом случае могут произойти переосмысления «своей» идентичности, ее видоизменения или поиск и замена на новую, «более сильную». В основе идентификации индивида или общности всегда лежат достаточно реальные объективные характеристики.      

Специфическое место Кыргызстана в мире определяется его историей, традициями, культурой, многонациональным составом населения, принадлежностью к различным конфессиям, что обусловило самобытность Кыргызстана, неразрывность его связей не только с Азией, но и с Европой.

Консолидация общества невозможна без сильного, культурного интегрирования и активного национального ядра. Важнейшей задачей  государственной политики является содействие формированию мощной общенациональной идентичности.

Консолидация общества или нации всегда происходит вокруг идеи, символа или личности. К сегодняшнему дню обозначились три модели идентичности.

Первый проект обозначается как – вестернизационный, основанный на тщательном изучении западного опыта построения гражданского общества и максимально широком его использовании при формировании собственной гражданской и государственной культуры. К странам, принявшим глобализацию, следует отнести Вьетнам, Шри-Ланку, Бермуды, Ирландию.

Второй – модернизационный, предполагающий сохранение веками сложившихся традиционных отношений, но опирающихся на новую технологическую базу и инновации (Япония, Малайзия, Южная Корея, Индия).

Третий – фундаменталистский  отрицает весь западный опыт развития и стремится оградить себя от внешних влияний, законсервировав право интеллектуальных, политических и религиозных лидеров управлять своим народом. Страны, отвергшие глобализацию, – Узбекистан, Иран, Туркменистан, Пакистан, Беларусь.

            Во втором параграфе «Нации и идеи в современном мире» проводится краткий анализ истории других народов.

«Нет в мире абсолютно сходных во всем людей, семей, не говоря уже о целых народах и народностях. Каждый – носитель неповторимой индивидуальности и самобытности культуры, образа жизни, традиций и религий. В этом, как представляется, и состоит вся прелесть нашей жизни и это мы должны оберегать как зеницу ока. Но это вовсе не означает, что люди должны прожить свой отрезок жизни, отведенной судьбой, разрозненно, по волчьим законам» .

АМЕРИКА («американская мечта»). Во все времена национальная идея волновала общество. В переломные моменты своей истории общество должно иметь ясную и четкую политическую и идеологическую стратегию. Именно она является залогом успеха. «Я – американец» – это национальная идея граждан США.

В данном случае мы говорим о базовых идеях американского национализма – это вера в демократию, в справедливость, в свободу слова, индивидуализм, то есть во все то, что мы обычно называем американскими ценностями.

Условно можно определить пять типов американской идентичности. Первый. Соединенные Штаты – «универсальная нация», основанная на ценностях, близких всему человечеству, на принципах, понятных всем народам. Целью американской внешней политики является глобальное распространение принципов демократии,  свободного волеизъявления и свободного рынка. Второй. Соединенные Штаты – западная нация, чья идентичность определяется европейскими корнями.  Европейское культурное наследство являет собой основу ее «геополитически-генетического» кода, а ее принципы и идентификационные корни принадлежат не всему миру, а Западу. Третий. Америка – уникальная нация, исключительная по своей истории и особенностям, созданная на основе блестящих идей европейского Просвещения.            Четвертый. Америка – это то, во что ее превращает масса наиболее влиятельных и активных поселенцев – иммигрантов. В Америке собрались наиболее энергичные представители государств планеты, она отстаивает общечеловеческие ценности. Пятый. Американская нация – это сообщество людей со своеобразными  идентификационными основаниями. Это нация, чей хрупкий общий базис – это Декларация независимости, Конституция и общая законодательная база.

Для американцев строгое соблюдение того, что написано в законе, есть одна из высших обязанностей гражданина. Законы самосохранения, спасения  страны от угрожающей ей опасности – вот высший долг каждого американца.

Сегодня основная позиция США базируется на «трех столпах»:

1) усиление экономики США,

2) распространение  демократии в мире,

3) усиление военной мощи США.

В США во время становления государственности вся политика опиралась не на государство, а на человека, его предприимчивость и инициативу. Именно этот факт и «американская мечта» о свободе и благополучии позволили США стать сверхдержавой.

ЕВРОПА («социальный либерализм»).  Современная Европа зиждется на двух фундаментальных, поистине исторических решениях: первое решение, принятое американскими государственными деятелями, состояло в том, чтобы сохранить после 1945 года политическое и военное присутствие в Европе и защитить свободу западной части Европы. Это решение привело к созданию НАТО.

Второе фундаментальное решение опиралось на идею двух великих французов – Робера Шумана и Жана Монне, состоявшую в том, чтобы государство в Европе было основано не на равновесии сил, а на интеграции суверенных государств и их интересов. Это привело к заключению в 1957 году Римских договоров и затем к созданию ЕС.

Сегодня из основных факторов «социального либерализма» можно обозначить следующие.

1. Социально ответственный бизнес, обеспечивающий рабочие места с хорошей зарплатой; уплачивающий налоги, своевременно реагирующий на изменения, которые могут привести к потере бизнеса, соответственно, оставить без зарплаты работников, а государство без налогов.

2. Социально ответственное государство, эффективно использующее деньги налогоплательщика в целях поддержания безопасности граждан, развития человеческого капитала (здравоохранения, образования и культуры).

3. Социально ответственные граждане, не позволяющие лишать их прав в явной или неявной форме. В первую очередь, это относится к вопросу формирования власти. Это право принадлежит им.

Девиз Евросоюза гласит «Единство в разнообразии». Это означает уважение к политическому, этническому и религиозному разнообразию. Европа – это разнообразие и толерантность.

ФРАНЦИЯ («идея голлизма»). Великая французская революция сформировала классический тип «национализма по идее». Провозгласив принципы народовластия, французская нация объявила принадлежащими к ней не только  французов, но и всех разделяющих эти принципы жителей Франции. И потому общезначимые демократические идеи стали фундаментом национального процветания. В период правления Шарля де Голля идея «возрождения величия Франции» была  принята как государственная идеология, позднее о ней говорили и писали как о голлистской  идеологии. Это приоритет интереса нации перед всеми иными собраниями. Он исходит из того, что нация обязана быть единой, тогда как классы, партии, кланы разобщают её, а их борьба не должна влиять на суверенные решения Франции.

ТУРЦИЯ («здоровый национализм» и «европеизация»). В истории становления Турции перед Кемалем Ататюрком стояла важная задача консолидации нации на идеях здорового национализма. С этой целью Измирский конгресс принял «Экономический обет» на принципах национального единства и предотвращения классовой борьбы. В этих документах заключалась реальная задача преодоления последствий гражданской войны, раскола общества, разрешения межнациональных и социальных противоречий. Мустафа Кемаль отделил тюркизм от пантюркизма.

С переходом турецкой политической системы в конституционную, парламентскую республику источником законов стал народ, избирающий парламент.

Здесь можно сделать следующие предварительные выводы:

  • турецкая модернизация – это модель, ориентированная на Запад;
  • понятия национального суверенитета и национальной независимости сыграли определяющую роль;
  • основная цель – это не подражание, а создание своеобразного национального «я»;
  • основой законности является народ;
  • парламентская модель избрана как политическая модель;
  • законы основывались на принципах светского общества.

            ИНДОНЕЗИЯ («Панчашила», или пять принципов национальной идеи). Причины нынешних политических потрясений своими корнями уходят в период создания Индонезии, когда сформировались предпосылки для возникновения государства с так называемой идеологией «индонезийского национализма». Индонезия была провозглашена республикой только в 1945 г. Голландия, колонией которой Индонезия была 350 лет, попыталась вернуть мятежные территории, однако в 1949 г. «островное государство» отвоевало свое право на существование. Возглавил новое независимое государство в Юго-Восточной Азии президент Сукарно, а идеологической и политической основой страны стали пять принципов (панча шила): монотеизм, национализм, гуманизм, национальная справедливость и демократия. Эти принципы вошли в Конституцию и определяли основную философию Индонезии.

ЯПОНИЯ («японский дух – западное образование»). В чем была суть японской национальной идеи? В уважении к прошлому, национальным традициям, в опоре на имеющиеся преимущества, прежде всего, духовные, в упорной учебе, настойчивом освоении передовых технических достижений Запада для собственной модернизации. Необычная трудоспособность японцев, сплоченный коллективизм, соблюдение интересов  «своей» страны позволили свершиться «японскому чуду».

Национализм – преданность и лояльность к своей нации . Согласно Бойду Шейферу, национализм – это «чувство, объединяющее группу людей, которые обладают реальным или воображаемым общим историческим опытом и общим стремлением жить вместе в качестве отдельной группы в будущем». Японский национализм восходит к элитарному патриотизму небольшого числа выдающихся индивидов, которые как «целеустремленные люди» (сиси) позднего периода Эдо (1600–1868) и политические лидеры периода Мэйдзи (1868–1912) подчеркивали приоритет национального благополучия над личными интересами, в особенности защиты Японии от внешней агрессии. По мере углубления социальной интеграции в конце XIX в. националистические чувства широко распространились в обществе и приняли две формы. 

Одной из форм был этатизм (кокка суги), или националистическая лояльность к государству. Этатизм требовал, чтобы все японские подданные слушались и служили государству как высшему объекту своей преданности. Предполагалось, что они должны служить в вооруженных силах, платить налоги и безоговорочно поддерживать внутренние и внешние цели государства. Государственный национализм провозглашал идею органичного государства по примеру Германии XIX в., существовавшей отдельно от партий, монархов, избирателей или политических институтов.

Вторая форма националистических чувств – этнический, или народный, национализм (миндзоку суги), центральной идеей которого была привязанность к японскому народу. Народные националисты чувствовали неразрывную связь со своими соотечественниками благодаря общности истории, обычаев, религии, языка и  генетического фонда. Они подчеркивали горизонтальные связи лояльности, а не вертикальную верноподданность безличностному государству. Если этатизм часто предъявлял индивиду требования конкретных услуг, то народный национализм был скорее чувством, чем программой.    

КИТАЙ («социализм с китайской спецификой»).      Родившийся в Китае 2,5 тыс. лет назад философ Конфуций до сих пор чтим в китайском обществе. То, что называют китайским национальным характером, во многом сформировано под влиянием кодекса этических правил Конфуция. Он считал, что в основе общества лежит «пять видов отношений»: между правителем и министром, отцом и сыном, мужем и женой, старшим и младшим, а также отношения между друзьями. Во всех видах отношений сохраняется жесткая иерархия, и только друзья могут быть равноправными. Здоровое общество, согласно его учению, основано на субординации. Принцип сыновней почтительности распространяется на всю вертикаль общественных отношений.

Пять добродетелей конфуцианской морали – человечность, справедливость, благородство, самоусовершенствование и верность. Никто не должен поступать с другими так, как не хотел бы, чтобы поступали с ним, – постулат, который относится и к правителю. Главная его обязанность – забота о подданных, иначе они вправе его свергнуть. Знание основ конфуцианства важно для понимания китайского менталитета и сегодня.

Повернув страну на путь реформ, Дэн Сяопин скорректировал два из трех стратегических ориентиров, ранее сформулированных Мао Цзэдуном (марксизм-ленинизм, социалистический путь, руководство компартии). Взамен марксизма появился патриотизм. Вместо социалистического пути заговорили о социально ориентированной рыночной экономике. Незыблемой осталась лишь руководящая роль КПК. Так что в идеологической жизни страны все заметнее становится сдвиг от Маркса к Конфуцию.

Дэн Сяопин выдвинул формулу «строить социализм с китайской спецификой». Ее смысл состоял в том, что можно и нужно применять капиталистические идеи, но сохранять контроль над реформами за партией. Именно этим Дэн Сяопин создал прецедент в мировой коммунистической практике, соединив коммунистическую идеологию с рыночной экономикой. Великий реформатор постоянно призывал смелее либерализовать экономику, категорически отвергая политическую либерализацию. Е.П.Бажанов по этому поводу пишет: «Поменял Ден Сяопин приоритеты внешней политики КНР в целом. Отбросив маоистский великодержавный синдром, он подчинил дипломатию интересам модернизации» .        

В третьем параграфе этой главы «Традиционные и современные концепции идеологии» представлены характеристики основных политических идеологических концепций современности.

Термин «либерализм» происходит от латинского Liberalis, означающего свободный, либо имеющий отношение к свободе. Бог Либер в древнеримской мифологии соответствует древнегреческому богу Дионису, который олицетворял собою  избыток жизненной энергии, экстаз и раскрепощенность.  Видимо, с этим связано определение либерализма как идеи личной свободы человека.

Отметим здесь два основополагающих момента  либерализма: первый – это личная свобода, свобода каждого индивида и частная собственность суть наивысшие социальные ценности. Второй – это реализация данных ценностей, что обеспечивает  раскрытие  творческих начал личности и одновременно ведет к процветанию общества в целом.

Время формирования идеологии неолиберализма – это 30-е годы XX века. Исследователи связывают начало неолиберализма с «Новым курсом» американского президента, представителя Декмократической партии Ф.Д.Рузвельта. Неолиберализм скорректировал ряд важных политико-экономических установок своей идеологии. Эта корректировка связана с переосмыслением экономической и социальной роли государства. Неолибералы признают необходимым определенное участие государства в регулировании экономических отношений, проведение активной социальной политики. Неолиберализм остается идейно-теоретической основой деятельности Демократической партии США .

Философский словарь. – М.: Кондор, 2002.

Орлова И. Евразийская цивилизация. – М., 1998. – С.102.

Там же. – С. 256.

Савицкий П. Евразийство // Основы Евразийства. – М., 2002. – С. 266.

Там же. – С.287.

Там же. – С.287.

Там же. – С.303.

Савицкий П. Обзор Евразийской идеологии. Основные понятия, краткая история // Основы Евразийства. – М. – Айрис Пресс - 2002. – С.85.

Если Россия будет спасена, то только через Евразийство: Интервью с Л. Н. Гумилевым // Начала. – 1992. – № 4. – С.16.

Там же. – С. 16.

Тавровский Ю. Три  круга новой идеологии // Независимая газета. – 1999. – 8 сентября.

Швыдкой М. Любая идеология унижает людей // Общая газета. – 1998. – 4 октября.

Богатуров А. Демократия не порок // Век. – 1997. –  № 45.

Никонов В. Пугающий успех // Век. – 1996. – № 38. – С. 17.

Рогов С. Евразийский проект России. // Независимая газета. – 1996.

Тимофеев Л. Наивная формула победы // Известия. – 1996. – 9 сентября.

Клямкин И., Кутковец Т. Кому в России нужна империя? // Сегодня. – 1996. – 1 февраля.

Что теперь будет? // Коммерсантъ.  № 65. – 2000.  – С. 9.

См.: Ратнер Ю. Дети из Сочи очень мудрые. – М., 1997. – С.5.

Панарин А. Российская политическая культура: прогнозы на ХI век  // Власть. – 1997. – Ноябрь. –  С.48.

Гулиев В. Идеи для России: конституционализм как государственная идеология // Российские вести. –  1996. – 13 сентября.

Орлов А. Политический процесс в России: современные тенденции и исторический контекст. – М., 1995. – С.30.

Осипов Г. Политика. –  М.,  1996. – С. 8.

Осипов Г. Россия: национальная идея. Социальные интересы и приоритеты. – М., 1997. – С. 161.

Стреляный А. Идея на “свободе” // Российская газета. – 1996. –  26 октября.

Манифест общенародного общественно-политического движения «Союз протестующих граждан России» // Независимая газета. – 2000. – 12 апреля.

Басалай А. Ложный поиск мобилизующей идеи // Диалог. – 1997. – № 7.

Алексеев С., Каламанов В., Черненко А. Когда вырулим на главную дорогу // Век. – 1998. – № 49. – С.7.

Чубайс И. Умом Россию не поднять? // Московский комсомолец. – 25-31 марта 2009. – С. 19.

Путин В. Мы сделали шаг на пути консолидации общества. // Известия. – 2001.  – 22 марта.

Тихомиров Ю. Государственность: крах или воскрешение? // Советское государство и право. –  1992. –  № 9. –  С.11–19.

Толстой Л. Война и мир. – М., 1978. – С.531, 536.

Зюганов Г. Патриоты готовы изменить Россию // Коммерсантъ. – 2001. – 2 октября. – С.2.

Кулматов К.Н. Мир в начале XXI века. Размышления российского дипломата и ученого. – ФУГП Издательство «Известия» Управления делами Президента РФ, 2006., - С. 110-111.

«Российская газета», 15 февраля 2008 г.

Философский энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1989. – С. 206.

Там же. – С. 316.

            Кулматов К.Н. Мир в начале XXI века. Размышления российского дипломата и ученого. – ФУГП Издательство «Известия» Управления делами Президента РФ, 2006., - С. 110.

Хрестоматия. Этнос и политика. Авт.-сост. А.А.Празаускас. – М.: Изд. УРАО, 2000 // Т.Р.Х.Хейвенс. Национализм в Японии. –  С. 136–137.

Бажанов Е.П. Актуальные проблемы международных отношений. Избранные труды. В 3тт. – Т.2. – М.:Научная книга. 2002. – С.364.

Радугин А. Политология. – М., 2001. – С. 274.

            Перед современным либерализмом встают новые проблемы и вопросы, ответы на которые действительно трудно найти, опираясь только на наследие послевоенного мироустройства  в Европе. Но решения, которые предлагают либералы, могут быть разными. На мой взгляд, выход нужно искать только в терпеливом диалоге и дискуссиях, создании механизмов и институтов, которые бы способствовали нахождению компромисса и трансформации сознания общества. Другие пути решения проблем означают возврат к идеологии расизма и практике колониальной эпохи .

Идеология консерватизма является одной из важнейших структурных компонентов современных политических идеологий. Если говорить о происхождении термина «консерватизм», то он произошел от латинского «conservo», означающего сохраняю, охраняю. Однако точно определить основания консерватизма становится проблематичным в силу того, что ряд основополагающих черт либерализма ныне трактуются как основания консервативные, такие как требование свободы рынка и ограничение государственного вмешательства в частную жизнь человека. Но ради справедливости стоит отметить и то, что либералы тоже в долгу не остались, присваивая себе лозунг ранних консерваторов – идею сильной централизованной власти государства. Четкому определению мешает  и внутренняя разношерстность идейного течения консерватизма . В современном консерватизме в мире  обычно выделяют три основных течения: традиционалистское, либертаристское и неоконсервативное (или либерал-консервативное).

В целом неоконсерватизм весьма удачно приспособил традиционные ценности консервативного толка к реалиям позднеиндустриального (постиндустриального) этапа развития общества.

Социализм происходит от латинского «socialis», означающего общественный. Социализм как политическая идеология сложился из многовековых устремлений людей к социальной справедливости и к защите от произвола. Истоки социалистических идей можно обнаружить с древнейших времен, однако теоретическое обоснование и идеологическое  оформление они получили только в XIX в.  Особое значение  для их концептуализации имели эгалитаристские идеи французского мыслителя Ж. Ж. Руссо и воззрения его соотечественника Ф. Бабёфа о классовой принадлежности граждан и необходимости насильственной борьбы за общественное переустройство.

Немаловажное значение в становлении идеи социализма имели труды мыслителей эпохи Нового времени, таких как Т. Мор и Т. Кампанелла. Их идеи были развиты в конце XVIII – начале ХIX  в. так называемыми утопическими социалистами Сен-Симоном, Фурье и Оуэном. Но более основательный подход к теоретическому обоснованию социализма был предпринят в   середине XIX в. К.Марксом и Ф.Энгельсом. Они связали его осуществление с процессом исторического становления более отдаленного общества «всеобщего изобилия» – коммунизма.

Идеи марксизма подхватил В.И. Ленин, который,  соединив их с рабочим движением в России, разработал учение об этапах социалистической революции, о сломе «буржуазной государственной машины», диктатуре пролетариата» и т.д. В.И. Ленин считал, что политической целью деятельности партии «нового типа» является построение социализма.

Альтернативный путь реализации идеи социализма  был осуществлен в послевоенном Китае генеральным секретарем КПК Мао Цзедуном. Мао Цзедун  взял за основу строительства социализма сталинскую идею о необходимости борьбы с внешними и внутренними врагами, раскрасив ее теорией «партизанской борьбы» (сделавшей маоизм весьма популярным в ряде стран Индокитая, Африки и Латинской Америки). По Мао Цзедуну,  главной исторической силой движения к социализму стало крестьянство, призванное «перевоспитывать» интеллигенцию и другие слои населения в революционном духе. Понятно, что эти пути продвижения к «светлому будущему» были оплачены массовыми жертвами китайского населения, особенно во времена «культурной революции».

Несмотря на кажущуюся легкость понимания фашизма, он не так-то прост, о чем свидетельствует двоякое понимание фашизма в политической науке. Отдельные ученые связывают свое понимание фашизма с политической идеологией, сформировавшейся в Италии, Германии и Испании в 20–30-х гг.  ХХ столетия. Основателем фашизма представители первой точки зрения признают бывшего лидера левого крыла итальянских социалистов Б. Муссолини. Муссолини основывает свою теорию на элитарных идеях Платона, Гегеля и концепции «органистского государства». Суть  его теории заключается в оправдывании агрессивных действий властей и проповедовании крайнего национализма, «безграничности воли» государства и элитарности его политических правителей,  а также оправдывании войны и экспансии.

Иную характеристику получает фашизм,  именуемый            немецким. Он  связан с национал-социализмом А. Гитлера. Немецкая версия фашизма отличалась большей долей реакционного иррационализма («германский миф»), более высоким уровнем тоталитарной организации власти и откровенным расизмом. Стоит отметить, что Гитлер, так же как и Муссолини, обосновывает свою теорию, опираясь на идею расового превосходства А.Гобино, а также на ряд философских положений  И.Фихте, Г.Трейчке, А.Шопенгауэра, Ф.Ницше. Идеология немецкого фашизма основана на  приоритете социальных и политических прав некоего мифического народа – «ариев».  Все народы мира поделены на три категории:  первая – «культуросозидающая раса». К ней отнесены немцы, англичане и ряд северных европейских народов; вторые – «поддерживающие культуру». Такими признаны славяне и жители некоторых государств Востока и Латинской Америки; и третьи – «культуроразрушающие народы». К ним причислены такие народы, как  негры, евреи, цыгане. Исходя из такого понимания и деления народов, особое внимание заслуживала  избранная раса,  защиту целостности которой оправдывала и предполагала политика экспансионизма, дискриминации и террора.

В ХХ веке идеология фашизма была представлена вне рамок выше указанных нами государств. К числу таких государств относятся франкистская Испания, Япония 30 – 40-х гг., Португалия при А.Салазаре, Аргентина при президенте Перроне (1943–1955), Греция конца 60-х гг.,  Южная Африка, Уганда, Бразилия, Чили.

В национализме можно выделить двоякую направленность. Одна исходит от государства, вторая – направлена против государства и исходит от культурно-этнических групп, стремящихся к политическому суверенитету. Поэтому национализм  наталкивается на противодействие, исходящее от культурно-этнических групп. Именно это говорит о том, что национализм может быть идеологией, легитимирующей усилия по интеграции или дезинтеграции государств. Национализм далеко не всегда непосредственно связан с действиями по укреплению или подрыву национальных государств. Он подпитывается чувствами и ожиданиями людей, которые ищут решение острых проблем собственного существования в национальной солидарности – в консолидации на основе общей истории, языка или культуры. Таким образом, национализм – это идеология политизированной идентичности.

К. Хайес, считающийся классиком либеральной историографии, предложил шесть видов национализма: гуманистический, якобинский, традиционный, либеральный, интегральный и экономический. К гуманистическому национализму К. Хайес относит Болинброка, Руссо и Гердера, к либеральному – Бентама, к традиционному – Бёрка и Фридриха Шлегеля, к интегральному – Шарля Морраса, Киплинга, Д?Аннунцио, Трейчке, Вагнера, Плеве, Победоносцева, Муссолини и Гитлера.

Фундаментализм (или возрожденчество) определяется тем, что его приверженцы выступают за восстановление принципов «чистого» ислама, освобождение его от позднейших наслоений (которые защищают традиционалисты), призывают к полному претворению в жизнь норм ислама.

В настоящее время  западными учеными и политиками термин «исламский фундаментализм»  понимается как совокупность течений мусульманской общественной мысли, неукоснительное выполнение предписаний Корана и требований законов Шариата, введение традиционных мусульманских установлений в качестве обязательных норм всех сторон жизни .

Атлантизм, являясь геополитикой моря, тем не мение не зацикливается на этом, а пытается перенять новые идеи, связанные с научно-техническим прогрессом, научно-технической революцией в военной сфере. Приоритет Моря над Сушей был поколеблен появлением  новых типов вооружений, таких как стратегические бомбардировщики, сбросившие  атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, а затем межконтинентальные, крылатые и другие виды ракет. Это новое положение потребовало выработки новых подходов, учитывающих в качестве элементов геополитики не только Моря и Сушу, но и воздушное и космическое пространство, где предполагалось применение ядерного и плазменного, лазерного оружия. Они получили название аэрократии и эфирократии. Освоение данных двух сред, на которые совершенно не обращали внимания основатели геополитики, оказалось тем не менее продолжением талассократических теорий, но на более высоком уровне.

История показала, что атлантизм более динамично, наступательно использовал все среды, базирующиеся на номосе (от греч. nomos – закон, порядок) Моря. Геополитика атлантистов оказалась наступательной, а геополитика Евразии пребывала в состоянии пассивной обороны. В сфере аэрократии СССР добился относительного паритета, но в «звездных войнах» не смог устоять, что во многом привело к поражению в «холодной войне», к развалу содружества стран Варшавского договора, а впоследствии и СССР.

Центром  мондиализма стали США, сосредоточившие в своих руках все концептуальные и стратегические власти над Западом. Более того, они начали создавать параллельную власти структуру, состоящую из советников, аналитиков, центров стратегических исследований. Были созданы три  мондиалистских организации, о существовании которых общественность Запада узнала лишь относительно недавно. В отличие от официальных структур эти группы пользовались значительно большей свободой проектирования и исследований.

Главой важнейших мондиалистских групп – Бильдерберга и Трилатераля – является высокопоставленный член C.F.R., крупнейший банкир Дэвид Рокфеллер, владелец «Чэйз Манхэттен банк». Кроме него в центре всех мондиалистских проектов стоят аналитики, геополитики и стратеги атлантизма Збигнев Бжезинский и Генри Киссинджер. Туда же входит и знаменитый Джордж Болл.

Мондиалистские проекты преследуют цель перехода к единой мировой системе, основанной на западных ценностях. Осуществление единой мировой системы возможно только тогда, когда народы и государства будут психологически готовы к принятию данной идеи, а  для этого необходимо создать параллельные структуры, состоящие из интеллектуалов, аналитиков, политиков, финансистов, журналистов.

В четвертой главе «Национальная идея кыргызов как фактор политической консолидации общества в условиях глобализации»  рассматриваются  исторические корни, процесс становления и развития национальной идеи, а также взаимосвязи и взаимообусловленности этнического и национального самосознания.

В первом параграфе «Национальная идея кыргызов до XXI века» рассмотрены идеи национальной консолидации кыргызского этноса начиная  с древних времен, запечатленные в эпических произведениях, и завершая идеями советского периода.

Для того, чтобы уяснить ход исторических процессов, получить полную информацию о нравственных и моральных ценностях древних кыргызов, необходимо обратиться к их религиозным верованиям. Убедительным доказательством поверхностного усвоения ислама кыргызами является наличие у них в прошлом многочисленных элементов древних религиозных представлений, среди которых особое место занимали культ предков и тенирианство.

Особую роль в системе доисламских представлений кыргызов играл культ умерших предков (арбак). Культ предков был для них частью внутренней культуры, призмой, через которую смотрели на мироздание. Немалую роль культ предков играл в консолидации народа. Социально-экономические, административные отношения определялись в основном идеологией, вытекающей из этого культа.

Если обратиться к нашей истории, то служение Отчизне и ее защита, патриотизм занимают главное место в национальном самосознании кыргызов. Не случайно защита Родины от врага является главной сюжетной линией народного эпоса «Манас». Ради этого идут Манас и его сорок витязей на смертный бой с иноземцами и создают союз племен. Дело Манаса продолжают и его потомки в эпосах «Семетей» и «Сейтек». Теме патриотизма посвящены некоторые малые кыргызские эпосы – «Жаныл Мырза», «Курманбек», «Жаныш и Байыш», «Эр Т?шт?к». Термины «патриотизм», «любовь к Родине» в каждой культуре тесно связаны с понятием «нация», «национальное сознание».

Многие века кыргызы хранят культ Манаса Великодушного. Даже в молитвах мы обращаемся к его духу. «Пусть тебя покарает дух Манаса» – самое страшное проклятие для любого кыргыза. А напутствие – «Да поддержит тебя дух Манаса» является святым. Культ Манаса Великодушного – это не просто часть кыргызской культуры, это ключевой элемент национального самосознания. Своеобразный код кыргызского этноса.

Даже племя его – Манас!

Даже пламя его – Манас!

Даже знамя его – Манаc!

Даже имя его – Манас!

А. Бернштам рассматривал эпос кыргызов как исторический источник. По его мнению, «Манас» не только выдающийся памятник народного художественного творчества, но и своеобразная историческая повесть о борьбе за независимость кыргызских племен. В основе эпического Манаса стоит исторический образ руководителя кыргызского народа в период 820–847 гг., борьба которого носила освободительный характер .

У кыргызов по сей день сохранилось особое отношение к могилам предков. По рассказам,  в старину за осквернение могил приговаривали к смертной казни. В особо важных случаях жизни арбаком клялись и призывали его в свидетели. На могилах умерших обязательно устанавливали какой-либо памятник или знак, а также надмогильные сооружения – кумбезы.

Пословицы «Будь проклято личное богатство, если твой народ бедствует», «У справедливого бия не бывает близких, у бия с близкими не бывает справедливости» были направлены на сплочение рода. На основе этого жанра устного народного творчества стали развиваться нравоучительные песни и поэмы.

Идея единства играла в традиционном обществе кыргызов одну из ведущих ролей. В условиях родоплеменного уклада кыргызы развили  принципиальную установку на связь человека с людской общностью. Тема национального единения и преодоления родоплеменной розни нашла свое отражение в народном творчестве кыргызов. 

Наступал завершающий этап консолидации разрозненных кыргызских племен в качественно новую историческую общность – кыргызскую народность .  Из рассмотренного можно сделать следующие выводы.

1. События кыргызской истории по своему ходу в целом однотипны в период  с ХVI до  первой половины ХIХ в., определяясь, в основном, этническим обликом кыргызской народности.

2. Решающее влияние на изменение этнического облика кыргызского народа оказали события мировой истории, когда они непосредственно затрагивали кыргызские племена . Необходимо отметить, что ислам на кыргызскую землю активно проник сравнительно недавно, во второй половине ХVII – начале ХVIII в. Активное внедрение ислама в среду кыргызов произошло на территории Кокандского ханства.

Во второй половине ХIХ века кыргызский народ переживал большие трудности, связанные с гнетом Кокандского ханства. Лидеры отдельных кыргызских родов выходят с предложением принять подданство российской империи, выражая общественно-политическую идею того времени –  сплотить весь народ. Под этим подразумевалось создание единого государства, но это было лишь мечтой лидеров некоторых кыргызских племен, которой не суждено было воплотиться в жизнь.

Поэт – Женижок в своих назидательных песнях выражает идеи гуманизма и справедливости, любви к Отечеству. А в поэзии Токтогула Сатылганова, Тоголока Молдо и Барпы прослеживается политизация их взглядов и прямое осуждение действий местных аристократов. Они призывали к справедливости и  демократизации общественной жизни. Наиболее благородным качеством человека они считали бескорыстное служение своему народу. 

Путь кыргызов к государственности был необычайно труден и долог. Воплотить народные мечты об объединении кыргызов в единое государство удалось только в советский период. В кыргызской общине манапы имели морально-психологический авторитет и власть, но скорее духовную, политическую, нежели экономическую. С одной стороны, они являлись главными распорядителями имущества и собственности рода, основными дольщиками в прибыли. С другой стороны, манапы представляли собой хранителей народных обычаев, традиций и мудрости, становились олицетворением справедливости в лице предводителя рода. Манапы вырабатывали его внутреннюю и внешнюю политику, выступали за его пределами проводниками родовых интересов. Многие манапы к Октябрьской революции обеднели. Но даже бедные экономически, они сохраняли над народом неограниченную духовную власть. Они вовсе не являлись «душегубами», «кровопийцами». Родовыми вождями, как правило, становились люди опытные, умные и рассудительные .

На авансцену политической  жизни республики в конце 20-х – начале 30-х гг. выдвинулась новая плеяда  одаренных  личностей. В их числе А.Сыдыков, Ю.Абдрахманов, Т.Айтматов, И.Айдарбеков, Б. Исакеев, Э.Эсенаманов, К.Тыныстанов.

14 октября 1924 г. II сессия ВЦИК СССР утвердила Постановление ЦИК Туркестанской АССР  о национальном размежевании и образовании Кара-Кыргызской автономной области в составе РСФСР. Именно принадлежность к РСФСР открыла в будущем перспективу обретения статуса союзной республики.

Созданный в Советском Кыргызстане мощный  экономический и научно-технический потенциал позволял решать качественно новые стоящие  перед республикой  задачи.  Основой успешного решения острейшей для Кыргызстана проблемы подготовки кадров была интернациональная помощь братских народов, прежде всего, русского народа, которая проявлялась всеобъемлющим образом.

31 августа 1991 г.  Верховный Совет Киргизской ССР, исходя из принятой  15 декабря 1990 года «Декларации о государственном суверенитете Республики Кыргызстан», принял «Декларацию о государственной независимости Республики Кыргызстан». 12 октября 1991 г. всенародным голосованием Президентом Кыргызстана был избран Аскар Акаев.

В условиях краха коммунистической идеологии, ценностного кризиса, недостаточной правовой гарантированности повседневной жизни большинства граждан неизмеримо возрастает гуманитарная значимость местных сообществ. Каждый кыргыз, где бы он ни жил, ощущает интуитивно или осознанно, сильную и неразрывную привязанность к своей «малой» родине, к тому месту, где его отчий дом, где живут его родные и близкие .

2 марта 1992 г. на 46-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН на основе всеобщего доверия и поддержки Кыргызская Республика была принята в члены Организации Объединенных Наций.

5 мая 1993 г. парламентом принята новая Конституция республики. С этого дня страна стала называться Кыргызской Республикой. Этот день стал общенародным праздником. В новой Конституции ярко выражен традиционный дух кыргызского народа и его стремление возродить свою национальную культуру.

На основании изложенного можно сделать следующие выводы о наличии шести этапов формирования идентичности кыргызской нации.

Первый этап – древний.  Он длится от государства саков до тюркского каганата, где главная идея заключалась в сохранении себя как нации. Этот этап был наполнен борьбой за выживание.

Второй этап – VII–Х вв. – время великого кыргызского великодержавия. Это период борьбы за независимость и свободу, объединение разрозненных родов и племен в одну народность кыргызов.

Третий этап – средневековье.  Это наиболее трудный период в истории кыргызов, когда нависла угроза исчезновения как нации в борьбе с монгольской и калмакской агрессией. Благодаря этническому и этнополитическому объединению кыргызов, установлению тесного союза с казахами удалось сохранить нацию. Этот период характеризуется подъемом патриотизма и консолидации нации.

Четвертый этап – ХIХ в. – борьба против гнета Кокандского ханства. Вхождение в состав Российской империи. Распри между отдельными племенами кыргызов за власть.

Пятый этап – начало 20-х гг. – установление Советской власти, синкретизм моделей государственности Российской империи и СССР. Кыргызы получили возможность создать свою государственность. Этот период характеризовался высокими достижениями в области образования, культуры, здравоохранения и др.

Шестой этап – со дня провозглашения независимости республики  (1990 г.) до наших дней. Главными в нем становятся идеи сохранения мира, стабильности и межнационального согласия, сохранения территориальной целостности, построения демократического государства, проведения рыночных реформ.

Возвращаясь к эпосу «Манас», надо еще раз указать, что он стал источником объединения всех народов Кыргызстана. Это своеобразная энциклопедия кыргызской истории, несущая в себе гигантский патриотический заряд.

            Во втором параграфе «Проблема поиска национальной идеи в суверенном Кыргызстане» проанализированы разнополярные мнения ученых и политиков Кыргызстана о поиске новых идей, которые позволили бы укрепить и поднять на качественно новый уровень кыргызскую государственность. Причем эти идеи должны быть привлекательны для всего общества и всех социальных слоев. Такие идеи, как показал опыт исторического развития Кыргызстана, не могут быть внедрены насильно. Ярким подтверждением тому является крах коммунистической идеологии.

Поэтому должна быть разработана такая национальная идея, которая была бы синтезом усилий государства и народа, основываясь на осознании народом и государством важности национальных интересов.

Главная задача Кыргызстана – построение независимого государства и его всемерное укрепление. В данном случае своеобразным флагом, под которым объединился бы весь народ, является национальная идея. Поиск национальной государственной идеологии не снимался с повестки дня общественной жизни кыргызов, особенно в ХХ веке. Если учесть то, что «после распада Советского Союза Центральноазиатские государства оказались в совершенно новых для них условиях, когда им самим предоставлялась возможность избрать собственный путь развития. В этих условиях возникла острейшая необходимость определения цивилизационной принадлежности государств региона».

По мнению Э.Каптагаева, сегодня нет необходимости думать о разработке национальной идеи, а «вопрос в необходимости, исходя из конституционных положений, выделить те ценностные ориентиры и нормы, которые будут определять содержательный характер внутренней и внешней политики государства» . В таком же ключе рассуждает Э.Шукуров, говоря: «Сегодня за основу национальной идеи необходимо взять право» . «Субъектом государственной идеологии является само государство», – считает Ч. Нусупов. Значит,  в создании, развитии и практическом применении государственной идеологии, направленной на формирование в сознании масс определенных социальных ценностей, ориентиров и установок, прерогатива принадлежит государству и только государству .

«Приоритет в выборе компонентов национальной идеологии должен строиться на знании менталитета народа», – утверждает А.Бейшембаева. На ее взгляд, «особенности национального менталитета, психологического восприятия мира необходимо учитывать при декларировании целей и задач современной реальности, философское творчество, направленное на формирование идеологии демократии, должно основываться на двух вещах: на разуме и свободе» .

Профессор А.Исмаилов выделяет несколько предпосылок, разветвлений кыргызской идеологии: «идея защиты Родины и общенационального менталитета, провозглашенная еще в «Манасе»; идея единства национального, патриотического и общечеловеческого, получившая художественное оформление в произведениях Ч. Айтматова; идея могущества и силы национального духа, освещенная в философских трактатах академика А. Салиева;  идея о диалектике мира повседневности, прозвучавшая в ряде публикаций кыргызских философов и др.» Важно отметить то, что «в умах кыргызского народа, его духовной интеллигенции созревает, выкристаллизовывается идея консолидации кыргызского народа, идея понимания первенства, главенства кыргызского национального интереса над всеми другими».

Необходимо глубоко изучать проблемы идейно-политической, социально-экономической консолидации кыргызского народа. Усилия ученых должны быть направлены на изучение кыргызской действительности, познание материальной среды кыргызов, становление и развитие суверенной Кыргызской Республики .

Для того чтобы построить в Кыргызстане справедливое общество А.Мамбетов предлагает создать государственную идеологию, соответственно и общественную мораль нового справедливого, демократического общества .

В таком же ключе рассуждает Ч. Нусупов. Содержанием национальной идеологии должны стать синтез и преемственность всего прогрессивного и совершенного, что создавалось, существует и развивается в каждой отдельно взятой национальной культуре всех без исключения народов единого Кыргызстана .

При формировании государственности Кыргызстана очень важно учитывать, прежде всего, многонациональность республики. В полиэтническом государстве цементирующим началом должна стать интегрирующая общенациональная идея, которая способна сберечь разумность мышления и поступков человека. При этом она не должна иметь ничего общего с национальной исключительностью и превосходством одних над другими.  Об этом убедительно пишет академик А.Борубаев: «Нам нужна объединяющая  общественная идеология, однако не обособленно замкнутая, не национально ограниченная, но синтез, отражающий общечеловеческие ценности и принципы развития и духовно нравственные установки народа, то есть демократическая идеология, обогащенная и конкретизированная нашими национальными особенностями» .

Для того чтобы кыргызское общество было достаточно консолидированным, необходима его объективная идентичность. Объективная идентичность общества реализуется через общественную деятельность в сфере экономики, политики, культуры. В данном случае идентичность общества выступает как нечто цементирующее его изнутри. Внутренняя определенность как результат разумно конструированного институционального порядка, подкрепленного концептуальными механизмами действия, свидетельствует о достаточно высокой степени идентифицированности. Социальная идентичность общества должна поддерживаться всеми членами или,  по крайней мере, большинством .

Г.Бакиева  считает, что «только организованные, сплоченные, цивилизованные, политические практические действия общественности могут удержать демократию и свободу. В противном случае демократия в кыргызском обществе может выродиться в нечто противоположное» .

Годы независимости не прошли даром и в плане кристаллизации высших ценностей, образующих каркас национально-государственной идеологии. По мнению К.Молдобаева, к ним относится «идеал государственности, что был выстрадан многими и многими поколениями за тысячелетнюю историю народа, ценности демократии, консолидации как внутринациональной, так и межнациональной» .

Идея консолидации заложена и в проекте манифеста о государственной идеологии Кыргызской Республики, предложенного академиком Т.Койчуевым. Квинтэссенцией манифеста является второй пункт этого документа, гласящий: «кыргызское государство – это государство консолидации нации, государство, объединяющее людей. В государстве существуют различные слои (классы), которые являются социальными партнерами и занимают свою нишу в обществе благодаря сделанному выбору.  Кыргызское государство строится на основе теории социального партнерства и гражданского согласия». Фундаментальными основами государственной идеологии и политики Кыргызской Республики являются: забота о здоровье нации, о ее генофонде, о духовном и нравственном воспитании; экономическая свобода, материальное благополучие и социальная поддержка каждой семье; содействие проявлению жизненной и творческой дееспособности каждого человека. «Все граждане Кыргызской Республики, независимо от этнической принадлежности и социального положения, имеют равные политические, экономические и социальные права. Граждане Кыргызской Республики имеют равные права пользоваться социальными благами (услугами), предоставляемыми государством в той или иной форме (бесплатной, платной), но и берут, в свою очередь, обязательства участвовать в аккумулировании средств для создания сферы социальных услуг совместного пользования: образования, науки и культуры».    Предложенный академиком Т.Койчуевым манифест, безусловно, интересен тем, что наполнен высоким стремлением возвысить человека и сделать его счастливым .

Основу третьего параграфа «Приоритеты формирования национальной идеи современного Кыргызстана» составляет национальная идея, консолидирующая кыргызское общество на современном этапе и определяющая приоритеты его последующего успешного развития. В эту идею могут быть включены следующие базовые ценности: идея государственности, идея духовности, идея патриотизма, культ Родины, социальные идеи, идея  интегративности, идея толерантности, идея демократии.

Справедливо отмечает А.С. Капто: «Каждый народ своей историей вносит вклад в становление сегодняшнего мира. Принципиально важно оценить оригинальность такого вклада в сокровищницу человеческой духовной культуры не только Древней Греции и Рима, но и Древней Индии, Древнего Китая, арабо-исламской цивилизации и т.д. Идея многообразия и вместе с тем единства человечества высказывалась неоднократно многими мыслителями, философами, учеными и публицистами на протяжении последних веков».

  ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Наша безопасность в ХХI веке зависит не только от экономической глобализации, гарантирующей свободный обмен товарами и услугами. Еще более она зависит от глобализации основополагающих ценностей, прав человека, уважения жизни, религиозной и культурной терпимости, равенства всех людей.

В диссертационном исследовании мы попытались на основании историко-политологического анализа и анализа публикаций российской печати обозначить основные подходы в определении понятия «национальная идея», выявить ее консолидирующую роль в процессе трансформации общества. Нами были проанализированы публикации последних лет о национальной идее России и Кыргызской Республики. Кроме того, были изучены имеющиеся исследования по вопросам национальной идентичности.          Исходя из этого, были сделаны следующие основные выводы.

Как  показывает проведенное нами диссертационное исследование, общество озабочено деградацией ценностных устоев. Исторический опыт свидетельствует, что именно национальная идея в годы суровых испытаний  играла созидательную и консолидирующую роль. Возрождались те народы и государства, которые в целях политической консолидации и развития использовали мощные духовные силы. Иначе говоря, без определенной духовной консолидации в обществе чрезвычайно трудно обеспечить стабильность, решать неотложные проблемы.

Национальная идея прежде всего,  должна стать интегрирующей идеей. Интегративная роль идеологии выражается в выработке социального идеала. Под ним понимается представление об идеальном обществе, о том, каким ему быть. Это патриотическая идея и отстаивание национальных ценностей, неразрывно связанных с национальными интересами. В процессе трансформации общества на первый план выходят национальные и политические основы развития, для консолидации общества необходимо наличие национальной идеи, заложенной в основу программы государственных преобразований.

Понятие «национальная идея» многопланово и сложно. Оно может быть рассмотрено в следующих аспектах. Это и осмысление национальных особенностей в процессе трансформации общества, и поиск путей развития нации. Наряду с этим, она выступает как консолидирующая идея политического объединения общества переходного периода. Можно отметить, что национальная идея несет в себе ответ на вопрос о сущности нации, ее целях и задачах.

Идеологию, в свою очередь, можно определить как систему мировоззренческих взглядов и практических действий, направленных на реализацию интересов и потребностей различных классов и социальных групп. Общенациональная идеология это духовно-практическое образование, в котором выражаются и защищаются интересы народа и  государства во всей их сложности и противоречивости, она  вбирает в себя все виды идеологии и выступает, таким образом,  интегративной  формой идеологии .

Политическая идеология, будучи системой социально-политических идей, является теоретически оформленным выражением самосознания определенной социальной группы, слоя, класса, нации, этнической или иной общности. Она определяет механизм теоретической защиты их политических интересов. Политическая идеология представляет собой интеллектуальную и духовную основу политической деятельности, чье взаимодействие определяется рядом обстоятельств .        

В свою очередь, национальная идентификация играет решающую роль при выборе исторического пути развития нации. Она формируется в процессе осмысления истории, современного состояния и будущего страны. Идентификация может успешно формироваться при условии роста национальной идеи. Поэтому сегодня перед народами бывшего Советского Союза стоит задача выработки национальной идентичности, адекватной  их современным условиям.

Сегодня речь должна идти о целостной теории, целостной концепции развития России и Кыргызстана ХХI века. Эта теория должна определить контуры, основное направление развития России и Кыргызстана, основные силы и средства. Конечно же, такая концепция должна учитывать опыт прошлого, уроки настоящего и перспективы будущего.

Сохранение и развитие русского языка как официального языка в Кыргызстане сближает наши отношения не только с Россией, но и  является важным фактором в интеграционных процессах. Кыргызстан и Россия имеют схожие позиции по особо важным  внешнеполитическим процессам. В условиях глобализации, Кыргызстан, как  и Россия, сохраняя свой образовательный уровень, восстанавливая роль нации, поддерживая общий уровень здоровья и культуры,  восстанавливая и развивая свою идентичность, могут сохранить себя.

Среди основных проблем, являющихся и отличительными чертами кыргызской культуры на современном этапе, следующая: культурный процесс развивается в двух параллельных мирах – кыргызская, опирающаяся на традиционное мировоззрение, и русскоязычная, все более ориентирующаяся на западные ценности .

Ныне кыргызско-российские отношения в политической сфере носят устойчивый характер и определяются с учетом внутриполитической ситуации в России. Однако их нельзя рассматривать в отрыве от развития обстановки на постсоветском пространстве в целом, которое является не только географическим понятием .

Для укрепления взаимоотношений двух государств (России и Кыргызстана) необходимо сотрудничество не только на уровне правительства и парламента, но и на уровне Ассамблеи народа России и Ассамблеи народа Кыргызстана. На сегодня это самый эффективный институт,  поскольку в обоих государствах проживают как православные, так и мусульманские диаспоры. Через деятельность Ассамблей возможна разработка концепции национальной идентичности народов России и Кыргызстана, в которой можно было бы отразить консолидирующие и интегрирующие идеи.

Специфическое место Кыргызстана в мире определяется его историей, традициями, культурой многонационального населения, принадлежностью его к различным конфессиям, что обусловило самобытность развития Кыргызстана, неразрывность его связей не только с Азией, но и с Европой.

Возрождение и прогресс Кыргызстана возможны только на пути органичного соединения собственных корней, глубинных источников развития и всего лучшего, что дали и дают мировой цивилизации как Восток, так и Запад. Из опыта других стран мы должны черпать то, что необходимо для собственного развития.

Только соединение трех начал – либерального, социального и национального – может дать позитивный результат в будущем нашей стране. Мы считаем, что приоритетными при формировании национальной идеи современного Кыргызстана как фактора этнополитической консолидации общества в условиях глобализации должны быть следующие идеи:

Духовность: Культ Манаса. Позитивный конструктивный национализм, включающий в себя идеи национальных интересов, патриотизма и достоинства нации не отрицает взаимодействия с окружающим миром. С древних времен культ Манаса и духовность были консолидирующей идеей кыргызов. Они раскрывали  чувство  всеобщей солидарности, единения каждого человека с другими людьми, родами и племенами других наций. При этом решительно отторгалось стремление к личным интересам за счет интересов других. Именно посредством духовности кыргызы взаимообогащались и интегрировались с другими народами. 

            Экология: Культ природы. Гармония  с природой и высокие духовные идеалы заложены в идеях тенгрианства (это для кыргыза абсолютные ценности). Кыргызам больше свойственно поклонение тенгрианству, культу  солнца, гор и воды. Видимо, не случайно сегодня дух тенгрианства находит поддержку среди простого народа, хотя уже прошло несколько веков, как укоренился умеренный ислам суннитского толка. 

Социальная политика: Культ семьи. Кыргызам свойственны общинность и коллективизм, стремление оказать помощь друг другу, отзывчивость, гуманное отношение не только к ближним, но и ко всем  людям.

Как писал С. Абрамзон, вся жизнь кыргызов тесно связана с кругом близких и родственников. Поэтому, принято хорошо знать свои корни, то есть помнить свою родословную до седьмого колена. Кочевников всегда подстерегали трудности, материальные лишения, беды и случайности. Поэтому каждый из них, до последней возможности  старался сохранить родственные связи, укрепить их и восстановить, если они нарушились.

            Право: Культ нравов и закона. Эти идеи отражают, прежде всего, нравственные начала общественной жизни и моральные нормы поведения человека в обществе. Укрепление сильного государства через проведение нравственной политики и правовых реформ, повышение правового и политического сознания народа  позитивно скажутся на консолидации кыргызского общества. У народа должен быть конституционный идеал, базирующийся на принципах справедливости, гуманности и конструктивности.

            Экономика: Социальный либерализм. Нам следует избрать и последовательно реализовать курс на строительство социально ориентированной рыночной экономики, включающей либеральную экономику, плюрализм форм собственности, партнерское участие государства, частного сектора и гражданского общества в развитии страны.

            Политика: Национальный либерализм. Идеи демократии имеют глубокие корни у кыргызского народа. Наиболее благодатной почвой, на которой способна развиваться экономика и культура, является свобода. Такую свободу может дать только демократия. Свободный человек в условиях демократии получает возможность для полного раскрытия своих сил и способностей.

            Внешняя политика: Многовекторность и интегративность. Нам предстоит найти «золотую середину» не только в идеологии, но и во внешней политике. Прежде всего, мы должны отстаивать свои интересы. История дает исключительную возможность построить в Центральной Азии государство, терпимое к этническому, религиозному и идеологическому разнообразию, где противоречия разрешаются путем консенсуса.

Нам необходимо соблюдать тонкий баланс между традициями и модернизацией, прошлым и современностью. Интегративность для кыргызов – это постоянный поиск и стремление к новым достижениям. Им всегда были присущи творческий подход ко всему новому и творческое развитие ранее неведомых им достижений.

            Вера и Религия: Тенирислам. Высокий ислам в Кыргызстане никогда не находил поддержку. Религиозные ритуалы используются в основном только в традиционных мероприятиях. Кыргызская женщина никогда не была угнетенной и униженной. Для нее не существовал запрет в ношении одежды, при выборе профессии и суженого, она  по сей день остается  свободной и равноправной. Кыргызы – веротерпимый народ и потому на кыргызской земле нет места ни национализму, ни религиозному экстремизму.

            Общество: Построение свободного гражданского общества. Вышеуказанные принципы и идеи, берущие начало в культурно-исторической традиции кыргызского народа, способны создать надежный фундамент оригинальной национальной идеи, способной успешно противостоять вызовам современного глобального мира. Наряду с этим, творческое использование имеющегося мирового опыта, сохранение курса на активную интеграцию в мировое политическое и экономическое пространство, инновационные технологии должны стать ее важным дополняющим элементом. Это обеспечит не только жизнеспособность, но и конкурентоспособность кыргызского народа в XXI веке.

Основные положения диссертационной работы отражены

в следующих публикациях автора

Монографии:

  1. Иманалиев К.К. Национальная идея и идеология как фактор политической консолидации общества в условиях глобализации (на примере России и Кыргызстана). Бишкек. Изд-во КРСУ, 2009 . 15 п.л.
  2. Кыргызстан: национальный путь ( в поисках самоиндентификации) .Бишкек. КРСУ, 2009.

Научные статьи в ведущих рецензируемых журналах и изданиях:

  1. Иманалиев К.К.. Национальная идея: генезис, сущность и проблемы развития // Вестник КРСУ. 2007. Т. 7. № 4. 0,5 п.л.
  2.  Иманалиев К.К.. Почвенничество // Вестник КРСУ. 2008. Т. 8. № 6. 0,8 п.л.
  3. Иманалиев К.К.. Глобализация и национальная идентичность // Вестник КРСУ. 2009. Т. 9. № 1. 0,4  п.л.
  4. Иманалиев К.К.. Идеология: генезис, сущность и роль в политической практике. Научные         ведомости Белгородского ГУ. № 7(62) 2009г. 0.2 п.л.
  5. Иманалиев К.К.. Культ природы в национальном самосознании. Вестник КРСУ, № 4, том 9. 2009 г. 0,4 п.л.
  6. Иманалиев К.К. Влияние евразийства на формирование национальной идеи России. Вестник КРСУ, № 3, том 9. 2009 г. 0,4 п.л.
  7.  Иманалиев К.К. Идеал  и национальный идеал. Вестник КРСУ, № 2, том 9. 2009 г. 0,4 п.л.
  8. Иманалиев К.К. Общество: гражданское и свободное. Вестник КРСУ, № 8, том 9. 2009 г. 0,3 п.л.

Другие научные статьи, доклады, исследования:

  1. Иманалиев К.К..Суверенный Кыргызстан: проблемы традиций и социальной целостности. Сборник  материалов. Бишкек: Илим, 1999.-11,0 п.л.
  2. Иманалиев К.К.. Кыргызское государство на пороге нового тысячелетия (период трансформации 1991–1998 гг.) // Сборник материалов. “Суверенный Кыргызстан: проблемы традиций и социальной целостности”   Бишкек, 1999. – 1,3 п.л.
  3. Иманалиев К.К.. Кыргызстан (Слово о Родине)  Бишкек: АО «Учкун», 2002. 30 п.л.
  4. Иманалиев К.К.. К проблеме изучения политической «национальной идеи» в вузовской аудитории на материале зарубежной политической истории СНГ // Вестник КГНУ. Бишкек, 2002. 0,4 п.л.
  5. Иманалиев К.К.. Национальная идея как фактор политической консолидации общества. // Известия НАН Кыргызской Республики. Бишкек, 2002. № 1. 1,1 п.л.
  6. Иманалиев К.К. Национальная идея кыргызского народа сквозь призму исторических моделей идентичности // Информационно-аналитический бюллетень «Политика». 2003. № 2–3. 0,8 п.л.
  7. Иманалиев К.К. Кыргызское государство  на пороге нового тысячелетия (период трансформации 1991-1998 гг.). Сборник материалов. Бишкек:  Изд-во Учкун. 1999. 1,3 п.л.
  8. Иманалиев К.К. Кыргызстан. Слово о Родине (на английском языке). Бишкек: АО «Учкун», 2004. 30 п.л
  9. Иманалиев К.К.. Евразийские перспективы // Вестник межпарламентской Ассамблеи. №1 (41) СПб., 2005,0,3 п.л
  10. Иманалиев К.К.. Кыргыз улуттук руханий багытнамасы (концепция) // Сборник материалов. Народное собрание. I Национальный Совет , Бишкек, 2008.  0,5 п.л.
  11. Иманалиев К.К. Идеал и национальный идеал. Социальные и гуманитарные науки. № 1-2.    2008 г. 0.2 п.л.
  12.   Иманалиев К.К. Культ природы в национальном самосознании кыргызов. Социальные и гуманитарные науки. № 1-2.2008. 0.4 п.л.
  13. Иманалиев К.К.. Идея и идеология. Актуальные проблемы журналистики (РТСУ) Душанбе «Эчоу» 2009., 0.5 п.л.
  14. Иманалиев К.К.. Либерализм в истории кыргызского народ. Известия ВУЗов. № 4. 2009 г.  0.2 п.л.
  15. Иманалиев К.К.. Духовные идеи в истории кыргызов. Вестник  КНУ. Выпуск 2. Серия 5. 2009,  0.3 п.л.
  16. Иманалиев К.К. Об истоках евразийства. // Евразийская интеграция.

      № 6.2009 .  0.2 п.л.

  1. Иманалиев К.К.. Кыргызы: национальный путь. Вопросы истории Кыргызстана. 2009.  № 4- 0.4 п.л.
  2. Иманалиев К.К. Социальные идеи в истории кыргызов. Известия КАО. № 2 (10). 0.3 п.л.
  3. Иманалиев К.К.  Глобализация и социальная идентичность. Сборник  Балтийской Педагогической Академии. СПб,2009.С.109-114.
  4. Иманалиев К.К. Ода о человеческом духе // Материалы международной конференции. Нью –Дели , Индия .25 март.2009.
  5. Иманалиев К.К. Каганат. Бишкек, ОАО «Учкун»- 2009 г., 5.25 п.л.
  6. Иманалиев К.К. Идея, идеология:генезис, сущность и проблемы развития.

Сборник  Балтийской Педагогической Академии. № 1  (52). 2010.

Сааданбеков Ж. Авторитаризм и демократия на Востоке. – Астана: Култегин, 2003. – С. 386.

См.: Современный консерватизм. – М., 1992.

Сажин В.  К вопросу о цивилизациях, исламе и войнах // Ближний Восток и современность. – М., 1998. –

С. 207.

См.: Бернштам А.  Эпоха возникновения эпоса «Манас». – Фрунзе, 1968. – С. 175.

Койчуев Т.,  Мокрынин В.,  Плоских В.  Кыргызы  и их предки.– Бишкек, 1999. –  С. 32–33.

Горячева В.  Процессы культурогенеза на Тянь-Шане в средние века. –Бишкек, 1990.  – С. 34.

Курманов З. Политическая борьба в Кыргызстане: 20-е годы. – Бишкек, 1997. – С. 68.

Акаев А. Воскрешение исторической памяти — веление жизни, зов не только прошлого,  но и будущего // Избранные выступления Президента КР А.Акаева. –  Бишкек, 1995.–  С. 77–91.

Ушаков В.Н. Политический ислам в Центральной Азии: основные факторы и перспективы /Отв. Ред. Акад. В.М.Плоских. _ Москва, Бишкек: Изд-во КРСУ. 2005. – С.7.

Каптагаев Э. О государственной идеологии // Кутбилим. – 1993. – 4 ноября.

Шукуров Э. Улуттук идея //  Кыргыз Туусу. – 1992. – 12 апреля.

Нусупов Ч. Социальная природа национальной и государственной идеологии // Вестник КГНУ. – 2003. –  Вып. 3. – С. 13.

Бейшембаева А. К вопросу об изучении менталитета кыргызского  народа // Вестник КГНУ. – 1998. – № 4. – С. 74.

Исмаилов А. Кыргызская идеология – реальность или плоды фантазии? // Свободные горы. – 1993. – 26 ноября. – С. 3.

Мамбетов А. Нам какое общество и какая идеология нужны? – Бишкек, 1996. –  С. 43.

Нусупов Ч. Национальная идеология, пути ее становления в Кыргызстане // Проблемы реализации программы «кадры ХI века»: (Человеческий аспект и экономические правовые нормы): Материалы международной конференции, 1985. – С. 5.

Борубаев А. Рельсы в будущее // Слово Кыргызстана. – 2001. – 26 января.

Бакиева Г. Социальная и национальная идентичность кыргызского общества //  Социально-экономические и правовые проблемы на современном этапе. – Ч.3. –  Бишкек, 1997. –  С. 48.

Бакиева Г. Социальная и национальная идентичность кыргызского общества // Экономические и правовые проблемы на современном этапе – Ч.3. – С. 50–51.

Молдобаев К. О зове времени и высших ценностях, или нужна ли нам национально-государственная идеология? // Наша газета. – 1996. – 14 ноября.

Койчуев Т. Манифест о государственной идеологии Кыргызской Республики // Наша газета. – 1997. – 24 января.

Капто А.С. Генезис миролюбивых общечеловеческих ценностей. //Социально-гуманитарные науки. – М.2006. – №6. – С.256.

Яковлев А.  Государственная  идеология. – Калуга. 2001. – С. 25–27.

Вестник Московского университета. Серия 12. – Политические науки. – 2/1997. – С. 48.

Рудов Г.  Я сердцем русский, духом евразиец. – Москва – Бишкек: Эркин-Тоо, 2002. – С. 392.

Рудов Г.  Я сердцем русский, духом евразиец. Москва,  Бишкек: Эркин-Тоо, 2002. С. 411.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.