WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Каспийская модель регионального сотрудничества

Автореферат докторской диссертации по политике

 

Ланда Камиль Газимагомедович

Каспийская модель регионального сотрудничества

Специальность: 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Москва – 2010


Работа выполнена и рекомендована к защите на кафедре национальных и федеративных отношений Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации».

Научный консультант:        доктор исторических наук, профессор,

Заслуженный деятель науки Российской Федерации

Вячеслав Александрович Михайлов.

 Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор,

Заслуженный деятель науки Российской Федерации

Камалудин Серажудинович Гаджиев;

доктор политических наук, профессор,

Сергей Сергеевич Жильцов;

доктор исторических наук, профессор,

Заслуженный деятель науки Российской Федерации

Александр Иванович Смирнов.

Ведущая организация:        Учреждение Российской академии наук

«Институт востоковедения

Российской академии наук»

Защита состоится 21 декабря 2010 года, в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д – 502.006.14 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» по адресу: 117606, г. Москва, проспект Вернадского 84, 1-й учебный корпус, ауд. ____.

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук отправлен в Федеральную службу по надзору в сфере образования и науки для размещения на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации в сети Интернет (http:vak.ed.gov.ru) 17 сентября 2010 г. по электронной почте по адресу: referat_vak@obrnadzor.gov.ru

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РАГС.

Автореферат разослан «______» ноября 2010 года.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор юридических наук,

профессор                                                                                        Л. Ф. Болтенкова.


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность диссертационного исследования. На современном этапе мирового развития и геополитических трансформаций приобретают особую актуальность исследования специфики южного направления внешней политики Российской Федерации. Это обусловлено необходимостью выработки новой внешнеполитической линии России в ответ на усиливающуюся тенденцию влияния на Каспийский регион прикаспийских стран, «околокаспийских» государств, мировых центров силы.

Каспийское направление внешней и внутренней политики всегда было жизненно важным для России. Именно здесь своеобразно проявляется историческая матрица геополитических и этнополитических закономерностей российской политики. Геополитическое положение в наибольшей степени определяет характер внешнеполитических факторов обеспечения стабильного и безопасного развития региона. Другая важная характеристика Каспийского региона – его этнополитическая и этноконфессиональная специфика. Именно здесь происходили наиболее серьезные конфликты в межэтнической сфере, получили распространение религиозно-политический экстремизм и терроризм. Здесь же сохраняется реальная угроза целостности и безопасности России. Более того, в Каспийском регионе усилилось противоречие между процессами глобализации и регионализации в межгосударственной, межэтнической, конфессиональной и культурной сферах, не завершен «дележ» запасов углеводородов и путей транспортировки углеводородного сырья между мировыми акторами.

В этой связи возрастает значимость определения внешнеполитических приоритетов России в Каспийском регионе постсоветского пространства и выявления эффективных политических механизмов реализации модели рационального партнерства. Актуальность исследования заключается и в том, что модель сотрудничества в регионе – это именно тот алгоритм, который может объединить отдельных граждан и государства, культуры и цивилизации. Регион превратился в важнейшую ресурсную базу мировой экономики, и его значение будет возрастать по мере истощения энергоресурсов в других точках земного шара.

Появление новых независимых государств (ННГ) в значительной степени изменило геополитическую картину не только Евразии, но и всего мира. В результате этого и на прилегающем к Каспию постсоветском пространстве оказалась разрушенной, не только десятилетиями, а в некоторых случаях и столетиями налаживаемая, система социально-экономических, трансграничных, культурных, межнациональных и иных связей, но и естественно сложившаяся транспортная, энергетическая, военная инфраструктура, системы товарообмена и разделения труда. Место монолитного геополитического пространства СССР заняло фрагментированное «постсоветское» пространство, и вокруг Каспия появились еще три независимых государства (Азербайджан, Казахстан, Туркменистан) помимо России (как преемницы СССР) и Ирана. В связи с этим Каспий стал достоянием пяти государств и объектом притязаний государств и крупных транснациональных корпораций (ТНК).

Следует учитывать, что Каспий – объект, который находится под давлением целого комплекса нерешенных проблем, связанных с энергетическими, экологическими рисками, локальными конфликтами. До сих пор не согласованы многие аспекты правового статуса Каспийского моря, разграничение акватории моря, условия транзита энергоносителей и прокладки транскаспийских трубопроводов. Так, до распада СССР все возникшие споры вокруг Каспия решались Договором между РСФСР и Персией от 26 февраля 1921 г. и Договором о торговле и мореплавании между СССР и Ираном от 25 марта 1940 г. Установленные этими договорами режимы свободы судоходства и рыболовства (в последнем случае – за исключением десятимильной прибрежной зоны), запрет на плавание судов под флагами не каспийских стран продолжают действовать в настоящее время, поэтому должны строго соблюдаться. Это в равной мере относится и к «старым», и к «новым» прикаспийским государствам, главы которых вместе со своими коллегами из других государств – участников СНГ заявили в Алма-атинской декларации от 21 декабря 1991 г., что гарантируют соблюдение вышеназванных договоров до определения юридического статуса Каспия.

Своевременность изучения различных аспектов Каспийского региона становится особенно очевидной, если учесть, что без всестороннего анализа ряда вопросов невозможно понять как глубинные явления и характер, так и основные тенденции развития стран и народов этого региона. Изучение геополитических нюансов регионального развития требуется для определения механизмов совместного решения проблем Каспия, без чего нельзя разработать и реализовать комплекс необходимых мер и создания пятью прибрежными государствами общей региональной структуры, функционирование которой способствовало бы эффективному сотрудничеству государств Каспийского региона и созданию системы региональной безопасности.

Глобализация привела к новым размежеваниям социокультурного характера, обострила проблемы этнической и религиозной идентичности. Ряд исследователей прогнозируют «столкновение цивилизаций», войны по культурно-религиозному признаку в качестве ближайшей перспективы мирового развития. В тоже время рассматриваются вопросы сторонниками концепций межцивилизационного и межкультурного диалога культурного взаимопонимания и этноконфессиональной толерантности. В связи с этим любые геополитические изменения в рамках каспийского направления не могут не затрагивать национальных интересов Российской Федерации, как и не могут изолировать ее от участия в них. Внимание к внешнеполитическим усилиям России в этом регионе вызвано и тем, что он по своему географическому расположению, богатым углеводородным запасам и другим параметрам является стратегически важным регионом России.

Важно учитывать и тесную взаимосвязь военно-политических и экономических аспектов регионального развития. Ярким проявлением такой связи становится то, что политики, военные и экономисты все реже обращаются к категориям «холодной войны», а предпочитают использовать аргументы из сферы бизнес-мышления, но все равно воспринимают соседей не как партнеров, а как потенциальных конкурентов. Отсюда следует актуальность не только изучения специфики геополитического положения региона, особенности внешней политики входящих в него стран, но и поиска новых теоретических подходов к исследованию комплекса геополитических, геоэкономических и культурных проблем этого пространства, что может дать ключ к более глубокому пониманию сущности региональной модели сотрудничества.

Особое внимание к геополитическому климату Каспийского региона со стороны Российской Федерации вызвано и тем, что Юг России по своим экономическим, демографическим, национально-этническим, конфессиональным, культурным и иным характеристикам относится к числу наиболее сложных регионов. В связи с этим любые конфликты на территории каспийских государств, особенно подогреваемые извне, способны достаточно быстро перейти на российскую территорию. Все это требует разработки стабилизирующей геостратегии Российской Федерацией в Каспийском регионе, обеспечивающей ей занятие достойного места среди стран региона и безопасность внутреннего развития.

Специфические условия Каспийского региона определили исключительную для многонациональной и многокультурной пространства степень этнонациональной и конфессиональной мозаичности и многообразия. Эти и множество других факторов несут в себе огромный заряд конфликтогенности. К тому же многие из них относятся к сфере международных отношений региона и весьма трудно поддаются анализу с общепринятых подходов, основанных на реалистической, идеалистической, институциональной или иных парадигмах, традиционно используемых в теории международных отношений.

Степень научной разработанности проблемы. В имеющейся научной литературе до сих пор не рассматривались проблемы, связанные с созданием модели, определяющей развитие, взаимодействие и сотрудничество в Каспийском регионе при многих нерешенных противоречиях и разногласиях. Но, тем не менее, глубинные и быстроменяющиеся процессы в мировой геополитике и в частности в регионе рассматриваются российскими и зарубежными учеными.

В первую очередь появилось немало научных работ посвященных общим проблемам геополитики, истории ее становления и развития, анализу развития современных геополитических ситуаций, разработкам в регионе транспортно-коммуникационых путей для транспортировки углеводородов и соперничеству мировых государств и ТНК в разработке нефтяных месторождений Каспия: Б. Абдулина (2006), В. А. Гусейнова (2002), С. С. Жильцова, И. С. Зона, С. С Ушкова (2003, 2008), В. Н. Рагузина (1999), К. Э. Сорокина (1996), Т. Токаева (2009), и других.

Кроме того, вопросы нефтяного фактора в Каспийском регионе, его влияния на сотрудничество прикаспийских стран, экономическое развитие каждой из них и в сфере изучения правового статуса Каспийского моря, ставшего одним из важнейших элементов геополитики региона получили свое освещение в работах: Г. Алиева (2003), К. С. Гаджиева (2001), В. А. Гусейнова (2001, 2008), Т. Джуварлы (2001), С. С. Жильцова (2008), И. Заславского (2005), И. С. Зона (2008), И. Исингарина (2001), А. А. Конопляника (1998), Н. А. Косолапова (1999), Л. С. Рубан (2001), Н. И. Назарбаева (2003, 2010), П. И. Старченкова (2001), Л. О. Терновой (2005), А. М. Ушкова (2003), О. В. Фоменко (2001), Н. П. Шмелева (1999), Ю. К. Шафраника (2002), М. Ю. Чумалова (1999), И. Б. Эжиева и многих других.

Проблемы Каспийского региона рассматривались и анализировались и зарубежными исследователями и политологами, такими как Ж. Аттали, З. Бжезинский, Р. Блэкуилл, А. У. Бурк, И. Валлерстайн, Д. Ергин, Ш. У. Гарнет, Г. Кемп, Г. Киссинджер, М. Т. Клэр, М. Коллон, С. Кройцбергер, Д. Кьеза, Дж. Макдугал, К. Е. Мейер, Т. Мейсан, Д. Морган, Ф. Моро-Дефарж, Р. Пайпс, А. Рар, Дж. Роберт, Т. А. Сайко, А. Тойнби, С. Хантингтон, П. Хопкирк и др.

Немало работ в отечественной и зарубежной литературе посвящено геополитическим, геоэкономическим, конфессиональным и иным проблемам региона. В них проведен анализ отдельных современных проблем развития Каспийского региона, однако не достает целостности и комплексности в оценке разворачивающихся на Каспии современных геополитических событий, которые могут рассматриваться как новая «большая игра», только теперь между Россией и США: Е. В. Митяева (1999), О. В. Фоменко (2009), Ю. В. Беровский (2006), А. Б. Шныров (2004) и др.

Геополитика Каспийско-Кавказского региона в контексте региональной и национальной безопасности исследуется в научных трудах З. С. Арухова, М. А. Аствацатуровой, Ю. Н. Белозерова, В. С. Буянова, А. В. Возженикова, Г. В. Волкова, К. С. Гаджиева, Г. Д. Гриценко, В. Дегоева, И. П. Добаева, С. Н. Епифанцева, С. А. Ивановой, С. В. Кортунова, Д. В. Кротова, Д. Б. Малышевой, Н. П. Медведева, В. А. Михайлова, В. Е. Мишина, В. Н. Рябцева, В. В. Черноуса, М. М. Шульги, И. В. Юрченко, А. А. Язьковой и др.

Вопросы взаимовлияния межэтнического фактора, этнонациональной политики и социально-политических трансформаций исследованы в работах российских ученых: Р. Г. Абдулатипова, Д. М. Абдуллаева, А. К. Алиева, В. Ф. Алиевой, М. А. Багомедова, Л. Ф. Болтенковой, Г. Н. Гаджиева, А. Ф. Дашдамирова, А.-Н. З. Дибирова, К. В. Калининой, А. М. Магомеддадаева, А. А. Мацнева, Н. П. Медведева, В. К. Медведовой, В. А. Михайлова, Н. В. Михайловой, М. В. Столярова и др.

Кроме того, диссертантом были использованы работы геополитиков, политологов, конфликтологов, историков, философов, правоведов, социологов, экономистов, демографов по основным вопросам геостратегического, социально-экономического, этнополитического, этноконфессионального развития государств Каспийского региона.

Объектом настоящего исследования является Каспийское геополитическое пространство, в котором взаимоотношения государств, обществ, их различных социальных групп, в значительной степени определяются вопросами, возникающими в связи и по поводу использования различного рода ресурсов данного пространства (региона).

Предмет диссертационного исследования – теоретические, методологические и прагматические аспекты создания Каспийской модели регионального сотрудничества, характер ее функционирования, зависящей от выработки и принятия нормативных актов, регулирующих правовой статус Каспийского моря и вопросы сотрудничества государств на каспийском пространстве.

Рабочая гипотеза исследования. Проблемы регионального сотрудничества в бассейне Каспийского моря в целом и его составных частей нельзя рассматривать только с точки зрения интересов текущего периода; они должны тесно увязываться с потребностями и возможностями региональных акторов реализовать свои геополитические интересы в перспективе. Важно исходить из понимания того, что формирование модели регионального сотрудничества и ее слагаемых не может быть застывшим и постоянным по своим подходам и формам, по методам практической реализации. Отсюда следует учитывать реально сложившуюся ситуацию как в целом, так и в отдельных областях, а также прогноз наиболее вероятных тенденций развития и изменений как в регионе, так и во всем мире, которое будет оказывать как непосредственное, так и опосредованное влияние на формы, методы, интенсивность регионального сотрудничества, расширяя или сужая его рамки.

Цель исследования состоит в выявлении оптимальных факторов и свойств и параметров функционирования Каспийской модели регионального сотрудничества, которая бы наиболее эффективно служила геополитическим интересам России, не противореча интересам других субъектов регионального взаимодействия.

Достижение поставленной цели обуславливает необходимость решения следующих научных задач:

– проанализировать специфику процесса становления и развития Каспийского региона, объективной необходимости геополитического утверждения в нем России;

– определить место и роль государств Каспийского региона и самого Каспийского региона в картине геополитического развития современного мира;

– раскрыть сущность важнейшего принципа геостратегии Российской Федерации, состоящего в понимании глубокой взаимосвязи развития региона с характером и направленностью внутриполитического развития и необходимости обеспечения опережающего социально-экономического и культурного развития приграничных регионов Российской Федерации и их активного включения в процесс регионального сотрудничества;

– доказать, что этнических конфликтов в Черноморско-Кавказском регионе исключительно посредством мирных переговоров на основе общепризнанных принципов демократии и легитимности, уважения прав и свобод наций способствует формированию устойчивых и долговременных моделей стабильности в этой части мира;

– установление основных «игроков» (субъектов) взаимодействия на Каспийском пространстве, необходимое для такого решения проблемы правового статуса Каспийского моря, при котором исключалась бы возможность иных не прикаспийских государств получить прямой доступ к транспортным маршрутам, акватории Каспийского моря и его энергоресурсам, при этом, водное пространство Каспия должно остаться в общем пользовании;

– раскрыть особенности политических шагов по противодействию стремлениям США и стран НАТО разместить свои военные базы на территории Грузии, Азербайджана и Туркменистана и дальнейшему их вступлению в Североатлантический альянс, используя все необходимые ресурсы, вплоть до военного устрашения (конечно, без применения силы в отношении того или иного государства);

– обозначить структуру основных геополитических интересов Российской Федерации в регионе, определенную объявлением Каспийского региона и пространства бывшего СССР особой зоной национальных интересов России, когда вмешательство иных государств в эти регионы рассматривается как угрозу безопасности и существования России, что позволяет приступить к разработке Концепции стратегической политики России в рамках этого пространства на ближайшие 40-50 лет;

– дать анализ процесса совершенствования средств и механизмов коллективной безопасности в рамках государств СНГ и Ирана на основе Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), с включением в него и Ирана;

– выявить условия и возможности создания нефте-газовой организации прикаспийских государств при преимущественном участии ведущих мировых производителей – России и Ирана, на основе экономического сотрудничества государств Каспийского региона, с учетом того, что согласованная газовая политика данных государств могла бы сделать нефте-газовой рынок более стабильным и предсказуемым, а новый «нефте-газовый альянс» укрепил бы геополитические позиции России, содействовал сотрудничеству прикаспийских государств и ограничил бы нерегиональное вмешательство в порядок распределения энергоресурсов;

– исследования механизмов создания в Каспийском регионе более эффективного механизма сотрудничества международных акторов (Каспийских) на базе экономических пространств, как это функционирует на Черном море (ОЧЭС), на Балтике – Совет государств Балтийского моря, Совет Баренцева моря – Евро-Арктического региона и др.

– дать характеристику действиям международных акторов по дальнейшему противодействию попыткам строительства нефтепровода по дну Каспийского моря, прировняв их к «экологическому терроризму» и закрепив невозможность подобного строительства в Конвенции по правовому статусу Каспийского моря;

– исследования и разработки политических механизмов определения правового статуса Каспия;

– выявления путей, методов и средств сотрудничества региональных акторов по предотвращению этнических и межгосударственных конфликтов в Каспийском, Кавказском и Центрально-Азиатском регионах за счет выработки: стратегии социально-экономического и культурного развития Юга России до 2050 г. с учетом стратегических интересов России, содействия укреплению межрегиональных связей регионов России и государств Кавказа, Каспия и Центральной Азии в сферах экономики, реализации совместных инвестиционных и социальных проектов, интеграции культурного пространства государств, что должно способствовать замене западной экономической глобализации культурной глобализацией государств регионов (Кавказского, Каспийского и Центрально-Азиатского);

– исследования геополитических, экономических, социальных, этно-национальных и конфессиональных характеристик Республики Дагестан как субъекта Российской Федерации и возможностей их воздействия на развитие событий в регионе.

Теоретико-методологическая база диссертационного исследования. В качестве принципа методологии диссертационного исследования выбран системный подход, базирующийся на взаимозависимости различных объектов познания. Системный подход позволяет исследовать регион как сложную систему, описываемую с помощью некоторой совокупности определенных качественных и количественных характеристик. При исследовании геополитической ситуации в Каспийском регионе были применены такие понятия данного метода, как «дифференциация», «устойчивость», «равновесие» и «обратная связь».

Системная методология позволяет осуществить диагностирование и анализ геополитической и геоэкономической устойчивости, стабильности, безопасности региона и всех государств в регионе с целью выработки обоснованных рекомендаций для принятия управленческих решений, в том числе в области внешней политики.

Автор, признавая наличие элементов альтернативности во внутренней логике политического процесса в регионе, тем не менее, исходит из детерминированности основных стратегических решений, определяемых ходом борьбы за выживание в условиях глобализации. При анализе накопленных в процессе исследования материалов диссертант руководствовался идеей здорового национального эгоизма, которая в его понимании подразумевает извлечение максимальной выгоды из двух- или многостороннего сотрудничества при максимальном учете интересов партнеров. Такой подход может обеспечить столь необходимые добрососедские отношения с пограничными странами. Как показывает практика минувшего десятилетия, ни попытки диктата в условиях отсутствия действенных рычагов для возможного силового решения возникающих проблем в регионе при игнорировании имеющихся экономических средств влияния, ни односторонние уступки ради сохранения видимости единства взглядов на проблему не приносят позитивных результатов.

Кроме того, при решении задач исследования автор опирался на два базовых, с точки зрения тематики диссертационной работы, теоретических понятия: «добрососедский характер отношений» и «многоплановое партнерство». Термин «добрососедство» в данном исследовании понимается как характер отношений государств, близких друг к другу географически, определяемый наличием у них общих интересов (региональных, военно-политических, экономических и т.п.). Другое ключевое понятие – «многоплановое партнерство» – определяется следующим образом: это политика двух государств, диктуемая необходимостью поисков путей добрососедства в отношениях между ними, а также близостью (либо совпадением) позиций по принципиальным вопросам мировой политики.

В работе использован широкий методологический инструментарий, интегрирующий исследовательские возможности политических методов, методов геополитики, социологии, этнополитологии, межгосударственных, межнациональных и межконфессиональных отношений, стратегического управления, объединенных принципами и подходами сравнительно-исторического, структурно-функционального, системного анализа. Именно междисциплинарный подход может обеспечить надежное и всестороннее раскрытие влияния глобализации на ситуацию в Каспийском регионе в рамках данного диссертационного исследования.

Опираясь на указанную методологию, а также исходя из предположения, что одним из основополагающих методологических принципов по установлению понятия «регион» или «пространство» является строгое его определение, диссертант выдвигает гипотезу, что перед нами геополитическое пространство, которое еще твердо не сформировалось и не превратилось в регион, однако он может и должен стать таковым в полном его смысле. Прежде всего, необходимо определить правовой Статус уникального мирового водоема – Каспийского моря.

Эмпирическая база диссертационного исследования включает анализ документов государственных органов, международных договоров и соглашений, итогов саммитов прикаспийских государств и др.

Деятельность России в Каспийском регионе как важная составляющая внешней политики находит свое отражение в государственных программах, определяющих основные направления и механизмы международного экономического сотрудничества, в «концепциях внешней политики Российской Федерации» (1993, 2000, 2008) и стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года (2009), других важных документах, определяющих современные и перспективные позиции России в мировом сообществе.

Вместе с тем многие важные геополитические аспекты регионального развития нуждаются в дальнейшем исследовании с учетом изменяющейся глобальной и региональной конфигурации сил.

В диссертации использованы материалы международных конференций по проблемам развития Каспийского региона, круглых столов, специализированных изданий: «Вестник Каспия» (Россия), «Мировая энергетическая политика» (Россия), «Нефтегазовая вертикаль» (Россия), «Иран сегодня» (Иран), «Евразия» (Россия), «Каспийский регион» (Россия), «Аму-Дарья» (Иран), Caspian Investor (США), Caspian Research (Англия), Caspian Crossroad (США), Caspian Basin (Казахстан) и иные зарубежные источники по проблемам Каспийского региона.

Также эмпирическая база формировалась на основе разработанной программы исследований политических проблем регионального развития и региональных межгосударственных взаимоотношений Каспийского региона, в рамках которой были получены следующие эмпирические данные:

– материалы контент-анализа проблем Каспийского региона в программных документах основных политических партий и политических движений региона;

– материалы контент-анализа выступлений депутатов Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации первого, второго и третьего созывов, представителей партий и государственных органов за период 1994–2008 гг.; по вопросам безопасности, определения юридического статуса Каспийского моря, проблем всего региона;

– материалы анализа эффективности федеральных государственных и региональных программ (выполнявшихся и запланированных к выполнению на период 1994–2010 гг.), реализующих политические решения в сфере международных отношений;

– материалы изучения информационно-аналитических вестников и альманахов Парламента Российской Федерации, в которых публиковались записи дискуссий ведущих экспертов по проблемам Каспийского региона;

– материалы семинаров, конференций и круглых столов по вопросам Каспийского моря, внутренней и внешней политики региональных государств.

Результаты исследования, полученные лично автором, и их научная новизна заключаются в выявлении механизмов регионального сотрудничества и национально-государственных интересов Российской Федерации в Каспийском регионе и выработке основных направлений геостратегии по их реализации, с опорой на исследование объективных возможностей государств региона.

Основными результатами исследования являются:

– представлена широкая панорама процесса исторического становления и развития Каспийского региона, объективных геополитических потребностей и путей проникновения в него России;

– раскрыты место и роль государств Каспийского региона и региона в формировании геополитической карты современного мира;

– выявлена система основных геополитических интересов Российской Федерации в Каспийском регионе;

– раскрыты особенности геополитических, экономических, социальных, этнонациональных и конфессиональных компонентов региональноп политики государств Каспия, и проанализированы возможности воздействия этих факторов на развитие геополитической ситуации в регионе;

– определен и сформулирован важнейший принцип геостратегии России, состоящий в учете взаимосвязи развития региона с характером и направленностью внутриполитического развития и необходимости обеспечения опережающего социально-экономического и культурного развития приграничных регионов Российской Федерации и их активного включения в процесс регионального сотрудничества;

– обоснована необходимость создания Союза (Альянса, Организации) государств региона: России, Азербайджана, Казахстана, Туркменистана и Ирана, или мини ОПЕК государств Каспия, т. е. образования нефте-газовой организации прикаспийских государств на основе экономического сотрудничества государств Каспийского региона;

– раскрыты возможности и роль Республики Дагестан в решении задач по реализации геополитических интересов Российской Федерации в Каспийском регионе.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Несмотря на острую утрату существовавших на пространстве бывшего СССР хозяйственных связей, Россия серьезно влияет на геополитическую, геостратегическую и геоэкономическую составляющие формирующегося нового мирового порядка. По сути, своей внутренней и внешней политикой Россия формирует важный вектор развития мировой политики, в том числе и в Каспийском регионе.

2. В геостратегическом плане Россия занимает ключевые позиции во внутреннем пространстве Центральной Евразии и Северном Кавказе. Именно это создает предпосылки для осуществления Россией миссии держателя равновесия между Востоком и Западом в их не блоковой, а в культурно-цивилизационной роли. Эта миссия России подкрепляется ее культурной и религиозной традицией, несущей в себе три основные мировые религии – христианство, ислам и буддизм, то, что пересечение этих религиозных пространств приходится на Каспийский регион, усложняет и без того непростые межгосударственные и международные отношения в нем.

3. Ключевой задачей геополитики в любом многонациональном и поликонфессиональном регионе является определение и реализация системы мероприятий, направленных на обеспечение безопасности государства. Безопасность региона представляет собой устойчивое, поступательное, гарантированное от опасностей и рисков межэтнических, социальных, этнополитических, территориальных, межконфессиональных конфликтов и противоречий развития социума.

4. Разработки по обеспечению национальной безопасности в Каспийском регионе должны отражать в идеале консенсус или, по крайней мере, достаточно широкое и ясно выраженное политическое согласие, которое должно быть выше политической борьбы и интересов отдельных партий, элит, и т. д. по ряду ключевых вопросов, относящихся к выбору модели социально-экономического и общественно-политического развития страны. В стратегии региональной безопасности требуется синтезировать предпочтения ведущих институтов гражданского общества в выборе направлений в отношении экономического взаимодействия региональными акторами, представляющими как государства, так и негосударственных участников международных отношений.

5. Обеспечение региональной и национальной безопасности может быть достигнуто только на основе комплексной системы мер, направленных на профилактику, предотвращение, разрешение конфликтов (межэтнических, социальных, политических, межконфессиональных) в регионе в целях достижения паритета интересов индивида, социальной общности, обществ и государств региона в целом.

6. В разные исторические периоды относительная значимость Каспия для геополитического развития как России, так и Евразийского пространства менялась. В частности, главные угрозы жизненно важным интересам государств региона исходят сегодня не извне, а являются следствием процессов, происходящих внутри самих государств и между государствами. Исходя из этого, приоритеты задач регионального сотрудничества государств Каспийского региона следует ранжировать следующим образом. На первом месте находится проблема межгосударственных отношений государств Прикаспия, которые более 15 лет не могут прийти к единому мнению в определении правового статуса Каспийского моря, на основании которого будут решаться все имеющие разногласия по использованию и разработке природных ресурсов акторами региональной политики. На втором – обеспечение свободного и эффективного экономического развития всех государств без ущемления чьих-либо интересов, повышение благосостояния граждан, построение основ демократического общества в государствах региона. Наконец, на третьем месте находится необходимость создания единого координационного центра государств Каспийского региона с широкими полномочиями – такого, как например Каспийская организация государств.

7. Такая региональная организация развивает логику известных региональных объединений. В данной случае на начальном этапе своего функционирования, она должна действовать в целях сдерживания внешней «тихой» экспансии зачастую вмешивающихся в дела государств нерегиональных акторов, прежде всего, ТНК, и обеспечения жизненно важных интересов внутри самой прикаспийской территории.

8. Повышение эффективности политики России в регионе требует принятия и реализации дополнительных внешнеполитических решений, которые обеспечивали бы четкую координацию деятельности министерств и ведомств в этой области под руководством Президента Российской Федерации в целях проведения единой линии России в отношениях с иностранными государствами и международными организациями, а для этого важно иметь целостное видение региональной модели сотрудничества.

Теоретическая и практическая значимость работы определяется актуальностью данной темы и полученными результатами, показывающими влияние вовлечения стран Каспийского региона в мировую экономику на внешнюю политику этих государств, их отношения с Россией.

Научный анализ механизма обеспечения стабильности и безопасности в регионе показывает направления повышения эффективности деятельности основных субъектов политики Каспийского региона. Сформулированные автором научные подходы к государственному управлению в сфере межгосударственных отношений имеют четко выраженную практическую направленность и могут быть использованы этими субъектами для совершенствования всей модели регионального сотрудничества. Результаты исследования и собранный диссертационный материал могут быть использованы при подготовке новых подходов, концепций и предложений по вопросам межгосударственных диалогов, при принятии тех или иных решений в национальной безопасности, задачу разработки которой поставил Президент Российской Федерации.

Результаты исследований могут быть использованы в учебном процессе при изучении курса «Геополитика», а также в деятельности федеральных и республиканских органов власти при формировании основных направлений внутренней и внешней политики, формулировании некоторых подходов в реализации геостратегии России в Каспийском регионе. Кроме этого, они могут быть использованы представителями государственных и негосударственных структур Республики Дагестан в процессе организации экономического, культурного и иного сотрудничества со странами региона.

Апробация результатов исследования. Диссертация и полученные в ходе работы материалы обсуждались на заседаниях кафедры национальных и федеративных отношений Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, а также в процессе проведения кафедральных методологических семинаров. Исследования было одобрено и рекомендовано к защите. По итогам исследования автором были опубликовано ряд научных работ.

Положения диссертационного исследования были использованы в публикациях и на научно-практических конференциях за период 1999–2010 гг.: Международной конференции, посвященной подготовке специалистов в области международных и внешнеэкономических связей для Чеченской Республики (2001); Международной конференции, посвященной проблемам нефти и газа (2003); Международной научно-практической конференции: «Российско-турецкий диалог по проблемам Центральной Азии и Кавказа: история и современность», организованной Институтом стран Азии и Африки при МГУ (2008); Международной конференции, проведенной Институтом политики и деловых коммуникаций на тему «Глобализация: столкновение разнонаправленных энергий» (2009); Международной встрече «Мирное сосуществование в многоконфессиональном обществе: уроки, извлеченные Россией и Индонезией» (2009); общероссийской электронной научной конференции на основе интернет-форума «Актуальные вопросы современной науки и образования» (2010); четвертой международной научно-практической конференции «Проблемы геополитики, геоэкономики и международных отношений. Продвижение НАТО и Евросоюза на восток – проблемы безопасности России, стран СНГ, Европы и Азии» (2010).

Структура диссертации обусловлена логической последовательностью рассмотрения поставленной проблемы, предметом исследования, решения целей и задач квалификационной работы. Диссертация состоит из Введения, четырех глав (включая в себя 13 параграфов), Заключения, Списка использованных источников и литературы и Списка сокращений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность диссертационного исследования, анализируется степень научной разработанности проблемы становления Каспийского региона как самостоятельного геополитического пространства.

Определяются объект, предмет и гипотеза, методологические основы, хронологические рамки исследования, ее задачи и цели, научные положения, выносимые диссертантом на защиту.

В первой главе диссертации – «Теоретические и методологические проблемы формирования Каспийского геополитического пространства» автором рассматривается эволюция и теоретические основы формирования Каспийского региона (§ 1.1.), с основными ее условиями формирования и развития (§ 1.2.). В этой же главе автор анализирует проблемы региональной стабильности (§ 1.3.).

Каспийское геополитическое пространство, которое сегодня в научном мире и политике часто называется и Каспийским регионом, являющееся главным объектом данного исследования, стоит в центре рассмотрения многочисленных исторических, политологических, геополитических, геоэкономических и геостратегических концепций и направлений. Учитывая отечественные исследования и публикации по теме в главе анализируется содержание понятия «Каспийский регион», в трактовке которого особый интерес представляют отечественные и зарубежные исследования и теоретические наработки, последних двух десятилетий.

Диссертантом проанализированы различные точки зрения исследователей, так как понятие «Каспийский регион», активно используемое в периодической печати и научной литературе, в большей степени основано на интуитивном понимании, нежели на четком определении его содержания, в основе которого лежали бы четкие характеристики, и которое до сих пор твоспринимаются неоднозначно, а порой и противоречиво. В связи с этим, прежде всего, необходимо раскрыть понятие «регион». Существуют разные точки зрения и на это понятие. «Регион» который можно определять как: а) географическо-административную единицу; б) историко-культурную область; в) хозяйственно-экономическую общность и т. д.

При имеющем разнообразии критериев оценки понятия «регион» выделяется то, что связующим звеном во всех определениях выступает государство. Именно в результате образования новых стран на бывшем евразийском пространстве СССР произошли изменения в политико-географическом понятийном аппарате. Кавказ сегодня для России – это Северный Кавказ (территории республик и областей, близко прилегающих к Черному и Каспийскому морям или граничащие с Грузией, Азербайджаном) и Закавказье, или Южный Кавказ, (Грузия, Азербайджан, Армения).

В широком смысле Регион – это территориальная форма существования общества, продукт его пространственной самоорганизации. Существует и другое, уточнение определение, с которым согласен автор диссертации. «Регион обладает двумя основными свойствами: спецификой, которая отличает его от соседних регионов, и целостностью, сложившейся в результате развития данной территории. Во-первых, специфика региона может быть выражена с разной степенью яркости, иными словами, регион может иметь более или менее четко выраженное ’’лицо’’, отличающее его от соседей. Во-вторых, целостность региона формирует ряд признаков, таких как общность исторической судьбы, экономических и транспортных структур, языковая, религиозная, этническая, культурная общность, наконец, общность физико-географическая» .

Открытие больших месторождений и запасов нефти на шельфах Каспийского моря и прилегающих к нему зонах, возникновение различных проектов по освоению топливно-энергетических ресурсов и созданию маршрутов для их доставки на мировой рынок, а также транспортных коридоров, позволяющих соединить Европу с Азией, – все это привело к появлению нового субрегионального определения «Прикаспий». Появились новые географические понятия как в российской, так и в англосаксонской политологии: «Транскаспийский регион», «Прикаспий» или «Каспийский регион», «бассейн Каспийского моря», «район Каспийского моря», которые включают в себя страны, имеющие непосредственный выход к Каспийскому морю. В эти понятия включаются и те страны, географическое положение и политика которых оказывают существенное влияние на прокладку маршрутов нефте- и газопроводов, иных транспортных линий, в целом на ситуацию в регионе. (Турция, Грузия, Китай, Пакистан, Афганистан).

Впервые понятие «Каспийский регион» вводится западными исследователями. Это понятие рассматривается как самостоятельная общность в исследованиях коллективов Лондонского королевского института международных отношений, Стокгольмского института исследований международного права, программы каспийских исследователей Гарвардского университета под руководством Б. Шафер, входит в качестве составной части в более объемные геополитические конструкции в теоретических построениях З. Бжезинского, Р. Харкави и Г. Фуллера и др. При этом понятие «Каспийский регион» до сих пор не является полностью устоявшимся, что обусловливает необходимость уточнения его содержания.

Отечественные авторы С. С. Жильцов, И. С. Зонн, А. М. Ушков о понятии «Каспийский регион» пишут: «Понятие «Каспийский регион», активно и прочно вошедшее в оборот после распада СССР в 1991 г., до сих пор не имеет четкого определения, которое давало бы исчерпывающую характеристику данной территории. Существуют различные подходы к определению Каспийского региона: географический, геополитический, транспортно-коммуникационный, культурно-цивилизационный. С позиции евразийства Каспийский регион является всего лишь составной частью более обширной территории – Евразии, на которой и разворачиваются глобальные процессы. В определении Каспийского региона существует подход, согласно которому к нему относятся девять стран – прикаспийские плюс Грузия, Армения, Узбекистан и Турция, которые наряду с Россией, Ираном, Азербайджаном, Туркменистаном и Казахстаном относятся к Каспийскому бассейну. В узком смысле к Каспийскому региону только прикаспийские страны: Россию, Казахстан, Азербайджан, Туркменистан и Иран. В более широком геополитическом смысле в понятие «Каспийский регион» включают и остальные страны Центральной Азии: Армению, Грузию, Киргизию, Таджикистан и Узбекистан» .

Автор считает, что относительно Каспийского региона два момента являются неопровержимыми. Во-первых, регион имеет свою неповторимую самобытную историю, которая берет свое начало в далеком прошлом и объединяющими факторами которой на протяжении столетий выступали природно-географические характеристики и транспортно-коммуникационные пути. Во-вторых, центральное место, в данном случае занимает уникальный мировой водоем – Каспийское море.

Резюмируя, автор делает вывод, что хотя в литературе, в политике и научных кругах для обозначения территории прилегающей к Каспийскому морю после распада СССР используется термин «Каспийский регион», тем не менее, окончательную «точку» в названии этого региона ставить рано. С появлением ННГ Каспий стал пространством, на которое претендуют пять государств, собственностью которых стал Каспий, так называемые «околокаспийские» государства, мировые державы и центры силы.

В главе анализируются важные с точки зрения автора процессы, начавшейся, когда с образованием целого ряда новых самостоятельных государств в одночасье разрушилось политическое равновесие в регионе, многие страны заявили о своих геополитических притязаниях. Более того, в условиях изменившейся геополитической ситуации совершенно по-иному повели себя и ранее абсолютно лояльные к событиям в регионе страны, такие как Иран, Китай, Индия, активизировалось политическое присутствие в регионе Турции, европейских стран и США. Диссертант показывает, как в процессе формирования Каспийского геопространства возникли серьезные противоречия между странами региона в связи с проблемами определения границ, доступа к углеводородному сырью и путей его транзита. Среди множества исторических, цивилизационно-культурных и конфессиональных проблем до сих пор остро стоит проблема границ. Все эти противоречия не позволяют еще однозначно утверждать, что Каспийский регион в политическом, экономическом и социокультурном планах представляет завершенную целостность в качестве самостоятельной геополитической единицы. Политические действия и экономические устремления стран региона не приведены к консенсусу, их стратегии социально-экономического развития находятся в стадии становления, внешнеполитические приоритеты лишь выкристаллизовываются.

С точки зрения автора, уникальность Каспия в том, что регион является ключом от его пространства, которое получило определение «Хартленда» (Дж. Фоингрив, 1915; Х. Маккиндер, 1919), и опорной точкой к овладению если не миром, то, бесспорно, доминированием над ним. В отличие от суши как «срединной земли» еще в том, что там можно разместить атомные подводные лодки (АПЛ) с ракетами дальнего радиуса действия с ядерными боеголовками. Обладая Каспийским регионом, можно влиять на внешнюю и внутреннюю политику таких мировых политических акторов, как Россия, Иран, Индия, Китай, и на страны Ближнего Востока, на «Мировой остров», где сосредоточены 5/6 населения мира. Это плацдарм для государства, претендующего на мировое господство с целю установления контроля, распространения и продвижения своей (западной) идеологии, культуры, военной мощи под эгидой НАТО. Данный вывод подтверждает тот факт, что американизация и реисламизация Кавказа происходят быстрыми темпами, и к этим процессам прилагается больше усилий, чем к «вестернизации» России. Поэтому за Каспий идет борьба, от которой зависит судьба «Хартленда» в результате определится, кто будет доминировать над «Мировым островом».

Формирование региона, начавшееся более 15 лет назад, продолжается. Многообещающие богатства и коммуникационные возможности региона превращают его в объект столкновения геополитических интересов различных государств. А сами страны региона без исключения сталкиваются как с объективными трудностями, которые естественны на пути государственного строительства, так и с субъективными, возникающими или в результате корыстной деятельности внешних сил, или же в результате деятельности солидарной с ними части сложившихся здесь политических элит.

Автор доказывает геополитическую необходимость для все стран региона осознание того, что устремления других государств, будь то Турция, США, Западная Европа, сформировать региональные объединения без России и учета ее интересов невозможны, что они в первую очередь наносят ущерб самим региональными акторами. В этой связи роль России видится, прежде всего, в том, чтобы возвратиться к исконной доминирующей позиции в регионе и координировать усилия всех государств по упорядочению и моделированию этого геополитического пространства и наполнению его духом рационального партнерства. Именно от того, по мнению автора, зависит решение одной из главных проблем Каспия – определение правового статуса Каспийского моря, отсутствие которого сдерживает выполнение всех других задач и создает дополнительные проблемы в Каспийском регионе. Хорошо известно, что в течение последнего десятилетия процесс правового урегулирования проблем Каспийского моря серьезно отстал от того, что происходит на Каспии де-факто. Поводом для беспокойства служит и то, что политики и бизнесмены давно обогнали юристов в развитии сотрудничества. Однако без прочного правового фундамента не может быть надежно обеспечено упорядоченное и цивилизованное сосуществование прибрежных государств, их сотрудничество между собой и с внерегиональными партнерами, рациональная хозяйственная деятельность и природоохрана Каспия.

Сложность вопроса заключается в том, что в мировой практике не существует аналогов подобной запутанной юридической ситуации в определении статуса единственного уникального мирового водоема как море или как озеро. Следовательно, нет и прецедентов ее решения. На этом основании государствам Каспия трудно прийти к единому мнению. В случае признания Каспия морем, согласно международному морскому праву, необходимая двухсотмильная береговая зона из-за узости Каспия будет пересекаться. В случае признания Каспия озером, согласно международному праву по озерам, необходимо определить государственные границы на Каспии, и каждое государство будет иметь право разрешать иностранным кораблям присутствовать на озере, с чем категорически не согласны Россия и Иран.

В связи с этим автор предлагает выработать особый статус Каспийского моря, где не применимы Международное право по Морям и Международное право по Озерам. Статус «не как Море» или «не как Озеро», а как «Море-Озеро» с выработкой отдельных Международных правовых сегментов и из Международного права по Морям и из Международного права по Озерам с применением их только, для Каспийского моря как уникального мирового водоема приемлем для России и не идет во вред другим государствам Каспия. Только так может прекратиться тысяче летный спор вокруг статуса Каспия.

Это проблема многогранна; включает такие непростые и взаимосвязанные вопросы, как водные границы прилегающих государств, судоходство и использование недр водоема, рыболовство, военное и иные виды деятельности в пределах его акватории и на прилегающих территориях, наконец, изучение и сохранение уникального Каспийского бассейна, сбережение его естественных богатств, флоры и фауны.

Во второй главе – «Динамика становления геополитического пространства Каспия» – исследуются исторические особенности формирования региона. Диссертант через призму истории рассматривает этот процесс, начиная со времен римского географа Страбона (§ 2.1.), включая изменение геополитической ситуации в Каспийском регионе произошедшие в 90-е гг. ХХ в. (§ 2.2.). На основе анализа конфликтного потенциала региона и его влияния на формирование геополитического пространства России автором рассмотрен причины возникновения конфликтов в Каспийском регионе (§ 2.3.).

В главе охватываются периоды вторжения арабов, непрекращающихся попыток Османской и Персидской империй завоевания Кавказа и региона, продвижения Российской империи на юг с целью расширения и защиты своих южных границ в центральноазиатском направлении, которые твердо обозначают границы, включив в свои территории Среднюю Азию, а затем и Большого Кавказа. С этого времени, ставшего переломным моментом в истории Каспийского региона, проблемы Большого Кавказа, Средней Азии и всего Каспийского региона, за исключением южной иранской ее части, стали внутренними проблемами Российской империи, а затем и СССР вплоть до его распада, совпавшие с началом кардинальных геополитических, геоэкономических и геостратегических изменений в бассейне Каспийского моря.

Если до этого все противоречия и проблемы по Каспию решались двумя государствами – СССР и Ираном и определялись договорами, подписанными между Россией и Персией (договор от 26 февраля 1921 г.) и между СССР и Ираном (договор от 25 марта 1940 г.), то теперь Каспийское море становится собственностью пяти государств: России, Азербайджана, Казахстана, Туркменистана и Ирана.

Автор предпринимает исследование трудностей переходного периода вновь образованных государств Каспийского региона, доказывает, что начавшийся дележ Каспия и ее ресурсов: нефти, газа, островов, проведение демаркационных линий по тем или иным участкам, раздел нефтяных месторождений среди пяти государств продолжается.

Россия оказалась в наиболее проигрышной ситуации. Она потеряла огромные территории, богатые природными ресурсами, завоеванные еще в царское время. Минимизировалось влияние на Каспий как стратегически важный регион и кладовой мировой экономики, снизились экономические показатели. Сократились вооруженные формирования, упал военно-стратегический потенциал, с Закавказья пришлось передислоцировать военные части, создавая и строя новые военные городки по всему периметру границ на Северном Кавказе, отодвинулась вглубь России государственная граница. Кавказ и в целом Каспийский регион стали решающим орудием в геополитических играх других стран с Россией и вытеснения ее из региона. России заново пришлось строить межгосударственные отношения в регионе и отстаивать свои геополитические, геоэкономические и геостратегические интересы.

В главе автор отмечает о столкнувшихся трудностях переходного периода вновь образованных государств Каспийского региона. Начавшийся дележ Каспия и ее ресурсов; нефти, газа, островов, проведение демаркационных линий по тем или иным участкам, раздел нефтяных месторождений, среди пяти государств продолжается.

Также на начальном этапе геополитических изменений в регионе они более всего негативно повлияли на Азербайджан, который принял 18 октября 1991 г. Конституционный Акт «О государственной независимости Азербайджанской Республики» ставшим началом нового этапа и независимого развития в истории Азербайджана. Этнополитические и межконфессиональные проблемы и последствия сепаратизма, тлевшие на закате СССР и начавшиеся с его распадом, стали проявляться все более открыто, что в немалой степени было связано с ослаблением власти. В этом плане у России и Азербайджана проблемы стали схожими; с ослаблением центральной власти обоих государств сепаратные тенденция проявились как в России (Чечня), так и в Азербайджане (Нагорный Карабах). В отличие от России в Азербайджане проблема сепаратизма окончательно не решена, даже с помощью международных государств-посредников и международных структур.

Более спокойно произошло становление независимости Казахстана и Туркменистана. 16 декабря 1991 г. Верховный совет Казахстана принял конституционный закон «О независимости и государственном суверенитете Республики Казахстан». С этого дня началось правовое становление Казахстана как демократического и суверенного государства.

27 октября 1991 г. парламент принял Конституционный закон Туркменистана «О независимости и основах государственного строительства», и тем самым еще одно государство Каспия стало независимым.

Раскрывая сущность изменений, произошедших в регионе, автор анализирует процесс, при котором Россия отступала из закавказских республик, а Турция и Иран расширяли свои военные, экономические, культурные контакты и другие отношения в регионе, доказывает, что появилась возможность преломления данной тенденции, в современных условиях, руководствуясь политическим рационализмом России важно кардинально изменить в лучшую сторону отношения с Турцией и Ираном.

В главе проводится исследования институционализации связей региональных акторов. Начали создаваться такие интеграционные межгосударственные организации, как: ОДКБ (ДКБ), ЕврАзЭС, ШОС. Их деятельность направлена на сплочение региональных акторов, восполнение имеющегося вакуума в международном правовом поле, совместную активность в области экономического политического и других видов сотрудничества. Важность региональных институтов взаимодействия определяется и тем, что благодаря им возникает новая и самостоятельная культура межгосударственных отношений в регионе. При явно обозначившихся проблемах в международном праве, появлении различных радикальных концепций будущего мироустройства каспийское и центральноазиатское сотрудничество преставляется естественным процессом в становления региона, определении специфики оегиональной модели сотрудничества.

В тоже время в регионе сохраняются симптомы нестабильности, в том числе на Северном Кавказе. Такое положение стратегически не выгодно ни одному из государств Каспийского региона, но на руку тем мировым державам и центрам силы, которые, не имея территориального выхода к Каспию, хотели бы обеспечить контроль над этой территорией, ее ресурсами и путями транспортировки углеводородов. Если проанализировать региональные проблемы в историческом развитии мирового масштаба за последние сто лет, случайно или нет, все конфликты, войны и революции происходят там из-за углеводородов или в районах нефтяных промыслов, местных ресурсов и нефтепроводов . Не избежал такой трагической участи и Каспийский регион: все конфликты на Кавказе (чеченская нефть) и в Каспийском регионе (каспийская нефть) после распада СССР возникли именно из-за углеводородов и путей их транспортировки. Тем не менее автор не все конфликты в регионе связывает с энергоресурсами, так как на процесс формирования государственности в странах Каспия (особенно на Кавказе) оказывают влияние охватившие их этнотерриториальные конфликты, которые в значительной степени осложняют и усугубляют последствия общего системного кризиса на большей части постсоветского пространства. Поэтому здесь все противоречия и конфликты проявляются в наиболее запутанной и чреватой далеко идущими непредсказуемыми последствиями форме.

Региональный конфликтный потенциал автор делит, во-первых, на внутренние составляющие (Россия), конфликты на Кавказе, связанные с нерешенностью спорных земельных и приграничных разногласий, так называемые «местечковые» проблемы, которые в итоге могут привести к крупным противостояниям и конфликтам; межконфессиональные, возникающие за главенство в регионе того или иного религиозного течения, и межнациональные проблемы – на почве неправильного распределения властных полномочий на местах без учета национального фактора.

Во-вторых, внешние, такие как проблема Нагорного Карабаха, никак не решаемая мировым сообществом, грузино-югоосетинский конфликт, которые серьезно влияют на формирование геополитического пространства Каспия.

России выгодно иметь своим союзником на Южном Кавказе Армению как стратегического партнера, но не менее выгодны и стратегически важны отношения с Азербайджаном, как одним из главных акторов, влияющих на геополитику Каспийского региона, ее становление и дальнейшее развитие. С оглядкой на Россию, то как она строит стратегические отношения с Азербайджаном, зачастую и другие прикаспийские государства начинают строить двусмысленные отношения с Россией. Сложилась геополитическая необходимость пересмотра политики двойных стандартов на Кавказе, которая проявилась например в противостоянии Ингушетии с Северной Осетией, прослеживается в противостоянии Азербайджана и Армении. Можно сказать, теряя влияние в Азербайджане, Россия теряет один из главных рычагов влияния на весь Каспийский регион.

Имеются геополитические ситуации, когда одновременно присутствуют и внутренние, и внешние факторы как взаимосвязанные, проходящие сквозь своеобразие множества конфликтных ситуаций, где проявляются такие общие черты, которые позволяют проследить причины их возникновения. Одна из них кроется в исторических традициях создания государственности в специфике устройства того или иного региона и страны. В данном случае внешние факторы могут влиять на Россию и обострить ситуацию внутри страны. Так, «усиливая» Южную Осетию хотя как и самостоятельное государство, но и гипотетически которое может объединиться со временем с Северной, нельзя замалчивать нерешенность проблемы беженцев Ингушетии и административной границы между этими субъектами Федерации.

Среди нерешенных конфликтогенных проблем, постоянно держащих в напряженности региональных акторов, автор выделяет проблему определения статуса Каспийского моря. Эта проблема постепенно переходит в разряд «вечных тем» для государств Каспия и экспертного сообщества, разрывает целостность рассматриваемого пространства. Из-за этого развитие азербайджано-иранских и азербайджано-туркменских отношений идет практически в обратном направлении, вплоть до столкновений с применением ВМС и ВВС. Между сторонами имеется ряд серьезных разногласий, главным образом по поводу богатых и спорных нефтяных месторождений Каспийского моря. Ситуация стала особенно напряженной после того, как военные корабли иранских ВМС под угрозой применения оружия заставили приостановить работы по разведки шельфовой нефти, которую проводили морские суда Азербайджана на основе соглашений Баку с British Petroleum. Инцидент между гидрографическими судами Азербайджана и ВМС Ирана в июне 2001 г. произошел из-за разногласий по поводу группы месторождений Араз – Алов – Шарг. Не менее показательно и продолжающееся противостояние Азербайджана и Туркменистана вокруг месторождений Азери – Чираг – Гюнешли, следствием которого стало интенсивное наращивание Ашхабадом своих военно-морских сил.

Автор заключает, что подобный расклад сил в будущем из-за нерешенного статуса Каспийского моря и проблемы, связанной с его делением на сектора, могут взорвать хрупкий мир в регионе. Конфликты по поводу разработок нефтяных месторождений приведут к милитаризации Каспийского моря. Тогда «тлеющая» межгосударственная проблема на Каспии (без определения его статуса), еще не скоро будет потушена.

К конфликтному потенциалу относятся в регионе и вносимые некоторыми исламистскими движениями радикализм и экстремизм. В разные исторические эпохи религиозный экстремизм вспыхивал в различных странах, в недрах разных вероисповеданий. Современный экстремизм (исламский в форме ваххабизма) поставил себе цель – жизнь по нормам шариата и создание исламского государства, не признающего границ между мусульманами не учитывая мнение самого народа населяющие эти страны. Причинами такого рода экстремизма в обществе являются: безработица и социально-экономические проблемы; нарушения прав религиозных и этнических меньшинств, допускаемые должностными лицами в особенности в Северо-Кавказских республиках, деформация политических структур; падение жизненного уровня значительной части населения.

По мнению автора нестабильность ситуации, сложившейся на Кавказе, свидетельствует о том, что процесс распределения сфер влияния и богатств Каспия, будь это нефть, газ, биоресурсы или транспортные потоки, не завершен. России необходимо продолжить активные действия в этом регионе, поддерживая дружественные ей государства.

В третьей главе – «Международный опыт формирования моделей регионального сотрудничества и Каспийского пространства» – исследуется международный опыт формирования моделей регионального сотрудничества. Автором предлагается создать модель на основе Альянса государств Каспия – образование регионального союза или объединения (§ 3.1.), апеллируя к двухстороннему сотрудничеству стран (§ 3.2.), и трансграничному сотрудничеству Каспийского региона (§ 3.3.). Диссертант рассказывает состояние двухстороннего политического и экономического сотрудничества между Россией и странами Каспийского региона, выявляет его сильные и слабые стороны учитывая изменения произошедшие на уровне трансграничного сотрудничества в регионе; исследует процессы борьбы за энергоресурсы и пути транспортировки углеводородов, ее влияние на стабильность региона (§ 3.4.)

Бусыгина И. М. Проблемы современного регионализма. Южное направление // Европа и Россия: проблемы южного направления. Средиземноморье, Черноморье, Каспий. М., 1999. – С. 49–57.

Жильцов С. С, Зонн И. С., Ушков А. М. Геополитика Каспийского региона – М.: Междунар. Отношения, 2003. – С. 44

См.; например: Хаггер Н. Синдикат: история мирового правительства. М., 2009.

Около 20 лет государствам региона не удается выработать проект или создать единый механизм для принятия решений, касающихся деятельности каспийских государств, а также определить и правовой статус Каспийского моря. Каждое государство Каспийского региона проводит свою внешнюю политику в регионе, исходя из собственных интересов, а интересы эти не только нефть Каспия и возможность контролировать транспортные потоки, которые проходят в районе озера-моря, но порой и острая конкуренция между соседями по региону. За этот период были проведены десятки конференций, в том числе и с участием президентов , премьер-министров, министров иностранных дел государств региона, симпозиумов и встреч для определения границ и механизмов равноправного использования углеводородов и природных богатств Каспия. Так в Ашхабаде 23–24 апреля 2007 г. состоялось 21-е заседание Специальной рабочей группы (СРГ) по разработке Конвенции о правовом статусе Каспийского моря на уровне заместителей министров иностранных дел прикаспийских государств. Споры об определении статуса самого большого внутреннего моря-озера в мире, где сосредоточены огромнейшие запасы углеводородного сырья, а побережье приспособлено для активного туристического отдыха, ведутся между прибрежными государствами с появлением СНГ, образованных на территории распавшегося СССР. И процесс поиска консенсуса, по всей видимости, будет продолжаться еще долго. До сих пор не созданы и не функционируют никакие межгосударственные союзы и организации, призванные решить эти вопросы. Единственные общепризнанные договоры (между Россией и Персией 1921 г., между СССР и Ираном 1940 г.) существуют де-юре, де-факто стороны нарушают их.

Устаревшие двусторонние договоры, многолетняя несостоятельность государств Каспия по определению правового статуса Каспийского моря, нежелание государств Каспия создать Союз или Альянс типа Организации Каспийских Государств (исключительно на основе пяти государств Каспия), как это сделано в аналогичных ситуациях во всем мире, подталкивают к поиску иных форм объединения или подключению в решении этого вопроса еще одного прикаспийского государства – Турции, в 1997 г. объявившей себя прикаспийским государством. С ее участием как активно влияющей на тюркоязычные государства Каспия и тюркоязычное население России, Ирана как влиятельного и близкого практически по всем позициям и дружественного к нам и с участием самой России, возможно создание Союза (Альянса) ведущих государств региона. Автор считает, что создание такой организации для Кавказа и в целом для Каспийского региона стало бы важным моментом и огромным вкладом в стабилизацию обстановки в регионе, в котором еще актуальной остается борьба против террористической угрозы и различных форм транснациональной оргпреступности (наркотрафика, торговли оружием). Это привело бы к ослаблению внешнего влияния, к естественному вытеснению из региона Запада, способствовало бы ослаблению позиций европейских стран и Китая, препятствовало бы превращению Каспия в чужое геополитическое достояние.

Мировой опыт свидетельствует, что там, где юридические нормы опережают политику и бизнес, геополитическая ситуация более стабильная, поскольку без прочного правового фундамента не может быть надежно обеспечено упорядоченное и цивилизованное сосуществование государств, их сотрудничество между собой и с внерегиональными партнерами, рациональная хозяйственная деятельность и природоохрана. Все это применимо к региону Каспия.

Подобная практика была опробована в деятельности Организации Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), Дунайской конвенции, Совете государств Балтийского моря, Совете Баренцева моря – Евро-Арктического региона, где представлены или активно участвуют в работе субъекты Российской Федерации, и ряд других организаций.

Не менее чем многостороннее, для успешного развития региональных связей важно двухстороннее сотрудничество России с государствами Каспия. Автор заключает что, наиболее успешное взаимодействие государств региона и превращение его в важный фактор экономического развития всего Каспийско-Черноморского региона возможно лишь в случае успешного взаимодействия и сотрудничества государств региона. Для этого необходимо, чтобы все акторы, в том числе и мировые державы, отказались от конфронтационной политики и стали учитывать как взаимные интересы, так и интересы народов Каспийского региона. Требуется пересмотр мировыми державами своего отношения к конфликтам в регионе. Большая ответственность в связи с этим ложится на национальные элиты, которые должны выступить главными инициаторами проектов мирного и благополучного развития общего кавказского дома и их претворения в реальной политике государств Каспия. Двухсторонние и многосторонние аспекты сотрудничества между государствами осуществляются и на основе межгосударственных организаций, таких как ЕврАзЭС, ОДКБ и СНГ структурам, которым российские дипломаты и военные отводят большую роль в обеспечении безопасности на постсоветском пространстве. Также то, как эффективно будут осуществляются двухсторонние связи в регионе, зависит от умения лидеров прикаспийских государств находить общий язык по главным проблемам региона, с учетом деятельности и главных акторов «большой игры» в регионе, и договариваться с ними по ключевым проблемам безопасности. Как представляется, в любом случае достижение этой цели является длительным процессом.

Автором проанализированы изменения, произошедшие на уровне трансграничного сотрудничества ТГС в регионе. Они обусловлены тем, что из комплекса отношений внутри единого государства сотрудничество переросло в систему отношений между новыми суверенными государствами с отличающимися друг от друга законодательствами в сфере таможенной и налоговой политики, регулирования деятельности хозяйствующих субъектов, охраны и сохранения экологии и окружающей среды и т. д. Однако по-прежнему основное место занимает экономическая деятельность и торговля, также практически не осваиваются новые формы взаимодействия, такие как производственная и научно-техническая кооперация, инвестирование, лизинг и др. Более того, объемы традиционной торговли нередко снижаются из-за административно-таможенных барьеров, ужесточения миграционного контроля, в целях сокрытия налоговых отчислений и т. д. Специфика ТГС в регионе состоит в том, что помимо характерных черт, присущих приграничному сотрудничеству российских регионов, современное состояние погранично-таможенной инфраструктуры, транспортных коммуникаций не способствует в полной мере увеличению взаимного товарооборота, а уровень взаимодействия в сфере образования, науки и культуры не соответствует темпам развития интеграционных процессов на межгосударственном уровне.

В этой связи для выхода из создавшейся ситуации представляется целесообразной дальнейшая разработка мер на федеральном уровне, позволяющих создавать благоприятные условия для развития приграничных регионов с тем, чтобы они могли использовать все возможности и преимущества приграничного сотрудничества. ТГС является важным элементом внешней политики давно и широко используется в Европе, а Европейский союз рождался из Европейского объединения угля и стали (ЕОУС).

Важность региональных институтов сотрудничества определяется и тем, что возникает новая и самостоятельная культура межгосударственных отношений . При явно обозначившихся проблемах в международном праве, появлении радикальных концепций будущего мироустройства, определенной слабости прежней правовой базы очень важно в рамках центральноазиатского сотрудничества создать свои модели региональных объединений. Имеющийся вакуум в международном праве должен восполняться и таким эмпирическим опытом, который нарабатывается, например, в рамках ШОС .

Диссертант приходит к выводу, что в создавшейся ситуации различным регионам Юга России, в том числе и Дагестану, суждено играть возрастающую роль в налаживании партнерских торговых связей с зарубежными, прежде всего, соседними странами на базе ТГС. В регионе накоплен тысячелетний опыт межнационального общения. Особенно велико значение взаимовыгодных экономических, культурных, языковых и иных связей со странами и народами Закавказья.

Отдельный блок проблем формирования региональной модели сотрудничества касается его энергетической составляющей. В подбрюшье России формируется мощный центр притяжения западного капитала. С 1990-х гг., сначала осторожно, а затем все смелее, стали проникать иностранные нефтяные компании. Государствам Каспия независимость дала возможность самостоятельно распоряжаться богатствами моря в пределах своих территорий, а поддержка мировых центров силы позволила им разрабатывать нефтяные месторождения в нарушение раннее имевшихся договоренностей между пятью государствами-владельцами Каспия. В Алма-Атинской декларации от 21 декабря 1991 г., государства Каспия обязались до определения юридического статуса Каспия в одностороннем порядке не предпринимать шаги по освоению Каспия и руководствоваться Договором между РСФСР и Персией от 26 февраля 1921 г. и Договором о торговле и мореплавании между СССР и Ираном от 25 марта 1940 г.

Активно начали влиять и осваивать природные ресурсы ТНК, мировые державы и центры силы, такие как США, Евросоюз с активным участием Великобритании, Китая, Японии, Саудовской Аравии. Началась активная борьба не только за ресурсы, но и за пути транспортировки углеводородов. С момента становления Каспия «ничейным» и обнаружением в бассейне моря огромных залежей углеводородов процесс формирования региона пошел по формуле «Нефть, PR, Война, Нефть» (т. е. нефть + трубопроводы), где две ее составляющие – «PR, Война» являются испробованными инструментами перехода «Нефти» от одного собственника к другому по «праву силы», которое часто применяется в международной практике ТНК с помощью своих государств.

Особые виды на Каспий имеют и соседние государства, которые в последнее время в научной литературе и политике стали причисляться к государствам Каспийского региона: Турция, Грузия, Узбекистан, не имеющие прямого выхода к Каспийскому морю. Узбекистану регион важен по многим факторам: как удобная территория для транспортировки своих углеводородов (хотя они и уступают по запасам любому государству Каспия); как регион богатый биоресурсами; как транспортно-коммуникационный узел для продвижения своих товаров и торгово-экономической деятельности с выходом на государства региона, Ближний Восток и Европу. Хотя Грузия относится больше к Черноморскому региону, чем к Каспийскому, тем не менее, с появлением необходимости транспортировки углеводородов Грузия становится важным элементом региональной политики. У Грузии появилась дополнительная возможность помочь своей экономике, которая из-за внутриполитической нестабильности оказалась в глубочайшем кризисе. Вся история Турции связана с постоянными попытками овладеть Кавказом, начиная с военных походов на Кавказ во времена Османской империи и кончая идеями Великого Турана. Справедливо отметить, что Турция имеет больше оснований претендовать на роль прикаспийского государства по сравнению с другими «околокаспийскими» государствами. Все это необходимо учитывать при разработке российской стратегии участия в региональной модели сотрудничества.

В четвертой главе – «Региональная политика России: безопасность и стабильное развитие» – диссертант исследует приоритеты российской геополитики в регионе (§ 4.1.). Исходя из сложности геополитической ситуации в регионе, автор не мог обойти проблемы обеспечения национальной безопасности России в нем (§ 4.2.), проанализирован роль Дагестана как фактора решения многих проблем Каспийского региона (§ 4.3.).

В данной главе автор выделил основополагающие характеристики приоритетов России в регионе. Как непосредственно входящая в число стран Каспия Россия заинтересована в эксплуатации сырьевых, транспортных и иных возможностей региона. В этой связи любые геополитические изменения в регионе не могут не затрагивать геополитические интересы Российской Федерации, не могут и не должны изолировать ее от участия в региональных процессах и организациях. Россия не может оставаться в стороне при принятии каких-либо решений, касающихся Каспийского региона, другими мировыми державами. Иными словами российская геополитика непосредственно опирается на политико-экономические и социально-культурные процессы в Каспийском регионе и на них ориентирована.

Главный момент во взаимоотношениях государств Каспия в определении Статуса моря, заключался в том, что РФ остается прямым правопродолжателем договоров 1921 и 1940 гг. с Ираном. В соответствии с международным правом правовой статус и режим объекта совместного пользования претерпевают изменения в связи с переменами состава его пользователей. Фактически Россия предлагала прикаспийским странам условия, при которых они до заключения нового договора не могли бы осуществлять никакой деятельности на Каспии без согласования с Россией и Ираном. Формально Россия права, поскольку эти договоры никто не отменял, и согласно международному праву все прикаспийские государства должны были их соблюдать. Любые односторонние действия по их изменению нарушали бы существующий статус Каспийского моря, вели к дестабилизации обстановки в регионе. В целях поддержания региональной безопасности Россия должна иметь широкие возможности для укрепления своего влияния в регионе. Но для этого ей необходимо не ограничиваться вопросами энергетического и военно-политического сотрудничества, а участвовать в решении актуальных для данного региона проблем.

В целом политика России, направленная на активизацию военно-политического сотрудничества в рамках ОДКБ, политического сотрудничества в ШОС и экономического сотрудничества по линии ЕврАзЭС, способна вести к укреплению позиций по всем направлениям. Она может усилить доминирование российских военных, политических и экономических стандартов в Центральной Азии. Для страны Центрально-Азиатского региона, такое сотрудничество взаимовыгодно и, более того, его активизация обусловлено необходимостью противостояния реальным угрозам: терроризму и экстремизму, наркобизнесу, транснациональной преступности.

Защищенность и стабильность государства можно считать обеспеченными, если должным образом гарантирована его безопасность со стороны внешних угроз. Поэтому концепция национальной безопасности, как правило, базируется прежде всего на связке «государство – внешняя среда». Ее основные параметры зависят от базовой установки внешнеполитической стратегии государства на конфронтацию или, наоборот, на сотрудничество. Крупномасштабная военная агрессия против России при наличии у нее потенциала ядерного сдерживания в ближайшие десять лет представляется большинству экспертов маловероятной. Но это не означает отсутствия какой-либо иной угрозы ее национальной безопасности. В этом контексте возникают те трудности, с которыми сталкивается экспертное сообщество при разработке концепции национального интереса. Отсюда следует значимость прояснения специфики национальных интересов на региональном уровне, когда анализируется геополитическая ситуация в жизненно важных регионах каким является Каспийский регион.

В геополитической перспективе объективно сохраняется общность интересов России и интересов других государств по многим проблемам региональной безопасности, включая противодействие распространению оружия массового уничтожения, предотвращение и урегулирование региональных конфликтов, борьбу с международным терроризмом и наркобизнесом, решение острых экологических проблем глобального характера, в том числе проблемы обеспечения ядерной и радиационной безопасности в Каспийском регионе. В то же время «из под волн» Каспия просматривается (де-факто) необходимость определиться с милитаризацией моря в нарушение раннее достигнутых договоренностей. Объединенными усилиями государств Каспия следует создать пятисторонний механизм по контролю над вооружениями на Каспии.

Это предложение актуально еще и потому, что богатый ресурсами Каспий оказался в зоне геополитических и экономических интересов западных стран, в первую очередь США, оказывающих военную помощь Азербайджану, Казахстану и Туркменистану и создающих в регионе военные инфраструктуры. Госдепартамент объявил о том, что страны СНГ, за исключением России, включаются в зону военной ответственности США. По плану военного ведомства США, Центральное командование НАТО возьмет под контроль прикаспийский регион, а европейское командование (войска США в Европе) должно обеспечить порядок на коммуникациях, связывающих Каспийский регион с Западом. Эта позиция госдепартамента США находит понимание у некоторых руководителей бывших советских республик региона. Усиление позиций Соединенных Штатов вызывает обеспокоенность двух других каспийских игроков – России и Ирана. Тегеран не раз выступал против совместных азербайджано-американских военных учений, проводимых под эгидой борьбы с терроризмом.

Автор анализирует реализацию программ обеспечения национальной безопасности России на геополитическом пространстве Каспия, которые включают в себя следующие составляющие:

– общие тенденции развития стран Каспийского геополитического пространства;

– выделение национальных интересов России по основным сферам жизнедеятельности региона;

– конкретные программы экономического, военно-технического, пограничного сотрудничества России со странами Каспийского пространства;

– обеспечение национальных интересов России в каждой из стран региона.

Россия находится в постоянном поиске механизмов укрепления национальной безопасности в Регионе. В развитие имеющихся программ целесообразным видится принятие превентивных мер по охране интересов России в регионе, разработка национальной концепции освоения Каспия. Также необходимо учесть социально-экономические и геополитические аспекты использования ресурсов Каспийского моря и региона, информационного обеспечения хозяйственной, природоохранной деятельности, международно-правовые аспекты решения проблем Каспия, биоресурсов региона в структуре российских приоритетов в регионе, угрозы интересам России в регионе.

Рассматривая специфику Каспийско-Кавказского региона автор выделяет ту роль, которую призван играть многонациональный Дагестан, в решении вопросов функционирования региональной модели сотрудничества. Уникальность республики в том, что ее возможности можно использовать как для реализации программ России на Кавказе, так и для продвижения своих интересов в Каспийском регионе. Являясь наиболее важным и ключевым сегментом российской части Каспийского региона и Кавказа, Дагестан, скорее всего, в обозримом будущем должен стать зоной геополитических интересов сверхдержав в регионе. Чеченский и другие народы, втянутые в конфликты, стали жертвами соперничества геополитических конкурентов России на Каспии. Об этом помнят и знают те, кто разыгрывал и продолжает разыгрывать «дагестанскую карту» в антироссийской политике и ищет очередных жертв из граждан России в регионе.

В современных реальностях Дагестан, в частности с точки зрения стратегии безопасности России на ее южных рубежах, приобретает новое измерение. Стратегическая значимость Дагестана для России определяется, прежде всего, его геополитическим положением на стыке нескольких государств, с которыми Россия в силу целого ряда исторических факторов имеет самые тесные связи. Немаловажен исторический факт, что Дагестан всегда играл ключевую роль и занимал центральное место на Кавказе, и чувствовал ответственность за свои действия и беспокойство за северокавказских народы. К тому же он исторически выработал определенный иммунитет к проблемам самозащиты и самосохранения.

Другая важная для Дагестана проблема – трудности решения национальных вопросов тесно связанных с неразрешенностью социальных, экономических и политических проблем. Когда народы оказываются в сложнейших экономических условиях, они объединяются по принципу этнической солидарности и начинают предъявлять счеты друг к другу. Экономические, социальные и политические проблемы обретают национальную окраску. Внутренние проблемы и противоречия в республиках Северного Кавказа находятся в состоянии социально-экономической стагнации, что способствует возрастанию политической напряженности, проявлениям национального и религиозного экстремизма. Имеются проблемы и в рамках отношений «Центр-регион».

Тем не менее, Федеральный центр начал активные действия по наведению порядка в своих субъектах Каспийского побережья. И на современном этапе создание руководством России Северо-Кавказского федерального округа (СКФО) и назначение А. Г. Хлопонина полпредом, народы Кавказа возлагают огромные надежды. Надеются на стабилизацию и экономическое улучшение, создание рабочих мест, где скрытая безработица доходит до 60 %.Принята новая программа развития СКФО до 2025 г.

Диссертант отмечает, что для сохранения за Россией уникальных геополитических и экономических приоритетов в Каспийском регионе необходимо выработать геостратегию Российской Федерации, основанную на важнейшем базовом принципе, суть которого состоит в том, что укрепление геополитического положения России в Центральной Азии, на Кавказе, в Каспийском регионе в целом немыслимо без укрепления политического единства и улучшения социально-экономической ситуации в приграничных с регионом субъектах Федерации. И в этом плане Республика Дагестан выступает в роли ключевого звена российской геополитики на Каспии, поскольку является не только транзитной или приграничной территорией, но и, что самое важное, обширным полигоном, обеспечивающим формирование единого политического, экономического, культурного, информационного и других пространств на территории стран Каспийского региона.

Эта роль обусловлена высоким экономическим и социальным потенциалом Республики, ее уникальным геополитическим положением, наличием устойчивых национально-этнических, конфессиональных и культурных связей со странами региона, колоссальным опытом в решении основных, типичных для региона, проблем социально-экономического и культурного развития и межнационального общения. Создать условия для использования этих возможностей путем укрепления экономики Дагестана, формирования социально-привлекательного образа и стиля жизни, обеспечивающего консолидацию родственных по культуре народов региона – важнейшее направление российской геостратегии в Каспийском регионе.

Вместе взятые вышеперечисленные проблемы формирует особую геополитическую конъюнктуру на Кавказе, превращая его в важнейшую стратегическую точку опоры, позволяющую доминировать над окружающими пространством. Ранее, до XIX в., эта роль принадлежала преимущественно Дагестану и Прикаспию, тогда как на Центральном Кавказе из-за географической изолированности она была выражена слабее. Здесь, перефразируя геополитический императив Х. Макиндера можно сказать: «Кто контролирует Дагестан, тот контролирует Северный Кавказ, и тем самым владеет ключами от Причерноморья и Каспия».

В Заключении автором подводятся итоги диссертационного исследования, определяются возможные варианты и направления дальнейшей научной разработки темы.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих научных публикациях автора:

I. Монографии и научные издания

1. Магомедов М. Г. (Ланда К. Г.) (Автор 2001 г. официально изменил свою фамилию и имя). Устойчивое развитие в политическом измерении: Монография. Ижевск: Издательский дом «Удмуртский университет», – 2000. – 190 с. (в соавторстве). – 11,4 п. л.

2. Ланда К. Г. Каспийский регион в современной геополитике: Монография. Екатеринбург – Ижевск: Изд-во Института Экономики УрО РАН, 2005. – 147 с. –10,0 п. л.

3. Ланда К. Г. Центральноазиатское направление Российской геополитики: Монография. – Махачкала: RIZO PRESS ПБОЮЛ ГАДЖИЕВ С. С., 2006. – 264 с. – 16,75 п. л.

4. Ланда К. Г. Каспийская модель регионального сотрудничества: Монография. – Москва: Изд-во РАГС, 2008. – 140 с. – 8,8 п. л.

II. Статьи публикованные в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации для опубликования научных результатов диссертационных исследований

5. Ланда К. Г. Азербайджан в контексте с Каспийским регионом: социально-политический и экономический аспекты // Вестник Московской академии рынка труда и информационных технологий. – М.: Изд-во Мартит, 2006. Июль. № 6 (28). – 0,36 п. л.

6. Ланда К. Г. Россия и страны Центральной Азии Каспийского региона: социально-политический и экономический аспекты // Вестник Московской академии рынка труда и информационных технологий. – М.: Изд-во Мартит, 2006. Сентябрь. № 9 (31). – 0,32 п. л.

7. Ланда К. Г. Иран и Каспийский регион: социально-политический и экономический аспекты // Вестник Московской академии рынка труда и информационных технологий. – М.: Изд-во Мартит, 2006. Октябрь. № 10 (32). – 0,37 п. л.

8. Ланда К. Г. Каспийский регион: исторический, социально-экономический и цивилизационный аспекты // Вестник Московской академии рынка труда и информационных технологий. – М.: Изд-во Мартит, 2006. Октябрь. № 10 (32). – 0,36 п. л.

9. Ланда К. Г. Каспийский регион: модель сотрудничества или раздора? // Власть (общественный и научно-политический журнал). 2008 (март). № 3. – 0,85 п. л.

10. Ланда К. Г. Геополитическая ситуация в каспийском регионе // Государственная служба. – 2008. – май-июнь. № 3. –0,3 п. л.

11. Ланда К. Г. Роль ТНК как «локомотивов» глобализации в Каспийском регионе // Вестник Читинского государственного университета. – 2008. – № 3 (48). – 0,34 п. л.

12. Ланда К. Г. Республика Дагестан в геополитическом пространстве Каспия // Среднерусский вестник общественных наук. – 2009. – № 2. (соавтор: Алибекова С. Я., авторство не разделено). – 0,31 п. л.

13. Ланда К. Г. Геополитические проблемы Каспийского региона // Власть. – 2010. № 5, (май) – 0,4 п. л.

14. Ланда К. Г. Геополитические интересы России в Каспийском регионе – проблема диалога / Геополитика, государственная безопасность, международные отношения: сборник трудов Четвертой международной научно-практической конференции «Проблемы геополитики, геоэкономики и международных отношений. Продвижение НАТО и Евросоюза на восток – проблемы безопасности России, стран СНГ, Европы и Азии». 22-23.06.10., Санкт-Петербург, Россия / под ред. А. П. Кудинова. СПб.: Изд-во Политехн. Ун-та, 2010. 307 с. – 0,41 п. л.

III. Статьи в научных периодических изданиях в сборниках научных трудов

15. Магомедов М. Г. (Ланда К. Г.) Экономические и геополитические приоритеты России в Центральной Азии / Россия и внешний мир. – М.: Изд-во МГСУ «Союз», 2001. – 1,1 п. л.

16. Ланда К. Г. Проблемы геополитического самоопределения России в Центральной Азии / Россия и современный мир. – М.: Изд-во РАГС, 2001. – 1,0 п. л.

17. Магомедов М. Г. (Ланда К. Г.) Геополитическое положение Дагестана в обеспечении национальной безопасности России / Проблема безопасности человека и общества в международных отношениях. – М.: НДС, 2002. – 0,4 п. л.

18. Ланда К. Г. Каспийский регион и геополитика России / Геополитические вызовы и внешнеполитическая деятельность России. М.: Изд-во РАГС, 2002. (соавтор: Проскурин С. А., авторство не разделено). – 1,6 п. л.

19. Ланда К. Г. «Восточное» направление в Российской геополитике. / Россия и современный мир. – М.: Изд-во РАГС, 2002. – 0,8 п. л.

20. Ланда К. Г. Прикаспийский процесс: геополитика и геоэкономика / Актуальные проблемы российской геополитики: Сборник научных статьей / Под общ. ред. В. А. Михайлова. – М.: Изд-во РАГС, 2004. (соавтор: Проскурин С. А., авторство не разделено). – 1,6 п. л.

21. Ланда К. Г. Конкурентоспособность биоресурсов Каспия на мировом рынке (Тезисы) / Конкурентоспособность России в условиях глобализации / Под. общ. ред. В. К. Егорова, С. В. Степашина. – М.: Изд-во РАГС, 2006. – 0,25 п. л.

22. Ланда К. Г. Саммиты по Каспию проходят, но проблема остается. / Глобализация: новые и старые риски и вызовы / Под общ. ред. Л. О. Терновой, Г. Г. Гольдина. – М.: Интердиалект +, 2008. – 0,7 п. л.

23. Ланда К. Г. Современная геополитическая ситуация в Каспийском регионе / Российская Федерация в международных отношениях: Сборник научных статьей / Под общ. ред. В. А. Михайлова, Л. О. Терновой, – М.: Изд-во РАГС, 2008. – 0,57 п. л.

24. Ланда К. Г. Влияние глобализации на Каспийский регион // Современные проблемы науки и образования. – 2008. – № 3. – 0,36 п. л.

25. Ланда К. Г. Каспийский регион: модель сотрудничества или раздора? // Россия и мусульманский мир. – 2008. – № 7. – 0,85 п. л.

26. Ланда К. Г. Деятельность ТНК в Каспийском регионе / Корпоративная культура и деловые коммуникации в условиях глобализации / Под общ. ред. Л. О. Терновой. – М., 2008. – 0,44 п. л.

27. Ланда К. Г. Каспийский регион: модель сотрудничества или раздора? / РСПП, комитет по энергетике // www.rsppenergy.ru. – 0,85 п. л.

28. Ланда К. Г. Республика Дагестан и трансграничное сотрудничество в Каспийском регионе // В мире научных открытий. 2009. Январь-февраль. № 1(1). – 0,54 п. л.

29. Ланда К. Г. Трансграничное сотрудничество: Дагестан в международных связях России // Современные проблемы науки и образования. 2009. – № 3. – 0,45 п. л.

30. Ланда К. Г. Очаги конфликтов в Каспийском регионе / Глобализация: столкновение разноплановых энергий: Материалы международной конференции памяти О. В. Фоменко / Институт политики и деловых коммуникаций. Москва, 22 – 23 декабря 2008 г. / Под общ. ред. Г. Г. Голдина и Л. О. Терновой. – М., 2009. – 0,36 п. л.

31. Ланда К. Г. Современный терроризм в Каспийском регионе: основные угрозы и выводы / Материалы региональной научной конференции «Северный Кавказ в современной геополитике России», 25 сентября, 2008 г. – Махачкала, 2009. (соавтор: Алибекова С. Я., авторство не разделено). – 0,51 п. л.

32. Ланда К. Г. Дагестан в обеспечении национальной безопасности России в Каспийском регионе / Материалы региональной научной конференции «Северный Кавказ в современной геополитике России», 25 сентября, 2008 г. – Махачкала. 2009. – 0,43 п. л.

33. Ланда К. Г. Методологические аспекты формирования Каспийского геополитического пространства // Мир научных открытий. – 2010. № 3 (09), часть 4, – 0,52 п. л.

Объем научных публикаций автора по теме исследования – 64,3 п. л.


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Ланда Камиль Газимагомедович

Тема диссертационного исследования

Каспийская модель регионального сотрудничества

Научный консультант

доктор исторических наук, профессор

Михайлов Вячеслав Александрович

Изготовление оригинал-макета – Ланда К. Г.

Подписано в печать «_____»____________ 2010 г.

Тираж – 100 экз.

Усл. п. л. 2,34

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Отпечатано ОПМТ РАГС. Заказ № ______

119606, г. Москва, пр-т Вернадского, 84.

Последний (второй) саммит президентов Прикаспийских государств (Азербайджана, Ирана, Казахстана, России, Туркменистана) состоялся 16 октября 2007 г. в Тегеране (Иран).

См.: Дахин В. Н. Россия в современном мире // Государственная служба. 2003. № 4.

См.: Грозин А. Казахстан. Казахстан на пути превращения в «третий полюс» Шанхайской организации сотрудничества // www.materik.ru




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.