WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Гендерная и образовательная доминанты современного российского политического процесса

Автореферат докторской диссертации по политике

 

КОЛОБОВА СВЕТЛАНА АНАТОЛЬЕВНА

ГЕНДЕРНАЯ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ДОМИНАНТЫ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА

23.00.02 - Политические институты, процессы и технологии

(политические науки)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Нижний Новгород

2010


Работа выполнена на кафедре политологии ГОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского»

Научный консультант –

доктор исторических наук, профессор

Устинкин Сергей Васильевич

 Официальные оппоненты

– доктор философских наук, профессор Герасимов Анатолий Васильевич

– доктор политических наук, профессор    Казаков Михаил Анатольевич

– доктор политических наук, профессор

Ведущая организация –

Радина Надежда Константиновна

Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН

 

Защита состоится 27 декабря 2010 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 212.166.10 при ГОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» по адресу: 603005, г. Нижний Новгород, ул. Ульянова, д. 2, факультет международных отношений ННГУ, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в Фундаментальной библиотеке ННГУ им. Н.И. Лобачевского по адресу: 603950, г. Нижний Новгород, пр. Гагарина, д.23, корп. 1.

Автореферат разослан «___» ________________ 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук, доцент                                       Семенов О.Ю.


I.Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования обусловлена особой ролью политики как источника и механизма организации жизнедеятельности людей в современном мире. Ее развитие представляет собой сложный и многогранный процесс, испытывающий на себе влияние совокупности всевозможных доминант (лат. dominans, dominantis - господствующий), среди которых особую роль играют гендер и образование.

Их взаимозависимость  вполне способна обеспечить достаточно быстрое закрепление и позитивных, и негативных (рецессивных) признаков общей динамики государственного организма, а также тех важных общественных дел, которые  направлены на  прогресс  и процветание Российской Федерации.

Именно данное обстоятельство потребовало от автора комплексного рассмотрения механизма модернизации российского государства и общества с учетом гендерных различий, образовательных возможностей, социализации молодежи в политической динамике.

Модификация российской политической системы и развитие политического процесса на инновационной основе теснейшим образом связаны с политической культурой, политическим просвещением, политической мобилизацией людей, правильно сориентированных на формирование нарастающей массовой гражданской поддержки власти и создание новых институтов содействия общественно-политическому участию граждан в управлении государством.

Она прямо соотносится с глобализацией, создавшей предпосылки для реализации адекватных технологий подготовки кадров нового типа в политике, наполнения оригинальным содержанием политического образования, способного эффективно противодействовать новым вызовам и угрозам человеческой жизнедеятельности.

По-существу, государственная образовательная политика сильнейшим образом воздействует на российское общество. Реализация ее  через национальные проекты являются ярким тому подтверждением.

Что касается гендерных различий, то они выступают  политическим императивом не только в России, но и в других странах.

Взаимообусловленность гендерно-образовательных доминант современного российского политического процесса предполагает усиление познавательного, экспертно-аналитического интереса к тому кругу научных проблем, без которых довольно трудно обойтись при осмыслении новых реалий взаимодействия власти и общества, приобретающих иные, чем прежде, ценности в локальном, региональном и государственном масштабах. Это крайне важно осознать тем, кто  принимает  государственные решения  и тем, кто активно участвует в общественно-политической  жизни России, предполагая достижение  стратегической стабильности.

Степень научной разработанности темы  характеризуется тем, что в отдельности гендерная проблематика, образование, политическая социализация личности, политическое лидерство, политический процесс, гражданское общество, политическая модернизация государства вызвали к жизни множество научных работ, осуществленных ведущими отечественными и зарубежными исследователями.

Учитывая многоаспектный характер разрабатываемой проблемы, следует выделить несколько групп научных трудов по теме исследования.

Первую группу составляют труды и монографии, затрагивающие  основные тенденции развития общественно-политической и государственной жизни Российской Федерации. К ним необходимо отнести  научные работы ведущих теоретиков-политологов, философов, социологов М. Вебера,  Т. Гоббса, Г.Ф. Гегеля, Дж. Локка, К. Поппера, А. Тойнби, А. Гремми, В. Острома, П. Сорокина, В. Рикера.

Качественно разноплановое, научно обоснованное объяснение специфики взаимодействия государства и общества и всевозможных вариантов действия, представленных основным участникам политического процесса,  даны в трудах таких ведущих зарубежных исследователей как Э. Арато, М. Бернхард, П. Бурдье, Э. Геллнер, Дж. Коэн, Р. Патнэм, Ф. Шмиттер.

Особое место в западной политической науке занимает концепция публичной политики (Ю. Хабермас, Р. Дарендорф, В. Шлюхтер, Ш. Эйзеншдедт), дающая возможность детально исследовать механизмы формирования политического курса государств мира, организованных на демократических началах и, главное, технологии принятия решений в сложных условиях функционирования политической системы, обеспечивающей широкое представительство масс в жизнедеятельности той или иной страны, включая Россию.

Разработке методологии способствовали также исследования, посвященные теории власти , прежде всего работы М. Вебера, Т. О. Парсонса,  М. Фуко, П. Бурдье, Э. Гидденса, М. В. Ильина А. Ю. Мельвиля, В. Г. Ледяева и др.

Собственно политический процесс в различных его измерениях представлен в работах отечественных и зарубежных исследователей (Г.К. Ашина, Д.Г. Балуева, Э. Аронсона, Е.В. Охотского, К.С. Гаджиева, Э. Гидденса, М.Н. Гринева, К. Дойча, А.Н. Жмырикова, С.Г. Кары-Мурзы, М.И. Кодина, С.В. Устинкина, В. М.Утенкова, С.Е. Каптерева, А.И. Соловьева, А.П. Кочеткова, М.М. Лебедевой, А. Ю. Мельвиля, Г.Г. Поченцова, Т.А. Алексеевой, Е.Ю. Мелешкиной, О.Н. Савиновой, А.М. Тулеева, П.А. Цыганкова, А. Племякова, А.А. Вартумян, А.Г. Титовой, И.В. Твердова, А.В. Федоренко и др.), позволяющих правильно подойти к оценке качества взаимодействия индивидов, групп, организаций, обществ, сообществ с властью,   и определить при этом параметры гендерной асимметрии, а также образовательных различий в среде лиц, принимающих решения (ЛПР) на разных уровнях (локальном, региональном, глобальном).  

Теоретико- методологические подходы к анализу социальных рисков,  влияние современной социальной и культурной динамики на их типы и конкретное содержание рассмотрено в работах С. А. Кравченко, Э. Гидденс, О. Н. Яницкого и др.

Вторую группу составляют гендерные исследования. В  частности, истории и теории феминизма как общественного явления посвящены исследования И. А. Жеребкиной, С.Г.Айвазовой, Г.Л. Кертмана, Г.А. Брандт, О.А. Доманова, В. Брайсон, И.Р. Чикаловой, Т.А. Клименковой, Л. Браун, О.А. Хасбулатовой , в которых  рассмотрены вопросы зарождения и развития феминистских теорий в различных странах, отличительные особенности основных направлений феминистской мысли: радикального, либерального, социалистического, а также охарактеризованы принципы современных направлений - неофеминизма и экофеминизма.

Теорию, методологию и историю гендерных исследований разрабатывают многие отечественные специалисты, но принято выделять два ведущих подхода к гендерным исследованиям: социальный конструктивизм и структурно-функциональный подход. В рамках социально-конструктивистской методологии действуют О.А. Воронина, Е.А. Здравомыслова, А.А.Темкина, Н.И. Абубикирова, Н.А. Шведова, в рамках структурного функционализма -Г.Г. Силласте, И.И. Чернова, М.Н. Губогло, И.М. Семашко, З.Х.-М. Саралиева, А.Ф. Татарченко и многие другие.

Особенности институционализации   комплексного  гендерного подхода на федеральном и региональном уровнях   как важнейшего   инструмента , обеспечивающего  гарантии представленности и женщин,  и мужчин на уровне принятия решений рассматриваются  в исследованиях  О. А. Хасбулатовой, М. Е. Баскаковой, Л. С. Егоровой, Н. М. Римашевской, С. Ю. Барсуковой, Баллаевой Е. А., Гордеевой М. В., Луняковой Л. Г.  и др.

Важным для диссертации является изучение вопросов  национальной специфики гендерных представлений, изложенных в работах  Е. И. Горошко, А. В. Кирилина, Н. Л. Пушкарева , дискурса международных отношений (труды Дж. Стинс, Дж. Э. Тикнер, С. Нива, Ш. Хупер) и анализ условий, необходимых для создания нового действенного национального механизма равных прав и равных возможностей мужчин и женщин в РФ (О. А. Воронина, Н. А. Шведова, Е. А Баллаева, Н. М. Римашевская, Е. А. Самарская и др.)

Уровень обеспечения гендерного равноправия в избирательном процессе, проблемы политического участия женщин ,   влияние гендерных представлений на политическое поведение россиян, на имидж политиков применительно к современной России  и западным странам , в том числе  и в историческом измерении анализировались в исследованиях С. Г. Айвазовой, Н. В. Досиной, В. Г. Ушаковой, О.А. Дубровой;  О. А. Ворониной, Е. А. Здравомысловой, Е. В. Кочкиной, Л. Н. Попковой, О. Г.Овчаровой, З. М. Саралиевой, Н. Л. Степановой, А. А. Темкиной, О. А. Хасбулатовой, Н. А. Шведовой, Л.Т. Шинелевой, И. И. Юкиной,  К. Ф. Канн, М. Конуэй .

     Третью группу составляют исследования, посвященные системному  подходу  к образованию (Лебедев О.Е., Сериков Г.Н.), философии образования, новым концептуальным подходам  к работе высшей школы, проблемам и  перспективам ее развития. В  работах В.А. Садовничего, В.В. Белокурова, В.Г. Сушко, Е.В. Шикина, В.И. Жукова, В.А. Шаповалова и др. критическому анализу подвергаются современные тенденции в российском высшем образовании, которые  могут еще больше обострить социальное неравенство в России.

Группа исследований, в  которых образование рассматривается  как важнейшая   отрасль общественного развития, ответственного не только за задачу подготовки кадров, но и за воспроизводство человеческого капитала страны в целом,  являющегося главным ресурсом эффективного развития, конкурентоспособности, высокого качества жизни граждан представлена работами А.Л. Андреева, В.В. Алексеева, В.И. Гараджо, П.А. Бутыриной, В.А. Болотова, В.В. Серикова, О. Н. Смолина,  В.В. Краевского, В. Д. Шадрикова, Г..Б.Корнетова, Б.С. Гершунского, Н.Н. Пахомова. 

Тесная взаимосвязь образования и национальной безопасности России проанализирована в исследованиях И. Болотина и Б. Митина, Э. Д. Днепрова, рассматривающих  сферу образования, как  сферу стратегических интересов России.

Анализ научной литературы свидетельствует о том, что выбранная нами тема исследования, находящаяся на стыке различных областей знаний: политологии, социологии, философии, психологии, педагогики  актуальна в контексте исследования политического процесса современной России. Однако,

комплексные научные исследования гендерной и образовательной доминант в современном политическом процессе России и других странах мира представлены не столь масштабно.

Они остаются достаточно редкими, потому что и взаимоотношения полов, и образование в целом не обладают еще качествами универсальной парадигмы. Ценностную характеристику их, с учетом особенностей формирования и осуществления политики в демократических государствах, дать не так-то просто, хотя именно гендерные и образовательные компоненты политического процесса на любых уровнях становятся наиболее важными, если иметь ввиду продолжающиеся глубинные общественные трансформации в контексте глобализации и тот вариант политической модернизации России, который предлагает нынешнее руководство страны своим гражданам.

Многие из них делают  особый акцент на женском факторе, что представляется не вполне достаточным при осуществлении соответствующих научных изысканий применительно к гендеру в контексте сложных проблем управления государством и обществом на различных стадиях демократического развития.

В целом, результаты научных разработок, имеющих прямое отношение к теме настоящей диссертации являются весьма значительными. Но многие важные аспекты проблемы, исследуемой автором, до сих пор остаются неосвещенными ни в отечественной, ни в зарубежной научной литературе. Речь идет, прежде всего, о конкретной специфике взаимозависимости гендерной и образовательной доминант современного российского политического процесса в контексте российской модернизации.

Поэтому, суть рабочей гипотезы настоящей диссертации состоит в том, что  для обеспечения устойчивого развития  страны именно гендер и образование, при соответствующей, четко обоснованной, долгосрочной,  инновационной государственной политике способны  стать мощными категориями системного управления политическим процессом, реально способствующим сращиванию ресурсного потенциала в обществе, ликвидации многих диспропорций во взаимоотношениях мужчин и женщин, занятых полезным трудом,  форсированной социализации молодежи и обретению реальных возможностей саморегуляции политической системы России на демократических началах

У Российской Федерации человеческий капитал остается еще вполне достаточным для осуществления масштабной политической модернизации. Что касается гендерных и  образовательных противоречий, то они вполне могут быть преодолены, если власть и общество будут активно стремиться к достижению организационно-функционального оптимума для обеспечения стратегической стабильности.

Объект исследования составляет современный российский политический процесс, на который оказывает сильное воздействие гендерная и образовательная доминанты, вызывающие к жизни соответствующий лоббизм на различных уровнях организации власти (локальном, региональном, федеральном).

Предмет включает в себя гендерные и образовательные обстоятельства организации современной политической жизни России в условиях системных государственных и общественных изменений.

Целью работы является комплексный анализ динамики политических преобразований Российской Федерации, с учетом фактора социализации личности, поло-ролевых функций индивидов, групп, ассоциаций и поиска возможности минимизации рисков, имеющих непосредственное отношение к политическому образованию масс, осуществлению социальной политики государства и реализации технологий политического управления страной.

В число наиболее важных задач, стоявших перед автором, вошли:

  • систематизация основных теоретико-методологических подходов к оценке современного российского политического процесса с максимальным учетом гендерной и образовательной доминант;
  • сопоставление различных вариантов повышения качества функционирования современной политической системы в общем контексте реформ,  и расчет реальных перспектив эффективной социализации личности в России при сопоставлении с новыми возможностями решения данной сложной проблемы на государственном и общественном уровнях;
  • оценка гендерной составляющей политической жизни граждан Российского государства и рассмотрение тех оригинальных инноваций, которые действительно способны позитивно модифицировать ведущие когнитивные системы в российском политическом пространстве;
  • определение перспектив преодоления гендерных и образовательных противоречий в рамках современного российского политического процесса, для улучшения деятельности ключевых звеньев принятия государственных решений в России;
  • выработка конкретных практических рекомендаций непосредственно связанных с полученными автором результатами научных изысканий.

Теоретико-методологическую основу исследования составили базовые концепты политической модернизации, разработанные ведущими отечественными и зарубежными учеными, научные обоснования сущности политического процесса, доказательства важности гендерного и образовательного обстоятельств в контексте политической организации государств и народов планеты, вариации различных научных трактовок (диалектических, сравнительных, аксиологических, бихевиористских, деятельностных и др.), способствующих системному рассмотрению закономерностей развития российской политики в самых различных формах проявления последней.

При этом для автора чрезвычайно важной оказалась концепция гражданского участия, предполагающая включение значительной части населения, представляющей активную политическую культуру, во всевозможные структуры управления государственными и общественными делами. Методологически необходимо диссертанту стало обоснование политического управления в условиях постмодерна как специфического реагирования власти на рефлексы общества.

Основными научно-исследовательским методами, примененными автором в своей работе, явились:

  • системный анализ;
  • компаративистские оценки;
  • структурно-функциональное измерение;
  • экспертные интервью и мониторинговые интервью, дополненные соответствующими выводами;
  • контент-анализ документов, для выявления тех тенденций современной российской политики, которые имеют отношение к гендеру и образованию;
  • дескриптивные, децизионные, корреляционные характеристики;
  • расчет  условий и параметров гендерно-образовательных возможностей применительно к российской политической динамике. 

Эмпирическую базу исследования составили:

  • документы правительства РФ, регламентирующие политическую жизнь страны;
  • законодательные акты РФ федерального, регионального, местного уровней;
  • стенографические отчеты заседания госсовета РФ по вопросам развития политической системы, приоритетным национальным проектам и сопредельным сюжетам;
  • материалы ООН, ЕС, ЮНЕСКО об образовании, гендерной политике, демократизации;
  • официальные документы женских неправительственных организаций, общественной палаты РФ, всевозможных некоммерческих общественных объединений (НКО);
  • материалы международных и отечественных экспертных объединений;
  • собрания всевозможных оригинальных источников по теме диссертации, доступные в сети Интернет;
  • публичные выступления политических лидеров, государственных деятелей России, зарубежных стран и представителей международных организаций;
  • документальные свидетельства прессы.  

Сведения, содержащиеся в вышеперечисленных документах и материалах, позволили выявить основные тенденции развития современного российского политического процесса и дифференцировать особенности, противоречия, парадоксы российской политики, с учетом гендерного и образовательного факторов, а также фактора политической социализации личности в условиях российских реформ. Некоторые источники введены автором в научный оборот впервые.

Научная новизна и основные результаты исследования, полученные лично автором, определяются осуществленным системным инновационным исследованием той специфики современного российского политического процесса, которая имеет непосредственное отношение к гендеру, образованию, социализации личности, государственному и общественному управлению.

Политическая динамика рассмотрена в диссертации с акцентом на технологическом обеспечении процесса модернизации России и поиске новых возможностей наращивания человеческого капитала. При этом автором сформулировано свое понимание сложной системы функционирования механизмов государством и обществом, а также сущности гендерно-образовательных трансформаций и моделирования процессов политического участия граждан на основе концептуальных подходов, необходимых для правильного обустройства важных общественных и государственных дел.

Обоснованность и достоверность работы обусловлены конкретными результатами проведенного автором комплексного научного изучения основных конструктов политики Российской Федерации, испытывающих сильнейшее воздействие гендерной и образовательной доминант и постоянно требующих от власти и общества четких системообразующих действий, способных утвердить в рамках политического процесса состояние позитивного взаимодействия в интересах всех граждан и страны в целом.

Теоретическая значимость исследования определяется, прежде всего, привлечением автором в свое политологическое исследование тех базовых концептов, которые предусматривают новое, синтетическое толкование возможностей улучшения качества политического процесса и оперативной реализации на практике теории гражданского участия. Кроме того, выявление автором причин и последствий обострения гендерных противоречий создает весомые предпосылки для определенной коррекции восприятия современной российской политической действительности в различных структурах власти и общества.

Практическая значимость работы состоит, прежде всего, в возможном использовании ее основных положений и выводов на различных уровнях осуществления государственной политики РФ. Проведенный автором анализ современного российского политического процесса с учетом особой роли гендерной и образовательной доминант позволяет также дать научный прогноз развития российской политической системы на ближайшую, и долгосрочную перспективу.

Кроме того, сведения об особой роли гендерной и образовательной доминант в современном российском политическом процессе могут найти применение при профессиональном обучении, обучении студентов, аспирантов, докторантов российских университетов и профессиональной переподготовке представителей российского истеблишмента и деловых кругов.

Личный вклад автора в исследовании является весьма значительным и выражается в следующем: С.А. Колобовой самостоятельно определены и изучены варианты минимизации рисков, связанных с опасным смещением поло-ролевых функций индивидов, вовлеченных в политическую деятельность государства, гендерным и образовательным лоббизмом, реформами образования и просвещением масс. Автором определены субъектно-объектные характеристики государственной политики в области образования и их ключевая роль в процессах российской модернизации. Все результаты получены автором лично.

В качестве основных положений на защиту выносятся выявленные автором:

  • Закономерности российской политической динамики, непосредственно связанные с гендерной и образовательной доминантами, оказывающими сильнейшее воздействие на процесс принятия важнейших государственных решений и жизнь общества в целом;
  • Концептуальные положения относительно условий, способствующих повышению эффективной политической социализации личности при осуществлении масштабной модернизации российской политической действительности;
  • Знание о технологиях гендерно-образовательного воздействия на власть и общество в Российской Федерации;
  • Специфические обстоятельства функционирования российской политической системы, связанные непосредственно с институтами формирующегося гражданского общества в России;
  • Сведения относительно параметров взаимозависимости гендерного и образовательного факторов в российской политике;
  • Субъектно-объектные характеристики государственной политики образования и их особое значение для осуществления российской модернизации;
  • Ресурсные возможности российской политики.

Апробация результатов исследования осуществлена автором путем опубликования научных монографий, статей, экспертно-аналитических материалов, представления докладов и сообщений на международных, всероссийских и межвузовских конференциях, симпозиумах, семинарах, проведенных в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Казани, Праге, Иерусалиме, Берлине в 2000-2010 гг., организация и проведение по тематике работы международных круглых столов, летних школ и научно-практических мероприятий с участием представителей федеральных, региональных и локальных властей (в России и за рубежом).

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованных источников и литературы. Общий объем – 410 страниц машинописного текста.

II. Основное содержание диссертации

Во введении обосновываются актуальность темы, степень научной разработанности, объект, предмет, цель и задачи работы, определяются теоретико-методологические основы и эмпирическая база исследования, формулируются научная гипотеза и основные положения, выносимые автором на защиту, характеризуются научная новизна и формы апробации полученных результатов.

Глава первая «Методология исследования гендерных и образовательных характеристик политической жизни российского государства и общества» посвящена анализу основных концептуальных подходов к рассмотрению современных политических трансформаций в России.

В первом параграфе «Принципы теоретического осмысления политического процесса и его российских особенностей с учетом важнейших гендерных и образовательных обстоятельств» объяснены важнейшие экспертные оценки политической деятельности власти и общества в условиях реформ.

Автором учтено, что в рамках самых различных подходов (Т.Доуз, отождествляющий понятие процесс с понятием политики в целом; Р. Дарендорф, делающий акцент на динамике борьбы и ресурсы власти; Ч.Мэрриам, подчеркивающий важность поведенческих аспектов реализации субъектами политики своих задач) политический процесс представлен всевозможными вариантами состояния,  и опирается на вполне определенные источниковые основания. Различия его теоретической интерпретации апеллируют к действиям индивидов, групп, общественных объединений. При этом стимулы и мотивы человеческого поведения постоянно меняются. Гендерные и образовательные обстоятельства приобретают характер  доминант. Заданность или предопределенность в развитии ключевых позиций исключаются. Специфические роли и функции субъектов политики  смещаются. Под угрозой оказываются стабильность государства и общества. Формы волеизъявления граждан становятся патологическими. Реализация управленческих решений оказывается затрудненной. Противоречия во взаимоотношениях власти и общества усугубляются. Именно поэтому политический процесс в России и требует особо тщательного изучения, концептуального планирования и модернизации на практике.

При этом чрезвычайно важны реальные действия рядовых граждан и представителей элит, которые могут поддерживать правящий режим, или же находиться к нему в оппозиции. Внутри политической системы взаимодействуют различные участники, способствующие изменениям и качественным преобразованиям, осуществляемым в стране.

Реализация политическими субъектами своих функций выражает происходящее в обществе распределение власти, осуществление мобилизации граждан, принятие решений, контроль за этапами и другие формы активности индивидов, групп и ассоциаций граждан, причем не только признаваемые правящим режимом, но и обладающие нелегитимным характером. Именно поэтому, для политики характерны заговоры, террор, деятельность нелегальных объединений, обычно находящиеся на периферии жизнедеятельности государства.

Политический процесс страны в целом выступает в качестве функциональной характеристики жизнедеятельности населения, настоятельно требует соответствующего исполнения представителями власти своих полномочий на всех уровнях без исключения, выражая вполне определенную совокупность лиц принимающих решения (ЛПР) по реализации своих прав и прерогатив на практике.

Применительно к гражданскому обществу он раскрывает суть взаимодействия социальных и политических структур, показывая, как общество формирует государственность, а государство, в свою очередь, управляет обществом. С точки зрения внутреннего содержания, политический процесс выражает определенные технологии осуществления власти, представляя собой самостоятельные локальные взаимодействия субъектов, структур, институтов, связанных теми или иными специфическими целями и интересами при управлении государством.

От вполне конкретных усилий институционализированных и неинституционализированных субъектов политики зависит многое в сложнейшем механизме выработки и осуществлении  общественных и государственных дел. Для последних необходимым является наличие обратной связи в рамках политической      системы. В России данное обстоятельство четко не принимается во внимание представителями власти, что сильно затрудняет модернизацию страны на инновационной основе.

Во втором параграфе «Специфика базовых гендерно-образовательных подходов к аналитическим измерениям формирующегося российского гражданского общества», автор подчеркивает, что современные представления о гражданском обществе являются прямым результатом их длительной эволюции в истории социально-философской и политической мысли.Термин «гражданское общество» впервые встречается в античности в трудах Платона, Аристотеля, когда получили развитие идеи и общественные институты, способствующие становлению личности.

Конечно, античное общество не было гражданским в нынешнем понимании: речь идет о рабовладельческом строе, изначально несущем неравенство. Гражданство рассматривалось неразрывно с политикой, существовал примат государства, отождествление личности с обществом, а общества - с государством; равенство граждан было номинальным и т. д. Но именно этот опыт сыграл решающую роль в становлении гражданских институтов в Европе.

В эпоху Возрождения заметное развитие получили гуманистические идеи, утверждающие самоценность человека. В 17-18 веках в Западной Европе происходило становление буржуазных отношений и соответствующим образом были развиты положения о естественных правах человека и общественном договоре. Этот период связан с именами Г. Гроция, Т. Гоббса, Дж Локка, Б. Спинозы, Ж.Ж. Руссо, Ш.Л. Монтескье и других мыслителей, защищающих интересы зарождающейся буржуазной демократии в борьбе с абсолютной монархией.

Идея государства, как результат общественного договора, подразумевала два базовых элемента гражданского общества: равенство людей и их участие в законотворчестве и управлении государством. Концепция естественного права и социальных отношений нашла отражение в трудах выдающихся мыслителей либерализма Т. Джефферсона, И. Бентама и других, заложивших основы современного понимания прав человека, его самоценности, идеи свободы личности, равенства людей перед законом и другие нормы и императивы отношений между людьми.

Применительно к России они подразумевают всестороннюю активизацию действий сознательных граждан и наращивание потенциала самоорганизации всех участников политического процесса страны.

Именно поэтому для российской политики особую важность приобретают все те действия власти, которые обеспечивают взаимодействие народа и управленческих структур, позволяя обеспечить действенную гуманитарную помощь малоимущему населению, создать всевозможные переговорные площадки гражданского воздействия и экспертизы, утвердить общественный контроль и межотраслевое гражданское взаимодействие. Чрезвычайно важным делом для России является внедрение новых гражданских технологий, распространение позитивных общественных инициатив, для преодоления «кризиса идентичности» в рамках всей политической системы страны.

Образование в условиях формирующегося гражданского общества  должно обеспечивать  не только передачу знания, но и ретранслировать  социополовые стереотипы, существующие в обществе, воздействующие на жизненные и профессиональные представления, установки, ценностные ориентации  личности.  Оно может выступать  средством адаптации человека к обществу и основным инструментом воспроизводства отношений, в том числе гендерных.     Спецификой  современного образования должно стать  создание условий для успешного прохождения личности гендерной социализации,  получения навыков  использования гендерного подхода в организации  собственной жизнедеятельности как полноправного участника политического процесса, овладения гендерным анализом, осознания и изменения негативных гендерных стереотипов, умением распознавать и реагировать на любые проявления дискриминации по признаку пола. Таким образом  гендерный подход должен стать  частью идеологии высшего образования.

В третьем параграфе «Концептуальное обоснование состояния социализации личности и наличия гендерно-образовательных различий в условиях российских реформ» рассматриваются те методологические принципы, которые имеют непосредственное отношение к определению возможности участия российских граждан в управлении государством и выявлению особой важности гражданской самоорганизации в условиях модернизации РФ. В настоящее время существуют две модели самореализации: «советская» - основанная на участии общественности в распределении государственных ресурсов между нуждающимися, и «западная» - основанная на защите общественных интересов при собственном ресурсообеспечении гражданского общества. Внедрение их не способствовало консолидации государственной власти и многих общественных организаций,  формально отстаивающих общественный интерес. Последние в сущности стали обслуживать социальную политику государства. Что касается других, то они пытались решать проблемы общества, апеллируя к гражданской активности населения и опираясь на поддержку частных доноров, в основном западных. Эффективность обеих моделей, впрочем, оказалась в силу ряда причин невысокой, поскольку РФ явно перестала быть «советской», но еще не стала «западной».

Сейчас в России конкурируют интересы многих слоев общества, но модели «общественного участия» остаются непродуктивными. Потребность населения в защите трудовых прав существует, но обновленные «государственные профсоюзы» (ФНПР) до сих пор не способны поддержать работника в его борьбе с произволом работодателя. Новые «свободные профсоюзы», созданные на рубеже 80-х и 90-х годов ХХв., как правило, по американской модели, в подавляющем большинстве исчерпали себя, не выдержав гражданского контроля, и вытекающего отсюда доверия к власти. Индивидуальная самозащита трудовых прав, оказалась иллюзией. Низкой является правовая культура граждан и умения последних отстаивать свои интересы.

Неудивительно, что ни одна из вышеобозначенных моделей гражданской деятельности не оказалась в Российской Федерации эффективной. Более того, общество после шока «деколлективизации», стало разобщенным до предела, а необходимые гражданские навыки и рефлексы социальной самоорганизации сильно ослабли.

Гражданам РФ крайне необходимо  искреннее, а главное, обоснованное доверие    государству, которое должно быть основополагающим институтом и гарантом жизнеобеспеченности людей. Данное качество восприятия власти культивируется с помощью соответствующих технологий и практик. В своем масштабном распространении оно вполне может привести к появлению новой, прогосударственной российской общественности, стимулируя процесс создания в обществе атмосферы доверия и способности граждан отстаивать свои права.

В современной России, однако, большинству гражданских активистов трудно апеллировать к  позитивному государствоориентированному мироощущению людей. Апатия многих не дает шанса на успех. Оплотом социума пока еще остается семья, но и российскому гражданскому обществу нужны новые общественные источники и мотивы активности,  независимые от позиций и поддержки каких-либо партнеров на западе или власти РФ.

Эта тенденция не отрицает позитивной роли гражданских импульсов в российском социуме,  привнесенных извне, будь  то грантовые программы американских и европейских благотворительных фондов, идеологические и технологические заимствования или «политическое культуртрегерство» западных лидеров и международных институтов в отношении российской власти и общества. Более того, вполне созидательным для формирующегося гражданского общества может быть  и усилившийся спрос российского государства на всевозможные «гражданские услуги» некоммерческих организации (НКО) в виде особой политической поддержки, социального посредничества и общественного представительства.

Для современной России необходимо быстрое распространение независимого по-настоящему гражданского мышления и особого активистского мироощущения, основанного на абсолютизации и сверхценности общественного интереса и общегосударственной политики.  Роль социальной активности личности, наделенной гражданским самосознанием, обладающей чувством собственного достоинства, знающей и уважающей права и свободы человека, готовой отстаивать и защищать их , в связи с этим должна быть усилена. Более того, различные группы гражданских активистов целесообразно нацелить на реализацию собственных идей, продвигая последние в сложной внешней среде.

Деятельность большинства либерально ориентированных гражданских организаций в России вполне можно считать миссионерской по духу. В стране не существует сколько-нибудь значимого спроса на защиту личных и политических свобод, на «равноправие женщин», толерантность и т.п. Даже защита прав заключенных, которой занимаются сегодня многие авторитетные гражданские организации России, не имеет под собой внятно заявленного социального заказа ни со стороны самих заключенных, как представителей криминальной субкультуры, ни со стороны гуманитарно-ориентированных сообществ. Данное обстоятельство не отменяет, впрочем,  необходимости конкретных усилий людей доброй воли, настоятельно требуя использования специфических технологий продвижения невостребованных услуг.

Гуманитарное, либеральное, демократическое, гражданское подвижничество для России крайне необходимо. Свобода, демократия, верховенство права, однако, остаются только потенциальными. Чтобы они были реальными,  нужны действия, причем требующие иных кадров и технологического сопровождения, нежели те, которыми располагают сегодня новые российские НКО.

Защищать современные общественные интересы должны специально подготовленные люди, функции которых целесообразно четко осмыслить в различных ракурсах, а в  гендерном и образовательном, в особенности.

Глава вторая «Причинно-следственная взаимозависимость гендерно-образовательных обстоятельств в современной российской политической динамике» посвящена оценке особенностей тех важных политических изменений в России, которые непосредственно связаны с поло-ролевыми функциями и образовательными характеристиками индивидов, групп, организаций, ассоциаций, обществ, сообществ, реально участвующих в государственном и общественном управлении страной.

В первом параграфе «Параметры гендерно-образовательного воздействия на качество российской политической власти» подчеркивается наличие вполне определенной диспропорции поло-ролевых функций индивидов, активно участвующих в формировании и осуществлении политических дел РФ. Отсутствие гендерного паритета при вполне определенных противоречиях в развитии образовании, наличие традиционно патриархально-патерналистской модели голосования, неспособность женщин бескомпромиссно бороться за электорат (дилемма Гейнца), отсутствие весомого женского представительства в законодательных органах власти, привели к тому, что политическое пространство России не стало полем деятельности равноправных акторов, а женская дискриминация в обществе до сих пор существует. При выборе руководящих органов гендерная дифференциация продолжает иметь место, и преимущество остается на стороне мужчин. Дело здесь не только в политико-культурных установках и сохранении гендерных стереотипов в политическом сознании и поведении. Сложившееся положение является следствием имитационного характера созданной демократии, которая не дает возможности функционировать гражданскому обществу и не позволяет реализовать в полной мере все присущие ему права, затрудняя достижение гендерного равенства.

Ликвидация авторитарных пережитков в форме квотирования власти, замена нелегитимных способов осуществления властных полномочий на социально приемлемые, дальнейшая демократизация общественных отношений, способны привести к постепенному изменению гендерных негативных установок, нивелированию влияния искаженных образов женщин, ликвидации гендерных перекосов в общественном сознании и политическом поведении.

В рамках современного российского политического процесса женщины не могут занять достойного места в политике, прежде всего потому, что выборы представляют завуалированное электоральное удержание власти, и обеспечивают игру с заведомо предсказуемым результатом. При таком раскладе сил на политической арене гендерное равенство обрести невозможно. В связи с этим необходимо обеспечить внедрение в электоральную практику РФ реальной политической конкуренции. Если российская исполнительная власть имеет эксклюзивное право решать, кого допускать к выборам представительной власти, то о демократии и разделении властей речи быть не может.

Так называемое «развитие электорального права» привело к элиминации широких слоев населения из реального избирательного процесса, формированию касты бюрократов, обладающих исключительными возможностями реализовывать свои права.

Демократический принцип организации власти базируется всегда и везде на обеспечении равного представительства интересов всего населения во властных структурах. Достижение такой цели невозможно без демократизации выборного процесса, допущения к избирательным процедурам всех слоев населения, независимо от пола, вероисповедания, национальности или социального статуса. Учитывая особенности современной политической ситуации в России, строить оптимистичные прогнозы для женских партий крайне сложно. Чтобы женщины стали не только объектом политики, но и активными, влиятельными участницами политического процесса и государственного управления необходимо:

  • объединить усилия разрозненных женских организаций и адекватно представить последние в различных структурах власти;
  • консолидировать сугубо женский электорат, стремясь к простому численному увеличению женщин в рядах не женских партий;
  • в-третьих, определить менее значительный процентный избирательный порог, поскольку существующие ограничители не позволяют оппозиционным силам преодолеть их, а от этого страдает демократизация общества и государства в целом.

Гендерные особенности современного политического процесса России оказываются сильно обусловленными обстоятельствами реализации общенациональной образовательной политики. Эта тенденция должна быть максимально учтена государством, которому следует восстановить свою ответственность и активную регулирующую роль.

Образовательная стратегия и эффективные действия по обеспечению гендерного паритета в управлении государством и обществом способны стать основным инструментом обеспечения фундаментальных прав и свобод личности, повышения темпов социально-экономического и научно-технического развития, гуманизации общества, роста культуры. При этом коренные цели и задачи развития образования  целесообразно реализовать на основе общественного согласия и справедливости.

Во втором параграфе « Гендер и образование как системообразующие инструменты политического развития Российской Федерации» акцент сделан на рассмотрение возможностей формирования новых механизмов эффективного включения различный индивидов, групп и ассоциаций в политический процесс.

Понимание жизни человеческого общества невозможно без признания существования стереотипов мужественности и женственности, отражающих различия в предназначении и психике мужчин и женщин. Общество осозна­ло, что изучение гендерных различий имеет большое значение в различных областях жизни общества: политической, образовательной, социальной и бы­товой, что игнорировать существование феномена гендерных различий по меньшей мере нелогично, а проведение исследований по данной проблеме следует считать оправданным и крайне необходимым.

Гендерные различия в поведении и социальных ролях вызваны биологическими отличиями между полами, часто  они являются результатом работы природных сил, а не только  воспитания. Однако биологические диспропорции при осуществлении гендерно-поло-ролевых функций, конечно же существуют, но они слабее влияют на поведение мужчин и женщин, чем культура и социали­зация.

Признав гендер как составляющую основу одного из самых сильных диалектических противоречий, определяющих взаимодействия людей в со­циуме, мы сможем понять, что основой гендерных отличий является именно социализация. Значительная часть поведения людей напрямую зависит от социальных норм и социального контекста. Это означает, что мужчинам и женщинам свойственны определенные наборы конкретных качеств и моделей поведения, поскольку подавляющее боль­шинство людей ведет себя так, как это считается правильным для представи­телей того или иного пола.

В качестве социальных норм часто выступают гендерные стереотипы. Нормативное и информационное давление вынуждает нас подчиняться этим нормам. Люди в различной степени подчиняются традиционным гендерным ролям. Чаще всего сильнее от них зависят те, кто уже имел опыт критическо­го переживания гендерной социализации, когда любое отклонение от поло­вой роли влекло за собой жестокие социальные последствия. В последнее время проявление женских черт у мужчин и мужских черт у женщин являет­ся источником беспокойства (С. Бем). Мужест­венность и женственность не противопоставлены друг другу, а человек мо­жет обладать одновременно и мужественными и женственными чертами. Бо­лее того быть андрогинным, то есть вобрать в себя лучшее из обеих половых ролей, даже желательно, так как андроги­ния связана с ситуативной гибкостью, высоким самоуважением, мотивацией к дос­тижениям, хорошим исполнением родительской воли, субъективным ощуще­нием благополучия. Таким образом, есть основания полагать, что современному че­ловеку вполне допустимо обладать примерно равным количеством мужских и женских черт.

От того, на сколько серьезно общество будет относиться к гендерным проблемам зависят культурные ценности, демократизм власти, образовательные стандарты и отношение граждан к противополож­ному полу. Если социокультурным контекстам, в кото­рых живут и работают люди, будет уделяться больше внимания со стороны лиц принимающих решения (ЛПР), то перспективы правового понимания гендера и уменьшения гендерного неравенства в обществе останутся весьма значительными.

Преобразования во всех сферах жизни серьезно изменяют роль и положение человека в российском обществе, определяют в значительной степени сдвиги в ценностных ориентациях особенно молодых людей, в их отношении к насущным проблемам.

Получивший распространение в современном российском обществе индивидуализм — явление достаточно новое, где традиционной ценностью всегда была ориентация на общину, на группу. Усиление внимания к частной жизни, ее приоритет перед общественной стали одной из основных тенденций преобразования сознания российских граждан.

Социально-психологическая ориентация на личные интересы имеет неоднозначные последствия. С одной стороны, освободившись от ориентации на группу, индивид получил больше возможностей для развития личности, для самовыражения. С другой стороны, эти устремления привели к разобщенности, которая подкрепляется особенностями процесса жизнедеятельности в условиях формирования информационного общества. Сказывается и воздействие на общественное сознание средств массовой информации, которые усиленно добиваются прежде всего превращения «поколения думающих» молодых людей в «поколение чувствующих» (Э.А. Орлова). Оборотной стороной ориентации на личную выгоду становится низкий интерес к служению обществу.

Преодоление опасных антиобщественных угроз возможно при условии сбалансированных действий семьи, общества, государства в общем контексте политических преобразований России.

В целом же, повышение активности личности с учетом гендерного фактора выступает в качестве центральной проблемы современного образования. Личность , как субъект играет,  важную роль применительно к образованию, перед которым в условиях современного и будущего общества ставится и с помощью которого решается задача формирования познавательной активности обучающихся, их умения практически применять полученные знания, что, в свою очередь, существенно укрепляет демократические тенденции, противодействует распространению авторитарно-бюрократических методов в системе образования и во всем российском обществе.

Третий параграф «Гендерные и образовательные технологии и их применение в проектах развития российского гражданского общества» аккумулирует результаты проведенных автором исследований, связанных с самой сутью политической динамики, полагающей усиление гендерно-когнитивных взаимодействий. 

Общественный прогресс и усиление социально-экономического и гражданского развития страны и ее территорий зависят от того, насколько граждане включены в процесс развития. Уровень гражданской активности и степень поддержки этой активности органами власти - важнейшие показатели развития территорий.

Гражданская активность проявляется в форме организованных акций и мероприятий различных общественных и некоммерческих организаций, инициативных групп и отдельных граждан, направленных на социально-экономическое и гражданское развитие общества. Объединение усилий для реализации мероприятий,  социальное партнерство есть  важнейший механизм усиления эффекта общественного прогресса и развития.

Планирование деятельности гражданского общества на длительный срок с учетом перспектив мирового и российского развития, осуществленное силами общественных, некоммерческих организаций, специалистами государственных и муниципальных учреждений, органами власти, частным сектором, профессиональными сообществами, инициативными гражданами, международными и российскими экспертами может стать новым  этапом  развития гражданского общества России в целом.

Общественный прогресс и успешное развитие страны и ее территорий во многом зависят от того, насколько включены женщины в общественно-политические процессы, насколько учтены государством и обществом их интересы и потребности, созданы условия для развития их личности и укрепления статуса. Эту задачу и реализует гендерный подход к деятельности органов законодательной и исполнительной власти, организаций и учреждений, общественной и семейной жизни, являясь процессом оценки любого планируемого мероприятия с точки зрения его воздействия на женщин и мужчин, в том числе законодательства, стратегий и программ на всех уровнях.

Среди множества социальных проблем переживаемого российским обществом переходного периода, проблема самоидентификации личности, безусловно, занимает одно из приоритетных мест, требуя фундаментального анализа, связанного с проведением комплексных теоретических исследований. При этом важно иметь в виду, что проблема самоидентификации личности включает в качестве одной из важнейших составляющих аспект, связанный с полом как социальной, культурной и исторической категорией. 

Людей  в различных известных обществах различали гендерно обусловленные типы поведения и деятельности, так как дифференциация по гендерному признаку существует буквально во всех сферах (Г. Бок). В современной интерпретации «гендер» обозначает пол как социальную конструкцию. Именно поэтому почти все традиционно считающиеся «естественными» различия между полами на самом деле являются системой социальных или культурных установок.

«Гендерные клише», или роли, коренятся в глубинах коллективного бессознательного, составляя в совокупности своей некий континуум «нераспакованных» смыслов, имеющих архетипичную природу (В.В. Налимов).

Глубоко укорененные в том пласте культуры, который обозначается понятием нуминозного (К.-Г. Юнг), эти гендерные архетипические модели могут быть востребованы и соответствующим образом оформляемы рамками различных культурных традиций. В этой связи представляются эвристичными представления о том, как осуществляется процесс социокультурного наполнения этих инвариантных «архетипических ниш».

Традиционное полярное членение гендерных ролей, может выступать базисным и конституируемым по принципу бинарных оппозиций, задаваемых мифологическими архаическим сознанием, отличительными свойствами которого являются синкретизм и символизм.

Оно не может быть не соотнесенным с нововведениями в области образования, предполагающим институционализацию гражданского общества и решение ключевых задач демократизации в расширительном контексте модернизации Российской Федерации.

Не случайно же приоритетными задачами развития образования в политических интересах обновления России, в данном правительственном документе объявлены:

•   обеспечение государственных гарантий доступности и равных возможностей получения полноценного образования;

•   достижение нового современного качества дошкольного, общего и профессионального образования;

•   формирование в системе образования эффективных нормативно-правовых и организационно-экономических механизмов привлечения и использование ресурсов;

•   повышение социального статуса и профессионализма работников образования, усиление их государственной и общественной поддержки;

•   развитие образования как открытой государственно-общественной системы на основе распределения ответственности между субъектами образовательной политики и повышение роли всех участников образовательного процесса — обучающегося, педагога, родителя, образовательного учреждения.

Одной из основ современной образовательной политики,  осуществляемой в весьма специфической политической конъюнктуре , становится поэтому социальная адресность и сбалансированность социальных интересов. При определении приоритетов настоящей модернизации  образования и этапов ее осуществления необходимо определить, в чьих интересах осуществляются те или иные изменения (обучающихся, семьи, педагогов, образовательных учреждений, других социальных институтов, экономики, государства, общества в целом) и каких ответных мер потребует осуществление этих шагов со стороны заинтересованных субъектов и структур.

Модернизация российского образования в целом с учетом гендерного фактора в особенности нуждается в серьезной правовой, политической и социально-экономической поддержке и государства и общества.

Ориентиры и стратегические цели модернизации образования следует вырабатывать в процессе постоянного широкого взаимодействия образовательной системы с представителями национальной экономики, науки, культуры, здравоохранения, всех заинтересованных ведомств и общественных организаций, с родителями и работодателями. Выстраивая новые образовательные модели, необходимо проводить с учетом регионального опыта и местных условий развития образования.

Разработка и осуществление новых технологий модернизации образования остро нуждается в широком общенациональном общественном обсуждении, поскольку это затрагивает практически каждую российскую семью. Суть изменений в образовании, их цели, направления, методы целесообразно регулярно разъяснять населению, а результаты общественного мнения и общественной дискуссии должны пристально изучаться и учитываться при планировании и проведении модернизации образования.

В современной России и во всем цивилизованном мире на образование (при условиях радикальной трансформации) возлагается особая миссия, при осуществлении которой на практике необходим синтез междисциплинарных подходов,  направленных на развернутую институционализацию процесса подготовки гражданина, патриота своей страны и, одновременно, интернационалиста, обладающего необходимыми знаниями, навыками, умениями. Во многом, решение задач структурно-институционального характера в рамках  всей системы  гражданского образования российской молодежи способствуют синтетические обучающие проекты , которым уделяется много внимания в рамках молодежной политики современной России. Именно молодежь  выступает одним из активных субъектов политического процесса современной России, обеспечивая достойное будущее всей страны.

Третья глава «Гендерная доминанта современного российского политического процесса» призвана подчеркнуть особое значение правильного распределения функций между представителями мужского и женского полов в сложном механизме общественного обустройства Российской Федерации.

В первом параграфе «Гендерный фактор и его особая роль в политической жизни граждан России» рассматриваются различные подходы к оценке гендерного измерения современного российского политического процесса. При этом подчеркивается, что в любом обществе и в российском в особенности существуют вполне определенные интересы мужского и женского населения,  водораздел идет и по этой линии, а не только по классовой, этнической или среди определенных групп экономического интереса. Осознание того, что явления, происходящие в обществе, по-разному влияют на мужское и женское население, вызывая неодинаковые их реакции, и есть гендерный подход. Следует подчеркнуть, что в государственных делах, от военной политики до развития космической и косметической промышленности, все, без исключения, касается и мужчин и женщин. Речь идет о разном возможном воздействии тех или иных решений в стране на две социально-демографические группы общества.

Развитие гендерного подхода применительно к политике инициируют, прежде всего, женщины, поскольку именно они оказались «маргиналами» последней. В мире в целом, а в странах развитой демократии в особенности, гендерный подход выступает в роли доминанты.

Если идет речь о строительстве действительно демократического государства и общества, то необходимо:

  • наличие равных прав и возможностей для участия в политике всех граждан, независимо от их пола;
  • паритетное представительство женщин в выборных и назначенных позициях власти как фактор достижения справедливости и равенства;
  • привнесение женщинами новых элементов в политическую культуру благодаря инициации гендерного подхода;

Естественно то, что женщины выдвигают законодательные инициативы, которые близки именно их интересам. При этом, происходит проникновение сугубо женских приоритетов в канву политики на различных уровнях власти. Женщины политики служат своеобразной «ролевой моделью» для других женщин, молодежи и детей, поскольку своим стилем жизни способствуют разрушению сформировавшихся традиций и стереотипов относительно предназначения полов в обществе. В результате происходит доступ женщин в законодательные органы власти становится более интенсивным.

По сути, гендерный подход стимулирует учет интересов обоих социально-демографических групп общества предполагая достижение действительного равенства между мужчинами и женщинами. Условия жизни женщин и мужчин конечно же отличаются друг от друга в силу репродуктивной функции, выполняемой женщинами. Но вопрос не в наличии этих отличий, а в том, что они не должны негативно отражаться на условиях жизни женщин и мужчин, вести к дискриминации. Для этого необходимо обеспечение вполне определенных и четких экономических, социальных и политических возможностей. Равенство полов не означает их уподобление друг другу или идентичность, равно как и то, что это равенство не должно устанавливать в качестве нормы такие условия и образ жизни, которые присущи мужчинам.

Во втором параграфе «Гендерные функции и их реализация на практике представителями российской политической элиты», произведен расчет оптимальных вариантов и определены тенденции формирования нового качества общественно-политической деятельности граждан России с учетом гендерных обстоятельств.

Для определения самого смысла равенства между женщинами и мужчинами первостепенную важность имеют два аспекта: социальная сущность рода (мужского или женского) и отношения между полами. Разделение на мужской и женский род (gender) проистекает со времени социально-дифференцированной идентификации мужчин и женщин, т.е. социального отображения биологического пола, обусловленного распределением характерных для каждого пола задач, функций и ролей в обществе, в общественной и частной жизни. Оно носит, прежде всего, культурный характер, варьирует в зависимости от времени и места, т.е. носит исторический характер.

Структура и воспроизведение определенного рода имеет индивидуальное и социальное измерение. Оба эти фактора имеют одинаковую важность. В своей жизнедеятельности люди в индивидуальном порядке формируют роли и нормы, придаваемые одному и другому полу, и воспроизводят их, сообразуясь с различными ожиданиями в этом отношении.

Понятие рода должно также рассматриваться и в политическом и институциональном плане. Дело в том, что политика и общественно-политические структуры играют первостепенную роль в моделировании условий жизни и институализируют воспроизводство статуса того или иного пола, установленного в условиях данного общества. История дискриминации и ограничений, связанных с выполнением половых ролей, незримо и невольно воздействует на наши каждодневные поступки и решения.

Принадлежность к мужскому или женскому роду проистекает не только из социальной идентичности женщин и мужчин, но также и в силу тех отношений, которые их объединяют. Понятие принадлежности к тому или иному полу включает в себя иерархический элемент, в соответствии с которым, мужчины считаются существами высшими по отношению к женщинам, и, соответственно, задачи, функции и ценности, принадлежащие мужчинам, оказываются выше по своему значению, чем те, которые относятся к женщинам. Это означает, что «норма», свойственная мужчинам, является нормой для всего общества, которое отражает ее в своих политических решениях и структурах.  Часто, но не обязательно намеренно, они воспроизводят и иллюстрируют явное неравенство между полами.

Принцип равенства включает в себя и право на различия, что предполагает необходимость учитывать отличительные черты, характерные для женщин и мужчин, а также их различия, связанные с принадлежностью к тому или иному социальному классу, политическим течениям, религиям, этническим группам, расам или сексуальным ориентациям. Он заставляет задуматься о том, каким образом можно добиться большего успеха в изменении тех общественных структур, которые поддерживают и сохраняют несбалансированные властные взаимоотношения между женщинами и мужчинами. Учет этого  принципа   дает ответ на вопрос, каким образом можно добиться большего равновесия между различными ценностями и приоритетами, присущими для каждого из полов.

Проблема доминирования образа жизни и идеологических интересов, присущих мужчинам, и того, каким образом российские общественно- социальные структуры воспроизводят мужские нормы жизни,  имеет непосредственное отношение к иерархии полов, а не к женщинам, как таковым. Социальная дифференциация полов акцентирует внимание на различиях между ними, не опираясь при этом на иерархию,  которая ставит мужчин на более высокий уровень по отношению к женщинам. Таким образом, необходимы новые параметры гендерных измерений, позволяющих переходить к созданию оптимального партнерства между женщинами и мужчинами и такому разделению ответственности, чтобы ликвидировать нарушения равновесия, до сих пор существующие в общественной и частной жизни России. Чтобы развиваться,  обществу необходимо использовать все свои ресурсы, а также ресурсы каждого гражданина. Это означает полное и всеобъемлющее участие в социальных процессах и женщин и мужчин.

Равенство между женщинами и мужчинами - составная часть прав личности. Право личности - принцип, который нужно постоянно защищать, охранять и укреплять. Добиться права на равенство можно через реализацию следующих целей: полное признание и уважение прав женщин как неотъемлемой части прав личности и демократическая представительность полов (стержневой элемент равенства) в процессах принятия решений на всех уровнях и во всех областях.

Третий параграф «Механизмы гендерных трансформаций российской политической системы» содержит аналитическое рассмотрение совокупности тех обстоятельств, которые предполагают активизацию динамизма как особого компонента общей системы трансформации общества как  в России, но и во всем мире в рамках оценок не только сложившейся сиюминутности, но и более отдаленных прогнозных характеристик политической динамики.

Феминизм в культуре постмодерна определяется как глобальная данность, поскольку состоит не из отдельных параллельных движений, не имеющих постоянной основы для объединения, а представляет собой широкое, наднациональное сообщество, создающее альтернативные взгляды относительно развития, не связанного с индустриализацией.

Жизненно важным для современного феминизма является следующее: быть глобальным в сознании, действуя при этом локально. Наиболее важное требование - это развитие эффективных способов действовать для женщин в регионах и действовать с глобальным подходом, быть связанными по всему миру с другими феминистскими организациями, возникающими «снизу». Причем «международная» работа как особая сфера политической активности современных феминисток не противопоставляется локальному уровню и возвышается над ним. Глобальное взаимодействие не будет эффективным,  если будет потерян контакт с локальной сферой, а для тех, чья работа сосредоточена на локальном уровне, требуется развивать глобальный подход, дабы понимать, как взаимосвязаны проблемы женщин по всей планете и как следует действовать в той или иной конкретной ситуации. Глобальное видение феминистками перспектив развития современного мира достигается только через повседневную жизнь и действия женщин в регионах.

Престижность конкретных моментов жизненной практики женщин увеличивается. Но такая ситуация не принесет освобождения до тех пор пока не произойдет существенного культурного обновления того типа власти, который задает порядок таких реалий, как гендер и пол, пока не произойдет трансформация мировоззрения. В противном случае повседневные практические установки женщин смогут только воспроизводить прежний тип взаимоотношений. С уверенностью можно констатировать, что судьба общества, культуры зависит от того, как женщины будут выстраивать свои жизненные стратегии и, следуя своей ответственности, будут стремиться сделать его лучше для всех. Современные российские женщины должны делать это с развивающимся мировым видением и чувством связи с другими. В  таком случае можно будет заявить - феминизм, являясь глобальным, действует локально.

Феминизм в целом предполагает инновационность развития. Известно, что на первой ступени развития он характеризовался сосредоточенностью на общественной деятельности, имеющей целью получение женщинами равных политических и юридических прав. На второй ступени феминизм, перейдя в традиционное институциализированное академическое знание, сконцентрировался, в первую очередь, на критике сексизма как социальной и теоретической практики, создающей различия и субординацию и пытался, таким образом, реконструировать знания на основе женского опыта. Третья ступень развития феминизма принципиально отличается от двух предыдущих формулировкой новых общих ценностей.

Поскольку в новом постиндустриальном обществе традиционно центральная преобразующая роль принадлежит теоретическому знанию, то феминизм, формулируя на нынешнем этапе теоретическую конструкцию социума будущего, способен влиять на ход конкретных реформ и изменений в обществе на различных уровнях. В такой ситуации повышается роль социально-философской мысли, воздействующей на механизмы принятия государственных решений и тем самым влияющей на основные общественные институты. Особенно усиливается значение феминистской социальной философии, предлагающей проект социальных изменений в ответ на существующие недостатки современности. Утопические рассуждения, сформулированные феминизмом, гендерная теория, дискуссии вокруг них, в которых предполагается такое возможное будущее, оказываются способными  по самой своей природе влиять на направленность развития мировых событий.

Станет ли будущее общество свободным и подлинно гуманным, эволюционировав в новое высокоразвитое состояние? Сейчас невозможно однозначно ответить на этот вопрос.     Но в любом случае современные  тенденции, свидетельствующие о преодолении кризиса, дальнейшее развитие   гражданского общества,  его демократизация становится все более и более объективными. Таким образом, можно сделать два важнейших вывода:

  • В последние два - три десятилетия кардинальным образом изменяется сама сущность феминизма, который глобализируется, выходит за рамки движения женщин и для женщин. Основным содержанием развития феминизма на данном этапе является создание или построение целостного проекта будущего общества, при этом такая деятельность не носит отвлеченного характера, а направлена на решение реальных проблем;
  • Альтернативные феминистские идеи трансформации общества в сферах политики, экономики, антимилитаризма и экологии, способствуют приращению социально-философского знания, так и, что особенно важно, демонстрируют реальные возможности предотвращения общемирового кризиса.

По-существу, гендерный фактор приобретает сугубо феминистическое содержание во всем и это подчеркивает необходимость эволюционных преобразований любого гражданского общества, в том числе и российского. При этом однако, появляется опасность гендерного лоббизма, способного отрицательно повлиять на процесс выработки и осуществления государственной политики.

Глава четвертая «Образовательная доминанта российского современного политического процесса» обосновывает приоритет ведущих когнитивных систем в контексте политической модернизации современной России.

В первом параграфе «Реформирование российского образования и перспективы улучшения качества российского общественно-государственного управления» рассматриваются ценностные критерии высшего образования и определяются те методологические подходы, которые непосредственно связаны с решением научных планов повышения эффективности управления в России на самых различных уровнях (локальном, региональном, местном).

Существующая мозаичность методологии исследований современного высшего образования свидетельствует о сложноподчиненном характере его структурных элементов, многофункциональности, мультикультурности самого этого феномена, который находится в сложных связях с экономическими, политическими, социальными институтами современной культуры.

Как доминанта политического процесса,  высшее образование, однако, не может быть осмыслена с позиций лишь одного мировоззренческого похода. Необходим синтез всего позитивного в концептуальном плане, в связи с тем, что сама система российского высшего образования столкнулась с рядом серьезных проблем, требующих адекватного рассмотрения и обществом и государством.

Традиционные задачи и функции высшего образования интегрируются с адаптацией высших учебных заведений к социально-экономическим и политическим изменениям. Именно поэтому крайне важным государственным и общественным делом становится выбор стратегии когнитивного свойства в общем контексте модернизации страны. При этом, опыт прошлого должен быть максимально учтен, а сама образовательная динамика синхронизирована в национальном и глобальном масштабах.

Глобализация высшего образования обычно рассматривается как своеобразное олицетворение взаимозависимости и конвергенции национальных экономик, либерализации торговли и рынков, где господствует конкуренция, борьба за рынки образовательных услуг, транснациональное образование и коммерческая передача знаний. При этом происходит размывание национальных границ и моделей диверсификации образования.

Интернационализация образования предполагает многочисленные ценностные изменения сущности последнего в направлении международной взаимозависимости, что сопровождается, однако, уменьшением значения национальных образовательных систем, но не полным их исчезновением. Государство, рынок и университет сохраняют свои институциональные особенности, хотя на практике и становятся более конкурирующими между собой. Интернационализация, как одна из существенных качественных характеристик, предполагает взаимодействие разных систем образования, университетов в мультикультурной среде. Но она осуществляется в весьма жестких условиях глобализации мирового образовательного пространства, меняя мир образования, и преодолевая многие препятствия на своем пути. Глобализация и интернационализация высшего образования - разнопорядковые явления сложного социокультурного процесса, протекающего под сильным влиянием глобальных социально-экономических и политических  трансформаций.

Синхронно-диахронический анализ развития образования в рамках политического процесса позволяет раскрыть не просто современные тенденции в развитии высшего образования, но и показать их зависимость от исторических условий, а также от культуры, в рамках которой была сформирована та или иная национальная модель высшего образования, включая российскую. Попытки рассмотреть образовательную систему в ее диахронии и синхронии предполагают соответствующее понимание сути высшего образования , с одной стороны и его функциональную структуру – с другой, поскольку диахрония характеризует историческую последовательность развития явлений в некоторой области действительности, изучает отношения, которые связывают элементы, следующие друг за другом во времени, не воспринимаемые одним и тем же коллективным сознанием  и не образующие систему. Синхрония характеризует состояние этих явлений в определенный момент времени, формирует систему, воспринимаемую одним и тем же коллективным сознанием.

Дихотомия диахронии и синхронии, позволяет провести различие между изменением и сдвигом образовательной системы, в контексте политической модернизации России, когда изменение связано с процессами организационных и педагогических инноваций в высших учебных заведениях, а сдвиг – с замещением одной структуры другой. Структура образования включает в себя несколько функциональных подсистем, которые отличаются регионализацией, институционализацией, ценностной ориентацией, целеполаганием. Ее развитие напрямую кореллируется с политической деятельностью власти и различных общественных проектов, будучи направленным на объединенное обучение, подготовку, соответствующее информирование всех акторов политики.

Образование в современном российском политическом процессе призвано развивать чувство социальной ответственности власть предержащих и простых людей одновременно, помогая индивидам, группам, обществам, сообществам и государству в целом качественно решать все вопросы, связанные с адекватным восприятием политической повседневности, и соответствующей оценкой политической картины мира.

Не случайно, лучший международный опыт развития ведущих когнитивных систем (в адаптации к современным российским политическим реалиям) нацелен на то, чтобы совместить усилия профессиональной подготовки лиц, принимающих решения (ЛПР) и наиболее активных, специально обученных представителей гражданского общества:

  • положить в основу образования принципы и методы, которые способствуют развитию личности школьников, студентов и взрослых, относящихся с уважением к окружающим и преисполненных решимости содействовать развитию дела мира, прав человека и демократии;
  • принимать соответствующие меры по созданию в учебных заведениях благоприятного климата для успешного воспитания в духе международного взаимопонимания, с тем чтобы они стали идеальным местом проявления терпимости, уважения прав человека, практического осуществления демократии и ознакомления с культурной самобытностью во всем ее богатстве и разнообразии;
  • предпринимать действия в целях ликвидации любой прямой или косвенной дискриминации в отношении девушек и женщин в системах образования и принимать конкретные меры для обеспечения того, чтобы они в полной мере могли реализовать свои потенциальные возможности;
  • уделять особое внимание совершенствованию программ обучения, содержания школьных учебников и технологий, в целях воспитания сознательных и ответственных граждан, открытых для других культур, способных понимать ценность свободы, уважающих человеческое достоинство и различия между людьми, а также способных предотвратить конфликты или урегулировать их ненасильственными средствами;
  • принимать меры, направленные на повышение роли и улучшение условий работы педагогов в формальном и неформальном образовании, и уделять приоритетное внимание дослужебной подготовке, подготовке без отрыва от работы, а также переподготовке работников образования, включая специалистов по планированию и управлению, особо ориентированной на профессиональную этику, гражданское и нравственное воспитание, культурное многообразие, национальные кодексы и международно признанные нормы прав человека и основных свобод;
  • стимулировать разработку новаторских стратегий, приспособленных к новым задачам воспитания ответственных граждан, приверженных миру, правам человека, демократии и устойчивому развитию, а также принимать надлежащие меры по оценке и подытоживанию этих стратегий.

Таким образом, формальное и неформальное образование, повышение информированности населения и профессиональная подготовка кадров составляют основу всей системы человеческого измерения современного российского политического процесса, обеспечивая должную направленность политического просвещения, имеющего решающее значение для содействия устойчивому развитию страны.

По существу, именно образовательная доминанта стимулирует наращивание того человеческого капитала, без которого демократическая модернизация российского государства и общества невозможны.

Во втором параграфе «Возможности целенаправленной модификации ведущих когнитивных структур в современном российском политическом пространстве» характеризуют особенности тех политических изменений в России, которые непосредственно связаны с развитием образования. Повышение уровня последнего, охрана здоровья граждан и многие сопутствующие обстоятельства улучшают жизненные условия населения страны как непосредственно, так и посредством того, что все это делает людей более совершенным ресурсом для развития производства, повышая тем самым нашу производительность и наши доходы. Чтобы восполнить те элементы, которые отсутствуют в ограниченной концепции «человеческого капитала» и «развития людских ресурсов» современной России необходима более широкая концепция развития, которая уделяла бы основное внимание улучшению жизни и укреплению свобод человека, вне зависимости от того, опосредовано ли это улучшение расширением товарного производства.

Сегодня, когда международное сообщество пришло к общему мнению, что мир и развитие тесно взаимосвязаны и поддерживают друг друга, образование в поддержку мира, прав человека и демократии и образование в поддержку развития вполне могут рассматриваться как направленные в конечном счете к единой цели: такому миру, в котором только и возможно свободное и полное развитие человеческой личности, и который признает  достоинство и равные и неотъемлемые права, присущие всем членам семьи человеческой.

Одновременно этот мир также является и миром, где существуют  возможности выбора,  и образования, прежде всего.

Последнее качество способно дать людям инновационность в широком смысле этого слова, и внедрение различных новейших (педагогических, политических, социальных, идеологических) технологий, и эффективную институциализацию различных образовательных проектов.

В настоящее время можно говорить о двух подходах к определению термина «инновация». Первый - описательный, основу которого составляет представление о том, что какие-то объекты/предметы, предметные области и процессы/ действия относятся к числу инновационных или, например, о том, что «инновация» - синоним слов «нововведение», «новшество», «изобретение», «ноу-хау» или это - вывод результатов современных научно-технических разработок на уровень потребительских товаров и т. п.

Второй - функциональный, связан с выявлением сущности базового понятия «инновация» и выведением из него всех производных понятий и категорий.

Первый подход может оказаться не совсем продуктивным, тогда как второй требует своего осмысления и сущностной (по Ю. Шумпетеру) характеристики, поскольку развитию любой общественно-экономической системы, равно как и процессам, в ней происходящим, присущи периодически возникающие дисбалансы, отклонения, нарушения и прочие деструктивные явления, разновидностью которых на макроуровне, например, являются всевозможные кризисы: социальные, политические, экономические, экологические, энергетические, демографические и т.п.

Именно необходимость компенсации последствий таких деструктивных последствий порождает поиск чего-то нового,  ранее не имевшего места (не применявшегося). При этом понятие инновационный процесс рассматривается как средство снятия последствий деструкции и  приобретет особый смысл.

Инновация представляет собой действие (или результат действия), направленное на формирование новой потребности (или предложение нового пути удовлетворения старой), в основе которого лежит использование новых знаний (новое использование знаний), воплощенных в новые технологии, ноу-хау, новые комбинации производственных факторов и имеющих целью снятие последствий деструктивных процессов или получение новых (или с новыми свойствами, функциями) продуктов/услуг с высоким рыночным потенциалом (В.П. Ващенко).

Из такого определения следует, что инновационная деятельность - это не вид, и тем более не сфера деятельности, а сама, особая по своему характеру, деятельность. Инновационной сферы как предметной области не существует, т. к. любая деятельность и в любой сфере (от экономики до образования, искусства и даже политики) может быть инновационной, если в нее привноситься новое (знания, технологии, приемы, подходы) не новизны ради и не с целью использования нового на практике, а исключительно для получения результата, отличающегося востребованностью (социально-общественно рыночной, оборонной и т. п.).

Таким образом, инновация нетождественна нововведению, а лишь связана с ним в том смысле, что нововведение в виде новых знаний/приемов/подходов является фактором инновационности.

Следует подчеркнуть, что в отличии от научного поиска (творчества) и идущего изнутри субъекта, инновационный поиск мотивируется внешней средой, а в общем случае главным фактором мотивации инноваций являются перемены, причем перемены качественного характера. Применительно к развитию образования в рамках современного российского политического процесса непременно должны быть включены такие параметры как:

  • состав, содержание и проблематика, способные отражать современные особенности человеческой жизнедеятельности;
  • практическая ориентация не только на понимании, но и на умении;
  • сочетание  формального  и  неформального методов  минимизации формальных ограничений обучаемого;
  • поливариантность, альтернативность, многочисленность, при наличии свободы выбора и глубины понимания проблем.

Конечным же результатом инновационного образования становится влияние и развитие у обучаемого способности видеть то, что многие не видят, осознавать увиденное через потенциальную возможность создания чего-то нового, искать пути его порождения не новизны ради, а для снятия деструкции. Стремление к образованию всегда должно восприниматься как движущая сила инноваций. При этом необходимо реализовать принцип - «большее за меньшее» («more for less»).

Реформирование образования на строго инновационной основе затрагивает всю политическую систему и имеет ярко-выраженную социальную составляющую.

Третий параграф «Варианты минимизации рисков развития образования в контексте российской политической модернизации» фиксирует результаты анализа тех обстоятельств, которые связаны с трудностями осуществления новой образовательной стратегии России в общем контексте политических реформ.

Качественная модернизация ведущих когнетивных систем предполагает внедрение в практику технологий страхования политических рисков,  максимально способствующих формированию соответствующей гуманитарной среды, т.е. особым образом культивированного образовательного пространства и приоритетом гуманистически-нравственных ценностей, создающих реальную основу для позитивной политической динамики и способствующих установлению стратегической стабильности российского государства и общества. Последнее, к сожалению, порвав с политическими институтами тоталитарного прошлого, до сих пор остается заложником его политической культуры. Поэтому после крушения коммунистического режима в стране возникли не гражданское общество и правовое государство, как мыслилось реформаторами, а появилась система, которая олицетворяет государственный монополистический капитализм, где "приватизированное" государство обслуживает интересы конкурирующих финансово-промышленных кланов в ущерб интересам большинства населения.

В результате страна, 73% населения которой испытывают чувство недоверия и страха в связи с реформами и только 2% верят в то, что власть принадлежит народу, остается зоной всевозможных политических рисков.

В современной России политическая самоидентификация общества определяется дискредитацией идеологии либерализма, под лозунгами которого пришедший к власти режим мобилизовал массы на борьбу против КПСС. Неприятие проводимой государством политики переносится массовым сознанием на неприятие демократии, которая ассоциируется с разрушительными последствиями реформ, с приписываемой демократам ответственностью за распад СССР, с коррупцией власти и отчуждением ее от народа, криминальным беспределом. Именно поэтому отвечая на вопрос: «Что сейчас нужно России в процессе социальных изменений: порядок или демократия?», около 77% респондентов устойчиво на протяжении  последних  нескольких лет выбирают «порядок» и только около 9% - «демократию». Характерно также само противопоставление порядка демократии.

При этом только очень небольшая часть общества сегодня понимает, что представляют собой демократия и рыночная экономика. Таким образом, политическое сознание индивидов, групп, ассоциаций остается аморфным и противоречивым. Одни и те же люди могут считать себя сторонниками рынка и одновременно выступать за государственное регулирование цен. До 40% взрослого населения вообще не имеют никаких политических убеждений, а каждый пятый безразличен к последствиям политического развития в стране.

В целом же, политические настроения значительной части участников современного российского политического процесса характеризуются негативным  отношением  к перспективам распространения суверенной демократии. Это свидетельствует о политической тенденции ослабления позитивного потенциала общества. Чтобы ее остановить необходимы:

  • демократизация массового политического сознания (сознание обладает деятельностным потенциалом: меняясь само, оно способно реально влиять на ход событий);
  • формирование нового поколения политической элиты, обладающего соответствующим уровнем знаний и разделяющего ценности открытого общества;
  • освоение "социальной инженерии" - технологии разработки политических решений, способствующих минимизации цены реформ для общества, которые в свою очередь требуют своеобразной реализации на практике новой парадигмы образования с помощью новейших гуманитарных технологий, способствующих и минимизации политических рисков, и появлению структурно-институциональных новаций, позволяющих любому человеку в России стать политически образованной личностью, настоящим гражданином своего Отечества.

В результате, многие трудности в рамках современного российского политического процесса будут преодолены, а ценностные константы и функциональные переменные, в сложной системе взаимообусловленных гендерных и образовательных обстоятельств, окажутся четко зафиксированными.

В Заключении подведены основные итоги исследования особенностей современного российского политического процесса, которые связаны с ролью гендерной и образовательной доминант.

Анализ политического поведения представителей различных социальных и возрастных групп в современной России, рассмотрение специфики участия этих групп в политическом процессе, выявление системности противоречий политической жизни российского государства и общества, оценка различных способов и видов участия российских граждан в ключевых сферах сложной политической системы  позволили определить критерии политической мобильности граждан и формирующегося российского гражданского общества.

Современный российский политический процесс представляет собой сложнейшее явление, отличающееся многообразием оценок  и тем механизмом функционирования, которые связаны, прежде всего, с эффективностью участия российских граждан в политике, нередко приобретающего неконвенциональные формы, выражающиеся в агрессивных действиях. При этом, граждане современной России до сих пор не проявляют активности в работе политических партий и организаций непосредственно, что объясняется несформированностью в России у населения основ демократической политической культуры участия.

Политическое поведение различных российских возрастных и социальных групп сильно зависит от гендерно-когнитивных диспропорций, вызванных прежде всего, отсутствием последовательности при осуществлении на практике сбалансированных государственных стратегических концепций развития страны.

Без акцента на качественное решение проблем молодежи и максимального учета поло-ролевых функций индивидов реформы образования РФ не способны реально обеспечить появление значительного активного общественно-государственного действия в целях стратегической стабильности.

Гендерный и когнитивный факторы существенно воздействуют на российскую политическую динамику, взывая к непосредственному более масштабному и активному участию граждан в политической жизни страны. Кроме данных обстоятельств, на политические действия индивидов, групп, ассоциаций, институтов и сообществ современной России продолжает оказывать  влияние транзит  ценностей, технологий, идеологий в целом. Современному российскому государству необходим переход  от тоталитаризма к открытому, правовому, по-настоящему демократическому обществу, которое,  в свою очередь, взывает к гендерной справедливости, образованию масс, иному, чем прежде, качеству жизни населения страны, к иной,  по сути гражданственности людей.

Если данные обстоятельства станут императивом государственной политики и общественной деятельности, то Россия действительно будет новой великой державой, способной спасти не только себя, но и весь мир, как это уже было не раз в многовековой истории Отечества.

Основное содержание диссертационного исследования отражено в следующих изданиях автора:

 

 

Монографии:

  • Лошакова С.А. (Колобова) Гражданское образование и процесс политической социализации в современной России./ С.А. Лошакова (Колобова).- Н. Новгород: ИСИ ННГУ, 2002.-  7,7 п.л.
  • Колобова С.А. Евроклуб, Еврокласс, Еврошкола (варианты решения проблем  адаптации лучшего зарубежного опыта политической социализации и гражданского воспитания молодежи в условиях российских реформ)/С.А. Колобова.-  Москва – Н. Новгород: ИСИ ННГУ, 2003.- 8,3 п.л.
  • Колобова С.А. Диалог цивилизаций: базовые концепты, идеи, технологии. Колл. авт. под общ. ред. академика О.А. Колобова  /С.А. Колобова, Ю.А. Балашов, О.А. Колобов, А.А. Корнилов - Бейрут - Н.Новгород:  Изд-во Нижегородского исламского медресе «Махинур» , 2006. – 26 п.л. (авт. вклад 0,5 п.л.)
  • Колобова С.А. Образование  в гражданском обществе: концептуальные подходы и технологии. Колл. авт. под общ. ред. академика О.А. Колобова  /С.А. Колобова, О.А. Колобов, С.И. Кочетова, Т. В. Дурандина и др..- Н.  Новгород–Саров: Изд-во СГТ, 2009. – 8 п.л. (авт. вклад 0,6 п.л.)
  • Колобова С.А. Современный российский политический процесс: гендерно-когнитивное измерение / С. А. Колобова.- Н. Новгород– Саров: Изд-во  СГТ, 2009. (10,0 п.л.)

Статьи в периодических изданиях, включенных в «Перечень периодических научных изданий, рекомендуемых для публикации научных работ, отражающих основное научное содержание докторских диссертаций» ВАК РФ:

  • Колобова С.А. Концептуальные подходы ЮНЕСКО к решению проблем гражданского образования молодежи и их значение для России / С.А. Колобова // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. Серия «История. Политология. Международные отношения».-  Выпуск 1.-  Н.Новгород: Изд-во ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2003. – С. 115 – 123 (1,1 п.л.)
  • Колобова С.А. Политическое значение международной стандартизации гражданского образования / С.А. Колобова // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. Серия «История. Политология. Международные отношения».-  Выпуск 1(2). Н.Новгород: Изд-во ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2004.- С. 223 – 233 (0,5  п.л.)
  • Колобова С.А. Образование как ключевой фактор политической социализации личности /С.А. Колобова//Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия «История. Политология. Международные отношения». - Выпуск 2(5). Н.Новгород: Изд-во ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2006.-  С. 159 – 164 (0,5 п.л.)
  • Колобова С.А. Современное развитие ведущих когнитивных систем России: инновационный вариант / С.А. Колобова// Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия «Международные отношения. Политология. Регионоведение». Выпуск 2.– Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2007.- С. 265-272 (0,4 п.л.)
  • Колобова С.А. Политическая власть в демократическом обществе /С.А. Колобова// Власть .- 2009.- № 8.- С.18-20 (0,3 п.л.)
  • Колобова С.А. Власть, общество и политическая социализация граждан в условиях модернизации Российской Федерации /С.А. Колобова// Власть. -  2009.- № 9.- С.37-39(0,3 п.л.)
  • Колобова С.А, Шичкова Е.В. Политическая социализация молодежи: гендерный аспект /С. А. Колобова, Е. В. Шичкова // Власть .- 2010.-  № 4.- С.87-90 (авт. вклад 0,3 п.л.)
  • Колобова С.А., Шичкова Е.В., Шерстнева Ю.А. Гендерные и образовательные факторы развития гражданского общества в современной России / С.А. Колобова, Е. В. Шичкова, Ю. А. Шерстнева // Власть. - 2010.-  № 6.- С. 32-36 (авт. вклад 0,3 п.л.)

Статьи:

  • Колобова С.А. К разработке концепции  становления    воспитательной системы технической гимназии /С.А. Колобова, А.В. Корягин // Тезисы докладов и выступлений на международной научно-практической конференции:  «Современная школа: проблемы гуманизации отношений учителей, учащихся и родителей».-  Москва: Ин-т теории и истории педагогики РАО, 1993.- 0,5п.л. (авт. вклад 0,3 п.л.)
  • Колобова С.А. Российский молодежный Евроклуб - средство внешкольного обучения и глобального образования школьников /С.А. Колобова, С.И. Кочетова// Материалы международной научной конференции РАМИ, МГИМО(У) МИД РФ, ИСИ ННГУ «Международные отношения в XXI  веке: новые действующие  лица,   институты   и   процессы».-  Москва – Нижний Новгород: ИФ  ННГУ, МГИМО(У) МИД РФ, 2001.- 0,5 п.л. (авт. вклад 0,3 п.л.)
  • Колобова С.А. Модернизация образования на международном уровне и ее роль в процессе политической  социализации современной России / С.А. Колобова// Научно – аналитическая разработка. - Нижний Новгород: ИСИ ННГУ,  2001.- 2,5 п.л.
  • Колобова С.А. Международная   структура   классификации образования     (МСКО)   ЮНЕСКО   и   современный   процесс политического воспитания молодежи. / С.А. Колобова// Научно – аналитическая разработка. - Нижний Новгород: ИСИ ННГУ,  2002.- 2,5 п.л.
  • Колобова С.А. Воспитываем граждан 21 века /С.А. Колобова// Информационно – аналитический бюллетень Министерства образования и науки Нижегородской области «Школа»,- 2002. - № 20- 21 .- С.175- 176 (0,4 п.л.)
  • Колобова С.А.  Решение проблем гражданского воспитания молодежи в США, Европе и России (сравнительный анализ) /С.А. Колобова// Актуальные проблемы американистики. Материалы 9 Международного научного семинара «Меняющаяся роль государства и международных организаций в современном мире». – Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2003.- 1,0 п.л.
  • Колобова С.А.  Летняя международная Еврошкола /С.А. Колобова// Народное образование.- Москва, 2003.-№3.- 0,4 п.л.
  • Колобова С.А.  Гендерная составляющая системы образования в свете проблем безопасности  /С.А. Колобова// Материалы исследовательского проекта «Гендерные аспекты безопасности в регионах ПФО».- Н. Новгород: ЦСЭЭ/ЖСП ИОО, 2003.-  С.114 – 121 (0,7 п.л.)
  • Колобова С.А.  Международный Молодежный Евроклуб как инструмент политической социализации личности в процессе глобализации /С.А. Колобова// Нижегородский журнал международных исследований. Осень 2003 – весна 2004. – Нижний Новгород: ИСИ \ ФМО ННГУ, 2004.- 0,5 п.л.
  • Колобова С.А. Деятельность Европейских институтов в области образования, молодежной политики, культуры и спорта /С.А. Колобова, В.А. Чумаков// Труды Всероссийской научно – практической конференции «Молодежь и будущая Россия». - Москва: ИНИОН РАН, 2004.- 0,83 п.л.(авт. вклад 0,5 п.л.)
  • Колобова С. А. Интеллектуальная клубная деятельность – эффективная модель гражданского воспитания старшеклассников /С.А. Колобова//Педагогическое обозрение. – Н.Новгород: Изд-во Нижегородского гуманитарного центра, 2004.-№ 3.- 0,4 п.л.
  • Колобова С.А. Решение задач гражданского образования и распространения культуры мира среди молодежи в контексте современной мировой политики /С.А. Колобова// Материалы всероссийской научно – практической и образовательной конференции, посвященной 200-летию Казанского государственного университета и 10 –летию отделения международных отношений. - Казань: КГУ, 2005. - 0,5 п.л.
  • Колобова С.А.  Молодежный интернациональный клуб как инструмент профилактики ксенофобии в молодежной среде г. Н.Новгорода /С.А. Колобова, Ю.А. Балашов// Материалы научно- практического семинара «Интернациональное воспитание в региональной системе образования».- Н. Новгород, 2005.- 0,8 п.л. (авт. вклад 0,3 п.л.)
  • Колобова С.А.  Роль гендерного образования в противодействии терроризму /С.А. Колобова// Труды Всероссийской научно- практической конференции «Женщины и терроризм».- Москва: ИНИОН РАН.- 2005.-  0,5 п.л.
  • Колобова С.А. Совместная деятельность семьи и школы  по формированию социального здоровья молодежи  /С.А. Колобова // Педагогическое обозрение.- Н. Новгород: Изд-во  Нижегородского  гуманитарного  центра.- 2005.- № 4.- 0,4 п.л.
  • Колобова С.А. Человечество и наркотики  на рубеже веков: социальные причины, тенденции, перспективы /С.А. Колобова// Материалы международной научно- практической конференции «За здоровую Россию». - Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2005. - 0,7 п.л.
  • Колобова С.А. Инновационные технологии   формирования гражданских ценностей  современной молодежи /С.А. Колобова// Инвестиции в Приволжском федеральном округе. – Н. Новгород: Изд-во ПФО,  2005.- 0,4 п.л.
  • Колобова С.А. Новейшие технологии гражданского образования и их роль в развитии российской демократии на современном этапе / С.А. Колобова// Материалы Всероссийской конференции «Проблемы консолидации демократии в современной России». - Чебоксары, 2006. -  С.97.- 0,2 п.л.
  • Колобова С.А. Инновационное развитие ведущих когнитивных систем России как «окно возможностей» для радикальных перемен к лучшему в современной мировой политике /С.А. Колобова// Материалы  Международной научной конференции   - 4 Конвент РАМИ МГИМО(У) МИД РФ  «Пространство и время в мировой политике».-  Москва: МГИМО(У) МИД РФ, 2006. - 0,5 п.л.
  • Колобова С.А. Ценностные ориентации молодежи: политологический анализ / С.А. Колобова// Материалы VIII международной научно- практической конференции «Человек в системе коммуникаций».-  Н. Новгород: Изд-во  НГЛУ, 2007. - 0,4 п.л.
  • Колобова С.А. Гражданское образование  в мировой политике / С.А. Колобова// Материалы  Международной научной конференции - 5 Конвент РАМИ МГИМО (У) МИД РФ.- Москва:  МГИМО(У) МИД РФ.-  2008. - 0,4 п.л.
  • Колобова С.А. Новое качество образования в условиях глобализации: гендерные аспекты /С.А. Колобова, Е.В. Дрожжина// Основные научные труды участников международного семинара: «Новое качество образования в условиях глобализации: международный опыт и национальные вариации». - Прага. Чешская Республика, 2009. - 0,8 п.л. (авт. вклад 0,5 п.л.)






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.