WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Акторы и механизмы формирования государственной иммиграционной политики развитых стран

Автореферат докторской диссертации по политике

 

ШАПАРОВ Александр Евгеньевич

АКТОРЫ И МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИММИГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ

РАЗВИТЫХ СТРАН

Специальность 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Москва – 2010


2

Диссертационная работа выполнена на кафедре политического анализа факультета государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова

доктор политических наук,

Научный консультант:                                                  профессор

СОЛОВЬЕВ Александр Иванович

Официальные оппоненты:                               доктор философских наук,

профессор,

член-корреспондент РАН

ДМИТРИЕВ Анатолий Васильевич

доктор политических наук,

профессор

СЕМЕНЕНКО Ирина Станиславовна

доктор политических наук,

профессор

ТИМОФЕЕВА Лидия Николаевна

Ведущая организация:                            ГОУ ВПО Московский авиационный

институт (государственный технический университет)

Защита состоится «___» февраля 2011 года в 16.10 на заседании диссертационного совета Д.501.001.27 при Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова по адресу: 119192, Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корп. 4, стр.1, факультет государственного управления, ауд. А-619.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Научной библиотеки МГУ им. М.В. Ломоносова (МГУ, 1-й корпус гуманитарных факультетов). Автореферат разослан «____» октября 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                                   Е.В.Андрюшина

кандидат политических наук,

доцент


3

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Международная миграция населения относится к числу крупномасштабных, глобальных и динамично развивающихся современных общественных процессов. Миграция населения оказывает как позитивное, так и негативное влияние на социальный, демографический, расово-этнический, конфессиональный состав принимающих и отдающих стран, становится специфической движущей силой общественного развития или источником социальных конфликтов и противоречий.

Иммиграционная политика является важным политическим инструментом реализации социальных целей в сфере экономики, демографии, нациестроительства и безопасности. В послевоенный период в развитых странах мира механизм формирования иммиграционной политики претерпел существенные изменения. Они стали результатом институциональных и организационных изменений, происходящих, как в общем русле эволюции политических систем демократических государств, так и социальных процессов, характерных для обществ на постиндустриальной фазе развития. Государство, прежде обладавшее практически неограниченными средствами регулирования иммиграции, к настоящему времени лишилось монополии на производство и реализацию иммиграционной политики.

В современном мире все развитые страны включились в конкуренцию за высококвалифицированных мигрантов и качественных носителей человеческого капитала, используя иммиграцию как важный ресурс экономического и демографического развития. В сфере иммиграционной политики передовых стран, наряду с тенденцией по дальнейшему ужесточению законодательства по отношению к гуманитарной миграции, наблюдается тенденция возрастания требований, предъявляемых к экономическим мигрантам. Для высококвалифицированных мигрантов создается режим наибольшего благоприятствования. С другой стороны, в иммиграционных политиках развитых государств отмечается тенденция к сокращению доли беженцев и мигрантов, въезжающих по линии воссоединения семей в общей структуре иммиграции в развитые страны. Национальные интересы все более отчетливо доминируют над гуманитарными обязательствами в процессе принятия политических решений в области иммиграционной политики. Прагматизм в использовании возможностей, создаваемых иммиграцией, для развития национальной экономики, формирует основу иммиграционных политик принимающих государств.

Россия долгое время оставалась обществом, развитие которого происходило за «железным занавесом», и лишь в предыдущие два десятилетия


4 встала перед необходимостью формирования и осуществления национальной иммиграционной политики. К настоящему времени Российская Федерация занимает второе, после США, место в мире по численности международных мигрантов, находящихся на территории страны. Сформировавшаяся в России к началу нового тысячелетия неблагополучная демографическая ситуация заставляет рассматривать миграцию в качестве важного ресурса, за счет использования которого возможно компенсировать естественную убыль населения. Однако, как показывает опыт развитых государств, использование этого ресурса a priori связано с рисками размывания национальной, культурной и религиозной идентичностей принимающего общества, ростом конфликтности и, как следствие, осложнением проблем политической управляемости социальных процессов. Увеличивающаяся динамика международной миграции, ее масштабы, а также воздействие, оказываемое иммигрантами на все ключевые сферы принимающего общества, ведут к возрастанию цены ошибок и просчетов при реализации иммиграционной политики.

Развитые государства, долгое время являясь объектом миграционной экспансии со стороны международных мигрантов, накопили значительный опыт проведения иммиграционной политики. Несмотря на это, в традиционных странах приема иммигрантов имеются серьезные проблемы в решении вопросов интеграции мигрантов, обеспечении национальной безопасности, толерантности, социально-экономической стабильности и межкультурного диалога. Различие в результатах регулирования международной миграции предопределили выбор исследуемых стран. Великобритания – страна, которая в основном реализовывала рестриктивную стратегию в национальной иммиграционной политике. Австралия и Канада, – государства, в послевоенную эпоху избравшие противоположную, экспансионистскую стратегию иммиграционной политики, направленную на активное привлечение мигрантов. Целенаправленная политика стимулирования иммиграции проводится этими государствами на протяжении послевоенных десятилетий. Все три страны формально принадлежат к англосаксонской модели иммиграционной политики, которая, в значительной мере, установила современные общемировые стандарты, нормы и принципы взаимодействий государства и международных мигрантов. Содержание, характер и результаты осуществления государствами иммиграционной политики, даже в рамках одной модели, могут быть прямо противоположными, что ставит их в зависимость от выбранной стратегии. Великобритания, к тому же, представляет пример страны, иммиграционный режим которой в послевоенные десятилетия формировался под воздействием наследия колониального прошлого. Противоречивый, непоследовательный характер правительственных действий в сфере иммиграционной политики в послевоенную эпоху стал причиной современных этнокультурных и этноконфессиональных проблем британского общества. В настоящее время в


5 Великобритании происходит крупномасштабная реформа государственной иммиграционной политики. Реформированию подвержен весь механизм иммиграционной политики: симплицируется нормативно-правовая база, модернизируется организационное устройство, появляются новые направления в практической реализации.

Иммиграционная политика в современных условиях призвана решать зачастую противоположные задачи. С одной стороны, в развитых странах присутствует необходимость посредством государственно-административного регулирования ограничивать внешний миграционный приток, преследуя цели защиты национального рынка труда, социальных завоеваний развитого общества, противостоять террористической и иным видам угроз, связанным с территориальным перемещением населения. С другой стороны, в любом глобализирующемся обществе существуют экономически детерминированные требования устранения различных барьеров в форме межгосударственных границ, препятствующих перемещению людей, товаров, услуг и финансов и информации. Проблема выработки наднациональной иммиграционной политики, позволяющей учитывать национальные интересы стран-участниц, в условиях глобализации экономических, политических и социальных процессов, является одной из наиболее актуальных проблем изучения. Разумеется, даже самая эффективная иммиграционная политика не свободна от противоречий; ее механизм эволюционирует, а институциональный каркас формируется в рамках определенного политического режима и отражает политическую культуру, ценности и целевые установки, прежде всего лиц, принимающих политические решения в конкретный исторический период. Опыт проведения и сформированная модель эффективной иммиграционной политики не могут быть скопированы и применены другими странами без существенных изменений и переработок. Однако это не исключает того, что опыт, накопленными развитыми (прежде всего, англосаксонскими) странами, нуждается в изучении, анализе, критическом осмыслении и обобщении.

В связи со сказанным, актуальность изучения института иммиграционной политики в начале нового тысячелетия возрастает не только с теоретико-познавательных позиций, но и в прикладном плане, поскольку многие, реализуемые ранее развитыми странами, проекты политико-управленческих решений созвучны с современными российскими реалиями. Критически осмысленный опыт реализации государственно-управленческих решений в сфере регулирования процессов международной миграции способен повысить модернизационный и инновационный потенциал отечественной иммиграционной политики, а, следовательно, оказать позитивное воздействие на будущее России.

Миграционные процессы формируют новую архитектуру социальных и политических   взаимоотношений   в   государствах-реципиентах,   побуждают


6 деятельность правительств по урегулированию возникающих конфликтов, конструированию новых институтов государственного и политико-административного управления. Поиск новых форм политического регулирования процессов международной миграции предопределяет выработку правительствами развитых стран стратегий (политических программ, проектов, антикризисных акций) по адаптации общества к динамично развивающейся ситуации в этой сфере, встраиванию национальных государств в существующие модели и к выработке новых схем взаимодействия международного сообщества по решению проблемы управляемости миграции, имеющей как региональное, так и национальное измерения. Поскольку динамичный процесс конструирования новых институтов государственного и политико-административного регулирования миграции все время опережает уровень его теоретического осмысления, возникает необходимость изучения теории и практики регулирования миграционных процессов в развитых странах, выявления современных тенденций в миграционном менеджменте, проблемных блоков, связанных с приемом и интеграцией мигрантов. Политологический анализ иммиграционной политики развитых стран приобретает особую актуальность в современных условиях в связи с необходимостью совершенствования механизма формирования отечественной иммиграционной политики, сокращения конфликтного потенциала международной миграции, а также достижения компромисса между интересами мигрантов и принимающего общества.

Степень научной разработанности темы. Исследование акторов и механизмов формирования иммиграционной политики имеет комплексный, междисциплинарный характер и опирается на методологию как гуманитарных, так и естественно-научных дисциплин. Анализ феномена иммиграционной политики предполагает использование корпуса научных знаний теоретико-фундаментального и эмпирически-прикладного характера, объясняющих факторы, причины и движущие силы миграции населения.

Следует отметить, что в исследовании миграции и иммиграционной политики наибольший вклад внесли экономисты. Из восьми основных современных теорий миграции населения, 5 – экономические: демографические концепции (Г.Хьюго, К.Хирано F1F); неоклассическая экономическая теория (А.Льюис, Д.Харрис, М.ТодароF2F); теория сегментированного рынка труда (М.Пиор,F3F); новая экономическая теория миграции (О.Старк, Д.Блум, Е.Кац,

1 Asian Migration Settlement: Focus on Japan (Special Issue of Asian and Pacific Migra-tion Journal) / eds. by K.

Hirano, S. Castles, P. Brownlee. Quezon City: Scalabrini Migration Center, 2000. Hugo G. The Demographic

Underpinnings of Current and Future International Migration in Asia // Asian and Paciic Migration Journal. -1998.-

№ 7 (1).

2 Lewis A. Economic development with unlimited supplies of labor // The Manchester School of Economic and Social

Studies.-1954.-Vol.22. Harris J., Todaro M. Migration, unemployment, and development: A two-sector analysis //

American Eco-nomic Review.-1970.-Vol.60.

3 Piore M. Birds of Passage: Migrant Labor in Industrial Societies. Cambridge: Cambridge University Press. 1979.


7 Э.Тейлор,F4F); теория эмиграционного перехода (В.Зелинский,F5F Ф.Мартин, Э.ТейлорF6F). И, только три теории выходят за рамки экономического детерминизма, – теория миро-системного анализа (И.Валлерстайн, А.Портес, С.Кастлес, Е.Моравская, С.Сассен F7F), сетевая, в рамках которой развивается институциональная концепция (Г.Хьюго, Э.Тейлор, Д.Массэй, Д.Гюрак, М.Бойд F8F), теория транснациональной миграции (Н.Глик-Шиллер, А.Портес, Т.ФайстF9F). Отдельно следует отметить попытку реализации комплексного подхода к изучению международной миграции. Автор синтетической теории миграции Д.МассейF10F считает осуществление рестриктивной иммиграционной политики следствием концептуализации миграционных проблем посредством аппарата теории неоклассической экономики. По мнению Д.Массея, международная миграция должна быть признана неотъемлемой частью экономической глобализации и регулироваться посредством многосторонних соглашений и институтов для максимизации выгод и минимизации издержек как посылающих, так и принимающих государств. Основными причинами такого неравновесного вклада экономических наук в изучение международной миграции являются: во-первых, значительная обусловленность миграции экономическими факторами (на это указывал еще родоначальник изучения

4 Stark O., Bloom D. The new economics of labor migration // American Economic Review. -1985. -Vol.75. Katz E.,

Stark O. Labor migration and risk aversion in less developed countries // Journal of Labor Economics. -1986. -Vol.4.

Stark O., Taylor J., Yitzhaki S. Migration, remittances, and inequality: A sensitivity analysis using the extended Gini

Index // Journal of Development Economics. - 1988.-Vol. 28.

5 Zelinsky W. The hypothesis of the mobility transition // The Geographical Review. 1971. LX1.

6 Martin P., Taylor E. The Anatomy of a Migration Hump. In.: Development strategy, employment and migration. Ed.

by E. Taylor. Paris: OECD, 1996.

7 Castles S. Immigrant workers and class structure in Western Europe. N.Y.: Oxford University Press, 1985. Portes A.,

Walton J. Labor, Class, and the International System.N.Y.:Academic Press,1981. Morawska E. The sociology and

historiography of immigration // Immigration Reconsidered: History, Sociology, and Politics / ed. by Virginia Yans-

McLaughlin. - N.Y.: Oxford University Press, 1990. Sassen S. The Mobility of Labor and Capital: A Study in

International Investment and Labor Flow. Cambridge: Cambridge University Press, 1988. Wallerstein I. The Modern

World System, Capitalist Agriculture and the Origins of the European World Economy in the Sixteenth Century. N.Y.:

Academic Press, 1974.

8 Hugo G. Village - community ties, village norms, and ethnic and social networks: A review of evidence from the

Third World / DeJong G., Gardner R. Migration Decision Making: Multidisciplinary Approaches to Microlevel Studies

in Developed and Developing Countries. N.Y.: Pergamon Press, 1981. Gurak D., Caces F. Migration networks and the

shaping of migration systems. In: M. Kritz, L.-L. Lim, H. Zlotnik (eds.). International Migration Systems: A Global

Approach. Oxford: Clarendon Press, 1992. Massey D. The social and economic origins of immigration // Annals of the

American Academy of Political and Social Science. 1990. Vol. 510. Taylor E. Differential migration, networks,

information and risk / Stark O. (ed.), Research in Human Capital and Development. Vol. 4. Migration, Human Capital,

and Development. Greenwich, Conn.: JAI Press, 1986. Boyd M. Family and Personal Networks. In: International

Migration: Recent Developments and New Agendas // International Migration Review. 1989. Vol. 23.

9 Faist T. Transnationalization in international migration: implications for the study

of citizenship and culture // Ethnic and Racial Studies. 2000. Vol.23. № 2. Glick-Schiller N. Transmigrants and Nation-States: Something Old and Some-thing New in the US Immigrant Experience. In.: The Handbook of International Mi­gration: the American Experience. Eds. by C. Hirschman, P. Kasinitz, J. DeWind. N.Y.: Russell Sage Foundation,1999. Portes A. Conclusion: Theoretical convergencies and empirical evidence in the study of immigrant transnationalism // International Migration Review. 2003. Vol.37.

10  Массей Д. Синтетическая теория международной миграции. В кн.: Мир в зеркале международной миграции /

Гл. ред. В.А. Ионцев. М.: МАКС-Пресс, 2002. Вып. 10.


8 миграций Э.Равенстейн); во-вторых, обладание экономическими науками исследовательскими методами, позволяющими выстраивать с помощью математического аппарата, верифицируемые модели для анализа миграций и измерения экономической эффективности; в третьих, недооценка социальных и политических последствий миграции, распространенное рассмотрение последней лишь в качестве экономического ресурса.

Вопросы изучения миграции широко представлены в отечественной научной литературе. Следует отметить блестящую плеяду отечественных ученых, внесших большой вклад в изучение миграции, актуальный и сегодня: Т.И.Заславская, Ж.А.Зайончковская, В.А.Ионцев, В.И.Переведенцев, Л.Л.Рыбаковский, В.А.Тишков, Б.С.Хорев и дрF11F. В конце 80-х - начале 90-х гг. ХХ в., в России качественно изменилась структура миграционных потоков. Если прежде она в основном определялась экономическими причинами и ограничивалась территорией страны, то теперь на передний план вышли проблемы внешней, вынужденной миграции, внутренняя же миграция, напротив, резко сократилась. Появление комплексных исследований в области изучения миграции стало возможным лишь на рубеже тысячелетий. Это работы Г.С.Витковской, А.Г.Вишневского, В.А.Ионцева, В.И.Мукомеля, В.А.Тишкова, и др.F12F Современными исследователями признается необходимость комплексного подхода, как к изучению международной миграции, так и к формированию миграционной политики.F13F

Проблемы разработки и реализации иммиграционной политики, взаимодействия множества участников этого процесса, разнообразные подходы к процессу регулирования миграции являются предметом анализа западных и отечественных исследователей. В диссертации корпус источников подразделен на три группы: 1) посвященные анализу теоретических и практических аспектов формирования миграционной политики; 2) страновые исследования иммиграционной политики; 3) компаративистские исследования.

Анализ и разработка управленческих подходов к регулированию миграционных   процессов   представлены   в   исследованиях   С.А.Авакьяна,

11   Зайончковская Ж.А. Новоселы в городах. М., 1972. Заславская Т.И., Рыбаковский Л.Л. Процессы миграции и

их регулирование в социалистическом обществе//Социологические исследования. 1978. №1. Ионцев В.А.

Направления миграционной политики развитых капиталистических стран. М., 1980. Ионцев В.А.

Международная миграция населения: теория и история изучения. М., 1999. Переведенцев В.И. Методы

изучения миграции населения. М., 1975. Плетнев Э.П. Международная миграция рабочей силы в

капиталистической системе мирового хозяйства. М., 1962. Рыбаковский Л.Л. Миграция населения: прогнозы,

факторы, политика. М., 1987. Топилин А.В. Территориальное перераспределение трудовых ресурсов в СССР.

М., 1975. Хомра А.У. Миграция населения: вопросы теории, методики исследования. Киев, 1979. Хорев Б.С.,

Чапек В.Н. Проблемы изучения миграции населения. М., 1978.

12  Демографическая модернизация России, 1900-2000 / под ред. А.Г.Вишневского. М.: Новое изд-во, 2006.

Миграция и безопасность России / под ред. Г.Витковской и С.Панарина. М., 2000. Ионцев В.А. Международная

миграция населения: Теория и история изучения. М.: Диалог-МГУ, 1999.

13  Методология и методы изучения миграционных процессов. Междисц. учебн. пос. / Под ред. Ж.

Зайончковской, И. Молодиковой, В. Мукомеля. М., 2007.


9 И.Н.Барцица, О.Д.Воробьевой, Г.И.Глущенко, Г.Г.Гольдина, М.Б.Денисенко, А.В.Дмитриева, С.Н.Градировского, Н.Н.Зинченко, Ю.Г.Ефимова, И.В.Ивахнюк, В.Л.Иноземцева, Н.В.Мкртчяна, Ю.В.Рощина, С.В.Рязанцева, И.С.Семененко, С.С.Сулакшина, В.А.Тишкова, А.И.Трейвиша, М.Л.Тюркина, И.П.Цапенко и др.F14F Проблемы иммиграционной политики европейских стран, интеграции мигрантов, использования экономического потенциала миграции находятся в центре внимания С.В.Рязанцева.F15F Докторская диссертация Ю.Г.ЕфимоваF16F посвящена анализу взаимодействий миграционного и политического процессов в современном мире. Изучению проблем адаптации и интеграции инокультурных мигрантов и стабильности обществ принимающих стран посвящены исследования А.А.Акмаловой, Л.М.Дробижевой, В.М.Капицына, И.М.Кузнецова, А.И.Куропятника, И.Ю.Котина, И.С.Семененко.F17F А.С.Чесноков классифицировал политику государств мира по возвращению соотечественников.F18F

Исследованию конфликтогенной природы миграции и последствий реализации миграционной политики на общегосударственном и региональном уровне посвящены работы Г.В.Аксюченко, А.В.Дмитриева, А.А.Казанцева, М.В.Саввы, Н.С.Слепцова и др.F19F А.В.Дмитриев стал одним из первых среди

14  Авакьян С.А. Россия: гражданство, иностранцы, внешняя миграция. СПб. : Юрид. центр Пресс, 2003. Основы

миграционной политики / под общ. ред. И.Н. Барцица. М.: Изд-во РАГС, 2008. Гольдин Г.Г. Миграция

населения: проблемы политико-правового регулирования. Дис. …докт. полит. наук, М.: 2001. Дмитриев А.В.

Миграция: Конфликтное измерение. М., 2006. Ефимов Ю.Г. Политическая миграциология: миграционные

процессы в контексте политологических проблем. - М.: 2005. Зинченко Н.Н. Миграция населения: Теория и

практика международно-правового регулирования. М.: Внешторгиздат, 2003.       Ивахнюк И.В. Евразийская

миграционная система: теория и политика. М.: ТЕИС, 2005. Иноземцев В.Л. Иммиграция: новая проблема

нового столетия //Социологические исследования. 2003. № 4. Вынужденные мигранты и государство / Под ред.

В.А. Тишкова. М., 1998. Перспективы миграции и этнического развития России и их учет при разработке

стратегических направлений развития страны на длительную перспективу / Под ред. А.Г. Вишневского. М.:

ИЭПП, 2004. Тюркин М.Л. Миграционная политика Российской Федерации. Опыт и перспективы развития. М.:

Зимогляд, 2009. Цапенко И.П. Управление миграцией: опыт развитых стран. М.: Академия, 2009.

15  Рязанцев С.В. Влияние миграции на социально–экономическое развитие Европы: современные тенденции.

Ставрополь: Кн. изд- во, 2001.

16Ефимов Ю.Г. Миграция в современном политическом процессе. Дис. … докт.полит. наук, Ставрополь, 2007.

17  Акмалова А.А., Капицын В.М. Социальная работа с мигрантами и беженцами. М.: ИНФРА-М, 2008.

Социальное неравенство этнических групп: представления и реальность / Авт. проекта и отв. ред. Л.М.

Дробижева. М.: ИС РАН, 2002. Котин И.Ю. Ислам в Южной Азии и Великобритании. СПб.: Петербургское

Востоковедение, 2008. Куропятник А.И. Мультикультурализм: проблемы социальной стабильности

полиэтнических обществ. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2000. Семененко И.С. Интеграция инокультурных сообществ в

развитых странах. В кн.: Управление государством: Проблемы и тенденции развития. Политическая наука:

Ежегодник 2007 / Гл. ред. А.И. Соловьев. М.: РОССПЭН, 2008.

18  Чесноков А. «Возвращение соотечественников» в иммиграционной политике // Международные процессы.

2008. Том 6. № 2 (17).

19  Аксюченко Г.В. Иммиграция как источник вызовов безопасности // Власть.2007, № 8. Дмитриев А.В.,

Слепцов Н.С. Конфликты миграции. М.: Альфа-М, 2004. Дмитриев А.В. Миграция: конфликтное измерение.

М.: Альфа-М, 2006. Дмитриев А.В., Жуков В.И., Пядухов Г.А. Миграция: конфликт, безопасность,

сотрудничество. М.: Изд-во РГСУ, 2009.


10 отечественных   конфликтологов,   обратившихся   к  исследованию   проблем миграции населения.F20F

Наибольшая часть исследований относится ко второй группе. Проблемы иммиграционной политики Канады, анализ современных экономических и политических проблем развития страны содержится в работах зарубежных и отечественных авторов. Из иностранных исследователей следует отметить Ф.Хоукинс, А.Грина, Г.Грабеля, Дж.Рейца, А.Саймонса, К.Кеохейна, Р.Уитакера.F21F В диссертации автор опирался на труды отечественных канадоведов В.С.Ажаевой, К.Ю.Барановского, М.А.Владимировой, Е.Г.Комковой, А.А.Мелкумова, С.Ф.Молочкова, Л.А.Немовой, Л.Н.Фурсовой, Т.Н.Тимашовой, В.А.Тишкова, Т.А.Щукиной и др.F22F Иммиграционная политика Великобритании входит в объект научного анализа зарубежных авторов – М.Анвара, А.Геддеса, З.Лайтона-Генри, А.Мессины, Г.Пича, П.Стэтхема, Р.Хансена, Д.ХэмпшираF23F и др., а также отечественных – Г.В.Аксюченко, В.К.Антоновой, Н.В.Блинниковой, А.А.Громыко, В.А.Житомирского, В.И.Козлова,     Т.С.Кондратьевой     и     др.F24F     Проблемы     формирования

20 Дмитриев А.В. Конфликтология. М.: Гардарики, 2001. Дмитриев А.В. Конфликтность миграции: глобальный

аспект // Социс. 2001. № 6.

21 The effects of mass immigration on canadian living standards and society. Ed. by H.Grubel. Toronto: Fraser Institute,

2009. Reitz J. Canada: Immigration and Nation-Building in the Transition to a Knowledge Economy // Controlling

Immigration: a Global Perspective / ed. by W. Cornelius, T. Tsuda, P. Martin, and J. Hollifield.-Stanford,2004.-P.79-

113. Canadian Immigration Policy for the 21st Century / ed. by Ch. Beach, A. Green, J. Reitz. Kingston; Ontario,2003.

Simmons A., Keohane K. Immigration Policy: State Strategies and the Quest for Legi-timacy // Canadian Review of

Sociology and Anthropology.-1992. - Vol.29, № 4. Whitaker R. Double Standard: The Secret History of Canadian

Immigration. Toronto: Lester & Orpen Dennys, 1987.

22 Ажаева В.С. Канада: тенденции социально-политического развития. М.: ИНИОН, 2001. Барановский К.Ю.

Иммиграция – многоаспектная проблема // США – экономика, политика, идеология. 1994. № 11. Владимирова

М.А. Иммиграция и многокультурность канадского общества // CША и Канада: экономика, политика, культура.

2006. № 5. Комкова Е.Г. Канада и НАФТА. Итоги и перспективы североамериканской экономической

интеграции. М.: ИСКРАН, 2005. Комкова Е.Г. Фактор границы в канадо-американских экономических

отношениях // CША и Канада: экономика, политика, культура. 2006. № 8. Мелкумов А.А. Канадский

федерализм: теория и практика.- М.: Экономика, 1998. Немова Л.А. Иммиграция // В кн.: Современная Канада.

Отв. ред. С.Ф. Молочков. М.: Наука, 1998. Немова Л.А. Социально-экономическая политика государства в

Канаде. М.: ИСКРАН, 2004. Немова Л.А., Щукина Е.А. Иммиграционная политика Канады.// США –

экономика, политика, идеология. 1988. № 10. Тимашова Т.Н. Конституционно-правовые аспекты канадской

иммиграционной политики. М.: Анкил, 2007. Тишков В.А., Кошелев Л.В. История Канады. М.: Мысль, 1982.

Фурсова Л.Н. Иммиграция и национальное развитие Канады. 1946 – 1970. М.: Наука, 1975.

23 Anwar M. The Myth of Return: Pakistanis in Britain. London: Heinemann Educational Books, 1979. Layton-Henry

Z. The Politics of Race in Britain. London: George Allen and Unwin, 1984.Hansen R. Citizenship and Immigration in

Post-War Britain. Oxford: Oxford University Press, 2000. Messina A. The Impacts of Post-WWII Migration to Britain:

Policy Constraints, Political Opportunism and the Alteration of Representational Politics // The Review of Politics.

2001. Vol. 63 (2). Statham P., Geddes A. Elites and the «Organised Public»: Who Drives British Immi-gration Politics

and in Which Direction? // West European Politics. 2006. Vol. 29. № 2. Peach C. The Muslim Population of Great

Britain // Ethnic and Racial Studies. 1990. Vol. 13. № 3. Hampshire J. Disembedding Liberalism? Immigration Politics

and Security in Britain since 9/11 // Immigration Policy and Security. Ed. by T. Givens, G. Freeman, D. Leal. N.Y.:

Routledge, 2008. Р. 109-129.

24 Аксюченко Г.В. Иммиграционная политика Великобритании в условиях глобализации: теория, дискурс,

практика : дисс. к. полит. н. Нижний Новгород, 2007. Антонова В.К. Великобритания обречена на

мультикультурализм или мультикультурализм в Великобритании обречен? // Журнал исследований социальной

политики. 2003. - Т. 1. № 2. Блинникова Н.В. Регионы и «цветные» иммигранты современной Великобритании:


11 австралийской иммиграционной политики находятся в центре внимания Р.Биррель, Д.Джаппа, Д.Коллинза, А.Морана, Д.Уолша и др.F25F В то же время, иммиграционная политика Австралии практически не представлена в исследованиях отечественных ученых. Следует отметить важность анализа организационного устройства иммиграционной политики Австралии в коллективном труде М.Б.Денисенко, О.А.Хараевой, О.С.Чудиновских, и характеристик, данных в статье М.В.Боргулева.F26F Интересные факты о судьбах русских эмигрантов в Австралии приведены в работах Г.И.Каневской, А.Ю.Рудницкого.F27F

В третью группу объединены компаративистские исследования

национальных иммиграционных политик развитых стран Г.Фримэна,

Х.Джопке, А.Геддеса, C.Кастлеса, Г.Лахав, Э.Мейерса, Д.Уолша, Т.Хаммара,

Д.Холифилда и др.F28F Из отечественных ученых следует отметить исследования

М.В.Боргулева, М.Б.Денисенко, Н.Н.Жуковой, И.В.Ивахнюк, Э.В.Кириченко,

С.В.Рязанцева,           М.Л.Тюркина,           О.А.Хараевой,           М.З.Шкундина,

О.С.Чудиновских.F29F       Перспективным       направлением       в       изучении

социо-культурный аспект // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2006. № 6. Громыко А.А. Великобритания: после захода солнца. // Россия в глобальной политике. 2005, № 6. Житомирский В.А. Апартеид по-британски. М.: Мысль, 1985. Козлов В.И. Иммиграция и этнорасовые проблемы в Британии. М.: Наука, 1987. Кондратьева Т.С. Великобритания: Дискуссия по проблемам иммиграции. (Обзор). В кн.: Западная Европа перед вызовом иммиграции. Актуальные проблемы Европы. Сборник научных трудов. Вып. 1. М., 2005, с. 88-114.

25 Birrell R. A New Era In Australian Migration Policy // International Migration Review. 1984. Vol. 18. № 1. Collins J.

Migrant Hands in a Distant Land: Australia’s Post-War Immigration. Second edition. Sydney: Pluto Press, 1991. Jupp

J. From white Australia to Woomera: the story of Australian immigration. Cambridge, N.Y.: Cambridge University

Press, 2002. Moran A. Australia: nation, belonging, and globalization. N.Y.: Routledge, 2005. Walsh J. Navigating

Globalization: Immigration Policy in Canada and Australia, 1945-2007 // Sociological Forum. 2008. Vol. 23. №. 4.

26 Австралия. В кн.: Денисенко М.Б., Хараева О.А., Чудиновских О.С. Иммиграционная политика в Российской

Федерации и странах Запада. М., 2003. С. 109-125. Боргулев М. Основания миграционной политики в

"иммиграционных странах": Канада, Австралия, Новая Зеландия. (Cтатья размещена на сайте: Государство и

антропоток). URL: http://antropotok.archipelag.ru/text/a036.htm

27 Каневская Г.И. Очерк русской иммиграции в Австралии (1923-1947 гг.). Мельбурн: Университет Мельбурна,

1998. Рудницкий А.Ю. Другая жизнь и берег дальний... Русские в австралийской истории. М.: Наука, 1991.

28 Geddes A. The politics of migration and immigration in Europe. London: SAGE, 2003. Joppke C. Immigration and

the Nation-State. The United States, Germany and Great Britain. Oxford, N.Y.: Oxford Univ. Press, 1999. Schain M.

The Politics of Immigration in France, Britain, and the United States: A Comparative Study. N.Y.: Palgrave Macmillan,

2008. Weiner M. The Global Migration Crisis: Challenges to States and Human Rights. N.Y.: HarperCollins College

Publishers, 1995. Migration Theory: Talking Across Disciplines. Eds. by C. Brettell, J. Hollifield. N.Y.: Routledge.

2000. Freeman G. National models, policy types, and the politics of immigration in liberal democracies // West

European Politics. 2006. № 29 (2). Joppke C. Why Liberal States Accept Unwanted Immigration // World Politics.

1998. Vol. 50 (2). Meyers E. International immigration policy: a theoretical and comparative analysis. N.Y.: Palgrave

Macmillan, 2004. Walsh J. Navigating Globalization: Immigration Policy in Canada and Australia, 1945-2007 //

Sociological Forum. 2008. Vol. 23. №. 4. Zolberg A. Nation by Design: Immigration Policy in the Fashioning of

America. N.Y.: Harvard University Press, 2006.

29 Ивахнюк И.В. Евразийская миграционная система: теория и политика. М.: ТЕИС, 2005. Денисенко М.Б.,

Хараева О.А., Чудиновских О.С. Иммиграционная политика в Российской Федерации и странах Запада. М.:

ИЭПП, 2003. Жукова Н.Н. Миграционная политика Европейского Союза. Автореф. дисс. канд. ист. наук.

Ставрополь, 2005. Миграционные процессы: социально-экономический аспект (на примере ведущих стран) /

Отв. ред. Э. В. Кириченко, М. З. Шкундин. - М.: ИМЭМО, 2007. Рязанцев С.В. Влияние миграции на

социально–экономическое развитие Европы: современные тенденции. Ставрополь: Кн. изд- во, 2001. Рязанцев


12 иммиграционной политики выступает исследование миграционных режимов. Международные миграционные режимы разрабатывают Б.Гоуш, Р.Козловски,F30F в связи с проблемами нелегальной миграции, – Е.Тюрюканова.F31F Изучению проблем формирования европейского иммиграционного режима посвящены исследования Г.Лахав, А.Мессины, Т.Файста, К.Тоуэз и др.F32F Функционирование государственного иммиграционного режима исследуют Х.Джоппке, В.Малахов.F33F Проблемам политического участия иммигрантов, анализу институциональных возможностей и политических практик реализации мигрантами своих политических интересов в развитых странах посвящены работы Т.Алейникова, Д.Класмейера, А.Кондо, П.Одмальма, К.Калики, Р.Баубока, Р.Гэйдака, Д.Эрнеста и др.F34F

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что отечественная политическая наука испытывает сегодня явный недостаток работ, посвященных анализу института иммиграционной политики развитых стран, как с точки зрения эволюции его ценностно-нормативных оснований, так и имплементационных характеристик. Наблюдается дефицит комплексных исследований института иммиграционной политики англосаксонских стран, направленных на выявление факторов эволюции миграционных режимов, анализ интеграционных стратегий, характеристику форм политического участия мигрантов. В то же время, обзор зарубежной научной литературы свидетельствует о глубокой разработанности проблем изучения международной миграции и иммиграционной политики. Сформулированы и

С.В. Опыт и проблемы регулирования миграционных потоков в странах Западной Европы. – М.: ИСПИ РАН, 2001. Тюркин М.Л. Историко-правовой анализ миграционных систем России, США, Франции и ФРГ. М.: ВНИИ МВД России, 2004.

30  Koslowski R. Global Mobility and the Quest for an International Migration Regime. In: International Migration and

Development: Continuing the Dialogue: Legal and Policy Perspectives. Eds. by J. Chamie, L. Dall’Oglio. N.Y.: Center

for Migration Studies, 2008. Managing Migration: Time for a New International Regime? Ed. by B. Ghosh. Oxford:

Oxford University Press, 2000.

31  Тюрюканова Е. Торговля людьми и современный миграционный режим. Доклад Московского центра по

проблемам организованной и коррупционной преступности. М., 2003.

32  Lahav G. Immigration and Politics in the New Europe: Reinventing Borders. Cambridge: Cambridge University

Press, 2004. The Europeanization of National Policies and Politics of Immigration. Between Autonomy and the

European Union. Eds. by T. Faist, A. Ette. N.Y.: Palgrave, 2007. Messina A., Thouez C. The logics and politics of a

european immigration regime. In: West European Immigration and Immigrant Policy in the New Century. Ed. by A.

Messina. Westport, CT: Praeger, 2002. - P. 97-122.

33  Joppke C. Immigration and the Nation-State. The United States, Germany and Great Britain. Oxford, N.Y.: Oxford

Univ. Press, 1999. Малахов В.С. Иммиграционные режимы в государствах Запада и в России: теоретико-

политический аспект. // ПОЛИС. 2010, № 3-4.

34  Aleinikoff T., Klusmeyer D. Citizenship Policies for an Age of Migration. Washington, DC: Carnegie Endowment

for International Peace and Migration Policy Institute, 2002. Citizenship In A Global World: Comparing Citizenship

Rights For Aliens. Ed. by A. Kondo. N.Y.: Palgrave Macmillan, 2001. Earnest D. Old nations, new voters: nationalism,

transnationalism, and democracy in the era of global migration. Albany: SUNY Press, 2008. Hayduk R. Democracy for

All: Restoring Immigrant Voting Rights in the United States. N.Y.: Routledge, 2006. Kalicki K. Electoral Rights

beyond Territory and beyond Citizenship? The Case of South Korea // Japanese Journal of Political Science. 2009. Vol.

10. Odmalm P. Migration Policies and Political Participation: Inclusion or Intrusion in Western Europe? N.Y.: Palgrave

Macmillan, 2006.


13 апробированы теории, объясняющие причинно-следственные связи и движущие силы международной миграции; углубляются национальные и кросснациональные исследования иммиграционной политики развитых стран, ее структуры, функций и проблем реализации на национальном и на международном уровне.

Все большее развитие в современных исследованиях иммиграционной политики получает междисциплинарный подход. Однако вклад различных наук в изучение иммиграционной политики неравноценен. Экспансия представителей экономических наук в изучении феномена иммиграционной политики в современных условиях такова, что позволяет характеризовать ее как «экономический империализм». В то же время, политическая наука обладает собственным методологическим аппаратом, который может быть применен в исследовании эволюции института иммиграционной политики, механизмов его формирования, в частности, международного миграционного режима. Операционализация методологии теории международных отношений -неомарксизма (Е.Боначич, Э.Петрас, С.Кастлес, Л.ЧенгF35F), неолиберализма (Д.Холлифилд, Я.Сойсал, Д.РаггиF36F), неореализма (К.Уолтс, А.Зольберг, К.Рудольф, М.ВинерF37F); неоинституционального (Д.Мейер, Б.Роуэн, П.ДиМаджио, У.ПауэллF38F) и конфликтологического (Р.Парк, Б.Андерсен, Э.Хобсбаум)F39F подходов, по мнению диссертанта, способна повысить качество анализа института иммиграционной политики. В частности, в исследовании международных миграционных режимов серьезным эвристическим потенциалом обладает методология, разработанная в рамках концепции международных режимов (Р.Аксельрод, Р.Кеохейн, Ф.Краточвил, Дж.Най, Д.Рагги, Б.Саймонс, О.ЯнгF40F). Понимание процессов развития европейской

35 Labor immigration under capitalism: Asian workers in the United States before World War II / eds. by L.Cheng,

E.Bonacich. Berkeley, University of California Press, 1984 ; Petras E.The Global Labor Market in the Modern World

Economy // Global Trends in Migration: Theory and Research on International Population Movements / eds. by

M.Kritz, C.B.Keely and all.-N.Y.: Center for Migration Studies,1981.

36 Hollifield J. Immigrants, Markets, and States: The Political Economy of Postwar Europe. Cambridge: Harvard

University Press,1992. Ruggie J. International Regimes, Transactions and Change: Embedded Liberalism in the

Postwar Economic Order // International Organization. 1982.Vol. 36 (2).

37 Waltz K. Man, the State and War: A Theoretical Analysis. N.Y.: Columbia University Press,1959. Weiner M. The

Global Migration Crisis: Challenges to States and Human Rights. N.Y.: Harper Collins College Publishers, 1995.

Rudolph С. National security and immigration: policy development in the United States and Western Europe since

1945.Stanford: Stanford University Press,2006. Zolberg A. Nation by Design: Immigration Policy in the Fashioning of

America. N.Y.: Harvard University Press, 2006.

38 DiMaggio P., Powell W. The Iron Cage Revisited: Institutional Isomorphism and Collective Rationality // American

Sociological Review.-1983.-Vol.48 (2); Meyer J., Rowan B. Institutionalized Organizations: Formal Structure as Myth

and Ceremony // American Journal of Sociology.-1977.-Vol.83, № 2.

39 Андерсон, Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма. М.:

«КАНОН-пресс-Ц», 2001.Park R. The Race Relations Cycle in Hawaii // Race and Culture / eds. by E. Hughes et all.-

Glencoe:Free Press, 1950. Hobsbawm, E. Nations and nationalism since 1780: programme myth and reality.

Cambridge: Cambridge University Press, 1992.

40 Axerold R., Keohane R. Achieving Cooperation under Anarchy: Strategies and Institutions // World Politics.1985.

Vol. 38. № 1. Р. 226-254. Haggard S., Simmons B. Theories of International Regimes // International Organizations.


14 интеграции  и  оценка  перспектив  иммиграционной  политики  Евросоюза должны    опираться    на    синтез    трех    методологических    подходов    – неофункционализма        (Э.ХаасF41F),        федерализма        (А.ЭтциониF42F)        и транснационализма (Р.Кеохейн, Дж.НайF43F).

Диссертант исходит из понимания государственной иммиграционной политики как процесса, в который включены разнообразные усилия политических, гражданских и международных структур. Государство, выступая в роли «интегративного социального актора» (А.И.СоловьевF44F), в процессе формирования иммиграционной политики агрегирует подходы разноуровневых формализованных и неформализованных структур к регулированию миграции. В современных условиях государство – суть общий знаменатель деятельности всех общественных акторов в сфере регулирования миграции, что заставляет его по-новому действовать на разных уровнях организации власти. Таким образом, иммиграционная политика – это не механическое соединение всех форм иммиграционной активности множественных внутренних и внешних акторов, где государство – это один из множества агентов совокупной деятельности и у него всего лишь свой сегмент ответственности. Напротив, государственная иммиграционная политика рассматривается диссертантом как единая, системообразующая деятельность государства, направленная на реализацию целей принимающего общества.

Таким образом, потребности операционализации методологии политико-управленческих дисциплин для расширения эвристических возможностей междисциплинарного подхода к изучению иммиграционной политики, сформировали цели, предмет и задачи данного диссертационного исследования.

Объект исследования – политические и общественные процессы, отражающие и сопровождающие формирование и функционирование института государственной иммиграционной политики в развитых странах мира.

Предмет исследования – взаимодействия акторов и эволюция механизмов и технологий формирования государственной иммиграционной политики в развитых странах мира, проявляющейся на субнациональном, национальном и международном уровнях.

Целью исследования является определение детерминированных усложнением    современных экономических и политико-правовых условий

1987. Vol. 41. Kratochwill F., Ruggie J. International Organization: a State of the Art and an Art of the State // International Organization. 1986. Vol.40. № 4. Nye J. Nuclear Leaning and U.S.-Soviet Security Regimes.// International Organization. 1987. Vol.41. Young O. International Cooperation: Building Regimes for Natural Resources and the Environment. N.Y.: Cornell University Press, 1989.

41 Haas E. The Uniting of Europe: Political, Social, and Economic Forces 1950-57. Stanford: Stanford University Press,

1958.

42 Etzioni A. Political unification revisited: on building supranational communities. Lаnhаm: Lexington Books,2001.

43 Keohane R., Nye J.S. Transnational Relations and World Politics. Cambridge: Harvard University Press,1971.

44 Соловьев А.И. Принятие государственных решений. М.: КноРус, 2006. С. 10.


15 факторов, тенденций и отличительных черт формирования и реализации государственной иммиграционной политики в развитых странах мира, отражающей новые задачи и институциональную трансформацию государства на различных уровнях его функционирования. Полученные результаты исследования будут способствовать концептуальному обоснованию совершенствования отечественной миграционной политики, ее органическому включению в процессы российской модернизации.

Задачи   детерминированы     целями  и  характером   исследования  и включают:

-   критическое осмысление и обобщение отечественных и зарубежных

теоретико-методологических подходов к изучению международной миграции и

иммиграционной политики, практик и моделей управления миграционными

процессами;

- систематизацию опыта институционализации национальных иммиграционных

политик как традиционных стран иммиграции, имеющих опыт осуществления

экспансионистской стратегии - Австралии и Канады, - так и Великобритании, -

страны, реализовавшей рестриктивную стратегию;

  1. теоретическое описание институциональной структуры и особенностей функционирования механизма выработки и реализации иммиграционной политики в развитых странах мира;
  2. выявление факторов и причинно-следственных связей, влияющих на эволюцию института иммиграционной политики;
  3. определение причин изменения роли государства в процессе выработки и реализации иммиграционной политики;
  4. характеристику основных политических и неполитических акторов, а также их взаимодействий в процессе формирования иммиграционной политики;
  5. концептуализацию исследовательских подходов к изучению международных режимов в сфере миграции населения;
  6. обоснование факторов, влияющих на изменения в характере взаимодействий основных акторов процессов регулирования миграции;
  7. определение современных направлений и выявление тенденций в развитии иммиграционной политики, связанных с появлением наднационального и международного уровня принятия политических решений (феномены Евросоюза и международно-правового режима беженцев);

-   выделение и обоснование целесообразности использования концепта

«иммиграционно-политический режим» для характеристики современных

тенденций в миграционном менеджменте;

- раскрытие содержания современных тенденций в миграционном менеджменте

и политико-управленческих возможностей компенсации венчурной природы

иммиграционной политики;


16 -   обоснование   необходимости   модернизации   и   основных   направлений изменений     в    механизме     выработки    и    реализации     национальной иммиграционной политики современной России.

Теоретико-методологические         основания           диссертационного

исследования представлены сформированным автором для решения поставленных целей и задач мультидименсиональным подходом. Данный исследовательский подход синтезирует методы из арсенала политических, юридических, социологических и экономических наук: системный подход, структурно-функциональный анализ, неомарксизм, синтетическая теория миграции, теория миро-системного анализа, неореализм, неоинституционализм, неофункционализм, конфликтологический подход, компаративистский подход. Системообразующим значением в диссертационном исследовании обладают принципы историзма и диалектики. Центральное место в теоретико-методологической базе диссертации принадлежит неонституциональному подходу. В корпусе современных научных исследований иммиграционной политики доминируют сторонники инструменталистского подхода, рассматривающие иммиграционную политику через соотношение экономических затрат и выгод. Использование неоинституционализма в качестве методологической основы позволило максимально адекватно раскрыть причинно-следственные связи и движущие силы эволюции иммиграционной политики.

Существенным               теоретико-информационным              источником

диссертационного исследования стали результаты анализа документов нормативно-правового, аналитического и статистического характера, характеризующие как страновые особенности формирования иммиграционной политики, так и важные аспекты международного регулирования миграционных процессов.

Эмпирическая база диссертационного исследования включает следующие типы источников: Статистическую базу составляют данные Международной организации по миграции (МОМ), Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), Департамента ООН по экономическим и социальным вопросам, Программы развития ООН, Всемирного банка, Международного валютного фонда (МВФ), Евробарометра, Евростата и др., включая базы данных, размещенные на официальных сайтах органов государственной власти Австралии, Великобритании и Канады; данные Федеральной службы государственной статистики России и Федеральной миграционной службы России (ФМС МВД России).

Особую группу источников представляют зарубежные научные монографии    и    публикации,    посвященные    проблемам    формирования


17 иммиграционной политики и интеграции мигрантов в англосаксонских странах и Евросоюзе, многие из которых впервые использованы в отечественной науке.

Основная гипотеза исследования. Институт иммиграционной политики в процессе эволюционного развития выходит за пределы государства и трансформируется в форму национальных, наднациональных и международных режимов. Миграционные режимы регулируют процессы миграции населения и регламентируют вопросы въезда, выезда, пребывания, и экстрадиции международных мигрантов, а также особый характер взаимодействий разноуровневых политических акторов: государств, наднациональных, международных, правительственных и неправительственных организаций. Миграционные режимы включают в себя права и обязанности различных категорий мигрантов; нормы, процедуры и санкции в отношении мигрантов; баланс внешнеполитических и внутриполитических сил, влияющих на процессы восприятия миграции в социумах государств-участников, принятие законов, юридическую практику, политико-правовую идентификацию и интеграцию мигрантов.

Научная новизна исследования. Разработана теоретическая модель, позволяющая отобразить особенности формирования и реализации государственной иммиграционной политики развитых стран, механизмы и технологии политико-правового регулирования миграционных процессов на различных уровнях властно-управленческого взаимодействия. В данном контексте:

- дана авторская трактовка и раскрыто содержание категории «иммиграционная

политика»;

-     разработан мультидименсиональный подход к анализу проблем

политического регулирования международной миграции, в котором

интегрируется множественность теоретико-методологических подходов к

изучению феномена иммиграционной политики;

  1. обоснован и сформулирован концепт «иммиграционно-политического режима», являющийся результатом проведенного анализа теорий международной миграции и операционализации исследовательских методов из арсенала политико-управленческих наук и теории международных отношений. Использование концепта иммиграционно-политического режима позволяет выявлять, характеризовать и классифицировать современные тенденции в сфере политико-правового регулирования миграционных процессов на различных уровнях власти: от международного до регионального.
  2. обоснована необходимость рассмотрения иммиграционно-политических режимов на трех уровнях: национальном, наднациональном и международном;
  3. выделены виды и формы иммиграционно-политических режимов: международные (реальные (беженцев) и потенциальные (трудовых мигрантов, туризма, борьбы с нелегальной миграцией, образовательной миграции и др.)),

18 наднациональные (Евросоюз), межгосударственные (НАФТА, СНГ, ЕврАзЭС, Австралия-Новая Зеландия и др.), государственные (национально-государственные (Австралии, Великобритании, Канады, России, США и др. стран), имперские (Британское Содружество (1948-1962)), и субнациональные (региональные (Квебек и др.), межрегиональные (еврорегионы));

-  установлены факторы и тенденции эволюции института иммиграционной

политики развитых стран;

-    доказано, что организационные, структурные и имплементационные

компоненты государственной иммиграционной политики институционально

закреплены в рамках определенной модели;

- на основе анализа опыта формирования иммиграционных политик развитых

стран в ХХ в. сформулированы политико-управленческие подходы,

определяющие содержание и характер взаимодействий государства и

мигрантов: 1. Расово-этнический подход. 2. Неолиберальный подход. 3.

Государственно-центричный подход. 4. Цивилизационный подход;

-    выявлены, классифицированы и охарактеризованы основные риски

имплементации государственной иммиграционной политики: стратегические;

системные; рассогласованности целей; темпоральные; пространственные;

имплементационные; политико-культурные;

-     определены основные перспективные направления модернизации

отечественной миграционной политики с учетом зарубежного и отечественного

опыта, реализация которых способна повысить инновационный потенциал и

частично компенсировать венчурную природу управления процессами

международной миграции.

Диссертационное исследование позволило сформулировать и обосновать следующие основные теоретические положения и выводы, выносимые автором на защиту, в которых конкретизирована научная новизна исследования:

1. В современных условиях, иммиграционная политика представляет

собой многоуровневый и полисубъектный процесс, в котором государству

принадлежит доминирующая роль и за счет чего данный процесс направлен на

решение экономических и демографических проблем принимающего общества,

посредством реализации политически детерминированных преференций и

экономических          потребностей,          ограниченных          международными

обязательствами стран приема и нормами в области прав человека. Современная иммиграционная политика в развитых странах мира – это в комплексный сложносоставной процесс, в который по мере его эволюции включаются как новые субъекты, так и объекты регулирования, что приводит к изменению его структуры и функций. К настоящему времени в структуре иммиграционной политики развитых государств выделяются три уровня: 1) наднациональный,   включающий   два   подуровня   –   международный   и


19 межгосударственный; 2) национальный; 3) субнациональный (региональный и/или местный).  Субнациональный уровень обычно включает региональный, но в ряде случаев, например, в отношении политики интеграции, выделяют и местный уровень.

  1. Эффективность государственной иммиграционной политики зависит не только от разработанной нормативно-правовой базы и соответствующей организационной структуры, но прежде всего от таких факторов, как наличие политической воли, качество государственного управления, национальных особенностей функционирования политических институтов, оказывающих влияние на механизм политического целеполагания и практическую реализацию национальной иммиграционной политики.
  2. Эволюция видов и форм государственной иммиграционной политики привела к усложнению ее организационной структуры. Это усложнение процесса формирования и реализации иммиграционной политики происходило как по вертикали, – за счет вычленения субнационального, (главным образом, регионального) уровня, а затем и появления наднационального уровня, так и по горизонтали, – в результате включения политических и неполитических акторов. Значительно, по сравнению с началом ХХ в. увеличилось и количество объектов миграционного регулирования.

Переход от моносубъектной двухуровневой модели иммиграционной политики, к полисубъектной и многоуровневой модели составляет основное содержание сложных и противоречивых изменений, происходящих в сфере иммиграционной политики развитых стран. В наиболее завершенном виде институционализация полисубъектной многоуровневой модели иммиграционной политики происходит в рамках политико-правовой структуры Евросоюза.

4.   В современных условиях ресурсов, находящихся в распоряжении

отдельного национального государства, недостаточно для осуществления

эффективной иммиграционной политики. Доминантная тенденция, оказывающая

влияние на процесс формирования иммиграционной политики развитых

государств, заключается в развитии кооперации в сфере регулирования

международной миграции. Совместная деятельность государств по

регулированию различных аспектов международной миграции предполагает

сближение принципов их национальных иммиграционных политик, а также

выработку общих для участников интеграционных процессов, норм, правил и

процедур в форме региональных и международных миграционных режимов.

Развитые государства стремятся не только регулировать миграционные потоки в

стране приема, но и воздействовать на ситуацию в странах исхода мигрантов.

Дальнейшее развитие данной тенденции способно качественно изменить весь

механизм выработки и реализации иммиграционной политики.


20

5.    Переход от дискриминационных и сегрегирующих практик в

отношении этно-расовых мигрантов к мультикультурным и эквализирующим

формам активности является объективным и закономерным процессом.

Закономерность в смене дифференцирующей модели иммиграционной

политики на эквализирующую, помимо экономических факторов, вытекает из

потребности в легитимации государства на международной арене в условиях

изменившейся институциональной среды. Формирование институциональных

ограничителей действий государств в отношении мигрантов, имеющих

международно-правовую природу, делегитимизировало сегрегационные

стратегии в иммиграционной политике государств-наций, позиционирующих

себя в качестве демократий.

6. Цели миграционной политики могут быть артикулированы как в явной,

так и в не явной формах, а последствия их реализации носить по отношению к

первоначальным замыслам прямо противоположный характер. Главными

причинами расхождения целей и результатов иммиграционной политики в

развитых странах, по нашему мнению, выступают автономность и ограниченность

регулятивных возможностей современных демократических государств

международными нормами гуманитарного характера.

Сложная природа миграционных процессов, их совокупная причинная обусловленность не позволяет демократическим странам осуществлять государственно-монопольную миграционную политику по принципу «включил-выключил», что предопределяет дальнейшую диверсификацию и усложнение процесса выработки адекватной решаемым задачам иммиграционной политики.

7. Иммиграционно-политические режимы представляют собой комплексы

конвенциональных норм, принципов, правил, процедур и санкций, которые

регулируют взаимодействия разнообразных субъектов в миграционной сфере

на международном, наднациональном, национальном и субнациональном

уровнях. В конечном счете, иммиграционно-политические режимы

выражаются в отвечающих целям участников правилах и институтах,

созданных для регулирования отношений в сфере миграции на определенной

территории в конкретно-исторический период. Концепт «иммиграционно-

политического режима» призван отразить качественно новый уровень развития

сотрудничества и кооперации различных политических субъектов в сфере

регулирования миграции на международном, межгосударственном и

региональном уровнях политико-экономических отношений, приводящий к

выработке субъектами взаимодействий совместной иммиграционной политики.

8.  Организационные, структурные и имплементационные компоненты

государственной иммиграционной политики институционально закреплены в

рамках определенной модели. Смена модели иммиграционной политики

происходит вследствие воздействия глубоких общественных трансформаций,

ведущих    к    изменениям    политического    режима,    переконфигурации


21 международных отношений или фаз развития общества. Различия в правительственной реакции на вызовы иммиграции происходят в силу того, что проводимая иммиграционная политика осуществляется в рамках «коридора возможностей», создаваемом «приемлемыми» и «неприемлемыми» наборами политических ценностей.

  1. Демократические государства имеют ограниченный диапазон потенциальных действий в отношении международных мигрантов. При формировании и реализации миграционной политики правительства должны исходить из долгосрочной стратегии. Правительственные действия по решению текущих экономических задач посредством привлечения мигрантов на ограниченный временной интервал являются контрпродуктивными и не учитывают долговременный характер миграционных процессов.
  2. В зависимости от уровня субъекта власти, предоставляющего избирательные права негражданам (наднациональный, национальный, субнациональный или локальный), можно выделить четыре модели взаимодействий государств-приема и иностранных граждан-резидентов: а) постимперская; б) национально-государственная; в) наднациональная; г) локальная.
  3. Снижение качества управления миграционными процессами носит комплексный характер и проявляется через увеличение программ привлечения трудовых мигрантов, зачастую имеющих различные требования на федеральном и региональном уровне; усложнение критериев, предъявляемых к лицам, ищущим убежище, входящим в противоречие с международно-правовым режимом беженцев, а также правил, процедур и практик, регулирующих семейное воссоединение. Свой вклад в снижение эффективности управления миграцией в страну вносит сложносоставное «проиммигрантское» лобби, в условиях демократического государства обладающее реальной способностью противодействия правительственной иммиграционной политике по ограничению иммиграции.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Результаты исследования имеют как теоретическую, так и практическую значимость для совершенствования политических механизмов, применяемых в системе российского государственного управления.

Теоретическое значение диссертации состоит в разработке политологических аспектов методологии изучения иммиграционной политики; обновлении и расширении понятийного аппарата, используемого при изучении институтов регулирования международной миграции; выявлении и анализе современных тенденций в миграционном менеджменте развитых стран; расширении возможностей исследования эволюции акторов и институтов в процессе формирования иммиграционной политики. Соискатель вводит в научный оборот концепт «иммиграционно-политического режима».


22

Практическая значимость работы состоит в том, что основные положения диссертации могут быть применены для концептуализации перспективных направлений модернизации отечественной иммиграционной политики на федеральном и региональном уровнях; для разработки программы и внедрения практик интеграции мигрантов в принимающее российское общество. Основные выводы и положения диссертации могут быть использованы при чтении курсов по дисциплинам: «Политология», «Социология», «Теория международных отношений», «Этнополитология»; применены при разработке спецкурсов. Использование материалов диссертации способно повысить качество подготовки государственных служащих и работников ФМС МВД России.

С практической точки зрения основные выводы и положения работы могут способствовать оптимизации принятия государственных решений на общефедеральном и отраслевом уровнях, обеспечить повышение уровня экспертно-аналитического сопровождения правительственных решений. Выводы и рекомендации диссертационного исследования способствуют более полному и глубокому пониманию конкретных проявлений и тенденций развития института иммиграционной политики.

Апробация       результатов       диссертационного       исследования

осуществлялась посредством публикации монографий и научных статей, а также, в докладах и выступлениях диссертанта, результирующих итоги его научно-исследовательской работы.

Материалы диссертационного исследования докладывались на заседаниях Общественно-консультативного совета при УФМС России по Архангельской области. Результаты диссертационного исследования используются в процессе научной и преподавательской деятельности в ФГАОУ ВПО «Северный (Арктический) федеральный университет» и в других вузах России.

Основные положения диссертации докладывались и обсуждались на международных и российских конгрессах, научных конференциях, семинарах и круглых столах, в том числе: на международной научной конференции «Россия: путь в ХХI век» (Архангельск, 2001); на II Всероссийском социологическом конгрессе «Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы» (Москва, 2003); на научном семинаре в ИППК МГУ им. М.В.Ломоносова (Москва, 2004); на региональной научной конференции «Культура современного общества: проблемы и перспективы» (Архангельск, 2005); на всероссийской научной конференции «Современный мир: проблема свободы» (Архангельск, 2006); на всероссийской научной конференции «Наука, культура, общество: проблемы взаимодействия» (Архангельск, 2007); на научном семинаре в Институте социологии РАН (Москва, 2008); на всероссийской научной конференции «Наука и власть: проблема коммуникаций» (Москва, 2009); на


23 всероссийской научной конференции «Политическое самоопределение России: тенденции и перспективы» (Архангельск, 2009); на X международной научной конференции «Россия: ключевые проблемы и решения» (Москва, 2009); на всероссийской научной конференции «Национальная безопасность: научное и государственное управленческое содержание» (Москва, 2009); на V Всероссийском конгрессе политологов (Москва, 2009); на Третьей Международной научно-практической Интернет-конференции «Общество и этнополитика» (Новосибирск, 2010); на всероссийской научной конференции «Россия в мире: гуманитарное, политическое и экономическое измерение» (Москва 2010) и др.

Диссертация обсуждалась на кафедре политического анализа МГУ им. М.В.Ломоносова и была рекомендована к защите.

По теме диссертации опубликовано более 40 научных работ общим объемом свыше 50 печатных листов, в том числе, 2 монографии и 10 статей в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Минобразования РФ для публикации результатов докторских диссертаций.

Структура работы. Актуальность, предмет и цели исследования предопределили логику и структуру работы. Диссертация состоит из введения, шести глав, объединяющих восемнадцать параграфов, заключения, списка используемых источников.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования; охарактеризована степень ее научной разработанности; определены объект и предмет, цель и задачи диссертационной работы, ее теоретические и методологические основания; раскрыта научная новизна и сформулированы основные положения, выносимые на защиту, охарактеризована их теоретическая и практическая значимость; отмечаются результаты апробации проведенного исследования и кратко раскрывается его структура.

Первая глава «Теоретико-методологические подходы к анализу проблем регулирования миграционных процессов», состоящая из трех параграфов, обосновывает концептуальный замысел диссертации.

Первый параграф первой главы «Миграционные процессы в структуре социальной мобильности» посвящен характеристике теоретических подходов к изучению территориальной разновидности социальной мобильности – процессов миграции населения. Поскольку все три основных вида движения населения – естественное, территориальное и социальное, – взаимосвязаны, автор диссертации в своем исследовании исходит из комплексности и взаимозависимости между процессами вертикальной и горизонтальной мобильности. В параграфе отмечается, что представители


24 классической теории миграции (Э.Равенстейн, У.Томас, Ф.Знанецкий, Р.Парк, Э.Берджесс и др.) сосредоточившись на экономических факторах территориальных перемещений индивидов и социальных групп, в основном проигнорировали факторы, формируемые государством, как важным институциализированным ограничителем миграционной экспансии пришлого населения.

Констатируется отсутствие единодушия среди отечественных и зарубежных исследователей относительно принципов формирования миграционной политики. Часть специалистов, преимущественно теоретиков, а также лидеров правозащитных организаций, выступает за либерализацию мер осуществления миграционной политики, направленных на максимальное привлечение мигрантов, упрощения процедур въезда в страну и получения гражданства, объясняя их необходимостью компенсации сокращения населения. Миграция в этом случае рассматривается как приоритетный, реально достижимый, по сравнению с рождаемостью, способ преодоления депопуляции, а меры, ограничивающие незаконную иммиграцию – как нарушение фундаментальных прав и свобод человека.

В среде специалистов-практиков преобладают сторонники селективного отбора потенциальных мигрантов, использования административных ограничителей незаконной миграции, мотивируя свою позицию возможными угрозами превращения страны в «отстойник» мигрантов из стран третьего мира, неспособных адаптироваться к российским условиям; ростом этнической преступности; усилением социальной напряженности; опасностью возникновения конфликтов на этнической почве. Приоритет в преодолении демографического спада отдается мерам по повышению рождаемости, а в отношении миграционной политики акцент делается на качестве привлекаемых ресурсов – квалификации, возрасте, профессии и т.д.

Во втором параграфе первой главы «Экономические факторы и политические   механизмы   регулирования   миграционных   процессов»

охарактеризованы современные теоретические подходы, раскрывающие социально-экономические детерминанты международной миграции и политико-правовые возможности ее регулирования; определены факторы, влияющие на динамику миграционных потоков, ведущие к усилению миграционного давления на развитые страны.

По мнению диссертанта, политическое регулирование миграционных процессов имеет ряд онтологических особенностей, отличающих этот способ регулирующего воздействия от иных (экономических, правовых, сетевых и пр.) форм и методов регулирования миграции. Государство, выступающее в качестве интегрированного социального актора, при формировании иммиграционной политики способно к синтезированию интересов различных участников взаимодействий в сфере международной миграции, а также к


25 выработке долговременной стратегии действий по приему и обустройству мигрантов, детерминированной целями принимающего социума, мониторингу текущей ситуации и корректировке осуществляемой политики.

К сущностным характеристикам, формирующим профиль возможностей собственно политического регулирования миграции, относятся: его надправовой характер; использование широкого спектра форм и методов воздействия на миграционные процессы; гибкость договорных практик при определении целей госрегулирования; способность задействования технологий идеологической или персональной лояльности, торга, соглашений и проч.

Таким образом, системообразующая природа государственной иммиграционной политики, оперативное реагирование на проблемные области социальных отношений, сопряженных с процессами международной миграции, широкий спектр используемых методов воздействия, способность к мобилизации общественных ресурсов для достижения значимых социальных целей, целерациональный характер политико-управленческого воздействия, составляют преимущество политических методов регулирования международной миграции как динамично развивающейся проблемной сферы.

Демографические концепции (Г.Хьюго, К.Хирано) указывают на структурные различия между развитыми экономиками со стареющим и сокращающимся населением и слабыми экономическими системами, имеющими быстрые темпы роста рабочей силы, результатом которых, становится эффект «напряжения и толчка», увеличивающий миграцию в развитые страны, несмотря на возводимые ими юридические барьеры. Неоклассические экономические теории (А.Льюис, Д.Харрис М.Тодаро) исходят из рационального стремления индивидов, максимизируя свои выгоды, мигрировать в страны с лучшими экономическими возможностями. Стремление людей к увеличению своих доходов выступает движущей силой миграционных процессов. Основой повышения эффективности правительственных стратегий в области регулирования иммиграции должно стать воздействие на рынки труда, как в странах приема, так и в странах исхода мигрантов. Теория новой экономики миграции (О.Старк, Д.Блум, Е.Кац, Э.Тейлор) акцентирует внимание на компенсационные стратегии домохозяйств, использующих помощь мигрантов, в целях хеджирования экономических рисков. Авторы теории новой экономики миграции расширяют набор регулятивных инструментов за счет развития страховых, кредитных и фьючерсных рынков, а также реализации государственных программ в области социального страхования. Теория двойственной структуры рынка труда (М.Пиор) – в структуре рынка труда выделяются первичный и вторичный сегменты. Для первичного сегмента характерно использование капиталоемких методов производства. Вторичный сегмент, напротив, характеризуется трудоемкими методами   производства.   Квалифицированные   рабочие   рассматриваются


26 работодателями как постоянный фактор производства, неквалифицированные – как переменный, что объективно сегментирует рынки труда, обусловливая, двойственный характер его структуры, и вынуждая работодателей обращаться к миграции как источнику рабочей силы. Теория миро-системного анализа (И.Валлерстайн, А.Портес, С.Кастлес, Е.Моравская, С.Сассен) – все субъекты территориальных перемещений включены во взаимодействия центра-периферии с обеих сторон: либо в качестве первопроходцев новых территорий, либо мигрантов в развитые общества. Урбанизация, а затем и глобализация становятся ключевыми факторами, определяющими миграционные процессы. Неравномерное распределение труда и капитала, а также дифференциация в технологическом развитии проявляются в структурировании мирового хозяйства на ядро, периферию и трансгенные зоны. Ключевым фактором зонирования мировой экономики выступает качество трудовых ресурсов. Интернационализация глобальных рынков порождает миграционные потоки, двигающиеся в противоположном направлении по отношению к движению капиталов и технологий. Сторонники миро-системного подхода подчеркивают значение идеологического влияния индустриальных стран. Бывшие колонии во многом унаследовали лингвистические, образовательные и административные системы, свойственные метрополиям, что облегчает потенциальным мигрантам процесс переселения и адаптации. Авторы теории миро-системного анализа пессимистически оценивают возможности правительств развитых стран по ограничению притока иммигрантов. Сетевые направления (другое название – теория общественного капитала) в исследовании миграции, представляют собой разновидность сетевых теорий, рассматривающих коммуникативные процессы в качестве структур, координирующих интересы и ресурсы различных социальных акторов. Г.Хьюго, Э.Тейлор, Д.Массэй, Д.Гюрак, рассматривают сетевые структуры, образуемые связями и отношениями между мигрантами как форму социального капитала и как важный ресурс миграционной экспансии. Развитие сетевых структур, образуемых мигрантами, действует как самостоятельный стимулирующий фактор для последующих миграций. Сетевые структуры по своему вкладу в регулирование процессов миграции могут быть вполне сопоставимы с ролью таких институтов, как государство и рынок. Расширение и укрепление социальных сетей, приводящее к снижению издержек и страхованию рисков институциализирует процесс территориального перемещения, что делает его более автономным от других факторов. Возможности правительственных институтов эффективно воздействовать на сформировавшиеся в стране миграционные сети, существенно сужаются. Разветвленные социальные сети мигрантов и сопутствующая им организационная инфраструктура, располагая устойчивыми международными связями, могут противостоять правительствам национальных государств и наднациональным государственным объединениям.


27

Теория эмиграционного перехода (Ф.Мартин, Э.Тейлор) опирается на гипотезу мобильного транзита В.Зелинского. «Мобильный транзит» – интегративное наименование теории, указывающее на взаимосвязь двух процессов – т.н. «витального транзита» с популяционной мобильностью в пространственно-временной перспективе. Мобильный транзит выступает составной частью процесса модернизации. Теория эмиграционного перехода утверждает, что страны в своем развитии проходят через стадии повышения и снижения эмиграции. Развитие экономики вначале стимулирует отток населения из страны. При условии продолжения экономического роста постепенно нивелируются межстрановые различия в уровне заработной платы и в развитии рынков. На более поздних стадиях развития страны-экспортеры рабочей силы превращаются в страны-импортеры. Концепции транснациональной миграции (Н.Глик-Шиллер, А.Портес, Т.Файст). В отличие от предшествовавших теорий, считавших процесс миграции локализованным в географическом пространстве, транснационалисты сконцентрировали внимание на последствиях глобализации для миграционных процессов. Следствием глобализации стало появление нового феномена – трансмигрантов, которые входят в общество страны-приема, не теряя при этом связей с обществом исхода. Циркуляция миграционных потоков придает свойство нелокализуемости, одновременной принадлежности транснациональных мигрантов к двум и более обществам. Транснационализация миграций является серьезным вызовом национальным государствам в их стремлении к гомогенизации своего населения. Транснационализация миграционных процессов ведет к возникновению трансграничных социальных полей, диверсифицирующих политические, экономические, культурные взаимодействия индивидов, одновременно принадлежащих к разным обществам. Такие социальные поля приводят к возникновению «транснационального социального пространства» (термин Л.Приса).

Таким образом, факторами совокупной причинной обусловленности миграционных процессов выступают, во-первых, фактор неравенства в распределении доходов. Во-вторых, фактор сокращения сельскохозяйственных земель. В-третьих, присылаемые трудовыми мигрантами средства служат источником повышения механизации аграрного производства для их семей, что, в свою очередь, приводит к высвобождению рабочей силы в странах исхода и увеличивает миграционную нагрузку на страны приема. В-четвертых, факторы привнесенных культурных ценностей. Миграционные стратегии становятся популярными у молодежи как наиболее реализуемые из потенциальных возможностей для восходящей социальной мобильности. В-пятых, фактор неравновесного распределения человеческого капитала. Миграция в развитые страны наиболее инициативных и мобильных людей приводит к повышению качества человеческого капитала в странах приема и к


28 обратному эффекту – его истощению в странах исхода. В результате, даже инвестиции в социальную сферу, в частности, в образование, в периферийных аграрных регионах лишь увеличивают количество потенциальных мигрантов, которые предпочитают миграцию. В-шестых, факторы социального престижа профессий. Отдельного внимания заслуживает фактор глобализации мировых миграционных процессов. Глобализация усиливает социально-экономические различия в доходах, условиях жизни, безопасности и соблюдении прав человека, присущие обществам Севера и Юга. Транснационализация выступает доминирующей тенденцией в процессах международной миграции, радикально изменяющей способы социальных действий и природу гражданства в эпоху «фрагментированной лояльности» (Д.Розенау).

Третий параграф первой главы «Международная миграция как объект иммиграционной политики» посвящен анализу основных подходов, объясняющих феномен иммиграционной политики. Среди отечественных исследователей преобладают «государствоцентричные» подходы к определению миграционной политики. Данные подходы оправданы в российском контексте, где традиционно, государство занимает доминирующее положение в формировании политики, вытесняя иных акторов на периферию политического процесса. Однако в отношении иммиграционных политик развитых стран, подобный «моносубъектный» подход не позволяет адекватно отразить современные тенденции в их развитии. «Государствоцентричные» подходы имеют важный онтологический недостаток, который заключается в том, что миграционная политика в современных условиях несводима лишь к государственному управлению, а сам процесс формирования и осуществления политики в отношении мигрантов, в ряде случаев, не только не монополизирован государством, но выступает следствием сложных взаимодействий множества разноуровневых политических и неполитических акторов. Диссертант выступает сторонником структурно-функционального подхода к определению политики по регулированию миграции. По его мнению, иммиграционная политика – комплексный сложносоставной процесс, который в ходе эволюции включал как новые субъекты, так и объекты регулирования, что привело к изменению его структуры и функций. К настоящему времени в структуре иммиграционной политики развитых государств выделяются три уровня: 1) наднациональный, включающий два подуровня – международный и межгосударственный; 2) национальный; 3) субнациональный (региональный и/или местный). Субнациональный уровень обычно включает региональный, но в ряде случаев, например, в отношении политики интеграции, выделяют и местный уровень. Структура иммиграционной политики развитых государств включает два больших компонента. Первый охватывает круг вопросов по приему мигрантов (желательные характеристики, правила, процедуры, системы отбора,    квоты).    Второй    –    проблемы    интеграции    и    социализации


29 (натурализацию, интеграцию, гражданство, допуск к рынку труда, проблемы политического участия и др.). Иммиграционная политика оказывает все большее влияние на демографическую, культурную, экономическую и политическую сферы обществ принимающих стран. Сложность, амбивалентность и многофакторность проблем регулирования территориальных перемещений населения в развитых странах отражается в различии методологических подходов к изучению иммиграционной политики, к ее анализу и в выводах современных исследователей. В сфере иммиграционной политики развитых стран на смену расово-этническим принципам селекции мигрантов, доминировавших в первой половине ХХ в., пришло применение меритократических и мультикультуралистских подходов, преследующих цели привлечения высококвалифицированных мигрантов и качественных носителей человеческого капитала.

В параграфе сделан вывод о том, что изучение иммиграционной политики развитых стран осуществляется преимущественно представителями экономических и социологических наук, а сами процессы миграции населения рассматриваются с позиций экономического детерминизма. Одно из объяснений этой тенденции, получившей название «экономического империализма», состоит в стремлении использовать методологию экономических наук в исследовании социальных и политических процессов. Изучая иммиграционную политику с позиций экономического империализма, исследователи исходят из постулатов рациональности агентов, экономического равновесия и эффективности. Не отрицая важности задач повышения экономической эффективности иммиграционной политики, отметим: во-первых, устойчивую тенденцию снижения доли экономических мигрантов в общей структуре миграции в развитые страны и, соответственно, увеличение других категорий мигрантов; во-вторых, сложную природу миграционных процессов; их совокупная причинная обусловленность, не позволяет осуществлять государственно-монопольную миграционную политику по принципу «включил-выключил», что предопределяет дальнейшее развитие тенденций диверсификации и усложнения процесса выработки адекватной решаемым задачам иммиграционной политики; в-третьих, наличие возможностей для развитых стран посредством иммиграционной политики с различной степенью эффективности решать демографические проблемы, задачи безопасности, обороноспособности, национального строительства, повышения качества человеческого капитала населения и др.; в-четвертых, эффективность иммиграционной политики зависит не только от разработанной нормативно-правовой базы и соответствующей организационной структуры, но, и от таких внеэкономических факторов, как наличие политической воли, качество государственного управления, национальные особенности политических    институтов,    текущая    расстановка    политических    сил,


30

оказывающих влияние на функционирование механизма политического целеполагания и практическую реализацию национальной иммиграционной политики.

Вторая глава «Политические институты и процессы в регулировании иммиграции» посвящена концептуализации иммиграционной политики в качестве объекта политологического анализа.

Первый параграф второй главы «Операционализация теоретико-методологических   подходов   к   изучению   иммиграционной   политики»

характеризует             эвристические            возможности            использования

мультидименсионального подхода в исследовании иммиграционной политики.

Автор считает нецелесообразным применение лишь идеальнотипических моделей политического процесса, воспроизводящих методологию системного подхода для анализа эволюции иммиграционной политики. Системный подход недооценивает роль внутренних изменений в политической системе, имеющих противоречивый и дискретный характер. Задачи повышения эвристического потенциала применяемых методов, могут быть решены посредством синтеза методологии теории международных отношений, политологии и конфликтологии.

Неомарксизм рассматривает использование труда мигрантов в качестве эффективного средства преодоления последствий кризисов капитализма по трем причинам: 1) оно эффективно в период роста; 2) от него можно отказаться в кризисной фазе, когда существует опасность перепроизводства; 3) труд мигрантов оценивается невысоко, что уменьшает инфляционную нагрузку в период роста и помогает компенсировать снижение спроса на рабочую силу в период кризиса. По мнению неомарсксистов (Е.Боначич, Э.Петрас, С.Кастлес, Л.Ченг), развитые государства посредством иммиграционной политики, направленной на привлечение трудовых мигрантов, стремятся компенсировать негативные последствия экономических кризисов в национальной экономике, характерные для капитализма.

Анализу интеграционной стратегии в политике развитых государств (прежде всего, европейских), посвящены три теории: функционализма (неофункционализма), федерализма и транснационализма. Важным следствием развития интеграционных процессов на Европейском континенте стало формирование иммиграционного режима, регламентирующего особый характер миграции для граждан стран-участниц и граждан других стран. Транснационалисты (Р.Кеохейн, Дж.Най) указывают на тот факт, что неизбежная трансформация суверенитета и института гражданства являются прямыми следствиями изменений в сфере коммуникаций и должны учитываться в процессе принятия политических решений, как в странах-реципиентах, так и в странах-донорах, участвующих в международном миграционном      обмене.      Федералисты      (А.Этциони)      полагают,      что


31 транснациональные проблемы в современном мире увеличиваются, и попытки их решить, при существующем уровне межправительственной кооперации, неудовлетворительны. По мнению диссертанта, одной из функций международных институтов выступает формирование трансграничных иммиграционно-политических режимов. Иммиграционно-политические режимы представляют собой общие для стран-участниц принципы, нормы, правила и процедуры регулирования миграционных процессов. Евросоюз является наиболее институционализированным примером иммиграционно-политического режима. Согласно неофункционалистам (Э.Хаас, Ж.Монне, Л.Линдберг), движение к политическому сотрудничеству, результатом которого становится возникновение наднациональных институтов имеет в своей основе необходимость экономической кооперации. Операционализируя неофункционализм для исследования института иммиграционной политики, отметим, что развитие экономической интеграции между двумя и более странами создает объективные предпосылки для формирования общего иммиграционно-политического режима.

Неолиберализм (Д.Холифилд, Д.Рагги, Я.Сойсал) основную роль в сформировавшейся после Второй мировой войны, гегемонии прав человека над потребностями рынка и рестрикционистскими устремлениями правительств, характерных для иммиграционной политики развитых стран, отводит либеральным ценностям. Последние приобретают качества встроенных регуляторов социальных взаимодействий, возникающих между государством и мигрантами.

Противоположных взглядов на роль государства в иммиграционной политике придерживаются неореалисты (К.Уолтс, А.Зольберг, К.Рудольф, М.Винер). Указывая на связь проблем миграции и безопасности, неореалисты утверждают, что политические акторы, и прежде всего государства, повсюду в мире остаются важнейшими регуляторами популяционных перемещений. Большое значение для формирования иммиграционной политики имеет государственная идеология в отношении иммиграции. Небесспорен вывод неореалистов о том, что увеличение внешнеполитических угроз ведет к более открытой миграционной политике; а их снижение увеличивает долю, занимаемую проблемами социетальной безопасности в политической повестке дня. Поскольку мигранты создают риски внутренней стабильности, необходимость достижения социальной безопасности актуализирует решение вопросов пограничного контроля и проблем интеграции мигрантов в национальное сообщество.

Операционализация методологии, разработанной в рамках теории «мир-экономики» (И.Валлерстайн), позволила диссертанту сформулировать следующие выводы. Первое, проводимые развитыми государствами иммиграционные политики имеют конкурентный характер. Второй вывод


32 заключается в неэквивалентном характере миграции между мировыми центром и периферией. Исход качественных носителей человеческого капитала из стран периферии, с одной стороны, сокращает для этих стран возможности экономического и социального развития, а с другой стороны, миграция из менее развитых стран, зачастую не имеет адекватного замещения, что снижает общее качество населения как по демографическим и социально-экономическим параметрам. Третий вывод касается либерализации иммиграционной политики государств в период их гегемонии. Державы гегемоны распространяют либеральные ценности не только на экономическую, но и на политическую сферу. Это касается как поддержки гражданских свобод (открытие дверей для политических изгнанников), так и требований на снятие любых барьеров, препятствующих свободной циркуляции капитала, товаров, услуг и рабочей силы. По мнению автора, либерализация иммиграционной политики осуществляется государствами-гегемонами, прежде всего, в собственных национальных интересах.

Конфликтологический подход (Э.Геллнер, Д.Кэмпбелл, Р.Парк, Д.Хоровиц) обладает значительным потенциалом в исследовании иммиграционной политики. Согласно концепции Р.Парка, цикл расовых отношений включает четыре этапа. Следствием миграции становится взаимодействие различных этнических групп (1), которое неизбежно ведет к межгрупповой конкуренции и конфликту (2). В случае достижения договоренностей (3), острота конкуренции и конфликта снижаются. Заключительным этапом является ассимиляция меньшинств в доминирующую культуру и складывание нового равновесия (4). Отдельным направлением конфликтологии выступает этноконфликтология, в рамках которой сформировались три школы: примордиализм, инструментализм и конструктивизм. По мнению диссертанта, конструктивизм помимо теоретической значимости, обладает практическим потенциалом в регулировании и предотвращении конфликтов. Главный тезис конструктивистов – о конструируемости этнических и национальных сообществ, уже находит применение при формировании интеграционных стратегий в отношении иммигрантов в Великобритании, США, Франции, Канаде и в других развитых странах.

Заново осмыслить эволюцию процесса формирования иммиграционной политики позволяет неоинституционализм (Д.Мейер, Б.Роуэн, П.ДиМаджио, У.Пауэлл). Развитие логики неоинституционалистов для объяснения изменений в механизме выработки и реализации иммиграционной политики развитых стран в послевоенный период, позволило диссертанту сделать вывод о том, что переход от дискриминационных и сегрегирующих практик в отношении этно-расовых мигрантов к мультикультурным и эквализирующим, является объективным и закономерным. Закономерность в смене дифференцирующей


33 модели иммиграционной политики на эквализирующую, помимо экономической обусловленности, вытекает из потребности в легитимации государства на международной арене в условиях изменившейся институциональной среды. Основной импульс институциональным изменениям во взаимодействиях индивидов и государств в послевоенную эпоху, был дан Нюрнбергским процессом и продолжен с принятием Всеобщей декларации прав человека и иных нормативных актов гуманитарного характера. Формирование институциональных ограничителей действий государств в отношении мигрантов, имеющих международно-правовую природу, делегитимизировало сегрегационные стратегии в иммиграционной политике государств-наций, позиционирующих себя в качестве демократий.

Второй параграф второй главы «Факторы изменения ценностных оснований принятия политических решений в сфере иммиграционной политики в ХХ веке» рассматривает проблему эволюции института иммиграционной политики.

По мнению диссертанта, иммиграционная политика представляет разновидность социального контроля, а на процесс ее формирования и практики реализации большое влияние оказывает эволюция ценностей, норм, а также изменения в статусно-ролевой структуре политических акторов. Важная особенность иммиграционной политики состоит в том, что качественные изменения в процессе ее формирования, как правило, наступают после событий, которые непосредственно не связаны с миграцией населения. Эти события, переформатируя формальные и неформальные институты, выступают внешними детерминантами изменений в сфере миграции и иммиграционной политики. К таким событиям, оказывающим влияние на институциональные изменения в регулировании миграции, относятся: войны, революции, процессы распада империй, политические и экономические кризисы, глобализация. Каждый из этих процессов, имеет мультипликативный эффект для иммиграционной политики: во-первых, оказывает влияние на природу миграций (масштаб, направления, интенсивность); во-вторых, воздействует на изменение ценностей, смыслов, правил, норм, приоритетов, и, как следствие, целевых установок лиц, принимающих решения (ЛПР); в-третьих, увеличивает количество уровней принятия решений, содействуя появлению, наряду с национальным, наднационального и регионального.

Особое место среди факторов, определяющих процесс выработки и осуществления иммиграционной политики, занимает политический режим. Смена модели иммиграционной политики происходит вследствие изменений ее ценностных оснований. Организационные, структурные и имплементационные компоненты иммиграционной политики институционально закреплены в рамках определенной модели иммиграционной политики. Смена модели иммиграционной  политики  происходит  вследствие  воздействия  глубоких


34 общественных трансформаций, ведущих к изменениям политического режима, переконфигурации международных отношений или фаз развития общества. В результате произошедших после Второй мировой войны изменений резко сузились границы потенциальных действий либерального государства по отношению к иммигрантам. К 70-м гг. прошлого века в ряде стран под влиянием внутренних и внешних факторов (Канаде, Австралии, Великобритании, Швеции и др.) произошла смена расово-этнической парадигмы на мультикультурную. Мультикультурализм, принятый в качестве модели иммиграционной политики, расширил возможности для миграции в развитые государства из неевропейских стран, одновременно ограничив действия правительств в отношении всех категорий мигрантов.

Противоположные ценностные установки традиционных и новых стран иммиграции проявляются в вопросе о национальном членстве. Если первая группа стран терпимо воспринимает иммиграцию, и даже стимулирует ее, то страны, относящиеся ко второй группе, стараются ограничить приток мигрантов, особенно, несходных в этническом или расовом отношении с большинством населения, воспринимая иммиграцию как угрозу национальной идентичности. Англосаксонская модель иммиграционной политики базируется на демократических либеральных ценностях, апелляции к правам человека и политическом участии населения (в состав которого входят и мигранты). В отличие от англосаксонской, континентально-европейская модель основывается на коллективных правах членов национального сообщества по сохранению этнической и религиозной гомогенности общества, гарантом которых выступает государство. Общественная реакция на иммиграцию в страну, детерминированная историческими традициями и политико-культурными стереотипами, формирует императив государственной иммиграционной политики на реализацию экспансионистской или рестриктивной стратегии. Традиционные страны иммиграции – Канада, Австралия и США, - с 70-х гг. прошлого века разработали и стали применять интеграционные модели, основанные на принципах мультикультурализма. Континентально-европейские страны, напротив, избегая позиционировать себя как иммиграционные, в общественном и политическом дискурсах сохраняют идеалы гомогенных наций. Логичным продолжением политики интеграции мигрантов в гомогенное национальное государство должен выступать ассимиляционизм. По мнению диссертанта, хотя политика интеграции мигрантов может быть реализована через ассимиляционистскую и мультикультуралистскую модели, на практике и в «иммиграционных» странах и в демократических государствах, не признающих себя в качестве таковых, в настоящее время, реализуются различные варианты мультикультурализма.

Диссертант выделяет следующие причины современного кризисного состояния   национальных   моделей   осуществления   ассимиляционной   и


35 мультикультурной стратегий интеграции мигрантов в развитых странах: возрастание этнической, религиозной и культурной дисперсии миграционных потоков в развитые страны; кризис национального государства в эпоху глобализации, связанный с объективным сужением суверенности вследствие роста экономической взаимозависимости; ограниченность действий государства в отношении мигрантов либеральными международными нормами о правах человека и гуманитарными обязательствами; усиливающуюся транснационализацию миграционных потоков, приводящую к дезориентации мигрантов в отношении конкретного общества страны-приема; возрастание религиозной радикализации части представителей исламского мира среди иммигрантов первого и второго поколения; увеличивающуюся сегментацию обществ государств-приема по таким параметрам, как уровень доходов, занятость и социальная мобильность.

Третий параграф второй главы «Изменения в структуре акторов формирования иммиграционной политики» фокусирует внимание на эволюции организационной структуры иммиграционной политики.

Современное состояние феномена иммиграционной политики позволяет

характеризовать его как многоуровневый и полисубъектный процесс, в котором

государству принадлежит доминирующая роль, направленный на решение

экономических и демографических проблем принимающего общества,

посредством реализации политически детерминированных преференций и

экономических          мотивированных          потребностей,          ограниченных

международными обязательствами стран приема и нормами в области прав человека. Политическая сфера, зачастую не являясь первопричиной миграционных процессов (кроме случаев войны, вооруженных конфликтов или высылки по политическим причинам – источников вынужденной миграции), тем не менее, выступает по отношению к ним, как минимум, в трех измерениях: 1) как площадка для согласования интересов мигрантов и принимающего сообщества и рационализации возникающих противоречий; 2) как место для конкуренции ценностных подходов и управленческих императивов действий политических акторов в отношении мигрантов; 3) как основа для выработки и реализации иммиграционной политики. В первом случае, реализация функции согласования интересов зависит от наличия в принимающем обществе возможностей политического участия мигрантов. Одной из важных тенденций, характерной для современных демократических стран, выступает предоставление постоянно проживающим в них мигрантам избирательных прав. Второе измерение включает взаимодействие политических партий, групп интересов, неправительственных организаций по проблемам выработки стратегии политики в отношении иммигрантов. Институционализированные и неформализованные участники взаимодействий, имеющие различные, зачастую противоположные ценностные  основания, ответственны  за формирование


36 политического дискурса. В послевоенные десятилетия в развитых странах возрастает роль неправительственных организаций, имеющих артикулированные позиции по проблемам иммиграции. Большая роль в замене модели сегрегации на мультикультурную в иммиграционной политике принадлежит университетам (феномен Мельбурнской группы в Австралии), правозащитным и религиозным организациям. С другой стороны, отмечаются и тревожные тенденции, состоящие в усилении националистических организаций антииммигрантской направленности и в возрастании рестрикционизма среди главных политических партий. Третье значение политической сферы в отношении иммиграции – выработка иммиграционной политики. У национальных правительств появляются мощные конкуренты – наднациональные органы управления (Евросоюз) и регионы. Выработка иммиграционной политики становится разновидностью политического торга между разноуровневыми участниками политического процесса, преследующими собственные, часто пересекающиеся, интересы. Одновременно в процесс выработки иммиграционной политики включаются политические и неполитические разноуровневые субъекты – партии, международные организации, правозащитные, профсоюзные организации, объединения работодателей. Все больший политический вес в либеральных странах приобретают иммигрантские сообщества. По мнению диссертанта, наиболее проблемным уровнем выработки иммиграционной политики выступает наднациональный.

Третья глава «Институциональный анализ иммиграционной политики развитых стран» посвящена выявлению современных тенденций в функционировании института иммиграционной политики.

Первый параграф третьей главы «Эволюция института государственной  власти  в  регулировании  миграционных   процессов»

посвящен  выявлению  факторов,  повлиявших  на  демонополизацию  роли государства в качестве регулятора процессов международной миграции.

Происходящие в современном мире сложные и противоречивые процессы ведут к неизбежному изменению роли государства в обществе. Автор исходит из постулата безальтернативности государственной форме организации жизни современного общества, и рассматривает его как сложносоставной комплексный политический институт, воплощающий верховенство политической власти на определенной территории. Территориальная организация политической жизни, представительство интересов различных групп и слоев общества, осуществление функций государственной власти и управления, а также представительство и защита национальных интересов на международной арене составляют онтологическую сущность государства в современном мире. Государство оказывает важное влияние на социальную структуру общества. Повышение или понижение социального статуса индивида


37 в значительной мере зависит от государства, а вопросы предоставления национального гражданства или исключения из него составляют естественную государственную монополию. Появление наднациональной формы гражданства в Евросоюзе практически не изменило данную тенденцию, поскольку получение индивидом общеевропейского гражданства выступает следствием обладания гражданством страны-члена ЕС.

Процессы суверенизации и формирование национальных государств в XIX - XX веках, «политизировало» процессы международной миграции. В отношении процессов международной миграции национальное государство выступает в нескольких ипостасях: как политическое сообщество, институциональный ограничитель и выразитель социокультурных требований принимающего общества. Все три функции государства реализуются через механизм иммиграционной политики.

Национализм, ставший основной движущей силой формирования национальных государств, в сфере иммиграционной политики легитимизировал сегрегационную стратегию и расово-этнические практики отбора и интеграции мигрантов, получившие распространение в развитых странах до Второй мировой войны. В послевоенную эпоху процесс иммиграционной политики претерпел важные изменения. Они привели к замене расово-этнических стратегий в иммиграционной политике и политике интеграции мигрантов на ассимиляционистские и мультикультурные. Фактор глобализации оказывает существенное влияние на роль государства в процессе иммиграционной политики. Институт гражданства претерпевает существенные изменения, основными катализаторами которых являются изменение природы национального государства, а также качества и содержания отношений между государством и гражданами. В современных условиях происходит снижение значимости государства-нации сразу в двух важнейших его проявлениях: как территориально ограниченного административного, экономического и культурного пространства, и как сферы для генерирования долговременных идентичностей и маркеров принадлежности к сообществу.

Децентрализация процесса принятия политических решений, вызванная объективной необходимостью включения в политический процесс многочисленных контрагентов выработки государственной политики в современных условиях вовсе не означает уменьшения роли государства. Напротив, вместо «размывания» политических и экономических границ государства, возрастает его роль как координатора действий многочисленных акторов. Вовлеченность разноуровневых субъектов в процесс политико-властных отношений объективно понижает уровень конфликтности в обществе.

По мнению диссертанта, в условиях трансформирующегося под воздействием глобализации общества, регулятивно-нормативные функции государства   сохранят   свое   доминантное   положение   по   отношению   к


38 социальным процессам в целом, и к миграции населения, в частности.

Второй параграф третьей главы «Тенденции в функционировании механизма выработки иммиграционной политики» посвящен анализу перспективных направлений регулирования международной миграции.

Телеологической основой иммиграционной политики выступает интеграция мигрантов в принимающее общество. Количественная динамика процесса иммиграции в развитые страны, свидетельствует о низкой управляемости данного процесса со стороны государства, а также, о наличии действенных механизмов саморазвития миграции, обеспечивающих высокие уровни миграционного притока, даже в периоды экономических спадов. В параграфе рассмотрены основные теории, объясняющие снижение способности правительств развитых стран, контролировать процессы иммиграции на свою территорию. Это теории «разрыва», «конвергенции» (Д.Холифилд, В.Корнелиус, Ф.Мартин); «клиент-ориентированной» политики (Г.Фримен); «вложенного либерализма» (В.Гурандон, Х.Джоппке, Д.Рагги).

Развитие институтов саморегуляции миграции объективно сужает поле деятельности государства. Центральным институтом саморегуляции миграции является рынок труда. Потребности рынка труда детерминируют весь механизм иммиграции в развитые страны. Важными институтами саморегуляции миграционных потоков выступают диаспоры и миграционные сети.

В отличие от носителей массового сознания, увязывающих проблемы безопасности и иммиграции, специалистами в изучении иммиграционной политики, указывается на взаимообусловленность проблем иммиграции, безопасности и интеграции мигрантов. По мнению диссертанта, государство обязано предложить адекватную интеграционную стратегию инкорпорирования мигрантов, встроенную в комплекс основных государственных политик в социальной сфере - образовательную, национальную, региональную, культурную и др.

В третьем параграфе третьей главы «Формирование иммиграционно-политических режимов» предлагается новая научная дефиниция, обосновывается ее актуальность и дается содержательная характеристика.

Целесообразность введения концепта «иммиграционно-политический режим» вытекает из необходимости дифференциации понятий «глобальный миграционный режим» (Б.Гоуш), «международный иммиграционный режим» (Р.Козловски), и, получившего распространение в науке, понятия «иммиграционный режим». Последнее характеризует иммиграционную и интеграционную политики какого-либо государства в конкретный исторический период (Х.Джоппке, В.Малахов).

Концепт «иммиграционно-политического режима» призван отразить качественно  новый уровень развития кооперации различных политических


39 субъектов в сфере регулирования миграции, на международном, межгосударственном и региональном уровнях политико-экономических отношений, включающий выработку субъектами взаимодействий совместной иммиграционной политики. Диссертант исходит из постулата недостаточности ресурсов отдельного государства для достижения двух разнонаправленных целей, – обеспечения безопасности и увеличения территориальной мобильности населения. Решение проблемы находится в перераспределении компетенций по выработке и осуществлению иммиграционной политики в сфере законодательства и практической реализации от национального государства к межгосударственным и надгосударственным структурам. В послевоенную эпоху в мире произошла институционализация режимов в различных областях системы международных отношений: политической, экономической, социальной и культурной и др. Глобализация международных отношений детерминирует потребность в институционализации международно-правового регулирования различных сфер общественной жизни (прежде всего, экономической), что предопределяет дальнейшее расширение сферы международных режимов. Иммиграционно-политические режимы представляют собой совокупности конвенциональных, для участвующих в них политических акторов, норм, правил, процедур и санкций, которые регулируют взаимодействия разнообразных субъектов в миграционной сфере на международном, наднациональном, национальном и субнациональном уровнях.

Диссертант считает необходимым, но не достаточным условием формирования международного режима, возникновение у государств – участников международных отношений, потребности в нем. В этом отношении, концепт международного, а тем более, «глобального» миграционного режима, следует рассматривать скорее как потенциальный, чем соответствующий реальности, в отличие, например, от международно-правового режима беженцев. В качестве потенциального, следует рассматривать и международный режим, регулирующий трудовую миграцию. Основная причина: развитые страны, широко использующие труд мигрантов, лишены каких-либо стимулов брать на себя обязательства по соблюдению прав трудящихся мигрантов.

По мнению диссертанта, движущими силами формирования международного миграционного режима способны стать потребности развитых стран в решении проблем безопасности, нелегальной миграции, торговли людьми, и другими негативными явлениями, сопряженными с отсутствием единых стандартов, правил и процедур международно-правового регулирования миграции. Участие суверенных государств в международном миграционном режиме, во-первых, увеличивает ресурсовооруженность их национальных   иммиграционных   политик;   во-вторых,   расширяет   «поле


40 возможностей» для решения важных проблем, связанных с миграцией; в-третьих, позволяет преодолевать национальную ограниченность в решении глобальных проблем. В качестве потенциальных, диссертантом выделены следующие формы международных иммиграционно-политических режимов: трудовых мигрантов, туризма, борьбы с нелегальной миграцией, образовательной миграции и академической мобильности, владельцев зарубежной недвижимости. Участниками международных режимов являются как суверенные государства, так и международные организации, играющие важную роль в мониторинге, организации и осуществлении программ в сфере миграции, координации взаимодействий участников режима. Международные организации, наравне с государствами, могут формировать повестку дня по проблемным сегментам международных отношений, содействовать актуализации того или иного вопроса в конкретно-исторический отрезок времени. В функционировании иммиграционно-политического режима большая роль принадлежит нормам, принципам, правилам и процедурам, т.е., институциональному каркасу, формирующему нормативную основу режимов и регламентирующему статусно-ролевые взаимодействия субъектов и объектов политико-правового регулирования в сфере миграции. Помимо институциональной основы, иммиграционно-политический режим включает баланс политических сил, имеющий как внешнеполитическую, так и внутриполитическую природу, влияющих на восприятие миграции в обществе, принятие законов, юридическую и управленческую практику, политико-правовую идентификацию и процессы интеграции мигрантов.

Таким образом, введение в научный оборот концепта иммиграционно-политического режима позволяет выявлять, характеризовать и классифицировать современные тенденции политико-правового регулирования миграционных процессов, на различных уровнях властного взаимодействия: от регионального до международного.

В четвертом параграфе третьей главы «Евросоюз – наднациональный    вариант    иммиграционно-политического    режима»

рассмотрен процесс формирования и развития европейской иммиграционной политики.

Отмечается, что в наиболее институционализированном виде наднациональный иммиграционно-политический режим сформировался в рамках Евросоюза. Формирование общеевропейского иммиграционно-политического режима имело ряд важных внешних проявлений. Они выразились: в снятии преград для процессов внутренней территориальной социальной мобильности, в форме межгосударственных границ; ограничений национальных рынков труда; в появлении института наднационального гражданства, наделяющего граждан государств-членов новыми политическими правами и расширяющим возможности политического участия. Основное


41 назначение наднационального иммиграционно-политического режима состоит в выработке и осуществлении единой для стран-членов иммиграционной политики, предполагающей достижение консенсуса относительно принципов и подходов в регулировании процессов внешней и внутренней миграции.

Диссертант утверждает, что формирование единой для государств-членов иммиграционной политики не исключает существование в рамках наднационального иммиграционно-политического режима национальных моделей интеграции и инкорпорирования мигрантов в принимающие общества. Сохранение национальных моделей интеграции и инкорпорирования мигрантов обусловлено наличием политико-культурных страновых и региональных особенностей процессов формирования национального сообщества, с преобладанием в них либо гражданского, либо этнического векторов. Дифференциация интеграционных политик государств-членов обусловлена наличием между ними политико-культурных различий в сфере нациестроительства, национальной идентичности, гражданства и натурализации. Сделан вывод о том, что долговременное функционирование общеевропейского иммиграционно-политического режима будет объективно способствовать трансформации национальных моделей интеграции мигрантов, в частности, сближению политик предоставления гражданства, правил и процедур натурализации, практик экономической и социокультурной интеграции мигрантов. Европейскому иммиграционно-политическому режиму присуща дифференциация в отношении прав граждан стран-участниц и граждан третьих стран. Первые пользуются всем комплексом прав, включая права на свободное передвижение, проживание, экономическими и политическими правами, в то время как права вторых ограничены.

Важным направлением в формировании европейского иммиграционного режима стал вектор на взаимодействие с государствами-поставщиками мигрантов. Цели такого сотрудничества не сводимы лишь к снижению выталкивающих факторов экономического и политического характера. Подразумевается, что сотрудничество со странами выезда должно включать поддержку законодательных реформ, правоприменительной практики и внедрение современных систем пограничного контроля. Особое внимание в Евросоюзе уделяется вопросам сотрудничества с третьими государствами по вопросам реадмиссии. В параграфе сделан вывод о том, что институционализация европейского иммиграционно-политического режима привела к возникновению сложной по структуре системы регулирования миграции, к тому же, не лишенной внутренних противоречий. По мнению диссертанта, наибольшие трудности в функционировании европейского иммиграционно-политического режима связаны с распределением полномочий между наднациональными институтами ЕС и правительствами государств-членов.   Серьезным   препятствием   в   функционировании   иммиграционно-


42 политического режима в рамках Евросоюза могут стать популистские устремления правительств к ужесточению национальных иммиграционных политик, защите внутренних рынков труда. Постепенно возрастает роль в формировании общеевропейской иммиграционной политики и субнационального (регионального и/или местного) уровня, особенно когда это касается решения проблем интеграции мигрантов. Дополнительным дестабилизирующим фактором к устойчивому функционированию европейского иммиграционно-политического режима выступают исторически обусловленные различия в национальных стратегиях интеграции иммигрантов в принимающее общество, характерные для стран-членов, базирующиеся на принципах мультикультурализма и ассимиляционизма.

В четвертой главе «Великобритания: рестриктивная модель иммиграционной политики» содержится анализ формирования и эволюции британского иммиграционного режима.

В первом параграфе четвертой главы «Иммиграционная политика Великобритании:   наследие   прошлого   –   проблемы   для   будущего»

определены и проанализированы наиболее важные последствия послевоенной иммиграции для современной британской политики. Автор считает, что иммиграционная политика Великобритании после Второй мировой войны была непоследовательна и противоречива. Основная причина этого – наличие в правительственных действиях противоположных политико-управленческих императивов: 1) сохранения прежних отношений со странами Содружества; 2) интересов национального государства, каковым фактически являлась Великобритания. Сохранение в Законе о британском подданстве 1948 г., за жителями стран Содружества статуса британского подданного открыло «ящик Пандоры» масштабной послевоенной иммиграции в Великобританию. Непоследовательные действия британского правительства в отношении мигрантов из стран Содружества, запустили механизм «цепной» технологически и мультиэтничной по составу иммиграции. Ужесточение иммиграционных правил в ряде случаев не только не способствовало сокращению иммиграции в Великобританию, а имело противоположный эффект, приводя к отказу иммигрантов от возвращения на родину и увеличению иммиграции по линии воссоединения семей. После продолжительного периода колебаний 40-50-х гг., интересы национального государства в Великобритании возобладали над стремлением сохранить доминирующее положение в отношениях со странами Содружества. Это задало дифференцирующий императив государственно-управленческим практикам и иммиграционная политика Великобритании с 60-х гг. ХХ века, окончательно приняла рестриктивный, ограничительный характер.

Начиная со второй половины ХХ в., два пункта стали постоянными в политической повестке дня иммиграционной политики Великобритании: 1)


43 поиск и внедрение эффективных мер государственного контроля над иммиграцией; 2) решение расовых проблем, вопросы интеграции мигрантов в британское общество. Вместе с принятием антидискриминационного законодательства в середине 60-х гг., в Великобритании создавались предпосылки перехода от ассимиляционистских практик интеграции мигрантов к многокультурным. Диссертантом отмечается, что неприкрытый расизм и этническая сегрегация в Великобритании были и остаются уделом политических маргиналов, выполняя для политиков, заботящихся о своем будущем, роль «красных флажков». Радикальные правые силы в Британии, в отличие от своих европейских коллег, не сумели мобилизовать общественное недовольство последствиями правительственной иммиграционной политики и на этой основе получить парламентское представительство.

Во втором параграфе четвертой главы «Современные проблемы британской иммиграционной политики» охарактеризованы проблемы секьюритизации миграции, формирования общеевропейского иммиграционного режима и текущей реформы иммиграционной политики. Сделан вывод о том, что проблемы общеевропейской интеграции носят взаимообусловленный характер и несводимы лишь к «механической» передаче государствами-членами Евросоюза части суверенитета на наднациональный уровень. Наряду с общеевропейским, повышается и национальный уровень формирования миграционной политики. Способность ведущих европейских государств, к созданию общего иммиграционного режима, составляет главную интригу будущего их национальных иммиграционных политик. В качестве ближайшего и среднесрочного прогноза, диссертантом высказано предположение, что рестриктивные тенденции в британской иммиграционной политике будут лишь усиливаться.

Пятая глава «Канада и Австралия: экспансионистские модели иммиграционной политики» рассматривает национальные варианты реализации стимулирующего вектора в миграционном менеджменте.

В первом параграфе пятой главы «Иммиграционная политика Канады: генезис и современное состояние» особое внимание уделяется институциональным особенностям канадской иммиграционной политики и роли различных политических акторов. В параграфе утверждается, что хотя потребности национальной экономики выступали важными детерминантами канадской иммиграционной политики, тем не менее, и политические факторы оказали большое влияние на изменения в процессе выработки и осуществления политики в отношении иммигрантов. Реализация иммиграционной политики Канады первой половины ХХ в., на практике означала отсечение нежелательных для правящего класса категорий мигрантов и недопущение их к въезду в страну. Ограничения на иммиграцию накладывались не только по признакам расы или страны происхождения, но и по политическим основаниям.


44 Общей характеристикой первого и второго периодов осуществления иммиграционной политики является высокая способность канадских правительственных институтов к формированию и проведению стабильного политического курса. Неотъемлемой частью политики была сегрегация иммигрантов по расовому и национальному признакам.

С 70-х гг. ХХ в., развитие канадской иммиграционной политики происходило на основе мультикультурализма, оказавшего воздействие на проблемы национальной идентичности, интеграции, и политику гражданства. С принятием принципа мультикультурализма в качестве императива правительственных действий, произошла смена моделей в формировании национальной иммиграционной политики Канады. Трансформации подверглись практика реализации иммиграционной политики, ее целевые установки и политико-культурные основания. Готовность изменять и приспосабливать институциональные структуры принимающего общества в интересах его новых членов, стала основной характеристикой мультикультурного этапа в иммиграционной политике Канады. Важными особенностями третьего этапа иммиграционной политики Канады являлись внедрение в нее элементов долгосрочного планирования, практики общественных обсуждений (феномен Белой и Зеленой книг) и совершенствование механизма перераспределения полномочий между федерацией и провинциями. Безраздельное доминирование федерального центра в вопросах планирования ежегодных иммиграционных квот при эпизодическом участии провинциальных легистатур, с конца 70-х гг. ХХ в., уступало место институционально закрепленным механизмам федерально-провинциального взаимодействия. Диссертантом выделено три проблемных блока, определяющих политическую повестку дня иммиграционной политики Канады в начале нового тысячелетия: первый объединяет вызовы безопасности с гуманитарными проблемами; вторую группу составляют проблемы инкорпорирования мигрантов в канадское общество; третья группа проблем в касается вопросов расселения мигрантов.

Во втором параграфе пятой главы «Иммиграционная политика Австралии:   от   модели   «Белой   Австралии»   до   мультикультурализма»

охарактеризован австралийский вариант реализации экспансионистской иммиграционной политики. Сделан вывод о том, что готовность правительства признавать наличие культурных различий в австралийском обществе, опора на либерально-демократические ценности и отказ от ассимиляционистской стратегии, означали не просто очередной этап, а смену моделей в национальной иммиграционной политике. Выявлены факторы и движущие силы, повлиявшие на смену моделей национальной иммиграционной политики Австралии. Диссертант отмечает, что вследствие роста политического влияния иммигрантов в австралийском обществе, проблемы выработки целей и средств


45 реализации иммиграционной политики, с середины 70-х годов ХХ в., уже не находились лишь в компетенции правительства и деловых кругов. Важной тенденцией в современной иммиграционной политике Австралии является ее регионализация.

В параграфе проанализированы проблемы и современное состояние иммиграционной политики. Отмечено, что проводимая Австралией политика в сфере регулирования иммиграции основывается на долговременной стратегии, являющейся результатом консенсуса основных политических сил. Сделан вывод о том, что институциональная модернизация, предполагающая переосмысление нормативно-ценностных оснований принятия политических решений, выступает необходимой предпосылкой эффективного реформирования в сфере иммиграционного менеджмента. В этой связи диссертантом отмечается, что австралийский политический класс показал свою способность к институциональной модернизации, включающей эволюцию системы ценностей и норм, определяющих характер взаимодействий государства и иммигрантов. Обобщен опыт Австралии в повышении качества человеческого капитала привлекаемых мигрантов.

Третий параграф пятой главы «Австралия и Канада - пионеры постиндустриальной иммиграционной политики» посвящен анализу опыта стран, в послевоенную эпоху реализующих политику целенаправленного масштабного привлечения иммигрантов на постоянное жительство. Австралия и Канада, осуществляя масштабное привлечение иммигрантов, тем не менее, на протяжении послевоенной эпохи, сохраняли управляемость процесса иммиграции, уделяя большое внимание качеству привлекаемых мигрантов и решению задач национального строительства. Сделан вывод, что неолиберальное реформирование иммиграционной политики в Австралии и Канаде, проводившееся в 90-е гг. ХХ в., преследовало две цели: во-первых, переложить издержки по созданию человеческого капитала мигрантов на социальную сферу стран-исхода, а во-вторых, увеличить долю экономически самостоятельных мигрантов в общей структуре иммиграции.

В шестой главе «Современные тенденции в формировании иммиграционной политики развитых стран» выявлены и проанализированы перспективные направления политического регулирования процессов международной миграции.

В первом параграфе шестой главы «Эволюция института гражданства и расширение возможностей политического участия иммигрантов» исследуется проблема предоставления негражданам избирательных прав. Анализируются факторы, влияющие на возможности политического участия неграждан. На основе анализа международного и отечественного опыта выявлены современные тенденции в процессе наделения неграждан избирательными правами.


46 По мнению диссертанта, наделение постоянно проживающих в стране-приема мигрантов избирательными правами, следует рассматривать, во-первых, как свидетельство важных изменений в сфере правил и процедур политического участия; во-вторых, оно выступает результатом эволюции принципов членства в национальном сообществе; в-третьих, позволяет выявить важные тенденции в функционировании политических режимов развитых стран. В зависимости от уровня субъекта власти, предоставляющего избирательные права негражданам (наднациональный, национальный, субнациональный или локальный), можно выделить четыре модели взаимодействий государств-приема и иностранных граждан-резидентов: 1. Постимперская. Примером реализации модели является Великобритания, предоставляющая не только активное, но и пассивное избирательное право гражданам стран Содружества. С некоторыми оговорками сюда же можно отнести Португалию и Россию. Обе страны на основе межгосударственных договоров допускают к голосованию на местном уровне граждан государств, в прошлом составлявших с ними единое политико-территориальное образование. 2. Субнациональная. Примером реализации модели выступают страны ЕС. Наделение неграждан избирательными правами осуществляется на основе принципа взаимности, распространяющимся на государства-члены ЕС. 3. Национально-государственная. Самая распространенная модель (Албания, Бельгия, Дания, Израиль, Нидерланды, Норвегия, Финляндия, Швеция, Южная Корея). Наделение неграждан избирательными правами может быть как результатом давления снизу, что характерно для либерально-демократических государств (Бельгия), так, и инициировано политическими элитами (Южная Корея). 4. Локальная. Субъектом, осуществляющим предоставление избирательных прав, выступают региональные и местные власти (США, Канада, Швейцария). При этом отношения, реализуемые на региональном и местном уровне, совсем не обязательно легитимированы на уровне государства. По своей природе постимперская и национально-государственная модели наделения неграждан политическими правами являются государственно-центричными, а субнациональную и локальную модели можно охарактеризовать как децентрализованные относительно государства. По мнению диссертанта, наделение неграждан избирательными правами расширяет для них конвенциональные возможности достижения своих политических целей.

Во втором параграфе шестой главы «Образовательная миграция как инновационный компонент в структуре иммиграционной политики развитых стран» рассмотрены проблемы формирования наиболее перспективного направления иммиграционной политики, связанного с развитием образовательной миграции и академической мобильности. Сформулированы основные проблемы в сфере академической мобильности,


47 требующие государственного регулирования. Проанализирован зарубежный и отечественный   опыт   развития   образовательной   миграции.   Выявляются факторы, влияющие на процесс образовательной миграции.

Третий параграф шестой главы «Политические риски имплементации иммиграционной политики» посвящен анализу управленческих рисков реализации иммиграционной политики. Диссертантом классифицированы потенциальные риски и угрозы иммиграционной политики в зависимости от реализации либеральной или ограничительной стратегии в регулировании миграционных процессов. Охарактеризовано содержание стратегических, системных, геополитических, политико-культурных и других рисков иммиграционной политики.

В заключении диссертации формулируются ее выводы, подводятся итоги исследования.

Институт иммиграционной политики в процессе эволюционного развития вышел за пределы государственного устройства и трансформировался в форме национальных, наднациональных и международных режимов. Иммиграционно-политические режимы регулируют процессы миграции населения и регламентируют вопросы въезда, выезда, пребывания, и экстрадиции международных мигрантов, а также, особый характер взаимодействий разноуровневых политических акторов – государств, наднациональных, международных, правительственных и неправительственных организаций. Проведенный анализ показал, что иммиграционно-политические режимы включают в себя права и обязанности различных категорий мигрантов; нормы, процедуры и санкции в отношении мигрантов; баланс международных и внутриполитических сил, так или иначе влияющих на процессы восприятия миграции в социумах государств-участников, принятие законов, юридическую практику, политико-правовую идентификацию и интеграцию мигрантов.

Доступ мигрантов на рынок труда, к системе образования, вопросы налогообложения, получения кредитов, расселения, безопасности, реализация социальных, экономических и политических прав предопределяют сложносоставной и многоуровневый характер взаимодействий в сфере регулирования миграции. Государству как главному политическому институту в них принадлежит основная роль. Если мигранты в процессе миграции реализуют свои индивидуальные права, в частности, на свободу передвижения, то государство выступает субъектом реализации коллективных прав членов обществ стран-приема, например, обеспечения социетальной безопасности. Экономические последствия миграции, как и решение проблем социальной интеграции, во многом определяются наличием в обществе возможностей социальной мобильности, открытости социальной структуры, отсутствием сегрегации, расовой и национальной розни. Главными причинами расхождения целей и результатов иммиграционной политики в развитых странах, по мнению


48 диссертанта, выступают присущая развитию миграционных процессов автономность и ограниченность регулятивных возможностей современных демократических государств международными нормами гуманитарного характера. Формирование институциональной среды, обеспечивающей возможности кооперации политических и неполитических акторов в сфере регулирования миграции, выступает важнейшим условием эффективной иммиграционной политики.

Диссертационное исследование выявило факторы и тенденции эволюции института иммиграционной политики развитых стран. Разработан и применен мультидименсиональный подход к анализу проблем политического регулирования международной миграции, синтезирующий теоретико-методологические подходы к изучению феномена иммиграционной политики. Предложен концепт иммиграционно-политического режима, позволяющий выявлять, характеризовать и классифицировать современные тенденции в сфере политико-правового регулирования миграционных процессов, на различных уровнях властно-управленческого взаимодействия. На основе критического осмысления зарубежного опыта определены основные перспективные направления модернизации отечественной миграционной политики.

III. ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

I.    Монографии:

1.  Шапаров, А.Е. Социальная мобильность: проблемы политического

регулирования: моногр. / А.Е. Шапаров. – Архангельск: Изд-во Арханг. гос.

техн. ун-та , 2008. – 271 с. – 17 п. л.

2.       Шапаров, А.Е.. Иммиграционная политика: генезис и современные

тенденции (Австралия, Великобритания и Канада): моногр. / А.Е. Шапаров. –

Архангельск: Изд-во Северного (Арктического) Федерального университета, 2010.

– 305 с. – 19,0 п. л.

II. Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

  1. Шапаров, А.Е. Управленческие риски миграционной политики России / А.Е. Шапаров // Вестник Поволжской академии государственной службы. – 2008. – № 4. – 0,8 п. л.
  2. Шапаров, А.Е. Стратегии формирования социальной политики / А.Е. Шапаров // Социум и власть. – 2008 – № 4. – 0,4 п. л.

49

  1. Шапаров, А.Е. Согласование приоритетов миграционной политики / А.Е. Шапаров // Государственная служба – 2009. – № 1. – 0,6 п. л.
  2. Шапаров, А.Е. Образование и вертикальная социальная мобильность / А.Е. Шапаров // Известия высших учебных заведений. Социология, экономика, политика. – 2009. – № 2. – 0,4 п. л.
  3. Шапаров, А.Е. Изменение роли государства в формировании иммиграционной политики / А.Е. Шапаров // Вестник Волгоградского гос. университета. – 2009. – № 2. – 0,6 п. л.
  4. Шапаров, А.Е. Активная государственная политика как условие развития академической мобильности / А.Е. Шапаров // Вестник Поволжской академии государственной службы.. – 2009. – № 4. – 0,8 п. л.
  5. Шапаров, А.Е. Иммиграционная политика как предмет политологического анализа / А.Е. Шапаров // Вестник Поморского университета. – 2010. – № 3. – 0,8 п. л.
  6. Шапаров, А.Е. От «Белой Австралии» до мультикультурализма / А.Е. Шапаров // Мировая экономика и международные отношения. – 2010. – № 3. – 1 п.л.
  7. Шапаров, А.Е. Роль государства в развитии образовательной миграции / А.Е. Шапаров // Государственная служба. – 2010. – № 3. – 0,6 п. л.
  8. Шапаров, А.Е. Иммиграционная политика Канады: генезис и современное состояние / А.Е. Шапаров // США и Канада: экономика, политика, культура. – 2010. – № 8. – 1 п. л.

III. Учебные пособия:

  1. Шапаров, А.Е. Становление новой российской государственности / А.Е. Шапаров // История Отечества. Учебное пособие / И.В. Сенькова, В.П. Илатовский. - Арх-ск: Изд-во АГТУ, 2003. – 7,8 п. л. (авторский объем – 1 п. л.).
  2. Шапаров, А.Е. Становление и развитие новой российской государственности (1992-2001 годы) / А.Е. Шапаров // История Отечества. Учебное пособие. 2-е изд. перераб. и доп / И.В. Сенькова, В.П. Илатовский. -Арх-ск: Изд-во АГТУ, 2005. – 8,5 п. л. (авторский объем – 1,2 п. л.).
  3. Шапаров, А.Е. Электоральные системы / А.Е. Шапаров // Политология: учебное пособие. Под общ. ред. проф. В.К. Мокшина. - Арх-ск: Поморск.ун-т, 2007. – 27 п .л. / 0,8 п. л.

IV. Научные статьи и разделы монографий

  1. Шапаров, А.Е. Этапы формирования государственной миграционной политики в современной России / А.Е. Шапаров // деп. в ИНИОН РАН 09.04.96., №51378. – 0,8 п. л.
  2. Шапаров, А.Е. Кризис миграционной политики в современной России / А.П.Тарутин, А.Е. Шапаров // Наука – северному региону. Сборник научных трудов. – Арх-ск: Изд-во АГТУ, 2002.– 0,3 п. л. / 0,2 п.л.

50

  1. Шапаров, А.Е. Миграционная политика как часть демографической политики России / А.Е. Шапаров, К.В. Минькин // Право и общество: Сб. науч. трудов. – Арх-ск: Изд-во АГТУ, 2004. – 0,6 п. л. / 0,3 п. л.
  2. Шапаров, А.Е. Этнический компонент массового сознания россиян в условиях социального реформирования 90-х годов / А.Е. Шапаров, К.В. Минькин // Право и общество: Сб. науч. трудов. – Арх-ск: Изд-во АГТУ, 2004. – 0,5 п. л. / 0,25 п. л.
  3. Шапаров, А.Е. Федеральный и региональный аспекты страхового рынка в России / А.П.Тарутин, А.Е. Шапаров // Право и общество: сб. научн. тр. – Архангельск, АГТУ, 2008. – 0,8 п. л. / 0,4 п. л.
  4. Шапаров, А.Е. Феномен бедности и социальная мобильность / А.Е. Шапаров // Российская государственность в ХХI веке и глобальные проблемы мирового развития. М.: ТЕИС, 2009. – 0,4 п. л.
  5. Шапаров, А.Е. Государство и социальная мобильность: проблемы взаимодействия / А.Е. Шапаров // Россия: Тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Вып. 4. Часть I. Редкол.: Пивоваров Ю.С. (отв. ред.) и др. – М.: ИНИОН РАН, 2009. – 0,3 п.л.

V. Публикации в сборниках материалов научных конференций:

  1. Шапаров, А.Е. Российская миграционная политика / А.Е. Шапаров // Россия на пороге XXI века: закономерности и проблемы развития: тез. докл. Междунар. науч.-практ. конф. Арх-ск: Межд. «Институт управления», 1998. – 0,2 п. л.
  2. Шапаров, А.Е. Институционализация миграционной политики в России / А.Е. Шапаров, А.В. Фомичева // Россия на пороге XXI века: закономерности и проблемы развития: тез. докл. Междунар. науч.-практ. конф. Арх-ск: Межд. «Институт управления», 1998. – 0,3 п. л. / 0,2 п. л.
  3. Шапаров, А.Е. Формирование нормативной базы российской миграционной политики. / А.Е. Шапаров // Некоторые социальные вопросы современности. Сб. науч. статей юридического факультета. - Арх-ск: Изд-во АГТУ, 1999. – 0,6 п. л.
  4. Шапаров, А.Е. К вопросу об институционализации государственной миграционной политики РФ / А.Е. Шапаров, А.В. Гулечко // Россия на пороге ХХI века: стратегические интересы и актуальные проблемы России на Европейском Севере. Материалы междунар. науч. - практ. конференции. Арх-ск: Межд. «Институт управления», 2000. – 0,3 п. л. / 0,2 п. л.
  5. Шапаров, А.Е. К вопросу о необходимости миграционной политики в современной России / А.Е. Шапаров // Россия: путь в ХХI век. Тезисы докладов междунар. науч. конф. Арх-ск, - Арх-ск: Изд-во АГТУ, 2001. –С. 115–121. – 0,4 п. л. (авторский объем – 0,2 п. л.).
  6. Шапаров, А.Е. Возможности повышения эффективности страхования в Архангельской области. / А.П.Тарутин, А.Е. Шапаров // Наука –

51 северному региону. Сборник научных трудов. – Арх-ск: Изд-во АГТУ, 2002.– 0,3 п. л. / 0,1 п.л.

  1. Шапаров, А.Е. Абсентеизм и политическая культура / А.Е. Шапаров // Культура современного общества: проблемы и перспективы. Материалы Регион. научн. конф. Арх-ск: Изд-во АГТУ, 2005. – 0,3 п. л.
  2. Шапаров, А.Е. Советский народ: миф или реальность: трактовки 90-х годов / А.Е. Шапаров, К.В. Минькин // Культура современного общества: проблемы и перспективы. Материалы Регион. научн. конф. – Арх-ск: Изд-во АГТУ, 2005. – 0,3 п. л. / 0,2 п. л.
  3. Шапаров, А.Е. Социальное страхование как механизм социальной защиты / А.Е. Шапаров, К.В. Минькин // Современный мир: Проблема свободы. Материалы Всерос. научн. конф. – Арх-ск: Изд-во АГТУ, 2006. – 0,3 п. л. / 0,2 п.л.
  4. Шапаров, А.Е. Роль государственных структур в повышении эффективности страхования в Архангельской области / А.Е. Шапаров, А.П. Тарутин // Современный мир: Проблема свободы. Материалы Всерос. научн. конф. – Арх-ск: Изд-во АГТУ, 2006. – 0,3 п. л. / 0,2 п.л.
  5. Шапаров, А.Е. Российский народ как субъект этнополитики / А.Е. Шапаров, К.В. Минькин // Современный мир: Проблема свободы. Материалы Всерос. научн. конф. – Арх-ск: Изд-во АГТУ, 2006. – 0,3 п. л. / 0,2 п.л.
  6. Шапаров, А.Е. Миграция и глобализация / А.Е. Шапаров // Наука, культура, общество: проблемы взаимодействия: материалы Всерос. научн. конф. – Арх-ск: АГТУ, 2007. – 0,25 п. л.
  7. Шапаров, А.Е. Структурирование страхового рынка Архангельска и области / А.Е. Шапаров, А.П. Тарутин // Северный вектор развития России: Сб. научн. ст. – Архангельск: Поморский университет, 2008. – 0,8 п.л. / 0,4 п. л.
  8. Шапаров, А.Е. Академическая мобильность: проблемы государственного регулирования / А.Е. Шапаров // Наука и власть: проблема коммуникаций. Материалы Всерос. научн. конф. – М.: Научный эксперт, 2009. – 0,8 п. л.
  9. Шапаров, А.Е. Миграционная политика России: проблемы и приоритеты / А.Е. Шапаров // Политическое самоопределение России: тенденции и перспективы. Материалы Всерос. науч. конф. Арх-ск: Изд-во АГТУ, 2009. – 0,25 п. л.
  10. Шапаров, А.Е. Повышение эффективности страхования малого бизнеса как фактор социальной мобильности / А.Е. Шапаров, А.П. Тарутин // Право и общество. Сб. научн. трудов. – Арх-ск: Изд-во АГТУ, 2009. – 0,5 п. л. / 0,2 п. л.
  11. Шапаров, А.Е. Социальная политика: проблемы выбора государственной стратегии / А.Е. Шапаров // Россия и россияне: особенности

52 цивилизации. Материалы Междунар. научн. конф. – Арх-ск: АГТУ, 2009. – 0,2 п. л.

  1. Шапаров, А.Е. Социальная мобильность: проблемы политического регулирования. Территориальный аспект / А.Е. Шапаров // Изменения в политике и политика изменений: стратегии, институты, акторы. Тез. докл. V Всероссийского конгресса политологов. – М.: РАПН, 2009. – 0,25 п. л.
  2. Шапаров, А.Е. Риск-менеджмент в государственной миграционной политике / А.Е. Шапаров // Современная наука и образование в решении проблем экономики Европейского Севера. Материалы Междунар. науч-техн. конф., посв. 80-летию АЛТИ-АГТУ. – Арх-ск: АГТУ, 2009. – 0,3 п. л.
  3. Шапаров, А.Е. Использование потенциала неоинституционализма в изучении иммиграционной политики / А.Е. Шапаров // Общество и этнополитика: материалы Третьей Международной научно-практической Интернет-конференции / Под ред. Л.В. Савинова. – Новосибирск: СибАГС, 2010. – 0,5 п. л.

53

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук

Шапарова Александра Евгеньевича

Тема диссертационного исследования:

«Акторы и механизмы формирования иммиграционной политики развитых стран»

Научный консультант:

доктор политических наук, профессор

Соловьев Александр Иванович

Изготовление оригинал макета

Шапаров Александр Евгеньевич

Подписано в печать Тираж 100 экз.

Усл. п.л. 2,5

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Северный (Арктический) федеральный университет».

Отпечатано в С(А)ФУ 163002, г. Архангельск, наб. Северной Двины, 17






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.