WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Геополитическая идентичность России в условиях глобализации

Автореферат докторской диссертации по политике

 

Жаде Зуриет Анзауровна

ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ РОССИИ

В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Специальность 23.00.02 – Политические институты,

этнополитическая конфликтология,

национальные и политические процессы и технологии

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Краснодар – 2007


Диссертация выполнена на кафедре теоретической социологии

ГОУ ВПО «Южный федеральный университет» (г. Ростов-на-Дону)

Научный консультант:                             доктор философских наук, профессор

Курбатов Владимир Иванович

Официальные оппоненты:                      доктор философских наук, профессор

                                                                   Пантин Владимир Игоревич

                                                                   доктор философских наук, профессор

                                                                   Шпак Виктор Юрьевич

                                                                   доктор политических наук, профессор

                                                                  Савва Михаил Валентинович

Ведущая организация:                            Московский государственный

                                                     университет им. М.В. Ломоносова

Защита состоится «20» сентября 2007 года в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д.212.101.11 по политическим наукам при Кубанском государственном университете по адресу: 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149, ауд. 231.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кубанского государственного университета по адресу: 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149.

Автореферат разослан «___» июля 2007 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук,

профессор                                                                   А.В. Баранов


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Глобализация, проявляющаяся в видоизменении геополитической структуры мира, вызывает социокультурные последствия, в том числе радикальные трансформации геополитической идентичности.

В этой связи проблема формирования геополитической идентичности России в условиях глобализации является одной из актуальных тем современной политической науки. Актуальность темы обусловлена тем, что необходимость выбора новых геополитических координат поставила перед Россией проблему неотложного определения своей идентичности, тесно связанную с геополитическим моделированием и обеспечением национальной безопасности. Условия такого выбора неблагоприятны, так как в обществе не достигнут консенсус относительно базовых ориентаций геополитики.

В начале третьего тысячелетия Россия – это страна, идентичность которой качественно меняется. После распада СССР прошло 16 лет, а Российская Федерация все еще не определилась с новой ролью в глобализирующемся мире. В поиске своей идентичности общество и государство конструируют новые институты, образы и символы России. Меняются казавшиеся устойчивыми традиционные национальные и государственные идентичности, возникают вызовы со стороны различных региональных идентичностей.

В постсоветской России кризис идентичности проявляется в сложной адаптации россиян к новому месту в геополитическом пространстве и к новым формам политической интеграции. В данном аспекте распад Советского Союза явился одновременно и распадом советской идентичности как целостности на многочисленные идентичности, которые взаимодействуют на меняющемся геополитическом пространстве Северной Евразии.

Конструирование геополитической идентичности в современных российских реалиях выступает в качестве индикатора, позволяющего судить о характере и направленности процессов интеграции субъектов геополитики в политическую структуру общества и о векторе развития геополитического процесса.

Поиски идентичности на современном этапе развития государства становятся важным фактором реализации государственной стратегии. Особую значимость для российской геополитики приобретает разработка государственной геополитической концепции, учитывающей не только военно-стратегические и экономические параметры, но и аспекты идентичности.

Геополитическая идентичность, складывающаяся в реальном пространстве, – есть фактор геополитической реальности, состоящий из сложного переплетения множества компонент, который необходимо учитывать в государственной политике.

В России проблема формирования геополитической идентичности стоит особенно остро. Российская идентичность чрезвычайно дифференцированна и неустойчива. Осознавая и переживая свою принадлежность к пересекающимся групповым множествам, индивиды, социальные группы и общества становятся носителями сложной, множественной идентичности. Поэтому все чаще обсуждается проблема кризиса, «дрейфа» или «утраты» идентичности.

Изучение процессов трансформации геополитической идентичности России в глобализирующемся мире представляется принципиально важным для прогнозирования развития постсоветского пространства. Перечисленные обстоятельства обусловливают научную и политическую актуальность выбранной темы исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Основными категориями политического анализа темы в научной литературе выступают понятия теории геополитики и идентичности, а также концепт глобализации. Именно этим обусловлена возможность структурирования всей исследовательской литературы на три самостоятельных блока: 1) труды по геополитике; 2) работы, посвященные анализу идентичности; 3) труды по политическим аспектам глобализации.

Характеризуя комплекс изданий по теории геополитики, необходимо отметить, что базовые черты геополитической мысли Запада сформировались в концепциях X. Маккиндера, А. Мэхэна, Ф. Ратцеля, К. Хаусхофера, Р. Челлена, З. Бжезинского, И. Валлерстайна, Г. Киссинджера, С. Хантингтона, Ф. Фукуямы и других .

Судя по многочисленным работам современных российских исследователей, геополитический подход стал одним из главных в изучении территориальной идентичности. Институциональную среду анализа геополитики в России составили Центры и сектора геополитических исследований в таких академических структурах, как Институт географии РАН, Институт Европы РАН, Институт США и Канады РАН, Южный научный центр РАН.

Интерпретации предмета, разработке понятийно-категориального аппарата и методологического инструментария геополитики, рассмотрению истории развития геополитических идей посвящены работы И.А. Василенко, К.С. Гаджиева, Ю.Н. Гладкого, Д.В. Доленко, А.Г. Дугина, Д.Н. Замятина, Б.А. Исаева, В.А. Колосова, Т.А. Михайлова, Н.А. Нартова, К.Э. Сорокина, Ю.В. Тихонравова, А.П. Цыганкова, В.Л. Цымбурского . Теоретический базис, созданный этими авторами, является основой для геополитического анализа современного политического процесса.

В рамках темы интерес представляют докторские диссертации В.В. Бариса, Я.В. Волкова, Л.Г. Ивашова, Н.В Лукьяновича, С.А Модестова, В.В. Пыжа, Ю.А. Тихомирова, П.В. Чернова, Ю.В. Шевцова, Т.А. Яшковой по геополитической проблематике , анализ которых позволяет говорить о том, что они содержат ряд суждений и оценок, выражающих различные аспекты геополитики. Именно поэтому необходимо обобщить накопленный исследовательский опыт и разработать интегральный подход к пониманию сущности геополитики.

В рамках заявленной проблематики интерес представляют работы ученых Юга России, которые достаточно активно и плодотворно исследуют особенности геополитического положения Северного Кавказа . Особо следует выделить публикации Центра системных региональных исследований и прогнозирований ИППК Южного федерального университета (ЦСРИиП ИППК ЮФУ) и Сектора геополитики и анализа информации Южного научного центра Российской академии наук (ЮНЦ РАН) . Геополитические проблемы субъектов Ближнего Востока и кавказского макрорегиона исследуются К.С. Гаджиевым, В.В. Дегоевым, А.Г. Дружининым, В.Н. Паниным .

Содержание второго блока (работы, посвященные анализу идентичности) обширно и многообразно, поэтому должно быть разделено на несколько направлений анализа.

В социальных науках существует множество теорий идентичности, претендующих на объяснение процесса формирования идентичности. Разработка исходных идей о сущности и структуре идентичности проведена в теоретических трудах Б. Андерсона, П. Бергера, И. Валерстайна, Э. Гидденса, Т. Лукмана, И. Нойманна, Ю. Хабермаса, С. Хантингтона, Э. Эриксона и других . Для диссертационного исследования важное значение имеют труды, объектом рассмотрения которых является феномен политической идентичности .

Работы российских авторов, можно представить несколькими группами. Первая группа – это обобщающие труды таких исследователей, как Р.Г. Абдулатипов, Ю.Г. Волков, М.Н. Губогло, Л.Д. Гудков, М.В. Заковоротная, А.В. Кузнецова, Е.А. Кублицкая, А.Н. Малинкин, О.Ю. Малинова, Д.В. Тренин, посвященные теоретическим вопросам идентичности , в которых содержатся ориентиры для определения места и роли идентичности в системе политического сознания. Новейшие исследования во многом прояснили контуры предметной области данной проблематики.

Во второй группе работ, представленной трудами, дающими анализ и теоретическую интерпретацию идентичности, выделяются итоги исследований, в которых ставится вопрос о характере идентичности, оцениваются трансформации социальной, групповой и индивидуальной идентичности. Рубеж XX-ХХI вв. характеризуется исследованиями Л.М. Дробижевой, Н.М. Лебедевой, И.Б. Орловой, В.А. Тишкова, В.Г. Федотовой, в которых ставится вопрос об идентификационном аспекте этничности, характере идентичности, решаются проблемы трансформации идентичности в постсоветском обществе . Предметная область исследований расширяется за счет анализа социально-культурной дистанции этнических групп, ориентации на модернизацию и трансформацию этнической идентичности.

Необходимо отдельно выделить работы таких исследователей, как В.А. Ачкасов, А.В. Баранов, С.Н. Большаков, Э.Г. Задорожнюк, М.П. Крылов, Е.Ю. Мелешкина, Р.Ф. Туровский, в которых рассматриваются важнейшие аспекты субнациональной (региональной) компоненты идентичности .

В основном массиве научных исследований, посвященных проблеме идентичности в России, находит отражение цивилизационная проблематика. Это труды А.Л. Андреева, А.С. Ахиезера, В.Ф. Галецкого, К.Х. Делокарова, В.В. Ильина, А.М. Ковалева, С.Г. Киселева, В.В. Кочеткова, В.В. Лапкина, В.И. Пантина, И.С. Семененко .

Особое значение для темы диссертации имеют теоретические выводы, содержащиеся в работах, подготовленных В.А. Авксентьевым, М.А. Аствацатуровой, А.В. Барановым, Г.С. Денисовой, В.Н. Коноваловым, Е.В. Морозовой, М.В. Саввой, Л.Л. Хоперской, А.Ю. Шадже, В.М. Юрченко на материалах российских регионов .

Философские, психологические и социологические аспекты идентичности рассмотрены в более пятидесяти диссертационных работах. В кандидатских диссертациях раскрыты отдельные этнические и региональные аспекты изучаемой проблемы. Гораздо меньше предпринято диссертационных исследований, посвященных политологическому анализу идентичности. Такие авторы, как Е.В. Астапова, Т.Г. Азимов, В.Ю. Журавлева, М.В. Котенева, М.А. Львова, В.В. Разуваев, Г.А. Филатов, В.Р. Чагилов, А.Р. Яппаров посвятили свои работы различным аспектам проблемы .

Диссертации по геополитической идентичности не выполнялись. Наука находится на этапе первичной интерпретации эмпирических данных по теме. Можно выделить лишь работы М. Бассина, Х. Дайкинка, Дж. Ньюмана, Дж. Тоала, А.А. Кара-Мурзы и В.Л. Цымбурского, посвященные разрозненным аспектам геополитической идентичности . Российские исследователи используют понятие «геополитика» в связи с границами и распространением идентичностей, и в этом смысле рассматривают ее как составляющую геополитических процессов. Среди вариантов использования геополитического подхода в исследовании темы: изучение особенностей, генезиса и эволюции географических образов В.А. Колосовым ; анализ путей моделирования географического образа различными средствами, методов и технологий формирования образов регионов Д.Н. Замятиным . Анализируя внутреннюю геополитику, М.В. Ильин выделяет такие виды геополитических факторов, как материальный и духовно-ментальный, к которому автор относит геополитические коды, образы и идентичность .

Следует отметить, что проблема рассматривается авторами фрагментарно, комплексного исследования по теме диссертации в научной литературе нет. Отсутствие в российской литературе обобщающего исследования по теме позволяет предполагать, что данная диссертация является одной из первых попыток системного исследования геополитической идентичности.

Характеризуя третий блок (труды по политическим аспектам глобализации), необходимо выделить работы В.В. Афанасьева, Б.А. Богомолова, И.А. Василенко, К.Х. Делокарова, В.И. Добренькова, А.И. Неклессы, В.И. Коваленко, А.И. Костина, А.С. Панарина, В.Н. Расторгуева, А.И. Смирнова, А.И. Уткина и других . Большой вклад в изучение проблем глобализации внесли такие зарубежные ученые, как З. Бауман, У. Бек, И. Валлерстайн, Р. Робертсон, Дж. Риттцер, Дж. Томпсон, М. Уотерс и другие .

Обзор степени научной разработанности проблемы позволяет сделать следующие выводы. Несмотря на наличие работ по проблеме, как теоретических, так и практических, в основном они выполнены в рамках философского и социокультурного подходов. Между тем ракурс политологического анализа представляет новые возможности для научного поиска. Российские ученые используют понятие «геополитика» в связи с границами и распространением идентичностей и в этом смысле рассматривают ее как составляющую геополитических процессов. Вместе с тем исследования, сложившиеся в рамках современного дискурса, как правило, не ставят задачу раскрытия сущности геополитической идентичности. Изучение проблематики идентичности в рамках российской геополитики находится еще на начальном этапе. Возрастающий интерес политологов к вопросам динамики идентичностей расширяет проблемное поле геополитики и делает ее перспективным направлением научных разработок. Развитие исследований в русле таких направлений позволяет ставить вопрос о значимости современного геополитического анализа и способах расширения области его применения. Именно этим обусловлено обращение автора к проблеме.

В качестве объекта диссертационного исследования выступает феномен геополитической идентичности, как социокультурная и самобытно-историческая субъектность, связанная с национальным менталитетом; совокупность взглядов, оценок, принципов, определяющих общее видение, понимание мира политики, места в нем человека и его социально-политической адаптации, выражающаяся в жизненных позициях, программах поведения, действий людей и народов.

Предметом диссертационного исследования являются аспекты, уровни и формы проявления геополитической идентичности современной России, характеризующие реальные процессы вхождения субъектов политических процессов и отношений разного уровня и масштаба в глобальные геополитические отношения.

Целью диссертационной работы является системное исследование геополитической идентичности России как сложного многоуровневого реального политического феномена и теоретического конструкта.

Реализация цели предполагает постановку и решение следующих задач исследования:

- концептуализировать генезис геополитических идей и теорий и выявить уровни геополитического измерения политической реальности;

- выделить и проанализировать основные теоретические подходы к анализу идентичности в социально-гуманитарных науках в политологическом аспекте;

- эксплицировать этнические и региональные аспекты геополитической идентичности России;

- рассмотреть этническое пространство в качестве способа конструирования геополитической идентичности;

- проанализировать сущность геополитической идентичности;

- определить специфику цивилизационной идентичности России;

- выявить основные геополитические параметры национальной безопасности России;

- обосновать роль геополитической идентичности Северного Кавказа в обеспечении национальной безопасности России.

Методологическая основа диссертации определялась спецификой предмета исследования, что дало возможность по мере необходимости обращаться к тем научным методологическим приемам и способам, которые наиболее эффективны при изучении рассматриваемых вопросов, в соответствии со структурой диссертации.

В частности, концептуально-методологической основой исследования выступает системный комплекс методов, технологий, техник и процедур, отвечающих целям и задачам диссертационного исследования. Методология исследования, как система методов, обусловлена пониманием геополитической идентичности как теоретического конструкта в парадигме социального конструктивизма (П. Бергер,Т. Лукманн).

Системный подход (Т. Парсонс, Д. Истон) ориентировал на рассмотрение геополитической идентичности как многоуровневого системного явления. Данный подход показал свою эффективность при идентификации угроз национальной безопасности.

Структурно-функциональный подход (Д. Аптер, Ш. Эйзенштадт) позволил рассмотреть политику в целом как скоординированное интересами взаимодействия элементов, составляющих сложную политическую конструкцию.

Применение исторических методов исследования было важно для осмысления причин возникновения территориальных проблем современной России и их трансформации во времени.

Междисциплинарный методологический подход позволил рассмотреть составляющие процессов конструирования геополитической идентичности в тесной взаимосвязи и взаимозависимости. На этой основе выделены этнические и региональные аспекты рассматриваемых процессов.

Операционально-теоретическую методологическую основу исследования определили применение следующих методов общетеоретического и политологического анализа: междисциплинарный, сравнительный, системный, институциональный, социокультурный и другие.

Таким образом, методология, использованная автором, представляет собой синтез различных теоретических подходов к исследованию проблем геополитической идентичности.

Теоретическую базу исследования составили, прежде всего, работы политологов – специалистов в области геополитики и политической идентичности и включают в себя концепции идентичности, учитывающие множественность ее субъектных и когнитивных проявлений, ее подверженности «плюрализации» и «фрагментации» (Ю.Г. Волков, И.Б. Орлова, Л.О. Терновая), положения о геополитическом видении мира (И.А Василенко, К.С. Гаджиев, Д.В. Доленко, А.Г. Дугин, Д.Н. Замятин, Б.А. Исаев, В.А. Колосов, С.А Проскурин, А.П. Цыганков), идеи о процессуальной и ситуативной природе (В.А. Тишков, B.C. Малахов), множественной природе идентичности (В.А. Ядов), положения о геополитической (А.А. Кара-Мурза, В.А. Колосов, В.Л. Цымбурский), цивилизационной (К.Х. Делокаров, Б.С. Ерасов, М.П. Мчедлов, В.И. Пантин, И.С. Семененко), региональной и этнической (В.Я. Гельман, Л.М. Дробижева, М.Н. Губогло, В.Г. Федотова, А.Ю. Шадже) составляющих идентичности. Эти теории позволили актуализировать роль геополитической идентичности в разработке и реализации национальной политики безопасности, базирующейся на безусловном учете национальных интересов.

При изучении роли идентичности в современном обществе были использованы некоторые теоретические концепции «постсовременного» общества (3. Бауман, У. Бек, Д. Белл, М. Кастельс, Э. Тоффлер), а также концепции политической трансформации и модернизации Т. Адорно, X. Арендта, Р. Арона, З. Бжезинского, Э. Гидденса, Р. Дарендорфа, А. Тойнби, Ю. Хабермаса, С. Хантингтона и других.

При анализе современного этапа политического развития России автор диссертации учитывал выводы работ А.С. Ахиезера, Г.Г. Дилигенского, В.В. Ильина, М.В. Ильина, В.И. Коваленко, Ю.А. Левады, А.Ю. Мельвиля, А.А. Сергунина, А.И. Соловьева, А.С. Панарина, В.И. Пантина, В.Ю. Шпака, А.П. Цыганкова и других.

Использованы также разработки в области политической регионалистики, рассматривающие идентичность как важнейшую характеристику и интегрирующее начало в деятельности различных акторов, участвующих в политическом процессе на субнациональном уровне.

При анализе политических процессов на постсоветском пространстве автор руководствовался Концепцией национальной безопасности Российской Федерации.

Эмпирической базой исследования послужили Конституция Российской Федерации, Концепция национальной безопасности Российской Федерации, Концепция внешней политики Российской Федерации и иные законы Российской Федерации. Автор также обращался к Посланиям Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации 2001–2007 гг. Использовались статистические материалы Госкомстата РФ, материалы социологических исследований Фонда «Общественное мнение» (ФОМ) (2000-2002 гг.), ИСПИ РАН (2003-2005 гг.), «Левада-Центр»(2000-2005 гг.).

Рабочая гипотеза исследования. В соответствии с различными уровнями геополитического измерения современной политической реальности такими, как геополитическое мироустройство, мировидение и мироощущение, геополитическая идентичность в современных глобализационных процессах представляется в виде геополитического мировоззрения и мироориентации, конструируется на определенном этническом пространстве в такой форме, что этническая и региональная идентичности являются доминантой процессов конструирования геополитической идентичности в современной России.

В целом, геополитическая идентичность представляет собой многоуровневое системное образование, выражая собою базисный элемент конструирования политического пространства, служащий основой для интеграции субъектов геополитики разного уровня в складывающиеся глобальные политические отношения и являющаяся базисом для особого восприятия общенациональных политических проблем.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в диссертации впервые в российской политической науке проведен анализ геополитической идентичности России в условиях современных глобализационных процессов, в том числе:

- выявлены такие уровни геополитического измерения современной политической реальности, как геополитическое мироустройство, мировидение и мироощущение; в соответствии с авторской концепцией геополитическое мироощущение интерпретировано в виде геополитического мировоззрения и мироориентации, основанной на формировании геополитической идентичности;

- концептуально определены эвристические возможности основных подходов к исследованию идентичности;

- обоснована авторская гипотеза о том, что этническая и региональная идентичности являются доминантой процессов конструирования геополитической идентичности в постсоветской России;

- предложена авторская трактовка этнического пространства как способа конструирования геополитической идентичности;

- доказано, что геополитическая идентичность как системное образование представляет собой ключевой элемент конструирования социально-политического пространства, который может служить основой для особого восприятия общенациональных политических проблем России;

- показано, что цивилизационная идентичность является одним из геополитических доминант национальной безопасности России;

- определено влияние геополитической идентичности на представления о национальной и общественной безопасности и стратегии развития;

- выявлена специфика геополитической идентичности Северного Кавказа как внутригосударственного региона.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Уровни геополитического измерения современной политической реальности наиболее адекватно проявляются в геополитическом мироустройстве, мировидении и мироощущении. Обозначенные уровни взаимосвязаны на разных уровнях реальной политической практики и теоретико-политического анализа, сосуществуют по принципу взаимодополнительности и представляют собой системные элементы целостности, дающие возможность выявления «differencia specifica» геополитического анализа современной политической реальности, суть геополитического подхода. Геополитическое мироощущение представляется в виде геополитического мировоззрения и мироориентации, основанной на формировании геополитической идентичности.
  2. Понятие «идентичность» приобрело полипарадигмальный и междисциплинарный характер. Многообразие подходов к изучению идентичности обусловлено сложностью и многомерностью, как реального феномена идентичности, так и самого понятия. Западные концепции идентичности невозможно полностью адекватно приложить к условиям российской действительности, поскольку они основываются на других особенностях ментальности. В структуре российского научного знания представления об идентичности развиваются в контексте психологии, социологии, философии, политологии. В условиях поиска идентичности особую значимость приобретает геополитика как политический инструмент измерения современного мира.
  3. Доминантой процессов конструирования геополитической идентичности в постсоветской России являются этническая и региональная идентичности, поскольку именно на этих уровнях реализуется реальное вхождение субъектов в мир геополитики, определяется место в нем человека, социально-политическая адаптация, проявляющаяся в жизненных программах политического поведения людей и народов. Этническая идентичность – сложный социальный феномен, содержание которого составляет как осознание индивидом общности с локальной группой на основе этнической принадлежности, так и осознание группой своего единства на тех же основаниях, переживание этой общности. Региональная идентичность выступает в качестве одного из элементов конструирования региона как специфического пространства. Она служит основой для особого восприятия общенациональных политических проблем и складывается на основе общности территории, особенностей региональной жизни, определенной системы ценностей. В структуре региональной идентификации присутствуют два основных компонента – знания, представления об особенностях собственной «территориальной» группы (социокогнитивный элемент) и осознания себя её членом и оценка качеств собственной территории, значимость ее в мировой и локальной системе координат (социорефлексивный элемент).
  4. Этническое пространство в качестве способа конструирования геополитической идентичности выступает важнейшим индикатором целостности и устойчивости этноса в его идентификационных характеристиках. Являясь составной частью и ядром социального пространства, этническое пространство относится к форме протекания естественно-социальных процессов, формирующих геополитическое пространство. Оно является мыслительной конструкцией, логической абстракцией, позволяющей конструировать геополитическую идентичность.
  5. Геополитическая идентичность представляет собой ключевой элемент конструирования социально-политического пространства, который проявляется в самобытности той или иной страны и ее народа, а также связанных с этим представлениями о месте и роли страны в глобализирующемся пространстве. Идентичность тесно соединена с государственностью, ее характером и самоощущением нации. Геополитическая идентичность включает в себя в специфическом виде отношение к различным аспектам геополитического мироустройства, а также определенные картины геополитического мировидения. Геополитическая идентификация как один из определяющих и стабилизирующих факторов культурно-исторической и социально-территориальной общности проявляется в процессе вхождения субъектов политики разного уровня в складывающиеся глобальные политические отношения. Это своеобразная мера самореализации в геополитике как неотъемлемой части современного общества; идентификация с определенным сообществом, принимающим общие ценности и отождествляющимся с определенной территорией.
  6. Цивилизационная идентичность – предельный уровень идентификации – отражается в отождествлении индивида, группы индивидов, народов с их местом, ролью, системой связей и отношений в определенной цивилизации. В ее основании лежит крупная межэтническая мегаобщность людей, длительно проживающих в одном регионе, основанная на единстве исторической коллективной судьбы разных народов, взаимосвязанных социокультурными ценностями, нормами и идеалами. Цивилизационная идентичность является одним из геополитических доминант национальной безопасности, и опыт России наглядно демонстрирует обоснованность ее выделения. Российская Федерация, будучи полиэтническим государством, объединила различные этнокультурные типы, социально-политическая жизнь в каждом из которых определяется особой идентичностью.
  7. Содержание геополитических доминант национальной безопасности конкретного геополитического субъекта отражает особенности его исторического развития, географического положения, геополитическую и цивилизационную идентичность. Геополитическая идентичность напрямую влияет на представления о национальной и общественной безопасности и стратегии развития России. Национальная безопасность связана с обеспечением суверенитета страны, а общественная безопасность ориентирована на поддержание идентичности или способности людей сохранять свою культуру, институты и образ жизни.
  8. Специфика геополитической идентичности Северного Кавказа основана на восприятии его как внутригосударственного региона, отличающегося по социально-политическим и культурно значимым признакам. К факторам, обусловливающим северокавказскую геополитическую идентичность относятся: природно-климатические факторы; кавказский менталитет и стереотипы поведения; региональная культура, включающая ценности всех народов, населяющих регион, религию; быт, сочетающий элементы этнические и регионально-типические, связанные с природной средой; система региональных ценностей и интересов совместного проживания и самореализации на данной территории.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется тем, что она обосновывает концептуальные рамки и понятийный аппарат анализа геополитической идентичности. Исследование геополитической идентичности имеет значение для конструирования социально-политической реальности в рамках политической науки. Разработка данной тематики может иметь значение в рамках таких наук, как философия, социология и другие смежные дисциплины.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что, ее результаты могут быть использованы при подготовке учебно-методических материалов, чтении лекционных курсов по теории политики, геополитике, политической социологии, политической регионалистике. Выводы диссертации целесообразно ввести в учебные программы по проблемам национальной безопасности. Отдельные положения работы могут быть использованы в курсах геополитики для системного объяснения геополитической идентичности России.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования, теоретические подходы и выводы нашли отражение в научных публикациях, а также изложены на конгрессах, конференциях, семинарах, заседаниях круглых столов международного, федерального и регионального уровня в Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Саратове, Ставрополе, Краснодаре, Майкопе и других городах; в докладах и сообщениях: на III и IV Международных Конгрессах«Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру» (Пятигорск, 2001, 2004), IV Конгрессе этнографов и антропологов России «Время в этнологии и этнология времени» (Нальчик, 2001), IV Российском философском конгрессе «Философия и будущее цивилизации» (Москва, 2005), IV Всероссийском конгрессе политологов «Демократия, безопасность и эффективное управление: новые вызовы для политической науки» (Москва, 2006); I и II съездах ученых – кавказоведов (Ростов-на-Дону, 1999, 2006); на международных научных конференциях «Научный потенциал отечественной географии» (Майкоп, 1999), «Распад СССР: 10 лет спустя» (Москва, 2001), «Кавказ, ЕС и Россия – проблемы стабильности» (Майкоп, 2003), «Государство и общество: философия, экономика, культура» (Москва, 2005), «Военно-гражданские отношения в конфликтных регионах» (Ольгинка, 2005), «Исторические источники Евроазиатских и Северо-Африканских цивилизаций» (Майкоп, 2005), «Вызовы глобализации в начале XXI века» (Санкт-Петербург, 2006), «Конфликты и сотрудничество на Северном Кавказе: управление, экономика, общество» (Ростов-на-Дону, 2006), «Дискурсология: методология, теория, практика» (Екатеринбург, 2006), «Актуальные проблемы безопасности в условиях конфликтогенной ситуации на Юге России» (Краснодар, 2006), «1917 – 2007: Уроки СССР и будущее России (ресурсно-энергетические, экономико-политические и социо-культурные параметры)» (Москва, 2007), «Россия и Восток: проблема толерантности в диалоге цивилизаций» (Астрахань, 2007); «Социокультурные проблемы кавказского региона в контексте глобализации» (Нальчик, 2007); на всероссийских научных конференциях и семинарах «Россия в новое время: центральное и периферийное в системе культурного диалога» (Москва, 1999), «Северный Кавказ в условиях глобализации» (Майкоп, 2001), «Северный Кавказ: геополитика, история, культура» (Ставрополь, 2001), «Пути формирования гражданского общества в полиэтничном Южно-российском регионе» (Ростов-на-Дону, 2001), «10 лет Конституции России в зеркале юридической науки и практики» (Москва, 2003), «Развитие политической науки в России во взаимодействии центра и регионов (Южный федеральный округ)» (Ольгинка, 2005), «Национальная политика в Российской Федерации. Реалии. Проблемы. Прогноз» (Москва, 2006), «Реформы в России и Россия в реформирующемся мире» (Санкт-Петербург, 2006), «Формирование гражданской личности в современной России: потенциал и модели межнационального и межконфессионального взаимодействия» (Саратов, 2006), «Роль идеологии в трансформационных процессах в России: общенациональный и региональный аспекты» (Ростов-на-Дону, 2006), «Региональное управление – ХХI веку» (Майкоп, 2006), «Национальная идентичность России и демографический кризис» (Москва, 2006), «Государственно-правовая система России: история и современность» (Майкоп, 2006), «Восприятие перемен вчера и сегодня» (Краснодар, 2007), «Новая Россия: проблема доверия в современном российском политическом сообществе» (Москва, 2007), «Образование, просветительство и гражданское общество» (Адлер, 2007), «Ломоносовские чтения – 2007» (Москва, 2007), «Перспективы политического развития России» (Саратов, 2007); на региональных научно-практических конференциях «Власть и общество: национальная политика и межэтнические отношения (исторический опыт и современность) 1906-2006гг.» (Адлер, 2006), «Университетская наука – региону» (Ставрополь, 2006), «Национальная политика в современных условиях» (Уфа, 2006), «Сохранение и актуализация историко-культурного наследия народов Северного Кавказа и формирование толерантной личности музейными средствами» (Майкоп, 2007); на межвузовских научно-практических конференциях «Вузовская наука и проблемы региона: из настоящего в будущее» (Кисловодск, 2002), «Россия и современный мир: проблемы политического развития» (Москва, 2006, 2007).

Диссертация обсуждена на совместном заседании кафедр теоретической социологии и конфликтологии факультета социологии и политологии Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону) и рекомендована к защите.

По теме диссертационного исследования опубликовано 58 работ, включая монографию, главы в коллективной монографии, статьи в центральных и региональных журналах, сборниках научных трудов и докладов на международных и всероссийских конференциях, в том числе 9 научных статей в журналах, в которых ВАК РФ рекомендует публикацию основных результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора наук. Общий объем публикаций автора по теме диссертации составляет 52,8 п.л.

Структура диссертационной работы определяется целью и задачами исследования и состоит из введения, трех глав, включающих десять параграфов, заключения и библиографического списка. Структура построена по проблемно-логическому принципу.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, проводится анализ степени ее научной разработанности, определяется объект и предмет, ставится цель, определяются задачи, дается характеристика основных методологических принципов исследования, отмечается ее теоретическая и практическая значимость, раскрывается научная новизна работы, определена эмпирическая база, сформулирована степень апробации исследования.

Первая глава «Геополитическое измерение современной политической реальности и идентичность: выбор исследовательской парадигмы» посвящена анализу генезиса геополитических идей и теорий, выявлению уровней геополитического измерения политической реальности, концептуальному обоснованию геополитической идентичности, а также рассмотрению теоретических подходов к анализу идентичности в социально-гуманитарных науках.

См.: Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. – М., 1999; Он же. Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство. – М., 2006; Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. – СПб., 2001; Киссинджер Г. Дипломатия. – М., 1997; Маккиндер Х. Географическая ось истории // Классика геополитики XX век. – М, 2003; Мэхен А. Влияние морской силы на историю (1660-1783). – М.-СПб., 2002; Ратцель Ф. Народоведение // Геополитика: Антология. – М., 2006; Фукуяма Ф. Конец истории // Вопросы философии. – 1990. – № 3; Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М., 2003; Хаусхофер К. О геополитике. Работы разных лет. – М., 2001.

См.: Василенко И.А. Геополитика современного мира. – М., 2006; Гаджиев К.С. Геополитика. – М., 1997; Геополитика / Под общ. ред. В.А. Михайлова. – М., 2007; Гладкий Ю.Н. Россия в лабиринте географической судьбы. – СПб., 2006; Дергачев В.А. Геополитика. – Киев, 2000; Доленко Д.В. Геополитика в ХХI веке. – Саранск, 2004; Дугин А.Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. – М., 1997; Замятин Д.Н. Власть пространства и пространство власти: Географические образы в политике и международных отношениях. – М., 2004; Он же. Метагеография: Пространство образов и образы пространства. – М., 2004; Он же. Культура и пространство: Моделирование географических образов. – М., 2006; Исаев Б.А. Геополитика. – СПб., 2005; Колосов В.А., Мироненко Н.С. Геополитика и политическая география. – М., 2001; Михайлов Т.А. Эволюция геополитических идей. – М.,1999; Нартов Н.А., Нартов В.Н. Геополитика. – М., 2007; Сорокин К.Э. Геополитика современности и геостратегия России. – М., 1996; Тихонравов Ю.В. Геополитика. – М., 1998; Цыганков А.П. Что для нас Евразия? Пять стратегий российского освоения пространства после распада СССР // Вопросы философии. – 2003. – № 10; Цымбурский В.Л. Россия – Земля за Великим Лимитрофом: цивилизация и ее геополитика. – М., 2000.

См.: Барис В.В. Тенденции и перспективы геополитического развития России на рубеже веков. Автореф. дис. ... д-ра полит. наук. – М., 2003; Волков Я.В. Геополитика и ее влияние на обеспечение безопасности в современном мире. Автореф. дис. ... д-ра полит. наук. – М., 2001; Ивашов Л.Г. Эволюция геополитического развития России: исторический опыт и уроки. Автореф. дис. ... д-ра ист. наук.  – М., 1999; Лукьянович Н.В. Геополитика России: теоретико-методологические основы, генезис, особенности формирования и развития в условиях глобализации. Автореф. дис. ... д-ра полит. наук. – М., 2004; Модестов С.А. Формирование геополитического пространства России: Теоретические основы и методология исследования. Автореф. дис. ... д-ра полит. наук. – М., 1998; Пыж В.В. Геополитическая обусловленность военной политики России. Автореф. дис. ... д-ра полит. наук. – СПб., 2004; Тихомиров Ю.А. Геополитические особенности России и их влияние на национальную безопасность в условиях постсоветской трансформации. Автореф. дис. ... д-ра полит. наук. – М., 2005; Чернов П.В. Россия: этногеополитические основы государственности (генезис и основные закономерности). Автореф. дис. ... д-ра полит. наук. – М., 2000; Шевцов Ю.В. Трансформация методики геополитического исследования под влиянием феномена глобальных технологий. Автореф. дис. ... д-ра филос. наук. – Минск, 2004; Яшкова Т.А. Воздействие глобальных трансформационных вызовов на процесс политической модернизации. Автореф. дис. ... д-ра полит. наук. – М., 2007.

См.: Кавказ: проблемы геополитики и национально-государственные интересы России. – Ростов-н/Д., 1999; Геополитическая модель Северного Кавказа (круглый стол) // Научная мысль Кавказа. – 2000. – № 2; Кавказ в геополитике великих держав. – Махачкала, 2001; Северный Кавказ в условиях глобализации. – Майкоп, 2001; Северный Кавказ: геополитика, история, культура. – М.-Ставрополь, 2001; Проблемы геополитики и Северный Кавказ. – Ставрополь, 2001; Кавказский регион: пути стабилизации. – Ростов-н/Д., 2004 и др.

См.: Современные проблемы геополитики Кавказа. Сборник статей «Северокавказское обозрение». Вып 5. / Отв. ред. В.В. Черноус. – Ростов-н/Д., 2001; Национальная и региональная безопасность на Юге России: новые вызовы. Сборник статей «Южнороссийское обозрение». Вып 14. / Отв. ред. В.В. Черноус. – Ростов-н/Д., 2003; Факторы конфликтогенности на Северном Кавказе. Сборник статей «Южнороссийское обозрение». Вып 26. / Отв. ред. В.В. Черноус. – Ростов-н/Д., 2005; Факторы стабилизации ситуации на Северном Кавказе. Сборник статей «Южнороссийское обозрение». Вып 35. / Отв. ред. И.П. Добаев. – Ростов-н/Д., 2006; Юг России и Украина в геополитическом контексте / Отв. ред. И.П. Добаев, В.В. Черноус. – Ростов-н/Д., 2007.

См.: Добаев И.П. Кавказский макрорегион в фокусе геополитических интересов мировых держав: история и современность. – Ростов-н/Д., 2007; Евразийский проект: кавказский вектор. Сборник статей «Южнороссийское обозрение». Вып. 30 / Отв. ред. И.П. Добаев. – Ростов-н/Д., 2005; Сетевые стратегии Запада на Юге России. Сборник статей «Южнороссийское обозрение». Вып. 34 / Отв. ред. И.П. Добаев. – Ростов-н/Д., 2006.

См.: Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М., 2003; Дегоев В.В. Большая игра на Кавказе: история и современность. – М., 2003; Дегоев В.В, Ибрагимов Р.А. Северный Кавказ: постсоветские итоги как руководство к действию, или Повестка дня на вчера. – М., 2006; Дружинин А.Г. Юг России конца XX – начала XXI в. (экономико-географические аспекты). – Ростов-н/Д., 2005; Панин В.Н. Политический процесс на Ближнем Востоке: влияние России и США. – Пятигорск, 2003.

См.: Андерсон Б. Воображаемые сообщества. – М., 2001; Балибар Э., Валлерстайн И. Раса, нация, класс. Двусмысленность идентичности. – М., 2004; Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. – М., 1995; Гидденс Э. Устроение общества: очерк теории структурации. – М., 2003; Нойманн И. Использование «Другого»: Образы Востока в формировании европейских идентичностей. – М., 2004; Хабермас Ю. Европейское национальное государство: его достижения и пределы. О прошлом и будущем суверенитета и гражданства // Нации и национализм. – М., 2002; Хантингтон С. Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности. – М., 2004; Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. – М., 2006.

Social theory and the politica of identity / Ed. by Calhoun C. Oxford, 1994; The identity in question / Ed. by Rajchman J. N.Y.; L., 1995; Questions of cultural identity / Ed. by Hall S., Du Gay P. L., 1996; Castells M. The power of identity. Cambrigde; Mass., 1997; Delanty G. Social theory in a changing world: Conceptions of modernity. Cambridge, 1999; The disguise construction of national identity. Edinburgh, 1999; Bell D. Mythscapes: memory, mythology and national identity // Brit. j. of sociology. L., 2003. Vol. 54, № 1.

См.: Абдулатипов Р.Г. Российская нация (этнонациональная и гражданская идентичность россиян в современных условиях). – М., 2005; Волков Ю.Г. Гуманистическая идеология и формирование российской идентичности. – М., 2006; Он же. Идентичность и гуманистическая идеология: взгляд в будущее. – М., 2006; Гражданские, этнические и религиозные идентичности в современной России / Отв. ред. В.С. Магун. – М., 2006; Губогло М.Н. Идентификация идентичности: Этносоциологические очерки. – М., 2003; Гудков Л. Негативная идентичность. Статьи 1997-2002 годов. – М., 2004; Глобализация и проблемы идентичности в многообразном мире. – М., 2005; Глобализация и столкновение идентичностей. Сб. науч. тр – М., 2003; Заковоротная М.В. Идентичность человека. Социально-философские аспекты. – Ростов-н/Д., 1999; Идентичность и толерантность / Под ред. Н.М. Лебедевой. – М., 2002; Идентичность в контексте глобализации: Европа, Россия, США. Сб. науч. тр. / Под ред. В.Н. Брюшинкина. – Калининград, 2003; Кузнецова А.В., Кублицкая Е.А. Гражданский патриотизм – основа формирования новой российской идентичности. – М., 2005; Малинкин А.Н. Новая российская идентичность: особенности и типы отечественного дискурса. Очерк социологии знания // Социологический журнал. – 2001. – № 4; Права человека и проблемы идентичности в России и в современном мире / Под ред. Малиновой О.Ю., Сунгурова А.Ю. – СПб., 2005; Проблемы идентичности: человек и общество на пороге третьего тысячелетия. – М., 2003; Российская идентичность в условиях трансформации: опыт социологического анализа. – М., 2005; Сурова Е.Э. Глобальная эпоха: полифония идентичности. – СПб., 2005; Тренин Д.В. Интеграция и идентичность: «Россия как новый Запад». – М., 2006.

См.: Дробижева Л.М. Российская и этническая идентичность: противостояние или совместимость // Россия реформирующаяся. – М., 2002; Она же. Этническая и республиканская идентичность: проблемы совместимости // Региональные процессы в современной России: экономика, политика, власть. – М., 2003; Лебедева Н.М. Теоретико-методологические основы исследования этнической идентичности в поликультурных регионах России и СНГ // Идентичность и толерантность / Под ред. Н.М. Лебедевой. – М., 2002; Орлова И.Б. Конструирование этнического образа России. – М., 2005; Тишков В.А. Реквием по этносу. Исследования по социально-культурной антропологии. – М., 2003; Федотова В.Г. Хорошее общество. – М., 2005.

См.: Ачкасов В.А. Региональная идентичность в российском политическом пространстве: «калининградский казус» // Политэкс. – 2005. – № 3; Баранов А.В. Историческое сознание в контексте региональной идентичности Юга России // Человек. Сообщество. Управление. – 2003. – № 2-3; Он же. Региональная политическая идентичность: методы исследования // Социальная идентичность: способы концептуализации и измерения: Материалы Всероссийского научно-методического семинара. – Краснодар, 2004; Большаков С.Н. Проблемы региональной идентичности в российском политическом пространстве // Управленческое консультирование. – 2003. – № 1; Задорожнюк Э.Г. Новые региональные идентичности в Европе: Становление и перспективы // Страны Восточной Европы в поисках новой идентичности: Сб. науч. тр. – М., 2006; Крылов М.П. Региональная идентичность в историческом ядре Европейской России // Социологические исследования. – 2005. – №3; Мелешкина Е.Ю. Региональная идентичность как фактор становления региональных политий в Российской Федерации // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки. 1999. № 6; Региональное самосознание как фактор формирования политической культуры России. – М., 1999; Туровский Р.Ф. Региональная идентичность в современной России // Российское общество: становление демократических ценностей? – М.:, 1999; Центральная Европа в поисках новой региональной идентичности / Сб. статей. Отв. ред. Ю.С. Новопашин. – М., 2000; Центр и региональные идентичности в России / Под ред. Гельмана В., Хопф Т. – СПб., 2003.

См.: Андреев А.Л. Цивилизационная идентичность России: проекция на массовое сознание // Обновление России: трудный поиск решений. Годичные научные чтения «Российская цивилизация: этнокультурные и духовные аспекты». Вып. 7. – М., 1999; Баева О.Н., Каширин В.И. Цивилизационная идентичность России: универсальная модель метасубъекта в планетарном самосознании // Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения. – М. – Ставрополь, 2002; Галецкий В.Ф. Культурно-цивилизационная идентичность России в глобализационном контексте // Народонаселение. – 2000. – № 4; Гончарук Н.С. Влияние интеграционных процессов на формирование национально-цивилизационной идентичности Европейского сообщества // Образование и общество. – 2005. – № 6; Делокаров К.Х. Цивилизационная идентичность России как социально-философская проблема // Конкурентоспособность России в условиях глобализации / Под общ. ред. В.К. Егорова, С.В. Степашина. – М., 2006; Ильин В.В., Ахиезер А.С. Российская цивилизация: содержание, границы, возможности. – М., 2000; Киселев С.Г. Межцивилизационное взаимодействие в условиях глобализации // Глобализация: многостороннее измерение / Под общ. ред. В.А. Михайлова, В.С. Буянова. – М., 2004; Ковалев А.М. Промышленная цивилизация и судьба России. – М., 2003; Кочетков В.В. Цивилизационная идентичность России // Вестник МГУ. Серия. 18. Социология и политология. – 2006. – № 3; Пантин В.И., Лапкин В.В. Трансформация национально-цивилизационной идентичности современного россицского общества: проблемы и перспективы // Общественные науки и современность. 2004. № 1; Пантин В.И., Лапкин В.В. Представления об «особом пути» и формирование национально-цивилизационной идентичности в постсоветской России // Вестник РГНФ. 2005. № 3; Поиск национально-цивилизационной идентичности и концепт «особого пути» в российском массовом сознании в контексте модернизации / Отв. ред. В.В. Лапкин, В.И. Пантин. – М., 2004; Российская цивилизация / Под общ. ред. М.П. Мчедлова. – М., 2003; Семененко И.С. Культурные факторы и механизмы формирования российской национально-цивилизационной идентичности на рубеже XXI в. // Полис. – 2004. – № 1; Соловей В.Д. Не Запад. Не Восток. Не Евразия: о цивилизационной идентичности России // Свободная мысль. – 2005. – № 11-12.

См.: Авксентьев В.А. Этнополитическая идентичность в постсоветской России как фактор конфликтности // Сборник научных трудов. Серия Гуманитарные науки. – Ставрополь, 2004; Он же Мультикультурализм, поликультурность, нациестроительство: российская специфика // Вестник Института Кеннана в России. – 2006. – № 10; Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление. Северо-Кавказский регион. – Ростов-н/Д. – Пятигорск, 2002; Баранов А.В. Акторы региональных политических процессов в постсоветской России. – Краснодар, 2005; Глобализация и регионализация в современном мире / Отв. ред. В.Н. Коновалов. – Ростов-н/Д., 2001; Денисова Г.С. Этнический фактор в политической жизни России 90-х годов. – Ростов-н/Д., 1996; Денисова Г.С., Уланов В.П. Русские на Северном Кавказе: анализ трансформации социокультурного статуса. – Ростов-н/Д., 2003; Кавказский регион: пути стабилизации / Отв. ред. Ю.Г. Волков. – Ростов-н/Д., 2004; Морозова Е.В. Региональная политическая культура. – Краснодар, 1998; Российский Кавказ. Книга для политиков / Под ред. В.А. Тишкова. – М., 2007; Савва М.В. Этнический статус (конфликтологический анализ социального феномена). – Краснодар, 1997; Савва М.В., Савва Е.В. Пресса, власть и этнический конфликт (взаимосвязь на примере Краснодарского края). – Краснодар, 2002; Социальная идентичность: способы концептуализации и измерения: Материалы Всероссийского научно-методологического семинара / Под ред. О.А. Оберемко и Л.Н. Ожиговой. – Краснодар, 2004; Хоперская Л.Л. Современные этнополитические процессы на Северном Кавказе: концепция этнической субъектности. – Ростов-н/Д., 1997; Шадже А.Ю. Этнические ценности как философская проблема. – М., 2005; Шадже А.Ю., Шеуджен Э.Я. Северокавказское общество: опыт системного анализа. – М.; Майкоп, 2004; Юрченко В.М. Политика как фактор региональной конфликтности. – Краснодар, 1997.

См.: Астапова Е.В. Политико-правовая идентичность России в контексте тенденций глобализации. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – Ростов-н/Д., 2002; Азимов Т.Г. Идентичность как глобальная проблема современности: политологические аспекты. Автореф. дис. ... канд. полит. наук. – М., 2000; Журавлева В.Ю. Эволюция гражданской идентичности россиян в 20-е и 90-е гг. XX века. Автореф. дис. ... канд. полит. наук. – М., 2003; Котенева М.В. Эволюция современной европейской идентичности (геополитический аспект). Автореф. дис. ... канд. полит. наук. – М., 2004; Львова М.А. Сущность и содержание феномена национальной идентичности в современных философских, социальных и политических теориях. Автореф. дис. ... канд. филос. наук. – Архангельск, 2004; Разуваев В.В. Национальная идентичность и отношение России к Европе. Автореф. дис. ... д-ра полит. наук. – М., 1993; Филатов Г.А. Русская национальная идентичность в современном российском политическом процессе. Автореф. дис. ... канд. полит. наук. – Ростов н/Д., 2005; Чагилов В.Р. Феномен политизированной этнической идентичности: теоретико-методологический анализ. Автореф. дис. ... д-ра полит. наук. – М., 2000; Яппаров А.Р. Кризис идентичности и политическое сознание транзитивного общества. Автореф. дис. ... канд. полит. наук. – Саратов, 2004.

См.: Bassin M. Russia between Europe and Asia: the ideological construction of geographic space // Slavic review. 1991. № 50; Dijkink G. National identity and geopolitical visions: maps of pride and pain. London: Routledge, 1996; Nijman J. Madeleine Albright and the geopolitics of Europe // GeoJournal. 1998. Vol. 46. № 4; O'Toal G. Theorizing practical geopolitical reasoning: the case of the U.S. Bosnia response to the war in Bosnia // Political Geography. 2002. Vol. 21, № 5; Бассин М. К вопросу о географии национальной идентичности // Идентичность и география в современной России. – СПб., 2003; Кара-Мурза А.А. Кризис идентичности в современной России: возможности преодоления // Реформаторские идеи в социальном развитии России. – М., 1998; Цымбурский В.Л. Россия – Земля за Великим Лимитрофом: цивилизация и ее геополитика. – М., 2000.

См.: Мир глазами россиян: мифы и внешняя политика / Под ред. В.А. Колосова. – М., 2003.

См.: Замятин Д.Н. Власть пространства и пространство власти: Географические образы в политике и международных отношениях. – М., 2004.

См.: Ильин М.В. Проблема формирования «острова Россия» и контуры его внутренней геополитики // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки. – 1995. – № 1; Он же. Геохронополитика – соединение времен и пространств // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки. – 1997. – № 2; Он же. Этапы становления внутренней геополитики России и Украины // Полис. – 1998. – № 3; Он же. Формирование и контуры внутренней геополитики Европы в двойной системе Евразия – Европа // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки. – 1999. – № 6.

См.: Афанасьев В.В. Россия и Европа: нации в эпоху глобализации. – М., 2006; Богомолов Б.А. Глобализация: некоторые подходы к осмыслению феномена // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки. – 2004. – № 3; Он же. Концептуальные подходы к осмыслению глобализации // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки. – 2004. – № 5; Василенко И.А. Политическая глобалистика. – М., 2000; Глобализация: многостороннее измерение / Под ред. В.А. Михайлова, Б.С. Буянова. – М., 2004; Грани глобализации: трудные вопросы современного развития. – М., 2003; Глобализация и перспективы современной цивилизации / Отв. ред. К.Х. Делокаров.– М., 2005; Делокаров К.Х. Глобализация и проблемы устойчивости современного мира // Глобализация и философия. – М., 2001; Добреньков В.И. Глобализация и Россия: социологический анализ. – М., 2006; Делягин М.Г. Мировой кризис: Общая теория глобализации. – М., 2003; Коваленко В.И. Социокультурные основания политического процесса: вызовы глобализации и требования отечественной традиции // Глобализация: проблемы международного сотрудничества и решение общечеловеческих задач. – Саратов, 2005; Коваленко В.И., Федякин А.В. Глобализация: сумерки или восход? // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки. – 2004. – № 6; Костин А.И. Глобалистика и политические аспекты глобализации // Современная российская политология в контексте глобализации и диалога культур. – М., 2003; Он же. Экополитология и глобалистика:– М., 2005; Неклесса А.И. Глобализация: новый цивилизационный контекст // Проблемы глобализации. – М., 2001; Панарин А.С. Искушение глобализмом. – М., 2002; Расторгуев В.Н. Глобализация на руинах глобализма / Логика метаисторического времени. – М., 2004; Смирнов А.И. Информационная глобализация и Россия: вызовы и возможности. – М., 2005; Чешков М.А. Глобалистика как научное знание: Очерки теории и категориального аппарата. – М., 2005; Чумаков А.Н. Глобализация. Контуры целостного мира. – М., 2005; Уткин А.И. Глобализация: процесс и осмысление. – М., 2001; Яковец Ю.В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций. – М., 2001.

См.: Бауман З. Индустриализованное общество. – М., 2002; Бек У. Что такое глобализация? – М., 2001; Глобализация: Контуры ХХI века: Реф. сб. В 3 ч. – М., 2004; Многоликая глобализация / Под ред. П. Бергера и С. Хантингтона. – М., 2004; Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под ред. В.Л. Иноземцева. – М., 1999.

В первом параграфе первой главы «Эволюция геополитических исследований» рассматривается научный потенциал классической и современной геополитики и развивающих ее теоретических подходов применительно к изучению роли геополитической идентичности в политическом процессе.

Изучение литературы по данной тематике позволяет рассматривать геополитические подходы к исследованию политики в качестве самостоятельной парадигмы. Это объясняется тем, что, прежде всего, основатели геополитики – X. Маккиндер, А. Мэхэн, Ф. Ратцель, К. Хаусхофер, Р. Челлен – ставили в зависимость природу политики от географического фактора. Будущее мирового геополитического порядка исследуется такими авторами, как З. Бжезинский, И. Валлерстайн, Э. Гидденс, Г. Киссенджер, А. Тойнби, С. Хантингтон, Ф. Фукуяма.

В фокусе внимания диссертанта находились геополитические воззрения В.П. Семенова-Тян-Шанского, Л.И. Мечникова, В.И. Ламанского, Д.И. Менделеева, А.Е. Снесарева, Г.В. Вернадского, П.Н. Савицкого, Н.С. Трубецкого и других. Среди многочисленных исследований проблем «географического фактора» и его «пространственного» выражения необходимо выделить концептуальные парадигмы Л.Н. Гумилева, в центре интересов которого процессы исторического этногенеза.

В диссертационном исследовании показано, что интерпретации предмета, разработке понятийно-категориального аппарата и методологического инструментария геополитики, изучению истории развития геополитических идей на Западе и в России посвящен целый ряд работ таких российских авторов, как И.А. Василенко, К.С. Гаджиев, В.А.Дергачёв, А.Г. Дугин, Д.Н. Замятин, М.В. Ильин, Б.А. Исаев, В.А. Колосов, Н.С. Мироненко, Т.А. Михайлов, Н.А. Нартов, К.Э. Сорокин, Ю.В. Тихонравов, Р.Ф. Туровский, В.Л. Цымбурский. Созданный ими теоретический базис является основой для геополитического анализа современного политического процесса.

Отмечается, что современная геополитика базируется на классической геополитической мысли. Вместе с тем содержание современной геополитической теории выходит за рамки классической науки в силу того, что в условиях глобализации предметом геополитического анализа является политическая организация государственных и этнических пространств, в том числе в новых глобальных пространствах; одной из важнейших характеристик развития мира является трансформация пространств. Речь идет не только об изменении политико-географических параметров, связанных с распадом СССР, но и формировании новых глобальных пространств. Возрастание теоретического и практического интереса к геополитике вызвано тем, что именно она позволяет выявить данные тенденции; определение геополитики как системы теоретических знаний включает в себя большинство содержательных характеристик, на которые обращают внимание современные исследователи, и в то же время отражает традиции классической геополитики.

Учитывая современные геополитические реальности, автору представляется вполне убедительным утверждение А.Н. Смирнова о том, что геополитическое восприятие действительности в современной России реализуется на нескольких проблемных уровнях: глобальном, континентальном, региональном и локальном, каждому из которых соответствуют определенные пространственно-географические рамки и применительно к которым создаются различные геополитические концепции. Принципиально важно, что геополитическое восприятие присутствует не только в разных концептуальных построениях, оно подспудно содержится и во всяком суждении о месте и роли России в современном мире.

В ходе исследования выяснилось, что определение сущности геополитики представляет собой сложную задачу, которая объясняется многозначностью понимания этого феномена. В современной действительности геополитика рассматривается как основа для реальных политических действий, обеспечения безопасности и стратегических целей. Так, например, авторы справочника по зарубежной политологии полагают, что геополитика – это «концепция, исходящая из влияния государства и народов географического окружения и факторов естественной среды; обеспечения национальной безопасности в связи с географическим положением, влиянием пространственного положения на центры силы».

Рассмотрев эволюцию геополитических теорий и различные подходы к трактовке геополитики, автор интерпретирует геополитику как составную часть политологии, которая представляет собой исторически сложившуюся систему знаний о внутренней и внешней политике государств, основанной на пространственном факторе, то есть на факторе размера территорий государств, их расположения в географическом пространстве, из которого объективно вытекают политические цели, задачи и средства их решения.

По своей понятийной структуре «геополитика» есть синтез представлений о «географическом» и «политическом». Геополитика комплексно изучает географические, социально-экономические, культурно-исторические закономерности и иные факторы, оказывающие влияние на стратегический потенциал и будущее государств, взаимодействующих на мировой арене. Геополитический подход способен расширить картину мира, интерпретируя геополитику как особую технику образного моделирования политических процессов и способствуя пониманию геополитических образов через взаимосвязь географических, пространственных, политических и культурно-цивилизационных характеристик.

За последнее время возросла активность использования геополитических методов исследования и терминологии, проникающей во все сферы жизни. Повысился интерес к геополитическим концепциям. Все большую роль геополитические представления играют в принятии политических решений. В то же время они становятся одним из оснований для интеграционных процессов в политической науке.

Автором обосновывается положение о том, что роль геополитического фактора повышается в связи с глубинными изменениями государственного и культурного самосознания новой России – возрождается и одновременно воссоздается национальная традиция геополитического мышления. Геополитика представляет интерес для исследователя в связи с тем, что в настоящий момент наблюдается тяготение всех видов наук к синтезу, к слиянию, к созданию в пограничных областях наук новых макродисциплин и многомерных моделей. Геополитику отличает эклектичность ее материала и свободное оперирование фактами таких различных наук, как политология, география, история, демография, этнография, экология, военное дело, история идеологий, социология и т. д. В связи с этим геополитика обнаруживает свое значение как для теоретических исследований, так и для практических шагов в управлении сложными цивилизационными процессами в масштабе блоков государств или отдельных государств.

В нашей стране геополитические исследования появляются лишь в 90-х годах XX века, поскольку в советские времена превалировало негативное, подозрительное отношение к геополитике. Постсоветский период отмечен «геополитическим бумом». За короткий срок геополитика прошла путь от работ преимущественно описательного характера до глубоких исследований и стала признанной темой научного дискурса.

Диссертант отмечает, что в условиях поиска идентичности особую значимость приобретает геополитика как инструмент измерения мира. Резкое возрастание ее роли в современном мире вызвано политическими переменами, связанными с распадом биполярной модели мира и желанием постсоциалистических стран определить свой новый статус в связи с переосмыслением своей идентичности. В связи с этим особую актуальность приобретает изучение геополитики и базирующегося на ней геополитического видения мира.

Распад социалистической системы открыл путь для свободного развития унификационных процессов в политике и экономике, которые превращают мир в глобальную целостность. Данный процесс сопровождается столкновением субъектов геополитики, которое происходит, прежде всего, на уровне противостояния и подавления духовных составляющих и доминант. Влияние изменения идентичности на характер социальных связей позволяет рассматривать идентичность как источник и причину любых общественных процессов. Рождение и уничтожение идентичностей, переход идентичности из одной формы в другую маркирует состояние геополитической системы и развитие геополитической позиции. Тем самым идентичность является ключевым понятием в современном прочтении геополитического дискурса.

Во втором параграфе первой главы «Концептуальное обоснование геополитической идентичности: геополитическое мироустройство, мировидение и мироощущение» выявлены такие уровни геополитического измерения современной политической реальности, как геополитическое мироустройство (организация географического пространства и государственной власти), геополитическое мировидение (теоретические конструкты, геополитические теории и доктрины) и геополитическое мироощущение (геополитическое мировоззрение и мироориентация, основанная на формировании геополитической идентичности).

Исходной для диссертанта является следующая посылка: первый уровень представляет собой политическое освоение географического пространства и характеризующее естественноисторический процесс как процесс реализации государственной власти и межгосударственных отношений на основе установления естественных пределов зон геополитического влияния.

Этот уровень трактуется как субъектно-объектное геополитическое взаимодействие, где субъектами выступают основные «игроки» на игровом поле геополитики, претендующие на расширение сфер своего влияния, а объектами – территории, их географические ресурсы, имеющие геополитическую ценность, а также народы, населяющие эти территории.

Автор полагает, что на этом уровне геополитического процесса представлены те векторы отношений, которые характеризуют субъектно-объектные геополитические отношения. Речь идет о геополитическом взаимодействии субъектов описываемого процесса – то есть основных игроков, претендующих на доминирующее положение в геополитическом пространстве. Векторы их притязаний распространяются на такие объекты, как территории и народы, населяющие эти территории. В этом плане субъекты, реализуя свои геополитические намерения, воздействуют на объекты в пределах всего спектра действий (от политических и дипломатических до социально-экономических и культурных).

Второй уровень геополитического измерения современной политической реальности – геополитическое мировидение. Это уровень политических теорий и идеологий процесса переделов мира, выражающиеся в теоретических конструктах, системах идей, доктринах, объясняющих и мотивирующих геополитическое мироустройство.

Рассмотрение геополитики под углом зрения геополитического мировидения предполагает анализ ее как особой интеллектуальной парадигмы, охватывающей определенный вид отношения к миру, способ объяснения этого отношения и специфический род занятий, ориентированный на сложившиеся стандарты и образцы. Современная геополитика базируется на классической геополитической мысли. Вместе с тем ее содержание выходит за рамки классической науки в силу того, что в нынешних условиях предметом геополитического анализа является политическая организация государственных и этнических пространств, в том числе в новых глобальных пространствах.

По представлению автора, геополитическое мировидение адекватно геополитическому мироустройству тогда, когда на уровне геополитического мироощущения народы являются не «пешками» в большой геополитической игре, а полноценными субъектами данного процесса. В противном случае, какими бы мощными ни были векторы силы в геополитическом мироустройстве, какими бы изощренными ни были доктрины в геополитическом мировидении, вся конструкция искусственно поделенного мира, в конце концов, будет разрушена. Крах мировых империй, которые казались вечными и незыблемыми, является примером этого процесса.

Третий уровень геополитического измерения современной политической реальности связывается с геополитическим мироощущением, используемым для обозначения осмысления своего места, роли и миссии теми народами, на которых оказывается активное воздействие основных субъектов описываемого процесса. В содержание понятия «геополитическое мироощущение» вкладываются те характеристики социокультурной и самобытно-исторической субъектности, которые связаны с национальным менталитетом и идентичностью. Именно они являются основными факторами геополитического мироощущения и идентичности как важной составляющей современного геополитического процесса.

Диссертант указывает, что этот комплекс в определенной степени рационален, как должна быть рациональна совокупность взглядов, оценок, принципов, определяющих общее видение, понимание мира политики, места в нем человека и его социально-политической адаптации. Это отражается в жизненных позициях, программах поведения, действий людей и народов.

Такой уровень геополитического мироощущения представляется мировоззренческой компонентой как необходимой составляющей человеческого сознания. Это не просто один из его элементов в ряду многих других, а их сложное взаимодействие. Разнородные блоки знаний, убеждений, мыслей, чувств, настроений, соединяясь в мировоззрении, образуют целостное понимание людьми в пространстве мира политики и самих себя в этом мире, являясь важными компонентами геополитической идентичности.

Однако убеждения, нормы жизни и идеалы реально формируются в опыте, сознании людей, живущих на конкретной территории, в условиях исторически сложившейся социокультурной среды в процессе создания государственности. В этом комплексе условий важной компонентой, характеризующей место человека в мире, является мироориентация как исторически сложившаяся, традиционная, связанная с исторической национальной памятью установка и социокультурная ценностная ориентация, социально-политическая адаптация людей и этносов, объясняющая их место в геополитическом мироустройстве, в векторах глобальных геополитических процессов.

При анализе геополитического мироощущения диссертантом учитывается, что мироощущение – сложный комплекс мировоззрения и мироориентации, национального общественного мнения и самосознания, исторической памяти и менталитета, поведенческого мировоззрения и этнонациональных образов, сложившихся национальных стереотипов и идей солидарности и идентичности. В сочетании с волевыми аспектами они составляют основу жизни, поведения, действия личностей, социальных групп, этносов и всего мирового сообщества.

Наряду с появлением новых факторов, учет которых необходим для геополитически адекватного восприятия действительности, структура современного мира вносит и иные коррективы, связанные с утратой некоторых факторов или изменением их содержания. К таковым относится геополитическая идентичность как ключевой элемент конструирования социально-политического пространства и основа для особого восприятия геополитических проблем.

В работе обосновывается тезис о том, что картина мира, складывающаяся в массовых представлениях в целом и отдельных социальных групп в частности, выражающаяся в геополитическом мироощущении, как правило, существенно отличается от сложившегося геополитического мироустройства, и почти никогда полностью не совпадает с геополитическим мировидением.

Автор это, прежде всего, связывает с тем, что геополитическое пространство не только в сознании рядовых граждан, но и профессиональных политиков обычно состоит из сформированных коллективным и индивидуальным опытом символов и мифов. Так как геополитическое мироощущение включает в себя комплекс этнических стереотипов и установок, формы этнической солидарности, мобилизации, геополитические образы и «этнотравмы», способы конструирования идентичности и установления границ этничности, то разрыв между реальностью субъектов геополитического процесса и реальностью тех, кому навязана объектная составляющая данного процесса, является существенным.

Геополитическая идентичность носит в современных условиях сложный, противоречивый характер. Она включает в себя в специфическом виде отношение к различным аспектам геополитического мироустройства, а также определенные картины геополитического мировидения. На этом уровне такое мировидение представляет собой не систему доктрин, теорий и идеологий, характеризующих геополитический процесс, а набор общественных представлений о соотношении между различными элементами политического пространства, об угрозах национальной безопасности.

В диссертации отмечается, что геополитическая идентичность, формирующаяся в реальном геополитическом пространстве, – есть вектор геополитической реальности, складывающийся из множества компонент. Этот вектор является существенным фактором, который необходимо учитывать, ибо в нем самое яркое выражение геополитического мироощущения. Конструирование геополитической идентичности выступает в качестве своеобразного индикатора, позволяющего судить о характере и направленности процессов интеграции ее субъектов в политическую структуру общества и о векторе развития геополитического процесса.

Разрыв между геополитическим мироустройством и геополитическим мировидением, с одной стороны, и между геополитическим мироощущением, с другой стороны, увеличивается в условиях смены идеологии, ориентиров, изменения геополитического пространства, а также политической роли географического пространства. Индикатором этих процессов является утрата субъектом геополитического процесса ярко очерченных целей, средств, «репертуаров» ролей, которые разыгрываются на данном географическом пространстве. Комплексно оценивая данный процесс, можно сказать, что это – кризис идентичности.

Делается вывод о том, что обозначенные уровни геополитического процесса взаимосвязаны, существуют по принципу дополнительности и представляют собой определенные исходные грани, соблюдение которых позволяет последовательнее выдержать линию геополитического анализа, реализовать собственно геополитический подход.

В третьем параграфе первой главы «Теоретические подходы к анализу идентичности в социально-гуманитарных науках» представлен анализ объяснительных моделей и концептуальных подходов в западной и российской исследовательских традициях, направленных на понимание и раскрытие сущности идентичности. Рассматривается широкий спектр исследований различных аспектов идентичности, представленных зарубежными научными школами. Концепт идентичности рассматривается в рамках таких направлений, как психоанализ (З. Фрейд, Э. Эриксон), гуманистическая психология (А. Маслоу, К. Роджерс), когнитивная психология (Д. Стефенсон, Х. Тэджфел, Д. Тернер), символический интеракционизм (Дж. Мид), конструктивизм (Э. Геллнер, Б. Андерсон, Э. Хобсбаум), социальный конструктивизм (П. Бергер, Т. Лукманн). Среди исследователей, разрабатывающих проблематику идентичности на современном этапе, выделяются работы Ю. Хабермаса и Э. Гидденса.

Характерная идентичности множественность обстоятельно рассматривается в работах С. Хантингтона, по мнению которого, идентичность «есть самосознание индивида или группы. Она представляет собой продукт самоидентификации, понимания того, что вы или я обладаем особыми качествами как существо, отличающими меня от вас и нас от них… Пока люди взаимодействуют со своим окружением, у них нет иного  выбора, кроме как определять себя через отношения к другим и отождествлять обнаруженные сходства и различия… Идентичность важна потому, что определяет поведение человека».

Особого внимания заслуживают идеи И. Нойманна, который выделяет четыре подхода к изучению идентичности, актуальных для международных отношений: этнографический, психологический, подход континентальной философии и так называемый восточный экскурс.

К существенным научным преимуществам основополагающих идей названных авторов, диссертант относит то, что они отказываются от одностороннего понимания структуры идентичности и интерпретируют ее как состоящую из многих компонент, как многоуровневую и изменчивую систему. Во-вторых, каждая из этих концепций особо подчеркивает то, что одним из доминирующих факторов в формировании и развитии личности является идентичность.

В числе исследований по данной проблеме обозначены философские, социологические и психологические работы по теории идентичности, в которых идентичность рассматривается как состояние, достигаемое в результате самоотождествления, и идентификация как процесс достижения этого состояния. Уровень обобщения, достигнутый в упомянутых концепциях, помогает выработать определенную методологическую базу исследования. Вместе с тем, следует подчеркнуть, что западные концепции невозможно адекватно приложить к условиям отечественной действительности, поскольку они не учитывают особенности российской ментальности. В результате анализа подходов к исследованию идентичности в западной науке делается вывод о том, что они не противоречат, а дополняют друг друга, выделяя в качестве предмета исследования разные стороны идентичности.

Представляется, что концепция идентичности все чаще подвергается пересмотру в современной науке, одновременно становясь все более значимой для анализа процессов, происходящих как в развитых, так и в трансформирующихся обществах. Процессы глобализации, фрагментации социокультурного и политического пространства ведут к росту неопределенности в ходе приспособления индивидов и различных групп к меняющейся действительности.

В параграфе отмечается, что в современной России понятие «идентичность» стало одним из центральных для осмысления текущих реалий. В различных контекстах оно широко используется и в психологии, и в социологии, и в философии, и в этнологии, и в политологии, и в геополитике.

В дискуссию об идентичности вовлечены представители практически всех гуманитарных наук. Общее количество публикаций по данной тематике с трудом поддается количественной оценке. Очевидно, что это одна из наиболее актуальных и острых тем отечественной науки. Очевидно также, что строгие критерии отбора литературы едва ли могут гарантировать всесторонность, полноту охвата и объективность рассмотрения столь дискуссионной темы.

Особенно популярной стала тематика идентичности в отечественной мысли в связи с анализом этнической идентичности и кризиса идентичности в современных переходных условиях. Так, по мнению Л.М. Дробижевой, центром внимания социологического подхода к анализу идентичности является «...соотнесение личности с группой, представления о группе, социальные механизмы самоопределения индивидов в многообразных группах... Каждая из них включает в себя индивидуальную и коллективную идентичности разного масштаба и содержания».

В.А. Тишков признает понятие идентичности основным в феномене этничности и рассматривает ее как операцию социального конструирования «воображаемых общностей», основанных на вере, что они связаны естественными и природными связями.

Анализируя многочисленные проблемы современной российской идентичности, В.А. Ядов разграничивает понятия идентичности как определенного состояния и идентификации как процесса, который ведет к данному состоянию; социальная идентификация является обозначением «групповых идентификаций личности, то есть самоопределения индивидов в социально-групповом пространстве относительно многообразных общностей как "своих" и "не своих"».

В рамках рассматриваемой темы интерес представляют труды М.В. Заковоротной, в которых предлагается анализ проблемы идентичности в современном обществе и культуре; исследуется связь идентификации и процессов жизнедеятельности; рассматриваются изменения понимания идентичности в различные исторические эпохи, а также дается анализ концепций индивидуальной и коллективной идентичности.

В этнической конфликтологии (В.А Авксентьев) проблеме идентичности в самых различных ее модификациях уделено существенное внимание. Философия планетарного самосознания, разрабатывая теорию личностной и цивилизационной идентичности, рассматривает современный мир в качестве ансамбля локальных цивилизаций, способного создать на основе своего многообразия единую историческую перспективу для всей планеты (В.И. Каширин).

А.Г. Дугин в своей работе «Философии политики» вводит понятие «коллективной идентификации», являющееся важнейшей и неотъемлемой частью «политического»: «Коллективная идентификация представляет собой основанное на традиции и воле утверждение единства общественного организма с рядом присущих только ему характерных черт».

Монография А.В. Кузнецовой и Е.А. Кублицкой «Гражданский патриотизм – основа формирования новой российской идентичности» посвящена изучению кризиса государственной макроидентичности в условиях трансформационных процессов на постсоветском пространстве. Используя результаты массовых социологических опросов в различных регионах Российской Федерации (2003-2005 гг.), авторы излагают принципиальную позицию по вопросам становления новой российской идентичности.

В политической науке идентичность интерпретируется как «качество, являющееся результатом индивидуального или группового самовосприятия в виде определенного субъекта», а идентификация рассматривается как «психологический процесс отождествления индивидом себя с другим человеком, группой, общностью, помогающий ему успешно овладеть разными видами социальной деятельности, усваивать нормы и ценности данного сообщества» (Категории политической науки). Различая «идентичность» как категорию практики и научного анализа, О.Ю. Малинова отмечает, что «в современном обществе идентичности становятся все более множественными, фрагментарными, зависимыми от контекста; они имеют радикально исторический характер и постоянно находятся в состоянии изменения и трансформации».

В ходе исследования социальных изменений и поиска приемлемых альтернатив, которые реально могли бы улучшить жизнь людей, проблематику идентичности затрагивает и В.Г. Федотова, понимающая под идентичностью «способность к самотождественности, позволяющей ответить на вопрос, кто я, кто мы, что такое Россия и пр.».

Современный кризис идентичности рассматривается в исследованиях И.Б. Орловой, которая указывает, что наряду с фрагментацией, «сужением» идентичности происходит и ее расширение, чему способствуют культурные обмены, различные виды взаимодействия народов друг с другом.

К анализируемому понятию активно стали обращаться политологи через феномен российской нации в ее этнонациональном и гражданском измерениях (Р.Г. Абдулатипов).

В настоящее время делаются попытки организации диалога между разными науками с целью выработки синтетической модели российской идентичности и соответствующего ей социально-политического дискурса. В связи с этим представляется своевременным выход монографий Ю.Г. Волкова, в которых анализируются теоретические основания социальной идентичности, сущность российской идентичности, впервые в отечественной науке определяется место и роль идеологии в формировании российской идентичности.

Наиболее удачным в отечественной науке представляется определение идентичности как некоторой устойчивости индивидуальных, социокультурных, национальных или цивилизационных параметров, их самодождественность (Н.Н. Федотова). По мнению диссертанта, под идентичностью следует понимать самотождественность человека или группы с определенным политическим или социокультурным сообществом; интегрированность человека и общества, их способность к осознанию самотождественности и ответу на вопрос: «Кто я такой?».

Диссертантом отмечается, что перечень ряда фундаментальных трудов свидетельствует об исследовательской активности в отношении рассматриваемого понятия, авторы подходят к ее рассмотрению с самых разных сторон, выбирая тот или иной ракурс многоликой идентичности. Делается вывод о том, что, что в западной и российской науке сложились общие и особенные традиции исследования проблемы идентичности.

Во второй главе «Геополитическая идентичность России: этнические и региональные аспекты» исследуются этнические и региональные факторы геополитической идентичности, рассматривается этническое пространство как способ ее конструирования, анализируется сущность геополитической идентичности.

Первый параграф второй главы «Этническая компонента идентичности» посвящен анализу подходов к интерпретации сущности этнической идентичности и определению данного понятия. Геополитические изменения, связанные с политическими процессами на территории России, стран Восточной Европы и бывших советских республик, требуют внимания к проблемам, характеризующим субъективную сторону политики. Представляется, что к их числу относится трактовка этнической идентичности в качестве одной из доминант конструирования геополитической идентичности.

В диссертации отмечается, что в условиях продолжающихся процессов глобализации количество типов и уровней идентичности возрастает. В зависимости от того, какой объект является основанием идентификации, можно выделить различные типы идентичностей: этническая (русский, адыгеец, украинец, немец, француз); региональная (москвич, кавказец, сибиряк); политическая (коммунист, либерал); конфессиональная (мусульманин, христианин, буддист); национальная (государственная) (россиянин, американец).

В современной науке нет единого и однозначного определения понятия этнической идентичности. Представляется оправданной позиция, согласно которой в основе идентичности как таковой лежит идентификация себя с той или иной группой, принадлежности к чему-то большему и отличному от самого человека. В этом смысле этническая идентичность рассматривается как та совокупность смыслов, представлений, ценностей, символов и т.д., которые и позволяют осуществить этническую идентификацию.

Несмотря на значительную разработанность феномена идентичности в рамках философии, психологии, социологии, политологии, антропологии и других научных дисциплин, понимание его сущности по-прежнему лишено однозначности. Исследуя этническую идентичность, автор опирался на значительный массив идей и концепций этноса и этнической идентичности. Систематизация и интерпретация накопленного зарубежной и российской наукой материала позволили синтезировать целостное представление о сущности и специфике этнической идентичности.

Дискуссии об этнической идентичности и самоидентификации неразрывно связаны с теорией этноса, а также с различными подходами к изучению этничности и этнических групп. Объяснительные модели этнического развития, концептуальные подходы, направленные на понимание и раскрытие особенностей этничности, сводятся к трем основным теориям: примордиализму, конструктивизму и инструментализму. В примордиализме (К. Гирц, Э. Стюард, Ван ден Берг, Э. Смит) этничность рассматривается как изначальная характерная черта, присущая человеку – члену этнической группы. Изначальность этничности определяется как объективная данность, имеющая основу либо в природе, либо в обществе. Такое понимание конкретизируется в рамках социобиологической и эволюционно-исторической модели.

Конструктивистское направление в понимании природы этничности связывается с именами Э. Геллнера, Р. Бурдье, Э. Хобсбаума, Ф. Барта. В отечественной этнологии выразителем идей конструктивизма является В.А. Тишков. Сторонники этого подхода считают, что этническое сообщество, возникающее на основе дифференциации этнокультур, существует, базируясь на различных доктринах и представлениях, имеющих место в той или иной этнокультуре. Различие между конструктивизмом и примордиализмом проводится на основе разного понимания этничности. Если в примордиализме этничность примордиальна, объективно задана, то в конструктивизме она выступает как интеллектуальный конструкт.

В инструментализме (Д. Ротшильд, К. Янг, Ж. Де Вос) этнос рассматривается как общность индивидов, имеющих одинаковые интересы и использующих этничность для их достижения. Таким образом, реальная основа для объединения индивидов не этничность, а какие-либо интересы (экономические, политические и т.д.), а этничность есть конструкт, используемый для достижения этих целей, являющих собой удовлетворение интересов. Инструменталистского подхода придерживаются такие российские исследователи, как М.Н. Губогло, Л.М. Дробижева.

С позиций политической науки автор рассматривает этническую идентичность как принадлежность личности в связи с ее идентификацией с этнической группой. В то же время то, что позволяет группе поддерживать свою целостность и свое отличие от других вне зависимости от идентификации той или иной конкретной личности может быть названо этничностью, которая, в зависимости от того или иного подхода к природе этничности может рассматриваться либо как примордиальная сущность этноса, либо как определенные рационально структурируемые структуры идентичности.

Принципиально важным, по мнению диссертанта, является положение об этнической самоидентификации как процессе присвоения этничности и превращения ее в этническую идентичность, либо как процесс вхождения в структуры идентичности и приписывания себе в них определенного места, которое и называется этнической идентичностью.

Социокультурная динамика сопровождается эволюцией исторических форм этнической идентичности, содержание которой не сводится к линейному движению от родовой формы идентичности (природной в своей основе) к национальной (с постоянно нарастающей культурной опосредованностью), но представляет собой процесс интеграции идентификационных оснований. Современная национальная идентичность представляет собой напластование основных исторических форм этнической идентичности. В зависимости от конкретно-исторической ситуации может произойти актуализация любого из идентификационных оснований или же возникнуть их комбинация. Чаще всего это зависит от характера реальной или мнимой опасности, угрожающей целостности этнонационального образования.

В диссертационном исследовании показано, что этническая идентичность – сложный социальный феномен, содержание которого составляет как осознание индивидом общности с локальной группой на основе этнической принадлежности, так и осознание группой своего единства на тех же основаниях, переживание этой общности. Этническая идентификация, на взгляд автора, обусловлена потребностью человека и сообщества в упорядочении представлений о себе и своем месте в этнической картине мира, стремлением к обретению единства с окружающим миром, которое достигается в замещенных формах (языковой, религиозной, политической и др. общности) посредством интеграции в этническое пространство социума. Этническая идентичность личности, как и любой другой вид социальной идентичности, формируется в процессе осмысления оснований собственной принадлежности к группе, в данном случае – осознания особенностей своей этнической общности.

Автор считает, что этническую идентичность сложно рассматривать вне исследований, касающихся проблемы национальной идентичности, так как нередко данные понятия выступают как синонимы. Значительное место в теоретическом дискурсе занимает тема сосуществования национальной (государственной, российской) идентичности и идентичности этнической. Этническая идентичность базируется на языке, культуре, традициях, обычаях предков, территории и др. Национальная идентичность предполагает соотнесение себя (образ «Я») с определенным пространством государства и политическим сообществом (образ «Мы»).

Во втором параграфе второй главы «Этническое пространство как способ конструирования геополитической идентичности» отмечается, что понятие «пространство» – одно из самых сложных в современной науке. Это – базовое понятие, анализируя которое можно обратиться к его производным. Эволюция взглядов на пространство насыщена вариантами интерпретаций и дискуссиями. Работы В.И. Вернадского, Ф. Броделя, Р.А. Аронова, А.М. Мостепаненко, П.П. Гайденко, Н.Н. Трубникова позволяют дать классификацию пространственных форм, выявить зависимость между ними, соотношение различных аспектов проблемы пространства. Особый интерес представляют работы по социальному пространству П.А. Сорокина, П. Бурдье, П. Штомпки, П. Бергера, М. Кастельса, В.И. Ильина, В.И. Добренькова, А.И. Кравченко, А.Ф. Филиппова, В.Ф. Анурина.

Пространство с геополитической точки зрения, как считает Д.Н. Замятин, есть результат накопления и седиментации (откладывания, оседания) социокультурных традиций и инноваций, проявляющихся в определенных типах существующих и развивающихся ландшафтов.

В диссертации отмечается, что к понятию «этническое пространство» необходимо подходить через рассмотрение базового понятия «социальное пространство». Социальное пространство является универсальным контекстом социальной жизни человека. Пространственная конфигурация человечества может быть адекватно описана на основе идеи множественности социальных пространств. Основным критерием выделения того или иного типа пространства являются виды жизнедеятельности, формирующие особые сферы социальных отношений.

Исходя из понимания социального пространства как формы различных социальных образований, определяемой со стороны протяженности, соединения и разделения человеческой деятельности и общественных отношений, диссертант выделяет множество пространственных образований: политическое, правовое, геополитическое, военное, экономическое, технологическое, этническое, религиозное, информационное, культурное, образовательное и др. Их появление происходит по мере развития человеческого общества, и они с разной интенсивностью оказывали и оказывают влияние на развитие социально-политических процессов в мире. Они пересекаются, но в то же время каждое из них имеет свою собственную специфику.

Тематика исследования пространства представлена в различных дисциплинах. В последние годы специалисты отмечают новую волну актуализации интереса в этой сфере, когда развиваются и специализированные теоретические дискурсы, и одновременно формируются синтетические области знания. Понятие «этническое пространство» анализируется в работах по социальной философии (Г.П. Кибасова, Н.Н. Седова, И.А. Петрова, Н.В. Исакова), социологии (В.И. Ильин), политологии (В.В. Согрин, А.С. Макарычев, Д.Н. Замятин), этнологии (В.А. Тишков, С.В. Лурье), этносоциологии (З.В. Сикевич), истории (В.П. Буданова, В.А. Шнирельман).

Этническое пространство, по мнению автора, является важнейшим индикатором целостности и устойчивости этноса в его идентификационных характеристиках. Безусловно, этническое пространство – это не совокупность этнических элементов в рамках его исторического пространства. Оно обусловлено целостностью, органичностью процесса этнического развития и не проявляется как некая вещественная данность, как физическое поле. Оно является мыслительной конструкцией, логической абстракцией, позволяющей установить, конструировать этническую историю.

В диссертации констатируется, что этническое пространство является составной частью социального пространства и исполняет роль ядра, отграничивающего и соединяющего биосферу и социосферу. Этническое пространство является одним из срезов социального пространства. Пространство делится на «мы» и «они», между которыми возникает разграничение в виде символической дистанции (разная одежда, ритуалы и т.п.), в виде отсутствия общения (разные языки, отчужденность).

Как полагает диссертант, пространственно-географический фактор обусловил формирование сложного полиэтнического пространства России, где каждый этнос находится на определенной ступени социальной зрелости, при этом сохраняя толерантность по отношению друг к другу. Благодаря этому их совместное существование является условием сохранения и развития каждого этноса, условием государственной целостности Российской Федерации.

Геополитическое осмысление этнического пространства должно предполагать учет интересов этносов, что является чрезвычайно важным для полиэтничной и поликонфессиональной России. Пространство представляет собой важный фактор геополитики, которая стремится обеспечить многообразие форм жизни этносов и отказывается от объявления их геопространства зоной жизненных интересов того или иного государства. Являясь составной частью и ядром социального пространства, этническое пространство в качестве способа конструирования геополитической идентичности выступает важнейшим индикатором целостности и устойчивости этноса в его идентификационных характеристиках.

Этническое пространство относится к форме протекания естественно-социальных процессов, формирующих геополитическое пространство. Оно является мыслительной конструкцией, логической абстракцией, позволяющей конструировать геополитическую идентичность.

В третьем параграфе второй главы «Сущность региональной идентичности» отмечается, что в России, как и в мире в целом, регион становится важным фактором политического процесса, где национальные, наднациональные и глобальные силы встречают местные требования. Регионы, как субъекты политических отношений, играют все более существенную роль в межгосударственных, в том числе, и в геополитических процессах. Российские регионы вступили в процессы глобализации, причем эти процессы имеют крайне неравномерный и конкурентный характер, что означает появление новых возможностей и проблем для России, переживающей процессы региональной самоидентификации. Региональная идентификация понимается как элемент общественного и личностного сознания, в котором отражается сознание территориальной общностью своих интересов как в отношении с другими общностями своей нации, так и по отношению к территориальным общностям соседнего государства.

Региональная идентичность рассматривается диссертантом в качестве одного из ключевых элементов конструирования региона как специфического социально-политического пространства; она может служить основой для особого восприятия общенациональных политических проблем и складывается на основе общности территории, особенностей хозяйственной жизни, определенной системы ценностей. Можно предположить, что региональная идентичность возникает в результате кризиса других идентичностей и в значительной мере есть отражение исторически возникших центропериферийных отношений в рамках государств и макрорегионов. Региональная идентичность – это своего рода ключ к конструированию региона как социально-политического и институционального пространства.

Проведенный автором анализ позволил определить региональную идентичность как элемент социальной идентичности, в структуре которой обычно выделяют два основных компонента: когнитивный – знания, представления об особенностях собственной группы и осознания себя её членом; и аффективный – оценка качеств собственной группы, значимость членства в ней. В структуре региональной идентификации, на взгляд автора, присутствуют те же два основных компонента – знания, представления об особенностях собственной «территориальной» группы (социокогнитивный элемент) и осознания себя её членом и оценка качеств собственной территории, значимость ее в мировой и локальной системе координат (социорефлексивный элемент).

Отмечается, что объявление совокупности территорий «регионом» возможно лишь при наличии определенных признаков: общности исторических судеб, свойственных только этой группе особенностей культуры (материальной и духовной), географического единства территории, некоторого общего типа экономики. Иными словами, для региональной идентификации принципиально важным понятием является представление о территориальных связях, возникающих на основе совместного или соседского проживания членов социальных групп различного масштаба и культурной идентификации.

Диссертантом выделяется ряд особенностей региональной идентичности: во-первых, она иерархична, поскольку включает в себя несколько уровней, каждый из которых отражает принадлежность к разным территориям – от малой родины, через политико-административное и экономико-географическое образование к стране в целом. Причем, в зависимости от того, какая из территориальных идентичностей является ведущей, она становится фактором консолидации или дезинтеграции общества; во-вторых, региональная идентичность отдельных лиц и групп отличается по степени интенсивности и по месту, которое она занимает в ряду других идентичностей; в-третьих, региональная идентичность представляется формой осмысления и выражения региональных интересов, существование которых обусловлено территориальными особенностями жизнедеятельности людей. И чем более глубоки эти особенности, тем заметнее отличаются региональные интересы от общегосударственных.

Региональная идентичность в системе стратегического анализа территории – фактор территориально-географического, социально-экономического, этнокультурного бытия и элемент государственно-политического структурирования и управления. Вместе с тем она является важным фактором общероссийского политического процесса. Среди уровней идентичности она занимает особое место и связана с определенными территориями, которые определяют особые формы жизненных практик, картины мира, символические образы.

Сегодня правомерно говорить о том, что в стране повышается регионализация общественного сознания, которая стимулируется процессами, происходящими как в центре, так и в регионах. В трансформирующихся государствах идентичность является динамичной и зависит от новых социальных отношений и союзов, в том числе и на уровне регионов. В целом, необходимо подчеркнуть, что при анализе процессов регионализации, исследования идентичности позволяют выявить новые ракурсы этой проблемы. В связи с этим региональное измерение идентичности представляется весьма перспективным направлением в современной науке.

Основными структурообразующими компонентами идентичности на всем постсоветском пространстве стали процессы этнической и региональной самоидентификации. Этническая и региональная составляющие идентичности являются наиболее реальной консолидирующей основой, определяющей характер процессов интеграции ее субъектов в политическую структуру и векторы развития политического процесса в обществе.

Этническая и региональная идентичности становятся доминантой процессов конструирования политической идентичности в постсоветской России. Интенсивность и направление идентификации в субъектах определяется историческими и культурными предпосылками, получившими свое ситуационное продолжение в рамках регионального политического процесса. Что, в свою очередь, оказывает непосредственное влияние на стратификацию и трансформацию общественного сознания. Изменение политической ситуации и укрепление вертикали власти предопределило изменение отношений «центр-регион», что в конечном итоге привело к изменению ориентиров в региональном общественном сознании, направление на интеграцию в структуру общероссийской идентичности пришло на смену доминирующей этноцентричности в структуре идентичности. Таким образом, представляется целесообразным объединение этнического и регионального аспектов идентичности в контексте формирования геополитической идентичности в качестве дополняющих друг друга.

В четвертом параграфе второй главы «Геополитическая идентичность как системное образование» указывается, что понятие геополитической идентичности, прочно вошедшее в политический лексикон, продолжает оставаться дискуссионным как в российской, так и западной политической теории. Представляя собой политическую категорию, геополитическая идентичность служит важным регулятором сознания и поведения личности, социальных групп, народов и стран. Геополитическая идентичность как устойчивый образ в массовом сознании людей, служит основой геополитических ориентиров государств.

С этим понятием сложилась довольно парадоксальная ситуация. С одной стороны, оно стало общеупотребимым и используется в публицистике, журналистике, выступлениях политиков, к нему обращаются представители различных гуманитарных наук. С другой стороны, его практически невозможно встретить в словарях, справочных изданиях и в учебных пособиях, нет работ, посвящённых анализу данного понятия, не определён его категориальный статус.

Единственное определение геополитической идентичности содержится в Новой философской энциклопедии, в которой она рассматривается как «комплекс географических признаков государства, которыми, несмотря на исторические изменения его границ, определяются не только его место на карте, но и особенности его внутренних и внешних связей. Геополитическая идентичность государства не всегда гармонирует с его актуальной геополитической ролью: последняя может иногда эту идентичность вуалировать» (В.Л. Цымбурский). Представляется, что данное определение не является исчерпывающим с точки зрения теории и практики геополитики, поскольку имеет описательный, а не концептуальный характер, не выражающий сущности геополитической идентичности.

Уяснить употребление термина «геополитическая идентичность» не всегда просто, как правило, приходится исходить из общего контекста той работы, в которой это понятие употребляется. Так, существует внешнеполитическое понимание, когда этот термин относится к целой геополитической зоне, то есть группе стран, которые по ряду параметров больше связаны друг с другом, нежели с иными странами. Возможна культурно-философская трактовка геополитической идентичности, когда она понимается как особый менталитет.

В силу отмеченного выше, необходимо подчеркнуть, что отсутствие трактовок «геополитической идентичности» требует самостоятельного рассмотрения ее сущности, установления терминологической определенности, а нарастающая частота использования термина подтверждает практическую потребность в этом.

Геополитическая идентичность понимается автором как самобытность той или иной страны и ее народа, а также место и роль этой страны среди других и связанные с этим представления. Идентичность тесно соединена с государственностью, ее характером, с позицией государства в международной системе и самоощущением нации. Характеризующими ее признаками являются: геополитическое пространство, то есть комплекс географических признаков государства; геополитическое место и роль государства в мире; эндогенные и экзогенные представления о политико-географических образах.

Представляется, что геополитическая идентичность включает такие основные элементы, как представления граждан о геополитических образах страны, набор эмоций относительно своей страны, а также особую геополитическую культуру населения.

По мнению автора, геополитическая идентификация есть активный процесс вхождения субъектов политики разного уровня в глобальные политические отношения, представляемые геополитикой, это своеобразная мера самореализации в геополитике как неотъемлемой части современного общества; идентификация с определенным сообществом, разделяющим близкие тебе ценности и отождествляющим себя с определенной территорией и системой управления.

Конструирование геополитической идентичности выступает в качестве своеобразного индикатора, позволяющего судить о характере и направленности процессов интеграции ее субъектов в политическую структуру общества и о векторе развития геополитического процесса. В конструировании геополитической идентичности продолжают оставаться определяющими этнические и региональные факторы.

Заключая главу диссертации, автор отмечает, что в соответствии с различными уровнями геополитического измерения современной политической реальности такими, как геополитическое мироустройство, мировидение и мироощущение, геополитическая идентичность в современных глобализационных процессах представляется в виде геополитического мировоззрения и мироориентации, конструируется на определенном этническом пространстве в такой форме, что этническая и региональная идентичности являются доминантой процессов конструирования геополитической идентичности в современной России.

В третьей главе «Идентичность как фактор национальной безопасности России» проанализированы особенности российской цивилизационной идентичности, геополитические параметры национальной безопасности, а также специфика геополитической идентичности Северного Кавказа.

В первом параграфе третьей главы «Российская цивилизационная идентичность в условиях глобальных политических процессов» в числе причин, актуализировавших проблематику идентичности России, автор называет противоречивую тенденцию, отмечаемую многими исследователями: с одной стороны, стремление мира к унификации и универсализации, обусловленное объективными современными реалиями, с другой, обусловленное современными цивилизационными процессами, стремление народов сохранить свою социокультурную самобытность. Применительно к современной России, это выражается в необходимости определения ее цивилизационной идентичности, для которой необходимость нахождения адекватных ответов глобальным вызовам новой эпохи имеет особый смысл, связанный с вопросом о сохранении статуса страны как самостоятельной геополитической, социокультурной и цивилизационной единицы.

Характеризуя цивилизационную идентичность, автор придерживается точки зрения, согласно которой российская идентичность должна исходить из константы «приоритета духовности», как «символического кода» российского общества, ибо общее смысловое пространство создает иерархию идентичностей, определяя коллективные (социальные) идентичности (Ю.Г. Волков).

Понятие о цивилизационной принадлежности – способ индивидуальной и коллективной самоидентификации, который в наше время становится универсальным и восходит к одной из концептуальных схем о цивилизационной многомерности человечества (общечеловеческое развитие с учетом культурного многообразия). Цивилизационная принадлежность обусловлена историческим прошлым. Цивилизационные параметры формируются в течение длительного времени, и хотя они достаточно устойчивы, все же претерпевают изменения на протяжении веков.

Представляется, что в основу исследования цивилизационной идентичности, как бы тавтологично это не звучало, должна быть положена цивилизационная парадигма как инструмент анализа особенностей российского общества в целом. При этом под цивилизацией следует понимать межэтнические мегаобщества, более протяженные в пространстве и во времени, чем национальные государства; они не являются статичными образованиями, а представляют собой динамические общности, эволюционизирующие на основе межкультурного взаимодействия и обмена народов.

Исходя из сложившегося к настоящему времени понимания цивилизации, цивилизационная идентичность определяется автором как категория социально-политической теории, обозначающая отождествление индивида, группы индивидов, народа и т.д. с их местом, ролью, системой связей и отношений в определенной цивилизации. Утверждается, что это предельный уровень идентификации. В ее основании лежит крупная межэтническая мегаобщность людей, длительно проживающих в одном регионе, основанная на единстве исторической коллективной судьбы разных народов, взаимосвязанных близкими культурными ценностями, нормами и идеалами. Это чувство общности формируется на базе различения, и даже противопоставления «своего» и «чужого». Подчеркивается, что процесс идентификации – процесс одновременно и объективный (обусловливается объективными факторами), и субъективный (обусловливается осознанием субъектом своей идентичности). Субъективная сторона идентификации заключаются главным образом в том, как люди самоотождествляют себя (идентифицируют) и как это самоотождествление воспринимают и признают «чужие».

Исследование проблем идентичности дает основания выделять ее цивилизационную составляющую как форму особого понятийного единства, актуального в исследованиях современного российского массового сознания, поскольку в нем присутствуют представления об особой российской цивилизационной мегаобщности. Это обстоятельство связано, как с историей формирования этой мегаобщности, так и с современным характером  модернизации российского общества, с неоформленностью в советский период нации-государства, а также с разнонаправленными векторами трансформации социокультурной идентичности российского общества в условиях современного мира.

Выделяются следующие основные группы формообразующих факторов цивилизационной идентичности: социокультурные (языковой, религиозный, непосредственно культурный, ментальный), природно-климатические, геополитические. Данные факторы обусловливают как внешние, так и внутренние условия возникновения и развития цивилизации. Если внешние (природно-климатические и геополитические) факторы являются условиями, к которым цивилизация как бы «приспосабливается», то внутренние факторы (язык, религия, искусство, система ценностей, культура, менталитет) это те, которые цивилизация сама формирует в процессе своей эволюции и которые в свою очередь придают ей социокультурное своеобразие.

Сложившийся кризис идентичности – это, прежде всего, конфликт с новыми реалиями, повлекший за собой процесс отказа от прежних социальных ролей, национальных самоопределений, идеологических образов. Все это актуализирует проблему воссоздания целостности общероссийского «мы» с учетом его цивилизационных особенностей. Представления о цивилизационной принадлежности и соответствующие образы идентичности влияют на формирование ориентации, связанной с восприятием места и роли России в современном мире.

По мнению автора, развивающиеся в мире процессы глобализации, затрагивающие идентификационные архетипы всех государств, развернувшийся переход к постиндустриальному обществу с характерной для него решающей ролью знаний и информатизации по-новому ставят проблему определения цивилизационной идентичности не только для России, но и для всего мира.

Геополитические особенности и приоритеты национальной безопасности в постсоветской России исследуются во втором параграфе третьей главы «Геополитические параметры национальной безопасности России». Изучение идентичности или того, как люди определяют самих себя и свою страну, напрямую влияет на представление о национальной и общественной безопасности и стратегии развития России. Общепризнанно, что национальная безопасность прежде всего связана с обеспечением суверенитета страны, а общественная безопасность ориентирована на поддержание идентичности или способности людей сохранять свою культуру, свои институты и свой образ жизни.

Глобализация, как процесс и нарастающая тенденция нашего времени, стремительно обретает общемировой масштаб, порождая всё новые и новые противоречивые последствия. Среди многих составляющих, сопряжённых с глобализацией, особый научный и практический интерес представляет национальная безопасность, рассматриваемая в контексте геополитических императивов и детерминант. Взаимодействие политических и географических условий является фактором развития государств и источником их состояния. Геополитическая эволюция различных государств богата и разнообразна. Для современной России это стало актуальным в связи с изменением ее геополитического статуса. В этой связи перед политической наукой возникают вопросы о геополитическом статусе России в многовариантном спектре современного состояния, геополитических факторах обеспечения национальной безопасности и формировании российской идентичности. Именно эти вопросы мотивируют обращение к традиционной для России геополитической проблематике в новых постсоветских условиях ее реализации.

Известно, что геополитические сдвиги могут существенно влиять на состояние безопасности общества и государства, практические пути и формы ее обеспечения. Опыт многих государств свидетельствует о том, что социально-экономические и политические преобразования требуют эффективного обеспечения, в том числе – оптимизации всего комплекса внутренних и внешних факторов, постоянно действующих и вновь возникших реальностей и приоритетов.

К наиболее важным факторам такого рода относятся изменившиеся политико-географические реальности современного российского государства со всеми присущими им атрибутами – изменением геополитического пространства, новыми территориальными реальностями и проблемами, региональными особенностями развития современной России и т.п. Совокупность этих условий и факторов геополитического содержания требует адекватного научного выражения, объяснения и аргументации. В особенности – по линии научного освоения актуальных императивов и приоритетов геополитического качества.

Определение системы геополитических доминант национальной безопасности связано, с одной стороны, с особенностями существующей системы и структуры международных отношений в современных условиях, а с другой – со спецификой их отдельного участника. Содержание геополитических доминант национальной безопасности конкретного геополитического субъекта отражает особенности его исторического развития, географического положения, геополитическую и цивилизационную идентичность, особенности политической системы и режима, экономической практики, характер внешних связей и т.д.

С учетом вышеизложенного определяется, что одним из геополитических доминант национальной безопасности является геополитическая и цивилизационная идентичность. Пример нашей страны наглядно демонстрирует обоснованность их выделения. Российская Федерация, будучи полиэтническим государством, объединила различные этнокультурные ареалы, социально-политическая жизнь в каждом из которых задается особой идентичностью и каждый из которых являет собой особый тип общественного устроения.

В данном контексте автор обращается к анализу концепции общественной безопасности. Общепризнано, что национальная безопасность подразумевает обеспечение независимости, суверенитета и территориальной целостности государства. В отличие от национальной, общественная безопасность означает «способность общества сохранять свою сущность неизменной в условиях постоянно изменяющихся окружающих условий и фактических или возможных угроз». То есть речь идет о сохранении – при обеспечении необходимых условий для развития – традиционных структур языка, культуры, общественного устройства, религии и национальной идентичности. Если безопасность национальная прежде всего связана с обеспечением суверенитета страны, общественная безопасность ориентирована на поддержание идентичности или способности людей сохранять свою культуру, свои институты и свой образ жизни.

Анализ тенденций в области безопасности показывает, что вызовы и риски, угрозы и опасности приобретают комплексный и взаимоувязанный характер. Известно, что в европейских странах основную угрозу общественной безопасности и национальной идентичности представляет главным образом иммиграция. В России «набор» угроз более многочислен.

К основным векторам укрепления безопасности диссертант относит необходимость преодоления кризиса идентичности. Преобразования, которые проводятся в Российской Федерации, немыслимы без понимания роли страны в мировом сообществе и осознания гражданами своей судьбы.

Значимость геополитической доминанты «идентичность» связана с проблемой социокультурной модернизации российского общества. Сохранение статуса суверенного государства и поддержание баланса сил на мировой арене в современных условиях становится возможным лишь при использовании наиболее эффективных социально-политических технологий. Вместе с тем, стремительная трансформация системообразующих элементов общества на инородных социокультурных основаниях способна привести к непростым последствиям, становясь причиной дезинтеграции политической сферы.

Автор полагает, что основную угрозу национальной безопасности представляет главным образом то, что с распадом СССР утрачена советская идентичность и у России несформировавшаяся идентичность.

По мнению диссертанта, судьба России определяется такими факторами, как сохранение ее идентичности и ментальности с учетом всех изменений, которые инициируются глобализационными процессами. Потенциал современной России позволяет решать свои локальные, национальные проблемы, ответить на вызовы современности, связанные со сменой парадигмы общецивилизационного развития человечества.

В результате распада СССР и изменения социально-экономического курса Россия встала перед необходимостью практического освоения новой модели переходного развития – социальной трансформации, политической модернизации, смены формы государственности в границах и параметрах нового геополитического пространства. Становление российской государственности невозможно без определения особенностей и приоритетов геополитического развития, которые выступают основными источниками влияния геополитики на характер национальной безопасности российского государства и всех ее компонентов.

Одним из главных геополитических вызовов, угрожающих безопасности России, является необходимость освоения самого российского пространства. Именно в этом контексте, по мнению автора, следует рассматривать проблемы национальной безопасности. Диссертант присоединяется к мнению ученых, которые обоснованно полагают необходимой разработку стратегии безопасности России, поскольку безопасность относится к базисным потребностям каждого человека, любого социума и государства.

В третьем параграфе третьей главы «Геополитическая идентичность Северного Кавказа в системе национальной безопасности России» анализируется особенности геополитической идентичности Северного Кавказа. Геополитическое значение Северного Кавказа обусловлено конкретно-историческими и территориально-пространственными характеристиками региона, который в начале XXI века превратился в самый сложный с точки зрения обеспечения национальной безопасности России. Северный Кавказ в настоящее время отличается особым динамизмом геополитических процессов, что обусловлено рядом объективных факторов, среди которых можно выделить важное геополитическое положение региона, чрезвычайно сложный этноконфессиональный состав населения, особенности идентичности.

Оценивая геополитическое положение региона, автор обращает внимание на то, что он является зоной активных межэтнических и межконфессиональных контактов. Вследствие этих взаимоотношений сформировались группы со сложной идентичностью, исследование которых важно как для выявления механизмов их существования, так и для выявления закономерностей протекания некоторых этнических, политических и конфессиональных процессов в регионе.

В последние годы в трактовке идентичности появляется принципиально новый аспект. Она стала рассматриваться не только в качестве фактора стабильности, но и этнополитической конфликтогенности. В этой связи в диссертации проводится анализ геополитической обусловленности этнополитического конфликта, который позволяет углубить рефлексию в политологическом познании, в трактовке и понимании происходящих этнополитических процессов. Автор считает, что осмысление конфликтов на Северном Кавказе в контексте формирующейся российской идентичности представляется актуальным вопросом.

В ходе исследования аргументируется тезис о том, что кризис российской идентичности актуализировал северокавказскую самоидентификацию. Влияние глобализации и давление массовой культуры ведут к тому, что кавказские народы опасаются утратить свою идентичность. Поэтому они ищут спасение от этого в поисках связи со своей малой «родиной», своими местными, региональными корнями. У народов Северного Кавказа сложилось свое понимание этнической идентичности, существенно отличающейся и от «немецкой» концепции нации (по крови), и от «французской» (по гражданству). Центральным моментом «кавказской» идентичности выступает родная земля, которая рассматривается как святыня, как нечто совершенно независимое от ее геоэкономической или геополитической ценности.

К факторам, обуславливающим северокавказскую геополитическую идентификацию автор относит: природно-климатические факторы; кавказский менталитет и стереотипы поведения; региональная культура, включающая ценности всех народов, населяющих регион, религию; быт, сочетающий элементы этнические и регионально-типические, связанные с природной средой; система региональных ценностей и интересов совместного проживания и самореализации на данной территории.

В качестве примера региональной идентичности диссертант ссылается на культуру северокавказских народов как единство разнообразия и многообразия общего, систему важнейших ценностей, представлений о благе и достоинствах народов, проживающих на территории Северного Кавказа – составной части культуры России. Она опредмечена в социально-природной среде, в языках общения и в искусстве: фольклоре, литературе, изобразительном искусстве, музыке, хореографии, театре, архитектуре, прикладном искусстве. Она характеризует качественный уровень совершенства и гармоничности взаимоотношений между людьми и социально-природной средой, меру ответственности человека за себя и мир в целом.

Культура народов Северного Кавказа есть выражение региональной идентичности народов, проживающих на этой территории, обусловленной природой, образом жизни, геосистемой, историей и отношениями с соседями. В ее основе – этнические культуры, обладающие ценностным потенциалом и развивающиеся в русле своих традиций.

В диссертации отмечается, что кавказская цивилизация как социокультурная общность при всей ее полиэтничности обладает базовыми признаками. По своему геополиэтническому коду она не сможет стать ни западной, ни азиатской по следующим причинам: кавказские народы являются аборигенами на своей земле; многие поколения имеют опыт совместного выживания и защиты от внешних угроз; свободолюбие кавказских народов по своей природе не терпит порабощения.

Национально-государственное единство предполагает наличие не только единого географического пространства, общих культуры, языка и исторического прошлого, определенных убеждений и ценностных ориентаций, но и формирование чувства ответственности, единого целого, которые позволяют членам политического сообщества действовать коллективно, чтобы отстоять собственную идентичность. Это приводит к понятию идентификации: человек сам отождествляет себя с большим коллективом людей и воспринимает судьбу в неразрывном единстве с его судьбой.

Проблему идентичности, по мнению автора, нельзя сводить к поиску отдельных особенностей того или иного региона (в истории, политическом устройстве или иных сферах могут быть найдены достаточно легко). Для существования региональной идентичности нормы, регулирующие и обеспечивающие ее, должны быть сильнее общенациональных норм или сопоставимы с ними по своему влиянию.

Проведенный анализ позволил сделать вывод о том, что региональный уровень идентификации основан на восприятии Северного Кавказа как региона, отличающегося по социально-политическим и культурно значимым признакам. Региональная идентификация является одним из определяющих и стабилизирующих факторов формирования культурно-исторической и социально-территориальной общности.

В заключении подводятся главные итоги исследования, формулируются основные выводы.

Результаты проведенного диссертационного исследования позволяют сделать вывод о том, что глобализация и трансформация геополитической картины мира, обусловленная изменениями геополитической структуры в начале XXI века, породили в России геополитические вызовы, представляющие угрозу ее национальной безопасности. К основным векторам укрепления безопасности относится необходимость преодоления кризиса идентичности. Преобразования, которые проводятся в Российской Федерации, немыслимы без четкого понимания роли страны в мировом сообществе и осознания гражданами собственной, уникальной судьбы. Россия испытывает сегодня кризис идентичности, то есть утраты сложившегося представления о самой себе.

В этих условиях для России важно достойно участвовать в глобализационных процессах, повысить свой статус, сохранить свою геополитическую идентичность, исходя из интересов Российской Федерации, что послужит фундаментом укрепления государственности.

На основе анализа различных аспектов, уровней и форм проявления геополитической идентичности, характеризующих процессы вхождения субъектов политики разного уровня в складывающиеся глобальные политические отношения и геополитическая рефлексия этих процессов, геополитическая идентичность представлена в качестве сложного многоуровневого социокультурного и политического феномена и теоретического конструкта.

В соответствии с различными уровнями геополитического измерения современной политической реальности такими, как геополитическое мироустройство, мировидение и мироощущение, геополитическая идентичность в современных глобализационных процессах представляется в виде геополитического мировоззрения и мироориентации, конструируется на определенном этническом пространстве в такой форме, что этническая и региональная идентичности являются доминантой процессов конструирования геополитической идентичности в современной России.

Без осознания своей геополитической идентичности российское государство и общество не будут достаточно интегрированными и устойчивыми, способными отвечать на вызовы современного глобализирующего мира и обеспечивать свою национальную безопасность.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ОТРАЖЕНЫ В 58 ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА ОБЩИМ ОБЪЕМОМ 52,8 П.Л.:

Монографии

  • Жаде З.А. Векторы геополитической идентичности. – Майкоп: ООО «Качество», 2007. – 335 с. (17,6 п.л.).
  • Жаде З.А. Многоуровневая идентичность / З.А. Жаде, Е.С. Куква, С.А. Ляушева, А.Ю. Шадже. – М.: Российское философское общество; Майкоп: ООО «Качество», 2006. – 245 с. (12,9/8,0 п.л.).

Статьи в журналах, в которых рекомендуется публикация основных результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора наук

  • Жаде З.А. Современные проблемы геополитики Кавказа // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. Ростов-н/Д., 2002. – № 3. – С. 139-140. (0,2 п.л.).
  • Жаде З.А. Геополитическое измерение современной политической реальности // Научная мысль Кавказа. Ростов-н/Д., 2006. – Доп. вып. № 2. (0,8 п.л.).
  • Жаде З.А. Геополитическая идентичность в контексте глобализации // Человек. Сообщество. Управление. Краснодар. 2006, Приложение. – С. 185-196. (0,8 п.л.).
  • Жаде З.А. Конструктивный потенциал этнического фактора / Жаде З.А., Хунагов Р.Д. // Социально-гуманитарные знания. – 2007. – № 1. – С. 348-352. (0,3 п.л.).
  • Жаде З.А. Проблема идентичности в современных социальных теориях // Философия и общество. – 2007. – № 2. (1,0 п.л.).
  • Жаде З.А. Цивилизационная идентичность России в глобализирующемся мире // Человек. Сообщество. Управление. Краснодар. – 2007. – № 1. (1,0 п.л.).
  • Жаде З.А. Россия в поисках региональной идентичности // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. – 2007. – № 3. (0,8 п.л.).
  • Жаде З.А. Идентичность в трансформационных процессах в России: региональный аспект // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер. Социология. – 2007. – № 3. (0,7 п.л.).
  • Жаде З.А. Феномен многоуровневой идентичности: цивилизационная составляющая // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. Ростов-н/Д. – 2007. – № 5. (1,0 п.л.).

Статьи, опубликованные в научных журналах и сборниках конференций

    • Жаде З.А. Россия и Кавказ: от противостояния к диалогу // Россия в новое время: центральное и периферийное в системе культурного диалога: Материалы Российской межвузовской научной конференции 28-29 апреля 1999 г. – М.: Изд-во Рос. гос. гум. ун-та, 1999. – С. 119-121. (0,2 п.л.).
    • Жаде З.А. Современное состояние геополитической науки в России // Труды международной научной конференции «Научный потенциал отечественной географии». (г. Майкоп, 21-24 июня 1999 г.). – Майкоп: Изд-во Адыг. гос. ун-та, 1999. – С. 234-236. (0,3 п.л.).
    • Жаде З.А. К истории западной геополитической мысли // Труды докторантов, аспирантов и соискателей. В 2. ч. – Майкоп: Изд-во Адыг. гос. ун-та, 2000. Ч. 1. – С. 126-132. (0,5 п.л.).
    • Жаде З.А. Особенности Северного Кавказа в системе геополитических координат // Наука о Кавказе: проблемы и перспективы. Материалы I съезда ученых – кавказоведов. (27-28 августа 1999 г.). – Ростов-н/Д.: Изд-во Сев.-Кав. акад. гос. службы, 2000. – С. 46-48. (0,3 п.л.).
    • Жаде З.А. Об истоках и состоянии отечественной геополитической науки // Вестник Адыг. гос. ун-та. Майкоп, 2000. – № 4. – С. 89-91. (0, 4 п.л.).
    • Жаде З.А. Геополитические аспекты национальной политики современной России // Северный Кавказ в условиях глобализации. Тезисы Всероссийской научно-практической конференции. (22-23 мая 2001 г.). – Майкоп: Изд-во Адыг. гос. ун-та, 2001. – С. 429-433. (0,4 п.л.).
    • Жаде З.А. О геополитических интересах России на Северном Кавказе // Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру. Тезисы докладов III Международного Конгресса. (18-21 сентября 2001г.). Симпозиум II. – Пятигорск: Изд-во Пятиг. гос. лингв. ун-та, 2001. – С. 13-14. (0,2 п.л.).
    • Жаде З.А. О взаимосвязи этнических и геополитических факторов в современной России // IV Конгресс этнографов и антропологов России. (Нальчик, 20-23 сентября 2001 г.). – М.: Ин-т этнол. и антроп. РАН, 2001. – С. 85-86. (0,2 п.л.).
    • Жаде З.А. Северный Кавказ в контексте современных геополитических реалий // Северный Кавказ: геополитика, история, культура. Материалы Всероссийской научной конференции. (Ставрополь, 11-15 сентября 2001 г.). – М. - Ставрополь: Изд-во Ставр. гос. ун-та, 2001. Ч.1. – С. 69-71. (0, 3 п.л.).
    • Жаде З.А. Геополитические последствия распада СССР (на примере Северного Кавказа) // Распад СССР: 10 лет спустя. Доклады и выступления научной конференции. В 2 т.– М.: Издат. дом РИГ – ИЗДАТ, 2002. Т.2. – С. 248-250. (0,4п.л.).
    • Жаде З.А. Этнополитические конфликты в фокусе геополитики // Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру. Материалы IV Международного конгресса. Симпозиум III. Геополитика, проблемы безопасности и миротворчества на Северном Кавказе (Пятигорск, 21-24 сентября 2004 г.) – Пятигорск: Изд-во Пятиг. гос. лингв. ун-та, 2004. – С. 36-38. (0, 2 п.л.).
    • Жаде З.А. Этнический фактор в современном политическом развитии России // Государство и общество: философия, экономика, культура: Доклады и выступления. – М.: ЛЕНАНД, 2005. – С.285-287. (0,3 п.л.).
    • Жаде З.А. Национальные интересы и безопасность России в контексте геополитики // Вестник Адыг. гос. ун-та. Майкоп, 2005. – № 2. – С.54-58. (0,5 п.л.).
    • Жаде З.А. Особенности геополитического процесса на Ближнем Востоке // Тезисы VI Международной конференции «Исторические источники Евроазиатских и Северо-Африканских цивилизаций». Майкоп, 3-6 октября 2005 г. – М.: Ин-т востоковедения РАН, 2005. – С. 63-64. (0,2 п.л.).
    • Жаде З.А. Геополитика Северного Кавказа в условиях глобализации // Кавказский текст: национальный образ мира как концептуальная поликультурная система. Материалы Международной научно-практической конференции. – Пятигорск: Изд-во Пятиг. гос. лингв. ун-та, 2005. – С.15-17. (0,2 п.л.).
    • Жаде З.А. Этнонациональная геополитическая идентичность: к постановке проблемы // Вестник Адыг. гос. ун-та. Майкоп, 2006. – № 1. – С. 119-123. (0,4 п.л.).
    • Жаде З.А. Уровни геополитического измерения бытия современного мира // Тезисы докладов. IV Всероссийский конгресс политологов «Демократия, безопасность и эффективное управление: новые вызовы политической науки». – М.: Рос. ассоц. пол. науки, 2006. – С. 112-113. (0,2 п.л.).
    • Жаде З.А. Геополитическая составляющая российской идентичности // Реформы в России и Россия в реформирующемся мире. Материалы научной конференции. Санкт-Петербург, 17 февраля 2006 г. В 2-х ч. – СПб.: Изд-во Балт. гос. тех. ун-та, 2006. Ч.2. – С. 143-149. (0,5 п.л.).
    • Жаде З.А. Глобализация и вызовы Северо-Кавказской этничности // Власть и общество: национальная политика и межэтнические отношения (исторический опыт и современность). Материалы Краевой научно-практической конференции. – Краснодар: Традиция, 2006. – С. 94-99. (0,4 п.л.).
    • Жаде З.А. Феномен геополитической идентичности // Вестник Армавирского института социального образования (филиала) РГСУ. Армавир, 2006. – № 4. – С. 120-124. (0,5 п.л.).
    • Жаде З.А. «Этничность» и «этническая идентичность»: концептуальный анализ понятий // Общество и право. Краснодар, 2006. – № 3 (13). – С. 66-72. (0,9 п.л.).
    • Жаде З.А. Геополитическая идентичность в условиях формирования российской идентичности // Россия и современный мир: проблемы политического развития. Материалы II Международной межвузовской научной конференции. Москва, 13-14 апреля 2006 г. В 2 ч. – М.: Ин-т бизнеса и политики, 2006. Ч. 1. – С. 134-146. (1,0 п.л.).
    • Жаде З.А. Этническая компонента геополитики (на примере Северного Кавказа) // Вызовы глобализации в начале XXI века. Материалы международной научной конференции. Санкт-Петербург, 14-15 апреля 2006 г. В 2 ч. – СПб.: Изд-во Балт. гос. тех. ун-та, 2006. Ч 1. – С.417-423. (0,4 п.л.).
    • Жаде З.А. Геополитическая идентичность: в поисках современной парадигмы // Роль идеологии в трансформационных процессах в России: общенациональный и региональный аспекты. Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. 20 – 21 апреля 2006 г. В. 2 ч. – Ростов-н/Д.: Сев.-кав. науч. центр выс. шк., 2006. Ч. 2. – С. 138-142. (0,4 п.л.).
    • Жаде З.А. Этнополитические конфликты на Северном Кавказе: геополитический дискурс // Конфликты и сотрудничество на Северном Кавказе: управление, экономика, общество. Сборник тезисов на Международной научно-практической конференции. – Ростов-н/Д.: Изд-во Сев.-Кав. акад. гос. службы, 2006. – С. 50-53. (0,3 п.л.).
    • Жаде З.А. Миграционные процессы в контексте геополитических перемен (на примере Республики Адыгея) // Политическая миграциология: Сб. науч. ст. Выпуск 2. – Ставрополь: Изд-во Сев-Кав. гос. тех. ун-та, 2006. – С. 49-59. (0,5 п.л.).
    • Жаде З.А. Этническое пространство как фактор геополитики // Вестник Адыг. гос. ун-та. Майкоп, 2006. – № 3. – С. 114-121. (1,0 п.л.).
    • Жаде З.А. Региональная идентичность в условиях глобализации: опыт геополитического анализа // Государственно-правовая система России: история и современность: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Майкоп: Аякс, 2006. – С. 84-89. (0,4 п.л.).
    • Жаде З.А. Геополитические факторы обеспечения национальной безопасности // Общество безопасности – альтернатива обществу риска. Материалы 51-й научно-методической конференции преподавателей и студентов «Университетская наука – региону». – Ставрополь: Изд-во Ставр. гос. ун-т, 2006. – С. 83-88. (0,4 п.л.).
    • Жаде З.А. Региональная идентичность с точки зрения геополитики // Вестник Адыг. гос. ун-та. Майкоп, 2006. – № 4. – С. 95-100. (0,8 п.л.).
    • Жаде З.А. Геополитическое измерение этнического пространства // Теория и практика общественного развития. Краснодар, 2006. – № 2 (5). – С. 5-12. (0,8 п.л.).
    • Жаде З.А. Дискурс геополитической идентичности в отечественной науке // Дискурсология: методология, теория, практика. Доклады первой Международной научно-практической конференции. – Екатеринбург: Издат. дом «Дискурс Пи», 2006. – С 47-49. (0,3 п.л.).
    • Жаде З.А. «Этничность» и «этническая идентичность» // Методология социального познания. – Ростов-н/Д.: ООО «ЦВВР», 2006. – С. 102-110. (0,8 п.л.).
    • Жаде З.А. Региональная компонента идентичности // Гуманитарная мысль Юга России. Краснодар, 2006. – № 3. – С. 59-73. (1,0 п.л.).
    • Жаде З.А. Геополитический анализ этнополитических конфликтов на Северном Кавказе: к постановке проблемы // Бюллетень отдела социально-политических проблем Кавказа Южного научного центра РАН.– Ставрополь: Изд-во Ставр. гос. ун-та, 2006. Вып. 2. – С. 136-137. (0,2 п.л.).
    • Жаде З.А. Полиэтничное общество в условиях трансформации: опыт Республики Адыгея // Национальная политика и культура в современных условиях: материалы Всероссийской научно-практической конференции. В 2 ч. – Уфа: Гилем, 2006. Ч.1. – С. 48-51. (0,3 п.л.).
    • Жаде З.А. Этническая и региональная идентичности как факторы современного политического процесса // Перспективы политического развития России: Материалы Всероссийской научной конференции – Саратов: Изд-во Сарат. гос. соц.-экон. ун-та, 2007. – С. 217-220. (0,3 п.л.).
    • Жаде З.А. Российская многоуровневая идентичность в предметном поле политологии // Россия и современный мир: проблемы политического развития. Материалы III Международной межвузовской научной конференции. В 2 ч. – М.: Ин-т бизнеса и политики, 2007. – Ч. 2. – С. 499-517. (1,0 п.л.).
    • Жаде З.А. Будущее России в контексте национально-цивилизационной идентичности // 1917 – 2007: Уроки СССР и будущее России (ресурсно-энергетические, экономико-политические и социокультурные параметры): Доклады и выступления. – М.: ЛЕНАНД, 2007. – С. 218-220. (0, 3 п.л.).
    • Жаде З.А. Региональная идентичность как политологическая проблема // Формирование гражданской личности в современной России: потенциал и модели межнационального и межконфессионального взаимодействия. Материалы международной научно-практической конференции – Саратов: Изд. центр «Наука», 2007. – С. 88-93. (0,6 п.л.).
    • Жаде З.А. Геополитическое мировидение: теоретическая ретроспектива идей // Вестник Адыг. гос. ун-та. Майкоп, 2007. – № 1. – С. 400-408. (1,0 п.л.).
    • Жаде З.А. Региональная идентичность в российском пространстве (на примере Северного Кавказа) // Национальная идентичность России и демографический кризис. Материалы Всероссийской научной конференции. – М.: Научный эксперт, 2007. – С. 527-537. (0,7 п.л.).
    • Жаде З.А. Северный Кавказ: этнополитические конфликты в контексте геополитической идентичности // Социокультурные проблемы кавказского региона в контексте глобализации. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Нальчик: Изд-во М. и В. Котляровых, 2007. – С. 3-14. (0,7 п.л.).
    • Жаде З.А. Россия в современном мире: проблемы концептуализации цивилизационной идентичности // Россия и Восток: проблема толерантности в диалоге цивилизаций: материалы IV Международной научной конференции. – Астрахань: Изд. дом «Астраханский университет», 2007. в 2 ч. – Ч. 1. – С. 230-235.(0,6 п.л.).
    • Жаде З.А. Идентичность в геополитическом измерении // Актуальные проблемы безопасности в условиях конфликтогенной ситуации на Юге России: материалы международной научно-практической конференции. – Краснодар: Изд-во Кубан. гос. ун-та, 2007. ? С. 219-222. – (0,3 п.л.).
    • Жаде З.А. Новая Россия: геополитическая и цивилизационная идентичность // Новая Россия: проблема доверия в современном российском политическом сообществе. Материалы международной научной конференции. – М.: Изд-во Рос. гос. гум. ун-та, 2007. – (0,7 п.л.).
    • Жаде З.А. Актуализация идентичности в условиях глобализации // VII Конгресс этнографов и антропологов России. Тезисы Конгресса. – М.; Саранск: Ин-т этнолог. и антропол. РАН, 2007. – (0,1 п.л.).



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.