WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Германские политические партии в процессе и после объединения Германии: механизмы конкуренции и тенденции эволюции

Автореферат докторской диссертации по политике

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

 

На правах рукописи

СПАССКИЙ ЕВГЕНИЙ НОВОМИРОВИЧ

ГЕРМАНСКИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ В ПРОЦЕССЕ И ПОСЛЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ ГЕРМАНИИ: МЕХАНИЗМЫ КОНКУРЕНЦИИ И ТЕНДЕНЦИИ ЭВОЛЮЦИИ

Специальность 23.00.02 – политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии

Автореферат

на соискание учёной степени

доктора политических наук

Санкт-Петербург

2009

Диссертация выполнена на кафедре социальной работы и социологии Дальневосточного государственного университета путей сообщения.

Научный консультант:                        доктор исторических наук, профессор

Печерица Владимир Фёдорович

Официальные оппоненты:                  доктор философских наук, профессор

Бурдукова Ирина Ивановна

доктор социологических наук, профессор

Исаев Борис Акимович

                                                               доктор политических наук, профессор

Попова Ольга Валентиновна

Ведущая организация:   Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций им. М.А. Бонч-Бруевича

Защита состоится 22 января 2009 года в _____ часов на заседании Совета по защите доктор и кандидатских диссертаций Д 212.232.14 при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Менделеевская линия, д. 5, ауд.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Санкт-Петербургского государственного университета.

Автореферат разослан "   "  __________ 2008 года.

Учёный секретарь Совета

д.п.н., профессор                                                                                И.В. Радиков 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Эпоха политических трансформаций неизменно предполагает наличие определённых ориентиров, которые, переплетаясь с многочисленными детерминантами общественного развития, задают его общий вектор, обретающий с течением времени всё более ясные очертания. Вне всякого сомнения, что в российском государстве таким вектором политического развития в постсоветский период стало движение к укоренению и институционализации партийной конкуренции. Тем самым Россия возвратилась на тот путь, с которого она свернула в первые десятилетия прошлого века, и по которому, в свою очередь, далеко продвинулся западный мир. Очевидно, что одним из промежуточных его рубежей должно, как и в западных странах, стать формирование партийного государства. Учитывая это, для нас весьма востребованным становится, с одной стороны, обращение к особенностям построения подобного государства на Западе, и, с другой, опыт его партийного развития в целом.

Вместе с тем, следует отметить, что сами западные партии прошли сложный и извилистый путь. В момент своего появления они были встречены современниками настороженно и недоверчиво, которые оценивали их, подобно Д. Юму, как силы, подрывающие единство нации. Однако уже и в этот начальный период их существования были те, кто видел в них, как Г. Боллингброк, объединения, препятствующие коррупции и произволу власти. С течением времени партии всё больше осознавались в западном мире как неотъемлемые элементы общественной жизни, без которых невозможны политическая конкуренция и развитие демократии. Двадцатое столетие стало, без преувеличения сказать, «веком партий». Результатом их возрастающей институционализации явилось признание государства и демократии в качестве партийных феноменов. Пик общественного развития политических партий на Западе пришёлся на 1950-1970-е гг. В этот период во многих странах принимаются законы о партиях, а их электоральный и членский размах достигает своих высших пределов. Однако в последней четверти ХХ века всё отчетливей начинает проявляться тенденция сокращения поддержки партий со стороны широких слоёв населения, что определённой частью научных и общественных кругов стало восприниматься как их кризис и упадок. Это заставило политические партии создавать защитные механизмы, с помощью которых они могли бы компенсировать потерю электорального влияния, сохраняя его в государственно-политической сфере. Но, несмотря на то, что в модернизирующемся западном социуме граждане оставляют всё меньше места для активности в рамках партий, последние, тем не менее, остаются одним из оплотов демократии. В этом смысле их роль по-прежнему признаётся среди подавляющей части населения западных стран наиболее значимой, несмотря на параллельный рост антипартийных настроений.

Вышесказанное позволяет провести весьма очевидные аналогии между западным и современным российским партийным опытом. Доморощенные политические партии, появившись на волне стихийного плюрализма, испытывая общественное недоверие и неприятие, постепенно вошли в фазу институционально-правового признания. При этом, несмотря на все перипетии нынешнего отечественного партогенеза, они превратились в основных акторов парламентско-электорального процесса, а партийная система России обретает вполне стабильные и ясные очертания.

Если же оценивать политический опыт Запада более дифференцированно, то также можно отыскать исторические параллели между развитием российских и зарубежных партий. Прежде всего речь идёт о наличии определённых общих черт, которые можно выявить в ходе национального сравнения. Одним из примеров подобного сопоставления является анализ партийных систем в России и Германии. Сходство усматривается, например, в том, что в обеих странах - в постсоветской России и послевоенной Германии - становление многопартийности начиналось в условиях посттоталитиарного общества. К этому следует добавить то, что после государственного объединения, партийная система ФРГ получила в качестве  восточно-германского  наследства влиятельную левую партию, ставшую, подобно российским коммунистам, значимой группировкой в общенациональном масштабе. Кроме того, вполне сходны и общие количественные параметры современных германской и российской партийных систем, которые относятся к умеренно-плюралистическому типу. Важно также отметить, что Федеративная Республика Германия является классическим партийным государством, создание которого, как было упомянуто, выступает одной из целей отечественного партстроительства.

Таким образом, говоря об актуальности исследования, можно резюмировать, что она обусловлена следующим:

- важностью изучения партийного опыта западных стран, где партии прошли длительный путь развития, и по которому идёт Россия;

- необходимостью исследования наиболее близких российским реалиям партийно-политических процессов отдельных стран, к числу которых в определённом отношении можно отнести развитие партий в ФРГ;

- настоятельным вниманием к опыту функционирования партийного государства, одним из классических образцов которого является современная Германия;

- интересом к проблемам внутриполитического развития Германии, влияние которой на мировой арене на рубеже тысячелетий существенно возросло.

Логика и хронологические рамки диссертационной работы. Структурный замысел исследования состоял в том, чтобы, используя теоретический арсенал современной партологии, проанализировать взаимодействие и эволюцию основных германских партий в ходе и после объединения Германии. Ввиду этого в работе представлены два хронологических контекста. Первый касается рассмотрения процесса становления и развития западных партий в целом, второй связан с современными германскими политическими группировками, которые изучались в течение трёх темпоральных отрезков – накануне государственного объединения, в ходе самого объединительного процесса, а также в последующий период. Таким образом, основная хронологическая канва диссертации касается периода 1990-2005 гг., окончание которого датируется последними по времени выборами в бундестаг.

Степень научной разработанности темы. Учитывая предмет исследования, следует выделить два самостоятельных тематических блока, в которых представлены работы по рассматриваемой проблематике.

Первый блок включает в себя огромный научно-литературный массив, формирующий теоретическое поле партийных исследований, что связано главным образом с развитием западной политологической традиции.

Уже с момента своего возникновения партии попадают под пристальное внимание со стороны современников. В восемнадцатом столетии появляются работы Г. Боллингброка, Э. Бёрка, Д. Юма, в которых даются ёмкие характеристики современных им английских партийных образований и первые их определения. Вместе с эволюцией партий развивалось и дифференцировалось и научное знание о них. На протяжении девятнадцатого столетия партиям в той или иной мере уделяли внимание такие общественные деятели и видные учёные, как Дж. Мэдисон, Б. Констан, А. де Токвиль, Ф. Гизо, Г. Абт, Э. Ваксмут, Г. Струве, Ф. Шталль, Й. Розенкранц, Т. Ромер, И. Блюнчли, К. Маркс, Ф. Энгельс, Б. Дизраэли, Г. фон Трёйчке, Р. фон Моль.

С конца 19 в. начинается новый этап научной рефлексии политических партий, что явилось объективным следствием перехода в новое качество самих партийных образований. Они попадают в поле зрения новых отраслей социального знания – политологии и политической социологии, конституирование которых в качестве самостоятельных научных дисциплин происходило параллельно с развитием и укоренением партий. К первым обобщающим работам собственно политологического характера, касающимся партий, следует отнести произведения Дж. Брайса, Э. Морса, А. Лоуэлла, М. Острогорского. Несмотря на то, что указанные исследователи формально представляли традиционные цеха гуманитарных наук, в их работах, вышедших почти одновременно в конце последнего десятилетия XIX в., изучение партий шагнуло на новый уровень. Предметом исследования в них становятся такие аспекты партийного бытия, как происхождение, функции, участие в выборах, внутренняя организация, межпартийное взаимодействие.

В первой четверти двадцатого столетия изучение партий западных  стран в  лице Р. Брукса, Ч. Мерриама, Р. Михельса и М. Вебера получило новый импульс. Труды последних двух учёных, наряду с работой М. Острогорского, стали классикой партологического жанра, сформировав его теоретические основы. Социологический анализ партий, присущий их работам, позволил лучше понять их морфологию и пути дальнейшей эволюции.  

В 1950-1970-е гг. партии переживают пик общественного влияния, а научная литература, посвящённая им, превращается в одну из самых интенсивно развивающихся отраслей политологии. К наиболее известным работам сравнительно-обобщающего характера, вышедшим в 1950-е гг. следует отнести произведения М. Дюверже, О. Рэннея, З. Нойманна. В последующее десятилетие выходят труды В. Ки, С. Эльдерсвельда, Ф. Сорофа, О. Кирххаймера, Л. Эпштейна, С. Липсета и С. Роккана, получившие большое признание сборники под редакцией Дж. Лапаломбары и М. Вейнера, В. Кротти, Р. Даля. В 1970-е гг. список влиятельных исследований в области изучения партий пополнили работы Р. Роккана, Р. Роуза, К. Джанды, Д. Сартори, К. Лоусона, Д. Робертсона, И. Рашке, Ж. Блонделя,  М. Лааксо и Р. Таагаперы, коллективные монографии, редактированные В. Кротти, Д. Фримэном, Д. Гэтлином, Р. Роузом, К. Ленком и З. Нойманном, И. Рашке. На рубеже 1970-80-х гг. в свет выходят фундаментальные труды таких авторов как К. Джанда, Р. Бланк, Э. Визендаль, Р. Катц,  К. фон Байме, К. Лоусон. В целом, оценивая этот тридцатилетний этап в изучении западных партий, стоить отметить, что вместе с ростом дифференциации и специализации соответствующей отрасли знания, он был отмечен попытками создания общей теории  партий   (прежде всего это относится к трудам М. Дюверже, Д. Сартори и К. Джанды), а также значительным ростом количества и качества сравнительных  работ. 

С началом 1980-х гг. партии вступают в новую фазу эволюции, характеризуемую значительным падением их общественного влияния, нашедшего своё выражение в снижении и старении их членского состава, росте абсентеизма, частой смене партийных симпатий среди избирателей, дроблении партийных систем и росте протестных объединений. Указанные процессы стали предметом научной рефлексии со стороны учёных, что дало импульс появлению и развитию новых специализаций в партийных исследованиях. Речь идёт, главным образом, о таком направлении в литературе по партиям, которое получило название кризиса или упадка партий (Decline of Parties).

Хотя 1980-е гг., характеризовались некоторым спадом научного интереса к партийным объединениям по сравнению с предыдущим периодом, это десятилетие было отмечено выходом большого количества работ партологической направленности. В первую очередь необходимо отметить произведения, посвященные сравнению партий, партийных систем и электоральных процессов в различных странах, таких авторов, как М. Педерсен, С. Волинетц, Х. Даалдер, Г. Смит, Р. Роуз, Р. Дэлтон, А. Вэр. Особо стоит выделить фундаментальный труд итальянского исследователя А. Панебьянко, связанный с анализом властной структуры партий и их новых типов. Также выходят компаративные сборники, освещающие тему партийных изменений, под редакцией Х. Даалдера и П. Мэйра, Р. Дэлтона, С. Флэнагана и П. Бека, А. Крюэ и Д. Дэнвера, Ф. Кэстлеса и Р. Вильденманна, И. Баджа, Д. Робертсона и  Д. Хака, А. Вэра, Р. Хофферберта.

Девяностые годы ХХ века также были отмечены публикацией результатов многочисленных сравнительных исследований. К ним относятся работы С. Бартолини и П. Мэйра, И. Баджа и Х. Кимана, М. Лэйвера и Н. Шофилда,  М. Лэйвера и В. Ханта, М. Лэйвера и К. Шепсла, А. Лейпхарта, О. Нидермайера, К. Джанды, Р. Хэрмела, К. Эденса и П. Гоффа, Р. Дэлтона, А. Вэра, Л. Хэлмса.

Отдельным тематическим полем в партийных исследованиях 1990-х гг. становится дискуссия о процессе картелизации партийных объединений западных стран, явившемся способом их приспособления в ответ на социально-средовые изменения. Начало ей было положено статьёй американского и ирландского учёных Р. Катца и П. Мэйра . Несмотря на то, что мнения специалистов относительно адекватности и валидности нового партийного типа в лице картельных партий разделились, новое понятие прочно вошло в обиход исследовательского арсенала партологии. Более пристальным, начиная с 1990-х гг., становится также изучение различных аспектов партийного членства. Среди произведений, посвящённых указанной проблематике необходимо назвать в первую очередь американской исследовательницы С. Скэрроу, статьи П. Селле и Л. Свэзанда, А. Тэна, П. Мэйра и И. ван Бизен.

Оценивая литературу, посвящённую западным партиям, появившуюся в первое десятилетие нынешнего века, можно констатировать, что они по-прежнему не испытывают недостатка в исследовательском интересе. В первую очередь обращает на себя внимание наличие большого количества компаративных сборников, среди которых издания под редакцией А. Сиароффа, К. Хейдара и Р. Кооле, В. Мюллера и К. Строма, Ж. Блонделя и М. Котты, Р. Дэлтона и М. Ваттенберга, Л. Карвонена и С. Кунле, Р. Гантера и Л. Даймонда, И. Баджа, П. Уэбба, Д. Фэррелла и И. Холлидея, К. Лутера и Ф. Мюллера-Роммеля, П. Льюиса и П. Уэбба, П. Мэйра, В. Мюллера и Ф. Плассера, Т. Погунтке. К сравнительной тематике этого периода относятся монографии К. Деттербека и Т. Погунтке, К. Бенойта и М. Лэйвера, эволюция партий и партийных типов анализируется в книгах К. фон Байме и Э. Визендаля. Разработке универсальной теории межпартийной конкуренции в свете компаративной перспективы посвящены произведения Д. Адамса, а также Д. Адамса, С. Меррилла и Б. Грофмана.

Весомый вклад в теоретическое осмысление партий внесли представители российской науки. Наибольшую известность на рубеже XIX-XX вв. получила книга М.Я. Острогорского «Демократия и политические партии», анализировавшая развитие американских и английских партийных группировок. Наряду с ней в этот же период появился труд Б.Н. Чичерина, в котором затрагивались вопросы организации партий и их роли в политической жизни. В первые два десятилетия ХХ века выходят в свет обобщающие работы таких российских учёных, как Ю.С. Гамбаров, П.А. Берлин, Ю.О. Мартов, где рассматривались как западные, так и российские партии. Их произведения были отмечены печатью взвешенности и аналитической зрелости, адекватным пониманием социальной природы партий.

Что касается современных трудов отечественных авторов, посвящённых как западным партиям (речь идёт о работах сравнительно-обобщающего характера), так и различным аспектам партийной теории, то среди них следует отметить исследования В.П. Даниленко , М.Н. Марченко , В.Б. Евдокимова , Т.Б. Бекназар-Юзбашева , С.П. Перегудова и К.Г. Холодковского , М.Г.Анохина , Т.В. Шмачковой , И.Н. Барыгина , С.Б. Радкевича , А.Н. Кулика , В.П. Любина , В.Д. Виноградова , Л.Н. Алисовой , Ю.А. Юдина , Б.А. Исаева , Г.В. Голосова , Е.Ю. Мелешкиной , Р.Х. Усманова , Б.В. Грызлова , Ю.И. Рубинского , А.А. Галкина , Л.В. Сморгунова ,  Р.Ф. Матвеева , Ю.К. Малова .

Вторым обширным тематическим блоком, который непосредственно касается темы нашего исследования, является литература, посвящённая собственно германским политическим партиям, рассматриваемым в пределах обозначенных выше хронологических рамок.

В свою очередь произведения, составляющие указанный блок следует подразделить на две части. К первой части относятся работы германских авторов, которые также дифференцируются по нескольким группам.

Во-первых, это книги и статьи, посвящённые развитию отдельных германских партий в обозреваемый период.

Среди обобщающих монографических трудов, затрагивающих новейшую историю ХДС, необходимо упомянуть работы Й. Шмида, В. Деттлинга, Г. Хайденрайха и В. Вернера, В. Бюрклина, Х. Поллера, К. Грабова, И. Райхарт-Драйер, Ф. Пфлюгера, Г. Ланггута, Ф. Бёша, М. Дайсса. Среди коллективных произведений, посвящённых христианским демократам в объединённой Германии, следует отметить сборники под редакцией Т. Дюрра и Р. Зольдта, Г. Вевера, Г. Нонненмахера. Весьма многообразен перечень статей, касающихся различных сторон деятельности ХДС в рассматриваемый период. В их числе работы А. Штерцля, М. Рихтера, П. Хаунгса, В. Пергера, Ф. Бёша, Х.-Й. Хеннекке, Ф. Вальтера.

Развитие Социал-демократической партии Германии рассматривалось в книгах П. Лёше и Ф. Вальтера, Т. Ляйфа и И. Рашке, Т. Майера, К. Дитфурта, Ф. Вальтера, Х. Потхоффа и С. Миллер, диссертации Кво Чанг Шо. Проблемам современного состояния и реформирования СДПГ, её программным дискуссиям были посвящены сборники под редакцией Й. Борхерта, Л. Голша, У. Юна и П. Лёше, З. Шеллинга и М. Инаккера, К. Дёрре, Л. Панитха и Б. Цойнера, А. Клённе, Э. Шпоо и Р. Бутеншёна, Г. Хиршера и Р. Штурма, К. Эгле, Т. Остхайма и Р. Цольнхёфера, коллективная монография Х. Флассбека, Э. Гидденса, Ф. Витольда и К. Цвиккеля. Деятельность социал-демократов в период 1990-2005 гг. была освещена также в большом количестве статей таких авторов, как Э. Фур, П. Лёше, М. Тешнер, Ф. Вальтер, У. фон Алеманн, Г. Ланггут, Й. Бишофф, К. Дёрре, В. Меркель, Р. Штёсс и О. Нидермайер, Б. Беккер, У. Юн.

Среди комплексных исследований, касающихся СвДП, необходимо отметить монографии П. Лёше и Ф. Вальтера, Х.-И. Видманна, Р. Марковитца, У. Лёйшнера, М. Михеля, Ю. Диттбернера. Краткосрочный анализ состояния и политического поведения либеральной партии в объёдинённой Германии представлен в статьях Х. Форлендера, У. Вильдермута, Ю. Диттбернера, Ф. Бёша.

Неослабевающий научный интерес испытывают Союз 90/Зелёные, политическая трансформация которых в объединённом государстве по сравнению с традиционными германскими партиями была наиболее значительна. Одним из главных исследователей партии остаётся И. Рашке, посвятивший «зелёным» работы различного аналитического формата. К обобщающим произведениям, затрагивающим новейшие события их истории, относятся труды Т. Погунтке, И. Шварце, Й. Ламлы, С. Букова и С. Раммельта. Особо следует отметить книги бывших членов «зелёных» И. Фукса и Ю. Дитфурт, в которых содержатся негативные оценки современной эволюции партии. Отдельные аспекты развития Союза 90/Зелёных на рубеже веков отражены в исследованиях Х. Кляйнерта, А. Фольмер, В. Темплина и В. Шульца, Р. Шмитт-Бекка, М. Кляйна и К. Арцхаймера, Х. Визенталя, Т. Дюрра.

Несмотря на то, что политическое влияние Христианско-социального союза после государственного объединения уменьшилось, германские учёные также уделяют ему достаточное внимание, хотя и не столь большое, как другим парламентским партиям. Современная деятельность ХСС нашла отражение в книгах Б. Ханеке, А. Минтцеля, М. Сальбаума, М. Дайсса, А. Кисслинга, М. Хубера, статьях Ю. Фальтера и З. Шумана, Х.-Ю. Леерша, Ш. Иммерфаля.

Специфическое место в партийных исследованиях ФРГ занимает изучение Левой партии, которая ранее именовалась Партией демократического социализма. Особый интерес к этой политической группировке был продиктован тем, что она единственная представляла в объединённой Германии бывшую ГДР, будучи воспринимаемой на западе страны в качестве наследницы и носителя коммунистической идеологии и политики. Ввиду этого Левая партия находилась под пристальным вниманием со стороны тех учёных, интеллектуальные усилия которых поощрялись фондами К. Аденауэра и Х. Зайделя. В их числе следует назвать прежде всего П. Моро, произведения которого, как персональные, так и в соавторстве, посвящённые прежней ПДС, наиболее многочисленны, а также Ю. Ланга и В. Ной. Кроме того, среди комплексных сочинений, в которых рассматривается Левая партия, стоит упомянуть сборник Г. Нойгебауэра и Р. Штёсса, монографии Е. Штурм и М. Герта, книгу австралийского исследователя Ф. Освальда. Количество статей, в которых затрагивается деятельность партии, также значительно. Это работы М. Вильке, Ю. Виллердинга, Э. Мюллера, Э. Ессе, Г. Нойгебауэра, З. Шоона, Д. Кюхенмайстера, Х. Бортфельдта, Ю. Ланга Х. Шоэна и Ю. Фальтера. К этому необходимо добавить, что существует большой пласт источниковой и научной литературы, которую репрезентируют аналитики в рамках самой партии.

Крайне правый политический сектор также постоянно находится в фокусе внимания германских учёных, свидетельством чему являются многочисленные публикации, исследующие праворадикальное сознание и его организационные формы в объединённой Германии. Среди произведений, посвящённых партиям данного спектра, следует отметить труды Э. Хеннига, Х.-Г. Бетца, А. Пфаль-Траугбера, Т. Ассхойера и Х. Сарковича, Х.-Г. Яшке, Н. Лепсцы, Ю. Фальтера, К. Буттервеге, М. Минкенберга, Р. Штёсса, Ф. Деккера, Х. Функе и Л. Рексманн.

Другую большую группу работ германских авторов составляют сочинения, в которых рассматривается как вся партийная система, так и различные аспекты и проблемы партийного развития после государственного объединения. В первую очередь сюда относятся стереотипные и периодически выходящие издания, в которых описываются и анализируются изменения и подвижки, произошедшие на германской партийно-политической сцене. Это сборники под редакцией А. Минтцеля и Х. Оберройтера, О. Нидермайера и Р. Штёсса, О. Габриэля, О. Нидермайера и Р. Штёсса, книги П. Лёше, Х. Фенске, К. Никлаусса, Г. Лембруха, Г. Ольцога и Х. Лизе, К. фон Байме, В. Рудцио, К. Зонтхаймера и В. Блеека. Среди обобщающих трудов, касающихся современного состояния германских партий, необходимо указать также на произведения Г. Ланггута, У. фон Алеманна, Ю. Диттбернера, Э. Визендаля, К. фон Байме, Ф. Вальтера и Т. Дюрра, Ю. фон Блюменталь, К. Арцхаймера, У. фон Алеманна и С. Маршалла, Т. Погунтке. Чрезвычайно широк спектр статейных публикаций, отражающих самые разнообразные стороны партийной деятельности. В их числе исследования К.-Х. Диттриха, В. Гибовски и М. Каасе, В. Егера, В. Кальтефляйтера и Б. Любке, Ф.-У. Паппи, У. Файст, Э. Визендаля, А. Минтцеля,  М. Юнга и Д. Рота, У. фон Алеманна и Р.Г. Хайнце, Ш. Иммерфаля, А. Кисслинга, К. Арцхаймера и Ю. Фальтера, Т. Дюрра, Ю. Диттбернера, М. Юнга и А. Вольф, К.-Р. Корте, Ф. Бреттшнайдера и многих других авторов.

Вторую часть названного выше тематического блока составляют произведения отечественных авторов, в которых, так или иначе, рассматривались германские партии в период 1990-2005 гг. Необходимо отметить, что научный приоритет в их изучении принадлежит академическим институтам. В первую очередь следует упомянуть ИНИОН РАН, в частности Сектор по изучению партий и движений, который осуществляет систематический мониторинг партийно-политических процессов, протекающих в объединённой Германии, также Центр Германских исследований Института Европы РАН, Институт сравнительной политологии РАН и другие научные подразделения.

В силу сложившихся традиций, наиболее изученной в новейшей российской партологической германистике стала социал-демократическая проблематика. Это во многом связано с исследовательской деятельностью Б.С. Орлова, одного из ведущих отечественных специалистов по изучению истории и теории современной германской социал-демократии. Среди его произведений, посвящённых процессам, происходящим в нынешней СДПГ следует отметить статьи, вошедшие в авторский сборник «Социал-демократия: история, теория, практика. Работы 2000-2005 гг.» . Кроме того, из-под его пера вышел ряд других сочинений, связанных с различными аспектами развития объединённой Германии . В числе научных трудов, освещающих идейные установки социал-демократов, их состояние в период между электоральными циклами, необходимо отметить исследования Т.Н. Мацонашвили . Внешнеполитическая деятельность СДПГ конца 1990-х гг. в составе правительственной коалиции анализируется в монографии Л.М. Воробьёвой . В диссертации О.А. Позднякова рассматривается мировоззрение и политическая деятельность О. Лафонтена, С.Н. Кардашов анализирует модернизацию программных и организационных стратегий СДПГ в конце ХХ столетия. Месту СДПГ в современной партийной системе ФРГ посвящены работы А.А. Амплеевой , М.Д. Диманиса , С.А. Леванского . Эволюция СДПГ в контексте европейского социал-демократического движения исследуется в работе А.А. Громыко , состояние партии после победы на выборах 1998 г. освещается в статье В.С. Рыкина

Другая ведущая партия ФРГ – ХДС также стала объектом пристального изучения со стороны российских авторов. Так С.Л. Сокольский и А.А. Амплеева уделили внимание развитию идейных принципов демохристиан, их статусу в политической системе объединённой Германии. Проблеме участия ХДС/ХСС в процессе государственного объединения посвящены труды Б.В. Петелина . Внешнеполитические аспекты деятельности христианского альянса в период 1990-х гг. рассматривались Л.М. Воробьёвой и А.А. Синдеевым . Современные программные установки ХДС, его место на германской партийной авансцене анализировались М.Д. Диманисом и С.А. Леванским , электоральные характеристики партии после объединения Германии – в публикации И.В. Борисовой . Деятельность демохристиан через призму политической биографии Г. Коля нашла своё освещение в статьях К.С. Вяткина и Б.В. Петелина .

Изучение «зелёных» в отечественной науке отмечено печатью определённой амбивалентности. Если в период своего возникновения и становления партия пользовалась значительным вниманием со стороны учёных, то интерес к её изучению после объединения Германии заметно снизился. Тем не менее, во второй половине 1990-х гг. появляются диссертации Н.Т. Кремлёва , Н.Е. Шонина , В.Ю. Щербакова , в которых затрагивались различные стороны развития Союза 90/Зелёных на рубеже веков. Особенно стоит отметить работу последнего, в которой комплексно рассматривается новейшая история группировки в рамках объединённого государства. Новым качественным этапом исследования «зелёных» в российской науке стал выход в свет фундированных произведений С.Ф. Вититнева , в которых автор проанализировал генезис, программатику, функции и организационную эволюцию экологического движения в ФРГ. В ряду работ касающихся Союза 90/Зелёных также следует отметить труд С.В. Погорельской , посвящённый Й. Фишеру, а также упомянутую выше книгу Л.М. Воробьёвой , затрагивающей внешнеполитические аспекты деятельности эко-партии в момент пребывания у руля правительственной власти.

На фоне указанных партий, остальные германские группировки исследованы в отечественной науке лишь фрагментарно, что объективно объяснимо их удельным весом в германской политике. Из произведений, в которых рассматриваются малые политические объединения в современной ФРГ, в первую очередь необходимо назвать работы М.Д. Диманиса. Ему принадлежат статьи, анализирующие новейшую историю германских либералов , внутреннее состояние и развитие прежней ПДС , программные установки и социальную природу республиканцев . Деятельность партий второго плана также затрагивалась в уже упоминавшихся сочинениях С.А. Леванского , Б.В. Петелина , А.А. Синдеева . Комплексный анализ крайне правого спектра германских партий представлен в сборнике, составленном и отредактированном С.В. Погорельской .

К другой группе российских исследований, касающихся германских партий, относятся работы, рассматривающие как партийную систему ФРГ в целом, так и отдельные аспекты её функционирования. Сюда следует отнести монографии Н.Ф. Саюрова , в которых освещаются вопросы становления и развития германской партийной системы, а также анализируются место и роль партий в политической системе, труды М.Д. Диманиса , где раскрываются проблемы формирования общегерманской партийной системы и её современное состояние. В этом же ряду находятся произведения А.А. Амплеевой и Б.С. Орлова , касающиеся эволюции партийного государства, трудностей, с которыми столкнулась германская политика на рубеже тысячелетий. Социально-политический и мировоззренческий портрет германских партий в 1990-е гг. представлен в сочинениях С.А. Леванского и М.Д. Диманиса . В публикации Б.В. Петелина речь идёт о роли христианского альянса в закладке фундамента единой партийно-политической системы Германии.

Современная германская партийная тематика затрагивается также в произведениях, посвящённых различным аспектам государственного объединения. К числу подобных работ относятся книги и статьи таких авторов как Н.В. Павлов , И.Ф. Максимычев , А.М. Филитов , И.Н. Кузьмин , А.А. Ахтамзян , А.С. Черняев , Л.М. Воробьёва , М.И. Орлова , Б.В. Петелин , А.В. Потапов , И.В. Борисова , диссертации С.К. Фролова , М.Ю. Врублевского , К.Э. Голубева , А.А. Соловьёва , И.В. Авдеевой , сборники, подготовленные ИНИОН РАН и Институтом Европы РАН .

Таким образом, подводя итоги обзорному рассмотрению научной литературы, связанной с темой нашего исследования, необходимо констатировать следующее:

1. В зарубежной политологии вопросы развития, как отдельных германских партий, так и партийной системы в целом в рассматриваемый нами период нашли достаточно подробное освещение.

2. В российской науке проблемы функционирования и взаимодействия германских партий в 1990-2005 гг. изучены недостаточно и в значительной мере фрагментарно.

3. Говоря о современных отечественных исследованиях партий ФРГ, следует отметить, что приоритет здесь принадлежит российским историкам-германистам, тогда как работы политологической направленности немногочисленны.

4. В российской науке отсутствуют научные разработки, в которых имело бы место «сквозное», комплексное политологическое изучение германских партий в период 1990-2005 гг.

5. Анализ взаимодействия и эволюции политических партий Германии в процессе и после государственного объединения сочетающийся с постулатами партийной теории ни в одном из известных нам зарубежных или отечественных произведений не представлен.

Объектом исследования выступают современные политические партии Германии.

Предметом исследования являются основы партийной теории, а также конкуренция и эволюция германских партий в процессе объединения Германии и в последующий период.

Katz R.S., Mair P. Changing Models of Party Organization and Party Democracy: The Emergence of the Cartel Party // Party Politics. London, Thousand Oaks, New Delhi, 1995. Vol. 1, № 1. P. 5-28.

Даниленко В.П. Политические партии и буржуазное государство. М., 1984.

Марченко М.Н. Политическая система современного буржуазного общества. М., 1981.

Евдокимов В.Б. Партии в политической системе буржуазного общества. Свердловск, 1990.

Бекназар-Юзбашев Т.Б. Партии в буржуазных политико-правовых учениях. М., 1988.

Перегудов С.П., Холодковский К.Г. Политическая партия: мировой опыт и тенденции развития // Коммунист. 1991. № 2. С. 61-70. Холодковский К.Г Партии: кризис или закат? // Политические институты на рубеже тысячелетий. Дубна, 2001.

Анохин М.Г. Партийные системы: виды и особенности функционирования в различных социально-политических условиях. М., 1991.

Шмачкова Т.В. Мир политических партий // Полис. М., 1992. № 1-2. С. 220-235.

Барыгин И.Н. Эволюция крайне правых политических движений и режимов в странах Западной Европы: дис. … д-ра полит. наук. СПб., 1992.

Радкевич С.Б. Политические партии и движения: история и настоящее. М., 1993. Радкевич С.Б. Политические партии: общая теория и российские проблемы. М., 1997.

Кулик А.Н. Сравнительный анализ в партологии: проект Джанды // Полис. М., 1993. № 1. С. 92-98. Кулик А.Н. Сравнительный анализ партий: методология и инструментарий // Политические партии и движения в России и на Западе: процесс формирования. Методы исследования. Проблемно-тематический сборник / отв. ред. В.П. Любин. М. : ИНИОН РАН, 1994. С. 41-62. Кулик А.Н. Партии как институт представительной демократии на Западе и в постсоветской России // Политические партии в России и на Западе: функционирование партийных систем. Проблемно-тематический сборник / отв. ред. В.П. Любин. М. : ИНИОН РАН, 1995. С. 22-57. Кулик А.Н. Партийная демократия: политические партии в формировании открытого общества на Западе и в России. М., 1997.

Любин В.П. Политические партии на Западе и в России: сопоставимы ли понятия? // Политические партии и движения в России и на Западе: процесс формирования. Методы исследования. Проблемно-тематический сборник / отв. ред. В.П. Любин. М. : ИНИОН РАН, 1994. С. 17-40. Любин В.П. Введение. Новые тенденции в партийно-политической жизни Европы // Партии и движения Западной и Восточной Европы: теория и практика. Проблемно-тематический сборник / отв. ред. В.П. Любин.  М. : ИНИОН РАН, 1997. С. 5-11.

Виноградов В.Д. Система организованных партий: истоки, традиции, тенденции развития: дис. … д-ра. соц. наук. СПб., 1994.

Алисова Л.Н. Взаимодействие политических партий как фактор реформирования общества. М., 1996.

Юдин Ю.А. Политические партии и право в современном государстве. М., 1998.

Исаев Б.А. Теория партий и партийных систем и методология исследования российской партиомы. СПб., 1998.

 Голосов Г.В. Партийные системы России и стран Восточной Европы: генезис, структуры, динамика. М., 1999. Голосов Г.В., Мелешкина Е.Ю. Партии и выборы. СПб., 2001. Голосов Г.В. Сравнительная политология. 3-е изд., перераб. и доп. Изд-во Европ. ун-та в С.-Петербурге. 2001.

Мелешкина Е.Ю. Исследования электорального поведения: теоретические модели и проблемы их применения // Политическая наука / Отв. редактор М.В. Ильин. М. : ИНИОН РАН, 2001. № 2. С. 190-215.

Усманов Р.Х. Политические партии и политические процессы (история, теория и современность). М., 2001.

Грызлов Б.В. Политические партии и российские трансформации: теория и политическая практика : дис. … канд. полит. наук. СПб, 2001.

Рубинский Ю.И. Политические партии в Европе на рубеже XXI века // Современная Европа. М., 2001. № 4.

Галкин А. А. Партийная система на Западе и в России: проблемы и перспективы. М. : ИСП РАН, 2002.

Сморгунов Л.В. Современная сравнительная политология. М., 2002.

Матвеев Р.Ф. Политическая партия как неравновесная система / Формирование партий и партийных систем в современной России и послевоенной Германии: сходства и различия // Власть. М., 2003. № 12. С. 18-21. Матвеев Р.Ф. Теоретическая и практическая политология. М., 1993.

Малов Ю.К. Введение в теорию политических партий (обзор идей и концепций). М., 2005.

Орлов Б.С. Социал-демократия: история, теория, практика. Работы 2000-2005 гг. М.: ИНИОН РАН, 2005.

Орлов Б.С. Политическая культура России и Германии: опыт сравнительного анализа. М., 1995. Орлов Б.С. Политический портрет Герхарда Шрёдера. М.: ИНИОН РАН, 1999.

Мацонашвили Т.Н. Индивидуализм и солидарность в трактовке западногерманских социал-демократов. М.: ИНИОН РАН, 1991. Мацонашвили Т.Н. СДПГ перед выборами в бундестаг 1994 // Партии и партийные системы современной Европы. Проблемно-тематический сборник. М. : ИНИОН РАН, 1994. С. 63-77. Мацонашвили Т.Н. СДПГ перед выборами 1998 г. Научно-аналитический обзор. М.: ИНИОН РАН, 1998. Дилеммы европейской демократии в начале XXI столетия. Сб. науч. тр. / ред.-сост. Т.Н. Мацонашвили. М.: ИНИОН РАН, 2005.

Воробьёва Л.М. Внешняя политика ФРГ на пороге XXI века. М., 2000.

Поздняков О.А. Идеи нового социал-реформизма в теоретической и политической деятельности О. Лафонтена в 60-90-е гг. ХХ века: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Воронеж, 1997. 

Кардашов С.Н. Модернизация программы Социал-демократической партии Германии и её организационно-коммуникативная стратегия в 1992-2000 гг.: Автореф. дис. ... канд. полит. наук. Воронеж, 2002.

Амплеева А.А. ХДС и СДПГ в партийно-политической системе ФРГ // Политические партии Европы: стратегия и тактика в период между выборами. М.: ИНИОН РАН, 1999. С. 76-95.

Диманис М.Д. Партийно-политическая система Германии в 90-е годы. М.: ИНИОН РАН, 1998.

Леванский С.А. ФРГ: умеренный партийный плюрализм // Полис. М., 1998. С. 158-171.

Громыко А.А. Победы и поражения современной социал-демократиче­ской Европы // Полис. М., 2000. № 3. С. 140-155.

Рыкин В.С. СДПГ на новом этапе // Современная Европа. М., 2000. № 3.

Сокольский С.Л. Христианско-демократический союз ФРГ: идейные истоки программы и политики: обзор // Политические партии и движения: Христианско-демократическое движение в Европе / Отв. ред. В.П. Любин. Ред.- сост. А.А. Амплеева. М.: ИНИОН РАН, 1994. С. 122-143.

Амплеева А.А. ХДС и СДПГ в партийно-политической системе ФРГ // Политические партии Европы: стратегия и тактика в период между выборами. М.: ИНИОН РАН, 1999. С. 76-95.

Петелин Б.В. ХДС/ХСС и объединение Германии. Вологда, 2002. Петелин Б.В. Германская политика ХДС/ХСС: содержание, концепции, методы и результаты: 1982-1990 гг.: Дис. …д-ра ист. наук. Вологда, 2002.

Воробьёва Л.М. Указ. соч.

Синдеев А.А. Европейская политика ХДС/ХСС (конец 80-х – 90-е гг. ХХ века). Тверь, 2000.

Диманис М.Д. Указ. соч.

Леванский С.А. Указ. соч.

Борисова И.В. ХДС/ХСС. Концепция единой немецкой нации (1980-90-е годы) // Объеди­нение Германии и его последствия / К.К. Баранова, В.Б. Белов, И.В. Борисова и др. М. : Институт Европы РАН, Центр Германских исследований, 1998. С. 44-62.

Вяткин К.С. Гельмут Коль // Вопросы истории. М., 1995. № 3. С. 46-66.

Петелин Б.В. Гельмут Коль: факторы политического долголетия // Историческая мысль в современную эпоху: Материалы II межвуз. истор. чтений, посвящённых памяти проф. В.А. Козюченко. Волгоград, 2-4 апр. 1996 г. Волгоград, 1997. С. 28-33.

Кремлёв Н.Т. Эко-социология «зелёных»: Дис. … канд. филос. наук. М., 1996.

Шонин Н.Е. Партия «зелёных» в ФРГ: опыт типологизации партии в свете эволюции организационно-идеологических принципов: Дис. … канд. полит. наук. Уфа, 1997.

Щербаков В.Ю. «Зелёные» в объединённой Германии 1989-1998: Дис. … канд. ист. наук. Р. н/Д., 2000.

Вититнев С.Ф. «Зелёные» в ФРГ: направленность политической эволюции. М., 2003. Вититнев С.Ф. Экологическое движение в ФРГ: генезис, идеология, функции. М., 2004.

Погорельская С.В. Йошка Фишер. Политический портрет. М. : ИНИОН РАН, 2003.

Воробьёва Л.М. Указ. соч.

Диманис М.Д. Либеральная партия ФРГ: поиск выхода из «кри­зиса идентичности» // Мировая экономика и международ­ные отношения. М., 1999. № 1. С. 75-81.

Диманис М.Д. Радикальные партии ФРГ. Ч. 1 // Миро­вая экономика и международные отношения. М., 1996. № 9. С. 83-89.

Диманис М.Д. Радикальные партии ФРГ. Ч. 2 // Миро­вая экономика и международные отношения. М., 1996. № 10. С. 111-117.

Леванский С.А. Указ. соч.

Петелин Б.В. ХДС/ХСС и объединение Германии. Вологда, 2002.

Синдеев А.А. Указ. соч.

Актуальные проблемы Европы. Правый радикализм в современной Европе. Сб. науч трудов / Центр научной информации исследования глобальных и региональ­ных проблем. Отдел Западной Европы и Америки. Редактор-составитель С.В. Погорельская. М. : ИНИОН РАН, 2004.

Саюров Н.Ф. Партии в политической системе германского общества. Липецк, 2000. Саюров Н.Ф. Партийная система Федеративной Республики Германия. Липецк, 2003.

Диманис М.Д. Партийная система Восточной Германии: основ­ные тенденции развития и её специфические черты // Объединённая Герма­ния: десять лет спустя. Проблемно-тематический сборник / отв. редактор и состави­тель А.А Амплеева. М. : ИНИОН РАН, 2001. С. 112-132.

Амплеева А.А. Эволюция партийного государства в ФРГ на ру­беже тысячелетий // Объединённая Германия: десять лет спустя. Про­блемно-тематический сборник / отв. редактор и состави­тель А.А. Амплеева. М. : ИНИОН РАН, 2001. С. 90-110. Амплеева А.А. Трудный путь к единству // Объединённая Герма­ния: десять лет спустя. Проблемно-тематический сборник / отв. редактор и состави­тель А.А Амплеева. М. : ИНИОН РАН, 2001. С. 8-37.

Орлов Б.С. Германия на пороге 21 века // Объединённая Герма­ния: десять лет спустя. Проблемно-тематический сборник / отв. редактор и состави­тель А.А. Амплеева. М. : ИНИОН РАН, 2001. С. 212-229.

Леванский С.А. Указ. соч.

Диманис М.Д. Партийно-политическая система Германии в 90-е годы. М. : ИНИОН РАН, 1998.

Петелин Б.В. ХДС/ХСС и становление новой партийно-политической системы в Восточной Германии 1989-90 гг. // Германия и Россия в ХХ веке: две тоталитарные диктатуры, два пути к демократии: Материалы международной научной конференции (г. Кемерово, 19-22 сентября 2000 г.) / Серия «Германские исследования в Сибири». Кемерово, 2001. С. 427-436.

Павлов Н.В. Объединение, или рассказ о решении германского вопроса с комментариями и отступлениями. М., 1992.

Максимычев И.Ф. О воссоединении Германии // Международная жизнь. М., 1993. № 7.

Филитов А.М. Германский вопрос: от раскола к объединению. Новое прочтение. М.. 1993.

Кузьмин И.Н. Крушение ГДР. Заметки очевидца. М., 1993. Кузьмин И.Н. Крушение ГДР. История. Последствия. М., 1996.

Ахтамзян А.А. Объединение Германии или аншлюс ГДР к ФРГ. Кн. 1-2. М., 1994.

Черняев А.С. Объединение Германии. Политические механизмы и психологические стереотипы // Свободная мысль. М., 1997. № 8. С. 25-34.

Воробьёва Л.М. Объединение Германии: ретроспективный взгляд на актуальную проблему. М., 1998.

Орлова М.И. ГДР: рождение и крах. М., 2000.

Петелин Б.В. ХДС/ХСС и объединение Германии. Вологда, 2002.

Потапов А.В. Кризис ГДР в 80-х годах и объединение Германии // Новая и новейшая история. М., 1991. № 5. С. 134-158.

Борисова И.В. Указ. соч.

Фролов С.К. Политика консервативно-либеральной коалиции ФРГ в отношении объединения Германии в 80-е годы: Дис. … канд. ист. наук. М., 1991.

Врублевский М.Ю. Развитие отношений между ГДР и ФРГ в 80-е годы: Дис. … канд. ист. наук. М., 1991.

Голубев К.Э. Значение и роль фактора национальной идентичности в объединении Германии (конец 80-х – начало 90-х гг.): Дис. … канд. ист. наук. М., 1992.

Соловьёв А.А. Объединение Германии: предпосылки, новые реалии, вопросы безопасности: Дис. … канд. ист. наук. М., 1992.

Авдеева И.В. Роль оппозиции в процессе демократизации (на примере Восточной Германии): Дис. … канд. ист. наук. М., 1998.

Объединённая Германия. Политико-культурные и социаль­но-экономи­ческие аспекты. М. : ИНИОН РАН, 1992. Объединённая Германия: десять лет спустя. Про­блемно-тематический сборник / отв. редактор и состави­тель А.А. Амплеева. М.: ИНИОН РАН, 2001.

Баранова К.К., Белов В.Б., Борисова И.В. и др. Объеди­нение Германии и его последствия. М. : Институт Европы РАН, Центр Германских исследований, 1998.

Цель диссертационной работы заключалась в том, чтобы, используя постулаты партийной теории, проанализировать конкурентное взаимодействие и эволюцию германских партий в процессе и после государственного объединения и выявить тенденции их современного развития.

Основная гипотеза исследования состояла в том, что конкуренция и эволюция германских партий детерминируются совокупностью внешних (средовых) и внутренних (внутрипартийных) факторов, которые, в конечном счёте, определяют тенденции развития, как отдельных политических группировок, так и партийной системы в целом.

Достижение указанной цели и проверка основной гипотезы предполагало постановку исследовательских задач, к числу которых относятся следующие:

- проанализировать состояние и тенденции развития партийных систем ФРГ и ГДР накануне государственного объединения;

- исследовать конкуренцию между основными германскими партиями непосредственно в ходе объединительного процесса;

- дать характеристику процесса организационного слияния политических партий и формирования общегерманской партийной системы;

- изучить динамику электоральных процессов и результаты региональных и федеральных выборов в процессе и после государственного объединения;

- охарактеризовать структурные изменения электорального и членского состава  политических партий Германии;

- показать программную трансформацию германских партий в изучаемый период;

- определить место и роль основных партий ФРГ в партийной системе в начале XXI в.;

- дать анализ современного состояния политических партий и тенденций их влияния в германском обществе;

- рассмотреть направления развития партийной системы Германии в целом.

Теоретико-методологические основы исследования. При написании диссертации автор опирался на современные достижения политологической отрасли знания, а также на сложившиеся в её рамках подходы, используемые для изучения политических партий.

Основным научным методом, применявшимся на протяжении всего исследования, стал историко-генетический. Он позволил проследить развитие основных характеристик и типов как западных партий в целом, так и эволюцию современных германских политических группировок в частности.

Важное место в диссертации занимает функционально-аналитический подход, который дал возможность выявить изменения в практических действиях западных партий, а также изучить механизм политической конкуренции между основными германскими партиями в ходе государственного объединения.

Рассмотрение партий под углом зрения структурного подхода обозначило направления их морфологической трансформации, показало эволюцию членского и электорального состава партийных объединений, как на Западе, так и в ФРГ.

Элементами системного подхода стало изучение партий в качестве акторов, действующих в определённой внешней среде, которая оказывала давление на них, побуждая к поиску новых поведенческих моделей.

Использование компаративного метода нашло своё выражение в кросс-национальном сопоставлении различных типов партий, а также в хронологическом сравнении состояния, как отдельных политических группировок Германии, так и её партийной системы в целом.

Исходя из того, что основным содержанием партийного взаимодействия является межпартийное соперничество за политическую власть, германские партии рассматривалась в диссертации через призму парадигмы конкуренции, которая относится к одной из основополагающих в партологии.

При анализе структурных изменений в партиях были использованы приёмы модельного способа мышления.

Таким образом, теоретическую основу диссертации составил комплекс научных методов и подходов, который, исходя из принципа комплиментарности когнитивных способов познания, позволил выстроить многоуровневую систему анализа предмета и объекта исследования.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Политическая конкуренция между основными германскими партиями в ходе государственного объединения рассматривалась посредством выполне­ния ими таких функций, как программная, артикуляционно-агреги­рующая и мобилизационная. Анализ указанных функций дал основание констатировать, что правые партии в этот период, как в ФРГ, так и в ГДР, выполняли их более эффективно, что позволило им уже в качестве общегерманских группировок одержать победу на выбо­рах 2 декабря 1990 года.

2. Ядро общегерманской партийной системы образовали политические пар­тии, возникшие в результате организационного слияния родственных группи­ровок прежней ФРГ и бывшей ГДР. Ожидаемых в процессе этого объеди­нения программно-мировоззренческих изменений, которые могли быть привнесены партиями с востока, не произошло. Их влияние на форми­рование общегерманского профиля в рамках отдель­ных партий было незначительным. Исключение соста­вили Союз 90/Зелёные.

3. Итоги национальных и региональных выборов в период с 1990 по 2005 г.  объективно отразили внутреннее состояние и электоральный потенциал основных противоборствующих германских партий – ХДС и СДПГ. Если первая половина 1990-х гг. характеризовалась доминированием демохристиан, то на рубеже веков преобладающим политическим и общественным влиянием пользовались социал-демократы. Результаты досрочных парламентских выборов 2005 г. стали выражением желания большинства немецких избирателей побудить народные партии взять на себя совместную ответственность за судьбу современных реформ в Германии.

4. Общегерманским партиям не удалось выстроить устойчивые и стабильные связи с восточно-германским электоратом в той степени, в которой это имело место на западе. Организационное слияние германских партий также не смогло предотвратить тенденцию к снижению и старению их членского состава.

5. После объединения Германии основные партии приняли новые программы принципов. Наиболее кардинальные изменения в рассматриваемый период претерпели программные установки левых группировок – «зелёных» и Левой партии. Их идеологическая эволюция была обусловлена потребностью укорениться в существующей политической системе.

6. Соотношение сил между парламентскими партиями в период 1990-е гг. было подвержено реверсивным колебаниям. В настоящее время межпартийная конкуренция характеризуется снижением веса народных партий и усилением позиций малых политических группировок.

7. Партийная система Германии в начале третьего тысячелетия стала более фрагментированной, утратив двухблоковую биполярность 1990-х гг. и эволюционируя от умеренного к поляризованному плюрализму.

8. В целом влияние политических партий в германском обществе независимо от их идеологических ориентаций, статуса и места в партийной системе неуклонно снижается, что обусловлено комплексом объективных и субъективных факторов.

9. Германские политические партии, рассматриваемые в общем контексте партийного развития Запада, претерпели большие функциональные изменения:

- партийные группировки стали менее эффективно выполнять функции, обеспечивающие связь с гражданским обществом и характеризующие их в качестве его агентов. Главным образом это касается артикуляции и агрегирования интересов, формирования общественной воли, групповой интеграции. Уменьшилось влияние партий в сфере политического воспитания и социализации, снизился их мобилизующий потенциал, упала значимость партийной программатики;

- функции, обеспечивающие доступ партий к власти, по-прежнему имеют для них ключевое значение. Они перманентно модифицируют и совершенствуют модели поведения, связанные с вербовкой голосов, участием в выборах, выдвижением и представлением кандидатов.

- значение функциональной деятельности партий, характеризующей их как субъектов процесса государственного управления, возросло. Партийные группировки сохраняют монополию на формирование парламентов и правительств, не ослабляя контроля над их деятельностью. Рекрутируя элиты для властных инстанций, партии специализируют их деятельность, превращаясь в организации профессиональных политиков.

  Научная новизна исследования заключается в том, что:

1. Проведён функциональный анализ межпартийной конкуренции в процессе объединения Германии.

2. Показаны процессы конкурентного взаимодействия между основными германскими партиями в течение 1990-2005 гг., нашедшие своё воплощение в межпартийных констелляциях на политической арене ФРГ.

3. Эксплицированы результаты эволюции политических партий после государственного объединения.

4. Выявлены новейшие тенденции развития партийной системы ФРГ.

5. Дан сравнительный анализ изменений основных характеристик западных партий в целом, составной частью которых являются германские политические группировки.

  Научно-практическая значимость работы. Материалы диссертации и полученные результаты позволяют сформировать целостную картину межпартийного взаимодействия в объединённой Германии. Анализ эволюции основных германских партий после государственного объединения проясняет тенденции развития всей партийной системы, конструирует методологические инструменты прогнозирования её дальнейших изменений. Рассмотрение политических группировок ФРГ в русле изменений, касающихся всех партий Запада, продуцирует новые эвристические возможности для выявления современных трендов партийных процессов в целом.

Практический и прикладной  интерес представляют собой положения и выводы исследования для тех российских политических и научных организаций и учреждений, которым интересна и необходима информация о современном состоянии германской партийной сцены.

Данные, представленные в диссертации, можно использовать в преподавательской и учебной деятельности, в частности, при изучении таких дисциплин как политология, политическая социология, новейшая история, а также при чтении различных спецкурсов.

  Апробация исследования. Основные результаты и положения диссертации были изложены на международных конгрессах и региональных конференциях, получили отражение в монографиях и статьях, а также в лекциях по политологии и политической социологии, читаемых автором в ряде дальневосточных вузов.

  Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырёх глав, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

  Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, описывается логика и хронологические рамки работы, характеризуется степень научной разработанности проблемы, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, его теоретико-методологические основы, характеризуется научная новизна и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава работы «Партии Запада: эволюция понятий и основных характеристик» посвящена рассмотрению теоретического арсенала партийных исследований, а также анализу тех изменений, которые произошли с политическими партиями западных стран в процессе их исторического развития.

В первом параграфе первой главы «Дефиниция политической партии: становление и развитие научных трактовок» анализируется понятие политической партии и составляющие его структурные компоненты. Суммируя многочисленные дефиниции, делается вывод о том, что к наиболее часто упоминаемым признакам политической партии относятся:

- существование в качестве общественного объединения или организации;

- наличие некоторых мировоззренческих и идеологических принципов;

- выражение специфических социально-групповых интересов;

- обладание определённой степенью общественной поддержки;

- стремление к получению и осуществлению политической власти посредством участия в выборах либо другим способом;

- наличие устойчивой внутренней структуры;

- длительный срок существования.

Также отмечается, что акцент на те или иные конституирующие партийные признаки был обусловлен не только теоретическими и нормативными предпочтениями исследователей, но исторической эволюцией самого объекта изучения. Это обстоятельство объективно порождало изменение структурного баланса между элементами, которые идеально-типически формировали указанное понятие. Если в ХIХ и первой половине ХХ в. их доминирующими признаками были классовые интересы и идеологии, то в последующем на первый план стали выходить организация и электоральная конкурентоспособность. Говоря о современных политических партиях, можно констатировать, что они, в своём большинстве, сегодня определяются властно-политическим измерением, нежели социально-групповым или идеологическим.

Во втором параграфе «Функции политических партий и их эволюция» рассматривается функциональная трансформация современных западных партий. Учитывая двойственную природу партий, являющихся одновременно  институтом гражданского общества и составной частью политической системы,  наиболее значимые партийные функции были сгруппированы в три блока. К первому относится их активность в качестве агентов общества, куда включается деятельность партий, связанная с артикуляцией и агрегированием интересов, групповой интеграцией, созданием общественного мнения, информированием и коммуникацией, формированием общественной воли, программ и целей, политическим воспитанием, социализацией, мобилизацией, а также партиципацией своих приверженцев и членов. Во второй блок входят функции, обеспечивающие трансляцию общественных интересов на политический уровень, что достигается посредством обеспечения доступа к власти. Речь идёт об электоральных функциях, таких как выдвижение и представление кандидатов, вербовка голосов и участие в выборах. Третий функциональный блок имеет дело с партиями в качестве акторов, формирующих и осуществляющих власть. Он включает в себя отбор и рекрутирование элит, образование правительства, координацию и контроль его деятельности.

Анализируя функциональное развитие партий Запада в целом, следует констатировать, что оно претерпело большие изменения. Прежде всего партийные группировки стали менее эффективно выполнять функции, обеспечивающие связь с гражданским обществом и характеризующие их в качестве его агентов. Главным образом это касается артикуляции и агрегирования интересов, формирования общественной воли, групповой интеграции. Также существенно уменьшилось влияние партий в сфере политического воспитания и социализации, намного снизился их мобилизующий потенциал, упала значимость партийной программатики. В то же время, пытаясь противостоять падению своего общественного влияния, они демонстрируют новые партиципативные возможности, профессионализируя и медиизируя свои информационно-коммуникативные стратегии. Напротив, функции, обеспечивающие доступ партий к власти, по-прежнему имеют для них ключевое значение. Их реализация позволяет партийным объединениям выступать в качестве аутентичных акторов, воспроизводящих свою политичность. Поэтому они перманентно модифицируют и совершенствуют модели поведения, связанные с вербовкой голосов, участием в выборах, выдвижением и представлением кандидатов.

Значение функциональной деятельности партий, характеризующей их как субъектов процесса государственного управления, возросло в наибольшей степени. На рубеже тысячелетий современные западные партии вступили в новую фазу этатизации, что явилось реакцией на снижение общественной поддержки. Государство по-прежнему остаётся доменом партий, при этом роль последних в нём существенно увеличилась. Партийные группировки сохраняют монополию на формирование парламентов и правительств, не ослабляя контроля над их деятельностью. Рекрутируя элиты для властных инстанций, партии специализируют их деятельность, превращаясь в организации профессиональных политиков.

В третьем параграфе «Типологическая трансформация политических партий»  исследуется эволюция основных типов западных партий.

Самые ранние типологические характеристики западных партий были связаны с именами Д. Юма, А. де Токвиля, Ф. Шталя, Т. Ромера и отражали начальный этап современного партогенеза. Автором же одной из первых общепризнанных научных типологий стал М. Вебер, который выделял патронажный и мировоззренческий партийные типы. Другой дихотомической парой в веберовской классификации стали партия знати и массовая партия.

Деление на массовые и элитистские партии в дальнейшем было усвоено западной партологической традицией, став основой для последующих классификаций, наибольшую известность из которых получила типология М. Дюверже (кадровые и массовые партии). Наряду с классификацией М. Дюверже, широко употребительной стала типология З. Нойманна, который выделял партии индивидуального представительства (партии знати у М. Вебера и кадровые партии у М. Дюверже), а также партии массовой интеграции (аналог массовой партии), дифференцируя последние на группировки демократической и абсолютной интеграции.

Новой ступенью партийной эволюции Запада стало также появление «всеядной» (всеохватной) партии, теоретическая концептуализация которой связана с именем Отто Кирххаймера. Возникновение этого партийного типа было вызвано процессами социальной модернизации западных обществ, что обусловило снижение классового противостояния и деидеологизацию политики. «Всеядная» партия, наряду с кадровым и массовым типом, становится неотъемлемой частью классификационных схем партийных систем западных стран.

В заключительной четверти XX столетия западные партии вступают в новую фазу развития, которая характеризовалась значительным снижением их общественного влияния. Главным образом данные процессы затронули укоренённые партийные объединения, которые столкнулись со снижением численности и старением своих членов, ростом абсентеизма, появлением протестных группировок с «антипартийным» аффектом. Защитной реакцией традиционных партий на социально-средовые изменения стала выработка новой модели поведения. Прежде всего это касалось взаимоотношений с государством, а также межпартийного взаимодействия, что, в свою очередь, отразилось на внутрипартийной конституции. Концептуализация этой модели нашла своё воплощение в новом партийном типе, возникновение которого, означало наступление нового этапа в развитии партийных систем Запада. Речь идёт о так называемой картельной партии (Cartel Party), теоретическая конструкция которой была предложена американцем Р. Катцем и ирландцем П. Мэйром.

Подводя итог рассмотрению вопроса о типологической трансформации западных партий, можно резюмировать следующее.

- Историческая эволюция партийных группировок была связана с наличием  определённого господствующего типа партии, который, представляя собой идеально–типическую модель, выражал квинтэссенцию основных тенденций партийного развития в данный период времени.

- Появление преобладающего партийного типа было обусловлено, как правило, изменениями среды обитания партий, что побуждало их адаптироваться к новым условиям, модифицируя свою внутреннюю конфигурацию и поведенческие модели.  

- Господствующий тип партии не исключал наличия иных, «неосновных» партийных разновидностей, которые существовали параллельно первому. Находясь на периферии политической сцены, они выражали интересы  определённых (как традиционных, так и модернизирующихся) социальных сред.

- Наиболее распространённой классификацией в западной политологии стал исторический триптих, включающий в себя элитистский, массовый и всеохватный партийный типы. Существуя в разных наименованиях и интерпретациях (партии индивидуального представительства, кадровые, народные партии), его элементы (типы) отражали различные этапы партийного развития Запада – период генезиса современных партий, когда всеобщее избирательное право еще не было введено; эпоху массовой мобилизации и острого классового противостояния; этап формирования постиндустриального общества, для которого было характерно ослабление общественных конфликтов и модернизация социальной структуры.

- Современные тенденции партийного развития западных стран  () обусловили появление новых типологических разработок. Одной из влиятельных среди них стала концептуализация картельного типа партии. Тезис о картелизации вызвал дискуссию в научном сообществе, которая в настоящий момент касается, главным образом, его эмпирической проверки.

В четвёртом параграфе «Структурные изменения политических партий» эксплицируется историческое развитие структурных характеристик западных партий.

Становление собственно политологических исследований в партологии было связано именно со структурно-организационным рассмотрением партий. Одними из первых по этому пути пошли Дж. Брайс и М.Я. Острогорский, за ними последовали Р. Михельс и М. Вебер.

Особый вклад  в исследование организационных основ политических партий ХХ столетия внёс М. Дюверже. Он полагал, что внутренняя организация партий является фактором, определяющим их истинную природу. Ввиду этого структурная партийная единица становится у него исходным пунктом типологии партий.

Важной проблемой развития партий явилась их подверженность бюрократизации. Оборотной её стороной стал вопрос о степени внутрипартийной партиципации  (демократии). В наиболее концентрированном виде эта проблема нашла своё выражение в работах Р. Михельса. Согласно его утверждениям, бюрократизация, олигархизация и вождизм в партиях объективны и неизбежны, что делает невозможным реальное осуществление внутрипартийной демократии. В современной западной партологической литературе тезис Р. Михельса о неизбежности внутрипартийной олигархизации в целом больше критикуется и опровергается, нежели находит своё подтверждение. Характеризуя внутреннее состояние современных западных партий, учёные в большей степени склонны поддерживать тезис об их стратархиальной природе, когда власть распределяется между несколькими уровнями, не концентрируясь в едином центре.

Развитие внутрипартийной демократии неразрывно связано как с исторической эволюцией самих группировок, так и с изменением средовых условий, в которых они находились. В целом, рассматривая современные партии Запада в ракурсе развития внутрипартийной демократии, следует констатировать наличие определённой амбивалентности, при которой партиципация базиса и автономность территориальных подразделений сосуществует с тенденцией концентрации ресурсов и влияния у партийных обладателей государственных постов.

Третья четверть двадцатого столетия вошла в историю партийного развития как период бурного количественного роста западных партий, пик которого пришёлся на 1960-1970-е гг. Однако с начала 1980-х гг. начался обратный процесс, приобретший в некоторых странах обвальный характер и ставший одним из проявлений глобального партийного кризиса. Но, несмотря на изменившиеся социальные условия, побуждающие партии к поддержанию «экономичных», скелетных организаций, внутреннее членство по-прежнему остаётся их неизменным и многофункциональным атрибутом, а его величина - свидетельством степени влияния в обществе. При этом унификация социальных характеристик членского состава основных партий не препятствуют тому, что последние по-прежнему воспринимаются населением в качестве выразителей интересов определённых адресных групп, позволяя выстраивать им вполне различимые политические альтернативы. В то же время, в условиях значительного сокращения численности партий и роста «антипартийных» настроений, для их будущего всё более важным становятся тенденции развития социального состава электората, нежели внутреннего членства.

Пятый параграф «Партийные системы: классификация и факторы формирования» посвящён исследованию межпартийного взаимодействия, его характеристик и национальных особенностей в странах Запада.

Классическим критерием классификации партийных систем, со времён выхода труда М. Дюверже, стал количественный. Согласно ему выделяют однопартийные, двухпартийные и многопартийные системы. В основу другой классификации была положена степень межпартийной конкуренции, присущая той или иной системе. Исходя из этого все партийные системы подразделяются на конкурентные и неконкурентные.

Наряду с разработками М. Дюверже, наибольшую известность среди классификационных схем партийных систем, получила типология Дж. Сартори, которая стала основой для последующих градаций. Он модернизировал правила подсчёта партий, введя, понятие значимых (релевантных) группировок, дифференцировав семь типов партийных систем.

Одной из важных проблем при анализе партийных систем является вопрос о факторах, влияющих на их формирование и определяющих количество системообразующих партий. Можно выделить несколько подходов, объясняющих степень партийной фрагментации, к которым относятся стратификационные, институциональные, кризисные, модернизационные и социально-психологические теории.

Стратификационный подход рассматривает генезис партий и формирование партийных систем через призму социально-экономического деления общества. Восходя к марксистской традиции классовых конфликтов, он увязывает партийно-политическую ангажированность граждан с их социально-групповой принадлежностью.

Институциональный подход обусловливает число партий нормами правового регулирования, формами государственного правления и территориального устройства, особенностями избирательных систем. Особый вклад в его развитие внёс М. Дюверже, исследовавший корреляцию между партийной и избирательной системами.

Теории кризисных ситуаций обусловливают формирование партийных систем  процессами коренных общественных перемен.

Теории общественной модернизации в качестве факторов, объясняющих выход на политическую сцену новых партий, привлекают такие переменные как расширение избирательного права, секуляризационные и урбанизационные процессы.

Социально-психологический подход в отличие от вышеназванных рассматривает причины создания новых партийных образований на микроуровне, ставя в центр своего внимания психологические связи между партиями и их сторонниками. К числу концепций, репрезентирующих данный подход, можно отнести различные варианты теории политической социализации.

Однако наибольшей научной продуктивностью в объяснении формирования новых партийных группировок обладают теории, интегрирующие  в себе элементы всех вышеназванных подходов. Самой известной среди них выступает концепция социальных расколов С. Роккана и С. Липсета, которые предприняли попытку обобщить существующие теории, предложив модель, описывающую становление партийных систем Запада.

Другой влиятельной интегративной концепцией, объясняющей возникновение новых политических образований, стала теория перегруппировки партийной системы (Realignment Perspective). Согласно её постулатам, они возникают как результат кризиса (стимула) в определённых частях электората, которых не удовлетворяет политика правящих элит. Кризис интенсифицирует властную конкуренцию и может привести к переориентации избирателей в пользу новых группировок, вероятность которой тем выше, чем менее выражена лояльность по отношению к традиционным  партиям.

Таким образом, структура и контуры партийных систем опосредуются множеством факторов, совокупный вектор которых обусловливает их конкретные типы. Оценивая же современное состояние партийных систем Запада, необходимо отметить наличие тенденций их фрагментации, что является следствием уменьшения общественного влияния укоренённых партий и ростом политической значимости группировок, позиционирующих себя в качестве «антипартийных», «антиистеблишментских» (как правило, крайне правых) объединений. Ввиду этого традиционные группировки выстраивают защитные механизмы, находящие своё выражение в процессе картелирования, который можно расценивать как барьер на пути дробления партийных систем.

В шестом параграфе «Партии в органах власти: тенденции развития и перспективы влияния» анализируется властно-политические аспекты деятельности партий, проявляющих активность в качестве обладателей публичных постов.

Изучение партий в качестве элементов властных структур логическим образом вытекает из их функционально-целевых императивов: они возникали и развивались как группировки, которые в конечном итоге стремились к получению и осуществлению политической власти. Рассматривая партии в качестве акторов, действующих на парламентско-правительственном уровне, можно сделать следующие выводы:

  • Парламентско-правительственная часть партии выступает в качестве обособленной партийной субструктуры. Характер её взаимоотношений с остальной организацией детерминирован способом возникновения политических группировок и является предметом особого исследовательского интереса.
  • Баланс сил между различными структурными частями партии*, анализируемый в историческом контексте, изменился в пользу обладателей государственных постов, что стало результатом целого ряда объективных факторов, главным из которых стал процесс этатизации партийных группировок.
  • Влияние идеологических императивов на парламентско-правительственное поведение партий на рубеже столетий значительно ослабло, что объясняется, с одной стороны, редукцией конфликтного потенциала западных обществ, с другой, изменением макроэкономических условий, жёстко детерминирующих выбор вариантов при принятии политических решений.
  • Статус и права парламентской оппозиции во второй половине двадцатого века существенно возросли. Это связано с уменьшением мировоззренческой дистанции между значимыми группировками, а также с их картелизацией, что можно оценивать как защитную реакцию партий на падение общественной поддержки. Следствием указанных процессов стали рост кооперативного сотрудничества между правительством и парламентской оппозицией и усиление политико-институциональных возможностей последней в странах Запада.

    В центре внимания седьмого параграфа «Партии и электоральные процессы» находятся взаимоотношения между партийными группировками и их избирательным окружением.

Электоральные исследования занимают одно из главных мест в партологии, где они конституировались в качестве самостоятельного проблемного поля. В настоящее время оно включает в себя такие тематики, как электоральное поведение и его интерпретация, флуктуация избирательных предпочтений, партийно-электоральная структура, степень социальных и политических размежеваний, партийная идентификация и её изменения, регионализация избирательных оплотов партий.

В начале ХХ в. А. Зигфридом были заложены основы так называемой электоральной географии, которая нашла широкое применение в дальнейших исследованиях выборов, а подход, делавший акцент при анализе избирательных процессов на макросоциальные факторы, получил название социологического. Классическим образцом концептуализации данного подхода стала теория кливиджей С. Роккана и С. Липсета.

Другой подход, в рамках которого концептуализировались электоральные процессы, получил название социально-психологического. Его представители сосредоточили своё внимание прежде всего на индивидуально-аффективных связях, которые выстраивали избиратели по отношению к  партиям. Одной из первых разработок этого направления стала теория критических выборов В. Ки. Также большой вклад в развитие данного подхода внесли представители мичиганской школы - А. Кэмпбелл, Ф. Конверс, У. Миллер, Д. Стоукс.

Особое влияние в партологии приобрела теория партийной идентификации, которая, будучи разработанной на основе американского политического опыта, стала применяться в электоральных исследованиях Западной Европы. Вместе с тем обнаружилось, что она более плодотворна при анализе поведения избирателей в двухпартийных системах, где их идентификация легче поддаётся количественному определению, тогда как в условиях многопартийности возникают трудности её операционализации. Тем не менее, её измерение прочно вошло в арсенал электоральных исследований.

Последняя треть ХХ в. отмечена кардинальным убыванием партийной идентификации в западных странах, что было результатом падения влияния политических партий и ослаблением их связей с обществом. Ввиду этого устойчивая партийная ориентация как основополагающий элемент электорального решения стала замещаться иными мотивационными компонентами, в числе которых одну из первых ролей начинает играть избирательный прагматизм. Аналитическим инструментом, позволяющим рассматривать поведение избирателей в таком ракурсе, становится возникшая в 1950-х гг. теория рационального выбора, которая превратилась в одно из самых авторитетных направлений в области электоральных исследований и имела на протяжении нескольких десятилетий большое влияние в партологии. Вместе с тем теория рационального выбора также имела ряд методологических изъянов. Одним из главных недостатков стало весьма упрощённое уподобление экономической конкуренции соперничеству в сфере политики.

В целом, рассматривая научные подходы, анализирующие взаимодействие электората и политических партий Запада, можно резюмировать, что партология имеет в своём арсенале набор консистентных теорий, которые, хотя и обладают различными эвристическими возможностями, однако взаимодополняют друг друга и позволяют более или менее адекватно объяснять избирательные процессы.

В завершение необходимо сказать, что с тех пор как на политическую авансцену вышли всеохватные партии, ориентация на электорат, а не на внутренне членство, всё более выступает в качестве доминирующей партийной стратегии. В то время как прежняя, коренная электоральная среда традиционных партий неуклонно сокращается, они начинают конкурировать между собой за голоса представителей новых средних слоёв. Но нетрадиционные избирательные группы являются трудно достижимыми для политических группировок, поскольку не имеют устойчивых партийных ориентаций. Тем самым электоральное поведение становится для них всё более непредсказуемым и нестабильным, что выражается в росте числа ситуативных избирателей, часто меняющих свои политические симпатии (Volatility). Таким образом, нынешние партии превращаются в электорально уязвимые организации, впадая в зависимость от смены избирательных настроений. Пытаясь противодействовать подобным тенденциям, партийные группировки делают упор на инновационные поведенческие модели, такие как персонализация политики и профессионализация своей медиа-деятельности. Однако главным средством защиты от избирательной неустойчивости становится процесс этатизации западных партий, основная составляющая которого - увеличение государственного финансирования.

Во второй главе диссертации «Процессы партийного развития ФРГ и ГДР накануне объединения Германии» рассматривается состояние партийных систем двух германских государств в преддверии государственного объединения.

Первый параграф второй главы «Партийная система ФРГ в 1980-е гг.» описывает особенности партийного развития Западной Германии на рубеже 1980-1990 гг.

В партийной системе Федеративной республики, которая с 1957 г. рас­полагала так называемой системой «двух с половиной партий», в 1980-е гг. произошли существенные изменения. Прежде всего это свя­зано с появлением на политической сцене «зелёных», сумевших в 1983 г. попасть в парламент, а также Партии республиканцев, которая хотя и не была представлена в бундестаге, но играла заметную роль в политической жизни страны. Благодаря этим группировкам индекс фракционно­сти партийной системы ФРГ с 1957 г. достиг наивысшего уровня (глав­ным образом за счет «зе­лёных»). В основе их появления лежали процессы модер­низации западных стран, ока­завших влияние и на традиционные партийные формирования. Следствием этого стало падение их роли в общественной жизни, выразившееся в ослабле­нии элек­торальных связей, уменьшении избирательной активности, сниже­нии членского состава. Всё это дало повод говорить о кризисе партий и всей партийной системы в целом.

Второй параграф главы «Политические партии ГДР в 1980-е гг.» посвящён анализу процессов, происходивших накануне германского объединения, на партийной сцене ГДР.

Партийная система ГДР, несмотря на наличие пяти партий, имела однопар­тийное содержание. Главная функция сох­ранения многопартийности состояла, пре­жде всего, в интеграции всех граждан ГДР в существующую политиче­скую систему. Таким образом, существовавшие в стране наряду с СЕПГ четыре  остальные партии выполняли функцию трансмиссии, которая обеспечивала бесперебойность действия всей обще­ственной системы в целом. Кроме того, быть вовлеченными в какую-либо официальную организа­цию в ГДР, имело большое значение для тех, кто хотел сохранить определённую авто­номию внутри системы и в то же время надеялся на об­щественное продвижение. Таким образом, членство в какой-либо из партий было свиде­тельством политической лояльности. Эта функция союзнических по отношению к СЕПГ партий, получила название «али­би-функции».

Процессы, развернувшиеся в ГДР с октября 1989 года, привели к качест­венным изменениям в её партийной системе, которые характеризова­лись наличием трех новых факторов:

-     ликвидацией политической монополии на власть СЕПГ;

  • изменением роли остальных партий Демократиче­ского блока;
  • появлением новых группировок.

  Наиболее значительными из новых политических организаций стали «Но­вый форум», «Демократия сейчас», «Демократический про­рыв». За исключением «Демократического прорыва», который стал партией консерва­тивной ориентации, две другие груп­пировки, наряду с «Инициативой за мир и права человека», конституи­ровались на этом этапе в качестве движений непартийного харак­тера, объеди­нившись впоследствии в единый блок под названием Союз 90. В октябре 1989 г. появились и первые социал-демократиче­ские ор­ганизации, на основе которых была создана Соци­ал-демократическая партия в ГДР, позже переименованная в СДПГ.

Радикальная транс­формация в этот период происходит в теряющей своё влияние СЕПГ. Часть её руководства, группирующаяся вокруг новых партийных лидеров - Г. Гизи и Х. Мод­рова, встала на путь реформирования СЕПГ в Партию демократиче­ского социализма. К выборам в Народную палату ГДР 18 марта 1990 г. ПДС удалось отчасти преодолеть тот глубокий структурный кризис, который поставил её на грань политической гибели.

В целом же можно констатировать, что, несмотря на разнообра­зие поли­тических группировок в ГДР на рубеже 1989-1990 гг., расстановка сил в Западной Германии оказывала столь мощное воздейст­вие на их развитие, что там стала складываться партийная система, анало­гичная западно-германской. Это нашло выражение прежде всего в формировании двух основных полю­сов политического противостояния – ХДС и СДПГ. Симметричность двух партийных систем проявилась, кроме того, в создании «Зелёной партии» ГДР, а также в образовании Немецкого социального сою­за, ориентированного на баварский ХСС. Унификацию партий­ной системы ГДР, в соответствии с её западно-германским образцом, допол­нил и факт присоединения ДКПГ к восточно-германским демохристианам. Ассиметрию обеих систем в этот период создавали наиболее влиятельные восточно-герман­ские группировки левой ориентации - ПДС и Союз 90.

Третий параграф второй главы «Проблема объединения Германии и отношение к ней в контек­сте социально-демографической и партийно-электоральной структуры ГДР и ФРГ» затрагивает вопрос о политических установках, касающихся германского воссоединения, сторонников различных партий и демографических групп.

Процессы партийного взаимодействия в 1990 г. протекали под знаком объединения двух германских государств, поэтому эта тема и отношение к ней со стороны партий и их избирателей, явились главными факторами, определявшими изменения, происходившие в обще­германском политическом ландшафте.

В ФРГ опросы 1960-70-х гг. ясно показали, что сила националь­ного самосознания населения прямо пропорциональна воз­расту и степени интереса к политике. Чем моложе были опрашивае­мые, тем сдержаннее они соглашались с мнением, что германс­кий во­прос ещё не решен. Другой водораздел в отношении к германскому вопросу проходил ме­жду сторонниками правящих и оппозиционных партий. Так сторонники ХДС/ХСС и СвДП в середине 1980-х гг. в абсолют­ном большинстве считали национальный вопрос открытым, тогда как приверженцы СДПГ и «зелёных» придерживались другой точки зрения. Однако в целом, количество тех, кто считал, что положение об объединении, заложен­ное в Основной закон ФРГ, должно быть сохранено, оставалось довольно большим.

Что касается восточных немцев, то количество тех, кто не исключал объе­динения ГДР и ФРГ, а также число граждан с низким уровнем идентификации со своим государством во 2-й половине 1980-х гг. неуклонно росло, увеличива­ясь прямо пропорционально усилению кризисных явлений в общест­венно-политической жизни страны.

После падения берлинской стены, когда государственное объ­едине­ние Германии стало набирать темп, отношение к этому вопросу среди сторонников различных партий продолжало оставаться неоди­наковым. В ГДР наиболее ярко требования об объединении были выражены среди сторонников правых партий, хотя с течением вре­мени его противников почти не осталось и среди избирателей левой ориен­тации. В ФРГ же принципиальными противниками государственного объ­едине­ния в этот период были лишь «зелёные», которые оценивали этот процесс как нарушение суверенитета ГДР. Лишь после выборов в Народ­ную палату ГДР 18 марта 1990 г., когда оно стало неиз­бежностью, партия «зелёных» изменила свою позицию.

Третья глава работы «Партийная конкуренция в ходе государственного объединения Германии: функциональный аспект» исследует политическую борьбу партий в процессе германского объединения через призму выполнения ими своих основных функций.

В первом параграфе «Программная функция» анализируется партийная программатика, рассматриваемая в контексте грядущего объединения.

События в ГДР осени 1989 г. кардинально изменили политическую повестку дня в ФРГ, поставив во главу угла проблему объединения Германии. Актуальной задачей партий в этих условиях становилась выработка конкретной программы решения «германского вопроса», которая была бы наиболее адекватна складывающейся социально-политической и экономической ситуации. Правые формирования и их сторонники были более ориентированы на национально-государственное объединение двух германских государств, нежели левые. Если в официальных документах и выступлениях лидеров как ХДС, так и ХСС неизменно говорилось о единстве немецкой нации, то социал-демократы в середине 1980-х гг. говорили о бесплодности дискуссии об открытости германского вопроса.

Что касается других партий, то наиболее отчётливо требование о воссоединении Германии, звучало в программе «республиканцев», которые к концу 1980-х гг. переживали взлёт политической популярности. В противоположность этому, западно-германская Партия зелёных занимала в этом вопросе  откровенно «антинациональную» позицию.

Таким образом, правые политические партии ФРГ были более подготовлены в программном отношении к решению «германского воп­роса» в русле государственного объединения, что оказалось наиболее адекватно ситуации, когда национальное самосознание немцев по обе стороны границы было подвержено бурному росту. Однако до определённого момента эти программные ориентиры оставались лишь в потенции.

Первой конкретной программой действий, предложенной какой-либо из партий в новой ситуации, стали «десять пунктов» федерального канцлера. Обнародовав этот план, ХДС во главе с Г. Колем, перехватил инициативу у своих политических конкурентов как слева, так и справа. На правом фланге это имело своим следствием падение популярности республиканцев. Что касается главного конкурента ХДС, то СДПГ, казалось бы, лучше теоретически оснащённая в силу только что принятой, новой партийной программы, оказалась не готовой своевременно дать адекватную оценку событиям, происходящим не только в ГДР, но и процессам, развернувшимся во всей Восточной Европе.

В этих условиях часть руководства СДПГ, во главе с кандида­том в канцлеры О. Лафонтеном, сделала главный упор на использова­ние негативной стратегии по отношению к правительству, что в программном отношении выразилось в положениях, акцентирующих внимание на ошибках своих политических конкурентов. Основой его избирательной кампании стала кри­тика правящих партий в отношении финансирования гер­манского объединения и введения в действие договора о валютном, экономическом и социальном союзе.

Западно-германские ХДС и СДПГ составляли два основных полюса притяжения, как в ФРГ, так и в ГДР. Их программные стратегии в решении германского вопроса были главной осью, вокруг которой вращалась тематика других германских партий. В рамках этого альянса СвДП выступала с типичными либе­рально-экономическими требованиями, делая упор на минимальное государственное вмешательство в реконструкцию восточно-германских земель. Особым её условием было требование о превращении Восточ­ной Германии в зону с низким налогообложением, которое, ввиду складывающейся финансовой ситуации, было впоследствии снято. ХСС же, в лице своего председателя Т. Вайгеля, являвшегося одновре­менно министром финансов, был также активным участником создания экономической стратегии объединения Германии.

«Зелёные» были единственной значимой западно-германской организацией, ко­торая в течение определенного периода выступала принципиальной противницей национального объединения Германии. Исходя из своего понимания политики, они предполагали существование двух германс­ких государств в демилитаризованной, свободной от блоков Европе.

Программные установки восточно-германских объединений были ориентированы на аналогичные разработки родственных группировок из ФРГ. Подобно тому, как и там, водораздел в отноше­нии национально-государственного объединения Германии проходил между левыми и правыми партиями. Так ПДС и организации, входив­шие в Союз 90, дольше других отстаивали положение о государс­твенной самостоятельности ГДР, в основе которого лежали надежды на формирование нового национального самосознания восточных нем­цев. Восточно-германские социал-демократы, ориентируясь на родственную им партию в Западной Германии, увязывали национальное объединение с европейским процессом, одновременно оговаривая постепенность его осуществления. Как и их коллеги в ФРГ, СДПГ ГДР настаивала в начале на объединении согласно статье 146 Основного закона Федеративной республики. Правые группировки - ХДС и НСС - требовали скорейшего присоедине­ния ГДР к ФРГ в соответствии со статьей 23 западно-германской конституции.

* Речь идёт о  местном (the Party on the Ground), центральном (the Party in Central Office) и властном (the Party in Public Office) партийных уровнях.

Второй параграф «Функция артикуляции и агрегирования общественных интересов» раскрывает вопрос о том, насколько партиям  в ходе политического соперничества удалось отразить и синтезировать интересы своих адресных групп.

Государственное объединение означало в первую очередь кардинальное изменение судеб восточных немцев, не говоря уже о том, что это было связано с прекращением юридического существования ГДР. Западно-германские  же избиратели, в целом при­ветствуя объединение, не отводили ему роль самой важнейшей из всех проблем. В этой ситуации позиция О. Лафонтена, сделавшего упор на социально-экономические и финансовые издержки объединительно­го процесса, имела под собой определенные основания и отражала, в известной мере, настроения западно-германского электората. Однако его «антинациональный аффект», который снискал себе симпатии избирателей «зелёных», не находил отклика у национально наст­роенных избирателей как СДПГ, так и приверженцев других партий. Но несмотря на своеобразие своей позиции, кандидат в канцлеры от СДПГ следовал курсу, который в целом поддерживался партией. Главные темы О. Лафонтена - социальные аспекты объедине­ния, критика его чрезмерного темпа, вполне согласовывались с мнением СДПГ и её избирателей. Поэтому электорат СДПГ в старых федеральных землях, несмотря на её внутрипартийные разногласия, продолжал оставаться стабильным. В той же мере это можно было сказать и о сторонниках ХДС/ХСС. Христианский альянс, по мне­нию избирателей, были более компетентен в решении экономических проблем, вопросов борьбы с преступностью и т.д., то есть там, где его опыт оценивался всегда выше, чем политика СДПГ. После введения в действие договора о валютном союзе, правительственные партии стали считаться и более сведущими относительно проблем объ­единения Германии. Но сама тема объединения, как уже говорилось, не являлась для жителей Западной Германии настолько важ­ной, что могла бы обусловить значительную переориентацию избира­телей в пользу блока ХДС/ХСС.

Западно-германские «зелёные» были единственной организацией, ко­торая в течение долгого периода выступала против национально-государственного объединения Германии. В этом позиция партии существенно расходилась с требованиями её приверженцев. Почти четверть избирателей «зелёных» еще в ноябре 1989 г. одобрительно отнеслась к плану, предложенному Г. Колем. В начале 1990 г. уже абсолютное большинство их сторонников высказывалось в пользу объединения. В то же время, когда к лету 1990 г. партия изменила свою позицию в этом вопросе, треть её электората продолжала выступать принципиальной противницей объединения.

Если западно-германский электорат был социально детерминиро­ван и политические группировки программно представляли интересы своего традиционного электората, то в Восточной Германии ситуация была совершенно иной. В условиях, когда устойчивые связи между пар­тиями и избирателями отсутс­твовали, артикуляция интересов обусловливалась актуальными, на данный момент, вопросами, а также вариантами их решений, кото­рые предлагал тот или иной партийный кандидат. Без сомнения, что проблемой номер один для восточных немцев являлось объединение Германии. После того, как в ГДР в течение немногих месяцев сложилась партийная система во многом аналогичная западно-германской, ос­новными конкурирующими партиями здесь стали также СДПГ и ХДС. Ориентируясь на эти объединения, восточно-германский избиратель имел в виду стоящие за ними родственные организации Западной Германии, а также политику, проводимую их лидерами - Г. Колем и О. Лафонтеном. Взятый с самого начала федеральным канцлером курс на форсированное объединение Германии гораздо в большей степени совпадал с устремлениями восточно-германского электората, нежели та политика, которой следовал О. Лафонтен. Несмотря на то, что темп объединения, кото­рый диктовали правительственные партии ФРГ не находил абсолютной поддержки у населения ГДР, всё-таки главным здесь было наличие общественного консенсуса по поводу самого факта национально-государственного объединения, против чего выступал кандидат в канцлеры от СДПГ.

ПДС и Союз 90 дольше дру­гих настаивали на сохранении двух германских государств, в чём их позиция в начальный период была сходна с позицией «зелёных» ФРГ. Однако, отражая интересы определённой части избирателей, их точка зрения в значительной  мере расходилась с требованием о нацио­нальном объединении, звучавшем среди основной массы населения ГДР.

Таким образом, подводя итог рассмотрению этой партийной функции, можно резюмировать, что программные стратегии правых группировок в отношении германского объединения, а также их практическая реализация, в большей степени соответствова­ли настроениям избирателей.

В третьем параграфе «Функция мобилизации избирателей и членов политичес­ких партий» рассматривается способность партий в ходе объединительного процесса интегрировать свой членский и электоральный потенциал.

В ФРГ в рассматриваемый период правительственные и оппозиционные группировки особенно наглядно демонстрировали различную степень внутрипартийной мобилизации. В СДПГ отношение к проблеме объединения Германии вызвало размежевание в рядах её руководства, вылившееся в июне 1990 г. в острый внутренний кризис. Он отразился не только на популярности О. Лафонтена и его партии среди общей массы избирателей, но и вселил неуверенность в её электорат. Согласно опросам общественного мнения, проведенным в ФРГ, уже в июле 1990 г. среди сторонников оппозиции проявились пораженческие настроения. Если споры в СДПГ были обусловлены различными подхо­дами в выработке политических стратегий, то «зелёные» были охвачена внутренним кризисом, который в меньшей степени был порожден конкретной ситуацией 1990 г. Республиканцы, внушавшие так много опасений альянсу ХДС/ХСС, также были парализованы внутрипартийной борьбой. Сплочённость правительственных группировок ФРГ резко контрасти­ровала по отношению к разногласиям в рядах оппо­зиции. Накануне общегерманских выборов более 80 % сторонников ХДС/ХСС поддерживали Г. Коля в его германской политике, тогда как в рядах СДПГ лишь каждый второй одобрял в этом вопросе позицию О. Лафонтена.

В отличие от ФРГ, в ГДР основные политические оппоненты - ХДС и СДПГ - находились в соста­ве действующего кабинета министров. Если среди западно-германских социал-демократов раскол произошел в вопросе отношения к объедине­нию Германии, то размежевание в СДПГ ГДР проходило между сторон­никами и противниками вхождения партии в восточно-германское пра­вительство. Впоследствии, войдя в него, социал-демократы не сумели сформировать за время пребывания там свой собс­твенный профиль, что обусловило уменьшение партийных рядов. В противоположность СДПГ, восточно-германскому ХДС удалось еще с начала 1990 г. стабили­зировать свой состав. Элек­торат демохристиан  также оставался весьма устойчивым. Для либералов ГДР было характерно то, что они были предс­тавлены сразу тремя организационно самостоятельными партиями, разногласия между которыми не позволили им создать единую организацию вплоть до общегерманского объединительного съезда. Однако подобно ХДС, восточно-германские либералы продолжали сох­ранять значительный по численности состав.

Оппозиционные партии ГДР находились в состоянии структурного кризиса, хотя и обусловленного различными причина­ми. Внутри ПДС продолжалась борьба между платформой демократического социализма и менее влиятельной коммунистической платформой. Количество её членов в течение 1990 г. продолжало катастрофически сокращаться. Между группировками, образовавшими Союз 90, также существо­вали разногласия. Летом 1990 г. внутри объединения едва не произошел раскол ввиду различного отношения его членов к западно-германским «зелёным», которые занимали негативную позицию в вопросе объединения Германии. Численность его электората колебалась на уровне нескольких процентов.

Таким образом, в ГДР, в отличие от ФРГ, степень мобилизо­ванности и сплоченности партий и их избирателей не зависела от принадлежности к правительственному или оппозиционному лагерю, однако, как и в Западной Германии, восточно-германские правые группировки, за исключением НСС, превосходили в этом организации левого спект­ра.

Четвёртый параграф «Общегерманские выборы 2 декабря 1990 года» посвящён анализу итогов межпартийной конкуренции в процессе объединения Германии.

Первые общенациональные вы­боры подвели итог партийной борьбы в год германского объедине­ния, легитимно закрепив достижение государственного един­ства Германии. Возникшее в их результате соотношение политических сил на германской партийной арене сохранялось в течение первой половины 1990-х гг. Осо­бенно триумфальным избрание 12-го бундестага стало для ХДС и СвДП, которые значительно увеличили свой политический вес в объединённом государ­стве, а их лидеры – Г. Коль и Г.-Д. Геншер, снискали лавры националь­ных героев.

Характеризуя результаты выборов в ракурсе формирования общегерманской структуры партийно-электоральных связей, следует сделать вывод, что партийные ори­ентации восточно-германского населения в начале 1990-х гг. были гораздо меньше социально детерминированы, чем у жителей Западной Германии. И хотя политические партии воспринимались в глазах населения, как представляющие специфические групповые интересы уже в масштабе всей страны, очертания их избирательных пропорций, ввиду изменений, происходящих в социальной структуре Восточной Герма­нии, в этот период ещё не обрели своей законченной формы.

Заключительный параграф второй главы «Организационное объединение германских партий» рассматривает структурные аспекты формирования общегерманской партийной системы.

Рассматривая межпартийное объединение в организационном аспекте, следует констатировать, что общегерманская система явилась результатом слияния родственных (за исключением ПДС и левых формирований прежней ФРГ) восточных и западных группировок. Хотя процесс интеграции у различных партийных акторов имел свои особенности, ко­торые обуславливались соотношением сил, подлежавших слиянию формирований, всё же ввиду того, что западно-германские организации почти во всех отношениях доминировали над вос­точно-германскими, правильней было бы говорить о присоединении партий бывшей ГДР к родственным политическим образованиям ФРГ. Ожидаемого в процессе этого объединения программного прорыва со стороны восточно-германских группировок не последовало. Их влияние на создание общегерманского партийного профиля в рамках от­дельных организаций было незначительным. Исключение составило лишь образование партии Союз 90/Зелёные.

Четвёртая глава диссертации «Тенденции эволюции политических партий после государственного объединения Германии» содержит комплексный анализ развития основных партийных группировок в рамках единого государства.

Первый параграф «Христианско-демократический союз» рассматривает программные установки, партийно-электоральный состав, резуль­таты участия в выборах, а также статус и влияние в партийной системе одной из двух народных партий.

ХДС, сумевший извлечь максималь­ные политические дивиденды из объединения страны, вместе с ХСС продолжал доминировать на партийной сцене Германии в первой половине - середине 1990-х гг. Одним из факторов, способствовав­ших преобладанию в этот период демохристиан над их главным оппонен­том – СДПГ, явилось наличие значительной электоральной под­держки в новых федеральных землях. Вместе с тем задача внутреннего объединения Германии и груз социально-экономических проблем, накопив­шийся в стране, оказался не под силу правительственной коали­ции, ведомой ХДС. Следствием этого стало сокрушительное поражение в 1998 г., обнажившее внутренние проблемы христианских демокра­тов. Уход из большой политики Г. Коля предопределил последующую рота­цию партийного руководства, в результате которой партию возглавила А. Мер­кель, вышедшая из рядов восточно-германского ХДС. В это же время демохристиане утрачивают доминирующее положе­ние среди избирателей на территории экс-ГДР.

Характеризуя современное состояние партии, следует заключить, что в объединённой Германии ХДС продолжал оставаться перед лицом тех же проблем, которые имели место на рубеже 1980-х – 1990-х гг. В их числе старение электората и его сокращение в силу растущего атеизма населения, снижение численности партийных рядов. По своему социаль­ному облику христианские демократы являются организа­цией, представляющей интересы предпринимателей, служащих и чиновни­ков, при этом на востоке члены партии отличаются от своих запад­ных коллег превосходящим представительством рабочих и пенсионе­ров.

Несмотря на то, что в 2005 г. демохристианам удалось вернуть себе статус правящей и самой влиятельной партии (вместе с ХСС), итоги выборов в 16-й бундестаг стали свидетельством снижения их электо­ральной поддержки до уровня 1998 г. Ввиду этого ХДС вынуж­ден был разделить правительственную ответственность с СДПГ. Таким образом, ближайшие перспективы христианских демократов зависят от того, насколько успешными будут действия «большой коалиции», возглав­ляемой А. Меркель.

Во втором параграфе «Христианско-социальный союз» исследуется место и роль ХСС в партийной системе объединённой Германии.

Для Христианско-социального союза объединение Германии имело своим следствием уменьшение его политического веса не только потому, что границы деятельности партии были по-прежнему очер­чены территорией Баварии. Ликвидация германского раскола знамено­вала собой окончание прежней эпохи исторического развития, в которой значимость ХСС питалась во многом противостоянием двух обществен­ных систем.

История ХСС в единой Германии, как и ранее, нераз­рывно связана с биографией его старшего партнёра по альянсу, вме­сте с которым он синхронно переживал взлёты и падения политиче­ского влияния. В настоящее время приходится констатировать, что в силу уменьшения избирательной поддержки, которое испытывают народ­ные партии, и роста значимости третьих группировок, прежде всего, «зелёных» и Левой партии, Христианско-социальный союз превра­тился в аутсайдера германской партийной сцены.

Однако, несмотря на все перипетии, происходящие на партийной сцене ФРГ, позиции ХСС в Баварии остаются незыблемыми. Залог его политической стабильности коренится прежде всего в состоянии земельной экономики, которая на фоне остальных регионов выглядит весьма успешной даже во времена кризиса. Общенациональный же статус партии обусловлен не только вхождением в федеральное правительство, но и той ролью, которую она играет во взаимоотношениях со своим старшим партнёром по христианскому альянсу. Формулируя своё собственное видение в таких вопросах, как эмиграционная политика, европейская интеграция, уголовное законодательство, ХСС выступал в качестве самодостаточной политической силы, не опасаясь идти на обострение отношений с ХДС. Ввиду этого Христианско-социальный союз по-прежнему остаётся партией баварской принадлежности с общегерманским призванием.

Третий параграф «Свободная демократическая партия» посвящён новейшей истории германских либералов.

СвДП стала единственной из значимых партий, которая по ито­гам выборов 1990 г. смогла существенно увеличить своё политиче­ское влияние. Кроме того, в результате организационного слияния восточ­ных и западных либералов, она впервые встала на путь превраще­ния в массовую партию. Получив большие электоральные диви­денды в год ликвидации германского раскола, партия впоследствии стала втягиваться в полосу кризиса. Наряду с тем, что свободные демо­краты должны были делить с партнёрами по коалиции ответственность за социально-экономические последствия объединения Германии, в на­чале 1990-х гг. в их руководстве началась смена поколений. Пик кризиса пришёлся на 1998 г., когда правящая коалиция на выборах в 14-й бундестаг потерпела сокрушительное поражение, а либералы, полу­чив один из худших в своей истории результат, едва удержались у границы избирательного порога.

С середины 1990-х гг. господствующим направлением в СвДП стано­вится правоцентристкое, установки которого нашли воплощение в новой партийной программе (Висбаден, 1997 г.).

На рубеже столетий партия преодолевает кризисное состояние. Если на выборах в 15-й бундестаг либералы ещё оставались пятыми по числу по­лученных голосов, то в 2005 г. они вновь завоевали третье место на политической  сцене, что, однако, не позволило СвДП вернуться к власти.

Оценивая нынешнее положение СвДП в партийной системе Герма­нии, следует констатировать, что, если формирование в ней двух блоков в 1990-е гг. ликвидировало монополию либералов на выполнение функ­ции создания коалиционного большинства, которой они обладали в прежней ФРГ, то снижение влияния народных партий и, как следствие, возникновение пятипартийности в начале XXI столетия, лишило свобод­ных демократов гарантированного участия в осуществлении правительст­венной власти. Несмотря на то, что, как показал партийный кризис 1990-х гг., нижние пределы избирательной поддержки СвДП не опускаются ниже 5 %-ной отметки, длительный период пребывания либералов в оппозиции может подорвать основы их электоральной среды.

Четвёртый параграф «Социал-демократическая партия Германии» анализирует развитие и современное состояние СДПГ.

Политическая биография СДПГ в объединенной Германии распада­ется на три периода. Первый – с момента государственного объеди­нения по 1998 г., когда партия находилась в оппозиции; второй - с осени 1998 г. по осень 2005 г., когда социал-демократам дважды удава­лось приходить к власти в составе не имевшей ранее аналогов в германской истории «красно-зеленой» коалиции. После выборов в 16-й бундестаг партия начала отсчёт нового этапа своей политической биогра­фии, будучи участником реанимированной почти четыре десятиле­тия спустя «большой коалиции», ведомой, как и в 1966-1969 гг., канцлером от ХДС. С точки зрения конкуренции со своим основным соперником, а ныне правительственным партнёром – блоком ХДС/ХСС, СДПГ, в рассматриваемый отрезок времени достигла почти равного ба­ланса, отражением которого и стало формирование последнего каби­нета министров.

Одной из её задач в этом соперничестве являлось создание стабиль­ной электоральной базы в новых федеральных землях, с помощью кото­рой она могла бы устранить избирательный дисбаланс, сложившийся там в пользу христианского альянса в первой половине 1990-х гг. Хотя с 1998 г. СДПГ стала доминировать на территории бывшей ГДР, эта задача для неё вряд ли осталась решённой. Стабильно низкой оста­ётся и величина членского состава социал-демократов в Восточной Герма­нии.

Оценивая место СДПГ в системе идеологических координат, необхо­димо отметить, что за последнее десятилетие она эволюционировала с левого фланга политического спектра в сторону его центра. Однако, смеща­ясь в середину, социал-демократы подвергли себя риску наруше­ния баланса интересов между новым электоратом и своими традиционными сторонниками, укоренёнными в рабочей и профсо­юзной среде. Подтверждением этому служит то положение, в кото­ром оказалась партия после принятия законов Хартца и «Повестки 2010», оцененных её коренными избирателями как отход от основополагаю­щих принципов социал-демократической политики.

Итоги выборов 2005 г. позволили социал-демократам вновь ос­таться у власти. Но более значимой и важной, чем просто удержание вла­сти, является для СДПГ задача обеспечения долгосрочных политиче­ских перспектив, позволяющих партии сохранить высокую сте­пень общественной поддержки и на равных конкурировать со своими  соперниками в партийной системе.

В пятом параграфе «Союз 90/Зелёные» прослеживается эволюция партии «зелёных» в объединённой Германии, результатом которой стала превращение её в укоренённую политическую группировку.

«Зелёные» после четвертьвекового пребывания на политической арене ФРГ вошли в пору своей зрелости, переживая на фоне традицион­ных группировок период роста и стабилизации обществен­ного влияния. Внутрипартийные структурные реформы, программно-миро­воззренче­ские изменения, приобретение правительственного опыта, способство­вали превращению Союза 90/Зелёных в полноправного соуча­стника партий­ной сцены. Нынешняя фаза устойчивого развития «зелё­ных» обу­словлена, не в последнюю очередь, исчезновением тех внутрипартий­ных течений, которые определяли лицо организации в 1980-е гг.

Вместе с тем электорат политической группировки подвержен процес­сам старения, что позволяет говорить о том, что феномен «зелё­ных» гораздо больше связан с циклами генерационной активности, не­жели с ростом постматериалистического менталитета. Одним из подтвер­ждений этого служит слабая укоренённость партии на востоке, где её приверженцы не были затронуты социализационным эффектом западно-германской политики 1970-х – 80-х гг. Таким образом, будущее Союза 90/Зелёных, независимо от краткосроч­ных колебаний электоральной конъюнктуры, будет зависеть от того, насколько новые поколения граждан ФРГ будут усваивать специ­фику артикулируемой ими политики, и насколько она, в свою очередь, будет соразмерна практическому решению задач, стоящих перед герман­ским обществом.

Шестой параграф «Левая партия» эксплицирует процесс трансформации бывшей СЕПГ-ПДС, прошедшей путь от радикальной группировки к этаблированной левофланговой партии, занимающей устойчивую нишу в партийной системе ФРГ.

Пятнадцатилетняя история Левой партии в объединенной Герма­нии вместила в себя как её внутреннюю эволюцию, так и изменение отноше­ния к ней со стороны других акторов партийной системы. В настоя­щее время она превратилась во влиятельную парламентскую пар­тию, с которой вынуждены считаться все политические группировки. Хотя Левая партия остается мировоззренчески гетерогенной, с приня­тием новой программы принципов (2003 г.) в ней стало доминировать ре­форматорское крыло, что не даёт оснований по-прежнему характеризо­вать её как леворадикальную группировку, выступающую про­тив сложившихся в политической системе правил поведения.

Сотрудничество с партией Труд и социальная справедливость – Избирательная альтернатива (ИАТСС) качественно изменило ситуацию для Левой партии, которая до этого оставалась региональной восточно-германской организацией. В лице ИАТСС она, спустя 15 лет после объедине­ния Германии, нашла политически родственного партнёра, объеди­нив усилия с которым, ей удалось компенсировать дефицит электо­ральной поддержки в старых федеральных землях и встать на путь превращения в организацию общегерманского масштаба. 

Жизненно важным для Левой партии остаётся вопрос о ста­бильности собственной социальной среды, так как исполнение ориенти­рованных в будущее функций устойчивой парламентской группи­ровки, гарантированно преодолевающей избирательный барьер, может быть подорвано естественной убылью той части сторонников, которые сохранили восточно-германскую идентичность и были близки её предшественнице – СЕПГ. Таким образом, долгосрочные перспек­тивы партии будут зависеть от того, насколько успешной она окажется в роли агента политической социализации подрастающего поколения, как на востоке, так и на западе Германии.

В седьмом, заключительном параграфе «Партийная система Германии: современное состояние и перспективы развития» анализируется эволюция партийной сцены ФРГ, её современные констелляции и тренды.

Возникшая в результате объединения Германии и первых общегерман­ских выборов партийная система на парламентском уровне почти с точностью воспроизвела западно-германскую об­разца до 1983 г. Однако сложившееся после выборов 1990 г. соотно­шение политических сил было обусловлено во многом благо­даря особым условиям, в которых разворачивалась межпартийная борьба в год германского объединения. Уже выборы 1994 г., с возвраще­нием в бундестаг западных «зелёных», восстановили статус-кво парламентского представительства партийной системы ФРГ второй по­ловины восьмидесятых годов. Отличие общегерманской сис­темы партий от западно-германской, состояло в более увеличен­ной левой части, что было связано с присутствием ПДС.

Характеризуя партийную систему после объединения Германии, сле­дует констатировать, что если в 1990-х гг. она имела ярко выражен­ный двухблоковый характер, что было связано с измене­нием той роли, которую стали играть в ней «зелёные», лишившие либера­лов монополии на выполнение функции обеспечения правительст­венного большинства, то итоги досрочных парламентских выборов 2005 г. качественно изменили политическую расстановку сил. Падение влияния СДПГ и ХДС/ХСС и, как следствие, усиление третьих партий, главным образом, Левой, привело к фрагментации партийной сис­темы, которая, утратив прежний биполярный характер, обрела черты пя­типартийности.

Рассматривая же традиционные политические объединения в контексте обще­ственного развития ФРГ в целом, приходится констатировать, что их влияние и авторитет продолжают неуклонно снижаться. Наиболее на­глядными проявлениями этих отрицательных для партий тенденций явля­ется уменьшение их количественного состава, а также снижение участия граждан на выборах всех уровней. Оборотной стороной процесса уменьшения партийного базиса является их непри­ятие германской молодёжью и, как следствие, старение членского со­става и электората.

Указанные тенденции явились следствием и проявлением того, что в науч­ных и общественных кругах получило название «досады от партий». Вина за такое положение дел возлагается, главным образом, на народ­ные партии, чьи интеграционные способности в обществе продолжают снижаться. 

Содержательным аспектом падения авторитета и влияния партийных группировок явля­ется снижение эффективности проводимой ими политики, что в пе­риод эпохальных для Германии социально-экономических трансформа­ций обуславливает дефицит их легитимности. Вместе с тем необхо­димо отметить, что уменьшение эффективности деятельно­сти партий и, как следствие, падение их значимости, имеет объективные основа­ния, обусловленные рос­том комплексности современных постиндуст­ри­альных обществ, что создает сложности в принятии и реализа­ции решений различными по­литическими инстанциями.

Однако, несмотря на то, что общественное влияние партий как политиче­ского института снижается, они по-прежнему занимают проч­ные позиции на государственно-административном и парламентском уров­нях. При этом важным фактором устойчивости партийных формирований является нали­чие системы государственного финансирования, а также существова­ние в Германии политического класса, который имеет силь­ную укоренённость в них.

В Заключении обобщаются основные теоретические результаты, полученные в диссертации, суммируются ключевые положения исследования.

По теме диссертации опубликованы следующие работы, общим объёмом 36, 7 п. л.:

I. Монографии

1. Спасский, Е.Н. Германские политические партии в процессе и после объединения Германии: монография / Е.Н. Спасский. - Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, Владивосток: Изд-во ДВГУ, 2006. – 168 с.

2. Спасский, Е.Н. Политические партии западных стран: теория и современное состояние (монография) / Е.Н. Спасский. - Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2008. – 168 с.

II. Статьи. Тезисы.

1. Спасский, Е.Н. Структура немецкого партийного электората в процессе объединения Германии / Е.Н. Спасский // Вестник СПбГУ. Сер. философ. и соц. - полит. науки. - СПб, 1993. - Деп. в ИНИОН РАН 30.06.93, № 48248. -  31 с.

2. Спасский, Е.Н. «Зелёные» в спектре политических партий / Е.Н. Спасский // Вестник СПбГУ. – СПб: Изд-во СПбГУ, 1993. - Серия 6, Вып. 2. - С. 110 -112.

3. Спасский, Е.Н. Партийная идентификация российского электората и перспективы многопартийности в России / Е.Н. Спасский // Тезисы докладов семинара-совещания 39-й научно-практической конференции учёных транспортных вузов / Под ред. С.М. Гончарука. – Хабаровск: Изд-во ДВГАПС, 1995. - С. 90-92.

4. Спасский, Е.Н. Избирательные системы и политические партии / Е.Н. Спасский // Материалы краевой научно-практической конференции «Демократия и выборы: генезис, состояние и проблемы». – Хабаровск: Изд-во ДВАГС, 1995. - С. 38-42.

5. Спасский, Е.Н., Корчевина, Л.В. Циклы политической мобилизации и их влияние на политическую социализацию избирателей / Е.Н. Спасский // Материалы краевой научно-практической конференции «Демократия и выборы: генезис, состояние и проблемы». – Хабаровск: Изд-во ДВАГС, 1995. - С. 42-44.

6. Спасский, Е.Н. Типология политических партий в трудах германских учёных XX века / Е.Н. Спасский // Повышение эффективности работы ж/д транспорта Сибири и Дальнего Востока. Ч. 2. Тезисы докладов XXXX Всероссийской научно-практической конференции / Под ред. С.М. Гончарука. - Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 1997. - С. 67-69.

7. Спасский, Е.Н. Проблемы изучения политических партий в трудах германских социологов в XX в. / Е.Н. Спасский // Технология социального взаимодействия. Межвузовский сборник научных трудов / Под ред. Б.В. Смирнова. - Хабаровск, ДВГУПС, 1999. - С. 115-118.

8. Спасский, Е.Н. Политические партии / Е.Н. Спасский // Основы политологии: Учебное пособие / Под ред. Б.В. Смирнова. - Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 1999. – С. 63-68.

9. Спасский, Е.Н. Понятие политической партии: правовой и политологический аспекты / Е.Н. Спасский // Актуальные проблемы права: Сб. науч. тр. / Под ред. И.М. Филяниной. - Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2001. - С. 29-34.

10. Спасский, Е.Н. Христианские партии ФРГ на рубеже столетий / Е.Н. Спасский // Религиоведение. - Благовещенск, Москва: Изд-во АмГУ, 2006. - № 3. – С. 129-142.

11. Спасский, Е.Н. Общегерманские выборы 2 декабря 1990 года / Е.Н. Спасский // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2006. - № 1. –  С. 111-116.

12. Спасский, Е.Н. Германские политические партии в процессе объединения Германии: функциональный анализ / Е.Н. Спасский // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2006. - № 2. –  С. 99-108.

13. Спасский, Е.Н. Левая партия в партийной системе ФРГ: от изоляции к укоренённости / Е.Н. Спасский // Политэкс. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2006. – Том 2. № 1. – С. 118-139.

14. Спасский, Е.Н. Утраченная стабильность: Свободно-демократическая партия после объединения Германии / Е.Н. Спасский // Политэкс. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2006. – Том 2. № 2. – С. 43-57.

15. Спасский, Е.Н. СДПГ после объединения Германии: от оппозиции к «большой коалиции» / Е.Н. Спасский // Политэкс. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2006. – Том 2. № 3. – С. 64-79.

16. Спасский, Е.Н. Утраченные надежды: Партия республиканцев после объединения Германии / Е.Н. Спасский // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2006. - № 3. –  С. 106-109.

17. Спасский, Е.Н. Политические партии ФРГ: современное состояние и тенденции общественного влияния / Е.Н. Спасский // Вестник СПбГУ. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2006. - Серия 6, Вып. 3. - С. 74-78.

18. Спасский, Е.Н. От «антипартийности» к партийному традиционализму: политическая эволюция «зелёных» в объединённой Германии / Е.Н. Спасский // Политэкс. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2006. – Том 2. № 4. – С. 82-96.

19. Спасский, Е.Н. Партийная система Германии и основные тенденции её развития на современном этапе Е.Н. Спасский // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2007. - № 3. –  С. 61-67.

20. Спасский, Е.Н. Политические партии Запада и их исследование в западной политологической традиции / Е.Н. Спасский // Политэкс. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2008. – Том 4. № 1. – С. 161-181.

21. Спасский, Е.Н. Трансформация политических партий и их типологическая концептуализация: опыт западной партологии / Е.Н. Спасский // Полития. – М., 2008. - № 2.– С. 103-113.

22. Спасский, Е.Н. Понятие политической партии: эволюция основных научных трактовок / Е.Н. Спасский // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – Р. н/Д.: Изд-во РГУ, 2008. - № 4. – С. 41-45.

23. Спасский, Е.Н. Политические партии Запада: кризис или перемены? / Е.Н. Спасский // Вестник СПбГУ. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2008. - Серия 6, Вып. 4.

 

 

 

 

 

 

  






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.