WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Российская внешнеполитическая стратегия в контексте реализации концепции Новый Север

Автореферат докторской диссертации по политике

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

 

На правах рукописи

 

 

МАРКУШИНА Наталья Юрьевна

 

РОССИЙСКАЯ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ В КОНТЕКСТЕ РЕАЛИЗАЦИИ

КОНЦЕПЦИИ «НОВЫЙ СЕВЕР»

 

Специальность 23.00.04 – политические проблемы

международных отношений, глобального и регионального развития

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

 

 

 

Санкт-Петербург

2012

Работа выполнена на кафедре мировой политики факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета.

Научный консультант                       Заслуженный деятель науки Российской

Федерации, доктор исторических наук,

профессор Ватаняр Саидович ЯГЬЯ     

Официальные оппоненты:                 доктор политических наук, профессор 

Вера Алексеевна АЧКАСОВА

(заведующая кафедрой социально-

политических наук Санкт-

Петербургского государственного

университета телекоммуникаций им.

М. А. Бонч-Бруевича)

доктор политических наук,     

профессор Ирина Александровна

БАТАНИНА (декан гуманитарного

факультета Тульского     

государственного университета)

доктор философских наук, профессор

Юрий Васильевич КОСОВ (декан

факультета международных отношений

Северо-Западного института

Российской академии народного

хозяйства и государственной службы

при Президенте РФ)

Ведущая организация                          Московский государственный институт

международных отношений

(университет) Министерства

иностранных дел Российской

Федерации (МГИМО) 

Защита диссертации состоится «      » ___________ 2012 г. в _____часов на заседании Диссертационного Совета Д 212.232.65 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 193060, Санкт-Петербург, ул. Смольного, д. 1/3, подъезд № 8, ауд. 124..

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. А.М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7/9 

Автореферат разослан «      » ____________ 2012 г.

Ученый секретарь

Диссертационного Совета

кандидат исторических наук, доцент                                                      Д.И. Портнягин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Начало XXI века ознаменовалось рядом фундаментальных изменений в системе международных отношений. В основе трансформаций современного мироустройства без сомнения лежит объективный и одновременно противоречивый процесс глобализации. В то же время наряду с глобальными процессами одним из самых заметных явлений современности стал подъём регионализации. В этой связи, новое значение приобретает анализ комплекса региональных вопросов, в числе которых важное место занимает проблема безопасности как всего мирового сообщества в целом, так и отдельных регионов.

Российская Федерация является одним из важных действующих игроков на мировой политической арене. Чтобы сохранить этот статус в дальнейшем – в условиях складывающегося нового мирового порядка – России необходимо успешно интегрироваться в мировое сообщество. Российская Федерация демонстрирует на международной арене собственные национальные интересы, амбиции, подходы, инициативы, многовекторность внешней политики, отказ от идеологической конфронтационности в международных делах. В поисках своего места в глобализирующемся мире Российское государство идет по пути расширения своего участия в международных организациях, создания новых межгосударственных объединений, коалиций, интенсификации двух- и многосторонних отношений с зарубежьем, а также углубляя процесс вовлечённости субъектов (регионов) федерации в международное сотрудничество.

Среди приоритетных направлений внешнеполитической деятельности России в последнее время можно с уверенностью говорить о важности северного вектора политики. Об этом свидетельствуют и проводимый обмен мнений по тематике регионального сотрудничества на Севере МИД России и Министерствами Иностранных Дел стран Северной Европы, энергетическое сотрудничество (Балтийская трубопроводная система (БТС), газопровод «Северный поток» (Nord Stream)), экологическое сотрудничество, торговое и научно-техническое сотрудничество с региональными международными организациями, повышенное внимание к Арктической проблематике. Таких примеров становиться все больше, в том числе ратификация российско-норвежского Договора о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане . Следует отметить и близкое соседство России и Северной Европы, а также тот факт, что значительная часть пространства страны геополитически трактуются как северная территория. Поэтому не случаен и рост интереса России к североевропейскому региону, который ещё несколько лет назад находился на периферии европейской и мировой политики. Политика США и Канады, демонстрирующих свою заинтересованность в европейском Севере, только усиливают это внимание. Неслучайно, председатель правительства В.В. Путин (на тот момент президент РФ) подчеркнул в своей речи 28 апреля 2004 года в Салехарде необходимость обсуждать вопросы «формирования государственной политики в районах Севера, политики, которая должна быть адекватна современным условиям развития нашей страны и в то же время должна учитывать особое для страны геополитическое, хозяйственное и оборонное значение северных территорий» .

На сегодняшний день, Россия уже сделала ряд шагов на пути к демократии и равноправному партнёрству в системе международных отношений. По размерам своей территории, населения, экономического, научно-технического, политического и военно-стратегического потенциала Россия как великая держава вполне обосновано претендует на одну из ведущих ролей в качестве участника многополярного мира, принимая равноправное участие в решении вопросов, затрагивающих её национальные интересы и интересы международной безопасности. Для Российской Федерации жизненно необходима стратегия, с одной стороны, опирающаяся на действенную программу экономического развития и сохранения территориальной целостности страны, а с другой, - на реалистическую внешнюю политику, обеспечивающую более благоприятные условия интеграции России в мировое сообщество и глобальный рынок. Можно утверждать, что Российская Федерация связана сложной системой взаимозависимостей между международным и внутригосударственным регионализмом. Все это не могло не отразиться на формировании северного вектора российской политики. На пути реализации российских стратегических целей на Севере и в Арктике следует учитывать роль стран Северной Европы, которые могут стать нашими надежными союзниками, что является наиболее оптимистичным сценарием развития северного сотрудничества. Пессимистический сценарий возможен, если Россия окажется перед дверьми закрытого клуба североевропейских стран. В данном случае Российская Федерация станет более уязвимой в вопросах взаимодействия, как с международными институтами (НАТО, ЕС), так и с государствами (США, Канадой, Китаем).   

Концепция «Нового Севера» была представлена исландским президентом Олафуром Гримссоном в 2003 году на Шестой Генеральной ассамблее Северного форума, как стратегия Северных стран в мировой политике, включающей в себя ключевые вопросы северной политики.

Следует отметить, что концепция не является закреплённой политической инициативой. Тем не менее, она первая по сути западная концепция, представляющая идею развития Севера Европы, приемлемая для Российской Федерации. Усиление страны в мировой арене, диктует необходимость с одной стороны использовать весь свой потенциал, с другой стороны обратить внимание на перспективы, открывающиеся в мире. Для России это означает возможность заявить о себе как Северной державе, так и сказать весомое слово в значимых для российской политики вопросах – от климатических изменений до Арктики. В связи с этим автор предлагает своё видение концепции «Новый Север».  

Концепция включает в себя такую проблематику, как региональное сотрудничество, мягкую безопасность, работу северных правительственных и неправительственных организаций, совместные программы (в частности «Северного Измерения»). Идеи, положенные в основу концепции «Нового Севера», связаны, в первую очередь, с переменами, происходящими на геополитической карте Европы в последнее десятилетие (в Арктическом, Североевропейском и Балтийском регионах). Эти геополитические изменения существенно меняют место России и её субъектов на политической и экономической карте Северной Европы. Открываются новые перспективы для регионального и межрегионального сотрудничества.

Обеспечение национальной и приграничной безопасности стран Северной Европы и Балтии вследствие изменения геополитической ситуации в регионе, прогрессирующее ухудшение экологической ситуации, негативные изменения климата, неудовлетворительный уровень ядерной безопасности, а также экологически безопасное освоение природных ресурсов Севера Европы – все это требовало высокой степени институциональной координации и оперативных решений со стороны стран региона. Поэтому, именно анализ современной роли Российской Федерации в Северном регионе, понимание концепции «Нового Севере», активно обсуждаемой политиками северных стран - должны помочь России в формировании политики страны в северном направлении. Все это говорит о несомненной актуальности темы.

Следует отметить, что географические рамки концепции, предложенные Гримссоном, в трактовке Севера шире, чем современные геополитические представления о европейском севере и фактически совпадают с новым понятием Арктический регион (с участием США, Канады и Районов Крайнего Севера России). Но автор в своем видении внешнеполитической северной стратегии России, предлагает ограничить географические рамки участников концепции до «традиционных» северных стран (Дании, Норвегии, Исландии, Швеции, Финляндии), государств Балтии и Северо-Запада России.

Это объясняется следующим:

1. Новый Север Гримссона не является однородным и устоявшимся регионом. Зачастую страны демонстрирую разные интересы, в частности по вопросам Арктики. Следует также отметить, что у большинства стран, заинтересованных в регионе, в будущем политическом устройстве Арктики   не всегда отводится главная роль России. Отсюда вытекает необходимость для Российской Федерации зафиксировать свои позиции на Севере за счет четкой реалистической концепции.

2. Центральная роль в авторской концепции отводится внешним связям Северо-Западного Федерального Округа. Через активное продвижение СЗФО, Россия сможет укрепить свои позиции на Севере Европы, активизировать своё участие в совместных проектах и инициативах, требующих большей гибкости и региональной маневренности. СЗФО имеет ярко выраженную специфику и конкурентные преимущества в составе субъектов Российской Федерации, учет которых необходим для усиления страны на международной арене в целом. Подобная роль будет утрачена в Арктическом регионе.

3. В российской науке имеются условия приемлемости для концепции «Новый Север». Так существует географическая трактовка «Новая Северная Европа», с включением  Северо-Запада России. Представляется возможным говорить об авторской трактовке  «Нового Севера», как об эволюции предыдущих разработок. В концепции предлагаются пути для равноправного партнёрства. Автор не считает, что статус периферии Европы может устраивать Россию на данном этапе его развития.

Объектом исследования диссертации являются процессы глобальной регионализации.

Предмет исследования работы - механизмы институциализации северного вектора внешнеполитической стратегии Российской Федерации.

В качестве научной гипотезы выдвигается положение о том, что авторская концепция «Новый Север» может стать теоретической основой

внешнеполитической стратегии РФ в глобальном северном регионе.

Цель исследования состоит в разработке концепции «Новый Север» в контексте внешнеполитической стратегии Российской Федерации.

Для достижения поставленной цели, требуется решение следующих научных задач:

  • Обосновать теоретические подходы к концептуальным положениям регионального институционализма.
  • Определить особенности внешнеполитических задач РФ в северном международном регионе.
  • Провести комплексный анализ основных внешнеполитических концепций стран Севера Европы.
  • Дать оценку «Северному измерения» как политическому продукту стратегии интегративного развития северного региона Европы
  • Разработать концепцию «Новый Север» как механизм реализации северной стратегии РФ

Основные результаты исследования и их научная новизна :

В процессе реализации основной цели и связанных с ней научно-исследовательских задач в диссертации были получены следующие, имеющие научную новизну, результаты:

  • В научный оборот вводится новая терминология. Понятие «Северная безопасность», которым определяется система североевропейской безопасности, основанная на разумном балансе мягкой и жесткой форм, с превалированием умной безопасности. Понятие «Региональный Институционализм» даёт способ выявить ранее не определяемые возможности институционального развития субъектов Федерации. Под этим термином понимаются институты, выстраиваемые государством, к категории которых относят систему взаимодействия центр-регион, специализированное региональное законодательство, а также религиозные, политические и социально-экономические подходы, формируемые спецификой определённого географического пространства, являющегося регионом (субъектом) РФ.
  • Впервые в отечественной литературе даётся комплексная типологизация концептуальных позиций североевропейских государств. В том числе, речь идет об эволюции подходов к северной политике в контексте непрерывного объективно обусловленного процесса политического функционирования государств на региональной арене.
  • Разработана авторская концепция «Новый Север», которую предлагается использовать как механизм реализации северного сегмента внешнеполитической стратегии Российской Федерации. В отличие от появляющихся в последнее время европейских идей, направленных на внутреннюю интеграцию Европейского Севера («Объединенная федерация Северных стран», «Стратегия ЕС для региона Балтийского моря» и т.д.), авторская концепция дает геополитическое представление о Новом Севере как об «открытом регионе» для России. В концепции предлагается две плоскости сотрудничества – межгосударственная и межрегиональная, реализация которого осуществляется на трех уровнях взаимодействия – международные организации, государства, регионы. Роль Северо-Западного Федерального Округа состоит использовать преимущества, которые им дает статус акторов международного сотрудничества. Роль Российской Федерации – в создании условий и поощрение установления внешних связей регионов в «Новом Севере». Эта система мер государственной внешней политики, опирающаяся на долгосрочные приоритеты, цели и задачи региональной политики и должна стать основой стратегии Российской Федерации в рамках концепции «Новый Север».
  • Исследован широкий круг документов международного и национального уровня, посвященных осуществлению внешних связей Северо-Западного Федерального округа РФ, а также трансформации проекта Северное Измерение, многие из которых впервые представлены в отечественной научной литературе.

Теоретическая и методологическая основа диссертации.

Теоретико-методологическую основу данного исследования составили основные положения диалектической теории познания о всеобщей связи, взаимодействии и взаимообусловленности явлений. В работе использовался общетеоретический и общеметодологический потенциал науки о международных отношениях и мировой политики. В теоретическую базу работы входят труды российских и зарубежных исследователей.

Методологической основой исследования являются комплексный и системный подходы к разработке внешнеполитической концепции РФ в рамках концепции «Новый Север». Также системный подход был важен при определении основных приоритетных направлений сотрудничества в странах Северной Европы.

Следует отметить значение институционального метода для характеристики Северного Измерения, международных организаций и концепции «Регионального Институционализма». Использован также ряд политологических и социологических методов: сравнительно-качественный анализ, компаративный анализ, анализ принятия решений, методы геополитического анализа и политического моделирования, давшие возможность всесторонне раскрыть внутреннюю логику формирования и развития деятельности государств в рамках региона «Новый Север». Структурно-функциональный подход был использован для объяснения нового содержания понятия «Север» в современных условиях глобализации и регионализации мира. Сравнительно-качественный анализ был необходим при рассмотрении основных подходов к исследованию проблем Севера в современном мире, а также выявлении особенностей вопросов сотрудничества на севере Европы.

            В качестве важного метода исследования был использован комплексный подход к изучению темы с юридической, исторической, экономической и политической точек зрения. Применение этой методологии позволяет раскрыть в полном объёме внутреннюю логику, характер формирования российской внешней и внутренней политики в регионе «Новый Север». Показывает этот процесс в динамике и тесной увязке с происходящими на международной арене фундаментальными переменами, продемонстрирует основные достижения и проблемы для создания внешнеполитической стратегии в обозначенном регионе. 

Необходимо подчеркнуть важность обращения к методологии многофакторного равновесия, которая позволяет проводить анализ динамики и преемственности межгосударственных отношений в широких исторических рамках, поскольку невозможно увидеть политическую концепцию вне контекста развития. Этот подход не только дает возможность рассматривать в комплексной взаимосвязи политические и экономические проблемы, проблемы безопасности, но и задает этой взаимосвязи новые измерения, такие как возможность учета фактора социо-политических и геополитических особенностей при анализе региона «Новый Север», а также другие факторы развития, которые не могут быть проанализированы в рамках существующих подходов. Предлагаемая методология делает возможным пронаблюдать взаимную динамику различных факторов в исторической ретроспективе, увязав прошлое и настоящее. Методика создает единую структуру для анализа прошлых и нынешних ситуаций и позволяет посмотреть на возможное будущее  соотношение факторов, соотнеся их с нормативными установками, имеющие конкретные политические последствия.       

Степень научной разработанности проблемы. Цель и задачи исследования потребовали привлечь широкий круг источников и материалов. Изучение научной литературы, материалов конференций, текущих публикаций прессы и данных официальных органов власти, позволяют утверждать, что в прямой постановке вопросы всестороннего анализа «Российской внешнеполитической стратегии в контексте реализации концепции «Новый Север» не рассматривались. Нет специальных работ, в которых глубоко и основательно освещались бы заявленные проблемы.

Следует еще раз отметить отсутствие специальной монографии на исследуемую тему, в которой бы основательно и комплексно рассматривалась проблема. Вместе с тем необходимо отметить, что отдельные аспекты, составляющие содержание сути этого процесса, рассматривались как отечественными, так и зарубежными учёными и политиками. Имеющийся исследовательский материал по изучаемой проблематике можно условно разделить на три группы.

Первую группу составляют работы, в которых изучаются процессы, связанные с анализом отдельных аспектов Северного региона, включая оценку внешних связей РФ. Диссертант считает необходимым указать на целый ряд исследований, вышедших в последние годы в России, которые представляются серьезными вехами в осмыслении процессов, происходящих на Севере Европы. Это в первую очередь работы исследователей Санкт-Петербургского Государственного Университета Ягьи В.С. , Худолея К.К. , Конышева В. , Сергунина А , Лагутиной М.Л. и Харлампьевой Н.К.

Нельзя не отметить работы московских исследователей, представителей Московского государственного института международных отношений (Университет) МИД РФ – Лебедевой М.М. , Торкунова А.В, Наринского М.М., Мальгина А.В., Чевишникова А.Л. , Исаева М.А., Чеканского А.Н., Шишкина В.Н , Воронкова Л. С.

Следует также указать на ряд интересных исследований, посвященных концептуальным идеям. Концепция «Новой Северной Европы» представлены в  исследовании «Северная Европа регион нового развития» под редакцией Дерябина Ю.С., Антюшиной Н.М.

Геополитический анализ региона присутствует в исследовании Карри Моттолы , представившего новый взгляд на регион Северная Европа, включающий регионы Российской Федерации. В труде профессора Эсско Антолы «Настоящее Европейского Союза на Севере» оценивается роль и влияние ЕС в регионе. Новаторские идеи Северной Федерации представлены в работе шведского профессора Гуннара Ветербурга «Объединенная Северная Федерация» . Также следует отметить нашумевшую работу профессора Лоуренса Смита «Новый Север. Мир в 2050 году». В ней речь идет о новой геополитической концепции мирового устройства, согласно которым лидерство будет закреплено за странами «Новый Север».

Вторая группа трудов посвящена мирополитическим аспектам Севера, включая вопросы безопасности. За последние годы опубликован ряд работ российских и западных учёных: Сергунина А.А. , Ланко Д.А. ,  Горного М.Б. , Макарычева А. С. , Джозефа Ная мл. , Крохна А. , Бузан Б., Вевер О.

Третья группа составляют исследования, посвящённые Северному Измерению. Среди них следует обратить внимание на анализ Северного Измерения в работах Воронова К. «Северное Измерение»: затянувшийся дебют» и Устинова Н. «Северное измерение Европы и России с достаточно критической оценкой проекта, и т.д. Также можно выделить труды Белобородовой И.Н., Кондратьевой Н. Б. , Шлямина В. А. и др.

С нашей точки зрения, наиболее комплексными исследованиями, посвященными вопросам севера являются работы Юрия Дерябина, Чрезвычайного и Полномочного Посла РФ, Руководителя Центра Северной Европы Института Европы РАН .

В работе были использованы труды иностранных специалистов по этой теме - Аалто П. , Блэкисруд Х., Леннона Э. и ванн Элсувэжа П. , Хенриксона М. Хэйнинен Л., Йоенниеми П. , Хауккала Х . и др.

Таким образом, изучение многообразия трудов, существующих по проблематике, как государств Северной Европы, так и Северного Измерения, позволяет констатировать, что научной литературы, в которой бы обосновывалась концепция «Новый Север» как механизма реализации северного сегмента внешнеполитической стратегии РФ, не существует, что, безусловно, является основанием для исследований в этой области.

Эмпирической основой диссертации послужили документы, которые также можно условно разделить на три группы.

Первую группу составляют документы Российской Федерации, представленные Конституцией Российской Федерации, Федеративным договором, уставами, договорами субъектов Российской Федерации, источники внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности Северо-Западного Федерального Округа, документы Министерства Иностранных Дел. Они позволяют проследить трансформацию статуса регионов как административно-территориальных образований на статус государственных образований – членов Федерации, которые в настоящее время с нормативно-правовой точки зрения являются самостоятельными участниками международных и внешнеэкономических связей

Вторую группу - международные договоры государств Северной Европы, документы Европейской Комиссии ЕС и международных региональных организаций Северной Европы. Документы этой группы дают возможность дать оценку институциональной составляющей Концепции.

Третью группу – Первый и Второй Планы Действия Северного Измерения, Политическая декларация и Рамочный документ по политике Северного измерения, доклады о ходе осуществления планов, доклады Европейской комиссии по Северному Измерению, материалы МИД стран Северной Европы, документы Партнёрств Северного Измерения. Эти источники позволили проанализировать эффективность политики Северного Измерения на современном этапе.

Особую значимость предоставляют информация и документы, полученные диссертантом в Президентской библиотеке администрации главы государства, в Управлении делами Президента Российской Федерации, в Законодательном Собрании Санкт-Петербурга, в Аппарате полномочного представителя Президента Российской Федерации в Северо-Западном федеральном округе, в Миссии Российской Федерации при Европейской Комиссии, в Европейской Комиссии Европейского Союза, в Бельгийско-Люксембургской Торговой Палате для России и Беларуси, в Институте Северного Измерения.

Основные положения, выносимые на защиту. Основные инновационные позиции нашли отражение в следующих положениях:

  • Основой внешнеполитической стратегии РФ в контексте реализации концепции «Новый Север» является представление о «Новом Севере» как интегративной политике «Северные страны + Россия». 
  • Форпостом российской политики на Севере является Северо-Западный Федеральный Округ Российской Федерации. Его внешнеполитическому потенциалу отводится особая роль. Все элементы Концепции «Новый Север» построены вокруг центрального ядра, которым является Северо-Западный Федеральный Округ.
  • Вопросы безопасности в рамках региона «Новый Север» должны рассматриваться через призму понятия «Северная безопасность», базирующуюся на уникальном соприсутствии вопросов мягкой безопасности с вопросами  «жесткой безопасности».
  • Для создания механизма реализации северного сегмента  внешнеполитической стратегии Российской Федерации, концепцией «Новый Север» вводится новая структура, где взаимопересекаются горизонтальные и вертикальные векторы взаимодействия.
  •  Продуктом реализации Концепции станут совместные инициативы. На данном этапе примером успешной реализации Концепции является программа Северное Измерение.        

Научно-практическая значимость исследования

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы для дальнейших научных разработок в сфере изучения внешней политики России и участия в ней субъектов Российской Федерации. Выводы исследования могут представлять интерес для внешнеполитических структур государственной службы федерального и регионального уровней, Европейскому Департаменту Министра Иностранных Дел РФ, Минрегиону РФ, Аппарату полномочного представителя Президента Российской Федерации в Северо-Западном федеральном округе. Диссертация может послужить аналитическим материалом для структур ЕС и государств Северной Европы. Материалы могут быть полезны для работы международного Института Северного Измерения, созданного при участии факультета Международных отношений СПбГУ.

Концептуальные идеи, содержащиеся в совокупности диссертации, составляют новое направление в исследовании мировой политики в условиях её глобализации и регионализации. Диссертация может быть применена при разработке лекций и специальных курсов по магистерской программе «Исследование Балтийских и Северных стран», в том числе курсов по международным организациям, геополитике и спецкурсов по Роли России в концепции «Нового Севера».

Апробация и публикация материалов исследования.

1. Материалы исследования были апробированы при исполнении Гранта Президента Российской Федерации для поддержки молодых ученых – кандидатов наук (Конкурс – МК-2009) «Роль России в концепции “Нового Севера”» (МК-3683.2009.6. Область знаний: 6, Общественные и гуманитарные науки). А также благодаря участию в научных исследованиях «Исследование роли региональной компоненты в формировании внешней политики российского государств» (Тематический план НИР 2007-2008), «Разработка концепции мультирегионального федерализма (на примере Российской Федерации)» (Тематический план НИР 2008-2010), грант РГНФ «Роль и место России в формировании арктической политики» (Номер проекта 10-03-00464, сроки выполнения проекта в соответствии с исходной заявкой 2010-2012) а также во время грантовой стажировки в Католическом Университете Лёвена (Бельгия)

2. Основные положения диссертации были представлены в 2009 году на Конференции «Внешние связи Северо-Запада РФ и проблемы трансграничного сотрудничества в условиях мирового экономического кризиса». В 2010 – на VI Конвенте РАМИ «Россия и мир после мирового кризиса: новые вызовы, новые возможности», на Конгрессе «VIII World Congress 2010, Stockholm 26-31 july 2010», конференции «10Th Fuelling the Future assessing Russia'sRole in Eurasia's Energy complex».

3. Опубликовано 30 работы по проблематике исследования: из них четыре монографии (две в соавторстве) общим объёмом 24, 15 п.л. и двадцать семь статьей в журналах и материалов конференций общим объёмом 11, 55 п.л..

4. Материалы диссертации легли в основу курса лекций «Российская политика в отношении региона Нового Севера» магистерской программы «Исследование Балтийских и Северных стран».

Объем и структура работы. Материалы диссертации изложены на 407 страницах машинописного текста. Работа состоит из введения, обзора литературы, результатов собственных исследований, изложенных в 5 главах (11 параграфах) выводов, списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В Введении обосновывается актуальность темы диссертации, характеризуется степень разработанности проблемы и документальная база исследования, определяется объект и предмет исследования, формируется его цель и решаемые задачи, излагаются исходные теоретико-методологические позиции автора, раскрывается научная новизна и практическая значимость работы, приводятся основные положения, выносимые на защиту, кратко характеризуется апробация результатов исследования и структура диссертации.

Глава 1. Теоретические подходы к разработке концептуальных положений регионального институционализма» – включает в себя два параграфа, в которой раскрывается принципиально новая для российской науки концепцию Регионального Институционализма, тем самым выявляется роль северо-западного федерального округа в российской внешнеполитической стратегии в контексте реализации концепции «Новый Север». 

В первом параграфе «Разработка понятийного аппарата» предлагается основной понятийный аппарат концепции Региональный Институционализм. В параграфе предполагается, что именно разработка теории «Региональный Институционализм» должна стать основой для концепции регионального строительства и создание модели реализации международной политики в формате «Центр-регионы». Следует отметить, что основой происходящих в современном мире изменений без сомнения является объективный, но вместе с тем противоречивый процесс глобализации. Международная система в начале нового тысячелетия приобретает новую форму – глобальную форму, а вместе с тем и новое содержание. Соответственно, для ее описания и анализа нужны новые определения и новые понятия. Ученые расходятся в позициях относительно определения глобализации и регионализации, поэтому для исследования в параграфе дается общее определение этих процессов. Следует также отметить, что регионализм в наши дни развивается как современная версия многополярности.

Автор в исследовании использует две трактовки понятия регион:

  • Международный регион, который включает в себя ограниченное количество государств, объединенных географической и исторической связью, а также определенной степенью взаимозависимости .
  • Политико-правовое определение (административно-территориальное). Под регионом понимают административно-тер­риториальные образования, субъект Федерации. 

Эти две интерпретации понятия регион необходимы для того, чтобы выстроить представление о формирующемся международном регионе «Новый Север» и о роли административно-территориальных регионов Северо-Западного Федерального Округа.

Под Региональным Институционализмом понимаются институты, выстраиваемые государством, под категорию которых относят - систему взаимодействия центра-региона, специализированное региональное законодательство,  геополитический код региона, а также религиозные, политические и социально-экономические подходы, формируемые спецификой определённого географического пространства, являющегося регионом (субъектом) Российской Федерации.

Во втором параграфе «Сравнительный анализ теоретических обоснований регионализации как концепта мировой политики» В качестве еще одного важного аспекта, обсуждаемого в контексте современного понятия регионализма, можно выделить то, что данное явление является международным феноменом, затрагивающим как менее, так и более развитые страны, а также, в некоторых случаях, объединяющих представителей обоих в одной и той же организации. Различные теоретические школы с разных сторон рассматривают сущность понятия региона и значение региона в современных международных отношениях.

Систематизация ключевых моментов указанных подходов к понятию «регион» даёт следующее определение: регион – это относительно неоднородная территориально ограниченная общность, которая, наряду с набором целостнообразующих внутренних характеристик (политических, экономических, культурных, географических и др.), обладает внешним признанием ее роли и места на международном уровне прежде всего в плане экономической самостоятельности.В целом в науке под регионом понимается часть территории, обладающей общностью природных, социально-экономических, национально-культурных и иных условий. Однако при этом каждая научная дисциплина отдает приоритет тому или иному регионообразующему фактору. Поэтому под «регионом» в этих дисциплинах подразумеваются подчас различные объекты.

На основе теоретического анализа автор предлагает следующие категории для анализа региона:

  1. социальная идентичность,
  2. единая цепочка хозяйственных и промышленных элементов;
  3. наличие общих ценностей, основанных на религии и культуре;

политическое единомыслие.

Глава 2. Особенности внешнеполитических задач РФ в северном международном регионе – включает в себя два параграфа - анализ формирования политики Российской Федерации в области внешних связей регионов, а также оценку деятельности международных региональных организаций.

В первом параграфе «Влияние федералистских принципов государственного устройства РФ на формирование внешнеполитической активности Северо-Западного Федерального Округа» особая роль в современной северной политике отводиться сотрудничеству североевропейских государств и международных организаций с регионами Российской федерации и в частности с Северо-Западным округом, который объединяет 11 субъектов Российской Федерации. Мощный социально-экономический потенциал и возможности для развития внешнеэкономической и международной деятельности позволяют ему занимать лидирующие позиции среди регионов Российской Федерации. Можно констатировать наряду с традиционной межгосударственной формой построения международных отношений формирование и укрепление нового самостоятельного и относительно независимого направления международного общения на уровне составных частей суверенного государства со своими специфическими чертами, задачами и проблемами. Наиболее оптимальной формой ответа на поставленные в конце двадцатого века вопросы развития внешних связей регионов может послужить сбалансированный и проконтролированный допуск составных частей федерации к самостоятельному осуществлению международных связей по вопросам, отнесённым к юрисдикции субъектов в законодательном порядке, в сочетании с консультативно-координирующими функциями и общей главенствующей позицией федерального центра в сфере внешней политики. И можно с уверенностью сказать, что Российская Федерация сделала уже свои первые шаги в этом направлении.

В настоящее время исследователями предлагаются для изучения два основных подхода к периодизации истории государственной политики в области внешних связей. Одна схема периодизации состоит из трёх этапов . Первый  - это 1991-1994 годы, когда контроль центра практически отсутствовал, а законодательные акты носили общий характер. На втором этапе (1995 - 1998 годы) власти (центр) пытались не только усилить контроль за международной деятельностью регионов, но  и разработать соответствующее законодательство. И, наконец, третий этап начинается с 1998 года и продолжается по сей день. Основной его тенденцией является усиление вертикали власти. 

Вторая схема периодизации в значительной мере было связана с внутриполитическими процессами и кадровыми перестановками, обусловленными не только парламентскими, но, в первую очередь, и президентскими выборами. И соответственно имеет два этапа, связанные с правлениями президентов Б.Н. Ельцина и В.В. Путина (период правления Д.А. Медведева, начавшийся в 2008 г. и не выявивший изменения курса страны, начатого во время президентства В.В. Путина. )

Но и в той и в другой периодизации на всем протяжении 90-х – начало XXI в.в. можно выделить общую тенденцию, идущую от большей свободы регионов к усилению контроля центра за деятельностью исполнительной и законодательной власти в субъектах Федерации .

Всё это следует учитывать при определении понятия региональной компоненты в формировании стратегии внешней политики российского государства.

Второй параграф «Анализ сетевой структуры участия РФ в Северных региональных организациях» посвящен ряду важных факторов, способствовавших формированию особой системы Институтов в Северной Европы. Следует отметить и особые условия, при которых складывалась сеть международных организаций на Севере. Это, прежде всего, военный нейтралитет Швеции, партнерские отношения между СССР и Финляндией, часто неконфронтационная позиция Норвегии и Дании в рамках НАТО, а также неприсоединение Норвегии к структурам «объединенной Европы». На смену «жесткого» противопоставления двух военных блоков времен «холодной войны» в конце 1980х - начале 1990х годов начали возрождаться старые концепции регионального сотрудничества  и появляться новые модели экономических, политических, культурных и социальных обменов, построенных с большим удельным весом правительственных и неправительственных организаций, занимающихся проблемами экологии, этнических меньшинств, прав человека, профессионального сотрудничества.

В Северной Европе и Балтии самая развитая система региональных организаций. Первая попытка самостоятельного форума на Севере Европы уже была предпринята в 1952 году, когда был учрежден Северный Совет. Для решения основных проблем Северной Европы, комитеты Северного Совета поддерживают контакты и обмениваются информацией с ЮНЕСКО, ВТО и ЮНИСЕФ . На сессии Северного Совета приглашается Парламентская Ассамблея ОБСЕ. Именно Северный Совет является инициатором и центром сети сотрудничества по трём северным направлениям: балтийскому, арктическому и баренцеву. Северный Совет в 1993 г. провел конференцию парламентариев Арктического региона, результатом которой стало образование в 1994 г. Постоянного комитета парламентариев Арктического региона. Комитет установил связи с Арктическим Советом (правительственная организация государств данного региона), каждые два года проводит свою конференцию .

В дополнение к деятельности Совета Баренцева/Евроарктического региона Северный Совет в 1999 г. провел первую Конференцию парламентариев Баренцева региона, явившуюся началом парламентского сотрудничества в регионе Баренцева моря.  В 1971 году был организован Совет Министров Северных стран (СМСС), который является межправительственным органом сотрудничества 5 северных стран - Дании, Исландии, Норвегии, Финляндии и Швеции . 5-6 марта 1992 года в Копенгагене была основана межправительственная организация Совет государств Балтийского моря .  Подобная интеграционная политика, несомненно, придает Северной модели свою специфику. Не стоит забывать, что она базируется как на понимании Северной безопасности, так и на так называемом «Северном сотрудничестве» (специфической формой социально-экономических, политических, научных, культурных и иных взаимосвязей между ними) .

Если говорить о сотрудничестве регионов Российской Федерации, то к категории межправительственных международных организаций с участием субъектов Северо-Западного федерального округа относятся Совет государств Балтийского моря, Совет Баренцев/Евроарктического региона, Арктический Совет, а также старейший Совет министров Северных стран, которые  известны под общим название «четыре Совета» . К категории неправительственных международных организаций относится только Северный Форум (созданный в 1991 году). Несомненно, своеобразие сотрудничеству России в Северных региональных организациях придает тот факт, что Россия не является членом ни Европейского Союза, ни Организации Североатлантического договора.  Для Российской Федерации, также необходимо учитывать становление институтов региональных международных организаций, с конкретными краткосрочными и долгосрочными проектами в качестве «своеобразной предпосылкой, этапом, предшествующим глобализации» . И если Россия рассчитывает занимать лидирующие позиции в мировой политике, ей следует закрепиться и на региональном уровне.

Глава 3. Комплексный анализ основных внешнеполитических концепций стран Севера Европы – состоит из двух параграфов и посвящен комплексной типологизации концептуальных позиций западных государств Севера Европы. В том числе речь идет об эволюции подходов к северной политике в контексте непрерывного объективно обусловленного процесса политического функционирования государств на региональной арене.

В первом параграфе «Ретроспективный анализ развития идеи «Севера как региона». Идеи «открытого» и «закрытого региона»» анализируется роль Российской Федерации в сотрудничестве и взаимодействии с северными государствами Европы на фоне трансформации геополитических идей, понятий и концепции, которые произошли на Европейском Севере.

Одним из составляющих успеха в северном векторе российской политики оказалась трансформация концептуальных идей политики Северной Европы. Пропуском в достаточно закрытый Северный регион для России стало появление концептуального понятия «Новый Север Европы». Это был отход от геополитической концепции, согласно которой странами Северной Европы считались пять стран – Норвегия, Швеция, Финляндия, Дания и Исландия. Хотя, строго говоря, на Скандинавском полуострове находятся только две страны – Норвегия и Швеция, но в геополитическом отношении к Скандинавскому региону относятся также Финляндия, Дания и Исландия. Объясняется это сходством природных условий, образа жизни, языка, общностью исторической судьбы.

Изменения геополитического пространства можно было назвать быстрым ответом на вызовы и угрозы современных реалий, появившихся после распада СССР. Следует отметить и стратегический интерес Северных стран к расширению своей сферы влияния на страны Балтии.

Речь идет об изменении сильной политической традиции, согласно которой регион Северной Европы внутренне был скреплён ощущением общей идентичности. До сих пор на повестке дня стоит вопрос, от которого зависит, будут ли реализованы интересы и планы России на севере. Это дилемма - пойдут ли традиционные Северные страны на создание единой конфедерации северных стран или будут представлены полностью независимыми национальными государствами, не связанные между собою особыми условиями? 

Истоки подобных сомнений заложены в исторической традиции, которая по сей день оказывает влияние на появление ряда идей, посвященных союзу государств. В 1397-1523 годах пять северных стран входили в состав Кальмарской унии, под эгидой Дании.

В 1952 году Дания, Исландия, Норвегия и Швеция образовали Северный совет, который достаточно тесно на институциональной основе сплотил пять стран (Финляндия также присоединилась к Северному совету), определив три вектора политики – Балтийское, Арктическое и Баренцево.

Таким образом, Кальмарская Уния и Северный Совет оказали влияние на формирование политических, экономических и социо-культурных аспектов сотрудничества с дальнесрочными перспективами. Все это не могло не повлиять на формирование концепции «Северного Единства» и «Северной общности». Общие интересы, культура, экономика и современные средства коммуникации по-прежнему связывали Север Европы прочнее, чем когда бы то ни было. Всё более тесное сближение предоставляет новые шансы, однако, ведёт и к новым вопросам в различных областях. Складывается понятие «Североевропейская модель» характеризующая внутренний уклад государств Северной Европы и их стремление к модели Всеобщего благосостояния. Можно было также утверждать, что постепенно формируется принцип лояльной взаимозависимости стран, основанный на демократических принципах.

В послевоенный период формируется концепция «Северного Сотрудничества». 23 марта 1962 года было подписано Хельсинское Соглашение о Сотрудничестве между Данией, Финляндией, Исландией, Норвегией и Швецией.

Все это демонстрировало то, что страны понимают свою геополитическую взаимозависимость, несмотря на разные векторы внешней политики. Вскоре в Скандинавских странах возникла теория так называемого «северного баланса», некоего военно-политического равновесия в данной части Европы. Эта концепция прекрасно иллюстрировала геополитическую ситуацию в регионе. Сторонники этой концепции утверждали, что членство Норвегии, Дании и Исландии в НАТО «уравновешивается» нейтралитетом Швеции и политикой особых договорных отношений Финляндии с Советским Союзом.

В середине 1990-х годов произошла трансформация концепции Северного регионализма в более модернизированную концепцию регионального строительства. Однако следует говорить и о существовании «закрытых» идей, в которых традиционная «северная пятёрка» в качестве альтернативного пути для себя выбирает интеграцию без участия России. В своей книге «Объединенная федерация Северных стран» профессор Гуннар Веттербергпредлагает возродить «Кальмарскую унию» Северных стран. Он говорит, о том, что Союз государств должен быть построен по модели Швейцарии с общей политикой по вопросам внешней политики, безопасности и экономики .

24 апреля 2003 года  Президент Исландии Олафур Рагнар Гримссон чётко сформулировал представление о «Новом Севере», которое можно трансформировать в полезную для российской внешней политики концепцию «Новый Север». Необходимо отметить, что при условии доработки российскими специалистами Концепцию будет отличать высокая степень реализма для претворения её в жизнь. Не удивительно, что на её почве рождаются новые идеи, правда, не носящие столь практический характер.

В нашумевшей работе профессора Лоуренса Смита «Новый Север. Мир в 2050 году» говорится о том, что в новых геополитических концепциях мировое лидерство будет закреплено за странами «Новый Север», который будет представлен Соединёнными Штатами, Канадой, Исландией, Гренландией (Данией), Норвегией, Швецией, Финляндией и Россией. Смит предлагает новый «Северный Rim» (Northern Rim или NORC countries (NORCs))

Следует отметить, что концепция Гримссона «Новый Север» фиксирует ключевые вопросы северной политики. С точки зрения «открытого региона» «Северная Европа + Россия», именно она на данный момент завершает трансформацию концепций, на которых основывается политика Североевропейских стран, а также переход от «закрытой» североевропейской интеграции к более открытому для участия России геополитическому пространству.

Во втором параграфе «Становление понятия «Северная безопасность» анализ уровней безопасности позволяет более гибко подойти к пониманию феномена Северной безопасности. Поэтому автор, вводя в оборот термин «Северная безопасность» обращает внимание, на уникальную систему, сформировавшуюся на Севере. Основу ее составляют две принципиальные схемы:

  1. На главном месте стоит «человеческая безопасность» или «личная безопасность», когда согласно профессору Конышеву В.Н. «на место национально-государственного интереса как высшей цели политики ставится безопасность индивидуума» .
  2. Важным определяющим фактором - является критерий защиты северного сообщества «против человеческого воздействия».

Не вызывает сомнения, что и та и другая схема в большей степени базируется на принципах «мягкой безопасности».

Окончание противостояния между Востоком и Западом, поставил перед европейскими государствами вопрос определения национальных интересов, которые осложнились противоречивым характером взаимоотношений большинства европейских стран, а также стремлением США доминировать в обновленном политическом пространстве Европы. Однако анализ собственного потенциала в последнее время и несовпадение с позицией по вопросам безопасности с США, привели Североевропейские страны к поискам собственного пути

Если говорить о России, то, несмотря на многие положительные факторы, возникшие за последнее время, для нее на Севере продолжают сохраняться элементы нестабильности и неопределенности, в частности в вопросах экологической и энергетической безопасности. Север Европы представляет для Российской Федерации стратегически важную зону с точки зрения обеспечения национальной безопасности страны. Но и Россия, которая остаётся в списке «поставщиков» угроз (от военной до экологической), представляет интерес для европейского севера.  Для России и ее Северо-Западных регионов главным ориентиром для разрешения вопросов безопасности остаются поиски мер укрепления доверия, безопасности и стабильности в Балтийском, Баренцевом и Арктическом регионах.

Говоря о Северной безопасности, следует особо отметить превращение Северных стран в сильное действующее лицо на международной арене. Конечно Северная Европа, не обладает военной мощью, как Соединенные Штаты Америки, тем не менее, имеет богатый экономический, торговый потенциал и возможности в области валютной политики, чтобы выступать в одной и той же весовой категории в вопросах Северной безопасности. Таким образом, анализируя вопросы Северной безопасности можно отметить:

  1. Аспекты взаимоотношений в рамках концепции «Новый Север» уже сегодня показывают северным партнерам правильный путь для развития отношений. Честное партнерство, основанное на взаимном уважении – это именно то, чего ждут стороны от сотрудничества в Арктическом, Баренцевом и Балтийском направлении.
  2. Ценностные ориентиры стран Северной Европы базируются на вопросах «мягкой безопасности» и заботе о человеческой личности. Политика строится на поисках общего понимания вопросов сохранения экологии, культуры, поддержки здравоохранения. Инструментами подобного взаимодействия может стать сотрудничество в рамках региональных организаций, а также Равноправное партнёрство Северного Измерения 
  3. Вопросы «жесткой» безопасности сохраняют свою актуальность на Севере. Это проявляется в рамках сотрудничества с Организацией Североатлантического договора. Благодаря длительному партнёрскому участию Исландии, Норвегии и Дании в НАТО, эти страны проявляют стремление получить гарантии безопасности в первую очередь от НАТО. Наблюдается постепенный отход от традиционного нейтралитета Финляндии и Швеции. Это объясняется набирающей мощью ЕС и его политики безопасности, а также усилением влияния ЕС на страны Северной Европы.

В главе 4 «Северное измерение» как политический продукт стратегии интегративного развития северного региона Европы анализируется базовая инициатива «Северное Измерение», своеобразное инициативное ядро элементов концепции, результат их активного взаимодействия. Она состоит из трёх параграфов.

В первом параграфе «Мирополитический аспект проекта «Северное Измерение» речь идёт о формировании идеи и политики Северного Измерения от государственной к политики международной организации. Следует учитывать тот факт, что при неблагоприятном сценарии складывания для России ситуации в регионе «Новый Север» (вариант «закрытого региона» для РФ), возможен план минимум, при котором Равноправное партнёрство Северное Измерение может рассматриваться не только как ядро концепции «Новый Север», но как альтернатива самой концепции во внешнеполитической стратегии России.

Главной целью Северного Измерения было определено достижение стабильности, позитивной взаимозависимости и безопасности  в Балтийском, Североевропейском и Арктическом регионах посредством развития регионального сотрудничества. Трансформация российской политики по отношению к «Северному Измерению» во многом связана с изменениями, происходившими с самим проектом. Следует выделить несколько уровней, на которых шло концептуальное формирование идей Северного Измерения. Первыми, очевидно, шли попытки представить идею на государственном уровне. После вступления Финляндии в 1995 году в Европейский Союз, финская правящая элита, попыталась представить идею Измерения, как одну из граней Северной политики.

Вторым этапом стал переход идеи на уровень международной организации. Осенью 1997 года правительство Финляндии во главе с Пааво Липпоненом  первым выдвинуло концепцию Северного Измерения  ЕС на конференции в Рованиеми (Финляндия) . Главные звенья идеи состояли в развитии сотрудничества ЕС с Россией с акцентом на её Северо-Западные регионы, а также с государствами Балтии и Польшей.  Так Северное Измерение стало проектом Европейского Союза, которой хоть и опирался на привычный для Севера набор вопросов «мягкой безопасности», но исходил из своих собственных интересов. Конечно, это был большой прорыв для участия регионов России во внешнеполитической деятельности. Особую роль следует, конечно, отвести Северо-Западному округу, который объединяет 11 субъектов Российской Федерации.

Во втором параграфе «Структурные особенности проекта «Северное Измерение» анализируются становление и эволюция основных документов Северного Измерения.

На современном этапе своего существования Северное Измерение легко укладывается в концепцию «Нового Севера», поскольку изначально основой Северного Измерения должно было стать сотрудничество ЕС и России. Речь шла о сотрудничестве с Северо-Западными регионами РФ, с Польшей, Эстонией, Латвией, Литвой. Инициатива Северного Измерения стала проектом ЕС в декабре 1997 года.

Северное Измерение во многих отношениях можно рассматривать как инициативу, получившую конкретную реализацию в Плане действий на период с 2000 по 2003 год и ставшую составным элементом политики ЕС. Первый и второй план действия не оправдал себя в глазах Российской Федерации, не- смотря на то, что на повестке дня появились вопросы Калининграда и Арктики, стратегически важные для Российской безопасности. Хотя в Ежегодном докладе о ходе выполнения плана 2006 года, речь шла об  успешном завершении осуществления Второго Плана действий, ситуация требовала перемен. 24 ноября 2006 года в Хельсинки были подписаны Политическая декларация и Рамочный документ по политике Северного измерения.

В обновленной концепции «Северного измерения» именно рамочному документу суждено было заменить очередной План действий. Документ вступил в силу 1 января 2007 года . Третий и последний уровень на сегодняшний день предполагает равноправное сотрудничество между тремя государствами Россией, Норвегией и Исландией и международной организацией Европейским Союзом. Конечно, ведущая роль, по-прежнему, возлагается на российские регионы. Но нельзя списывать и государство, которое надеется с помощью Северного Измерения заполнить пустоту четырех общих пространств (так называемых «дорожных карт»), подписанных 10 мая 2005 года в Москве между Россией и ЕС.

В третьем параграфе «Проектная идея «Равноправное партнёрство»» даётся оценка современному состоянию Северного Измерения. «Северное измерение» вписывается в более широкие рамки партнерских отношений между Россией и ЕС, затрагивая и северный вектор политики. При этом упор делается на согласовании практических предложений по приоритетным проектам и строгом контроле над их реализацией. В число приоритетов попадает: экономика, торговля и инвестиции, бизнес-взаимодействие, энергетика, транспорт, связь, наука, образование, социальное обеспечение и здравоохранение, защита окружающей среды и ядерная безопасность, контакты между людьми. Таким образом, «Северное измерение» становится инструментом четырех общих пространств. Ведь именно в этой политике хорошо известны все затрагиваемые области и на протяжении достаточно долгого времени в рамках «Северное Измерение» по этим направлениям реализовались и реализуются по данный момент экономические, экологические, и многие другие проекты. Механизмы политики «Северного измерения» могут использоваться для реализации четырех «дорожных карт».

«Новая» стратегия Северного Измерения в продолжение «старой» делает особый акцент на развитие Северо-Западной России. Именно в географическом регионе Северного Измерения собираются апробировать идеи и проекты четырех общих пространств России и ЕС. По прежнему на первом месте стоят  программы Северного Измерения «Партнерство Северного Измерения по природопользованию» (Northern Dimension Environmental Partnership) и «Партнерство Северного Измерения по развитию социальной сферы и здравоохранения» (Northern Dimension Partnership in Health and Social Well-Being).  Особенной строкой в проекте стоят вопросы транспорта и энергетики, которые пытаются реализовать с переменным успехом. Равноправное партнерство, как новый этап политики Северного Измерения, среди своих приоритетов называет Калининградскую область, Арктику, а также Балтийское и Баренцево моря.

Арктика занимает отдельное место в Северном Измерении. Речь, конечно, идет о сотрудничестве с восемью арктическими странами (Исландией, Королевством Дании (с. Гренландией), Королевством Норвегии, Королевством Швеции, Канадой, Российской Федерации, Соединенными Штатами Америки). А так как Швеция и Дания входят в ЕС, а Норвегия и Исландия связаны с ним партнёрскими отношениями, то становление арктической политики ЕС обусловлено развитием внешней политики стран Северной Европы, а также дальнейшим пополнением «Северного измерения» арктическими инициативами.

Следует также отметить, что Северное Измерение наиболее перспективное направление в сотрудничестве России и ЕС - и в вопросах безопасности и в ценностных ориентирах и региональном сотрудничестве.

Будущее Северного Измерения во многом будет определяться характером деятельности Российской Федерации в Концепции «Новый Север». Несмотря на складывающиеся тенденции централизации государственной власти, следует отметить, что регионализация в контексте активного участия  регионов Северо-Западного округа во внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности государства является необходимым условием развития успешного регионального сотрудничества между Северо-Западным регионом Российской Федерации и ЕС . Политика Северной Европы больше апеллирует именно к Северо-Западному Региону (в составе Российской Федерации) и направлена на развитие сотрудничества с регионами, в том числе и по вопросам безопасности.

Таким образом, будущее  концепции и политики Северной Европы в отношении РФ будет определяться характером реализации взаимных интересов между ЕС и Россией (а таковые на данный момент имеются), характером участия регионов Северо-Западного федерального округа в определении и осуществлении Северного Измерения ЕС, наличием эффективных административных, законодательных и экономических институтов, соответствующим критериям регионального сотрудничества ЕС, со стороны России, а также достаточной привлекательностью Северо-Западного региона для внешних инвестиций. В контексте функциональной структуры Северное Измерение ЕС представляет систему взаимосвязанных региональных и государственных инициатив, осуществляемых при содействии административных и финансовых инструментов ЕС, а также различных региональных организаций, функционирующих независимо от ЕС. Оперативная структура Северного Измерения ЕС представляет систему взаимосвязанных программ регионального сотрудничества в тех направлениях, добавочная ценность которых наиболее велика в отношении ЕС.

Можно в определенной степени утверждать, что Российская Федерация, а именно Северо-Западный регион с прилегающими к нему акваториями Баренцева, Белого, Карского и Балтийского морей, станет приоритетным направлением ЕС и североевропейских государств. Будущее «Северного Измерения» в отношении Российской Федерации будет во многом определяться характером реализации взаимных интересов между ЕС и Россией, участием регионов Северо-Западного федерального округа в определении и осуществлении Северного Измерения ЕС, наличием эффективных административных, законодательных и экономических институтов, соответствующих критериям регионального сотрудничества ЕС, со стороны России, а также достаточной привлекательностью Северо-Западного региона для внешних инвестиций.

Таким образом, подводя итог сотрудничеству России и Северной Европы  на региональном уровне, можно констатировать один важный факт. На современном этапе уже невозможно представить как международные отношения России без североевропейского участия, так и развитие международной деятельности регионов не ориентированное на континент. В непростой международной ситуации именно внешние связи регионов должны стать тем цементом, который создаст прочную основу для партнёрских отношений России и ЕС и «Северное Изменение» несомненно, является необходим для этого инструментом.

В пятой главе «Концепция «Новый Север» как механизм реализации северной стратегии РФ» предлагается разработанная автором концепция «Новый Север». Глава состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Концептуальная аргументация механизма построения стратегии РФ» объясняется необходимость разработки стратегии Российской Федерации в рамках формирования политики России на Севере. Следует отметить, что существующие стратегические разработки направлены на Арктику и территории арктической зоны России. Стратегия РФ для сотрудничества со странами региона «Новый Север» в России отсутствует.

Разработка стратегии важна для повышения конкурентоспособности России и её субъектов Федерации в мире, а также для обоснования принципов построения единого социально-политического пространства «Новый Север». Следует осознавать, что проводником интересов России на Севере в первую очередь является регионы Северо-Западного Федерального округа РФ.

Стратегия призвана определить контуры Северного вектора внешней политики России на основе:

  1. Анализа концептуальной составляющей региона Северная Европа с учетом положения и роли России в новом региональном порядке.
  2. Определение целей, задач, и механизмов формирования политики России (в том числе и внешних связей регионов) и уникального выстроенного на трех уровнях (международные организации, государства и регионы) сотрудничества в регионе «Новый Север» (в том числе и в рамках проекта Северное Измерение)
  3. Разработка концепции «Новый Север», предназначенной для достижения интересов Российской Федерации.  

По мнению автора, Российская стратегия будет включать принципы, на основе которых могут приниматься политические решения, призванные обеспечить интересы страны в Северном регионе:

  1. Принцип приоритета формирования северной политики – правила и ценности, по которым устанавливаются отношения и процедуры внутри региона.
  2. Принцип многофакторности инструментов развития – оценка внешней среды, состоящий из трех уровней – международные организации, государства, регионы.
  3. Принцип трансформации институтов – планирования достижения промежуточных желаемых состояний с построением траекторий их достижения.
  4. Принцип системности – формирования взаимосвязанных институтов и структурообразующих элементов, обеспечивающих развитие региона.
  5. Принцип комплиментарности – координация интересов различных уровней акторов «Нового Севера»
  6. Принцип комплексности – обеспечение взаимодействия связей между составляющими пространства «Новый Север»
  7. Принцип измеримости – оценка эффективности деятельности России в рамках «Нового Севера». 

Во втором параграфе «Основные положения концепции» речь идёт об основных элементах и факторах формирующих Концепцию. Автор для успеха северного вектора внешнеполитической Стратегии Российской Федерации предлагает концепцию «Новый Север», направленную на реализацию интересов Российской Федерации в северном векторе внешней политики страны.                                                                                  

Этапы формирования концепции:

1. Первым этапом было установление цели Концепции. Концепция «Нового Севера» – это система, включающая элементы политического процесса, в данном случае  - взаимодействия России со своими Северными соседями. Таким образом, целью является формирование механизмов для реализации северного сегмента внешнеполитической стратегии России для осуществления равноправного партнёрства..

2. Вторым этапом стал анализ и характеристика объекта. В разработке Концепции «Новый Север» в рамках стратегии Российской Федерации ключевыми критериями являются следующие факты:

Во-первых, после распада Советского Союза все чаще происходит идентификация России как северной державы. Геополитически, это связанно и с национальными интересами в Арктике и с сотрудничеством на Севере Европы. Важно отметить, что географически Север в широком смысле охватывает две трети территории Российской Федерации - «При удельном весе населения в «8% он даёт 28% промышленного производства и 60% российского экспорта. Российский Север богат ресурсами - от 70 до 90% запасов нефти, газа, апатитов, бокситов, никеля, свинца, золота, алмазов и т.д., в том числе и лесные богатства». Поэтому, если рассматривать в контексте мировой интеграции Север Европы, то урегулирование вопросов безопасности в первую очередь касается и вопросов добрососедских отношений Дании, Норвегии, Исландии, Швеции и Финляндии с Россией.

Во-вторых, особая роль отводиться внешнеполитическому потенциалу Северо-Западного Федерального округа Российской Федерации, который объединяет 11 субъектов Российской Федерации. Особенности геополитического положения, лидирующие позиции среди российских регионов позволяют Северо-Западному округу устанавливать активные связи с соседями. Важным фактом, является и включение западными и российскими исследователями Северо-Запада России наряду с традиционными странами (Дании, Норвегии, Исландии, Швеции и Финляндии) в геополитическое понятие «Новой Северной Европы».   

В третьих, именно на Севере целенаправленно формируются региональный центр экономического, политического и культурно-цивилизационного характера. Если следовать определению петербургского профессора Зеленевой И.В. - «Формирование концепций идентичности становится для этих региональных центров важнейшей задачей, решение которой немыслимо без комплексного учета факторов внутрирегиональных и международных политических процессов на региональном и межрегиональном уровнях». . Такой концепцией на сегодняшний день, несомненно, является идея «Нового Севера». Важным фактором необходимо назвать и то, что в рамках северного сотрудничества для российских регионов центральными ценностными ориентирами становиться всевозрастающая роль «мягкой» безопасности. Она включает в себя: экологическую, экономическую, человеческую, общественную, культурную, лингвистическую и много других видов безопасности,  которые ориентированы не только на государство в целом, но и на отдельного человека. Нужно учитывать и специфику понятия Северной безопасности.

В четвертых, конечно, не стоит забывать о Европейском Союзе, с его пониманием необходимости регионального сотрудничества. Новые возможности для Северо-Западных субъектов открылись в связи с подписанием в 1994 года Соглашения о партнёрстве и сотрудничестве между ЕС и Россией, одна из статей которого гласит, что стороны будут содействовать развитию контактов между соответствующими регионами. По существу европейская региональная интеграция - глобализация в европейском масштабе, значительно опередившая мировую глобализацию и сформировавшая одного из сильнейших игроков на мировой арене. Взаимодействие с ЕС перспективно для современной России, поскольку для страны стали доминирующими два процесса, касающиеся структурирования мирового социального пространства, на первый взгляд отрицающие друг друга, – глобализация и регионализация. По оценкам руководителей европейского объединения, у ЕС достаточно инструментов, чтобы влиять на мировую политику. Опираясь на свой потенциал и свою усилившуюся роль на мировой арене, организация формирует новую политику. В рамках этой политики существенной составляющей отношений со странами Северной Европы стали прямые контакты российских регионов. Идеи регионального сотрудничества, исходящим от Европейского Союза не только поддержаны странами-членами ЕС, но и их ближайшими соседями. Таким образом, можно говорить о воздействии европейской региональной политики на содержание региональной политики северных стран. Противоречия между объединённой Европой и Российской Федерацией зачастую делают сотрудничество на региональном уровне единственной альтернативой непреодолимым проблемам на государственном уровне.

Все это говорит о том, что Север имеет стратегическое значение для Российской Федерации и ее регионов. В современной северной политике достаточно любопытным нюансом стала политика стран Балтии, которых традиционные страны Северной Европы после распада СССР также трактовали как часть своего региона. Но Прибалтика, вскоре после обретения независимости, выбрала интеграцию под знаменами западных структур, в лице НАТО и ЕС, в качестве своей стратегической цели. Стало очевидно, что Латвия и Литва не спешат себя идентифицировать с северным путём развития. Конечно, это давало дополнительные преимущества для Северо-западного Округа РФ.

3. Третий этап - разработка самой Концепции  «Новый Север»

Концепция представляет собой сложную структуру, где взаимоперессекаются горизонтальные и вертикальные векторы взаимодействия. Авторская концепция дает геополитическое представление о Новом Севере как об «открытом регионе» для России. В концепции предлагается две плоскости сотрудничества – межгосударственную и межрегиональную на трех уровнях взаимодействия – международных организаций, государств, регионов. Роль СЗФО – использовать преимущества, которые им дает статус акторов международного сотрудничества. Роль РФ – создание условий и поощрение установления внешних связей регионов в «Новом Севере». Эта система мер государственной внешней политики,  опирающаяся на долгосрочные приоритеты, цели и задачи региональной политики и должна стать основой стратегии Российской Федерации в рамках концепции «Новый Север».

Таким образом, Концепция предлагает систему взаимозависимостей между международным и внутригосударственным регионализмом, в которой задействованы сеть северных региональных организаций, государства «страны Северной Европы и Балтии + России», Северо-Западный Федеральный Округ.

Для реализации Концепции предлагается набор элементов, которые свяжут её многоуровневость в единую систему. Для каждого из элементов есть свои условия приемлемости (которые должны определяться Стратегией Российской Федерации, и в первую очередь интересами России) – геополитический элемент,  концептуальный элемент, региональный элемент, институциональный элемент. Все элементы построены вокруг центрального ядра, которым является Северо-Западный Федеральный Округ. Продуктом реализации Концепции должны стать совместные инициативы. На данном этапе примером успешной реализации Концепции является программа Северное Измерение.

В ЗАКЛЮЧЕНИИ подводятся итоги работы        

Для разработки российской внешнеполитической стратегии в контексте реализации концепции «Новый Север» были предприняты следующие действия – была проведена оценка результатов деятельности России, внешней и внутренней среды концепции «Новый Север», проанализированы правила, по которым устанавливаются отношения и процедуры внутри Северного региона, правила по которым ведется повседневная политическая деятельность.

Таким образом, Стратегия должна базироваться на:

  1. Геополитической концепции поддерживающей идею новой конфигурации Севера Европы, включающей пять «традиционных» северных стран, государства Балтии, и Северо-Запада России.

Концепция «Новый Север» обеспечивает обоснование присутствие России в регионе и построения социально-экономического пространства с учетом интересов России.

  1. Не в интересах России создание Северной Федерации и превращение Северной Европы в закрытый для России регион. Главное в Стратегии – поддерживать концептуальное оформление идеи открытого региона для Северо-Западного Федерального Округа России.
  2.  Россия в разработке своей стратегии принимает во внимание ценности и интересы, имеющие общие корни, которые связали достаточно тесно Северную Европу с объединенной Европой и Америкой. Это прочно свяжет  Россию с Новым Севером.
  3. Стратегия учитывает понимание механизмов Северной безопасности и в северном векторе своей внешнеполитической деятельности Российская Федерация необходимо ориентироваться в первую очередь на вопросы «Мягкой безопасности», хотя и не сбрасывать со счета присутствие НАТО в регионе.
  4. В Стратегии необходимо сосредоточить своё внимание на сотрудничество в рамках регионального партнёрства стран «Нового Севера» по трем категориям: экономическая, социальная и экологическая, сделав их приоритетами в политике.
  5. Для полной реализации Стратегии необходимо проводить внешнюю политику России через создание действующей Концепции «Новый Север», которая базируется на жёстких условиях и четырёх аспектах:

-Геополитический аспект – четкое понимание новой конфигурации Севера Европы с учетом Северо-Западного Федерального Округа.

-Концептуалый аспект – концепция «Новый Север» должна трансформироваться в государственную политику страны

-Региональный аспект – через внешние связи Северо-Западного Федерального округа Россия укрепит свои позиции на североевропейской арене

-Институцианальный аспект – Россия следует расширить спектр своего участия в сети региональных международных организации, в частности увеличив количество совместных инициатив и проектов. Акцентировать внимание на достижении равноправного партнёрства в Северном Измерении.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих научных работах соискателя:

Монографии

  1. Маркушина Н.Ю., Зеленева И. В.,

    Церпицкая О. Л. Исследование роли региональной компоненты в формировании внешней политики российского государства. СПб: СПбГУ, 2009. 136 С. (8,5 п.л./3 п.л.)

  2. Маркушина Н.Ю., Харлампьева Н. К. Северо-Западный Федеральный округ: внешние связи. СПб: Санкт-Петербургского Университета, 2008. 259 С. (15.11 п.л./8 п.л.)

3. Маркушина Н.Ю. Концепция «Новый Север» и Российская Внешнеполитическая стратегия. СПб: Санкт-Петербургского Университета, 2011 (10,4 п.л.)

4. Markushina N.U. Russia’s Regions Within The System of International Relations. Focus on the Cooperation Between Russia with EU in the Context of the Northern Dimension. Leuven, 2005. 44 с. (2,75 п.л.)

Научные статьи

5. Маркушина Н. Ю. Российская Федерация и поиск роли в концепции «Новый Север» // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2010,  № 1.С. 13-20 (0,5 п.л./0,2 п.л.)

6. Маркушина Н. Ю., Церпицкая О. Л. Концепция регионального институционализма: На примере Северо-Западного федерального округа. // Обозреватель – Observer. 2010.  №4. С. 7-14 (0,5 п.л./0,25 п.л.)

Маркушина Н. Ю. Северная безопасность и концепция «Нового Севера» // Обозреватель – Observer. 2011.  №4. С. 92-101 (0,6 п.л.)

7. Маркушина Н. Ю Вопросы мягкой безопасности в контексте Северного Измерения // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2011. № №2. С. 107-116 (0,6 п.л.)

8. Маркушина Н Ю. «Северная модель» и политика России // Обозреватель – Observer. 2011. №5, С. 51-59 (0,6 п.л.)

9. Маркушина Н. Ю. Внешние связи Северо-Западного Федерального округа Российской Федерации и концепция «Новый Север» // Балтийский регион. 2011. №2. С. 102-111 (0,6 п.л.)

10. Маркушина Н Ю. Россия и концепции Северной Европы // Обозреватель – Observer. 2011. №7. С. 66-73 (0,5 п.л.)

11.Маркушина Н. Ю., Церпицкая О. Л.,

Харлампьева Н. К. «Арктическое окно» Северного Измерения // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2011, № 3. С. 88-97

(0,5 п.л./0,2 п.л.)

12. Маркушина Н.Ю. Санкт-Петербург и его роль в международных связях Российской Федерации//Россия в глобальном мире СПб. 2003. С. 344-347 (0,3 п.л.)

13. Маркушина Н.Ю. Санкт-Петербург в системе международных связей России//Невские чтения-2003. СПб. 2003. (0,3 п.л)

14. Маркушина Н.Ю. Региональные ассоциации//Россия в глобальном мире СПб. 2004. С.147-151 (0,3 п.л.)

15. Маркушина Н.Ю. Российский регионализм – вопросы и ответы//Невские чтения-2004. СПб.2004.  С. 250-254 (0,3 п.л.)

16. Россия и Северная Европа: добрососедские отношения?; Печ.; Россия в глобальном мире СПб. 2004. С. 254-258. (0,3 п.л.)

17. Маркушина Н.Ю. Санкт-Петербург и международные организации// Маркушина Н.Ю., Дунаева Ю.Г. , проф. Васильева Н.А.//Расцвет над Санкт-Петербургом. СПб. 2005 С. 207-221; (0,9 п.л/0,3 п.л.)

18. Маркушина Н.Ю. Российские регионы и ЕС: плюсы и минусы сотрудничества//Россия – Европейский Союз. Партнёрство после расширения. СПб. 2004. С 101-108. (0,5 п.л.)

19. Маркушина Н.Ю. Северное Измерение//Арктическая Идея (журнал издаётся Советом Федерации и Региональным отделением РАЕН «Проблемы развития Арктики и регионов Севера»). Июль 2006. №2. С. 30-35 (0, 4 п.л.) 

  1. Маркушина Н.Ю. Роль России в концепции «Новый Север» на примере Северного измерения // Сборник «Внешние связи Северо-Запада РФ и проблемы трансграничного сотрудничества в условиях мирового экономического кризиса». СПб.  2010. С. 74-80 (0,6 п.л.)
  2. Северное Измерение – цивилизационный аспект // Диалог в полицентричном мире философско-культурные, исторические, политические и коммуникативные проблемы.  М. 2010. (0,6 п.л.)

22. Markushina N.U. The Russian regions and EU: advantages and disadvantages of cooperation; Печ.; Europian Union Partnership after the Enlargement: Strategic vision and day-to-day implementation. Spb. 2004. P. 101-108. (0,5 п.л.)

23. Markushina N.U. Regional programs as the tool of a good-neighbourhood in a context of relations of Russia-EU// International Conference Expanding borders: communities and identities. Riga,  2006. P. 259-272 (1 п.л.)

24. Markushina N.U. St.Petersburg und die internationalen Organisationen // St.Petersburg in der weltgemeinschaft. SPb. 2009 ; Jagja W.J., Wassiljeva N.A.,  Leonova L.A. P. 171-181 (0,7 п.л./0,2п.л.)

25. Markushina N. The problem of efficiency of Northern Dimension programm in the framework of Russia-EU relation // Energy and security in the Baltic Sea Region. Stokholm. 2011. P. 85-97 (0,8 п.л)

Материалы всероссийских и международных конференций

26. Внешние связи регионов: от Ельцина к Путину//Россия между парламентскими выборами: актуальные проблемы внутренней и внешней политики: Материалы М./к-ции. СПб. 2004. С. 42-48 (0,5 п.л.)

27. Маркушина Н.Ю. Региональная интеграция на Севере Российской Федерации// Северная цивилизация: становление, проблемы, перспективы: Материалы М./к-ции. Сургут. 2004. С. 114-119. (0,4 п.л.)

28. Русские регионы в системе Международных отношений в контексте

кооперации России и ЕС//Общие пространства» между Россией и ЕС: к стратегическому партнёрству: Материалы М./к-ции Центра по связям с ЕС РГГУ совместно с Комитетом общественных связей Москвы. М. 2006. С.13-23 (0,5 п.л.)

29. Markushina N.U. Soft security issues in the context of Northen Dimension// VIII World Congress 2010, Stockholm 26-31 july 2010. P. 280 (0,1 п.л)

  1. Soft security Energy issues in the context of Northen Dimension Тезисы доклада Хельсинки 10Th Fuelling the Future: assessing Russia'sRole in Eurasia's Energy complex 2010. P.19 (0,1 п.л)

Вардомский Л.Б., Скатерщикова Е.Е. Внешнеэкономическая деятельность регионов России. М. 2002. С.92

Маркушина Н.Ю.  Внешние связи регионов: от Ельцина к Путину. Материалы М./к-ции «Россия между парламентскими выборами: актуальные проблемы внутренней и внешней политики». СПб., 2004. С. 42.

Вардомский Л.Б., Скатерщикова Е.Е. Внешнеэкономическая деятельность регионов России. М., 2002. С.92

Маркушина Н.Ю., Харлампьева Н.К. Северо-Запад: Внешние связи регионов. СПб., 2008. С.53

Маркушина Н.Ю. Погодин С.Н. Экономическая и политическая география стран Северной Европы. СПб., 2004. С. 20

Маркушина Н.Ю., Харлампьева Н.К. Северо-Запад: Внешние связи регионов. СПб., 2008. С.53

              Маркушина Н.Ю. Погодин С.Н. Экономическая и политическая география стран Северной Европы. СПб., 2004. С. 18

              Age Mariussen, Hallgeir Aalbu, Mats Brandt. Regional Organization in the North. Nordregio Working Paper 2000. P. 8.

             Северный Форум был создан как механизм постоянного взаимодействия лидеров местных властей, способных представлять мнения общественности Севера.

             Михеев В.В.  Логика глобализации и интересы России // Pro et Contra. М., 1999. С. 56.

             Wetterberg Gunnar. The United Nordic Federation. Copenhagen, 2010. P.3

Кан А.С. История скандинавских стран. М., 1980. С.41

Изменения и дополнения вносились 13 февраля 1971, 11 марта 1974, 15 июня 1983, 6 мая 1985, 21 августа 1991, 18 марта 1993, 29 сентября 1995. Новые поправки вступили в силу 2 января 1996.

Маркушина Н.Ю. Погодин С.Н. Экономическая и политическая география стран Северной Европы. СПб., 2004. С. 35

Wetterberg Gunnar. The United Nordic Federation. Copenhagen, 2010. P.16-17

Smith L.C. The New North. The world in 2050. London, 2010. P.6-7

Конышев В.Н. Концепция  «безопасность личности» в перспективе неореализма//Концепция «безопасности человека» в Канаде и России. Волгоград, 2010. С.20

Даль С. 20-летний опыт в сфере Российско-Норвежского сотрудничества на крайнем севере//Северное Измерение России: наука, инновации, международное сотрудничество. М.,2010. С.15

Haukkala H.(ed.), Dynamicaspects of the Northern Dimension. Turku: Jean  Monnet Unit University of Finland, 1999. P. 11

Commission Staff working document: 2006 Annual Progress Report on the Implementation of the Northern Dimension Action Plan, Brussels: Commission of the European Communities document, 04.06.2007, SEC(2007) 791.  P. 37

Ibid. P.37

Sergounin A., The Process of Regionalisation and the Future of the Russian Federation //COPRI Working Paper 9/1999. P. 13-14

Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу. Утверждена Президентом Российской Федерации Д.Медведевым 18 сентября 2008 г. Пр – 1969//URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/98.html;Заседание президиума Государственного совета №36 «Об основах государственной политики Российской Федерации в районах Севера» (доклад от 28.04.2004)//URL: www.kremlin.ru/text/appears2/2004/04/28/97302.shtml

Дерябин Ю. Северная Европа.//URL: http://www.senat.org/integr1/txt1.htm

Mottola K. Security in Northern Europe - Combining and Reinforcing National, Regional and Wider European Policies// Visions of European Security - Focal Point Sweden and Northern Europe. Stockholm: Olof Palme International Center, 1996.

Дерябин Ю.С. «Северное измерение» EC: проблемы и перспективы//URL: http://www.journal.leontief.net

Зеленева И.В. Роль национального государства в мировой политике СПб., 2010. С.91

Лопарёв С. В., Речко Г. Н., Фридман Ю. А. Европейский Союз (программа TACIS)// Регион: экономика и социология. 1995. № 1. С. 63.

Кононов И. Ф. Глобализация и регионализация в современном мире// URL: www.sociology.kharkov.ua/docs/chten_01/kononov.doc

A Secure Europe in a Better World. European Security Strategy. Adopted at the European Council meeting in Brussels, December 12, 2003. P. 1. // URL: http://ue.eu.int/solana/docs/031208ESSIIEN.pdf

Paulauskas Kestutis. Security Dimension of Northern Europe after the Double Enlargement//Baltic Defence Rewiew. № 11. Vol.1 2004. P. 107

              Обмен грамотами о ратификации – Осло, 7 июня 2011 года//Министерство Иностранных Дел РФ/ URL: www.mid.ru

              Выступление Президента Российской Федерации В. Путина на заседаниях Президиума Государственного совета Российской Федерации, Салехард, 28-29 апреля 2004 г. // URL: www.arctictoday.ru/council/702.html

              Ягья В.С. Россия, НАТО и Балтийский регион // Актуальные вопросы мировой политики в XXI веке. Сборник научных трудов. Сост. В.С. Ягья.. СПб: «Нестор-история», 2006.; Ягья В.С. Балтийская идея и роль Санкт-Петербурга в Балтийском регионе//Расцвет над Петербургом: Санкт-Петербург в мировом сообществе. Под.ред. Ягья В.С. СПб., 2005

              Худолей К.К., Ланко Д.А. Санкт-Петербург в Балтийском регионе//Балтийский регион. 2009 №1. С. 64-76

              Конышев В. Сергунин А. Арктическое направление внешней политики России. Проблемы и перспективы //Обозреватель/Observer. №3. 2011.

Сергунин А.А. Российская внешнеполитическая мысль: проблемы национальной и международной безопасности. Новгород, 2003

Лагутина М.Л., Харлампьева Н.К. Международное сотрудничество в Арктике: эколого-политический аспект. // Общество. Среда. Развитие. 2010,  №3.; Маркушина Н.Ю., Харлампьева Н.К. Северо-Запад: Внешние связи регионов. СПб., 2008.

Лебедева М.М. Архитектура европейской безопасности: глобальный и региональный аспекты//Вестник МГИМО-Университета. 2001. №5. С.122-131; Лебедева М.М. Мировая политика: политическая реальность и предметное поле дисциплины//Мировая политика в условиях кризиса/Под ред. С.В. Кортунова. М, 2010; Лебедева М.М. Внешняя политика: исчезновение или перезагрузка//Внешняя политика: вопросы теории и практики/ Под ред. П.А. Цыганкова. М., 2009. С. 32-43

Торкунов А.В., Наринский М.М., Мальгин А.В., Чечевишников А.Л. История внешней политики СССР и России в 1985-1999 г.г.: проблемы, решения, результаты/ Под общ. Ред.А.В. Торкунова. М, 2010. 368 с.

  Исаев М.А., Чеканский А.Н., Шишкин В.Н. Политическая система стран Скандинавии и Финляндии. М, 2000

Воронков Л.С. Страны Северной Европы, «Северное Измерение» и Россия //Аналитические записки. Выпуск 1(41). Февраль 2009. С.4

Северная Европа регион нового развития. Под ред. Дерябина Ю.С., Антюшиной Н.М.. М., 2008.

Mottola K. Security in Northern Europe - Combining and Reinforcing National, Regional and Wider European Policies // Visions of European Security - Focal Point Sweden and Northern Europe. Olof Palme International Center, 1996

Antola E. The presence of the European Union in the North// Haukkala H.(ed.), Dynamic aspects of the Northern Dimension.Turku: Jean  Monnet Unit University of Finland, 1999.

Wetterberg Gunnar. The United Nordic Federation. Copenhagen, 2010.

Сергунин А. Российская стратегия в регионе Балтийского моря: от сокращения ущерба до модели сотрудничеств// Документ проекта «Публичная политика в сфере мягкой безопасности и демократического развития: Балтийское измерение». Бюллетень №3, ноябрь 2003//URL: http://www.strategy-spb.ru/bss/print.php?doc=693; Сергунин А.А. Международная безопасность: новые подходы и концепты// Полис. № 6. 2005.  С.127-137

Ланко Д.А. Процессы глобализации, регионализации и локализации вокруг Балтийского моря. СПб., 2008

Горный М.Б. Вместо введения. Публичная политика. Проблема мягкой безопасности  в балтийском регионе СПб., 2004. С.26

Макарычев А. С. Безопасность как феномен публичной политики: общие закономерности и проекции на Балтийский регион // Публичная политика в сфере мягкой безопасности: балтийское измерение. СПб., 2003.

Nye J., Jr. Soft Power. The Means to Success in World Politics.  N.Y., 2004.

Krohn Axel. Common challenges and areas of cooperation in questions of  «soft security policy». SPb, 2002.

Buzan Barry, Ole Waever. Regions and Powers: The Structure of International Security. Copenhagen, 2003.

Воронов К. «Северное Измерение»: затянувшийся дебют// Мировая Экономика и Международные Отношения. 2003. №2. С.77

Устинов Н. Северное измерение Европы и России// URL: http://www.rosbalt.ru/2007/05/08/295600.html

Белобородова И.Н. «Северное измерение» в Европе: поиски геоцивилизационных координат// ПОЛИС. М. 2000. №4. С. 163-166

Кондратьева Н.Б. Регионы России и Европейского союза на пути к строительству Общего экономического пространства (Доклады Института Европы; №223). М., 2008. 

Шлямин В.А. Россия в «Северном измерении». Петрозаводск, 2002

См. напр.: Дерябин Юрий «Северное измерение» и интересы России // Институт Европы РАН/URL: http://www.ieras.ru/journal/journal2.2000/6.htm

Aalto P., Blakkisrud H, Smith H. The New Northern Dimension of the European neighbourhood policy. Brussels: Center for European Policy Studies, 2008

            Lannon E. and van Elsuwege P. The EU’s Northern Dimension and the EMP-ENP: Institutional Frameworks and Decision-Making Processes Compared”, in P.G. Xuereb (ed.), The European Union and the Mediterranean: The Mediterranean’s European challenge, Vol. 5, EDRC, University of Malta. Msida, 2004

            Joenniemi Pertti The European Union’s Northern Dimension: on the introduction of a new signifier. – Copenhagen: Copenhagen Peace Research Insitute (COPRI), 2000

             Haukkala Hiski Succeeding Without Success? The Northern Dimension of the European Union. Helsinki, 2001

Kacowitz A. Regionalization, Globalization, and Nationalism: Convergent, Divergent, or Overlapping? // The Helen Kellogg Institute for International Studies, 1998// URL: http://www.ciaonet.org/wps/kaa01/index.html

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.