WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Отражение функции управления в институтах гражданского права

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

 

ХАРИТОНОВА Юлия Сергеевна

 

 

 

ОТРАЖЕНИЕ ФУНКЦИИ УПРАВЛЕНИЯ

В ИНСТИТУТАХ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

 

 

 

Специальность 12.00.03 – Гражданское право;

предпринимательское право; семейное право;

международное частное право

 

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

 

 

Москва – 2011


Работа выполнена на кафедре гражданско-правовых дисциплин

Московской академии экономики и права

 

Официальные оппоненты:                

- доктор юридических наук, профессор,

Заслуженный юрист Российской Федерации

Витрянский Василий Владимирович;

- доктор юридических наук, профессор,

Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации

Ершова Инна Владимировна;

- доктор юридических наук, профессор,

Заслуженный деятель науки

Российской Федерации

Ярошенко Клавдия Борисовна.

Ведущая организация         

- Институт государства и права

Российской академии наук.

 

Защита состоится 10 июня 2011 г. в 13 час. на заседании диссертационного совета Д 521.023.02 при Московской академии экономики и права по адресу: 117105, г. Москва, Варшавское шоссе, д. 23.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской академии экономики и права.

Автореферат разослан «     » ____________2011 г.

И.о. ученого секретаря

диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор                             И.В.Дойников


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Динамичные процессы жизни общества, провозглашение в качестве одного из главных приоритетов государственной и общественной жизни принципов инициативы и свободы хозяйственной деятельности являются плодотворной средой, обусловливающей необходимость разработок адекватных требованиям времени моделей развития управления в гражданско-правовых институтах. Переход от индустриального типа промышленности к постиндустриальному требует коренных преобразований и диверсификации многих российских предприятий. Государственная политика направлена сегодня на замещение индустриальных предприятий прошлого века средними и малыми с большим количеством собственников - частных лиц.

Термин «управление» используется в гражданском законодательстве нередко. Например, в наименованиях ряда гражданско-правовых договоров, возможность заключения которых прямо предусмотрена действующим законодательством, для определения механизма управления юридическим лицом, оперативного управления, арбитражного управления, коллективного управления интеллектуальными правами авторов и т.д. Традиционно он применяется в административном праве как право управления, или управленческое право. Однако в условиях радикальных изменений не только в политической и экономической, но и в других сферах жизнедеятельности, повышается роль управления в частноправовой сфере с использованием гражданско-правовых средств регулирования. Изменяются организация управления (оно все чаще обнаруживается в отношениях частных лиц), формы и методы ее реализации (например, с применением договорных конструкций). Издаются новые нормативные акты, содержащие гражданско-правовые нормы в сфере управления, изменяются и дополняются ранее принятые.

Если не так давно об управлении говорили исключительно как о компетенции государства и органов власти, то сегодня управление представляет собой проявление этой функции также в гражданско-правовых институтах различного вида. В отличие от административно-правового управления в рамках гражданского права возникают управленческие отношения и соответствующие им организационные формы, которые строятся на началах координации.

Проблемы управления поднимаются сегодня на всех уровнях участия граждан и юридических лиц в гражданском обороте. И прежде всего речь идет о собственности, налагающей определенные обязанности на субъекта соответствующего права. На это обратил внимание Президент Российской Федерации в своем ежегодном послании Федеральному Собранию Российской Федерации 30 ноября 2010 года: «Органы власти должны избавиться от имущества, не имеющего прямого отношения к их непосредственным обязанностям. Это только кажется, что имущество не бывает лишним. На самом деле управление избыточной собственностью требует много сил, времени, а зачастую – и все присутствующие тоже об этом знают – немало средств, но, что хуже всего, нередко становится источником коррупции» . В ходе приема граждан России в режиме видеоконференции 22 ноября 2010 г. Президент Российской Федерации в очередной раз обращал внимание на эффективность управления собственностью. В частности, Д.А.Медведев поручил губернаторам провести работу по постановке на учет бесхозяйного имущества, которое используется для выработки электроэнергии, и соответственно о признании на такие объекты права муниципальной собственности или какого-то иного права. «В любом случае нам нужен полноценный хозяин»- указал он. Также актуальными и нередко имеющими социальный резонанс являются вопросы управления в товариществах собственников жилья, хозяйственных товариществах и обществах, инвестиционных фондах.

Проблемы управления в гражданском праве приобретают новое звучание и в связи с предложением разработчиков Проекта федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации (разрабатывается Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. № 1108 «О совершенствовании гражданского законодательства») включить в предмет гражданского права отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения). Поддерживая данную идею, автор полагает, что недостаточно включения в отношения, регулируемые гражданским законодательством, только корпоративных отношений, понимаемых так узко. Прежде всего, не урегулированными в необходимом объеме остаются иные институты гражданского права, связанные с управлением. Кроме того, вводимое понятие корпорации также может быть расценено неоднозначно.

Сегодня проблемам управления в отдельных институтах гражданского права уделяется определенное внимание в юриспруденции. Вместе с тем, по мнению автора, ни в науке, ни в законодательстве не разработана целостная концепция определения функции управления в институтах гражданского права, а также система принципов управления и особенностей их реализации. Именно поэтому все чаще представители государства говорят об актуальности вопроса управления интеллектуальной собственностью. При этом под управлением понимается комплекс мер по приобретению, оформлению, контролю реализации интеллектуальных прав, их охране и защите.

Законодательные положения, относящиеся к рассматриваемой сфере, носят рамочный и порой противоречивый характер. Кроме того, не определенно само понятие управления в гражданском праве.  Следует отметить, что в доктрине российского гражданского права нет единого мнения о том, что такое право собственности. Наличие учения о триаде правомочий ставится под сомнение давно. Однако до настоящего времени не выявлялись и не исследовались функции собственности. Также отсутствует исчерпывающая теория полномочия в гражданском праве. Вследствие этого важным вопросом на повестке дня остается задача единообразного регулирования управленческих отношений, отвечающего их природе.

По мнению автора,  скрупулезное научное рассмотрение проявления управления в институтах гражданского права позволит решить ряд научных и практических задач. Такие научные разработки помогут внести определенный вклад в формирование целостного представления о системе гражданско-правовых явлений, включающей, безусловно, управление. С практической точки зрения научный анализ управления в гражданском праве позволит выработать рекомендации законодателю по устранению существующих и недопущению новых нормативных правовых коллизий в однотипных отношениях, а также эффективные правовые механизмы и предложения по решению задач, стоящих перед правоприменителем, связанных с отражением функции управления в нормах гражданского права. За последние годы сформирована политика национального развития России, в том числе в части структурной перестройки экономики страны на основе усиления факторов инновационного роста, активизации энергосбережения, эффективного использования природных ресурсов, значительного увеличения инвестиционной активности. Таким образом, четкое научное представление о функции управления в гражданском праве может послужить одним из инструментов для достижения цели обеспечения стабильности гражданского законодательства в рамках процедур решения поставленной на современном этапе задачи по совершенствованию Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК) .

Степень разработанности темы исследования. Проблематика разных аспектов управления в праве анализируется в отечественной юриспруденции во многих научных трудах. Она представлена в работах, специально посвященных конкретным случаям проявления данной функции. В цивилистике, например, имеются труды (их части) о содержании и особенностях корпоративного , арбитражного, доверительного управления , государственного управления собственностью .

В настоящее время в правовой науке имеется успешный опыт изучения управления в различных отраслях публичного права . Однако, несмотря на значительную научную разработку вопросов управления, включая и его проявление в отдельных институтах цивилистики, специального комплексного исследования управления как функции  гражданского права во взаимосвязи с иными явлениями гражданско-правовой действительности в отечественной правовой науке еще не проводилось. Это свидетельствует о назревшей необходимости провести такой анализ, выявив общие и дифференцирующие признаки отмеченной функциональной особенности гражданского права.

Цели и задачи работы. Изложенное выше об актуальности и степени научной разработанности темы исследования позволяет сформулировать следующую цель: выработать комплексное представление об управлении как о функции господства в гражданском праве, как об одном из качеств гражданско-правовой действительности с позиций общей методологии.

Поставленная цель потребовала решения следующих задач:

- исследовать сущностные характеристики управления в гражданском праве, его понятие, формы проявления, признаки на основании данных науки о методологии как учения о структуре, логической организации, методах и средствах соответствующей деятельности;

- выявить особенности проявления в управлении принципов гражданского права;

- показать специфику нормативного оформления в ГК и иных законодательных актах существующих моделей управления;

- сформировать общее представление о полномочии как основе управления в гражданском (частном) праве в отличие от компетенции как основе управления в праве публичном;

- раскрыть гражданско-правовое содержание управления как деятельности;

- проанализировать особенности внешней и внутренней организации управленческих связей на примере отдельных институтов гражданского права;

- определить в контексте общего развития гражданского права возможные пути совершенствования нормативного отражения управления как функции господства и выработать соответствующие предложения по оптимизации законодательства и практики его применения.

Объектом диссертационного исследования является совокупность частных общественных отношений в сфере управления.

Предметом исследования выступают правовые нормы, регулирующие частные общественные отношения в сфере управления, практика применения этих норм, существующие в правовой науке взгляды, идеи и представления об исследуемой проблематике, в том числе о различных аспектах  категории управления.

Методологическая основа исследования. При решении поставленных задач автор опирался на современные методы познания, выявленные и разработанные наукой и апробированные практикой. Общеметодологическую основу диссертации составил общенаучный (диалектический) метод познания правовой действительности, позволивший рассмотреть проблематику категориального понимания управления в рамках гражданского права в неразрывном единстве с иными правовыми явлениями. Кроме того, в ходе исследования применялись частнонаучные методы познания:  формально-юридический, сравнительно-правовой, историко-правовой, логический, комплексного анализа, системного подхода, межотраслевой метод юридических исследований и др., а также законы и категории диалектики (единства исторического и логического, абстрактного и конкретного, общего и особенного, единичного и уникального) и методологические приемы (анализ и синтез, сравнение и обобщение, индукция и дедукция).

Нормативную основу работы составили положения Конституции РФ, отдельных международно-правовых актов, отечественного гражданского законодательства, административного и конституционного законодательства, актов о предпринимательской деятельности и ряда иных отраслей законодательства, в которых содержатся правовые нормы, отражающие существующую систему управленческих связей в гражданском праве. 

Эмпирическая база диссертации представляет собой практику Конституционного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда РФ, опубликованную и неопубликованную практику, в том числе по конкретным делам, судов общей юрисдикции и арбитражных судов различных федеральных округов (Федеральных арбитражных судов Восточно-Сибирского, Дальневосточного, Западно-Сибирского, Московского, Поволжского, Северо-Западного, Северо-Кавказского округов, Арбитражного суда города Москвы, апелляционных судов).

Теоретическую основу исследования составляют работы Т.Е.Абовой, М.М.Агаркова, В.К. Андреева, В.А. Белова, В.С. Белых, О.Н. Бобровской, М.И. Брагинского, С.Н. Братуся, Е.В. Васьковского, В.В. Витрянского, А.В.Габова, Г.А. Гаджиева, Ю.С. Гамбарова, Б.М. Гонгало, Е.П. Губина, И.В.Дойникова, В.А.Дозорцева, И.В.Ершовой, В.И.Иванова, С.А.Ивановой, О.С. Иоффе, В.П. Камышанского, Н.М.Коршунова, О.А. Красавчикова, М.Н.Кузнецова, А.Л. Маковского, В.П. Мозолина, И.А.Покровского, В.Ф. Попондопуло, Б.И. Пугинского, В.А.Рясенцева, Л.В.Санниковой, А.П. Сергеева, К.И. Скловского, Е.А. Суханова, В.А. Тархова, Ю.К. Толстого, Р.О. Халфиной, В.А. Хохлова, Н.В.Ченцова, А.Е. Шерстобитова, Г.Ф. Шершеневича, В.Ф. Яковлева, К.Б.Ярошенко и других ученых в области гражданского и предпринимательского права.

Кроме того, при необходимости автор обращался и к таким отраслевым юридическим наукам, как теория процессуального права (В.В. Ярков, М.К.Треушников,  и др.), конституционного права, теории права (С.С. Алексеев, В.С. Нерсесянц, В.Е. Чиркин, М.В. Баглай, В.А. Четвернин, Л. Дюги, Л.П. Волкова,  А.Н. Чертков), административного права (Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М., Бахрах Д.Н.) и др.

Научная новизна диссертации состоит в том, что она представляет собой первое в отечественной науке гражданского права комплексное исследование управления как функции и специфики отдельных видов отношений управления в гражданском праве России. При этом разработана единая концепция понимания управления как функции господства, отражающейся во всех институтах гражданского права, определены принципы управления в частноправовой среде, основные категории управления с точки зрения цивилистики.

Выработано авторское определение управления для целей гражданского права, проведено разграничение понятий управления в частном и публичном праве, дана классификация отношений управления в гражданском праве и законодательстве. Доказано различие понятий и природы терминов «полномочие» и «компетенция», выработано целостное представление о полномочии как основании управления в гражданском праве. Раскрыто понятие добросовестности управляющего как принципа управления. Сформулировано понятие договора о передаче полномочий исполнительного органа хозяйственного общества управляющей компании (управляющему), раскрыта его природа, выявлены существенные условия, основные элементы, особенности исполнения. Обоснована необходимость выделения самостоятельной группы гражданско-правовых договоров – об объединении лиц, выявлены критерии отнесения договоров к данной видовой группе.

На основании полученных в ходе исследования выводов автором сформулирован ряд предложений по совершенствованию действующего гражданского законодательства.

Научная новизна выражается и конкретизируется в следующих основных положениях, выносимых на защиту:

1. Управление пронизывает все частное право. Оно является функцией, которая сопутствует частной инициативе, частной собственности, творчеству, предпринимательству. Управление сопутствует реализации автономной воли субъекта, по-разному проявляясь в гражданском обороте. Объективное существование системы институтов гражданского права предполагает наличие управления.

Управление в частном праве отличается от управления в публичном праве сферой существования, а также  принципами деятельности, что в целом соответствует и критериям проведения границ между частным и публичным правом. Иерархия в частном праве обладает особыми свойствами - основана на началах координации и самоуправления. Управление в гражданском праве осуществляется в рамках принципа юридического равенства и автономии воли сторон.

2. Управление в гражданском праве представляет собой функцию, которая основывается на господстве управляющего над лицом или имуществом. Это господство (власть) порождает отношения, в рамках и под влиянием которых субъекты гражданских прав добровольно или по принуждению признают верховенство воли других субъектов, а также целевых, нормативных и ценностных установлений и в соответствии с их требованиями совершают те или иные поступки и действия. Частная власть всегда имеет строго персонифицированный характер - это власть автономного субъекта, обладающего имущественной самостоятельностью и наделенного качеством юридического равенства по отношению к иным участникам гражданского оборота. Ей не присуще верховенство, поэтому в первую очередь она непосредственно связана с хозяйственным господством в отношении принадлежащего собственнику имущества. Однако властью могут наделить и люди, которые хотят, чтобы ими управляли. Эта власть может распределяться между подвластными: реализация частноправовой власти осуществляется либо ее обладателем непосредственно, либо субъектами, находящимися от него в личной зависимости.

3. Управление как функция реализуется путем ведения систематической, целенаправленной деятельности собственника или уполномоченных им лиц по сохранению и эффективному использованию имущества. Управление в гражданском праве представляет собой осуществление организационных функций, обеспечивающих достижение поставленных целей. В отличие от управления в частном праве как явления, управленческая деятельность как его элемент представляет собой полномочие специфического органа организации, которая обеспечивает направление деятельности всех без исключения элементов организации, удерживает в допустимых пределах отклонение отдельных частей и организаций в целом от поставленных целей.

Управленческая деятельность подразумевает необходимость определенного воздействия на управляемый объект. В содержание данной деятельности может входить эффективное использование, приращение имущества, принятие мер для признания и получения прав на имущество (например, результатов интеллектуальной деятельности), выбор способа правовой охраны, который в наибольшей степени соответствует его интересам, обеспечение практического использования  (внедрения) управляемого объекта, а также его сохранение (принудительный выкуп бесхозяйственно содержащихся культурных ценностей). Управление как функция есть реализация субъектом права долгосрочных и ежедневных планов, вытекающих из полномочия. Планирование – одно из проявлений функции управления.

4. Принцип юридического равенства понимается как отсутствие принудительной власти участников гражданского оборота по отношению друг к другу, даже если в этом качестве выступает публично-правовое образование. Управление в гражданском праве строится на основе договора, закона либо одностороннего волеизъявления, содержанием которых является согласие на координацию совместной деятельности с преобладанием одного участника отношений над другим. Подчинение  управляющему основано на акте доброй воли управляемого, принимающего команды извне для получения наибольшего эффекта. Управление на добровольной основе может быть прекращено по правилам гражданского права либо оспорено в установленном порядке, чего нельзя сказать о публично-правовых отношениях.

5. Управление имуществом обусловлено интересами выгодоприобретателя, отраженными в договоре или законе.  При этом принцип добросовестности управляющего понимается как его компетентность и личная заинтересованность, выражающаяся в запрете управляющему действовать в своих интересах или в интересах третьих лиц в ущерб интересам собственника или иного лица. Можно утверждать, что основным общим интересом учредителя управления, управляемого или выгодоприобретателя является  долгосрочный коммерческий успех, основанный на стабильности, прибыльности и рентабельности деятельности управляющего. Понимаемый таким образом интерес управления должен служить главным и неизменным ориентиром для его управляющих.

6. Положения законодательства позволили выделить следующие группы отношений, в предмет которых входит управленческая деятельность в силу прямого указания в законе: а) управление юридическим лицом; б) управление имуществом (оперативное, доверительное, арбитражное, наследственным имуществом, имуществом подопечного, имущественными интеллектуальными правами на коллективной основе, единой технологией как объектом интеллектуальных прав). Сложившаяся в законодательстве типизация не является достаточно обоснованной, поскольку строится на критериях  различного уровня.

Классификация отношений управления в гражданском праве может быть проведена следующим образом: управление коллективным образованием и управление имуществом.

В первую группу следует включить управление: юридическим лицом посредством деятельности органа юридического лица; юридическим лицом посредством управляющей компании (управляющего); неправосубъектным образованием, созданным на основании договора об объединении лиц.

В группе отношений по управлению имуществом можно выделить управление: имущественным комплексом; имуществом подопечного, без вести пропавшего, наследодателя; интеллектуальными правами.

Способами реализации управленческой деятельности являются доверительное управление, оперативное и арбитражное.

7. Управление осуществляется субъектом, обладающим волей, и направлено внутрь коллектива для того, чтобы воля и деятельность коллектива проявлялись вовне. Такие отношения определяются как внутренние, существующие внутри системы. Однако управление в частном праве может носить не только внутренний, но и внешний характер. Речь идет об управлении имуществом.

В  соответствии со ст. 53 ГК юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы либо через своих участников. Эти органы обозначаются как органы управления. Фактически органы управления (или управляющая компания, действующая на договорной основе) необходимы коллективу для осуществления любой деятельности, ведущей к достижению его цели.

8. Право собственности осуществляется посредством полномочий, которые не совпадают с триадой. У собственника есть функции разного характера, в числе которых может быть выявлено управление.  При этом функция управления лежит вне самой категории собственности, хотя тесно с ним связана. Этот вывод не позволяет признать управление полномочием собственника.

Власть частного лица часто непосредственно связана с хозяйственным господством в отношении принадлежащего субъекту имущества. Состояние присвоенности, обозначаемое как отношения собственности (а также интеллектуальной собственности), определяет статус субъекта присвоения, который вынужден осуществлять свою власть независимо от своего желания. Именно из этой посылки мы исходим, когда определяем управление как функцию собственности. Субъектом управления, как представляется, необходимо считать собственника и управляющего. Объектом управления выступает поведение людей, а непосредственным же объектом воздействия выступают вещи или имущество в широком смысле слова.

Управление собственностью есть управление непосредственное, а через юридическое лицо – опосредованное.

9. Требуется дифференциация понятий «компетенция» и «полномочие» в соответствии с существующим делением в российском правопорядке. Следует разделять понятие компетенции, которое принадлежит к сфере публичного права, и понятие полномочия, которое используется для целей частного права. Понятие компетенции акцентирует внимание на субъекте: кто подходит для выполнения тех или иных функций, но не определяет, какие властные полномочия ему принадлежат. В определении понятия «полномочия» нельзя сказать, что поверенный обладает конкретной компетенцией. Он реализует данное ему полномочие, а не компетенцию.

Сведение компетенции к одному или нескольким полномочиям, составляющим ее содержание, не решает проблемы неточности терминологии. Соотношение данных понятий заключается в том, что они должны использоваться в разных сферах права – частном и публичном. Таким образом, нет никаких оснований для разного понимания терминов «компетенция» и «полномочие» и переноса значения одного понятия на другое, поскольку это разбивает понятийное и терминологическое единство в праве и законодательстве. Понятие компетенции уместно употреблять для характеристики государственно-властных отношений, в то время как термин и понятие полномочия всегда будут принадлежать сфере частного права. Это позволит максимально упростить понятийный аппарат права, отказаться от лишнего, избежать терминологического смешения, а следовательно, упорядочить законодательство и сделать его внутренне непротиворечивым.

10. Правоспособность лица представляет собой совокупность закрепленных в законе возможностей, в числе которых присутствуют и различного рода полномочия. Полномочие всегда исходит от лица, обладающего правоспособностью. Такие возможности реализуются при наступлении определенных юридических фактов, изменяющих статус лица: оно или наделяет кого-то полномочием, или само приобретает полномочие на что-либо.  При этом в результате наделения лица полномочием изменяется его статус (с наступлением юридического факта – изменением состояния), содержанием которого становятся  права на односторонние действия (секундарные права). Поэтому полномочие в частном праве является не субъективным правом, а проявлением правоспособности. Полномочие представляется как право на одностороннее действие. Оно вытекает из правоспособности и проявляется как секундарное право. Между тем в некоторых случаях наделение полномочием не ведет к движению правоотношения, и последствием такого наделения становится реализация статуса, гражданской правосубъектности лица либо защита нарушенных или оспоренных прав. Следует признать, такое наделение полномочием имеет характер секундарного права. Полномочие – юридический проявляется как секундарное право – связывает уполномоченное  лицо, хотя и не обязывает его. Реализация таких полномочий будет действием – юридическим фактом, существующим в действительности (заключением договоров комиссионером, фактические и юридические действия доверительного управляющего).

Полномочие может вытекать из господства лица над имуществом, из статуса лица, а также из закона, если его включает в себя статус соответствующего субъекта. Полномочия могут не зависеть от воли представляемого лица, но при этом будут связаны его интересами. Передача полномочий (перераспределение) на основании закона может ограничить возможности уполномоченного лица.

11. Полномочие может возникать из договора. В этих договорах интерес кредитора состоит в результате эффективного управления. Например, полномочие, возникающее в рамках представительства, есть основание управления. В них возникают внутренние отношения между участниками, присутствуют контрольно-отчетные обязательства. Передача полномочия порождает отношения управления между сторонами договора. В данном случае и возникает внутренне обусловленная потребность в наведении того самого порядка в действиях участников договорной конструкции, которое  именуется управлением. Отношения управления возникают из обязательств о представительстве, опосредующих соответственно прямое и косвенное представительство, в том числе из обязательств агентирования.

12. Отмечая, что во всех случаях, когда закон упоминает обязательное введение управления, такие отношения опосредуются договором доверительного управления, автор утверждает, что управление чужим имуществом в данных случаях не обязательно должно оформляться договором доверительного управления.

Опека над имуществом, приравниваемая учеными к доверительному управлению, нацелена на сохранение всеми способами имущества лица, приумножение этого имущества и лишь в крайних случаях – на его расходование в целях погашения долгов собственника. В отличие от этого опека (попечительство) над лицом предполагает всемерную охрану прав и интересов подопечного лица, как имущественных, так и неимущественных, что достигается, в частности, с помощью расходования его имущества.

Из этого следует вывод, что опека (попечительство) тоже предполагает введение некоего управления имуществом, так как и без введения доверительного управления в рассматриваемой ситуации требуется и сохранение, и приумножение имущества подопечного, поскольку это отвечает интересам данного лица.

13. Управление на договорной, возмездной основе осуществляется как отношение власти и подчинения в рамках соглашения о передаче функций исполнительного органа хозяйственного товарищества или общества. Суть фактических отношений по данному договору заключается в эффективной и компетентной исполнительной деятельности, которую может обеспечить управляющая компания. Поэтому здесь возможно проведение некоторых аналогий между управленческой деятельностью собственника имущества, не являющейся его субъективным полномочием, а самостоятельной функцией. Передача компетенции не должна признаваться услугой, скорее, это функция собственности, имущества, которое должно «работать» как результат осуществления власти собственника. Таким образом, перед нами  новый вид договора по управлению, имеющий частноправовой, а не публично-правовой характер.

Договор на управление является договором sui generis, что не позволяет отнести его к известным договорным институтам, поименованным в ГК. Самостоятельность типа договора выражается в том числе и посредством его основных элементов (стороны, предмет, сроки). Предметом договора между обществом и управляющей организацией является деятельность последней по осуществлению функций единоличного исполнительного органа. Речь идет о том, что предметом договора является передача не отдельных полномочий на совершение юридических и фактических действия, а прав и обязанностей соответствующего органа юридического лица управляющей компании. Таким образом, права и обязанности, передаваемые управляющей компании, и составляют предмет договора об управлении. Обязанностью управляющего становится ведение оперативно-хозяйственной деятельности общества.

14. Среди видов гражданско-правовых договоров можно выделить группу договоров об объединении, в которых осуществляется деятельность нескольких лиц по созданию общей имущественной базы для ведения определенной деятельности, которая признается совместной. Признак объединения означает, что стороны, совершая действия в рамках договора, должны преследовать одну и ту же цель. Но совместная деятельность не является самоцелью для участников таких договоров, она лишь средство достижения определенного результата – общей цели. Существенная особенность договоров об объединении заключается в специальном режиме, установленном для внесенного его участниками имущества, а также для достигнутого совместными действиями сторон результата, и прежде всего, полученных плодов и доходов. Это имущество составляет общую долевую собственность участников договора.

В данную группу могут быть включены договор простого товарищества, учредительные договоры, договоры о создании хозяйственных обществ, договоры о слиянии или присоединении, о создании финансово-промышленной группы, соглашение о создании крестьянского (фермерского) хозяйства, акционерные соглашения и соглашения участников общества с ограниченной ответственностью, соглашения о создании общин малочисленных народов и казачьих обществ как примеров самоорганизации граждан. В них обязательно предусматривается предоставление корпоративных прав, а также перераспределение полномочий управления между участниками.

При наличии разницы в данных договорных конструкциях, в них есть и много общего. Поэтому следует идти по пути выделения группы договоров, которые хотя и приводят к различным результатам в смысле создания нового субъекта права, но по процедуре исполнения одинаковы – происходит объединение усилий и имущества для достижения общей цели.  Все вышеперечисленные договоры, как направленные на создание нового субъекта права, так и не имеющие результатом образование юридического лица, являются по своей природе консенсуальными, многосторонними, взаимными, возмездными. Указанные договоры подчиняются общим правилам о сделках и договорах (ст.  153 - 181, 420 - 453 ГК), если иное не установлено законом или не вытекает из существа этих договоров. Договоры данной группы часто являются непоименованными, что затрудняет их применение на практике. Хотя договоры простого товарищества могут заключаться во всех перечисленных случаях, они будут подпадать под действие  гл. 55 ГК только в случаях, если полностью отвечают требованиям о создании общего имущества для достижения общей цели. Для решения данного вопроса целесообразно допустить субсидиарное применение правил гл. 54 ГК к договорам, предполагающим объединение лиц, внеся соответствующие изменения. Тогда здесь можно будет говорить и об учредительных договорах, и о реорганизации, и о создании финансово-промышленной группы (ФПГ) на договорной основе и др.

15. Имущественный комплекс как объект гражданских прав требует управления. Функция имущественного комплекса есть управление.

В случае передачи управления общим имуществом собственников жилья в многоквартирном доме управляющей организации последняя имеет обязательства по выполнению работ по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме и предоставлению коммунальных услуг. Значение управления как специфической деятельности нельзя не учитывать при определении предмета договора управления многоквартирным домом. Правовой целью данного договора является достижение целей управления многоквартирным домом.

Создание юридических лиц - несобственников  является подтверждением того, что имущество требует управления, которое представляет собой функцию собственности. Учредитель наделен правом давать задания и поручения  таким юридическим лицам, осуществлять планирование их деятельности, принимать решения по ключевым вопросам и контролировать деятельность непосредственных органов оперативного управления.

16. Соглашение о соавторстве также порождает отношения управления. Основная его цель – создание и (или) использование произведения авторами, а дополнительная цель, неразрывно связанная с основной, – объединить нескольких авторов, их творческие усилия при создании произведения. Соавторство всегда связано с творческой деятельностью лиц, объединяющих свои усилия.

Таким образом, в предмет соглашения  о соавторстве следует включать не просто деятельность по созданию и (или) использованию произведения литературы, науки, искусства, а деятельность по объединению либо творческих усилий авторов по созданию и использованию произведений, либо усилий авторов по использованию произведений, если соглашение о соавторстве заключается по завершении работы одного из авторов над произведением. То есть этот предмет обнаруживается в договоре и тогда, когда соглашение о соавторстве заключается уже по завершении работы над произведением, поскольку заключение соглашения в такой ситуации нередко является констатацией фактически возникшего соавторства.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования. Теоретическая значимость заключается в том, что в работе сформулирован ряд выводов, имеющих значение для науки гражданского права, а также правовой науки в целом. В диссертации обосновано новое направление в науке гражданского права – учение о категории управления в гражданском праве, сделаны выводы о природе и специфике управления в отношениях частных лиц.

Практическая значимость результатов диссертационного исследования заключается в возможности их использования в работе правотворческих органов  при совершенствовании норм законодательства, опосредующих отношения управления между частными лицами, предложения по изменению и дополнению которых сформулированы в диссертации. Научные положения, обоснованные в диссертации, могут быть использованы как при совершенствовании действующего законодательства, так и при построении новой целостной системы гражданского законодательства в сфере управления.

Кроме того, они могут быть использованы в учебном процессе в рамках преподавания курсов «Гражданское право», «Предпринимательское право», специальных курсов гражданско-правового цикла, других юридических дисциплин, а также при подготовке соответствующих учебников, учебных и учебно-методических пособий.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты исследования были обсуждены и одобрены на заседании кафедры гражданско-правовых дисциплин Московской академии экономики и права.

Результаты работы над диссертацией докладывались автором и обсуждались на научных и научно-практических конференциях, круглых столах и семинарах разного уровня, среди которых в первую очередь следует отметить имеющие статус международных: «К десятилетию  Конституции Российской Федерации» (Москва, 4-5 декабря 2003 г.); «Проблемы унификации гражданского законодательства России, Белоруссии, Украины в связи с образованием единого экономического пространства» (Белгород, 2-3 марта 2004 г.); «Развитие гражданского законодательства стран – участниц Содружества Независимых Государств на современном этапе» (Белгород, 15-16 ноября 2007 г.); «Право на защите прав и свобод человека и гражданина (к 15-летию Конституции Российской Федерации и 60-летию принятия Всеобщей декларации прав человека)» (Москва, 4-5 декабря 2008 г.); «Актуальные вопросы развития юридической науки и практики в современных условия» (Уфа, 7-8 октября 2009 г.); «Современное состояние российского законодательства: проблемы и пути совершенствования» (Пермь, 23 октября 2009 г.); «Государство и право: вызовы ХХI века (Кутафинские чтения)» (Москва, 9 декабря 2009 г.); «Роль гражданского права в современных экономических условиях в России и других странах СНГ. Тенденции и перспективы» (Москва, 7-8 декабря 2009 г.); «Проблемы ответственности в современном праве» (Москва, 10-11 декабря 2009 г.); «Актуальные проблемы права России и стран СНГ - 2010» (Челябинск, 1-2 апреля 2010 г.); «Проблемы методологии правовых научных исследований и экспертиз» (Москва, 2-3 декабря 2010 г.).

Научные результаты диссертационного исследования нашли отражение при чтении лекций, подготовке учебной и методической литературы, проведении семинарских занятий по курсу «Гражданское право» и различных гражданско-правовых спецкурсов в Московской академии экономики и права, Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Московском городском университете управления Правительства Москвы.

Положения, выводы и практические результаты диссертации апробировались в работе по аналитическому, информационному обеспечению деятельности депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, использовались при проведении научно-практических семинаров, формировании судебной практики Арбитражного суда города Москвы и в настоящее время активно используются в практической правовой работе. Результаты диссертационного исследования содержатся и в разработанном автором специальном учебно-практическом курсе «Управление в частном праве России».

Основные положения и выводы исследования отражены автором в опубликованных работах общим объемом  более  160 п.л.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, включающих четырнадцать параграфов, списка нормативных правовых актов, материалов судебной практики и специальной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, указывается степень ее научной разработанности, формулируются цель и задачи исследования, раскрываются его теоретическая и методологическая основа, научная новизна, в том числе и основные положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость, приводятся данные об апробации результатов исследования.

В первой главе  - «Понятие управления в российском гражданском праве» - сформировано представление о теории управления с позиций гражданского права и ее отражении в современном законодательстве исходя из данных науки о методологии как учении о структуре, логической организации, методах и средствах соответствующей деятельности.

В первом параграфе  - «Управление и гражданское право: основные понятия  и признаки» - исследуются основные категории управления в гражданско-правовой сфере.

В правовой сфере категория управления используется наиболее часто применительно к нормам публичного права. В ходе исследования автор приходит к выводу, что применение правовых средств, используемых субъектом, наделенным соответствующей правоспособностью, предполагает: установление правил поведения, утверждение конкретных заданий, предписание совершить определенные действия, назначение, удовлетворение законных притязаний, регистрационные действия, поощрения, контроль и надзор, разрешение споров, применение принудительных мер. Очевидно, что указанные составляющие управления присутствуют как в государственном, так и  в частном управлении. Эти возможности основываются на власти. Властное полномочие представляет собой обеспеченное законом, ориентирующее требование (повеление, команда) уполномоченного субъекта определенного поведения и действий, обращенное к физическим и юридическим лицам. Рассуждая о различиях в природе власти с точки зрения частного и публичного права, автор приходит к выводу, что управление в частноправовом смысле вытекает из власти собственника, частного лица, отличной по характеру и проявлениям от власти государства или иного публичного образования.

Управление в частном праве представляет собой функцию власти в сложных организованных системах любого характера, обеспечивающих сохранение их структур, поддержание режима деятельности, направленного на реализацию их целей. По своему содержанию управление - процесс упорядоченного воздействия субъекта на объект управления. Реализация функции управления гражданского права заключается в сохранении имущества, поддержании его и максимально эффективном использовании. При этом возможны различные способы реализации данной функции.

В работе выделяются и рассматриваются основные элементы управления в гражданском праве: субъект управления; управляемый субъект; объект управления; цель управления; управленческая деятельность. Изучая особенности субъектов управления, автор отмечает, что субъектами управления на уровне организации выступают собственники капитала и нанятые ими управляющие, которые управляют сообществом наемных работников данной организации. Кроме того, в интересах права целесообразно четко отразить в законодательстве, что управление требуется не только организациям, но и неправосубъектным образованиям как объединениям лиц.

Выявлена взаимосвязь понятий «управляемый субъект» и «объект управления». Под объектом управления понимается деятельность лица, организуемая посредством плана, программы, команд управляющего субъекта, направленная в подавляющем числе случаев на имущественную составляющую. Управленческая деятельность, осуществляемая субъектом управления, направлена на изменение или сохранение целостности управляемых субъектов, которые способны понять программу и реализовать ее. Управляемый субъект, который реализует программу, выработанную субъектом управления, делает это не автоматически, а сознательно.

Анализируя вопрос определения объекта управления, автор указывает, что в первую очередь управление направлено на поведение людей, а во вторую – на имущество (например, в договоре доверительного управления имуществом). Некоторое имущество неизбежно требует управления, так же как и коллективы людей. Примером тому могут служить такие объекты гражданских прав, как имущественный комплекс и сложная вещь, как ее представляют разработчики Концепции совершенствования российского гражданского законодательства.

Автор обращает внимание на то, что цель управления в частном праве – всегда направлена на экономические либо неимущественные выгоды участников гражданского оборота. Так как управление само по себе не имеет своих целей, то цели для него задает экономика. Например, арбитражное управление может вводиться для: предупреждения банкротства и восстановления платежеспособности должника, обеспечения сохранности его имущества, погашения задолженности либо соразмерного удовлетворения требований кредиторов.

Управленческая деятельность (способ управления) в сфере гражданского оборота определяется в исследовании как идеальный образ, который содержит в себе информацию о том, какие меры следует принять субъектам управления, каким образом должны регулироваться отношения между субъектами управления и управляемыми субъектами. Признаками управленческой деятельности в гражданском праве являются систематичность, целенаправленность, направленность на обеспечение оптимального функционирования и развития объекта, связь с властью, господством над лицом или имуществом. Это господство применительно к гражданскому праву всегда присутствует в рассматриваемых отношениях.

Полемизируя с исследователями советского наследия по вопросу отнесения управления только к сфере публичного права, автор отмечает, что на современном этапе развития общества и законодательства управление не может рассматриваться так же, как рассматривалось в условиях плановой экономики. Есть основания полагать, что в гражданском обороте присутствуют отношения, основанные на координации деятельности равноправных субъектов. В отличие от административно-правового управления, построенного на началах субординации, в рамках отдельных договорных конструкций могут возникать ряд управленческих отношений и соответствующих им организационных форм, которые строятся на началах координации. Управление в этом смысле может входить в предмет гражданского права как основного раздела права частного.

Во втором параграфе - «Принципы управления в гражданском праве» -   проведено исследование проявления основных начал гражданского права в сфере управления.

Автор исходит из того, что принципы гражданского права носят общеобязательный характер, будучи, как правило, прямо закрепленными в правовых нормах. Их соблюдение и учет при рассмотрении конкретных правовых ситуаций являются обязательными требованиями закона. Следовательно, и управление в гражданском праве будет строиться исходя из основных начал гражданского права. Отсутствие в публичном праве автономии воли и равенства участников регулируемых отношений может служить одним из основных ориентиров в разделении понятий «управление» в гражданском (частном) и публичном праве. Исследовав понятия равенства и равноправия в теории права, конституционном и гражданском праве, автор приходит к выводу, что управление, полномочия на совершение каких-либо действий связаны со статусом лица. В реальной жизни формальное равенство применяется к фактически неравным людям, отличным друг от друга по бесчисленному количеству оснований. А в сфере правового регулирования эти фактические различия между людьми предстают как различия в их субъективных правах.

По мнению автора, для осуществления целенаправленной эффективной деятельности субъектов гражданского права управление не только допустимо, но и необходимо. При этом управление не может быть навязано кем бы то ни было в отсутствие соответствующего установления в законе или по воле лица. Свобода выбора предполагает инициативу субъектов гражданского оборота в достижении своих целей. Очевидное исключение здесь составляют случаи выступления в гражданских правоотношениях опекунов и попечителей несовершеннолетних или больных и престарелых граждан, задачей которых как раз и является помощь подопечным в осуществлении и защите их прав и интересов.

Инициатива субъектов управления, осуществляющих свою деятельность на свой риск, в гражданском праве не ограничивается применяемым в современных коммерческих организациях планированием хозяйственной деятельности. Автор признает, что управление в гражданском праве может строиться на основании планирования хозяйственной деятельности как механизм организации хозяйственной деятельности, включающий фактические действия и обстоятельства управляющего, не имеющие юридического значения. Предписаниями планов, как правило, определяются направления развития хозяйственной деятельности и лишь иногда – предварительные условия этих отношений - о предмете договора, цене, количестве, сроках исполнения и др. Такое планирование порождает необходимость заключения каких-либо договоров или совершения односторонних действий на началах инициативы и автономии воли сторон. Оно осуществляется самими хозяйствующими субъектами, без участия третьих лиц или государства, исходя из потребностей субъектов частного права. Планирование, таким образом, существует лишь для организации деятельности одного автономно действующего субъекта по его воле: распространяется на коллектив, объединенный в один субъект права, либо на неправосубъектное образование на основании соглашения. При этом диспозитивность, означающая, что каждый субъект гражданского права распоряжается принадлежащими ему субъективными правами по своему усмотрению, в поведении сторон не утрачивается.

Большое внимание в работе уделяется определению и исследованию проявлений принципа добросовестности в управлении. Автор обосновывает позицию, согласно которой добросовестное управление строится на признании воли другого, уважении к автономии контрагента, выступает одной из форм выражения собственной автономии. Соблюдая установленные правила поведения, субъект (управляющий или управляемый) обеспечивает действенность своего волеизъявления, защиту и прочность той или иной созданной им социальной связи. То есть добросовестность в управлении в первую очередь будет касаться внутренних отношений управляющего лица и управляемого или учредителя управления. Важнейшим критерием определения добросовестности поведения лица являются обычные условия оборота. Оборот в данном случае выступает внешним мерилом, объективным критерием доброй совести управляющего. Действия как управляющего, так и управляемого должны основываться на доброй совести, хотя основное внимание уделяется, и вполне справедливо, добросовестности управляющего.

Добросовестность понимается как запрет управляющему действовать в своих личных интересах или в интересах третьих лиц в ущерб интересам управления. Во всех случаях передачи полномочий по управлению это связано с предпринимательской деятельностью управляющего, поэтому к такого рода отношениям будут применяться правила о предпринимательских рисках.

Принцип добросовестности следует распространять и на односторонние действия, а не только на договоры. Исполнительный орган юридического лица или заменяющая его управляющая компания также должны действовать добросовестно в процессе исполнения функций управления.

В работе анализируются также проявления иных принципов гражданского права при управлении (принципы неприкосновенности собственности; беспрепятственного осуществления гражданских прав, в том числе свободы имущественного оборота - перемещения товаров, услуг и финансовых средств; запрета злоупотребления правом и иного ненадлежащего осуществления гражданских прав; всемерной охраны гражданских прав, включая возможность восстановления нарушенных прав и обеспечение их независимой от влияния сторон судебной защитой).

В третьем параграфе - «Законодательные модели отношений управления в современном гражданском праве» - рассматриваются положения закона, которые прямо указывают на отношения управления. Автор обращает внимание на то, что термин «управление» используется в наименованиях ряда гражданско-правовых институтов и договоров, возможность заключения которых прямо предусмотрена действующим законодательством. Это позволило выделить следующие основные законодательные модели, в предмет которых входит управленческая деятельность: а) управление лицом, коллективным образованием и б) управление имуществом.

В первую группу включаются все случаи управления коллективными образованиями: юридическими лицами (с помощью органов юридического лица либо посредством управляющей компании) и управление в простом товариществе. К управлению имуществом можно отнести: оперативное управление и хозяйственное ведение имуществом; арбитражное управление;  управление имущественным комплексом; доверительное управление; управление имуществом подопечного, без вести пропавшего, наследодателя;  управление интеллектуальными правами. Особенностью законодательного регулирования является то, что названные в законе конструкции (а вслед за ними и некоторые исследователи) рассматривают управление как действия в чужом интересе, что на практике не исчерпывает отношений управления в гражданском праве. Автор делает вывод, что такая типизация недостаточно обоснована, поскольку строится на критериях  различного уровня.

Рассматривая модели коллективного управления, автор приходит к выводу о том, что правоспособность коллективных субъектов, осуществляющих хозяйственную или социально-культурную деятельность, как правило, выливается в конструкцию юридического лица. Однако зачастую в праве складываются и устойчивые модели неправосубъектных коллективных образований (ФПГ, холдинги, крестьянско-фермерские хозяйства, религиозные общества и др.), в которых все юридические права и обязанности, в том числе и по управлению, возлагаются на их главу, центральную компанию и т.п.  Это подтверждается и спецификой правового регулирования отношений между простыми товарищами - коллективным образованием, правовое регулирование которого уже сложилось.

В результате анализа норм ГК и иных актов в сфере управления имуществом, автором делается вывод, что унитарное предприятие как самостоятельное юридическое лицо, основанное на государственной или муниципальной собственности, создается и существует для выполнения функций по управлению имущественным комплексом-предприятием в определенных целях публичного характера, поэтому не в полной мере выполняет роль самостоятельного субъекта, а выступает как инструмент управления имуществом. Фактически деятельность по управлению имуществом в рамках института ограниченных вещных прав близка к деятельности любого лица, осуществляющего управление предприятием как имущественным комплексом.

В исследовании показано, что деятельность арбитражного управляющего носит самостоятельный характер и может быть признана отдельным звеном классификации отношений управления имуществом. При этом функции управления выполняет арбитражный управляющий (в отношении лица, проходящего процедуры банкротства, а также его имущества в целях получения максимального эффекта в результате реализации процедур банкротства), совет кредиторов как организованная группа, принимающая обязательные для других участников  решения, а также иные лица.

В работе обосновывается, что доверительное управление имуществом следует рассматривать не как отдельный вид управления, а как наиболее распространенный способ оформления соответствующих отношений управления. Содержание управления применительно к имущественным отношениям, возникающим из договора доверительного управления, сводится к деятельности доверительного управляющего по выполнению разнообразных функций, прав и обязанностей, которые бы исполнял сам собственник в отношении принадлежащего ему имущества, включая возможность эксплуатации, хозяйственного или иного использования имущества путем извлечения из него полезных свойств, за исключением потребления имущества.

Термин «управление» встречается также в ГК в отношении авторских и смежных прав, осуществляемых специализированными некоммерческими организациями (ст. 1242 - 1244), а также единой технологии как самостоятельного объекта интеллектуальных прав. Преимущественно в состав единой технологии входят объекты интеллектуальных прав, поэтому можно предположить, что управление единой технологией подразумевает управление, в частности, интеллектуальными правами. Однако в целом у автора есть все основания утверждать, что в сфере интеллектуальной собственности могут быть выделены и иные случаи управления.

Законодательные модели управления также могут быть рассмотрены с точки зрения типизации управляющих субъектов. Управление в частном праве характеризуется наличием многих субъектов. К управляемым субъектам можно отнести почти всех субъектов гражданского права. К управляющим – субъектов гражданского права, способных осуществлять господство над имуществом. Субъекты управления располагают необходимой информацией и технологиями, разрабатывают проекты стратегии развития, управленческие проекты, создают специальные коллективы для реализации этих проектов. Субъектам управления делегированы широкие полномочия в принятии решений по удовлетворению потребностей управления, в связи с чем они и несут ответственность за принятые решения. При этом следует иметь в виду, что фактическое управление имеет место и в технических, и в биологических системах, но это не является управлением в гражданско-правовом смысле, поскольку человек, управляющий технической системой, не является управляющим.

Управляемыми субъектами в гражданском праве, как правило, выступают группы людей, а также отдельно взятые индивиды, которые реализуют программы, выработанные разными субъектами управления на всех уровнях такого управления. К ним в первую очередь можно отнести юридические лица, как коммерческие, так и некоммерческие. Управляемыми субъектами управления необходимо также признать граждан, которые осуществляют ту или иную деятельность, например, на основании договора.

Специфической законодательной моделью управления в гражданском праве является самоуправление на уровне самоорганизации. В литературе цель саморегулирования определяется как управление деятельностью субъектов предпринимательской или профессиональной деятельности, координация их деятельности, но по мнению автора, это прежде всего отношения, складывающиеся между субъектами предпринимательской или профессиональной деятельности, саморегулируемой организацией и государством в лице его органов, что не входит в рамки понятия управления в гражданском праве.

Российская газета. 1 декабря 2010 г.

Указ Президента РФ от 18 июля 2008 г. № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» // Собр. законодательства Рос Федерации. 2008. №29 (ч. 1). – Ст. 3482.

Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. -М.: Статут, 2008; Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. - М.: Волтерс Клувер, 2006; Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. -М.: Статут, 2005; Пахомова Н.Н. Основы теории корпоративных отношений (правовой аспект). Екатеринбург: Налоги и фин. право, 2004 и др.

Беневоленская З.В. Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства. – М.: Волтерс Клувер, 2005; Зайцев О.Р. Договор доверительного управления паевым инвестиционным фондом. М.: Статут, 2007; Витрянский В.В. Договор доверительного управления. – М.: Статут, 2002; Дорохина Е.Г. Управление в системе банкротства: частноправовые и публично-правовые аспекты правового регулирования: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. – М., 2010; Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом / Под ред. В.М. Чернова. - М.: Юристъ, 1999 и др.

Голубцов В.Г. Сочетание публичных и частных начал в регулировании вещных отношений с участием государства. – СПб.: Издательство Р.Асланова «Юридический Центр Пресс», 2005 и др.

Граждан В.Д. Теория управления: учеб. пособие. – М.: Гардарики, 2007; Атаманчук Г.В. Управление: сущность, ценность, эффективность: учеб. пособие. М.: Академический проект, 2006 и др.

Во второй главе - «Полномочие как основа отношений управления в гражданском праве» - рассматриваются особенности  возникновения и реализации полномочия.

В первом параграфе  - «Управление как функция в гражданском праве» - формулируется понятие управленческой функции господства в гражданском праве. Согласно трактовке Большого энциклопедического словаря функция (от лат. functio - исполнение, осуществление) - это в первом своем значении есть деятельность, обязанность, работа; внешнее проявление свойств какого-либо объекта в данной системе отношений (например, функция органов чувств, функция денег). Управление представляется функцией сложных организованных систем любого характера, обеспечивающих сохранение их структур, поддержание режима деятельности, направленного на реализацию их целей. Рассматривая управление в коллективных образованиях как функцию, автор указывает, что оно есть проявление свойств коллектива, корпорации в самом широком смысле слова. Без управления коллектив не существует в динамике и стремится к распаду. То есть управление – не функция всего коллектива в целом, а только его потребность. В работе определяется, что управление проявляется во внутренних и внешних отношениях. Когда говорят о внутренних отношениях, чаще всего имеют в виду отношения внутри юридического лица – между органами юридического лица и организацией в целом, а также отношения учредителей или участников и организации.  Такие отношения также именуют иногда корпоративным управлением. С позиции целостной концепции внутрикорпоративных (внутренних) отношений, предложенной В.П.Мозолиным, рассматривается существующее деление управления лицами. Затрагивая вопросы понятия корпорации, автор приходит к выводу, что государственным корпорациям делегирована компетенция государства, именно функции последнего и выполняет данное образование как лицо. При этом деятельность органов юридического лица всегда должна в идеале быть направлена на те цели, которые указаны в его уставных документах.

Создание и деятельность любого юридического лица является проявлением функции собственности - управления. В то же время управление как функция присуще не только юридическим лицам. Оно необходимо в коллективе, и не являющемся юридическим лицом. Управление в гражданском праве включает в себя управление внутри любого коллектива. Кроме того, внутренние отношения, связанные с реализацией функции управления, встречаются и в договорной сфере. Например, представительство как правоотношение включает в себя комплекс внутренних и внешних отношений: внутренние - между представляемым и представителем, а внешние - между представителем и третьим лицом по исполнению возложенных на представителя полномочий. Договор поручения регулирует внутренние отношения, а доверенность - внешние, т.е. она необходима для легитимации представителя перед третьими лицами.

Особенностью управления в гражданском праве является возможность реализации власти (господства) не только в коллективе, но и в отношении имущества. Власть частного лица и сегодня часто непосредственно связана с хозяйственным господством в отношении принадлежащего собственнику имущества. Состояние присвоенности, обозначаемое как отношения собственности, определяет статус субъекта присвоения, который вынужден осуществлять свою власть независимо от своего желания. Именно из этой посылки мы исходим, когда определяем управление как функцию собственности. Субъектом управления, по мнению автора, необходимо считать собственника или уполномоченное законом лицо. Объектом управления выступает, как отмечалось, поведение людей, а непосредственным объектом воздействия являются вещи или имущество в широком смысле слова.

Автор доказывает, что у собственника есть функции и полномочия разного характера, в числе которых может быть выявлена и еще одна – управление.  При этом функция управления лежит вне самой категории собственности. Этот вывод не позволяет признать управление правомочием собственника.

В современной науке считается обоснованным вывод, сделанный в работах романистов В.М. Смирина, Д.В. Дождева, В.А. Савельева, о том, что римское право не знало триады. Введение триады правомочий изначально определялось правоведами как юридическая характеристика права собственности, некое условное обозначение. Среди правомочий собственника неоднократно предлагалось выделить правомочие управления. Однако автор предлагает иное видение вопроса: управление есть функция собственности, а не ее составляющая.

Управление собственностью есть управление непосредственное, а через юридическое лицо – опосредованное.Например, осуществляя права на участие в создании и деятельности хозяйственного товарищества и общества, сами участники могут лично своими собственными действиями осуществлять принадлежащее им право участия в рассматриваемых товариществах и обществах. Такое управление можно обозначить как непосредственное. Осуществление принадлежащего участникам права на участие в товариществах и обществах становится опосредованным в случаях, когда участники делают это через представителя, номинального держателя акций или управляющего по договору доверительного управления имуществом, закрепленному действующим российским законодательством. Однако не любое взаимодействие собственника и вещи требует реализации функции управления.

Во втором параграфе - «Понятия «компетенция» и «полномочия» в праве» - автор, опираясь на выявленный им ряд тенденций развития гражданского законодательства, определяет соотношение данных понятий в праве в целом.

Проблема бурных споров исследователей по рассматриваемому вопросу кроется в  многозначности интерпретации данных понятий и отождествлении терминов «компетенция» и «полномочие». Лингвисты определяют компетенцию как «круг вопросов». Однако автор приходит к выводу, что в правовом смысле данное определение может быть истолковано как компетентность. Такая подмена понятий отражается во всех исследованиях, независимо от их сферы и направления. Тем самым распространенное толкование влечет и противоречивость  законодательства, и отсутствие единообразия в правоприменении, в том числе в судебной практике. Законодатель не проводит грани между понятием «компетенция» и «полномочие» и нередко употребляет их как синонимы. Признаками органа власти (государственной или муниципальной), например, часто называют порядок создания, властные полномочия и порядок деятельности. Автор стремится определить роль полномочия как основы  управления через анализ данного понятия в конституционном, административном, муниципальном,  процессуальном, гражданском, семейном праве и законодательстве, разграничивая его с понятием «компетенция».

Такое разграничение связано с тем, что в понятие компетенции может включаться и круг полномочий для ведения дел, и конкретные подвластные области отношений. При этом компетентность как определенные знания и опыт требуются и для осуществления полномочий, и для реализации отношений в подвластных областях. Но и в том, и в другом случае присутствует властное отношение. Только отношение это может иметь разную природу. Компетенция в исходном понимании должна быть разделена на публичную и частную. Существуют властные полномочия и полномочия, основанные на власти; они не являются тождественными понятиями. Властные полномочия принадлежат сфере публично-правовых отношений, в то время как полномочия, основанные на власти, лежат в сфере частного права. Так, собственник, наделяя поверенного полномочиями распоряжаться своим имуществом, предоставляет последнему полномочия, которые возникли в силу наличия у собственника власти в отношении соответствующего имущества.

Властное полномочие в контексте публично-правового регулирования понимается как «государственное полномочие», которое трактуется как права и обязанности органов государственной власти РФ по решению вопросов, отнесенных к ведению Российской Федерации Конституцией РФ, федеральными конституционными законами, федеральными законами, а также иными нормативными актами, принятыми в соответствии с Конституцией РФ, либо как права и обязанности органов государственной власти и должностных лиц государственной власти субъекта Федерации по решению вопросов, отнесенных к ведению субъекта Федерации Конституцией РФ, федеральными конституционными законами, федеральными законами, конституцией (уставом) субъекта Федерации, законами субъекта Федерации, а также иными нормативными актами, принятыми в соответствии с Конституцией РФ. Таким образом, государственное полномочие определяется через права и обязанности соответствующего публично-правового образования. В указанных случаях происходит подмена понятий: используя указание на права и обязанности публичных субъектов, не делается различий между властными полномочиями и полномочиями, основанными на власти. Кроме того, «государственное полномочие» существует только в определенной сфере (в зависимости от функции соответствующего органа), а также возникает в особом порядке – на основании прямого указания в законе.

Рассматривая понятия «компетенция» и «юрисдикция» в процессуальном праве, автор приходит к выводу, что их содержание во многом совпадает. На взгляд автора, юрисдикция в отличие от компетенции – это определение неких областей деятельности (суды общей юрисдикции, арбитражной, конституционной). И желательно, чтобы по всем процессуальным актам было уточнено, где речь идет о компетенции судов,  а где о юрисдикции.

В отличие от подходов публичного права, в праве частном компетенцию зачастую рассматривают в связи с правоспособностью. В основном речь идет о разработке понятия компетенции органов юридического лица. Автор приходит к выводу, что использование термина «компетенция» в отношении полномочий органов юридического лица не соответствует их природе. Корпоративное управление, управление лицом, имуществом связаны с реализацией полномочий, переданных управомоченному частным лицом в рамках реализации его власти. Полномочия в частноправовом смысле можно представить как поручения соответствующему лицу, которые он должен выполнить на данном месте. Поскольку это субъект частного права, у него есть определенные полномочия.  Уполномоченное лицо, например поверенный, приобретает определенный статус, который может не совпадать с субъективными правами данного лица, но при этом он вправе действовать лишь в установленных этим статусом пределах.

Третий параграф - «Правовая природа полномочия как основание управления в гражданском праве» - посвящен выработке общей теории полномочия в гражданском праве. В работах ученых-юристов раскрываются различные его содержательные аспекты в зависимости от цели и задач конкретного направления научного исследования. Самое широкое распространение получила точка зрения на полномочие как на субъективное право. Однако анализ доводов различных ученых (например, В.А. Рясенцева, К.И.Скловского) не оставляет у автора сомнений в том, что полномочие все-таки не является субъективным правом. Полномочие не следует рассматривать также ни как сделку, ни как договор. Если обратиться к системе юридических фактов (оснований возникновения гражданских прав и обязанностей), закрепленной в ст. 8 ГК, можно выделить несколько видов юридически значимых действий, которые зависят от воли и сознания человека. Так, сделки относятся к целенаправленным юридическим действиям, т.е. совершаются со специальным намерением вызвать юридически значимые последствия - достичь результат сделки. Напротив, юридические поступки (создание произведений науки, литературы, находка потерянной вещи и т.п.) лишены направленности на правовой результат, однако как разновидность действия, в отличие от события, совершаются по воле человека. Но можно ли сказать, что у автора или лица, обнаружившего находку, отсутствуют полномочия? Автор, например, может обнародовать созданное произведение или отказаться от обнародования. Является ли возможность совершить одно из этих действий полномочием? Да. Является ли эта возможность сделкой или договором? Нет. Кроме того, целенаправленные юридические действия не исчерпываются только сделками. В качестве примера можно привести действие по обращению с заявлением о регистрации в качестве индивидуального предпринимателя; действие по обращению в суд, органы опеки и попечительства или иные органы за защитой своих прав и т.п. Не считая такие действия сделками или договорами, автор утверждает, что это есть полномочия, предоставленные соответствующим субъектам законом.

В работе исследуется вопрос о значении воли и волеизъявления в процессе наделения лица полномочием и реализации полномочия. Полномочие в частном праве встречается не только в силу договора, но и по иным основаниям, оставаясь при этом по своей природе полномочием. Сущность законного представительства, в отличие от договорного, состоит в отношениях между представителем и представляемым, их взаимное волеизъявление в отношении третьих лиц, с которыми представитель вступает в правоотношения от имени представляемого, не имеют значения, а круг полномочий представителя установлен нормативными правовыми актами и не определяется волеизъявлением представляемого. Полномочие законного представителя является безотзывным. То, что круг полномочий представителя не определяется волеизъявлением представляемого, позволяет предположить, что и договорные полномочия могут не зависеть от воли представляемого, но при этом будут связаны его интересами. Полномочие реализуется всегда как действие, следовательно, является волеизъявлением. Передача полномочий (перераспределение) на основании закона может ограничить возможности управомоченного лица.

Развивая теорию В.И.Иванова о том, что правоспособность есть признанная государством в системе объективного гражданского права за каждым живым человеком способность быть носителем различных статусов, автор доказывает, что изменение статуса лица изменяет и состав его полномочий в отношении имущества или личности. Например, поверенный приобретает определенный статус, который может не совпадать с субъективными правами данного лица, но при этом он вправе действовать лишь в установленных этим статусом пределах.

Обращаясь к теории юридических фактов, автор обосновывает тезис, что полномочие само по себе не является юридическим фактом, однако может вытекать из него. Основываясь на выводах М.А.Рожковой о необходимости разграничивать «правовую модель обстоятельства» и понятие «юридический факт» (реальное жизненное обстоятельство, с правовой моделью которого норма права связывает наступление соответствующих юридических последствий), автор приходит к выводу, что  полномочие, взятое абстрактно как понятие, – это юридический факт – модель. Описанные в доверенности полномочия представителя есть юридический факт – модель, который выступит основой правоотношения в случае его реализации путем совершения поверенным определенных односторонних действий. Его реализация станет тем юридическим фактом, который существует в действительности, не является моделью (например, управление организацией, принятие наследства и т.п.), его последствием выступает движение гражданского правоотношения (возникновение, изменение, прекращение).

Исследования полномочия как секундарного права позволяют выделить еще одну характеристику содержания полномочия – это действие одностороннее. Круг полномочий достаточно широк и включает в себя практически все ситуации с односторонними сделками, когда для возникновения, изменения или прекращения правоотношения достаточно волеизъявления одной стороны. К ним относят полномочие на приватизацию, на отмену завещания или доверенности, полномочие преимущества (покупки, например).

В третьей главе - «Содержание управленческой деятельности» - проводится исследование основных элементов управления в процессе реализации составляющих его полномочий.

В первом параграфе - «Общие положения отношения управления» - выявляются условия, при которых происходит наделение лица полномочием и возникают отношения управления.

Отношения управления могут возникать на основании действия, носящего односторонний, двусторонний или многосторонний характер. Они появляются тогда, когда собственник дает какую-либо команду, передает полномочие и приводит в движение систему отношений. Необходимость в управлении имуществом может возникать в связи с невозможностью для собственника реализовать функции управления некоторыми видами своего имущества или с неопытностью в их реализации. Управление может иметь место в системе отношений собственности, интеллектуальной собственности, юридического лица.

Автор доказывает, что отношения управления могут возникать в случаях односторонних действий собственника или правообладателя (например, в сфере интеллектуальной собственности). Управление собственностью путем совершения односторонних действий может приобретать различные формы. Например, управление собственностью имеет место при создании юридического лица, внесении имущества в общую собственность, установление различного рода обременений. Так, внесение имущества в состав уставного (складочного) капитала лишает учредителя права собственности на соответствующее имущество, однако он приобретает право контроля за деятельностью организации путем участия в деятельности ее органов управления. При этом именно имущественная самостоятельность вновь созданного лица позволяет повысить эффективность используемого имущества в установленных целях (коммерческих или некоммерческих).

Этот вывод подтверждается и предложением законодателю внести указание в ст. 501 ГК «Решение о создании юридического лица» о том, что юридическое лицо создается на основании решения учредителя (учредителей) о создании юридического лица». Таким образом, разработчики проекта изменений в ГК косвенно признают, что создание юридического лица есть акт односторонний для каждого из учредителей, независимо от их общего числа.

Наиболее часто отношения управления имуществом опосредуются договором доверительного управления. Использование доверительного управления позволяет собственнику без осуществления каких-либо действий по содержанию собственного имущества извлекать из него выгоду для себя или третьих лиц. Сегодня договор доверительного управления – практически единственный договор, устанавливающий управленческие отношения на договорной основе, прямо признаваемый таким законодателем.

Исходя из выработанного представления о проявлении функции управления в гражданском праве, автор показывает, что управляющий чужим имуществом наделяется полномочиями по его владению, пользованию, распоряжению, в том числе по совершению сделок в отношении с третьими лицами. В ГК эти действия управляющего характеризуются как правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление (п. 1 ст. 1020). Таким образом, под доверительным управлением следует понимать основанную на господстве собственника над имуществом функцию, переданную управляющему, которая реализуется им в систематической, целенаправленной деятельности уполномоченного лица по сохранению и эффективному использованию имущества.

Анализ различных гражданско-правовых договоров показал, что функция управления также проявляется в посреднических договорах (поручения, комиссии и агентского), об организации перевозок, транспортной экспедиции, лизинга, простого товарищества, строительного подряда, иных инвестиционных соглашениях, коммерческой концессии. В этих договорах интерес кредитора состоит в результате эффективного управления. Полномочие, возникающее в рамках представительства, есть основание управления. В них возникают внутренние отношения между участниками, присутствуют контрольно-отчетные обязательства. Передача полномочия порождает отношения управления между сторонами договора.

В работе обосновывается, что координационные отношения могут устанавливаться по воле сторон (как в случае с простым товариществом, когда ведение дел поручается одному из товарищей) или при фактическом распределении обязанностей. Например, при лизинге складываются такие отношения, когда лизингодатель принимает определенные решения, обязательные для всех участников сделки. Управление при лизинге автор понимает как инициативную самостоятельную деятельность управляющего - лизингодателя, направленную на ведение дел своего клиента.

В ходе исследования автор выявляет управление в отношениях, возникающих в случаях, предусмотренных законом (например, управление наследственным имуществом, имуществом лица, признанного судом безвестно отсутствующим, имуществом подопечного лица). При этом полномочие управления может вытекать как из статуса лица – опекуна или попечителя, так и из закона, в котором предусмотрена обязанность лица (например, нотариуса, душеприказчика) принять меры к охране и управлению  чужого имущества (например, ст. 1171 ГК).

Отмечая, что, по мнению большинства исследователей, когда закон упоминает обязательное введение управления, такие отношения опосредуются договором доверительного управления, автор указывает, что опека как институт права в основе своей имеет управление имуществом, которое понималось российским законодателем и как деятельность любого собственника, осуществляющего господство над вещью. То, что возникают именно отношения управления, следует и из содержания деятельности  опекуна. Автор замечает, что в законе по-прежнему указывается на управление имуществом подопечного.

Во втором параграфе - «Организационные и контрольные элементы управления» - анализу подвергаются составляющие управленческой деятельности. Исследуя теорию организационных правоотношений, автор приходит к выводу, что они являются лишь частью понятия «управление», хотя во многих случаях эти понятия учеными отождествляются. Проводится разграничение указанных понятий.

В частности, отмечается, что в юридической литературе в последнее время все чаще предлагается выделить отношения, направленные на организацию осуществления той или иной деятельности, являющейся предметом договора, в отдельную группу отношений, которые необходимо закреплять отдельным договором. При этом упоминается организационный характер такого договора. Однако различные авторы зачастую понимают данное определение неоднозначно. Иногда к организационным договорам относят сделки, не связанные непосредственно с переходом прав и обязанностей на товар, договоры, заключаемые по поводу технического обслуживания (коммунальное обслуживание) участников гражданского оборота.

Автор обосновывает мнение, что определенная организованность – неотъемлемое свойство любых общественных отношений, в особенности договорных. Однако организационные действия следует рассматривать в качестве  элемента управления как более широкого понятия. По этой причине нет необходимости в выделении специальных групп или видов организационных договоров, так же как и договоров об оказании организационных услуг.

Контроль является неотъемлемой составляющей управления. Поэтому в работе уделено внимание анализу контрольных отношений в институтах гражданского права, в особенности там, где они прямо упомянуты в нормах ГК и иных нормативных актах. Подвергнут анализу механизм отчетности по результатам деятельности управляющего на примере договора финансовой аренды.

Глава четвертая -  «Особенности корпоративного (коллективного) управления» - посвящена выработке авторского понимания корпорации и управления в корпорациях.

В первом параграфе - «Управление юридическим лицом» -  на материале преимущественно хозяйственных обществ и товариществ рассматриваются особенности управления юридическим лицом. Здесь и в дальнейшем в основном конкретизируются и дополнительно аргументируются положения об особенностях проявления управления как функции господства в гражданском праве. По мнению автора, управление в юридическом лице можно представить двояко. Чаще всего, говоря о корпоративном управлении, имеют в виду органы управления юридического лица, их полномочия и способы волеизъявления. Однако нельзя забывать и о том, что управление юридическим лицом возможно и со стороны его участников или собственников долей.

Создание и деятельность любого юридического лица является проявлением функции собственности - управления. На основе теории «персонифицированного целевого имущества», а также теории «отделения управления собственностью от капитала в акционерных обществах», автор рассматривает проявление функции управления в процессе объединения различных имуществ в единый комплекс в юридическом лице. Юридическое лицо с этой точки зрения представляется как определенным образом организованный имущественный комплекс, находящийся в управлении. Анализируя механизм образования воли и волеизъявления хозяйственного общества, автор заключает, что управление в юридическом лице всегда связано с проявлением воли собственника – учредителя или акционера (участника) данного лица: воля корпорации - это воля учредителя, продолжающая одушевлять созданное им учреждение. Управление юридическим лицом прежде всего возможно со стороны его участников или собственников. Управление в юридическом лице проявляется как  функция специфического органа организации, которая обеспечивает направление деятельности всех без исключения элементов организации, удерживает в допустимых пределах отклонение отдельных частей и организаций в целом от поставленных целей, но при этом всегда связана волей собственника капитала. В результате научного анализа автором выявляются несовпадение воли и целей организации и уча­стника, что обусловлено объективными противоречиями их интере­сов как самостоятельных субъектов гражданских отношений. Право собственности и другие вещные права юридического лица не должны идентифициро­ваться с соответствующими правами его участников, реали­зующих посредством создания коммерческой организации свое право на занятие предпринимательской деятельностью. Взаимодействуя с юридическим лицом, собственник удовлетворяет собственный инте­рес, в том числе включаясь в систему внутренних организационных связей юридического лица как самостоятельного субъекта права, и участвует в формировании ее воли, имея в виду интересы самого юридического лица.

Исследуя природу органов юридического лица, автор приходит к убеждению, что под органом юридического лица следует понимать его составную часть, которая согласно имеющимся у нее полномочиям формирует и выражает его волю, руководит его деятельностью. Орган юридического лица не является его представителем. Существование органов юридического лица, а также их деятельность неразрывно связаны с определением такого признака юридического лица, как организационное единство, которое предполагает обладание устойчивой структурой, требующей управления.

Автор уточняет, что в законодательстве полномочия органов управления юридического лица определяются как компетенция, но определение полномочия как понятия гражданского (частного) права, а компетенции как понятия права публичного влечет необоснованность употребления понятия «компетенция органов юридического лица» в отношении субъектов гражданского права. В то же время, поскольку данное словоупотребление давно укоренилось в российском гражданском праве, использование такой терминологии в законе допустимо в силу традиции.

Во втором параграфе -  «Выполнение функций единоличного органа юридического лица по договору как вид управленческой деятельности» -рассматриваются понятие, природа и содержание соответствующего соглашения, которое в целом мало изучено в доктрине.

Автор указывает, что договор о передаче функций исполнительного органа заключается непосредственно между двумя организациями (или между обществом и индивидуальным предпринимателем-управляющим), подписывается председателем совета директоров акционерного общества или уполномоченным им лицом, а в обществе с ограниченной ответственностью тем лицом, которое председательствует на общем собрании, утвердившем условия такого договора, либо уполномоченным общим собранием участником общества.

На основе диссертационного анализа в работе сделан вывод, что содержанием договора об управлении является перераспределение компетенции исполнительных органов хозяйственного общества на управляющую компанию с передачей функций по управлению исполнительной деятельностью. Это позволяет отличать договор о передаче функций исполнительного органа управляющей компании от договоров поручения, возмездного оказания услуг, доверительного управления. В частности, приведены дополнительные аргументы в пользу того, что положения ст. 1012 ГК о договоре доверительного управления имуществом не подлежат применению к обязательствам из договора о передаче полномочий исполнительного органа акционерного общества. В данном случае по договору переданы не отдельные имущественные объекты, а полномочия по управлению организацией. Кроме того, управляющий, в отличие от доверительного управляющего, действует от имени юридического лица, а не от своего имени. Не является договор о передаче функций исполнительного органа управляющей компании и договором между основным и дочерним обществом «о подчинении».

Поскольку управляющей компании передаются функции органа юридического лица, ее можно рассматривать как орган юридического лица - управляемой компании (ст. 53 ГК). Автор приходит к выводу, что договор об управлении является договором sui generis, что не позволяет отнести его к известным договорным институтам, поименованным в ГК. Самостоятельность типа договора выражается в том числе и посредством его основных элементов. Единственным существенным условием договора о передаче функций исполнительного органа хозяйственного общества управляющей организации следует признать условие о предмете. В предмет данного договора, как представляется, входит осуществление юридических и фактических действий по реализации переданной компетенции. Наиболее существенными по экономическим результатам работы могут оказаться те функции, которые могут быть возложены на управляющую компанию в связи с реализацией хозяйственной деятельности общества. Сюда можно отнести: организацию регулярного менеджмента издержек общества; представление интересов общества в отношениях с другими юридическими и физическими лицами; от имени общества совершение сделок, выбор партнеров, определение цены, обеспечение исполнения принятых на себя обществом обязательств перед контрагентами; обеспечение выполнения решений общего собрания акционеров и совета директоров общества; распоряжение имуществом общества в пределах, установленных его уставом, договором об управлении и действующим законодательством;  утверждение правил, процедур и других внутренних документов общества, за исключением документов, утверждаемых общим собранием акционеров общества и советом директоров; открытие банковских счетов общества;  юридическое обеспечение хозяйственной деятельности общества; предъявление от имени общества претензий и исков к юридическим и физическим лицам и уведомление о претензиях, предъявляемых обществу;  осуществление контроля за рациональным и экономным использованием материальных, трудовых и финансовых ресурсов общества; обеспечение законности деятельности в рамках реализуемой компетенции и решение иных вопросов текущей деятельности общества. Необходимо учитывать, что отдельные ограничения на передаваемые полномочия могут содержаться в законодательстве. Кроме того, сторонам следует решить, как быть с теми полномочиями, которые не перечислены прямо в уставе или договоре, но которые может принять на себя управляющая компания в ходе исполнения договора об управлении. Срок исчисления полномочий управляющей компании, осуществляющей функции исполнительного органа хозяйственного общества на основании договора, подлежит учету аналогично определению срока полномочий органов юридического лица. Истечение срока полномочий управляющего не прекращает их, такое лицо вправе совершать сделки и иные действия от имени общества и за пределами данного срока.

В третьем параграфе - «Управление неправосубъектными образованиями» - выделен ряд объединений субъектов гражданского права, которые, не будучи признанными субъектами права, требуют управления.

Развитие рыночных отношений, усложнение структуры рыночного хозяйства сопровождаются появлением все новых разновидностей коллективных образований, новых форм предпринимательской активности, которые не признаются субъектами права. В ходе исследования выявлено, что, как правило, возникают такие образования на основании договора (простое товарищество, соглашения акционеров, ФПГ; религиозные группы, казачьи общества и общины коренных малочисленных народов  как форма самоорганизации граждан).  Рассматриваемые соглашения направлены на совместную деятельность по созданию и управлению коллективными образованиями как признанных, так и не признанных субъектами права. Отношения по поводу совместной деятельности составляют особую группу договоров. М.И.Брагинский выделял в системе гражданско-правовых договоров специальный тип – договоры о создании коллективных образований, в который он включил наравне с простым товариществом и учредительные договоры, а также договоры о создании акционерного общества .  Автор диссертации предлагает выделять группу договоров об объединении лиц, несколько уточнив классификацию гражданско-правовых договоров и расширив число входящих в нее договорных конструкций.

Наиболее пристальное внимание в этой группе в работе уделяется простому товариществу как единственному урегулированному в ГК договору об объединении лиц. В ходе исследования обнаруживаются квалифицирующие признаки договоров об объединении. Основной признак товарищества проявляется в определении предмета договора. Проанализировав различные подходы к определению предмета договора простого товарищества, автор пришел к выводу, что предмет договора простого товарищества составляет ведение общей деятельности товарищей, направленной к достижению общей для всех участников цели, организация совместной деятельности товарищей. Условие о совместной деятельности предполагает соглашение товарищей об образовании определенной организационной общности, т.е. принятии на себя обязанностей по непосредственному личному участию в делах товарищества. Но цель совместной деятельности товарищей сама по себе не составляет предмет договора и не является достаточной для идентификации его предмета. По мнению автора, предметом договора простого товарищества является организация совместной деятельности товарищей. Общая цель товарищей, как правило, реализуется не непосредственно в рамках договора простого товарищества, а в результате совместного вступления его участников в иные правоотношения.

В работе обосновывается, что признаком договора простого товарищества также является корпоративный характер отношений между его участниками. Создаваемое товарищами коллективное образование, не будучи юридическим лицом, вместе с тем представляет собой определенную корпоративную структуру: для осуществления эффективной совместной деятельности требуется согласование воли товарищей по ее ведению путем единогласного решения коллектива и подчинение этому решению товарищей в будущем. Корпоративных характер отношений товарищей проявляется, на взгляд автора, в том, что основными правами товарищей считаются: 1) право на участие в управлении общими делами; 2) право на информацию; 3) права, возникающие в отношении общего имущества, в том числе на получение доли прибыли. Процесс управления в товариществе направлен на внутренние взаимосвязи участников и упорядочение их действия как организованной системы. Целью объединения участников выступает не товарообмен, а его организация, т.е. установление взаимосвязей участников будущего товарообмена. При этом появляется необходимость в обеспечении слаженных действий всех участников внутри возникающей системы для достижения их единства в отношениях с внешними партнерами. В данном случае и образуется внутренне обусловленная потребность в наведении того самого порядка в действиях участников договорной конструкции, который именуется управлением. Вовне корпоративность товарищества выражается в возможности товарищества иметь имущество на правах общей собственности, пользоваться нематериальными благами товарищей, если это предусмотрено договором (деловая репутация, интеллектуальная собственность), в предусмотренных законом мерах ответственности перед третьими лицами.

Выявляя далее, какие договорные конструкции можно отнести к данной группе, автор обосновывает, что договоры о слиянии и присоединении следует считать самостоятельными непоименованными договорами, которые можно включить в группу договоров об объединении лиц (корпоративных договоров). Рассматривая ФПГ как договорное объединение юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества либо полностью или частично объединивших свои материальные и нематериальные активы, автор указывает, что система участия в дочерних обществах создает холдинговые отношения, отличные от ФПГ. Обращается внимание на то, что, несмотря на отсутствие статуса юридического лица, деятельность ФПГ, созданной на основании договора, реализуется через органы управления ФПГ, высшим из которых является совет управляющих ФПГ, включающий представителей всех ее участников. Компетенция совета управляющих ФПГ устанавливается договором о ее создании. Проведенное исследование позволило автору определить природу договора о создании ФПГ  - это самостоятельный непоименованный договор об объединении лиц. 

Также обоснована возможность отнесения к группе договоров об объединении соглашения о создании крестьянского (фермерского) хозяйства. Корпоративность данной договорной модели проявляется, в частности, в том, что членам хозяйства предоставлено право на участие в управлении его деятельностью, что проявляется в определении основных направлений деятельности хозяйства, установлении внутреннего распорядка. Кроме того, в группу договоров об объединении следует включить акционерные соглашения и соглашения участников ООО. Соглашения участников хозяйственного общества, по которым могут быть переданы полномочия участников, носят характер управления. В первую очередь они касаются осуществления корпоративных прав участников хозяйственных обществ. В процессе объединения как такового общего имущества не возникает, но полномочия из договора могут быть реализованы только с учетом всего имущества объединившихся акционеров (участников) – всех принадлежащих им акций (доли участия). Поэтому такие соглашения допустимо обозначить как соглашения об объединении лиц.

В пятой главе - «Особенности управления имуществом» - на примере управления имущественными комплексами, арбитражного управления и управления интеллектуальными правами демонстрируются особенности проявления функции управления в имущественной сфере.

В первом параграфе - «Управление имущественным комплексом» - исследуется общая характеристика имущественных комплексов. Автором выявлено, что важнейшей характеристикой комплекса является связь, объединяющая элементы комплекса. Эта связь является определяющей характеристикой потому, что одни и те же элементы, объединенные различной связью, образуют качественно различные комплексы. Кроме того, автором дана функциональная характеристика имущественного комплекса.

Рассматривая предприятие как имущественный комплекс, автор исходит из того, что последний может быть представлен как система элементов, обладающая интегративными свойствами, не сводимыми к сумме свойств своих элементов. Это обстоятельство и позволяет признать предприятие системой, требующей управления. Наличие интегративных свойств порождает качественное различие закономерностей системы в целом от ее элементов. Например, чтобы система обладала свойствами управления, необходимо, чтобы ее элементы были динамичными, могли переходить из одного положения (состояния) в другое. Признание объектом гражданских прав предприятия «на ходу» подчеркивает наличие именно такого признака динамичности элементов предприятия. Предприятие как имущественный комплекс для осуществления предпринимательской деятельности должно управляться организацией, т.е. юридическим лицом, которое является субъектом права.

Необходимость управления обнаруживается и в таком комплексе, как имущество собственников жилья в многоквартирном доме. Признавая, что данный имущественный комплекс требует контроля и управления, законодатель делегирует эти функции в соответствии с положением ст. 161 ЖК РФ непосредственно собственникам помещений в многоквартирном доме или товариществу собственников жилья либо жилищным кооперативам или иным специализированным потребительским кооперативам, а также управляющим организациям. Управление многоквартирным домом является обязанностью собственников помещений в таком доме. Собственники не вправе отстраняться от управления независимо от того, какой именно способ управления они выбрали и реализуют. В этом автор усматривает еще одно проявление функции управления в гражданском праве.

Имущественные комплексы в сфере энергетики (линейные системы: системы газоснабжения, линии электропередачи, линейно-кабельные сооружения связи) также требуют непрерывного управления (использования по назначению, принятия организационных мер, планирования, контроля). Подтверждение тому находим и в ГК, который не исключает возможности их передачи в доверительное управление.

В некоторых случаях имущественный комплекс настолько персонифицируется в гражданском обороте, что не всегда возможно отделить объект от  субъекта права. Примером может быть правовое регулирование инвестиционных фондов и организаций - несобственников.

Регулируя отношения с участием инвестиционных фондов, законодатель делает акцент на том, что управляющая компания имеет дело с неким так называемым имущественным комплексом, включающим в себя не только созданный учредителями имущественный фонд, но и иное имущество, поступающее в доверительное управление, а также приращение к нему. По мнению автора, такое имущество не должно считаться единым имущественным комплексом, поскольку это имущество не отвечает основному признаку имущественного комплекса – отсутствует связь объектов гражданского права, в имущественном комплексе составляющих одно целое. Кроме того, не всегда в доверительном управлении находится именно имущественный комплекс.

Существование в объективном праве конструкции имущественного комплекса позволило автору поставить вопрос о признании комплексом и таких имущественных систем, которые предназначены для ведения целенаправленной деятельности. В качестве имущественного комплекса следует рассматривать имущество унитарных предприятий, а также учреждений – юридических лиц - несобственников. Поскольку мы полагаем, что управление есть функция собственности, то и в данном случае требуется управление собственностью в виде того имущества, которое передается в хозяйственное ведение или оперативное управление юридическому лицу.

Особенностью проявления функции управления в гражданском праве является и правило о передаче бесхозяйных вещей государству. Публичному образованию поступят бесхозяйны вещи (например, недвижимые) не потому, что они необходимы публично-правовому образованию, а потому, что имущество это не должно быть уничтожено, расхищено и т.д.  Тем самым нормы законодательства подводят нас к мысли о верности утверждения, что имущество требует управления. По этой же причине в отношении наиболее значимых с социальной или моральной точки зрения видов имущества, бесхозяйственно содержащихся собственниками или владельцами, предусматривается принудительный выкуп (в том числе для культурных ценностей (ст. 240 ГК), земельных участков (ст. 282 ГК), жилых помещений (ст. 293 ГК) и домашних животных (ст. 241 ГК).

Второй параграф - «Арбитражное управление как вид управленческой деятельности» - посвящен специфике проявления функции управления на различных стадиях применения процедур банкротства. В отличие от лиц, участвующих в деле о банкротстве, лица, участвующие в арбитражном процессе по делу о банкротстве, не имеют собственного юридического интереса к исходу дела и только способствуют осуществлению и защите интересов другого. По мнению автора, для цели исследования представляют интерес именно лица, участвующие в деле о банкротстве.

Ключевой фигурой  в данной ситуации традиционно считается арбитражный управляющий. Именно это лицо осуществляет управление имуществом должника с введением режима банкротства, а также в установленных случаях управляет должником как организацией. Арбитражное управление является общим понятием для ведения процедур банкротства. В работе рассмотрены особенности каждой процедуры банкротства на предмет выявления особенностей отражения функции управления. При этом обнаружена разнородность тех полномочий, которые предоставлены арбитражному управляющему в соответствии с законом. Этот факт отсылает нас к дискуссии о статусе арбитражного управляющего в целом, к его правовой принадлежности. Анализ дореволюционного и современного законодательства и литературы показал, что существует двойственность положения арбитражного управляющего, которая трактуется исследователями по-разному.

Автор доказывает, что статус арбитражного управляющего носит двоякий характер: он действует и как представитель государственной власти, и как субъект гражданских правоотношений. Фактически государство перекладывает часть своих функций по управлению на арбитражного управляющего, который в этом качестве реализует социальные и макроэкономические цели финансового оздоровления и банкротства. Но для достижения поставленных целей арбитражный управляющий также наделен частноправовым статусом и в этом качестве действует как участник равноправных гражданско-правовых отношений: управляет имуществом должника, добиваясь наибольшего экономического эффекта от деятельности предприятий последнего, организует в определенные моменты всю деятельность лица, находящегося в состоянии финансового оздоровления или банкротства.

Так, реализуя функции публичной власти, арбитражный управляющий выявляет кредиторов должника и ведет их реестр, созывает собрания кредиторов и комитета кредиторов, обращается в суд,  запрашивает сведения о должнике и его имуществе, отчитывается перед кредиторами и судом, выявляет признаки фиктивного банкротства и иные нарушения со стороны участников процедуры банкротства. А как участник гражданского оборота, реализуя свой частноправовой статус, арбитражный управляющий заключает договоры с третьими лицами для помощи в выполнении своих обязанностей в процедуре банкротства, принимает меры по защите имущества должника, заключает сделки, осуществляет расходы от имени должника.

Действительно, полномочия арбитражного управляющего имеют специальный характер, обусловленный целями соответствующей процедуры банкротства, поэтому компетенция арбитражного управляющего шире компетенции единоличного органа управления должника, и включает только ему присущие полномочия. Признание статуса арбитражного управляющего двойственным (публично-правовым и частноправовым одновременно) позволит решить данную проблему. Часть полномочий арбитражного управляющего будет реализована как компетенция представителя государственной власти, а часть полномочий будет предоставлена ему на основании выражения воли субъектов частного права.

В третьем параграфе -  «Правовое регулирование управления в сфере интеллектуальной собственности» -  автор приходит к выводу, что в сфере интеллектуальной собственности можно выделить несколько институтов, в которых проявляется функция управления. Признание функции управления за собственность позволяет сказать, что управления требуют и имущественные права, на которые режим собственности распространяться не может. Для реализации данного процесса требуется проведение последовательной государственной политики по внедрению в производство результатов научных разработок. Отсутствие в стране четкой системы управления в сфере интеллектуальной собственности ведет к крайне негативным последствиям. Для повышения эффективности защиты в сфере интеллектуальной собственности необходимы упорядочение полномочий и функций органов исполнительной власти в данной области отношений, в том числе на законодательном уровне, а также жесткая координация их деятельности.

Однако такой подход к определению управления интеллектуальной собственностью является чрезвычайно широким. С точки зрения  гражданского права управление интеллектуальной собственностью может осуществляться в нескольких направлениях: а) при создании результата совместного творческого труда нескольких лиц путем заключения соглашения о распределении функций управления имущественными правами между соавторами; б) при передаче функций управления организациям, осуществляющим коллективное управление интеллектуальными правами; в) при передаче прав на управление интеллектуальными правами по концессионным соглашениям. Как самостоятельный вид управления в ГК названо управление единой технологией.

Соглашения о соавторстве могут возникать в отношении практически любых охраняемых творческих результатов. В основе возникновения отношений соавторства лежит совместный творческий труд авторов. Однако природа соглашения между соавторами как акт управления до настоящего времени в литературе не обсуждалась. Под соглашением можно понимать следующее: это взаимное волеизъявление авторов, направленное на совместную творческую работу над произведением. Такое соглашение может быть выражено в любой форме и на любой стадии работы над произведением или даже после ее завершения. Более того, предметом соглашения может быть доработка уже законченного произведения, если возникает необходимость внести в него изменения и дополнения творческого характера. Но при этом важно, чтобы такое соавторство являлось добровольным и не нарушало ничьих охраняемых законом авторских прав. Исследование проблематики приводит автора к убеждению, что совместный творческий труд всегда возможен только на основании соглашения авторов. С практической точки зрения это означает, что если после смерти автора наследник дает согласие, чтобы какое-либо лицо переработало (доработало, дополнило, исправило) произведение, то возникает переработка, а не соавторство.

Объединение соавторов предполагает и координацию всех действий сторон договора. Особенностью соглашения о соавторстве является то, что по смыслу его требуется управление всеми участниками и процессами, причем в течение длительного времени, для достижения единой цели. Основным звеном в объединении соавторов как неком образовании является управление существующей структурой, чтобы она могла функционировать как единое целое, поскольку любое структурированное объединение нуждается в управлении. Из соавторства вытекает принцип совместного распоряжения произведением. В то же время этот принцип не препятствует соавторам заключить между собой соглашение о порядке реализации принадлежащих им прав. Например, соавторы могут поручить осуществление авторских прав одному из авторов, могут договориться о принципах распределения авторского вознаграждения, порядке обозначения имен соавторов и т.п. Авторское законодательство не устанавливает в отношении соглашений соавторов никаких правил, полностью передавая решение этого вопроса на усмотрение сторон.

Кроме того, в сфере авторского права и смежных прав осуществляется коллективная деятельность и иного рода – путем объединения в организации, управляющие интеллектуальными правами на коллективной основе. Смысл коллективного управления заключается в объединении усилий множества лиц для наиболее эффективного использования произведений. Речь идет об управлении имуществом, подобном управлению материальной собственностью. Основным мотивом объединения авторов для защиты своих прав является возможность профессионального использования произведений и контроля за их использованием пользователями и третьими лицами. Авторы заинтересованы в наиболее выгодном и успешном использовании своих произведений.

Договор о передаче исключительных прав организации для управления на коллективной основе следует признать особым видом договоров, опосредующих экономические отношения управления. В данном случае речь идет об объединении усилий авторов, имеющих в качестве основной цели создание такой организации с последующей передачей ей полномочий по осуществлению принадлежащих ее участникам исключительных прав в интересах последних. Такое соглашение заключается, по сути, не с организацией, а между ее участниками, поскольку в силу п. 1 ст. 1242 ГК такие организации создаются непосредственно обладателями авторских и смежных прав и действуют в пределах полученных от них полномочий на основе устава, утверждаемого в порядке, установленном законодательством. В этом договоре указывается лицо, уполномоченное представлять интересы авторов вовне. Поэтому такой договор можно обозначить как особый непоименованный договор, относящийся к группе договоров об объединении и обладающий управленческим характером.

Проект федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации разрабатывается Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. № 1108 «О совершенствовании гражданского законодательства».

Брагинский М.И. Договоры об учреждении коллективных образований// Право и экономика. 2003. № 3.

Самостоятельным институтом права интеллектуальной собственности, в котором находит свое отражение функция управления, является договор коммерческой концессии. В этом договоре автором выделяется самостоятельная цель  - передача полного комплекса прав, технологий, знаний, опыта и т.п., необходимых для осуществления пользователем предпринимательской деятельности по образцу правообладателя. Отличительной чертой договора коммерческой концессии является и то, что помимо условий о передаче исключительных прав он предусматривает и порядок взаимодействия правообладателя с пользователем в связи с передачей последнему исключительных прав и ведением им предпринимательской деятельности, аналогичной деятельности правообладателя (п. 1 ст. 1033 ГК). Доказывается, что концессионный договор оформляет отношения по управлению правами на средства индивидуализации: используя чужое коммерческое обозначение, пользователь получает возможность работать под хорошо известной вывеской и покровительством правообладателя, оставаясь при этом хозяином своего предприятия. Своим клиентам пользователь пытается показать, что они приобретают товар или получают услугу, тождественную аналогичным результатам деятельности правообладателя. Лицо же, предоставляющее право использования своих средств индивидуализации (правообладатель), освобождено от необходимости открывать филиалы и новые предприятия, нанимать работников для осуществления соответствующей предпринимательской деятельности.

Акцентируется внимание на том, что законодатель прямо указывает на управление, которого требует единая технология как самостоятельный объект интеллектуальных прав. В данном случае речь идет о создании некоей имущественной системе (в состав единого объекта – технологии входят как минимум два составляющих ее элемента, образуя совокупность), поэтому требуется, как полагает автор, и управление ею.

По теме диссертации опубликованы следующие основные работы:

Монографии, главы из коллективных монографий

  1. Харитонова Ю.С. Управление как функция гражданского права: монография – М.: Норма, 2011. – 10 п.л.
  2. Харитонова Ю.С. Договор лизинга: монография. – М.: Юрайт-М, 2002. – 11 п.л.
  3. Харитонова Ю.С. К вопросу об организационных договорах// Правовое регулирование социально-экономических отношений в условиях реформ: монография / под науч. ред. д.ю.н., проф. З.М. Фаткудинова, к.ю.н., доц. З.А. Ахметьяновой. – Казань: Изд-во «Таглимат» ИЭУиП, 2004.  Гл. 4 §2. - 0,5 п.л.

Статьи в рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ для публикации результатов докторских диссертационных исследований

  1. Харитонова Ю.С. Финансовая аренда (лизинг) // Законодательство. 1998. № 1.  - 0,7 п.л.
  2. Харитонова Ю.С.  Законодательство о лизинге в странах Западной Европы и США// Законодательство. 2000. № 8. - 1,2 п.л.
  3. Харитонова Ю.С.  Конструкция договора лизинга: вопросы соотношения позитивного права и практики// Закон и право. 2001. № 2. - 0,5 п.л.
  4. Харитонова Ю.С.  Арбитражная практика по спорам о лизинге// Законодательство. 2001. № 7. - 0,5 п.л.
  5. Харитонова Ю.С.  Проблемы правовой теории договора лизинга// «Черные дыры» в российском законодательстве. 2002. № 2. – 3,5 п.л.
  6. Харитонова Ю.С.  Правовой статус лизинговой компании// Законодательство. 2002. № 7. – 0,6 п.л.
  7. Харитонова Ю.С.  Осуществление контрольных функций по договору лизинга // Юридический мир. 2003. № 1. – 0,5 п.л.
  8. Харитонова Ю.С.  В составе наследства – земля// Юридический мир. 2003. № 4. – 0,5 п.л.
  9. Харитонова Ю.С.  Договор о предоставлении персонала// Законодательство. 2003. № 5. – 0,7 п.л.
  10. Харитонова Ю.С.  Практические вопросы применения норм ГК РФ о наследовании по закону// Хозяйство и право. 2003. №6. – 0,7 п.л.
  11. Харитонова Ю.С.  Наследование имущества члена крестьянского (фермерского) хозяйства// Журнал российского права. 2003. № 9. – 0,8 п.л.
  12. Харитонова Ю.С.  Наследование в товариществе// Российская юстиция. 2003. № 9. – 0,2 п.л.
  13. Харитонова Ю.С.  Проблемы применения положений ГК РФ о наследовании прав на денежные средства в банках// Юридический мир. 2003. № 10. – 0,3 п.л.
  14. Харитонова Ю.С.  Вопросы наследственного права// Хозяйство и право. 2004. № 1. – 0,6 п.л.
  15. Харитонова Ю.С.  Как заключить договор о предоставлении персонала в наем// Хозяйство и право. 2004. № 10. – 0,5 п.л.
  16. Харитонова Ю.С.  Правовые вопросы создания жилищных накопительных кооперативов// ЭПОС. 2006. № 1. – 0,5 п.л.
  17. Харитонова Ю.С.  Фирма и товарный знак: вопросы соотношения// Хозяйство и  право. 2007. № 3. – 0,8 п.л.
  18. Харитонова Ю.С.  О классификации отношений, в предмет которых входит управленческая деятельность по гражданскому законодательству РФ// ЭПОС. 2009. №3.  – 0,8 п.л.
  19. Харитонова Ю.С.  Проблемы государственного управления интеллектуальной собственностью в России и ближнем зарубежье// Вестник Моск. Ун-та МВД России. 2010. № 1. - 0,4 п.л.
  20. Харитонова Ю.С.  Управление как признак имущественного комплекса – предприятия// Вестник Академии Генер. прокуратуры Рос. Федерации. 2010. № 1. - 0,4 п.л.
  21. Харитонова Ю.С.  Правовой статус арбитражного управляющего// Вестник Моск. Ун-та МВД России. 2010. № 2. - 0,5 п.л.
  22. Харитонова Ю.С.Добросовестность как принцип управления в частном праве// Гражданское право. 2010. № 3. – 0,4 п.л.
  23. Харитонова Ю.С.  Принципы управления в частном праве// ЭПОС. № 3. 2010. – 0,7 п.л.
  24. Харитонова Ю.С.  Договоры об объединении: правовые вопросы управления неправосубъектными образованиями// Гражданское право. 2010. № 4. - 0,4 п.л.
  25. Рецензия на монографию П.А.Маркова «Недружественное поглощение: проблемы теории и практики» (М.: Закон и право, 2010)/ Н.М. Коршунов, Ю.С.Харитонова// Закон и право. 2010. № 6.  – 0, 1 п.л.

Статьи в специализированных научных сборниках и журналах:

-  в материалах международных и всероссийских научных конференций

  1. Харитонова Ю.С. К вопросу об организационных правоотношениях в договоре простого товарищества//Актуальные проблемы гражданского права, гражданского и арбитражного процесса: в 2 ч.: материалы науч. конф. Воронеж, 15-16 марта 2002 г./ под ред. Е.И. Носыревой, Т.Н. Сафроновой. - Воронеж: Изд-во Воронежского гос. ун-та, 2002. Ч.1: Гражданское право. – 0,3 п.л.
  2. Харитонова Ю.С. Правовое регулирование предмета договора финансовой аренды по законодательству стран СНГ// Проблемы унификации гражданского законодательства России, Белоруссии, Украины в связи с образованием единого экономического пространства: сб. статей по материалам междунар.  конф. – Белгород: Изб-во БелГУ. 2004. -  0,4 п.л.
  3. Харитонова Ю.С.  Организационные отношения в обязательственном праве: постановка проблемы// Научные труды РАЮН. Вып. 4. В 3 томах. – М.: Юрист. 2004. Т. 2. – 0,4 п.л.
  4. Харитонова Ю.С.  К вопросу об управлении коллективными правами// Актуальные проблемы защиты гражданских прав: материалы научн.-практ. конф. Коломна, 19-20 марта 2005. – Коломна: Коломенский филиал МАЭП, 2005. – 0,2 п.л.
  5.  Харитонова Ю.С. Частно-правовые аспекты регулирования заемного труда// Материалы выступл. участников засед. Комиссии Всеобщей конфедерации профсоюзов по защите соц.-эконом. интересов трудящихся и правовым вопр. по проблемам заемного труда. Москва, 31 октября 2005. – М., 2005. – 0,4 п.л.
  6. Харитонова Ю.С. Непоименованные договоры в патентном праве России// Гражданское общество и правовое государство в России: становление и развитие: сб. науч. статей по материалам всерос. науч.-практ. конф. Казань, 19 мая 2006 г. в 2-х ч./ отв. ред. доц. З.А. Ахметьянова. – Казань: Изд-во «Таглимат» ИЭУиП. 2006. Ч.2. - 0,2 п.л.
  7. Харитонова Ю.С.  Правовая охрана словесных товарных знаков в практике Палаты по патентным спорам Роспатента РФ// сб. статей участников конф. в Белгородском гос. ун-те 15-16 ноября 2007 г. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2007. – 0,3 п.л.
  8. Харитонова Ю.С.  Предмет договора о передаче функций исполнительного органа акционерного общества управляющей компании// Российское право в Интернете. 2009. № 05. – 0,5 п.л.
  9. Харитонова Ю.С.  Существенное условие договора о передаче функций исполнительного органа хозяйственного общества управляющей компании // Современное состояние российского законодательства: проблемы и пути совершенствования: тез. докл. междунар. науч.-практ. конф. Пермь, 29 октября, 2009. – Пермь: Изд-во Перм. гос. ун-та, 2009. – 0,4 п.л.
  10. Харитонова Ю.С.  Юридическая природа договора о передаче функций исполнительного органа хозяйственного общества управляющей компании// Актуальные проблемы частного и публичного права: сб.  статей по материалам межвузовской науч.-практич. конф. / под ред. проф. Г.Ф.Ручкиной. Москва, 23 апреля 2009. – М.: Изд-во ВГНА, 2009. – 0,4 п.л.
  11. Харитонова Ю.С.  Срок договора о передаче функций исполнительного органа хозяйственного общества управляющей компании// Актуальные вопросы развития юридической науки и практики в современных условиях: материалы междунар. науч.-практ. конф. Уфа, 7-8 октября 2009. – Уфа: РИО БашГУ, 2009. Ч. 2.– 0,3 п.л.
  12. Харитонова Ю.С.  Управление: цивилистический аспект//Теория и практика управления городом Москвой: состояние и перспективы развития: материалы науч.-практич. конф. Москва, 29 октября 2009 г. – М.: Изд-во МГУУ ПМ, 2010. – 0,5 п.л.
  13.  Харитонова Ю.С. О соотношении понятий «компетенция» и «полномочия» в праве // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2010: Материалы ХII Междунар. науч.-практ. конф. с элементами науч. школы: в 6 ч. /Юрид. фак. Южно-Уральского гос. ун-та. Челябинск, 1-2 апреля 2010 г. – Челябинск: Изд-во ЮУГУ, 2010. Ч. 3: Гражданское и предпринимательское право.  Гражданский и арбитражный процесс. Информационное право. – 0,3 п.л.
  14.  Харитонова Ю.С. Правовой статус арбитражного управляющего: проблемы правоприменения и перспективы развития // Роль гражданского права в современных экономических условиях в России и других странах СНГ. Тенденции и перспективы: материалы междунар. науч.-практ. конф. Москва, 7-8 декабря 2009 г.- М., 2011 – 0,5 п.л.
  15. Харитонова Ю.С. О природе компетенции конкурсных кредиторов в процессе банкротства// Научные труды РАЮН. Выпуск 10 в 3 т. Т. 2.- М.: Юрист, 2010. – 0,4 п.л.

- в иных изданиях

  1. Харитонова Ю.С. Особенности договора лизинга как многосторонней сделки // Сборник статей. – М.: ЮИ МВД России, 2002. – 0,5 п.л.
  2. Харитонова Ю.С. Персонал в наем: юридический аспект// Кадровик. 2002 № 12. – 0,5 п.л.
  3. Харитонова Ю.С. Существенные условия договора лизинга: арбитражно-судебная практика// ЭЖ-Юрист. 2002. № 30. = 0,5 п.л.
  4.  Харитонова Ю.С. Возможен ли «персональный» лизинг в России?// ЭЖ-Юрист. 2002. № 33. – 0.8. п.л.
  5. Харитонова Ю.С. Взыскание и выплата сумм материальной ответственности в случае смерти работника// Кадровик. 2003. № 3. – 0,3 п.л.
  6. Харитонова Ю.С. Особенности объекта договора лизинга// Коллегия. 2003. № 3. – 0,4 п.л.
  7. Харитонова Ю.С. Взыскание работодателем материального ущерба, причиненного по вине работника// Кадровик. 2003. № 5-7. – 1,1 п.л.
  8. Харитонова Ю.С. Наследование имущества в предпринимательской сфере// Адвокат. 2003. № 6. – 0,8 п.л.
  9.  Харитонова Ю.С.  Подводные камни финансовой аренды// Эж-Юрист. 2003. № 44. – 0,3 п.л.
  10. Харитонова Ю.С.  Международный лизинг: выбор применимого права по законодательству стран Западной Европы и США//Актуальные проблемы правоведения. 2004.  № 1. – 0,6 п.л.
  11. Харитонова Ю.С.  Товарищество: проблемы наследования прав участников// ЭЖ-Юрист. 2004. № 5. – 0,3 п.л.
  12. Харитонова Ю.С. Соглашение о соавторстве в сфере создания и использования произведений науки, литературы и искусства// Тр. МГУУ Правительства Москвы. -  М.: МГУУ ПМ, 2005. Вып. 5.– 0,75 п.л.
  13. Харитонова Ю.С.  Основные положения международного частного права в гражданском кодексе Российской Федерации//  Науч. труды/ Моск. академия экономики и права. - М.: МАЭП, 2005. Вып. 13. – 1,5 п.л.
  14. Харитонова Ю.С. Исключительные права авторов инноваций: вопросы реализации// Вестник МГУУ Правительства Москвы, 2006. № 1. - 0,4 п.л.
  15. Харитонова Ю.С.  Особенности осуществления прав на топологии интегральных микросхем// Тр. МГУУ Правительства Москвы. М.: МГУУ ПМ,  2007. Вып. 11.  – 0,6 п.л.
  16. Инновации и четвертая часть Гражданского кодекса Российской Федерации/ Н.М. Коршунов, Ю.С. Харитонова // Актуальные проблемы правоведения. 2008. № 1.  – 0,5 п.л.
  17. Харитонова Ю.С.  Права, смежные с авторскими: новеллы части четвертой Гражданского кодекса РФ// Тр. МГУУ Правительства Москвы.- М.: МГУУ ПМ, 2009. Вып. 15. – 0,3 п.л.
  18. Харитонова Ю.С.  Понятие договора о передаче функций исполнительного органа акционерного общества управляющей компании // Бизнес в законе. 2009. № 5. - 0,3 п.л.
  19. Харитонова Ю.С.  «Государственное властное полномочие» и «компетенция органа юридического лица»: соотношение понятий в частном и публичном праве// Вопросы правоведения. 2010. № 1.  – 0,4 п.л.
  20. Харитонова Ю.С.  К вопросу о природе полномочий представителя в гражданском праве// Актуальные вопросы российского права: сб. науч. статей. / отв. ред. Ю.Е.Винокуров. – М., 2010. Вып. 17. – 0, 3 п.л.

Комментарии законодательства

  1. Харитонова Ю.С. Отношения в области международного частного права// Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части третьей (Научно-практический)/ под общ. ред. В.В.Калинина. – М.: Юрайт, 2002. – 1,5 п.л.
  2.  Харитонова Ю.С. Розничная купля-продажа // Комментарий к ГК РФ/ под. ред. Т.Е.Абовой, А.Ю.Кабалкина, А.Г.Лисицина-Светланова. – М.: Юрайт, 2002. – 2 п.л.
  3.  Комментарий к Федеральному закону «О финансовой аренде (лизинге)» / Н.М.Коршунов [и др.]/ под ред. засл. юриста, д.ю.н., проф. Н.М. Коршунова. – М.: Норма, 2003/ Ю.С. Харитонова. – 4,5 п.л.
  4. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. – М.: Юрайт, 2004/ Ю.С.Харитонова. – 2 п.л.
  5. Научно-практический комментарий к Закону Российской Федерации «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»/ под общ. ред. Н.М. Коршунова – М.: ЭКСМО, 2005/ Ю.С.Харитонова. – 4 п.л.
  6. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации/ под. ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина, А.Г.Лисицина-Светланова (2-е изд., испр. и доп.). – М.: Юрайт, 2003. Ю.С.Харитонова. – 2 п.л.
  7. Научный комментарий к Федеральному закону РФ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ (в ред. Федер. закона от 8 декабря 2003 г. № 169 ФЗ)/ Коршунов Н.М. [ и др.];  под. ред. Н.М.Коршунова, Н.Д.Эриашвили. – М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2006/ Ю.С.Харитонова.– 2 п.л.
  8. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Части первая, вторая и третья ГК РФ/ под ред. Т.Е.Абовой, М.М.Богуславского, Ю.А.Кабалкина, А.Г. Светланова; Ин-т государства и права РАН.( 2-е изд., перераб. и доп.) – М.: Юрайт-Издат, 2008/ Ю.С.  Харитонова. – 5  п.л.
  9. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: в 3 т./ под ред. Т.Е.Абовой, Ю.А.Кабалкина; Ин-т государства и права РАН (3-е изд., перераб. и доп). – М.: Юрайт-Издат, 2009. Т.2. Части первая, вторая ГК РФ/ Ю.С.  Харитонова. – 2 п.л.
  10. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: в 2 т./ под ред. Т.Е.Абовой, Ю.А.Кабалкина; Ин-т государства и права РАН (2-е изд., перераб. и доп.). – М.: изд-во Юрайт, 2009. Т.1. Части первая, вторая ГК РФ/ Ю.С.  Харитонова. – 2 п.л.
  11. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: в 2 т./ под ред. Т.Е.Абовой, М.М.Богуславского, А.Г. Светланова; Ин-т государства и права РАН (2-е изд., перераб. и доп.). – М.: Изд-во Юрайт, 2009. Т.2. Части третья, четвертая ГК РФ/ Ю.С.  Харитонова. – 3 п.л.

Учебники и учебные пособия

  1. Харитонова Ю.С. Юридическая природа договора лизинга: лекция. - М.: ЮИ МВД России, 2002. – 1 п.л.
  2.  Харитонова Ю.С.  Представительство в Гражданском кодексе РФ: лекция. - М.: ЮИ МВД России, 2002. – 1,6 п.л.
  3.  Харитонова Ю.С.  Договор розничной купли-продажи: лекция. - М.: ЮИ МВД России, 2002. – 1,8 п.л.
  4.  Харитонова Ю.С.  Наследование по закону: Лекция. - М.: ЮИ МВД России, 2002. – 1, 4 п.л.
  5. Харитонова Ю.С.  Права на средства индивидуализации участников гражданского оборота и результатов их деятельности: [глава]; Программа по курсу «Право интеллектуальной собственности» // Краткий курс права интеллектуальной собственности/ Н.М. Коршунов [ и др.] - М.: Норма, 2005. – 1 п.л.
  6. Харитонова Ю.С.  Право интеллектуальной собственности. Программа спецкурса. –М.: МГУУ ПМ, 2005. – 1,25 п.л.
  7. Харитонова Ю.С. Правовое регулирование коллективной деятельности в сфере авторского права и смежных прав; Права на средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции, работ, услуг; Права на особые объекты права интеллектуальной собственности: [главы]; Приложения// Интеллектуальная собственность (исключительные права): учебное пособие/ под ред. Н.М.Коршунова. – М.: Эксмо, 2006.– 4 п.л.
  8. Харитонова Ю.С. Общие положения о договорах в гражданском праве: учеб.-методич. пособие. – М.: Моск. городск. ун-т управления Правительства Москвы, 2006. – 2,5 п.л.
  9. Гражданское правоотношение: [глава] // Гражданское право: Часть первая: учеб. для вузов: в 3 ч./ под ред. В.П.Камышанского , Н.М.Коршунова, В.И. Иванова. – М.: Эксмо, 2008. Ч. 1/ В.И.Иванов, Ю.С.Харитонова. – 1,2 п.л.
  10. Харитонова Ю.С.  Финансовая аренда (лизинг): [глава]// Гражданское право:  учеб. для вузов: в 3 ч./ под ред. В.П.Камышанского, Н.М.Коршунова, В.И. Иванова. – М.: Эксмо, 2008. Ч. 2. – 0,8 п.л.
  11. Харитонова Ю.С.  Понятие и содержание прав на селекционное достижение, топологии интегральных схем  и секрет производства (ноу-хау); Понятие и содержание прав на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий: [главы]// Гражданское право:  учеб. для вузов: в 3 ч. / под ред. В.П.Камышанского, Н.М.Коршунова, В.И. Иванова. – М.: Эксмо, 2008. Ч. 3. – 5,5 п.л.
  12. Харитонова Ю.С.  Практикум по гражданскому праву (особенной части). М.: Эксмо, 2008. – 17 п.л.
  13. Харитонова Ю.С. Инвестиционное право: учеб.-методич. комплекс для ИПП и ПК. – М.: МГУУ Правительства Москвы, 2008. – 1,2 п.л.
  14. Харитонова Ю.С. Право интеллектуальной собственности: учеб.-методич. комплекс для студентов спец. 030501.65. – М.: МГУУ Правительства Москвы, 2008. – 2,75 п.л.
  15. Харитонова Ю.С. Инвестиционное законодательство// Учебные программы дисциплин образовательной программы профессиональной переподготовки государственных гражданских служащих города Москвы «Правовое обеспечение государственного и муниципального управления»/ А.А. Агеев [и др.]. – М.: МГУУ Правительства Москвы, 2009. –0,7 п.л.
  16. Харитонова Ю.С. Средства индивидуализации предпринимателей и результатов их деятельности в гражданском праве России: лекция. – М.: МГУУ Правительства Москвы, 2009. – 3,5 п.л.
  17. Право интеллектуальной собственности: практикум/ Н.М.Коршунов, Ю.С.Харитонова/ под общ. ред. Н.М. Коршунова. – М.: Норма, 2009. – 9,5 п.л.
  18.  Харитонова Ю.С. Акционерное общество. Гражданский кодекс Российской Федерации: [статьи]// Местное самоуправлении: энциклопедия/ под общ. ред. В.П.Зотова. – Ростов н/Д.: Феникс, 2010. – 0,3 п.л.
  19. Гражданское правоотношение: [глава]/ В.И.Иванов, Ю.С.Харитонова // Гражданское право: учеб.: в 3 ч./ под ред. В.П.Камышанского, Н.М.Коршунова, В.И. Иванова (2-е изд., перераб. и доп.) - М.: Эксмо, 2010. Ч.1. – 1,2 п.л.
  20. Харитонова Ю.С. Финансовая аренда (лизинг): [глава]// Гражданское право: учеб.: в 3 ч./ под ред. В.П.Камышанского, Н.М.Коршунова, В.И. Иванова (2-е изд., перераб. и доп.) - М.: Эксмо, 2010. Ч.2. – 0,8 п.л.
  21. Харитонова Ю.С. Понятие и содержание прав на селекционное достижение, типологии интегральных схем  и секрет производства (ноу-хау); Понятие и содержание прав на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий: [глава]// Гражданское право: учеб.: в 3 ч./ под ред. В.П.Камышанского, Н.М.Коршунова, В.И. Иванова (2-е изд., перераб. и доп.) - М.: Эксмо, 2010. Ч.3. – 5,5 п.л.
  22. Гражданское право: учеб. для вузов: в 2 ч./ под ред. В.П.Камышанского, Н.М.Коршунова, В.И.Иванова. – М.: Юнити-Дана, 2011. Ч.2./ Ю.С.Харитонова. – 10 п.л.
  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.