WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Конституционно-правовые основы экологической безопасности в Российской Федерациии

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

ВЕЛИЕВА Джамила Сейфаддин кызы

 

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ

ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

12.00.02 – конституционное право; муниципальное право

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

 

Саратов – 2011


Диссертация выполнена на кафедре конституционного права

Федерального государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования

«Поволжская академия государственной службы имени П.А. Столыпина»

Научный консультант          доктор юридических наук, профессор,

заслуженный деятель науки

Российской Федерации

Кабышев Владимир Терентьевич

Официальные оппоненты:  доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист Российской Федерации,

заслуженный деятель науки

Российской Федерации

                                                 Бондарь Николай Семенович;

доктор юридических наук, профессор

                                                 Глотов Сергей Александрович;

доктор юридических наук, доцент

                                                 Романовский Георгий Борисович

Ведущая организация          ГОУ ВПО «Алтайский государственный

университет» (кафедра конституционного и международного права)

Защита состоится «30» июня 2011 г. в 12.00 часов на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 212.243.16 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского»

по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, корп. 12, ауд. 510.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале № 3 Зональной научной библиотеки имени В.А. Артисевич ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского».

Автореферат разослан «____» _________ 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук,

доцент                          Е.А. Крючкова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Процессы глобализации задают новые параметры экологического развития государства, по-новому определяют проблемы обеспечения экологической безопасности в силу меняющегося характера вызовов и угроз, с которыми сталкивается человечество. Неблагоприятное состояние окружающей среды и необходимость обеспечения экологической безопасности требуют принятия адекватных мер правового, организационного и иного характера. Комплексное воздействие на человека негативных социальных, экономических, экологических и других факторов приводит к ухудшению здоровья населения, отражается на демографии. В мире сегодня от 25 до 33% всех зарегистрированных заболеваний, по оценкам ВОЗ, напрямую связаны с загрязнением окружающей среды, из них 2/3 составляют детские заболевания .

На современном этапе право на благоприятную окружающую среду служит основой конституционных экологических прав и выступает как важнейшая конституционная ценность. Реализация данного права дает возможность человеку пользоваться благоприятным состоянием окружающей среды, проживать в здоровой среде, не угрожающей его жизни и здоровью, способствует полноценному и свободному его развитию. Благоприятное состояние окружающей среды – обязательная составляющая права на достойный уровень жизни.

Ухудшение экологической ситуации отрицательно сказывается не только на реализации конституционного права на благоприятную окружающую среду, но и на экологической безопасности Российского государства. Экономическое развитие страны осуществляется без учета экологических факторов. Поэтому совершенствование системы государственного регулирования качества окружающей среды и экологических условий жизни должно быть жестко привязано к основным направлениям обеспечения экологической безопасности и охраны окружающей среды.

Приоритетным направлением развития современного правового, социального Российского государства является определение национальных интересов, путей и средств их реализации в сфере обеспечения национальной безопасности, важнейшей составляющей которой выступает экологическая безопасность.

В рамках социальной политики Российскому государству необходимо активизировать усилия по оздоровлению и улучшению окружающей среды, сделать ее отвечающей параметрам достойного уровня жизни. «Качество окружающей среды должно стать важнейшим из показателей качества жизни и одним из основных показателей социально-экономического развития территорий, соответственно должно стать критерием оценки эффективности органов власти на местах» .

Действующее законодательство не обеспечивает снижение негативного воздействия на окружающую среду, выполнение природоохранных и восстановительных мероприятий в полном объеме. Оно не содержит механизмов, обязывающих природопользователей компенсировать причиненный вред окружающей среде. Ставки платы за загрязнение окружающей среды не позволяют ни предотвратить, ни компенсировать экологический ущерб.

Существуют проблемы и в организационном плане. Установленная система специально уполномоченных органов в сфере охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности не способствует эффективному решению экологических проблем. Свидетельство тому – ситуация с лесными пожарами в 2010 г.

Обеспечение экологической безопасности предполагает разработку и проведение единой государственной политики в области экологии. Основными ее элементами являются финансирование федеральных программ по оздоровлению окружающей среды, принятие мер по экологическому и санитарно-эпидемиологическому благополучию. Надлежащее исполнение данных конституционных полномочий прописано в Основном Законе Российской Федерации и позволит обеспечить экологическую устойчивость.

Задача обеспечения экологической устойчивости Российского государства недостаточно учитывается в последних стратегических документах Правительства РФ. В них решение экологических проблем представляется скорее как тактическое и краткосрочное действие, а не как комплексная долгосрочная политика страны. Так, в официальных программах Правительства России – планах действий Правительства РФ на краткосрочную, среднесрочную и долгосрочную перспективы – упоминание экологических проблем минимально.

Конституционно-правовые основы государственной политики в сфере обеспечения экологической безопасности, охраны окружающей среды и рационального природопользования призваны гарантировать баланс интересов субъектов хозяйственной и иной деятельности, оказывающей влияние на окружающую среду, и экологических интересов человека и общества в целом. Этим предопределяются возложенные на государство в лице его органов соответствующие координирующие, контрольные и нормативно-регулятивные функции и конституционно-правовая ответственность за их невыполнение.

Обеспечение экологической безопасности и защита конституционных экологических интересов нынешнего и будущих поколений, безусловно, относятся к приоритетам внутренней и внешней политики Российской Федерации. Важнейшими задачами Российского государства в этой области являются совершенствование национального законодательства, разработка экологической стратегии и экологической политики с учетом международных норм и принципов устойчивого развития.

Изложенные обстоятельства определяют актуальность задачи доктринального построения целостной конституционно-правовой концепции экологической безопасности в Российской Федерации.

Научная проблема диссертационного исследования обусловлена отсутствием в действующем российском законодательстве и доктрине конституционного права единого представления о сущности экологической безопасности, ее содержательных характеристиках и механизмах обеспечения. Результатом анализа поставленной проблемы являются выносимые автором на защиту выводы и положения, представляющие собой авторскую концепцию экологической безопасности Российской Федерации и основные направления совершенствования ее конституционно-правовой регламентации.

Целью диссертационного исследования является комплексный, системный анализ понятия, содержания и сущности экологической безопасности, формулировании теоретических положений и практических рекомендаций, направленных на совершенствование конституционно-правовой регламентации экологической безопасности в Российской Федерации.

Достижение поставленной цели потребовало решения следующих

задач:

– проанализировать понятие и теоретико-правовое содержание экологической безопасности, выявить ее конституционно-правовую сущность;

– выявить основные тенденции влияния глобализационных процессов на экологическую безопасность человека, общества и государства в современных условиях;

– сформулировать национальные интересы Российского государства в сфере обеспечения экологической безопасности;

– исследовать конституционные основы экологической стратегии и экологического развития Российского государства в контексте принципа устойчивого развития;

– определить институциональные основы конституционно-правового регулирования экологической безопасности;

– проанализировать социальную функцию Российского государства в сфере экологической безопасности;

– раскрыть сущность и современное значение конституционных экологических прав;

– охарактеризовать основные субъекты конституционного права на благоприятную окружающую среду;

– дифференцировать понятия «право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды», «право на экологическую информацию», выявить основные проблемы и перспективы реализации конституционного права на достоверную информацию о состоянии окружающей среды;

– обосновать особую роль конституционного права на возмещение экологического вреда в системе экологической безопасности и определить публично-правовые механизмы его реализации;

– теоретически осмыслить юридическую природу и формы реализации конституционных экологических обязанностей;

– выделить основные субъекты конституционных экологических обязанностей, обосновать роль Российской Федерации в этой сфере в контексте концепции «позитивных обязательств» государства;

– раскрыть сущность конституционно-правовой ответственности в сфере обеспечения экологической безопасности и обосновать ответственность Российского государства по возмещению экологического вреда здоровью человека и окружающей среде;

– сформулировать конкретные предложения и рекомендации по совершенствованию действующего законодательства в сфере обеспечения экологической безопасности.

Объектом исследования является комплекс общественных отношений, возникающих в сфере конституционно-правового регулирования экологической безопасности в Российской Федерации.

Предметом исследования выступают конституционно-правовая регламентация экологической безопасности, выраженная в нормативном содержании Конституции РФ и федеральных законов, доктрине конституционного права, практике Конституционного Суда РФ, а также складывающаяся на этой основе правоприменительная практика.

Степень научной разработанности проблемы и теоретическая основа диссертационного исследования. Комплексный характер конституционно-правовой концепции экологической безопасности потребовал анализа научной литературы по общей теории государства и права, философии, социологии, политологии, юриспруденции.

Теоретическую и методологическую основу исследования составили труды видных представителей современной науки конституционного права С.А. Авакьяна, Н.А. Бобровой, Н.С. Бондаря, Н.А. Богдановой, Н.В. Бутусовой, Н.В. Витрука, Л.Д. Воеводина, Г.А. Гаджиева, С.А. Глотова, В.Д. Зорькина, Т.Д. Зражевской, В.Т. Кабышева, Е.И. Козловой, А.Н. Кокотова, Н.М. Колосовой, Г.Н. Комковой, И.А. Конюховой, Е.И. Колюшина, И.А. Кравца, М.А. Краснова, В.И. Крусса, В.А. Кряжкова, О.Е. Кутафина, Е.А. Лукашевой, В.О. Лучина, О.О. Миронова, В.В. Невинского, С.Э. Несмеяновой, Т.М. Пряхиной, В.В. Полянского, В.А. Ржевского, Г.Б. Романовского, Ф.М. Рудинского, Т.Я. Хабриевой, И.Е. Фарбера, В.Е. Чиркина, Н.М. Чепурновой, Б.С. Эбзеева и других.

Исследованию проблем, возникающих в области охраны окружающей среды и экологии, посвящены работы М.М. Бринчука, С.А. Боголюбова, М.И. Васильевой, В.В. Волошина, Р.Х. Гиззатуллина, А.К. Голиченкова, О.Л. Дубовик, Т.Н. Захарченко, Т.В. Злотниковой, О.С. Колбасова, О.А. Миняева, А.В. Молчанова, Р.К. Остина, В.В. Петрова, В.Ф. Протасова, Н.Ф. Реймерса, К.М. Сытника, А.Г. Тарнавского, Ю.С. Шемшученко, Б.В. Щербицкого, А.В. Яблокова и других ученых.

В исследовательской работе использовались и научные разработки известных теоретиков права, таких, как С.С. Алексеев, С.Н. Братусь, Л.И. Глухарева, С.Ф. Кечекьян, В.А. Кучинский, А.В. Малько, Н.И. Матузов, Ю.А. Тихомиров.

Вопросы национальной безопасности, различные аспекты ее обеспечения затронуты в трудах А.В. Возженикова, А.И. Васильева, В.П. Сальникова, С.В. Степашина, В.В. Мамонова, Т.Э. Шуберта, А.А. Фомина, А.А. Тер-Акопова.

Существенный вклад в разработку проблемы обеспечения экологической безопасности внесли своими исследованиями С.Л. Байдаков, А.В. Герасимов, В.И. Данилов-Данильян, Б.Б. Тангиев, В.А. Смышляев, Г.Г. Лалаян, М.Ч. Залиханов, К.С. Лосев, Г.П. Серов, А.Г. Шмаль.

Международный аспект обеспечения экологической безопасности, экологических прав человека рассмотрен в трудах С.В. Бахина, В.А. Карташкина, И.И. Лукашука, Е.А. Нестеренко, Н.С. Никитенко, Ю.Н. Платонова, Э.Ф. Пушкарева, А.С. Тимошенко, Ю.А. Тихомирова, И.З. Фархутдинова, А.С. Шишко.

Среди диссертационных исследований, посвященных проблемам конституционно-правового регулирования экологической безопасности, следует выделить работы М.В. Майдановой и Н.А. Чертовой . Однако в кандидатской диссертации М.В. Майдановой направлением научного поиска явились преимущественно вопросы обеспечения экологической безопасности посредством реализации права на благоприятную окружающую среду, что в представленной работе является лишь одним из направлений исследования. Докторская диссертация Н.А. Чертовой посвящена вопросам обеспечения экологической безопасности северных регионов России и во многом связана со спецификой их географического положения, что составляет существенно иное направление научного исследования.

До настоящего времени в науке конституционного права отсутствуют комплексные монографические исследования, посвященные конституционно-правовой сущности экологической безопасности. Нерешенной остается задача  формирования конституционно-правовой концепции экологической безопасности, исследования институциональных основ ее обеспечения, определения конституционной стратегии Российского государства в сфере обеспечения экологической безопасности, исследования значения конституционных экологических прав и обязанностей в системе обеспечения экологической безопасности. Все эти проблемы и предопределили выработку авторской концепции конституционно-правового регулирования основ экологической безопасности.

Таким образом, недостаточная теоретическая разработанность и очевидность практической значимости рассматриваемой проблемы, ее определенная новизна, а также объективная потребность в совершенствовании правового регулирования экологической безопасности в Российской Федерации вызывают необходимость выработки авторской концепции конституционно-правовых основ экологической безопасности.

Методологическую основу диссертационного исследования составили апробированные общенаучные и специальные методы познания.

Общенаучный диалектический метод дал возможность рассмотреть концепцию экологической безопасности с точки зрения относительно инвариантных стратегических основ ее обеспечения, с одной стороны, и динамики правового регулирования в данной сфере с учетом становления в Российской Федерации демократического социального государства, интеграции в европейское пространство – с другой. На основе данного метода автор обосновывает достоинства и недостатки различных подходов к решению данного вопроса, демонстрирует изменения конституционно-правовой модели обеспечения экологической безопасности в зависимости от совокупности воздействующих на нее внутренних и внешних факторов.

Методы формальной логики: описание, сравнение, классификация, анализ и синтез, а также другие – позволили охарактеризовать конституционно-правовую модель регулирования отношений в сфере обеспечения экологической безопасности с позиции ее конкретного нормативного содержания.

Системно-структурный метод обеспечил изучение конституционно-правовой модели регулирования проблемы экологической безопасности с учетом различных экономических, политических и социальных аспектов охраны окружающей среды. С помощью данного метода экологическая безопасность проанализирована в качестве интегративной структуры с учетом ее разноотраслевых характеристик и механизмов обеспечения.

Достижению поставленной в диссертационной работе цели способствовал и метод сравнительного правоведения. На его основе автор проанализировал значительный массив зарубежного и международного законодательства, регулирующего общественные отношения в сфере обеспечения экологической безопасности, выделил интегративные характеристики различных подходов в данной сфере.

Возможности междисциплинарного подхода были использованы с целью учета научных достижений как с позиций различных юридических наук (теории права, конституционного, экологического, международного и др.), так и иных сфер гуманитарного знания. Концептуальные идеи политологии, социологии, экономики позволяют проанализировать данную научную проблему с различных точек зрения и определить в том числе вектор конституционно-правового развития стратегии экологической безопасности.

Теоретическая основа диссертационного исследования представлена современными достижениями науки конституционного права. Кроме того, в работе использованы результаты исследований в области общей теории права, конституционного, международного, экологического, гражданского и административного права, а также обобщения и выводы по философии, политологии, экономики и социологии.

Нормативно-правовую и эмпирическую основу исследования составили Конституция Российской Федерации 1993 г., конституции и уставы субъектов Российской Федерации, международные правовые акты, федеральные конституционные законы, федеральное законы, подзаконные акты федерального уровня, законодательство субъектов Федерации, другие нормативные материалы и статистические данные.

В качестве эмпирического материала в работе использовались постановления и решения Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Европейского Суда по правам человека.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что это первое комплексное исследование, посвященное выяснению конституционно-правовой природы экологической безопасности. В ней впервые на монографическом уровне проводится полное исследование сущности и содержательных характеристик экологической безопасности, предлагаются институциональные структуры ее обеспечения, выявляются конституционные параметры определения экологической политики, стратегии экологического развития России как социального государства.

Впервые проанализированы круг субъектов конституционных экологических прав и обязанностей; определено значение конституционных экологических прав в системе смежных прав (природоресурсовых, гражданско-правовых и иных); обоснована особая юридическая природа конституционного права на возмещение экологического вреда; рассмотрено содержание конституционной обязанности Российского государства по обеспечению экологической безопасности; выявлена сущность конституционно-правовой ответственности в сфере обеспечения экологической безопасности.

Положения, выносимые на защиту:

1. Экологическая безопасность определяется автором как состояние защищенности окружающей среды и жизненно важных интересов личности, общества и государства от возможного негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности, чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, их последствий, а также гарантированность экологических прав и законных интересов физических и юридических лиц.

В работе обосновано, что концепция экологической безопасности должна формироваться именно в рамках конституционного права, поскольку, являясь частью национальной безопасности, она отнесена к сфере совместного ведения Российской Федерации и субъектов Федерации, представляет собой конституционно-правовую категорию. Именно и только конституционно-правовой дискурс позволит синтезировать разнонаправленные подходы, имеющие целью обеспечение экологической безопасности методами и средствами различных отраслей права.

2. Автором доказано, что понятия «экологическая безопасность» и «охрана окружающей среды» не совпадают, во-первых, телеологически (по целевому признаку) и, во вторых, содержательно.

Охрана окружающей среды выступает в качестве средства (но не единственного) обеспечения экологической безопасности. Экологическая же безопасность выступает в качестве результата целого комплекса мер, в который входит и охрана окружающей среды. Точно так же охрана окружающей среды представляет собой важное, но не единственное направление деятельности органов публичной власти, физических и юридических лиц по обеспечению экологической безопасности.

Содержательно экологическая безопасность является более объемным концептом, чем охрана окружающей среды, поскольку включает в себя не только обеспечение благоприятного состояния последней, но и обеспечение экологических интересов и потребностей человека, общества и государства. Природоохранная деятельность (даже если рассматривать окружающую среду в максимально широком смысле, включая в нее и антропогенные объекты) является лишь одной из составляющих механизма обеспечения экологической безопасности. Среди направлений деятельности уполномоченных органов и лиц в этой сфере можно отметить санитарно-эпидемиологические, гигиенические, технологические и иные меры, нацеленные на обеспечение экологической безопасности.

3. Обеспечение экологической безопасности, по мнению автора, достигается системой правовых, организационных, экономических, политических и иных мер, принимаемых на государственном уровне, направленных на сбалансированное решение социально-экономических задач, сохранение благоприятной окружающей среды, биологического разнообразия и природных ресурсов, предотвращение негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности, чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, их последствий в целях удовлетворения экологических интересов и потребностей нынешнего и будущих поколений.

4. Экологическая стратегия Российского государства имеет конституционную основу и понимается как совокупность долговременных приоритетов, целей, задач и мер, определяющих важнейшие направления экологического развития, включая научные, правовые, организационные основы и экономические механизмы обеспечения экологической безопасности.

При этом экологическая стратегия должна выступать концептуальной основой для государственно-частного партнерства по вопросам обеспечения экологической безопасности; обеспечивать согласованность действий органов государственной власти различных уровней по направлениям экологического развития в долгосрочной перспективе; определять стратегический вектор для разработки и корректировки нормативно-правовой базы обеспечения экологической безопасности; служить основой для принятия решений на государственном уровне по разработке и реализации целевых программ и проектов обеспечения экологической безопасности.

Признание на государственном уровне экологических проблем должно повлечь за собой не только совершенствование законодательной базы обеспечения экологической безопасности, охраны окружающей среды и природных ресурсов, но и разумное реформирование существующей системы специально уполномоченных органов в сфере охраны окружающей среды. Целесообразным является создание системы таких органов, возглавляемых Министерством охраны окружающей среды РФ. Требуется также формирование и отдельной, самостоятельной структуры по вопросам использования и охраны природных ресурсов (Министерство природных ресурсов РФ).

Логичной представляется и постановка вопроса о создании новых подразделений, например Управления по экологической безопасности в структуре Администрации Президента Российской Федерации.

5. Национальные интересы в сфере обеспечения экологической безопасности, по мнению автора, представляют собой совокупность внутренних и внешних потребностей государства в обеспечении защищенности окружающей среды, в рациональном природопользовании, в защите экологических прав и устойчивого развития личности, общества и государства.

Национальные экологические интересы, сформулированные в виде стратегических задач, составляют основу экологической безопасности и должны быть реализованы государством на национальном и международном уровнях.

Охрана окружающей среды, рациональное природопользование, экологическое благополучие, обеспечение экологической безопасности составляют интересы личности, общества и государства и в совокупности образуют конституционные экологические интересы.

Конституционные экологические интересы следует определить как потребность в обеспечении здоровых и безопасных условий жизнедеятельности, гарантирующих устойчивое функционирование объектов окружающей среды, личности, общества и государства.

При исследовании сущности, значения и особенностей реализации экологических интересов актуальным является вопрос об их сочетании, балансе. В данном случае сущность баланса интересов выражается в реализации принципа соразмерности, адекватности между степенью важности интересов и характером затрачиваемых усилий по их обеспечению. Реализация данного принципа направлена на уменьшение вероятности наступления большего вреда в результате ограничения интересов одних субъектов и предоставления режима наибольшего благоприятствования другой стороне.

В этом плане сущность баланса интересов в сфере обеспечения безопасности может проявляться в установлении правила, в соответствии с которым закрепление приоритета интересов одного из субъектов правоотношений должно компенсироваться установлением льгот и гарантий другим субъектам правоотношений.

6. Обосновывается необходимость учета экологической составляющей социальной политики Российской Федерации как социального государства.

Социальная политика государства направлена, в частности, на решение экологических проблем, а в плане гарантирования достойного уровня жизни населения она не может быть реализована без обеспечения качественного, здорового состояния окружающей среды, оказывающей благоприятное влияние на жизнь и здоровье людей.

Достойная жизнь человека возможна только в условиях благоприятной окружающей среды. Значит, обеспечение права на благоприятную среду обитания следует рассматривать как составную часть конституционного права на благоприятную окружающую среду. Обеспечение достойного уровня жизни требует выработки единых стандартов, нормативов, основанных на общепризнанных нормах и принципах международного права.

7. Автором предлагается модель согласования разнонаправленных интересов (экономических, экологических и т.п.) в сфере обеспечения экологической безопасности на основе институциональной структуры социально-партнерских отношений.

Исходя из максимально широкого понимания социального партнерства как диалога между различными слоями общества и государством, автор видит значительный потенциал использования наработанных в рамках социально-трудовой сферы механизмов в решении иных социальных проблем. В работе предлагается использовать указанные механизмы вне того предметного содержания, которое им придается в теории и практике трудового права. Существуют все необходимые предпосылки развития социально-партнерских отношений в сфере охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности. Представляется целесообразным создание на всех уровнях (федеральном, региональном, местном) трехсторонних комиссий в составе: представителей органов государственной власти и местного самоуправления; крупных предприятий; общественных организаций, занимающихся вопросами охраны окружающей среды.

Целями деятельности таких комиссий должны стать:

– обсуждение законопроектов и проектов иных нормативно-правовых актов, затрагивающих вопросы экологической безопасности;

– заключение коллективных соглашений по вопросам обеспечения экологической безопасности;

– консультации по проблемам применения законодательства, связанным с обеспечением экологической безопасности и т.п.

8. Экологическая политика – это деятельность органов публичной власти, которая позволяет оптимальным образом регулировать отношения между человеком и окружающей средой в социально-экономической и политической сферах и направлена на охрану окружающей среды, рациональное природопользование и обеспечение экологической безопасности в интересах нынешних и будущих поколений.

В качестве стратегических целей экологической политики автор выделяет следующие направления:

– реализация права настоящего и будущего поколений на благоприятную окружающую среду;

– обеспечение рационального использования и охраны природных ресурсов;

– поддержание устойчивого развития и экологической безопасности России.

9. Особая юридическая природа конституционного права на благоприятную окружающую среду (наличие характеристик личного и одновременно социального) свидетельствует о его многофункциональном характере. С одной стороны, государство должно принимать меры по его реализации (позитивная функция), а с другой – воздерживаться от чрезмерного вмешательства (негативная функция).

Реализация конституционных экологических прав способствует решению таких важнейших задач, как обеспечение благоприятного состояния окружающей среды; информационное обеспечение экологической деятельности; защита прав людей, оказавшихся жертвами экологических катастроф и бедствий; усиление ответственности должностных лиц за принятие решений, нарушающих экологические права и интересы личности, населения, общества, государства; согласование экологических и экономических интересов хозяйствующих субъектов, населения.

10. В работе обоснована специфика экологических прав в их соотношении со смежными правами (природоресурсными, экономическими и т.п.). Автором показано, что в отношении морфологически единого объекта могут возникать различные по своему характеру и отраслевой принадлежности правоотношения. При этом вполне возможна конкуренция различных прав в отношении одного и того же объекта. Автор считает, что именно экологические права очерчивают границы реализации природоресурсных и имущественных прав.

Критерием ограничения прав и свобод выступает закрепленный в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ принцип соразмерности ограничения основных прав. Исходя из конституционно-правового смысла данного принципа, раскрытого в ряде постановлений Конституционного Суда РФ, автор приходит к выводу, что соразмерное ограничение прав и свобод человека и гражданина допускается в случае необходимости в целях защиты конституционных ценностей, в том числе прав и свобод других лиц, на основе их баланса.

11. В работе проведено разграничение индивидуальных и коллективных субъектов права на благоприятную окружающую среду как основного конституционного экологического права. Обоснована специфика коллективных субъектов данного права. Коллективные субъекты конституционных прав, в том числе права на благоприятную окружающую среду, подразделяются на формализованные в юридическом смысле, то есть выступающие в виде одной из организационно-правовых форм, предусмотренных действующим законодательством, и неформализованные.

К первым можно отнести различного рода общественные организации и объединения, которые приобретают свою правосубъектность путем государственной регистрации либо совершения иных юридически значимых действий. Неформализованные коллективные субъекты права представляют собой естественно сложившиеся общности людей, не обладающие официально закрепленным статусом. К таковым следует причислить народы, нации, меньшинства и т.п. Как правило, данные коллективные субъекты осуществляют свои правомочия, вытекающие из предоставленных им прав, посредством образования формализованного субъекта, который представляет их интересы. Однако в качестве правообладателя выступают непосредственно указанные неформализованные субъекты.

12. На основе проведенного анализа действующего законодательства и правоприменительной практики выделены основные проблемы реализации конституционного права на достоверную информацию о состоянии окружающей среды. По мнению автора, сложившаяся ситуация в сфере доступа к экологической информации не позволяет в полной мере обеспечивать потребность в достоверной и своевременной информации о состоянии окружающей среды и не соответствует требованиям безопасности. Нормы действующего законодательства не предусматривают ответственность (административную, уголовную, гражданско-правовую) за отказ в предоставлении экологической информации, что явно противоречит ч. 2 ст. 24, ч. 3 ст. 41 Конституции РФ.

13. Сущность конституционных экологических обязанностей автор определяет как закрепленное в Конституции РФ должное поведение правообязанных субъектов, направленное на сохранение благоприятного, здорового состояния окружающей среды и обеспечения экологической безопасности в целях удовлетворения интересов нынешнего и будущего поколений.

Конституционно-правовая обязанность Российского государства в сфере обеспечения экологической безопасности – это приоритетное направление деятельности органов государственной власти по реализации конституционных экологических функций и задач, обеспечивающих рациональное природопользование, охрану окружающей среды и экологическую безопасность.

Содержательно она включает в себя:

– законодательное регулирование экологической безопасности;

– организационное обеспечение экологической безопасности;

– формирование и реализацию эффективной экологической политики;

– утверждение экологических стандартов;

– организацию и совершенствование деятельности органов государственной власти и местного самоуправления в сфере экологической безопасности;

– защиту конституционных экологических прав;

– возмещение вреда, причиненного неблагоприятным состоянием окружающей среды.

14. Конституционно-правовая ответственность Российской Федерации в сфере обеспечения экологической безопасности обусловлена необходимостью защиты экологических интересов государства, общества и личности. Ответственность Российской Федерации в сфере обеспечения экологической безопасности носит субсидиарный характер. В сфере возмещения экологического вреда такая ответственность предусмотрена как Конституцией РФ, так и нормами действующего законодательства. Государство несет ответственность за действия или бездействие государственных органов и их должностных лиц.

15. С позиции авторского понимания сущности экологической безопасности как конституционно-правовой категории обоснована необходимость дифференцированного подхода к пониманию экологического вреда. На текущем этапе экологический вред в доктрине рассматривается как «собирательное» понятие, включающее в себя любой вред, причиненный окружающей среде или человеку, его имуществу, вследствие неблагоприятного воздействия окружающей среды. В работе отмечается, что подобный подход не способствует идентификации собственного смысла экологического вреда в отличие от имущественного ущерба или вреда здоровью. Экологический вред в собственном смысле слова следует отличать, например, от вреда, причиняемого объекту природной среды как предмету материального мира (затраты на восстановление такого объекта). Кроме того, экологический вред, причиняемый самим фактом проживания в неблагоприятной среде, необходимо отличать как от вреда здоровью, так и от морального вреда.

16. Подвергнуты критике существующие в настоящее время законодательный подход и правоприменительная практика, связанная с возмещением экологического вреда в рамках гражданско-правовых отношений. Экологический вред имеет публично-правовую природу (как и экологические деликты), поэтому и его возмещение должно предполагать наличие публично-правовых административных механизмов. В частности, необходимо уполномочить специальный орган для проведения медицинского или иного обследования, на основании заключения которого экологический вред будет возмещаться; разработать и принять методику его возмещения и т.п. При этом возмещение экологического вреда должно охватывать не только реальное ухудшение здоровья, но и риск проживания в неблагоприятной среде, а размер возмещения должен определяться в зависимости от уровня неблагоприятных факторов окружающей среды.

17. В ходе исследования рассмотрена конституционно-правовая сущность ответственности по возмещению экологического вреда. Исходя из этого обоснована необходимость учета презюмируемого, или потенциального, вреда, который обусловлен риском проживания или работы в условиях неблагоприятной экологической ситуации. Автор предлагает разработать и утвердить методику возмещения такого вреда, в зависимости от фактического состояния окружающей среды: концентрации вредных веществ и иных факторов деградации. В настоящий период такой подход характерен для возмещения вреда, причиненного глобальными экологическими катастрофами (например, авария на Чернобыльской АЭС). Материальной основой системы возмещения презюмируемого экологического вреда могут стать обязательные платежи за так называемый правомерный экологический вред и предусмотренные законодательством механизмы экологического страхования.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что выводы и предложения, содержащиеся в нем, имеют важное теоретическое значение для науки конституционного права и могут быть применены для дальнейшего теоретического исследования конституционно-правовых вопросов регулирования основ экологической безопасности в Российской Федерации. Кроме того, теоретическая значимость работы определяется научным обоснованием положений, не нашедших достаточного отражения в действующих нормативных правовых актах и в практике деятельности органов государственной власти и местного самоуправления.

Изложенные в диссертационном исследовании положения могут быть использованы в учебном процессе в юридических вузах при преподавании конституционного права России, ряда спецкурсов, ориентированных на изучение конституционных основ национальной безопасности, защиты конституционных прав и свобод.

Практическая значимость работы состоит в разработке конкретных предложений и рекомендаций, направленных на совершенствование норм действующего законодательства и правоприменительной практики.

Апробация результатов диссертационного исследования. Основные положения и результаты исследования прошли апробацию по следующим направлениям:

– в выступлениях и докладах автора на международных, всероссийских, межвузовских научных и научно-практических конференциях: «Права человека в России и Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод» (Саратов, СГАП, 1996); «Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод и национальное законодательство» (Саратов, ПАГС, 2000); «Российская юридическая доктрина в XXI веке: проблемы и пути их решения» (Саратов, СГАП, 2001); «Права человека. Обеспечение равенства прав и свобод человека: российские и международные механизмы» (Саратов, ПАГС, 2002), «Конституция Российской Федерации и современное законодательство: проблемы реализации и тенденции развития (к 10-летию Конституции России)» (Саратов, СГАП, 2003), «Конституция Российской Федерации и современное законодательство: проблемы реализации и тенденции развития (К 10-летию Конституции России) (Саратов, СГАП, 2003); «Актуальные проблемы развития «горизонтального» федерализма в России и зарубежных странах» (Балаково, ПАГС, 2004); «Права человека, гражданское общество и безопасность государства» (Саратов, ПАГС, 2005); «Централизм, демократия, децентрализация в современном государстве: конституционно-правовые вопросы» (Москва, МГУ, 2005); «Конституционные основы экономических и социальных отношений. Конституционная юстиция» (Санкт-Петербург, СПбГУЭФ, 2006); «Практика Европейского Суда по правам человека и российская правовая система» (Саратов, СЮИ МВД РФ, 2006); «Пробелы и дефекты в конституционном праве» (Москва, МГУ, 2007); «Конституционные принципы: понятие, содержание, механизм реализации» (Саратов, ПАГС, 2007); «Конституция Российской Федерации и развитие современной государственности» (Саратов, СГАП, 2008); «Политико-правовые приоритеты социально-экономического развития России» (Саратов, СГУ, 2008); «Право на защите прав и свобод человека и гражданина (к 15-летию Конституции Российской Федерации и 60-летию принятия Всеобщей декларации прав человека)» (Москва, МГУ, 2008); «Конституционные ценности: содержание и проблемы реализации» (Москва, РАП, 2008); «Российская многонациональная цивилизация: единство и противоречия» (Саратов, ПАГС, 2009); «Основные направления реформирования и повышения эффективности государственной службы Российской Федерации» (Саратов, ПАГС, 2009); «Актуальные проблемы нормотворчества» (Саратов, СГАП, 2009); «Современная юридическая наука и правоприменение» (Саратов, СГАП, 2009); «Политико-правовые проблемы взаимодействия власти и бизнеса в условиях кризиса» (Саратов, СГУ, 2009), «Публичная власть: политико-правовые проблемы эффективности» (Самара, СамГУ, 2009); «Государство и право: вызовы XXI века» (Кутафинские чтения) (Москва, МГЮА, 2009); «Проблемы ответственности в современном праве» (Москва, МГУ, 2009); «Современные проблемы демократического развития государств и средства их разрешения» (Саратов, СГАП, 2010); «Проблемы конституционного и муниципального строительства на современном этапе: опыт России и зарубежных стран» (Москва, МГУ, 2010); «Модернизация политической и правовой системы России» (Уфа, БашГУ, 2010); «Проблемы методологии правовых научных исследований и экспертиз», (Москва, МГУ, 2010); «Участие граждан в управлении делами государства: проблемы правового регулирования и реализации в условиях модернизации России» (Саратов, СГУ, 2010) и других;

– в ходе участия в парламентских слушаниях «О совершенствовании законодательства в области обеспечения экологического контроля» (Москва, 2008);

– в ходе участия во Второй субрегиональной встрече экспертов по правам человека в области компетенции ЮНЕСКО (Москва, РГГУ, 2009);

– в процессе преподавания дисциплины «Конституционное право России», спецкурсов «Защита прав человека органами власти», «Защита прав граждан в странах СНГ», «Конституционные основы экологической безопасности» студентам специальности «Юриспруденция» ФГОУ ВПО «Поволжская академия государственной службы имени П.А. Столыпина»;

– при обсуждении диссертации на кафедре конституционного права Поволжской академии государственной службы имени П.А. Столыпина;

– при подготовке публикаций и издании их (в том числе в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных Перечнем ВАК РФ, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора наук).

По теме диссертационного исследования опубликовано более 70 научных работ общим объемом свыше 70 п.л., в том числе четыре монографии общим объемом 24 п.л. На монографические работы имеются положительные рецензии в периодических печатных изданиях, в том числе в ведущих журналах и изданиях, рекомендованных Перечнем ВАК РФ, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук.

Структура диссертационного исследования. Структура диссертационного исследования обусловлена поставленными целью, задачами и логикой изложения. Диссертация состоит из введения, пяти глав, включающих семнадцать параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, определены научная проблема, предмет, цель и задачи работы, сформулирована научная новизна и показана практическая значимость, охарактеризована степень изученности проблемы в научной литературе.

В главе 1 «Теоретико-методологические предпосылки исследования экологической безопасности в науке конституционного права» анализируются основные подходы к сущности и содержанию категории «экологическая безопасность», определяются методологические основы дальнейшего исследования данной категории в рамках конституционно-правового дискурса, выявляются концептуальные конституционно-правовые основы экологической безопасности.

В параграфе 1.1 «Понятие, содержание и конституционно-правовая сущность экологической безопасности» обоснован авторский подход к пониманию категории «экологическая безопасность», который в значительной степени определяет ход дальнейшего исследования.

Сущность экологической безопасности, по мнению автора, следует определить как такое состояние окружающей среды, при которой обеспечивается защищенность экологических интересов личности, общества и государства, экологическая стабильность. В работе отмечается отсутствие единообразного понимания сущности экологической безопасности как в законодательстве, так и в юридической науке. В доктрине права концепция экологической безопасности разрабатывалась преимущественно в трудах специалистов в области экологического права, что не могло не вызвать определенной трактовки в понимании данной категории. Это выразилось в ее сближении, а порой и отождествлении с понятием «охрана окружающей среды». Даже в тех случаях, когда экологическая безопасность рассматривается в собственном смысле, не всегда понятно содержательное отличие ее от охраны окружающей среды. Вопросы, которые исследуются в юридической литературе в связи с концепцией экологической безопасности, зачастую сводятся к проблемам, связанным с охраной окружающей среды.

В связи с этим автор приходит к выводу, что в отличие от понятия «экологическая безопасность», которое выражает состояние защищенности соответствующих объектов, термин «охрана окружающей среды» обозначает соответствующую деятельность, направленную, в том числе (но не только), на достижение указанного состояния. Таким образом, нельзя сравнивать понятия «экологическая безопасность» и «охрана окружающей среды» в отношении того, какая из этих категорий шире, эже, какая из них включает в себя другую и т.д. Они несравнимы именно потому, что первое понятие определяется как цель (экологическая безопасность), а второе как направление деятельности (охрана окружающей среды).

В работе обосновано, что термины «обеспечение экологической безопасности» и «охрана окружающей среды» могут выступать в качестве смежных, но все же не совпадают по своему содержанию. Деятельность по охране окружающей среды является лишь одной из составляющих механизма обеспечения экологической безопасности. Среди иных направлений деятельности уполномоченных органов и лиц в этой сфере можно отметить санитарно-эпидемиологические, гигиенические, технологические и иные меры, направленные на обеспечение экологической безопасности.

В силу отмеченного различия регулирование экологической безопасности носит прежде всего государственно-правовой характер. Однако обеспечивается оно посредством комплексного правового регулирования, включая нормы конституционного, административного, экологического, земельного, природоресурсного законодательства. Более того, с учетом процессов глобализации и интеграции в международно-правовое пространство экологическая безопасность становится международно-правовой категорией и ее обеспечение приобретает наднациональный характер.

На основании проведенного исследования автор делает вывод, что концепция экологической безопасности должна формироваться именно в рамках конституционного права, поскольку, являясь частью национальной безопасности, она представляет собой конституционно-правовую категорию. Соблюдение экологических прав и интересов способствует обеспечению не только экологической, но и в широком смысле национальной безопасности.

На конституционно-правовом уровне должны быть разработаны концептуальные основы обеспечения национальной безопасности с учетом экономических, политических, социальных, экологических и иных потребностей личности, общества и государства.

В параграфе 1.2 «Экологическая безопасность человека, общества и государства в условиях глобализации: конституционно-правовой аспект» экологическая стратегия России рассматривается в контексте процессов глобализации и интеграции Российского государства в международное правовое пространство.

XXI век характеризуется глобальными отрицательными изменениями в экономической, социальной, культурной и других сферах. Следствием социально-экономического развития стало и ухудшение состояния окружающей среды. В связи с этим обострилась ситуация в сфере реализации права на благоприятную окружающую среду, что бесспорно влияет на экологическую безопасность в глобальном масштабе.

Глобализация является не только экономическим процессом, она имеет также социальные, политические, экологические, культурные и правовые аспекты. Под воздействием глобализационных процессов активно развивается международное и национальное право в сфере природопользования, охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности.

Постепенно усиливающиеся (в результате набирающей силу глобализации) процессы гармонизации внутреннего и международного законодательства диктуют необходимость определения на современном этапе оптимальных форм и способов решения этой проблемы, позволяющих:

– обеспечить разумное сочетание национальных и международных интересов, учитывая при этом потребность государства сохранить собственную идентичность, включая основы конституционного строя, специфику реализации государственного суверенитета, организации государственного устройства и построения правовой системы;

– конкретизировать на основе возможного баланса интересов личности, общества и государства основные приоритеты отечественной правовой политики, имея в виду наличие как совпадающих целей, так и объективных противоречий между правами и свободами граждан и интересами национальной безопасности.

Сущность глобализационных процессов заключается в том, что они оказывают заметное влияние на экологическую безопасность личности, общества и государства. Поэтому в условиях глобализации важное значение имеют творческое осмысление и восприятие зарубежного опыта и процесс взвешенной имплементации норм международного права в российскую правовую систему в целях установления разумного баланса между правами и свободами граждан и интересами экологической безопасности. Органичным результатом развития глобализационных процессов явились ратификация Киотского протокола, утверждение Климатической доктрины Российской Федерации и т.д. В работе отмечено, что факт ратификации Киотского протокола не гарантировал автоматическую реализацию его требований в правовом пространстве России. Для проведения столь важных государственно-правовых преобразований необходимо было своевременно создать благоприятные условия, способствующие, наряду с выполнением в полном объеме принятых обязательств, обеспечению социально-экономического роста внутри страны. Позитивный потенциал механизмов Киотского протокола в решении проблемы неблагоприятного изменения климата в Российской Федерации, к сожалению, не получил должного развития.

Для совместного решения глобальных экологических проблем на международном уровне необходимо формирование единого для всех стран правового поля, обеспечивающего международную экологическую безопасность. В связи с этим представляется целесообразным более интенсивное вхождение Российской Федерации в существующую правовую систему региональной экологической безопасности, прежде всего европейской, в частности присоединение к Конвенции о доступе к информации, участию общественности в принятии решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды, от 25 июня 1998 г. (Орхусской конвенции).

Диссертант полагает, что Российское государство в своей международной деятельности в области охраны окружающей среды, с одной стороны, должно учитывать процесс глобализации путем участия в соглашениях в сфере обеспечения экологической безопасности, а с другой – содействовать решению задачи обеспечения устойчивого развития страны. Обеспечение устойчивого развития для России – проблема не только экологическая, но и политическая. Ее решение возможно на основе сотрудничества государственных и негосударственных структур, а также общественности, что, в свою очередь, требует создания необходимых условий для реального и последовательного перехода Российской Федерации к устойчивой модели прогрессивного и динамичного развития, обеспечивающего неуклонное улучшение качества и уровня жизни российских граждан.

Национальным интересам России в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности посвящен параграф 1.3 «Национальные интересы Российского государства в сфере обеспечения экологической безопасности».

Понятие «безопасность» предполагает защищенность определенных интересов, и именно интересы определяют вектор развития государственно-правовых отношений в сфере обеспечения безопасности.

Для России в условиях глобализации приоритетным направлением становится обеспечение национальных интересов. Охрана окружающей среды, рациональное природопользование, экологическое благополучие, обеспечение экологической безопасности составляют интересы личности, общества и государства и в совокупности образуют конституционные экологические интересы.

Экологический интерес сочетает в себе различные аспекты жизнедеятельности общества и государства, носит комплексный характер. Реализация экологического интереса требует системного подхода со стороны государства. При исследовании сущности, значения и особенностей реализации экологических интересов представляется актуальным вопрос об их сочетании, балансе.

Поддерживая позицию известных ученых о публичном характере экологических интересов как интересов всего общества, составленных из интересов социальных групп и отдельных граждан (М.И. Васильева), автор диссертационного исследования отмечает, что ряд конституционных норм (например, право каждого на благоприятную окружающую среду) обеспечивают как частные экологические интересы, так и публичные интересы. Реализация названного права предполагает создание благоприятных условий проживания для личности. Но в благоприятном состоянии окружающей среды заинтересованы и население муниципального образования, общество, государство. Земля и другие природные ресурсы могут находиться не только в публичной, но и в частной собственности, но их использование возможно лишь с учетом публичного интереса – поддержания экологического благополучия. Следовательно, ч. 2 ст. 36 Конституции РФ предусматривает сочетание интересов общества и законных интересов граждан, согласно которому регулирование использования и охраны земель осуществляется в интересах всего общества при обеспечении гарантий каждого гражданина на свободное владение, пользование и распоряжение принадлежащим ему земельным участком.

Конституционная обязанность сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам адресована к личности, однако это не исключает и публичность содержащегося в ней интереса.

Следовательно, экологические интересы государства, общества и личности не взаимоисключающие категории, а наоборот, будучи самостоятельными, они носят взаимодополняющий характер.

В работе анализируются примеры нарушения баланса интересов (проект «Сахалин-1», возобновление работы Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, строительство автомобильной дороги через Химкинский лес). При строительстве и проектировании экологически опасных объектов (АЭС, АЗС, заводы, разработка нефтяных месторождений, трубопроводы…), торговле природными ресурсами (минеральными ресурсами, лесом, объектами животного мира, особенно водными биологическими ресурсами) и т.д. органы государственной власти преимущественно руководствуются публичными, а точнее, государственными интересами, часто в ущерб конституционному праву на благоприятную окружающую среду, обеспечению экологической безопасности. Как следствие, нарушаются экологические интересы личности, общества, возникают экологические конфликты.

Анализируя Стратегию национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г., автор подчеркивает, обозначенное в данном документе понимание национального приоритета не соответствует национальным интересам, не отражает в полном объеме проблему обеспечения экологической безопасности.

Значение конституционного закрепления категории «интерес» заключается в том, что в этом случае интересы становятся юридическим средством обеспечения не только личных, но и общественных и государственных потребностей в экологической сфере.

Применительно к вопросу о национальных интересах Российского государства в экологической сфере следует рассматривать международный и внутригосударственные аспекты ее решения. На внутригосударственном уровне важнейшие национальные интересы заключаются в обеспечении экологической безопасности, рациональном природопользовании и защите природных ресурсов, что осуществляется на настоящем этапе посредством охраны окружающей среды. На международном уровне существует необходимость гармоничного сочетания национальных экологических интересов России с интересами других государств, при этом ключевой должна стать защита собственных, национальных интересов России.

Параграф 1.4 «Конституционно-правовая стратегия экологической безопасности Российского государства в контексте устойчивого развития» посвящен анализу стратегических основ конституционно-правовой политики в сфере экологической безопасности.

Современные демократические государства вступают в новый этап своего развития – экологический, для которого проблемы выживания человечества, обеспечение экологических прав отдельной личности, граждан и в целом общества являются приоритетными. В связи с этим представляется весьма важным научно обоснованное, социальное, экономическое и правовое оформление целей, задач и главных направлений деятельности Российского государства по решению экологических проблем. В данной ситуации остро ощущается необходимость разработки государственной экологической стратегии.

Государственная стратегия развития должна предусматривать систему мер, направленных на обеспечение устойчивого развития Российского государства. Исходя из того что основной задачей развития является удовлетворение человеческих потребностей и стремлений, устойчивое развитие определяется как такое развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности.

Переход к устойчивому развитию – процесс весьма длительный, так как требует решения беспрецедентных по масштабу социальных, экономических и экологических задач. Это предполагает создание благоприятных условий для развития способностей каждого человека, улучшение условий жизни российских граждан и качества социальной среды; улучшение качества окружающей среды и экологических условий жизни человека; улучшение состояния окружающей среды, повышение экологических стандартов, создание эффективной системы утилизации отходов производства и потребления, повышение обеспеченности населения качественной питьевой водой; ужесточение экологических требований.

Конституция РФ содержит достаточный потенциал для формирования стратегических основ экологической безопасности в контексте обеспечения устойчивого развития государства и общества.

Задача обеспечения экологической устойчивости недостаточно учитывается в последних стратегических документах Правительства РФ, в них решение экологических проблем представляется скорее как тактическое и краткосрочное действие, чем как комплексная долгосрочная политика страны. Так, в официальных программах Правительства России – планах действий Правительства РФ на краткосрочную, среднесрочную и долгосрочную перспективы – упоминание экологических проблем минимально.

На Правительство РФ возложена обязанность по реализации государственной экологической политики, и оно несет ответственность перед российскими гражданами за состояние окружающей среды и обеспечение экологической безопасности. Между тем Правительством РФ до сих пор не приняты ряд нормативных актов, направленных на реализацию норм действующего законодательства. Такая ситуация свидетельствует о невыполнении Правительством РФ своих обязательств в сфере подзаконного нормотворчества. «Обязанность законодательствовать» в данном случае прямо вытекает из норм федеральных законов. Например, в ситуации, когда закон устанавливает обязательность принятия подзаконного акта для регулирования конкретной группы общественных отношений («порядок… устанавливается постановлением Правительства РФ», «согласно перечню… закрепленному органом федеральной исполнительной власти» и т.п.).

Иными словами, принятие нормативно-правового акта в данном случае следует рассматривать в качестве обязанности, невыполнение которой создает неопределенность правового регулирования и препятствует осуществлению гражданами предоставленных им прав.

Вопрос о концептуализации в нашей стране стратегических основ экологической безопасности тесно связан с проблемой реализации в Российской Федерации грамотной и последовательной экологической политики.

Автор отмечает многочисленные проблемы, связанные с отсутствием последовательности и правовой определенности государственной политики в данной сфере. В частности, на федеральном уровне отсутствуют важнейшие законы, составляющие основу правового регулирования экологической безопасности: «Об экологической безопасности», «О плате за негативное воздействие на окружающую среду», «О зонах экологического бедствия», «Об экологическом контроле», «Об экологическом аудите», которые в комплексе способствовали бы решению экологических проблем, а в конечном итоге обеспечению экологической безопасности. Безусловно, объективно необходимым является принятие официальной концепции обеспечения экологической безопасности.

Несмотря на ряд постановлений, принятых Правительством РФ по различным аспектам охраны природных ресурсов, окружающей среды во взаимосвязи с экологической безопасностью, нельзя не отметить и отсутствие специального акта, предусматривающего стратегию реализации экологической политики на федеральном уровне.

Автором указываются организационно-правовые проблемы в рассматриваемой сфере и обосновывается необходимость формирования самостоятельной структуры по вопросам использования и охраны природных ресурсов, обеспечения экологической безопасности.

В главе 2 «Институциональные основы конституционно-правового регулирования экологической безопасности» исследуются вопросы взаимодействия органов государственной власти и гражданского общества в области обеспечения экологической безопасности.

В параграфе 2.1 «Экологическая политика как объект конституционно-правового регулирования: внутригосударственные и международные аспекты»характеризуются перспективные направления формирования единой экологической политики Российской Федерации на современном этапе развития.

Анализируя проблемы реализации экологической политики Российского государства, автор отмечает, что согласно Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию одним из основных условий такого перехода является обеспечение прав и свобод граждан. При этом государство должно гарантировать безопасность в политической, экономической, социальной, экологической, оборонной и других сферах, без чего переход к устойчивому развитию невозможен. Поэтому проведение столь масштабных преобразований должно сопровождаться реализацией научно обоснованной, взвешенной экологической политики, главной целью которой стало бы обеспечение экологической безопасности личности, общества и государства.

Однако декларативность государственной экологической политики не позволяет утверждать о принятии со стороны Российского государства адекватных мер по улучшению состояния окружающей среды, что в конечном итоге влияет на экологическую безопасность.

В числе актуальных проблем в работе рассматривается вопрос о разграничении предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами, соотношении федерального и регионального законодательства, финансировании природоохранных мероприятий, об отсутствии специально уполномоченного государственного органа в сфере обеспечения экологической безопасности. Анализируется проект Основ экологической политики Российской Федерации на период до 2030 г.

По мнению автора, экологическая политика должна быть системной, выступать в качестве одного из аспектов политики национальной безопасности, позволяющей сбалансировать взаимодействие человека и окружающей среды. Целью государственной экологической политики является обеспечение гармоничного, динамично-сбалансированного развития экономики, общества, природы. Разработка и реализация экологической политики – сложные задачи не только ввиду принципиальной важности экологических проблем для жизни страны, но и в силу научной неопределенности, характерной для многих важнейших прикладных и концептуальных вопросов.

Экологическая политика должна также быть совместимой и с социальной политикой, способствуя улучшению здоровья населения, созданию экологически благоприятных условий для его проживания, развитию экологического сознания и образования, формированию экологичной структуры потребления и спроса, обеспечению общественного участия в принятии решений, относящихся к окружающей среде, и контроля за их выполнением.

На современном этапе развития общества и государства становится очевидным, что решение экологических проблем на любом уровне (глобальном, региональном, национальном и т.д.) возможно при комплексном подходе к решению социально-экономических и научно-технических проблем.

Анализируя международный аспект реализации экологической политики, автор исследует сотрудничество Российской Федерации со странами Содружества Независимых Государств (СНГ). Подчеркивается, что наличие совместных актов в сфере охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности предопределяет необходимость выработки совместной экологической политики в странах Содружества.

Экологическое законодательство – лишь одна из составляющих экологической политики. Не менее важным представляется и законодательное закрепление инструментов экологической безопасности, реальных средств и способов их обеспечения, а также определение финансовой основы экологической политики стран СНГ. Сотрудничество со странами СНГ в сфере обеспечения экологической безопасности отвечает стратегическим интересам Российской Федерации и требует разработки модельных законов «О стратегической оценке состояния окружающей среды», «Об экологическом аудите», «О рациональном использовании и охране трансграничных вод» и «Об экологическом страховании».

Параграф 2.2 «Социальная функция государства в сфере экологической безопасности Российской Федерации» посвящен исследованию деятельности Российского государства в сфере обеспечения экологической безопасности, выступающей одним из важнейших направлений его социальной политики.

Конституционное провозглашение основных направлений социальной политики налагает на Российское государство конституционную обязанность по созданию условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Задача современной социальной политики заключается и в достижении экологического благополучия личности, общества и государства.

В Конституции РФ называются лишь некоторые факторы, составляющие категорию «достойная жизнь». В большей степени это социальные гарантии, распространяющиеся на социально незащищенные категории людей.

Между тем центральной идеей социального государства выступает забота о человеке в целом. Конституция, являясь Основным Законом государства, закрепляет лишь наиболее значимые, основополагающие начала организации и функционирования государства и общества. В ней не указывается экологическая составляющая достойной жизни. Однако социальная политика на государственном уровне не может не учитывать экологических факторов, оказывающих заметное влияние на такие важнейшие направления социальной деятельности государства, как гарантирование социальных прав и свобод, охрана жизни и здоровья людей, улучшение демографической ситуации, повышение качества жизни российских граждан.

Анализ конституций зарубежных стран позволил автору сформулировать вывод, что обеспечение достойного уровня жизни граждан выступает значимым направлением деятельности государства.

Социальные обязательства Российского государства по обеспечению экологически благополучного состояния окружающей среды подтверждаются и правовыми позициями Конституционного Суда РФ. Социальная политика государства направлена на решение важнейших социальных проблем, в том числе экологических, а одна из ключевых ее целей – обеспечение достойного уровня жизни населения – включает обеспечение качественного, здорового состояния окружающей среды, оказывающей благоприятное влияние на жизнь и здоровье людей. Обязательной составляющей стандартов достойного уровня жизни должны быть экологические факторы, наличие благоприятной, здоровой окружающей среды. Следовательно, существует объективная необходимость экологизации социального законодательства, социальных стандартов.

Автором анализируется влияние экологических факторов на качество жизни российских граждан, в том числе последствия катастрофы на Чернобыльской АЭС, ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне. Рассмотрены санитарно-экологические условия проживания населения субъектов Российской Федерации, где экологические проблемы наиболее остры. Общеизвестно, что здоровье населения является зримым показателем социального благополучия, нормального экономического функционирования общества, важнейшей предпосылкой национальной безопасности страны.

Право на благоприятную среду обитания, провозглашенное Федеральным законом от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», определяющее условия жизнедеятельности человека следует рассматривать как составную часть конституционного права на благоприятную окружающую среду. Последнее имеет существенное значение для основополагающих конституционных прав: на жизнь, на охрану здоровья.

Обеспечение достойного уровня жизни требует выработки единых стандартов, нормативов, основанных на общепризнанных нормах и принципах.

В параграфе 2.3 «Конституционно-правовое регулирование участия институтов гражданского общества в решении экологических проблем» анализируется участие негосударственных организаций в деятельности по обеспечению экологической безопасности.

Современная стадия развития гражданского общества связана с расширением внимания к проблемам социальной справедливости, общего блага, экологической безопасности, культурного возрождения общества, защиты прав человека.

В условиях российской действительности перспективы обеспечения экологической безопасности в решающей степени зависят от эффективности общественного участия в принятии экологически значимых решений. Участие общественности на стадии подготовки и принятия органами публичной власти таких решений рассматривается как форма участия в управлении делами государства (ст. 32 Конституции РФ). Это превентивный и потому весьма действенный способ защиты экологических интересов.

Наибольшая эффективность общественного участия достигается посредством конструктивного взаимодействия граждан и их объединений с органами государственной власти и органами местного самоуправления. Значение общественного участия как важнейшей формы реализации конституционных экологических прав человека заключается и в его способности влиять на улучшение качества принимаемых управленческих решений.

В этом смысле политические партии представляют собой ключевой институт гражданского общества, поскольку их предназначение состоит в выражении интересов и потребностей социальных групп, защите наиболее значимых публичных ценностей на политическом пространстве. Они выступают связующим звеном между гражданским обществом и государством. Рассматривая политические партии в качестве субъекта отношений по обеспечению экологической безопасности, автор выделяет следующие проблемы: во-первых, экологические разделы в предвыборных программах используются политическими партиями в популистских целях; во-вторых, решение вопросов охраны окружающей среды политическими партиями возможно только при их тесном взаимодействии с общественными экологическими объединениями и государственными структурами.

На современном этапе развития экологического движения первостепенной задачей представляется координация действий всех экологических организаций, что позволит экологизировать общественное сознание, добиться массовой активности населения, заставить власти принимать решения на всех уровнях по экологическим вопросам только с учетом общественного мнения и, наконец, создать условия для перелома экологической ситуации от постоянно ухудшающейся к стабильной.

Воплощение в жизнь этих положений рассматривается как действенный инструмент решения многих экологических проблем и обеспечения экологической безопасности. Данный процесс нельзя представлять как односторонний. Государство должно взять на себя формирование политики управления окружающей средой, решение вопросов обеспечения экологической безопасности во взаимодействии с общественными экологическими объединениями.

Основной проблемой, с точки зрения автора, является отсутствие как законодательных, так и организационно-правовых институциональных основ взаимодействия государства и гражданского общества в сфере обеспечения экологической безопасности.

Параграф 2.4 «Социальное партнерство в сфере экологической безопасности: специфика реализации в современных условиях в Российской Федерации» содержит предложения автора о создании институциональной структуры взаимодействия государства и гражданского общества в сфере обеспечения экологической безопасности посредством использования системы социального партнерства.

Социальное партнерство традиционно в специальной литературе рассматривается как комплекс правовых норм, регулирующих коллективные трудовые отношения. По мнению автора, сама семантика понятия «социальное партнерство» наводит на мысль о возможности более широкой интерпретации этого термина, нежели его «официальное» определение.

Кроме того, система социального партнерства изначально формировалась отнюдь не системно, а с целью решения конкретных проблем, которые на тот момент существовали в социально-трудовой сфере. В условиях сложившейся ситуации в России в сфере охраны окружающей среды необходимы конструктивные меры, направленные на сохранность окружающей среды и обеспечение экологической безопасности в целом. Решение этой проблемы может быть найдено в рамках социального диалога, путем использования институтов социального партнерства.

Безусловно, федеральный законодатель вправе предусмотреть императивные нормы, обеспечивающие конституционное право на благоприятную окружающую среду. В частности, действующим законодательством устанавливаются нормативы качества окружающей среды, предельно допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов и т.п. Вместе с тем эти и подобные им законодательные установления образуют необходимый минимум экологической безопасности общества и государства. Задачей же социального партнерства традиционно является расширение гарантированных законодательством прав и гарантий на договорной основе. Например, социально-партнерскими соглашениями могут быть предусмотрены более жесткие нормативы предельно допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов.

Существует адекватная организационно-правовая основа таких соглашений – созданные на всех уровнях комиссии по регулированию вопросов социального партнерства. Например, на федеральном уровне успешно действует Российская трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений и заключается Генеральное соглашение между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и Правительством РФ. На уровне субъекта РФ созданы и действуют республиканские, краевые, областные и иные трехсторонние комиссии. Во многих муниципальных образованиях функционируют территориальные комиссии.

Аналогичные комиссии могут быть созданы и для решения экологических проблем. И это соответствовало бы законодательно установленному принципу об обязательности участия в деятельности по охране окружающей среды органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Федерации, органов местного самоуправления, общественных и иных некоммерческих объединений, юридических и физических лиц.

В новом Федеральном законе «О безопасности» в отличие от предыдущего Закона прямо не называются субъекты обеспечения экологической безопасности, но предоставляется возможность гражданам и общественным объединениям участвовать в реализации государственной политики в области обеспечения безопасности (ст. 4) .

Автор полагает, что в настоящее время существуют все необходимые предпосылки развития социально-партнерских отношений в сфере охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности как институциональной структуры взаимодействия общества и государства в данной области.

В качестве основных направлений такого взаимодействия, на взгляд диссертанта, можно выделить следующие:

– подготовка с участием общественности предложений по совершенствованию законодательства в области охраны окружающей среды и природопользования;

– разъяснение общественным объединениям и гражданам целей и методов проведения государственной политики в природопользовании и охране окружающей среды;

– организация общественной и информационной поддержки институтов гражданского общества и гражданских инициатив в субъектах Российской Федерации.

См.: официальный сайт Российского национального комитета содействия Программе ООН по окружающей среде. URL: http://www.unepcom.ru/?go=razdel&level=2&cid=73 (дата обращения: 23.05.2010).

Послание Президента РФ Дмитрия Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации от 30 нояб. 2010 г. // Рос. газ. 2010. 1. дек.

Майданова М.В. Конституционные основы обеспечения экологической безопасности в Российской Федерации: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002.

Чертова Н.А. Конституционно-правовые основы обеспечения экологической безопасности Российской Федерации: на опыте северных регионов: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2007.

О безопасности: Федер. закон от 28 дек. 2010 г. № 390-ФЗ // СЗ РФ. 2011. № 1. Ст. 2.

В главе 3 «Сущность и современное значение конституционных экологических прав в системе обеспечения экологической безопасности» предметом исследования выступает система конституционных экологических прав.

Параграф 3.1 «Понятие конституционных экологических прав и их значение в обеспечении экологической безопасности» посвящен обоснованию специфики конституционных экологических прав, их соотношению с иными основными правами.

По мнению автора, необходимо разграничить категории «конституционные экологические права» и «экологические права». В первом случае речь идет только об экологических правах, закрепленных в Конституции РФ, которые следует понимать в узком и широком смысле. Под экологическими правами (отличая их от категории конституционных экологических прав) следует понимать права личности, закрепленные в отраслевом законодательстве, направленные на удовлетворение ее экологических интересов и потребностей, гарантированные нормами национального и международного права.

В узком понимании конституционные экологические права включают право на благоприятную окружающую среду, права на достоверную информацию о состоянии окружающей среды, на возмещение ущерба, причиненного здоровью и имуществу человека экологическим правонарушением (ст. 42).

В широком смысле к указанным правам примыкают право частной собственности на землю и другие природные ресурсы (ч. 2 ст. 9), право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (ч. 3 ст. 37), право на охрану здоровья (ч. 1 ст. 41).

Существует и комплекс конституционных прав, не являющихся экологическими, но направленных на их обеспечение и защиту. Это право человека на получение информации, касающейся его прав и свобод (ст. 24); право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29); право граждан на объединение для защиты своих интересов (ст. 30); право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование (ст. 31) и другие.

Автор полагает необходимым при обозначении системы экологических прав человека разграничение собственно экологических прав и прав в сфере использования отдельных видов природных ресурсов (права природопользования).

В контексте данного разграничения автор отмечает, что одни и те же компоненты окружающей среды могут выступать как в виде природного объекта, так и в качестве природного ресурса (земля, леса, водные объекты и т.п.). Значит, в отношении морфологически одного и того же объекта могут складываться разнородные общественные отношения, которые регулируются различными отраслями права и законодательства (не случайно в качестве критерия разграничения отраслей права выступает не объект, а предмет правового регулирования).

В отношении одного и того же объекта возникают различные по своему характеру и отраслевой принадлежности правоотношения. Соответственно различным будет и содержание данных отношений, то есть совокупность прав и обязанностей их участников. Экологические права и обязанности с этой точки зрения будут возникать по поводу различных компонентов окружающей среды как природных объектов; права природопользования – в связи с их использованием в качестве природного ресурса; имущественные – по поводу владения, пользования и распоряжения этими компонентами окружающей среды.

Учитывая, что все эти разнородные правоотношения возникают по поводу одного и того же объекта, актуальным представляется вопрос об их взаимосвязи между собой, который пока еще не нашел достаточно широкого отражения в специальной литературе. Поскольку различные правомочия в отношении объектов окружающей среды зачастую являются разнонаправленными, вполне возможна конкуренция различных прав в отношении одного и того же объекта. Например, хозяйственное использование природного ресурса вполне может быть связано с причинением вреда соответствующему природному объекту, поэтому действующим законодательством устанавливаются пределы реализации отдельных прав в отношении природных объектов.

Все это приводит автора к мысли об особой роли экологических прав в их взаимосвязи с природоресурсными и имущественными правами в отношении природных объектов. Действительно, именно экологические права очерчивают границы реализации иных прав в отношении окружающей среды и ее компонентов.

Экологические нормы и требования в значительной мере определяют содержание и пределы прав гражданина или юридического лица в отношении природных ресурсов. Параметры таких ограничений установлены на конституционном уровне. Прежде всего, речь идет об обеспечении благоприятного для человека состояния окружающей среды как необходимого условия реализации права на благоприятную окружающую среду. В этом и заключается основной экологический интерес личности, общества и государства. Однако, учитывая то, что исследуемое право находится в тесной взаимосвязи с иными конституционными правами и свободами, ограничение последних возможно только в рамках, установленных Основным Законом РФ. Имеются в виду в первую очередь свобода экономической деятельности (ч. 1 ст. 8), право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34), охрана частной собственности (ч. 1 ст. 35).

Основываясь на правовых позициях Конституционного Суда РФ, автор приходит к выводу, что критериями ограничения прав и свобод должны выступать адекватность, соразмерность, а также разумность и необходимость этих ограничений.

Реализация данного принципа, который в доктрине конституционного права получил название «принцип соразмерности», в положениях отраслевого законодательства обеспечивает приоритет специальных экологических природоохранных требований над правовыми нормами, непосредственно регулирующими использование конкретных природных ресурсов.

Параграф 3.2 «Конституционное право на благоприятную окружающую среду: понятие, содержание и субъекты» посвящен исследованию права на благоприятную окружающую среду в системе конституционных экологических прав.

В целях уяснения содержания права на благоприятную окружающую среду автор проводит анализ основополагающих категорий: «окружающая среда», «благоприятная окружающая среда», «право на благоприятную окружающую среду», «природа», «природные объекты», «природные ресурсы», «охрана природы», «охрана окружающей среды», «экологическая безопасность», «обеспечение экологической безопасности». По итогам исследования сформулирован вывод о необходимости законодательного уточнения названных понятий.

Безусловно, право человека на благоприятную окружающую среду носит естественный характер (жить в условиях благоприятной, здоровой окружающей среды – естественная потребность человека) и относится к числу основополагающих прав. С другой стороны, реализация данного права требует активного вмешательства государства, а именно: создания условий, направленных на обеспечение данного права. Уровень правовой, организационной, институциональной обеспеченности права на благоприятную окружающую среду зависит от государственного решения этих вопросов. С этой позиции исследуемое право относится к социальным правам и свободам. Указанное свидетельствует о двойственной природе права на благоприятную окружающую среду.

Как и право на жизнь, оно обусловливает существование отдельного человека и общества в целом и поэтому относится к правам индивидуальным и коллективным. В силу этого субъектами данного права являются не только отдельные люди, но и их общности: граждане, иностранные граждане и апатриды, общественные организации, население муниципального образования, коренные малочисленные народы, весь многонациональный российский народ. Выделение состава субъектов права на благоприятную окружающую среду очень важно, так как конкретное содержание данного права в отношении каждого из его носителей может быть различным.

Конституционное право на благоприятную окружающую среду относится к правам, которые могут осуществляться как в индивидуальной форме, так и в коллективной. Как право человека, оно нашло признание на конституционном уровне во многих странах. Особенность этого права заключается в том, что его реализация затрагивает коллективные интересы, потребности. Соответственно этому автором выделяются индивидуальные и коллективные субъекты права на благоприятную окружающую среду.

К числу коллективных субъектов конституционного права на благоприятную окружающую среду автор относит коренные малочисленные народы. Признание коренных малочисленных народов особыми субъектами правоотношений и, соответственно, гарантирование их прав нашли наиболее яркое выражение в Конституции РФ, в законодательстве об охране окружающей среды и в природно-ресурсном законодательстве.

Исходя из специфики правового статуса коренные малочисленные народы наделены прежде всего коллективными экологическими правами. Однако по смыслу действующего законодательства ряд прав, связанных с защитой исконной среды обитания, представители коренных малочисленных народов могут осуществлять индивидуально.

Одним из субъектов данного права выступает и российский народ в целом. Автор обосновывает вывод о том, что народ может и выступает носителем коллективных прав (например, право на мир, на благоприятную окружающую среду), и в этом случае речь идет не столько о правопользовании, сколько о правообладании. Тем не менее указанное применимо и к народу как субъекту конституционного правопользования – пользования благоприятным состоянием окружающей среды, которое не предполагает принятия активных мер со стороны народа как субъекта. Благоприятное состояние окружающей среды обеспечивается государством посредством реализации организационных, правовых и иных мер. Только при нарушении права на благоприятную окружающую среду народ как субъект права может предпринимать активные меры по восстановлению нарушенного права. И даже в данном случае предпринятые меры могут быть коллективными: публичные действия (митинги, демонстрации…), референдум по вопросам охраны окружающей среды, коллективные обращения и т.д.

Параграф 3.3 «Конституционное право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды: проблемы регулирования и защиты в целях обеспечения экологической безопасности» посвящен анализу права на экологическую информацию и информацию о состоянии окружающей среды.

Действующее законодательство предусматривает следующие виды экологической информации:

– о состоянии окружающей среды;

– о состоянии компонентов природной среды;

– о состоянии защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций;

– в области использования атомной энергии;

– о радиационной обстановке;

– в области проведения работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия;

– о радиационной безопасности и т.д.

Автор, учитывая рассмотренное понимание окружающей среды, а именно включение в ее содержание не только природных, но и антропогенно измененных объектов, что соответствует современному подходу к окружающей среде, делает вывод о необходимости более широкого понимания экологической информации. Так, в работе выделяются, помимо названных, следующие виды экологической информации:

– о соответствии экологическим требованиям жилищных условий;

– о качестве продуктов питания (экологически чистый продукт);

– о качестве продуктов бытового назначения;

– об условиях труда, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (ч. 3 ст. 37 Конституции РФ);

– о соответствии экологическим нормам – решений органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц;

– о соответствии экологическим нормам – экономических проектов и т.д.

Обобщая изложенное, автор предлагает следующее определение экологической информации: это сведения об окружающей человека среде, о деятельности, негативно влияющей (или могущей влиять) на окружающую среду и организм человека, а также сведения о мерах по охране окружающей среды и обеспечению соблюдения защиты экологических прав граждан.

На основе действующего законодательства в работе рассмотрен механизм реализации конституционного права на достоверную информацию о состоянии окружающей среды, выделены основные проблемы в этой сфере.

Рассматривая существующие проблемы обеспечения права на экологическую информацию, автор отмечает, что для эффективной реализации данного права необходимо следующее:

– четко определить в действующем законодательстве понятие «экологическая информация»;

– законодательно закрепить процедурные гарантии своевременности уведомления общественности о намечаемых экологически значимых решениях;

– создать соответствующие процедуры учета приоритетности общественного интереса в области окружающей среды, развивать практику их применения;

– осуществлять эколого-правовое образование должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, пропаганду экологических знаний и воспитание экологической культуры;

– регулярно проводить общественные и парламентские слушания о ходе реализации федеральных экологических программ и т.д.

Выявлению сущности и специфики экологического вреда посвящен параграф 3.4 «Юридическая природа конституционного права на возмещение экологического вреда».

Автор полагает, что в настоящее время обнаруживается слишком широкое понимание экологического вреда, которое носит в определенном смысле «собирательный» характер. К экологическому вреду в доктрине причисляют любой вред, причиненный окружающей среде или человеку, его имуществу, вследствие неблагоприятного воздействия окружающей среды. В работе отмечается, что подобное понимание экологического вреда охватывает слишком разнородные его проявления и поэтому не может быть аутентичным. Если речь идет о причинении вреда окружающей среде, то следует разграничивать ущерб, причиняемый природе и ее отдельным компонентам как объектам материального мира (стоимость дерева, водного объекта и т.п.), и нематериальный вред, который возникает вследствие ухудшения самой экологической ситуации. В первом случае мы имеем дело с имущественным вредом и гражданско-правовым деликтом, во втором – с экологическим вредом в собственном смысле слова.

Еще сложнее выглядит ситуация с причинением экологического вреда человеку (экогенного вреда). В данном случае вред может быть причинен имуществу (материальный ущерб), который, по мнению автора, должен возмещаться по правилам гражданского законодательства, а также жизни и здоровью человека – такой вред имеет совершенно иную правовую природу. С одной стороны, возмещение вреда жизни и здоровью человека (безотносительно к природе этого вреда) предусматривается нормами гражданского законодательства, с другой – именно экогенный вред имеет такую специфику, которая выводит данные правоотношения за рамки гражданско-правовых.

Прежде всего, такой вред причиняется не отдельному человеку, а затрагивает интересы значительного количества людей, на которых воздействуют неблагоприятные природные факторы. Результатом такого воздействия является деформация социально-демографической ситуации, генетические нарушения и т.п. Иными словами, подобного рода вред воздействует на публичные интересы общества и государства, а следовательно, и его возмещение должно осуществляться в публичном порядке.

Кроме того, экогенный вред в значительной части носит латентный характер: реальное повреждение здоровья человека может наступать в результате длительного воздействия неблагоприятной окружающей среды. В этом случае речь идет о потенциальном, или презюмируемом, экогенном вреде, который обусловлен риском проживания или работы в условиях неблагоприятной экологической ситуации. Гражданско-правовые механизмы в силу своих отраслевых особенностей не могут обеспечивать возмещение такого вреда.

Наконец, экогенный вред может выражаться не только в причинении вреда здоровью человека; вызывать физические и нравственные страдания могут излишний уровень шума, задымленность, невозможность удовлетворения эстетических потребностей и т.п. В настоящий период такой вред возмещается исключительно в рамках гражданско-правового института возмещения морального вреда. Это не соответствует публично-правовой природе такого вреда и в ряде случаев не позволяет гражданам добиваться эффективного восстановления своих прав.

В главе 4 «Конституционные экологические обязанности как основа обеспечения экологической безопасности» предметом исследования стали конституционные обязанности в сфере охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности. Параграф 4.1 «Понятие и сущность конституционных экологических обязанностей» посвящен общей характеристике конституционных экологических обязанностей.

Проблема реализации конституционных обязанностей занимает важное место в механизме реализации прав и свобод человека, они выступают одним из эффективных средств развития конституционно-правовых отношений. Именно конституционные обязанности в тесном единстве с основными правами играют роль регулятора вида и меры поведения участников конституционных отношений, способствуют реализации потребностей граждан в социальной, экономической, политической и иных сферах. Конституционные обязанности выступают средством обеспечения их интересов, выражают наиболее существенные связи, отношения между обществом и личностью, гражданином и государством.

Федеральный закон «Об охране окружающей среды» закрепляет обязанность сохранять природу и окружающую среду. Конкретным содержанием данной обязанности являются отношения по поводу сохранения компонентов природной среды, природных и природно-антропогенных объектов. Термин «сохранять» предполагает совершение активных действий, направленных на охрану природы и окружающей среды. Сохранить – следовательно, предпринимать меры по недопущению ухудшения состояния природы и окружающей среды.

Кроме того, конкретизируя конституционно-правовые положения, Федеральный закон «Об охране окружающей среды» закрепляет обязанность бережно относиться к природе и природным богатствам. Бережное отношение предполагает проявление заботы о природе и природных богатствах, а в необходимых случаях – и принятие мер по ее охране и защите. Реализация данной конституционной обязанности прежде всего зависит от уровня правового сознания и правовой культуры личности. Ее можно рассматривать как морально-этическое требование, предъявляемое к гражданам, обществу.

Наконец, Закон обязывает соблюдать иные требования законодательства. В данном случае имеется в виду соблюдение природоохранных требований и требований по охране окружающей среды, под которыми понимаются требования, предъявляемые к хозяйственной и иной деятельности, обязательные условия, ограничения или их совокупность, установленные законами, иными нормативными правовыми актами, природоохранными нормативами, государственными стандартами и иными нормативными документами в области охраны окружающей среды.

Конституционные экологические обязанности – это установленные государством вид и мера необходимого поведения с целью обеспечения благоприятного состояния окружающей среды, рационального использования природных ресурсов, бережного отношения к природным богатствам, экологического и санитарно-эпидемиологического благополучия.

Экологические обязанности граждан можно характеризовать как вид и меру социально полезного поведения, установленного в эколого-правовых нормах с целью охраны окружающей среды и рационального природопользования, за неисполнение которой предусмотрена юридическая ответственность. Сущность экологических обязанностей заключается в правовой охране окружающей среды, рациональном природопользовании и обеспечении экологической безопасности.

В параграфе 4.2 «Субъекты конституционных экологических обязанностей» автор обращается к субъектному составу конституционной обязанности по охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности.

В юридической литературе нет единства мнений относительно субъектов конституционной обязанности сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам. При буквальном толковании ст. 58 Конституции РФ носителями этой обязанности являются только физические лица: граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства. Соответственно, субъектами выступают только физические лица. В данном случае необходимо расширительное понимание конституционного термина «каждый», предполагающее распространение данной обязанности не только на граждан (в том числе иностранцев и лиц без гражданства), но и на юридических лиц, органы государственной власти, органы местного самоуправления, их должностных лиц.

Особое место в работе занимает обоснование позитивных обязательств Российского государства в сфере обеспечения экологической безопасности. Конституционные обязанности сопряжены с полномочиями государства и его органов создавать такие условия, предпринимать такие меры, которые должны обеспечить неуклонное исполнение содержащихся в обязанностях предписаний. Иначе говоря, предоставляя гражданам права и свободы и возлагая на них обязанности, государство берет на себя бремя гарантировать эти права и сохраняет за собой возможность в пределах правопорядка прибегнуть к широкому диапазону мер от убеждения до принуждения – с тем чтобы установленные обязанности были исполнены.

Признавая право каждого на благоприятную окружающую среду, государство принимает на себя обязанность обеспечить реализацию данного права. В обоснование данной позиции в работе проанализированы конституции зарубежных государств в части закрепления конституционных экологических обязанностей.

Рассмотрена концепция позитивных обязательств государства, разработанная Европейским Судом по правам человека. Согласно данному подходу обеспечение соблюдения многих прав, гарантированных Европейской конвенцией о защите прав и основных свобод человека, требует не только воздержания государства от совершения определенных действий, представляющих собой вмешательство в осуществление гарантированного права (так называемые негативные обязательства), но и исполнения государством определенных позитивных действий, направленных на создание необходимых условий для надлежащего осуществления человеком предоставленного ему права (позитивные обязательства государства).

Так, в деле Фадеева против России Суд признал, что в «экологических делах» на государства – участников Конвенции могут быть возложены так называемые позитивные обязательства, то есть необходимость предпринимать меры по прекращению ситуации, влекущей за собой вред окружающей среде, даже если источником такого вреда являются действия частных лиц, а не самого государства. Из практики Суда стало ясно, что в подобных обстоятельствах может возникнуть ответственность государства из-за его неспособности регулировать деятельность частных промышленных предприятий.

Способы и конкретные механизмы реализации конституционных экологических обязанностей рассматриваются в параграфе 4.3 «Формы реализации конституционных экологических обязанностей».

Содержание конституционной обязанности сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам заключается в совокупности конкретных необходимых действий, предписанных Конституцией РФ и законами. Обязанность сохранять природу и окружающую среду корреспондирует праву каждого на благоприятную окружающую среду, а также праву государства применять санкции за нарушение природоохранного законодательства или устанавливать льготы и компенсации людям, оказавшимся в условиях неблагоприятной окружающей среды.

Для физических лиц основная обязанность заключается в воздержании от действий, которые могут причинить вред окружающей среде. На юридических лиц, и в первую очередь на субъектов промышленной и сельскохозяйственной деятельности, кроме обязанностей пассивного характера (воздержаться от действий, наносящих вред окружающей среде) возлагается и комплекс позитивных обязанностей. Они связаны с предупреждением такого вреда (строительство и надлежащая эксплуатация очистных сооружений, контроль за состоянием находящихся в пользовании природных объектов и соблюдением установленных экологических нормативов, устранение нанесенного хозяйственной деятельностью вреда и пр.).

Основная проблема невыполнения конституционной обязанности по охране окружающей среды заключается в отсутствии государственного контроля за ее исполнением и соблюдением, с одной стороны, и нарушении экологических обязанностей органами публичной власти, в том числе со стороны должностных лиц (например, при принятии экологически значимых решений), – с другой. Одной из сложных проблем является отсутствие ответственности органов публичной власти за нереализацию полномочий в сфере охраны окружающей среды.

Если рассматривать обязанность по охране окружающей среды и как моральную, и как правовую категорию, то следует подчеркнуть, что эффективность реализации экологических обязанностей граждан зависит от двух составляющих – идеологического механизма воздействия на поведение людей и совершенствования правового механизма реализации указанных норм. В первом случае внимание следует сосредоточить на экологическом образовании и воспитании граждан с целью повышения уровня правовой культуры и правосознания, выработки убежденности в необходимости совершения предписанных Конституцией действий.

Анализируя правовые позиции Конституционного Суда РФ, автор формулирует следующие принципиальные выводы: во-первых, всеобщий характер конституционной обязанности сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (ст. 58 Конституции РФ); во-вторых, обеспечение баланса публичных и частных экологических интересов; в-третьих, необходимость гарантированности соблюдения и защиты экологических прав граждан; в-четвертых, и это самый главный, значимый вывод, возложение на Российское государство обязанностей по обеспечению экологической безопасности, в том числе и позитивных обязательств, связанных с активной деятельностью всех государственных органов.

В заключительной, пятой, главе «Конституционно-правовая ответственность в сфере обеспечения экологической безопасности» исследуются вопросы конституционно-правовой ответственности в сфере экологической безопасности.

Параграф 5.1 «Сущность и формы конституционно-правовой ответственности в сфере обеспечения экологической безопасности» содержит анализ сущности и форм конституционно-правовой ответственности в сфере экологической безопасности.

Анализируя суждения известных ученых о наличии как позитивной, так и негативной направленности конституционно-правовой ответственности, автор приходит к выводу о возможности выделения позитивной ответственности государства. Основанием выделения такой формы выступает конституционное положение об ответственности перед нынешним и будущими поколениями, закрепление на конституционном уровне обязанностей, полномочий органов государственной власти, необходимости принятия ими надлежащих решений, осуществления конкретных действий.

Вместе с тем, по мнению автора, традиционные категории «позитивной» и «негативной» ответственности неприменимы к государству в целом. Дело даже не в невозможности применения к государству конкретных юридических санкций (в качестве аналога юридической санкции, применяемой к государству, можно рассматривать, например, выплаты компенсаций по решению Европейского Суда), а в отсутствии субъекта ответственности в классическом понимании. Во-первых, невозможно причинить вред действием или бездействием государства в целом. Противоправное действие или бездействие, которое образует деликтное правоотношение, может совершаться должностным лицом, государственным органом, но не государством. Иными словами, можно утверждать, что в результате бездействия конкретного органа государственной власти или должностного лица был причинен вред окружающей среде, но будет неверным заявлять, что такой вред причинен вследствие бездействия государства. Во-вторых, вряд ли возможно вести речь о вине государства в случае причинения вреда. Применение категории вины даже к юридическим лицам обнаруживает значительные сложности, а по отношению к государству оно объективно неприменимо.

Деликтная ответственность государства возможна, но она носит субсидиарный характер: государство несет ответственность не за собственные действия, а за действия или бездействия своих органов или должностных лиц.

Принцип ответственности органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления за обеспечение благоприятной окружающей среды и экологической безопасности на соответствующих территориях следует рассматривать как отраслевое применение (конкретизацию) конституционно-правовой ответственности Российского государства.

Отмечается, что выделение конституционно-правовой ответственности в сфере обеспечения экологической безопасности правомерно, оно имеет конституционную основу (ст. 7, ч. 1 ст. 9, ч. 2 и 3 ст. 41, ст. 42, 58, п. «е» ст. 71, пп. «б», «д», «з», «к», «м» ст. 72, п. «в» ст. 114 Конституции РФ).

Более того, основанием ответственности органов государственной власти всех уровней выступает нарушение требований ст. 15 Конституции РФ. В совокупности с положениями ст. 2, 17 и 18 Конституции РФ, согласно которым признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина «определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти», а также исходя из ст. 53 Конституции РФ, закрепляющей обязанность возмещения государством вреда, связанного с осуществлением государственной деятельности в различных ее сферах, конституционно-правовая ответственность государства лишь усиливается, независимо от возложения ответственности на конкретные органы государственной власти или должностных лиц.

Меры по совершенствованию механизмов возмещения экологического вреда, в связи с изложенным выше авторским подходом к сущности и содержанию конституционно-правовой ответственности в сфере экологической безопасности, рассматриваются в параграфе 5.2 «Ответственность Российского государства по возмещению экологического вреда здоровью человека и окружающей среде».

Несмотря на наличие в Конституции РФ и в действующем законодательстве норм, касающихся возмещения экологического вреда и ответственности органов государственной власти и Российского государства в целом, автор отмечает проблемы теоретического и практического характера

В современных условиях возмещение экологического вреда здоровью граждан производится в порядке, предусмотренном гражданским законодательством, то есть размер такого возмещения определяется судом «ad hoc», для каждого конкретного случая. Такой подход не оправдан потому, что экологический правопорядок и экологические интересы носят ярко выраженный публичный характер.

Для эффективного и полного возмещения экологического вреда, причиненного жизни и здоровью граждан, так же как и в отношении вреда, причиненного окружающей среде, на уровне федерального законодательства необходимо разработать специальные методики расчета экологического вреда. Автор полагает необходимым разработать на законодательном уровне публично-правовые механизмы возмещения экологического вреда в административном порядке. В качестве примера в работе приводятся существующие методики возмещения производственного вреда в рамках социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Безусловно, аналогия здесь неполная, поскольку экологический вред является многосоставным, его выявление представляет собой более сложный процесс.

В частности, особую сложность представляет собой выявление потенциального, или презюмируемого, экологического вреда. На текущий момент его возмещение производится только в случаях, прямо установленных законом, применительно к последствиям масштабных экологических катастроф. Например, предоставляются дополнительные льготы и компенсации в связи с риском проживания на территориях, подвергшихся радиоактивному заражению.

Автор полагает, что вполне возможен и необходим механизм возмещения потенциального (презюмируемого) экологического вреда здоровью человека и в иных ситуациях, не связанных с масштабными экологическими катастрофами. Для этого на законодательном уровне следует разработать и принять методику возмещения такого вреда в зависимости от фактического состояния окружающей среды: концентрации вредных веществ и иных факторов деградации. Причем, если в случае катастрофы на Чернобыльской АЭС и иных столь же масштабных экологических бедствий государство берет на себя обязанность по возмещению экологического вреда (именно в силу его масштабности и невосполнимости), то в иных ситуациях возмещение потенциального экологического вреда могло бы осуществляться за счет причинителей, то есть физических и юридических лиц, чья деятельность оказывает неблагоприятное воздействие на окружающую среду. Способы и механизмы формирования таких финансовых средств уже существуют: во-первых, это система обязательных платежей за так называемый правомерный экологический вред и, во-вторых, потенциально предусмотренные законодательством механизмы экологического страхования.

В заключении подводятся итоги, обобщаются выводы, полученные в ходе проведенного исследования.

Основные положения диссертационного исследования отражены

в следующих публикациях автора:

Монографии

  • Велиева Д.С. Экологическая безопасность в России: конституционно-правовое исследование / под ред. В.Т. Кабышева. Саратов: Поволж. акад. гос. службы им. П.А. Столыпина, 2011. 204 с. (12, 5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Система конституционных экологических прав и обязанностей в Российской Федерации / под ред. В.Т. Кабышева. М.: ДМК Пресс, 2009. 220 с. (10 п.л.).
  • Велиева Д.С., Пресняков М.В. Актуальные проблемы федерального правотворчества // Правотворчество органов власти в Российской Федерации: проблемы теории и практики / под ред. О.И. Цыбулевской. Саратов: Поволж. акад. гос. службы им. П.А. Столыпина, 2009. 264 с. (15,34 / 1,1 п.л.).
  • Велиева Д.С. Институт прав человека в России / Г.Н. Комкова, О.В. Шудра, Т.Г. Даурова [и др.]; под ред. Г.Н. Комковой. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1998. 216 с. (13,5 / 0,5 п.л.).

Статьи, опубликованные

в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях,

рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ

  • Велиева Д.С. Европейский Суд по правам человека подтвердил обязанность государства по охране окружающей среды // Российская юстиция. 2007. № 12. С. 70–71. (0,4 п.л.).
  • Велиева Д.С. Экологическая информация: проблемы дефиниции и дифференциации // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 18. С. 12–14. (0,4 п.л.).
  • Велиева Д.С. К вопросу о формировании концептуальных основ экологической безопасности в Российской Федерации // Современное право. 2008. № 12. С. 29–32. (0,4 п.л.).
  • Велиева Д.С. Социальное партнерство: новые подходы к решению экологических проблем // Экологическое право. 2008. № 6. С. 19–24. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Понятие экологической безопасности и проблемы его формализации в российском законодательстве // Вестник ПАГС. 2009. № 1 (18). С. 83–90. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Осуществление различных видов экологического контроля // Хозяйство и право. 2009. № 8. С. 78–83. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Экологическое образование как фактор обеспечения экологической безопасности Российской Федерации: правовой аспект // Право и образование. 2009. № 10. С. 33–40. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Субъекты конституционной обязанности сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам // Конституционное и муниципальное право. 2009. № 18. С. 7–9. (0,4 п.л.).
  • Велиева Д.С. Экологическая безопасность: конституционно-правовой аспект // Правоведение. 2009. № 5. С. 44–49. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Конституционная обязанность Российского государства по обеспечению благоприятной окружающей среды // Российское правосудие. 2010. № 7. С. 11–20. (0,6 п.л.).
  • Велиева Д.С. Экологические интересы в системе национальной безопасности: конституционный аспект // Власть. 2010. № 10. С. 57–59. (0,4 п.л.).
  • Велиева Д.С. Народ как субъект конституционного права на благоприятную окружающую среду // Современное право. 2010. № 10. С. 29–33. (0,6 п.л.).
  • Велиева Д.С. Обеспечение благоприятной окружающей среды в контексте концепции «позитивных обязательств» государства // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2010. № 4. С. 39–44. (0,7 п.л.).
  • Велиева Д.С. Право на благоприятную окружающую среду коренных малочисленных народов: особенности и проблемы реализации // Вестник ПАГС. 2010. № 3 (24). С. 68–72. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Экологическая безопасность в контексте стратегии устойчивого развития Российской Федерации // Власть. 2010. № 11. С. 36–38. (0,4 п.л.).

Статьи, опубликованные по итогам

всероссийских и международных конференций

  • Велиева Д.С. Конституционное право граждан на благоприятную окружающую среду: гарантии реализации // Права человека: пути их реализации: тез. выступ. на Междунар. науч.-практ. конф. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Сарат. гос. акад. права», 1999. С. 183. (0,1 п.л.).
  • Велиева Д.С. Защита экологических прав граждан в Конституционном Суде РФ (тезисы) // Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод и национальное законодательство: материалы Междунар. науч. конф. Саратов: Поволж. акад. гос. службы им. П.А. Столыпина, 2000. С. 33–34. (0,2 п.л.).
  • Велиева Д.С. Возмещение экологического вреда // Конституционные чтения: межвуз. сб. науч. трудов. Саратов: Поволж. акад. гос. службы им. П.А. Столыпина, 2000. Вып. 1. С. 47–54. (0,4 п.л.).
  • Велиева Д.С. К вопросу о содержании права на благоприятную окружающую среду // Конституционные чтения: межвуз. сб. науч. трудов. Саратов: Поволж. акад. гос. службы им. П.А. Столыпина, 2001. Вып. 2. С. 47–55. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Право на благоприятную окружающую среду в системе прав и свобод человека // Реформы и укрепление государственности в России: материалы ежегод. науч.-практ. конф. профессорско-преподавательского состава ПАГС, 21 декабря 2000 года. Саратов: Поволж. акад. гос. службы им. П.А. Столыпина, 2001. С. 120–122. (0,3 п.л.).
  • Велиева Д.С. Право на благоприятную окружающую среду и экологическая безопасность: проблемы обеспечения // Конституционные чтения: межвуз. сб. науч. трудов. Саратов: Поволж. акад. гос. службы им. П.А. Столыпина, 2002. Вып. 3. С. 98–106. (0,7 п.л.).
  • Велиева Д.С. Интерактивные методы обучения правам человека // Профессиональная направленность, пути активизации и повышения качества подготовки кадров государственного и муниципального управления: материалы межвуз. науч.-практ. конф. Саратов: Поволж. акад. гос. службы им. П.А. Столыпина, 2002. С. 142–144 (0,3 п.л.).
  • Велиева Д.С. Современное конституционно-правовое законодательство в сфере экологической безопасности // Конституция Российской Федерации и современное законодательство: проблемы реализации и тенденции развития (к 10-летию Конституции России): Междунар. науч.-практ. конф. (1–3 октября 2003 г.): в 3 ч. / под ред. А.И. Демидова, В.Т. Кабышева. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Сарат. гос. акад. права», 2004. Ч. 2. С. 228–229. (0,4 п.л.).
  • Велиева Д.С. Принцип равенства в социальном государстве // Конституционные чтения: межвуз. сб. науч. трудов. Саратов: Поволж. акад. гос. службы им. П.А. Столыпина, 2003. Вып. 4. С. 62–68. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Конституционные основы экономических отношений в России // Конституции России 10 лет: опыт реализации: материалы Всерос. науч.-практ. конф. Тюмень: Изд-во Тюмен. гос. ун-та, 2003. С. 53–60. (0,4 п.л.).
  • Велиева Д.С. Конституционно-правовые основы экологической безопасности в России // Совершенствование российского законодательства в условиях социально-экономического развития России: материалы Всерос. науч. конф. юристов РФ. Калуга, 2004. С. 194–198. (0,2 п.л.).
  • Велиева Д.С. Соотношение государственных и общественных интересов в сфере обеспечения экологической безопасности // Конституционные чтения: межвуз. сб. науч. трудов. Саратов: Поволж. акад. гос. службы им. П.А. Столыпина, 2004. Вып. 5. С. 43–48. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Экологическая безопасность в России: федеральный и региональный аспекты // Федерализм и местное самоуправление в России и Германии: современные тенденции развития: материалы Междунар. науч.-практ. семинара, 1–2 октября 2004 г. / отв. ред. В.В. Невинский. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2004. С. 51–59. (0,3 п.л.).
  • Велиева Д.С. Интеграционные процессы в сфере экологической безопасности в странах СНГ // Перспективы развития законодательства и правоохранительной практики: сб. науч. трудов / под ред. А.П. Плешакова.  Саратов: СЮИ МВД России, 2005. С. 173–184. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Некоторые аспекты законодательного регулирования охраны окружающей среды и экологической безопасности в федеративном государстве // Конституционные чтения: межвуз. сб. науч. трудов. Саратов: Поволж. акад. гос. службы им. П.А. Столыпина, 2005. Вып. 6. С. 38–43. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Судебное обжалование действий и решений, нарушающих конституционные экологические права российских граждан // Актуальные проблемы обеспечения прав и свобод человека и гражданина в современном мире: материалы Междунар. науч.-практ. конф. Казань: Изд-во Казан. гос. ун-та, 2005. С. 119–124. (0,3 п.л.).
  • Велиева Д.С. Экологические референдумы в зеркале централизации и децентрализации // Централизм, демократия, децентрализация в современном государстве: конституционно-правовые вопросы: материалы Междунар. науч. конф. Москва, 7–9 апреля 2005 г. / под ред. С.А. Авакьяна. М.: ТК Велби, 2006. С. 180-182. (0,3 п.л.).
  • Велиева Д.С. Практика деятельности Конституционного Суда РФ по защите права на благоприятную окружающую среду // Конституционные основы экономических и социальных отношений. Конституционная юстиция: материалы IV Всерос. науч. конф. по конституционному праву, 31 марта – 1 апреля 2006 г. / под ред. А.А. Ливеревского. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та экономики и финансов, 2006. С. 49–52. (0,3 п.л.).
  • Велиева Д.С. Законодательное регулирование обеспечения экологической безопасности в России // Конституционные чтения: межвуз. сб. науч. трудов. Саратов: Поволж. акад. гос. службы им. П.А. Столыпина, 2006. Вып. 7. С. 46–52. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Организационно-правовые проблемы защиты экологических прав органами исполнительной власти // Конституционные чтения: межвуз. сб. науч. трудов. Саратов: Поволж. акад. гос. службы им. П.А. Столыпина, 2007. Вып. 8. С. 112–116. (0,4 п.л.).
  •  Велиева Д.С. Конституционные экологические права: недостатки законодательного регулирования и пути их устранения // Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения: материалы Междунар. науч. конф., юрид. фак. МГУ им. М.В. Ломоносова, Москва, 28–31 марта 2007 г. / под ред. С.А. Авакьяна. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2008. С. 363–367. (0,3 п.л.).
  • Велиева Д.С. Принципы охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности: проблемы реализации // Конституционные чтения: межвуз. сб. науч. трудов. Саратов: Поволж. акад. гос. службы им. П.А. Столыпина, 2008. Вып. 9. С. 49–51. (0,3 п.л.).
  • Велиева Д.С. Обязанности Российской Федерации по обеспечению экологической безопасности: конституционный аспект // Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной Конституции РФ / отв. ред. И.М. Мацкевич, Е.С. Шугрина. М., 2009. Т. 1. С. 151–156. (0,3 п.л.).
  • Велиева Д.С. Конституционные основы государственной экологической стратегии Российского государства // Политико-правовые приоритеты социально-экономического развития России: материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 100-летию Саратовского университета. Саратов: Научная книга, 2009. С. 201–205. (0,4 п.л.).
  • Велиева Д.С. Проблемы стабильности экологической политики в Российской Федерации // Конституционные чтения: межвуз. сб. науч. трудов / отв. ред. С.Ю. Наумов. Саратов: Поволж. акад. гос. службы им. П.А. Столыпина, 2009. Вып. 10, ч. 1. С. 30–37. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Правовые аспекты взаимодействия государства и бизнеса в решении экологических проблем // Политико-правовые проблемы взаимодействия власти и бизнеса в условиях кризиса: материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 15-летию Саратовской областной Думы и 100-летию Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2009. С. 66–70. (0,35 п.л.).
  • Велиева Д.С. Обеспечение экологической безопасности Российского государства в современных условиях: региональный аспект // Российское общество и государство в условиях мирового финансово-экономического кризиса: региональный аспект: сб. науч. трудов. Саратов: Поволж. акад. гос. службы им. П.А. Столыпина, 2010. С. 5–9. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Конституционно-правовая природа института экологической безопасности // Современная юридическая наука и правоприменение (III Саратовские правовые чтения): сб. тез. докл. (по материалам Всерос. науч.-практ. конф., Саратов, 3–4 июня 2010 г.) / [редкол.: О.С. Ростова (отв. ред.) и др.]. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Сарат. гос. акад. права», 2010. С. 24–25. (0,3 п.л.).
  • Велиева Д.С. Проблемы нормотворчества в сфере обеспечения экологической безопасности: оценка состояния и перспективы развития // Актуальные проблемы нормотворчества: сб. статей по материалам Всерос. науч.-практ. конф., посвящ. 10-летию Института законотворчества ГОУ ВПО «СГАП», Саратов, 6 октября 2009 г. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Сарат. гос. акад. права», 2010. С. 79–82. (0,2 п.л.).
  • Велиева Д.С. К вопросу об ответственности Российского государства в сфере обеспечения экологической безопасности: конституционный аспект // Современные проблемы конституционного и муниципального строительства: опыт России и зарубежных стран: материалы Междунар. конф., юрид. фак. МГУ им. М.В. Ломоносова, Москва, 10–13 марта 2010 г. / отв. ред. С.А. Авакьян. М.: Изд. дом РоЛиКС, 2010. С. 125–127. (0,3 п.л.).
  • Велиева Д.С. «Позитивные обязательства» государства в сфере охраны окружающей среды // Публичная власть: политико-правовые проблемы эффективности: материалы V Междунар. науч.-практ. конф. (г. Самара, 10–12 сентября 2009 г.) / под ред. В.В. Полянского, В.Э. Волкова. Самара: Изд-во Самар. ун-та, 2010. С. 107–114. (0,4 п.л.).
  • Велиева Д.С. Российское государство как основной субъект обеспечения конституционного права на благоприятную окружающую среду // Модернизация политической и правовой системы России: материалы науч.-практ. конф. Уфа: БашГУ, 2010. (0,4 п.л.).

Статьи в других изданиях

  • Велиева Д.С. Актуальные проблемы экологической политики на федеральном и региональном уровне // Разграничение полномочий по предметам совместного ведения между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления: тез. докл. науч.-практ. семинара. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Сарат. гос. акад. права», 2002. С. 29–32. (0,4 п.л.).
  • Велиева Д.С. Конституционно-правовое регулирование экологической политики в Российской Федерации: проблемный аспект // Правовая политика и правовая жизнь. 2005. № 3. С. 57–64. (0,6 п.л.).
  • Велиева Д.С. Судебная защита права на благоприятную окружающую среду: конституционно-правовой аспект // Конституционное развитие России: межвуз. сб. науч. статей. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Сарат. гос. акад. права», 2005. Вып. 6. С. 132–140. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Актуальность защиты социальных прав и свобод человека и гражданина в деятельности Конституционного Суда Российской Федерации // Актуальные проблемы теории и практики конституционного судопроизводства: сб. науч. трудов. Казань: ООО «Офсет-сервис», 2006. С. 224–228. (0,3 п.л.).
  • Велиева Д.С. Охрана окружающей среды и экологическая безопасность: российские проблемы в условиях глобализации // Вестник ПАГС. 2006. № 10. С. 110–117. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Перспективы защиты конституционного права на благоприятную окружающую среду Европейским Судом по правам человека // Практика Европейского Суда по правам человека и российская правовая система / под ред. Д.В. Красикова. Саратов: ФГОУ ВПО «Саратовский ГАУ», 2006. С. 93–100. (0,4 п.л.).
  • Велиева Д.С. Конституционные пути обеспечения экологической безопасности человека в России: перспективы и реальность // Право как мера свободы и ответственности личности: в 2 т. / под ред. В.А. Лебедева, Е.В. Кунц. М.: Изд. дом «Анвик», 2006. Т. 1. С. 20–24. (0,3 п.л.).
  • Велиева Д.С. Экологическая безопасность современной России: проблемы взаимодействия общества и государства // Конституционное развитие России: межвуз. сб. науч. статей. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Сарат. гос. акад. права», 2007. Вып. 8. С. 66-75. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Обеспечение экологической безопасности в России: организационно-правовые проблемы // Научные труды РАЮН: в 3 т. / отв. ред. В.В. Гриб. М.: Юрист, 2008. Вып. 8, т. 2. С. 895–899. (0,4 п.л.).
  • Велиева Д.С. Экономическое регулирование охраны окружающей среды в Российской Федерации // Ученые записки юридического факультета. 2008. Вып. 11 (21). (0,3 п.л.).
  • Велиева Д.С. Деятельность органов государственной власти по охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности: проблемы законодательного определения // Алтайский вестник государственной и муниципальной службы. 2008. № 2. С. 55–58. (0,4 п.л.).
  • Велиева Д.С. Проблемы реализации экологического контроля в современной России // Конституционное развитие России: межвуз. сб. науч. статей. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Сарат. гос. акад. права», 2009. Вып. 10. С. 144–152. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. Право на возмещение экологического вреда // Гражданин и право. 2010. № 6. С. 40–47. (0,5 п.л.).
  • Велиева Д.С. К вопросу о субъектах конституционного права на благоприятную окружающую среду // Гражданин и право. 2010. № 12. С. 59–73. (1,1 п.л.).

Комментарии, учебники,

учебно-методические пособия

  • Велиева Д.С. Защита экологических прав граждан: российские и международные механизмы // Права человека: учеб. программы для вузов / под ред. А.Я. Азарова. М.: Моск. школа прав человека, 2001. Вып. 1 (г. Екатеринбург). С. 46–66. (1 п.л.).
  • Велиева Д.С. Комментарий к Федеральному закону «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»: постатейный / В.В. Лысенко, И.В. Петрова, А.А. Подсумкова, С.Е. Чанов. М.: «Ось-89», 2004. 304 с. (19,0 / 2,1 п.л.).
  • Велиева Д.С. Комментарий к Федеральному закону от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» / Ю.В. Капитанец, М.А. Кулушева, М.В. Пресняков [и др.]; под ред. С.Е. Чаннова. М.: ТЕИС, 2005. 432 с. (27 / 3 п.л.).
  • Велиева Д.С. Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях / А.С. Ермакова, Ю.В. Капитанец, А.В. Колоколов [и др.]. М.: ГроссМедиа Ферлаг, 2008. 911 с. (57 / 3 п.л.).
  • Велиева Д.С. Комментарий к Федеральному закону от 9 февраля 2009 № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» (постатейный) / С.Е. Чаннов, А.В. Филатова, Р.В. Амелин; отв. ред. С.Е. Чаннов; науч. ред. Д.С. Велиева. М.: Юстицинформ, 2010. 176 с. (11 / 1,2 п.л.).
  • Велиева Д.С. Конституционное право России: учебник / И.Н. Барциц, В.И. Гавриленко, В.Т. Кабышев, Е.В. Колесников [и др.] / под ред. Г.Н. Комковой. М.: Юрист, 2005. 399 с. (25 / 3 п.л.). [Гл. 4 «Основы конституционного строя России» (совместно с Г.Н. Комковой); гл. 5 «Конституционные основы экономических отношений»; гл. 6 «Конституционные основы социальных отношений»; гл. 7 «Конституционные основы политических отношений».]
  • Велиева Д.С. Муниципальное право России: учеб. пособие / В.В. Лысенко, А.А. Подсумкова, С.Е. Чаннов; под ред. С.Е. Чаннова. М.: ТЕИС, 2005. 262 с. (16,5 / 3,1 п.л.).
  • Велиева Д.С. Муниципальное право России: учеб. пособие / [Велиева Джамила Сейфаддин кызы и др.]; под ред. С.Е. Чаннова. 2-е изд. М.: Омега-Л, 2006. 288 с. (16 / 3 п.л.).
  • Велиева Д.С. Экологическая безопасность в России: учеб. пособие / под ред. В.Т. Кабышева. Саратов: Поволж. акад. гос. службы им. П.А. Столыпина, 2006. 168 с. (9,76 п.л.).
  • Велиева Д.С. Конституционное право: курс лекций / Е.В. Колесников, Д.С. Велиева, Г.Н. Комкова, А.А. Подмарев, Т.В. Заметина [и др.]; под ред. Г.Н. Комковой. Саратов: СЮИ МВД России, 2006. 508 с. (31,75 / 2,2 п.л.). [Лекция 4 «Понятие конституционного строя и его основ»; лекция 5 «Народовластие – основа конституционного строя России».]
  • Велиева Д.С. Административное право России: Особенная часть: учеб. пособие / Э.Г. Липатов, В.В. Лысенко, М.В. Пресняков, С.Е. Чаннов; под общ. ред. Э.Г. Липатова, С.Е. Чаннова. М.: «Ось-89», 2006. 240 с. (10 / 1,1 п.л.). [Гл. 3. «Административно-правовое регулирование в сфере использования природных ресурсов и охраны окружающей среды».]
  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.