WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Молодежный наркотизм в современной России: криминологический анализ и профилактика

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

 

 

Готчина Лариса Владимировна

 

 

МОЛОДЕЖНЫЙ НАРКОТИЗМ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ:

КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ И ПРОФИЛАКТИКА

 

Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

 

А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

 

 

 

 

 

Санкт-Петербург – 2011

Работа выполнена на кафедре криминологии ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургский университет Министерства внутренних дел Российской      Федерации»

Научный консультант:          доктор юридических наук, профессор

Гилинский Яков Ильич

Официальные оппоненты:    доктор юридических наук, профессор

Гришко Александр Яковлевич;

Заслуженный юрист

Российской Федерации

доктор юридических наук, профессор

Лебедев Семен Яковлевич;

доктор юридических наук, профессор

Лесников Геннадий Юрьевич

Ведущая организация:           Тверской государственный университет

Защита состоится «23» сентября 2011 г. в «14» час. на заседании диссертационного совета Д 203.012.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации» по адресу: 198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации» (198206, Санкт-Петербург, ул.  Летчика Пилютова, д. 1).

Автореферат разослан «____» ___________  2011 года

Ученый секретарь

диссертационного совета Д 203.012.02

кандидат юридических наук, доцент                                                     Э.В. Лантух 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы диссертационного исследования. В последние годы в Российской Федерации наркотизм превратился в один из значимых факторов, оказывающих негативное влияние на физическое и моральное здоровье населения, демографическую ситуацию, экономику, политику, правопорядок, социальную стабильность и будущее молодежи. Представляя собой явление социальной патологии, наркотизм приобрел характер всеобщего бедствия и прогнозируется криминологами, социологами, экономистами, врачами как глобальная проблема, разрушающая российскую цивилизацию и культуру.

Стратегией национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года источниками ее угроз признаны распространение наркомании и деятельность транснациональных преступных группировок и организаций, связанная с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

О масштабах наркотизма в стране говорят обобщенные данные правоохранительных органов, Минздравсоцразвития России и Минобрнауки России. Так, в 2010 году зарегистрировано 222564 преступления, предусмотренного ст.ст. 228-234 УК РФ, в 2009 г. – 238523. За 2004-2008 гг. количество зарегистрированных наркопреступлений возросло на 55 %. При этом отметим, что значительная доля совершена в 2009 году в крупном (104104 уголовно-наказуемых деяния, + 4,4 % к аналогичному периоду прошлого года, далее – АППГ) и особо крупном размерах (59677 преступлений,  + 9,7 % к АППГ), в 2010 году – 78233 и 75985 соответственно.

Минздравсоцразвития России озвучило сведения из доклада Международного комитета по наркотикам и преступности ООН за 2010 год: в России зарегистрировано 555272 наркопотребителя, из них 386279 – злоупотребляющих наркотиками инъекционно, из которых 13,2 % или 50994 – ВИЧ-инфицированы. На 1 января 2011 года зарегистрировано 650 тысяч потребителей наркотиков1.

По данным Европейского проекта школьных исследований по алкоголю и наркотикам (ESPAD), проведенного в 2007 году, 18,6 % российских учащихся в возрасте 15-16 лет имели хотя бы единичный опыт пробы препаратов конопли, 3,2 % – «экстази», 2,7 % – ЛСД. По экспертным оценкам, более 2 % населения регулярно потребляют наркотики, при этом почти две трети наркопотребителей – лица в возрасте до 30 лет.

Статистический анализ темпов роста численности молодежи, на которую в первую очередь нацелена наркотическая экспансия, позволяет выделить стабильную характеристику многоаспектного негативного социально-правового явления современной России – «молодежный наркотизм». Его тенденции должны быть учтены при построении инновационной модели российской антинаркотической политики.

Принцип приоритетности мер по профилактике правонарушений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, а также стимулирование деятельности, направленной на противодействие наркотикам, закреплены в статье 4 Федерального закона «О наркотических средствах  и  психотропных  веществах». В соответствии с ними и поручением Президента Российской Федерации от 26 сентября 2005 г., № Пр-1564, одним из ведущих направлений в деятельности Министерства внутренних дел России было участие в работе по созданию и внедрению государственной системы профилактики правонарушений в субъектах федерации. Так, в 2008 году приоритетным в деятельности органов внутренних дел являлось ее наращивание, особенно среди несовершеннолетних; в 2009-2010 годах – укрепление ее многоуровневой системы. Для реализации этого первостепенное внимание  уделяется лицам, поставленным на различные виды профилактического контроля. В частности, по состоянию на 1 января 2011 года в подразделениях по делам несовершеннолетних МВД России состояло на учете за употребление наркотических средств – 2957 человек,  одурманивающих веществ – 5472.

Между тем, по мнению Президента Российской Федерации Д. Медведева,  принцип приоритетности профилактических мер не получил развития ни в Федеральном законе «О наркотических средствах  и  психотропных  веществах», ни в подзаконных нормативных актах1. Хотя этот вопрос обсуждался на заседаниях Правительства Российской Федерации, Государственного совета  Российской Федерации, где отмечалась особая обеспокоенность потреблением подростками наркотических средств. Для ее устранения милицией общественной безопасности осуществлялся комплекс мер ранней профилактики семейного неблагополучия, безнадзорности, наркопреступлений и мелких правонарушений среди подростков и в отношении них. Совершенствовалась законодательная база. Однако многогранность проявлений молодежного наркотизма представляет сложность для оказания на него профилактического воздействия. Появление потребности у человека в неестественных ощущениях при помощи психоактивных веществ, ее развитие – психологическая проблема, появление которой закономерно связано с причинно-факторным комплексом.

Молодежный наркотизм имеет так же медицинские и социальные проявления (ВИЧ-инфекция, СПИД, гепатит С, развитие наркокультуры, ухудшение генофонда нации), но в теории его профилактики содержатся разрозненные  сведения о них.  Поэтому возникает научная необходимость выделения среди таких проявлений преобладающих на основе статистических данных, социологических исследований, анализа особенностей криминологической характеристики лиц, совершивших преступления в сфере незаконного оборота наркотиков.

Кроме того, недостаточно исследована на монографическом уровне динамика тенденций молодежного наркотизма. Знания о ней нужны для повышения профилактического эффекта. Так, официально зарегистрированная за последние 10 лет в государственных лечебных учреждениях часть приобщенных к потреблению наркотиков составляет не более трети от общего числа тех, кто сегодня находится в состоянии наркозависимости. По данным Всемирной организации здравоохранения (далее-ВОЗ) на медицинский учет становится только каждый 50-й наркоман. Многоаспектна и их криминальная деятельность.

Таким образом, явление молодежного наркотизма в современной России приобрело системный характер, растет число его социальных проявлений. Причиной этого является отсутствие комплексности и последовательности в принимаемых и реализуемых органами власти и управления,  правоохранительными органами, институтами гражданского общества профилактических мерах. Их низкая эффективность является также результатом неадаптирован-ности формирующейся системы профилактики к появлению новых правовых, организационных, ресурсных и иных изменений. В частности, принятые Стратегия государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года и Концепция государственной антинаркотической политики Российской Федерации, послужившие правовыми предпосылками повышения роли правоохранительных органов, нашли отражение в Федеральной целевой программе «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2005-2009 гг.». Внесено дополнение в  Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» понятием «профи-лактика наркомании». Создана ФСКН России, учрежден Государственный антинаркотический комитет (ГАК), наработан опыт Межведомственных комиссий (МВК), осуществляется деятельность антинаркотических комиссий (АНК). Организационные и функциональные изменения произошли в службах и министерствах. Однако такие нововведения, к сожалению, не сопровождаются достаточным ресурсным обеспечением и кадровой готовностью; характеризуются низким уровнем взаимодействия, согласован-ности и координации действий субъектов профилактики, коррупцией; отсут-ствием федерального компонента разработки целевой программы на 2010-2011 годы. В таких условиях рост молодежного наркотизма значительно опережает темпы наращивания интенсивности профилактики и повышает потребность общества в совершенствовании подготовки специалистов, способных противостоять наркоугрозам, а также в проведении криминологи-ческого анализа наркопреступлений, совершаемых несовершеннолетними и молодежью, разработке их прогнозных показателей. Обусловливается необ-ходимость поиска новых комплексных профилактических мер, рациональ-ного организационного механизма их реализации, которые могут найти отражение в научной концепции профилактики молодежного наркотизма.

Таким образом, актуальность темы настоящего исследования обусловлена потребностями:

- дополнительного изучения теоретических и методологических основ профилактики молодежного наркотизма. Востребованы комплексный подход к анализу криминологических исследований молодежной наркопреступности и взаимовлияния негативных проявлений наркотизма, видение новых форм и методов их предупреждения;

- оптимизации деятельности субъектов антинаркотической профилактики. В первую очередь, речь идет об оптимизации целеполагания в данной сфере, уточнении задач, достижении адекватности и сбалансированности ресурсного и научного обеспечения, повышении качества и результатов координационной деятельности за профилактическим процессом, а также оценке социально-правовой практики и системы профилактики молодежного наркотизма в целом;

- совершенствования нормативно-правового обеспечения системы профилактики молодежного наркотизма и наркопреступности, перед которой стоят задачи по интеграции в международное пространство, оптимизации механизма правового регулирования отношений в данной сфере, выражающих общечеловеческие ценности и приоритеты; по формированию законодательной базы профилактической деятельности;

- разработки комплекса научно-методических рекомендаций по совершенствованию прогнозирования молодежного наркотизма и наркопреступности в России,  обоснования программы ее виктимологической профилактики и модели наркомониторинга.

Научная проблема диссертационной работы заключается в дефиците результатов криминологического анализа, направленных на выявление устойчивых тенденций развития и функционирования системы профилактики молодежного наркотизма и наркопреступности; выработки на этой основе базовых направлений, определения средств, методов и технологий оптимизации деятельности субъектов профилактики и правовых основ ее обеспечения.

Состояние научной разработанности темы исследования

Проблемы профилактики молодежного наркотизма долгие годы являются объектом пристального внимания научной мысли. В центре внимания исследователей постоянно находится само понятие «наркотизма». В теоретическом и методологическом контексте оно рассматривалось в трудах          P.O. Авакяна, В.М. Алиева, Х.Д. Аликперова, Ю.М. Антоняна, P.O. Авакяна, Л.Н. Анисимова, Т.А. Боголюбовой, С.В. Бородина, А.А. Габиани, Э.Г. Гасанова, Я.И. Гилинского, А.Я. Гришко, Г.Н. Драган, В.А. Жабского, К.К. Горяинова, В.Т. Лисовского, Г.М. Миньковского, Г.М. Меретукова, А.А. Музыка, А.В. Наумова, С.В. Полубинской, Э.Ф. Побегайло, В.П. Ревина, Л.И. Романовой, М.Л. Прохоровой, В.Н. Смитиенко, К.А. Толпекина.

Юридический аспект противодействия наркопреступности в современной России раскрыт в публикациях  и диссертационных исследованиях       Г.В. Зазулина, В.А. Зелика, В.Н. Курченко, Г.М. Меретукова, В.И. Омигова,     С.А. Роганова. Особое внимание отечественные авторы Э.А. Бабаян,         А.Н. Сергееев, Ю.А. Захаров уделили описанию процесса наркотизации человека, типологии личности потребителей наркотиков. Латентности наркотизма посвящены работы Т.А. Боголюбовой, Б.Ф. Калачева, А.С. Ландо,   М.Ф. Орлова, А.Б. Сахарова.

Имеется значительный научный опыт исследования различных аспектов борьбы с незаконным оборотом наркотиков в публикациях Р.М. Готлиба, И.Н. Дружинина, В.А. Жабского, Б.Ф. Калачева, Т.М. Клименко, П.Н. Кобца, А.А. Майорова, В.Б. Малинина, И.С. Моднова, В.И. Омигова, А.Н. Сергеева, Б.П. Целинского, Л.П. Яцкова.

Общекриминологическому предупреждению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, посвящены разработки на общесоциальном (Г.А. Аванесов, Б.Н. Алмазов,       С.В. Березин, М.Ю. Воронин, Д.В. Колесов, В.Н. Курченко, К.С. Лисецкий, И.Б. Орешникова, Ю.Н. Ружников, Д.А. Шестаков), социально-психологи-ческом (В.Н. Алиев, С.А. Беличева, С.А. Бланков, В.М. Фокин, А.Я. Вилкс, Е.А. Чернов) и личностном уровнях (Р.М. Абызов, Ю.М. Антонян, В.С.Сте-пин). Специально-криминологическая превенция анализировалась А.В. Брил-лиантовым, А.Я. Гришко, И.А. Еремичевым, Д.П. Джанашия, Л.М. Прозументовым, А.В. Шеслером.

Вопросы оптимизации организационных основ предупредительной деятельности нашли отражение у В.Д. Малкова, С.А. Маслова, В.А. Плешакова, А.Ф. Токарева. При этом С.В. Максимов, И.Н. Мацкевич, В.С. Овчинский, В.Е. Эминов акцентируют внимание на обеспечении взаимодействия правоохранительных органов, криминологическом прогнозировании, общие аспекты которого раскрыты Г.А. Аванесовым, Ю.В. Васиным, А.А. Герцензоном, Ю.В. Голиком, А.И. Долговой, М.П. Клейменовым, А.И. Коробеевым, В.В. Лунеевым, Г.М. Миньковским, В.Ф. Цепелевым.

Важное значение имеет и анализ опубликованных работ в других отраслях науки. Существенные разработки  имеются в социологии молодежи и социологии управления (В.П. Бабинцев, Ю.Р. Вишневский, В.И. Добрынина, Л.Я. Дятченко, И.М. Ильинский, А.А.Козлов, В.Т. Лисовский, Ю.Ю. Комлев, С.И. Левикова, Т.Э. Петрова, М.Е. Позднякова, А.Л. Салагаев, Ф.Э. Шереги); медицине и психологии (Ю.М. Антонян, Е.А. Кошкина, В.Д. Менделевич, Р.Г. Садыкова, Н.А. Сирота, Е.А. Чернов, В.М. Ялтонский). 

Также отметим значимость трудов, характеризующих деятельность субъектов борьбы, противодействия, профилактики и уголовной политики, Ю.Е. Аврутина, В.М. Артёмова, Е.Н. Арестовой, А.А. Благоразумного,      А.В. Бриллиантова, В.И. Воронцова, А.П. Гладилина, А.Г. Елагина, А.Э. Жалинского, А.Г. Залужного, В.П. Илларионова, А.Н. Калюжного, М.П. Киреева, А.М. Кононова, В.Б. Коробова, В.М. Кукушина, И.О. Кулиева, Г.Ю. Лесникова, О.В. Лукичева, А.Ф. Майдыкова, А.А. Майорова, В.Б. Малинина,            Н.С. Малушкина, А.К. Микеева, С.А. Старостина, Н.А. Фроловой, В.Ф. Цепелева.

Для разработки предложений и рекомендаций, направленных на совершенствование профилактики наркотизма, также важны научные результаты А.И. Алексеева, Н.Т. Алиева, Х.Д. Аликперова, Ю.М. Антоняна, P.O. Ава-кяна, Л.Н. Анисимова, Л.И. Беляевой, С.В. Бородина, А.А. Габиани,          А.Я. Гришко,  К.К. Горяинова, Д.П. Джанашия, А.Э. Жалинского, К.Е. Игошева, Б.Ф. Калачева, А.Д. Клипачева, С.Я. Лебедева, А.В. Наумова, С.В. Полубинской, В.П. Ревина, Е.Е. Тонкова, М.Д. Шаргородского. 

Вместе с тем, несмотря на многообразие подходов к изучению молодежного наркотизма, целостной, методологически и теоретически выверенной концепции его профилактики в России не сложилось. Этим во многом продиктована необходимость проведения настоящего диссертационного исследования.

Объект исследования: наркотизм среди несовершеннолетних и молодежи, наркопреступность с участием и в отношении них, а также процесс их профилактики.

Предмет исследования: статистические данные; мнение населения, специалистов, экспертов; совокупность научных  взглядов и концептуальных представлений о молодежном наркотизме и наркопреступности, ее криминологических показателях, социальных последствиях и  профилактике; отечественное (прежде всего: Стратегия государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года, ее Концепция, планы по их реализации, федеральные и региональные целевые программы, обзорные справки о деятельности Межведомственных и антинаркотических комиссий, Государственного антинаркотического комитета, отчеты МВД России и ФСКН России) и международное законодательства.

Цель исследования состоит в разработке научной концепции объяснения наркотизма, наркопреступлений, их причин и на этой базе создании системы профилактики молодежного наркотизма, включающей в себя уточненные стратегическую цель и оперативные задачи, основные детерминанты ее эффективности, предложения и рекомендации по оптимизации форм и методов деятельности ее субъектов, ресурсного (информационного, кадрового и финансового) и правового обеспечений системы.

На достижение указанной цели направлено решение следующих взаимосвязанных задач:

– выявление предпосылок актуализации системы профилактики молодежного наркотизма и наркопреступности в современной России;

– определение современных тенденций молодежного наркотизма и наркопреступности, динамики наркопреступлений, их детерминант;

– криминологический анализ личности молодого наркопреступника и виктимологическая характеристика его жертвы;

– осмысление опыта субъектов профилактики молодежного наркотизма и наркопреступности в современной России, других стран, ее эффективности и выработка рекомендаций по совершенствованию правоприменительной практики;

– анализ и выявление проблем формирования международного и национального правового обеспечения в сфере предупреждения молодежной наркопреступности, обоснование  предложений по его совершенствованию;

– разработка прогнозных показателей молодежного наркотизма и наркопреступности и осуществление их криминологического прогнозирования в России;

– концептуализация модели модернизации системы профилактики молодежного наркотизма.

Основная гипотеза диссертационного исследования заключается в следующих предположениях:

во-первых, несовершеннолетние и молодежь, совершающие наркопреступления, одновременно являются их жертвами и группой риска молодежного наркотизма;

во-вторых, проблемы профилактики молодежного наркотизма все еще остаются в значительной степени вне сферы целенаправленного и постоянного воздействия со стороны ее субъектов. Это, в частности, обусловлено отсутствием системы профилактики;

в-третьих, субъекты антинаркотической профилактики имеют значительный организационно-технологический, ресурсный, научно-методический  и нормативно-правовой антинаркотические потенциалы, которые могут быть актуализированы при условии эффективной организации антинаркотической политики, основанной на криминологическом анализе молодежной наркопреступности и исследовании тенденций наркотизма;

в-четвертых, при изучении теоретических и эмпирических источников можно разработать и предложить субъектам профилактики для реализации комплекс практических рекомендаций по ее совершенствованию;

в-пятых,  разработка прогноза молодежного наркотизма и наркопреступности повысит результативность профилактических мер.

Методологическая основа и методы исследования представлены принятыми в юридической науке принципами познания социальной реальности и правовых институтов в их историческом развитии, взаимосвязи и взаимообусловленности с точки зрения теории и практики, истории и современности.

Отправной точкой анализа генезиса и формирования системы профилактики послужили различные концепции распространения наркотизма: культурологические, семейно-педагогические, социологические, правовые, социально-психологические, раскрывающие многообразные аспекты проблемы. Вывод Р. Миллера, утверждающего, что проявлением субкультуры нижнего слоя общества является преступность молодежи, и выявленная       С.Я. Лебедевым ее взаимосвязь  с криминальными традициями и обычаями позволили определить влияние субкультуры и на наркотизм. Теория отечественной семейной криминологии, разработанная Д.А. Шестаковым, раскрывает криминогенную роль противоречий института семейных отношений («конфликт полов») на трех уровнях: общесоциальном, непосредственного окружения (семейная десоциализация и семейная конфликтность) и личностном (криминогенная семейная ситуация). Исключительно значимы криминологические исследования Ю.М. Антоняна о влиянии семьи в раннем детстве на соблюдение подростками и молодежью уголовно-правовых запретов.

Для достижения целей настоящего исследования использован обоснованный в работах А. Коэна, Р. Клауорда, Л. Оулина, Л. Яблонского,          И.И. Карпеца взгляд на делинквентную субкультуру как на «нормы наизнанку», характеризующие отношения внутри девиантных групп. Принята во внимание  теория социальной аномии Э. Дюркгейма, который признает источником девиаций социальную дезорганизацию, а также мнение Р. Мертона о том, что причина девиации кроется в разрыве между культурными целями общества и социально одобряемыми средствами их достижения.

При исследовании организационного механизма профилактики наркотизма в диссертации использованы модели организационно-управленческих процессов, разработанные в рамках структурно-функционального подхода        Р. Мертоном и Т. Парсонсом. Применены научные разработки функциональной теории организации при противодействии преступности Р. Айдиняна, Я.И. Гилинского. Они позволили диссертанту рассматривать процессы межведомственного взаимодействия субъектов наркопрофилактики как важный структурирующий элемент системы управления и социума в целом.

Особое методологическое значение для исследования имеет системная теория, так как система профилактики представляет собой целостность и описывается понятиями «взаимодействие» и «взаимосодействие» при решении единых задач, стоящих  перед  целым (в данном случае – перед системой профилактики молодежного наркотизма), и включает в себя международное сотрудничество, криминологические аспекты которого раскрыты В.Ф. Цепелевым. Существенный вклад в системный анализ преступности внесли      С.Е. Вицин, Я.И. Гилинский, У.С. Джекебаев, Д.А. Ли, Д.А. Шестаков. В свою очередь, знания о криминологическом моделировании Г.А. Аванесова, Ю.М. Антоняна, Ю.Д. Блувштейна, С.Е. Вицина, В.Н. Кудрявцева, Э.Г. Юзихановой позволили спрогнозировать возможные изменения молодежного наркотизма и системы его профилактики. Таким образом, сложность и многогранность предмета исследования обусловили необходимость правового анализа проблемы, опираясь на классические и современные труды отечественных и зарубежных исследователей.

В работе применен широкий спектр общенаучных методов познания (анализ, синтез, обобщение, сравнение, исторический, логический, системный, структурно-функциональный), а также специально-научных – региональный, ситуационный, сравнительно-правовой, формально-логический   анализы, социологические и статистические методы сбора и обработки информации.

Эмпирическую базу исследования составили: анализ национального и международного законодательства в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков, профилактики наркомании и ее социальных последствий, регулирования деятельности субъектов профилактики молодежного наркотизма  и сферы их координации (ГАК, АНК, МВК), а также обзоры их деятельности; характеристика антинаркотической профилактики некоторых стран (Германия, Швеция, Исландия, США); экспертиза отдельных нормативных правовых актов на ресурсную обеспеченность субъектов профилактики молодежного наркотизма, системность и достаточность проводимых ими мероприятий; анализ статистических данных МВД России и ФСКН России с 1998 г. по  2011 г., отчетов Генпрокуратуры РФ и итогов медицинского мониторинга. Осуществлен вторичный анализ результатов всероссийских мониторингов общественного мнения о состоянии молодежного наркотизма, результатов криминологических и социологических исследований, проведенных другими авторами. Их выводы использованы для сопоставления выявленных тенденций исследуемой проблемы.

Обобщены материалы оперативно-розыскной, следственной и судебной практики и уголовных дел по фактам совершения преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, документы о деятельности правоохранительных органов по профилактике молодежного наркотизма. Изучено свыше 800 дел оперативного учета и 300 уголовных дел о наркопреступлениях, рассмотренных в 2000-2011 гг. судами России.

С целью анализа состояния антинаркотической профилактики в трех регионах Центрального федерального округа России (Белгородская, Костромская и Липецкая области) проведено социологическое исследование «Управление процессом профилактики молодежного наркотизма в регионе» (проект регионального конкурса «Центральная Россия: прошлое, настоящее, будущее» 2006 года №06-03-55306а/ц, поддержанный РГНФ и правительством Белгородской области).

Количество привлеченных к исследованию респондентов-специалистов отобрано пропорционально численности населения в субъектах федерации и составило 10-15 % каждой категории. Были получены и проанализированы анкеты сотрудников МВД России и ФСКН России – 1110 шт., педагогов, преподающих в школах, средних и высших учебных заведениях, – 1147 и врачей (наркологи, психологи и педиатры) – 133. Экспертное анкетирование проведено в 2006 и 2010 гг., в качестве экспертов выступили 43 специалиста ФСКН России (Управление межведомственного взаимодействия в сфере профилактики), МВД России и ученых г.г. Москвы, Санкт-Петербурга, Воронежа, Нижнего Новгорода, Белгорода, Казани.

Проанализированы информационно-аналитические материалы, справки, обзоры и иные служебные документы, отражающие результаты субъектов антинаркотической деятельности в регионах России. В работе нашел отражение практический опыт работы диссертанта в оперативной службе, информационном центре подразделений органов внутренних дел МВД России. Процесс сбора, обработки и анализа статистической и социологической информаций осуществлялся с соблюдением требований репрезентативности, предъявляемых к подобным социально-правовым исследованиям.

Научная новизна исследования заключается в том, что на монографическом уровне осуществлен комплексный подход к исследованию молодежной наркопреступности в совокупности с негативными проявлениями молодежного наркотизма (психологическими, медицинскими, социальными) у лиц, совершающих наркопреступления, и их жертв.

Основные положения, отвечающие критерию научной новизны, могут быть сведены к следующему:

- предложен авторский взгляд на личность наркопреступника молодого возраста, выступающей одновременно жертвой молодежного наркотизма;

- определены современные тенденции молодежной наркопреступности;

- выявлена наркоспециализация у этнических преступных групп;

- введено в научный оборот понятие «наркотизированная семья»;

- разработаны классификации наркопреступников молодежного возраста по характеру их деятельности и в зависимости от мотивов совершения ими уголовно наказуемых деяний;

- определено влияние социального, образовательного статусов, судимости молодых граждан на совершение преступления в сфере незаконного оборота наркотиков;

- разработаны концептуальные основы профилактики молодежного наркотизма, детализирующие генеральную цель Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года, реализуемые при достижении условий повышения эффективности профилактической деятельности, внедрении предложенных авторской модели мониторинга и проекта комплексной программы виктимологической профилактики молодежной наркопреступности в современной России;

- определена специфика современного этапа профилактики молодежного наркотизма в России, выражающаяся во взаимодействии субъектов профилактики, повышении роли правоохранительных органов, прежде всего, МВД и ФСКН России, создании координирующих структур;

- научно обоснованы рекомендации в целях повышения эффективности  деятельности субъектов антинаркотической профилактики;

- внесены предложения de lege ferenda по совершенствованию УК РФ с целью защиты несовершеннолетних и молодежи от наркотизма и наркопреступности.

Отличаются научной новизной и другие выводы и предложения, сформулированные соискателем по результатам диссертационного исследования.

На защиту выносятся научно-теоретические, организационные и правовые положения концептуального характера:

1. Сформулированы теоретические основы социально-правовых явлений – молодежного наркотизма и наркопреступности в современной России:

1.1) молодежный наркотизм – социально-правовое явление, выражающееся в относительно распространенном, статистически устойчивом потреблении частью несовершеннолетних и молодежи наркотических средств или психотропных веществ, которое влечет за собой распространение наркомании, преступлений, мелких правонарушений и иных негативных психологических, медицинских, социальных последствий;

1.2) молодежная наркопреступность, как относительно самостоятельный вид преступности, включает в себя деяния, предусмотренные статьями 228-234 УК РФ, совершаемые несовершеннолетними, молодежью и в отношении них, когда они одновременно являются и жертвами молодежного наркотизма;

1.3) первичной группой риска заболевания наркоманией, заражения ВИЧ-инфекцией, гепатитами, СПИДом являются несовершеннолетние и молодежь, допускающие немедицинское потребление наркотиков и составляющие около 3,5 миллионов россиян в возрасте 14-29 лет; вторичной – члены «наркотизированных семей»; третичной – лица без постоянного источника дохода или имеющие его в размере ниже прожиточного минимума. Все они представляют группы риска молодежного наркотизма и наркопреступности;





1.4) современной тенденцией молодежной наркопреступности в России является изменение ее структуры за счет увеличения уровня латентности сбыта наркотических средств в регионах с наибольшими показателями уголовно наказуемых деяний (по ст.ст. 228-234 УК РФ), в «горячих точках», а также склонения к наркопотреблению, организации и содержания наркопритонов и преступлений, совершаемых  учащимися;

1.5) в категориальный аппарат криминологии введено понятие «наркотизированные семьи». Под ними понимаются семьи, члены которых потребляют наркотические средства или психотропные вещества, не противодействуют или склоняют к их потреблению и (или) совершению преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, психотропных веществ или их аналогов. «Наркотизированные семьи» являются группой риска молодежного наркотизма и наркопреступности;

1.6) при совершении молодежных наркопреступлений стабильно участие этнических преступных групп, состоящих из граждан стран-участников СНГ (прежде всего, таджики, азербайджанцы, украинцы, узбеки), а также китайцев, корейцев, вьетнамцев, цыган. При доминирующей корыстной мотивации последние чаще совершают преступления, предусмотренные ст.ст. 228.1, 234 УК РФ, с привлечением детей, беременных женщин. Для наркопреступников-цыган  не характерно потребление наркотиков, что объяснимо их осознанием угрозы своей этнической безопасности, «цыганского суда»;

1.7) доминирующий социальный статус наркопреступника молодого возраста представлен лицом без постоянного источника дохода. Наблюдается динамика увеличения их численности. Причастность к незаконному обороту наркотиков не зависит от уровня образования населения;

1.8)   среди наркопреступников 14-29 лет лица, ранее совершавшие преступления, составляют 40-50 %, из них за деяния, связанные с незаконным оборотом наркотиков, – 38 %, по ст. 112 УК РФ – 4,8 %; ст. 115 УК РФ – 2,4 %; ст. 158 УК РФ –  76,1 %; ст. 161 УК РФ – 14,3 %; ст. 213 УК РФ –      2,4 %;

1.9) предложена авторская классификация молодых наркопреступников по характеру их деятельности:

а) совершающие преступления без цели сбыта; б) сбытчики; в) производители наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов и лица, культивирующие наркосодержащие растения; г) нарушители легального оборота наркотических средств или психотропных веществ-специальные субъекты, должностные лица; д) преступники, действия которых посягают на чужую собственность; е) притоноорганизаторы и притоносодержатели;        ж) подстрекатели к молодежному наркотизму; з) контрабандисты;

1.10) разработана оригинальная классификация наркопреступников молодежного возраста в зависимости от мотивов совершения ими преступления:

а) корысть – лица, совершающие преступления (преобладают ст.ст. 228.1, 229-230, 232, 234 УК РФ), не употребляющие наркотики;

б) наркотическая зависимость, самоутверждение, признание своей значимости среди друзей, необходимость получения денег для досуга – лица, совершающие преступления (ст.ст. 228-228.1, 229-232, 234 УК РФ) и употребляющие наркотики;

1.11) основными факторами молодежного наркотизма и наркопреступности являются: социально-экономическое неравенство и неудовлетворенная потребность в самоутверждении. Существенен фактор безысходности, вызванный социальной неустроенностью, психологическим отчуждением личности, заболеваемостью ВИЧ-инфекцией, наркоманией, гепатитами;

2. Предложена система профилактики наркопреступлений, совершаемых подростками, молодежью и  в отношении них, включающая:

2.1) стратегическую цель авторской концепции профилактики молодежного наркотизма. Она детализирует генеральную цель Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года, состоит в сохранении здоровья у молодежи и снижении молодежной наркопреступности и реализуется в оперативных задачах системы (ресурсное обеспечение профилактической деятельности;  взаимодействие ее субъектов; совершенствование нормативной базы) при создании условий повышения эффективности профилактической деятельности. К ним относятся: 1) разработка Концепции воспитания российской молодежи на основе идей нравственности, патриотизма, здорового образа жизни; 2) устранение межведомственного соперничества, прежде всего, между МВД России и ФСКН России, за более высокие показатели путем разграничения функций в нормативных правовых актах; 3) организация инициативного взаимодействия между субъектами профилактики;

2.2) специфику современного этапа профилактики молодежного наркотизма в России, определяемую взаимодействием акторов профилактики; повышением роли правоохранительных органов, прежде всего, МВД и ФСКН России; созданием координирующих структур (ГАК, АНК, МВК);

2.3) правовые новеллы (Стратегия государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года, ее Концепция); накопленный опыт профилактической работы (деятельность в составе МВК, АНК, ГАК); общественные ожидания населения (мнения граждан, специалистов, экспертов) обосновали повышение роли правоохранительных органов, как субъектов профилактики молодежной наркопреступности. Направлениями совершенствования их деятельности являются: систематизация научных разработок для единообразной подготовки специалистов, осуществляющих антинаркотическую профилактику; рационализация системы координации в сфере профилактики молодежного наркотизма;

2.4) проект комплексной программы виктимологической профилактики молодежной наркопреступности в современной России, основанный на вычленении категории подростков и молодежи – объектов виктимологической коррекции, разработанный на основе авторской модели наркомониторинга;

2.5) в целях защиты молодежи от наркотизма и наркопреступлений предложена редакция следующих статей УК РФ с обоснованием введения:

- в статью 228.1 УК РФ примечания: «Под молодежью в настоящей статье, а также в статьях 230, 232 и 234 настоящего Кодекса понимаются лица в возрасте 18-29 лет»;

- квалифицирующего признака «в отношении молодежи» во вторые части  ст.ст. 228.1, 230, 232, 234 УК РФ;

- расширения предмета преступления в статье 232 УК РФ, изложив ее в следующей редакции: «Организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств, психотропных или сильнодействующих веществ».

Теоретическая значимостьисследования заключается в том, что полученные выводы и предложения дополняют теоретическую базу современной концепции криминологической политики государства в сфере профилактики наркотизма в молодежной среде, детализируют положения Стратегии государственной антинаркотической политики в Российской Федерации до 2020 года и ее Концепции, развивают научные идеи системного подхода  в криминологической оценке. Полученные результаты вносят вклад в теорию криминологии и уголовного права, восполняют пробелы в теоретических положениях и вопросах практического применения антинаркотической профилактики. Комплексное восприятие социально-правовых явлений – молодежного наркотизма и наркопреступности расширяет границы традиционных для криминологии представлений о них, системе мер их предупреждения, что служит предпосылкой для последующего научного обеспечения. Материалы исследования могут быть использованы при подготовке Концепции профилактики молодежного наркотизма.

Практическая значимость работывыражается в возможности применения сформулированных положений, выводов и рекомендаций авторской концепции профилактики молодежного наркотизма в современной России:  а) при решении практических задач правоохранительными органами; б) для детализации отдельных положений Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года, ее Концепции и программ социально-профилактического обеспечения субъектов регионов; в) в развитии системы профилактики молодежного наркотизма на международном, общероссийском и региональном уровнях; г) в правотворческой деятельности при совершенствовании российского законодательства в части, касающейся защиты прав и интересов лиц, попавших в наркосреду; д) в учебном процессе вузов правоохранительных органов,  иных образовательных учреждений юридического профиля при преподавании криминологии, уголовного права и в дальнейших научных разработках.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования. Диссертация обсуждена и одобрена на заседании кафедр криминологии  и уголовного права Санкт-Петербургского университета МВД России. Основные теоретические выводы, положения и рекомендации исследования получили апробацию в выступлениях автора на международных научно-практических конференциях «Сучаснi проблеми юридичної науки в дослiдженнях молодих вчених» (Харьков, 2004 г.), «Организация работы с молодежью в транзитивном обществе: проблемы и перспективы» (Воронеж, 2004 г.), «Актуальные проблемы исследования и профилактики экстремизма» (Санкт-Петербург, 2004 г.), «Современные массовые процессы и молодежь» (Воронеж, 2005 г.), «Организация в фокусе социологических исследований» (Нижний Новгород, 2005 г.), «Диагностика и прогнозирование социальных процессов» (Белгород, 2005 г.), «Международный терроризм: причины, формы и проблемы противодействия» (Белгород, 2005 г.), «Вторые Державинские чтения в Республике Мордовия» (Саранск, 2005 г.), 8 мiжнародної науково-практичної конференцiї «Наука I освiта» (Днепропетровск, 2005 г.), «Сорокинские чтения – 2005» (Москва, 2005 г.), «Девиация и делинквентность: социальный контроль» (Нижний Новгород, 2006 г.), «Культурное многообразие в образовании» (Санкт-Петербург, 2009 г.), «Правоохранительная деятельность органов внутренних дел  России и зарубежных государств в контексте современных научных исследований» (Санкт-Петербург, 2010 г.); международном научно-практическом семинаре «Методологические проблемы теории и практики оперативно-розыскной деятельности в современных условиях» (Луганск, 2004 г.), «Правовые, социальные и эпидемиологические аспекты профилактики наркомании» (Москва, 2006 г.); международной школе-практикуме Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации для молодых ученых-юристов «Закон: стабильность и динамика» (Москва, 2006 г.); теоретических семинарах Санкт-Петербургского международного криминологического клуба «Ювенология как междисциплинарное научное знание» (Санкт-Петербург, 2010 г.) и «Семейная криминология» (Санкт-Петербург, 2010 г.); III Всероссийском конгрессе «Глобальные и социальные изменения в современной России» (Москва,   2006 г.); III Всероссийском социологическом конгрессе «Социология и общество: проблемы и пути взаимодействия» (Москва, 2008 г.); всероссийских научно-практических конференциях «Сорокинские чтения- 2004» (Москва, 2004 г.), «Социально-экономические и правовые проблемы борьбы с преступностью» (Уфа, 2004 г.), «Современный экстремизм в Российской Федерации: особенности проявления и средств противодействия» (Москва, 2006 г.), «Профилактика наркомании и борьба с незаконным оборотом наркотиков» (Смоленск, 2007 г.), «9 Макаркинские чтения» (Саранск, 2009 г.); всероссийского «круглого стола» «Проблемы взаимодействия органов внутренних дел с общественными объединениями по охране правопорядка и обеспечению общественной безопасности» (Москва, 2006 г.); всероссийском научно-практическом семинаре «Предупреждение и раскрытие преступлений в условиях мегаполиса» (Санкт-Петербург, 2009 г.); межрегиональной научно-практической конференции «Россия на пути к правовому государству и гражданскому обществу» (Саранск, 2006 г.); межвузовских семинарах «Организационные и правовые основы обеспечения духовной безопасности в РФ» (Москва, 2009 г.), «Особенности предварительного расследования на современном этапе» (Санкт-Петербург, 2009 г.); региональных научно-практических конференциях «Проблемы профилактики молодежной преступности» (Белгород, 2004 г.), «Профилактика девиантного поведения молодежи средствами культурно-досуговой деятельности» (Белгород,  2005 г.).

Подготовленные соискателем на базе диссертационного исследования научные разработки, методические материалы и рекомендации заслушивались при проведении Международного семинара для сотрудников ФСКН России «Правовые, социальные и эпидемиологические аспекты профилактики наркомании» (Москва, 13-14 июня 2006 г.); на семинаре-совещании руководителей аппаратов антинаркотических комиссий субъектов Российской Федерации в ЦФО (Москва: Совет Федерации, 28-29 апреля 2009 г.); заседаниях Экспертно-консультативного совета ГАК по ЦФО.

Основные теоретические положения, выносимые на защиту, выводы и предложения внедрены и используются в практической деятельности Управления аппарата Государственного антинаркотического комитета по Центральному федеральному округу при проведении мониторинга наркоситуации в округе и внесены в  «Таблицу предложений по совершенствованию законодательства Российской Федерации в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в области противодействия их незаконному обороту», рассмотренной на заседании Государственного антинаркотического комитета 26 июня 2009 года; в учебный процесс факультета подготовки иностранных граждан Санкт-Петербургского университета МВД России (при обучении сотрудников правоохранительных органов африканских государств по направлению «Организация борьбы с незаконным оборотом наркотиков и психотропных веществ») и Белгородского юридического института МВД России (на факультете повышения квалификации для сотрудников правоохранительных органов по курсам «Основы профилактики наркомании и наркопреступности», «Основные технологии профилактики наркомании» и на факультетах высшего профессионального и заочного образования – по «Криминологии», «Уголовному праву», «Уголовно-исполнительному праву», «Организации борьбы с незаконным оборотом наркотиков», «Юридической психологии»).

Материалы диссертационного исследования апробированы соискателем при проведении курсов повышения квалификации для руководителей и сотрудников антинаркотических комиссий субъектов Российской Федерации по программе «Организация деятельности антинаркотических комиссий по профилактике и противодействию наркомании» (РАГС при Президенте РФ, Москва, 7-18 декабря 2009 г.; 17-25 мая 2010 г.).

Результаты исследования опубликованы в 69 работах общим объемом 112 п.л. (4 монографии, 1 – в соавторстве; 7 учебных и учебно-методических пособий; 2 курса лекций (в соавторстве); 15 научных статей, опубликованных в  ведущих рецензируемых журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ, иные публикации).

Структура диссертации отвечает цели и задачам исследования, состоит из введения, четырех глав, включающих 10 параграфов, заключения, библиографии и приложений.

1 Заседание президиума Госсовета РФ, посвящённое борьбе с распространением наркотиков среди молодёжи. – 18.04.2011 г. // Режим доступа к изд.: www.fskn.gov.ru.

1    Вступительное слово Президента РФ Д. Медведева на заседании Совета Безопасности по вопросу совершенствования государственной политики в области борьбы с распространением наркотиков 8 сентября 2009 года // Режим доступа к изд.: www.kremlin.ru.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цель, задачи, объект и предмет, обозначается методологическая и эмпирическая основы исследования, научная новизна работы, формулируются положения, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость полученных результатов, содержатся сведения об их апробации и внедрении.

Первая глава «Молодежный наркотизм и наркопреступность как социально-правовые явления» - объединяет три параграфа и имеет методологическое значение для данной работы. Она раскрывает теоретические предпосылки развития системного подхода в криминологических исследованиях наркопреступности несовершеннолетних и молодежи. На основе научных трудов рассматриваются последствия молодежного наркотизма, приводится виктимологическая характеристика молодежной наркопреступности.

Анализируя в первом параграфе выдвинутые учеными теоретические положения, автор приходит к выводу о том, что молодежная наркопреступность включает деяния, предусмотренные статьями 228-234 УК РФ (положение 1.2, выносимое на защиту). И совершающие их, и потерпевшие от них являются одновременно жертвами молодежного наркотизма, потому что первичной группой риска заболевания наркоманией, заражения ВИЧ-инфекцией, СПИДом, гепатитами являются лица молодого возраста, допускающие немедицинское потребление наркотиков. По данным ГАК их численность составляет около 3,5 миллионов россиян. Не менее опасны иные социальные последствия молодежного наркотизма: ухудшение демографической ситуации, развитие наркокультуры, ее клонирование среди несовершеннолетних, токсикомания, проституция, бродяжничество, беспризорность, а также административные правонарушения, связанные с наркотиками.

К преобладающим тенденциям молодежного наркотизма современной России относятся следующие:

- начальные пробы наркотиков снизились до возраста 9-11 лет; лица, употребляющие их, преимущественно (две трети) – от 14 до 30 лет;

- рост социально-репродуктивного риска молодежи и наркодевиаций в образовательной среде;

- увеличение доли употребления высококонцентрированных психоактивных веществ внутривенно;

- широкое распространение курения марихуаны, гашиша, анаши;

- рост опийной, вспышка дезоморфиновой, «эпидемия» героиновой наркоманий, усиление распространения синтетических наркотиков;

- российский молодежный наркотизм имеет региональную национальную окраску и гендерные особенности, географически расширяется.

Анализ статистических данных, приведенный во втором параграфе, позволил констатировать, что количество зарегистрированных молодежных преступлений в сфере незаконного оборота  наркотиков на протяжении последнего десятилетия растет, составляя более 50 % наркопреступлений, в том числе тяжких и особо тяжких деяний; совершенных в крупном и особо крупном размерах. Фиксируется и увеличение количества лиц, их совершающих, в возрасте 14-29 лет.

Определены современные тенденции молодежной наркопреступности (положение 1.4, выносимое на защиту).

При общем росте наркопреступности наблюдается увеличение уровня  латентности за сбыт наркотических средств и незначительное количество преступлений, предусмотренных ст.ст. 230 и 232 УК РФ. В частности, от общего числа выявленных наркопреступлений сбыт составил в 2005 г. – 62,9 %, в 2006 г. – 58,1, в 2007  г. – 54,4, в 2008 г. – 52,1, в 2009 г. – 53,8, в 2010 г. – 51; преступления, связанные с организацией или содержанием наркопритонов: в 2001 г. – 0,3 % от общего числа зарегистрированных наркопреступлений, в 2002 г. – 0,2, в 2003 г. – 0,1, в 2004 г. – 0,5, в 2005 г. – 0,3, в 2006 г. – 0,4, в 2007 г. – 0,4, в 2008 г. – 2,3, в 2009 г. – 2,7, в 2010 г. – 2,9; склонения граждан к потреблению наркотических средств и психотропных веществ: 2001 г. –  0,2 % от общего числа выявленных наркопреступлений, в 2002 г. – 0,2, в 2003 г. – 0,15, в 2004 г. – 0,3, в 2005 г. – 0,3, в 2006 г. – 0,4, в 2007 г. – 0,2, в 2008 г. – 0,2, в 2009 г. – 0,1, в 2010 г. – 0,1.

Особый криминологический интерес вызвал Северо-Кавказский федеральный округ с относительно стабильной статистикой наркопоказателей, где общий прирост в 2007 году составил 8,9 % преступлений, а в Республиках Ингушетия – на 25,9, Чеченской – на 27,5; Дагестане – на 19,3; Ставропольском крае – на 20. В 2008 году в общей структуре преступности субъекты федерации с наибольшим удельным весом преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков представлены Республиками Ингушетия – 20,8 %, Карачаево-Черкесской – 15,1, Чеченской – 15, Дагестаном – 13,4. В 2009 г. и 2010 г. соответственно: в Ингушетии – 19,2 % и 23,8; Чеченской Республике – 15 и 16,7.

При этом наименьший удельный вес сбыта наркотиков наблюдался в регионах с наибольшим объемом зарегистрированных наркопреступлений. В 2007 году в Чеченской Республике уровень сбыта составил 28 % от общего числа выявленных наркопреступлений, удельный вес наркопреступности в общей структуре преступности – 12,9 %; Карачаево-Черкесской Республике, соответственно, – 20,1 % и 18,4 % (в 2008 г. – 14,6 и 15,1); Республике Северной Осетии-Алании – 21 % и 13,5 % (в 2008 г. сбыт – 15,8, а в 2009 г. – 69,2); в 2008 г. и 2009 г. сбыт в Республике Ингушетии, соответственно, –  9,5 % и 12 %. В 2010 году от общего числа зарегистрированных наркопреступлений выявлено сбыта наркотиков в Республиках Ингушетии – 0,7 %; Северной Осетии-Алании – 9,2; Карачаево-Черкесской Республике – 7,7; Чеченской – 4,7.

Особое беспокойство вызывает организованная преступная деятельность в сфере наркобизнеса, в том числе этническая и состоящая из молодежи. Так, в 2005 году зарегистрировано 5178 (+12,5 % к АППГ) преступлений, совершенных организованной группой (преступным сообществом), в 2006 году – 5348 (+ 3,2 % к АППГ), в 2007 году – 7308 (+ 36,6 %), в 2009 году – 8824 (+22,4 %). Незначительный спад зарегистрирован в 2008 году – 7207     (- 1,4 %), существенный в 2010 году – 6387 (-27,6).  В 2008 году к уголовной ответственности за совершение наркопреступлений привлечено 2787 граждан стран-участниц СНГ, из них:  820 таджиков, 557 украинцев, 392 азербайджанцев, 368 узбеков1. В 2009 году – 3469 (+ 24,5 % к АППГ), в том числе 1154 таджиков, 576 украинцев, 494 азербайджанцев, 477 узбеков2. В 2010 году выявлено групповых преступлений среди тех же национальностей1: Таджикистана – 321 (1049); Азербайджана – 10 (482);  Узбекистана – 62 (480); Киргизии – 46 (132); Украины – 40 (540)2. Дальневосточный регион и Приморский край России подвергаются воздействию со стороны китайских, корейских и вьетнамских формирований, специализирующихся на сбыте синтетических наркотических средств.

С 2004 года учеными и сотрудниками правоохранительных органов отмечается высокая степень активности в незаконном наркообороте цыганских групп. Обособленность и закрытость их национальных сообществ, наличие обширных межрегиональных и международных связей, процесс их миграции и большая территория проживания позволяют им конспиративно организовывать криминальные операции. Традиционная торговля наркотиками каннабисной группы меняется на синтетические и героин.  Выделяется специфика наркотической цыганской преступности (положение 1.6).

Отмечается рост числа «наркотизированных семей», представляющих вторичную группу риска молодежной наркопреступности и наркотизма. В исследованиях 2002 года 8,6 % респондентов в возрасте 14-29 лет указали на членов семьи, приобщивших их к употреблению наркотиков, и, соответственно, вовлекших в наркопреступность. Ответы экспертов 2006 года зафиксировали результаты значительно выше – 17,8 %. По результатам изучения уголовных дел этот показатель составил 19 %. Таким образом, увеличивается количество членов семей, употребляющих наркотические средства, психотропных вещества, склоняющих к совершению преступлений в сфере их незаконного оборота и (или) немедицинскому употреблению указанных средств и веществ или не противодействующих этому. Указанная тенденция представляет особую опасность.

Обеспокоенность вызывает зарегистрированный рост преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения: в 2006 г. на 35,3 %, чем в АППГ; в 2007 г. на 12,1; в 2008 г. на 13; в 2009 г. на 9,8; в 2010 г. на 11,4. Среди них большинство – подростки и молодежь. И именно эти возрастные группы подвергаются рискам стать жертвами уголовно наказуемых деяний.

Приведенная в третьем параграфе виктимологическая характеристика молодежной наркопреступности позволила определить основные группы объектов виктимологической коррекции: 1) наркоэкспериментаторов; 2) наркоманов; 3) лиц, совершающих уголовно наказуемые деяния и мелкие правонарушения с наркотиками.

На основании классификации факторов «групп риска молодежной наркопреступности»: семейный (48,8 %); фактор здоровья (44,2); средовый (54,3) и правовой (29,5)1, выделены молодежные категории профилактического воздействия:

на докриминальном уровне: а)воспитываемые одним родителем; б) несовершеннолетние, имеющие родственников с отрицательной девиацией поведения. Такие семьи более криминогенны, чем неполные; в) допускающие курение табачных изделий;  г) имеющие психические отклонения или дефекты психического здоровья; д) возрастная группа подростков 10-12 лет; е) лица, относящиеся к микросредам потребляющих наркотики без медицинского назначения, наркоманов и участников незаконного оборота наркотиков;

- на криминальном уровне: а) беспризорники; б) несовершеннолетние, находящиеся в детских домах и воспитательных колониях; в)потребляющие наркотики без медицинского назначения; г)приверженцы наркокультуры;   д)участвующие в незаконном обороте наркотиков;

- на посткриминальном уровне: осужденные за наркопреступления.

Сформулированы направления виктимологического предупреждения молодежной наркопреступности:

  1. Наркологическая грамотность педагогов, юристов, родителей, подростков и молодежи.
  2. Вырабатываемый в процессе воспитания навык у детей говорить «нет» в провоцирующих ситуациях.
  3. Недопущение формирования и разрушение аддиктивных молодежных групп, культивирующих наркокультуру.
  4. Формирование в сознании молодежи понятия «полного дома» через обязательные образовательные программы.
  5. Пропаганда здорового образа жизни.
  6. Волонтерское молодежное движение.
  7. Снижение риска наркозависимости в детстве путем домашнего воспитания ребенка до 3 лет матерью и посещения детьми после 3 лет дошкольного учреждения или применения развивающей программы, недопущение отказа от ее выполнения и снижения успеваемости в возрасте 10-12 лет.

Автором классифицируются семьи, представляющие «группы риска, провоцирующие наркозависимость молодежи, способствующую наркопреступности»:

  1. неполная семья (не стимулируется познавательная активность ребенка, недостаток внимания, однополое воспитание и т.д.);

2) асоциальная семья (асоциальное наследование, асоциальные семейные стереотипы);

3) педагогически несостоятельная семья (финансово обеспеченная, характеризуется высокой занятостью родителей и недостаточным контролем за времяпровождением детей и  расходованием ими финансовых средств).

Отмечается, что важнейшей частью виктимологического предупреждения молодежных наркопреступлений выступает прогнозно-аналитическое исследование наркоситуации в регионе. При ее анализе в ходе проведения наркомониторинга необходимо измерять показатели преступности (ее объем, уровень, структуру, динамику, индекс латентности, коэффициент криминальной активности и другие), что позволит конкретизировать профилактические меры специальных целевых программ.

Глава 2. «Криминологический анализ и детерминация наркопреступлений, совершаемых несовершеннолетними, молодежью и в отношении них» посвящена особенностях личности молодого наркопреступника; факторам молодежного наркотизма и наркопреступности, их криминологическому прогнозированию.

Анализ поведения молодых наркопреступников позволил в первом параграфе их классифицировать по характеру осуществляемой ими преступной деятельности (положение 1.9, выносимое на защиту):

1) совершающие преступления без цели сбыта (ст. 228 УК РФ);

2) сбытчики (сбыт и пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений или их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, – 228.1 УК РФ и ст. 234);

3) производители наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов и лица, культивирующие наркосодержащие растения (незаконное производство наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов – ст. 228.1 УК РФ и ст. 231 УК РФ);

4) нарушители легального оборота наркотических средств или психотропных веществ-специальные субъекты, должностные лица (нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ – ст. 228.2 УК РФ и незаконная выдача рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ, – ст. 233 УК РФ); 

5) преступники, действия которых посягают на чужую собственность (ст. 229 УК РФ и подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ, – ст. 233 УК РФ);

6) притоносодержатели (ст. 232 УК РФ);

7) подстрекатели к наркотизму (ст. 230 УК РФ);

8) контрабандисты (ч. 2 ст. 188 УК РФ).

Организованные преступные группы заинтересованы в привлечении к преступному участию молодежи. Их число растет. Однако зарегистрированные показатели статистики правоохранительных органов этого не отражают, позволяют наркогруппам оставаться  в латентном массиве. Наблюдается сращивание преступных специализаций организованных групп: незаконного оборота оружия, заказных насильственных преступлений, террористической деятельности. Высокая конспирация, наличие сигналов оповещения, защиты, каналов и способов сбыта наркотических средств, тщательное планирование преступлений позволяют уйти от уголовного преследования организаторам. Они более старшего возраста (старше 30 лет), чем исполнители; преобладают мужчины со средним специальным или высшим образованием, имеющие судимости с отбытым сроком наказания в местах лишения свободы.

Из членов организованных групп чаще привлекаются к уголовной ответственности исполнители-молодые наркопреступники. Выделены особенности их криминологической характеристики:

1) по возрасту: преимущественно лица 14-29 лет;

2) по полу: преобладание мужчин; увеличение количества женщин, из них, совершивших преступления по ст.ст. 228-234 УК РФ, в исправительных колониях для взрослых на начало 2010 года содержалось 19016, а в 2010 году задержано 15127;

3) по семейному положению: большинство не женаты (не замужем);

4) по социальной принадлежности: тенденция роста  среди рабочих, служащих, учащихся и студентов. В 2005-2008 гг. наблюдались колебания среди зарегистрированных показателей наркопреступлений, совершенных несовершеннолетними. Такая ситуация, по мнению диссертанта, объяснима увеличением уровня латентности, усиленным вниманием со стороны МВД России к профилактике безнадзорности, детской преступности в целом. Наблюдается влияние фактора отсутствия занятости населения на рост числа лиц, совершающих преступления в сфере незаконного наркооборота. Определена третичная группа риска молодежного наркотизма и наркопреступности в современной России (положение 1.3, выносимое на защиту);

5) по образовательному критерию: повышение его уровня;

6) география преступности: увеличение молодых лиц, совершающих наркопреступления, находящихся в «горячих точках» России, в том числе проходящих службу в Вооруженных силах;

7) формируется преступная наркоспециализация у наркопреступников;

8) по наличию судимости: по ст.ст. 228-234 УК РФ ранее привлекалось к уголовной ответственности 38 % лиц, вновь совершивших наркопреступление, и по иным статьям – 14 %. Рост наркорецидива достаточно высок;  

9) основной мотив совершения наркопреступлений – корыстный. Так, прямо на него указали 20 % осужденных, опосредованно – 58 %, объясняя совершение деяния наркотической зависимостью, и 15 % – получением денег для своего досуга. Для самоутверждения, признания друзей на такой шаг пошли 7 % молодежи. Признаки корыстности в мотиве «наркотической зависимости» диссертантом объясняются, прежде всего, недоказанностью в ряде случаев фактической цели незаконных приобретения, хранения, перевозки, изготовления, переработки наркотических средств, психотропных веществ и культивирования запрещенных к возделыванию наркотикосодержащих растений – получение финансовых средств от последующего сбыта указанных средств, веществ или растений;

10) в зависимости от мотива совершения преступления исполнителей- молодых наркопреступников условно можно разделить на не допускающих немедицинское употребление наркотиков и допускающих (положение 1.10, выносимое на защиту). Первые рассматривают совершение уголовно наказуемых деяний в исследуемой сфере в качестве источника дохода, однако одновременно становятся «группой риска» как молодежной наркопреступности, так и наркотизма. Вторые – представлены большей численностью;

11) по месту совершения преступления преобладают: притон (17 %), дискотека, развлекательные центры (11 %), учебное заведение (4 %), транспорт (4 %), дома у себя или у друзей (15 %), улица (49 %) по ст. 228 УК РФ; дискотека, развлекательные центры (15 %), чердак, подвал (18 %) по ст. 228.1 УК РФ; 100 % приходится на дачу, садовый участок  по ст. 231 УК РФ и столько же – на притон по ст. 232 УК РФ;

12) по времени суток наркопреступления зарегистрированы: 100 % утром – ст. 228 УК РФ; 62 % вечером – ст. 228.1 УК РФ;  70 % днем –  ст. 231 УК РФ; 78 % вечером – ст. 232 УК РФ;

13) рост числа преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения, особенно корыстных и насильственных.

Во втором параграфе отмечается, что не существует какой бы то ни было единой и специфической причины преступности в целом и наркопреступности в частности. Последняя в большинстве своем порождается иными проявлениями молодежного наркотизма: наркокультурой, токсикоманией, проституцией, бродяжничеством, беспризорностью несовершеннолетних.  И, наоборот, наркопреступность выступает их фактором.

В связи c этим, в научной литературе выделяются концептуальные подходы объяснения распространения молодежного наркотизма, каждый из которых акцентирует внимание на каком-либо комплексе условий или факторов. Несмотря на то, что ни одна из рассмотренных концепций наркотизма не является самодостаточной и исчерпывающей, они вносят вклад в понимание его сущности. Многообразие концептуальных установок объясняется сложностью и противоречивостью наркотизма, а также анализом его с различных методологических позиций.

Так, сторонники культурологического подхода рассматривают молодежный наркотизм как органический элемент развития некоторых культурно-цивилизационных общностей. Анализ исторических источников свидетельствует: у различных народов наркотические средства находили применение в религиозных обрядах, медицине, быту. Поэтому при исследовании проблемы необходимо учитывать влияние культурно-исторического, медицинского, географического и политического факторов наркотизации населения.

Особенность семейно-педагогической концепции заключается  в том, что  корни исследуемого явления усматриваются в отсутствии или недостаточности родительского контроля. Педагогические просчеты в воспитании подростка определяют вероятность его становления на путь наркозависимости не меньше, чем неблагополучная семейная обстановка. А молодежный наркотизм оказывает взаимовлияющее действие, в частности, стимулирует снижение авторитета педагогов, нарастающее отчуждение между ними, родителями и воспитанниками.

Социологический подход связывает с качеством организации досуга появление делинквентной субкультуры, олицетворяющей собой скрытый  протест обществу.

Недостатками в работе правоохранительных органов объясняет рост молодежной наркопреступности правовой подход. Действительно, подобная связь имеет место и, возможно, наиболее ярко проявляется сегодня, когда наблюдаются распространение недоверия к работе МВД, ФСКН, прокуратуры, суда, уклонение населения от общения с ними, незнание гражданами законодательства. Это прямо и косвенно создает питательную среду для укрепления в сознании молодежи установки о собственной безнаказанности за совершаемые преступные действия, способствует росту их латентности.

На основе комплексного использования рассмотренных подходов субъекты антинаркотической профилактики должны умело анализировать факторы молодежного наркотизма, которые в настоящее время, являясь одновременно и факторами молодежной наркопреступности, многообразны, действуют на макро- и микроуровнях. Нами акцентируется внимание на них как  на стимуляторах явления, результатах внешнего воздействия, связанного действием социальных сил, без которых  не было бы другого – следствия (наркотизма и наркопреступности). Основные факторы, определенные диссертантом, выносятся на защиту (положение 1.11).

Так, социально-экономическое неравенство, которое особенно болезненно воспринимается несовершеннолетними и молодежью, создает благоприятную почву для совершения уголовно-наказуемых деяний, предусмотренных ст.ст. 228-234 УК РФ, выступающих как своеобразная компенсация за отсутствие возможностей самореализации, достижения жизненного успеха. Сущность этого фактора в степени различий с другими социальными слоями.

Неудовлетворенная потребность в самоутверждении является вторым основным фактором молодежного наркотизма и наркопреступности. Возможности в престижном образовании, высокооплачиваемом труде, социальной и правовой защите, в уменьшении разрыва своей экономической обеспеченности по сравнению с другими группами населения существенно разнятся у несовершеннолетних и молодежи. Их обостренное стремление быть признанными  в своей возрастной группе, стать авторитетом все чаще приводит к ретретизму. Таким образом, при нарастании в обществе тенденций неравенства, обнищании значительных масс населения происходит разрушение механизмов социализации, что ведет к формированию специфического типа личности наркопреступника-наркопотребителя.

Диссертантом выделены и ведущие факторы молодежного наркотизма и наркопреступности:

- биофизиологический связан с наследственной предрасположенностью к психоактивным веществам, с влиянием генетически передающихся расовых, этнических, морфологических признаков, сочетающихся с психофизиологическими особенностями индивида. Этот фактор также объясняет влияние периода полового созревания человека на усиление его стремления к самостоятельности, негативизма, упрямства;

- психологический фактор, объясняющий, что личный опыт подростка обусловливает неполноценный образ жизни и соответствующую тягу к ее компенсации за счет искусственной регуляции своего психоэмоционального состояния с помощью психоактивных веществ;

- дефекты социализации в семье, в образовательной среде. В результате применения таких стилей воспитания, как гиперопекающий, авторитарный или  попустительский, формируется наркотическая зависимость подростка. Семья рассматривается и как объект профилактики, и как ее субъект;

- особо отмечается влияние фактора безысходности (положение 1.11, выносимое на защиту), а также миграционного фактора, наркокультуры, географического положения России, несовершенства законодательной базы и низкой эффективности субъектов антинаркотической профилактики.

Различные факторы в неодинаковой степени подвержены превентивному влиянию. В частности, биофизиологические практически не поддаются воздействию либо могут корректироваться только медицинскими методами; психологические требуют компетентного воздействия на психику наркозависимой личности, значительных воспитательных усилий и лишь в этом случае способны иногда привести к успеху; более устранимы те, которые находятся на микроуровне, поскольку микросреду можно скорректировать. 

В целом, факторный комплекс молодежного наркотизма и наркопреступности представлен системным кризисом различных сфер общественной жизни, ослаблением государственного контроля за молодежью и институтом семьи, несформированностью гражданско-правовых структур в сфере профилактики, недостаточностью противодействия наркопреступности.

В третьем параграфе отмечается, что совокупность факторов, порождающих молодежную наркопреступность и иные проявления наркотизма, вызывает необходимость комплексной профилактики, предполагающей взаимодействие ее субъектов для достижения единых целей и задач. В свою очередь, они вырабатывается на основе прогнозирования и реализуются в стратегиях профилактики, совершенствовании законодательства.

Отмечается взаимовлияние видов прогнозирования, прежде всего: криминологического, уголовно-правового, уголовно-процессуального, пенитенциарного. Для прогнозирования молодежного наркотизма и наркопреступности применяются различные методы, среди них метод экстраполяции, основанный на увязывании статистически складывающихся тенденций явления с гипотезами о его динамике. В таких  прогнозах особо важным является не столько предсказание конкретных значе­ний изучаемого объекта в таком-то году, сколько своевременное фиксирование объективно намечающихся сдвигов, вызываемых различными факторами.

Диссертантом предложен следующий криминологический прогноз, приведенный  на основе метода экспертных оценок:

1) фиксируется омоложение наркопреступности и наркотизма и сохранение преобладания молодежного возраста лиц, причастных к ним;

2) ведущим мотивом употребления наркотических средств останется любопытство, а совершения молодежных наркопреступлений – корысть, в том числе потребность в деньгах из-за наркотической зависимости; существенен и мотив – попытка уйти от проблем;

3) основные факторы приобщения молодежи к наркопреступности – социальные условия жизни, разрыв в экономическом обеспечении населения, проявляющиеся в снижении качества жизни и росте безработицы, а также неэффективность системы наркопрофилактики останутся первозначимыми;

4) рост наркопреступлений в целом, в том числе по ст.ст. 228, 228.1 и частям 2-4 ст. 188 УК РФ, а также организованной этнической преступности, стабильный уровень выявленных уголовно наказуемых деяний по ст.ст. 228.2-233 УК РФ; структурная перестройка наркорынка в сторону высокоактивных наркотиков; увеличение числа преступников-наркоманов в крупных городах, среди женщин, наркорецидивистов, молодых лиц, допускающих немедицинское употребление наркотиков, и наркопреступников,  находящихся в «горячих точках» России, прежде всего, в Республиках Ингушетия, Чеченской, Дагестане;

5) влияние молодежной наркопреступности на общеуголовную, прежде всего, корыстную и насильственную;

6) состояние профилактической работы:

6.1) будет оцениваться как недостаточно эффективное, прежде всего, по причине кадровой неготовности специалистов; 

6.2) наиболее важными ее субъектами выступят семья, ОВД1, УФСКН, учреждения образования, здравоохранения и молодежной политики;

6.3) самыми востребуемыми ее направлениями сохранятся внедрение здорового образа жизни, формирование полных семей, повышение профессиональной компетентности специалистов и более тесное их взаимодействие.

При прогнозировании  молодежного наркотизма и наркопреступности применим и метод моделирования, который рассматривается как один их альтернативных. В частности, в трудах И.С. Скифского установлены связи между динамикой уровня заболеваемости населения наркоманией и токсикоманией и динамикой уровня различных видов преступности в России  (убийств, умышленного причинения вреда здоровью, изнасилований, разбоев). Не исключено, что в ближайшей перспективе будут применены и иные более эффективные не применяемые в настоящее время научные методы.

Глава 3. «Правовое обеспечение антинаркотической политики» состоит из двух параграфов, рассматривающих понятие профилактики, международные и национальные нормы права, регламентирующие общественные отношения в сфере предупреждения молодежной наркопреступности.

В первом параграфе указывается, что профилактика молодежного наркотизма – это комплексная система мер социальных институтов, включающая в себя воздействие, направленное на блокирование потребности несовершеннолетних и молодежи в наркотических средствах или психотропных веществах, на минимизацию влияния факторов наркотизма, на предупреждение возникновения и распространения наркомании, преступлений, мелких правонарушений, а также психологических, медицинских, социальных проявлений наркотизма. Она базируется на принципах долгосрочности и непрерывности, комплексности, дифференцированности, аксиологичности, многоаспектности, последовательности, легитимности, инициативности, системности, научности, ситуативности,  своевременности, инновационности.

Между тем, антинаркотическая профилактика традиционно делится на первичную, представляющую общесоциальные меры, направленные на сокращение социально-экономического неравенства населения, предоставление доступности молодежи в получении образования, медицинских услуг, социальной помощи; вторичную, предотвращающую молодежный наркотизм; третичную (индивидуальную), сдерживающую от наркорецидивов.

В мире выработаны три стратегии оборота наркотиков: запретительная (Россия), легальная (Голландия, Швейцария, Нидерланды, Великобритания, Австралия) и промежуточная или концепция «меньшего вреда» (Чехия, США, Швеция). Международная практика применения антинаркотических программ различна. Приоритет профилактики наркопотребления и оказания помощи больным в ряде стран вытесняет силовые методы борьбы, это связано, прежде всего, с медленным, но неуклонным ростом общей приобщенности к наркотикам молодого населения. Другой причиной такого подхода является видение запретительной стратегии оборота наркотиков как фактора обогащения наркомафии.

Превенция молодежной наркопреступности на межгосударственном уровне координируется различными международными советами и постоянно действующими специализированными отраслевыми органами. Сотрудничество государств в правоохранительной области осуществляется при соблюдении международно-правовых норм, в первую очередь, общепризнанных принципов международного права. Для организации взаимодействия используются две основные правовые формы:

1) договорно-правовая (конвенциональная), предусматривающая межгосударственные, межправительственные, межведомственные договоры;

2) институциональная (ООН, Интерпол, Совет Европы и другие).

В частности, в рамках организации координации правоохранительных органов государств-участников СНГ задачей является совместное изучение особенностей и тенденций незаконного распространения наркотиков, способов и маршрутов их транспортировки, проведение криминологического анализа наркоситуации. Его результат используется для прогнозирования наркопреступности и разработки совместных программ противодействия ей.

Второй параграф посвящен государственной антинаркотической политике России, правовые основы которой закреплены в федеральном законе «О наркотических средствах и психотропных веществах». Анализ подзаконных  актов позволил диссертанту их классифицировать на:

- общие, направленные прямым или косвенным образом на сдерживание молодежного наркотизма и наркопреступности;

- специальные, непосредственно посвященные правоотношениям субъектов антинаркотической профилактики.

К общим относится Стратегия государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года (далее-Стратегия). Ее направления предусматривают совершенствование системы мер по сокращению предложения  и спроса на наркотики. Для реализации первого планируется ужесточение уголовной ответственности, в том числе за сбыт наркотиков в учреждениях или местах, используемых для проведения учебных, спортивных, культурных, развлекательных и иных публичных мероприятий. Система мер по сокращению спроса направлена на оздоровление нации путем снижения потребления наркотиков, а также уменьшения вреда и неблагоприятных последствий от них, строится на основе приоритета профилактических мер административного, медицинского и общественного характера и принципа молодежной адресности.  

В рамках Стратегии реализуются положения Концепции государственной антинаркотической политики Российской Федерации, определившей формирование системы мер действенной социальной профилактики и воспитания законопослушных граждан. Среди ее основных направлений – создание государственной системы профилактики наркомании, а также лечения и медико-социальной реабилитации больных, в том числе несовершеннолетних. Закрепляются направления деятельности по антинаркотической пропаганде и рекламе; общей специальной и индивидуальной профилактике наркомании и предупреждения наркопреступности в системе воспитательной работы образовательных учреждений; укреплению здоровья населения, снижению заболеваемости и реабилитации детей, подростков, молодежи и предупреждению наркопреступности применительно к группам риска.

В соответствии со Стратегией деятельность ФСКН России сконцентрирована на принятии экстренных решений по ликвидации афганской наркоиндустрии, но не отражает в достаточной мере наиболее существенную тенденцию в сфере предложения синтетических наркотиков. В частности, наблюдается замещение подростками первых проб «регулярных» наркотических средств дезоморфином, как правило, сразу же после его изготовления в наркопритонах,  в чем задействуется несколько человек. Поэтому его называют «коллективным». Для молодых людей зачастую он первый, он же и последний. Доступность кодеинсодержащих лекарственных препаратов, выражающаяся в их  нахождении в безрецептурной продаже и дешевизне, не соизмерима с повышенной наркогенностью производимого средства. Она проявляется в высочайшей токсичности, обуславливающей эффект привыкания уже после 2-3 приемов употребления.

В Стратегии для снижения спроса на наркотики допускается незначительное участие негосударственного сектора. Однако специалисты отмечают, что антинаркотические некоммерческие организации также занимаются первичной профилактикой, реабилитацией, социальным сопровождением молодежи и реально оказывают психолого-социальную поддержку наркозависимых лиц. Этот факт до настоящего времени законодательно проигнорирован. Хотя в Концепции государственной антинаркотической политики Российской Федерации, принятой ранее, отмечалось недостаточное  обеспечение формирования системы и стимулирование деятельности негосударственных структур в противодействии наркомании; реализации приоритетности профилактических мер; широкого привлечения институтов гражданского общества к противодействию распространению болезни. Указанная Концепция направлена на создание новой системы учета наркозависимых и лиц, впервые вовлеченных в употребление наркотиков, устранение несоответствия правового обеспечения антинаркотической политики. Ее реализация с учетом конкретных социально-экономических условий и региональной специфики детализируется в целевых программах. Однако на 2010-2011 годы такой Федеральной программы не разработано, а ожидаемый конечный результат ранее реализованных Программ (сокращение на 10 % числа несовершеннолетних, состоящих на учете в связи с употреблением наркотиков)  предполагает контроль зарегистрированных показателей, что вызывает рост латентности. Поэтому большое значение приобретают критерии оценки региональной антинаркотической политики, однако они не закреплены в Указе Президента РФ от 28 июня 2007 г. № 825 «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ».

Далее отмечается, что профилактический эффект оказывают  уголовно-правовые нормы. Так, cтатья 228.1 УК РФ предусматривает квалифицирующий признак «лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении несовершеннолетнего». Он применим при сбыте или пересылке наркотических средств, однако является нежизнеспособным в сочетании с их незаконным производством. Подростково-молодежное население современной России, являющееся потенциально виктимной группой наркопреступности этого же возраста, нуждается в особой уголовно-правовой защите, реализация которой возможна путем дополнения квалифицирующего признака «в отношении молодежи» в статьи УК РФ. Диссертантом обосновываются предложения по совершенствованию уголовного законодательства (положение 2.5, выносимое на защиту). Рекомендуется введение особо квалифицирующего признака «совершение организованной группой» в третьи части ст.ст. 230-231 УК РФ и его исключения из вторых частей.

Для устранения пробела в законодательстве – отсутствия ответственности за организацию либо содержание притонов для потребления сильнодействующих веществ предлагается расширить ими предмет преступления в статье 232 УК РФ (положение 2.5, выносимое на защиту).

Особо актуальным соискатель считает восстановление редакции ст. 97 УК РФ «Основания применения принудительных мер медицинского характера» пунктом «г – лицам, имеющим диагноз «наркомания»» и ст. 99 УК РФ «Виды принудительных мер медицинского характера» пунктом «д – медико-наркологические меры, применяемые к совершившим преступление лицам, нуждающимся в лечении от наркомании» в целях предоставления подсудимым, больным наркоманией и признанным виновными в совершении преступлений небольшой или средней тяжести, связанных с незаконным оборотом наркотиков, возможности выбора между лечением и уголовным наказанием. При этом необходим механизм контроля за принятыми данной категорией лиц обязательствами по лечению и ответственность за их невыполнение.

В целом, подчеркивается, что российские нормативные акты, регламентирующие профилактику молодежной наркопреступности и наркотизма, основаны на принципах целенаправленности, комплексности, научности,  реалистичности, приоритетности, кадровой готовности  и дифференцированности ее организации и проведения.

Глава 4 «Система профилактики молодежного наркотизма и наркопреступности» состоит из двух параграфов, посвященных эффективности деятельности ее субъектов и их результатам.

В первом параграфе отмечается, что к субъектам антинаркотической деятельности относятся: ГАК; АНК; ФСКН России; Минздравсоцразвития России; другие федеральные органы исполнительной власти, обеспечивающие реализацию функций по противодействию незаконному обороту наркотиков и их прекурсоров, а также меры профилактики немедицинского потребления наркотиков в пределах предоставленных им Президентом и Правительством Российской Федерации полномочий; высшие должностные лица (руководители высших исполнительных органов государственной власти) субъектов федерации, осуществляющие в рамках своих полномочий руководство антинаркотической деятельностью на их территории; органы исполнительной власти субъектов федерации, обеспечивающие реализацию государственной антинаркотической политики; органы местного самоуправления, в пределах своей компетенции организующие исполнение законодательства о наркотических средствах, психотропных веществах и их прекурсорах.

Общественные объединения и религиозные организации вправе участвовать в профилактике немедицинского потребления наркотиков и реабилитации лиц, потребляющих наркотики. Мероприятия, проводимые указанными субъектами,  предусмотрены в отношении всех категорий населения, в первую очередь, подростков и молодёжи, находящихся в неблагоприятных семейных, социальных условиях, в трудной жизненной ситуации, а также в отношении лиц, составляющих группы риска немедицинского потребления наркотиков. При принятии профилактических мер предусмотрено сочетание индивидуальных и групповых методов работы, а также методов прямого и опосредованного воздействия на категории групп риска.

Выделены оперативные задачи для субъектов профилактики молодежного наркотизма: антинаркотическое воспитание граждан; выявление и надзор за начинающими потребителями, склонение их к отказу от наркотиков; лечение больных; профилактика рецидива; взаимодействие субъектов антинаркотической деятельности; международное сотрудничество. Отмечается, что они трансформировались в задачи правоохранительных органов. Это, прежде всего, вызвано правовыми новеллами; наличием опыта профилактической работы. Немаловажным фактором явилось сформированное  общественное мнение: правоохранительные органы должны заниматься антинаркотической профилактикой (по мнению педагогов –  27,03 % и врачей  – 32,33).

Выявлены недостатки профилактики по формированию у подростков негативной установки в отношении наркотиков, предоставлению социальной защиты молодежи; в практике групповой социальной коррекции и сопровождения, несмотря на то, что основным местом наркоприобщения являются компании друзей, учебные заведения, развлекательные центры, дискотеки. Особую обеспокоенность вызывает рост наркодевиаций в образовательной среде (учащиеся средней школы – 18 %, среднего специального  и высшего учебных заведений – 35 %1. На вопрос «Есть ли в Вашем учебном заведении употребляющие наркотики?» положительно ответили 23,6 % педагогов). Делается вывод, что профилактическую эффективность можно достичь только при совместном воздействии субъектов профилактики.

Отмечается, что лечение от наркозависимости в России практикуется:  в государственных лечебных учреждениях  или негосударственных,  анонимное лечение у платного врача, в центре реабилитации, самостоятельно. Выявлены неоднозначные мнения врачей о принципах деятельности наркологической помощи, предусматривающей социальное давление на человека, запретительные подходы, различные меры изоляции. При этом успешному осуществлению государственной антинаркотической политики препятствует пассивность населения  (56,39 %), недостаточное финансирование (48,87 %), отсутствие ясных стратегических целей антинаркотической политики (25,56 %) и идеологии антинаркотического воспитания в обществе (74,44 % врачей). Последняя, по мнению диссертанта, может быть реализована при разработке Концепции (положение 2.1, выносимое на защиту).

Выделяются существенные недостатки в работе наркологической службы России: отсутствие эффективных средств и методов лечения наркомании и сети реабилитационных центров для несовершеннолетних, злоупотребляющих психоактивными веществами; сокращение за последние 5 лет на 25 % наркологических диспансеров; неполное финансирование и дефицит  специалистов по реабилитации и смежного профиля (психологов, педагогов, социальных работников), а также их кадровая подготовка.

Кроме того, значительного внимания в профилактической работе современной России требует система образования. Социологические исследования отмечают неспособность большей части педагогов диагностировать наркотическое опьянение. Между тем, увеличение криминализации образовательной среды требует реализации мер по обеспечению общественно полезной занятости несовершеннолетних и молодежи, предусматривающей трудовую занятость, создание реального механизма квотирования рабочих мест. Необходимы значительные финансовые вложения в развитие  спорта. Эффективное антинаркотическое воздействие на население оказывает и система государственной молодежной политики регионального и муниципального уровней, включающая в себя три основных сегмента: учреждения органов по молодежной политике; детские общественные объединения; организации и службы, осуществляющие социальную работу по месту жительства.

По-прежнему низко оценивается населением вклад в профилактику социальных служб, хотя их роль несколько выросла (по оценке респондентов) по сравнению с 2002 годом. Средства массовой информации вносят ряд новых черт в проблему наркопреступности. В частности, особую роль в ее стимулировании играет Интернет. Его материалы вызывают у молодежи интерес к психоактивным веществам, убежденность в легкости излечения болезни.

Особо отмечается эффективность профилактики, осуществляемой волонтерами. Выделяются ее приоритетные направления: профориентация; социальная работа с детьми и подростками; пропаганда здорового образа жизни; социальное образование; развитие молодежного добровольческого движения. Кроме того, в России наработан значительный опыт религиозного сопровождения проблем наркозависимости населения, который ориентирован на людей различного вероисповедания.

В предупредительной деятельности иных государств так же произошли изменения. В частности, в США внимание переместилось на третичную профилактику. Приоритеты национальной политики – снижение спроса и предложения наркотиков. Во многих штатах приняты законы, отменяющие уголовную ответственность за хранение и выращивание марихуаны для нуждающихся в ней по медицинским показаниям. Чешские власти определили минимальное количество наркотических средств, за хранение которых предусматривается не уголовная, а административная ответственность. Правительства Польши и Словакии, встревоженные таким «социальным экспериментом», заявили о создании в качестве «заградительных отрядов» специальных приграничных подразделений полиции.

Сторонники отказа от контроля за наркотиками заявляют, что после легализации можно избежать возникновения угрозы массовой наркомании путем введения государственного регулирования рынка наркотиков. Однако противником этого выступает Управление ООН по наркотикам и преступности, в докладе за 2009 год резюмирующее: международному сообществу необходимо совмещать мероприятия по снижению предложения наркотиков с мероприятиями по сокращению их спроса и интегрировать национальные усилия в международные стратегии1.

Анализируется положительная модель построения  профилактики в Германии. Ее специальные органы полиции (комиссариаты по работе с несовершеннолетними; комиссариаты по предупреждению (преступлений); участковые сотрудники в школах) в своей деятельности основываются на принципе «лечение вместо наказания». Широко применима альтернативная уголовному наказанию форма – пребывание в реабилитационном центре. Эта черта характерна и для Швеции, где финансирование такого центра осуществляется из муниципальных служб, системы юстиции, пенитенциарной системы.

Успешный опыт в исследуемой сфере наработан и в Исландии. Реализуемые проекты для молодежи позволили принять меры в следующих направлениях: обеспечение доступа к реабилитационным программам; ужесточение государственной политики в отношении немедицинского употребления наркотиков и уголовного законодательства за преступные действия, направленные на их сбыт.

Таким образом, в каждом из государств действует система органов, осуществляющих превенцию. Для любого общества характерны свои исторические, культурные, экономические и политические традиции, особенности тенденций наркопреступности, поэтому зарубежные нововведения позволяют лишь избежать отдельных негативных моментов, но не могут дать универсального или оптимального рецепта построения модели профилактической деятельности для современной России. Однако внутригосударственные меры ряда стран (США, Германия, Швеция), в том числе и функции правоохранительных органов, позволяют внедрять разные виды социальной и медицинской помощи, антинаркотической пропаганды для немалочисленной наркозависимой молодежи. Их опыт, несомненно, подлежит научному обсуждению.

«На эффективности государственной антинаркотической политики отрицательно сказывается отсутствие государственной системы мониторинга развития наркоситуации»1. Автором предлагается модель наркомониторинга (положение 2.4, выносимое на защиту), обобщающая правовые, образовательные, медицинские, социологические данные, отражающие основные направления деятельности субъектов профилактики на основе следующих принципов: приоритетность показателей первичной профилактики; соответствие координирующих превентивных направлений деятельности показателям мониторинга;  причинная обусловленность; адресность; отражение совокупности направлений профилактики молодежного наркотизма. 

Наркомониторинг представляется в следующих показателях:

1) уровень наркопотребления необходим для определения количества молодежи, нуждающейся во вторичной и третичной профилактике, субъектов, привлекаемых к ее проведению, и необходимых специалистов;

2) структура наркопотребления в подростково-молодежной среде анализируется для своевременного внесения дополнений в нормативную базу; активизации оперативно-розыскной профилактики в отношении новых психоактивных препаратов; поиска медицинских технологий лечения наркомании; усиления международного сотрудничества;

3) качество превентивных мероприятий предполагает учет  количества задействованной в них молодежи, министерств, ведомств, служб; соответствие целевой аудитории по критериям возраста, социального положения и образования;

4) мониторинг использования молодежью свободного времени направлен на контроль систематической досуговой работы, стимулирующей  развитие разнообразных форм позитивной социальной активности. Необходимы учеты количества участия подростков и молодежи, структура видов занятости;

5) эффективность деятельности субъектов профилактики молодежного наркотизма предусматривает показатели оценки качества наркопрофилактики; ресурсного обеспечения; кадровую готовность к работе; разработку и внедрение инновационных профилактических программ; выявленные правонарушения;

6) состояние семейной профилактики включает учтенность «групп риска», наличие планирования работы с ними.

Критериями оценки виктимологической профилактики молодежного наркотизма в образовательной среде могут выступить: уровень молодежного потенциала (спортивного, культурного, научного, образовательного) и правовой грамотности обучаемых; показатель профессионального сопровождения досуга детей. Они необходимы для разработки профилактических индикаторов контроля за здоровым населением в возрасте до 11 и 25-29 лет, подлежащих включению в Федеральную целевую программу «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2012-2015 годы». Ее проект не предусматривает указанные возрастные группы для контроля.

Автором делается вывод, что по результатам наркомониторинга необходимо разработать и внедрить комплексную программу виктимологической профилактики молодежной наркопреступности в современной России (положение 2.4, выносимое на защиту). Ее цели на докриминальном уровне – недопущение изменения социально одобряемого поведения человека на преступное, его исключение – на криминальном уровне и ресоциализация молодежи – на посткриминальном. В целом, эффективность виктимологической профилактики молодежной наркопреступности достижима при применении комплекса правовых, педагогических, медицинских, социально-психологических, организационных мер.

Диссертантом формулируются следующие выводы: во-первых, основная профилактируемая категория в России – это молодые люди 14-19 лет. Однако первичным этапом внедрения превентивных технологий молодежного наркотизма предлагается этап работы с детьми (с 6 лет) по привитию у них здорового образа жизни. Кроме того, в ряде регионов России зафиксирован рост наркозависимости молодежи 24-29 лет, они также нуждаются во внимании. «Первичная (универсальная) профилактика наркомании направлена на предупреждение начала употребления наркотиков лицами, ранее их не употреблявших. Она ориентирована на общую популяцию населения, включая детей, подростков и молодежь, и носит социальный характер»1. Во-вторых, образовательная среда, места досуга и отдыха являются объектами воздействия со стороны субъектов профилактики, которые обладают определенным ресурсным потенциалом, однако проблемы в их деятельности не позволяют его полностью реализовывать. В-третьих, недостаточно используются возможности общественных и религиозных организаций, не обеспечивается должным образом координация усилий государственных и негосударственных структур. В-четвертых, особенности современной модели профилактики в России вызывают необходимость разработки ее идеологии, воплощаемой в концепции. В-пятых, каждый субъект антинаркотической профилактики нуждается во взаимообмене информацией, кадрами, научными разработками. Устранение соперничества между МВД России и ФСКН России является условием повышения эффективности их работы.

Констатируется, что взаимодействие между правоохранительными органами в сфере профилактики молодежной наркопреступности получило правовое закрепление. Определенные задачи возложены на ФСБ России, ГТС России, ФСИН России.

Так, четвертая Федеральная целевая программа «Комплексные меры  противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2005-2009 годы» (далее-Программа) значительно расширила профилактическую компетенцию ее участников. Отмечаются произошедшие организационные изменения, функциональные перераспределения между МВД России и ФСКН России, создание новых структур, координирующих органов. В России сформированы предпосылки для повышения роли правоохранительных органов в профилактике молодежного наркотизма и наркопреступности.

Во втором параграфе констатируется, что существенным фактором увеличения молодежной наркопреступности является низкая эффективность ее профилактики, повышение которой достижимо при создании определенных условий:  организационно-управленческих; нормативных правовых; информационно-аналитических; ресурсных; технологических; научных и научно-методических; правоприменительных, координационных.

1 Данные ГИАЦ МВД России за 2008 г.

2 Данные ГИАЦ МВД России за 2009 г.

1 В скобках указано число лиц, совершивших преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, психотропных веществ и их прекурсоров или аналогов, сильнодействующих веществ.

2 Состояние преступности в России за 2010 год. – М: ГИАЦ МВД России, 2010.

1 Результаты опроса экспертов.

1 Результаты экспертного опроса. Диссертант предполагает, что в настоящее время экспертные ожидания обращены к полиции.

1 Результаты ответов педагогов при проведении авторского исследования.

1 Всемирный доклад о наркотиках (World Drug Report)  // Режим доступа к изд.: http://www.un.org/ru/development/surveys/-docs/drug2010.pdf.

1  Об утверждении Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года: Указ Президента РФ, 09.06.2010 г., № 690 // Российская газета. – 2010. – № 128.

1    Концепция государственной антинаркотической политики РФ: ГАК, 16.10.2009 г.  

Так, любая деятельность должна быть ресурсно обеспечена. В частности, проведенный анализ четвертой Программы выявил неравномерность планируемого и фактического финансирования правоохранительных органов. Планировалось выделить: ФСКН России – 76 % (здесь и далее в скобках – реальный показатель затраченного финансирования в процентах – 41,3), МВД России – 13 % (7,5), ФСБ России – 6,6 % (3,7), ФСИН России – 3,3 % (1,8), ФТС России – 1,1 % (0,6).  Экспертная оценка ресурсной обеспеченности специалистов по профилактике молодежного наркотизма также отмечена как «низкая» – 34,88 % ответов и  «скорее низкая» – 27,91 % респондентов.

Эффективность деятельности определяется временными, количественными и качественными показателями. Во временном измерении она долгосрочна, и нет основания ждать ее сиюминутного результата. В количественном – возможны незначительные положительные достижения. В качественном – выражается в улучшении профессиональной подготовки специалистов; внедрении современных технологий; выработке у молодежи негативного отношения к наркотикам;  пропаганде здорового образа жизни и полезных форм досуга; активизации потенциала СМИ, негосударственных организаций, социальной реабилитации больных.

Кадровая подготовка специалистов в сфере профилактики характеризуется диссертантом как разрозненная, не систематизированная. Так, ее анализ для сотрудников правоохранительных органов позволил сделать выводы:

1) появилась необходимость внедрения единых образовательных программ с включением федерального, субъектного и регионального компонентов. Разработка первого возможна на базе организационного методического центра, второго – образовательного учреждения министерства (службы), третьего – в федеральных округах России;

2) при организации обучения по этим программам, осуществляемым на основе государственного заказа, предусматривается  взаимодействие образовательных учреждений; планирование совместных научных проектов; устранение конфронтации специалистов – их разработчиков.

Диссертант считает, что кадровую проблему следует считать ключевой в профилактической работе. Вывод подтверждается неблагоприятными экспертными оценками «скорее низкая» и «низкая» следующих параметров кадрового потенциала специалистов по профилактике молодежного наркотизма (в %):

- профессиональная компетентность – 66 и 11;

- ресурсная обеспеченность управленческой деятельности – 25 и 38;

- оценка материального положения специалистов – 34 и 50;

- способность эффективно решать поставленные задачи – 22 и 27;

- информационное обеспечение – 40 и 15;

- техническое обеспечение – 37 и 28;

- навыки работы с людьми: «скорее низкие» – 181.

При анализе критериев оценки эффективности деятельности территориальных МВК выявлено отсутствие приоритетно выделенных экспертами, а именно: количество привлеченной молодежи, задействованных министерств, ведомств в профилактике; снижение темпа роста количества наркоманов. Проблема эффективности и определения ее критериев очень сложна. Предприняв попытку их выявить и определить среди них основные, диссертант считает, что показатели работы субъектов антинаркотической профилактики должны характеризовать основные направления их деятельности. В частности, организационно-управленческое обеспечение в образовательной среде можно оценивать на основе количества творческих коллективов, волонтерских групп, подростков и молодежи, задействованных в культурно-массовых мероприятиях, в спорте, искусстве, культуре; уровня научного и образовательного потенциалов обучаемых; показателей профессионального сопровождения досуга несовершеннолетних.

Разрешение вопросов предупреждения наркопреступлений, совершенных подростками, молодежью или в отношении них, возможно лишь при совместном воздействии как государственных структур, так и общественности. Высказывается убеждение: когда определенное ведомство действует самостоятельно и изолированно от других, невозможно создать эффективную систему профилактики, которая представляет собой  сферу взаимной ответственности ее субъектов при их взаимодействии, включающем инициативные процессы информирования, планирования, реализации профилактической деятельности.

Между тем, потенциально представляя из себя систему, профилактика должна характеризоваться целостностью, описываться понятиями «взаимодействие» и «взаимосодействие». Однако ее субъекты пока все еще функционируют разрозненно. Отмечается, что для устранения хаотичности в их действиях необходимо наладить их координацию, которую осуществляют несколько органов в следующих сферах:

- оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также в области противодействия их незаконному обороту –  ФСКН России;

- борьбы с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров – Генпрокуратура России;

- координации деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления муниципальных образований по противо-действию незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров – ГАК;

- координации деятельности территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации и органов местного самоуправления муниципальных образований по противодействию незаконному обороту наркотических сред-ств, психотропных веществ и их прекурсоров – АНК.

Приведенные результаты анализа обзорных справок о деятельности МВК, окружных комиссии позволили выявить инициативы активизации профилактики, рекомендуемые АНК: расширение представительства, приведение его к единообразию в субъектах федерации; контроль за своевременным и полным финансированием целевых программ; налаживание систематического информирования субъектов, в основу которого целесообразно заложить принцип инициативной активности по предоставлению профилактических данных; совершенствование регионального законодательства; разработка показателей оценки работы субъектов антинаркотической превенции.

Отмечается, что с образованием ФСКН России стало меньше уделяться внимания координации правоохранительных органов по борьбе с наркопреступностью органами прокуратуры. Произошедшие организационные изменения породили и иные недостатки:  низкую эффективность обмена информацией; сохранение проблемы формирования агентурного аппарата, кадровой подготовки к службе в ФСКН России. Они снижают результаты профилактики молодежного наркотизма и наркопреступности. Уточнены стратегические (сохранение здоровья молодежи и снижение молодежной наркопреступности) и оперативные задачи (организация взаимодействия субъектов профилактики молодежного наркотизма; ее ресурсное обеспечение, в том числе формирование системы профессиональной подготовки специалистов; совершенствование нормативной базы) антинаркотической профилактической деятельности.

В заключении автор подводит итоги проведенного исследования, формулирует основные выводы и предложения по ключевым направлениям научного поиска.

В приложении приводятся результаты криминологического исследования; предложения по совершенствованию российского уголовного законодательства; модель наркомониторинга, проект программы виктимологической профилактики молодежной наркопреступности в современной России.

Основные научные результаты диссертации изложены в следующих публикациях автора (общий объем – около 112 п.л.).

I. Монографии, учебные и учебно-методические пособия:

  1. Готчина Л.В. Организация межведомственного взаимодействия в процессе профилактики молодежного наркотизма: монография. – Белгород:         БелЮИ МВД России, 2004. – 8,1 п.л.
  2. Готчина Л.В. Молодежный наркотизм: состояние и проблемы профилактики: монография. – Белгород: БелЮИ МВД России, 2006. –  15,7 п.л.

3.   Готчина Л.В. и др. Молодежь российского региона: духовные миры и жизненные стратегии: монография / Под ред. проф. В.П. Бабинцева. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2007. – 16,4 п.л. / 1 п.л.

4.  Готчина Л.В. Профилактика молодежного наркотизма: теория, опыт, перспективы: монография. – М.: Граница, 2009. – 16,2 п.л.

5. Готчина Л.В. Понятие и сущность социальной профилактики наркотизма и наркозависимости в молодежной среде: учебное пособие. – Белгород: БелЮИ МВД России, 2005. – 3,8 п.л.

6. Готчина Л.В. Организация межведомственного взаимодействия в процессе профилактики наркотизма в молодежной среде (на примере региона): учебно-методическое пособие. – Белгород: БелЮИ МВД России, 2005. – 2,7 п.л.

7. Готчина Л.В. Межведомственное взаимодействие субъектов социальной профилактики молодежного наркотизма: учебно-методическое пособие. – Белгород: БелЮИ МВД России, 2006. – 5,3 п.л.

8. Готчина Л.В., Коробов В.Б. Социальные технологии профилактики наркомании: учебное пособие. – Белгород: БелЮИ МВД России, 2006. –        7,25 п.л. / 3,6 п.л.

9. Готчина Л.В., Коробицина Т.В., Жижко Е.В. Методики профилактики наркомании: учебное пособие. – Белгород: БелЮИ МВД России, 2006. – 3,7 п.л. / 1,5 п.л.

         10. Готчина Л.В. и др. Основы профилактики наркомании: учебное пособие. – Белгород: БелЮИ МВД России, 2006. – 7,5 п.л. / 0,8  п.л.

         11. Готчина Л.В. и др. Выявление и предупреждение незаконного оборота наркотиков: учебное пособие. – Белгород: БелЮИ МВД России, 2006. – 13 п.л. / 1,5  п.л.

12. Готчина Л.В. и др. Основные технологии профилактики наркомании: курс лекций. – Белгород: БелЮИ МВД России, 2008. – 25 п.л. / 8 п.л.

13. Готчина Л.В. и др. Основы профилактики наркомании и наркопреступности: курс лекций. – Белгород: БелЮИ МВД России, 2008. – 16 п.л. /     1 п.л.

II. Публикации в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Минобразования и науки РФ:

14. Готчина Л.В. Профилактика молодежного наркотизма в оценках специалистов образовательных учреждений: по результатам социологического исследования в Центральном федеральном округе России // Регионология. – 2005. – № 4. – 0,6 п.л.

15. Готчина Л.В. Образовательные технологии в управлении рисками молодежного наркотизма // Интеграция образования. – 2005. – № 6. – 0,5 п.л.

16. Готчина Л.В. Управление правовыми рисками  при осуществлении профилактики наркотизма в России // Современное управление. – 2006. –     № 1. – 1 п.л.

17. Готчина Л.В. Что способствует росту наркотизма (в оценках педагогов по результатам социологического исследования)? // Вестник Воронежского государственного университета. – 2006. – № 1. – 0,6 п.л.

18. Готчина Л.В. Организация антинаркотической работы в оценках специалистов силовых структур (некоторые аспекты) // Право и образование. – 2006. – № 3. – 1,6 п.л.

19. Готчина Л.В. ОВД и ФСКН как субъекты антинаркотической профилактической работы (некоторые аспекты) // Социально-гуманитарные знания. – 2006. – № 3. – 0,5 п.л.

20. Готчина Л.В. Состояние молодежного наркотизма в ЦФО России // Человек. – 2006. – № 6. – 1,5 п.л.

21. Готчина Л.В. Системный подход взаимодействия правоохранительных органов по профилактике наркотизма в РФ // Вестник МУ МВД России. – 2006. – № 7. – 0,3 п.л.

22. Готчина Л.В. Молодежный наркотизм в оценках специалистов ОВД и ФСКН России (по результатам социологического исследования) // Вестник МВД России. – 2006. – № 5. – 0,5 п.л.

23. Готчина Л.В. Противодействие наркотизму как функция государства // Современное право. – 2006. – № 9. – 0,5 п.л.

24. Готчина Л.В. О межведомственном взаимодействии правоохранительных органов по профилактике наркотизма // Закон и право. – 2006. –      № 12. – 0,3 п.л.

25. Готчина Л.В. Правотворчество в сфере антинаркотического законодательства России: исторический аспект // История государства и права. – 2008. – № 11. – 0,4 п.л.

26. Готчина Л.В. К вопросу о социальных проявлениях молодежного наркотизма // Российский следователь. – 2009. № 3. – 0,4 п.л.

         27. Готчина Л.В. О совершенствовании уголовно-правовой профилактики молодежного наркотизма // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2010. – № 3 (47). – 0,8 п.л.

28. Криминологическая характеристика личности молодого наркопреступника // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2011. – № 1 (49). – 0,8 п.л.

29. Криминологическая характеристика наркопреступлений: структура, динамика и тенденции // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2011. – № 1 (49). – 0,7 п.л.

III. Иные научные издания:

30. Готчина Л.В. Проблема наркомании в контексте криминализации молодежной среды // Социально-экономические и правовые проблемы борьбы с преступностью: материалы Всероссийской науч.-практ. конф. / Под общ. ред. Ф.Б. Мухаметшина. – Уфа: Уфимский ЮИ МВД России, 2004. –   Ч. 2. – 0,5 п.л.

31. Готчина Л.В. Наркотизм и наркомания как проблемы современной науки // Сучаснi проблеми юридичної науки в дослiдженнях молодих вчених: Зб. матерiалiв мiжнародної науково-практичної конференцiї З нагоди 5-ї  рiчницi Магiстратури Нацiонального унiверситету внутрiшнiх справ. – Харькiв: Вид-во Нацiон. Ун-ту внутр. справ, 2004. – 0,3 п.л.

32. Готчина Л.В. Досуговая концепция распространения наркотизма у молодежи // Проблемы профилактики молодежной преступности: материалы науч.-практ. конф. – Белгород: БелЮИ МВД России, 2004. – 0,5 п.л.

33. Готчина Л.В. Молодежь – основной стратегический ресурс социальных отклонений в обществе // Организация работы с молодежью: проблемы и перспективы: материалы международной науч.-практ. конф. – Воронеж: ОАО Центрально-Черноземное книжное издательство, 2004. – 0,3 п.л.

34. Готчина Л.В. Экстремизм и наркотизм: взаимосвязь и социальная опасность // Актуальные проблемы исследования и профилактики экстремизма: сборник материалов международной науч.-практ. конф. – СПб.: СПбГУ, 2004. – 0,3 п.л.

35. Готчина Л.В. Новации в антинаркотической профилактической работе // Современные технологии в социальном управлении: сборник научных трудов. – Белгород: Белгородский институт государственного и муниципального управления (филиал) Орловской региональной академии государственной службы, 2004. – Вып. 2. – 0,5 п.л.

36. Готчина Л.В. Социология наркотизма // Сорокинские чтения 2004: материалы Всероссийской науч. конф. – М.: МГУ, 2004. – 0,3 п.л.

37. Готчина Л.В. Сотрудники ОВД и Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков о профилактике наркотизма: региональный аспект // Молодежная галактика. – 2005. – №1. – 0,5 п.л.

38. Готчина Л.В. Региональные технологии межведомственного взаимодействия по профилактике наркотизма среди молодежи // Современные массовые процессы и молодежь: материалы международной науч.-практ. конф. – Воронеж: «Научная книга», 2005. – 0,7 п.л.

39. Готчина Л.В. Семья как главный субъект профилактики молодежного наркотизма // Организация в фокусе социологических исследований: сборник межд. науч.-практ. конф. – Нижний Новгород: НИСОЦ, 2005. –     0,2 п.л.

40. Готчина Л.В. Молодежный наркотизм: риски социальных последствий // Диагностика и прогнозирование социальных процессов: сборник материалов межд. науч. конф. / Под ред. проф. Г.А. Котельникова.– Белгород: БГТУ им. В.Г. Шухова, 2005. – Т. 1. – 0,6 п.л.

41. Готчина Л.В. Экстремизм  и наркотизм в молодежной среде // Международный терроризм: причины, формы и проблемы противодействия: материалы межд. науч.-практ. конф. – Белгород: БелЮИ МВД России, 2005. – 0,3 п.л.

42. Готчина Л.В. Групповые формы уличной молодежной преступности и наркотизма // Вторые Державинские чтения в Республике Мордовия: материалы межд. науч.-практ. конф. / Под общ. ред. В.А.Адушкина. – Саранск: Средне-Волжский филиал Российской правовой академии Министерства юстиции России, 2005. – 0,5 п.л.

43. Готчина Л.В. Управление правовыми рисками при расследовании наркопреступлений: матерiали 8 мiжнародної науково-практичної конференцiї «Наука I освiта». Том 46. Право. – Днiпропетровськ: Наука i освiта, 2005. – 0,3 п.л.

44. Готчина Л.В. Управление правовыми рисками при расследовании наркопреступлений // http://www.rusnauka.com/NIO_pravo.rusnauka.com/-NIO_pravo.htm. 0,3п.л.

45. Готчина Л.В. Современное состояние антинаркотической предупредительной деятельности в Белгородской области: аналитический обзор. – Белгород: БелЮИ МВД России, 2005.  – 3,4 п.л.

46. Готчина Л.В. Социология антинаркотического воспитания обучаемых // Сорокинские чтения: Будущее России: стратегии развития: материалы Второй Всероссийской научной конференции. – М..: МГУ, 2005. – 0,2 п.л.

47. Готчина Л.В. Социальные факторы распространения наркотизма в современном обществе // Актуальные проблемы социогуманитарного знания: сборник научных трудов кафедры философии МПГУ. – М.: МПГУ, 2005. – Вып. 28. – 0,5 п.л.

48. Готчина Л.В. Концепции возникновения и распространения наркотизма // Профилактика девиантного поведения молодежи средствами культурно-досуговой деятельности: материалы региональной науч.-практ. конф. – Белгород: «ПОЛИТЕРРА», 2005. – 0,3 п.л.

49. Готчина Л.В. Проблема наркотизма в контексте криминализации молодежной среды  // Наркоконтроль: федеральный научно-практический журнал. – 2005. – 0,5 п.л.

50. Готчина Л.В., Бабинцев В.П. Социальная ответственность и социальный контроль субъектов межведомственного взаимодействия в процессе профилактики молодежного наркотизма // Проблемы правоохранительной деятельности. – 2005. – № 1. – 0,5 п.л. / 0,25 п.л.

51. Готчина Л.В. Формы взаимодействия ОВД с населением в сфере профилактики наркотизма // Проблемы взаимодействия органов внутренних дел с общественными объединениями по охране правопорядка и обеспечению общественной безопасности: материалы «круглого стола». – М.: Академия управления МВД России, 2006. – 0,3 п.л.

52. Готчина Л.В. Научно-исследовательская работа с кураторским взводом как форма профилактической деятельности // Девиация и делинквентность: социальный контроль: сборник материалов межд. конф. / Под общ. ред. проф. З.Х. Саралиевой. – Нижний Новгород: НИСОЦ, 2006. – Т. 2. –    0,2 п.л.

53. Готчина Л.В. Наркотизм и социально-репродуктивный риск общества // Россия на пути к правовому государству и гражданскому обществу: материалы межрегиональной науч.-практ. конф. студентов и молодых преподавателей. – Саранск: Средне-Волжский филиал Российской правовой академии Министерства юстиции России,  2006. – 0,2 п.л.

54. Готчина Л.В. Взаимосвязь экстремизма и наркотизма: современные тенденции и социальная опасность // Современный экстремизм в Российской Федерации: особенности проявления и средств противодействия: материалы Всероссийской науч.-практ. конф. в Академии управления МВД России. – М.-Тверь. – 2006. – 0,3 п.л.

55. Готчина Л.В. К вопросу о комплексном подходе к профилактике наркомании в молодежной среде // Глобальные и социальные изменения в современной России: сборник материалов 3 Всероссийского конгресса. – М.: МГУ, 2006. – 0,2 п.л.

56. Готчина Л.В. Правотворчество в сфере противодействия наркотизму // Закон: стабильность и динамика: Материалы Международной школы-практикума молодых ученых-юристов (Москва, 1-3 июня 2006 г.) / Под ред. Т.Я.Хабриевой. – М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, 2007. – 0,8 п.л.

57. Готчина Л.В. Комплексные подходы к профилактике наркотизма в молодежной среде // Молодежная галактика. – 2007. – № 3. – 0,3 п.л.

58. Готчина Л.В. Комплексный подход к образовательным программам «Основные технологии профилактики наркомании» и «Основы профилактики наркомании и наркопреступности» // Профилактика наркомании и борьба с незаконным оборотом наркотиков. Современные технологии профилактики наркомании и наркопреступности: итоговые материалы Всероссийской науч.-практ. конф. и науч.-практ. семинара. – Смоленск. –  2007. – 0,3 п.л.

59. Готчина Л.В. О социальных проявлениях молодежного наркотизма в современной России // Третьи Ковалевские чтения: материалы науч.-практ. конф. / Отв. ред. Ю.В. Асочаков. – СПб.ГУ. – 2008. – 0,2п.л.

60. Готчина Л.В. Основные тенденции наркотизма // Социология и общество: проблемы и пути взаимодействия: 3 Всероссийский социологический конгресс. – М.: ИС РАН, РОС. – 2008. – 0,2 п.л.

61. Готчина Л.В. Антинаркотическая профилактика семьи // Семья и семейные отношения: современное состояние и тенденции развития / Под общ. ред.  проф. З.Х. Саралиевой. – Н.Новгород: Изд-во НИСО, 2008. –       0,4 п.л.

62. Готчина Л.В. О некоторых аспектах прогноза молодежного наркотизма в современной России // Социально-экономические и правовые проблемы инновационного развития  региона в условиях глобализации экономики: материалы Всероссийской науч.-практ. конф. 9 Макаркинских научных  чтений. – Саранск. – 2009. – 0,2 п.л.

63. Готчина Л.В. Мониторинг профилактики молодежного наркотизма (проект модели) // Правоохранительная деятельность органов внутренних дел  России и зарубежных государств в контексте современных научных исследований: материалы межд. науч.-практ. конф. – 2010. – 0,4 п.л.

64. Факторы «групп риска молодежного наркотизма» // Учебный эксперимент в образовании: научно-методический журнал. – 2010. – № 1. –     0,3 п.л.

65. Готчина Л.В. О совершенствовании уголовно-правовой профилактики молодежного наркотизма // Особенности предварительного расследования на современном этапе: материалы межвузовского семинара (Санкт-Петербург, 27 октября 2009 г.). – СПб.: СПб.У МВД России, 2010. – 2010. – 0,25 п.л. 

66. Готчина Л.В. Тенденции молодежного наркотизма современной России и криминологический прогноз // Криминология: вчера, сегодня, завтра. Журнал Санкт-Петербургского международного криминологического клуба. – 2010. – № 19 (2). – 0,4 п.л. 

67. Готчина Л.В. Рецензия на учебное пособие Романовой Л.И. «Наркопреступность: криминологическая и уголовно-правовая характеристика» // Криминология: вчера, сегодня, завтра. Журнал Санкт-Петербургского международного криминологического клуба. – 2010. – № 19 (2). – 0,3 п.л.

68. Готчина Л.В. Об антинаркотической деятельности / Ювенология как междисциплинарное научное знание: материалы теоретического семинара (Санкт-Петербург, 15 октября 2010 г.) // Криминология: вчера, сегодня, завтра. Журнал Санкт-Петербургского международного криминологического клуба. – 2011. – № 1 (20). – 0,2 п.л.

69. Готчина Л.В. О наркотизированной семье / Семейная криминология (Санкт-Петербург, 10 декабря 2010 г.) // Криминология: вчера, сегодня, завтра. Журнал Санкт-Петербургского международного криминологического клуба. – 2011. – № 1 (20). – 0,2 п.л.

Подписано в печать 22.05.2011

Формат 60х90 1/16      Объем  2,5 п.л.

Тираж 150 экз.  Заказ 197

Типография ООО «ЛАДОГА», г. Санкт-Петербург,  Выборгская наб., д. 29.

1  Экспертный опрос 2010 года.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.