WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Правовое положение женщин в России в XIX - начале XX вв.

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

 

 

 

ВОРОШИЛОВА Светлана Вячеславовна

 

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЖЕНЩИН В РОССИИ

В XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.

12.00.01. – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

 

 

Саратов – 2011

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Саратовская государственная академия права».

Научный–консультант

доктор юридических наук, профессор РЫБАКОВ Олег Юрьевич

 

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук,

профессор, заслуженный юрист РФ

ПОЛЕНИНА Светлана Васильевна

 

 

доктор юридических наук, профессор

ЦЫБУЛЕВСКАЯ Ольга Ивановна

 

 

доктор юридических наук, профессор

НЕМЫТИНА Марина Викторовна

 

Ведущая организация – 

ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет»

Защита состоится 19 сентября 2011 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д-212.239.02 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Саратовская государственная академия права» (410056, г. Саратов, ул. Чернышевского, 104, ауд. 102).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Саратовская государственная академия права».

Автореферат разослан «_____» _______________ 2011 года

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат юридических наук                                               О.С. Ростова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Изменения в различных сферах жизни Российского общества оказывают значительное влияние на положение женщин, реализацию их прав и свобод. В условиях рыночных отношений и экономического кризиса проблемы ликвидации дискриминации женщин, вовлечения их в процесс развития общества приобретают особую остроту и требуют выработки единой государственной политики, одним из важнейших направлений которой является её законодательное оформление.

Изучение правового положения женщин сегодня является одной из важнейших и значимых проблем, так как в условиях формирования демократического государства права человека и гражданина провозглашаются «высшей ценностью», а государство считает приоритетной обязанностью соблюдать и защищать эти права и свободы. Вместе с тем, зачастую существует ситуация фактического неравенства правового положения женщин и мужчин, отсутствия равных возможностей для реализации этих прав и свобод.

Конституция Российской Федерации (ст. 19 ч. 2, 3) провозглашает равенство прав и свобод независимо от пола, но, очевидно, провозглашение равных прав женщин и мужчин должно основываться не только на запрещении дискриминации женщин, но и дополняться созданием оптимального, достаточно эффективного механизма реализации этих прав и свобод. Роль женщины как основы семьи, социальное значение материнства позволяют говорить о том, что общество и государство обязаны создавать женщинам специальные гарантии для реализации их прав. Данный вопрос нельзя сводить только к формальному равенству прав мужчины и женщины.

Актуальность темы диссертационного исследования определяется тем, что проблема правового положения женщин в РФ в последнее время приобретает не только теоретическое, но и практическое значение.

В практическом плане, женщины, проявляя явное недовольство тем положением, которое они занимают в обществе, всё больше выявляют свою непредставленность в различных сферах общественной и политической жизни страны. В ходе избирательной кампании 2007 г. в Государственную думу 5-го созыва прошли 63 женщины, что составляет 14 % от общего числа депутатов .

Вместе с тем, нельзя не отметить, что в постсоветский период, российское государство предпринимало меры, направленные на совершенствование правового положения женщин. Эти меры нашли отражение как в Конституции РФ, так и в ряде других нормативных правовых актах.

К числу важнейших документов, принятых в этой области относятся: «Концепция законотворческой деятельности по обеспечению равных прав и равных возможностей мужчин и женщин»; Федеральный закон РФ от 30 октября 1997 г. № 137-ФЗ «О ратификации конвенции о равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящиеся с семейными обязанностями» ; Указы Президента РФ: от 4 марта 1993 г. № 337 «О первоочередных задачах государственной политики в отношении женщин»; от 18 июня 1996 г. № 932 «О национальном плане действия по улучшению положения женин и повышению их роли в обществе до 2000 года» и некоторые другие.

Как видно из указанных нормативно-правовых актов и документов концептуального характера, российское государство сегодня пытается разрешить данную проблему. Однако эти попытки всё ещё остаются недостаточно успешными и причин здесь несколько. Среди них, можно выделить слабый вклад юридической науки в данную проблему.

Следует отметить, что сложившееся представление о месте и роли правового положения женщин не является адекватным не только важности этой проблемы на сегодня, но и отраслевым параметрам её исследования. Правовое положение женщин регулируется различными отраслями российского права, что предполагает необходимость разработки единой концепции правового статуса женщин, применительно ко всей отечественной юридической науке. Без этого невозможно разобраться в природе данного явления и выработать практические рекомендации по осуществлению целенаправленной работы по совершенствованию правого положения женщин в современном российском обществе.

Разрешить эти проблемы не представляется возможным без обращения к истории вопроса, без всестороннего осмысления проблемы юридического оформления и развития правового положения женщин в России в XIX – начале XX вв. Именно в этот период появляются первые отечественные законы, выделяющие женщин в качестве самостоятельного субъекта права и предусматривающие постепенное расширение дееспособности женщин. Историческая связь, преемственность проблемы, выявление особенностей генезиса особого правового статуса женщин в России окажут существенный вклад в составлении целостной концепции правового положения женщин в современных условиях. Историко-правовая наука, обобщая опыт прошлого, помогает исследовать и использовать закономерности общественного развития в построении гражданского общества, основанного на принципах законности и правопорядка.

Диссертационное исследование является первым шагом в этом направлении.

Основной гипотезой предпринятого нами исследования является стремление проследить эволюцию законодательства, регулировавшего правовое положение женщин в России в XIX – начале XX вв. исходя из деления права на частное и публичное. Анализ гражданского (частного) права, систематизированного в X томе Свода законов Российской империи, позволяет определить правовое положение замужней женщины, а также наследственные права лиц женского пола. В отраслях публичного права (государственное право, уголовное, и т.д.), законодатель XIX в. также выделял женщину в качестве самостоятельного субъекта права, постепенно расширяя её права.

Деление права на частное и публичное было характерной чертой позитивного права. Вместе с тем, в формировании правового положения женщин в России значительную роль играли не только законы, но и обычаи, так как большая часть женского населения проживала в деревне и руководствовалась в своей жизни нормами обычного права.

Подобный способ структурирования работы позволил максимально полно рассмотреть всю совокупность элементов, характеризующих правовое положение женщин в России в XIX – начале XX вв.

Следует отметить, что в одной диссертационной работе невозможно проанализировать все аспекты столь сложной проблемы. Автор сосредоточил своё внимание лишь на правовом положении женщин, подданных Российской империи, исповедовавших православную веру, так как именно они составляли большинство населения страны. Исследование правового положения женщин, представительниц других конфессий, а также статус иностранок в России автор считает своей дальнейшей задачей.

Хронологические рамки исследования обусловлены попыткой комплексно охарактеризовать эволюцию правового положения женщин в России и составляющих его элементов. Нижней хронологической гранью диссертационной работы избран XIX век, период, когда в процессе систематизации отечественных законов происходило оформление особого правового статуса женщин, а верхней – 1917 г., когда с созданием Советского государства юридически закрепляется равноправие женщин и мужчин.

Объектом диссертационного исследования выступает генезис правового положение женщин в России в XIX – начале XX вв.

Предметом исследования является законодательное оформление прав и обязанностей женщин различных сословий в России в XIX – начале XX вв., а также положение женщин, регулировавшееся обычаями российской деревни.

Цель диссертационного исследования заключается в комплексном историко-правовом анализе эволюции правого положения женщин в России в XIX – начале XX вв. Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи:

  1. Рассмотреть основные теоретико-методологические подходы к исследованию правового положения женщин;
  2. Раскрыть состояние и оценку положения женщин в работах учёных-юристов и общественных деятелей России XIX – начала XX вв.;
  3. Исследовать эволюцию личных и имущественных прав замужних женщин, а также их прав состояния, закреплённых в Своде законов Российской империи;
  4. Проанализировать порядок наследования женщин в XIX в., а также деятельность Государственной думы и Государственного совета по проблеме расширения наследственных прав женщин в России в начале XX в.;
  5. Выяснить содержание и судьбу законопроекта «О равноправии женщин», подготовленного юридической комиссией при Союзе равноправия женщин в 1906 г., а также деятельность Государственной думы по законодательному регулированию правового положения женщин;
  6. Показать особенности уголовно-правового статуса женщин в XIX – начале ХХ вв., охарактеризовать правовое положение женщин, осуждённых к лишению свободы;
  7. Рассмотреть эволюцию законодательства о женском фабричном труде конца XIX – начала ХХ века, определить правовой статус женщин, находящихся на государственной, общественной и частной службе;
  8. Проследить изменения в избирательном законодательстве на предмет участия женщин в политической жизни страны;
  9. Выявить особенности обычно-правового положения женщин в Российской деревне рассматриваемого периода. Установить соотношение обычая и закона в процессе формирования правового положения женщин в России в XIX – начале XX вв.;
  10. Определить степень влияния иностранного законодательства на генезис отечественных законов, регулировавших положение женщин, а также показать специфику правового положения женщин в России в XIX – начале XX вв.;
  11. Выработать соответствующие рекомендации для формирования целостной концепции правового положения женщин в юридической науке.

Методологическая основа. Являясь комплексной проблемой, тема диссертационного исследования требует использования большого количества разнообразных методов. К её исследованию применимы общефилософский, социально-философский, специальные общенаучные и частнонаучные, теоретические и эмпирические методы.

Диалектический метод позволил осуществить комплексный подход к анализу рассматриваемых событий и оценить их с учетом всей совокупности фактов, получить знания о правовом положении женщин через обобщение информации о статусе женщин в различные исторические периоды развития государства, выявить характерные черты и особенности правового положения женщин в России в рассматриваемый исторический период.

С помощью логического метода приобретались новые знания о правовом положении женщин. С помощью индукции, дедукции и иных правил логики анализировались различные научные теории, определяющие правовое положение женщин.

Для выявления динамики и исторической перспективы развития того или иного явления в эволюции правового положения женщин в дореволюционной истории России, особое значение имеет принцип историзма. Принцип историзма предполагает изучение правового положения женщин в России в XIX – начале XX вв. с учётом исторических условий того времени, экономических, социальных, нравственно-религиозных, политических и иных факторов, способствовавших становлению и развитию правового статуса женщин.

Сбор, обработка и обобщение источников и литературы осуществлялись нами с использованием формально-юридического метода исследования, который применялся в ходе анализа законодательных актов и проектов законов, расширяющих права женщин. Формально-юридический метод позволил исследовать проблему правового положения женщин в России в XIX – начале XX вв. с помощью специальных категорий, конструкций и знаний юридической науки.

Особое значение в изучении генезиса правового положения женщин в России в XIX – начале XX вв. имеет сравнительно-правовой метод исследования, позволивший определить степень влияния иностранного законодательства на отечественные законы, регулирующие правовое положение женщин, выявить основные изменения, произошедшие в правовом положении женщин России к началу XX в., а также установить специфику правого положения женщин в Российской деревне.

Степень научной разработанности темы. Первая юридическая литература, в которой анализируется правовое положение российских женщин появилась во второй половине XIX в. и явилась следствием подъёма общественного движения в России на рубеже 1850–1860 гг. Основные проблемы, затрагиваемые в ней, касались положения женщин в семье и браке, наследственные права женщин, а также отдельные вопросы гражданского и уголовного права. В своих работах отечественные юристы подвергали критическому анализу статьи Свода законов Российской империи, сравнивая их с зарубежным законодательством.

Новый этап развития критической юридической литературы о правовом положении женщин в России связан с созданием проектов нового гражданского уложения, в которых впервые в истории отечественного права предусматривалось расширение прав женщин.

Прогрессивно настроенные представители российского общества активно поддерживали идею уравнения женщин в правах с мужчинами. В 70–90-х гг. XIX в. идеи законности и равноправия интересовали А.Г. Гойхбарга, М.Я. Пергамента, И.А. Покровского, А.Я. Ефименко, А.И. Загоровского, И.В. Гессена, М.Н. Гернета и  других исследователей, которые в многочисленных специальных и общих трудах по гражданскому и уголовному праву формулировали концепцию так называемого «женского права».

Большая часть памятников юридической мысли характеризовали различные проблемы гражданского и семейного права. Положением женщины в семье, личными и имущественными правами замужних женщин, а также юридической природой приданого интересовались К.Д. Кавелин, А.А. Савельев, А.М. Евреинова, В.И. Синайский, А.Л. Боровиковский и др. Статус разведённых женщин исследовали М.И. Кулишер, А.И. Загоровский, В.И. Добровольский и др.

Особенности обычно-правового положения женщин анализировали П.С. Ефименко, Н. Костров, В.В. Иванов, А.Я. Ефименко и другие. Характеризуя обычаи, существовавшие в различных губерниях России, исследователи отмечали особенности обычно-правового положения женщин в рассматриваемый период . Особое место среди исследований по обычному праву занимает фундаментальная работа С.В. Пахмана «Обычное гражданское право в России», в которой содержится полное изложение институтов гражданского права по обычаям крестьянского населения различных местностей Российской империи.  Утверждая, что по обычаям, также как и по закону, важнейшим основанием права наследования является родство, С.В. Пахман выделял в качестве особенности правового положения крестьянской женщины отсутствие прочной связи с семьёй, что объясняло устранение её от наследования при наследниках мужского пола .

Вопросами необходимости правовой охраны материнства и детства интересовались А.И. Загоровский, Я.А. Канторович, И.И. Янжул, А. Фёдоров. Один из первых фабричных инспекторов И.И. Янжул, анализируя закон 1882 г., запрещающий работу на фабриках, заводах и мануфактурах работу детей до 12 лет, отмечал важность законодательной защиты труда не только детей, но и женщин, выступая за запрет ночной работы для женщин и введение специальных льгот для беременных .

Специалисты в области уголовного права XIX – начала XX вв. исследовали специфику женской преступности в России, а также правовой статус женщин, осуждённых за преступления. В работах И.Я. Фойницкого, Н.В. Рейнгардта, М.Н. Гернета, В.Н. Никитина, Н.С. Таганцева, А.С. Зарудного и др. путём обобщения судебной практики определялись мотивы женской преступности и особенности отбывания наказания осуждёнными женщинами. Определялась специфика статуса осуждённых беременных женщин и женщин с малолетними детьми.

В 1885–1890 гг. А.М. Евреинова, первая русская женщина получившая учёную степень доктор права, в Санкт-Петербурге издавала журнал «Северный вестник». Наряду с различными юридическими проблемами она интересовалась также правовым положением женщин. Являясь автором «Краткого очерка прав женщин в семье» и «Об уравнении прав женщины при наследовании», А.М. Евреинова активно выступала за расширение наследственных прав женщин в России.

П.Н. Тарновская, одна из первых женщин-психиатров в России, провела исследование антропологических признаков проституток и воровок. Результаты наблюдения были сопоставлены с проведёнными ею опросами преступниц в нескольких пересыльных тюрьмах и стали основой исследования о женщинах – убийцах.

В начале ХХ в. правовое положение женщин стало предметом специального изучения историков права и юристов-практиков, в связи с необходимостью принятия нового Гражданского уложения и введения в жизнь нового Уголовного уложения 1903 г.

Дореволюционные юристы, придерживаясь рамок исторической школы права, принимали активное участие в обсуждении проекта нового Гражданского уложения. Работа по подготовке проекта нового уложения, в котором значительно расширялись права женщин, оказалась невостребованной.

Проблема правового положения женщин в советский период в трудах юристов не получила комплексного и всестороннего освещения. В большей мере, она исследовалась лишь специалистами различных отраслей права: трудового, семейного, аграрного, конституционного . Вместе с тем, характер освещения проблемы правового положения женщин был предопределён идеологическими установками и ограничивался рамками отдельных отраслевых юридических наук. Теория правового положения женщин, как единая категория юридической науки не была выработана.

Исследованием различных аспектов данной проблемы активно занимались и занимаются историки. Так, Г.А. Тишкин в своей монографии «Женский вопрос в России: 50–60-е годы XIX в.», отмечал разную степень влияния закона на представительниц привилегированных и податных сословий. Например, по мнению автора, развод для женщин низших сословий был практически невозможен, а для женщин – дворянок «…выход из брака был относительно легче, чем предписывал закон, гражданский или церковный» .

Значительный вклад в изучение статуса русской женщины внесла Н.Л. Пушкарёва, чьи фундаментальные исследования анализировали положение женщины с точки зрения историка и этнографа . Социально-экономическое положение женщин в России, правовое положение трудящихся петербурженок, особенности условий труда различных категорий горожанок и состояние начального, ремесленного, коммерческого и высшего женского образования на рубеже XIX–XX вв. было исследовано О.Б. Вахромеевой . Вместе с тем, в данных работах представлен исторический, но не юридический анализ рассматриваемой проблемы.

На рубеже XX–XXI вв. усиливается внимание к правовому положению женщин со стороны социологов: А.А. Тёмкина и Е.А. Здравомыслова говоря о методологии гендерных исследований, полагают небесполезным анализировать гендерные отношения в России, включая и аспекты, связанные с правами женщин с позиций социального конструктивизма .

В современный период проблемой правового положения женщин активно занимаются С.В. Поленина, Л.Н. Завадская, Д.Ф. Латыпова, О.И. Богомазова, О.И. Хасбулатова и другие. Появились труды, посвящённые правовому положению женщин в России в конкретный исторический период . Исследуется правовое положение женщин в различных государствах .

В русле гендерной теории были изданы труды, посвящённые правам женщин в системе прав человека, а также работы раскрывающие особенности защиты прав женщин с помощью норм международного права. С.В. Поленина считает необходимым привлекать международное законодательство и механизмы международной защиты прав женщин в российское право, а также более эффективно использовать ресурсы самого российского права .

Коллектив авторов под руководством Л.Н. Завадской опубликовал исследование по гендерной экспертизе российского законодательства, в котором отрасли российского права оцениваются с позиции гендерной асимметрии . И.И. Ларинбаева проанализировала понятие гендерного равенства и его соотношение с юридическим равноправием, а также международные стандарты гендерного равноправия и их реализацию в РФ .

Характеристике историко-методологического аспекта правового положения женщин с учётом опыта римского права посвящена работа Д.Ф. Латыповой .

Вместе с тем, специального юридического исследования посвящённого анализу правового положения женщин в России в XIX – начале XX вв. до сих пор не было. Между тем, при построении теоретической конструкции правового положения женщин в современных условиях, исключать такой богатый исторический опыт вряд ли целесообразно, т.к. без выяснения истоков зарождения института особого правового статуса женщин в России XIX – начала XX вв., невозможно создать полноценную, исторически взаимосвязанную концепцию правового положения женщин.

Источниковая база исследования. При исследовании проблемы правового положения женщин в России в XIX – начале XX вв. был использован широкий круг опубликованных и архивных источников.

К первой группе источников относятся нормативно-правовые акты, изучение которых позволило осуществить комплексный подход к изучению правового положения и социального статуса российских женщин в  XIX – начале XX века. Это, прежде всего, Свод законов Российской империи , а также специальные Законы о женщинах (Сборник всех постановлений действующего законодательства, относящихся до лиц женского пола) .

Кроме законов общего характера, издавались законодательные акты и постановления, регламентировавшие трудовую деятельность женщин .

Для уяснения гражданско-правового положения женщины в России в XIX – начале XX века, особое значение имеют законодательные акты Европейских государств, среди которых Гражданский кодекс Наполеона 1804 г., Общее гражданское уложение Австрийской империи 1811 г., Саксонское гражданское уложение 1863 г., Гражданское уложение Германской империи 1896 г. и другие.

По мнению ряда исследователей, именно французское законодательство оказало существенное значение на юридическое оформление правового положения женщин в других государствах. В.И. Синайский, посвятивший положению женщин в гражданском праве специальную монографию, по этому поводу писал: «Кодекс Наполеона далеко разнёс и надолго укрепил своим авторитетом униженное положение европейской женщины» .

Научный интерес в исследовании роли Государственной думы в процессе законодательного регулирования правового положения женщин содержат материалы юридической комиссии Союза равноправия женщин, хранящиеся в 516 фонде Государственного архива Российской федерации: разработанный юридической комиссией проект закона о равноправии женщин; сравнительная таблица изменений и дополнений в действующих узаконениях; докладная записка Л.Я. Гуревич для думской подкомиссии; объяснительная записка к проекту. Проект закона о равноправии женщин представлял собой объёмный труд, в основу которого легли следующие положения: предоставление женщинам избирательных прав; допуска их ко всем должностям государственной службы; уравнение во всех правах с мужчинами; отказ от призыва женщин на действительную военную службу; разрешение присваивать женщинам такие же звания, как и мужчинам; допуск женщин ко всем видам образования; обучение девочек в женских гимназиях по одинаковым с мужскими гимназиями учебным программам; уравнение женщин с мужчинами в правах наследования и в семейном праве .

Важный аналитический материал, позволяющий определить причины отсутствия у женщин в начале XX в. равных прав с мужчинами, содержится в стенограммах заседаний Государственной думы и Государственного совета. Во время обсуждения законопроектов о гражданском равноправии, о  предоставлении лицам женского пола права быть присяжными поверенными, о расширении прав наследования по закону лиц женского пола и др., активно высказывались аргументы как сторонников, так и противников равноправия женщин. Значительный интерес представляет выступление на заседании I Государственной думы профессора Л.И. Петражицкого, в котором была предпринята попытка обосновать необходимость равноправия женщин с точки зрения государственной и общественной пользы. В речи Л.И. Петражицкого содержится важный в методологическом плане вывод о несоответствии понятий юридического и фактического равноправия женщин и мужчин. По мнению учёного, создание правовой базы для уравнения женщин в правах с мужчинами должно стать первым этапом их эмансипации, ввиду того, что стереотипы отношения к женщине как неполноценной личности приобрели в массовом сознании характер исторической длительности .

Важнейшими источниками, характеризующими обычно-правовое положение женщины в России, являются помещичьи инструкции по управлению имениями, по мирским приговорам, а также многочисленные крестьянские акты, хранящиеся в фондах различных государственных архивов, среди которых особо следует выделить личные фонды Дмитриевых-Мамоновых (1805–1861 гг.) (Ф. 1268), Нарышкиных (1712–1916 гг.) (Ф. 1272), Орловых-Чесменских (1746–1859 гг.) (Ф. 1384), Куракиных и Чичериных (1750–1872 гг.) (Ф. 1369), хранящиеся в Российском Государственном Архиве Древних Актов, а также фонд известных помещиков Саратовской губернии Шахматовых (1700–1916 гг.) (Ф. 660), который находится в Государственном Архиве Саратовской области.

Особую ценность представляют материалы, отражающие деятельность Саратовского уездного по крестьянским делам присутствия (1874-1891 гг.), хранящиеся в фонде 24 ГАСО. Большая часть из этих материалов вводится автором в научный оборот впервые.

Ценный материал, содержащий сведения о правовом положении женщин в русской деревне содержится в Трудах Высочайше учреждённой в 1871 г. комиссии для исследования практики волостных судов. Комиссия под председательством сенатора М.Н. Любощинского посетила 17 губерний (Вологодскую, Новгородскую, Тверскую, Московскую, Ярославскую, Владимирскую, Костромскую, Самарскую, Саратовскую, Тамбовскую, Курскую, Харьковскую, Полтавскую, Екатеринославскую, Смоленскую, Витебскую и Виленскую). В каждой из них, представитель комиссии опрашивал должностных лиц крестьянского общественного управления, в том числе и волостных судей, а также местное население о деятельности волостных судов и соблюдаемых в данных местностях обычаях. Собранный материал был опубликован в 7-томах, содержащих решения волостных судов и показания крестьян по вопросам волостного судопроизводства и местных обычаев.

Вместе с тем, следует отметить недостаточность материала, раскрывающего гражданско-правовое положение женщин в деревне, т.к. собранные комиссией М.Н. Любощинского материалы характеризуют лишь 17 губерний из 46, входящих в состав Российской империи. Другие имеющиеся материалы в форме сборников и записей народных юридических обычаев, по мнению ряда исследователей, не в состоянии восполнить столь значительного пробела не исследованных местностей.

К числу опубликованных источников, характеризующих правовое положение женщин в России в XIX – начале XX века, относится периодическая печать. Наряду со специально женскими журналами («Женское дело», «Женский вестник», «Союз женщин»), в которых публиковались аналитические материалы, освещающие социально-экономическое положение женщин, их борьбу за избирательные права, правовое положение трудящихся женщин и т.д., статьи, характеризующие правовой статус женщин и необходимость расширения их прав содержатся во всех юридических изданиях, рассматриваемого периода. Так на страницах «Журнала министерства юстиции», «Журнала гражданского и уголовного права», «Юридического вестника», журнала «Право» и др. ведущие юристы страны печатали свои работы, в которых раскрывали особенности правового положения замужних женщин в России, положения женщин в обычном праве, выступали за расширение наследственных прав женщин, анализировали женскую преступность и предлагали смягчить наказания для осуждённых женщин т.д.

Таким образом, использование широкого круга источников позволило значительно повысить достоверность и объективность проведённого исследования, сформулировать научно выверенные, аргументированные выводы и обобщения.

Научная новизна исследования состоит в первой попытке комплексного изучения правого положения женщин в России в XIX – начале XX вв. В ходе проведенного исследования удалось выявить особенности правового статуса женщин различных сословий.

Концептуально новым является рассмотрение правового положения женщин, закреплённого не только в нормах позитивного права (частного и публичного), но и в правовых обычаях. Введение в научный оборот архивных источников, ранее не использовавшихся исследователями и обращение к многочисленным опубликованным материалам, позволили проследить эволюцию гражданско-правового положения женщин в России XIX – начала XX вв., изучить особенности положения женщин в сфере публичного права, а также проанализировать правовое положение женщин по обычаям русской деревни.

Впервые правовое положение женщин в России в XIX – начале XX вв. рассматривалось в совокупности с иностранным законодательством данного периода. Проведенный в работе анализ показывает, что в отличие от западноевропейского законодательства, российские законы устанавливали принцип раздельного владения имуществом супругами и предусматривали известную самостоятельность замужних женщин в решении имущественных вопросов. Вместе с тем, в сфере публичного права положение Российских женщин было существенно ограниченным.

В диссертационном исследовании впервые приводится характеристика Проекта закона о равноправии женщин, разработанного юридической комиссией при Союзе равноправия женщин в 1906 г., и хранящегося в 516 фонде ГАРФ. Значимость данного документа определяется тем, что в нём впервые в отечественной историографии предпринималась попытка осуществления гендерной экспертизы российских законов.

Комплексно и всесторонне рассматривается порядок наследования для женщин в России в XIX – начале XX вв. по нисходящей и боковой линиям, даётся характеристика наследственных прав вдов, выявляется специфика наследования женщин по обычаям русской деревни.

С новых позиций исследован уголовно-правовой статус женщин в России в XIX – начале XX вв., выявлены особенности правового положения женщин, осуждённых за преступления.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Правовое положение женщин в России XIX – начала XX века имеет специфическое содержание и самостоятельное методологическое значение. Это – общеправовая категория, которая отражает исторически сложившуюся  систему прав и обязанностей женщин, основанных на общем статусе подданных Российской империи, закреплённых в нормах права, гарантированных государством и правовых обычаях, санкционированных государством;

2. Фактическое и юридическое неравенство женщин и мужчин в России XIX – начала XX века определялось индифферентным отношением государства. В соответствии с действующим законодательством и существовавшими обычаями женщины были ограничены в правах и свободах в значительно большей степени, чем мужчины. В формировании концепции неравенства прав женщин и мужчин в законодательстве России значительное влияние оказало законодательство европейских государств, основанное на положениях Римского права. Вместе с тем, в отличие от западноевропейского законодательства, российские гражданские законы устанавливали принцип раздельного владения имуществом супругами и предусматривали известную самостоятельность замужних женщин в решении имущественных вопросов, а также не считали мужа естественным попечителем своей жены. Институт раздельного жительства супругов, предусмотренный законодательством ряда европейских государств, отсутствовал в отечественных законах;

3. Правовое положение женщин в России в XIX – начале XX в. определялось многими факторами: сословной и национально-религиозной принадлежностью, семейным положением, местом проживания и т.д. Женщины привилегированных сословий, обладая правом имущественной самостоятельности, могли быть достаточно состоятельными и экономически независимыми, что позволяло им заниматься предпринимательской деятельностью, получать образование, иметь больше прав, находясь под стражей. Вступление в брак с человеком высшего сословия сопровождалось для женщины повышением её правового статуса. В соответствии с законом жена имела право на все права и преимущества мужа, сопряжённые с его состоянием, чином или званием, которое она сохраняла и во вдовстве и при разводе. Правовой статус женщин, проживающих в Финляндии, Царстве Польском, Черниговской и Полтавской губерниях, Прибалтике, Бессарабии и на Кавказе во многом определялся нормами местного права, отличного от общероссийского законодательства;

4. Правовое положение женщин в России в XIX – начале XX в. характеризовалось слабой социально-правовой защищённостью, отсутствием политических прав, невозможностью реализовать свои профессиональные знания, неспособностью государства эффективно обеспечить права и свободы граждан и особенно женщин;

5. Российские законы XIX в. в качестве основы отношений в браке, устанавливали институт власти мужа, в силу которого жена была обязана повиноваться мужу и проживать с ним совместно, повсюду следовать за ним, в случае перемены места жительства, а также пребывать к нему в любви и неограниченном послушании. Ограничение в личных и имущественных правах замужних женщин проявлялось также в том, что женщины не могли без согласия своих мужей давать на себя векселя, а также принимать по ним ответственности, если не производили торговли от своего имени. Закон устанавливал запрет для замужних женщин, без согласия своих мужей, заключать договор личного найма, получать отдельный вид на жительство, поступать на государственную и общественную службу, или в учебные заведения, а также участвовать в гражданском процессе, защищая свои права;

6. В начале XX в. положение замужних женщин существенно улучшается. Закон 12 марта 1914 г. «О некоторых изменениях и дополнениях действующих узаконений о личных и имущественных правах замужних женщин и об отношениях супругов между собой и к детям» предоставил жёнам право отклонять требования мужей о совместной жизни, если она «представляется невыносимой», свободно обязываться векселями, без согласия мужа получать отдельный вид на жительство. Замужним женщинам, проживающим отдельно от своих мужей теперь также не требовалось их согласия при найме на частную, общественную или правительственную службу, а также и при поступлении в учебные заведения;

7. В гражданско-правовой сфере наиболее существенно женщины были ущемлены в наследственных правах. Ближайшее право наследования после родителей принадлежало сыновьям. По боковым линиям сёстры при братьях вообще устранялись от наследования. Вместе с тем, в нарушение общего правила отечественного наследственного права, предусматривающего выделение меньшей доли наследницам, при совместном наследовании мужчин и женщин, супруги наследовали друг после друга в равных долях без различия пола. Кроме того, за вдовой признавалось право потребовать выделения ей указной части из имения живого свёкра;

8. Уголовное право России выделяло специфически женские преступления, субъектом или объектом которых могли быть только женщины. Преступления против чести, совершённые в отношении замужних женщин наказывались более строго, чем в отношении девиц. Спецификой положения женщин, осуждённых за преступления, являлось различие в постановке труда, в особом положении беременных женщин и женщин, поступающих в пенитенциарное учреждение с малолетними детьми, а также в освобождении женщин от некоторых наказаний и в смягчении или замене одних наказаний на другие. Вместе с тем, также, как и у мужчин, правовое положение осуждённых женщин во многом определялось их сословной принадлежностью;

9. Правовая политика России по вовлечению женщин в профессиональную деятельность в XIX – начале XX вв. носила противоречивый характер. Каждый законодательный акт, содержавший либеральные уступки фабричным работницам, сопровождался другим законом, в котором речь шла об уступках предпринимателям. Причинами принятия законов, содержавших запрет ночной работы для несовершеннолетних и женщин на фабриках, заводах и мануфактурах, являлись стремления законодателя стабилизировать ряд отраслей промышленности в условиях экономического кризиса, а также устранить преимущества предпринимателей отдельных районов. Являясь значимым субъектом экономической жизни, женщины испытывали дискриминацию во всех профессиональных группах. Будучи значительной частью рабочей силы в сферах промышленного производства, они имели ограниченный доступ к профессиям, требующим высшего и специального образования, были исключены из сферы управления;

10. Правовое положение женщин, поступающих на государственную службу, регламентировалось Уставом о службе гражданской (1896 г.), в котором предусматривались льготы по службе и знаки отличия для женщин, получивших разряды и звания; исключение составляли какие-либо права и преимущества, предоставлявшиеся государственной службой (производство в чин, разряд по шитью на мундире и награждение орденами). Права и обязанности низших категорий женщин-служащих (прислуги в учреждениях) законодательно не определялись;

11. Законодательство России, регулирующее избирательный процесс, предусматривало пассивное участие женщин, отвечающих цензовым требованиям в осуществлении выборов. До 1917 г. им предоставлялось право лишь передавать свои голоса по доверенностям своим родственникам-мужчинам. Под воздействием революционных выступлений и активной деятельности женских организаций в ходе Февральской революции женщинам предоставляются равные с мужчинами политические права. Тем не менее, низкий процент голосов, отданных избирателями, в том числе и избирательницами за женщин свидетельствовал о сложившихся в общественном сознании стереотипах, ориентирующих женщину на семью и воспитание детей и в значительно меньшей степени на участие в политической жизни, а также существовавшем в обществе недоверии к женскому полу и его способности полноценно решать вопросы государственной политики;

12. Правовые обычаи оказали существенное влияние на формирование концепции правового положения женщин в России XIX – начале XX вв., так как большая часть женского населения страны проживала в деревне и руководствовалась в своей жизни нормами обычного права. Обычно-правовое положение женщин характеризовалось рядом отличительных особенностей, выражавшихся в праве жаловаться суду на поведение мужа, в более жёстких санкциях, налагаемых волостными судами на жён, не желавших проживать совместно со своими мужьями и в возможности разлучения супругов по их взаимному согласию. Имущественные права крестьянок, в отличие от представительниц других сословий, определялись не столько родственными отношениями, сколько участием и ролью их в ведении общего крестьянского хозяйства. Вместе с тем, законодательство активно влияло на общественное сознание крестьян. К началу XX века взгляды крестьян на взаимоотношения супругов, положение женщины в семье и браке, имущественные права женщин во многом совпадали с требованиями закона.

13. Анализ правовых и исторических источников XIX – начала XX вв., а также судебной практики по проблеме правового положения женщин, позволяет сделать вывод о необходимости осуществления последовательной правовой политики государства по защите прав и свобод женщин. Только активная роль государства в этом направлении позволит обеспечить реализацию равных прав и равных возможностей женщин и мужчин в современном обществе. В этой связи, необходимо возобновить работы по принятию федерального закона «О государственных гарантиях равных прав и свобод и равных возможностей мужчин и женщин в РФ», проект которого был одобрен Государственной думой в первом чтении 16 апреля 2003 г.

Научную и практическую значимость диссертационного исследования составляют сформулированные в работе выводы, положения и рекомендации, позволяющие расширить современные научные представления о сущности, характере, особенностях правового положения женщин в России в XIX – начале XX вв.

Рекомендации и предложения автора, направленные на упрочение социально-правового положения женщин в современном российском обществе, могут быть адресованы правотворческим органам федерального, регионального и муниципального уровней, политикам, а также государственным служащим.

Результаты работы можно использовать при создании общих работ по истории отечественного государства и права, истории семейного и гражданского права, уголовного и трудового права, а также при подготовке лекционных курсов и спецкурсов по изучаемой тематике. Настоящее исследование вносит существенный вклад в историографию проблемы правового положения женщин в России в XIX – начале XX века.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации, принципы исследования докладывались и обсуждались на 18 научных и научно-практических международных, всероссийских и региональных конференциях. Среди которых: VII и VIII международные научно-практические конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики». Тольятти 2010 и 2011 гг.; II Международная научно-практическая конференция «Экономика, социология, право: новые вызовы и перспективы». Москва 2010 г.; Международная научно-практическая конференция «Государство и право: вызовы 21 века (Кутафинские чтения)». Москва 2010 г.; XI Международная научная конференция «Проблемы методологии правовых научных исследований и экспертиз». Москва 2010; Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения». Уфа 2011; 1 и 2 Всероссийские научно-практические конференции «Европа – Россия – Азия: диалог континентальных культур (история, право, экономика, геополитика)». Иркутск 2009 и 2010 гг.; Всероссийская научная конференция «Правовые культуры (Жидковские чтения)». Москва 2011; Всероссийская научно-практическая конференция «Избирательные процессы в современной России: теория и практика». Саратов 2008 г.; Всероссийская научно-практическая конференция «Проблемы правоприменения в современной России». Омск 2010; Всероссийская научно-практическая конференция «Уральские юридические чтения». Екатеринбург 2010; Всероссийская научно-практическая конференция «Современная наука и правоприменение». Саратов 2010 и 2011 гг. и др.

Значительная часть исследовательских материалов использовалась в лекционных курсах и спецкурсах, подготовленных автором и прочитанных в Саратовской государственной академии права.

Основные положения диссертационного исследования были отражены в трёх монографиях, учебных пособиях и научных статьях, в том числе в четырнадцати статьях, опубликованных в изданиях, включенных в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Структура диссертационного исследования подчинена логике поставленных цели и задач. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографического списка использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ

ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, показывается состояние ее научной разработанности, сформулирована гипотеза диссертационного исследования, ставятся цель и задачи работы, определяется методологическая основа, указывается источниковая база, отмечается научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертации, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов исследования и структуре работы.

Глава I «Генезис проблемы правового положения женщин в России в XIX – начале XX вв.» состоит из трёх параграфов, первый из которых – «Теоретико-методологические подходы к исследованию правового положения женщин» – посвящён разработке теоретических основ понятия «правовое положение женщин» в трудах различных исследователей и его соотношению с гендерной теорией. Феномен «правовое положение женщин» рассматривается с различных методологических аспектов правопонимания: в рамках юридического позитивизма и в общесоциальном правовом смысле.

Проблема формирования концепции правового положения женщин в юридической науке является актуальной и требует всестороннего и глубокого изучения, так как соответствует современным потребностям общественно-политического развития России. В отечественной правовой литературе, до недавнего времени, данная проблема в должной мере не исследовалась, что, по мнению автора, обусловливает необходимость её самостоятельного теоретического осмысления.

Отмечая, что понятие «правовое положение женщин» достаточно часто в научной литературе заменяется терминами «права женщин», «правовой статус женщин», «юридический статус женщин» и т.д., автор характеризует различные мнения о соотношении понятий «правовое положение» и «правовой статус». В предлагаемом исследовании правовое положение женщин в России в XIX – начале XX вв. рассматривается как система, включающая в себя юридические нормы, сосредоточенные в различных отраслях права и правовые обычаи, санкционированные государством, закрепляющие права и обязанности женщин.

Структура правового статуса женщин в дореволюционной России формировалась на протяжении длительного времени. Его спецификой являлось не только фактическое, но и юридическое неравенство женщин и мужчин, сложившееся под определённым влиянием законодательства европейских государств, основанных на положениях Римского права. Фактическое неравенство женщины и мужчины возникло исторически и закрепилось первоначально в нормах обычного права, а затем получило юридическое оформление в законах.

Отождествление и попытка заменить традиционные представления о правовом положении женщин с гендерной теорией, рассматривается автором как гипотеза, не имеющая научного обоснования. Теория правового положения женщин и гендерная теория, по мнению автора, не являются идентичными понятиями. Вместе с тем, гендерная теория, в определённой мере, способствует совершенствованию правового положения женщин, поскольку выражает социальные взгляды, интересы и мнения на наиболее важные вопросы в различных сферах жизнедеятельности.

См.: Черторицкая Т. Нужен новый глобальный выбор // Политический журнал. 2008. № 3. С. 32.

Собрание законодательства РФ. № 44, ст. 5020.

Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1996. № 11, ст. 937.

См.: Гойхбарг А.Г.Сравнительное семейное право. М., 1927; Пергамент А.И. Советское законодательство о правах женщин. М., 1962; Загоровский А.И. Курс семейного права. Одесса, 1909; Гессен И.В. Влияние законодательства на положение женщин // Право. 1908. № 51; Гернет М.Н. Женское равноправие и уголовный закон. Б.м. 1916. и др.

См.: Кавелин К.Д. Собрание соч. в 4 т. СПб., 1900; Савельев А.А. Очерк личных и имущественных отношений между супругами по русским законам и обычному праву // Юридический вестник. 1878. кн. 12; Евреинова А.М. Об уравнении женщин при наследовании // Журнал гражданского и уголовного права. 1884 № 3. и др.

См.: Кулишер М.И. Развод и положение женщины. СПб., 1896; Загоровский А.И. О разводе по русскому праву. Харьков, 1884; Добровольский В.И. Брак и развод. СПб., 1903.и др.

См.: Ефименко П.С. Сборник народных юридических обычаев Архангельской губернии. СПб., 1873, Костров Н. Юридические обычаи крестьян-старожилов в Томской губернии. Томск, 1876, Иванов В.В.Обычное право крестьян Харьковской губернии. Харьков, 1898; Ефименко А.Я. Исследования народной жизни. Обычное право. М., 1884. и др.

См.: Пахман С.В. Обычное гражданское право в России: Юридические очерки: в 2 т. СПб., 1877–1879.

См.: Янжул И.И. Очерки и исследования. Сборник статей по вопросам народного хозяйства, политики и законодательства. М., 1884. Т. 1.

См.: Фойницкий И.Я. Женщина – преступница // Северный вестник. 1893. № 2; Рейнгардт Н.В. Женщина перед судом уголовным и судом истории. Казань, 1900; Гернет М.Н. Детоубийство. М., 1911; Его же. Женское равноправие и уголовный закон. Б.м. 1916. Никитин В.Н. Тюрьма и ссылка. СПб., 1880 и др.

См., например: Толкунова В.Н. Право женщин на труд в СССР. М., 1980; Матвеев Г.К. Советское семейное право. М., 1978.

Тишкин А.Г. Женский вопрос в России: 50–60-е годы XIX в. Л., 1984. С. 54.

См.: Пушкарёва Н.Л. Женщины России и Европы на пороге Нового времени. М., 1996; Ее же. Социально-правовое положение женщин в Русском государстве X–XV вв.: вопросы преступления и наказания // Советское государство и право. 1985. № 4; Ее же. Русская женщина: история и современность: материалы к библиографии.М., 2002. и др.

См.: Вахромеева О.Б. Женщина и семья в Европейской России на рубеже XIX–XX веков. СПб., 2008; Ее же. Женщина в системе трудовых ресурсов в России на рубеже XIX–XX вв. СПб., 2009.

См., например: Здравомыслова Е., Тёмкина А. Социология гендерных отношений и гендерный подход в социологии // СОЦИС. 2000. № 11; Здравомыслова Е., Тёмкина А. Феминистская критика эпистемологических оснований в социологии: перспективы социологии гендерных отношений // Введение в гендерные исследования. Ч. 1. Харьков; СПб., 2001.

См., например: Ярмонова Е.Н. Правовое положение женщин на Руси с IX по XV век: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь 2004; Кириллова Т.К. Правовое положение женщин России до отмены крепостного права: автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1997; Богомазова О.И. Правовой статус женщин и его особенности в современном российском обществе: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Владимир, 2008.

См., например: Шинкаренко К.И. Правовое положение женщин в Индии: традиционализм и современность: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010.

См., например: Поленина С.В. Права женщин в системе прав человека: международный и национальный аспект. М., 2000; Нутаева Н.Г. Международно-правовые нормы о защите гражданских и политических прав женщин и их осуществление в РФ. Казань. 2000. Рубина И.Е. Международная защита прав женщин: автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2001. и др.

См.: Гендерная экспертиза российского законодательства / отв. ред. Л.Н. Завадская. М., 2001.

См.: Ларинбаева И.И. Юридическая онтология гендерного равноправия. Уфа, 2004.

См.: Латыпова Д.Ф. Правовое положение женщин (историко-методологический аспект): автореф. дис. …  канд. юрид. наук. Казань, 2004.

См.: Свод законов Российской империи: в 5 кн. / под ред. и с прим. И.Д. Мордухай–Болтовского.  Кн. 3. СПб., 1912.

См.: Законы о женщинах: (Сборник всех постановлений действующего законодательства, относящихся до лиц женского пола). СПб., 1899; Орович Я. Женщина в праве. С приложением всех постановлений действующего законодательства, относящихся до лиц женского пола. СПб., 1895; Михайлов В. Русские законы о женщинах. М., 1913 и др.

См.: Закон от 3 июня 1885 г. «О воспрещении ночной работы несовершеннолетним и женщинам на фабриках, заводах и мануфактурах» // ПСЗ РИ. 1887. Т. V. № 3015; Русская женщина на государственной и общественной службе: Сборник постановлений и распоряжений правительства, определяющих права и обязанности русских женщин по службе, с приложением уставов и положений казённых и частных вспомогательных касс и обществ, услугами которых может пользоваться женщина / сост. А. Полянский. 1901 и др.

Синайский В.И. Личное и имущественное положение замужней женщины в гражданском праве. Юрьев,  1910. С. 117.

См.: ГАРФ. Ф. 516. Оп. 1. ед. хр. 8. Л. 5–52.

См.: Женский вопрос в Государственной думе: из стенографических отчётов. СПб., 1906. С. 33–35.

См., например: Бахтерева А. Результаты второй анкеты о положении женщин-юристов в России (1916 г.) // Женский вестник. 1917. № 2; Гуревич Л.Я. Вопрос о равноправии женщин в крестьянской среде // Союз женщин. 1907. № 1 и др.

См., например: Гойхбарг А.Г. Замужняя женщина как неравноправная личность в современном гражданском праве // Право. 1914; Верещагин О. О бабьих стонах. Фактические данные о положении русской женщины // Юридический Вестник. 1885. Кн. 4; Евреинова А.М. Об уравнении женщин при наследовании // Журнал гражданского и уголовного права. 1884. № 3; Любавский А. Д. Об уравнении наследственных прав мужчин и женщин // Журнал министерства юстиции. 1864. Т. ХХ, ч. III (май) и др.

Во втором параграфе «Правовое положение женщин в общественно-политической мысли России в XIX – начале XX вв.» раскрывается процесс становления и развития «женского вопроса» в работах юристов и общественных деятелей России рассматриваемого периода.

В XIX – начале XX вв. в России господствовала консервативно-патриархальная концепция, в рамках которой женщины занимали подчинённое положение. Эта концепция являлась основой законодательства, поддерживалась высшими органами государственной власти, а также значительной частью населения страны. Её теоретической и нравственной опорой являлось христианское учение, согласно которому жена сотворена после мужа – создана для мужа, не только помощница для мужа, но помощница «подобная ему». В научной и общественной среде России XIX в. появляются теории о природных предпосылках неполноценности женщин, в соответствие с которыми заявлялось, что женщины физически слабее мужчин и менее умны, что предполагает ограничение их в правах.

Вместе с тем, представители прогрессивно настроенной интеллигенции, ещё в 1830-40 гг. активно обсуждали проблему необходимости раскрепощения женщин и освобождения их из-под гнёта патриархального семейного уклада. На страницах ведущих российских журналов об этом писали А.И. Герцен, Н.П. Огарёв, Н.А. Добролюбов, М.Л. Михайлов, Д.И. Писарев, К.Д. Ушинский и другие.

В середине XIX в. появляется ряд теоретических работ, посвящённых анализу Свода гражданских законов, истории возникновения и сравнению отечественных законов с законодательством других государств, источникам и проектам законодательных актов. Активной критике подвергались статьи Свода законов о браке и семье, а также статьи, в которых закреплялся порядок наследования, содержащий противоречия и устаревшие положения и значительно ограничивающий права женщин. Несовершенство законодательства, определявшего наследственные права женщин, отмечали К.Н. Анненков, А.В. Куницын, В.Н. Никольский и другие исследователи . Констатируя отсутствие у женщин политических прав, ограниченные возможности в получении образования и применении полученных знаний в профессиональной сфере, юристы отмечали отсталость отечественного законодательства перед иностранным.

Под влиянием критических выступлений авторитетных юристов на страницах монографий и журнальных статей, а главное в условиях обострявшейся внутриполитической обстановки в стране предпринимались попытки разработать новый проект гражданского уложения, в котором предусматривалось устранение ограничения в гражданских правах по принципу пола. Впервые в истории отечественного права, предполагалось расширить права женщин в области семейно-брачного и трудового права. Защитниками «женских прав» выступили прогрессивно настроенные представители отечественной юридической мысли, среди которых К.Д. Кавелин, А.Г. Гойхбарг, И.М. Тютрюмов, И.В. Гессен, Н.С. Таганцев, А.А. Боровиковский и многие другие.

С началом тюремной реформы в России возрастает интерес к проблеме правового положения лиц, осуждённых за преступления. Характеризуя бедственное положение отечественных пенитенциарных учреждений, исследователи отмечали необходимость создания особых условий для осуждённых женщин.

За освобождение женщин от телесных наказаний выступали А.Г. Тимофеев, А.Ф. Кистяковский, И. Гольденберг, Н.С. Таганцев, И.Я. Фойницкий и др. Среди мер, направленных на улучшение положения заключённых женщин, исследователи отмечали необходимость создания специальных женских тюрем и поддержки со стороны государства женских тюремно-благотворительных комитетов, осуществлявших заботу о нравственном и физическом состоянии женщин, осуждённых к лишению свободы.

В.Н. Никитин, С.В. Познышев и Е.М. Баранцевич и др. , характеризуя правовое положение осуждённых женщин, отмечали значимость в процессе реабилитации и социальной адаптации заключённых, вышедших на свободу, женского тюремного патроната. Выясняя проблемы в вопросах организации дамского тюремного патроната в России, исследователи отмечали недостаточность финансирования со стороны государства и важность использования зарубежного опыта.

В конце XIX – начале XX вв., в связи с ростом промышленного производства и техническим усовершенствованием рабочего процесса, значительно возрос удельный вес женского труда на фабриках, заводах и в ремесленных мастерских. Это привело к всплеску интереса к вопросам, связанным с охраной прав трудящихся женщин. Законодательство России не предусматривало отпуск для беременных женщин, поддержку роженицам со стороны государства и владельцев фабрик и предприятий, правовую охрану матерей, имеющих малолетних детей, что вызвало серьёзную озабоченность со стороны прогрессивно настроенных деятелей общественности и науки. И.И. Янжул, Б.Д. Беликов, Я.А. Канторович подчёркивали необходимость законодательной защиты интересов трудящихся женщин.

В начале XX в., в условиях революционных потрясений, всё большую популярность приобрела идея предоставления женщинам политических прав, которая активно поддерживалась В.В. Водовозовым, С.А. Котляревским, Л.И. Петражицким, Н. Россовым, В.М. Хвостовым и другими юристами .

Таким образом, по мнению автора, проблема правового положения женщин вызывала пристальный интерес в широких кругах юридической и общественной мысли России. Критически оценивая статьи Свода законов Российской империи, определявших наследственные права женщин, их положение в семье и браке, юристы выдвигали требования подготовки нового гражданского уложения, более соответствующего условиям пореформенного буржуазного развития. В начале XX в. всё большее число сторонников приобретает идея предоставления женщинам политических прав, а также права свободно осуществлять свою профессиональную деятельность.

В третьем параграфе «Деятельность Государственной думы по регулированию правового положения женщин» характеризуется разработка и обсуждение проектов законов, расширяющих права женщин, на заседаниях первого Российского парламента.

Автор отмечает особую роль в разработке вопроса о равноправии женщин многочисленных женских организаций, активно действующих в условиях революции 1905 – 1907 гг. Представительницы Всероссийского женского взаимно-благотворительного общества, Союза равноправия женщин, Женской прогрессивной партии и Лиги равноправия женщин, направляли делегации в комиссии думы, подавали прошения и петиции в защиту женского равноправия, публиковали и распространяли речи депутатов поддерживающих расширение прав женщин.

Созданная в 1906 г., при Союзе равноправия женщин, юридическая комиссия, подвергла тщательной экспертизе действующее законодательство, выявляя статьи, ограничивающие права женщин. Результатом этой работы стал проект закона о равноправии женщин, включивший в себя изменения и дополнения к действующим законам, который обсуждался на заседаниях I Государственной думы в рамках проблемы гражданского равноправия.

Проект закона «О равноправии женщин» состоял из двух частей. В первой части содержался закон общего конституционного характера, отменяющий установленные отечественным законодательством ограничения для женщин без подробного и постатейного их перечисления. Во второй части приводился перечень подлежащих отмене, дополнению и изменению статей действующего закона, расположенный по томам Свода Законов Российской империи .

Тщательно анализируя содержание законопроекта «О равноправии женщин», автор отмечает, что в проекте закона не предусматривалась редакция Устава о промышленности, в котором отсутствовали статьи, предоставляющие отпуск по беременности и родам для женщин, работающих на фабриках и заводах, а также статьи, запрещающие работу женщинам на вредных и опасных производствах. Тем не менее, подготовленный проект существенно расширял права женщин, предоставляя им равные с мужчинами гражданские и политические права.

В последующих парламентах женский вопрос в таком объёме более не ставился. В условиях спада революционной ситуации, обсуждение в полном объёме проекта закона о равноправии женщин, становится не возможным. С большим трудом, в результате острейших дебатов на заседаниях Государственной думы, удаётся принять законы лишь частично расширяющие права женщин, но не предоставляющие им равные с мужчинами права. Так в 1909 г. был принят закон «О мерах пресечения торга женщинами в целях разврата», в соответствии с которым ужесточается наказание за сводничество. В 1911 г., обсуждая законопроект о выборах уездных земских гласных, III Государственная дума принимает решение о предоставлении женщинам избирательных прав в волостном земстве, но без права быть избранными в председатели и члены волостной управы.

В этом же 1911 г. судебная комиссия III Государственной думы принимает законопроект о допущении женщин в адвокатуру, который активно обсуждается с марта по июнь 1912 г. Законопроект о «Желательности законодательного предположения о предоставлении лицам женского пола права быть присяжными поверенными» был принят в третьем чтении и передан в редакционную комиссию, после чего, без существенных изменений поступил в Государственный совет, который отклонил его в январе 1913 г.

В 1912 г. Государственная дума обсуждает и утверждает проект закона о расширении наследственных прав женщин. В отличие от ст. 10 проекта закона о равноправии женщин 1906 г., предусматривающей равенство женщин и мужчин в наследственном праве, закон «О расширении прав наследования по закону лицами женского пола и права завещания родовых имений», подписанный императором 3 июня 1912 г., уравнивал женщин с мужчинами лишь при наследовании движимого имущества. В наследовании земельного имущества, доля сестры при брате составляла одну седьмую часть .

В 1914 г. Государственная дума IV созыва вносит ряд поправок в брачное законодательство, итогом которых стал закон 12 марта 1914 г. «О некоторых изменениях и дополнениях действующих узаконений о личных и имущественных правах замужних женщин и об отношениях супругов между собой и к детям».

Анализируя материалы Государственной думы, автор приходит к выводу о том, что вопрос о женском равноправии не рассматривался парламентариями, как вопрос первостепенной важности. Большая часть депутатов Думы, не считало необходимым решать его немедленно. Несмотря на прогрессивную позицию отдельных фракций и депутатов, деятельность Государственной думы по законодательному регулированию правового положения женщин и решению вопроса о равноправии полов была инертной. За 11 лет существования Государственной думы четырёх созывов так и не были решены вопросы предоставления женщинам равных с мужчинами политических и гражданских прав, вопросы улучшения условий труда женщин, а также правовой охраны материнства и детства.

Глава II «Эволюция гражданско-правового положения женщин в России в XIX – начале XX вв.» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Законодательное регулирование положения женщины в семье и браке» даётся характеристика правового положения замужней женщины в России, определяются особенности личных и имущественных прав замужних женщин, а также их прав состояния, определённых в Своде законов Российской империи.

Исследуя положение замужней женщины в рассматриваемый период, автор приходит к выводу о законодательном закреплении института власти мужа, в силу которого жена была обязана повиноваться ему и проживать с мужем совместно, следовать за ним, в случае перемены места жительства, пребывать к нему в любви и неограниченном послушании.

Ограничение личных и имущественных прав замужних женщин, как свидетельствует автор, проявлялось также в том, что женщины не могли без согласия своих мужей давать на себя векселя, заключать договоры личного найма, получать отдельный вид на жительство, поступать на государственную и общественную службу, или в учебные заведения, а также участвовать в гражданском процессе, защищая свои права.

Проведя сравнительный анализ отечественного и зарубежного законодательства, закрепляющего правовой статус замужних женщин, автор отмечает, что в отличие от западноевропейских законов, признающих мужа естественным попечителем своей жены и предусматривающих институт раздельного жительства супругов, отечественное право закрепляет принцип раздельного владения имуществом супругами, что предполагает известную самостоятельность замужних женщин в решении имущественных вопросов.

Приданое жены, равно как и имущество, приобретённое ею или на её имя во время замужества, через куплю, дар, наследство или иным законным способом, признавалось её отдельной собственностью (СЗРИ. Т. Х, ч. 1, ст. 110).

В виду изъятия из общего правила о полной раздельности имущества супругов, законодательство России допускало в Черниговской и Полтавской губерниях общность владения и пользования супругами приданым жены, которое поступало в распоряжение мужа.

К числу прав и обязанностей между супругами, установленных Сводом законов, относилась обязанность мужа доставлять жене пропитание и содержание «по состоянию и возможности своей» (СЗРИ. Т. Х, ч. 1, ст. 106). Автор отмечает, что в отличие от законодательства Германии, Саксонии, Италии, Франции и Швейцарии, предусматривающего обязанность для жены содержать своего мужа, если он сам не в состоянии содержать себя, отечественные законы подобной обязанности для жены не устанавливали.

В начале ХХ в. Свод был дополнен статьёй 1061 , в соответствие с которой право жены на содержание сохранялось за ней даже в том случае, если она, по вине мужа, не проживала с ним совместно. Вместе с тем, жена не в праве была требовать себе содержания, если она уклонялась от совместного жительства с мужем, несмотря на требование мужа вернуться к нему.

Потребности жены, которые должны были приниматься во внимание при определении алиментов (жильё, одежда и т.д.), не устанавливались ни законом, ни судебной практикой. Сенат указывал лишь на то, что ст. 106 не обязывает мужа хоронить свою жену. Оценка потребностей жены, как чисто фактическое обстоятельство, предоставлялась на усмотрение судьи, решающего дело по существу .

Автор отмечает, что ограничение замужних женщин в правах в XIX веке проявлялось и в определении взаимоотношений родителей с детьми, что было характерным не только для отечественных законов, но и для европейского законодательства. Институт отеческой власти устанавливал преимущественное право отца в деле воспитания детей и избрания для них образа жизни, управлении и пользовании имуществом несовершеннолетних детей, а также представлении детей во всех делах .

Вступление в брак с человеком высшего сословия сопровождалось для женщины повышением её правового статуса. Право жены на все права и преимущества мужа, сопряжённые с его состоянием, чином или званием она сохраняла и во вдовстве и при разводе. Жена именовалась по званию своего мужа и не теряла данного права, даже если мужа по приговору суда лишали прав его состояния (СЗРИ. Т. Х, ч. 1, ст. 101).

Жена была обязана принять фамилию мужа, хотя могла сохранить и прежнюю (по отцу или прежнему браку) фамилию, прибавив её к фамилии мужа. В отличие от законодательства европейских государств, в России, женщины могли сохранить фамилию своего мужа даже в случае расторжения брака, вне всякой зависимости от причины развода .

Рассматривая содержание Закона 12 марта 1914 г. «О некоторых изменениях и дополнениях действующих узаконений о личных и имущественных правах замужних женщин и об отношениях супругов между собой и к детям», автор приходит к выводу о существенном улучшении правового положение замужних женщин, которым предоставляется право отклонять требования мужей о совместной жизни, если она «представляется невыносимой», свободно обязываться векселями, без согласия мужа получать отдельный вид на жительство. Замужние женщины, проживающие отдельно от своих мужей, по новому закону, могли не спрашивать их разрешения при найме на службу, а также и при поступлении в учебные заведения.

Во втором параграфе «Наследственные права женщин в России» раскрывается порядок наследования женщин по нисходящей и боковой линиям, даётся характеристика наследственных прав вдов, анализируется деятельность Государственной думы и Государственного совета по проблеме наследования женщин.

Наследственные права женщин выражались в праве дочери при сыновьях наследовать 1/8 в движимом и 1/14 в недвижимом имуществе. Если же дочерей было так много, что за выделом им восьмых и четырнадцатых долей, доля сына была бы меньше, всё имущество делилось поровну. Исключением из указанного правила служил тот случай, когда наследство, состоящее из благоприобретенного имущества, распределялось между дочерьми и усыновленным, – в этом случае наследство всегда делилось на равные доли без преимущества в пользу лиц мужского пола (СЗРИ. Т. Х, ч. 1, ст. 1561). При отсутствии сыновей, сёстры делили между собой имущество родителей в равных долях (СЗРИ. Т. Х, ч. 1, ст. 1130, 1132).

По боковым линиям сёстры при братьях устранялись от наследования.

Из общих правил наследования женщин предусматривались следующие исключения. В губерниях и уездах закавказского края, образовавшихся в пределах Грузии, Имеретии и Гурии, исповедующие христианскую веру братья и их потомки имели право оставить за собою указную часть сестры из недвижимого имущества, выкупив её (СЗРИ. Т. Х, ч. 1, примечание к ст. 1130).

В Черниговской и Полтавской губерниях порядок наследования определялся нормами Литовского статута. Здесь, из отцовского имения, дочери при братьях не получали указных частей, а наделялись приданым, которое определялось или по усмотрению отца, или, если он не оставил завещания, в размере 1/4 части всего, оставшегося после него имения. Материнское же имение сыновья и дочери делили между собою поровну. Имение, доставшееся умершему от его матери, также делилось между его родными братьями и сёстрами поровну (СЗРИ. Т. Х, ч. 1, ст. 1005, 1133, 1139).

Острая полемика среди юристов возникла по вопросам о разделе наследства между нисходящими одной и той же линии, одинаково близкими к наследодателю, например, между внуком и внучкой, о праве племянниц на указные части из наследства, о наследовании супругов друг после друга и др.

Рассматривая особенности права наследования женщин в XIX в., автор соглашается с правоведами, отмечавшими противоречивость и неудовлетворительность русских законов, допускавших совместное наследование женщин и мужчин в нисходящей линии и не допускавших такого совместного наследования в боковых линиях. Кроме того, в нарушение общего правила отечественного наследственного права, предусматривающего выделение меньшей доли наследницам, при совместном наследовании мужчин и женщин, супруги наследовали друг после друга в равных долях без различия пола, в размере 1/7 части недвижимого и ? части движимого имущества. За вдовой также признавалось право потребовать выделения ей указной части из имения живого свёкра.

Автор подчёркивает, что право вдовы требовать указной части из имения живого свёкра противоречило основным началам наследственного права, по которому наследовать можно было только в имуществе, оставшемся после умершего.

Пробелы и недостатки закона служили источником разногласий и недоразумений в судебной практике. Приводя многочисленные примеры из  судебной практики, автор приходит к выводу о том, что решения судов во многом зависели от точки зрения судьи.

Анализируя доводы сторонников и противников расширения наследственных прав женщин, а также обсуждение этого вопроса на заседаниях Государственной думы, автор соглашается с мнением юристов, считавших что ограничение женщин в праве наследования не являлось оправданным никакой государственной или общественной необходимостью.

Вместе с тем, в законе от 3 июня 1912 г. «О расширении прав наследования по закону лиц женского пола» женщины уравнивались с мужчинами лишь при наследовании движимого имущества, а также в «городском имуществе» благоприобретённом и родовом. При наследовании земельного имущества доля сестры при брате составляла одну седьмую часть .

Автор подчёркивает, что, не смотря на громкие заверения правительства о том, что уравнение мужчин и женщин в праве наследования находится в полном соответствии с общим направлением правовой политики, законодательных актов, в которых бы женщины получили действительно равные с мужчинами права, в XIX – началеXX вв. принято не было.

Глава III «Публично-правовое положение женщин в России в XIX – начале XX вв.» состоит из трёх параграфов, в первом из которых – «Право женщин на участие в избирательном процессе» раскрывается вопрос о политических правах женщин в России, приводятся мнения как сторонников, так и противников женского равноправия, анализируются законодательные акты, предполагающие возможность участия женщин в выборах в органы государственного управления и местного самоуправления в России.

Первым законодательным актом, в котором при определении порядка выборов в органы местного самоуправления, упоминались «лица женского пола», стало «Положение о губернских и уездных земских учреждениях» 1864 г. Женщины, чьё состояние отвечало принятому имущественному цензу, могли по доверенности передавать своё право участия в выборах не только родственникам (отцам, мужьям, сыновьям, братьям и зятьям), но и всяким другим лицам .

При обсуждении проекта городской реформы, местные комиссии некоторых городов вновь поднимают «женский вопрос» и высказывают предложения не только допустить женщин к выборам, но и разрешить им занимать должности в органах городского самоуправления. Тем не менее, по Городовому положению 1870 г., женщины не только лично не допускаются к избирательным урнам, но и ограничивается круг лиц, которым они могли передавать свои голоса. Теперь, женщины обладающие цензом, могли передавать свои полномочия только родственникам (отцам, мужьям, сыновьям зятьям, внукам, родным братьям и племянникам) .

В избирательной системе, по новому Положению о земствах 1890 г. и Городовому положению 1892 г. сохранялось поражение в избирательных правах женщин, которые не могли участвовать в выборах лично, но имели возможность передать свой голос близким родственникам. Указ Сената от 29 марта 1912 г. ограничивает круг свойственников, которым женщины могли передавать свои голоса. Теперь к выборам в органы местного самоуправления не допускались лица, предоставившие доверенность от мачехи своей жены.

Характеризуя законодательство о выборах XIX в. автор приходит к выводу, что от участия в политической и общественной жизни России было отстранено более половины населения, поскольку по данным переписи 1897 г. женщин насчитывалось на 711 тысяч больше чем мужчин .

При обсуждении проекта закона о выборах в Государственную Думу, Совет Министров изъял статьи, позволяющие женщинам передавать свои голоса своим родственникам мужчинам. Данные изменения объяснялись тем, что «политическое право личное и не может быть передаваемо» . Вместе с тем, Положение о выборах в Государственную Думу от 6 августа 1905 г. предусматривало право для женщин, отвечающих цензовым требованиям, передавать свои голоса по доверенности своим мужьям и сыновьям (п. 9) . Таким образом, девицы и вдовы, не имеющие сыновей, лишались представительства даже через доверенных лиц.

Анализ доверенностей на участие в выборах в Государственную думу, написанных женщинами своим мужьям и сыновьям, позволил автору сделать вывод о том, что мужчины были свободны в своём выборе. Очень часто в тексте такой доверенности присутствовала фраза: «Во всём законно учинённом по сей доверенности я тебе верю, спорить и прекословить не буду» .

В вопросе о политических правах женщин субъекты государственной политики подчас имели противоположные точки зрения. Правительственные учреждения, представлявшие интересы монарха и централизованной власти, были однозначно против вовлечения женщин в общественно-политическую деятельность. Поэтому только в ходе Февральской революции женщинам предоставляются равные с мужчинами избирательные права.

Впервые женщины получают право принять участие в голосовании при формировании органов местного самоуправления по новым законам о выборах в земства и городские думы 1917 г. В постановлениях Временного правительства «О производстве выборов гласных городских дум» и «О выборе волостных земских гласных» говорилось о том, что «правом участия в выборах гласных пользуются Российские граждане обоего пола, всех национальностей и вероисповеданий…» .

В сентябре 1917 г. состоялось утверждение III (последнего) раздела Положения о выборах в Учредительное Собрание, в соответствие с которым лицам женского пола предоставлялось равное с мужчинами активное и пассивное избирательное право. Участие женщин в выборах характеризовало пробуждение их к активной общественной и политической жизни, что означало важный социокультурный сдвиг в российском обществе. Тем не менее, женщины-кандидаты встречались в избирательных списках крайне редко, что свидетельствовало о сложившихся в общественном сознании стереотипах, ориентирующих женщину на семью, а также о существовавшем в обществе недоверии к женщинам и их способностям полноценно решать вопросы государственной политики.

Второй параграф «Уголовно-правовой статус женщин в России в XIX – начале XX вв.» характеризует женскую преступность в России рассматриваемого периода, а также особенности положения женщин по Уставу о наказаниях уголовных и исправительных, Уставу о содержащихся под стражею и Своду учреждений и уставов о ссыльных.

Правовое положение женщин, осуждённых к лишению свободы характеризовалось особым статусом беременных женщин и женщин, поступающих в пенитенциарное учреждение с малолетними детьми, а также в изъятии женщин от некоторых наказаний и в смягчении или замене одних наказаний на другие. По законам России, женщины раньше мужчин были освобождены от телесных наказаний, кроме того, вместо исправительных арестантских отделений женщинам, также как и подросткам, престарелым, «дряхлым» и не способным к работе назначалось тюремное заключение.

Женщины-арестантки, содержащиеся в одних тюрьмах с мужчинами, в соответствие с тюремными уставами, помещались в особые отделения. Заключённые женщины не могли выполнять работы вне тюремной ограды и работали в помещении, а также во дворе и огороде. Для женщин с грудными младенцами предписывалось искать такие работы, которые позволяли бы им продолжать заботиться о своих детях. По достижении детьми полуторагодовалого возраста, детей забирали у матерей, отбывающих наказание в тюрьмах и передавали на попечение заведений общественного призрения. Вместе с тем, заключённым-женщинам, так же как и мужчинам предоставлялось право на переписку, на свидание с родственниками, на получение передач и денежных переводов, право на получение бесплатного питания и одежды, право на прогулку, медицинскую помощь и т.д.

Характеризуя деятельность женского тюремного патроната, основной целью которого являлось обучение женщин различным профессиям, с целью облегчения освободившимся поиска работы, автор в качестве важнейшей причины его неэффективности отмечает недостаточное государственное финансирование.

В соответствие с Уставом о ссыльных издания 1909 г., следующие в ссылку женщины делились на два разряда: идущие по собственной воле за своими осуждёнными мужьям и те, кто был отправлен в ссылку по приговору суда. Женщины, добровольно отправившиеся в ссылку за своими мужьями не должны были отделяться от них и не подлежали строгому надзору. В отношении осуждённых женщин действовали те же правила, что и для мужчин .

По Уставу уголовного судопроизводства, приговор в отношении беременной женщины, или недавно родившей, откладывался до истечения сорока дней после родов. Приговорённые к ссылке женщины, кормящие грудью младенцев, если сами не просили об отмене отсрочки наказания, не ссылались до достижения их детьми полуторагодовалого возраста, если сами не просили о скорейшем их отправлении .

Осуждённые к ссылке женщины с грудными детьми не разлучались с ними, если сами не изъявляли желания оставить их с мужьями или родственникам. Женщины, осуждённые к бессрочным каторжным работам, по ст.94 «Устава о ссыльных» должны были также, как и мужчины содержаться в ножных и ручных оковах, но менее тяжёлых.

По истечении определённого срока, после зачисления ссыльных женщин в сословие крестьян или мещан, им разрешалось вступать в брак на общих основаниях, но при условии, что их мужья дадут подписку не вывозить их и самим не переселяться на постоянное место жительства из местностей, назначенных для ссылки. Если женщина вступала в брак с мужчиной, принадлежащим к более высокому сословию, ей не сообщались права и преимущества её мужа и не возвращались права, которые ей принадлежали до её осуждения .

Особые правила в Уставе о ссыльных устанавливались для евреек. Они могли следовать за своими осуждёнными мужьям, взяв с собой детей: сыновей не старше 5 лет и дочерей не старше 10 лет. Более взрослые дети могли следовать за родителями только по собственному согласию. Если приговором суда была осуждена женщина – еврейка, то за ней в ссылку не могли следовать ни муж ни дети. Грудных младенцев матери могли брать с собой только с согласия мужей .

Подводя итог, автор приходит к выводу о том, что законодательство России XIX – начала XX вв., определяющее положение осуждённых женщин, не смотря на мелкие уступки, не обеспечивало женщинам права на личную неприкосновенность, а также репродуктивные и материнские права.

В третьем параграфе «Правовое положение женщин, занятых трудом в промышленности и на службе» раскрываются особенности правового положения различных категорий трудящихся женщин, даётся общая характеристика законодательства о женском фабричном труде конца XIX – начала ХХ века, определяется положение женщин, находящихся на государственной и общественной службе.

Выявляя причины активного привлечения женщин к фабричному труду в XIX – начале ХХ века, автор выделяет техническое усовершенствование рабочего процесса и интенсивное внедрение машинного производства, а также то, что труд женщин оплачивался значительно ниже, чем труд мужчин.

Раскрывая содержание Закона «О воспрещении ночной работы несовершеннолетним и женщинам на фабриках, заводах и мануфактурах» 3 июня 1885 г., Устава о промышленном труде 1913 г. и других нормативно-правовых актов, автор приходит к выводу что, законодательство о женском фабричном труде лишь касалось таких важных вопросов, как ночной и сверхурочный женский труд, работа на вредных для здоровья женщин предприятиях и проблемы страхования. В отличие от зарубежного законодательства, в России отсутствовали нормы, предусматривающие отпуск для беременных женщин, материальную помощь роженицам от государства и владельцев фабрик и предприятий, создание особых условий для кормящих матерей. Кроме того, повсеместно отмечались нарушения закона со стороны работодателей.

Особое внимание уделяется правовому регулированию трудовой деятельности женщин – служащих в России, а также процессу создания института присяжных поверенных в России и судьбе вопроса о предоставлении женщинам права заниматься адвокатской деятельностью.

Раскрывая процесс разработки и обсуждения проекта закона «О допущении лиц женского пола в число присяжных и частных поверенных» на заседаниях Государственной думы и Государственного совета, автор приходит к выводу о том, что не смотря на существовавшую потребность в женщинах-адвокатах и значительный процент женщин, имеющих высшее юридическое образование, юристы-мужчины видели в женщинах нежелательных и опасных конкуренток. Таким образом, в России до 1917 г. женщины имели право получать юридическое образование, но не имели права на применение своих знаний выступая в судах в качестве адвоката.

5 августа 1917 г. Временное правительство принимает постановление «О расширении предоставленных лицам женского пола прав на поступление на государственную службу». В нём устанавливались равные права и равные обязанности женщин и мужчин при поступлении на государственную службу во все гражданские ведомства . Реализовать намеченные изменения Временному правительству не удалось, в силу непродолжительности его существования.

Анализ правовых актов, регулировавших трудовую деятельность женщин, позволил автору прийти к выводу о том, что традиционно женскими профессиями, по мнению законодателя, являлись педагогическая, врачебная и канцелярская деятельность. Не смотря на то, что женщины являлись значимым субъектом экономической жизни, они испытывали дискриминацию во всех профессиональных сферах, а также имели ограниченный доступ к профессиям, требующим высшего и специального образования. Расширение прав трудящихся женщин, в значительной мере, было связано с революционной ситуацией и активным участием женщин в забастовочном движении.

Глава IV «Обычно-правовое положение женщин» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Положение женщины в крестьянской семье» определяются особенности обычно-правового положения женщин в России, характеризуются обычаи, существовавшие в различных губерниях дореволюционной России, а также практика волостных судов по жалобам крестьянских жён.

Женщина в крестьянской семье была обязана выполнять многочисленные работы по дому и хозяйству, помогать мужчинам в поле, заботиться о детях, муже и родителях. Незамужняя дочь не имела права голоса в управлении общим хозяйством и, помимо приданого, своей доли в имуществе семьи. Жениха для дочери определяли родители. Вместе с тем, случаи отказа от брака со стороны невесты, подтверждавшиеся многочисленными примерами из практики волостных судов, позволили автору прийти к выводу о том, что мнение невесты имело в крестьянской среде определённое значение.

Вступая в брак, женщина попадала в зависимость от мужа, который определял её место жительства, являлся хозяином дома и главой семьи. Без согласия мужа жена не имела права распоряжаться семейным имуществом, за исключением принадлежащего ей приданого. Если же муж уходил на заработки, то жена пользовалась свободой во всех повседневных хозяйственных делах. Вместе с тем, при сильном характере жены и слабости мужа, жена могла приобрести главенство в семье, признаваемое общиной. В таких случаях жене разрешалось выступать на сельском сходе и отвечать за исполнение различных повинностей. После смерти мужа, главы семьи в неразделённых крестьянских семьях, вдова приобретала все права хозяйки дома и управляла имуществом всей семьи.

Жена находилась под властью мужа и не могла оставлять дом последнего без его разрешения. Волостные суды строго следили за исполнением данной обязанности и не ограничивались одним лишь водворением или внушением, а нередко подвергали виновную женщину и её родителей уголовным наказаниям – штрафу, аресту на несколько дней, присуждению к общественным работам, а подчас и телесным наказаниям.

Нежелание крестьянских жён проживать совместно с мужем, чаще всего объяснялось не способностью мужа прокормить семью и жестоким обращением с женою, причинами которого являлись практическое отсутствие возможности расторжения брака и в крестьянском воззрении на жену, как на собственность мужа.

Отмечая, что на раздельное с мужем проживание, по обычаям, жена имела право только с его согласия, автор приводит примеры из практики волостных судов, когда и без согласия мужа, в том случае, если он растратил семейное имущество, женам выдавался отдельный вид на жительство.

Признавая власть отца в крестьянской семье, обычное право предусматривало также родительские права матери, которые при жизни мужа, сводилась к праву требовать от детей послушания и уважения, что санкционировалось решениями волостных судов.

Используя материалы различных архивов, большая часть из которых впервые вводится в научный оборот, автору удалось выявить специфику обычно-правового положения женщин в России рассматриваемого периода, которая заключалась в том, что обычай, в отличие от закона, предусматривал для жены право жаловаться суду на поведение мужа, в возможности применения телесных наказаний к жёнам, не желавшим проживать совместно с мужьями, а также в праве супругов проживать отдельно по их взаимному согласию.

Во втором параграфе «Имущественные права женщин по обычаям в Российской деревне» выявляется специфика приданого по обычаям России, раскрываются имущественные права замужних крестьянок, порядок наследования в крестьянском быту.

После смерти крестьянина его вдова могла сохранить пожизненное главенство над хозяйством, и в отношении других членов семьи к ней переходили права, которыми ранее располагал её покойный супруг. По представлениям общинного крестьянства мать – вдова, имевшая взрослых и женатых сыновей, была правомочна возглавлять хозяйство и отвечать за повинности, падавшие на него. За вдовами-матерями, возглавлявшими хозяйство, оставался решающий голос при выделах сыновей или полных разделах семей.

Крестьянская вдова имела право не только решить вопрос об определении доли каждого из своих детей в семейном имуществе, но и потребовать от них расплатиться по своим долгам и ежегодно выплачивать ей определённое содержание. Вдова могла сохранить за собой право пользования земельным наделом, приходившимся на душу её покойного мужа. В этом случае община учитывала, прежде всего, сможет ли она «тянуть подати» и есть ли у неё наследники мужского пола.

Имущественные права женщин, не способных возглавить крестьянское хозяйство (не вышедшие замуж дочери, сёстры, тётки, бездетные или имевшие только дочерей снохи или невестки) были существенно ограничены. Они, по нормам обычного права, не получали доли в общем семейном имуществе. Если кто-либо из них желал выделиться и жить самостоятельно, то им предоставлялось минимальное имущество, размер которого зависел от семейных обстоятельств и заранее нигде не фиксировался . Бездетная вдова, чаще всего, не получала определённой части семейного имущества, следовавшей её мужу, а возвращалась в родительский дом. Семья мужа была обязана возвратить ей только приданое, если она его с собой принесла.

В обычном праве женщины обыкновенно не участвовали в разделе отцовского имущества, но братья были обязаны давать сёстрам содержание и выдать их замуж, снабдив приданым. Исключением являлись решения волостных судов, в соответствие с которыми дочерям выделялась часть из наследства, преимущественно из движимого имущества. Вместе с тем, в некоторых местностях, сёстры могли получить и равную с братьями долю в движимом имуществе, а при отсутствии братьев и всё имущество отца. Такие примеры были отмечены комиссией М.Н. Любощинского в Звенигородском уезде Киевской губернии, Клинском уезде Московской губернии, Моршанском и Шацком уезде Тамбовской губернии и Купянском уезде Харьковской губернии . В Ярославском уезде были установлены случаи деления отцовского движимого имущества поровну между братьями и сёстрами. Подобный же порядок наследования устанавливался в Валдайском уезде Новгородской губернии и в Юрьевецком уезде Костромской губернии . В этом случае, дочь могла унаследовать недвижимое имущество только при условии, что возьмётся «тянуть подати». Если дочь, унаследовавшая землю своего отца, выходила замуж за крестьянина принадлежавшего к другой общине, унаследованное ею имущество признавалось выморочным и возвращалось общине .

См.: Анненков К. Система русского гражданского права. Т. VI. Право наследования. СПб., 1902. С. 286; Куницын А.В. О праве племянниц на указные части из наследства // Журнал министерства юстиции. 1866. Т. XXVIII, ч. II. С. 35, 43, 46; Никольский В. Об основных моментах наследования. М., 1871. С. 138–140.

См.: Тимофеев А.Г. История телесных наказаний в русском праве. СПб., 1904; Кистяковский А.Ф. Об отмене телесных наказаний. Б.м., Б.г.; Гольденберг И. Реформа телесных наказаний. СПб., б.г.; Таганцев Н.С. Курс уголовного права: в 2  т. СПб, 1902. Т. 2; Фойницкий И.Я. Учение о наказаниях в связи с тюрьмоведением. СПБ., 1889 и др.

См.: Никитин В.Н. Тюрьма и ссылка. СПб., 1880; Познышев С.В. Основы пенитенциарной науки. М., 1923; Баранцевич Е.М. Патронат в жизни России (средства борьбы с преступностью). Томск, 1914.

См: Водовозов В.В. Всеобщее избирательное право и его применение в России / Всеобщее избирательное право. Саратов, 1905; Котляревский С.А. Конституционное государство. Опыт политико-морфологического обзора. СПб., 1907., Петражицкий Л.И. О женском равноправии. Пг., 1915., Россов Н. О всеобщем избирательном праве / Всеобщее избирательное право. Саратов, 1905.

См.: ГАРФ. Ф. 516. Оп. 1. ед.хр. 8.Л. 5-28.

См.: Собрание узаконений и распоряжений правительства. СПб., 1912, отд. I,  № 107, ст. 914.

См.: Законы гражданские. Практический и теоретический комментарии / под ред. А.Э. Вормса, В.Б. Ельяшевича. М., 1913. С. 266.

См.: Общее гражданское уложение Австрийской империи 1811 г. СПб., 1884. ст. 148-149, 152; Саксонское гражданское уложение 1863 г. СПб., 1885. ст. 1802, 1811, 1822; Гражданское уложение Германской империи 1896 г. СПб., 1898. ст. 1627, 1630-1631.

См.: Законы гражданские. Практический и теоретический комментарии / под ред. А.Э. Вормса, В.Б. Ельяшевича. М., 1913. С. 249.

См.: Собрание узаконений и распоряжений правительства. СПб., 1912, отд. I,   №  107, ст.  914.

См.: Материалы по земскому общественному устройству. СПб., 1885. Т. 2. С. 33, 461, 467.

См.: ПСЗ-2. Т. XLV. № 48498.

См.: Мищенко Л. Что говорит статистика о женщинах // Женский вестник. 1908. № 3. С. 84.

См.: Материалы по учреждению Государственной Думы. М., 1905.

См.: Дружинин Н.П. Избиратели и народные представители. М., 1906. С. 240.

См.: ГАСО. Ф. 544. Оп. 1. Ед. хр. 1. Л. 321.

См.: ГАРФ. Ф. 1810. Оп. 1. Ед. хр. 76. Л. 3, 11.

См.: Устав о ссыльных (изд. 1909 г.) // СЗРИ. Т. XIV, ст. 36.

См.: Устав уголовного судопроизводства (изд.1892 г.) // СЗРИ. Т. XVI, п. 2, 3, ст. 959.

См.: Устав о ссыльных (изд. 1909 г.) // СЗРИ. Т. XIV, ст. 185.

 См.: Устав о ссыльных (изд. 1909 г.) // СЗРИ. Т. XIV, ст. 213.

См.: ГАРФ. Ф. 1810. оп. 1. ед.хр. 76. Л. 184.

См.: Александров В.А. Семейно-имущественные отношения по обычному праву в русской крепостной деревне XVIII – начала XIX века  //  История СССР. 1979. № 6. С. 47.

См.: Труды комиссии по преобразованию волостных судов: в 7 т. СПб., 1873. Т.  I. С. 54, 142; Т. II. С. 603; Т. IV. С. 174; Т. V. С. 299.

См.: Труды редакционной комиссии по пересмотру законоположений о крестьянах. СПб., 1904. Т. IV. С. 389.

См.: Иванов В.В. Обычное право крестьян Харьковской губернии. Харьков, 1898. С. 5.

По обычаям, также как и по закону, приданое считалось собственностью жены и в большинстве случаев возвращалось ей при уходе от мужа, или в случае его смерти, но при этом всегда учитывалось сколько времени она прожила в семье и по прошествии известного числа лет, тленные вещи считались прожитыми женой или обоими супругами с их общего согласия и возвращались только те, которые сохранились .

При составе дома из родственников разных степеней, наследство переходило не к более близким и не по праву представления, а делилось поровну между всеми взрослыми работниками. Отделившиеся от семьи родственники, независимо от степени близости к умершему, в разделе имущества не участвовали. Отчуждать общее семейное имущество допускалось только с согласия всех домохозяев, причём не только мужчин, но и женщин.

Рассматривая дела о наследовании вдовы после мужа, автор приходит к мнению, что волостные суды старались руководствоваться постановлениями закона об указной части. Вследствие этого вдове с детьми выделялось из имущества мужа 1/3, 1/4, но чаще 1/7 часть .

Различные экономические условия хозяйственного строя «большой» и «малой» крестьянской семьи отражались и на имущественном обеспечении вдовы после смерти мужа: в то время, как «малая» семья, по своей хозяйственной организации, отводила крестьянской женщине самостоятельное место, экономические условия «большой» семьи являлись весьма неблагоприятными для наследственных прав женщин.

Сноха, т.е. жена не отделённого сына, оставшаяся после смерти мужа с одними дочерями, ничего не получала на них из доли семейного имущества, следующей их покойному отцу, или же ей выделялось на содержание дочерей, по усмотрению свёкра, некоторая «малая часть мужниной доли», например, немного хлеба и скота. Таким образом, в «большой» крестьянской семье дочь, даже при отсутствии сыновей, в лучшем случае получала лишь незначительную часть из имущества своего отца.

По общему правилу, вдова-сноха при детях мужского пола получала на них при отделе всю часть имущества, которая следовала бы умершему её мужу, если бы он был жив. Право вдовы-снохи на выдел указанной части не зависел от того, вступила она во второй брак или нет.

Подводя итог, автор приходит к выводу о том, что, крестьянские акты свидетельствуют о безусловной самостоятельности обычного права и его независимости от государственных узаконений. Имущественные права крестьянок, в отличие от представительниц других сословий, определялись не столько родственными отношениями, сколько их участием и ролью в ведении общего крестьянского хозяйства.

В заключении диссертационного исследования подводятся итоги выполненной работы, в обобщённом виде формулируются основные выводы, а также отмечаются проблемы, нуждающиеся в дальнейшем более глубоком изучении.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

ОТРАЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ

Монографии

  1. Ворошилова С.В. Наследственные права женщин в России   XIX – начала XX вв. / под ред. Ю.М. Понихидина. Саратов:  Наука, 2009 (10,6 п.л.).
  2. Ворошилова С.В. Гражданско-правовое положение женщин в России (XIX – начало XX века) / под ред. О.Ю. Рыбакова. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2010  (13,02 п.л.)
  3. Ворошилова С.В. Эволюция правового положения женщин в России в XIX – начале XX вв. / под ред. О.Ю. Рыбакова. Саратов:  Саратовский источник, 2011 (22 п.л.).

Публикации в ведущих рецензируемых научных изданиях

и журналах, перечень которых утверждён ВАК

  1. Ворошилова С.В. Городские выборы в истории России второй половины ХIХ века  // Вестник СГАП. Саратов: Изд-во «Саратовская государственная академия права», 2003. № 4(37) (0,5 п.л.).
  2. Ворошилова С.В. Право женщин на участие в избирательном процессе в России в ХIХ – начале ХХ вв. // Вестник СГАП. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2006. № 1(46)  (0,7 п.л.).
  3. Ворошилова С.В. Правовая политика России в Х1Х – начале ХХ вв. в сфере прав женщин при наследовании по закону // Правовая политика и правовая жизнь. Саратов; М.: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2008 № 2(31) (0,5 п.л.).
  4. Ворошилова С.В. Порядок наследования лиц женского пола по Х т. Свода законов Российской империи // Вестник СГАП. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2008. № 3(61) (0,6 п.л).
  5. Ворошилова С.В. Институт власти мужа в законодательстве России XIX в. // Вестник СГАП. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2010. № 1(71) (0,6 п.л.).
  6. Ворошилова С.В. Право наследования вдовы в законодательстве России XIX века. // История государства и права. М.:  Юрист, 2010. № 8 (0,5 п.л.).
  7. Ворошилова С.В. Правовое положение замужней женщины в России XIX в. // Правовая политика и правовая жизнь. Саратов; М.: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2010. № 3(73)  (0,5 п.л.).
  8. Ворошилова С.В. Правовое положение женщин, осуждённых за преступления в дореволюционной России // Вестник СГАП. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2010. № 5(75) (0,6 п.л.).
  9. Ворошилова С.В. Рецензия на монографию С.В. Полениной и Е.В. Скурко «Право, гендер и культура в условиях глобализации» (в соавторстве с Н.И. Матузовым и О.И. Цыбулевской) // Государство и право. М.:  Наука, 2010. № 6 (0,2 п.л./ 0,1 п.л.).
  10. Ворошилова С.В. Юридическая природа приданого в XIX в. // Вестник ПАГС. Саратов: Изд-во Поволжской академии государственной службы, 2011. № 2(27) (0,5 п.л.).
  11. Ворошилова С.В. Аспекты борьбы с женской преступностью в дореволюционной России // Информационная безопасность регионов. Саратов: Изд-во СЮИ МВД РФ, 2011 № 1(8) (0,5 п.л.).
  12. Ворошилова С.В. Правовое положение женщин в России (XIX – нач. XX вв.) // Правовая культура. Саратов: Изд-во СЮИ МВД РФ, 2011. № 1(10)  (0,5 п.л.).
  13. Ворошилова С.В. Правовая политика России в XIX – начале XX вв. по привлечению женщин к государственной службе // Правовая политика и правовая жизнь. Саратов; М.: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2011. № 2 (0,3 п.л.).
  14. Ворошилова С.В. Правовое положение замужней крестьянки в России XIX в. // Право и политика. М.: Изд.группа «nota bene». 2011. № 6  (0,8 п.л.).

Публикации в иных изданиях

  1. Ворошилова С.В. Развитие просвещения в российской деревне начала XX века // Проблемы политологии и политической истории. Саратов: Изд-во Саратовского государственного университета, 1994. Вып. 4 (0,3 п.л.).
  2. Ворошилова С.В. Социально-экономические условия развития народного образования в дореволюционной России // Тезисы региональной конференции молодых учёных и специалистов Урала. Оренбург: Изд-во Оренбургского государственного университета, 1994  (0,2 п.л.).
  3. Ворошилова С.В. Деятельность земств в сфере народного образования // Вопросы крестьяноведения. Саратов: Изд-во Саратовской государственной сельскохозяйственной академии, 1996. Вып. 3  (0,5 п.л.).
  4. Ворошилова С.В. Избирательная система в земских учреждениях России. Бытие и познание. Межвузовский научный сборник. Саратов: Изд-во Саратовского государственного технического университета, 1999 (0,5 п.л.).
  5. Ворошилова С.В. Технология выборов в Саратовские органы местного самоуправления. Теоретические проблемы информатики и её приложений. Саратов: Изд-во Гос. УНЦ «Колледж», 2001. Вып. 4 (в соавторстве с В.Ю. Соловьёвым, Т.С. Елисеевым)  (0,5 п.л./0,3 п.л.).
  6. Ворошилова С.В. Законодательство о выборах в земские учреждения России (1864–1917гг.) Философская и правовая мысль. Саратов; СПб.:  Стило, 2001. Вып. 1 (0,5 п.л.).
  7. Ворошилова С.В. Выборы в земские учреждения России (1864–1917 гг.) // Совершенствование системы государственного и муниципального управления в РФ и ее регионах: Сб. тезисов итоговой научно-методической конференции СЗАГС. СПб.: Изд-во Северо-западной академии государственной службы, 2001–2002 (0,2 п.л.).
  8. Ворошилова С.В. Общественно-политические дискуссии о земском представительстве в России // Проблемы курса истории государства и права (исследования и материалы): межвузовский сборник научных трудов. Екатеринбург: Изд-во Уральской государственной юридической академии, 2004  (0,5 п.л.).
  9. Ворошилова С.В. Женщины и выборы в России в ХIХ – начале ХХ вв. // Вестник Волжского университета им. В.Н.Татищева. Тольятти: Изд-во Волжского университета им. В.Н.Татищева, 2006. Выпуск № 56  (0,8 п.л.).
  10. Ворошилова С.В. Становление женской адвокатуры в России // Новая правовая мысль. Волгоград: Изд-во ФГОУ ВПО «Волгоградская академия государственной службы», 2007. № 1(20) (0,6.п.л.).
  11. Ворошилова С.В. Участие российской женщины в политике: начало пути // тезисы Всероссийской научно-практической конференции «Избирательные процессы в современной России: теория и практика: Сборник научных трудов. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2008 (0,2 п.л.).
  12. Ворошилова С.В. Имущественные права женщин по обычаям в русской деревне XIX в. // Вестник Волжского Университета им. В.Н. Татищева. Тольятти: Изд-во Волжского Университета им. В.Н. Татищева, 2008. Вып.  70 (0,6 п.л.).
  13. Ворошилова С.В. Порядок наследования женщин по обычаям русской деревни XIX в. // Право. Законодательство. Личность. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2009. № 3(7) (0,8 п.л.).
  14. Ворошилова С.В. Наследование женщин по закону и по обычаю в России в XIX в. // Правовая культура. Саратов: Изд-во СЮИ МВД, 2009. № 2(7) (0,8 п.л.).
  15. Ворошилова С.В. К истории вопроса о наследственных правах женщин в России. Тезисы к круглому столу «Актуальные проблемы…» // Право. Законодательство. Личность. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2009. № 5–6 (0,2 п.л.).
  16. Ворошилова С.В. Особенности положения замужней женщины в законодательстве России XIX в. и в законодательстве стран Европы // «Европа – Россия – Азия: диалог континентальных культур (история, право, экономика, геополитика)»: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции / под ред. С.А. Рязанова, М.А. Мушинского. Иркутск: Изд-во Иркутского государственного технического университета, 2009  (0,2 п.л.).
  17. Ворошилова С.В. Личные права замужней женщины в России XIX в. // Материалы VII международной научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики». Тольятти: Изд-во Волжского Университета им. В.Н.Татищева, 2010 (0,3 п.л.).
  18. Ворошилова С.В. Законы о наследовании женщин в XIX в. и их применение на практике // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы правоприменения в современной России». Омск: Изд-во Омского государственного университета, 2010 (0,2 п.л.).
  19. Ворошилова С.В. Замужняя женщина в Российском и европейском законодательстве XIX в. // Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции «Уральские юридические чтения». Екатеринбург: Изд-во Уральской государственной юридической академии, 2010  (0,2 п.л.).
  20. Ворошилова С.В. Раздельное жительство супругов в России по Закону 12 марта 1914 г. // Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции «Современная наука и правоприменение». Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2010  (0,3 п.л.).
  21. Ворошилова С.В. Правовое положение женщин в XIX в. по обычаям русской деревни (тезисы к круглому столу) // Право. Законодательство. Личность. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2010. № 2(9)  (0,2 п.л.).
  22. Ворошилова С.В. Женский тюремный патронат в дореволюционной России // Сборник материалов II Международной научно-практической конференции «Экономика, социология, право: новые вызовы и перспективы». М.: Литера, 2010 (0,3 п.л.).
  23. Ворошилова С.В. Проблема равноправия мужчин и женщин и Государственная дума в дореволюционной России // Российское право в Интернете. Москва: Изд-во Московской государственной юридической академии, 2010. № 4  (0,3 п.л.).
  24. Ворошилова С.В. Правовое положение заключённых – женщин в России и Европе в XIX – начале XX в. // «Европа – Россия – Азия: диалог континентальных культур (история, право, экономика, геополитика)»: сборник материалов 2 Всероссийской научно-практической конференции / под ред. С.А. Рязанова, М.А. Мушинского. Иркутск: Изд-во Иркутского государственного технического университета, 2011 (0,5 п.л.).
  25. Ворошилова С.В. Элементы социальной государственности в фабричном законодательстве России и Германии во второй половине XIX в.: сравнительно-правовой анализ (в соавторстве с К.В. Барышковой) // Сборник материалов международной научно-практической конференции Компаративистика 2010. Пенза: Изд-во Пензенского государственного университета, 2011  (0,5 п.л./0,3 п.л.).
  26. Ворошилова С.В. Идея равноправия мужчин и женщин: исторический опыт и современные реалии // Сборник материалов международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения». Уфа: Изд-во Евразийского научно-исследовательского института проблем права, 2011 (0,3 п.л.).
  27. Ворошилова С.В. Проект закона о равноправии женщин 1906 г. и Государственная дума // Человек и право – XXI век. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2011. № 1 (0,5 п.л.).
  28. Ворошилова С.В. Правовое положение женщин, занятых фабричным трудом в России в XIX – начале XX вв. // Материалы VIII Международной научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики». Тольятти: Изд-во Волжского университета им. В.Н.Татищева, 2011. (0,3 п.л.).
  29. Ворошилова С.В. Женская ссылка в законодательстве России XIX – начала XX вв. Тезисы к круглому столу «Актуальные проблемы…» // Право. Законодательство. Личность. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2011. № 1(11) (0,4 п.л.).
  30. Ворошилова С.В. Теоретико-правовые подходы к исследованию правового положения женщин // Сборник материалов XI международной научной конференции «Проблемы методологии правовых научных исследований и экспертиз». М.: Изд-во Московского государственного университета, 2011. (0,5 п.л.).
  31. Ворошилова С.В. Положение женщины в общественно-правовой мысли России XIX – начала XX вв. // Материалы Всероссийской научной конференции «Жидковские чтения». М.: Изд-во Российского университета дружбы народов, 2011  (0,4 п.л.).
  32. Ворошилова С.В. Государственная дума и «женский вопрос» в дореволюционной России // Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции «Современная наука и правоприменение». Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2011  (0,2 п.л.).

 

Учебники и учебно-методические пособия

  1. Понихидин Ю.М., Ворошилова С.В., Варламова Н.Д., Судоргин Н.С. История государства и права России (учебно-методическое пособие) // Саратов: Изд-во Саратовской государственной академии права, 2002  (3,5 п.л./ 0,5 п.л.).
  2. Ворошилова С.В., Понихидин Ю.М., Варламова Н.Д., Судоргин Н.С. Методика написания и оформления курсовой работы : учебно-методическое пособие // Саратов: Изд-во «Стило», 2002  (2,25 п.л./ 1 п.л.).
  3. Рыбаков О.Ю., Ворошилова С.В., Понихидин Ю.М. и др. История государства и права России. Программа курса // Саратов: Изд-во Саратовской государственной академии права, 2003 (2,25 п.л./ 0,5 п.л.).
  4. Архипов И.В., Варламова Н.Д., Ворошилова С.В., Понихидин Ю.М., Рыбаков О.Ю., Судоргин Н.С. Отечественная история государства и права: курс лекций / под ред. Ю.М. Понихидина. Саратов: Изд-во Саратовской государственной академии права, 2003 (20,25 п.л./ 7,2 п.л.).
  5. Понихидин Ю.М., Ворошилова С.В., Варламова Н.Д., Судоргин Н.С. История государства и права России (учебно-методическое пособие) // Саратов: Изд-во Саратовской государственной академии права, 2005  (3,5 п.л./ 0,5 п.л.).
  6. Понихидин Ю.М., Ворошилова С.В., Варламова Н.Д., Судоргин Н.С. История государства и права России (учебно-методическое пособие) // Саратов: Изд-во Саратовской государственной академии права, 2007 (3,5 п.л./ 0,5 п.л.).
  7. Рыбаков О.Ю., Ворошилова С.В., Понихидин Ю.М. и др. История отечественного государства и права в вопросах и ответах (учебное пособие) / под ред. Ю.М. Понихидина. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2008 (15 п.л./ 2 п.л.).
  8. Архипов И.В., Понихидин Ю.М., Рыбаков О.Ю., Варламова Н.Д., Ворошилова С.В., Судоргин Н.С. История отечественного государства и права: курс лекций / под ред. Ю.М. Понихидина. М.:  Проспект, 2009  (19 п.л./ 7 п.л.).
  9. Понихидин Ю.М., Ворошилова С.В., Варламова Н.Д., Судоргин Н.С. История государства и права России: учебно-методическое пособие / под ред. О.Ю. Рыбакова. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2009 (3,5 п.л./ 0,5 п.л.).
  10. Ворошилова С.В., Лаврентьев М.В., Туманова Л.В. История института выборов в России: учебно-методическое пособие / под ред. О.Ю. Рыбакова. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2009 (3,4 п.л./ 1 п.л.).
  11. Ворошилова С.В., Лаврентьев М.В., Туманова Л.В. История института выборов в России : программа спецкурса // Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2009 (1,4 п.л./ 0,8 п.л.).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Подписано в печать 25.04.2011 г. Формат 60х84 1/16.

Бумага офсетная. Гарнитура «Times». Печать офсетная.

Усл. печ. л.  3,72. Тираж 150 экз. Заказ 264

Издательство ГОУ ВПО

«Саратовская государственная академия права».

410028, Саратов, ул. Чернышевского, 135

Отпечатано в типографии издательства

ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права».

410056, Саратов, ул. Вольская, 1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

См.: Савельев А. Юридические отношения между супругами по законам и обычаям великорусского народа. Н. Новгород, 1881. С. 84.

См.: Труды комиссии по преобразованию волостных судов. Т.  I.  С. 459; Т. II. С. 517;  Т. III. С. 2, 13, 75, 84, 91; Т. IV. С. 467 и др.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.