WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Правообразование в современном обществе: теоретико-методологический аспект

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

ТРОФИМОВ Василий Владиславович

 

правообразование в современном обществе:

теоретико-методологический аспект

Специальность 12.00.01 – Теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

 

 

Санкт-Петербург – 2011

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина»

Научный консультант –              доктор юридических наук, профессор

                                                          Придворов Николай Антонович

Официальные оппоненты:         доктор юридических наук, профессор,

заслуженный деятель науки

Российской Федерации

Сырых Владимир Михайлович

                                                          доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист Российской Федерации

Реутов Валерий Павлович

                                                           доктор юридических наук, профессор,

Цыбулевская Ольга Ивановна

Ведущая организация –              Федеральное государственное

образовательное учреждение высшего

профессионального образования

«Московский государственный

университет имени М.В. Ломоносова»

Защита состоится «___» ________ 2011 года в «___» часов на заседании диссертационного совета Д 212.237.17 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов» по адресу: 191023, Санкт-Петербург, Москательный пер., д. 4 (юридический факультет), ауд. 102 (конференц-зал).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов».

Автореферат разослан «___» ___________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                        А.Б. Новиков

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. На современном этапе развития общества все больше становятся актуальными проблемы усиления роли права в жизни людей, преодоления ситуации правового нигилизма, повышения качества правового воздействия на социальные отношения. Важное место в решении этих вопросов отводится правотворческой политике, которая призвана способствовать на основе глубокого изучения социальных и правовых закономерностей созданию положительного права, эффективного механизма правового регулирования. К числу искомых социально-правовых закономерностей относятся закономерности, связанные с процессом образования (формирования) права.

Проблеме правообразования, правообразующих факторов в сфере современной юридической доктрины если и уделяется определенное внимание, то явно недостаточное. Действительно, в юридической науке не раз предпринимались попытки понять и объяснить механизм формирования и развития права, однако каждый из подобных опытов решения данной научной проблемы акцентировал интерес лишь на какой-либо одной стороне сложного и многопланового процесса правообразования, нередко оставляя «за кадром» не менее важные моменты. Отсюда известная противоречивость, дискуссионность, плюрализм воззрений на природу рассматриваемого предмета и множественность подходов к его изучению.

Данную ситуацию можно считать вполне приемлемой, так как полностью избежать полярности теоретических позиций не только невозможно, но и само прямолинейное стремление к унификации может быть контрпродуктивным. Вместе с тем отсутствие относительного единства во взглядах по данной (во многом базовой для других сегментов теории права) проблеме является причиной нарушения стройности иных компонентов теоретико-правового знания. В русле научного освещения этой проблемы требуется достичь предельной ясности, поскольку решением именно этого круга вопросов определяется качество и эффективность правотворческой и правоприменительной деятельности. На этой же основе прогнозируются пути развития действующего законодательства и правовой системы в целом. Тем более это относится к современной России, находящейся в фазе социально-экономического подъема и модернизации, что требует комплексного правового обеспечения, совершенной нормативной правовой основы.

На фоне сложных тенденций и закономерностей развития современной правовой системы общества решение научной проблемы исследования правообразовательного процесса становится особенно актуальным, теоретически и практически значимым, имеет важное социально-культурное значение. Динамика правообразования на современном этапе развития российского общества получает свое особое воплощение в процессе проведения фундаментальных правовых реформ, выступающих в качестве основополагающего фактора движения российского общества к праву как оптимальному способу жизнедеятельности социума.

Проблема правообразования в настоящее время может найти свою более полную и комплексную проработку в рамках новой методологической ситуации, которая имеет определенные параметры, горизонты рассмотрения, новые сетки координат и т.п. Движение в данном направлении позволяет рассчитывать на то, что с привлечением модернизированных методологических подходов общая картина исследования станет намного понятнее и яснее. Таким образом, построение целостной концепции правообразования не может считаться завершенным и требует дополнительных научных исследований. При ее разработке должны быть объединены как современные методологические, так и новые теоретические подходы к исследованию процесса «образования права» в юриспруденции.

Степень разработанности научной проблемы. В российской юридической науке теоретическим проблемам образования права и, главным образом, правотворческой деятельности уделялось большое внимание. Им посвящены диссертационные исследования, монографии, статьи, разделы учебников. Потребность в генетическом анализе правовых явлений все больше осознается учеными-юристами, занимающимися изучением современных проблем общей теории права.

В юридической литературе прошлых лет вопросам правообразования существенное внимание уделил В.В. Степанян . С философских позиций данная проблематика рассматривалась в исследовании И.П. Малиновой . Характеристика социальных аспектов правообразования предпринята в работах А.А. Соколовой . На современном этапе развития отечественной юридической науки историко-теоретическому изучению процессов формирования права в России посвятил монографию и диссертационное исследование А.Ю. Калинин . Однако при всей оригинальности выдвинутых идей и положений говорить о том, что создана комплексная общетеоретическая и социолого-правовая концепция формирования права, как представляется, пока преждевременно.

Весомый вклад в исследование общетеоретических проблем формирования права внесли С.С. Алексеев, Ю.Г. Арзамасов, В.М. Баранов, М.И. Байтин, Г.Г. Бернацкий, Н.Н. Вопленко, В.М. Горшенев, И.В. Гранкин, Ю.И. Гревцов, Б.В. Дрейшев, С.Л. Зивс, В.Б. Исаков, В.П. Казимирчук, В.Н. Карташов, С.А. Комаров, В.Н. Кудрявцев, В.В. Лазарев, В.В. Лапаева, Д.И. Луковская, Е.Г. Лукьянова, А.В. Малько, Г.В. Мальцев, Н.И. Матузов, М.Н. Марченко, А.В. Мицкевич, А. Нашиц, В.С. Нерсесянц, Р. Лукич, А.С. Пиголкин, С.В. Поленина, А.В. Поляков, Н.А. Придворов, В.А. Сапун, Л.И. Спиридонов, В.М. Сырых, Н.Н. Тарасов, Ю.А. Тихомиров, Р.О. Халфина, И.Л. Честнов, А.Ф. Шебанов, А.И. Экимов, Л.С. Явич и др. Вместе с тем, еще не выработана в концептуальном виде современная комплексная теория правообразования как самостоятельное научное направление в рамках общеправовой теории, призванное изучить основные закономерности процесса образования права и поставить их на службу современной государственно-правовой практике.

В настоящее время в российской юриспруденции в должной мере не исследована проблема взаимодействия общесоциального (спонтанного) и планомерно-рационального способов правообразования. Этот вопрос применительно к проблеме создания сбалансированной и стабильной правовой системы общества требует дальнейшего изучения. Многие положения теории правотворчества, как и теории правообразования в целом, предполагают проработку с учетом новых данных общесоциальных наук: философии, социологии, психологии, логики и специально-научных правовых теорий – генетического подхода в правоведении, социологии правотворчества, психологической теории права, аналитической юриспруденции, теории правовых отношений.

Особая роль в формировании теории правообразования принадлежит социологии права, которая представляет собой отдельное направление научных исследований , связанных с познанием объекта общей теории права и разработкой социологического инструментария таких исследований. С его помощью можно исследовать право с позиции его первооснов, первопричин, т.е. выйти на объективные основания права, правовых норм, включая все структурные их компоненты. Социолого-правовой метод позволяет вести наблюдение за технологией процесса формирования права.

Продолжающийся в современный период процесс интеграции и дифференциации наук расширяет проблематику общей теории правообразования и требует постановки и решения «пограничных» с юриспруденцией методологических и общенаучных вопросов: соотношения типов научной рациональности, а также типов правопонимания и теории правообразования, теории социального сотрудничества и конфликтологии и теории правовых средств.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования является как сложноорганизованный социально-правовой феномен – правообразовательный процесс, так и система социально-интерактивных оснований, обусловливающих механизм формирования права, его основных типов. Теоретико-правовая характеристика рассматриваемого явления предопределила включение в качестве объекта исследования различные формы права, которые выступают в качестве своеобразного итога процесса правообразования.

Предметом настоящего исследования являются закономерные связи правообразующих факторов, составляющих онтологическую основу спонтанного и планомерно-рационального процессов правообразования в современном обществе, с характером (типом) создаваемых правовых норм и юридических средств, а также микро- и макросоциальными формами права.

Цель диссертационной работы – исследовать процесс правообразования как сложноорганизованный феномен современной социально-правовой действительности, определить связь между социальным взаимодействием и формируемыми в ходе его динамики правовыми нормативами, а также типами правового воздействия, опосредующими социальные отношения.

В рамках диссертационной работы выдвигаются и решаются следующие задачи:

  • построение дефиниции (определения) нового интегрального понятия правообразования как концептуального основания теории предмета исследования;
  • рассмотрение соотношения правообразования с проблемой правопонимания как эвристической основой юридических исследований;
  • поиск и расстановка новых (модернизированных) методологических акцентов как на высшем (философском и социально-философском) уровне, так и на уровне общенаучных и специально-научных методов, рассмотрение соотношения традиций и новаций научных подходов в исследовании социальной природы правообразования;
  • обоснование двуединой функциональной взаимосвязи спонтанного и планомерно-рационального способов образования права в контексте современной интегральной концепции правопонимания и соответствующей современному этапу развития научного знания стратегии правопознания;
  • анализ в русле современного многофакторного подхода системы основных социальных и иных предпосылок актуального процесса правообразования;
  • рассмотрение особенностей формирования социальных правовых интересов и правовых идей в структуре правообразовательного процесса, изучение проблемы их возникновения и надлежащего определения в условиях современного социально-правового развития;
  • разработка с позиции теории правовых отношений теоретической конструкции правообразующих правоотношений как формы осуществления планомерно-рационального способа формирования права и исследование их структурных компонентов;
  • исследование социально-правового взаимодействия как процесса воспроизводства правовой нормативности;
  • обоснование социально-интерактивных закономерностей правообразования и разработка таких относительно новых понятий правовой теории, как «конфликтное право» и «право сотрудничества»;
  • изучение проблемы формализации и социализации права в качестве ключевых этапов правообразования;
  • классификация источников (форм) права на микро- и макросоциальные;
  • формулирование рекомендаций по повышению уровня научной обоснованности современной российской правовой политики в области совершенствования и оптимизации правообразовательных механизмов.

Теоретическую основу исследования составили труды ученых в сфере юриспруденции, философии, общей и социальной психологии, социологии. Прежде всего, это работы специалистов в области общей теории права и отраслевых юридических наук по проблемам методологии и теории правопонимания, правообразования и правотворчества: С.А. Авакьяна, С.С. Алексеева, Ю.Г. Арзамасова, Л.И. Антоновой, В.К. Бабаева, М.И. Байтина, В.М. Баранова, В.А. Бачинина, Г.Г. Бернацкого, В.В. Болговой, А.М. Васильева, Ю.Ю. Ветютнева, Н.А. Власенко, Н.Н. Вопленко, И.В. Гранкина, Ю.И. Гревцова, М.Л. Давыдовой, В.В. Ершова, С.Л. Зивса, В.Д. Зорькина, В.Б. Исакова, Д.А. Керимова, С.Ф. Кечекьяна, Д.А. Ковачева, А.В. Кочеткова, В.Н. Кудрявцева, В.П. Казимирчука, А.Ю. Калинина, В.Н. Карташева, Т.В. Кашаниной, А.Н. Кокотова, С.А. Комарова, В.Н. Кудрявцева, В.В. Лазарева, В.В. Лапаевой, Е.А. Лукашевой, Д.И. Луковской, А.П. Мазуренко, И.П. Малиновой, А.В. Малько, Г.В. Мальцева, Н.И. Матузова, М.Н. Марченко, Т.В. Милушевой, А.В. Мицкевича, Л.А. Морозовой, Б.Л. Назарова, И.Д. Невважай, В.С. Нерсесянца, Ю.И. Новика, В.В. Ныркова, П.А. Оль, Е.Б. Пашуканиса, А.С. Пиголкина, С.В. Полениной, А.В. Полякова, В.В. Посконина, Н.А. Придворова, Т.Н. Радько, А.Р. Ратинова, Ф.М. Раянова, В.П. Реутова, И.В. Ростовщикова, В.А. Рудковского, В.А. Сапуна, И.Н. Сенякина, В.Н. Синюкова, М.Г. Смирновой, А.А. Соколовой, Л.И. Спиридонова, В.В. Степаняна, П.И. Стучки, В.В. Субочева, В.М. Сырых, Н.Н. Тарасова, Ю.А. Тихомирова, В.А. Туманова, Т.Я. Хабриевой, Р.О. Халфиной, О.И. Цыбулевской, И.Л. Честнова, А.Ф. Шебанова, К.В. Шундикова, А.И. Экимова, В.А. Юсупова, Л.С. Явича, А.М. Яковлева и других ученых.

Из работ по философским, социологическим, психологическим проблемам деятельности использованы труды Л.П. Буевой, Д.П. Горского, П.К. Гречко, В.В. Давыдова, А.Н. Леонтьева, В.А. Лекторского, Л.А. Микешиной, Т.И. Ойзермана, Г.В. Осипова, Б.Д. Парыгина, К.К. Платонова, В.Н. Сагатовского, В.С. Степина, К.А. Феофанова и др.

Раскрытие проблемы правообразования осуществляется, главным образом, в русле западной и отечественной философско-правовой традиции и социологической школы правопонимания. В работе используется научное наследие таких ученых, как М. Вебер, Г. Дж. Берман, Ж. Гурвич, Р. Давид, Э. Дюркгейм, Г. Зиммель, Ж. Карбонье, Б.А. Кистяковский, Н. Луман, С.А. Муромцев, П.И. Новгородцев, Т. Парсонс, Л.И. Петражицкий, И.А. Покровский, П.А. Сорокин, Н. Тимашев, О. Шпенглер, М. Фуко, Ф.А. Хайек, М. Хайдеггер, Е. Эрлих. Немалую помощь в изыскании оказали работы ученых – правоведов стран Восточной Европы: К. Кульчара, Р. Лукича, А. Нашиц, А. Подгурецкого, И. Сабо, Ж. Сталева, А. Тамаша.

Методологической основой исследования являются современные методы научного познания, применяемые автором с позиций перехода от монистической методологии к методологическому плюрализму. Несмотря на то, что в современном научном правосознании продолжает наблюдаться конкуренция методологических подходов к освоению правовой действительности, существуют различные школы правопонимания, намечается встречное стремление найти единую эвристическую платформу для проведения правовых исследований.

Объективная сложность правообразовательного процесса предопределила «иерархичность» и «полиструктурность» формируемого методологического аппарата, включающего современные философские, социально-философские, общенаучные и специально-научные методы, методы теоретического и эмпирического уровней. В ходе исследования автор также стремился сочетать специально-юридические понятия и категории с категориальным аппаратом философии и социологии, общей и социальной психологии, поскольку они позволяют более точно раскрыть первоначальный смысл какого-либо общесоциального и правового явления.

Существенное значение при рассмотрении онтологической основы правообразования имели методологические положения относительно нового для науки мировоззрения, развиваемого синергетикой – учением о самоорганизации элементов бытия, которая изучает структуры самой различной природы, исследует, каким образом взаимодействие различных подсистем приводит к возникновению новых состояний (параметров) .

Таким же продуктивным представляется использование современного социально-философского подхода при характеристике социальной основы правообразовательного процесса. Современная отечественная социальная философия может представить правовой науке новый методологический базис для изучения социальной основы процесса правообразования, формируя обновленный взгляд на общество. Этот подход предлагает изучать социальную реальность как субъектно-структурированный социальный объект, где у основания находится взаимодействие людей, или деятельностная коммуникация, – первооснова, матрица всего социального .

С учетом специфики темы одним из главных познавательных принципов стал принцип системного исследования социальных явлений и процессов как структурно дифференцированной целостности, в которой каждый элемент структуры имеет определенное функциональное назначение (структурно-функциональный анализ). Этот метод позволяет отражать роль одного из элементов системы по отношению к другому элементу, а также показать зависимость элементов друг от друга (изменения в одной части системы производны от изменений в другой части, а общий «структурный результат» обусловлен вкладом каждого из «элементов»).

Поскольку основным вопросом является изучение социальных оснований права, то это естественным образом будет выражать применение социологического метода к исследованию права, который для того чтобы охватить правовую действительность исходит не из правовых положений, а непосредственно из самих общественных условий жизни. Другим важным основанием исследования стало историко-логическое познание, позволяющее находить историческую преемственность и логическую последовательность развития изучаемых явлений. Используя в комплексе с вышеуказанными методами другие общенаучные (дедукция, индукция, синтез) и частнонаучные (социологические, психологические, юридические) методы, станет возможным осуществление плодотворного поиска в обозначенном исследовательском направлении.

Нормативную и эмпирическую основу исследования составили: Конституция Российской Федерации, Федеральные законодательные и иные нормативно-правовые акты, законодательные и иные нормативно-правовые акты субъектов РФ, муниципальные нормативные акты, решения Конституционного Суда РФ, материалы Пленумов Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, данные периодической печати, результаты изучения материалов дел судебной практики.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые в отечественной правовой теории осуществляется комплексный анализ проблемы правообразования, в рамках которого раскрывается двуединая социально-юридическая природа правообразовательного процесса, строящегося на комплиментарном сочетании и объективной взаимосвязи спонтанного (общесоциального) и планомерно-рационального (правотворческого) способов формирования правовых норм в параметрах функционирующих механизмов восходящей и нисходящей легитимации. Автором сформирована интегральная концепция правообразования, отражающая сложноорганизованный характер данного процесса, имеющего не какую-либо одну заданную траекторию развития, а осуществляющегося в результате функциональной взаимосвязи общесоциального и правотворческого способов формирования права.

Комплексное и системное решение методологических и общетеоретических проблем правообразования в современном обществе позволило сформулировать ряд новых научных положений, касающихся понятия, основных структурных звеньев, этапов, методов исследования, социальной природы правообразования, правообразующих факторов, конститутивных оснований процесса формирования права, правообразующих правоотношений, социально-правовых закономерностей построения системы правовых норм, форм правообразовательного процесса.

Научная новизна диссертации находит свое проявление в выдвижении и обосновании следующих основных положений, которые выносятся на обсуждение и защиту:

  • Правообразование – это осуществляющийся под воздействием разнообразных факторов общественного развития, получающих свое преломление в юридически значимых социальных интересах и последующее отражение в правовых идеях, двуединый процесс спонтанного (общесоциального) и планомерно-рационального (правотворческого) формирования системы правовых норм, обеспечивающих упорядоченность общественных отношений. Это новое, интегральное определение понятия правообразования, отражающее тенденции развития права в современном обществе. Спонтанное и планомерно-рациональное начала в правообразовательном процессе находятся в функциональной взаимосвязи, которая обеспечивается действием механизмов восходящей и нисходящей легитимации (формализации и санкционирования спонтанного права – в первом случае и социализации позитивного права – во втором).
  • Установлено, что на процесс изучения проблемы правообразования оказывают существенное влияние типы правопонимания, которыми определяется основной вектор размышлений и осуществляется выбор вариантов построения научной аргументации. Однако, как показывает науковедческий анализ, в плоскости более глубокого изучения вопросов формирования права граница между типами правопонимания нивелируется, объективность научного анализа проблемы открывает возможность для синтеза правопознавательных подходов. Это позволяет убедиться в реальной возможности рассмотреть правообразование в виде интегрального процесса, сочетающего «объективное» и «субъективное», «естественное» и «искусственное» начала.
  • Обосновано, что сложноорганизованный характер процесса правообразования позволяет раскрыть применение модернизированных методологических подходов (на высшем философском уровне – это современная теория познания и синергетическая парадигма осмысления социально-правовой реальности). Современная эпистемология преодолевает бинарное мышление в оппозициях «субъекта» и «объекта», что вызывает неоправданное преобладание субъективного либо объективного начала в теориях правообразовательного процесса, посредством рассмотрения процедуры познания как субъектно-объектного взаимодействия в контексте субъектно-субъектных отношений, ориентируясь на модель диалогичности в познавательных практиках. Современные синергетические представления, включаемые в методологический арсенал гуманитарного знания и отображающие онтологию социальной реальности, содержат в себе идею связи эволюционных и системных представлений, что создает почву для интеграции основных правоформирующих источников (общесоциального и правотворческого) в рамках единого правообразовательного процесса.
  • Выявлено, что новые и более широкие познавательные возможности изучения социальных закономерностей правообразования открывает современный социально-философский подход, который обеспечивает достижение предельных границ социальных оснований правообразования посредством введения в оперативный аппарат социальной науки в дополнение к категории «общественные отношения» модельного ряда категории «взаимодействие». Действие социального механизма правообразования осуществляется в системах социального взаимодействия, закономерности которого выступают в качестве фундаментального социального основания правообразовательного процесса. С позиции структурно-функционального анализа системы социального взаимодействия представляют собой взаимозависимую функциональную связь действующих (участвующих во взаимодействии) субъектов – «аргументов», функциями которых в процессе взаимодействия становятся коммуникационные стандарты – прототипы правовых регуляторов.
  • Концепция проводимого в работе многофакторного подхода исследования процесса формирования права в современном обществе создает основу для более глубокого и предметного анализа современных проблем правового развития. Согласно данному подходу, право может иметь нелинейные траектории изменений и подчиняться воздействию не только макро-, но и микропричинных комплексов. «Юридическое» с точки зрения многофакторного подхода выступает не столько как продукт политических сил или даже не столько как результирующий итог действия объективных экономических законов, сколько как отражение всей сложной совокупности реальных процессов, происходящих в современной социально-правовой жизни, осуществляющихся на различных социальных уровнях.
  • Уточнено, что формирование правовых интересов, правовых идей как отдельных стадий в механизме правообразования происходит в рамках социокультурного контекста, который является основой правообразовательного процесса – многоканального социально-правового взаимодействия. Правообразовательный процесс должен быть устроен и организован таким образом, чтобы возможности для диалога, социально-политического и правового дискурса были максимально обширными. Это позволит участникам правовой жизни более отчетливо определять не только личные (индивидуальные) правовые интересы, но также интересы групповые, публичные и на этой основе формулировать «правовые идеи» – интеллектуальный строительный материал системы права.
  • Категория правообразующих правоотношений, вводимая в исследовании в научный оборот, содержит необходимый эвристический инструментарий и соответствующий методологический потенциал для более детального исследования внутренней организации правотворческого процесса как рационального способа формирования права, фокусировки внимания на проблеме участия структур гражданского общества в правообразующих правоотношениях, а также проблеме юридической ответственности основных участников правотворческого процесса. Это, прежде всего, обусловлено функциональностью правоотношений как формы реальных юридических связей между конкретными субъектами права, в данном случае, наделенными «правом на правотворчество».
  • Установлено, что протоправовые нормативы формируются непосредственно в системах социального взаимодействия. Факторы, которые оказывают воздействие на формирование права, социально обусловливают право и уходят в глубь отношений, складывающихся между людьми и их общностями. Истоки правообразования, формирования правовых прототипов связаны с природой социального взаимодействия. Процесс правообразования имеет глубокую социально-интерактивную (интеракция – взаимодействие) природу. Социально-правовое взаимодействие представляет собой процесс воспроизводства социальной правовой нормативности – основного предмета научных поисков первоначал правовой материи.
  • Доказано, что результаты правообразовательного процесса определяются типом социального взаимодействия. Социальная биполярность правовой жизни (конфликт и сотрудничество) влияет на характер (тип) правового регулирования. «Разрешительный» тип правового регулирования, императивный метод есть закономерное следствие конфликтных отношений в социуме. В свою очередь, «общедозволительная направленность» правового воздействия, диспозитивный метод – это правовые формы, объективно выражающие тип отношений социального сотрудничества, солидарности и партнерства. На этой основе в исследовании вырабатываются такие относительно новые понятия правовой теории, как «конфликтное право» и «право сотрудничества». Для первого характерны императивные начала, оно строится на использовании негативных (ограничивающих) правовых средств, для второго – диспозитивные начала с привлечением стимулирующих (позитивных) правовых средств.
  • Обосновано, что особая практически значимая роль в правообразовательном процессе принадлежит этапу юридизации или формализации (восходящей легитимации) сложившихся под влиянием различных социальных факторов (объективных и субъективных, позитивных и негативных, микро- и макросоциальных) протоправовых правил. При условии их надлежащей фиксации они могут стать действующими юридическими нормативами, критерием правомерного и неправомерного в жизни отдельных индивидов и целых социальных коллективов. В то же время, для того чтобы «формальное право» стало «правом социально позитивным» оно должно также пройти этап социализации (нисходящей легитимации) в системах социально-правового взаимодействия.
  • Выявлено, что качественные параметры правовых форм, в которых правовые нормы находят свое закрепление, определяются особенностями социальной среды, соответствующего социального уровня, на котором происходит правообразовательная динамика. В силу того, что правообразующие закономерности могут складываться как на микросоциальном, так и на макросоциальном уровне правовой жизни, требуется дифференцированно подходить к рассмотрению форм (вариантов) правового опосредования, которые, с одной стороны, приближены к микросоциуму, реальному взаимодействию между индивидами (судебная практика), с другой – способны оптимально воплотить макросоциальные интересы (нормативный правовой акт). В рамках правовой системы должен существовать баланс между различными способами правообразования и венчающими правообразовательный процесс формами (источниками) права, что будет способствовать гармоничному развитию правовой системы общества, обеспечивать решение задач, связанных с проблемой воспроизводства актуального права.
  • Модернизация российской общественно-политической и экономической жизни обусловливает необходимость модернизации подходов к правовому опосредованию социальных отношений, совершенствования правообразовательных механизмов, определения приоритетов социально-правового развития в духе тех целей и задач, которые ставятся Президентом Российской Федерации в рамках ежегодных посланий Федеральному Собранию Российской Федерации. К решению этих задач призвана правовая политика в форме правотворческой политики как научно обоснованной, последовательной и системной деятельности государственных и негосударственных структур, направленной на определение стратегии и тактики правотворчества, связанной с разработкой и принятием качественных и эффективных правовых решений.

Теоретическая значимость исследования заключается в предложенных в диссертации научных положениях, выступающих, по мнению соискателя, в качестве основы формирования целостной концепции правообразования в ее юридико-социологической интерпретации. С позиции достигнутых теоретических результатов открывается путь для обновления и уточнения отдельных компонентов теории правотворчества, а также ряда взаимосвязанных с проблемой правообразования разделов и научных направлений общей теории права.

Практическая значимость исследования. Результаты исследования могут быть использованы для дальнейшей разработки проблем усиления научной обоснованности правовой политики, совершенствования правотворческой деятельности, повышения эффективности механизма правового регулирования. В практическом плане материалы диссертации и сформулированные в ней выводы могут быть использованы для оптимизации правотворческой деятельности в Российской Федерации. В юридических вузах данное диссертационное исследование создает основу для разработки спецкурсов по соответствующей проблематике. Формируемая в работе концепция правообразования призвана повлиять на совершенствование культуры участия институтов гражданского общества в современном российском правообразовательном процессе.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования изложены в авторских и коллективных монографиях, научных статьях и других работах, опубликованных, в том числе в ведущих научных журналах: «Известия высших учебных заведений. Правоведение», «Государство и право», «Российский юридический журнал», «Российская юстиция», «Ленинградский юридический журнал», «Актуальные проблемы российского права», «Конституционное и муниципальное право», «Современное право», «Право и образование», «Вестник Саратовской государственной академии права», «Философия права», «Юрист-Правовед», вошедших в перечень ВАК.

Основные теоретические выводы и положения диссертации докладывались автором на Всероссийских и международных, межрегиональных и региональных конференциях, «круглых столах», семинарах в г.г. Москве, Санкт-Петербурге, Саратове, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Тарту (Эстония), Софии (Болгария), Крайове (Румыния), Иркутске, Волгограде, Воронеже, Ростове-на-Дону, Краснодаре, Самаре.

Отдельные аспекты диссертации получили апробацию на научно-методологическом семинаре на тему «Правообразование: методология исследования» (Саратов, 25 ноября 2008 г.), проведенном на базе Саратовского филиала Института государства и права РАН и Научно-образовательного центра федеральных и региональных проблем правовой политики Саратовской государственной академии права.

В 2008-2009 гг. исследование по направлению «Правообразование в современном обществе» проводилось при поддержке гранта Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых № МК-5485.2008.6.

В соответствии с диссертационным материалом подготовлены и читаются спецкурсы в Институте права Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина: «Современные проблемы юридической науки», «История и методология юридической науки», «Социология права», а также используются в работе с аспирантами в Тамбовском государственном университете имени Г.Р. Державина. Теоретические выводы и положения диссертационной работы докладывались на заседаниях кафедры теории государства и права Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина, где проведено обсуждение и рецензирование работы в целом.

Результаты исследования нашли отражение в 131 публикации, включая 2 авторские монографии, 11 коллективных монографий, 25 статей и 7 научных материалов (рецензий, тезисов) в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией, рецензиях на монографии автора по теме исследования. По теме диссертационного исследования авторский объем публикаций – 106,5 п.л.

Структура диссертации обусловлена целью и логикой исследования и включает введение, два раздела, 5 глав, объединяющих 17 параграфов, заключение и список литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, проводится общая характеристика степени ее разработанности, определяются объект и предмет исследования, цели и задачи диссертационной работы, раскрываются методологическая и теоретическая основы исследования, устанавливается его научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первом разделе диссертации «Вопросы методологии исследования проблемы правообразования», включающем две главы и шесть параграфов, осуществляется понятийно-категориальный анализ проблемы правообразования, разрабатывается модернизированный методологический аппарат применительно к исследованию правообразовательного процесса.

В первой главе «Правообразование как сложноорганизованный процесс» сосредоточено внимание на характеристике правообразования как сложноорганизованного процесса, что обусловливает в исследовательском плане необходимость выбора правильных методологических ориентиров.

В первом параграфе настоящей главы «Правообразование: определение понятия и соотношение с правопониманием» проведено детальное исследование понятийного аспекта проблемы правообразования, в том числе в контексте традиционных и современных проблем правопонимания. Проводимый по предмету настоящего исследования науковедческий анализ свидетельствует о многозначности понятия правообразования, об имеющей место довольно существенной неопределенности как в характеристике понятия «правообразование», так и в оценке того места, которое оно занимает в категориально-понятийном строе современной общей теории права.

Проблема формирования права (правообразования) уже достаточно давно привлекает внимание ученых. Неоднократно к изучению процесса формирования права обращались в отечественной дореволюционной теории права. Этот интерес наблюдается прежде всего в среде представителей социологического направления юриспруденции (С.А. Муромцев, Б.А. Кистяковский, М.М. Ковалевский, Н.М. Коркунов, В.М. Хвостов, Ю.С. Гамбаров, Н.И. Кареев и др.), в авторском ключе характеризовавших сущность процесса правообразования. Особенно активным образом категория правообразования продолжает разрабатываться в советский период развития отечественной юридической науки (со второй половины 50-х гг. ХХ века наряду с «нормативным» и «социологическим» складывается так называемый «генетический» подход к праву ). Исследование проблемы правообразования непосредственно либо в связи с иными важными проблемами правовой теории (правотворчество, законотворчество, источники права и др.) осуществляли С.С. Алексеев, С.Н. Братусь, В.М. Горшенев, А.В. Мицкевич, В.В. Степанян, А.И. Экимов, В.С. Нерсесянц, Р.О. Халфина, С.В. Поленина, Ю.А. Тихомиров. В настоящее время интерес к этой проблеме не ослабевает и в некотором смысле возрастает. В научных работах обращается внимание на необходимость оптимизации современного правообразовательного процесса (В.А. Сапун). Современные ученые вносят свою лепту в осмысление правообразовательного процесса, опираясь на самостоятельно выработанные методологические позиции, формулируют соответствующие теоретические положения. В этой области правового знания особо выделяются работы А.А. Соколовой, А.Ю. Калинина. В одном случае специфика авторской точки зрения обнаруживается в том, что итог правообразовательного процесса связывается с этапом социализации правовых норм, в другом – посредством введения в научный оборот в русле характеристики процесса правообразования понятия так называемого «внутреннего источника права», при этом исследовательский акцент ставится на историко-теоретическом анализе правообразования в России .

Не оспаривая в целом известных юридической науке интерпретаций процесса формирования права, в большинстве из сложившихся теоретических инвариантов наблюдается определенный схематизм и мононаправленность, что приводит порой к внутренне противоречивым и относительно неполным представлениям о самой сути рассматриваемого явления. Интегрированный опыт проведенного науковедческого и историографического анализа проблемы построения дефиниции правообразования показывает, что уже с начальных этапов развития научного знания о праве отсутствует единство в понимании не только того, как определять категорию правообразования, но, главным образом, нет общего подхода к проблеме содержания (объема) данного понятия. Нет однозначного суждения о том, какие процессы охватываются в этом случае: объективные или субъективные, «естественно-социальные» или те, которые осуществляются путем сознательного (планомерно-рационального) официального нормотворчества.

В диссертационной работе сделан вывод о необходимости акцентировать внимание на теоретических позициях, в которых осуществляется попытка продемонстрировать проблему правогенеза, исходя из идеи комплиментарности, сбалансированности правообразующих источников и их объективной взаимосвязи. В двуедином ключе охарактеризованы спонтанный (общесоциальный) и планомерно-рациональный (правотворческий) пути образования права. Планомерно-рациональный путь формирования права представлен в виде пяти основных стадий: складывание правообразующих закономерностей, возникновение юридически значимых социальных интересов, формулирование правовых идей, юридизация права (собственно правотворчество) и социализация права (адаптация права к реальным условиям социально-правовой жизни). Именно комплексное направление исследований проблемы правообразования требует дальнейшего развития и именно на этой интегральной основе следует формировать дефинитивную конструкцию понятия правообразования. Данная констатация стала во многом итогом проведенного анализа соотношения проблемы правообразования с проблемой правопонимания, выбора интегративного подхода ее решения.

В результате было сформулировано определение понятия правообразования, отражающее сложноорганизованный характер данного процесса, включающего как различные этапы процесса формирования права, так и протекающего на разных уровнях правового бытия: Правообразование – это осуществляющийся под воздействием разнообразных факторов общественного развития, получающих свое преломление в юридически значимых социальных интересах и последующее отражение в правовых идеях, двуединый процесс спонтанного (общесоциального) и планомерно-рационального (правотворческого) формирования системы правовых норм, обеспечивающих упорядоченность общественных отношений. Правообразованиеследует понимать как двуединый (общесоциальный и правотворческий) процесс формирования права, в котором природа социума и разум законодателя развиваются в постоянном взаимодействии и переплетении. Это два типа правообразовательных моделей, от установления между которыми эффективно функционирующей системы взаимосвязей (посредством механизмов «восходящей» и «нисходящей» легитимации) будет зависеть во многом продуктивность общей (интегральной) правообразовательной активности современного государства и общества.

Во втором параграфе первой главы «Методология исследования правообразования как сложноорганизованного процесса: структура и проблема модернизации» решалась задача выбора, структурирования и модернизации методологических подходов и приемов исследования правообразовательного процесса.

За основу было принято понимание «методологии» в качестве системы принципов формирования и практического применения методов познания и преобразования действительности, что фиксирует и момент познания, исследования, измерения, изучения действительности, и момент ее практического изменения. Применительно к избранному предмету (исследованию правообразовательного процесса) под методологией принято понимать «знание» о том, как правильным и оптимальным образом организовать познавательный процесс, какие использовать методологические приемы и способы с тем, чтобы наиболее точно передать механизм формирования права, отразить все стороны и грани этой проблемы. С целью создания более точной методологической картины предмета исследования проведена подробная градация уровней и аспектов методологии исследования правообразования, в том числе выделены общефилософский, социально-философский (диалектико-мировоззренческий или высший), общенаучный (междисциплинарный или средний) и специально-научный (называемый также как низший) уровни; теоретический и эмпирический уровни методологии; гносеологический, онтологический и инструментальный аспекты методологии правопознания.

Структурирование методологии исследования правообразования проведено, исходя из специфики свойств и качеств самого предмета исследования. Это позволило избежать произвольности при построении методологического аппарата, достичь ситуации истинности (адекватности) применяемой методологии. На данном этапе исследования намечены контуры достаточно широкой и сложной по количеству охватываемых методологических уровней и приемов картины, освещающей процесс познания механизма формирования права. Это есть вполне оправданная методологическая «иерархичность», полиструктурность, определяемая изначально собственной сложностью правообразовательного процесса.

Акцентировано внимание на необходимости использования в ходе исследования методологических новаций, которые выступают своеобразным итогом проводимой рефлексии на различных, прежде всего, высших методологических уровнях. Методологическая рефлексия, осуществляемая с позиций современного типа научной рациональности, подчеркивается в работе, позволяет приблизиться к решению основной в рамках рассматриваемого предмета методологической проблемы в виде нахождения общего знаменателя для интеграции естественно-социального (объективно формирующегося права) и искусственно-моделируемого права как элемента «ноосферы» (создаваемого субъектами правотворчества) в рамках единого сложноорганизованного правоообразовательного процесса.

В третьем параграфе данной главы «Правообразование в контексте современной научной парадигмы» существенное внимание уделено непосредственно поиску и применению новых методологических ориентиров как на высшем (философском и социально-философском) уровне, так и на уровне общенаучных и специально-научных методов. Особой значимостью характеризуется развитие научного знания в русле новых методологических ориентиров применительно к проблеме изучения правообразовательного процесса. В частности, это нашло подтверждение в процессе апробации в рамках изучения проблемы правообразования методологического потенциала постнеклассической эпистемологии и синергетики как одного из новых направлений исследований в области правовой теории.

Проводится критическая рефлексия известного отечественной науке «принципа отражения», который считался основополагающим элементом материалистической теории познания, исходящей из признания первичности внешнего мира и воспроизведения его в человеческом сознании. Понятие «отражение» входило в само определение диалектического, последовательного материализма. Фундаментальная метафора «познающий человек – это зеркало» существенно искажала реальное положение дел, что заставляло, с одной стороны, ожидать от познающего копий, зеркально точных отражений действительности, тогда как на самом деле ожидание и оценки результатов должны быть другими, с другой – предопределяло искусственную границу между субъектом познания и познаваемым объектом, «субъективным» и «объективным». Это находило отражение и в области теории правообразовательного процесса.

Современная эпистемология призывает фактически признать одну простую, но, тем не менее, очень значимую вещь: результаты познавательного процесса в виде субъективных представлений и т.п. о мире (и мире права) в той или иной степени всегда отличны от их объективных прообразов, существующих до их включения в процесс познания. Но в то же время сам окружающий мир никогда не представлен как некая чистая материя, как бытие вне человека и его сознания. Поэтому было бы наивно предполагать, что субъект познания правообразующих (правотворческих) факторов решает или может решить эту задачу лабораторным путем, «наблюдая (по Марксу) как естествоиспытатель» за тем, что происходит в реальной жизни, поскольку он сам всегда в той или иной степени является участником этой жизни. Не подвергая сомнению роль правотворческого субъекта в создании права, нужно признать его включенность в общий правообразовательный процесс, выражающий собой генетический уровень правовой жизни. Подобные выводы создают почву для преодоления дихотомии объективного – субъективного при интерпретации права («правовое» и «юридическое» и т.п.) и правообразовательного процесса, нахождению общего знаменателя для интеграции естественного и искусственного в процессе формирования права.

Дополнительным элементом проводимого модернизированного методологического подхода выступает современная онтология, создаваемая синергетическим видением реальности. Право, правообразовательный процесс, являясь сложным, многоплановым и разноуровневым феноменом, требует для своего освоения особой категориальной сетки. Искомый набор подходов к освоению сложных социальных систем предлагает синергетика (динамика нелинейных систем), которая фигурирует в качестве эффективно функционирующего научного знания о саморазвивающихся системах и вносит немало новых идей и представлений в понимание развития .

Современные синергетические представления, включаемые в методологический арсенал гуманитарного знания, содержат в себе очень важную (можно сказать, «ключевую») идею «универсального (глобального) эволюционизма», который сводится не только к «общевселенской» идее развития, но и включает идею связи эволюционных и системных представлений. Для саморазвивающихся систем по-новому ставится проблема «искусственного» и «естественного». Противопоставление естественного, как возникающего без вмешательства человека, искусственному, как результату деятельности человека, основанному на вмешательстве в ход естественных процессов, уже не является абсолютным. Новые состояния саморазвивающейся системы возникают как результат реализации ее потенциальных возможностей, как один из нескольких вероятных сценариев развития системы. Деятельность, актуализируя те или иные сценарии, «русла» развития системы, становится «соучастником» естественного процесса эволюции. Реализация одного из возможных сценариев предстает и как «искусственно созданная, и как результат естественного развития» (В.С. Степин).

Данную модель можно с достаточной долей уверенности экстраполировать на право как сложный саморазвивающийся феномен и на этой основе понять правообразовательный процесс как со-развитие (коэволюцию) естественно-социального (общественного) и искусственного (обусловленного государством) источников правового генезиса, как синергетическое единство сил, приводящих в движение сложноорганизованный правообразовательный механизм. В свою очередь, понять его действие как имеющего характеристики сложной саморазвивающейся системы невозможно только в русле классического мировоззренческого подхода (классические идеализации познающего субъекта не будут в этом случае полностью адекватными). В связи с этим актуальным здесь становится появление особого субъекта познания как «реального эмпирического субъекта», «участвующего», «возникающего в сложном потоке коммуникаций» правовой сферы жизни общества.

Во второй главе «Социально-философский и прагматический уровни методологии исследования правообразования» раскрывается содержание современного социально-философского подхода к исследованию правообразовательного процесса, обосновывается значение системного и структурно-функционального подходов к объяснению процесса правообразования, а также важность применения конкретно-социологических методик в целях изучения закономерностей и тенденций формирования права в современном обществе.

В первом параграфе второй главы «Традиции и новации в исследовании социальной природы правообразования» решалась задача по формированию научного, адекватного реалиям понимания общественной динамики, общественного состояния. Понимание правообразования как процесса «социально обусловленного» говорит, в первую очередь, об обязательности использования социолого-правовых методов в целях его исследования, необходимости применения знания об обществе в целом.

В контексте проблемы модернизации подходов к исследованию сложноорганизованных социальных систем было акцентировано внимание на рассмотрении концептуальной модели современного социально-философского подхода. Главное отличие данного подхода от традиционных схем заключается в том, что в его рамках, в дополнение к категории «общественные отношения», используется категория «взаимодействие» как «универсальная» в плане познания социальных (и правовых) явлений. При этом автором не исключаются из поля зрения научные позиции марксистского учения об обществе, которое и сегодня во многом не утратило свою актуальность и сохраняет методологическое значение.

В процессе проводимого социолого-правового анализа осуществляется обращение к традициям российского социально-философского и социально-правового знания (М.М. Ковалевский, С.А. Муромцев, Б.А. Кистяковский, Н.М. Коркунов, П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий, Н.Н. Алексеев, Е.В. Спекторский, А.С. Звоницкая, К.М. Тахтарев, П.А. Сорокин). Исследуются традиции и современные достижения зарубежной социальной теории: «теория социального действия» М. Вебера – Т. Парсонса; теория «социальной динамики» П. Сорокина; солидаристская теория Э. Дюркгейма; «познание типических законов социальной реальности» Г. Зиммеля; концепция «социального обмена» Дж. Хоманса, П. Блау, Р. Мертона; идеи «общественной интеграции – дезинтеграции» Н. Лумана, теория «социального конструирования реальности» П. Бергера и Т. Лукмана. Это позволило придать социальной методологии теории правообразования комплексный и интегрированный характер.

Социально-правовую реальность необходимо рассматривать и изучать как субъектно-структурированный социальный объект, как социально-сущностный контекст, где у основания находится взаимодействие людей – разумных представителей живого мира. Социальное взаимодействие, с точки зрения его значения по отношению к правообразовательному процессу, представляет собой своего рода предельно-конечный онтологический момент в контексте общественных отношений. Обоснован вывод о необходимости учитывать не столько абстрактные общественные отношения при исследовании правообразовательного процесса, сколько специфику социально-интерактивной функциональной связи, складывающейся между взаимодействующими индивидами и социальными группами; установления исследовательского ориентира на различные типы социальной интеракции – отрицательный (конфликт) и положительный (согласие) – в их соответствии с характером формируемых правовых норм и правовых средств.

Во втором параграфе второй главы «Системный и структурно-функциональный подходы к объяснению процесса правообразования» раскрывается потенциал системного и структурно-функционального подходов в целях исследования движения правообразовательного механизма. Системно-структурный подход предполагает познание исследуемого как органически целостного образования, а также характеристику автономных качеств объекта с точки зрения присущего ему внутреннего строения, «вклада» его компонентов в формирование целостных свойств системы. Целесообразность и необходимость применения данного метода в правовой науке достаточно обстоятельно обоснована в работах отечественных ученых (С.С. Алексеев, А.Ф. Черданцев, В.М. Сырых, Н.И. Матузов, Л.Б. Тиунова, О.А. Гаврилов, В.В. Лапаева и др.).

Относительно возможностей исследования правообразования как сложноорганизованного процесса методологический потенциал системного подхода имеет определяющее и первостепенное значение. Дополнительное основание к применению системной методологии (в частности, ее разновидности в виде «структурно-функционального анализа») дает свойственный системной методологии «принцип полисистемности», который ориентирует на изучение закономерностей правообразования не только на макро-, но и в системах межличностного взаимодействия, на микроуровне. Структурно-функциональный анализ призван раскрыть и проанализировать активный, функциональный аспект сложных социальных систем. В целях настоящего исследования осуществляется выделение двух уровней структурно-функционального анализа процесса правообразования: 1) соотнесение индивидуума как действующего лица (актора) с его непосредственной социальной средой в лице «других» (воспринимающих воздействия и создающих ответные реакции); 2) системы социального взаимодействия и системы правовых норм.

В рамках первого уровня апробируется методология структурно-функционального анализа, с позиции которого обосновывается, что система взаимодействия индивидов представляет собой взаимозависимую функциональную связь действующих (участвующих во взаимодействии) субъектов – «аргументов», функциями которых в процессе взаимодействия становятся те или иные коммуникационные линии, отражающие признаки и качественные характеристики правовых регуляторов. В рамках второго аналитического уровня отмечается активная роль многочисленных систем взаимодействия, существующих в обществе , выражающаяся в виде способности к нормативно-ценностной интеграции посредством установления целей и стандартов поведения. Формулируется вывод, что во взаимодействии с этими элементами, при условии их учета в процессе правового регулирования общественных отношений, проявляется реальное действие и социальный эффект позитивного права.

Степанян В.В. Теоретические проблемы правообразования в социалистическом обществе. Ереван, 1986.

Малинова И.П. Философия правотворчества. Екатеринбург, 1996.

Соколова А.А. Социальные аспекты правообразования. Минск, 2003; Ее же. Социальные аспекты понятия «правообразование» // Государство и право. - 2004. - №7. С.79-83.

Калинин А.Ю. Методологические основы изучения процессов формирования права в России. М., 2009; Его же. Правообразование в России: понятийно-категориальный и структурно-функциональный состав (историко-теоретическое исследование). Автореф. дис. … докт. юрид. наук. СПб., 2010.

См.: Сырых В.М. Социология права как отрасль правоведения и учебная дисциплина // Ленинградский юридический журнал. - 2006. - №2 (6). С.218.

См.: Венгеров А.Б. Синергетика, юридические науки, право // Советское государство и право. - 1986. - №10. С.39; О когнитивных возможностях синергетики в правоведении см. также: Ветютнев Ю.Ю. Синергетика в праве // Государство и право. - 2002. - №4. С.64-70; Шундиков К.В. Синергетический подход в правовой науке: проблемы адаптации // Правоведение. - 2008. - №1. С.145-156.

См. об этом: Гречко П.К. К вопросу о предмете социальной философии // ВМУ. Сер. 7. Философия. - 1995. - №1. С.9-17; Сагатовский В.Н. Социальная философия: поиски целостности // Социально-политический журнал. - 1994. - №6. С.55-70.

См. об этом: Кудрявцев В.Н., Васильев А.М. Право: развитие общего понятия // Советское государство и право. - 1987. - №7. С.5.

См.: Соколова А.А. Указ. соч.; Калинин А.Ю. Указ. соч.; см. также: Его же. Правообразование в России. Историко-теоретическое исследование. М., 2010.

См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.1. С.162.

См.: Степин В.С. Саморазвивающиеся системы и постнеклассическая рациональность // Вопросы философии. - 2003. - №8. С.5-17; Каган М.С. Синергетическая парадигма – диалектика общего и особенного в методологии познания разных сфер бытия // Синергетическая парадигма. Нелинейное мышление в науке и искусстве. М., 2002. С.28-49.

О проблемах применения коэволюционной модели см., например: Данилов-Данильян В.И. Возможна ли «коэволюция природы и общества» // Вопросы философии. - 1998. - №8. С.15-25; Моисеев Н.Н. Еще раз о проблеме коэволюции // Вопросы философии. - 1998. - №8. С.26-32.

Г. Зиммель: «Общество есть только собирательное название для взаимодействий». – Зиммель Г. Социальная дифференциация. Социологические и психологические исследования. Киев-Харьков, 1898. С.28.

В третьем параграфе второй главы «Конкретно-социологические методы исследования закономерностей и тенденций формирования права» представлен прагматический уровень методологии исследования правообразовательного процесса, который выражается прежде всего в системе конкретно-социологических методов и приемов изучения тенденций и закономерностей формирования права в современном обществе. «Закономерности» как основной предмет формирующих знаний о правообразовательном процессе в контексте современной правовой жизни – это объективная, систематическая повторяемость взаимосвязанных фактов.

В связи с этим одним из первых этапов на пути выявления закономерностей и тенденций формирования права в современном обществе следует считать установление самих социально-правовых фактов, которые впоследствии будут подвергаться логической обработке, и на этой основе будут сделаны положительные (о наличии закономерности) или отрицательные (об отсутствии таковой) выводы. Исследования, в основе которых – сбор и первичное обобщение эмпирических данных о социальных фактах, относятся к уровню конкретно-социологических исследований. Эмпирические факты науки обобщаются абстрактным мышлением в научные понятия и законы – логические конструкты теорий (Л.И. Спиридонов).

Рассматриваются основные методы выявления эмпирических данных, среди которых традиционно выделяются наблюдение, изучение документов и опрос. Предлагается в целях научного обеспечения современной правовой политики, выявления актуальных тенденций и закономерностей правообразовательного процесса с точки зрения повышения объективности и надежности социолого-правовых данных осуществлять комбинирование конкретно-социологических методов. В арсенале социологии права всегда присутствуют и другие методы (социально-правовой эксперимент и др.), которые призваны способствовать не только констатации сложившегося порядка вещей, но могут также сформировать основы для оптимизации социальных и юридических процессов.

Во втором разделе диссертации «Общетеоретический анализ основных закономерностей образования права», включающем три главы и одиннадцать параграфов, осуществляется анализ природы и содержания правообразовательного процесса, исследуются социальные основы процесса формирования права в современном обществе.

Третья глава работы «Конститутивные основы правообразовательного процесса в современном обществе» посвящена исследованию конститутивных оснований современного правообразовательного процесса. Рассмотрены спонтанный и планомерно-рациональный способы правообразования в аспекте их функциональной взаимосвязи. Изучается система факторов актуального процесса правообразования. Характеризуется роль правовых интересов и правовых идей в структуре процесса формирования права. Особое место в контексте данной главы отведено характеристике правообразующих правоотношений в механизме правореализации, сосредоточено научное внимание на проблеме участия институтов гражданского общества в правообразующих правоотношениях, а также юридической ответственности лиц, наделенных «правом на правотворчество». Комплексному анализу нормативной основы правообразующих отношений способствовало освещение вопроса о правообразовательных механизмах в системе конституционных установлений в Российской Федерации.

Первый параграф настоящей главы «“Спонтанное” и планомерно-рациональное” в правообразовательном процессе: функциональные взаимосвязи» посвящен рассмотрению спонтанного и планомерно-рационального способов формирования права в их двуедином сочетании и взаимосвязи. Утверждается, что правовую норму не следует рассматривать исключительно как продукт законодательной (правотворческой) активности, правотворческой воли. Правовая норма привносится в волевые рамки субъектов правотворчества извне, под влиянием факторов, которые существуют еще до того, как начинается процесс правотворчества. В то же время не следует понимать правообразовательный процесс только как объективный, не зависящий от разумной деятельности людей (народа и его представителей в лице законодательных и иных правотворческих органов). Иначе эти субъекты могли бы рассматриваться лишь как некие бесчувственные (неодушевленные и самостоятельно не мыслящие) машины, регистрирующие правовые импульсы, исходящие из глубин социально-правовой жизни. Однако такое восприятие вряд ли уместно и целесообразно. Помимо своей ошибочности, оно существенно снижало бы авторитет государства как специально созданной людьми особой организации публичной власти, призванной упорядочивать различные социально-правовые процессы. Элементы права (нормы, принципы, юридические конструкции) – это одновременно и результат естественноисторического развития общества, и творение разума и воли человека и социальных групп.

При моделировании картины правообразовательного процесса важно опираться на комплексный подход, который учитывает и естественно-социальное (спонтанное) начало в правообразовании, и роль законодателя (в широком смысле этого слова) в создании необходимых обществу правовых норм. При этом последним, т.е. законодателем, эти нормы должны формулироваться не произвольно, а реально отражать социальные правообразующие факторы, складывающиеся на их основе социальные правовые интересы и соответствующие этим интересам правовые идеи. Общесоциальный (спонтанный) и планомерно-рациональный (правотворческий) типы правообразования осуществляются, комплиментарно взаимодействуя друг с другом. Данный вывод обосновывается с опорой на традиции отечественной и зарубежной юридической и социальной теории (Л.С. Явич, Ф.А. Хайек и др.).

В диссертации проводится различие между двумя основными типами правообразования, которое сводится, в главном, к степени осознания людьми того факта, что в процессе своей деятельности они формируют правила правового поведения в обществе. В первом случае степень этого осознания невелика, и поэтому нормы права вырабатываются как бы сами собой, выражая устоявшиеся модели поведения, которые оказываются наиболее удобными, привычными и укрепляющими основания данной социальной системы. Во втором случае речь идет о сложном, требующем высокоточной организации интеллектуальном (рационально-организованном) процессе актуального конструирования права как регулирующего средства. Этот процесс имеет свои особые характеристики, строится на определенных принципах и осуществляется в разных формах (видах). Его отличие от правообразования спонтанного типа в том, что рациональное начало выходит, в данном случае, на передний план. Оперируя разумом, субъект правотворчества либо старается надлежащим образом понять и реально отобразить те модели правового поведения (взаимодействия), которые сложились объективным образом и их необходимо лишь правильно зафиксировать в нормах и текстах нормативных актов, либо принимает ответственные правовые решения, которые рассчитаны на моделирование неких новых, ранее не существовавших общественных отношений.

Общесоциальный (спонтанный) способ создания права существует в реальной социально-правовой жизни наряду с другим основным типом правообразования – планомерно-рациональным, т.е. правотворчеством. Эти два основных способа формирования права взаимодействуют друг с другом и взаимно друг друга дополняют. Первый обеспечивает приток в систему права естественных, созданных самой социальной жизнью, моделей, стандартов правового поведения. Второй с помощью рационального метода направляет стихию правовой жизни в определенное русло, искусственным образом формируя те нормы и правила, которым необходимо и целесообразно следовать в обществе. Взаимосвязь рассматриваемых двух способов правообразования функциональная, проявляемая на уровне практической юридической деятельности. Оба способа органично взаимодействуют друг с другом, взаимно компенсируют недостающие возможности регулятивного свойства в процессе самого развития, движения, течения правовой жизни. Правовая жизнь, заключая в себе объективные предпосылки комплексного взаимодействия субъект – объект – субъектного характера, обеспечивает диалог естественного права и права как элемента ноосферы, которые, взаимопроникая друг в друга, и представляют собой условия существования социальной жизни на основах права.

В заключение параграфа формулируется вывод, что «спонтанное» и «планомерно-рациональное» в правообразовании находятся в функциональной взаимосвязи и взаимно друг друга уравновешивают, способствуя установлению гармонии правового содержания и правовой формы. Для того чтобы спонтанное право стало официальным, оно санкционируется государством (проходит этап восходящей легитимации). В то же время, для того чтобы «формальное право» стало «правом социально позитивным» (действенным de facto) оно должно пройти этап социализации (нисходящей легитимации) в системах социально-правового взаимодействия.

Во втором параграфе третьей главы «Система факторов актуального процесса правообразования» анализируется система факторов формирования актуального права. Проводится систематизация правообразующих факторов, которые являются внешними по отношению к праворегулирующей деятельности, предваряют ее, ориентируют эту деятельность, ограничивая действия правотворческих субъектов определенными рамками, придают этой деятельности научный характер и, влияя на нее, обусловливают и детерминируют основные элементы будущих правовых норм (А. Нашиц). Правообразующие (юридические) факторы – это те социальные факты (экономические условия, деятельность государства, судебная практика и др.), которые оказывают влияние на механизм правообразования, вызывают изменение действующего законодательства, обусловливают принятие новых правовых норм (В.Б. Исаков).

В отечественной правовой теории (в особенности, с нач. 80-х гг. XX в.) уделяется значительное внимание факторному анализу. Были разработаны и апробированы теоретические подходы относительно понятия факторов формирования права, их системы и разновидностей (С.В. Поленина, Е.В. Куманин, В.А. Леванский, Н.П. Колдаева, А.А. Соколова). Это, пожалуй, один из наиболее стабильных сегментов теоретико-правового знания в целом. Вместе с тем не исключается возможность для некоторой модернизации подходов. С точки зрения современного научного мышления в системе социальных факторов не существует какого-либо одного преобладающего фактора. Их всегда наличествует определенное множество. Они образуют своего рода параллелограмм сил, которыми оказывается известное влияние на социальный объект, в данном случае – на правообразование и правотворческую политику государства. Речь идет о разработке и применении многофакторного подхода исследования современного правообразовательного процесса.

В исследовательских целях проводится по различным критериям дифференциация факторов правообразования. Придерживаясь традиций отечественной правовой теории и применяя ряд новых положений, в зависимости от степени влияния отдельных факторов на характер и содержание правового регулирования факторы правообразования условно разделяются на основные (объективные и субъективные) и обеспечивающие факторы. В системе факторов выделяется группа факторов развития и статические факторы. В отличие от факторов статического плана (постоянно действующих факторов) факторы развития носят более актуальный, изменчивый и ограниченный определенным интервалом времени характер. Данные факторы правового развития имеют либо положительное, либо отрицательное значение. Речь идет о позитивных факторах и факторах негативных. В их числе анализируются различные явления современной социально-правовой жизни (экономика, политика, социальная сфера, проблемы безопасности, уровень правосознания и т.д.), обусловливающие содержание и результаты современного правообразовательного процесса.

Факторы, воздействующие на правообразовательный процесс, исходя из различных оснований, можно подразделить на другие виды (например, материальные и специально-юридические и т.д.). Однако для того чтобы проблема социальной обусловленности правообразования демонстрировалась более наглядно, предлагается также рассматривать социальные факторы права на двух уровнях – макро- и микросоциальном, так как право пронизывает социум на макро- и микроуровнях его организации. Разумная политика права должна учитывать как макро-, так и микросоциальный уровень правовых процессов. Обосновывается необходимость более осознанного интереса юридической науки и практики к микросоциальным аспектам правового бытия.

Предлагаемая модель системы факторов правообразовательного процесса не является в каком-либо смысле завершенной. С ее помощью прежде всего демонстрируется, что спонтанное образование права и правотворчество – это сложные, определяемые многочисленными факторами объективный и интеллектуальный процессы традиционного и актуального конструирования необходимого обществу права, знание исходных предпосылок которого – залог его эффективности. Представленные факторы, действуя в различной конфигурации, детерминируют возникновение права. Рассмотренные в системе они создают тот суммарный эффект закономерной повторяемости юридически значимых ситуаций, результатом институционализации которых должно стать правовое опосредование (в плане дозволения, позитивного обязывания или юридического запрета) сложившихся протоправовых параметров.

В третьем параграфе третьей главы «Правовой интерес и правовая идея в структуре правообразования» раскрывается следующий этап формирования права, связанный с осознанием сложившихся в сфере правовой жизни закономерностей (возникновение правовых интересов) и формулированием на этой основе «правовых идей».

Правотворческие решения предполагают скрупулезное исследование, выявление, изучение и учет истинных движущих сил, которые приводят в действие правообразующие механизмы, обусловливают их динамику и функционирование. Для того чтобы набор правовых инструментов в полной мере являлся адекватным предполагаемым социальным правовым ситуациям, необходимо изучить образующие их социальные правовые интересы. Именно «интересы» являются видимым символом того, что сложились определенные условия для формирования применимых к данным случаям правовых правил (норм, принципов, способов, конструкций).

Правообразующие интересы могут проявляться только в случае, когда субъект участвует в различных общественных отношениях и взаимодействует с другими лицами. Интерактивная природа социальных интересов сообщает им правовое значение. Вне социального взаимодействия интерес реализуется непосредственно субъектом и не требует правового опосредования. Юридически значимый интерес – это основа правообразовательного процесса, то, что опосредуется объективным правом, представляет значение для закрепления в правовых конструкциях, способствующих реализации социально-правовых интересов. В исследовании определяются критерии значимости интереса в плане его правового оформления, а также характеризуется стратегия правового опосредования юридически значимых интересов по нескольким направлениям в зависимости от их характера и специфики.

Интересы являются связующим звеном между объективным и субъективным этапом правообразования. С их осознания начинается субъективный этап процесса формирования права – возникает идея права (или правовая идея). В ходе анализа рассматриваются различные трактовки «правовой идеи»: объективно-материалистическая, где идея – это результат сложной и продолжительной работы по осознанию процессов, происходящих в обществе; субъективно-идеалистическая – с тезисом об идее, основывающейся на «принципах a priori» (И. Кант); объективно-идеалистическая трактовка, где идея права есть нечто «изначально данное» (Г. Гегель В. Кубеш, Г. Коинг). По итогам анализа предпочтение отдается точке зрения, согласно которой в качестве причин развития «идеи права» рассматриваются различные равноценные, независимые начала (факторы), сформировавшиеся в различных сферах природы и общества.

Таким образом, при исследовании проблемы правообразования, этапов формирования правовых интересов, правовых идей необходимо обращаться к глубокому изучению социокультурного контекста, который является основой правообразовательного процесса – многоканального правового взаимодействия, а непосредственно сам правообразовательный процесс должен быть устроен и организован таким образом, чтобы существовали возможности для конструктивного социально-правового диалога. Это позволит участникам правовой жизни более отчетливо устанавливать не только личные правовые интересы, но также интересы групповые, публичные и на этой основе формулировать «правовые идеи» – интеллектуальный строительный материал системы права.

В четвертом параграфе третьей главы «Правообразующие правоотношения как форма осуществления планомерно-рационального (правотворческого) способа формирования права» отмечается, что характеристика правотворчества как планомерно-рационального способа создания права может быть более полно представлена через методику анализа, выработанную теорией правовых отношений, в рассматриваемом случае – посредством использования теоретической конструкции правообразующих правоотношений. В этой конструкции содержится необходимый эвристический инструментарий и соответствующий методологический потенциал для более полного и всестороннего рассмотрения различных аспектов процесса создания правовых норм.

Основываясь на научной модели правовых отношений в сфере правотворчества, создается общее понимание правообразующих (правотворческих) правоотношений, определяется их содержание, специфика (в отечественной юридической науке к разработке этой категории обращался Б.В. Дрейшев). В рамках анализа предлагаются ответы на вопросы о том, какое место в рамках правообразующих правоотношений отводится структурам гражданского общества как возможным и необходимым участникам процесса формирования права, каков объем правовой (юридической) ответственности непосредственно лиц, наделенных «правовом на правотворчество» и др.

Правообразующие (правотворческие) правоотношения – это определенная совокупность специфических по содержанию и характеру правовых отношений, связанных с разработкой, принятием и изданием правотворческими органами правовых актов различной формы, а также участием граждан и организаций в данном процессе посредством выражения волеизъявления относительно характера и содержания принимаемых правовых норм. Главное назначение (функция) указанных отношений состоит в том, что они выступают средством создания (изменения, отмены) норм права. Этим определяется их особое место среди остальных правовых отношений, которые непосредственно связаны с реализацией уже созданных правовых норм.

Правовое регулирование отношений в сфере правотворчества имеет своей нормативной основой и предпосылкой соответствующие нормативные акты. Правовое регулирование данных отношений в Российской Федерации осуществляется посредством норм, установленных Конституцией РФ, конституциями и уставами субъектов РФ, законодательством о местном самоуправлении в РФ, постановлениями Правительства РФ, Регламентами Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания РФ, нормативными актами и регламентами законодательных собраний субъектов РФ и представительных органов муниципальных образований РФ. В работе осуществляется дифференциация правотворческих (правообразующих) норм.

Определяется структура и содержание правообразующих правоотношений (объект, субъекты, права и обязанности, ответственность правотворческих субъектов). Обосновывается необходимость участия структур гражданского общества в процессе создания актуального права, демонстрируются возможные формы и способы такого участия, а также выявляются проблемные точки, на которых эти способы не реализуются или реализуются не в полной мере. К основным формам участия относятся: демократические выборы, непосредственное правотворчество народа в форме референдума, гарантии демократизации и гласности всего нормотворческого процесса (предварительные всенародные обсуждения или так называемые публичные слушания), институт лоббизма. Данные способы участия структур гражданского общества обеспечивают взаимопроникновение разнопорядковых социальных юридически значимых интересов, позволяют создать почву для компромисса различных социальных сил и создать то право, которое будет действенным по причине его предварительной социализации (одобрения) в недрах правосознания общественных слоев, социальных групп, страт, индивидуумов.

В этой части исследования рассматривается также проблема ответственности субъектов правотворчества за принимаемые решения. Политико-правовая (юридическая) ответственность субъектов правотворческих правоотношений может быть представлена в двух аспектах: активном (позитивном) и ретроспективном (негативном). Когда речь идет об активном (проспективном, позитивном) аспекте ответственности, то в этом случае она выступает как осознание творцом права своего предназначения, своих задач и функций, а также того, как он должен их осуществлять. В данном случае ответственность является внутренним регулятором его действий в этой сфере (сфере правотворчества). Ретроспективный аспект ответственности отражает механизм принятия лицом неблагоприятных (негативных) последствий за прошлое противоправное поведение. В рассматриваемом случае – это возможные «лишения», применяемые к субъекту правотворчества за неисполнение или ненадлежащее исполнение им своих обязанностей в процессе осуществления правотворческой деятельности (отрешение от должности, отзыв выборного лица, роспуск представительного органа и др.).

Применительно к проблеме участия структур гражданского общества в правотворческих правоотношениях, а также проблеме юридической ответственности субъектов правотворчества формулируются следующие основные выводы. Во-первых, в рамках реализации принципа народовластия, складывающейся на этой основе системы взаимоотношений общества и государства (прежде всего, в лице выборных органов), проблема эффективности правообразовательных механизмов должна активнее решаться при помощи участия в процессах формирования актуального права институтов гражданского общества. Во-вторых, в целях идентификации юридической ответственности субъектов публичной власти, наделенных функцией принятия общезначимых правовых решений, правотворческий процесс следует рассматривать как систему правоотношений с характерной для них структурой и специфическим набором элементов (субъекты, объекты, содержание). В-третьих, в правовых нормах, регламентирующих правообразующие правоотношения, необходимо наряду с правами четко формулировать обязанности, которые необходимо выполнять в процессе принятия правовых актов, с тем, чтобы появились возможности для более точной квалификации состава «неисполнения или ненадлежащего исполнения» правотворческих функций. Посредством категории правообразующих правоотношений открывается доступ к идентификации искомых правовых элементов, которые в системе с другими элементами определяют конструктивность правообразовательного процесса.

В пятом параграфе третьей главы «Правообразовательные механизмы в системе конституционных установлений в Российской Федерации» определяется система конституционных положений, устанавливающих правообразовательные механизмы, конкретные способы формирования права в Российской Федерации. В рамках учредительных правовых параметров Конституции и конституционного законодательства устанавливается порядок отношений между органами публичной власти как основными субъектами правообразующей активности. После принятия Российской Конституции на ее основе сложился целый комплекс правоотношений (горизонтальных и вертикальных) между различными государственными органами, что представляет существенную важность с точки зрения действия правообразовательного механизма в государстве.

В горизонтальном разрезе взаимоотношения существуют в рамках закрепленного ст. 10 Конституции РФ разделения властей на уровне Федерации и ее субъектов на законодательную, исполнительную и судебную. Принятие законов как высших по юридической силе нормативно-правовых актов является основной функцией законодательной ветви власти. Подзаконные акты и акты судебного правотворчества принимаются органами исполнительной и судебной власти в соответствии с принципом «верховенства закона» (ст. 4 Конституции РФ). Особое место в системе разделения властей занимает Президент РФ. По действующей Конституции он не относится ни к одной из ветвей государственной власти, что позволяет говорить о выделении четвертой, президентской ветви власти, в том числе об особом типе правотворческой воли, формируемой в недрах президентской власти. В ходе дальнейшего анализа рассматриваются положения конституционного законодательства, определяющие правотворческие полномочия российского парламента – Федерального Собрания Российской Федерации, Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, высших судебных органов – Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, анализируется институт делегированного правотворчества.

Рассматриваемые в вертикальном срезе органы публичной власти как субъекты процесса формирования права представлены федеральными органами власти, органами власти субъектов Российской Федерации (их правотворческой компетенции посвящен ряд статей первой и третьей главы Конституции России), а также органами власти местного самоуправления (полномочиям последних посвящена глава 8 Конституции РФ). Обращается внимание, что конституционное законодательство также содержит определенные ресурсы для реализации не только планомерно-рационального способа правообразования (правотворчества), но и общесоциального, косвенно определяя возможности в процессе осуществления комплекса прав и свобод для осуществления правообразовательных инициатив, реализации правообразующей активности населением страны, социальными общностями или отдельными гражданами. Вместе с тем требуется развитие ряда конституционных положений, определяющих параметры и формы правообразовательного процесса в современном обществе, а также их более последовательное отражение в действующем российском законодательстве.

В четвертой главе «Правообразование в социальной ипостаси современной правовой жизни» сосредоточено внимание на исследовании правообразования в контексте социальной динамики правовой жизни. Особое внимание отводится исследованию социально-правового взаимодействия как процессу воспроизводства правовой нормативности. Действие механизма правообразования осуществляется в системах социального взаимодействия, образующих главную ипостась всей социально-правовой жизни, генетическим уровнем которой является правообразование. Обосновывается, что процесс правообразования имеет социально-интерактивную природу, в силу которой правовое регулирование выражает правообразующие закономерности социального взаимодействия. Исследуется влияние типов социального взаимодействия (конфликт и сотрудничество) на содержание и результаты правообразовательного процесса.

В первом параграфе четвертой главы «Социально-правовое взаимодействие как процесс воспроизводства правовой нормативности» проводится аргументация положения о том, что первоначальное действие механизма правообразования осуществляется в системах социального взаимодействия. В этой части работы непосредственно раскрывается то, как осуществляется процесс появления и формирования правовых норм в результате взаимодействия социальных субъектов, прослеживаются основные этапы этого процесса, выявляются общие и частные социально-интерактивные закономерности правообразовательного процесса.

Изучая право с позиций генетического подхода, осуществляя поиск его социальных оснований, необходимо исходить из того, что его источники и основу следует искать в феномене взаимодействия индивидов – внеформационной и универсально-исторической категории жизни общества в целом, а также ее составной части и особой разновидности – «правовой жизни» (А.В. Малько). Это кратко сформулированное положение означает, что различные по своей функциональной природе стороны социального взаимодействия, выступая в самых разнообразных видах и образуя социальную ипостась правовой жизни, определяют предмет устанавливаемых субъектом правотворчества правовых (юридических) норм. Социальное взаимодействие составляет глубинное основание правообразующей динамики. Право возникает в сообществе, социуме как средство, способ взаимодействия обособленных индивидов и социальных систем как участников правовой коммуникации (В.М. Сырых, Г.В. Мальцев, Т. Парсонс, Н. Луман, А.В. Поляков, Ван Хук М., М.Н. Козюк).

В рамках проводимого анализа моделируется процесс воспроизводства правовой нормативности в системах социального взаимодействия. Субъекты коммуникативного процесса осуществляют взаимные действия, которыми определяется динамика и характер функционирования социальной системы. Действующие лица, главная особенность которых состоит в достижении определенных целей, могут образовывать социальные структуры, то есть системы деятелей, выполняющих роли (функции, действия) относительно друг друга. Взаимодействие между участниками системы представляет собой главное основание, которое придает соединению (системе) относительную стабильность и организованность. Как только люди начинают взаимодействовать друг с другом, между ними развивается социальная организация, неизбежно возникают «координаты», являющиеся основой для функционирования системы. Эти «координаты» составляют результат взаимодействия, выражающий способ обеспечения гармоничного функционирования индивидов по отношению друг к другу в системе.

Основное содержание протоправовой функциональной связи в социальной системе составляют явления взаимного учета действий и обмена. Взаимный учет действий и обмен, как универсальные для межличностного общения переменные величины, опосредуют внутреннюю связь, создают необходимые для развития организационные предпосылки, которые служат основой для правообразовательного процесса, воспроизводства социально-правовой нормативности (Г.В. Мальцев, В.М. Сырых).

В процессе взаимодействия решаются те или иные социальные проблемы, включая организационно-регулятивные. Нормативы являются результатом социального взаимодействия. Норматив – это мера полезного, оптимального, а главное – необходимого функционирования. В процессе социально-правового взаимодействия формируется и воспроизводится объективная нормативно-ценностная система, аккумулирующая сложившиеся относительно стабильные социальные связи. То, что нормативная форма фактически создана и действует, проявляется тогда, когда ее начинают использовать и многие другие. Как равная для всех она выражает то общее, что имеется у каждого из субъектов взаимодействия. Именно поэтому она функционирует как значимая для всех, становится всеобщим эквивалентом юридического характера. Выбор этой формы предопределен не свыше, а изнутри, из глубин «океана» социальных взаимодействий (П.А. Сорокин). Каждое новое взаимодействие колеблет устоявшуюся форму, и в зависимости от его силы (истинности, значимости, всеобщности), оно вносит или не вносит коррективы. Правовая норма генетически порождена системой социальных связей и отношений, что придает ей «объективную властность» и регулирующий потенциал.

Право, отмечается в работе, живет не в вакууме, не в безжизненном пространстве, а имеет дело со всем многообразием человеческих отношений, природа которых отличается сложными многоступенчатыми формами коммуникативного процесса. Посредством этого процесса осуществляется взаимовлияние и взаимодействие активных микро- и макроструктур, которые оказывают конститутивное воздействие на право, выступая в качестве онтологической основы правового регулирования. Социальное взаимодействие, одной из важнейших функций которого является функция воспроизводства правовой нормативности, является источником актуального права и способом, обеспечивающим упорядоченный процесс функционирования социальных систем.

Во втором параграфе четвертой главы «Конфликт субъектов правовой жизни как объективная основа права» в качестве объективной основы образования правовых норм исследуются конфликтные ситуации между индивидами или так называемая отрицательная интерактивная среда. Изучается тип социального взаимодействия, который связан с отношениями конфликта, порождающий особый тип правового регулирования, предназначенный для упорядочения конфликтных отношений в социуме.

Социолого-правовой анализ конфликта, под которым понимается противоборство двух или нескольких субъектов, обусловленное противоположностью (несовместимостью) их интересов, потребностей, систем ценностей или знаний, предполагает раскрытие такой важной черты данного типа взаимодействия, как «конструктивная функция». Этот подход на обнаружение конструктивной функции конфликта берет начало в работах Г. Зиммеля. В дальнейшем эта научная традиция получила развитие в работах Л. Козера, Р. Дарендорфа, М. Дойча. Конфликт выступает в роли медиатора, с помощью которого артикулируются проблемы, находятся их решения, служит основой изменений в системах взаимодействия. Внутригрупповой конфликт обеспечивает действие существующих норм или приводит к возникновению новых, выступая в роли механизма для установки норм, соответствующих новым условиям.

В случаях конфликтных ситуаций, в ходе их разрешения, происходит фиксация определенных форм взаимодействия. Возникающие в ходе конфликтного взаимодействия императивы имеют социально-интерактивную природу, поскольку в основе формирования данных юридических средств находятся взаимные акции и реакции участников социально-правового взаимодействия. Главный смысл императивных норм, негативных (ограничивающих) правовых средств – зафиксировать статус конфликтующих субъектов, определить четкую дистанцию между ними и тем самым обеспечить должную упорядоченность в данной системе взаимодействия и в то же время ее внутреннюю эффективность. В совокупности правовые средства, возникшие на конфликтно-социальной основе, составляют систему правового регулирования – конфликтное право.

Конфликтное право определяется в виде системы обусловленных конфликтными отношениями в социуме юридических норм, содержащих негативные правовые средства, направленные на регулирование (упорядочение) конфликтных отношений между индивидами и организациями, а также между ними и правовыми предписаниями, которыми определяется мера дозволенного и правомерного поведения социальных субъектов в обществе. В свою очередь, сами негативные юридические средства – это правовые инструменты, функцией которых является ограничение (сдерживание, преодоление и устранение) неправомерной активности взаимодействующих субъектов, детерминирующей повышенную конфликтность отношений в социальных системах (запреты, превенции, предписания, негативные санкции, ретроспективная юридическая ответственность).

Такими конфликтными или потенциально конфликтными отраслями и институтами права, регулирующими конфликтные взаимоотношения, являются уголовное право, нормы об административных правонарушениях, институты экологического, трудового, семейного, гражданского, процессуального права и т.д. Связанные с этими сферами ситуации влияют на оформление, развитие и институционализацию юридических элементов по мере институционализации и развития самих конфликтных ситуаций. Поэтому очень важным является изучение их правообразующего значения. Это позволит не только более правильно понимать природу правовых норм, но и своевременно открывать правотворческий процесс для разрешения существующих социальных конфликтов.

Третий параграф четвертой главы «Право сотрудничества: понятие, формирование, юридические средства» посвящен аналитическому исследованию процесса правообразования на основе другого типа социальной интеракции, каким являются ситуации сотрудничества. Речь идет о правовых результатах положительного взаимодействия. Корпоративная среда – это нравственный правовой источник, который обеспечивает объединившихся и взаимодействующих на основе сотрудничества индивидов установленными правилами, а также способами их применения (Э. Дюркгейм). Процесс социальной солидарности имеет результатом нормы диспозитивного, управомочивающего характера, поскольку этот процесс отражает состояние возможностей действовать на основе доверия субъектов социального взаимодействия друг к другу.

Мирные отношения между людьми рождают свои правовые формы, юридические конструкции, правовые средства, адекватные этим отношениям правовые институты и правовые комплексы. Все эти элементы составляют то право, которое обозначается автором – «право сотрудничества» (или «солидарное право») – право, которое обеспечивает взаимосогласующиеся интересы участников правового обмена и приобретает свои основные свойства и качества, исходя из этой социальной солидарности. Положительное содержание соответствующих юридических средств (дозволений, льгот, поощрений, правовых стимулов) раскрывается через собственно положительную природу той социальной среды, из которой они происходят и которую они, таким образом, поддерживают. Поэтому позитивными юридическими средствами являются все те правовые инструменты, которые рассчитаны на создание и поддержание социальной среды в положительном состоянии правомерной активности составляющих ее субъектов, а также способные оказывать свое действие (реализовывать себя) в силу этого положительного состояния в социуме.

Введение в научный оборот термина «право сотрудничества», равно как и образующую его систему позитивных юридических средств, отвечает, во-первых, необходимости модернизации общей парадигмы в отношениях государство-общество, в которой на смену этатистским представлениям должны прийти образы того, что это, прежде всего, партнеры, совместно решающие общие задачи; во-вторых, новым познавательным ориентирам, предлагаемым синергетикой, которая связывает процесс управления с применением «умных» и надлежащих воздействий (стимулирующих правовых средств); в-третьих, задаче преодоления стереотипов и представлений о праве исключительно как орудии силы в движении к пониманию права, прежде всего, как средству и результату социального компромисса (В.В. Лапаева, Н.Н. Вопленко). Правовые нормы и юридические средства, обеспечивающие процесс социального сотрудничества и бесконфликтного взаимодействия, составляют и должны составлять главную часть правовой системы. Это один из важнейших показателей (индикаторов) надежности действующих механизмов правовой регуляции общественного организма.

В пятой, заключительной главе «Правообразование как социально-юридический процесс» рассмотрены проблемы формализации и социализации права как этапов правообразовательного процесса. Представлена классификация источников (форм) права на микро- и макросоциальные. Сформулирован алгоритм построения научных основ современной правовой политики в области совершенствования и оптимизации правообразовательных механизмов.

В первом параграфе пятой главы «Формализация и социализация права как этапы правообразовательного процесса» вначале рассматривается этап юридизации или формализации сложившихся под влиянием различных социальных факторов (объективных и субъективных, позитивных и негативных, микро- и макросоциальных) протоправовых правил, которому в системе этапов (стадий) правообразовательного процесса принадлежит особая практически значимая роль. При условии надлежащей фиксации, формализации (восходящей легитимации) протоправовых правил последние могут стать действующими юридическими нормативами.

Постановка вопроса о «надлежащей фиксации» не сводится к простому «механическому» закреплению объективных норм. Это вопрос о поиске для каждой из норм своей адекватной для нее формы и своего места на том или ином этаже юридической иерархии. От правильно выбранной внешней формы зависит действенность и юридическая сила закрепленных в соответствующей форме правовых предписаний. Внешним выражением процесса юридической формализации является официально-властная фиксация социальных норм, причем формы этой фиксации различны – это и закон (иные нормативно-правовые акты), и правовые прецеденты, и договор, и другие правовые формы, каждая из которых имеет свои достоинства, проявляемые предметом правового регулирования.

Темпы жизни современного общества требуют расширения спектра классических источников права за счет дополнительных правовых форм. В условиях решения современных задач, направленных на построение гражданского общества и правового государства, особое внимание следует уделять совершенствованию «незаконодательных» правовых форм (правоположения судебной практики, акты корпоративного права, договор), поскольку в обусловливающих их способах правообразования (судебная практика, правотворчество корпораций, договорные процедуры) наблюдается приближенность к реальному социальному взаимодействию. Формализация (юридизация) объективного права в условиях современного динамичного социально-правового развития с их помощью может проходить наиболее успешно. Так, процессу селекции правовых идей и переводу их на язык более четких и конкретных правовых положений способствует юридическая практика и, прежде всего, судебная практика, выполняя важную роль по развитию права, в том числе в рамках романо-германской правовой системы (М.Н. Марченко). В российской правовой системе эту функцию во многом реализуют правовые позиции, выраженные в актах Конституционного Суда РФ, которые постепенно входят в разряд традиционных источников права (В.М. Баранов, В.В. Лазарев).

В данном параграфе уделяется внимание проблеме социализации (нисходящей легитимации) права. Высказывается утверждение, что «право» становится объективной реальностью только тогда, когда включается в системы социальных взаимосвязей в качестве неотъемлемого их атрибута. И если формализованное право не находит «отклика» в социуме, не становится частью прямых и обратных связей в социальных системах (не проходит так называемый этап нисходящей легитимации, социализации), то такое право так и остается «формальным», но «позитивным» (в смысле – наделенным положительным эффектом в конкретных социальных ситуациях) оно считаться вряд ли способно. Чтобы оказывать реальное регулирующее воздействие на социальную среду (создавать правовые условия для реализации интересов субъектов права или их защиты, разрешать юридические конфликты или в целом формировать «замиренную среду»), правовые нормы должны превратиться в фактор общественной жизни (А.А. Соколова). В этом суть их социализации, вхождения в реальную правовую жизнь. До тех пор, пока правовые предписания не станут элементами образа жизни общества, частью его сознания и бытия, нет оснований говорить о них как о действующем праве. Результаты процесса социализации правовых норм определяют степень эффективности правовых норм. Выделяются группы условий эффективности (социализации) правовых (юридических) норм:

1) личностные условия субъекта, реализующего право (может выражать конформистскую и нонконформистскую позицию в отношении правовых норм), личность – это своеобразный «агент» социализации правовых норм;

2) макросоциальные условия (реальные социально-экономические возможности общества, правовая система, социальные институты, правовая культура и т.д.);

3) микросоциальные условия (формальные и неформальные группы, трудовые коллективы, социально-интерактивная среда, ситуации социального взаимодействия).

Делается вывод, что правообразовательный процесс – это процесс, результатом которого является создание не формализованного, а реально действующего механизма правового регулирования. Этот механизм должен предлагать людям «исправные» инструменты правового характера, которые могут эффективно применяться на практике, способствуя выполнению юридических обязанностей, обеспечению и реализации прав и свобод человека и гражданина, гармонизации юридически значимых интересов личности, общества и государства.

Во втором параграфе настоящей главы «Правообразование и его формы на микро- и макросоциальном уровнях правовой жизни современного общества» изучается проблема источников (форм) права в зависимости от социального контекста, в котором они обнаруживают (подтверждают) свое значение. Рассматривается проблема социальной обусловленности типов источников (форм) права, а также проблема их социальной адекватности (оптимального выбора применительно к различным уровням социально-правовой жизни).

Эффективность правового регулирования общественных отношений, как и любого иного объекта государственно-правового воздействия, тем выше, чем более точно будет отражаться специфика предметной области, характер природы охватываемых правом социальных взаимодействий. Решение данной задачи, по мнению автора, связано с построением сбалансированной системы источников (форм) права, которые не только выступают способами внешнего выражения права (источником юридически значимой (правовой) информации), но и одновременно постоянно действующими способами формализации (восходящей легитимации) объективно формирующего на разных уровнях социального бытия права.

Проводится критическая рефлексия взглядов, сложившихся в отечественной науке прошлых лет и выражавших негативное либо скептическое отношение к концепции плюрализма источников права. Формулируется вывод, что такое отношение к нетрадиционным для отечественной правовой системы формам права (обычному праву, судебному и административному прецедентам и т.п.) было связано главным образом с отсутствием социальных потребностей в их развитии и использовании в правовой практике. В настоящее время российское общество развивается намного более динамично, поэтому поднимаемая сегодня в юридической науке проблема плюрализма источников права – это объективная реакция на условия и факты современной социально-правовой жизни.

Выстраивается классификация источников (форм) права на микро- и макросоциальные, что отражает проблему связи права с материей социальных отношений. Аргументируется, что выбор той или иной государственно-правовой формы может быть обусловлен тем, фактор какого уровня вызывает проблемную ситуацию. Если макросоциальный, определяющий публичные интересы, то в качестве государственно-правовой формы может быть использован законодательный (иной нормативный) акт, призванный регулировать, прежде всего, «важнейшие общественные отношения» (Ю.А. Тихомиров). Макросоциальным предпосылкам правообразования отвечает также «юридическая доктрина» как форма и источник права. В свою очередь, в случае использования частноправового договора, судебного и административного прецедентов в качестве способов позитивно-правового опосредования объективных микросоциальных правообразующих социально-интерактивных предпосылок, процесс регулирования будет в большей мере подчиняться объективным законам самоорганизации социума.

Социологический анализ системы источников права позволяет сформулировать вывод о том, что в рамках правовой системы должен существовать баланс между различными формами (источниками) права. Достигнуть необходимого баланса можно при помощи разумной правовой политики, создав соответствующие условия для их взаимодействия. Это обеспечит функциональность правовой системы современного общества.

В третьем параграфе пятой главы «Современная российская правовая политика в области совершенствования и оптимизации правообразовательных механизмов» разрабатываются рекомендации по повышению уровня научной обоснованности современной российской правовой политики в области совершенствования правообразовательных механизмов. Модернизация российской общественно-политической и экономической жизни обусловливает необходимость оптимизации правообразовательных механизмов, модернизации приоритетов социально-правового развития в духе тех целей и задач, которые ставятся Президентом Российской Федерации в обращениях в рамках ежегодных посланий Федеральному Собранию Российской Федерации.

К решению этих задач призвана правовая политика как научно обоснованная, последовательная и системная деятельность государственных и муниципальных органов власти по созданию эффективного механизма правового регулирования. Правовая политика формируется там, где возникает необходимость планомерно-рационального воздействия на правовую ситуацию в обществе, т.е. складывается наряду с процессом правотворчества, выступая его формой. Для того чтобы функции правотворческого процесса осуществлялись результативно, правотворческая деятельность должна иметь рационально организованный, научно обоснованный, системный характер, представать в особой форме правовой политики – правотворческой политики (А.В. Малько, Н.И. Матузов, С.В. Поленина, К.В. Шундиков, Н.В. Исаков, А.П. Мазуренко).

Рассматриваются специфические черты правотворческой правовой политики: концептуализация правовых решений и научное обоснование правовых нововведений; системность предпринимаемых правовых мероприятий; четкая ориентация на позитивный социально-юридический результат. Предлагается алгоритм формирования научных основ современной российской правовой политики в области правотворчества как системы теоретических и эмпирических знаний, способствующих качественной разработке, принятию и эффективной реализации правовых решений нормативного характера. Проводится структурирование системы научных оснований правовой политики. Определяются способы и методы научной деятельности, адекватные целям и задачам современной правовой политики как формы оптимизации правообразовательных механизмов. Реализация научного алгоритма принимаемых правовых решений при проведении правотворческой политики позволит обеспечить эффективность и социальную ценность права в современном обществе.

В заключении формулируются основные выводы, а также обозначаются перспективы развития современной теории правообразовательного процесса.

III. ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ

ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Монографии:

1. Трофимов В.В. Взаимодействие индивидов как правообразовательный процесс: общетеоретический аспект: Монография / Под ред. д. ю. н., проф. Н.А. Придворова. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2002. – 148 с. (8,6 п.л.). (Рецензия: Вопленко Н.Н., Ветютнев Ю.Ю. К исследованию микросоциальных истоков права (Трофимов В.В. Взаимодействие индивидов как правообразовательный процесс: общетеоретический аспект: Монография / Под ред. д. ю. н., проф. Н.А. Придворова. – Тамбов, 2002) // Журнал российского права. – 2003. – №8. – С.169-171).

2. Трофимов В.В. Научные основы правовой политики // Правовая политика: от концепции к реальности: Колл. авт. / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М.: Изд-во «Юрист», 2004. –304 с. (19 п.л.). – С.31-35 (0,4 п.л.).

3. Трофимов В.В. Правовая система и правовая жизнь как способы познания юридических явлений // Правовая жизнь в современной России: теоретико-методологический аспект: Монография / Колл. авт. / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2005. – 528 с. (32,75 п.л.) – Гл. 5. – С.123-148 (1,6 п.л.). (Рецензии: Бабаев В.К. Правовая жизнь в современной России: теоретико-методологический аспект / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2005. – 528 с. // Государство и право. – 2007. – №2. – С.118-120; Вопленко Н.Н., Рудковский В.А. Правовая жизнь в современной России: теоретико-методологический аспект / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2005. – 528 с. // Известия высших учебных заведений. Правоведение. – 2007. – №2. – С.247-253).

4. Трофимов В.В. Методология исследования правообразования // Современные методы исследования в правоведении: Монография / Колл. авт. / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – Саратов: Изд-во СЮИ МВД России, 2007. – 560 с. (35,25 п.л.) – Гл. 18. – С.444-484 (2,6 п.л.).

5. Трофимов В.В. Научные основы правовой политики: проблемы формирования // Правовая политика в Российской Федерации: региональный уровень: Монография / Колл. авт. / Под ред. А.В. Малько. – Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2008. – 363 с. (21,1 п.л.) – Гл. 6. – С.141-156 (1 п.л.).

6. Трофимов В.В., Пузиков Р.В. Технология образования правопоощрительных санкций и роль юридической доктрины в повышении их эффективности // Поощрительные санкции в праве: реальность и юридическая конструкция: Монография / Колл. авт. / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – Саратов. 2008. – 304 с. (17,67 п.л.) – Гл. 6. – С.108-137 (1,2 авт. п.л.).

7. Трофимов В.В. Методы социологического исследования правовой жизни субъектов местного самоуправления как компонент научной основы муниципально-правовой политики // Российская правовая политика в осуществлении реформы местного самоуправления: Монография / Колл. авт. / Под ред. А.В. Малько. – Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2008. – 404 с. (23,48 п.л.) – Гл. 17. – С.380-401 (1,3 п.л.).

8. Трофимов В.В. Оптимизация федерально-регионального финансирования инновационных исследований в системе задач государственной инвестиционной политики // Административная реформа в современной России: федеральный и региональный аспекты: Монография / Колл. авт. / Под ред. заслуженного деятеля науки РФ, доктора юридических наук, профессора А.В. Малько. – Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2009. – 395 с. (22,96 п.л.). – Гл. 17. – С.380-392 (0,8 п.л.).

9. Трофимов В.В. Правообразование в современном обществе: теоретико-методологический аспект: Монография / Под ред. д. ю. н., проф. Н.А. Придворова – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2009. – 308 с. (17,9 п.л.). (Рецензии: Баев В.Г., Крамской В.В. Правообразование в современном обществе (Трофимов В.В. Правообразование в современном обществе: теоретико-методологический аспект: Монография / Под ред. д. ю. н., проф. Н.А. Придворова. – Саратов, 2009. – 308 с.) // Современное право. – 2011. – №2. – С.147-149; Матузов Н.И., Малько А.В. Трофимов В.В. Правообразование в современном обществе: теоретико-методологический аспект: Монография / Под ред. д. ю. н., проф. Н.А. Придворова. – Саратов, 2009. – 308 с. // Государство и право. – 2011. – №4. – С.115-117).

10. Трофимов В.В. Формирование правовых принципов // Принципы российского права: общетеоретический и отраслевой аспекты: Монография / Колл. авт. / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2010. – 704 с. (40,93 п.л.). – Гл. 2. – С.52-85 (2 п.л).

11. Трофимов В.В. О научных основах антитеррористической стратегии современной правоохранительной политики // Правоохранительная политика в России: проблемы теории и практики: Монография / Колл. авт. / Под ред. А.В. Малько. – Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. – 271 с. (15,75 п.л.). – Гл. 8. – С.150-156 (0,4 п.л.).

12. Трофимов В.В. Позитивные и негативные факторы развития современного российского публичного права // Правовая политика в сфере публичного права: проблемы и пути решения: Монография / Колл. авт. / под ред. М.П. Петрова, Р.В. Пузикова. – Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. – 610 с. – (35,46 п.л.). – Гл. 2. – С.28-46 (1,2 п.л.).

13. Трофимов В.В. Ответственность публичной власти в системе правообразующих отношений: проблема институционализации // Публичная власть: проблемы реализации и ответственности: Монография / Н.И. Матузов, А.В. Малько, В.Т. Кабышев и др.; под ред. Н.И. Матузова, О.И. Цыбулевской. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2011. – 528 с. (33 п.л.). – Гл. 18. – С.369-387 (1,2 п.л.).

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией:

14. Трофимов В.В. Социально-психологическая природа правовых норм (к проблеме модернизации подходов в отечественном правопонимании) // Вестник Тамбовского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2001. – Выпуск 1 (21). – С.50-53 (0,5 п.л.).

15. Трофимов В.В. Социально-философские аспекты исследования феномена правовой жизни // Вестник Тамбовского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2003. – Вып. 2. – С.68-71 (0,5 п.л.).

16. Трофимов В.В. О гносеологических проблемах исследования микросоциального уровня правовой жизни // Вестник Тамбовского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2004. – №3. – С.60-64 (0,6 п.л.).

17. Трофимов В.В. Социально-интерактивные основы правообразовательного процесса (опыт теоретического моделирования) // Вестник Тамбовского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2006. – Выпуск 4 (44). – С.44-54 (1,2 п.л.).

18. Трофимов В.В. Этапы, стадии, природа правообразовательного процесса // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – 2006. – №4. – С.37-40 (0,5 п.л.).

19. Трофимов В.В. Когнитивный аспект исследования процесса образования права // Вестник Тамбовского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2007. – Вып. 9. – С.148-154 (0,8 п.л.).

20. Трофимов В.В. Формы права микро- и макросоциального уровня правообразования: введение в проблему // Актуальные проблемы российского права. – 2007. – №2. – С.9-15 (0,6 п.л.).

21. Трофимов В.В. Восполнение пробелов как правообразовательный процесс // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. – 2008. – №3. – С.36-38 (0,4 п.л.).

22. Трофимов В.В. Проблемы теории правообразовательного процесса // Ленинградский юридический журнал. – 2008. – №1. – С.24-36 (1,1 п.л.).

23. Трофимов В.В. Позитивные юридические средства и право сотрудничества: постановка проблемы // Известия высших учебных заведений. Правоведение. – 2008. – №2. – С.163-177 (1,2 п.л.).

24. Трофимов В.В. О факторах правообразовательного процесса // Актуальные проблемы российского права. – 2008. – №4. – С.11-17 (0,6 п.л.).

25. Трофимов В.В. Поощрительные санкции и правообразование // Государство и право. – 2009. – №3. – С.85-90 (0,8 п.л.).

26. Трофимов В.В. Правообразовательный процесс: общетеоретический аспект // Вестник Тамбовского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2009. – Выпуск 8 (76). – С.379-388 (1,2 п.л.).

27. Трофимов В.В. Правообразование в контексте проблемы правопонимания // Вестник Саратовской государственной академии права. – 2009. – №5 (69). – С.33-38 (0,6 п.л.).

28. Трофимов В.В. Принцип взаимности как основное начало договорного права: теоретическое конструирование // Lex Russica. – 2009. – №6. – С.1380-1398 (1,5 п.л.).

29. Трофимов В.В. Правообразующие отношения и юридическая ответственность: проблемы теории и практика реализации // Конституционное и муниципальное право. – 2010. – №4. – С.14-17 (0,5 п.л.).

30. Трофимов В.В. Структурно-функциональный анализ правообразования в системе межличностного взаимодействия как разновидность системных исследований правовых явлений // Юрист-Правовед. – 2010. – №1 (38). – С.5-8 (0,5 п.л.).

31. Трофимов В.В. Структура правообразовательного процесса (опыт теоретического анализа) // Юрист-Правовед. – 2010. – №2 (39). – С.18-23 (0,7 п.л.).

32. Трофимов В.В. Правовая политика как научная основа правовых реформ // Государство и право. – 2010. – №6. – С.101-104 (0,5 п.л.).

33. Малько А.В., Трофимов В.В. Теоретико-методологическое значение концепции «правовой жизни» // Государство и право. – 2010. – №7. – С.5-13 (1,1 п.л.; 0,6 авт. п.л.).

34. Трофимов В.В. Публичное право современной России: позитивные и негативные факторы формирования и развития // Российская юстиция. – 2010. – №10. – С.23-28 (0,7 п.л.).

35. Трофимов В.В. Правообразование в современном обществе: актуальные аспекты теории и методологии // Российский юридический журнал. – 2010. – №5. – С.50-57 (0,8 п.л.).

36. Трофимов В.В. Социально-правовое взаимодействие как процесс воспроизводства правовой нормативности: теоретико-социологический аспект // Право и образование. – 2010. – №10. – С.145-154 (0,8 п.л.).

37. Трофимов В.В. Современная теория познания и правообразовательный процесс // Философия права. – 2010. – №5. – С.56-60 (0,6 п.л.).

38. Трофимов В.В. Современное общество и правообразовательный процесс // Современное право. – 2010. – №11. – С.13-16 (0,5 п.л.).

Рецензии и тезисы, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией:

39. Трофимов В.В. Историко-правовое исследование германского конституционализма // Известия высших учебных заведений. Правоведение. – 2007. – №5. – С.243-245 (0,3 п.л.). – Рец. на кн.: Баев В.Г. Германский конституционализм (конец XVIII – первая треть XX века). Историко-правовое исследование. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2007. – 422 с.

40. Трофимов В.В. Теоретическое исследование государственно-правовых закономерностей // Государство и право. – 2008. – №10. – С.108-109 (0,3 п.л.). – Рец. на кн.: Ветютнев Ю.Ю. Государственно-правовые закономерности. (Введение в теорию) / Под ред. А.Я. Рыженкова. – Элиста: ЗАОр «НПП «Джангар», 2006. – 204 с.

41. Придворов Н.А., Трофимов В.В. Очерки по общей теории права // Ленинградский юридический журнал. – 2010. – №2 (20). – С.168-174 (1,1 п.л.; 0,6 авт. п.л.). – Рец. на кн.: Вопленко Н.Н. Очерки общей теории права. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2009. – 898 с.

42. Баев В.Г., Трофимов В.В. О научном подходе к изучению процесса формирования права в России // Современное право. – 2010. – №10. – С.157-160 (0,5 п.л.; 0,3 авт. п.л.). – Рец. на кн.: Калинин А.Ю. Методологические основы изучения процессов формирования права в России: монография. – М.: Юрист, 2009. – 632 с.

43. Трофимов В.В. О правовой политике как научной основе правового реформирования: Тезисы // Государство и право. – 2009. – №4. – С.101 (0,1 п.л.).

44. Трофимов В.В. Социологические исследования правовой жизни субъектов местного самоуправления в системе научных оснований муниципально-правовой политики: Тезисы // Государство и право. – 2010. – №9. – С.119 (0,1 п.л.).

45. Трофимов В.В. Юридические коллизии: основные причины и роль юридической техники как средства правовой политики в вопросе их предупреждения: Тезисы // Государство и право. – 2011. – №1. – С.114 (0,1 п.л.).

Статьи, опубликованные в материалах международных, всероссийских, региональных конференций, «круглых столов» и семинаров:

46. Трофимов В.В. Проблема познания первоосновы права // Материалы конференции молодых ученых: тезисы докладов (март 1997 года). – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина. 1997. – С.126-127 (0,1 п.л.).

47. Трофимов В.В. От сущности человека к сущности права // III Державинские чтения: Материалы научной конференции молодых ученых (февраль 1997 года). – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 1998. – С.83 (0,1 п.л.).

48. Трофимов В.В. Социально-философские основания аналитических исследований права: актуализация проблемы // Актуальные проблемы информатики и информационных технологий: Материалы IV Тамбовской межвузовской научной конференции (сентябрь 2000 года). – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2000. – С.67-69 (0,2 п.л.).

49. Трофимов В.В. Правообразующая функция системы интеракции индивидов как принцип политики правового регулирования // Вестник Тамбовского государственного университета. VI Державинские чтения: Материалы научной конференции преподавателей и аспирантов (февраль 2001 года).– Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2001. – С.33 (0,1 п.л.).

50. Трофимов В.В. Правовые формы микросоциального правообразования // VIII Державинские чтения. Экономика. Юриспруденция. История. Социальная работа. Социология: Материалы научной конференции преподавателей и аспирантов (февраль 2003 года). – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина. 2003. – С.75-76 (0,1 п.л.).

51. Трофимов В.В. Социология права как фактор адаптации юридического образования к реалиям правовой жизни // Системы и технологии подготовки юристов в ХХI веке: Материалы межрегиональной научно-методической конференции, г. Волжский, 6 декабря 2003 года / Отв. ред. В.А. Летяев. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2003. – С.72-77 (0,4 п.л.).

52. Трофимов В.В. Эвристические задачи социологии права (к проблеме адекватности юридического образования реалиям правовой жизни) // Формирование личности посредством юридического образования: Материалы межрегиональной научно-практической конференции, 16 мая 2003 года. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2003. – С.15-20 (0,4 п.л.).

53. Трофимов В.В. Бихевиористское направление социолого-правовых исследований // IX Державинские чтения. Институт истории и политологии. Институт права: Материалы научной конференции преподавателей и аспирантов (февраль 2004 года). – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2004. – С.115-116 (0,1 п.л.).

54. Трофимов В.В. Микросоциальный аспект правовой политики // Модернизация политико-правовой системы России: прошлое, настоящее, будущее (к 140-летию Уставов Судебной реформы): Материалы Всероссийской научно-практической конференции, Волгоград, 20 мая 2004 г. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2005. – С.31-34 (0,3 п.л.).

55. Трофимов В.В. О научных основах правовой политики в контексте антитеррористической стратегии российского государства // Современные актуальные вопросы государства, права и юридического образования: Материалы Всероссийской научно-практической Интернет-конференции, Тамбов, 1 ноября 2004. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2005. – С.241-246 (0,3 п.л.).

56. Трофимов В.В. Правообразующая активность субъектов гражданского общества – участников правовой жизни // Прокуратура и институты гражданского общества в противодействии экстремизму и ксенофобии. Международная научно-практическая конференция, 1-2 февраля 2005 г.: Тезисы выступлений. – СПб.: Санкт-Петербургский юридический институт Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2005. – С.53-55 (0,3 п.л.).

57. Трофимов В.В., Искеева А.С. Социология права в системе юридического образования // Проблемы федерально-региональной политики в науке и образовании: Материалы III Всероссийской научно-практической конференции (заочной) / Отв. ред. Н.Н. Болдырев. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2005. – С.148-152 (0,3 п.л.; 0,2 авт. п.л.).

58. Трофимов В.В., Искеева А.С. Конфликтная природа императивных форм // XI Державинские чтения. Институт права. Академия гуманитарного и социального образования: Материалы научной конференции преподавателей и аспирантов (февраль 2006 года). – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2006. – С.35-36 (0,2 п.л.; 0,1 авт. п.л.).

59. Трофимов В.В. Эпистемологические основания теории правообразования: проблема модификации // Современные вопросы государства, права, юридического образования: Материалы III Общероссийской научно-практической Интернет – конференции. – Тамбов: Изд-во Першина Р.В., 2006. – С.126-130 (0,6 п.л.).

60. Трофимов В.В. Проблема исследования «жизненного мира» права // Актуальные проблемы российской правовой жизни: Материалы круглого стола / Под ред. А.В. Малько. – Самара: Изд-во МГПУ. 2006. – С.80-86 (0,4 п.л.).

61. Трофимов В.В. Тимофей Николаевич Грановский – университетский наставник Б. Чичерина // Государство и общество в творчестве Б.Н. Чичерина и современность: Материалы международной научной конференции 18-19 мая 2006 / Отв ред. А.С. Кокорев. – Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина. 2006. – С.119-122 (0,3 п.л.).

62. Трофимов В.В. Идея солидарности в римском праве // Римское частное и публичное право: многовековой опыт развития европейского права: Материалы заседаний IV международной конференции. Москва – Иваново – Суздаль, 25–30 июня 2006. – Иваново: Изд-во ИГУ, 2006. – С.165-170 (0,4 п.л.).

63. Трофимов В.В. Правовая идея в избирательном процессе // Конституция. Выборы. Государство. Всероссийская научно-практическая конференция: Сборник материалов. Вып. 1. – Тамбов: Изд-во «ООО Центр – Пресс». 2007. – С.15-18 (0,5 п.л.).

64. Трофимов В.В. Источники права микро- и макросоциального уровней правовой жизни // Источники права: проблемы теории и практики: Сборник научных статей по материалам международной научно-практической конференции 22-25 мая 2007 г. / Отв. ред. д. ю. н., проф. В.М. Сырых. – М.: Изд-во «Российская академия правосудия», 2008. – С.63-72 (0,6 п.л.).

65. Трофимов В.В. Роль «незаконодательных» форм права и позитивных правовых средств в регулировании предпринимательских отношений // Политико-правовые основы предпринимательства в России: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 90-летию юридического факультета Саратовского университета. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2008. – С.52-59 (0,5 п.л.).

66. Трофимов В.В. К проблеме научной интерпретации механизма образования права // Современные вопросы юридической науки и практики: Материалы Общероссийской научно-практической конференции, 14-15 ноября 2008 г. / Отв. ред. Н.С. Ельцов. – Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2008. – С.113-118 (0,4 п.л.).

67. Трофимов В.В. Рационально-правовой способ в системе основных форм легитимации государственной власти // Власть и право в меняющейся России: Сборник научных трудов по материалам Общероссийской научно-практической конференции 16 мая 2008 г. – Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2008. – С.76-80 (0,3 п.л.).

68. Трофимов В.В. О спонтанном и планомерно-сознательном в правообразовательном процессе в контексте осмысления проблемы восполнения пробелов в праве // Пробелы в законодательстве и пути их преодоления: Сборник научных статей по итогам международной научно-практической конференции 14-15 сентября 2007 / Под ред. В.И. Каныгина, С.В. Изосимова, А.Ю. Чупровой. – Нижний Новгород: Изд-во НА МВД РФ, 2008. – С.588-594 (0,5 п.л.).

69. Трофимов В.В. Идея права в процессе правообразования // Основной закон государства и защита прав и свобод граждан: Сборник материалов III Всероссийской научно-практической конференции (Кострома, 14 декабря 2007 года). – Кострома: Изд-во КГУ им. Н.А. Некрасова, 2008. – С. 125-127 (0,4 п.л.).

70. Трофимов В.В. Правопонимание и правообразовательный процесс // Теоретические и практические проблемы правопонимания: Материалы международной научной конференции, состоявшейся 22-24 апреля 2008 года в Российской академии правосудия / Под ред. д-ра юрид. наук, профессора, заслуженного деятеля науки Российской Федерации В.М. Сырых и канд. юрид. наук М.А. Заниной. – Москва: Изд-во РАП [Электронное издание], 2009 – (0,5 п.л.).

71. Трофимов В.В. «Квалифицированное молчание законодателя» как средство «профилактики» правотворческих ошибок // Правотворческие ошибки: понятие, виды, практика и техника устранения в постсоветских государствах: Материалы международного научно-практического круглого стола, 29-30 мая 2008 года / Под ред. В.М. Баранова, И.М. Мацкевича. – М.: Изд-во «Проспект», 2009. – С.590-597 (0,5 п.л.).

72. Придворов Н.А., Трофимов В.В. Кодификация как высший уровень планомерно-рационального способа правообразования // Кодификация законодательства: теория, практика, техника: Материалы международной научно-практической конференции, Нижний Новгород, 25-26 сентября 2008 года / Под ред. В.М. Баранова, Д.Г. Краснова. – Нижний Новгород: Изд-во «Нижегородская академия МВД России», «Торгово-промышленная палата Нижегородской области», 2009. – С.186-198 (1 п.л.; 0,6 авт. п.л.).

73. Трофимов В.В. Проблема учета юридически значимых социальных интересов в российских национальных проектах // Политико-правовые приоритеты социально-экономического развития России: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию Саратовского университета. – Саратов: Изд-во СГУ, 2009. – С.143-147 (0,4 п.л.).

74. Трофимов В.В. Правотворческая политика в контексте многофакторного подхода // Правотворческая политика в современной России: Сборник научных трудов по материалам Всероссийского круглого стола / Под общ. ред. А.В. Малько, Н.В. Исакова, А.П. Мазуренко. – Саратов – Минеральные Воды: Изд-во «Саратовский филиал Института государства и права РАН»; «Северо-Кавказский филиал Московского гуманитарно-экономического института», 2009. – С.324-341 (1,1 п.л.).

75. Трофимов В.В. Проблема баланса полномочий палат парламента в законодательной сфере: российский и зарубежный правовой опыт // Парламентаризм в современной России: 15 лет становления: Материалы межвузовской научно-практической конференции 11 декабря 2008 г. / Под ред. А.М. Лялина, В.И. Звонникова, С.И. Некрасова; науч. ред. Х.И. Чеченов; Государственный университет управления. – Москва: Изд-во ГУУ. 2009. – С.124-129 (0,4 п.л.).

76. Придворов Н.А., Трофимов В.В. Конституционные основы правообразовательного процесса // Конституционные ценности: содержание и проблемы реализации: Материалы международной научно-теоретической конференции 4-6 декабря 2008 г.: В 2-х т. Т. 2. / Под ред. Н.В. Витрука, Л.А. Нудненко. – М.: Изд-во РАП, 2009. – С.112-123 (0,9 п.л.; 0,5 авт. п.л.).

77. Трофимов В.В., Павлова С.Н. Современное международное культурное сотрудничество как форма реализации прав человека в сфере образования, науки и культуры // Проблема соблюдения и практика реализации прав и свобод человека и гражданина в современном мире: Материалы Всероссийской научно-практической конференции / Под ред. Б.М. Магомедова, Б.Б. Сулейманова и др. – Махачкала: Изд-во РПА МЮ РФ (Северо-Кавказский филиал), 2009. – С.223-229 (0,5 п.л.; 0,4 авт. п.л.).

78. Трофимов В.В. Iustitia commutativa как руководящая идея договорного права (римская правовая традиция) // XII Коллоквиум романистов стран Центральной и Восточной Европы Азии (Иркутск, 14-16 октября 2009 г.): Сборник научных материалов. – Иркутск: Изд-во ИГУ, 2009. – С.120-128 (0,7 п.л.).

79. Трофимов В.В. Власть и бизнес как участники правообразующих отношений: проблемы взаимодействия // Политико-правовые проблемы взаимодействия власти и бизнеса в условиях кризиса: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 15-летию Саратовской областной Думы и 100-летию Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского. – Саратов: Изд-во Сарат. гос. ун-та. 2009. – С.330-333 (0,3 п.л.).

80. Трофимов В.В. Роль судебной практики в правообразовательном процессе современного общества // Право и правосудие: теория, история, практика: Сборник статей по материалам международной научно-практической конференции 18 мая 2009 г. В 3-х тт., Т.1. – Краснодар: Изд-во РАП (Северо-Кавказский филиал). 2009. – С.149-154 (0,7 п.л.).

81. Трофимов В.В. Правообразующие отношения в механизме правореализации: дискуссионные вопросы теории // Современные вопросы государства, права, юридического образования: Сборник научных трудов по материалам Общероссийской научно-практической интернет-конференции. – Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. – С.107-110 (0,3 п.л.).

82. Трофимов В.В. Правопонимание и правообразовательный процесс: некоторые аспекты соотношения // Теоретические и практические проблемы правопонимания: Материалы III международной конференции, 23-24 апреля 2008 г. в Российской академии правосудия / Под ред. В.М. Сырых и М.А. Заниной. – М.: Изд-во РАП, 2010. – С.349-356 (0,5 п.л.).

83. Трофимов В.В. Правотворческие отношения и проблема юридической ответственности // Правотворчество в Российской Федерации: проблемы теории и практики: Сборник научных статей по материалам научно-практической конференции, состоявшейся 13-16 апреля 2009 г. в Российской академии правосудия / Отв. ред. В.М. Сырых и М.А. Занина. – М.: Изд-во РАП, 2010. – С.225-234 (0,7 п.л.).

84. Трофимов В.В. Социологические исследования правовой жизни субъектов местного самоуправления в системе научных оснований муниципально-правовой политики // Законотворческая политика субъектов Российской Федерации: проблемы теории и практики: Сборник научных статей по итогам работы круглого стола / Под ред. А.В. Малько. – Пенза: Изд-во ПГУ, 2010. – С.212-222 (0,8 п.л.).

85. Трофимов В.В. Анализ позитивных и негативных факторов современного правового развития как функция юридической науки // Современная юридическая наука и правоприменение (III Саратовские правовые чтения): Сборник тезисов докладов (по материалам Всероссийской научно-практической конференции, г. Саратов, 3-4 июня 2010 г.) / Отв. ред. О.С. Ростова. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2010. – С.12 (0,2 п.л.).

86. Трофимов В.В. Правотворческие отношения как форма взаимодействия власти и общества // Власть и общество: грани взаимодействия: Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции «Государство, право, управление – 2009». Ч. I / Отв. ред. С.И. Некрасов. – М.: Изд-во ГУУ, 2010. – С.247-252 (0,4 п.л.).

87. Трофимов В.В. Формализация права как этап правообразовательного процесса (некоторые аспекты теории) // Конституционно-правовые основы регулирования имущественных отношений и защиты имущественных прав: Сборник материалов международной научно-практической конференции, Кострома, 13 декабря 2008 года / Сост. В.В. Груздев. – Кострома: Изд-во КГУ им. Н.А. Некрасова, 2009. – С.62-64 (0,4 п.л.).

88. Придворов Н.А., Трофимов В.В. Презумпции в римском и современном праве: историко-теоретический аспект // Юридическая техника: Материалы международной научно-практической конференции «Правовые презумпции: теория, практика, техника», посвященной памяти профессора В.К. Бабаева (Нижний Новгород, 23-24 сентября 2010 года) / Под ред. В.М. Баранова. – Нижний Новгород: Изд-во НА МВД РФ, 2010. №4. – С.463-469 (0,9 п.л.; 0,5 авт. п.л.).

89. Трофимов В.В. Мировоззрение эпохи локальных цивилизаций и правопонимание (к вопросу о закономерностях формирования типов понимания права) // Проблемы правопонимания в современной отечественной юридической науке: Сборник материалов круглого стола. – Воронеж: Изд-во «Научная книга», 2010. – С.26-30 (0,4 п.л.).

90. Трофимов В.В. Современное российское публичное право и позитивные и негативные тенденции социально-экономического развития: аспекты взаимовлияния // Право и правосудие: теория, история, практика: Сборник научных статей по материалам международной научно-практической конференции, состоявшейся 27 мая 2010 года в Северо-Кавказском филиале ГОУ ВПО РАП. В 3-х томах, Т. 3. – Краснодар: Изд-во СКФ ГОУ ВПО РАП, 2011. – С.83-87 (0,6 п.л.).

91. Трофимов В.В. Конфликтное право и право сотрудничества (социологический аспект строения системы права) // Система права в Российской Федерации: проблемы теории и практики: Сборник научных статей по материалам V ежегодной международной научной конференции, 19-22 апреля 2010 г. / Отв. ред. В.М. Сырых, С.А. Рубаник. – М.: Изд-во РАП, 2011. – С.241-255 (0,9 п.л.).

92. Трофимов В.В., Кондрашова Ю.А. Праворегулирующая роль государства в процессах инновационного развития российской экономики // Личность, право, власть в современной России: Сборник материалов VIII Всероссийской научно-практической конференции (Кострома, 11 декабря 2010 г.): в 2 т. / сост. В.В. Груздев. – Кострома: Изд-во КГУ им. Н.А. Некрасова, 2011. – Т.1. С.311-323. (0,8 п.л.; 0,5 авт. п.л.).

93. Трофимов В.В. Микросоциология права как направление научно-правовых исследований (к вопросу о развитии социологической традиции С.А. Муромцева в правоведении) // Традиции и новаторство русской правовой мысли: история и современность (к 100-летию со дня смерти С.А. Муромцева): Материалы IV ежегодной международной научно-практической конференции, Иваново, 30 сентября – 2 октября 2010 г.: В 3 ч. / Отв. ред.: О.В. Кузьмина, Е.Л. Поцелуев. – Иваново: Изд-во «Ивановский государственный университет», 2011. – Ч. 1. С.127-142 (0,9 п.л.).

Другие публикации:

94. Трофимов В.В. Конкуренция и кооперация потребностей и интересов взаимодействующих индивидов как объективная основа императивных и диспозитивных начал в правовом регулировании // Проблемы права и социологии. Межвузовский сборник научных статей. Выпуск 2. – Волгоград: Изд-во ВРО МСЮ, 2002. – С.31-34 (0,3 п.л.).

95. Трофимов В.В. Взаимодействие индивидов как правообразовательный процесс: общетеоретический аспект // Актуальные проблемы правоведения. – 2003. – №3. – С.69-75 (0,8 п.л.).

96. Трофимов В.В. Правовые формы микросоциальной стадии правообразования: аспекты оптимального выбора // Новая правовая мысль. – 2003. – №1. – С.26-28 (0,4 п.л.).

97. Трофимов В.В. Правовая жизнь: теоретические и социально-философские проблемы исследования // Правовая политика и правовая жизнь. – 2003. – №4. – С.124-133 (0,8 п.л.).

98. Трофимов В.В. Введение в микросоциологию права // Вопросы теории государства и права: историко-правовые исследования: Сборник научных работ / Науч. ред. Н.А. Придворов. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2004. – С.81-121 (2,4 п.л.).

99. Трофимов В.В. Человеческая константа правообразовательного процесса // Современные проблемы юридической науки: Сборник научных трудов сотрудников Института права. Вып. 1. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2005. – С.27-31 (0,3 п.л.).

100. Трофимов В.В. Теоретическая микросоциология права: проблемы и перспективы научного направления // Юридические записки кафедры гражданского права и процесса. Вып. 1. – Тамбов. Изд-во НЭА Центр КФХ, 2005. – С.127-137 (0,7 п.л.).

101. Трофимов В.В. Введение современной правовой науки в контекст жизни: методологический аспект // Актуальные проблемы политики и права. Вып. 8. – Пенза: Изд-во «ИИЦ ПГУ», 2005. – С.114-118 (0,3 п.л.).

102. Трофимов В.В. О совершенствовании научных основ правовой политики в Российской Федерации // Правовая политика и правовая жизнь. – 2005. – №2. – С.6-17 (1 п.л.).

103. Трофимов В.В. Частное право как форма выражения ситуаций сотрудничества // Юридические записки кафедры гражданского права и процесса: Сборник научных статей. Вып. 2. – Тамбов: Изд-во НЭА Центр КФХ, 2006. – С.160-168 (0,5 п.л.).

104. Трофимов В.В. Факторы правообразования // Современные проблемы юридической науки: Сборник научных трудов сотрудников Института права. Вып. 2. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2006. – С.33-37 (0,3 п.л.).

105. Трофимов В.В. К вопросу о сбалансированности правообразовательных механизмов // Право как ценность и средство государственного управления обществом: Сборник научных трудов. Вып. 3. – Волгоград: Изд-во ВА МВД России, 2006. – С.103-108 (0,4 п.л.).

106. Трофимов В.В. Правообразование и законотворчество: проблема соотношения и взаимосвязи // Научные труды / Российская академия юридических наук. Вып. 6. В 3-х томах, Т. 1. – М.: Издательская группа «Юрист», 2006. – С.421-424 (0,4 п.л.).

107. Трофимов В.В. Стимулирующий вектор правовой модернизации // Проблемы правовой модернизации в России: Сборник научных материалов с методическими рекомендациями для использования в учебном процессе. – Пенза: Информационно-издательский центр ПГУ, 2006. – С.16-21 (0,4 п.л.).

108. Трофимов В.В. О методологическом потенциале категорий «правовая жизнь» и «правовая система» // Правовая политика и правовая жизнь. Академический и вузовский юридический журнал. – 2006. – №2 (23). – С.20-31 (1 п.л.).

109. Трофимов В.В. Методологическая рефлексия в процессе познания права: введение в проблему // Историко-правовой вестник: Сборник научных трудов Выпуск 2 / Отв. ред. А.С. Туманова. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2007. – С.9-15 (0,5 п.л.).

110. Трофимов В.В. Проблема микросоциальных истоков права в юридической науке // Ленинградский юридический журнал. – 2007. – №1 (7). – С.5-20 (1,3 п.л.).

111. Трофимов В.В. Правообразование как генетический уровень правовой жизни общества // Политическая и правовая жизнь изменяющейся России: Межвузовский сборник научных трудов. – Выпуск 1. Проблемы качества и стратегии развития / Под ред. Г.Н. Комковой и А.В. Малько. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2007. – С.77-109 (1,9 п.л.).

112. Трофимов В.В. Юридически значимые социальные интересы и проблема их отражения в национальных проектах // Научные труды / Российская академия юридических наук. Вып. 7. В 2-х томах, Т. 1. – М.: Издательская группа «Юрист», 2007. – С.291-294 (0,4 п.л.).

113. Трофимов В.В. Проблема естественного и искусственного в научном осмыслении развития правовых систем: Тезисы // Правовая политика и правовая жизнь. – 2007. – №3(28). – С. 205-206 (0,1 п.л.).

114. Трофимов В.В. К проблеме микро- и макросоциальной обусловленности форм (источников) права // Новая правовая мысль. – 2007. – №4. – С.9-10 (0,3 п.л.).

115. Трофимов В.В. Концепция «правовой жизни» – перспективное направление научных исследований // Актуальные проблемы правовой политики и правовой жизни современной России: Сборник научных статей. – Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2008. – С.234-251 (1 п.л.).

116. Трофимов В.В. Научные основы правовой политики и современное законотворчество // Научные труды / Российская академия юридических наук. Выпуск 8.В 3-х томах, Т. 1. – М.: Издательская группа «Юрист», 2008. – С.512-518 (0,5 п.л.).

117. Трофимов В.В. Логико-теоретические аспекты построения дефиниции понятия правообразования // Юридическая техника. – 2008. – №2. – С.49-56 (1 п.л.).

118. Трофимов В.В. Научная обоснованность правовой политики как фактор ее осуществления // Правовая политика и правовая жизнь. – 2008. – №3. – С.101-109 (0,8 п.л.).

119. Трофимов В.В. Система научных оснований правовой политики: проблема формирования // Доктрина права. – 2009. – №3/4. – С.80-86 (0,6 п.л.).

120. Трофимов В.В., Коржиков О.Н. Формирование приоритетов правоохранительной политики в России // Правовая политика и правовая жизнь. – 2008. – №4. – С.67-70 (0,4 п.л.; 0,3 авт. п.л.).

121. Трофимов В.В. Доктринальные основания муниципально-правовой политики: социолого-эмпирический компонент // Государственная власть и местное самоуправление. – 2009. – №8. – С.7-10 (0,5 п.л.).

122. Трофимов В.В. Методология исследования процесса формирования права: проблема структурирования // Вестник Тамбовского государственного университета. Институт права. Часть 1. 1994-2009. Приложение к журналу. – 2009. – С.125-136 (0,7 п.л.).

123. Трофимов В.В. Концепция правовой жизни: теоретико-методологическое значение // Правовая политика и правовая жизнь. – 2009. – №2. – С.61-68 (0,7 п.л.).

124. Трофимов В.В. Правообразование: методология исследования // Правовая политика и правовая жизнь. – 2009. – №2. – С.193-200 (0,7 п.л.).

125. Трофимов В.В., Коржиков О.Н. Модернизация методологических подходов к оценке объектов управляющего правового воздействия и технологии его осуществления: постановка вопроса // Правовая политика и правовая жизнь. – 2009. – №3. – С.10-15 (0,5 п.л.; 0,3 авт. п.л.).

126. Трофимов В.В. Проблема микросоциальных оснований правообразования в правовой мысли: история и современность // Социальные технологии, исследования. – 2009. – №4. – С.28-39 (1 п.л.).

127. Трофимов В.В. Правообразовательные механизмы в системе конституционных установлений // Научные труды / Российская академия юридических наук. Выпуск 9. В 3-х томах, Т. 1. – М.: Издательская группа «Юрист», 2009. – С.1250-1254 (0,4 п.л.).

128. Трофимов В.В. Технология юридического воздействия на правовую жизнь современного общества: проблема модернизации // Электронный журнал «Актуальные инновационные исследования: наука и практика» [Электронный ресурс]. – Тамбов: ТГУ им. Г.Р. Державина, 2009 (0,5 п. л.). – Режим доступа: http://actualresearch.ru.

129. Трофимов В.В. Гражданское общество и власть в системе правотворческих отношений: от оппозиции к партнерству // Правовые основы формирования гражданского общества в современной России / Под ред. А.В. Малько и К.В. Струсь. – Пятигорск – Саратов – Москва, 2010. – С.88-96 (0,6 п.л.).

130. Трофимов В.В. Конфликт и сотрудничество как объективная основа правообразовательного процесса // Электронное приложение к «Российскому юридическому журналу» [Электронный ресурс] – Екатеринбург, 2010. №2. – С.5-13 (0,7 п.л.). – Режим доступа: http://electronic.ruzh.org.

131. Трофимов В.В. Институты гражданского общества и российский правообразовательный процесс // Гражданское общество в России и за рубежом. – 2011. – №1. – С.15-19 (0,6 п.л.).

Формализация представляет собой процесс, когда нечто содержательное изображается, выражается, репрезентируется (представляется, включается в сознание) посредством определенной системы искусственных знаков, символов с установлением некоторых правил обращения с ними. В праве – это, главным образом, словесно-текстуальная форма выражения, получающая закрепление в нормативных актах, иных официальных документальных источниках права.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.