WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Развитие государственно-правовых институтов в Англии XIV-XV вв.

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

                     

                                 МИНЕЕВА  ТАТЬЯНА  ГЕРМАНОВНА

Развитие государственно-правовых  институтов в Англии  XIV XV вв.

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

                                           АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

         

  Н. Новгород 2011

 

Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права юридического факультета

ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского»

 

      Научный консультант:           доктор юридических наук, профессор

МИГУНОВА Татьяна Леонидовна

 

Официальные оппоненты:    доктор юридических наук,        профессор

ОМЕЛЬЧЕНКО Олег Анатольевич

                                               доктор юридических наук, профессор

ПЕЧНИКОВ Андрей Павлович

                                                доктор юридических наук

ЕВСЕЕНКО Тимур Петрович

 

Ведущая организация:  «Санкт-Петербургский государственный университет»

Защита диссертации состоится 21 декабря 2011 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212. 166.6 при ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» по адресу: 603115 Нижний Новгород, ул. Ашхабадская, 4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» по адресу: 603950 Н.Новгород, пр. Гагарина, 23.

Автореферат разослан «___» _______________ 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                     

Ижнина Л.П.

                     

                       ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность исследования. Движение к представительной демократии в ее современном виде в основном завершилась в наиболее цивилизованных странах, уже утверждены ее достоинства как несомненные для большинства членов гражданских сообществ, тем не менее, в настоящее время можно обнаружить достаточно фактов, свидетельствующих о кризисном состоянии государственных институтов демократических государств. Вероятно, буржуазно-рыночная стихия не имеет шансов снять противоречия между свободой добиваться   личных благ и общественным благом. Отдельные теоретики констатируют растущее противоречие между «равенством» и «свободой», что вынуждает государство к перераспределению заработанного «сильными» (они же «богатые») в пользу социально слабых.

Сложные проблемы, решаемые современным Российским государством в административной, законодательной, судебной сферах, имеют глубокие исторические параллели. Подобные проблемы ставились и решались во многих государствах, и прежде всего – в Английском королевстве. Отечественные исследователи XIX в. неоднократно отмечали схожесть отдельных этапов государственного развития России и Англии, при том, что Английское государство всегда опережало Российское. В связи с этим изучение преобразований в историко-юридическом плане имеет не только теоретическое, но и практическое значение.

Следует, безусловно, иметь в виду, что современное российское государство и общество заметно отличаются от британских государства и общества XIV-XV вв., тем не менее, учитывать как позитивный, так и негативный опыт развития государственно-правовых институтов разных стран и эпох полезно любому государству.

Отметим также, что сами парламентские процедуры, парламентская и правовая терминология во многом заимствована из практики английских средневековых государственно-правовых институтов. Их возникновение, правильное значение и использование также нуждаются в глубоком изучении. Например, в современной России сформировался институт мировых судей, значение и влияние которых в настоящее время до конца не определено. Связь данного института с его английскими средневековыми предшественниками не выявлена отечественной историко-правовой наукой, богатейший опыт мировых судей Англии не используется в правоприменительной практике России. То же самое можно сказать об институте констеблей и пенитенциарной системе Англии.

Правовые и политические институты средневековой Англии по своим формам и процедурам оказались настолько совершенными, что в XX в. социальные элиты практически всех стран мира сочли полезным использовать их. Но чтобы английский опыт помогал политике и политикам сегодняшнего и будущего времени, следует более внимательно, чем прежде, проанализировать цепь событий и процессов, происходивших в Англии – благо первоисточники скрывают в себе еще много недооцененного в должной мере или даже незамеченного.

Особенности государственно-правового развития Англии были замечены более двухсот лет назад, но до сих пор они служат основой для острой дискуссии ученых о близости государственно-правовых институтов Англии к устоям европейских государств нового времени, базисом которых является народное представительство. Еще в  XIX в. была выявлена актуальность  многих институтов позднесредневековой Англии, и возникла дискуссия об их применимости в условиях быстро прогрессирующих буржуазных порядков.

Степень научной разработанности темы. Проблемы, связанные с аспектами развития государственно-правовых институтов Английского королевства, находятся в центре внимания исследователей в течение четырех сотен лет. Изучению подвергались строение, функционирование парламента, устройство административных органов, особенности английской судебной системы и многие другие аспекты. 

В работах Аврелия Августина, Фомы Аквинского, Гуго Гроция, Т. Гоббса, С. Пуфендорфа, Ш.-Л. Монтескье, представителей немецкой исторической школы права были заложены основные теоретико-правовые подходы к проблемам развития государственно-правовых институтов Западной Европы и, в частности, Английского королевства.

В начале XIX в. сложилась вигская теория развития государства и права, провозгласившая прямым предшественником британского парламентаризма своего времени политический режим королей династии Ланкастеров. Уильям Стаббс, создавший многотомный труд по конституционной истории Англии утвердил применительно к Англии трех ланкастерских королей такие позитивные с либеральной точки зрения термины как «договорная монархия» (the contractual kingship), «парламентский суверенитет» (the parliamentary sovereignty). Последователь У. Стаббса Д. Грин пишет о трех свободах англичан (английского народа) при Ланкастерах: «от произвольного налогообложения», «от произвольных законов», «от произвольного заключения в тюрьму». Альтернативные вигским идеи неоднократно выдвигались консервативно настроенными учеными и политическими деятелями Ф.В. Мэтландом , Дж. Р. Элтоном , которых принято называть тори, по их мнению, историки-виги неоправданно модернизировали политическую жизнь средневековья. Ланкастеры и Йорки не изменили конституционные порядки и политические нравы Англии, сложившиеся в предшествующее столетие. Д.У. Мак Кенна утверждал, что английский парламент в XIV-XV вв. не избирал королей, хотя и участвовал в коронационных процедурах на основании широко распространенного в феодальной западноевропейской юрисдикции принципа: «что касается всех, должно быть одобрено всеми». Дискуссия среди вигов и тори продолжается и сегодня в работах Г. Додда, Д. Биггса и С. Коулмен, Д. Старки .

Отечественные ученые занимались проблемами английских правовых институтов. В начале XX в. П.Г. Виноградов , М.М. Ковалевский и Д.М. Петрушевский исследовали сословно-представительные и административные институты средневекового Английского королевства.  Это направление нашло продолжение в трудах крупнейших отечественных специалистов В.Ф Дерюжинского , С.И. Архангельского , Е.А. Косминского , М.А. Барга , З.М. Черниловского и др.

Во второй половине XX в. Е.В. Гутнова исследовала формирование и развитие форм английского парламента. Эти исследования были продолжены в работах Е.В. Кузнецова , О.В. Дмитриевой , М.А. Айзенштадт , В.Б. Романовской и др.  Идеи, высказанные в работах О.А. Омельченко и  Д.И. Луковской , способствовали развитию методологических подходов. Проблемы английской государственности, правовых споров, возникавших в английском обществе в преддверии буржуазной революции, рассматриваются в работах В.А. Томсинова . В работах М.И. Левиной изучаются процессы эволюции английской правовой системы в контексте событий XVII-XIX вв. О.В. Святовец , занимавшаяся изучением правовых взглядов Генри Брактона, доказала, что теория «двух мечей» была присуща государственной системе Англии. В работах Т.А. Апаровой и Р.А. Андреященко анализируются судебная и пенитенциарная системы Великобритании. А.П. Печников , рассматривая в своих работах тюремную систему Российской империи XVII- начала XX вв., доказывает заимствование элементов английской законодательной практики.

Объектом диссертационного исследования выступает совокупность государственных, правовых, экономических, политических отношений, сформировавшихся в период формирования и перехода от сословно-представительной к абсолютной монархий.

Предметом исследования является анализ функционирования государственно-правовых институтов Англии (парламента, королевского совета), судебной и финансовой систем в XIV-XV вв. и установление их зависимости от политических процессов развития английской государственности в период стагнаций и кризисов XIV-XV вв.

Хронологические рамки исследования определены тем, что Английское королевство прошло постепенный путь от формирования сословно-представительной монархии при Эдуарде III в 50-е гг. XIV в. до становления абсолютизма в конце XV в. Нижняя временная граница была выбрана автором с учетом того, что начальный период сословно-представительной монархии характерен формированием и развитием сословно-представительных органов (парламента и Большого совета знати) в эпоху «великих реформ» Эдуарда III, которые имели право законодательно ограничивать королевские прерогативы.

Верхняя граница обусловлена установлением абсолютной монархии. Середина XV  в. констатировала кризис системы сословно-представительной монархии, который показал несоблюдение принципа майората и переход наследственных прав от одной политической группировки к другой, которые представляли интересы разных феодальных кланов. В результате  противостояния различных политических сил в Англии победили сторонники неограниченных прав монарха, что привело к установлению абсолютизма в конце XV в.

Целью диссертации является сравнительно-правовой анализ  государственных институтов Англии (законодательных, административных, финансовых, судебных) в их динамическом взаимодействии и разнообразных формах функционирования. Эта целевая установка предполагает следующие задачи:

-проанализировать основные факторы социально-экономической, политической, культурной жизни Англии, выявить степень воздействия политических, социальных, семейно-клановых групп на динамику государственно-правовых институтов;

-провести сравнительно-правовой анализ судебной системы Англии, установить причины  появления новых судебных  органов;

-сформулировать основные отличия судебных органов, возникших в условиях формирования абсолютизма;

-обосновать особенности и роль правовых институтов Англии в динамике кредитно-денежных и торговых отношений в эпоху позднего средневековья;

-выявить специфику центральных учреждений пенитенциарной системы Английского королевства (тюремных комплексов Маршалси и Флит);

-исследовать процесс развития парламента, административных, финансовых и судебных учреждений в Английском королевстве позднего средневековья и выявить распределение властных полномочий между ними в разные отрезки времени;

-проанализировать деятельность финансовых и судебных институтов королевского двора в их постоянной конкурентной борьбе с государственными парламентскими учреждениями.

Методологическая основа диссертационного исследования определяется содержанием поставленных автором исследовательских задач и целью работы. Общая методологическая установка основывается на принципах диалектического материализма, которые позволяют рассматривать изучаемые государственно-правовые институты и политико-правовые явления в их развитии и взаимосвязи.

Для получения достоверных и научно значимых результатов автор использует комплекс общенаучных методов, в числе которых методы анализа и синтеза, дедукции и индукции, а также системный метод. Применительно к настоящему исследованию метод индукции выражается в обобщении теоретико-правовых концепций развития государственно-правовых институтов Англии XIV-XV вв. Метод дедукции применялся при анализе и соотношении взглядов и их практической реализации  при трансформации сословно-представительной монархии в абсолютизм. Применение метода системного анализа было необходимо в связи с выявлением взаимосвязей, взаимоисключений и взаимовлияний систем при изменении государственно-правовых институтов в указанный период.

В числе частноправовых методов познания использовались формально-юридический, сравнительно-исторический метод при анализе статутов парламента, ордонансов королей, постановлений Privy Council и других документов.

В исследовании использовался также синергетический подход, признающий возможность применения теории самоорганизации в современном праве. Синергетика демонстрирует, каким образом и почему хаос может выступить в качестве созидающего начала, как из острого политического кризиса развивается новые государственно-правовые институты. Использовался метод бифуркации, как составляющий основу синергетического подхода, что позволило, проанализировав острые системные кризисы при погружении в «бездну хаоса», установить, что Англия сохранила мощь ее правовой и политической организации в конце XV в. Несомненно, использование синергетики расширяет и обогащает методологическую базу конкретных историко-правовых исследований.

Теоретическая основа исследования. Диссертантом использовались работы теоретико–методологического характера М.И. Байкина, В.И.Гоймана, В.Г. Графского, А.И. Денисова, С.А. Киреевой, В.М. Корельского, В.В. Лазарева, Д.И. Луковской, Н.И.Матузова О.А. Омельченко, Г. Тимофеева, А.П. Цыганкова, В.Е. Чиркина.

Исторические аспекты исследования были скоррелированы в соответствии с работами У. Стаббса, Д.Р. Грина В.Ф. Мэтленда, Р. Элтона, Д.У. Мак Кенны, Э.Майер, К. Омэна, М. Мак Кизак, Э. Полларда. Д. Рамзея, С. Уолкера, Ч . Брукса, М. Эстон, С. Коулмен, Р. Гейнста, Г. Додда, А. Клейнеке, Р. Гриффитса, Д. Харриса П.Г. Виноградова, М.М. Ковалевского, Д.М. Петрушевского, А.Н. Савина, В.Э. Крусмана, Е.А. Косминского, З.М. Черниловского, Э.Г. Грабаря, Н.А. Крашенинниковой, Д.И. Луковской, Н.Ф. Колесницкого, Е.В. Гутновой, О.А. Омельченко, В.Б. Романовской, В.А. Томсинова, М.И. Левиной, М.А.Айзенштадт, О.В. Дмитриевой и др.

Эмпирическую базу исследования составил комплекс носителей информации историко-правового характера и других источников Английского королевства периода XIV-XV вв. В целом среди источниковой базы можно выделить следующие: законодательство, информационные носители мировоззренческих установок различных феодальных кланов и отдельных сословий, а также материалы официального делопроизводства.

В законодательстве рассматриваемого периода в правовой форме зафиксированы подходы трансформации государственно-правовых институтов от сословно-представительной монархии к абсолютизму. Автор использует переведенную на русский язык «Великую хартию вольностей» 1215 г. . Основную нормативно-правовую базу исследования составляют англоязычные источники: статуты королевства, прошедшие обсуждение и утвержденные королем , протоколы королевского Privy Council , королевские ордонансы. Деятельность парламента изучалась по протоколам парламентских слушаний «Rotuli Parliamentorum” , отрывкам из журнала палаты лордов, изданным и прокомментированным У. Данхемом , документам «Modus tenendi Parliamentum” и “Stewards Tract” . Впервые автором в научный оборот были введены нормативно-правовые акты: статуты парламентов, относящиеся к деятельности комиссии De mutuo faciendo, ордонансы короля Генриха  IV, регулирующие деятельность Вестминстерского совета, Нортгемптонская и Вестминстерская ассизы, регламентирующие права и обязанности констеблей и мировых судий.

Использовались материалы календарей королевских приказов «Calendar of the Patent Rolls” и   “Calendar of the Close Rolls” , документы королевского двора и гардероба .

Информационные носители мировоззренческих установок феодальных кланов и отдельных сословий выступают необходимым источником понимания трансформации государственно-правовых институтов в указанный период: хроники различного происхождения (городские, церковные, светские), трактаты Д. Фортескью, Э. Дэдли, Т. Гауэра, П. дель Монте , политические песни и сочинения. К эпистолярным источникам относится королевская корреспонденция, а также переписка семей Пастонов и Пламптонов .

Материалы официального делопроизводства выступают в качестве важных носителей историко-правовой информации развития государственно-правовых институтов Английского королевства. Наиболее значительными из них являются опубликованные в периодических англоязычных изданиях источники, дающие эмпирический материал о принципах, процессах реорганизации и трансформации государственно-правовых институтов на этапе перехода от сословно-представительной монархии к абсолютизму. Впервые автором введены в научный оборот документы производства комиссии De mutuo faciendo (о сборе налогов), отчеты и письма, позволяющие оценить интенсивность деятельности комиссии, которые публикуются периодически в English Historical Rewiew.

При рассмотрении вопросов, связанных с развитием судебной системы Англии использовались сборник У. Бэйлдона, содержащий дела, разбиравшиеся в канцлерском суде, казусы, разбиравшиеся мировыми судьями в XIV-XV вв., материалы дела лолларда Соутри, дела, слушавшиеся в Звездной палате и Палате прошений.

Научная новизна исследования обусловлена недостаточной изученностью вопроса формирования государственно-правовых институтов Англии. Поставленные цель и задачи позволяют провести комплексное исследование, включающее в себя анализ политико-правовых идей и реализацию их в практической плоскости по формированию, развитию и трансформации государственных институтов Англии, административной, судебной, финансовой сфер в XIV-XV вв. Анализируя совокупность различных исследований, как отечественных, так и англоязычных, по поставленным проблемам, проведя анализ историографических материалов, используя широкий спектр как опубликованных, так и впервые введенных в научный оборот источников, автор показывает, что английская правовая система XIV-XV развивалась на основе различных по форме и содержанию государственных законодательных актов. Автором вводится в научный оборот неизвестные отечественным исследователям источники, характеризующие правовые основы и функции королевского казначейства, им предлагается новая трактовка политико-правовых идей английских гуманистов XIV – XV вв. и их влияния на трансформацию государственно-правовых институтов и системы управления жизненно важных отраслей государственной системы Английского королевства (имеются в виду государственные и научные деятели, работавшие при архиепископе Кентерберийском в начале XV в., при дворе герцога Глостера в 40-е гг.   XVв.).  

Введение в научный оборот новых англоязычных источников из архивохранилищ Англии, которые хранят множество неисследованных фондов, заставляют исследователей возвращаться к устоявшимся точкам зрения, корректируя и пересматривая их в свете новых фактов и новой историко-правовой интерпретации. Научная новизна исследования нашла отражение в положениях, выносимых на защиту.

Положения, выносимые на защиту:

1. Анализируя государственно-правовую систему Англии в период развития и трансформации сословно-представительной монархии в абсолютизм, диссертант доказывает, что политико-правовая основа проводимых реформ базировалась на общественно-правовых идеях английских гуманистов XIV-XV вв. Диссертант отмечает, что ранее исследователи данной проблематики недооценивали влияние идей гуманизма на идеологическую составляющую проводимых реформ. Распространение идей гуманизма повлекло за собой изменение правосознания различных социальных слоев и групп, которое выразилось в трансформации нравственных и религиозных норм, господствующих в обществе ранее. Отказ от  принципов «Великой хартии вольностей», нарастающее критическое отношение к католической церкви, распространение идей «бедных священников», правовой нигилизм  привели к стойкому изменению правовой культуры английского общества.

2. Отличием государственно-правовой системы Англии XIV-XV от стран континентальной Европы было существование  разнообразных форм сословно-представительных органов. Законодательная база  формирования и деятельности этих органов строилась на достаточно демократических принципах, при соблюдении равенства участия различных социальных слоев в выборах в разные структуры органов законодательной власти.

3. XIV-XV вв. прошли под знаком расширения властных полномочий и связанных с ними функциональных задач, решаемых английским парламентом: вотирование налогов, протекционистская защита торговых и промышленных интересов, включая денежную эмиссию. Нижняя палата парламента контролирует предоставление денежных субсидий королю, его внутреннюю и внешнюю политику. Палата общин, приобретает законотворческую инициативу, право согласования королевских приказов, право дарования короне финансовых субсидий и одобрения налогов.

4. Представительная система Англии включала в себя, кроме парламента, Большой и Малый советы знати, формировавшиеся на основе наследственного права и совет стюарда, созывавшийся в экстраординарных случаях наполовину на наследственной, наполовину на выборной основе. Автор доказывает, что контролируя деятельность монарха, ни один нормативно-правовой акт государственной внутренней или внешней политики не принимался без одобрения сословно-представительных органов. Совет стюарда, сформированный на основе наследственного и выборного начала как сословно-представительный орган,   в случае «дурного правления»  короля мог ограничить или устранить монарха от управления страной и осуществлять властные полномочия либо коллегиально, либо под руководством стюарда королевства.

5.К системе сословно-представительных органов принадлежали конвокации (советы), в которых заседали представители английского приходского духовенства, крупных монастырей и других церковных организаций, которые обладали автономией как в правовых, так и экономических вопросах. Конвокации имели возможность реализовывать свои контролирующие функции по отношению к королевским полномочиям в рамках ограничения последних. Например, при удовлетворении финансовых запросов королевской администрации, преследовании лоллардов, вынесении смертных приговоров и пр.

6.В течение XIV-XV  вв. королевская власть сделала многое, чтобы ослабить свою зависимость не только от парламента, но и от тех ограничений, которые пытались наложить на нее церковные учреждения, в том числе и конвокации. Наибольшая активность была проявлена Ричардом II, при котором впервые в Англии, по хорошо известным континентальным, в первую очередь – французским образцам, юридические советники короля пытались предать королевской власти некую божественную, мистическую сущность и как бы вознести ее над исторически сложившимися в Англии правовыми и законодательными учреждениями. Английские правоведы пытались использовать в данном случае далеко не ортодоксальные взгляды Джона Виклифа, который в ряде своих письменных выступлений ставил правовой статус короля выше действующего канонического права и соответственно носителей канонического права, прелатов римско-католической церкви. Политику Ричарда II, потерпевшего крах, с большим успехом возобновил Генрих VII Тюдор, при котором были заложены первые камни в здание королевской супрематии при решении важнейших религиозных и церковно-административных вопросов. Результатом взаимоотношений на правовом уровне между королевским двором и верхушкой католической церкви в Англии явилось создание в XVI в. своеобразной, первой в Европе церковной организации, в которой светская власть короля определяла не только экономическую и социально-культурную жизнь населения, но стандарты его духовной жизни.

7.Система исполнительных органов Английского королевства была разветвленной и иерархически не выстроенной.  Ведомства, такие как канцлерство и ведомство лорда-хранителя малой государственной печати, государственное казначейство и королевский гардероб, ведомство стюарда королевства и стюарда королевского двора при дублировании функций сохраняли автономность. Существуя как постоянно действующие структуры, ведомства, в отличие от королевской власти, не подчинялись парламенту.

8. В XIV-XV вв. в условиях изменения в политической, правовой и экономической сферах государство вынуждено было провести реформы судебной системы. В прошлом остались манориальные суды, суживалась сфера деятельности судов общего права. Появление новых категорий свободных, но малоимущих людей способствовало возникновению судов справедливости или совести, которые сокращали использование старых феодальных норм и устанавливали новые процедуры и новые понятия о справедливости. Суды справедливости в форме канцлерского суда, а затем Палаты прошений и Звездной палаты приняли на себя функции защиты права собственности в условиях быстрого развития кредитных отношений.

9.Особое место в судебной системе Англии заняли мировые судьи. Формирование института мировых судей сочетало в себе как выборные начала, так как должность мирового судьи замещалась на основе выборов, и сами мировые судьи были магистратами местного самоуправления, так и административные принципы, так как начало данному институту положили ордонансы английских королей. На протяжении XIV-XV  вв. происходило постепенное расширение юрисдикции мировых судей, пока они не стали обладать правом рассматривать все преступления за исключением государственной измены. Роль мировых судей возросла в силу увеличения численности и экономического влияния английского «нового» дворянства джентри. Практически мировые судьи в XV в. взяли на себя контроль за всей многофункциональной жизнью английского населения, что неудивительно в условиях гибели манориальных судебных институтов.

10. Полицейские функции в Англии XIV-XV принадлежали выборным лицам в сотнях и графствах, какими были  «хранители мира» и констебли, которые возглавлялись лордом-верховным констеблем Англии. Постепенно «хранители мира» по своим полномочиям сблизились с мировыми судьями и объединились с ними в одно целое. На первом этапе констебли обладали только надзорными функциями, а в течение рассматриваемого периода приобрели множество различных полномочий, среди которых были ведение следственных действий, задержание, доставка обвиняемого в суд и осужденного в тюрьму или к месту наказания, выступление в суде, участие в работе коллегии присяжных. Констебли в средневековой Англии имели намного больше  властных полномочий, чем современные полицейские органы.

11.К XIV-XV вв. относится быстрое развитие пенитенциарной системы Англии, руководство которой было возложено на лорда-маршала и лорда верховного констебля. Пенитенциарные органы разделялись на манориальные тюрьмы, находившиеся в ведении лорда манора, тюрьмы графств, содержавшиеся органами местного самоуправления, королевские замки, крупные тюремные комплексы Флит и Маршалси, «святые убежища». Существование манориальных тюрем являлось анахронизмом в быстро развивавшейся пенитенциарной системе Англии, опиравшейся на поддержку подавляющего большинства свободного населения страны. Тюрьмы графств и комплексы Маршалси и Флит использовались для содержания, прежде всего, несостоятельных должников. Тюремные комплексы Флит и Маршалси были источником дохода для должностных лиц, так как содержание в них  оплачивалось самими заключенными. В то же время Флит и Маршалси являлись теми центрами, с которыми был связан процесс развития юридической науки в Англии XIV-XV вв. В этих комплексах составлены крупнейшие памятники правовой мысли средневековой Англии Fleta и Mirror of the Justice, здесь находились юридические конторы, залы заседаний, жилые помещения юристов

12. Режим содержания в королевских замках, манориальных тюрьмах и долговых тюрьмах разительно отличался: в первом случае средства выделялись королевским казначейством и составляли одну из расходных статей гардероба короля, в других случаях все расходы оплачивались самими заключенными. Тюремные комплексы Флит и Маршалси были источником дохода для должностных лиц. Содержание в тюрьме не предполагало постоянного пребывания в тюремных стенах. Заключенные пользовались свободой передвижения в пределах тюремного квартала, могли заниматься предпринимательской и иной деятельностью.

Практическая значимость исследования  определяется системным изображением происходивших в Англии конца XIV – XV вв. политико-конституционных процессов, конкретностью наблюдений и строгостью в обобщениях. Сформулированные в диссертации теоретические положения и выводы в определенной мере развивают и дополняют ряд разделов истории государства и права зарубежных стран, посвященных проблемам развития государства и права в Великобритании, а также других англоязычных стран.

Полученные результаты могут быть использованы в исследованиях по истории государства и права Англии и соседних европейских стран, при чтении лекций и проведении семинарских и практических занятий по соответствующим курсам, а также при методической разработке различных курсов учебных планов юридических  вузов.  

Собранные факты по истории Английского государства не являются чисто историческими и могут быть актуализированы в политической и правовой сфере различных государств, в том числе России.

Апробация результатов исследования. Основные положения, выводы диссертационного исследования:

- обсуждались на кафедре теории и истории государства и права Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского.

- используются при чтении лекций и проведении семинарских занятий по истории государства и права зарубежных стран в Нижегородском государственном университете им Н.И.Лобачевского;  

- изложены автором в докладах и сообщениях на научных конференциях международного уровня: XII Чтения памяти члена-корреспондента Академии Наук СССР С.И.Архангельского. Н.Новгород, 2001 г.; «Публичное, корпоративное, личное право: проблемы конфликтности и консенсуальности», С.-Петербург, 2005 г.); на Чтениях памяти члена-корреспондента Академии наук СССР С.И.Архангельского в Нижегородском педагогическом университете (1991 – 2005), на Чтениях памяти профессора Н.П.Соколова в Нижегородском государственном университете им. Н.И.Лобачевского(1998, 2000 гг.), на ежегодных итоговых научных конференциях в Нижегородском педагогическом университете, научно-методическом семинаре в Арзамасском педагогическом институте, научно-практических конференциях юридического факультета ННГУ в 2005, 2007 гг.

Результаты исследований изложены также в различных публикациях: монографиях (8, из них 4 коллективные) и статьях в  периодических изданиях, рекомендованных ВАК. Статьи по теме диссертации публиковались в межвузовских сборниках научных работ, получивших положительные аннотации в информационном бюллетене ИНИОН РАН и зарубежных информационных изданиях, в частности,  «Scholars of Early Modern Studies». Vol.№ 34.Summer.2000. 

Поставленные содержательные задачи определили структурную организацию материала. Диссертация состоит из введения, шести глав, разбитых в общей сложности на шестнадцать параграфов, заключения, библиографического списка, списка сокращений.

Stubbs W. The Constitutional History of England. Oxf. Clarendon Press. 1883-1884.

Green J.R. The History of English People. L.Macmillan. 1890

Maitland F.W. The Constitutional History of England. Oxf. Univ Press. 1908.

Elton G.R. The Tudor Revolution in Government. Cambridge. Univ. Press. 1953.

Mc Kenna J.W. The Myth of Parliamentary Sovereignty in late-medieval England.//English Historical Rewiew.VolXCIV.1979

Dodd,G. D.Biggs The Reign of Henry IV: the Revolution of 1399 and the Establishment of the Lancastrian Regime.  Woodbridge: York Medieval Press. – 2003.

Revolution Reassassed. /Ed. S. Coleman, D. Starkey. Oxf. Univ. Press. 1986.

Виноградов П.Г. Государство права. М.1911.

Ковалевский М.М. От прямого народоправства к представительному  и от патриархальной монархии к парламентаризму. Рост государства и его отражение в истории политических учений. М. Тип. Сабашниковых.1906.

Петрушевский Д.М. Очерки по истории английского государства и общества в средние века. М. Соцэкгиз.1937.

Дерюжинский ,В.Ф.Очерки политического развития современной Англии .СПб. – 1911.

Архангельский, С.И.Аграрное законодательство великой Английской революции.М. – Л.:АН СССР Т.1 – 1935. – С.301 с., Т.2. – 1940

Косминский Е.А. Исследования по аграрной истории Англии XIII в. М-Л. Наука. 1947

Барг М.А. Великая английская буржуазная революция в портретах ее деятелей. М. Мысль. 1991.

Черниловский ,З.М. Великая Хартия вольностей .// Вопросы политической организации рабовладельческого и феодального общества.  Свердловск. 1984.

Гутнова Е.В. Возникновение английского парламента (из истории английского общества и государства XIV в.). М. МГУ.1960

Кузнецов Е.В. Движение лоллардов в Англии. Горький. Уч. Записки Горьковского университета. 1974

Дмитриева О.В. У истоков английского парламентаризма.// Британия и Россия. М: ИВИ РАН. 1997.

Айзенштадт М.П. Шаги на пути  к демократии( Английский парламент XVII-XX вв. парламент и правительство.// Британия и Россия. М: ИВИ РАН.2001

Романовская В.Б. «Законодательство английского парламента XIV – XV вв. (к вопросу формирования и развития сословно-представительной монархии в Англии)».ВЮЗИ.1990

Омельченко О.А. Кодификация права в России в период абсолютной монархии (2-я половина XVIII в.). М. ВЮЗИ. 1989.

Луковская Д.И. Личность и право.// История государства и права. 2007. № 11-16.

Томсинов В.А. Английское государство накануне революции 1640-1660 гг.// Вестник МГУ. Серия «Право».2006.№ 3;№5

Левина М.И. Парламентское право Великобритании XVII-начала XIX вв. М. МГУ-Зерцало.2000

Святовец ,О.А.Генри Брактон и трактат «О законах и обычаях Англии»(из истории политической мысли (XIII в.))//Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук.  СПб. 2000.

Апарова Т.В. Суды и судебный процесс Великобритании. Англия, Уэльс, Шотландия. М.1996

Андреященко Р.П. Пенитенциарная система Англии и Уэльса в  XVI-XX вв. //Автореферат кандидатской диссертации. Екатеринбург.2006.

Печников А.П. Тюремная система Российской империи (1649-февраль 1917). Исторические хроники. М. 2004

Памятники истории Англии XI-XIII вв./ Пер. с лат Д.М. Петрушевского.М. 1936

Statutes of the Realm. L.J. Strashey. 1816

Proceedings and Ordinances of the Privy Council of England. /Ed.H.Nicolas. – L. –  1834 ff.

Rotuli Parliamentorum.L. J. Strashey.1767-1777

The Fane Fragment of the 1461 Lords Journal/ Ed. W.H. Dunham.L. 1938.

Proney N., Taylor E. The Parliamentary Texts of the Medieval England. L. 1985.

Calendar of the Patent Rolls. L. Selden Society.

Calendar of the Close Rolls.L. Selden Society

Records of the wardrobe and household./Ed. by B.F.Byerly and C.R.Byerly. L.:HM Stat office. 1986. V.I.,758 p; V.II.,678 p.

Перевод  с латинского и английского языков сделан автором.

The Paston Letters. / Ed. J. Gairdner. L. Camden society. 1871-1873.

The Plumpton Correspondens. /Ed. T. Stapleton. L. Camden Society. 1839

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется степень ее разработанности, объект, предмет, цель и задачи диссертационного исследования, хронологические рамки, методологическая, теоретическая и источниковая основы работы, характеризуются научная новизна, практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации полученных результатов исследования.

Первая глава работы «Источниковая и историографическая основа исследования» разделена на два параграфа.

В первом параграфе этой главы «Источники изучения государственно-правовых институтов Англии в XIVXV вв.» дается краткая характеристика использованных в работе над диссертацией источников.

Наибольшее внимание уделялось законодательным памятникам и связанным с ними документам – петициям, протоколам, ордонансам и др.

Среди них – статуты королевства (statutes of the realm), прошедшие через обсуждение в парламенте, королевский совет и утвержденные королем. Использовался также и более сложный по структуре исторический памятник – парламентские роллы (свитки), пергаменты которых содержат петиции, билли, протокольные записи решений и речей, королевские резолюции.

Действия королевского правительства изучались по нескольким серийным изданиям. Самое старое из них относится к XVIII в. (первый том вышел в  1739 г., под ред. Томаса Раймера) и имеет длинное название «Foedera, conventione  s, litterae…» (Источники, договоры, письма…). Хотя издатель собирал материал по внешней политике, тем не менее, на страницах «Foedera» можно найти немало интересного по внутрианглийским делам. Почти через сто лет, в 1834 г. Гарри Николас начал издавать другой комплекс исторических материалов: протоколы королевского «приватного» совета и принятые на основе этих  протоколов королевские указы – «ордонансы».

Из более новых изданий нельзя не назвать серии «календарей» различных государственных учреждений феодальной Англии. Выделим среди них два ролла – «Calendar of the Patent Rolls» и  «Calendar of the Close Rolls». Каждое из названных изданий содержит выдержки из документов и резюме. «Patent Rolls» содержит  patent letters , соответственно, второй «roll» содержит close letters, дословно, «открытые» и «закрытые» письма.  В первом случае речь идет об открытых приказах (письменных распоряжениях) королевской власти, предназначенных для широкого оповещения (оглашения). «Close letters», наоборот, адресовались только узкому кругу заинтересованных лиц. Иначе говоря, одни были публичными приказами (патентами), вторые имели частный (приватный) или секретный (тайный) характер, касались сделок разного рода между частными людьми, иногда родственниками. Характерно, что первые, т.е. «patent», шли через канцлерство, точнее, через клерков лорда-канцлера (Lord-Chanceller) и за печатью, находившейся в их распоряжении, т.е. «Great Seal» (Большой государственной печатью). Вторые оформлялись через технических работников     лорда-хранителя  Малой государственной печати (Lord-Keeper of the Privy Seal).  Естественно, для данной темы публичные акты королевской власти имеют намного большее значение, чем королевское волеизъявление по частным случаям. «Patent rolls» содержат материалы, позволяющие судить о текущей, повседневной деятельности королевского правительства, в том числе акты о помиловании, пожаловании, различных административных действиях.

Среди публикаций, осуществленных английскими историками, можно найти дела ряда судебных инстанций – центральных и местных. Прежде всего, это сборник Уильяма Бэйлдона, содержащий юридические казусы, которые разбирались в канцлерском суде. Этот судебный орган занимался делами «бедных», свободных жителей королевства, в частности – здесь исследовались жалобы крестьян на их лордов, тяжбы между несостоятельными должниками и кредиторами. Такие судебные случаи позволяют очень глубоко заглянуть в правоприменительную практику судов того времени. Рассматривались также судебные бумаги канцлерства  и подборка судебных казусов, слушавшихся соответственно в Звездной палате и Палате прошений. Эти документы изданы Селденским обществом (The Selden Society), и позволяют составить довольно полное представление об объеме юрисдикции и организации процессов в этих судебных органах. Изданные и подробно прокомментированные Уильямом Данхемом отрывки из журнала палаты лордов за ноябрь 1461 г. представляют собой хотя и небольшой по объему, но уникальный по своему значению источник, позволяющий намного лучше понять порядок функционирования верхней палаты парламента.

При подготовке диссертации использовались также нарративные и эпистолярные источники. К ним относятся хроники различного происхождения (городские, церковно-монастырские, светско-феодальные), эпистолярные источники (отметим переписку семьи Пастонов, представители которой занимали различные административные и судебные должности, политические трактаты.

всех названных источников создает достаточно репрезентативную базу для решения поставленных в диссертации вопросов. Многочисленные источники дополняются разнообразными исследованиями, выполненными специалистами как в Англии, так и США, Канаде, Австралии, России и в первую очередь позволяет дать анализ существующей историографии по диссертационной теме. Обзор специальных исследований представляет второй параграф «Историко-правовая наука о развитии государственно-правовых институтов в Англии XIVXV вв.»

Библиотека крупных исследований, статей, заметок, эссе и др. по истории государственных и правовых институтов Англии XIV – XV вв. создавалась четыреста лет.

Не рассматривая достижения специалистов более ранних периодов, остановимся на идеях вигской и торийской школ XIX в.. Промышленная гегемония Англии в XIX в. составила основу блестящего культурного подъема викторианской эпохи. Частью этой культуры стала и британская историография вигской (т.е. либеральной) школы, создавшая классические образцы исторических произведений. Среди знаковых имен школы – имя епископа англиканской церкви Уильяма Стаббса. «Англия трех Генрихов» была, по его мнению, счастливым государством, «this happy state». Тюдоровский абсолютизм, наоборот, изображается им в темных красках – это деспотизм, возникший как «an aberrant frustration», т.е. «крах в результате заблуждения» народной воли. Только после «славной революции» 1688 г. государство вернулось на правильный путь парламентского верховенства, и вследствие этого Англия со временем превратилась во «владычицу морей», «всемирную фабрику по изготовлению тканей» и т.п.

К классическим принадлежат  работы Джона Р.Грина. «Войны Роз» разрушили эту привлекательную политическую систему и позволили королям во взаимодействии со своим окружением создать «новую монархию» (the new monarchy) абсолютистского характера. О великих народных свободах было забыто. Взгляды Д.Р.Грина и У. Стаббса обрели много сторонников, но нашлось и немалое число оппонентов. Во многом на критике «великих патриархов исторического писания» «вигов» сложилась историческая школа «тори» (консерваторов).К числу наиболее ярких торийских историков принадлежат Ф.В.Мэтланд , Дж.Р.Элтон . По мнению этих авторитетов историки-виги неоправданно модернизировали политическую жизнь средневековья. Ланкастеры и Йорки не изменили конституционные порядки и политические нравы Англии, сложившиеся в предшествующее столетие. Ланкастерские короли ухудшили политическое управление страной по сравнению с их предшественниками. При Ланкастерах усилилось засилье баронов в центральных и местных органах управления. Государственная казна, в XIII – XIV вв. четко отделенная от королевской (дворцовой), стала расхищаться ради придворных нужд, что дестабилизировало финансовую систему. Подобные идеи подробно аргументированы в трудах Д.Р.Элтона и  Дж.У.Мак Кенны , показавших, что английский парламент в XIV – XV вв. не избирал королей, хотя и участвовал в коронационных процедурах на основании широко распространенного в феодальной западноевропейской юрисдикции принципа: «то, что касается всех, должно быть одобрено всеми». Заметим к месту, что, начиная с У.Ф.Мэтленда, все торийские историки именно английскому «общему» праву, а не парламентским законам отводили роль общественно образующего форманта.

Не смотря на все усилия, историкам из торийского лагеря не удалось вытеснить идеи «вигов» из научного пространства.

В 80-е гг. XX в. наметилась тенденция снять вигско-торийскую альтернативу и найти третью позицию на основе многофакторного подхода. В 1986 г. по материалам прошедшей дискуссии на базе Оксфордского университета был издан под редакцией С.Коулмэн и Д.Старки сборник статей  «Революция переоцененная» (Revolution Reassessed). . Д.Старки в своем заключительном эссе защищает строго «эволюционную» точку зрения на развитие английского общества: не было ланкастерского эксперимента, не было  переворота «новой монархии» в конце XV в. Изменения в государственном аппарате происходили, но они не нарушали традиционного феодально-политического континуитета. В конституционных решениях королей всех трех династий XV в. нельзя найти каких-либо радикально новых концептов, чуждых Плантагенетам XIV в. Только в XVII в. континуитет в английской конституционно-политической жизни был нарушен революционной катастрофой. Схема Старки и его единомышленников при всей ее продуманности не завершила процесс исследовательских поисков в области истории Англии конца XIV – XV вв. Появляются все новые работы, которые содержат оригинальные решения фундаментальных вопросов, сформулированных классиками XIX в.

Так, в 2006 г. в издательстве Йоркского университета вышел сборник статей под редакцией Д.Биггса и Г.Додда , посвященный функционированию административных структур при Генрихе IV Ланкастере. Автор одной из статей Д.Биггс вводит в научный оборот ранее неизвестный источник, содержащий решения короля, регулировавшие перемещение собственности и укрепление полицейского режима в королевстве, связанные с закреплением результата династического переворота Генриха Ланкастера  в 1399 г. Судебно-административные решения королевской власти в течение нескольких лет оформлялись через особый чрезвычайный орган, состоящий из нескольких лиц, приближенных короля (Вестминстерский совет, как называли его современники). Некоторая часть обширного делопроизводства этого совета была опубликована в характеризуемом нами сборнике.

Развитие государственно-правовых институтов Англии изучали и в других странах, особенно активно – в России. Либерально настроенная элита Российской империи XIX – начала XX вв., в том числе и высшие сановники, стремились в государственном развитии Англии найти ответы на те вопросы, которые им предстояло разрешить в России в XIX – XX в. Специалистов нашей страны интересовала преимущественно аграрная проблематика, однако на протяжении многих лет наряду с аграрной историей особый интерес вызывали и конституционные учреждения Англии. Линия, обозначенная когда-то П.Г.Виноградовым , М.М. Ковалевским  и Д.М.Петрушевским , нашла продолжение в трудах крупнейших отечественных специалистов Е.А.Косминского , М.А.Барга и др. Известно, что именно названные российские учение внесли заметный вклад в изучение аграрной истории Англии в ее правовом аспекте. В поле их зрения находились такие вопросы как организация манориального суда в позднее средневековье, изменение правового статуса английского крестьянства от бесправия вилланов к копигольду и даже свободным формам земельного держания и т.д. Нельзя пройти мимо работ А.Н.Савина , посвященных специфике правоотношений между держателями копигольда и лордами в английском феодальном обществе.

Следует упомянуть также  работы П.Г.Виноградова, который был не только «аграрником», но его перу принадлежали и работы по политико-правовым вопросам английского общества. Среди них следует отметить его лекции на тему «Закон и право». Кроме П.Г.Виноградова, означенную проблематику разрабатывали М.М.Ковалевский и В.Ф.Дерюжинский . В советское время к ним присоединились С.И.Архангельский , исследовавший аграрное законодательство XVII в., В.Ф.Семенов , занимавшийся ранним этапом английского абсолютизма и др. Много внимания уделяли проблемам английского государства Э.Г.Грабарь и З.М.Черниловский. Вопросами, связанными с правами личности и Habeas Corpus Act, занималась Н.А.Крашенинникова .

Е.В.Гутнова и В.Б.Романовская посвятили свои исследования работе английского парламента. Линия, обозначенная Е.В. Гутновой, была продолжена в работах Е.В.Кузнецова , О.В.Дмитриевой , М.А.Айзенштадт и др. Проблемы английской государственности, правовых споров, возникавших в английском обществе в преддверии буржуазной революции рассматриваются в работах В.А.Томсинова .

Занимаются различными вопросами английского государства и права М.И.Левина , издавшая  интересную монографию «Парламентское право Великобритании», О.В.Святовец из Санкт-Петербургского университета, защитившая диссертацию о правовых взглядах Г.Брэктона, Т.А.Апарова , изучавшая судебную систему Великобритании, Р.А.Андреященко , посвятивший свое исследование пенитенциарной системе Великобритании и Уэльса. Любопытные параллели можно обнаружить в монографии А.П. Печникова , исследовавшего тюремную систему Российского государства в XVII- начале XX вв.

Судебная система средневековой Англии казалась образцовой российским законодателям. Подчеркнем, что Екатерина II активно использовала сочинение Г. Блэкстона «Комментарии к законам Англии» при подготовке «Большого наказа». На этот факт обратила внимание Т.Л. Мигунова. В ряде публикаций ей удалось показать, что, хотя российские законодатели и использовали английские традиции мирового суда, но по характеру своей деятельности мировые судьи России имели мало общего с мировым судом Англии.

Совокупное изучение материалов источников и специальных исследований лежит в основе реализации цели и решения задач, поставленных в диссертации.

Глава вторая «Политические и социальные предпосылки развития государственно-правовых институтов Англии в конце XIV-XV ввсостоит из двух параграфов. Первый из них «Системный кризис государственно-правовых институтов Англии в конце XIV- XV вв.»                                                                                             посвящен выявлению особенностей политической и социальной жизни Английского королевства. К этим особенностям относились нестабильная, полная конфликтов политическая сфера, отсутствие авторитетного правительства, внешняя политика, направленная на заключение продолжительного перемирия с Францией и сокращение военных расходов. Особенностями данного периода была также смена психологии поколений: на смену воинам-авантюристам эпохи Эдуарда III пришли прагматичные и осторожные политики.   Сокращение доходов от удачных военных действий, кризис манориальной системы,  развивающееся вторичное закабаление крестьян как косвенный результат Черной смерти, стремление правительства ввести дополнительные налоги вызывали рост недовольства у значительной части населения. Распространение идей гуманизма и учения Джона Виклифа приводило к формированию новых понятий в общественном сознании. Династический переворот 1399 г. имел своим следствием ослабление позиций короля, чьи права на престол поддерживались не всеми представителями светской и церковной элиты Англии. Период  конца XIV – первая половина XV вв. может быть названа временем, когда Англия постепенно склонялась к системному кризису, затронувшему все  сферы жизни государства.

        Второй параграф «Углубление системного кризиса государственных и правовых институтов Англии во второй половине XV в. Девальвация  прав личности» посвящен развитию кризисной ситуации в Англии. Для данного периода характерно усиление конфликтов в политической и социальной сферах. Пути их разрешения могли иметь как правовой, так и неправовой, криминальный характер. Усилению нестабильности в обществе способствовала деятельность феодальных «ливрей», которые положили начало формированию «бастардного феодализма». Непопулярность королевской семьи и ее окружения, скандальные судебные процессы против высших государственных сановников приводят к началу открытой вооруженной борьбы, получившей название войны Алой и Белой роз. Противостояние Ланкастеров и Йорков закончиться после многолетней кровопролитной гражданской войны приходом к власти Генриха VII Тюдора, основателя английского абсолютизма.

Третья глава «Законодательные институты Англии в XIV-XV вв.» разделена на три параграфа. В первом параграфе «Формирование палаты лордов и палаты общин английского парламента» рассматривается история формирования, динамика, функции и особенности английского парламента, а также  анализ парламентских дел и взаимоотношений палаты общин с лордами и королем в течение XIV – XV вв.       В системе конституционно-политических институтов Англии диссертант выделяет нижнюю палату парламента, превратившуюся к началу XV в. в развитое, многофункциональное политическое учреждение. Среди главных моментов  генезиса парламента выделяются стабильность представительства от графств и городов в палате общин, право палаты общин на предоставление субсидий короне, право палаты общин на обсуждение государственных дел и контроль над королевскими чиновниками вплоть до возбуждения судебных дел, появление спикера, имевшего исключительное право говорить от лица коммонеров, более позднее формирование палаты лордов, отделение священнослужителей от членов парламента и объединение их в особый орган – конвокацию. Динамику развития английского парламента в средние века можно представить следующим образом:

- с 1295 г. норма представительства от графств и городов постоянно составляет по два человека, кроме Лондона (четыре представителя). Тогда же установилась практика свободы решений для «рыцарей» и «почтенных граждан», без каких-либо обязывающих мандатов от выборщиков;

- было признано, что выбранные в парламент получают от направивших их в палату общин городов и графств (подчеркнем, не от короля) необходимое денежное содержание;

- с 1297 г. только общины предоставляют королю субсидии и устанавливают их размер, тогда же члены палаты общин получают право обсуждать и высказывать свое мнение по всем государственным делам.

- 1341 г. низшие священнослужители перестали участвовать в работе парламента – они стали собираться на особые собрания (конвокации);

- в середине XIV в. сложился порядок парламентского делопроизводства;

- в 70-е гг. XIV в. коммонеры завоевали правомочие возбуждать судебные дела против королевских чиновников по  делам государственной важности, в связи с чем возник институт спикера общин.

- началом формирования палаты лордов можно считать 1341 г., когда лорды потребовали ограничить присутствие королевских представителей на их заседаниях. С 1352 г. лорды и коммонеры стали заседать отдельно, в разных дворцовых помещениях. Ричард II был первым королем, который стал выдавать патенты на наследственное обладание местом в верхней палате (весна 1399 г.);

- в XV в. лорды нашли для себя важную «нишу» в системе государственных властных учреждений. Они стали выступать как высшая судебная инстанция в процессах о государственной измене: на основании «билля» об измене (Bill of Attainder), представленного нижней палатой парламента, они принимали «акт об импичменте» (Act of Impichment) с фатальными последствиями для обвиняемого (наиболее яркий пример дела об измене – процесс герцога Сеффолка в1450 г.).

Диссертант приходит к выводу, что английский парламент в XIV – XV вв.  прошел длительное и насыщенное событиями развитие, в результате которого сложились верхняя и нижняя палаты парламента, определились их функции.

Второй параграф «Юридическая техника законотворческих процессов английского парламента в XIVXV вв.» посвящен особенностям законотворческих процедур английского парламента. В диссертации отмечается, что начало правления Ланкастеров ознаменовалось высокой активностью членов нижней палаты, направленной на расширение своих прав. Примером подобной активности является требование членов палаты общин, чтобы протоколы парламентской сессии оформлялись «набело» до ее закрытия, а также, чтобы вопрос о предоставлении субсидий решался после ответа короля и лордов на билли нижней палаты. Король эти билли отклонил, но оказался вынужден подписать третий: в обсуждение коммонерами биллей королевские служащие вмешиваться права не имели. В том же году общины парламента добились от короля обещания не изменять текста биллей, после того, как он их утвердил. Обещания своего Генрих IV не выполнил. Утвержденные в качестве статутов билли оформлялись в «ролл» уже после роспуска парламента, как диктовала традиция предшествующего века. Парламент продолжал бороться   за упрочение своих позиций в оформлении законов и в 1414 г. достиг желаемого результата. Перед началом военных действий во Франции Генрих V подписал акт, в котором были такие слова: «…ни один закон, установленный (парламентом) и вписанный в статут (точнее : ролл статутов – Т.М.) не [должен] подвергаться (после этого – Т.М.) изменениям (со стороны королевских клерков – Т.М.) путем добавления (слов в текст – Т.М.) или видоизменения терминов…» (1 HV ch.1).

Нижняя палата при Генрихе IV стремилась также поставить под свой контроль расход денег, полученных королем в виде субсидий. Для достижения этого общины в 1404 г. и 1406 г. формировали контрольные советы, правда – на временной основе. Е.Ф.Джекоб, изучавший деятельность этих советов, доказал, что совет, сформированный общинами в 1404 г., несколько месяцев действовал весьма активно. Одним из важных решений парламентариев в первые годы правления Генриха IV явился акт о резумпции, т.е. возвращении короне земельных пожалований с 1367 г.

В 20-30 гг. XV в. влияние общин достигло вершины. К «общинам» за поддержкой стала обращаться, наряду с рядовыми «подданными» короны, коронная знать. В 1421 г. среди петиционеров были и епископ, и граф. Их петиции были помещены в ролл рядом с прошениями рыбаков «с Темзы», земледельцами Беркшира, горожанами Оксфорда и т.д.

Диссертант отмечает, что на протяжении XIV – XV вв. изменялись адреса петиций: в начале XIV в. королю, позднее королю и его совету, после 1352 г. королю и лордам парламента, к концу века в адресах петиций стали появляться общины наряду с королем и лордами. Петиций, адресованных общинам, при Ричарде II  было две  из  ста двадцати пяти. При Генрихе VI Ланкастере большинство петиций адресованы «общинам». Кроме того, существовала практика передачи петиции в обход заведенного порядка передачи клеркам для оформления и направления через «рыцарей» нижней палаты (включая в число «рыцарей» и городских депутатов). Чаще всего такие петиции шли от частных лиц или узких,  локальных либо профессиональных групп просителей.

Менялись и стилевые характеристики оформленных общинами петиций. Если в XIV в. члены палаты общин, обращаясь к королю, характеризовали себя весьма уничижительно: «poor» (жалкие, бедные), «simple»(простые) и т.п., то уже в середине XV в. общины, писали: «the worthy Commons» (почтенные общины), «the right honorable Commons» (достопочтенные общины) и т.п.

В XV в. к формуле парламентских актов было сделано существенное добавление. Статуты должны устанавливаться не только с совета и согласия лордов и общин, но и их властью. Формула «by authority of Parliament» (властью парламента) означала, что статут приобретает свою силу от парламента. Самое раннее употребление данной формулы отмечено в 1398 г.

После перерыва она вновь употребляется с   1420 г. Регулярно она используется в преамбулах статутов после 1433 г.

Особое внимание диссертант уделяет  14 статуту парламента 1444 – 1445 г., который имел важное значение для политического положения общин в парламенте. Он явился широким шагом на пути создания «составного суверенитета» по формуле «король – в парламенте» («the composite sovereignty of king-in-parliament»). Автор диссертации рассматривает мнения американских исследователей Данхема и Вуда о том, что  формула «властью парламента» подготавливала переход от наследственной к «контрактной монархии» ,который совершился уже в конце правления Йорков и при интронизации Генриха VII, а также противоречащую им интерпретаций конституционной истории Англии Дж.Мак Кенны. 

По мнению диссертанта, значение палаты общин при Ланкастерах заметно выросло: об этом свидетельствует и объем законотворческой деятельности парламента, и направленность принимаемых парламентом статутов. Изучение статутов парламента и тех протокольных материалов, которые содержат Rotuli Parliamentorum, позволяет говорить, что в конце XIV – XV вв. пассивным избирательным правом пользовался каждый англичанин. В принципе,  при наличии достаточных средств каждый англичанин мог стать членом палаты общин. В Англии того времени действовал не столько сословный или сословно-экономический принцип формирования парламента, сколько чисто юридический: свободный статус человека независимо от его родословной и семейное богатство. Этот своеобразный демократизм делал палату общин как бы представителем общенациональных интересов. Недаром писатели того времени использовали термин «все общины», за которым крылось более близкое нам понятие «народ».

В параграфе третьем «Законодательство английского парламента XIVXV вв.»  рассматриваются основные направления  в законодательстве английского парламента XIV – XV вв. Статистический анализ парламентских документов данного периода показал, что в отдельные годы значительную долю принимаемых парламентом законов составляли статуты, посвященные ремеслу, торговле, финансовым вопросам (до 60 % в отдельные годы). Особенно явно это прослеживается в парламентских статутах Эдуарда IV Йорка и Генриха VII Тюдора. Впервые добившись от короля утверждения протекционистских законов в 60-70 гг.  XV в., парламентарии отстаивали их и позднее. Законодательство в духе протекционизма и меркантилизма регулировало производство и вывоз шерстяных тканей, и торговлю хлебом и мукой, и торговлю рыбой, и  запреты на вывоз из Англии драгоценных металлов.

Другой важной составляющей законодательства английского парламента в XIV – XV вв. была защита прав личности. Парламентские законодатели в ряде случаев стремились расширить положения Великой хартии вольностей, превратив их в особые, самостоятельные законы. Неоднократно парламентом утверждались билли, устанавливающие равное право, равное правосудие, равную свободу передвижения для всех свободных жителей страны. Парламентские законодатели стремились сделать суд независимым от политической власти и административных органов. Статуты 60-х гг. XIV в. и первой трети XV в. неоднократно утверждают, «… что люди которые были притесняемы, могли добиваться пресечения (притеснения – Т.М.)  … и чтобы право суда существовало для всех наших подданных, бедных и богатых».  

Законодатели ставили вопросы об организации судопроизводства для бедных, решая его в духе Великой хартии вольностей и устанавливая возможность для бедных искать правосудия без уплаты судебных издержек. Также следует отметить, что члены палаты общин боролись против нараставшего беззакония в графствах.

На наш взгляд палата общин парламента XIV – XV была основным законодательным институтом Английского королевства. Палата лордов отставала в своем развитии от нижней палаты, хотя и нашла свое место в системе законодательных органов. 

Развитие королевского властного аппарата, завершившееся созданием действительно новой, более эффективной системы исполнительных органов, прослеживается в главе четвертой «Исполнительные институты Англии позднего средневековья». В первом параграфе «Административные институты: королевский совет, государственное и дворцовое ведомства» автор показывает, что в Англии органы королевской исполнительной власти и парламентские фундаментальные правомочия на протяжении XIV – XV вв. развивались на параллельных линиях в диалектическом взаимодействии. Политическая жизнь Англии в конце средних веков определялась не одним властным центром, а двумя - парламентом  и королевским аппаратом (государственным и дворцовым). 

Изученные материалы, вышедшие из государственной и королевской канцелярий, и то, что сохранили для нас клерки парламента, показывают, что эффективность публично-правовой власти, опиравшейся на постоянно действующие институты разного профиля, была заметно выше таковой парламента, который только в экстраординарных случаях создавал чрезвычайные комиссии (преимущественно на кратковременной основе), как правило, для разного рода счетно-денежных ревизий.

Эта общая позиция конкретизируется при хронологической систематизации источниковых данных. В конце XIV в. парламентарии довольно широко раздвинули рамки своей работы, используя нужду короны в деньгах на великую (обозначенную впоследствии как Столетняя) войну во Франции. Эта тенденция, которую пытался изменить Ричард II, окрепла при Ланкастерах. В первую очередь об этом свидетельствует то, что короли и в XIV, и в  XV вв. постоянно при открытии каждого нового парламента   подтверждали Великую хартию вольностей, с подачи членов палаты общин, естественно. Лишь победа абсолютизма Тюдоров привела к тому, что парламент перестал ссылаться на ВХВ.

Чтобы снизить правовой статус палаты общин парламента, королевская власть вводила в XV в. целый ряд ограничительных цензов. Это выразилось в парламентских законах, которые сократили число избирателей. Из них важнейшими являются законы 1413 г. (требовавший постоянного проживания на территории графства и наличия земельной собственности), 1429 г. (участвовать в выборах могут люди, имеющие ренту не менее 40 шил.), 1444 – 1445 г. (только дворяне могут представлять графство в парламенте). Для  лучшей организации выборов был впервые задействован административный ресурс – шерифы графств. Шерифы должны были осуществить кадастры в графствах, взять присягу на Евангелии о доходах у всех свободных земельных собственников графств, а главное – «ассамблеи выборщиков» собирать не путем рассылки глашатаев по приходам, а через персональные приглашения. Несомненно, такие меры подрывали сложившуюся после восстания 1381 г. практику выборов и отстраняли основную часть крестьян-держателей от активного участия в политической жизни страны.

Но главное не в том, какие законы принимались по инициативе королевских служащих в парламенте (о порядке, рабочих процедурах, сроках созыва и т.д.), а в постоянной и настойчивой работе по совершенствованию находившейся под контролем монарха системы исполнительной власти. Успех этой, часто скрытой, деятельности, предопределил торжество королевского самовластия над властными претензиями представительного собрания в лице палаты общин Англии.  Деятельность всего государственного исполнительного аппарата в Англии в центре и на местах определялась королевским советом (curia Regis);причем королевский совет мог собираться в узком составе или в расширенном. Последнее собрание называлось Большой совет, в него входили представители всех баронских семей королевства, высшие иерархи церкви (епископы и некоторые аббаты) и представители наиболее богатых и влиятельных рыцарских семей, находившиеся на королевской службе. В узкий состав совета входили высшие должностные лица административной власти, титуловавшиеся как лорды (канцлер, стюард, чемберлен  и др.), судебной власти (верховные судьи обеих палат – общего права и по уголовным делам, т.е. Королевской скамьи, и др.), финансовой власти (главный казначей и «бароны» казначейства), полицейской власти (верховный констебль), а также флота (адмирал флота), конницы и начавших развиваться пенитенциарных служб королевства (маршал) и др. Особенностью малого королевского совета было то, что большая часть его членов имела должности по наследственному праву, т.е. их держали определенные знатные семьи. Собственно, право выбора король имел только в случае с лордом-казначеем. Канцлера также выбирал король, но, по традиции, только из высших церковных иерархов. Вывод о том, что члены королевских советов составляли сословную корпорацию, наделенную большими правовыми полномочиями, контролировавшую и ограничивавшую  короля в его наиболее важных политических решениях и действиях, может быть иллюстрирован через анализ событий 1399 г. Ричарду II вменялось в вину, что он заставлял шерифов исполнять приказы за своей личной печатью (signet), не прибегая к утверждению текста Большой печатью королевства, находившейся в ведении лорд-канцлера. Кроме того, при свержении Ричарда II его соперник  использовал свое наследственное право стюарда королевства ставить вопрос об отрешении от власти «дурного» правителя. Специфику процедур, при помощи которых английское баронство ограничивало власть короля, устанавливали ряд юридических текстов, принятых в XIV в., «Положение о ведении парламента» (Modus tenendi Parliamentum) и «Трактат стюарда» (Steward’s Tract).

Такое положение заставляло королей искать способы уйти от контроля со стороны знатных баронских семей путем создания параллельно государственному дворцового управленческого аппарата (King’s Household). Рядом с государственными стюардом, чемберленом, казначеем, контролерами, надзирателями появились дворцовые служащие с теми же названиями. Уже в конце XIII – XIV вв.  особое место в совокупной иерархии занял «казначей королевского гардероба» (treasurer of the king’s wardrobe). Он контролировал деньги, собираемые королем согласно традиционному феодальному праву с личных (семейных) владений и сервитутов, содержал штат служащих двора, финансировал все немалые запросы правившего монарха и его семьи. Диссертант подчеркивает, что существование отделенных от государственных королевских финансов усиливало политические возможности королевской власти.

Близок к королевскому двору был лорд-хранитель Малой государственной печати, оформлявший все партикулярные (касавшиеся отдельных лиц или групп лиц) распоряжения монарха (согласованные с его ближайшими советниками из Privy Council).

К концу XV в. укрепилась позиция королевских секретарей. Королевский аппарат начал контролировать органы исполнительной власти после 1471 г., когда Эдуард IV, пользуясь интенсивными военными действиями в разных регионах страны, сумел заставить местную администрацию исполнять приказы за личной печаткой (signet), которую ставили на документах его секретари. Позднее Эдуард IV и его преемники, не отказываясь от услуг традиционного сословно-представительного аппарата во властных структурах, тем не менее, построили над ним целую систему королевских административных и судебных учреждений: совет Севера и Запада, Звездная палата, Палата прошений и др., а также создали систему королевского, независимого от традиционных судебных и финансовых фондов,  аудита.

Важным аспектом деятельности государственных и дворцовых ведомств было обеспечение функционирования финансовой системы Англии. Этой проблеме посвящен второй параграф главы «Финансовые органы Английского королевства в позднее средневековье.» Большой фактический материал, собранный английскими исследователями преимущественно в архивных фондах Public Record Office, позволил диссертанту довольно детально проследить развитие юридических полномочий королевских финансовых органов в Англии на протяжении XIV – XV вв. (использовались работы Ф.Дитца, Р.Гриффитса, Дж.Харриса, А.Клейнеке, М.Журковски и др.). В отличие от континентальных стран, например, Франции, король и королевский двор сумели сохранить подчиненную только королю финансовую систему. Автор диссертации отмечает, что уэльские войны Эдуарда I велись на средства королевского казначейства, а не государственного. Именно из королевской казны оплачивались строительство крепостей, дворцов, создание арсеналов, изготовление оружия. Военно-морские силы Англии, существовавшие в скромных размерах, финансировались также за счет личных средств короля. Источниками независимых королевских доходов, независимых от контроля со стороны баронов казначейства (barons of Eschequer), были  доходы феодальные, в том числе от выморочных имуществ, опеки над малолетними наследниками.

Королевские финансисты не стеснялись прибегать к «добровольно-принудительным сборам». Как показала А.Клейнеке, займы гасились за счет государственных субсидий. Совокупные доходы королевского двора, казначейской службы, службы чемберлена и гардероба по своим размерам мало, чем уступали сборам государственного казначейства. Последнее обстоятельство позднее играло важную роль в установлении абсолютистской формы правления Генрихом VII Тюдором.

Maitland F.W. The Constitutional History of England. Oxf. Univ Press. 1908.

Elton G.R. The Tudor Revolution in Government. Cambridge. Univ. Press. 1953.

McKenna J.W. The Myth of Parliamentary Sovereignty in late-medieval England.//English Historical Rewiew.VolXCIV.1979

Revolution Reassassed. Ed. S. Coleman, D. Starkey. Oxf. Univ. Press. 1986.

Henry IV: The establishment of the Regime, 1399-1406./ Ed. G. Dodd, D. Biggs. Woodbridge. York Medieval Press. 2003

Виноградов П.Г. Государство права. М.1911.

Ковалевский М.М. От прямого народоправства к представительному  и от патриархальной монархии к парламентаризму. Рост государства и его отражение в истории политических учений. М. Тип. Сабашниковых..1906.

Петрушевский Д.М. Очерки по истории английского государства и общества в средние века. М. Соцэкгиз.1937.

Косминский Е.А. Исследования по аграрной истории Англии XIII в. М-Л. Наука. 1947

Барг М.А. Великая английская буржуазная революция в портретах ее деятелей. М. Мысль. 1991.

Савин А.Н. Английская деревня в эпоху Тюдоров.М. 1903.

Дерюжинский В.Ф.Из истории политической свободы в Англии и Франции. СПб.1906.

Архангельский С.И. Крестьянское движение в Англии в 40-50 гг. XVII в. М.-Л. АН СССР. 1935-1940.

Семенов В.Ф. Абсолютизм Тюдоров в новейшей английской историографии.// Уч. Записки МГПИ им. В.И. Ленина.Т.  CIV. М. МГПИ. Вып. 5. 1957.

Черниловский З.М. Великая хартия вольностей.// Вопросы политической организации рабовладельческого и феодального общества. Свердловск. 1984.

Крашенинникова Н.А. Ограничение гарантий неприкосновенности личности в английском праве . Habeas Corpus Act  и чрезвычайное законодательство в Англии. М.1957.

Гутнова Е.В. Возникновение английского парламента (из истории английского общества и государства XIV в.). М. МГУ.1960

Романовская В.Б. «Законодательство английского парламента XIV – XV вв. (к вопросу формирования и развития сословно-представительной монархии в Англии)».

Кузнецов Е.В. Движение лоллардов в Англии. Горький. Уч. Записки Горьковского университета. 1974.

Дмитриева О.В. У истоков английского парламентаризма.// Британия и Россия. М: ИВИ РАН. 1997.

Айзенштадт М.П. Шаги на пути  к демократии (Английский парламент XVII-XX вв. парламент и правительство.// Британия и Россия. М: ИВИ РАН.2001

Томсинов В.А. Английское государство накануне революции 1640-1660 гг.// Вестник МГУ. Серия «Право».2006.№ 3;№5

Левина М.И. Парламентское право Великобритании XVII-начала XIX вв. М. МГУ-Зерцало.2000

Святовец О.А. Генри Брактон и трактат «О законах и обычаях Англии (из истории политической мысли XIII в. // Автореферат кандидатской диссертации. СПб. 2000

Апарова Т.В. Суды и судебный процесс Великобритании. Англия, Уэльс, Шотландия. М.1996

Андреященко Р.П. Пенитенциарная система Англии и Уэльса в  XVI-XX вв. //Автореферат кандидатской диссертации. Екатеринбург.2006.

Печников А.П. Тюремные учреждения российского государства (1649-октябрь 1917 г). историческая хроника. М., 2004.

Мигунова Т.Л. Административно-судебная реформа Екатерины II. М. Nota Bene. 2008.

       Третий параграф «Местное самоуправление и пенитенциарная система в Англии позднего средневековья» посвящен системе местного самоуправлении, сложившейся в Англии в XIV-XV вв. В сложных условиях  Столетней войны, кризиса манориальной системы и пр. королевская власть стремилась использовать ресурсы местных сообществ. Одним из подобных ресурсов стал институт мировых судей, основывавшийся на выборных началах. В параграфе прослеживается правовая база данного института, парламентские статуты и королевские приказы, постепенно расширявшие сферу деятельности мировых судей и увеличивающие их полномочия. Следует отметить постепенное сокращение сферы деятельности шерифов и передачу части их функций мировым судьям. К концу XV в. коллегия мировых судей являлась одним из важнейших судебных органов в местной системе судопроизводства. В их компетенции находились уголовные дела, гражданские дела, вопросы административного управления, дела политического характера о незаконных собраниях. Правоприменительная практика мировых судей основывалась не только на общем праве Англии, но и решениях судов справедливости.

Еще одним звеном местной администрации являлись выбираемые населением констебли. Анализ статутов первой половины XIV в. и конкретных дел позволяет установить сферу деятельности констеблей. Она была на удивление широкой. Констебль имел право не только пресекать беспорядки и задерживать подозреваемых, но также выдвигать обвинение, вести следствие, свидетельствовать в суде, выполнять функции присяжного, доставлять обвиняемых в суд и осужденных в тюрьму. Подобная широкая компетенция констеблей говорит о том, что в английских графствах были сильны традиции самоуправления, констебли не были частью государственного аппарата, они были частью общественной структуры.

Подобное отсутствие дифференциации между обществом и надстроенными над ним государственными структурами проявлялось и в функционировании пенитенциарной системы. Для Англии XIV-XV вв. характерно возникновение сети местных тюрем, тюрем графств, содержавшихся на средства местных общин. Вместе с тем отметим, что продолжали существовать церковные тюрьмы и королевские замки для содержания государственных преступников. Следует подчеркнуть, что в Англии эпохи позднего средневековья не существовало практики массового содержания заключенных под стражей. Старейшие тюрьмы Англии – Маршалси и Флит – представляли собой скорее тюремные комплексы, имели особый статус и соединяли в себе не только место заключения, но и конторы юристов и жилые помещения. Должники, заключенные в Маршалси, имели право находится там вместе со своими семьями.  Не менее значимой была и тюрьма Флит, локализовавшаяся в том районе, где компактно проживали служащие правовых учреждений Англии, и состоявшая в ведении Высшего констебля Англии.

В условиях развивающихся товарно-денежных отношений особо важным делом для рыночных агентов любых уровней, от крупных феодалов до простых крестьян и бедных ремесленников было получение и сохранение денежных средств. Это связано с тем, что в Европе накануне эпохи Великих географических открытий  денег катастрофически не хватало. В  этих условиях государство часто прибежало к жестким методам по защите заимодавцев. Несостоятельные должники подвергались разного рода репрессиям. Особенно часто к этому обращалась служба констеблей.  

Должники, скрываясь от преследования,  использовали созданный в раннефеодальную эпоху институт «церковного убежища». «Убежища» существовали при нескольких крупных соборах, в частности, при лондонском соборе  Св.Павла.

Следует отметить, что наказания по делам о финансовой несостоятельности были намного мягче, чем наказания за политические, уголовные или религиозные преступления и сводились обычно к заключению в долговых тюрьмах на определенный срок.    

Проблемам развития судебной власти в XIV – XV вв. посвящена глава пятая «Суды Английского королевства в позднее средневековье». Противопоставлять парламент и его краткосрочные законы вечно живому обычному праву было основной идеей В.Ф.Мэтленда и его последователей. В диссертации обосновывается иная точка зрения, автору ближе  заключение о том, что существует связь между парламентскими институтами и судебной системой Англии. Особенностью английской судебной системы этого периода было вытеснение судов общего права иными органами.  В первом параграфе «Церковные суды XV в. (дело лолларда Соутри)» показывается зарождение церковных судов в Англии в первые годы XV в., их функционирование на основе канонического права, до тех пор мало применимого в Английском королевстве, также отличие судебных процедур данных судов от имеющей более длинную историю церковной юстиции континентальных стран на материалах конкретного дела последователя  реформационного учения Д. Виклифа проповедника У.Соутри. Главной особенностью английских церковных судов, по мнению автора, была их зависимость от парламента и выносимого палатой лордов решения о предании обвиняемого суду. Другой особенностью церковной юстиции в Англии была необходимость соблюдать те права личности, которые гарантировались Великой хартией вольности и последующими статутами парламента, принятыми в XIV – XV вв. 

Во втором параграфе «Суды справедливости в Англии XIVXV вв.»  на богатом фактическом материале показывается процесс оттеснения, а позднее – подмены судов общего права королевскими судебными органами, решавшими дела на принципах «справедливости» или «совести». Первым из судов справедливости был канцлерский суд (с конца XIV в., после восстания 1381 г.), который часто называли  «судом для бедных» в силу малой платы за исковое заявление и упрощенной процедуры судебного разбирательства. Позднее, при Йорках, возникли «советы» Запада и Севера, перехватившие часть дел у «общих» судов этих регионов.

Автором рассматривается значение понятия «aequitas», заимствованное английскими юристами  из римского права, и использование его для обоснования юрисдикции канцлерского суда.  В параграфе описывается также развернувшаяся в конце XV в. дискуссия между сторонниками новых судов справедливости и сторонниками сохранения прежних полномочий судов общего права, характеризуется план судебной реформы, предлагавшейся Томасом Мором. На основе анализа дела вдовы Пуа выявляются основные принципы ведения дела в канцлерском суде: быстрота рассмотрения («час в час, день в день»), отсутствие письменных исков, основание решения не на нормах общего права, а на субъективном понимании справедливости).    

Третий параграф «Органы чрезвычайной юстиции раннего абсолютизма. Звездная палата, Палата прощений» посвящен дальнейшему развитию судебных органов Англии XIV – XV вв.». Генрих VII создает две специализированных юридических палаты при королевском совете, дислоцировавшихся в Лондоне. Если Звездная палата изначально концентрировалась на политических делах, то палата прошений играла иную роль. Палата прошений непосредственно продолжала демократические традиции суда бедных английского канцлерства в условиях абсолютизма в конце XV – XVI вв., превратившись в палату жалоб на власть имущих и имущих собственность, давая королю возможность вмешиваться в их имущественные и личные права (особенно в условиях «судебной тирании» Э.Дэдли и Д.Эмпсона). К началу XVII в. деятельность Звездной палаты и Палаты прошений оказалась связана с худшими сторонами политической деятельности английского абсолютизма, что привело к их закрытию во время Английской революции (равно как и елизаветинской Высокой комиссии по борьбе с ересью).

Одной из характерных черт правовых учреждений Англии XV  с момента их основания являлось сближение судебных и административных функций, подчинение правовых действий политическим интересам монарха. Волевые решения и эмоциональные суждения последнего часто заменяли традиционные процессуально-правовые действия и отнюдь не смягчали жестокости традиционных судебных решений, на что надеялись Т.Мор и другие английские гуманисты.

Глава шестая «Эволюция монархии в Англии XIVXV вв.» посвящена динамике политических событий в Англии с конца XIV  по конец XV вв. Именно события этого периода провоцировали активность палаты общин английского парламента и, равно, развитие административной системы государства.

В параграфе первом «Изменение политических режимов в Англии в конце XIVXV вв.» рассматриваются те события, которые привели к государственному перевороту Генриха Ланкастера и установлению особого политического режима, получившего впоследствии название «ланкастерского конституционного эксперимента». Ланкастерский режим возник вследствие активного противодействия политике Ричарда II, стремившегося к неограниченной власти. Следует отметить, что для ликвидации оппозиции магнатов Ричард II пытался использовать и парламент (особенно палату общин), и судебную систему Англии, однако власть авторитарного плана настолько противоречила свободе и правоспособности английского народа, которые были закреплены в Великой хартии вольностей, что лозунг восстановления «доброго правления» стал наиболее действенным оружием в руках Генриха Ланкастера и его приверженцев. Особое внимание в данном параграфе было уделено также правовым основаниям, на которые будущий Генрих IV опирался, захватывая власть. В 1399 г. Генрих Ланкастер, готовя переворот, декларировал целый ряд оправданных с правовой точки зрения требований. В частности, он пытался опереться на волю английского парламента, апеллировал к традиционным правам стюарда королевства. Однако успех ему обеспечили не эти лозунги, а ряд действий, шедших в разрез с правовыми традициями элитарных кругов английского общества. Он быстро отказался от данной им группе феодалов  клятвы не захватывать королевский трон. Вместо парламента одобрение династического переворота продемонстрировала  собравшаяся в Лондоне толпа его сторонников. Иногда это сборище описывается как некое подобие древнегерманского народного собрания, на взгляд автора, без всякого на то основания. И, наконец, обладание троном  он обеспечил путем убийства своего предшественника без какого-либо судебного разбирательства и правового обоснования. Действия Генриха IV в 1399 г. послужили как бы образцом для тех людей, которым предстояло выйти на арену политической деятельности в XV в. Можно сказать, что правовая жизнь в Англии в середине XV в. была парализована. Слабость правовой основы королевской власти в годы правления династии Ланкастеров, захватившей трон путем узурпации, в конечном итоге привела к тому особому состоянию, которое исследователями либеральной (вигской) школы описывается как «конституционный эксперимент» Ланкастеров. 

Анализ многочисленных фактов позволяет утверждать, что трансформация средневековой сословно-представительной монархии в абсолютизм являлась  следствием не плохих государственно-правовых институтов Англии, а сознательной, разрушительной по своему характеру деятельности политических групп и их руководителей. Именно эти группы сделали все возможное, чтобы подорвать сложившуюся властную систему взаимодействия различных  структур средневековой Англии, более того, разрушить правовую основу этого взаимодействия, незаконным путем обеспечить групповые или личные интересы. Выяснению влияния ментальных общественных установок на формирование системного кризиса государства и, как следствие,  изменение формы правления посвящен второй параграф главы «Влияние политико-правовых идей Англии XV в. на эволюцию политического режима».  Политико-правовые идеи французских легистов оказали немалое воздействие на Ричарда II и его понимание прерогатив короля. Ричард II попытался, используя идеи Жиля Римского и нормы римского рецептированного права, усилить власть короля в Англии. Особа короля должна была приобрести сакральное значение. Ричард II  стремился к соединению в своих руках всех властных полномочий. В результате усилий монарха и его советников в 1397-1399 гг. политический режим Англии отошел от квазидемократической модели и стал авторитарным. Английская элита и английское общество в целом не приняли новую модель королевской власти.

Для конца XIV  в. характерны пестрота и изменчивость общественно-политической мысли. Как ни парадоксально звучит подобное утверждение, негативную роль сыграло распространение гуманистических идей радикального эпикурейского и скептического толка. Благодаря итальянским гуманистам XIV – XV вв. и их английским последователям на место средневекового миропорядка пришло релятивистское миропонимание. Рушилась многовековая система культурных, идеологических, политических ценностей. Среди итальянцев, влиявших на английское общество, следует назвать К.Салютати, друга Т.Арундела. Поклонниками итальянцев являлись многие вельможи, включая герцога Глостера, а также представители  властных и политико-юридических кругов. Важно подчеркнуть, что к середине XV в. образованный англичанин смотрел на окружавшее его общество далеко не так, как его дед и прадед за полвека до этого. 

К числу других факторов следует отнести также невиданное усиление английской аристократии, которая опиралась на силу вооруженных дружин. Но магнатам не удалось создать прочной стабильности. Социально-политические порядки страны разъедала коррупция. В данной ситуации не случайным оказалось появление трактата Д. Фортескью «Похвала законам Англии» с предложениями об отказе от феодальной анархии, равно как и от авторитарного политического режима и установлению «доброго правления» монарха, ограниченного советом из достойных, но не родовитых людей и парламентом. Предложенная Д.Фортескью модель конституционной монархии не нашла поддержки в английском обществе того периода, тем не менее, символично уже само появление подобного сочинения.

Политический трактат Э.Дэдли «Древо государства», появившийся позже сочинения Д.Фортескью, точно описал государственные и правовые порядки абсолютизма. Именно король, по мнению Э.Дэдли, является единственным источником власти, в то время как королевскому совету, и парламенту отводится роль совещательного органа. По мнению автора диссертации, в трактате Э.Дэдли нашли свое отражение те идеи, которые активно обсуждались английским обществом в 80-90 гг. XV в.

Следовательно, в XV в. политико-правовая мысль Англии прошла сложный путь от полного отрицания государственных, правовых устоев к рассмотрению различных проектов переустройства государства и признанию неограниченности королевских прерогатив.       

В параграфе третьем «Кризис сословно-представительной монархии в Англии XV в. и установление абсолютизма Генрихом VII Тюдором» рассматриваются  те рычаги, используя которые, Генрих Тюдор взошел на трон английских королей. В первую очередь, как и его предшественники, Генрих Тюдор стремился минимизировать влияние парламента на процесс приобретения им королевских регалий. С этой целью он, вступив в брак с принцессой  Елизаветой, дочерью умершего в 1483 г. Эдуарда IV, выдвинул на первый план легитимность своих претензий как человек, соединивший права обеих партий – Ланкастеров и Йорков. Во-вторых, он получил подтверждение своих правовых притязаний на корону от римского папы. В-третьих, его поддержала верхушка английской аристократии, во всяком случае, та ее часть, которая осознала пагубность бесконечных политических и военных столкновений второй половины XV в. (войн Роз). Немалую роль в захвате власти сыграли и приведенные в Лондон набранные во Франции военные дружины. Палате общин была отведена самая незначительная роль: она приветствовала уже коронованного Генриха VII и утвердила все изданные им в процессе восхождения к власти законы. Прекрасно понимая, что любой  политический режим держится на организации, Генрих VII успешно реорганизовал судебный, финансовый и административный аппараты страны. Реформы государственных структур английского королевства, проведенные Генрихом Тюдором, положили конец средневековому периоду в истории Англии, открыв пути к становлению государственно-правовых устоев английского общества нового времени.

Диссертация завершается развернутым Заключением, в котором содержится попытка определить значение изученного периода в многовековой истории английского государства и права.

Политико-правовые организмы (государство и связанные с ним административные и судебные институты) не были в средневековой Англии  чем-то неизменным. В диссертации предпринята попытка показать их развитие на протяжении длительного периода времени. Особое внимание уделялось правовым основаниям функциональной активности властных государственных институтов.

Политико-правовой режим никогда не представлял собой монолита, его структурные элементы группировались в разные периоды времени в особые  системы, между которыми делилось функциональное поле политической деятельности. Их отношения нередко основывались на консолидации действий, но часто имела место конкуренция, столкновения за объем властных полномочий  и связанные с этим элементы престижа, материальное обеспечение и кадровые возможности. Иначе говоря, распределение властных полномочий между различными малыми, юридически своеобразными системами в рамках государства в разные временные отрезки в разных странах не было одинаковым.

Отсюда типы государственного устройства и более конкретные, юридически привязанные к условиям  времени формы политической организации государства.

Англия конца XIV – XV вв. относится к государствам феодального типа, форма которого отличалась специфическими особенностями. Политическая организация государства развивалась энергичными средствами, подавляя пережитки древних народных юридических учреждений и подменяя их собой. Ведущим институтом все это время   оставалась королевская власть, причем ее институирующие и функциональные возможности расширялись. Иначе говоря, в основе английской государственности того времени лежала королевская власть, которая являлась носителем государственного суверенитета.

Вполне теоретически ожидаемым является и то, что король как персонифицированный властный институт и королевское окружение, генетически зависимое от его суверенных прав, увеличивали свои правомочия насколько возможно, стремясь к максимуму (божественному оправданию своих действий при отсутствии социального контроля). Столь же предсказуемым является и то, что в рамках государственной системы существовали малые подсистемы, пытавшиеся противостоять властным поползновениям коронных институтов, добиться раздела функциональных прав и привилегий с учетом частно-групповых интересов.

Власть в обществе стала делиться между государством, олицетворенном королем и представительными органами, ведущими начало от совета мудрых (витанагемот) при саксонских королях, ограничивавших самовластье королей. Королевская власть и церковь, действовавшие союзно, постепенно, но решительно стали вводить новые порядки в отношении людей, в том числе и правовые. Однако большая часть англо-саксонских крестьян не мирилась с ограничением своих естественных прав. Их давление на политику и политиков четко фиксируют исторические источники. Поэтому, наряду с централизацией, особенностью политических порядков Англии стало слабое усвоение правовых принципов позднеримского домината. Наследственное право на корону не стало бесспорным, главным образом потому, что как древние англосаксы, так и англичане периода развитого средневековья  не приняли  идею «божественной санкции» при передаче короны. В Европе коронационная присяга рассматривалась как нравственное обязательство короля перед населением страны, т.е. как нечто налагавшее ограничения на коронованную персону. Поэтому крупным достижением королевской власти был отрыв властного титула и связанных с ним полномочий от коронационных действий. Эдуард I был первым из английских королей, кто стал править по закону майората, не дожидаясь, когда на его голову наденут корону и правил так около двух лет. Прецедент не был принят как бесспорный закон и борьба за титул или, точнее, за правовой источник легитимности королевского титула, продолжалась в XIV – XV вв. Короли были вынуждены прибегать к народным санкциям или в виде аморфного «волеизъявления толпы», наблюдаемого при государственных переворотах (Генрих IV, Эдуард IV, Ричард III), или добиваться с помощью юридической казуистики согласия народных представителей в нижней палате парламента. Это означает, что политический противовес королевским суверенным правам существовал. Таким противовесом были различные административные, судебные и другие органы, находившиеся по традиционному наследственному праву в руках различных баронских семей. В XIII в. силы баронской оппозиции консолидировались в Большой совет знати. Он и стал первым  английским «парламентом», говорившим с королем и коронными чинами на французском языке. Большой совет знати не обладал одной, но важнейшей функцией: он не мог облагать народ всех сословий налогами. Отметим, что англосаксонский раннесредневековый витанагемот также таких санкций не давал, предполагая, что коронные расходы должны вестись за счет королевского кошелька, т.е. домениальных традиционных поборов, таможен, судебных пошлин.

С XIII в. традиционных доходов английскому государству не хватало, так как рынок создал новый потребительский стандарт с обычными для рынка инфляционными процессами. Нужны были деньги горожан и крестьян для того, чтобы поддерживать государственный престиж и вести активную внешнюю политику. В силу указанных причин в XIII – XIV вв. родился новый парламент – некое представительное собрание, получившее от выборщиков (свободного населения страны, общин королевства), право давать деньги на нужды королевских властей и полномочия отстаивать интересы избравших их свободных людей королевства. Увеличивавшаяся финансовая и экономическая слабость короны привела к тому, что общины в лице своих представителей в нижней палате парламента сумели не только решать частные вопросы, но и поставить проблемы политических прав. Здесь следует обратить внимание на не очень заметные, но важные обстоятельства: парламент в лице нижней палаты, «общинных депутатов», стал активно бороться за естественные права тех людей, которых он представлял, и небезуспешно.

Своеобразной «конституцией» Большого совета знати стала Великая Хартия вольностей, основные положения которой восходят к представлениям о естественном праве любого свободного человека на защиту жизни, имущества, на активные действия в своих интересах, автономные от действий властных структур. Составители Великой Хартии вольностей  поднялись до уровня провозглашения приоритета частных (индивидуальных) интересов над интересами общими, государственными. Этот государственно-правовой принцип на несколько столетий опережал существовавшие тогда в Англии, как и во всей Европе, правовые принципы социального бытия.

Однако идеальные положения Хартии не могли существовать без определенной материальной основы. Политическую защиту новым правовым принципам обеспечило широкое представительное собрание общин, т.е. нижняя палата парламента. Возникновению парламента в его более демократической форме (палаты общин) способствовало то, что появились шесть «великих статутов» Эдуарда III (середина XIV в.), защищавшие частные интересы и правомочия вне сословной принадлежности. Эти статуты развивали принципы Великой хартии вольностей 1215 г. Чтением последней открывались все сессии парламента в течение XIV – XV вв. Общины вмешивались в финансовые дела королей, назначая контролеров за королевскими расходами, пытались влиять на состав служащих центральных государственных учреждений. Многочисленные факты говорят о том, что общины сумели аккумулировать определенную часть государственных прерогатив, потеснив королевских служащих и баронов королевских советов.

Необходимо оговорить такой вопрос, мало изученный в специальной литературе, как формирование верхней палаты парламента. Дело в том, что в XIV в. четко организованной и работающей палаты лордов не было, и палата общин являлась единственным организованным представительным институтом основной массы населения страны. В первой половине XIV в. парламент вообще не делился по сословному принципу, все заседали вместе – лорды, горожане, рыцари графств. Собрания выборщиков в графствах собирали не одних дворян: там действовали все свободные жители (фримены). Имущественный ценз, хотя и существовал, но был довольно низок. Поэтому сказать о палате общин конца XIV – начала XV вв., что она была сословно-представительным учреждением, можно лишь с определенными оговорками. На такое утверждение последует простой вопрос: кого представляли заседавшие в палате общин люди? Члены палаты общин представляли не одну, а несколько сословных групп: горожан, дворян-рыцарей (gently, gentle), низших дворян (gentry), богатых крестьян (йоменов). Иначе говоря, нижняя палата парламента может характеризоваться как межсословное представительное учреждение, близкое к демократическому. Однако постепенно в конце XIV-XV вв. демократическое представительство оказалось ограниченным, усеченным. Во второй половине XIV в. церковные верхи стали собирать представительные собрания клириков по диоцезам – конвокации, и тем исключили их из обсуждения общегосударственных проблем. Это не могло не ослабить политический авторитет палаты общин. В XV в. палата лордов стала функционировать как самостоятельный политический организм, как орган, оппозиционный королевскому двору. Король, лорды и маргинальные им элементы среди представителей общин, число которых стало расти, приостановили развитие широкого народного представительства и тем подготовили кризис  сословно-представительной монархии. Разрушение первоначального парламентского представительства открыло дорогу торжеству королевского самовластья.

Борьба против общинного представительства, против реформ в пользу относительно широких слоев населения составляла стержень политической жизни английского королевства в начале и середине XV в. В конце XV  в. начавшийся экономический подъем стимулировал волевые решения Эдуарда IV, Ричарда III, Генриха VII искать альтернативные парламентским субсидиям источники дохода. Такие источники нашлись, и обращение короля к общинам за деньгами потеряло принудительную необходимость.

Таким образом, разрушение парламентского представительства изнутри в 20 – 40 гг. XV в. и наличие новых источников материальных средств в руках короля – вот этапы, по которым шел процесс, который неизбежно, исторически обусловлено вызвал к жизни абсолютизм Тюдоров. И этот процесс зеркально отражает то, что происходило в XIII –  начале XIV вв., когда стремление ослабить баронское движение вызвало  формирование модельных парламентов Эдуарда I  и его внука Эдуарда III. Преодолев сумятицу в конце правления Эдуарда II и Ричарда II, парламентские представители из общин обеспечили денежные средства и привнесли элемент стабильности в политическую жизнь страны, где жаловать необходимое для государственного обихода стала палата общин. Таковы наши соображения по конкретным историческим реалиям, по динамике государственно-правового развития Англии в конце XIV – XV вв.

Можно подойти к поставленным вопросам и с другой стороны: какое наследство Плантагенетов и их младшей ветви, Ланкастеров, дошло до наших дней? Когда в настоящее время произносят «парламент», «парламентская процедура», «парламентское законодательство», то следует иметь в виду, что источником этих явлений был английский средневековый парламент. В политическом режиме Ланкастеров можно найти истоки современного либерализма и современной представительной демократии. Также в течение XIV – XV вв. сложился тот суд (по составу, процедуре, делопроизводству), который получил широкое распространение в новое время. Такие политические принципы, как экономический протекционизм, первенство естественного и частного права над позитивным (государственным), суды справедливости – все это получило первичную апробацию в Англии XIV – XV вв.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях :

1. Статьи

в периодических изданиях, рекомендуемых для публикации научных работ, отражающих основное научное содержание докторских диссертаций» ВАК РФ :   

1.Суды справедливости в Англии XIV – XVI вв./Т.Г.Минеева//Новая и новейшая история. – 2005. - № 4 – С.190-193.

2.Английский парламент в XIII – XX вв. и эволюция избирательного права (к вопросу о представительстве в парламенте)./Т.Г.Минеева, В.Б.Романовская//Вестник Самарского государственного экономического университета. Специальный выпуск «Актуальные проблемы правоведения». – 2005. № 3(12). – С.74-79.

3.От народного представительства к представительному народоправству./Т.Г.Минеева//Наука и школа.2006.№ 5. – С.30-34.

4.Столетняя война, королевские займы и права английского среднего класса в конце XIV – XV вв./Т.Г.Минеева//Вестник Нижегородского университета им. Н.И.Лобачевского. Серия «Право»Вып.1(9)  – Н.Новгород: ННГУ. – 2006. – С.64-68

5.Формирование и структура представительных учреждений Англии в конце XIV – XV вв. /Т.Г.Минеева, В.Б.Романовская//Вестник Нижегородского университета им.Н.И.Лобачевского. Серия «Право».Вып.1(9) – 2006. – С.92-96.

6.Династический переворот в Англии 1399 г.: правовые и политические механизмы./Т.Г.Минеева//История государства и права. – 2007.№ 6. – С.34-35.

7.К вопросу о взаимоотношениях законодательной и исполнительной власти в Англии XIV – XV вв. (условия развития централизованного государства)./В.Б.Романовская, Т.Г.Минеева// «Черные дыры» в Российском Законодательстве. – 2007.№.2. – С. 510-513.

8.Канцлерский суд справедливости в Англии XIV – XV вв.(проблема происхождения)./Т.Г.Минеева// «Черные дыры» в Российском законодательстве. – 2007.№ 5. – С.457-459.

9.Правовые споры между горожанами  и служителями церкви  в Англии XIV – XV вв.//История государства и права. 2008. № 6. 

10.Государственно-правовая история средневековой Англии в трудах                                           английских историков XVIII – начала XXI вв. (в соавторстве с В.Б.Романовской)// Российский юридический журнал. 2008. № 3 (май-июнь) С.126-133  

11.Легитимность власти короля при Генрихе VII Тюдоре: факты и мнения историков права.// Российский юридический журнал. 2008. № 5 (сентябрь-октябрь) С. 165-169.

12.Органы чрезвычайной юстиции в эпоху формирования английского абсолютизма.//История государства и права. 2008. № 10. С. 36-38.  

13.Соотношение регионального и общенационального в обычном праве Англии XIII – XV вв. (в соавторстве с В.Б. Романовской)//История государства и права. 2009. № 11. С.31-34.

14.Конфликт обычного права Уэльса и английского common law в XIII – XV вв. (в соавторстве с В.Б.Романовской) //История государства и права. 2010. № 2. С.29-33.

                                 2.Монографии :

1.Англия и Уэльс в период позднего средневековья./Е.В.Кузнецов, М.В.Третьякова, Т.Г. Минеева и др. Отв.ред. Е.В.Кузнецов. – Арзамас:АГПИ,1999. – 10,3 п.л. (авт. вклад  -3,8 п.л.).

2.Политика и власть : Англия трех Генрихов (1399 – 1471 )/Т.Г.Минеева. – Н.Новгород:ННГУ,2001. – 11,8 п.л.

3.Закон и власть. Проблемы конституционного развития Англии в XIV – XV вв./Т.Г.Минеева. – Депонирована в ИНИОН РАН № 58149. Информация – библиографический указатель ИНИОН.2004.№1. – 10 п.л.

4.Конституционное развитие Англии XIV – XV вв./Т.Г.Минеева. – Арзамас:АГПИ,2005. – 5,8 п.л.

5.Право и политика. Истоки европейского либерализма.Очерки./В.Б.Романовская,Т.Г.Минеева.Н.Новгород:ННГУ. – 2005. – 6,4 п.л.(авт. вклад – 4,2 п.л.).

6.Английское государство позднего средневековья: правовые основы экономической и финансовой политики./Т.Г.Минеева, В.Б.Романовская.Н.Новгород:ННГУ.2007. – 6,7 п.л.(авт. вклад – 5 п.л.).

7.Эволюция формы правления в Англии XIV – XV вв./Т.Г.Минеева.М.:Изд. Гр. «Юристъ».2007. – 7 п.л.

8.Англия в позднее средневековье (XIV – XV вв.). (коллективная монография, авт. вклад – главы 1,3,4,5). Арзамас: АГПИ.2010.

3.Материалы выступлений на международных и всероссийских                  конференциях:

1.Война и право: к истории вопроса./Т.Г.Минеева//Homo belli (Человек войны) в микроистории повседневности. Материалы Российской научной конференции 19 апреля 2000 г. – Н.Новгород:НПГУ,2000. – с.181-183

2.Нарративные источники по истории позднесредневековой Англии./Т.Г.Минеева//XII чтения памяти члена-корреспондента АН СССР С.И.Архангельского.Материалы международной конференции. – Н.Новгород:ННГУ,2001. – с.159  -169.

3.Публичное право Англии в период раннего абсолютизма (по материалам трактата Эдмунда Дэдли «Древо государства»)./Романовская В.Б.,Минеева Т.Г.//Публичное, корпоративное, личное право : проблемы конфликтности и консенсуальности. Материалы V международной научно-теоретической конференции. – С.-Петербург:университет МВД, 2005. – с.129-133.

4.Статьи:

1.Частные дружины и политический кризис в Англии XV в./Т.Г.Минеева//Между миром и войной : история и теория. Межвузовский сборник научных трудов. – Н.Новгород:ННГУ,1998 – с.62-71.

2.Англоязычная историография об Англии XV в.: опыт хронологической систематизации./Т.Г.Минеева//Проблемы антиковедения и медиевистики (в 25-летию кафедры истории древнего мира и средних веков Нижегородского университета. – Н.Новгород:ННГУ,1999. – с.81-84.

3.Восстание Оуэна Глендоуэра: факты и интерпретация./Т.Г.Минеева //Проблемы английской и валлийской истории в позднее средневековье. Межвузовский сборник научных трудов. – Арзамас:АГПИ,1999. – с.21-33.

4.Уэльская граница и начало «войны Роз»./Е.В.Кузнецов, Т.Г.Минеева, К.Р.Кобрин//Там же. – с.38-45.

5.Виклифизм и нонконформизм. /Т.Г.Минеева, Н.В.Щелокова//Англия и Европа : проблемы истории и историографии.Межвузовский сборник научных трудов. – Арзамас:АГПИ,2001. – с.127-130.

6.Палата общин и король в Англии XV в.: историографический обзор./Т.Г.Минеева//Там же. – с.182-191.

7.Звездная палата Генриха VII./Минеева Т.Г.//Политическая жизнь Западной Европы: античность, средние века, новое время. Межвузовский сборник научных трудов. – Арзамас:АГПИ,2002. – Вып.1. – с.38-45.

8.Король и королевский аппарат в средневековой Англии: движение к абсолютизму./Е.В.Кузнецов, Т.Г.Минеева, Е.Р.Смирнов//Политическая жизнь Западной Европы : античность, средние века, новое время.Межвузовский сборник научных трудов. – Арзамас:АГПИ,2002. – Вып.1. – с.16-33.

9.Суды совести Екатерины II и их средневековые английские предшественники./Т.Г.Минеева, Т.Л.Мигунова// Политическая жизнь Западной Европы: античность, средние века, новое время. Межвузовский сборник научных трудов. – Арзамас:АГПИ.,2002. – Вып.1. – с.128-135.

10.Взгляды Джона Фортескью и Эдмунда Дэдли на королевскую власть (сравнительный анализ)./ Т.Г.Минеева, В.В.Лукоянов,Т.А.Кантемирова //Политическая жизнь Западной Европы: античность, средние века, новое время. Межвузовский сборник научных трудов. – Арзамас: АГПИ,2004. – Вып.2. – с.29-36.

11.Пьетро дель Монте и английские гуманисты XV – XVI вв./Т.Г.Минеева//Политическая жизнь Западной Европы: античность, средние века, новое время. – Арзамас:АГПИ, 2004. – Вып.2 – с.125-129.

12.Король и королевский управленческий аппарат в феодальной Англии./Т.Г.Минеева//Политическая жизнь Западной Европы :античность,средние века, новое время. – Арзамас:АГПИ,2004. – Вып.2. – с.113-120.

13.Налоги и власть в Англии позднего средневековья.Очерк I.Государственные и королевские налоговые органы./Т.Г.Минеева//Политическая жизнь Западной Европы: античность, средние века и новое время. Межвузовский сборник научных трудов. – Арзамас:АГПИ,2004. – Вып.3. – с.52-60.

14.Периодизация Столетней войны: новые подходы./Е.В.Кузнецов, Т.Г.Минеева//Политическая жизнь Западной Европы: античность, средние века, новое время. Межвузовский сборник научных трудов. – Арзамас:АГПИ,2004. – Вып.3. – с.60-67.

15.Налоги и власть в Англии  позднего средневековья. Очерк II. /Т.Г.Минеева//Политическая жизнь Западной Европы: античность, средние века, новое время. Межвузовский сборник научных трудов. – Арзамас:АГПИ,2005. – Вып.4. – с.11-25.

16. Естественно-правовая теория и религия. Исторический аспект./Е.В.Кузнецов, Т.Г.Минеева//Вестник Нижегородского университета им. Н.И.Лобачевского. – 2007.№ 1. – С. 232-236.

17.Парламентский статут о наказании еретиков в средневековой Англии./Т.Минеева, В.Б.Романовская// Вестник Нижегородского университета им. Н.И.Лобачевского. 2007. –  № 2. –  С.253-257

18. «Валлийские статуты» Эдуарда I и формирование правового статуса колоний в период Высокого средневековья.(в соавторстве с В.Б. Романовской)//Вестник Нижегородского университета им. .И. Лобачевского. 2009. № 3. С.211-215.

19.Деятельность мировых судей и констеблей как «хранителей мира» и прав личности в Англии позднего средневековья.//Мировой судья. 2009. № 5.С. 2-5.

20.Институт констеблей в судебной системе Англии позднего средневековья.// Политическая жизнь Западной Европы: античность, средние века, новое время. Арзамас: АГПИ. 2010. С.9-12.

                               5.Другие публикации

1.Ланкастеры и Перси(о причинах политического кризиса в Англии начала XV в.)./Т.Г.Минеева//Проблемы истории и творческое наследие профессора Н.П.Соколова. Материалы межвузовской конференции 10-11 октября 1997. – Н.Новгород:ННГУ,1998. – с.92-94.

2.Проблема изучения английского средневекового города в трудах нижегородских историков./Т.Г.Минеева//Исторический город в контексте современности.Материалы межрегиональной научно-практической конференции. – Н.Новгород:НПГУ,1999. – с.90-95.

3.Конституционный проект Джона Фортескью./Т.Г.Минеева//Проблемы британской истории и наследие С.И.Архангельского.Материалы научной конференции. – Н.Новгород:НПГУ,1999. – с.34-36.

4.1471 год в истории Англии.Историографический этюд./Т.Г.Минеева,Е.В.Кузнецов//Там же. – с.26-27.

5.К причинам поражения Англии в Столетней войне : «партия измены»./Т.Г.Минеева,Е.В.Кузнецов, Т.Б.Меркулова//Там же. – с.27-29.

6.Феодальная олигархия в Англии позднего средневековья./Т.Г.Минеева//VII чтения памяти профессора Н.П.Соколова. – Н.Новгород:ННГУ,2000. – с.93-94.

7.Позднесредневековая Англия в работах британских историков последних лет./Т.Г.Минеева//Вопросы российской и всемирной истории. Материалы V межвузовской научно-практической конференции «Дискуссионные вопросы российской истории в вузовском и школьном курсах». – Арзамас :АГПИ,2002. – с.144-147.

8.Новые аспекты формирования института констеблей в Англии XIII – XV вв.// Инновации в государстве и праве России. Материалы международной научно-практической конференции. Н. Новгород: ННГУ.2009. С.114-117.

9. Смена поколений в элите Английского королевства XIV – XV вв.//Старшее поколение в современной семье.Н.Новгород: изд. НИСОЦ. 2009. С.362-365.

10.Падение крепостного права и создание судов справедливости в позднесредневековой Англии.// Правовые аспекты свободы личности. Материалы межвузовской научно-практической конференции. СПб: Гуманитарный университет профсоюзов. 2009. С.67-69.

 

      

                                 

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.