WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Теоретические основы уголовно-правовой охраны собственности от преступлений, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

Бакрадзе Андрей Анатольевич

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ СОБСТВЕННОСТИ ОТ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ ПУТЕМ ОБМАНА ИЛИ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ДОВЕРИЕМ

 

 

Специальность 12.00.08 –

уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

Москва 2011


Работа выполнена в Федеральном государственном образовательном

учреждении высшего профессионального образования

«Академия экономической безопасности МВД России»

 

Научный консультант:                         доктор юридических наук, профессор

Аминов Давид Исакович

Официальные оппоненты:                   Заслуженный деятель науки

Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор

Ревин Валерий Петрович;

Заслуженный юрист России,

доктор юридических наук, профессор

Гриб Владимир Григорьевич;

доктор юридических наук, профессор

Невский Сергей Александрович

Ведущая организация:                Саратовская государственная академия            права

Защита диссертации состоится  «7»  октября  2011 г. в  12.00  часов на  заседании диссертационного совета  Д 203.022.02 при Академии экономической безопасности МВД России по адресу: 129329, г. Москва, ул. Кольская, д. 2, зал заседаний диссертационного  совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии экономической безопасности МВД России.

Автореферат разослан «__» _____________ 2011 года.

         Ученый секретарь

диссертационного совета          

доктор юридических наук, профессор                 Гладких В.И.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 Актуальность темы диссертационного исследования. Уголовно-правовая охрана различных форм собственности от преступлений, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием, продолжает сохранять свою актуальность в условиях формирования эффективной рыночной экономики, предполагающей решение ряда принципиальных проблем, в числе которых с учётом быстроменяющейся социально-экономической ситуации особую значимость приобретает неукоснительное соблюдение ст. ст. 35, 36 Конституции Российской Федерации, гарантирующих неприкосновенность чужой собственности.

Необходимость теоретико-прикладного анализа уголовно-правовых норм об ответственности за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием, обусловлена,  прежде всего, тем, что удельный вес преступлений против собственности в общем числе зарегистрированных преступлений с момента принятия УК РФ 1996 г. постоянно возрастает и на сегодняшний день составляет более 60 %.

При этом в числе преступных посягательств на собственность доминирующее положение продолжают занимать хищения, составляющие более половины от общего числа ежегодно регистрируемой преступности. Несмотря на некоторое снижение общего количества ежегодно регистрируемых преступлений, включая преступления против собственности, а в их числе – совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием, наметившееся с 2007 года, удельный вес, например, мошенничества, как самого распространённого преступления данного вида, в числе общей преступности и преступлений против собственности постоянно возрастает. Так, в 1997 году удельный вес мошенничеств от общего числа зарегистрированных преступлений и посягательств на собственность составил соответственно 3, 2 % и 5,5%, тогда как в 2010 г. – 6,1% и 10% .  

Кроме того, на этом неблагоприятном фоне, в следственно – судебной практике возник ряд сложных и неоднозначных вопросов понимания признаков и квалификации преступлений, предусмотренных ст.ст. 159, 160, 164, 165 УК РФ, в большинстве случаев исключительными способами совершения которых выступают обман или злоупотребление доверием. При этом существующие точки зрения учёных-правоведов относительно вопросов квалификации, отграничения рассматриваемых преступлений от смежных и иных составов не содержат какого-либо единого подхода в решении возникших проблем, что также усугубляется постоянной модернизацией приёмов посягательств на собственность. Примечательно, что ещё в 1870 г., И.Я. Фойницкий, чьи современники называли его «великим учителем русских криминалистов», писал: «…как человек времён первоначальных прибегал для похищения имущества главным образом к топору и кистеню, а человек нашего времени к тайному взятию чужого, так вскоре – что уже весьма заметно теперь – преобладающее место этих способов заменит орудие интеллектуальное, хитрость, обман…» .

Актуальность настоящего диссертационного исследования предопределяется также необходимостью проведения ретроспективного анализа уголовно-правовых норм об ответственности за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием, по законодательству России на предмет выявления исторически-обусловленных закономерностей их возникновения, развития и становления, а также сравнительно-правового анализа данных уголовно-правовых норм, содержащихся, с одной стороны, в УК РФ и УК ряда стран СНГ – с  другой, на предмет использования положительного законотворческого опыта в национальном законодательстве. При этом не менее важным видится проведение комплексной ревизии уголовно-правовых норм об ответственности за рассматриваемые преступления на предмет их оптимальности и эффективности с выработкой на этой основе предложений по совершенствованию уголовного законодательства в данной сфере.   

Вышесказанное свидетельствует об актуальности темы диссертации, отражающей крупную социальную проблему, и необходимости её исследования в уголовно-правовом, сравнительно-правовом и историческом аспектах.

Степень научной разработанности определяется исследованиями в области уголовно-правовой охраны собственности от преступлений, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием, наиболее глубоко представленными в трудах  Д.И. Аминова, А.Г.  Безверхова, Н.С. Белогриц-Котляревского, Г.Н. Борзенкова, В. П. Верина, В.А. Владимирова, М.Ф. Владимирского - Буданова, Л.Д. Гаухмана, М.А. Гельфера, Л.В. Григорьева, С.А. Елисеева, В.В. Есипова, Б.Д. Завидова, В.А. Змиева, Н.Г. Иванова, С. Б. Иващенко, А.В. Кладкова, И.А. Клепицкого, В.С. Комисарова, Г.А. Кригера, Н.Ф. Кузнецовой, В.Н. Лимонова, В.И. Литвинова, Г.П. Лозовицкой, Н.А. Лопашенко, Ю.И. Ляпунова, С.В. Максимова, Н.С. Матышевского, Г.А. Мендельсона, В.С. Минской, Б.С. Никифорова, Д.Л. Никишина, А.А. Пионтковского, С.В. Познышева, А.И. Рарога, В.П. Ревина, Н.Д. Сергеевского, М.И. Слюсаренко, Л.Э. Сунчалиевой, Н.С. Таганцева, Н.С. Устинова, И.Я. Фойницкого, А.И. Чучаева, Н.Д. Эриашвили и других учёных.

В  последние  годы  по  изучаемой  теме  опубликованы работы В.Ф. Анисимова,  О.В. Белокурова, А.И. Бойцова, В.В. Векленко, Г.В. Вериной, Б.В. Волженкина, Л.Д. Гаухмана, В.И. Гладких, В.Н. Дерендяева, А.Э. Жалинского, И.В. Ильина, С.М. Кочои, Н.Н. Лунина, С. В. Максимова, А.П. Севрюкова, В.М. Семёнова, В.И. Плоховой, А.Ю. Филаненко, А.В. Шульги, П. С. Яни и иных авторов.

Вместе с тем применительно к началу второго десятилетия двадцать первого века остался не затронутым с учётом накопленной практики применения УК 1996 года целый ряд сложных теоретических и прикладных вопросов применения уголовно-правовых норм об ответственности за преступления против собственности, совершаемые  путём обмана или злоупотребления доверием.

Таким образом, сохраняющаяся социальная потребность в подобных исследованиях с учётом новых экономических условий, с одной стороны, и неиспользованный законотворческий и правоприменительный потенциал в данной области – с другой, предопределили практическую и научную актуальность темы предпринятого исследования. 

Объект и предмет исследования. Объектом исследования стали общественные отношения, складывающиеся в сфере уголовно-правовой охраны собственности от преступлений, совершаемых путём обмана или злоупотребления  доверием, ответственность за которые установлена в главе 21 УК РФ «Преступления против собственности», раздела VIII «Преступления в сфере экономики».

Предмет исследования составляют уголовно-правовые нормы, оказывающие  воздействие на рассматриваемые отношения с точки зрения повышения их результативности в противодействии рассматриваемым посягательствам на собственность, исторические источники уголовного права, теоретические концепции, отражающие форму, содержание и признаки указанных норм, действующее национальное уголовное законодательство, судебная практика, специальная литература, материалы социологического исследования, статистические данные, действующее уголовное законодательство ряда стран СНГ на предмет изучения опыта конструирования уголовно-правовых норм в рассматриваемой области, конкретные уголовные дела о преступлениях против собственности, совершаемых посредством обмана или злоупотребления доверием.

Цель и задачи диссертационного исследования. Цель диссертационного исследования состоит в комплексной разработке научно обоснованных теоретических и прикладных аспектов уголовно-правовой охраны собственности от преступлений, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием, в новых социально-экономических условиях и подготовке на этой основе предложений и рекомендаций, направленных на оптимизацию уголовного законодательства и практики его применения в данной области.    

Указанная цель достигалась путём решения следующих основных исследовательских задач:

-   изучения в историческом аспекте особенностей формирования уголовно-правовых норм об ответственности за преступления, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием с периода действия Русской Правды до принятия действующего УК 1996 года;

-  исследования действующего уголовного законодательства ряда стран СНГ (Украина, Беларусь, Узбекистан, Казахстан) об ответственности за преступления, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием, и его соотнесения с аналогичным законодательством Российской Федерации на предмет использования полезного законотворческого опыта в отечественном законодательстве;

-   анализа понятия и классификации преступлений против собственности, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием, по действующему законодательству России;

-   анализа особенностей уголовно-правовой характеристики и квалификации мошенничества, присвоения, растраты, хищения предметов, имеющих особую ценность, и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления, предусмотренных основными, квалифицированными и особо квалифицированными составами названных преступлений, с использованием материалов судебной практики;

-   разработке предложений и рекомендаций по квалификации преступлений против собственности, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием, включая вопросы их разграничения и отграничения от смежных и иных составов преступлений;

-   рассмотрения на основе материалов следственно-судебной практики и социологического исследования актуальных проблем совершенствования уголовно-правовых норм об ответственности за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием, и внесения научно обоснованных предложений по оптимизации практики их применения.    

Методологическую основу исследования составляют всеобщий метод диалектического познания общественных процессов и социально-правовых явлений, позволяющий рассматривать их в постоянном развитии, тесной взаимосвязи и взаимодействии, а также общенаучные методы исследования -  анализ и синтез, исторический, логический и др.

Кроме того, в основу исследования положены следующие частнонаучные методы:

-   формально-логический – при квалификации и отграничении преступлений против собственности, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием;

-   статистический – при изучении количественных показателей, характеризующих состояние и динамику рассматриваемых преступлений, включая данные о лицах, их совершивших;

-   сравнительно-исторический – при изучении особенностей и исторически обусловленных закономерностей формирования уголовно-правовых норм об ответственности за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием, по законодательству России;

-   сравнительно-правовой – при сопоставлении действующего УК РФ с уголовным законодательством ряда стран СНГ;

-   системного анализа – при изучении особенностей уголовно-правовой характеристики преступлений данного вида с использованием материалов судебной практики, периодической, научной и специальной литературы;

-   конкретно-социологический, включающий в себя опрос, анкетирование, интервьюирование;

-   исследование документов – при изучении и анализе разнообразных документов, относящихся к теме диссертационного исследования.

Теоретическую основу исследования составляют труды отечественных специалистов в области уголовного права и криминологии, затрагивающие на фундаментальном уровне проблемы уголовной ответственности за имущественные и экономические преступления, литература по уголовному праву, криминологии, философии, социологии и другим отраслям науки, относящаяся к теме исследования.

Нормативно-правовую основу исследования составили: Конституция РФ, уголовное, административное, гражданское и другие отрасли законодательства РФ, уголовное законодательство республик стран СНГ, постановления Пленумов Верховных Судов РФ, РСФСР и СССР и другие нормативные правовые акты.  

Эмпирическая база исследования основана на специально проведённом конкретно-социологическом исследовании, в ходе которого по разработанным автором анкетам изучено 315 уголовных дел о хищениях, а также фактах приобретения права на чужое имущество и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием, рассмотренных судами Москвы и Московской области в 2003-2011 гг., включая повторно те из них, непосредственное участие в которых соискатель принимал в качестве защитника. По специально разработанным опросным листам письменно опрошено 392 эксперта – практических работников правоохранительных органов, включая следователей СКР из различных регионов России, проходивших переподготовку на факультете повышения квалификации в Академии экономической безопасности МВД России в 2010 г., в том числе под руководством соискателя. В ходе переподготовки на факультете повышения квалификации в Академии экономической безопасности МВД России соискателем проинтервьюировано 142 эксперта, собраны и проанализированы общие статистические сведения о каждом из рассматриваемых составов преступлений за 1997 – 2010 гг. (период действия УК 1996 г.), изучены справки, отчеты, обзоры правоохранительных органов и судов, адвокатские досье по уголовным делам, составляющие более семисот томов, а также другие материалы.

Обоснованность и достоверность результатов проведённого исследования обеспечены комплексным подходом, то есть, с использованием других отраслей знаний, в частности, гражданского и административного права, изучением уголовно-правовой охраны собственности от преступлений, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием.  Кроме того, репрезентативность и достоверность результатов, обобщений, выводов, рекомендаций и предложений обеспечена методологической основой, нормативно – теоретической базой и  эмпирической частью проведённого исследования.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что соискатель впервые после введения в действие УК РФ 1996 года с использованием материалов имеющейся судебной практики осуществил  комплексную разработку проблемы использования уголовно-правовых средств борьбы с преступлениями против собственности, совершаемыми путём обмана или злоупотребления доверием, в новых социально-экономических условиях, подготовил ряд научно-обоснованных рекомендаций по совершенствованию уголовного законодательства и практики его применения. 

Научная новизна нашла выражение в следующих основных результатах исследования:

-   в авторском варианте освещения исторического процесса формирования российского законодательства об ответственности за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием, с выделением описанных в работе закономерностей становления и развития имущественных обманов;

-   в авторском варианте освещения уголовно-правовых систем ряда стран СНГ (Украина, Беларусь, Узбекистан, Казахстан) об ответственности за рассматриваемые преступления на предмет отыскания в них полезного для Российской Федерации законотворческого опыта;

-   в комплексном освещении соискателем существующих точек зрения по спорным вопросам квалификации мошенничества, присвоения, растраты, хищения предметов, имеющих особую ценность, причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием с формированием своих собственных вариантов теоретического понимания ситуации;

-   в развёрнутом авторском анализе особенностей уголовно-правовой характеристики и квалификации мошенничества, присвоения, растраты, хищения предметов, имеющих особую ценность, причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием, предусмотренных основными, квалифицированными и особо квалифицированными составами названных преступлений;

-   основанных на материалах судебной практики и изучении уголовных дел предложениях диссертанта по совершенствованию  уголовно-правовых норм об ответственности за мошенничество, присвоение, растрату, хищение предметов, имеющих особую ценность, и  практики их применения.        

Более конкретно новизна сформулированных соискателем выводов и рекомендаций отражена в положениях, выносимых на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Определение, согласно которому под преступлениями против собственности, совершаемыми путем обмана или злоупотребления доверием, понимаются корыстные, умышленные общественно опасные деяния, предусмотренные 21-ой главой УК РФ, способные причинить либо причинившие указанными способами ущерб собственнику или иному законному владельцу чужого имущества.   

2. Классификация видов ущерба исходя из его стоимостных параметров и её закрепление в законе с обоснованием целесообразности включения в примечание 1 к ст. 158 УК РФ уголовно-правового положения о переходе в некоторых случаях от уголовной ответственности к ответственности административной в силу малозначительности ущерба.

3. Уголовно-правовое положение, закреплённое в примечании 2 к ст. 158 УК РФ, согласно которому значительный ущерб гражданину должен определяться с учётом его имущественного положения, противоречит ч. 2 ст. 19 Конституции РФ, гарантирующей каждому равенство прав и свобод независимо от имущественного положения, в связи с чем предлагается его новая редакция. 

4. В целях установления режима равной охраны всех форм собственности, и устранения противоречия со ст. 8 Конституции РФ, а также унификации уголовного законодательства с учётом предложенной классификации, предлагается заменить в ст.ст. 158-160 УК РФ квалифицирующий признак «с причинением значительного ущерба гражданину» на новый квалифицирующий признак «с причинением значительного ущерба». Предложенная новелла позволит также решить проблему применения ч. 1 ст. 167 УК РФ, буквальное толкование которой во взаимосвязи с примечанием 2 к ст. 158 УК РФ не позволяет привлечь к уголовной ответственности лицо в случае умышленного уничтожения или повреждения им имущества, принадлежащего, например, государству, юридическому лицу и т.д. (не гражданину).        

5. Обосновывается целесообразность новой редакции примечания 4 к ст. 158 УК РФ. Поскольку 21-ая глава предусматривает, в том числе, ответственность за различные формы хищения, обязательным признаком которого является не размер похищенного, а причинённый ущерб собственнику или иному законному владельцу имущества,  в каждом конкретном случае в статьях 21-ой главы (ст.ст. 158 – 163 УК РФ)  предлагается перейти к новому квалифицирующему либо особо квалифицирующему признаку «с причинением крупного ущерба» или «с причинением особо крупного ущерба».

6. Предлагается включить в примечание 1 к ст. 158 УК РФ законодательное определение хищения, сужающее сферу его применения  до пределов 21-ой главы УК РФ. Используемое законодателем при определении хищения выражение «или иному владельцу» является не совсем правильным, поскольку в распоряжении иного владельца чужое имущество может находиться не только законно, но и незаконно, тогда как закон должен ставить под охрану интересы только законного владельца имущества, дабы стимулировать в обществе правопослушное поведение. В связи с тем, что «хищение» похищенного не причиняет ущерба собственнику, в примечании 1 к ст. 158 УК РФ следует говорить об «ином законном владельце», при этом «хищение» похищенного предлагается  квалифицировать как приобретение  имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК РФ). В том случае, если лицо при хищении чужого имущества не осознавало его преступное происхождение, то содеянное не может быть квалифицировано по статье 175 УК РФ (отсутствует субъективная сторона преступления). Разрешить данную проблему диссертант предлагает путём квалификации такого рода действий со ссылкой на ст. 30 УК РФ, то есть, как неоконченное хищение (приготовление или покушение), поскольку причинение какого-либо ущерба в данном случае полностью исключается.

7.  Обосновывается целесообразность исключения из диспозиций ст.ст. 158-162 УК РФ признака «чужое имущество», поскольку он уже воспроизводится в законе при определении понятия хищения. Предложенная новелла также позволит разделить мошенничество на два вида, не прибегая при этом к выделению из состава мошенничества самостоятельной нормы о мошенничестве – приобретении права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием. 

8. В уголовном законодательстве за мошенничество, присвоение и растрату не предусмотрена в качестве особо квалифицирующего признака ответственность за наступление тяжких последствий, обладающих повышенной степенью общественной опасности и приводящих к социальной напряжённости в обществе. В этой связи, предлагается включить тяжкие последствия в качестве особо квалифицирующего признака в ч. 4 ст. ст. 159, 160 УК РФ с вынесением на обсуждение проекта дополнительного разъяснения в Постановление Пленума ВС РФ N 51 от 27 декабря 2007 г. «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

9. Анализ практики применения ст. 165 УК РФ позволил выявить, систематизировать и классифицировать по механизму совершения данного преступления типичные случаи причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием, объединив их в три основные взаимоисключающие группы.

10. Анализ существующих точек зрений свидетельствует о том, что ст. 165 УК  РФ является общей нормой для ст.ст. 176, 194, 198, 199, 201, 285 УК РФ. Поскольку указанные нормы, предусмотрев своими диспозициями специальные случаи причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием, фактически «вымывают» содержание уголовно-правового запрета, установленного ст. 165 УК РФ, а оставшиеся случаи причинения имущественного ущерба полностью охватываются диспозицией второго вида мошенничества (приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием), ст. 165 УК РФ подлежит декриминализации.    

11. В целях оптимизации практики применения уголовного законодательства в изучаемой области диссертант, с учётом высказанных в настоящем исследовании доводов о необходимости декриминализации ст. 165 УК РФ, предлагает Пленуму ВС РФ рассмотреть вопрос о внесении во второй абзац п. 4 Постановления N 51 от 27 декабря 2007 г. «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» разъяснения, расширяющего сферу применения положения относительно момента окончания мошенничества второго вида до всех случаев приобретения права пользования, владения или распоряжения чужим имуществом путём обмана или злоупотребления доверием вне зависимости от возникновения у виновного юридически закреплённой возможности пользоваться им, владеть или распоряжаться.

12. В целях дальнейшей либерализации уголовного законодательства обосновывается целесообразность установления в ст. 7.27 КоАП РФ административной ответственности за приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием (мошенничество второго вида) при отсутствии квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков данного преступления.   

13. Декриминализация деяния, предусмотренного ст. 173 УК РФ, то есть создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющее целью получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды, в том числе посредством хищения или приобретения права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием, прикрытие иной запрещённой деятельности, потребовала установить следующее. С декриминализацией ст. 173 УК РФ не отпала необходимость в пресечении организации лжепредприятия как деятельности, по сути, являющейся приготовлением или покушением к совершению преступлений, объективная сторона которых полностью охватывает организацию лжепредприятия как частный способ их совершения. Именно с этих позиций диссертант предлагает рассматривать вопросы квалификации подобного рода деяний, в том случае, если преступная деятельность была пресечена на стадии организации лжепредприятия. 

14. Анализ статьи ст. 164 УК РФ показал, что диспозиция данной статьи по своему содержанию шире, чем её название, в связи с чем предлагается переименовать ст. 164 УК РФ, предусмотрев в названии возможность не только хищения предметов, имеющих особую ценность, но и документов, обладающих подобными признаками. Кроме того, в названии и диспозиции ст. 164 УК РФ предлагается предусмотреть ответственность не только за хищение предметов или документов, имеющих особую ценность, но и случаи их вымогательства или приобретения права на них путём обмана или злоупотребления доверием. Анализ уголовных дел показал, что хищение предметов, имеющих особую ценность, может также совершаться лицом с использованием своего служебного положения, в связи с чем в ст. 164 УК РФ предлагается включить новый квалифицирующий признак «…с использованием своего служебного положения».

15. Действующая редакция диспозиции ч. 1 ст. 164 УК РФ, обобщающая в себе все возможные формы хищения, сконструирована таким образом, что специальное указание на возможность хищения предметов или документов, имеющих особую ценность, независимо от способа хищения, является излишним. Например, диспозиции статей 221, 226 и 229 УК РФ, также выделенных законодателем в отдельные составы по специальному предмету преступления, не содержат специального указания на возможность совершения этих преступлений независимо от способа их хищения, поскольку это подразумевается. С учётом предложенной новеллы обосновывается также решение проблемы конкуренции  ч. 1 ст. 164 УК РФ и ч. 3 ст. 162 УК РФ, а также иных спорных случаев, связанных с  квалификацией по ч. 2 ст. 164 УК РФ во взаимосвязи с ч. 4 ст. 162 УК РФ и другими преступлениями.

16. По результатам сравнительно-правового анализа обосновываются выводы о наличии полезного для уголовного законодательства Российской Федерации опыта формирования системы уголовно-правовых норм об ответственности за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием, ряда стран СНГ (Украина, Беларусь, Узбекистан, Казахстан).

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что весь комплекс полученных соискателем новых исследовательских результатов, теоретических выводов и положений расширяет знания относительно организации уголовно-правовой охраны собственности от преступлений, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием, в новых социально-экономических условиях, восполняет имевшиеся пробелы в теоретических основах применения уголовно-правовых норм об ответственности за рассматриваемые деяния.    

Практическая значимость результатов диссертационного исследования заключается в том, что теоретические положения, выводы, практические предложения, сформулированные в диссертации, и иные её материалы  могут быть использованы:

-   в законотворческой деятельности по совершенствованию уголовного законодательства об ответственности за рассматриваемые деяния;

-   в деятельности Верховного Суда РФ по подготовке руководящих постановлений и разъяснений Пленума ВС РФ по данной проблематике;

-   в правоприменительной деятельности следственно-судебных органов по реализации уголовно-правовых норм об ответственности за рассматриваемые деяния;

-   в научно-исследовательской деятельности, направленной на совершенствование уголовно-правовой охраны собственности;

-   в учебном процессе высших юридических учебных заведений при изучении и преподавании курсов уголовного права, криминологии, истории уголовного права и уголовного права зарубежных стран, а также при подготовке учебной и методической литературы.  

Апробация результатов исследования. Сформулированные в диссертационном исследовании основные результаты, выводы и положения изложены в 44 научных работах общим объёмом около 80 печатных листов, из которых 24 публикации – в центральных рецензируемых журналах – «Российский следователь», «Налоги», «Вестник Академии экономической безопасности МВД России». Основные теоретические выводы, результаты и положения диссертационного исследования обсуждались на заседании кафедры уголовного права и криминологии Академии экономической безопасности МВД России, апробировались в учебном процессе Санкт-Петербургского университета МВД России и Академии экономической безопасности МВД России при преподавании курса «Уголовное право», докладывались и обсуждались на научно-практических конференциях, в числе которых: научно-практическая конференция «Борьба с преступностью в регионах России: проблемы теории и практики» (Москва, 2004); V Международная научно-практическая конференция «Экономика, социология и право: новые вызовы и перспективы» (Москва, 2011); VI Всероссийская научно-практическая (заочная) конференция «Правовая система России: современное состояние и актуальные проблемы» (Москва, 2011); межрегиональная научно-практическая интернет-конференция «Региональная наука: потребности, достижения, внедрения, соответствие запросам и требованиям современности» (Абакан, 2011); IV Международная научно-практическая конференция «Уголовное право: стратегия и развитие в XXI веке» (Москва, 2007); IV Международная научно-практическая конференция «Законность и правопорядок в современном обществе» (Новосибирск, 2011); II Международная научно-практическая конференция «Закон и порядок» (Таганрог, 2011); II Международная научно-практическая конференция «Уголовное право в эволюционирующем обществе» (Курск, 2011); II Международная научно-практическая конференция «Право как основа современного общества» (Москва, 2011); II Международная заочная научно-практическая конференция «Социально-гуманитарные и юридические науки: современные тренды в изменяющемся мире» (Краснодар, 2011); II Международная научно-практическая конференция «Проблемы взаимодействия личности и власти в условиях построения правового государства» (Курск, 2011); Международная заочная научная конференция «Право: история, теория, практика» (Санкт-Петербург, 2011). Предложения по совершенствованию законодательства и практики его применения используются в деятельности подразделений Главного управления внутренних дел МВД РФ по Московской области.          

Структура диссертации разработана исходя из цели и задач, а также специфики исследования. Работа состоит из введения, пяти глав, включающих в себя четырнадцать параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность проведённого исследования, обозначаются его цель, задачи, объект и предмет, отражаются степень научной разработанности темы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, раскрываются методологическая, нормативная, теоретическая и эмпирическая базы исследования, сформулированы положения, выносимые на защиту, приведены сведения об апробации результатов и структуре диссертации.

  1. В первой главе «Теоретико-методологические основы понятия уголовно-правовой охраны собственности от преступлений, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием»  освещаются вопросы теории формирования и классификации уголовно-правовых норм об ответственности за преступления, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием, по законодательству России и ряда стран СНГ.

I.1. Первый параграф «Ретроспективный анализ уголовно-правовых норм об ответственности за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием» освещает исторический процесс образования указанных норм со времен Русской правды до принятия действующего УК РФ. Для придания системного подхода в изложении материала история развития уголовного законодательства в изучаемой области разделена на три периода:

  1. уголовное законодательство досоветского периода (до октября 1917 г.);
  2. советское социалистическое уголовное право;
  3. постсоциалистичекое уголовное право.

Как показал ретроспективный анализ, в отечественном законодательстве нормы о мошенничестве формировались постепенно, начиная со второй половины XVI века, когда было дано первое указание на имущественный обман в виде мошенничества в ст. 58 Судебника 1550 годаИвана Грозного.

В Соборном уложении 1649 года появилась норма, которую можно смело отнести к непосредственным прародителям ст. 160 УК РФ.

Артикул Воинский Петра I1715 г. впервые  установил ответственность за утаивание вещей, взятых на сохранение, присвоение находки и за растрату.

Первое законодательное определение мошенничества можно встретить в Указе Екатерины II от 3 апрели 1781 года «О разных видах воровства, и какие за них наказания чинить», к несомненным ценностям которого можно отнести упоминание такого сущностного признака мошенничества как обман, и возведение понятия «воровство» в качестве родового для кражи, мошенничества и грабежа. При этом необходимо особо отметить, что в законодательстве России до 19 века мошенничество длительное время не имело строгого отграничения от таких имущественных преступлений как кража и грабеж.

Начиная со второй половины XVIII века и вплоть до XIX века мошенничество рассматривалось как вид кражи или иных форм хищений, соединенных с ухищрёнными способами изъятия чужого имущества со стороны виновного.

Дореволюционное законодательство отличается уже достаточно высоким уровнем развития юридической техники. Появились  совершенно четкие различия между составами имущественных преступлений, в которых рассматривались такие преступления, как кража, грабеж, присвоение, растрата, мошенничество и ряд других преступлений. Однако законодатель того периода не ввел в уголовное законодательство отдельные нормы, не содержащие признаков хищения, например, причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения. 

Поскольку советское законодательство, не отрицая значения института частной собственности в переходное к коммунизму время, не могло ставить задачей, её охрану путем применения суровых репрессий к нарушителям прав частной собственности, то их защита  осуществлялась лишь в тех пределах, какие диктовались необходимостью поддерживать известный экономический правопорядок. Разумеется, что при хищении имущества, принадлежащего государству или общественной организации, наказание по УК 1922 г. усиливалось, вплоть до высшей меры наказания. Примечательно, что по УК 1922 года объективная сторона мошенничества, наряду с обманом (ранее известному уголовному закону), впервые стала охватывать возможность получения виновным с корыстной целью имущества или права на имущество посредством злоупотребления доверием.

Несомненный интерес вызывает понятие мошенничества по УК 1926 года, которое, по сути, расширило предмет посягательства от имущества или права на него до любой имущественной выгоды. Последний УК РСФСР 1960 года, вступивший в силу 1 января 1961 года, продолжил линию на приоритетную охрану социалистической собственности, которая, как объект уголовно-правовой охраны, по степени общественной опасности уступала лишь советскому общественному и государственному строю, преобладая при этом по важности над преступлениями против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. Более того, от присвоения и растраты УК РСФСР 1960 года охранял только социалистическую собственность. Следует отметить,  что в отличие от УК 1922 г. и УК 1926 г. УК РСФСР 1960 года разграничил ответственность за корыстные противоправные деяния при мошенничестве в форме хищения и причинение имущественного ущерба при отсутствии признаков хищения, наметив, тем самым, тенденцию к их разделению. 

Важным этапом на пути формирования уголовно-правовых норм в изучаемой области стали изменения и дополнения, внесённые в УК РСФСР  в 1994 году, согласно которым из российского уголовного права исчезла разница между социалистической собственностью и личной собственностью граждан. Понятие «собственность» обретает свою истинную форму и начинает носить смысл «чужой» собственности, которое и было в дореволюционном уголовном праве России.

Проведённое исследование позволило диссертанту прийти к выводу о том, что уголовно-правовые нормы об обманах в имущественной сфере находятся в постоянном развитии и присущи более развитому экономическому состоянию общества в сравнении с нормами о других имущественных преступлениях. Указанные посягательства исторически обусловлены, они появляются и получают распространение по мере развития договорных отношений, экономическую основу которых составляют глубокое общественное разделение  труда, господство обмена и товарно-денежных отношений, развитие торговли и иных неотъемлемых признаков товарооборота, основанных на доверии.

I.2.  Второй параграф «Теоретические основы понятия и классификации преступлений против собственности, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием» раскрывает вопросы понятия и классификации преступлений против собственности, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием по действующему законодательству России.

Исследование главы 21 УК РФ свидетельствует о том, что ряд преступлений, входящих в эту главу, совершаются путем обмана или злоупотребления доверием, и такой способ причинения имущественного ущерба является достаточно распространенным среди преступлений против собственности. К таким деяниям относятся: мошенничество (ст. 159 УК РФ), присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ), хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК РФ), причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ). 

В этой связи, автор даёт определение преступлениям против собственности, совершаемым путем обмана или злоупотребления доверием, текст которого изложен в качестве одного из положений, выносимых на защиту.       

I.3.  В третьем параграфе «Сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства ряда стран СНГ и России, регламентирующего ответственность за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием» предпринят общий сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства Беларуси, Украины, Казахстана, Узбекистана и России в изучаемой области. 

Если в российском уголовном праве все преступления против собственности, входящие в главу 21 УК РФ, можно разделить на две группы: хищения и преступления против собственности, не связанные с  хищением чужого имущества, то в Уголовном кодексе республики Узбекистан они  дифференцированы и закреплены законодателем в 10-ой и 11-ой главах соответственно. При этом к числу преступлений против собственности, совершаемых путем обмана или злоупотребления доверием, уголовное право Узбекистана относит три преступления: хищение путем присвоения или растраты (ст. 167),  мошенничество (ст. 168) и причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 170 УК).

Особенная часть Уголовного кодекса Республики Казахстан не содержит таких структурных частей как разделы, в ней выделяются только главы, которые, в свою очередь, делятся на статьи.  Исследование 6-ой главы УК Республики Казахстан показало, что среди преступлений против собственности можно выделить следующие формы хищения: кражу, присвоение или растрату вверенного чужого имущества, мошенничество, грабеж, разбой, хищение предметов, имеющих особую ценность. При этом в примечании 1 к ст. 175 УК содержится законодательное определение хищения, которое полностью соответствует российской дефиниции. Все имеющиеся в российском уголовном законодательстве преступления, входящие в 21-ую главу УК РФ, хотя и имеют свои аналоги в казахском уголовном законодательстве, однако перечень преступлений, вошедших в главу 6 «Преступления против собственности» УК Республики Казахстан, больше по сравнению с УК РФ. При этом их можно разделить на две группы: совершаемые путем обмана или злоупотребления доверием  и  совершаемые иными способами. Представляется, что к первой группе, так же, как и в российском уголовном праве, можно отнести четыре преступления: присвоение или растрата вверенного чужого имущества (ст. 176), мошенничество (ст. 177), хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 180) и причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 182).

По своему строению особенная часть Уголовного кодекса Украины  несколько отличается от Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку в ней выделено двадцать разделов, которые, в свою очередь, делятся только на статьи. Главы в уголовном законе Украины не выделены.  Раздел VI анализируемого закона посвящен преступлениям против собственности, дифференцирование которых, в свою очередь, путём популярной в российской науке уголовного права классификации на хищения и преступления против собственности, не являющиеся хищениями, невозможно. Вместе с тем, указанные преступления можно разделить на две группы. К первой группе можно отнести: мошенничество (ст. 190), присвоение, растрату имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением (ст. 191), нанесение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 192), то есть преступления,  совершаемые путем обмана или злоупотребления доверием, а ко второй группе – все остальные преступления, совершаемые иным способом.

В раздел VIII Уголовного кодекса Республики Беларусь «Преступления против собственности и порядка осуществления экономической деятельности» вошла глава 24 «Преступления против собственности» и глава 25 «Преступления против порядка осуществления экономической деятельности». Глава 24 Уголовного кодекса Республики Беларусь открывается примечаниями, первое из которых посвящено понятию хищения, применяемому только к данной главе. Под ним уголовный закон понимает «умышленное противоправное безвозмездное завладение чужим имуществом или правом на имущество с корыстной целью путем кражи, грабежа, разбоя, вымогательства, мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями, присвоения, растраты или использования компьютерной техники». Анализ показал, что значительное число преступлений против собственности, входящих в главу 24 УК Республики Беларусь, могут быть совершены путем обмана или злоупотребления доверием. К их числу можно отнести мошенничество (ст. 209), хищение путем злоупотребления служебными полномочиями (ст. 210), присвоение или растрату (ст. 211), повторное мелкое хищение (ст. 213), причинение имущественного ущерба без признаков хищения (ст. 216), незаконное отчуждение вверенного имущества (ст. 217).

Обобщая результаты проведённого сравнительно-правового анализа, диссертант приходит к выводу о том, что уголовное законодательство Российской Федерации и уголовное законодательство рассматриваемых стран объединяют:

а) единство места расположения преступлений против собственности в структуре Особенной части национальных законов;

б) общность некоторых уголовно-правовых положений, в том числе, определяющих мошенничество и причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием;

в) совпадение большинства составов преступлений против собственности, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием, а также признаков, их составляющих;

г) единство основных квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков;

д) возможность дифференциации преступлений против собственности на две группы: совершаемые путем обмана или злоупотребления доверием  и  совершаемые иными способами;

е) общность проблемы отграничения мошенничества, совершаемого путем злоупотребления доверием, от присвоения или растраты чужого имущества, вверенного лицу или находящегося в его введении.

Анализ сопоставляемых уголовно-правовых систем в данной сфере позволил  также выявить различия в правовых решениях, некоторые из которых, по мнению диссертанта, представляют определённый интерес для российского уголовного законодательства, а именно:

а) формулировка хищения как преступления с формальным составом, предметом которого может выступать не только имущество, но и право на него;

б) усиление ответственности за мошенничество и причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при совершении этих преступлений повторно, либо опасным рецидивистом;

в) распространение понятия хищения только для целей главы «преступления против собственности»;

г) указание непосредственно в понятии хищения на способы его совершения путём кражи, грабежа, разбоя, вымогательства, мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями, присвоения, растраты или использования компьютерной техники;

д) существенное расширение в законе количества преступлений против собственности, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием.

  1. Во второй главе «Теоретические основы уголовно-правовой характеристики и квалификации мошенничества и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием» рассматриваются сложные теоретические и практические проблемы, связанные с уголовно-правовой структурой мошенничества и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием, в том числе в сравнении с законодательством ряда стран СНГ, их квалификацией и отграничением от смежных преступлений.   

См.: Состояние преступности в России. – М., ГИАЦ МВД РФ, 1997-2010.

Фойницкий И.Я. Мошенничество по русскому праву. Сравнительное исследование.– М.: Изд-во СГУ, 2006. Часть 1. С. 9.

II.1. В первом параграфе «Особенности уголовно-правовой характеристики и квалификации мошенничества и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием по законодательству России» освещаются особенности уголовно-правовой характеристики и квалификации мошенничества и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием в теории и на практике по законодательству России, приводятся статистические сведения о количестве мошенничеств и случаев причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием и лиц, выявленных за их совершение, удельном весе и динамике рассматриваемых показателей за 1997-2010 гг. (период действия УК 1996 года).

В числе прочих, спорными остаются вопросы относительно некоторых элементов объективной стороны мошенничества второго вида, характеризующегося приобретением права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием, моментом окончания которого следственно-судебная практика признаёт факт возникновения у виновного юридически закреплённой возможности пользоваться, владеть или распоряжаться чужим имуществом. При совершении мошенничества второго вида наличие имущественного ущерба не обязательно, поскольку само имущество не всегда в этом случае выбывает из владения и пользования собственника, то есть вполне может продолжать оставаться в его ведении. Если всё же потерпевшему в результате перехода права на имущество причиняется имущественный ущерб, то, как и в случае с квалификацией по ст. 163 УК РФ (вымогательство), какой-либо дополнительной квалификации здесь не требуется. Всё содеянное охватывается ст. 159 УК РФ (мошенничество второго вида). По мнению диссертанта, указанные обстоятельства существенно сближают мошенничество второго вида (в случае причинения названным преступлением имущественного ущерба) с преступлением, предусмотренным ст. 165 УК РФ (причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путём обмана или злоупотребления доверием). На наш взгляд, разница заключается в слишком узком понимании следственно-судебной практикой самого события приобретения права на чужое имущество при совершении мошенничества второго вида, которое, по сути, сводится исключительно к его юридическому закреплению в том или ином виде. Отказ от подобной практики  позволил бы, во-первых, рассматривать как мошенническое приобретение права случаи, например, фактического пользования или владения чужим имуществом без какого-либо юридического закрепления, а, во-вторых – декриминализировать ст. 165 УК РФ как норму, объективная сторона которой охватывалась бы в этом случае диспозицией ст. 159 УК РФ (мошенничество второго вида).  

По мнению диссертанта, говоря о приобретении права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием совершённом в крупном размере (ч. 3 ст. 159 УК РФ) или в особо крупном размере (ч. 4 ст.159 УК РФ), законодатель использует несколько неудачные и непоследовательные формулировки. Само по себе приобретение права на чужое имущество не может характеризоваться такой категорией как «размер», поскольку, во-первых, использование подобного термина в законе должно быть связано с характеристикой общественно-опасных последствий, а не деяний, как в данном случае, а, во-вторых, более предпочтительным здесь видится применение термина «ущерб».            

По мнению диссертанта, одна  из проблем правоприменения сохраняется на стыке административного и уголовного законодательства. В соответствии со ст. 7.27 КоАП РФ административная ответственность наступает только за мелкое хищение чужого имущества путём кражи, мошенничества (хищения), присвоения или растраты при отсутствии квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков названных преступлений, в связи с чем, переход к административной ответственности за мошенничество, совершаемое через приобретение права на чужое имущество, невозможен. В этой связи, дабы не вовлекать по формальным признакам значительную часть населения в уголовно-правовые отношения, а также в целях дальнейшей либерализации уголовного законодательства, обосновывается целесообразность установления административной ответственности за приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием при отсутствии квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков мошенничества. 

II.2. Во втором параграфе «Особенности уголовно-правовой характеристики и квалификации мошенничества и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием по законодательству ряда стран СНГ» раскрываются особенности уголовно-правовой характеристики и квалификации мошенничества и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием по законодательству  Беларуси, Украины, Казахстана и Узбекистана.

Как показал сравнительно-правовой анализ, рассмотренные четыре уголовных закона, в целом, схоже определяют мошенничество и причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, имеют примерно такие же квалифицирующие признаки. Вместе с тем, каждый из четырех Уголовных кодексов в качестве обстоятельства, усиливающего ответственность, содержит указание на совершение преступления либо повторно, либо опасным рецидивистом, а иногда эти признаки присутствуют вместе в одном пункте.

II.3. В третьем параграфе «Проблемы отграничения мошенничества и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием от смежных преступлений» затрагиваются сложные и неоднозначные проблемы отграничения мошенничества и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием от смежных и иных преступлений, предусмотренных ст.ст. 158, 161, 171, 176, 187, 194 – 199,201, 238, 272, 273, 285290, 325, 327 УК РФ.

Анализ существующих точек зрений свидетельствует о том, что ст. 165 УК является общей нормой для ст.ст. 176, 194, 198, 199, 201, 285 УК РФ. Из этого следует, что указанные нормы, предусмотрев своими диспозициями специальные случаи причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием, фактически «вымывают» содержание уголовно-правового запрета, установленного ст. 165 УК РФ. При этом оставшиеся случаи причинения имущественного ущерба указанными способами, по мнению диссертанта, полностью охватываются диспозицией второго вида мошенничества (приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием).    

На наш взгляд,  декриминализация деяния, предусмотренного ст. 173 УК РФ, фактически закрепила разработанное теорией уголовного права мнение о том, что лжепредпринимательство является, по сути, подготовительной деятельностью к совершению других преступлений. С этих позиций, для выявления и пресечения данной деятельности на более ранней стадии, диссертант предлагает собственные варианты решений существующей проблемы.

По нашему мнению, в некоторых случаях банкротство может стать следствием хищения или приобретения права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием, что приведёт к неспособности юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объёме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. При этом субъектом, например, преднамеренного банкротства (ст. 196 УК РФ) является руководитель или учредитель юридического лица либо индивидуальный предприниматель. В случае хищения или приобретения права на чужое имущество указанными лицами, их умыслом не всегда может охватываться наступление банкротства организации, более того, общественно-опасные последствия хищения или приобретения права на чужое имущество в виде банкротства могут быть вызваны действиями иных лиц, не являющихся субъектами ст. 196 УК РФ. Учитывая, что субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ, характеризуется прямым умыслом, то, руководствуясь действующим законодательством, содеянное требует квалификации сегодня только по соответствующим статьям 21-ой главы. На наш взгляд, такой подход при квалификации не отражает в полной мере всю степень общественной опасности подобного рода деяний и делает оправданным предложение по разработке и включению в ст.ст. 159, 160 УК РФ нового особо квалифицирующего признака «повлекшие тяжкие последствия».

  1. В третьей главе «Теоретические основы уголовно-правовой характеристики и квалификации присвоения и растраты как преступлений, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием» рассматриваются сложные теоретические и практические проблемы, связанные с уголовно-правовой структурой присвоения и растраты, в том числе, в сравнении с законодательством ряда стран СНГ, их квалификацией и отграничением от смежных преступлений.   

III.1. В первом параграфе «Особенности уголовно-правовой характеристики и квалификации присвоения и растраты по законодательству России» обращается внимание на полярность и другие особенности существующих в науке подходов к уголовно-правовой характеристике и квалификации присвоения и растраты в теории и на практике по законодательству России. На обсуждение выносятся собственные решения диссертанта по сложным и неоднозначным вопросам правоприменения, приводятся статистические сведения о количестве преступлений рассматриваемого вида и лиц, выявленных за их совершение, удельном весе и динамике этих показателей за 1997-2010 гг. (период действия УК РФ 1996 года).    

В продолжение линии на унификацию уголовного законодательства, высвобождение закона от лишних терминов и установление в нём режима равной охраны всех форм собственности независимо от имущественного положения и принадлежности к гражданству диссертант обосновывает целесообразность  разработки нового варианта редакции ст. 160 УК РФ, который бы отвечал вышеуказанным требованиям.

III.2.  Во втором параграфе «Особенности уголовно-правовой характеристики и квалификации присвоения и растраты по законодательству ряда стран СНГ» раскрываются особенности уголовно-правовой характеристики и квалификации присвоения и растраты по законодательству Беларуси, Украины, Казахстана и Узбекистана.

Как показал сравнительно-правовой анализ, для всех рассмотренных национальных уголовных законов характерна проблема отграничения мошенничества, совершаемого путем злоупотребления доверием, от присвоения или растраты чужого имущества, вверенного лицу или находящегося в его введении. Весьма ценным потенциалом для отечественного законодательства здесь видится формулировка хищения как преступления с формальным составом, предметом которого может выступать не только имущество, но и право на него.

III.3. В третьем параграфе «Проблемы отграничения присвоения и растраты от смежных преступлений» рассматриваются проблемы отграничения присвоения и растраты от смежных и иных преступлений, предусмотренных ст.ст. 158, 159, 161, 165, 285, 312, 330 УК РФ.

Практически любая форма хищения (за исключением разбоя) предполагает изъятие и (или) обращение чужого имущества из наличных фондов собственника или иного владельца, в связи с чем причиняется реальный ущерб. На практике встречаются случаи присвоения или растраты вверенного (транзитного) имущества, когда ущерб, хотя и образуется за счет не поступивших к потерпевшему средств, однако происходит это через уполномоченное на их получение лицо (например, водитель автобуса после смены не передаёт вырученные за проездные билеты денежные средства) в отличие от преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ (например, проводник незаконно получает и оставляет себе плату за безбилетный провоз багажа). Именно этим критерием в подобных случаях (наличие или отсутствие у виновного полномочий на получение чужого (транзитного) имущества от третьих лиц), диссертант предлагает руководствоваться при отграничении присвоения и растраты от причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием. При этом преступление, предусмотренное ст. 165 УК РФ, в тех случаях, когда имущество следует транзитом от третьих лиц через виновного к собственнику или иному законному владельцу, отличается  в подобной ситуации от мошенничества – хищения – отсутствием таких  конструктивных признаков хищения как изъятие и (или) обращение чужого имущества. В случае причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием, имущество не находится в наличных фондах собственника, и попросту не может быть из них изъято по объективным причинам. Однако в случае декриминализации ст. 165 УК РФ, не будет ошибкой квалификация подобных деяний как мошенничество – хищение, поскольку изъятие чужого имущества вполне возможно ещё на пути его следования от третьих лиц в наличные фонды собственника или иного законного владельца (в законе нет на этот счёт каких-либо ограничений), главное, чтобы такое имущество было для виновного чужим. 

  1. В четвёртой главе «Теоретические основы уголовно-правовой характеристики и квалификации хищения предметов, имеющих особую ценность, как преступления, совершаемого путём обмана или злоупотребления доверием» рассматриваются сложные теоретические и практические проблемы, связанные с уголовно-правовой структурой хищения предметов, имеющих особую ценность, в том числе  в сравнении с законодательством ряда стран СНГ, квалификацией, отграничением от смежных и иных составов преступлений.   

IV.1. В первом параграфе «Особенности уголовно-правовой характеристики и квалификации хищения предметов, имеющих особую ценность по законодательству России» обращается внимание на особенности уголовно-правовой характеристики и квалификации хищения предметов, имеющих особую ценность, в теории и на практике по законодательству России, приводятся статистические сведения о количестве преступлений рассматриваемого вида и лиц, выявленных за их совершение, удельном весе и динамике этих показателей за 1997-2010 гг. (период действия УК РФ 1996 года).

С точки зрения права, культурные ценности принято делить  на движимые и недвижимые. Такое деление проводится в рамках давно устоявшейся общеправовой классификации объектов гражданских прав на движимые и недвижимые, и основывается на учете размеров предмета, связи его с землей и возможности перемещения в пространстве без изменения качественных характеристик. Недвижимые культурные ценности, неразрывно связанные с землей, ценностный смысл которых зачастую воплощен не только в них самих, но и в органической связи с окружающей средой, в отличие от движимых, характеризуются тем, что их невозможно переместить в пространстве без нанесения ущерба художественно-историческому или иному их культурному значению, а также без осуществления затрат, несоразмерных стоимости объекта.  Другими словами, в отношении такой группы ценностей культуры преступление совершается посредством приобретения права на них, что не охватывается ни одной из ныне существующих в УК РФ форм хищения. 

Решение этой проблемы возможно через установление в диспозиции ч. 1 ст. 164 УК РФ ответственности за  приобретение путём обмана или злоупотребления доверием права на предметы, имеющие особую ценность, включив также в название ст. 164 УК РФ указание на возможность совершения рассматриваемого преступления указанными способами.  

Культурные ценности как предмет преступления, предусмотренный ст. 164 УК РФ, могут быть материальными и духовными, любого назначения - федерального, регионального, местного, а также мирового или национального значения, по форме собственности – государственной, муниципальной или частной, любых мест и способов содержания, однако только движимыми. Недвижимые культурные ценности не могут быть предметом хищения, однако могут быть предметом незаконного приобретения права на них.

IV.2. Во втором параграфе «Особенности уголовно-правовой характеристики и квалификации хищения предметов, имеющих особую ценность по законодательству ряда стран СНГ» раскрываются особенности уголовно-правовой характеристики и квалификации хищения предметов, имеющих особую ценность, по законодательству Беларуси, Украины, Казахстана и Узбекистана.         

Как показал сравнительно-правовой анализ, уголовное законодательство Украины, Республики Беларусь, Республики Узбекистан не содержит специальных норм, предусматривающих ответственность за хищение предметов, имеющих особую историческую, культурную или  научную ценность. Более того, непосредственно в статьях, предусматривающих ответственность за хищение определённым способом (кража, грабеж, мошенничество, присвоение или растрата, разбой) по законодательству вышеназванных стран уголовная ответственность за хищение культурных ценностей не усиливается. В Уголовном кодексе Республики Казахстан воспроизведены российские традиции. В ст. 180 УК Республики Казахстан установлена ответственность за «Хищение предметов, имеющих особую ценность», в связи с чем, предложения по совершенствованию уголовного законодательства республики Казахстан во многом совпадают с интересами отечественного уголовного законодательства по его оптимизации.

IV.3. В третьем параграфе «Проблемы отграничения хищения предметов, имеющих особую ценность от смежных преступлений» рассматриваются проблемы отграничения хищения предметов, имеющих особую ценность, от смежных и иных составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 159, 167, 188, 190, 243 УК РФ, анализируются существующие в юридической литературе точки зрения на этот счёт, выносятся на обсуждение собственные предложения автора по вопросам квалификации.

V. В пятой главе «Проблемы совершенствования уголовно – правовых норм об ответственности за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием, и практики их применения» с учётом результатов проведённого исследования разработаны и обоснованы конкретные предложения по совершенствованию уголовного законодательства об ответственности за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием, а также даны рекомендации по оптимизации практики его применения.  

V.1. Первый параграф «Проблемы совершенствования уголовно – правовых норм об ответственности за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием» посвящён проблемам вызываемого социальными потребностями обновления некоторых уголовно-правовых положений, а также структуры и содержания диспозиций изучаемых норм. 

Суммируя существующие точки зрения различных учёных-правоведов, а также на основании результатов собственного исследования, диссертант рассмотрел проблемы совершенствования уголовно-правовых норм об ответственности за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием, в четырёх аспектах:

1) классификация видов ущерба и её закрепление в уголовном законодательстве;

2) изменение диспозиций ст. ст. 159, 160, 164 УК РФ и их отражение в законе;

3) введение новых квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков в ст.ст. 159, 160, 164 УК РФ и их отражение в законе;  

4) декриминализация ст. 165 УК РФ.

Анализ видов ущерба в статьях 21-ой главы показал, что в законе, во-первых, нет единой терминологии, используемой законодателем при описании квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков  (ущерб, размер), в связи с чем, исходя из стоимостных параметров причинённого преступлением ущерба, предлагается следующая классификация его видов для целей главы 21 УК РФ:

  1. малозначительный ущерб;
  2. незначительный ущерб;
  3. значительный ущерб;
  4. крупный ущерб;
  5. особо крупный ущерб.

Диссертант приходит к выводу о необходимости законодательного закрепления классификации видов и параметров ущерба с внесением соответствующих изменений в диспозиции затрагиваемых предложенной новеллой статей в целях унификации уголовного законодательства и установления режима равной охраны всех форм собственности независимо от имущественного положения.

В целях законодательного закрепления классификации видов и параметров ущерба, а также целесообразности включения уголовно-правового положения о переходе в некоторых случаях от уголовной ответственности к ответственности административной в силу малозначительности ущерба, диссертант предлагает дополнить  примечание 1 к ст. 158 УК РФ вторым абзацем следующего содержания:

«Примечания.

1. … Лицо, виновное в совершении мелкого хищения имущества путём кражи, мошенничества, присвоения или растраты, при отсутствии квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков освобождается от уголовной ответственности в силу малозначительности ущерба, при этом оно может быть привлечено к административной ответственности в соответствии с законодательством об административных правонарушениях».

Примечание 2 к ст. 158 УК РФ, согласно которому значительный ущерб гражданину должен определяться с учётом его имущественного положения, противоречит ч. 2 ст. 19 Конституции РФ, гарантирующей каждому равенство прав и свобод независимо от имущественного положения, в связи с чем, предлагается изложить его в следующей редакции:

«Примечания.

2. Малозначительным ущербом в статьях настоящей главы признаётся стоимость имущества, не превышающая одну тысячу рублей,  незначительным – две тысячи пятьсот рублей,  значительным – двести пятьдесят тысяч рублей».

Установление режима равной охраны всех форм собственности в соответствии со ст. 8 Конституции РФ и унификация уголовного законодательства с учётом предложенной классификации требуют замены в ст.ст. 158-160 УК РФ квалифицирующего признака «с причинением значительного ущерба гражданину» на новый квалифицирующий признак «с причинением значительного ущерба». По мнению автора, предложенная новелла разрешит проблему применения ч. 1 ст. 167 УК РФ, буквальное толкование которой во взаимосвязи с примечанием 2 к ст. 158 УК РФ не позволяет привлечь к уголовной ответственности лицо в случае умышленного уничтожения или повреждения им имущества принадлежащего, например, государству, юридическому лицу и т.д. (не гражданину).        

Введение данного признака позволит равным образом обеспечить уголовно-правовую охрану всех форм собственности и устранит противоречие между ч. 2 ст. 159 УК РФ и ст. 8 Конституции РФ, в связи с чем, диспозицию ч. 2 ст. 159 УК РФ предлагается дополнить новым квалифицирующим признаком и изложить ее в следующей редакции:

«Статья 159. Мошенничество

2. Мошенничество:

а) совершенное группой лиц по предварительному сговору;

б) причинившее значительный ущерб, - наказывается…»

С учётом новой классификации видов ущерба, предлагается изложить примечание 4 к ст. 158 УК следующим образом:

«Примечания.

4. Крупным ущербом в статьях настоящей главы признаётся стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным – один миллион рублей».

Согласно предложенной классификации, деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 159 УК РФ, следует считать совершённым с причинением  крупного ущерба. В действующей сегодня редакции диспозиции данной статьи в качестве особо квалифицирующего признака выступает иной признак - «крупный размер». Поскольку первый вид мошенничества относится к одной из форм хищения, конструктивным признаком которого является не размер похищенного, а причинённый ущерб собственнику или иному владельцу имущества, представляется, что в целях унификации законодательства при описании последствий мошенничества правильнее перейти к новому особо квалифицирующему признаку - «причинившее крупный ущерб».

Исходя из изложенного, диссертант предлагает дополнить диспозицию ч. 3 ст. 159 УК РФ новым особо квалифицирующим признаком и изложить её в следующей редакции:

«Статья 159. Мошенничество

3. Мошенничество:

а) совершённое лицом с использованием своего служебного положения;

б) причинившее крупный ущерб, - наказывается».

Понятие особо крупного ущерба применительно к хищению в уголовном законе не раскрывается. Между тем ч. 4 ст. 159 УК РФ содержит особо квалифицирующий признак, предусматривающий ответственность за мошенничество совершённое  в особо крупном размере.

В целях унификации уголовного законодательства с учётом предложенной классификации, деяние, предусмотренное ч. 4 ст. 159 УК РФ, диссертант предлагает считать совершённым с причинением  особо крупного ущерба.

Кроме того, в уголовном законодательстве за мошенничество, присвоение и растрату не предусмотрена в качестве особо квалифицирующего признака ответственность за наступление тяжких последствий, обладающих повышенной степенью общественной опасности и приводящих к социальной напряжённости в обществе. В этой связи предлагается включить в диспозицию ч. 4 ст. 159 УК РФ новый особо квалифицирующий признак «тяжкие последствия», вызванные мошенничеством, и изложить её в следующей редакции:

«Статья 159. Мошенничество

4.  Мошенничество:

а)  совершённое организованной группой;

б)  причинившее особо крупный ущерб;

в)  повлекшее тяжкие последствия, - наказывается».

При анализе примечания 1 к ст. 158 УК РФ обращается внимание на то, что существенным недостатком определения хищения является указание о распространении данного понятия не только на статьи 21-ой главы, но и на статьи из других глав УК РФ. По мнению диссертанта, такое расширительное толкование порождает множество трудностей, поскольку данное уголовно-правовое положение попросту игнорируется правоприменителем при квалификации ст.ст. 221, 226 и 229 УК РФ, в связи с чем, оно нуждается в оптимизации.

На наш взгляд, при определении в законе понятия хищения под охрану должны ставиться интересы только законного владельца имущества, в связи с чем предлагается изложить первый абзац примечания 1 к ст. 158 УК РФ в следующей редакции:

«Примечания.

1. Под хищением в статьях настоящей главы понимаются совершённые с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному законному владельцу этого имущества»….

Анализ существующих в юридической литературе мнений, позволил диссертанту прийти к выводу о том, что из диспозиций ст.ст. 158-162 УК РФ целесообразно исключить признак «чужое имущество», поскольку он уже воспроизводится в законе при определении понятия хищения. На наш взгляд, предложенная новелла также позволит разделить мошенничество на два вида, не прибегая при этом к выделению из состава мошенничества самостоятельной нормы о мошенничестве – приобретении права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием. Учитывая это, предлагается изложить диспозицию ч. 1 ст. 159 УК РФ в новой редакции:

«Статья 159. Мошенничество

1. Мошенничество, то есть хищение или приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием, - наказывается…»

Комплексная оптимизация (в рамках проводимого исследования) уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за хищение, предусматривает внесение аналогичных изменений  в ст. 160 УК РФ.  

По мнению диссертанта, при совершении преступления, предусмотренного ст. 164 УК РФ, возможно не только хищение, но и вымогательство предметов и документов, имеющих особую ценность, а равно приобретение права на них путём обмана или злоупотребления доверием. При этом действующая редакция диспозиции статьи 164 УК РФ по своему содержанию шире, чем её название. С учётом высказанных замечаний, предлагается  переименовать ст. 164 УК РФ, предусмотрев в  названии возможность не только хищения предметов, имеющих особую ценность, но и документов, обладающих подобными признаками. Кроме того, в названии ст. 164 УК РФ диссертант предлагает указать на возможность не только хищения предметов или документов, имеющих особую ценность, но и случаи их вымогательства или приобретения права на них путём обмана или злоупотребления доверием в связи с чем, необходимо изложить название ст. 164 УК РФ в следующей редакции:

«Статья 164. Хищение либо вымогательство предметов или документов, имеющих особую ценность, или приобретение права на них путём обмана или злоупотребления доверием».

Для приведения названия данной статьи в соответствие с её диспозицией  предлагается изложить ч. 1 ст. 164 УК РФ в следующей редакции:

«1. Хищение либо вымогательство предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, а равно  приобретение права на них путём обмана или злоупотребления доверием, - наказываются…».

На наш взгляд, специальное указание на возможность хищения предметов или документов, имеющих особую ценность, независимо от способа хищения, является излишним. Диссертант мотивирует свою позицию несовершенством данной нормы, в том числе в соотношении с нормой о разбое и предлагает своё решение проблемы их конкуренции.  

По мнению автора, ещё одним пробелом в законодательстве является отсутствие указания в ч. 2 ст. 164 УК РФ на возможность хищения предметов или документов, имеющих особую ценность, лицом с использованием своего служебного положения. В этой связи, автор предлагает дополнить диспозицию ч. 2 ст. 164 УК РФ новым квалифицирующим признаком и изложить её в следующей редакции:

«2. Те же деяния:

а) совершённые группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) совершённые лицом с использованием своего служебного положения;

в) повлекшие уничтожение, порчу или разрушение предметов или документов, указанных в части первой настоящей статьи, - наказываются…»

По результатам проведённого исследования автор приходит к выводу о том, что уголовно-правовая норма, предусмотренная ст. 165 УК РФ, подлежит декриминализации, поскольку диспозиция ст. 159 УК РФ, устанавливающая ответственность за приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием (мошенничество второго вида), полностью её поглощает.  

Высказанные автором предложения по совершенствованию уголовного законодательства изложены в качестве положений, выносимых на защиту.   

V.2. Во втором параграфе «Проблемы практики применения уголовно – правовых норм об ответственности за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием» разработаны рекомендации по оптимизации практики применения уголовного законодательства в изучаемой области. 

По мнению автора, проблемы практики применения уголовно – правовых норм об ответственности за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием, связаны с двумя основными факторами:

  1. потребностью в классификации ст. 165 УК РФ по механизму причинения имущественного ущерба собственнику или иному законному владельцу имущества путём обмана или злоупотребления доверием, как нормы, наличие которой в уголовном законе затрудняет правоприменительную практику;
  2. потенциальными и нераскрытыми возможностями следственно-судебной практики применения  уголовно – правовых норм об ответственности за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием.

Изучение уголовных дел о практике применения ст. 165 УК РФ позволило диссертанту выявить, систематизировать и классифицировать по механизму совершения данного преступления типичные случаи причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием, что, как представляется, поможет лучше познать социальную сущность данной уголовно-правовой нормы и наглядно показать необходимость в её декриминализации.

Существующие в следственно-судебной практике случаи причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием диссертант предлагает классифицировать следующим образом:

  1. Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием вследствие неоплаченной услуги или работы.

 В данном случае причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путём обмана или злоупотребления доверием происходит в связи с неоплатой виновным лицом стоимости выполненной в его интересах работы или оказанной ему услуги при отсутствии признаков хищения чужого имущества. Подобное встречается в тех случаях, когда виновный причиняет имущественный ущерб путём обмана или злоупотребления доверием, например,  заведомо не желая вносить плату за проезд на такси, консультацию врача или юриста (лечение, оказание юридической помощи),  а также услуги парикмахера, строителя или пункта общественного питания (ресторан, кафе). К этой же группе преступлений можно отнести случаи, когда  виновный  предоставляет о себе недостоверные сведения, например, о наличии у него льготы, позволяющие избежать ему оплаты коммунальных и иных платежей.

Отличительной особенностью здесь является то, что в каждом конкретном случае виновный не передаёт за оказанную ему услугу или выполненную в его интересах работу, находящиеся у него изначально денежные средства (предмет преступления), как эквивалент их стоимости.

  1. Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием вследствие непередачи собственнику или иному законному владельцу, имущества, должного поступить к нему от третьих лиц, минуя виновного, либо непосредственно через него (транзитное имущество).

В данном случае механизм причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием связан с непоступлением в установленные законом или договором сроки в фонд собственника или иного владельца имущества, следовавшего или должного поступить к нему от третьих лиц, минуя виновного либо непосредственно через него при отсутствии признаков хищения чужого имущества. Например, являясь проводником поезда дальнего следования или водителем автобуса, виновный получает от третьих лиц и обращает в свою пользу плату за безбилетный проезд или провоз багажа на транспорте. Вместе с тем, действия, к примеру, водителя автобуса, обратившего в свою пользу денежные средства, вырученные им от продажи билетов, в зависимости от обстоятельств дела должны квалифицироваться как присвоение или растрата.   

Отличительной особенностью здесь является то, что в каждом конкретном случае виновный при отсутствии признаков хищения (изъятия и  (или) обращения) совершает умышленные действия, направленные на недопущение путём обмана или злоупотребления доверием поступления в фонды собственника или иного законного владельца, имущества, изначально находящегося у третьих лиц.   

  1. Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием вследствие амортизации (изнашивания) имущества собственника или иного законного владельца без соразмерной компенсации за его использование.

В данном случае механизм причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием связан сиспользованием виновным в своих целях имущества, изначально находящегося у него на определенных собственником или иным законным владельцем условиях, например, в силу служебной деятельности, договора и т.д.  Подобное встречается в тех случаях, когда виновный, к примеру, являясь водителем государственного предприятия, либо сотрудником автосалона, использует вверенное ему транспортное средство в личных целях. Вместе с тем, действия, к примеру, водителя государственного предприятия, обратившего в свою пользу выданные ему для осуществления служебной деятельности талоны на бензин, в зависимости от обстоятельств дела должны квалифицироваться как присвоение или растрата. Разновидностью данной группы преступлений, по нашему мнению, является также причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием собственнику или иному владельцу вследствие невозврата недвижимого имущества по истечении срока договора аренды (найма) с последующей его незаконной эксплуатацией.

Отличительной особенностью здесь является то, что в каждом конкретном случае виновный при отсутствии признаков составов хищения (мошенничество первого вида (хищение), присвоение или растрата) использует в своих личных целях и без соразмерной компенсации имущество, изначально находящееся у него правомерно.

Предложенная классификация  ст. 165 УК РФ по механизму причинения имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путём обмана или злоупотребления доверием позволила диссертанту прийти к следующим выводам:

  1. все известные случаи причинения имущественного ущерба собственнику или иному законному владельцу имущества путём обмана или злоупотребления доверием, так или иначе, связаны с приобретением права на чужое имущество посредством незаконного установления на него права владения, пользования или распоряжения;
  2. причинение имущественного ущерба собственнику или иному законному владельцу имущества путём обмана или злоупотребления доверием полностью охватывается диспозицией ст. 159 УК РФ, предусматривающей ответственность за мошенничество второго вида (приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения).

Согласно п. 4 постановления Пленума ВС РФ № 51 от 27 декабря 2007 г. «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»,   если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным.

На наш взгляд, подобный подход существенно сужает сферу применения данной нормы, поскольку связывает момент окончания мошенничества второго вида с моментом оформления права на чужое имущество.

В этой связи, обосновывается целесообразность дополнения Постановления Пленума ВС РФ N 51 от 27 декабря 2007 г. «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» разъяснением, направленным, по нашему мнению, на оптимизацию судебной практики, следующего содержания: «Если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного возможности пользоваться, владеть или распоряжаться чужим имуществом как своим собственным».

На наш взгляд, данное нововведение, во-первых,  позволит квалифицировать как оконченное мошенничество второго вида все случаи приобретения права пользования, владения или распоряжения чужим имуществом вне зависимости от того, состоялось ли юридическое закрепление какого-либо права на чужое имущество, а, во-вторых -  квалифицировать как мошенничество второго вида все случаи причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием.

По мнению диссертанта, устраняя другой пробел в законодательстве, целесообразно установить уголовную ответственность за мошенничество, присвоение и растрату, повлекшие  тяжкие последствия. В этой связи, разработано понятие тяжких последствий в качестве особо квалифицирующего признака для целей ст. ст. 159, 160 УК РФ, в связи с чем предлагается проект разъяснения в Постановление Пленума ВС РФ N 51 от 27 декабря 2007 г. «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» следующего содержания: «Под тяжкими последствиями, как особо квалифицирующим признаком преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. ст. 159,160 УК РФ,  следует понимать последствия совершения этих преступлений в виде банкротства юридических лиц, остановки технологических процессов на предприятиях, голодовки, забастовки, а равно массовой невыплаты заработной платы, перекрытия федеральных автомобильных дорог, блокирования железнодорожных путей, длительной остановки транспорта, иного нарушения деятельности организации, и т.п.»

Рекомендации автора по оптимизации практики применения уголовного законодательства в изучаемой сфере также изложены в качестве положений, выносимых на защиту.

В заключении сформулированы основные результаты, выводы и предложения соискателя по теме диссертационного исследования.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ НАУЧНЫХ РАБОТАХ АВТОРА

Монографии, учебные пособия, методические

рекомендации, лекции

  1. Бакрадзе А.А. Присвоение и растрата – преступления, подрывающие оказанное доверие: Монография / А.А. Бакрадзе. - М.: Академия экономической безопасности МВД РФ России, 2007. - 150 с. - 8 п.л.
  2. Бакрадзе А.А. Особенности квалификации мошенничеств: Монография / А.А. Бакрадзе. - М.: Академия экономической безопасности МВД России, 2011. - 152 с. - 8 п.л.
  3. Бакрадзе А.А. Теоретические основы уголовно-правовой охраны собственности от преступлений, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием: Монография / А.А. Бакрадзе. - М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2011. - 399 с. - 25 п.л.
  4. Бакрадзе А.А. Преступления против собственности, совершаемые путем обмана или злоупотребления доверием: эволюция и общая характеристика: Учебное пособие / А.А. Бакрадзе. -  М.: Академия экономической безопасности МВД РФ России, 2009. - 72 с. - 4 п.л.
  5. Бакрадзе А.А. Совершенствование деятельности органов внутренних дел по борьбе с преступлениями, предусмотренными статьями 159, 160, 165 УК РФ: Методические рекомендации / П.Г. Пономарёв, Р.М. Лисецкий, М.И. Прохорова, А.А. Бакрадзе. - М.: ВНИИ МВД России, 2009. - 20 с. - 1,3 п.л. / 0,3 п.л.
  6. Бакрадзе А.А. Уголовно-правовая характеристика и квалификация основного состава присвоения и растраты: Лекция / А.А. Бакрадзе -  М.: Академия экономической безопасности МВД России, 2007. - 88 с. - 5,5 п.л.
  7. Бакрадзе А.А. Уголовно-правовая характеристика мошенничеств: Лекция / А.А. Бакрадзе - М.: Академия экономической безопасности МВД России, 2010. - 96 с. - 6 п.л.
  8. Бакрадзе А.А. Уголовно-правовая характеристика и квалификация хищения предметов и документов, имеющих особую ценность: Лекция / А.А. Бакрадзе - М.: Академия экономической безопасности МВД России, 2010. - 70 с. – 4 п.л.

Научные статьи, опубликованные в изданиях,

рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства

образования и науки Российской Федерации

  1. Бакрадзе А.А. Об ответственности за присвоение и растрату чужого имущества по уголовному законодательству досоветского периода / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2004. № 5. С. 16-20. - 0,5 п.л.
  2. Бакрадзе А.А. Присвоение и растрата как формы хищения имущества / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2004. № 8. С. 7-11. - 0,9 п.л.
  3. Бакрадзе А.А. Присвоение и растрата как формы хищения имущества / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2004. № 9. С. 20-22. - 0,6 п.л.
  4. Бакрадзе А.А. Уголовно-правовая характеристика основного состава присвоения и растраты / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2004. № 11. C. 13-17. - 0,7 п.л.
  5. Бакрадзе А.А. Квалифицированный и особо квалифицированный состав присвоения и растраты / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2007.   № 13. С. 7-10. - 0,6 п.л.
  6. Бакрадзе А.А. Присвоение и растрата в уголовном законодательстве России советского периода / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2007. № 15. С. 36-39. - 0,5 п.л.
  7. Бакрадзе А.А. Проблемы субъективной стороны присвоения и растраты / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2007. № 16. С. 12-14. - 0,5 п.л.
  8. Бакрадзе А.А. Преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием, по действующему законодательству России / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2008. № 16. С.17-20. - 0,6 п.л.
  9. Бакрадзе А.А. Преступления против собственности, совершаемые путем обмана или злоупотребления доверием в законодательстве России до 19 века / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2008. № 20. С. 35-38. - 0,6 п.л.
  10. Бакрадзе А.А. Преступления против собственности, совершаемые путем обмана или злоупотребления доверием по законодательству некоторых стран СНГ / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2008. № 19.  С. 35-37. - 0,4 п.л.
  11. Бакрадзе А.А. О предмете хищения / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2008. № 22. С. 9-12. - 0,6 п.л.
  12. Бакрадзе А.А. Злоупотребление доверием как способ совершения мошенничества / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2008. № 24. С. 10-12. - 0,4 п.л.
  13. Бакрадзе А.А. Отличие мошенничества от причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2009. №1. С. 14-17. - 0,6 п.л.  
  14. Бакрадзе А.А. Квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки мошенничества / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2009. № 2.  С. 5-8. - 0,5 п.л.
  15. Бакрадзе А.А. Присвоение как форма злоупотребления доверием / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2009. № 7. С. 9-11. - 0,5 п.л.
  16. Бакрадзе А.А. Вверенное имущество как предмет присвоения или растраты / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2009. № 8. С. 12-14. - 0,4 п.л.
  17. Бакрадзе А.А. Особенности присвоения и растраты по законодательству некоторых стран СНГ / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2009. № 9. С. 28-31. - 0,6 п.л.
  18. Бакрадзе А.А. Растрата, как форма злоупотребления доверием / А.А. Бакрадзе // Налоги, 2009. № 3. С. 27-30. - 0,5 п.л.
  19. Бакрадзе А.А. Проблемы отграничения присвоения и растраты от смежных преступлений / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2009. № 11. С. 15-17. - 0,4 п.л. 
  20. Бакрадзе А.А. Ответственность за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием, по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года / А.А. Бакрадзе // Вестник Академии экономической безопасности МВД России, 2009. № 10. С. 59-63. - 0,5 п.л.
  21. Бакрадзе А.А. Предмет  преступления, предусмотренного ст. 164 УК РФ / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2009. № 23. С. 11-13. - 0,4 п.л. 
  22. Бакрадзе А.А. Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 164 УК РФ / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2009. № 24. С. 6-8. - 0,5 п.л.
  23. Бакрадзе А.А. Признаки культурных ценностей как предмета преступления, предусмотренного ст. 164 УК РФ / А.А. Бакрадзе // Российский следователь, 2010. № 8. С. 12-16. - 0,5 п.л.
  24. Бакрадзе А.А. Ответственность за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием по   УК РСФСР 1960 года / А.А. Бакрадзе // Вестник Академии экономической безопасности МВД России, 2010. № 3. С. 72-76. - 0,5 п.л.

 

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях

  1. Бакрадзе А.А. Уголовно-правовая характеристика основного состава присвоения и растраты / А.А. Бакрадзе // Борьба с преступностью в регионах России: проблемы теории и практики. Материалы научно-практической конференции / Под общей ред. С.И. Гирько (г. Москва, 2004 г.). - М.: ВНИИ МВД РФ, 2004. С. 192-199. - 0,5 п.л.
  2. Бакрадзе А.А. Об изменении диспозиций уголовно-правовых норм об ответственности за присвоение и растрату / А.А. Бакрадзе // Уголовное право: стратегия и развитие в XXI веке. Материалы IV Международной научно-практической конференции (г. Москва, 25-26 января 2007 г.). - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. С. 382-386. - 0,3 п.л.
  3. Бакрадзе А.А. Проблемы совершенствования уголовного законодательства об ответственности за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием / А.А. Бакрадзе // Экономика, социология и право: новые вызовы и перспективы. Материалы V Международной научно-практической конференции (Москва, 27-28 июня 2011 г.). - М., 2011. С. 159-162. - 0,7 п.л.
  4. Бакрадзе А.А. Ответственность за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием, по  Уставу о наказаниях налагаемых мировыми судьями 1864 года / А.А. Бакрадзе // Уголовное право в эволюционирующем обществе. Материалы II Международной научно-практической конференции (Курск, 10 мая 2011 г.). - Курск: ЮЗГУ, 2011. - 0,3 п.л.
  5. Бакрадзе А.А. Отграничение хищения предметов, имеющих особую ценность, от смежных составов / А.А. Бакрадзе // Законность и правопорядок в современном обществе: сборник материалов IV Международной научно-практической конференции / Под общ. ред. С.С. Чернова (г. Новосибирск, 16 мая 2011 г.). - Новосибирск: НГТУ, 2011. С. 231-237. - 0,5 п.л.
  6. Бакрадзе А.А. Проблемы отграничения причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием от смежных преступлений / А.А. Бакрадзе // Правовая система России: современное состояние и актуальные проблемы. Материалы VI всероссийской научно-практической (заочной) конференции (г. Москва, 25-27 мая 2011 г.). - М.: НИИРРР, 2011. С. 10-16. - 0,5 п.л.
  7. Бакрадзе А.А. Особенности уголовно-правовой характеристики мошенничества и причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием по законодательству ряда стран СНГ/ А.А. Бакрадзе // Региональная наука: потребности, достижения, внедрения, соответствие запросам и требованиям современности. Межрегиональная научно-практическая интернет-конференция (г. Абакан, 27 мая 2011 г.). - Абакан, www.sga-abakan.ru., 2011 г. С.118-121. - 0, 3 п.л.
  8. Бакрадзе А.А. Проблемы практики применения уголовно – правовых норм об ответственности за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием / А.А. Бакрадзе // Закон и порядок: Материалы II Международной научно-практической конференции (г. Таганрог, 30 мая 2011 г.). - М., 2011. С. 94-103. - 0,7 п.л. 
  9. Бакрадзе А.А. Особенности уголовно-правовой характеристики и квалификации хищения предметов, имеющих особую ценность по законодательству ряда стран СНГ / А.А. Бакрадзе // Проблемы взаимодействия личности и власти в условиях построения правового государства. Материалы  II Международной научно-практической конференции (г. Курск, 31 мая 2011 г.). - Курск: ЮЗГУ, 2011. - 0,5 п.л.
  10. Бакрадзе А.А. Проблемы отграничения мошенничества от смежных преступлений / А.А. Бакрадзе // II Международная заочная научно-практическая конференция: «Социально-гуманитарные и юридические науки: современные тренды в изменяющемся мире»: сборник материалов конференции (г. Краснодар, 6 июня 2011 г.). - Краснодар, 2011. С. 274-280. - 1 п.л.
  11. Бакрадзе А.А. Ответственность за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием в послереволюционном законодательстве советского периода / А.А. Бакрадзе // Право как основа современного общества: Материалы II Международной научно-практической конференции (г. Москва, 25 июня 2011 г.). - М., 2011. С. 5-12. - 0,7 п.л.
  12. Бакрадзе А.А. Проблемы отграничения хищения предметов имеющих особую ценность от разбоя / А.А. Бакрадзе // Право: история, теория, практика. Материалы Международной заочной научной конференции (г. Санкт-Петербург, июль 2011). - СПб., 2011. С. 128-131. - 0,5 п.л.

 

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.