WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Конституционное право на образование и гарантии его реализации детьми со специальным социальным статусом в Российской Федерации

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

 

На правах рукописи

Матюшева Татьяна Николаевна

Конституционное право на образование

и гарантии его реализации

детьми со специальным социальным статусом

в Российской Федерации

Специальность 12.00.02 – конституционное право; муниципальное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

 

Москва – 2012
Диссертация выполнена на кафедре конституционного права Федерального

государственного бюджетного образовательного учреждения высшего

профессионального образования «Российская академия правосудия»

Научный консультант:           Заслуженный деятель науки Российской Федерации,

Заслуженный юрист Российской Федерации

доктор юридических наук, профессор,

                                               Витрук Николай Васильевич

Официальные оппоненты:  доктор юридических наук, профессор

                                               Мархгейм Марина Васильевна

доктор юридических наук, профессор

                                                  Романовский Георгий Борисович

доктор юридических наук, профессор

                                                  Астафичев Павел Александрович

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное образователь­ное учреждение высшего профессионального образования «Московская государственная юридическая академия имени О.Е. Кутафина»

Защита состоится 23 мая 2012 года в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 170.003.01 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия правосудия» по адресу: г. Москва, Новочеремушкинская ул., д. 69-А (аудитория 910).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской академии правосудия

Автореферат разослан «___» ______________2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                                                 С.П. Ломтев


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Одним из важнейших институтов конституционного права России является институт гарантий прав и свобод человека и гражданина с присущим ему набором специальных юридических свойств. Он определяет, в том числе, и особенности гарантий реализации права на образование.

Конституция РФ 1993 г. обусловила повышение уровня юридической защищенности детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, детей с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением – детей со специальным социальным статусом. Положения ст. 2 Конституции РФ о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства, выступают методологической основой исследования проблем, связанных с реализацией конституционных гарантий права на образование.

Тенденция к расширению конституционного регулирования реализации права на образование обусловлена социальным назначением образования – созданием условий для социализации личности, удовлетворением потребности общества в сохранении системы научных знаний и социальных норм, в их передаче от поколения к поколению.

Закрепление в ст. 43 Конституции РФ права каждого на образование предопределило направленность теоретических исследований:

конституционного статуса детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, детей с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением; обоснование на основе анализа общего, особенного и индивидуального их специального социального статуса;

особенностей реализации конституционного права на образование детьми со специальным социальным статусом;

– образовательных учреждений как организационно-правовой формы реализации права на образование детьми со специальным социальным статусом;

гарантий реализации данными детьми конституционного права на образование; на основе их анализа разработку предложений и рекомендаций, направленных на совершенствованиеконституционно-правового регулирования установления иреализации права на образование детьми со специальным социальным статусом.

О пробелах в правовом регулировании права на образование свидетельствует выявившаяся в процессе обсуждения проекта федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» потребность изменения содержания многих правовых норм, регулирующих, в частности, гарантии реализации права на образование детьми со специальным социальным статусом.

Таким образом, исследование гарантий реализации права на образование детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, детей с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением способствует более глубокому пониманию возможных альтернатив эволюции их статусов в ценностном и нормативном аспектах и представляется безусловно актуальным.

Степень научной разработанности темы. Проблема реализации права на образование является составной частью общетеоретической проблемы механизма реализации конституционных норм, которым посвящены исследования С.А. Авакьяна, Н.А. Бобровой, Т.Д. Зражевской, С.Ф. Кечекьяна, В.О. Лучина, Ж.И. Овсепян и др.

Для конституционно-правового анализа естественного характера права на образование большое значение имеют основные идеи концепции естественных прав человека, отраженные в государственно-правовой мысли дореволюционной России конца XIX – начала XX века в работах Л.А. Тихомирова, П.И. Новгородцева, Е.Н. Трубецкого. С идеей необходимости выделения естественных прав человека как неотъемлемых в 60-е годы ХХ-го века выступил П.Е. Недбайло. Ее отстаивали Н.А. Боброва, Н.В. Витрук, И.А. Ледях, Е.А. Лукашева, Л.С. Мамут, Г.Н. Манов, В.С. Нерсесянц, И.Е. Фарбер и другие ученые.

Исследованиями С.А. Авакьяна, Н.С. Бондаря, Л.Д. Воеводина, Н.В. Витрука, Л.И. Глухаревой, В.В. Лазарева, Е.А. Лукашевой, М.В. Мархгейм, И.В. Ростовщикова, Ф.М. Рудинского и других ученых внесен весомый вклад в освещение проблемы гарантий реализации прав и свобод личности.

Отраслевые проблемы правового статуса личности в сфере образования СССР рассматривались Г.А. Дороховой, Г.С. Сапаргалиевым, Н.Г. Салищевой, Е.М. Ковешниковым, С.П. Ломтевым, А.А. Тарановым, С.И. Штаммом. Государствоведы Л.А. Дольникова, Е.П. Пичугина, Т.С. Румянцева внесли, в свою очередь, существенный вклад в понимание конституционного права на образование.

Международные стандарты права на образование были предметом научных интересов И.В. Демяненко; правовой статус личности в сфере образования – Н.С. Барабашевой, И.К. Советова. Их выводы и рекомендации оказали влияние на совершенствование законодательства об образовании и послужили базой для дальнейших теоретических исследований права на образование.

После введения в действие Закона РФ от 10.07.1992 № 3266-1 «Об образовании» в понимание особенностей образовательной политики России внесли вклад работы А.А. Вдовиной, Д.Ю.Гогина, Е.Д.Проценко. Отдельные вопросы содержания конституционного права на образование, гарантий его реализации исследовали А.А. Акбаев, Е.Д. Волохова, С.В.Куров, В.В. Гаврищук; типологию общеобразовательных учреждений – З.П. Дащинская. Научные исследования С.В. Барабановой, М.В. Мархгейм посвящены конституционному праву на высшее образование; В.А. Никифорова – международно-правовым стандартам в области образования; И.А. Рожкова – правовому статусу учащегося; Е.Е. Чепурных, Е.Ю. Шинкаревой – праву на образование детей с ограниченными возможностями здоровья.

Эволюцию аксиологических оснований теории и практики образования в России (XVIII в. – начало ХХ в.) исследовал В.И. Блинов; проблемы становления отрасли образовательного права – В.М. Сырых, М.Ю. Федорова, В.И. Шкатулла, Д.А. Ягофаров. Об интересе ученых к проблеме реализации конституционного права на образование свидетельствуют диссертационные исследования последних десятилетий (А.А. Акбаев, С.В. Безуглов, Н.С. Голубкова, Т.В. Грачева, И.Ф.Никитина, В.В. Рыбакова, С.Л.Серегина, М.В.Смирнова, О.А.Теплякова).

Целью диссертационного исследования является разработка современного концептуального видения реализации гарантий конституционного права на образование детьми-сиротами, детьми, оставшимися без попечения родителей, детьми с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением на основе уяснения его юридической природы и содержания; обоснование совокупности положений, направленных на решение проблемы совершенствования конституционно-правового регулирования установления и реализации права на образование детьми со специальным социальным статусом.

В работе решаются следующие задачи:

– определить категориально-понятийный аппарат, используемый при исследовании гарантий реализации права на образование детьми со специальным социальным статусом;

– проанализировать конституционно-правовую природу права на образование;

– определить элементы права на образование и его место в структуре конституционно-правового статуса личности;

– выявить классификационные критерии гарантий реализации права на образование детьми-сиротами, детьми, оставшимися без попечения родителей, детьми с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением;

– проанализировать структуру международно-правовых стандартов права на образование;

– выявить статусную специфику субъектов права на образование – детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, детей с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением, исследовать соотношение общего, специального и индивидуального в статусе данных детей и обосновать необходимость выделения их специального социального статуса;

– разработать классификационные критерии реализации права на образование детьми со специальным социальным статусом, определяющие особенности его реализации; определить основные направления гармонизации интересов детей со специальным социальным статусом и общим правовым статусом в сфере образования;

– обосновать необходимость применения метода побуждения к реализации права на образование детьми со специальным социальным статусом и запрета метода понуждения;

– охарактеризовать обязанность родителей (лиц, их заменяющих) по обеспечению получения образования детьми со специальным социальным статусом;

– проанализировать динамику норм о праве на образование в российских конституциях советского периода и Конституции РФ для выявления их влияния на реализацию права на образование детьми со специальным социальным статусом;

– обобщить практику применения законодательства в части реализации права на образование детьми со специальным социальным статусом и выработать предложения по его совершенствованию;

– обосновать положение о свободе выбора образовательных учреждений как гарантии реализации права на образование детьми со специальным социальным статусом в России и сформулировать правовые проблемы инклюзивного образования.

Объектом исследования является совокупность общественных отношений, возникающих в процессе реализации права на образование детьми со специальным социальным статусом.

Предметом исследования являются правовые нормы, устанавливающие возможность и особенности получения образования детьми со специальным социальным статусом; институциональная практика их реализации, в том числе при обеспечении условий его реализации образовательными учреждениями.

Методологическую основу исследования составили общенаучные (анализ, синтез, описание, системный, семантический, функциональный) и частнонаучные методы (формально-юридический, сравнительно-правовой, историко-правовой, анализа документов).

Нормативную правовую основу исследования составили Конституция Российской Федерации, международные договоры РФ, федеральные конституционные законы, федеральные законы, конституции, уставы и законы субъектов РФ, подзаконные нормативные правовые акты федерального и регионального уровней, правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, зарубежное законодательство и законодательство Российской империи.

Эмпирическую основу исследования составляют результаты изучения практики организационно-правовой регламентации механизма гарантирования права на образование детей со специальным социальным статусом:

– 11 международных договоров РФ; 27 федеральных конституционных и федеральных законов; закон РФ; 6 указов, распоряжений Президента РФ; 5 посланий Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Россий­ской Федерации за 2005-2010 годы; 48 постановлений, распоряжений Правительства РФ за 1992-2011 годы; 27 нормативных правовых актов регионального уровня; 23 иных официальных материалов;

– 18 постановлений и определений Конституционного Суда РФ за 2001-2010 г.г., 4 постановлений Пленума Верховного Суда РФ за 1993-2010 г.г., 11 определений и решений Верховного Суда РФ за 2008-2011 годы, 6 постановлений арбитражных судов;

– 36 иных международных и внутригосударственных официальных материалов и зарубежного законодательства;

– 41 документ СССР и РСФСР (1918-1991 годы): законов СССР и РСФСР, постановлений ВС СССР, Совмина СССР и РСФСР, ЦК КПСС, ЦК ВКП (б), ВЦИК И СНК СССР, ВЦИК и СНК РСФСР, постановлений, приказов, писем, инструкций Гособразования СССР, Госкомитета СССР по народному образованию, Минвуза СССР, Минпроса СССР, Минпроса РСФСР, Наркомпроса РСФСР, Наркомздрава РСФСР и Наркомюста РСФСР, Наркомгоспризрения РСФСР; 12 актов законодательства Российской империи;

– 10 докладов о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ за 2001-2010 годы, в том числе Специального доклада «О соблюдении прав детей-инвалидов в Российской Федерации»; Уполномоченного по правам ребенка в Краснодарском крае за 2008 год, в г. Москве – за 2008, 2009 г.г., в Ростовской области, в том числе в г. Таганроге – за 2008 г.,

– 15 представлений, указаний Генеральной Прокуратуры РФ с 1995 по 2010 г.г.;

– 8 докладов Минобрнауки РФ, Минобразования РФ, Рособрнадзора в 1992-2011 годы; 8 федеральных и региональных программ развития системы образования детей в РФ, в том числе в Калининградской области (2006 г.), в Краснодарском крае (2011-2015 г.г.), в Ставропольском крае (2010-2013 г.г.); «Дети Кубани» (2009-2013 г.г.), «Дети Югры» (2006-2010 г.г.), «О работе Администрации города по реализации Послания Президента РФ по созданию безбарьерной школьной среды для детей-инвалидов» (Ростов-на-Дону, 2010 г.);

– 4 проектов: федерального закона, Закона РФ, Кодекса РФ об образовании, концепции модельного Образовательного кодекса.

При написании диссертации использован профессиональный опыт в сфере создания и деятельности муниципального юридического лицея (г. Волгодонск, Ростовской обл.).

Теоретическая основа исследования. Теоретическую основу исследования составили концептуальные идеи, представленные в трудах С.С. Алексеева, Н.С. Бондаря, Л.В. Бутько, Н.В. Витрука, Л.Д. Воеводина, И.В. Гранкина, Ю.И. Гревцова, В.Д. Зорькина, А.И. Ковлера, А.В. Малько, М.Н. Марченко, А.А. Мишина, Л.А. Морозовой, П.Е. Недбайло, В.С. Нерсесянца, В.И. Новоселова, Л.П. Рассказова, В.Е. Сафонова, Ю.А. Тихомирова, Б.Н. Топорнина, И.А. Умновой, Т.Я. Хабриевой, Н.Ю. Хаманевой, В.А. Четвернина, В.Е. Чиркина, В.М. Чхиквадзе, М.С. Строговича, Б.С. Эбзеева, Л.С. Явича и других ученых, связанные с темой данной работы.

Вопросы, поставленные в диссертации, рассмотрены с учетом общетеоретических аспектов правового положения личности, которые раскрываются в русле общих проблем российского конституционализма, теории государства и права в трудах таких ученых, как С.А. Авакьян, М.В. Баглай, А.Г. Бережнов, П.А. Астафичев, Н.В. Витрук, Т.Д. Зражевская, В.Т. Кабышев, Д.А. Керимов, С.Ф. Кечекьян, Е.И. Козлова, Е.И. Колюшин, С.А. Комаров, И.А. Кравец, Г.Н. Комкова, В.И. Крусс, О.Е. Кутафин, В.В. Лапаева, Д.И. Луковская, В.Я. Любашиц, Н.С. Малеин, Г.В. Мальцев, Н.И. Матузов, М.В. Мархгейм, О.О. Миронов, Р.А. Мюллерсон, Л.А. Нудненко, В.А. Патюлин, С.В. Поленина, Г.Б. Романовский и другие ученые.

Аспекты взаимодействия международного и внутригосударственного права в разрезе соблюдения и обеспечения права на образование, а также международно-правовой защиты прав человека в настоящей работе рассмотрены на основе трудов И.Н. Барцица, В.А. Карташкина, А.Н. Козырина, И.И. Лукашука и других ученых.

Проблемы правового статуса личности в имперский период российской истории рассмотрены на основе работ дореволюционных отечественных ученых Н.А. Зверева, Н.М. Коркунова, Н.И. Лазаревского, Л.И. Петражицкого, М.М. Сперанского.

На освещение вопросов реализации права на образование повлияли концепции известных зарубежных ученых (Ж.-Л. Бержель, Йохан Л. Вандерховен, И. Виг, Ян М. Груф, Г.В.Ф. Гегель, Г. Еллинек, Р. Иеринг, Дж. Локк, Ж. Маритен, К. Маркс, Р.К. Мертон, Э. Мюллер-Раппард, Н. Неновски, М. Оливер, Ф. Паульсен, С. Розмарин, Е.Танчев, А. Шайо).

Научная новизна исследования состоит в разработке концепции реализации гарантий конституционного права на образование детьми-сиротами, детьми, оставшимися без попечения родителей, детьми с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением, обосновании положений, направленных на решение проблемы реализации гарантий права на образование детей со специальным социальным статусом, а также на совершенствование правотворческой и правоприменительной практики.

Положения, выносимые на защиту

1. В соответствии со ст. 2, ст. 7, ч. 2 ст. 19, ст. 43 Конституции РФ аргументирован вывод: конституционное социально-культурное право на образование гарантирует в России  каждому возможность получения знаний, умений, навыков и профессиональной подготовки на основе взаимосотрудничества различных субъектов сферы образования.

2. Сделано заключение о том, что степень реализации права на образование детьми-сиротами, детьми, оставшимися без попечения родителей, детьми с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением тем выше, чем выше степень реализации всех социально-культурных прав.

3. В работе обосновано: расширение возможностей реализации конституционного права на образование детьми-сиротами, детьми, оставшимися без попечения родителей, детьми с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением способствует укреплению конституционно-правового положения данных детей, повышению уровня реализации ими иных прав, в частности, права на труд, права на достойную жизнь.

4. Формы реализации конституционного права на образование детьми-сиротами, детьми, оставшимися без попечения родителей, детьми с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением обусловлены рядом их социальных и природных признаков: наличием (отсутствием) родителей, особенностями здоровья и т.д. Для реализации конституционного права на образование данными детьми требуются дополнительные нормативные, контрольные, организационные, правоохранительные, идеологические и экономические гарантии, призванные обеспечивать им как субъектам со специальным социальным статусом фактическую возможность получения образования наравне с другими детьми.

5. Выделение специального социального статуса обосновано наличием характерных исключительно для детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, детей с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением особенностей реализации конституционного права на образование и цели определения оптимальных решений его эффективной реализации данными детьми. Специальный социальный статус определен автором как проявление социальных возможностей, деятельности и социального результата; совокупность норм, включающих общие и особенные (дополнительные) права данных детей и обязанности государства.

6. Выделены категории детей со специальным социальным статусом: это дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей, дети с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением (обучающиеся в учреждениях общего образования и в специальных учебно-воспитательных учреждениях).

7. Единство специального социального статуса детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, детей с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением детей обусловлено наличием общих правовых признаков для выделенных категорий детей. «Общее» в специальном социальном статусе определено как права, свободы и обязанности, принадлежащие всем данных детям, независимо от групповых особенностей, состояния их здоровья, отсутствия родителей, постоянного или временного пребывания в образовательном учреждении, специфики получения в нем образования, вида реализуемых образовательных программ.

8. «Специальное» в социальном статусе детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, детей с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением обусловлено изменением содержания дополнительных прав и гарантий, связанных с его:

– переходностью (права детей изменяются по мере исполнения (или неисполнения) государством обязанностей по обеспечению условий реализации права на образование);

– срочностью (в частности, при проживании и обучении в детском доме детей раннего возраста (с 1,5 до 3 лет); в специальных учебно-воспитательных учреждениях для детей с девиантным поведением открытого типа – от 8 до 18 лет);

– подвижностью (в частности, при приобретении ребенком-сиротой статуса инвалида);

–  целевым характером.

9. «Индивидуальное» в специальном социальном статусе данных детей обусловлено объемом их прав и обязанностей, фактически реализуемых на данный момент. Его содержание на различных стадиях реализации права на образование изменяется в рамках единого правового статуса и специальных правовых статусов. «Индивидуальное» определено в работе как форма реализации права на образование (очная, очно-заочная (вечерняя), заочная; форма семейного образования, самообразования, экстерната).

В работе обосновано: «индивидуальное» в статусе детей-сирот меняется, в частности, при их переводе из детского дома-школы в специальный (коррекционный) детский дом для детей с ограниченными возможностями здоровья или при изменении формы обучения с очной на очно-заочную (вечернюю), заочную либо семейного образования.

10. Установлены особенности реализации конституционного права на образование детьми со специальным социальным статусом:

– ограниченность степени доступности образования (отсутствие специальных условий в образовательных учреждениях снижает возможность реализации права на образование детьми-инвалидами только рамками специального образования);

– ограниченность возможности реализации детьми права выбора вида и месторасположения образовательного учреждения, формы получения образования, а также  права на перевод в другое образовательное учреждение;

– наличие дополнительного к правам иных обучающихся права выбора формы государственной аттестации (выпускного экзамена, ЕГЭ или их сочетания) у детей с ограниченными возможностями здоровья, детей с девиантным поведением, обучающихся в специальных учреждениях закрытого типа, а также подростков, находящихся в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

11. Отнесены к повышающим степень гарантированности реализации права на образование детей со специальным социальным статусом установленные в российских нормативных правовых актах об образовании такие требования к подготовке учителей спецшкол для детей с ограниченными возможностями здоровья, как изучение особых методик обучения инвалидов, возрастной психологии с учетом инвалидности детей, а также обязательность получения среднего (полного) общего образования (дополнительно к международно-правовым стандартам).

12. Метод побуждения к реализации права на образование детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, детей с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением определен как метод, основанный на конституционных принципах уважения прав и свобод личности, справедливости, равенства, приоритета общечеловеческих ценностей, охраны здоровья человека. Побуждение к реализации конституционного права на образование детей со специальным социальным статусом способствует активизации их познавательной деятельности, развитию способности самостоятельно мыслить и, как следствие, – повышению качества образования и снижению количества детей с девиантным поведением.

13. Доказана необоснованность предоставления образовательным учреждениям права в принудительном порядке понуждать реализовывать право на образование детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, детей с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением.

Выработано предложение о необходимости запрета использования авторитарных методов понуждения к реализации конституционного права на образование детьми со специальным социальным статусом.

14. Развитие института патроната определено как способствующее достижению целей эффективности образования, создания возможностей реализации социальных функций государства. Субъекты со специальным социальным статусом для успешного получения образования должны иметь благоприятные условия проживания и гармоничного развития.

Технологии, применяемые в приемных семьях, в системе патронатного воспитания, являясь инновациями, взаимосвязаны через единый процесс планирования и контроля попечения, применение которых является гарантией конституционного права личности на образование.

15. Гарантией реализации права на образование детьми с ограниченными возможностями здоровья признано развитие внутри системы общего образования инклюзивного образования, которое определено как обеспечивающее детям с ограниченными возможностями здоровья поддержку эффективной реализации права на образование в условиях общеобразовательного учреждения вместе и наряду с другими обучающимися в обстановке, максимально способствующей освоению знаний на основе равенства возможностей.  Сделан вывод о том, что реализация конституционного права на образование детьми с ограниченными возможностями здоровья исключительно в рамках специального образования, как и масштабное сокращение спецшкол, препятствует его осуществлению.

16. Выделены классификационные критерии типов и видов образовательных учреждений, к которым в качестве определяющего отнесен статус обучающегося, конкретизируемый в пределах их подтипов и подвидов.

Возможность реализации конституционного права на образование детьми со специальным социальным статусом в образовательных учреждениях отнесена к их основным классификационным критериям.

Произведена классификация образовательных учреждений как основной организационно-правовой формы реализации гарантий конституционного права на образование детьми со специальным социальным статусом.

17. В целях усиления правовой защищенности детей со специальным социальным статусом сформулировано предложение о сохранении существующих льгот для детей-сирот и детей с ограниченными возможностями здоровья и закреплении в проекте федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» норм о реализации права на образование детьми-сиротами, детьми, оставшимися без попечения родителей, детьми с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением в отдельной главе «Гарантии реализации права на образование детьми со специальным социальным статусом».

18. Сформулированы предложения о необходимости дополнительного конституционно-правового регулирования установления и реализации гарантий права на образование детей со специальным социальным статусом:

– о включении в перечень дополнительных показателей для оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ и в методику оценки эффективности их деятельности, разработанную Правительством РФ (с целью реализации Указа Президента РФ от 28 июня 2007 года № 825), в частности, таких, как доля образовательных учреждений, в которых осуществляется инклюзивное обучение лиц с ограниченными возможностями здоровья; наличие учреждений профессионального образования для таких лиц;

– о внедрении органами власти субъектов РФ учета результативности деятельности органов местного самоуправления по реализации гарантий конституционного права на образование детьми со специальным социальным статусом, в частности, таких, как количество выбывших по неуважительным причинам из муниципальных образовательных учреждений до получения основного общего образования, переведенных в специальные учебно-воспитательные учреждения для детей и подростков с девиантным поведением; наличие муниципальных учреждений дополнительного образования детей.

Теоретическая значимость положений и выводов диссертации состоит в том, что они формируют концепцию реализации конституционного права на образование детьми-сиротами, детьми, оставшимися без попечения родителей, детьми с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением, что является научной основой для усиления гарантий его реализации детьми со специальным социальным статусом, совершенствования правотворческой и правоприменительной практики.

Практическое значение исследования определяется выраженным прикладным характером предложенных рекомендаций по реализации права на образование детьми со специальным социальным статусом. Выводы и положения исследования могут быть использованы в судебной практике, учтены при нормотворческой деятельности для повышения качества принимаемых правовых актов в сфере образования. Основные положения работы могут быть применены в общем концептуальном обновлении содержания преподавания учебных дисциплин «Конституционное право», «Права человека», «Образовательное право», в создании учебно-методических и информационных материалов по соответствующим разделам дисциплин.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и выводы, научно-практические и законодательные предложения нашли отражение в научных публикациях, включая три монографии, 50 научных статей, из которых 26 опубликованы в журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ, а также в материалах выступлений на международных и всероссийских конференциях, среди которых: «Конституционные ценности: содержание и проблемы реализации» (Москва, 2009 г.); «Проблемы государства, права, культуры и образования в современном мире» (Тамбов, 2006г.); «Право как мера свободы и ответственности личности» (Челябинск, 2006г.); «Политико-правовая система России» (Волгоград, 2006г.); «Государство, право, личность» (Коломна, 2006 г.); «Право и закон в гражданском обществе и государстве» (Москва, 2006 г.); «Гражданин – общество – государство: актуальные проблемы взаимодействия» (Семипалатинск, 2006г.); «Взаимодействие международного и российского гуманитарного права в сфере конституционной защиты личности» (Ростов н/Д., 2006г.); «Проблемы теории и юридической практики в России» (Самара, 2006 г.); «Актуальные проблемы юридической науки и правоприменительной практики» (Киров, 2006г.); «Современные вопросы государства, права и юридического образования» (Тамбов, 2005 г.); «Социальный порядок – гуманистическому развитию общества» (Краснодар, 2001 г.). Общий объем публикаций составил 79,67 п.л.

Внедрение результатов исследования. Результаты диссертационного исследования были использованы:

– при проведении занятий на факультете повышения квалификации судей в Северо-Кавказском филиале ГОУ ВПО РАП (акт о внедрении от 16.06.2011г.);

– в организации и деятельности образовательных учреждений, функционирующих в г. Краснодаре (акт о внедрении Городской Думы г. Краснодара от 10.10.2010 г.);

– в организации и деятельности образовательных учреждений в г. Волгодонске Ростовской области (акт о внедрении Министерства образования Ростовской области от 16.06.2011 г.);

– в учебном процессе Волгоградского юридического института и Волгоградского государственного университета (справка № 64 от 24.09.2005г.);

– кафедрой государственно-правовых дисциплин Северо-Кавказского филиала ГОУ ВПО «Российская академия правосудия» (акт о внедрении от 16.06.2011г.).

Диссертация состоит из введения, четырех глав, содержащих 15 параграфов, заключения, приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность работы, раскрывается степень научной разработанности темы, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, теоретическая, методологическая, нормативная и эмпирическая основы работы, излагаются основные положения, выносимые на защиту, характеризуются теоретическая и практическая значимость работы, ее апробация и внедрение результатов исследования.

Глава I «Теоретико-методологические основы реализации права на образование детьми со специальным социальным статусом»состоит из трех параграфов.

В параграфе 1.1 «Конституционное право на образование как основное и неотъемлемое социально-культурное право» исследована юридическая природа конституционного права на образование. Ее характеризуют следующие признаки:

– критерием отнесения права на образование к конституционным социально-культурным является его специфическое социальное содержание и правовая форма закрепления на уровне Конституции РФ. Конституционным Судом РФ в Определении № 274-О-О от 15.04.2008 высказана позиция, что, провозглашая право на образование в числе основных и неотъемлемых конституционных прав, «государство обязуется принимать все зависящие от него меры для наиболее полного его осуществления»;

– в системе социально-культурных прав личности право на образование занимает одно из главных мест, является ядром конституционного статуса личности;

– право на образование является субъективным правом; реализуется как в общих, существующих между государством и гражданами, так и в отраслевых правоотношениях;

– интересы личности как субъекта права на образование первичны, им должны быть подчинены интересы становления, развития, совершенствования остальных элементов системы образования;

– право на образование формулируется в общем виде, при этом основным структурным элементом конституционного статуса обучающихся являются права, свободы и обязанности, закрепленные в Конституции РФ 1993г.;

– право на образование имеет непрерывный характер, действует на всей территории РФ.

На основе анализа позиции ученых по вопросу места права на образование в системе прав человека обосновано отнесение права на образование к социально-культурным правам:

– при их реализации от государства требуется обеспечить индивиду достойное человеческое существование: работу, образование, социальную защищенность;

– право на образование удовлетворяет потребность личности в социализации и развитии, является видом творчества человека;

– государство обязано предпринимать активные действия, в частности, по обеспечению условий реализации права на образование детям со специальным социальным статусом в РФ.

Исходя из ст. ст. 2, 7, ст. 8, ч. 2, ст. 43 Конституции РФ 1993г., предложено определение конституционного права на образование как неотъемлемого элемента конституционного статуса личности, естественного, неотчуждаемого основного социально-культурного права человека и гражданина, которое представляет гарантированную каждому, в том числе со специальным социальным статусом в РФ возможность обучения на основе взаимосотрудничества субъектов сферы образования.

Выделены обязательные и факультативные элементы права на образование. Первые соотносятся с правом получения общего образования, включающего в себя три ступени. Вторые, реализация которых осуществляется как по усмотрению самих субъектов права на образование (законных представителей), в том числе, при их возможностях произвести оплату получения образования, так и в соответствии с социально-экономическими возможностями государства и потребностями общества в подготовке специалистов, соотнесены с правом получения бесплатно либо на внебюджетной основе образования по основным профессиональным программам, получения дополнительного образования, обучения посредством индивидуальной педагогической деятельности или самообразования.

Обосновано, что активный центр содержания права, его структуры составляют субъективные права. Право-пользование включает возможность получать знания, проявлять свои способности в области избранной профессии. Право-поведение включает право субъекта на собственные или с согласия родителей (законных представителей) действия, направленные на использование полезных свойств объекта права, на принятие юридических решений (право на выбор образовательного учреждения, формы получения образования, на перевод в другое образовательное учреждение, на повторный курс обучения и т.д.). Право требования от другой стороны надлежащего выполнения своих обязанностей, недопущения нарушений прав обучающихся или прекращения допущенных нарушений включает право требовать от образовательного учреждения соблюдения устава и прав обучающихся, предоставления образования в соответствии с государственными образовательными стандартами или требованиями, реализации иных предусмотренных законом гарантий (выполнения обязанностей) обеспечения права на образование. Право-притязание – право прибегнуть к государственному принуждению в случае неисполнения лицом своей обязанности, обратиться к компетентному государственному органу за защитой нарушенного права с целью обжалования незаконных, нарушающих права обучающихся действий (бездействий).

Параграф 1.2 «Право на образование в структуре конституционно-правового статуса личности». Личность осуществляет свой конституционно-правовой статус при наличии основных прав, свобод и обязанностей, конкретизированных и дополненных через систему специальных отраслевых прав и обязанностей. Право на образование оформляет целостность конституционного статуса личности, единство его как организованной и функционирующей структуры.

Выделена системообразующая функция права на образование. Ее назначение заключается в опосредовании связей между правом на образование и объектами его воздействия – иными правами, свободами и обязанностями. Определяющие ее элементы – отношение, связь, зависимость; направление ее воздействия – возможность определенным образом влиять на реализацию иных прав. Общий функциональный признак права на образование – соотношение объема возможностей, свободы при его реализации с расширением объема возможностей, свободы при реализации иных прав.

Органична связь, как, в частности, отмечено в Постановлении КС РФ № 16-П от 16.11.2004, права на обучение на родном языке с правом в области общения, воспитания, творчества, изучения и развития родных языков.

Элементом правового статуса личности являются основные обязанности человека и гражданина. Исследование соотношения права на образование с основными обязанностями человека и гражданина приводит к выводу о связи их реализации с упрочением государственности. Усиление степени гарантированности реализации права на образование способствует укреплению конституционно-правового положения граждан. Только в единстве, во взаимосвязи и взаимодействии друг с другом права, свободы и обязанности детей со специальным социальным статусом при получении образования способны в полной мере проявить свои качества, оказать результативное воздействие на реализацию их конституционного статуса.

Рассмотрение права на образование позволило выявить связи, присущие ему (в том числе, связь с иными конституционными правами, определяющую закономерности его становления и развития), которые основаны на праве человека на образование и принципе свободы образования, и сделать вывод о том, что право на образование – база, на основе которой реализуется конституционный статус личности.

Право на образование, выполняя свою основную функцию, обеспечивает объединение и взаимодействие элементов конституционного статуса личности.

Параграф 1.3 «Категории субъектов права на образование со специальным социальным статусом». Право на образование в юридическом плане является равным для всех лиц, но для различных групп населения неодинаковы условия его реализации. Из общего типа субъектов образовательных правоотношений дети со специальным социальным статусом выделены международным правом и законодательством РФ. В научной литературе социальный статус личности рассматривается как явление социальных возможностей, деятельности и социального результата; отмечена потребность в широком взгляде на статус личности в системе общественных отношений, познании общих и специфических закономерностей функционирования и развития социального статуса личности и его видов.

Правовой статус личности выступает органической частью социально-нормативного статуса и соотносится с социальным статусом как форма и содержание. Фактический социальный статус, т.е. реальное положение человека в данной системе общественных отношений, лежит в основе правового статуса. Специальный социальный статус детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, детей с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением в объективном смысле представляет собой многоотраслевую комплексную систему норм и институтов, определяющих гарантии реализации этими детьми конституционного права на образование, характеризующий их «групповые» возможности.

Государственное регулирование образования детей-сирот, инвалидов и детей с девиантным поведением в дореволюционный период отличалось сословной ориентацией, государственным контролем, отсутствием обязательного для всех уровня образования и патронированием как условием воспитания и образования.

После Великой Октябрьской социалистической революции цели образования переосмысливаются в контексте коммунистической идеологии. Основной задачей образования, по терминологии тех лет, «дефективных» детей была их «перековка» в полезных граждан с обучением при изолированности от других сверстников, многократно усиленной в РСФСР идеологическими факторами. Ведущим типом спецшколы стала школа-интернат круглогодичного содержания.

В начале 80-х годов ХХ-го века во внутригосударственном законодательстве СССР специальный социальный статус этих детей достиг высокой степени развития, но задача приспособления сферы образования к их особенностям и нуждам, свобода родителей и законных представителей определять для своих детей вид учебного заведения и характер обучения до недавнего времени не формулировалась.

Предложено выделение трех этапов изменений, связанных с позицией государства по формированию специального социального статуса данных детей в последующий период. Первый этап охватывает период 1985-1992г.г., т.е. до принятия Закона РФ «Об образовании», второй – с июля 1992 года до принятия Конституции РФ 1993 года, третий – с принятия Конституции РФ.

Кроме ограниченности возможностей здоровья, напрямую связанной с особенностями получения образования данными детьми, главным признаком их статуса являлось обучение в специально созданных учреждениях для инвалидов. Особенность специального социального статуса данных детей – ограниченные возможности здоровья – позволяет выделить данный субъект из общего типа субъектов права на образование.

Статус детей с девиантным поведением был определен в первой редакции Закона РФ «Об образовании». В ст. 50 Закона девиантное поведение обучающихся рассматривается исключительно как общественно опасное.Обосновано включение в понятие «девиантное поведение обучающихся детей и подростков» систематическое уклонение от реализации права на образование.

В содержании правового статуса детей названных категорий выделены следующие варианты закрепления прав, свобод и обязанностей: общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами; нормами национального законодательства; актами органов местного самоуправления; локальными правовыми актами образовательных учреждений.

Глава II. «Дети со специальным социальным статусом как субъекты права на образование в России» состоит из трех параграфов.

В параграфе 2.1 «Общее, специальное и индивидуальное в статусе детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, детей с ограниченными возможностями здоровья и девиантным поведением» анализ статусов произведен, исходя из положения ч. 2 ст. 19 Конституции РФ 1993 г.: в реализации конституционного права на образование должны быть заложены равные для каждого возможности пользоваться соот­ветствующими благами, в основе которых – равенство стартовых условий для всестороннего развития каждой личности.

Принцип равенства субъектов права на образование вытекает из фундаментального требования современного конституционализма о равноправии, воплощает демократические начала функционирования всей системы образования (Постановление КС РФ от 27.12.1999 № 19-П) и определяет основы правового регулирования положения детей со специальным социальным статусом.

Наличием общих правовых признаков для выделенных категорий детей обусловлено единство специального социального статуса детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, детей с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением детей. Общие правовые признаки данных детей – права, свободы и обязанности, принадлежащие всем детям, независимо от групповых особенностей, состояния их здоровья, отсутствия родителей, постоянного или временного пребывания в образовательном учреждении, специфики получения в нем образования, вида реализуемых образовательных программ.

К общим правам и обязанностям относятся как общие конституционные, так и общие отраслевые права, свободы и обязанности обучающихся, что дает основания для выделения их общего конституционно-правового статуса. Ст. 19 Конституции РФ гарантирует равенство независимо от природных свойств и общественных черт человека. Перечень этих свойств не является исчерпывающим. Возможен учет «других обстоятельств», к которым отнесены особенности здоровья, инвалидность, наличие или отсутствие родителей как обязанных субъектов.

«Специальным» в статусе исследуемых субъектов права на образование является временный, срочный и переходный характер статуса; изменение содержания дополнительных прав и гарантий по мере исполнения государством своих обязанностей по обеспечению их права на образование (дети-сироты могут быть определены в приемную семью, усыновлены); целевой характер пребывания детей в специальных образовательных учреждениях; особенности здоровья; отсутствие родителей; негативное отношение детей к получению образования и их беспризорность; слабая адаптированность к условиям проживания и обучения после пребывания в специальных учреждениях. Фактические обстоятельства жизни ребенка позволяют выделить виды специальных статусов детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей; детей с ограниченными возможностями здоровья; детей с девиантным поведением.

Индивидуальный правовой статус данных обучающихся определяется общим правовым статусом и набором специальных правовых признаков. В нем полнее и точнее освещается весь процесс проявления субъективного права на образование с момента его возникновения в качестве элемента правового статуса ребенка и до момента непосредственной реализации им права на образование в конкретных правоотношениях. Элементом индивидуального правового статуса является форма реализации права на образование – те правовые отношения, в которых участвует ребенок в конкретный промежуток времени. Индивидуальное в правовом статусе этих детей не приводит к качественно новым статусам.

В параграфе 2.2 «Гарантии обеспечения доступности образования для детей со специальным социальным статусом» исследуется реальность права на образование, которая проявляется посредством доступности его для данных детей. Реальность конституционного статуса личности обеспечивается гарантиями как условиями и средствами, которые обеспечивают как фактическую реализацию, так и охрану и защиту основных прав, свобод и обязанностей личности (Определение Верховного Суда РФ от 13.07.2011 № 11-Г11-21.).

Конституционно-правовые гарантии права на образование детей со специальным социальным статусом рассматриваются как система нормативных, контрольных, организационных, правоохранительных, идеологических и экономических условий и предпосылок, которые призваны обеспечивать данным детям наравне с другими детьми фактическую возможность получения образования. Выделены их признаки: много­численность; многообразие; закрепление в нормах федерального законода­тельства и законах субъектов РФ; конкретизация конституционного права на образование; установление порядка осуществления данного права. Отмечено, что в Законе РФ «Об образовании» содержание гарантий по сравнению с Конституцией РФ расширено, но состав субъектов права на образование сужен, что минимизирует масштаб гарантированности.

Основой формирования дополнительных гарантий является Конституция РФ и федеральное законодательство (первый уровень). Региональный уровень (второй), муниципальный (третий) и уровень образовательного учреждения (четвертый) расширяют и дополняют конституционные гарантии права на образование.

Субъектив­ные гарантии реализации права на образование – желание использовать права и свободы в сфере образования, активное отношение к их реализации, наличие соответствующих знаний и умений их защищать. Применительно к праву на образование данная гарантия «не срабатывает» у детей с девиантным поведением, в частности, беспризорных. Отторжение субъектов права на образование в начальные периоды его реализации (за незначительным исключением) способствует в среднем и старшем школьном возрасте формированию девиантного поведения обучающихся детей и подростков. Гарантией реализации права на образование является не понуждение, а побуждение к его реализации, основанное на уважении прав и свобод личности.

В параграфе 2.3 «Соотношение российских и международных стандартов права на образование детей со специальным социальным статусом» исследуется степень соответствия международно-правовым стандартам каталога прав и свобод человека и гражданина в России.

Международные стандарты права на образование – выработанные государствами, закрепленные в конвенционных актах универсальные цели и принципы образования, минимальные правовые возможности для индивида, которые ему обязано предоставить государство.

В структуру международных стандартов включены всесторонность, поступательность и системность образования; обязательность и бесплатность начального обучения при постепенном введении всеобщей бесплатности; открытость и доступность для всех среднего образования, в его различных формах, включая профессионально-техническое; одинаковая доступность для всех высшего образования; равенство граждан и отсутствие дискриминации; свобода родителей определять вид учебного заведения и характер обучения для своих детей; свобода выбора языка обучения; свобода создания и функционирования учебных заведений независимо от государства; обеспечение во всех государственных учебных заведениях одинакового уровня образования и равных условий в отношении качества обучения.

Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования не содержит положений об инвалидности, отсутствии родителей или девиантности обучающихся детей и подростков как признаков субъектов, по которым запрещена дискриминация. Реализация права на образование заведомо установлена «на основе равных возможностей», которые изначально не равны и не могут быть таковыми. Во Всемирной программе действий в отношении инвалидов предусмотрен ориентир не на глубину подготовки учителей спецшкол по отдельному предмету, а на их не очень высокую подготовку по многим предметам, которые учитель будет вести в спецшколе. Следование названному ориентиру приводит к низкому качеству образования.

Тенденция последовательного углубления принципа недискриминации в образовании отражает эволюцию международного права в области прав лиц с ограниченными возможностями, что включает признание права на образование как субъективного права ущемленной в определенном смысле социальной группы и закрепление права на совместное обучение с лицами, не имеющими ограниченных возможностей, в общеобразовательных учреждениях. Выдвинуто положение о том, что при приведении в соответствие с международно-правовыми стандартами российского законодательства об образовании детей со специальным социальным статусом следует использовать исключительно избирательный подход, не копируя нормы всех международно-правовых актов. Российским законодательством об образовании дополнительно к международно-правовым установлены стандарты, в частности, обязательность получения среднего (полного) общего образования, требования к подготовке учителей спецшкол для инвалидов, такие, как изучение особых методик обучения инвалидов, возрастной психологии с учетом инвалидности детей.

Глава III «Государственные гарантии реализации права на образование детьми со специальным социальным статусом в России»посвящена исследованию использования права на образование данными детьми.

Основой подхода в совершенствовании гарантий реализации права на образование субъектами со специальным социальным статусом в России названы конституционные принципы равенства и социальной справедливости. В параграфе 3.1 «Способы и формы реализация конституционного права на образование детьми-сиротами, детьми, оставшимися без попечения родителей» проанализированы факторы, которые влияют на реализацию права на образование данными детьми.

Выделены особенности реализации детьми-сиротами, детьми, оставшимися без попечения родителей и лицами из их числа, права на образование:

– проживание и место получения образования (детский дом, интернат, приемная семья, патронатная семья); получение лицами из числа детей-сирот первого и второго начального профессионального образования без взимания платы;

– создание особых условий получения образования, право на реабилитацию, что подтверждает КС РФ в Постановлении № 18-П от 27.11.2009 г.;

– полное государственное обеспечение; обеспечение образовательным учреждением при выпуске одеждой и обувью, единовременным денежным пособием; бесплатное медицинское обслуживание;

– возможность увеличения предельного возраста сирот для получения основного общего образования по очной форме обучения (восемнадцать лет); запрет исключения данных детей без согласия комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав и органа опеки и попечительства;

– льготы при поступлении вне конкурса в государственные образовательные учреждения профессионального образования в соответствии с Определением КС РФ от 26.09.1996 № 84-О являются институтом гарантирования прав в специфической ситуации (социально-демографические особенности, особенности физического состояния субъектов прав);

– наличие / отсутствие одного / обоих родителей; оформление / неоформление опеки / попечительства; состояние здоровья, наличие / отсутствие статуса инвалида.

Выявлены ограничения при реализации права на образование данными детьми:

– права выбора образовательных учреждений (сироты получают образование в учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, либо в иных специальных учреждениях); формы получения образования и перевода в другое образовательное учреждение. В Определении КС РФ № 1071-О-О от 17.12.2008 сформулировано положение о том, что возможность получать образование в различных формах является важной гарантией конституционного права каждого на образование (ст. 43, ч. 1 и 5, Конституции РФ), так как многообразие форм получения образования позволяет осваивать образовательные программы с учетом потребностей и возможностей личности;

– получения образования в элитных нетиповых образовательных учреждениях как вследствие нахождения их, как правило, за пределами транспортной доступности от места проживания, так и вследствие оказания там дополнительных платных образовательных услуг.

Не является особенностью правового статуса сирот степень их способности к обучению. Утверждение о неспособности к обучению по общеобразовательной программе 8-10% из домашних детей школьного возраста и 85-92% – из воспитанников сиротских учреждений противоречит подчиненности системы образования принципам справедливости и равенства. Через предоставление данным детям иных социально-экономических прав и их гарантированность государство реализует свою обязанность по созданию условий для реализации права на образование. При недостижении приемлемого сочетания общественных, групповых и личных интересов в реализации права на образование данными детьми на защиту их прав направляют свои действия Уполномоченный по правам человека, Уполномоченный по правам ребенка, Прокуратура РФ, органы опеки и попечительства.

Президентом РФ в Послании 2010 г. выражена озабоченность, что «130 тысяч ребят остаются вне семейной заботы. …они лишены главного – семейного тепла» . Расширение субъектного состава детей, получивших возможность для устройства в приемную семью, за счет детей, свободных юридически, но имеющих мало шансов на усыновление (с различными проблемами в поведении, обучении), также является гарантией конституционного права детей-сирот на образование.

Анализ судебной практики и материалов прокурорских проверок дает основания для вывода о несогласованности индивидуальной воли носителя права на образование – детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей; государственной воли, выраженной в норме права, и воли должностных лиц в единой, объективированной в акте применения правовой нормы воли.

Параграф 3.2 «Гарантии реализации конституционного права на образование детьми с ограниченными возможностями здоровья». Как подтверждает КС РФ в Определении № 798-О-О от 21.10.2008, провозглашение права на образование в числе основных конституционных прав предопределяет обязанность государства, исходя из конституционно значимой цели – обеспечения максимально широкого доступа граждан к образованию, предпринимать меры для наиболее полного осуществления этого права, в том числе создавать условия для получения гражданами с ограниченными возможностями здоровья образования, коррекции нарушений развития и социальной адаптации.

Выделены классификационные критерии реализации конституционного права на образование детьми с ограниченными возможностями здоровья в РФ: подход к пониманию инвалидности (функциональный подход или социальная модель инвалидности); состояние здоровья; приобретение / неприобретение статуса ребенка-инвалида; место проживания; место получения образования; наличие возможности выбора образовательных учреждений и модели обучения.

В соответствии с функциональным подходом ребенок с ограниченными возможностями здоровья рассматривается как субъект с нарушениями функций организма, не имеющий права выбора образования. Меры образовательной политики при данном подходе формировались в соответствии с представлениями о статусных позициях больного на основе медицинских критериев, социальной дезадаптации; их реализация предполагает пассивность и приспособление к требованиям институционально закрепленных ограничений.

В основе социальной модели инвалидности лежит функция государства как социального; инвалидность субъекта права на образование рассматривается как социально-политическая проблема, решаемая государством и обществом. Новая трактовка инвалидности в России исходит из представления людей с инвалидностью как равноправных граждан: они имеют право на предоставление необходимых реабилитационных мер и создание условий для пребывания в детских дошкольных учреждениях общего типа; дети, состояние здоровья которых исключает возможность пребывания в детских дошкольных учреждениях общего типа, имеют право посещать специальные дошкольные учреждения; на внеконкурсное поступление в образовательные учреждения; на поступление без вступительных испытаний в государственные образовательные учреждения среднего и высшего профессионального образования чемпионов Паралимпийских игр и Сурдлимпийских игр. При этом, как подтверждает КС РФ в Определении № 798-О-О от 21 октября 2008 г., правовое регулирование, закрепляющее условия получения образования данными детьми, не может рассматриваться как нарушающее конституционные права других граждан на получение общедоступного и бесплатного общего образования.

Новый взгляд на социальную функцию стал основой для выработки теоретических подходов к установлению оптимального соотношения прав и обязанностей государства и личности в сфере образования. Стать равноправными членами общества, быть вовлеченными в процесс социализации детям с ограниченными возможностями здоровья предоставляет возможность инклюзивное образование .

Россия присоединилась к Саламанкской Декларации ЮНЕСКО 1994 г. «О принципах, политике и практической деятельности в сфере образования лиц с особыми потребностями» . Это стало дополнительным импульсом в провозглашении необходимости развития инклюзивного (интегрированного) образования. Посредством включения в образование у детей с ограниченными возможностями здоровья появилась возможность доступа в общество; осуществляется поддержка их потребностей в семейном окружении.

По фактору «место получения образования» дети с ограниченными возможностями здоровья выделены как воспитанники дошкольного образовательного учреждения; получающие образование в общеобразовательном учреждении, в семье, в классах и учреждениях коррекции; в учреждениях профессионального образования.

В соответствии с фактором «выбор модели обучения» отмечено, что первая, постсоветская модель, предполагала возможность реализации их права на образование в специальных школах или школах-интернатах. Ценностям цивилизованного гражданского общества противоречила сегрегация детей на основе уровня психофизического развития как фактор дальнейшего углубления социальной дифференциации, неравенства и нарушения прав человека. Скандинаво-американская (по происхождению) модель предусматривает, что данные дети реализуют право на образование в образовательном учреждении общего образования; им сложнее учиться, но они легче адаптируются к последующей жизни. Европейская модель сочетает элементы первых двух: родителям таких детей предоставляется право выбора учить ребенка в массовой школе (классе), специальной школе или на дому.

Дети с ограниченными возможностями здоровья по критерию «возможности выбора образовательного учреждения» разделены на три вида.

К первому относятся те из них, кто сам выбрал общеобразовательное или спецучреждение. Ко второму относятся те дети, которые получают образование, но не имеют возможности выбора: одних принуждают обучаться в спецшколах, другим их недостает. КС РФ в Определении № 1071-О-О от 17 декабря 2008 г. подчеркнул, что возможность получать образование в различных формах является важной гарантией конституционного права каждого на образование (ст. 43, ч.1 и 5 Конституции РФ), так как многообразие форм получения образования позволяет осваивать образовательные программы с учетом потребностей и возможностей личности.

Достаточное количество спецшкол может обеспечить родителям и обучающимся возможность выбора образовательных учреждений. Ограничение возможности реализации права на образование исключительно рамками специального образования препятствует реализации правового статуса ребенка. При понуждении психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК) родителей сдать проблемного ребенка в интернат данные Комиссии нарушают Конституцию РФ (ст. 43, ч.ч. 1, 2), Закон РФ об образовании, Конвенцию о борьбе с дискриминацией в области образования (ст. 1.1а), Декларацию о правах инвалидов (п.п. 2, 3, 4, 6, 10), Конвенцию о правах ребенка (п.3 ст. 23, ст. 28, 29), Стандартные правила обеспечения равных возможностей для инвалидов (Правило 6).

К третьему виду отнесены дети, которые не обучаются нигде. Не получают образование дети в интернатных учреждениях системы социальной защиты, не имеющих лицензий на право ведения образовательной деятельности. Гарантированное ст. 43 Конституции РФ право данных детей на получение образования нарушено даже формально. Сделан вывод, что проблема гарантий реализации конституционного права на образование детьми с ограниченными возможностями здоровья окончательно не решена.

В параграфе 3.3 «Формы обучения детей с девиантным поведением» обучающиеся дети и подростки с девиантным поведением из общего числа субъектов права на образование выделены по зафиксированному отклоняющемуся от нормы общественно опасному поведению, а также по свойственным им (и исключительно им) особенностям получения образования в спецучреждениях, условий зачисления в них, прекращения правоотношений по образованию. Реализация права на образование детьми и подростками с девиантным поведением отличается от реализации данного права другими детьми вследствие либо отсутствия инициативы субъекта права на образование в его реализации либо устойчивого сопротивления реализации данного права.

Обосновано выделение видов субъектов права на образование – детей с девиантным поведением:

– первый вид включает детей, у которых сформировано отрицательное отношение к образованию дошкольным образовательным учреждением;

– второй – детей, у которых не сформирована потребность в реализации права на образование в период получения начального общего образования;

– третий – детей, у которых в среднем школьном возрасте либо продолжаются и увеличиваются периоды бродяжничества, либо дети оказываются втянутыми в группы с устоявшимся девиантным поведением; они или не получают образования, или получают его некачественно;

– четвертый – детей, у которых в старшем школьном возрасте сформировано устойчивое опасное для общества поведение (девиантное); они не склонны к инициативному порядку реализации права на образование.

Установлены классификационные критерии реализации права на образование детьми с девиантным поведением: продолжительность периода беспризорности и его повторность; уровень освоения образовательных программ; место получения образования; проживание в полной / неполной семье или вне семьи; состояние здоровья. Выделены общие требования к образованию детей с девиантным поведением: оно должно быть сходным с образованием, которое получают представители подобных возрастных групп; круг возможностей детей с девиантным поведением в учебе должен быть как можно менее ограничен; образование должно осуществляться с учетом культурного уровня личности; неграмотные и испытывающие особые трудности при обучении несовершеннолетние имеют право на специальное образование.

Определены признаки особенного в статусе детей и подростков с девиантным поведением, обучающихся в специальных учебно-воспитательных учреждениях системы образования России. Наличие заключения психолого-медико-педагогической комиссии, рекомендаций комиссии по делам несовершеннолетних по месту жительства, заявления родителей (законных представителей); порядок содержания, обучения и воспитания детей и подростков – особенность, свойственная исключительно данным субъектам права на образование.

Сделан вывод о том, что реализация конституционного права на образование в части ликвидации академической задолженности по одному предмету условно переведенных (п.3 п.4 ст.17 Закона РФ «Об образовании») напрямую зависит от образовательных учреждений, которые обязаны создать условия обучающимся, в том числе, детям со специальным социальным статусом, для ликвидации этой задолженности и обеспечить контроль за своевременностью ее ликвидации. При неисполнении или недолжном исполнении образовательным учреждением обязанностей по созданию условий обучения и контролю ограничивается возможность условно переведенных ликвидировать задолженность, что также ограничивает выбор ими формы последующего обучения в образовательном учреждении.

Правовое регулирование права на образование детей со специальным социальным статусом в проекте федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» отличается отсутствием систематизации. Особенностям реализации права на образование детьми с ограниченными возможностями здоровья, с девиантным поведением посвящены ст. ст. 2, 5, 8, 11, 22, 31, 38, 43, 49, 57, 63, 65, 68, 73, 83, 84 третьей редакции проекта; отсутствует правовое регулирование особенностей предоставления общего образования детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, профессионального обучения лиц, осужденных к лишению свободы. Большинство существующих для детей-сирот льгот ликвидируются и заменяются возможностью учиться на подготовительных отделениях. В пределах 10-процентной квоты льготы сохраняются только для детей-инвалидов, инвалидов I и II групп.

Обосновано предложение о закреплении в проекте федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» норм о реализации права на образование детьми-сиротами, детьми, оставшимися без попечения родителей, детьми с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением в отдельной главе «Гарантии реализации права на образование детьми со специальным социальным статусом», сохранении существующих для детей-сирот и детей-инвалидов льгот с целью усиления гарантированности реализации права на образование данными детьми.

Сформулировано предложение о включении в перечень дополнительных показателей для оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ и в методику оценки эффективности их деятельности, разработанную Правительством РФ, в частности, таких, как доля образовательных учреждений, в которых осуществляется инклюзивное обучение лиц с ограниченными возможностями здоровья.

Обосновано предложение о внедрении органами власти субъектов РФ учета результативности деятельности органов местного самоуправления по реализации гарантий конституционного права на образование детьми со специальным социальным статусом, в частности, таких, как количество выбывших по неуважительным причинам из муниципальных образовательных учреждений до получения основного общего образования; наличие муниципальных учреждений дополнительного образования детей.

В параграфе 3.4 «Обеспечение условий реализации конституционного права на образование детьми со специальным социальным статусом как обязанность родителей (законных представителей)» сделан вывод, что включение в текст Конституции РФ обязанности родителей обеспечивать получение детьми основного общего образования, имеющей публично-правовой характер – свидетельство нового подхода к реализации конституционного права на образование детьми со специальным социальным статусом.

Юридическая обязанность родителей (законных представителей) по обеспечению получения детьми основного общего образования – один из элементов конституционно-правового статуса их личности; вид и мера должного поведения; гарантия и необходимое условие осуществления права на образование детьми. В более широком варианте структура юридической обязанности родителей включает интерес, который, с одной стороны, активизирует их обязанность состоянием самообязывания, с другой стороны, характеризует юридическую обязанность как конституционный императив. Внутреннее состояние внешне проявляемой обязанности родителей (самообязывание) проявляется в деятельности человека, поддерживающей его статус – одновременно носителя и притязаний, и обязанностей. Взаимность притязаний и исследуемой обязанности родителей, внутренняя готовность к выполнению обязанности в процессе развития правового статуса родителей стала его сердцевиной.

Каждый родитель не только имеет право выбора формы образования, но и обязан реализовать данное право. Родители детей со специальным социальным статусом по классификационным признакам представлены как родители детей с ограниченными возможностями здоровья; приемные, патронатные родители; родители детей с девиантным поведением. Своеобразие правового статуса приемных родителей состоит в том, что они обязаны создавать детям необходимые условия для получения образования, готовить их к самостоятельной жизни. Сущность юридических обязанностей родителей детей с девиантным поведением, обучающихся в специальных учебно-воспитательных учреждениях закрытого типа, состоит в поддержке детей. От качества исполнения родителями конституционной обязанности зависит возможность превращения их детей из объектов воздействия государства и общества в активно действующих субъектов права на образование в течение не только школьного, но и всего последующего периода жизни.

Глава IV «Образовательные учреждения как основная организационно-правовая форма реализации гарантий конституционного права на образование детьми со специальным статусом в России» посвящена исследованию роли образовательных учреждений в реализации конституционного права на образование данными детьми.

В параграфе 4.1 «Свобода выбора образовательных учреждений как гарантия реализации конституционного права на образование детьми со специальным социальным статусом» обосновано, что гарантии реализации конституционного права на образование детьми реальны, если в основе процесса законодательного регулирования образовательных отношений положены ценности свободы выбора. КС РФ в Постановлении № 18-П от 27.11.2009 подтвердил, что одной из гарантий реализации права на образование в РФ выступает предоставленное право выбора образовательного учреждения и формы получения образования.

Сфера реализации принципа свободы выбора в образовании неоднородна, динамична, с изменяющимся объемом, к нормативно-правовым основаниям которого относятся нормы, устанавливающие меры ограничения или дозволения; юридически обеспеченная реальная возможность самостоятельного и независимого выбора родителями либо самим ребенком образовательного учреждения, формы обучения; формы получения образования (семейного, самообразования, экстерната, дистанционной); факультативных занятий, предметов из вариативной части учебного плана. Она существует в рамках имеющихся типов и видов образовательных учреждений, определенных ограничений в виде их местонахождения, места жительства обучающегося.

Фактические основания изменения объема реализации принципа свободы выбора в образовании детьми со специальным социальным статусом – это обусловленные применением мер ограничения или дозволения реальные факты (наличие образовательных учреждений, транспортная доступность) и (или) субъективные мотивы (возможность /невозможность обучения).

Соотношение ограничительных и дозволительных правовых мер в реализации принципа свободы выбора в образовании служит критерием уровня свободы: полная (неограниченная) свобода выбора в образовании – уровень, где ограничения выбора минимальны; условная свобода выбора образовательного учреждения – уровень, где дозволения выбора и осуществления права на образование сведены к минимуму (при ограниченном количестве образовательных учреждений).

Выделены классификационные критерии образовательных учреждений: первичные, позволяющие установить тип и подтип образовательных учреждений, и вторичные, с помощью которых выделены их виды и подвиды. На основании предложенных критериев проведена классификация образовательных учреждений. Основной классификационный критерий – возможность реализации конституционного права на образование детьми со специальным социальным статусом.

В параграфе 4.2 «Организационно-правовые формы реализации гарантий конституционного права на образование детьми-сиротами, детьми, оставшимися без попечения родителей» исследована стратегическая политика государства в образовании детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, детей с ограниченными возможностями здоровья. Она отсутствовала почти 20 лет. Образовательные учреждения для детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей – основное место реализации права на образование данными детьми. Особенности образовательных учреждений позволяют определить подвиды: в частности, детский дом-школа и специальный (коррекционный) детский дом для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с ограниченными возможностями здоровья.

На основе анализа задач реализации права на образование детьми-сиротами, как-то: создание благоприятных условий, приближенных к домашним, способствующих умственному, эмоциональному и физическому развитию личности; обеспечение социальной защиты, реабилитации и социальной адаптации воспитанников; освоение образовательных программ, обучение и воспитание в интересах личности, общества и государства, сделан вывод, что среди названных первые две могут быть решены в настоящее время исключительно в образовательных учреждениях вида «образовательные учреждений для детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей».

Дети со специальным социальным статусом для успешного получения образования, прежде всего, должны иметь благоприятные условия проживания и гармоничного развития. Этому способствуют приемные семьи, патронат. Технологии, применяемые в них, взаимосвязаны через единый процесс планирования и контроля попечения. Их применение является гарантией конституционного права личности на образование.

Параграф 4.3 «Специальные образовательные учреждения для детей с ограниченными возможностями здоровья как форма реализации конституционного права на образование». Наличие подвидов специальных образовательных учреждений для детей с ограниченными возможностями здоровья в зависимости от отклонений в развитии обучающихся, воспитанников (для глухих, для слабослышащих) не только гарантирует детям осуществление конституционного права на образование, но и посредством выбора образовательного учреждения реализацию этого права при наименьшей потере здоровья.

На основе анализа статуса образовательных учреждений в механизме реализации инклюзивного образования отражены особенности получения образования в них детьми с ограниченными возможностями здоровья.

Гарантиями реализации конституционного права на образование детьми с ограниченными возможностями здоровья являются:

– создание (п. 10 ст. 50 Закона РФ «Об образовании») специальных (коррекционных) образовательных учреждений (классов, групп); направление в них детей органами управления образованием только с согласия родителей по заключению психолого-медико-педагогической комиссии;

– установление обязанности государства (п. 6 ст. 5 Закона РФ «Об образовании») по созданию детям условий для получения ими образования, коррекции нарушений развития и социальной адаптации на основе специальных педагогических подходов;

– разработка образовательных программ специальных (коррекционных) образовательных учреждений с учетом особенностей психофизического развития и возможностей обучающихся, воспитанников; установление специальных федеральных государственных образовательных стандартов.

Конституционные гарантии обеспечиваются возможностью выбора, постепенного перехода к интегрированию как без блокирования спецшкол, так и без принудительного перевода детей с ограниченными возможностями здоровья в образовательное учреждение общего образования. Образовательный плюрализм, ранее рассматриваемый лишь как возможность выбора родителями либо самим ребенком образовательного учреждения и формы обучения (очной, семейной), сегодня расширен включением к ранее названным формам заочной, очно-заочной, дистанционной формы, экстерната.

Одним из основных направлений развития общего образования является совершенствование обучения лиц с девиантным поведением в специальных учебно-воспитательных учреждениях. В параграфе 4.4 «Специальные учебно-воспитательные учреждения органов управления образованием как гарантия реализации права на образование детей и подростков с девиантным поведением» доказывается, что возможность получения образования как благо в данных образовательных учреждениях обладает повышенной значимостью. Реализация конституционного права на образование детьми с девиантным поведением в специальном учебно-воспитательном учреждении характеризуется возможностью обеспечения психической, медицинской, социальной реабилитации.

Учреждения открытого подтипа выполняют профилактические функции, образовательные учреждения закрытого подтипа обеспечивают содержание нуждающихся в особых условиях воспитания и характеризуются особым режимом. Учреждения закрытого подтипа органов управления образованием могут сочетать общеобразовательную деятельность с осуществлением профессиональной подготовки. Право выбора специальности воспитанниками специального профессионального училища ограничено только теми специальностями, обучение по которым организовано в данном учреждении. Цели и задачи специальных учебно-воспитательных учреждений закрытого подтипа соответствуют основополагающим принципам, предусмотренным международными стандартами.

Гарантией реализации конституционного права на образование детей с девиантным поведением является функционирование социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних, социальных приютов для детей, центров помощи детям, оставшимся без попечения родителей. Социальная реабилитация детей в названных учреждениях способствует сокращению периода их беспризорности, возвращению детей в систему образования.

Параграф 4.5 «Образовательные учреждения общего и профессионального образования в системе гарантий реализации права на образование субъектами со специальным социальным статусом». Гарантиями реализации конституционного права на образование детьми со специальным социальным статусом являются:

– их обучение в общеобразовательных учреждениях: в центр образовательного процесса поставлено право на образование и индивиду­альные особенности личности;

– инклюзивное образование; наличие образовательных учреждений, где могут получить дошкольное образование дети с ограниченными возможностями здоровья (детские сады компенсирующего и комбинированного вида; центр развития ребенка); осуществление в группах компенсирующей направленности квалифицированной коррекции недостатков в физическом и (или) психическом развитии; в группах комбинированной направленности – совместного образования здоровых детей и детей с ограниченными возможностями здоровья;

– наличие общеобразовательных учреждений интернатного и неинтернатного подтипа и условий реализации в них конституционного права на образование; по согласованию с учредителем и с учетом интересов родителей в общеобразовательных учреждениях могут открываться классы компенсирующего обучения и специальные (коррекционные) классы;

– функционирование вечерних (сменных) школ, которые имеют право организовывать классы (группы) компенсирующего обучения; учреждение может принять лиц, не имеющих указанных документов, по их заявлению на основании аттестации, проведенной специалистами учреждения; в том числе вечерних школ, учебно-консультационных пунктов при исправительных колониях;

– создание кадетских школ и школ-интернатов, куда льготами при зачислении пользуются, в частности, дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей;

– функционирование образовательных учреждений интернатного подтипа, в частности, школ-интернатов с первоначальной летной подготовкой; суворовских военных, нахимовских военно-морских училищ и кадетских (морских кадетских) корпусов, куда дети, оставшиеся без попечения родителей, зачисляются без экзаменов;

– деятельность оздоровительных образовательных учреждений санаторного типа, в том числе для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, санаторных детских домов для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

– функционирование учреждений дополнительного образования.

Не способствуют гарантированности реализации конституционного права на образование субъектов со специальным социальным статусом:

– сокращение бюджетных внешкольных учреждений;

– запрет приема в общеобразовательные школы-интернаты детей с ограниченными возможностями здоровья;

– неурегулированность обучения со специальным социальным статусом в общеобразовательных школах-интернатах при отсутствии в определенной местности образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и наличии инвалидности у сирот;

– изменение последовательности изучения учебных дисциплин на юридических факультетах в негосударственных вузах, ограничивающее право студента на перевод в другое образовательное учреждение;

– чрезмерное увеличение числа студентов, уменьшающее возможности образовательных учреждений качественно обучать: это касается обеспечения учебниками, аудиториями; коммерциализация образования, приводящая к снижению его качества и возможности обеспечения реализации права детьми со специальным социальным статусом на образование.

В заключении подведены итоги и сформулированы основные выводы диссертационного исследования.

Основные положения диссертации отражены в следующих работах:

I. В ведущих рецензируемых научных изданиях, рекомендованных

ВАК Министерства образования и науки РФ:

  1. Матюшева Т.Н. Государственные гарантии обеспечения доступности образования для детей со специальным социальным статусом // Право и образование. 2011. № 6. С. 21-28. – 0,45 п.л.
  2. Матюшева Т.Н. Проблемы защиты конституционного права на образование (в контексте Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию) // Право и образование. 2011. № 4. С. 12-20. – 0,55 п.л.
  3. Матюшева Т.Н. Правовое регулирование патроната как средства оптимизации образования детей-сирот (конституционный аспект) // Конституционное и муниципальное право. 2011. №8. С. 71-74. – 0,4 п.л.
  4. Матюшева Т.Н. Дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей, дети с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением – субъекты права на образование со специальным социальным статусом // Право и образование. 2011. № 3. С. 20-28. – 0,55 п.л.
  5. Матюшева Т.Н. Соотношение общего, специального и индивидуального в статусе детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, детей с ограниченными возможностями здоровья и девиантным поведением // Право и образование. 2011.№2. С. 21-30. – 0,63 п.л.
  6. Матюшева Т.Н. Теоретико-методологические подходы к изучению образования детей-сирот, детей с ограниченными возможностями здоровья и с девиантным поведением в Российской Федерации // Современное право. 2010. № 8. С. 24-28. – 0,55 п.л.
  7. Матюшева Т.Н. Обеспечение условий получения основного общего образования детьми – конституционная обязанность родителей (законных представителей) // Право и образование. 2010. № 5. С. 4-14. – 0,66 п.л.
  8. Матюшева Т.Н. Правовое регулирование образования детей-сирот, детей-инвалидов и детей с девиантным поведением в дореволюционной России и в СССР // Современное право. 2010. № 6. С. 147-151. – 0,55 п.л.
  9. Матюшева Т.Н. Обеспечение права на образование детей со специальным статусом – функция социального государства // Современное право. 2010. № 5. С. 49-53. – 0,52 п.л.
  10. Матюшева Т.Н. Конституционно-правовая основа регулирования инклюзивного образования в Российской Федерации // Право и образование. 2010. № 4. С. 21-27. – 0,39 п.л.
  11. Матюшева Т.Н. К вопросу об ограничениях в механизме реализации конституционного права на образование детей с девиантным поведением // Право и образование. 2010. №3. С. 35-42. – 0,55 п.л.
  12. Матюшева Т.Н. Конституционный принцип равенства в реализации права на образование детьми-сиротами, детьми с ограниченными возможностями здоровья // Право и образование. 2010. №2. С. 24-33. – 0,61 п.л.
  13. Матюшева Т.Н. Образование как правовая категория: понятие и составляющие // Право и образование. 2009. №1. С. 21-30. – 0,6 п.л.
  14. Матюшева Т.Н. Особенности правового статуса учреждений дошкольного образования // Современное право. 2009. № 4. С. 22-26. – 0,51 п.л.
  15. Матюшева Т.Н. Международно-правовой стандарт права на образование (ключевые элементы, юридические качества) // Право и образование. 2009. № 8. С. 12-19. – 0,5 п.л.
  16. Матюшева Т.Н. Понятие и сущность системообразующей функции права на образование // Право и образование. 2009. №7. С. 9-18. – 0,61 п.л.
  17. Матюшева Т.Н. Образовательное учреждение и гражданское общество: некоторые проблемы правового взаимодействия в России // Право и образование. 2009. № 9. С. 83-87. – 0,4 п.л.
  18. Матюшева Т.Н. Право на образование – конституционно защищаемая духовная ценность // Современное право. 2008. № 12. С. 33-39. – 0,62 п.л.
  19. Матюшева Т.Н. Общеобразовательные учреждения в механизме реализации конституционного права на образование: проблемы типологии // Право и образование. 2008. №11. №11. С. 45-55. – 0,72 п.л.
  20. Матюшева Т.Н. Классификация правовых статусов субъектов сферы образования: критерии и ориентиры // Право и образование. 2008. №8. С. 4-13. – 0,73 п.л.
  21. Матюшева Т.Н. Образовательные учреждения: теоретико-правовые основы типологии // Право и образование. 2008. №10. С. 29-36. – 0,55 п.л.
  22. Матюшева Т.Н. Типы и виды учреждений дополнительного образования: динамика правового регулирования // Современное право. 2008. № 6 (1). С. 106-110. – 0,53 п.л.
  23. Матюшева Т.Н. Приемная семья в нормативно-правовой базе образования // Современное право. 2008. № 10. С. 63-68. – 0,65 п.л.
  24. Матюшева Т.Н. Образовательно-правовой статус детей-сирот в изменениях и дополнениях к Федеральному закону «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 2007. №1. С. 89-92. – 0,6 п.л.
  25. Матюшева Т.Н. Инвалиды и сироты в системе образования как объект безопасности государства // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – 2006. Приложение № 12. С. 79-86. – 0,4 п.л.
  26. Матюшева Т.Н. Правовой статус детей-сирот, инвалидов и девиантов как субъектов сферы образования: международный аспект // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. Правоведение. Спецвыпуск. 2006. С. 53-56. – 0,6 п.л.

II. В иных научных изданиях:

  1. Матюшева Т.Н. Конституционное право на образование и гарантии его реализации детьми со специальным социальным статусом в Российской Федерации: Монография. – Краснодар: изд-во «Кубанькино», 2011. – 376 с. – 23,1 п. л.
  2. Матюшева Т.Н. К вопросу о качестве образования субъектов со специальным правовым статусом // Право и правосудие: теория, история, практика: Сборник научных статей: Материалы международной научно-практической конференции, состоявшейся 27 мая 2010 г. в Северо-Кавказском филиале ГОУ ВПО РАП. Краснодар, 2011. С. 108-114. – 0,51 п.л.
  3. Матюшева Т.Н. Баланс конституционных ценностей равенства, свободы и социальной справедливости в структуре образовательно-правового статуса детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей // Конституционные ценности: содержание и проблемы реализации. Материалы Международной научно-теоретической конференции 4-6 декабря 2008г. М.: Российская академия правосудия, 2009. С. 358-368. – 0,5 п. л.
  4. Матюшева Т.Н. К вопросу о школьном неравенстве // Право и правосудие: теория, история, практика: Сборник статей (по материалам международной научно-практ. конференции 18 мая 2009 года). Краснодар, 2009. С. 215-221. – 0,31 п.л.
  5. Матюшева Т.Н. Кадетские школы и кадетские школы-интернаты в механизме реализации конституционного права на образование: вопросы типологии // Актуальные проблемы права и судебной власти в современном российском обществе. Сборник статей (по материалам Международной научно-практ. конференции 11 апреля 2008 года). В 2-х томах. Т.1. Краснодар, 2009. С. 132-136. – 0,35 п.л.
  6. Матюшева Т.Н. Проблемы ограничения права на общее образование // Суд, судебное право и власть: сборник научных статей. Вып. 4. Ростов н/Д: Изд-во Южного федерального университета, 2009. С. 255-263. – 0,56 п.л.
  7. Матюшева Т.Н. Образовательные учреждения в механизме реализации конституционного права на образование субъектами со специальным образовательно-правовым статусом (вопросы типологии: Монография. – Краснодар: Перспективы образования, 2008. – 200 с. – 12 п. л.
  8. Матюшева Т.Н. Государственная политика в области образования детей-сирот и детей с ограниченными возможностями здоровья: Монография. – Краснодар: Перспективы образования, 2008. – 140 с. – 9,1 п. л.
  9. Матюшева Т.Н. Некоторые проблемы обеспечения гарантий права на образование беспризорных // От советского строительства – к муниципальному праву: история и современность. – Ростов н/Д: Изд-во Южного федерального ун-та, 2008. С. 215-225. – 0,6 п.л.
  10. Матюшева Т.Н. Образование как школа формирования гражданского общества // От советского строительства – к муниципальному праву: история и современность. – Ростов н/Д: Изд-во Южного федерального ун-та, 2008. С. 52-58. – 0,4 п.л.
  11. Матюшева Т.Н. Понятие и общая характеристика организационно-правового механизма обеспечения образовательно-правового статуса // Сб. статей VI Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы российского права на современном этапе». – Пенза, 2007. С. 35-38. – 0,21 п.л.
  12. Матюшева Т.Н. Проблемы обеспечения гарантий права на образование безнадзорных в изменениях Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» // Ученые записки. Выпуск IV. Сборник научных и научно-методических трудов Северо-Кавказского филиала ГОУ ВПО РАП «Российская академия правосудия» (г. Краснодар). В 2 томах. Т.1. – Краснодар, 2007. С. 130-136. – 0,51 п.л.
  13. Матюшева Т.Н. К решению вопроса о типологии образовательных учреждений // Тенденции развития современного права: теоретические и практические проблемы: Сборник статей (по материалам международной научно-практической конференции 18 мая 2007 г.). – Краснодар, 2007. С. 29-33. – 0,35 п.л.
  14. Матюшева Т.Н. Обеспечение права на образование – главная функция образовательной политики // Потенциал развития России ХХI века: сборник статей IV Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза, 2007. С. 68-71. – 0,21 п.л.
  15. Матюшева Т.Н. Конституционный принцип равенства в обучении сирот и инвалидов в русле организации образовательных услуг // Материалы IV Международной научно-практической конференции «Социально-экономическое развитие общества: система образования и экономика знаний». – Пенза, 2007. С. 46-49. – 0,21 п.л.
  16. Матюшева Т.Н. Особенности нормативно-правового отображения государственной образовательной политики в РФ // Вопросы теории и практики российской правовой науки: сборник статей III Международной научно-практической конференции. – Пенза, 2007. С. 175-178. – 0,21 п.л.
  17. Матюшева Т.Н. Реализация образовательно-правового статуса сирот и инвалидов в соответствии с нацпроектом «Образование» // Опыт реализации национальных проектов и демографическая политика: сб. статей Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза, 2007. С. 93-96. – 0,2 п.л.
  18. Матюшева Т.Н. Обеспечение охраны здоровья студентов как проблема системы образования // Сборник статей ХI Международной научно-методической конференции «Университетское образование». – Пенза, 2007. С. 487-490. – 0,21 п.л.
  19. Матюшева Т.Н. Образовательные учреждения в Российской Федерации: понятие и классификация // Общество и право. 2006. №1(11). С. 101-103. – 0,3 п.л.
  20. Матюшева Т.Н. Правовое регулирование статуса приемных родителей и воспитателей учреждений для детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей // Общество и право. 2006. №3/13. С. 73-75. – 0,35 п.л.
  21. Матюшева Т.Н. Положение детей с ограниченными возможностями в России: право на образование и здоровье // «Образование и здоровье. Экономические, медицинские и социальные проблемы»: сборник статей Международной научно-практической конференции. – Пенза, 2006. С. 72-75. – 0,2 п.л.
  22. Матюшева Т.Н. Проблемы типологизации субъектов сферы образования // Материалы третьей международной научно-практической internet-конференции «Проблемы государства, права, культуры и образования в современном мире». – Тамбов, Першина, 2006. С. 83-86. – 0,25 п.л.
  23. Матюшева Т.Н. Компетенция органов местного самоуправления в сфере образования // Теория и практика общественного развития. 2006. №. 2. С. 49-50. – 0,25 п.л.
  24. Матюшева Т.Н. Гарантии права на получение юридического образования в механизме реализации конституционного права на образование // Материалы 5-й Всероссийской учебно-методической конференции «Юридическое образование в современном социокультурном контексте». – Екатеринбург, 2006. С. 54-59. – 0,5 п.л.
  25. Матюшева Т.Н. Региональное законодательство об образовании: тенденции развития // Материалы Всероссийской научно-практической конференции: «Парламентаризм в субъектах Российской Федерации: проблемы и перспективы развития». – Саранск: Тип. «Крас. Окт.», 2006. С. 240-247. – 0,5 п.л.
  26. Матюшева Т.Н. Закон и коррупция: совершенствовать антикоррупционную политику образования // Материалы Международной научно-практической конференции «Право как мера свободы и ответственности личности» 18 – 19 мая. – Челябинск – 2006. С. 311-316. – 0,3 п.л.
  27. Матюшева Т.Н. Модельный закон о среднем общем образовании в регулировании статуса специальных субъектов сферы образования // Формирование евразийского пространства: проблемы и перспективы. Материалы Международной научно-практической конференции (28 марта 2006г.). – Челябинск: Центр анализа и прогнозирования, 2006. С. 312-318. – 0,55 п.л.
  28. Матюшева Т.Н. Нормативно-правовая база патриотического воспитания граждан РФ в образовательном законодательстве // Материалы второй Всероссийской научно-практической конференции «Героико-патриотическое воспитание граждан в современной России», май 2006г. – Челябинск: Центр анализа и прогнозирования, 2006. С. 63-72. – 0,61 п.л.
  29. Матюшева Т.Н. Право на образование и отмена ограничений набора студентов на платной основе по дефицитным специальностям // Политико-правовая система России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Волгоград: Станица-2, 2006. С. 197-200. – 0,25 п.л.
  30. Матюшева Т.Н. Критерии и ориентиры типологизации субъектов сферы образования // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Государство, право, личность». – Коломна, 2006. С. 161-170. – 0,55 п.л.
  31. Матюшева Т.Н. Правовое регулирование особенностей статуса образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей // Ученые записки. Сб. научных и научно-методических трудов Северо-Кавказского филиала ГОУ ВПО РАП. – Краснодар, 2006. С. 225-233. – 0,85 п.л.
  32. Матюшева Т.Н. Правовое регулирование получения дополнительного профессионального образования детьми-сиротами и детьми-инвалидами // Материалы международной научно-практической конференции С-КФ ГОУ ВПО РАП. – Краснодар, 2006. С. 233-237. – 0,35 п.л.
  33. Матюшева Т.Н. Статус системы образования РФ в изменениях Закона РФ «Об образовании» // Право и закон в гражданском обществе и государстве: Доклады и сообщения VI Международной научно-практической конференции. Москва, 19 мая 2006г. М.: МЭСИ, 2006. С. 192-200. – 0,5 п.л.
  34. Матюшева Т.Н. Образование детей-сирот и детей-инвалидов как фактор государственной безопасности // Наука и образование: Материалы VI Международной научной конференции (2-3 марта 2006г.): В 4ч./ Кемеровский гос. университет. Беловский институт (филиал). – Белово: Беловский полиграфист, 2006. С. 407-418. – 1 п.л.
  35. Матюшева Т.Н. Конкретизация правового статуса специальных субъектов сферы образования в изменениях и дополнениях к Закону РФ «Об образовании» // Гражданин – общество – государство: актуальные проблемы взаимодействия: Материалы международной научно-практической конференции. Семипалатинский государственный пединститут, 30-31марта 2006г. – Семипалатинск, 2006. С. 323-325. – 0,3 п.л.
  36. Матюшева Т.Н. Детский дом семейного типа в нормативно-правовой базе образования // Наука Кубани. 2006. №1. С. 71-74. – 0,4 п.л.
  37. Матюшева Т.Н. Роль дистанционного обучения в получении образования лицами, отбывающими наказание в местах лишения свободы // Материалы научно-практической конференции «Современное российское общество: проблемы безопасности, преступности, терроризма». Краснодар, 19-20 мая 2005 года. В 2-х томах, том 1. – Москва, РИЦ ИСПИ РАН, 2006. С. 337-342. – 0,4 п.л.
  38. Матюшева Т.Н. Формирование современной законодательной базы дистанционного обучения в России // Сборник научных статей V международной научно-практической конференции 4-5 апреля 2006 года «Управление качеством образования: проблемы непрерывного образования». – Екатеринбург: ГОУ ВПО «УрГПУ», 2006. С.86-89 . – 0,53 п.л.
  39. Матюшева Т.Н. Образовательно-правовой статус детей-сирот и детей-инвалидов в нормативно-правовой базе образования // Наука Кубани. 2006. №3. С. 89-95. – 0,5 п.л.
  40. Матюшева Т.Н. Образование детей-инвалидов: международный опыт и образовательное право Российской Федерации // Гуманитарная мысль юга России. 2006. №2. С. 87-104. – 1,1 п.л.
  41. Матюшева Т.Н. «Вчера, сегодня, завтра» в образования детей-инвалидов и детей-сирот // «Российское образование в XXI веке: проблемы и перспективы»: сборник статей II Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза, 2006. С. 21-24. – 0,25 п.л.
  42. Матюшева Т.Н. Культура и образование воспитателей учреждений для сирот, инвалидов в русле проблемы реализации конституционных гарантий права на образования // Культура и власть: сб. статей IV Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза, 2006. С. 41-44. – 0,2 п.л.
  43. Матюшева Т.Н. Система непрерывного образования детей-инвалидов: международный опыт и российская практика // Материалы международной научно-практической конференции (25-27 мая 2006 г.). – Казань: Академия управления «ТИСБИ», 2006. С. 166-177. – 0,66 п.л.
  44. Матюшева Т.Н. Стандартные правила равных возможностей для инвалидов как источник российского образовательного права // Образование в современном мире: Сб. научных статей. – Саратов: изд-во Сарат. ун-та, 2006. С. 89-92. – 0,25 п.л.
  45. Матюшева Т.Н. Повышение конкурентоспособности страны и проблемы образования детей-сирот и инвалидов // Научно-образовательный потенциал нации и конкурентоспособность страны: сб. статей III Международной конференции. – Пенза, 2006. С.178-181 . – 0,25 п.л.
  46. Матюшева Т.Н. Обучение детей-сирот и детей-инвалидов и проблемы повышения безнадзорности // Проблемы образования в современной России и на постсоветском пространстве: сб. статей VIII Международной научно-практической конференции. – Пенза, 2006. С. 182-185. – 0,3 п.л.
  47. Матюшева Т.Н. Конституционный принцип равенства в некоторых изменениях к Закону РФ «Об образовании» // V Всероссийская научно-практической конференция «Тенденции и противоречия развития российского права на современном этапе». – Пенза, 2006. С.71-74. – 0,2 п.л.
  48. Матюшева Т.Н. Обучение детей-сирот в гуманитарной составляющей образования // Трансформация социально-экономических отношений в современных экономических условиях: сб. статей Международной научно-практической конференции. – Пенза, 2006. С. 87-90. – 0,25 п.л.
  49. Матюшева Т.Н. Типы и виды учреждений дополнительного образования: динамика правового регулирования // Материалы 7-й Всероссийской научно-практической конференции «Интеграция методической (научно-методической) работы и системы повышения квалификации кадров». – Челябинск, 2006. С. 17-21. – 0,3 п.л.
  50. Матюшева Т.Н. Правовое регулирование качества образования первоклассника-сироты в современном образовательном учреждении // Проблемы качества образования в современном обществе: Сборник статей II Международной научно-практической конференции. – Пенза, 2006. С. 57-60. – 0,25 п.л.
  51. Матюшева Т.Н. Требования к обеспечению учебниками должны быть едиными // Современное состояние и перспективы развития материального и процессуального права в условиях судебно-правовой реформы: Сборник статей III Международной научно-практической конференции. – Пенза, 2006. С. 305-308. – 0,25 п.л.
  52. Матюшева Т.Н. Защита субъектов сферы образования – детей-сирот, детей-инвалидов: взаимодействие международного и российского права // Взаимодействие международного и российского гуманитарного права в сфере конституционной защиты личности / Материалы международной научно-практической конференции. – Ростов н/Д.: Изд-во СКАГС, 2006. С. 174-187. – 0,55 п.л.
  53. Матюшева Т.Н. Подходы к типологизации специальных субъектов сферы образования // Материалы 3-ей международной научно-практической конференции молодых ученых, специалистов и студентов «Проблемы теории и юридической практики в России». – Самара, 2006. С. 94-98. – 0,3 п.л.
  54. Матюшева Т.Н. Право на образование: международный аспект // Материалы 2-й Международной научно-практической конференции «Единое образовательное пространство славянских государств в XXI веке: проблемы и перспективы». – Брянск: БГТУ; СГА, 2006. С. 69-73. – 0,4 п.л.
  55. Матюшева Т.Н. Конституционные гарантии права на образование детей-сирот и детей-инвалидов в изменениях и дополнениях к Закону РФ «Об образовании» // Актуальные проблемы юридической науки и правоприменительной практики: сборник научных трудов по материалам V международной научно-практической конференции, состоявшейся 17 ноября 2006 г. в 2-х ч. Ч.1 / отв. ред. И.В. Машаров. – Киров: филиал НОУ ВПО «СПбИВЭСЭП» в г. Кирове, 2006. С. 308-312. – 0,31 п.л.
  56. Матюшева Т.Н. Проблема модернизации системы образования и безопасность государства // Современные вопросы государства, права и юридического образования: Материалы 2-ой Всероссийской научно-практической интернет-конференции. –Тамбов, 2005. С. 90-95. – 0,4 п.л.
  57. Матюшева Т.Н. Гарантии права на образование в изменениях и дополнениях к Закону РФ «Об образовании» за 1997-2005 годы // Сб. научных трудов. – «Гуманитарные науки, культура и образование: актуальные проблемы современности». – Саратов: изд-во Сарат. ун-та, 2006. С. 81-89. – 0,35п.л.
  58. Матюшева Т.Н. Гуманная миссия Прокуратуры России – защита конституционного права детей-сирот на образование // Общество и право. 2005. №4(10). С. 125-128 . – 0,45 п.л.
  59. Матюшева Т.Н. Особенности реализации права на получение дошкольного образования детьми-инвалидами // Теория и практика общественного развития. 2005. №. 3. С. 39-41. – 0,3 п.л.
  60. Матюшева Т.Н. Отсрочка от призыва на военную службу: изменения в Законе РФ «Об образовании» // Материалы международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы юридической науки и правоприменительной практики». Киров, 2005. С. 181-189. – 0,51 п.л.
  61. Матюшева Т.Н. Внеконкурсный прием в вуз в механизме реализации конституционного права на образование // Теория и практика общественного развития. 2005. №2. С. 17-18. – 0,25 п.л.
  62. Матюшева Т.Н. Патриотизм как системообразующий принцип эволюционирования образования // Модернизация системы профессионального образования на основе регулируемого эволюционирования. Материалы Всероссийской научно-практической конференции – Челябинск, Изд-во «Образование». 2005. С. 3-7. – 0,4 п.л.
  63. Матюшева Т.Н. Право на образование граждан Российской Федерации и роль дистанционного обучения в его реализации // Общество и право. 2005. №3(9). С. 17-20. – 0,4 п.л.
  64. Матюшева Т.Н. Особенности правового положения специальных учебно-воспитательных учреждений для детей и подростков с девиантным поведением // Общество и право. 2005. №1(7). С. 160-165. – 0,52 п.л.
  65. Матюшева Т.Н. Дети-сироты: особенности правового статуса // Юридический вестник ДГУ. 2005. №2. С. 132-142. – 1 п.л.
  66. Матюшева Т.Н. Образовательно-правовой статус индивидуальных субъектов сферы образования: понятие и классификация // Наука Кубани. 2003. №1. С. 170-175. – 0,5 п.л.
  67. Матюшева Т.Н. Особенности образовательно-правового статуса детей, находящихся в особо трудных жизненных условиях // Государство и права человека: Сб. научных трудов / Куб. ГАУ. Краснодар, 2001. С. 78-89. – 0,54 п.л.
  68. Матюшева Т.Н. Образование и безопасность государства // Социальный порядок – гуманистическому развитию общества: Материалы 2 Всероссийской научной конференции. – Краснодар: КЮИ МВД России. 2001. С. 94-99. – 0,3 п.л.
  69. Матюшева Т.Н. Образовательные учреждения, их типы и виды // Наука Кубани. 2000. №7. С. 94-98. – 0,2 п.л.
  70.  Матюшева Т.Н. Российское законодательство в области образования, его уровни, система // Славянский мир. 1998. №1-2. С. 78-99. – 1,5 п.л.

Послание Президента Российской Феде­рации Федеральному Собранию Россий­ской Федерации. РГ. 2010. 2-8 дек. С. 4.

Термин «инклюзивное образование» введен в актах международного права, известен российской системе законодательства.

Саламанкская декларация ЮНЕСКО. Саламанка. Испания. 7-10 июня 1994 года // URL: http://www. un.org/russian/documen/declarat/salamanka (дата обращения: 22.03.2007).

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.