WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ КРИМИНОЛОГИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАЩИТЫ ЛИЧНОСТИ И ОБЩЕСТВА ОТ КОРЫСТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

 

              На правах рукописи

Исх. №___________

от _________2012 г.

ЖЕЛУДКОВ Михаил Александрович

 

РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ КРИМИНОЛОГИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАЩИТЫ ЛИЧНОСТИ И ОБЩЕСТВА ОТ КОРЫСТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ

 

Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

М о с к в а 2012

Работа выполнена на кафедре криминологии ФГКОУ ВПО «Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации».

 

Научный консультант  –      заслуженный юрист Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор

Лебедев Семен Яковлевич

  

Официальные оппоненты:   заслуженный деятель науки

Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор

Ларичев Василий Дмитриевич

                                                    доктор юридических наук, профессор

Лопашенко Наталья Александровна

                                          доктор юридических наук, профессор

Пинкевич Татьяна Валентиновна

Ведущая организация          ФГБОУ ВПО Московская государственная

юридическая  академия имени О.Е. Кутафина

Защита состоится 28 марта 2012 года в 14:00 часов на заседании диссертационного совета Д 203.019.03 при ФГКОУ ВПО «Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации» (117437, г. Москва, ул. Академика Волгина, 12, зал диссертационного совета).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГКОУ ВПО «Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации».

Автореферат размещен на официальном сайте Министерства образования и науки Российской Федерации:referat_vak@mon.gov.ru.

Автореферат  разослан  «____» __________ 2012 г.

Учёный секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук доцент                                              А. А. Шишков

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Современный этап формирования российского общества неразрывно связан с процессами становления правового государства, которые немыслимы без осознанной правовой и социально-экономической политики, нацеленной на обеспечение защищенности личности, общества и государства от любых преступлений, в том числе корыстных, посягающих на отношения собственности. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года предусматривает постоянное совершенствование правоохранительных мер по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию актов терроризма, экстремизма, других преступных посягательств на права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественную безопасность, конституционный строй Российской Федерации.

Известно, что собственность выступает не только основой экономических отношений в обществе, но и объектом особой социально-правовой защиты. Структуру объектов, подлежащих защите от корыстных преступлений против собственности, образуют закрепленные в Конституции РФ права, свободы и законные интересы личности, общества и государства в сфере этих общественных отношений. От того, как обеспечивается защита права собственности личности, неизбежно зависит нормальное развитие общественных отношений собственности в государстве в целом. В свою очередь, отсутствие адекватной социальным реалиям государственной концепции обеспечения безопасности собственности закономерно влечет нарастание числа корыстных преступлений, обостряет проблему социальной напряженности в обществе.

К сожалению, отечественная система безопасности не справляется с постоянно высоким уровнем корыстных преступлений против собственности, слабо препятствует возникновению и изменению источников криминальной опасности. Существующие теоретические модели безопасности часто исходят из общей теории национальной или экономической безопасности. Наряду с этим решение конкретных задач в системе защиты права собственности оставляет желать лучшего. Как следствие – не вполне адекватно распределяются силы и средства воздействия на ситуацию. Отсутствует надежный методологический инструментарий, пригодный как для оценки соответствующих угроз праву собственности, так и для выработки решений по созданию блокирующих антикриминогенных систем.

С учетом перечисленных аргументов закономерно возникает вопрос: существует ли необходимость в создании новых специальных систем обеспечения защиты личности, общества и государства от корыстных преступлений против собственности или следует задействовать имеющиеся возможности государственных и муниципальных органов, в компетенции которых находятся вопросы профилактики этих преступлений. При этом государство вполне адекватно воспринимает угрозу от корыстных посягательств. В результате постоянно проводимых исследований формируются реалистические варианты прогнозируемых событий, принимаются необходимые профилактические меры. В то же время системность подхода к проблеме предусматривает единство входящих в нее элементов. Принимаемые сегодня программы профилактики направлены на нейтрализацию угроз со стороны преступников, но ни в одной из них мы не находим цели – защиты права собственности. Практические предложения сводятся лишь к мерам по устранению причин и условий преступлений, а также к воздействию на личность преступника.

Важен и тот факт, что в содержание современных программ предупреждения преступлений, в том числе касающихся посягательств на собственность, изначально закладываются более широкие цели и задачи, что исключает возможность выделения специальных субъектов планируемой деятельности и организацию контролируемого мониторинга принимаемых в этой сфере решений. Ученые и практические работники пока не пришли к единому мнению, каков же генезис понятия собственности, чем оно отличается от права собственности и имущества и, наконец, что понимается под объектом защиты от корыстных преступлений против собственности.

Между тем, официальная статистика с каждым годом фиксирует стабильно высокий удельный вес подобных уголовно наказуемых посягательств, что отражает не только превентивную слабость правоохранительных органов, но и отсутствие внятной государственной концепции в этом направлении. По данным официальной статистики, в 2003 г. в России было зарегистрировано 2 млн. 756 тыс. 398 преступлений. Из них 56,6% составили корыстные преступления против собственности – 1 млн. 560 тыс. 908 преступлений. В 2010 г. официальные органы зафиксировали снижение общего массива преступности, было зарегистрировано 2 млн. 628 тыс. 799 преступлений, но изучаемые нами деяния сохранили стабильную доминирующую позицию, зарегистрировано 1 млн. 519 тыс. 828 корыстных преступлений против собственности, что составило 57,8%.

Положение с этими преступлениями явно указывает на то, что, несмотря на принимаемые правоохранительными и другими государственными органами меры, их уровень остается на опасной отметке. Время и практический опыт опровергают постулат о необходимости только реагировать на возникающие опасности для права собственности. Не создав соответствующих систем обеспечения защиты, нельзя гарантировать и эффективность предупреждения этих преступлений. Ослабление социально-правовой защищенности собственности так же губительно для общества, как и эскалация преступности во всех ее видовых составляющих. И в том, и в другом случае в государстве развиваются сложные противоречия, не только приводящие к изменениям в экономической и социальной структуре, но рано или поздно способствующие распаду самого государства.

Криминологическое обеспечение защиты личности, общества и государства от корыстных преступлений против собственности неразрывно связано с анализом общенаучных проблем, составляет часть единого научного процесса и предполагает необходимым исследование всех имеющихся знаний об этих преступлениях, об объекте защиты – праве собственности, с учетом использования соответствующих мировоззренческих и методологических положений. Известно, что рассматриваемый объект защиты притягивает к себе внимание специалистов многих наук, и не только юридического профиля. Поэтому в реализации криминологической безопасности собственности все они должны занять свое предметное место.

Необходимость междисциплинарного подхода к исследованию диктуется не только требованиями правоприменительной практики, но и особенностями развития тех отраслей знаний, в которых изучаются различные компоненты исследуемого социально-правового института. Повышение уровня научных знаний по указанной проблематике неизбежно стирает грани между науками, что позволяет, с одной стороны, полнее изучить содержание явления, а с другой – учесть множество точек зрения на объект изучения.

Общество непрерывно развивается, и поэтому системы обеспечения защиты права собственности нуждаются в новом теоретическом осмыслении, которое, с одной стороны, было бы доступно для ученых и практических работников, а с другой – имело направленность на создание значительных теоретических и прикладных результатов. Отсюда в диссертации предполагается раскрытие и обоснование криминологических по своей сути закономерностей и противоречий обеспечения защиты от корыстных преступлений против собственности, которые предопределяют не только формирование и развитие нового направления научных исследований, но и предполагают создание особой базы для нормотворческой и правоприменительной деятельности.

Степень научной разработанности темы. Проблематика корыстных преступлений против собственности находится постоянно в поле зрения ученых и практических работников. На протяжении многих веков общество задается вопросами эффективности наказания за их совершение, пытается решать задачи их предупреждения. Значительный вклад в исследование проблем, затрагивающих содержание и развитие учения о предупреждении, в том числе корыстных преступлений против собственности, внесли отечественные ученые: Г.А. Аванесов, Ю.М. Антонян, А.И. Алексеев, С.Б. Алимов, М.М. Бабаев, А.Г. Безверхов,  Ю.Д. Блувштейн, С.В. Богданчиков, С.В. Бородин, Г.Н. Борзенков, С.С. Босхолов, А.И. Бойцов, В.Н. Бурлаков, Ю.И. Бытко, Ю.В. Бышевский,  В.А. Владимиров, Н.И. Ветров, Н.В. Витрук, С.Е. Вицин, Б.В. Волженкин, С.В. Векленко, В.В. Векленко, Л.Д. Гаухман, Р.Р. Галиакбаров, А.А. Герцензон, Я.И. Гилинский, А.Я. Гришко, А.И. Гуров,  Г.Н. Горшенков, Г.В. Дашков, А.И. Долгова, С.А. Елисеев, А.В. Ендольцева, А.Э. Жалинский, А.А. Жижиленко, Н.П. Загоскин,  В.К. Звирбуль, А.Ф. Зелинский, К.Е. Игошев, А.Н. Игнатов, С.М. Иншаков, Н.Г. Кадников, И.И. Карпец, В.Е. Квашис, С.И. Кириллов, М.П. Клейменов,  В.С. Комиссаров, Д.А. Корецкий, С.М. Кочои, Ю.А. Красиков, А.Н. Круглевский, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, В.Д. Ларичев, С.Я. Лебедев, В.Н. Литовченко, Н.А. Лопашенко, В.В. Лунеев, Ю.И. Ляпунов, С.В. Максимов, В.П. Малков, В.В. Мальцев, А.И. Марцев, В.В. Меркурьев, М.Г. Миненок, Г.М. Миньковский, А.В. Наумов, З.А. Незнамова, И.С. Ной, В.С. Овчинский, С.С. Остроумов, А.А. Пинаев, В.А. Плешаков, Э.Ф. Побегайло, В.В. Панкратов, Т.В. Пинкевич, А.И. Рарог, Б.Т. Разгильдиев, Д.В. Ривман, Ф.М. Решетников, А.Б. Сахаров, Э.А. Саркисова, С.И. Сирота, О.В. Старков, А.Я. Сухарев,  Н.С. Таганцев, Э.С. Тенчов, И.С. Тишкевич, В.И. Ткаченко, Ю.М. Ткачевский, В.С. Устинов, Л.В. Франк, И.Я. Фойницкий, В.И. Холостов, В.М. Хомич, Г.Ф. Хохряков, М.Д. Шаргородский, А.С. Шляпочников, В.Е. Эминов, А.М. Яковлев, П.С. Яни и многие другие.

Научная обоснованность их исследований и широта охвата проблем не подвергаются сомнению. Тем не менее, собственно вопросам обеспечения защиты от этих преступлений в криминологической и уголовно-правовой литературе уделяется недостаточное внимание. В существующих научных работах по рассматриваемой проблематике содержится анализ актуальных проблем, связанных с уголовно-правовыми и криминологическими характеристиками корыстных преступлений против собственности, но при этом не затрагиваются системные основы обеспечения защиты личности, общества и государства от этих преступлений.

Задачи защиты права собственности закреплены во многих нормативных актах. Тем самым обеспечивается правовая основа защитных мер как необходимый компонент юридической практики, что требует соответствующего осмысления и теоретико-правового обоснования. Однако ни в современном законодательстве, ни в отдельных отраслях юридической науки, ни в соответствующих монографических исследованиях защита личности, общества и государства от данных преступлений и ее обеспечение не представлены системно и комплексно. Не разработан или не в полной мере определен понятийный аппарат защиты права собственности от корыстных преступлений. Недостаточно используется системный подход к обеспечению такого института.

Авторы большинства исследований часто обосновывают свои выводы на криминологических или уголовно-правовых характеристиках данных преступлений, забывая при этом о нарушенных интересах правообладателя собственности и об объекте преступного посягательства. Представляется явно недостаточным объем фундаментальных междисциплинарных исследований по настоящей проблеме. Этими аргументами обосновывается актуальность темы настоящего исследования.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с обеспечением защищенности личности, общества и государства от корыстных преступлений против собственности.

В качестве предмета исследования выступает совокупность имеющих криминологическую направленность теоретических, правовых и прикладных проблем, связанных с обоснованием обеспечения защиты права собственности от корыстных преступлений против собственности, в структурном единстве социально-правовых мер, призванных системно обеспечить защищенность личности, общества и государства.

Целью исследования является разработка криминологической концепции защиты личности, общества и государства от корыстных преступлений против собственности в условиях современного демократического правового государства.

Достижение поставленной цели обеспечено решением следующих исследовательских задач:

– разработкой концептуальных теоретических основ обеспечения защищенности личности, общества и государства от корыстных преступлений против собственности и понятийного аппарата института защиты права собственности от таких преступлений;

– изучением исторических и социально-правовых аспектов системного развития обеспечения защиты права собственности от корыстной угрозы;

– анализом генезиса использования термина «защита от корыстных преступлений против собственности» в системах «предупреждения преступности», «профилактики преступлений», «борьбы с преступностью», «противодействия преступности», «контроля преступности»;

– уточнением содержания деятельности по защите права собственности в системе обеспечения национальной безопасности Российской Федерации;

– анализом объекта защиты от корыстных преступлений против собственности;

– криминологической характеристикой корыстных преступлений против собственности и их оценкой в качестве новых угроз для объектов собственности (на примерах рейдерских атак);

– научно-теоретическим обоснованием построения новой иерархии субъектов защиты права собственности, установлением их конкретной компетенции в данной сфере с обозначением приоритетности решения задач;

– анализом состояния взаимодействия и согласованности структур государственного управления в обеспечении защиты права собственности;

– изучением зарубежного опыта обеспечения защиты права собственности от корыстных преступлений, определением возможности его использования в Российской Федерации;

– подготовкой научно обоснованных рекомендаций и предложений по повышению эффективности деятельности отечественных государственных институтов в области защиты от корыстных преступлений против собственности;

– изучением правовых и организационных проблем совершенствования деятельности органов внутренних дел по осуществлению индивидуальных и специальных мер защиты.

Методология и методика диссертационного исследования. Характер диссертационного исследования, а также поставленные перед ним цели и задачи предопределили использование различных методов познания предметной социальной действительности. Формулированию выводов, адекватно отражающих содержание диссертационного исследования, в значительной степени способствовал диалектический метод познания, который позволил рассматривать изучаемые явления и процессы в их развитии, взаимосвязи и взаимозависимости. В процессе исследования применялись общенаучные методы (системный, формально логический, структурно-функциональный) и частные научные методы (историко-правовой, сравнительно-правовой, социологический, статистический, экономический), нацеленные на получение криминологической информации о предмете.

Нормативная база диссертационного исследования представлена международными и национальными нормативными правовыми актами в сфере защиты права собственности от корыстных преступлений против собственности, регулирующими и обеспечивающими безопасное существование и развитие данного социально-правового института. Диссертация основана на изучении Конституции Российской Федерации, международных правовых документов, федеральных конституционных законов, федеральных законов, действующего уголовного, уголовно-процессуального, административного, гражданского законодательства, указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ, нормативных правовых актов МВД России и других органов государственной власти.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составила информация, полученная в результате анализа и обобщения статистических данных, результатов криминологических, социологических и иных отраслевых исследований по данной проблематике, материалов отчетов, справок государственных и муниципальных органов субъектов Российской Федерации по вопросам обеспечения защиты права собственности за период с 1993 по 2010 год. Сбор эмпирического материала, положенного в основу настоящего исследования, осуществлялся в 17 субъектах Российской Федерации (г. Москве и Московской области, г. Санкт–Петербурге и Ленинградской области, Тамбовской, Воронежской, Владимирской, Курской, Орловской, Рязанской, Брянской, Смоленской, Липецкой, Ростовской областях, Ставропольском, Краснодарском, Алтайском краях). За период с 1993 по 2010 год изучено 1180 уголовных дел о корыстных преступлениях против собственности, находившихся в производстве следователей органов внутренних дел и органов дознания. Автором лично и с участием членов Российской криминологической ассоциации проведен социологический опрос 726 сотрудников органов внутренних дел, а также 256 работников органов прокуратуры, государственной власти, муниципальных органов, сотрудников и учащихся учебных заведений. В работе использовались материалы опубликованной практики обеспечения защиты права собственности в России и зарубежных странах. Обоснованность и достоверность полученных результатов базируются также на личном опыте автора, приобретенном во время работы следователем органов внутренних дел в период с 1993 по 2001 год. Полученные результаты сравнивались с данными исследований, проведенных другими авторами, и отвечают требованиям репрезентативности.

Научная новизна исследования заключается в разработке и обосновании криминологической концепции защиты личности, общества и государства от корыстных преступлений против собственности. Указанные проблемы рассматриваются в диссертации комплексно, с использованием междисциплинарного подхода и как самостоятельное направление научного исследования, имеющее прикладное значение.

Новизна исследования определяется также тем, что оно обосновывает необходимость изменения в приоритетах традиционных концепций воздействия на корыстные преступления против собственности, связанных с последствиями от этих преступлений, и развивает новые научные предложения при обеспечении безопасности от этих преступлений. Новизной отличаются полученные в результате исследования научные выводы и предложения, заключения практического характера, которые отличаются по своему содержанию от других авторских исследований либо относятся к сторонам предмета, ранее не подвергавшимся исследованию. В последнем случае рассматриваются в качестве новых следующие положения:

– обеспечение защиты от корыстных преступлений против собственности характеризуется комплексностью, в рамках которой уголовно-правовые и иные правовые направления обеспечения не могут достичь поставленной цели безопасности без учета идеологического, и других направлений обеспечения;

– принципы, методы и закономерности функционирования систем обеспечения и защиты от корыстных преступлений против собственности;

– новые корыстные угрозы для права собственности в современных условиях экономической нестабильности в России и мирового экономического кризиса, негативные последствия и повышенная степень общественной опасности от рейдерских захватов объектов собственности;

– механизм связи между общесоциальным и специальным обеспечением защиты права собственности со стороны органов внутренних дел;

Научная новизна диссертации выражается и тем, что она является комплексной монографической работой теоретико-прикладного характера, посвященной решению крупной научной проблемы, которая до настоящего времени не получила своего практического разрешения. Полученные научные результаты ориентированы на восполнение существенных пробелов в указанной области знаний и совершенствование практической деятельности по обеспечению защиты от корыстных преступлений против собственности, в том числе органами внутренних дел Российской Федерации.

Научной новизной также отличаются положения, выносимые на защиту.

Положения, выносимые на защиту:

1. Криминологическая концепция защиты личности, общества и государства от корыстных преступлений против собственности в Российской Федерации представляет собой систему научно и юридически обоснованных идей, принципов, норм права и порядка правоприменения, оптимально и эффективно обеспечивающих для развития Российской Федерации определенное социально приемлемое состояние безопасной реализации права собственности при угрозе от преступных посягательств. Такое состояние безопасности должно в свою очередь определять содержание соответствующей государственной политики и основанный на ней механизм реализации процесса обеспечения защиты права собственности. От этого механизма зависит надежное функционирование различных социально-правовых институтов, и он способен создать особые гарантии безопасной от преступности реализации прав, свобод и интересов личности, общества и государства в сфере отношений собственности.

2. Концепция реализует наиболее эффективный в современных условиях и преобладающий в мировой практике системный программно-целевой подход к деятельности по обеспечению защиты права собственности от корыстных преступлений против собственности. В рамках данной концепции обязательными компонентами исследования выступают: государственная политика, стратегия, федеральные целевые программы, ведомственные (отраслевые) программы, комплексные системы мероприятий обеспечения и защиты, практика их реализации. Программно-целевой подход предполагает формирование особых отношений между объектом защиты и субъектом защиты, взаимодействие рациональных и относительно устойчивых связей между которыми, с одной стороны, создают стабильное развитие элементов систем, а с другой, – ограждают объекты защиты от соответствующих криминальных угроз.

3. В предлагаемой концепции система криминологического обеспечения защиты включает в себя:

а) нормативно-правовое обеспечение, в которое входят мероприятия по принятию и реализации законодательных и иных нормативных правовых актов, регулирующих защиту права собственности от корыстных преступлений против собственности;

б) организационное обеспечение, формирующее возможности для защиты права собственности со стороны соответствующих субъектов, которые наделены необходимыми полномочиями и для которых созданы соответствующие гарантии их деятельности;

в) идеологическое и информационное обеспечение, предполагающее развитие соответствующих идей и политики государства, постоянный мониторинг сведений об угрозах и способах защиты от них, создание соответствующих информационных и учетных баз;

г) техническое и методическое обеспечение защиты имущественного объекта с учетом его индивидуальных характеристик и предполагаемых угроз;

е) материальное обеспечение защиты и гарантий возмещения государством ущерба, причиненного корыстными преступлениями против собственности.

4. Система защиты от корыстных преступлений против собственности представляет собой организованную совокупность специальных органов, средств, методов и мероприятий, обеспечивающих защищенность права собственности, восстановление при нарушении или компенсационное возмещение. Такая система должна соответствовать следующим требованиям:

– целеполаганию, последовательности, систематичности проводимых защитных мер и постоянному мониторингу возникающих угроз и опасностей для собственности;

– планированию мероприятий защиты с учетом детализации деятельности каждого субъекта защиты применительно к общему и конкретному объекту;

– направлению на индивидуальный, конкретный объект с учетом его особенностей в интересах поставленной цели;

– взаимодействию субъектов защиты между собой и с иными государственными, муниципальными, общественными и индивидуальными субъектами;

– соответствию информационной среды потребностям практики защиты права собственности от преступлений;

– адекватному профессиональному и техническому уровню деятельности органов внутренних дел по предлагаемой защите.

5. Управление в сфере защиты от корыстных преступлений против собственности является одной из форм социального управления и предусматривает соответствующее государственное участие, то есть систематическое воздействие определенных государством субъектов на процесс принятия решений при достижении цели в виде защищенности права собственности. Предлагаются следующие направления соответствующего государственного управления:

– разработка государственной политики в сфере безопасности права собственности, направленной на эффективное использование средств и способов обеспечения законности и защиты прав участников общественных отношений собственности при наличии угрозы от корыстного преступления;

– создание и финансирование государственных программ преобразования и реформирования общественных отношений собственности с учетом защитных мер;

– разработка и закрепление в обществе идеологии уважения чужой собственности, соответствующих правил поведения и деятельности по отношению к ней органов власти, учитывающих круг интересов всех собственников, обусловленные сложившейся системой общественных отношений.

6. В системе обеспечения защиты права собственности современной России отсутствует принципиальная гарантия его безопасности – принцип неприкосновенности собственности. Необходимо устранить данный недостаток путем внесения изменений в статью 35 Конституции Российской Федерации, изложив ее в следующей редакции:

«1. Собственность неприкосновенна, право собственности защищается законом.

2. Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами.

3. Никто не может быть лишен права на свою собственность иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение любого вида и формы собственности для государственных или муниципальных нужд может быть произведено при условии предварительного договора и (или) равноценного возмещения собственности в имущественном или денежном эквиваленте по государственным стандартам стоимости объекта собственности на момент изъятия.

4. Право наследования гарантируется».

7. Одной из актуальных криминальных угроз для права собственности является рейдерство, под которым понимается деятельность определенных лиц и организаций по захвату объектов чужой собственности с помощью умышленного нарушения норм действующего законодательства. Для построения системных мероприятий защиты важное значение приобретают знания о способах захвата чужой собственности, среди которых автором выделены следующие виды:

– использование подложных трудовых контрактов в судебном споре с работодателем;

– фальсификация договоров купли-продажи;

– вывод имущества с помощью поддельных кредитных документов;

– внесение подложных изменений в реестр акционеров;

– незаконное проведение общих акционерных собраний и создание параллельных органов управления предприятием;

– создание нестабильности в работе компании, а также приостановление ее деятельности с помощью правоохранительных и иных органов государственной власти;

– корпоративный шантаж, «гринмейлерство»;

– реорганизация предприятия в целях захвата.

В каждом их них присутствуют свои организационные основы и особые направления обеспечения защиты объектов собственности

8. Формирование концепции и основных направлений обеспечения защиты от корыстных преступлений против собственности должно быть построено на основе определенных правил поведения по отношению к праву чужой собственности. Данные правила поведения формируются на основе идеологии уважения права чужой собственности, представляющей собой систему взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения человека к своему праву собственности и праву собственности других людей, возникающие по его поводу социальные проблемы и конфликты, а также содержатся цели (программы) социальной  деятельности, направленной на уважение данных общественных отношений. Цель этой идеологии состоит в побуждении человека к осмыслению права чужой собственности и в воспитании уважения к собственности, полученной в результате созидательного труда, а не корыстного преступления. Приоритетным компонентом такой идеологии должно стать духовное воспитание уважения права чужой собственности с использованием религиозных знаний.

9. В системе защиты от корыстных преступлений против собственности предлагается создание специального фонда государственного страхования и возмещения ущерба (убытков) собственнику. Происходит перераспределение исковых требований, где право на подачу иска к преступнику переходит к государству, которое будет добиваться его исполнения после отбывания лицом наказания. Стимулом для корыстного преступника возместить причиненный ущерб или отказаться от совершения преступления станет эффект создания его особого финансового долга перед государством. Лицо, не возместившее государству затраченные компенсационные средства, выплаченные потерпевшему от корыстных преступлений против собственности, должно состоять на особом финансовом учете как неплательщик, со всеми вытекающими правовыми последствиями.

10. В деятельности по защите от корыстных преступлений против собственности задействованы различные подразделения и службы органов внутренних дел, что предусматривает определенный порядок их взаимодействия и сотрудничества. Предлагается в структуре органов внутренних дел воссоздать непосредственный субъект защиты – департамент государственной защиты имущества Министерства внутренних дел Российской Федерации, наделив его соответствующими полномочиями в этой сфере:

– осуществление прогнозирования совершения корыстных преступлений против собственности на определенной территории;

– проведение мероприятий методического характера по обеспечению собственников рекомендациями по защите от этих преступлений;

– контроль обеспечения защитных мер и привлечение к ответственности лиц, виновных в их невыполнении;

– обеспечение организации и функционирования защиты конкретных объектов собственности;

– участие в создании паспортов защиты объектов недвижимости, которые должны стать обязательным приложением к планам застройки территорий;

– обеспечение материалами координирующих комиссий по вопросам взаимодействия органов власти в сфере защиты права собственности;

– предоставление юридическим и физическим лицам сил и средств охраны, а также информирование их о предполагаемой корыстной угрозе;

– обеспечение функционирования и развития российской системы защиты от корыстных преступлений против собственности.

Теоретическая значимость исследования. Сформулированная в диссертации криминологическая концепция защиты личности, общества и государства от корыстных преступлений против собственности, прежде всего, развивает существующую в криминологии теорию предупреждения преступности. Предложенная концепция позволяет всесторонне и глубоко осмыслить достоинства и недостатки современного воздействия на корыстные преступления и открывает новые теоретические ориентиры для успешного достижения целей безопасности права собственности за счет активизации защитных механизмов в обществе и государстве. Кроме того, реализация предлагаемой концепции способна существенно расширить границы традиционно используемых в криминологии характеристик личности преступника и преступного поведения с точки зрения оценки вариантов криминальных угроз отношениям собственности. При этом перед криминологией открываются новые возможности для выявления и оценки причин и условий совершения корыстных преступлений через призму состояния защищенности объектов собственности и отношений собственности в целом. Последнее, в свою очередь, создает дополнительные возможности, опять-таки, для организации соответствующей предупредительной работы. Диссертация содержит исходные теоретические положения, совокупность которых можно определить как новое перспективное направление в изучении обеспечения защиты от корыстных преступлений против собственности, что дает возможность пересмотреть существующие научные позиции и может служить основой для дальнейших исследований таких актуальных проблем.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется обобщением и анализом современного эмпирического материала о практике применения правовых и социальных норм, регламентирующих обеспечение защиты личности, общества и государства от корыстных преступлений против собственности, разработкой на основе собственных научных исследований соответствующих практических рекомендаций нормативного, организационного и методического характера.

Изложенные в диссертации положения, выводы и рекомендации могут быть использованы:

– в законотворчестве для совершенствования регулирования защиты от корыстных преступлений против собственности;

– в практической деятельности органов внутренних дел, при правильном и эффективном использовании этими органами всех предусмотренных законом индивидуальных и специальных мер защиты;

– для повышения правовой культуры граждан в аспекте уважения права чужой собственности, что положительным образом скажется на их правовой активности, будет содействовать укреплению демократических основ и гражданских институтов российского общества;

– в процессе изучения предупреждения преступности в образовательных учреждениях Министерства образования и науки Российской Федерации и системы МВД России;

– в научно-исследовательской деятельности при дальнейшей разработке проблем, касающихся развития института защиты от корыстных преступлений против собственности, а также собственно обеспечения безопасности личности, общества и государства.

Апробация результатов исследования осуществлялась в форме обсуждения положений и выводов диссертации на научно-практических конференциях и семинарах, подготовки научных публикаций, внедрения материалов исследования в учебный процесс и практическую деятельность правоохранительных органов. Отдельные положения и выводы проведенного исследования докладывались на заседаниях кафедры криминологии и семинарах кафедры уголовного права Московского университета МВД России, где были объектом обсуждения и одобрения.

Сформулированные автором теоретические выводы и положения исследования докладывались диссертантом на: международной научно-практической конференции «Криминологические и психолого-педагогические проблемы правового воспитания» (24 – 25 апреля 2003 года, Брянский филиал Московского университета МВД РФ, г. Брянск); международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы юридической науки и практики» (26 февраля 2004 года, Орловский юридический институт МВД России, г. Орел); международной научно-практической конференции «Преступность и уголовное законодательство: реалии, тенденции и возможности позитивного и негативного взаимовлияния» (15 – 16 марта 2004 года, СГАП, г. Саратов); международной научно-практической конференции «Региональная преступность: состояние, проблемы и перспективы борьбы» (9 – 10 декабря 2004 года, Курский филиал Ор ЮИ МВД России, г. Курск); международной научно-практической конференции «Организованная преступность и криминологические проблемы миграции» (1 – 2 июля 2004 года, Российская криминологическая ассоциация, г. Таганрог); международной научно-практической конференции «Изменение преступности и актуальные вопросы законодательства по борьбе с ней» (23 – 24 июня 2005 года, Российская криминологическая ассоциация, г. Тамбов); Всероссийской научно-практической конференции «Развитие уголовного законодательства: юридическая наука и практика» (18 – 19 ноября 2005 года, ТГУ им. Г.Р. Державина, г. Тамбов); международной научно-практической конференции «Преступность, организованная преступность, экономика», (2 – 3 февраля 2007 года, Нижегородская академия МВД России, г. Нижний Новгород); международной научно-практической конференции «Преступность и духовная сфера жизнедеятельности» (21 – 23 сентября 2007 года, Российская криминологическая ассоциация, г. Псков); XII Международной научно-практической конференции «Роль правоохранительных органов в современном обществе: проблемы научно-практического обеспечения» (21 – 22 февраля 2008 года, филиал Восточного сибирского института МВД России, г. Улан-Удэ); международной научно-практической конференции «Общественная безопасность, законность и правопорядок в III тысячелетии» (19 – 20 мая 2010 года, Воронежский институт МВД РФ, г. Воронеж) и др.

Основные теоретические выводы и положения диссертационного исследования изложены соискателем в 54 научных публикациях: 3 монографиях, 1 учебном пособии, 50 статьях, в том числе 10 статьях в изданиях, входящих в перечень ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации. Материалы диссертационного исследования публиковались в тематических сборниках материалов других исследований, проводимых в рамках Российской криминологической ассоциации (2003 – 2010 гг.).

Подготовленные на основе диссертационного исследования материалы используются в учебном процессе Воронежского института МВД России, Волгоградской академии МВД России, Московского университета МВД России, Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина, Алтайской академии экономики и права, Всероссийской государственной налоговой академии.

Предложения и рекомендации исследования внедрены в практическую деятельность следственного управления при УВД по Тамбовской области (на семинарах по повышению уровня профессиональной подготовки сотрудников), Главного следственного управления при ГУВД по Волгоградской области (при подготовке методических рекомендаций по профилактической деятельности следователей по уголовным делам), администрации Тамбовской области (в подготовке программы профилактики правонарушений в Тамбовской области на 2008-2010 годы), Тамбовского областного суда (проведение семинара мировых судей и судей районных, городских судов Тамбовской области), о чем имеются соответствующие акты внедрения.

Структура диссертации Структура работы продиктована целями, задачами и логикой исследования. Диссертация состоит из введения; четырех глав, включающих в себя 13 параграфов; заключения; списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной проблематики, раскрываются теоретические и методологические основы работы, определяются объект и предмет, цели и задачи диссертации, ее научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, демонстрируется теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся сведения об апробации полученных результатов.

В первой главе «Защита личности, общества и государства от корыстных преступлений против собственности как социальная и криминологическая проблема» анализируется возникновение и развитие системы обеспечения защиты от корыстных преступлений против собственности, сущность и содержание криминологической концепции защиты личности, общества и государства и социально-правового института защиты права собственности от данных преступлений.

Презюмируется, что значение достижения поставленной цели всегда лучше осознается, когда видишь истоки изучаемого вопроса. Исследуя вопросы обеспечения защиты от корыстных преступлений против собственности, начинаешь ярко осознавать связь времен и эпох, характер событий и процессов, где ничто не проходит бесследно и не возникает беспричинно. Именно исторический анализ позволяет представить любое явление не в статическом, застывшем состоянии, а в его развитии. Эта мысль со всей очевидностью указывает на неоспоримое значение криминологического исследования исторического развития наиболее эффективных мероприятий сдерживания этих преступлений, изучения достижений юридических наук и других отраслей знаний, того полезного и ценного, что накоплено в практике их предупреждения в России и зарубежных странах.

Одной из первых предпосылок формирования нормативно-правовых основ обеспечения защиты от корыстных преступлений против собственности может служить Русская Правда (1016 – 1071 гг.). Данный источник права рассматривал защитный аспект не в ужесточении наказания за совершаемые преступления, а в закреплении возместительных средств, стимулировании моральных запретов, применении средств самозащиты с правом на причинение смерти нападающему.

В дальнейшем развитие законодательства по защите собственности от корыстных угроз развивалось в направлении создания новых правовых предписаний, систематизации изложения и конкретизации нормативного регулирования. Например, в Уложении царя Алексея Михайловича от 1649 года, представляющем собой свод законов Русского государства, составленный на Земском соборе от 16 июля 1648 года,  находим основания самозащиты: «будет он перед судьями кому раны учинит, или кого убьет до смерти, бороняся от себя, для того, что тот, кого он ранит, или убьет, сам его перед судьями напередь учал бити, а скажут про то судьи, и такова никакою казнию не казнити, по тому, что он то учинил, бороняся от себя». 
В Артикуле Воинском Петра I 1715 г., представляющем собой военно-уголовный кодекс без общей части, устанавливались особые требования по отношению к средствам и способам защиты: тот, кто сослался на оборону, должен был сам доказать, что на него было совершено нападение. 
В обеспечении защиты государство всегда видело особую качественную роль правоохранительных органов. Устав предупреждения и пресечения преступлений 1876 года (далее – Устав), закреплял их деятельность в соответствии с классификацией опасностей: первый раздел – «О предупреждении и пресечении преступлений против веры»; второй – «О предупреждении и пресечении преступлений общественного порядка и учреждений правительства»; третий – «О предупреждении и пресечении беспорядков при увеселениях и забавах, также о пресечении явного соблазна и разврата в поведении»; четвертый – «О предупреждении и пресечении преступлений против личной безопасности»; пятый – «О предупреждении и пресечении преступлений против имущества».
После 1917 года правовые источники регулирования защиты от корыстных преступлений против собственности были заменены декретами и постановлениями СНК РСФСР. Их положения проявляли ярко выраженные идеологические моменты борьбы против контрреволюционных сил и лиц, которые представляли опасность для советского социалистического строя, имели существенный крен в сторону террора (объявление врагом революции или народа, объявление вне закона, возмездие и кара). В частности, Декретом СНК РСФСР от 24 ноября 1917 г.  № 1 «О суде» отвергались все дореволюционные законы, если они противоречили революционной совести и правосознанию. Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 1 июня 1921 г. «О мерах борьбы с хищениями из государственных складов и должностными преступлениями, способствующими хищениям» выделял классовую дифференциацию уголовной ответственности и особые правила уголовно-процессуального рассмотрения дел о хищениях (без вызова защиты и свидетелей). На данном этапе причинами корыстных преступлений против собственности объявлялись пережитки капиталистического строя, вопросы обеспечения защиты от них ставились во второй ряд.

Вновь к изучению данной проблематики криминологи обратились в 40-80-х годах прошлого века. Создаваемая в те времена теория защиты представляла собой симбиоз двух понятий: борьбы с пережитками прошлого и становления социалистической законности. Объект защиты целенаправленно делился на личную и общественную собственность. Автором отмечается особая качественная роль в защитных мероприятиях общественных организаций. На тот момент в стране функционировало более 100 видов специализированных общественных формирований – свыше 400 тысяч товарищеских судов и 40 тысяч общественных пунктов охраны порядка, приблизительно 300 тысяч добровольных народных дружин. Значимость данного направления защиты собственности в современных условиях жизнедеятельности поддержана 87% опрошенных респондентов из числа сотрудников органов внутренних дел.

В диссертации сформулирован соответствующий вывод о том, что обеспечение защиты от корыстных преступлений против собственности отражает полностью закономерности и этапы развития общественных отношений своей эпохи. В свою очередь, сравнительное исследование направлений современного обеспечения защиты позволяет автору утверждать, что:

– в нашем государстве не разработан или не в полной мере выделен понятийный аппарат обеспечения защиты личности, общества и государства от корыстных преступлений против собственности;

– недостаточно используется системный подход в их изучении и практическом использовании;

– большинство ученых и практических работников придают основное значение криминологической или уголовно-правовой характеристике корыстных преступлений против собственности, забывая о лицах, право которых еще не нарушено соответствующими преступлениями;

– многие предлагавшиеся ранее и применяемые сегодня способы предупреждения и профилактики имеют слабую эффективность и требуют нового осмысления в контексте создания нового социально-правового института защиты права собственности от корыстных преступлений против собственности.

Результаты проведенного диссертантом опроса в определенной степени подтверждают сделанный выше вывод о необходимости системного развития обеспечения защиты от корыстных преступлений против собственности. Так, 10,7% опрошенных учащихся юридических факультетов высших учебных заведений полагают, что защита от данных преступлений должна быть включена в программы профилактики преступлений; 22,3% респондентов считают ее самостоятельным видом деятельности специальных субъектов; и, наконец, 67% согласны с особой ролью и системным содержанием обеспечения защиты личности, общества и государства от данных преступлений.

В диссертации подробно исследуется многообразие взглядов на содержание понятийного аппарата защиты, выделена цель, которая и лежит в основе этого понятия – выполнение комплекса мер соответствующей системы, ограждающей объект защиты от возникающих опасностей, противодействующей им и создающих реальную возможность возмещения причиненного вреда. Обеспечение, в прямом смысле слова, направлено на создание соответствующей инфраструктуры необходимых предпосылок и возможностей для становления, развития и функционирования мероприятий по защите объектов собственности. Исследуя генезис понятия защиты от биологического к социально-экономическим факторам, автор обосновывает вывод о том, что, становясь целью всего общества, стремление к защищенности собственности приводит человека к социальной взаимосвязи, определяя ту грань, которая отделяет биологическое желание защиты от конкретной системы безопасности.

В диссертации сформулирована криминологическая концепция защиты личности, общества и государства от корыстных преступлений против собственности в Российской Федерации, представляющая собой систему научно и юридически обоснованных идей, принципов, норм права и порядка правоприменения, оптимально и эффективно обеспечивающих в Российской Федерации определенное социально приемлемое состояние безопасной реализации права собственности при угрозе от преступных посягательств. Такое состояние безопасности должно в свою очередь определять содержание соответствующей государственной политики и основанный на ней механизм реализации процесса обеспечения защиты права собственности. Этим механизмом обеспечивается надежное функционирование различных социально-правовых институтов, способных создать особые гарантии безопасной от преступности реализации прав, свобод и интересов личности, общества и государства в сфере отношений собственности. Научную основу такой государственной политики и разработки механизмов безопасности должна составлять система криминологических знаний обо всем комплексе явлений, связанных с корыстными преступлениями против собственности и правом собственности как взаимодействующими между собой объектами.

В рамках данной концепции обязательными компонентами исследования выступают: государственная политика, стратегия, федеральные целевые программы, ведомственные (отраслевые) программы, комплексные системы мероприятий обеспечения и защиты, практика их реализации. Программно-целевой подход предполагает формирование особых отношений между объектом защиты и субъектом, взаимодействие рациональных и относительно устойчивых связей между которыми, с одной стороны, создают стабильное развитие элементов систем, а с другой, – ограждают объекты защиты от соответствующих криминальных угроз. Поэтому разработка данной криминологической концепции защиты призвана способствовать изменению приоритетов социально-правового воздействия с личности преступника и корыстных преступлений на безопасность личности, общества и государства и их права собственности.

В работе сформулирован вывод о том, что структурообразующим элементом этой концепции выступает социально-правовой институт защиты, криминологическая оценка безопасности которого формируется с учетом реальных и потенциальных криминальных угроз. Данный институт является субинститутом межотраслевого института защиты права собственности.

В предлагаемой концепции система криминологического обеспечения защиты включает в себя:

а) нормативно-правовое обеспечение, в которое входят мероприятия по принятию и реализации законодательных и иных нормативных правовых актов, регулирующих защиту права собственности от корыстных преступлений против собственности;

б) организационное обеспечение, формирующее возможности для защиты права собственности со стороны соответствующих субъектов, которые наделены необходимыми полномочиями и для которых созданы соответствующие гарантии их деятельности;

в) идеологическое и информационное обеспечение, предполагающее развитие соответствующих идей и политики государства, постоянный мониторинг сведений об угрозах и способах защиты от них, создание соответствующих информационных и учетных баз;

г) техническое и методическое обеспечение защиты имущественного объекта с учетом его индивидуальных характеристик и предполагаемых угроз;

е) материальное обеспечение защиты и гарантий возмещения государством ущерба, причиненного корыстными преступлениями против собственности.

Исследование содержания объекта защиты от корыстных преступлений против собственности невозможно без анализа научных позиций по дефинициям «собственность», «имущество» и «право собственности». Неоднократно предпринимаемые попытки устранить дискретность этих позиций не привели к единому знаменателю, и подобная двойственность не дает в полной мере раскрыть мероприятия защиты.

В диссертации сформулирован вывод, что рассматривать генезис собственности необходимо как в юридическом, так и в экономическом аспекте.

Основные концептуальные положения объекта защиты от данных преступлений, сформулированы в диссертации с учетом фундаментальных научных работ Г.Н. Борзенкова, В.А. Владимирова, Б.В. Волженкина, Л.Д. Гаухмана, Н.А. Лопашенко, Ю.И. Ляпунова, В.Д. Меньшагина, А.А. Пионтковского, Т.В. Пинкевич и многих других  авторов.

Предложены для обсуждения позиции ученых дореволюционного периода: Д. И. Мейера, К. П. Победоносцева, И. А. Покровского, В. И. Синайского, Е.Н. Трубецкого, В. М. Хвостова, Г. Ф. Шершеневича, а также цивилистов советского периода развития науки: С. С. Алексеева, М. И. Брагинского, С.Н. Братуся, Д. М. Генкина, В. П. Грибанова, О. А. Красавчикова и других. Обозначаются точки зрения и иных авторов, например, таких, как: В. А. Дозорцев, В. П. Камышанский, В. А. Рыбаков, Е. А. Суханов, В. А. Тархов, Л. В. Щелникова, К.И. Скловский, и других.

С учетом изученных теорий диссертантом сделан вывод о том, что очень важно провести систематизацию объектов защиты от данных преступлений, которая необходима для установления социальной значимости объекта посягательства и занимаемого им места в иерархии социальных ценностей, подлежащих защите. Если обратиться к истории, то одним из критериев разделения объектов преступления выступал характер преступления (публичный или частный). В частности, во французском УК 1791 года, а затем и 1810 года, особенная часть делилась на два основных раздела: против общественного порядка и против частных лиц. Подобная двухзвенная структура была весьма распространена и в теории уголовного права XIX — начала XX вв. в России. Однако затем этой теории была противопоставлена концепция трехзвенной группировки уголовных деликтов на преступления против государства, против общества и против личности, где более заметным становится критерий разделения по объекту посягательства. С учетом различных концепций, в диссертации сформулирован вывод о том, что непосредственным объектом защиты следует считать право собственности – совокупность правовых норм, которые закрепляют комплекс отношений владения, пользования или распоряжения по определенному объекту собственности за конкретным лицом по отношению к иным лицам. Под имуществом подразумевается материальное воплощение объектов собственности, охваченных гражданско-правовым оборотом владения, пользования или распоряжения.

Значение предлагаемого подхода по разделению объекта и предмета защиты заключается в том, что он позволяет выявить и понять качественное, целостное образование объекта с познанием степени и характера взаимодействующих элементов, выявить характер взаимосвязи системы защиты от корыстных преступлений против собственности с системным обеспечением сил, способов и средств для реализации защитной деятельности.

В диссертации анализируется реально существующая проблема того, что социально-правовой институт защиты от корыстных преступлений против собственности пока еще не имеет своих фиксированных границ, носит комплексный характер, в соответствии с которым защита регулируется внесистемно нормами различных отраслей права (конституционным, гражданским, уголовным, административным, финансовым, жилищным и др.), а также социальными нормами. Содержание и характер применения определенной отрасли права выявляются по той социальной функции, которую она выполняет в организации (упорядочении) соответствующих общественных отношений по праву собственности. Основаниями обособления отдельных правовых или социальных норм в межотраслевой социально-правовой институт защиты права собственности от указанных преступлений служат общность содержания, совпадение целей, принципов и мероприятий деятельности.

Представленная авторская концепция обсуждалась на международных научно-практических конференциях, проводимых под эгидой Российской криминологической ассоциации, были высказаны критические замечания и отмечены положительные аспекты этой теории. Данная теория поддержана 45% опрошенных экспертов из числа ученых, сотрудников органов прокуратуры, преподавателей вузов. Резко против данной концепции высказались 11%, не определились с позицией 44% опрошенных лиц.

Во второй главе «Криминологическая характеристика опасностей для права собственности в России» рассмотрены актуальные тенденции угроз и опасностей для права собственности в России, сформулировано новое направление в оценке обеспечения защиты, дана криминологическая характеристика собственно корыстных преступлений против собственности, выявлены новые угрозы для права собственности от незаконного захвата чужой собственности – рейдерства.

В диссертационном исследовании подчеркнуто, что опасности для права собственности, как правило, не возникают неожиданно. Им предшествуют явные или скрытые события, процессы, явления, воздействующие на определенный объект, которые своим внешним, очевидным проявлением являют собой характер угрозы. Опасными для права собственности угрозы будут считаться тогда, когда они приведут к изменению в отрицательную сторону положения с правами владения, пользования или распоряжения каким-либо видом имущества.

Результаты исследования с учетом анализа 1180 уголовных дел о корыстных преступлениях против собственности позволили автору предложить методические рекомендации для субъектов защиты по обнаружению и прогнозированию опасности от этих преступлений, в которых выделяются следующие объекты информационного внимания:

– наличие, состояние и местонахождение объекта собственности, структура его управления;

– прогнозируемые индикаторы угроз от корыстных преступлений против собственности;

– эффективность и структура систем обеспечения и защиты права собственности;

– внешние и внутренние обстоятельства, влияющие на возникновение угрозы и обеспечение защиты от нее.

Существенное внимание акцентируется на работах, посвященных криминологической характеристике корыстных преступлений против собственности, поиску путей решения проблем защиты с помощью глубокой оценки личности корыстного преступника и детерминации корыстного поведения.

Изучение статистических данных показало, что общее число корыстных преступлений против собственности обнаруживает на протяжении последних 10 лет стабильную динамику. Например, всего было зарегистрировано: в 2001 году – 1648585, 2002 году – 1293963, 2003 году – 1560908, 2004 году – 1799773 году, 2005 году – 2258351, 2006 году – 2415672, 2007 году – 2218261, 2008 году – 1898851, 2009 – 1706069 и 2010 году – 1519828 данных преступлений. Причины бросающихся в глаза колебаний в динамике показателей рассматриваемых преступлений имеют комплексную природу изменений социально-экономического и уголовно-правового характера, а также зависимость от действий правоохранительных органов. В частности, падение уровня краж в 2002 году реально было обусловлено не столько уменьшением этих преступных проявлений, сколько изменением административного законодательства в части обозначения границ мелкого хищения. Вступивший в действие с 1 июля 2002 года Кодекс РФ об административных правонарушениях признавал мелким хищением причинение ущерба собственнику или иному владельцу в размере до пяти минимальных размеров оплаты труда, что на тот момент составляло 2250 рублей. За причинение ущерба менее этой суммы виновник подвергался административному наказанию, при превышении этой суммы наступала уголовная ответственность. На практике неточность законодательного положения привела к тому, что значительная часть совершаемых хищений из разряда уголовных деяний переходили в административные проступки, и произошло существенное снижение уровня корыстных преступлений против собственности. Только с 5 ноября 2002 году верхняя граница мелкого хищения была установлена законодателем на уровне 1000 рублей.

В свою очередь увеличение количества данных преступлений в 2006 году объясняется повышенным вниманием к проблеме регистрационного учета со стороны Генеральной прокуратуры Российской Федерации и руководства органов внутренних дел, которые предприняли попытку укрепить дисциплину сотрудников правоохранительных органов в части регистрации преступлений. И, наконец, уменьшение их уровня в период с 2008 по 2010 год характеризует серьезные проблемы в деятельности органов внутренних дел, где не последнюю роль играют вопросы их реформирования.

Реальное состояние преступности данного вида можно проследить по значению доли этих преступлений в общей структуре преступности, которая стабильно составляет от 55 до 58%, и ее сравнения с числом регистрации сообщений о происшествиях. По итогам 2010 года было зарегистрировано 23 млн. 900 тысяч сообщений о происшествиях, по сравнению с 2009 годом отмечен рост на 4,9%. Из них, по данным диссертанта, более половины сообщений были связаны с посягательствами на собственность. Таким образом, только около 13% данных сообщений получают соответствующим образом обеспеченные уголовно-правовые и уголовно-процессуальные направления защиты собственности. В 87% сообщений фиксируются отказы в возбуждении уголовных дел, и жертва как минимум потенциального корыстного деяния остается без государственного обеспечения защиты ее прав.

Особо подчеркивается, что в современной России корыстные опасности для личности и общества имеют комплексный характер и обусловлены, прежде всего, состоянием отечественной экономики, несовершенством системы государственной власти, деградацией общественных отношений собственности. На такой основе неизбежно появляются новые угрозы для права собственности, которые не решить одними элементами уголовно-правового регулирования. Среди них выделяются рейдерские захваты чужой собственности. По представленным в диссертации данным, в России каждый год проходит более 8 тысяч акций, которые можно квалифицировать как противоправный захват собственности, что соответствующим образом обуславливает необходимость изучения проблемы защиты собственности и от таких явлений. Проблематика захватов чужой собственности переходит из проблемы отдельных собственников в общую проблему экономической безопасности. В результате незаконных захватов собственности перепрофилируется промышленность России и снижается ее инвестиционная привлекательность.

В диссертационном исследовании достаточно подробно проанализированы мнения ученых и практиков по научному разъяснению терминологии категорий «поглощение» и «рейдерство как захват». Сформулирован обоснованный вывод о том, что в первом случае перераспределение собственности осуществляется в установленном законом порядке и с соблюдением соответствующих процедур, но без согласия лиц, контролирующих эту собственность. При рейдерском захвате чужой собственности используются методы коррупции, подкупа, силового воздействия, нарушения других норм законодательства. Таким образом, соблюдение законодательства при переходе права на чужую собственность – вот тот критерий, который и должен отделить все вышеуказанные понятия от понятия рейдерства. Под рейдерством следует понимать деятельность физических и должностных лиц, которая направлена на захват объектов чужой собственности с помощью умышленного нарушения норм действующего законодательства. Изучение диссертантом 50 уголовных дел, возбужденных по преступлениям, имеющим признаки захвата чужой собственности, позволило выделить и проанализировать следующие виды таких захватов:

– использование подложных трудовых контрактов в судебном споре с работодателем (2%);

– фальсификация договоров купли-продажи (23%);

– вывод имущества с помощью поддельных кредитных документов (15%);

– внесение подложных изменений в реестр акционеров (8%);

– незаконное проведение общих акционерных собраний и создание параллельных органов управления предприятием (5%);

– создание нестабильности в работе компании, а также приостановление ее деятельности с помощью правоохранительных и иных органов государственной власти (30%);

– корпоративный шантаж, «гринмейлерство» (3%);

– реорганизация предприятия в  целях захвата (11%);

– другие (3%).

Знание особенностей указанных способов захвата объектов собственности позволит собственникам, по мнению соискателя, правильно выстроить соответствующие элементы системы защиты, а сотрудникам правоохранительных органов вовремя реагировать на данные деяния.

Заключительная часть первой главы посвящена анализу проблемных вопросов обеспечения защиты права собственности, сформулирован вывод о необходимости максимальной детализации соответствующего законодательства и проведения криминологической экспертизы на предмет выявления в нормативных правовых актах неоднозначного толкования применяемых норм.

В третьей главе «Направления совершенствования криминологического обеспечения защиты права собственности от корыстных преступлений против собственности» сформулированы основные направления государственного управления процессом обеспечения защиты права собственности от корыстных преступлений против собственности, изучены особенности нормативно-правового обеспечения жертвы и самозащиты личности, вопросы правового, идеологического воспитания, использования религиозных знаний в противодействии корыстному поведению.

В диссертации отмечается, что недостаточно применять только стратегии уголовно-правовой борьбы с этими преступлениями или декларировать право на защиту права собственности, закрепив его в отдельных нормах законодательства. Практическая деятельность системы защиты невозможна без четкого взаимодействия и согласованности всех элементов системы, в которой каждый играет свою роль, но ни один не может полностью обеспечить реализацию вопросов по абсолютной защите и обеспечению. Действие соответствующего механизма должно быть направлено на системное обеспечение защиты права собственника для каждого собственника, где не последнюю роль играют вопросы государственного управления проводимыми мероприятиями.

Автором сформулированы следующие направления государственного управления системой криминологического обеспечения защиты:

– разработка государственной политики в сфере защиты права собственности, которая должна быть направлена на эффективное использование средств и способов обеспечения законности и защиты от корыстной угрозы;

– создание и финансирование государственных программ преобразования и реформирования общественных отношений собственности с учетом защитных мер;

– планирование направлений воздействия на корыстные преступления против собственности на основе приоритета защитных мер;

– разработка и закрепление в обществе идеологии уважения чужой собственности, соответствующих правил поведения и деятельности по отношению к ней органов власти, учитывающих интересы всех собственников, обусловленные сложившейся системой общественных отношений.

В диссертации разработан алгоритм действий государства как гаранта соответствующей защиты в лице его уполномоченных субъектов:

– определение основной цели или дерева целей обеспечения и защиты, формирование стратегии действий по ее достижению и формулирование концепции защиты личности, общества и государства от корыстных преступлений против собственности на территории РФ и отдельных ее регионов, а также в отдельном имущественно-территориальном комплексе;

– координация деятельности органов власти Российской Федерации и местного самоуправления в области защиты права собственности от данных преступлений;

– определение государственных гарантий реализации защитных мер собственниками;

– формирование организационного порядка в реализации обеспечения защиты права собственности, т.е. системы относительно стабильных, долговременных иерархических связей, стандартов, норм, регулирующих взаимодействие между субъектами по поводу осуществления их функций при угрозе от корыстных преступлений;

– разработка и осуществление технологии изменений, где эффективность обеспечения в решающей степени определяется способностью к изменениям, умением воспринимать их необходимость, а также своевременно и быстро принимать решения;

– разработка средств и методов контроля за выполнением решений, применение стимулов в их эффективном исполнении, а также санкций против субъектов обеспечения и защиты, недостаточно эффективно выполняющих поставленные цели и задачи.

Развивая данные положения, автор сделал вывод, что ценность предлагаемой защиты заключается в реализации гарантий устойчивого развития общественных отношений собственности при наличии преступных угроз для конкретного собственника. Например, диссертант отмечает, что в системе обеспечения защиты права собственности современной России отсутствует принципиальная гарантия безопасности – принцип неприкосновенности собственности. В свою очередь, анализ норм зарубежного законодательства указывает на полную гарантию неприкосновенности собственности во многих развитых государствах, в частности в ст. 17 Декларации прав человека и гражданина Франции 1789 г. право собственности объявлялось священным и неприкосновенным.

В целях выяснения отношения к вопросу включения понятия «неприкосновенность собственности» в Конституцию Российской Федерации и другие нормы законодательства, в рамках исследования было проведено несколько социологических опросов. В первом опросе приняли участие сотрудники органов внутренних дел, проходившие повышение квалификации в Воронежском институте МВД России. Следующей социологической опрос был проведен среди студентов и курсантов юридических факультетов 5 учебных заведений Воронежской и Тамбовской областей. Всего в опросах приняли участие 450 человек. Обобщение результатов опроса показало, что реальное состояние с защитой права собственности и ее неприкосновенностью не имеют своего практического применения и являются самостоятельной социально-правовой проблемой, требующей немедленного решения (более 85% респондентов). Не задумывались об этой проблеме 10% опрошенных, и имеют свое мнение по ее решению 5% респондентов.

Совершенствование нормативного обеспечения должно не только создавать нормы по защите права собственности, но и наполнять их реальным содержанием, в связи с этим предлагается внести изменения в ст. 35 Конституции РФ и изложить ее в следующей редакции:

«1. Собственность неприкосновенна, право собственности защищается законом.

2. Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами.

3. Никто не может быть лишен права на свою собственность иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение любого вида и формы собственности для государственных или муниципальных нужд может быть произведено при условии предварительного договора и (или) равноценного возмещения собственности в имущественном или денежном эквиваленте по государственным стандартам стоимости объекта собственности на момент изъятия.

4. Право наследования гарантируется».

Криминологическое обеспечение защиты характеризуется все возрастающей ролью тех направлений обеспечения, которые воздействуют на личность и отношения по поводу собственности не на основе принудительных мер, а путем воспитания особых нравственных приоритетов в сознании собственника. Среди таковых направлений выделяются идеологическое обеспечение и воспитание личности.

Необходимость их применения сегодня как никогда велика и связана с серьезными недостатками в нравственном поведении людей, с моральным разложением чиновников, духовной коррозией людей по отношению к праву чужой собственности. Под влиянием общественного лицемерия, отсутствия уважения права чужой собственности, возрастающей коррупции, пьянства, хищения бюджетных средств, присвоения государственного имущества возникает ощущение морально-нравственной пустоты, в которой индивиды, не имея внутренней духовной опоры, подпадают под влияние корыстных преступных интересов. Проблема состоит и в том, что уровень нравственного падения воспринимается ими как достижение поставленных целей обогащения, удовлетворения низменных или пошлых инстинктов. Корыстно-негативный стиль поведения становится принципиальной идеей определенных слоев общества, навязывается средствами массовой информации, поощряется определенными лицами в органах государственной власти.

В диссертации адресуется внимание к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, где в протоколе № 1, вступившем в юридическую силу для России с 1 ноября 1998 года, приведено положение о том, что каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Такое уважение должно быть государственным, отраженным в законодательных и иных нормативных актах, защищающих, исполняющих, укрепляющих и обеспечивающих право собственности. Уважение собственности – это не просто признание права собственности, а ключевой принцип международного и российского права, который должен обязательно исполняться.

Исследование диссертанта показало, что отсутствие данного принципа в нормативном обеспечении предлагаемого вида защиты свидетельствует о слабости идеологической составляющей обеспечения. Идеология всегда обладает той цементирующей силой, которая сплачивает общество, создает своеобразный механизм защиты прав и свобод отдельной личности и общих национальных интересов. В свою очередь, ее отсутствие или слабое восприятие создают препятствия в развитии потребностей и интересов, порождают двойную мораль, разлагают деятельность правоохранительной системы и органов власти. Существование в современной России двух параллельных систем в виде действующего законодательства и фактически сложившихся правил поведения в отношениях собственности неизбежно влияет на восприятие отдельного человека.

Формирование стратегии и основных направлений обеспечения защиты от корыстных преступлений против собственности невозможно без использования существующих концепций, научных теорий и идей о праве собственности, образования, науки и религиозного воспитания. Требуется огромная научно-практическая работа по созданию обновленных нравственных позиций по вопросам приобретения, владения и распоряжения собственностью, ухода от позиции негативного ее восприятия, создания действенного механизма защиты собственности и изъятия объектов из незаконного или неправомочного владения. В пропаганде уважения чужой собственности необходима особая организация и дифференцированный подход для охвата своим влиянием лиц, пренебрегающих правилами, установленными в обществе, учитывая высокий уровень  корыстных преступлений против собственности и вопросы защиты от них.

В статье 13 Конституции Российской Федерации записано: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Но это не означает, что государство должно совсем устраниться от процесса выработки определенной системы политических, правовых, нравственных, религиозных и других взглядов и идей. Не навязывание идей личности и обществу, а воспитание в определенном русле конкретного человека не только не противоречит Конституции Российской Федерации, но и обеспечивает диалектику общественного развития.

В рамках предлагаемой концепции идеология уважения права чужой собственности представляет собой систему взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения человека к своему праву собственности и праву собственности других людей, возникающие по его поводу социальные проблемы и конфликты, а также содержатся цели (программы) социальной деятельности, направленной на уважение данных общественных отношений. Если уважение права чужой собственности станет частью культуры нашего общества, то оно во многом обретет способность не только изменить качество неформальных институтов, но и обусловить поведение человека в различных ситуациях.

Вместе с тем, очевидно, что привитие такого уважения не может быть одномоментным, это длительный процесс. Еще не одно поколение будет преодолевать сложившийся стереотип восприятия окружающей собственности как  никому не принадлежащей. Автором обосновывается вывод о том, что одной из многих причин неудач в привитии идей уважения права чужой собственности является слабое использование правовых и духовных основ воспитания. Под правовым воспитанием в контексте тематики исследования следует понимать привитие человеку определенной суммы идеологических и правовых знаний по отношению к праву чужой собственности и развитие на этой основе умений и навыков соблюдения норм и правил поведения с ней, уважения к указанному праву и правовым явлениям, связанным с ним. Воспитание должно иметь направленность на стремление к уважению собственности, полученной в результате созидания, а не корыстного преступления против собственности.

В диссертации обосновывается взаимосвязь правового с духовным воспитанием, затрагиваются аспекты использования религиозных знаний, приводится официальная позиция религиозных институтов России по этому вопросу. Имущественное положение человека само по себе не свидетельствует о его нравственном облике и о Божьей милости к нему.

В данной части исследования обобщаются и научно осмысливаются религиозные знания, отображенные в таких источниках, как сборники книг ТАНАХ, где три согласные в этом слове означают Тора (Пятикнижие: Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие), Небиим (пророки) и Хсубим или Ксубим (писания). Исследовались также положения Нового завета. Их авторский анализ показал, что без объяснения природы  корыстных преступлений против собственности в представленных заповедях делался акцент на воспитательные мероприятия, имеющие целью уклонение от неугодных Богу поступков, и на необходимость утверждения добра и справедливости. Они создают общее представление людей о добре и зле, нравственном или преступном поведении. Нарушая определенные постулаты, лицо отвечает не только перед людским судом, но и перед Богом, что для многих верующих страшнее.

В диссертации сформулирован вывод о том, что представленная мотивация религиозного воспитания выступает не как самоцель. Познавая негативные стороны нашей жизни, сохраняя общечеловеческие ценности и проповедуя греховность накопления собственности с помощью совершения рассматриваемых преступлений, религиозные источники играют подлинно воспитательную роль. И хотя любой человек, даже атеист, осуществляя выбор того или иного поведения, не задумывается о религиозных нормах, в то же время он руководствуется сформировавшейся в его сознании морально-ценностной ориентацией, в которой присутствуют и религиозные воззрения. Религия предоставляет ему ориентиры для выбора действий и способы самоанализа своих поступков с нравственной точки зрения, что создает возможности формирования определенного социального типа личности, способной быть интеллектуально и духовно свободной. Обогащенный этими познаниями и способный воспринимать добро, человек может выбрать верную линию своего поведения в соответствии с  духовным уровнем своего развития, принять социально зрелые решения, нести за них ответственность.

Четвертая глава «Системный подход к защите от корыстных преступлений против собственности» посвящена структурному построению системы защиты от корыстных преступлений против собственности, организации и функционированию информационных и технических средств защиты, формированию основных направлений деятельности органов внутренних дел при осуществлении индивидуальных и специальных мер защиты.

Разработанная в диссертации криминологическая концепция защиты личности, общества и государства от корыстных преступлений против собственности в Российской Федерации не может существовать без определенной системы защитных мероприятий.

По мнению диссертанта, предлагаемая система должна быть построена  на принципах, создающих основу ее организации и функционирования:

1. Комплексность  предполагает выполнение следующих условий:

– единства целей и задач защиты от корыстных преступлений против собственности;

– согласованности, скоординированности действий субъектов защиты по отношению к непосредственному объекту;

– учета криминологических и уголовно-правовых характеристик корыстных преступлений против собственности;

– совокупности использования форм, методов и средств обеспечения данной защиты;

– единства теоретических, научных знаний с практикой защиты права собственности.

2. Своевременность  предусматривает постановку и реализацию мер защиты права собственности на ранних стадиях зарождения угрозы от корыстных преступлений против собственности с учетом анализа и прогнозирования оперативной обстановки, экономических, политических и социальных условий реализации общественных отношений собственности в обществе.

3. Непрерывность заключается в необходимости для субъектов защиты постоянно применять активные и пассивные меры защиты непосредственных объектов собственности.

4. Законность  предполагает особое нормативно-правовое обеспечение системы защиты и последующее регулирование деятельности субъектов защиты в пределах их компетенции.

5. Презумпция добропорядочности личности основана на признании добропорядочности всех собственников на определенной территории, подразумевает законный государственный и общественный контроль за реализацией права собственности.

6. Научная обоснованность заключается в использовании современных, проверенных опытным путем и новых достижений различных отраслей знаний, в которых затрагивается защита от корыстных преступлений против собственности.

Наличие своеобразной основы «личность – право собственности – общество – государство» предполагает, что защита права собственности одной личности органично вписывается в состояние защищенности всего общества и государства, где субъекты защиты выполняют свое предназначение. Потребность в защите у конкретного лица может возникать на любой стадии осуществления своих прав и свобод, а не только если они уже нарушены преступлением. Для человека наиболее важным является не информация о том, как правоохранительные органы расследуют совершаемые преступления и каков процент их раскрытия, а наличие соответствующей системы мер, обеспечивающих защищенность от этих преступлений его права собственности.

На основе изучения зарубежного и отечественного опыта защиты права собственности в диссертации сформулированы определенные требования, которым предлагаемая система должна соответствовать:

– целеполагание, последовательность, систематичность проводимых защитных мер и постоянный мониторинг возникающих угроз и опасностей для собственности;

– планирование мероприятий защиты с учетом детализации деятельности каждого субъекта защиты применительно к общему и конкретному объекту;

– направление защиты на индивидуальный, конкретный объект защиты с учетом его особенностей в интересах достижения поставленной цели;

– взаимодействие субъектов защиты между собой и с иными государственными, муниципальными, общественными и индивидуальными субъектами;

– связь организационного обеспечения с правовым, идеологическим и нравственным обеспечением;

– соответствие информационной среды потребностям практики защиты;

– адекватный профессиональный и технический уровень деятельности органов внутренних дел по предлагаемым мерам защиты.

В исследовании отмечается, что в данной системе присутствуют элементы быстрой локализации возникающих угроз и оказания правовой помощи в организации людей для защиты своего права собственности, идеологическое воспитание и формирование правовой культуры населения по отношению к праву чужой собственности, обеспечительные гарантии защитных мероприятий.

Диссертант отмечает важную роль в системе защите таких субъектов защиты, как вневедомственная охрана. За 2010 год под защитой подразделений вневедомственной охраны находилось 1,45 млн. квартир граждан, 243,9 тыс. других мест хранения личного имущества, 476,4 тыс. объектов различных форм собственности, 5 726 автомобилей юридических и физических лиц (посредством систем мониторинга автотранспортных средств). Наряду со своими основными обязанностями, подразделения вневедомственной охраны обеспечивают охрану общественного порядка и безопасности. Улицы страны патрулировали более 4 тыс. экипажей групп задержания и патрулей. Надёжность охраны вверенного собственниками имущества находится на высоком уровне и составляет 99,96%. В исследовании обозначена проблема, с одной стороны, максимального учета специфики деятельности субъектов системы защиты, а с другой – централизации и координации данных субъектов для решения общих задач по защите права собственности. Решением этих задач вневедомственная охрана не занимается, и поэтому внимание диссертанта было обращено на деятельность Департамента государственной защиты имущества МВД России. Указанный департамент был ликвидирован в ходе реформы полиции в 2011 году, на основании положений концепции реформирования МВД России, подготовленной членами рабочей группы по реформе МВД в январе-марте 2010 года, обсужденной и принятой рабочей группой на ее заседании 18 марта 2010 года. На основе положений концепции реформирования, предлагалось упразднить вневедомственную охрану, перераспределив ее функции между Федеральной службой охраны (специальный государственный орган для обеспечения функции охраны государственных деятелей и объектов), частными охранными предприятиями и ведомственной охраной. Однако на практике, вместо Департамента государственной защиты имущества МВД России было создано Главное управление вневедомственной охраны, которое по своему назначению не сможет обеспечить выполнение большинства функций упраздненного департамента. Среди таковых в диссертации выделены следующие: обеспечение совершенствования нормативно-правового регулирования в области государственной защиты имущества; разработка и принятие мер по совершенствованию государственной защиты имущества; методическое обеспечение деятельности органов внутренних дел по государственной защите имущества и др.

Учитывая необходимость выполнения данных функций и формулируя системную основу защиты права собственности, диссертант предлагает воссоздать Департамент государственной защиты имущества МВД России, сделав его основным субъектом системы защиты от корыстных преступлений против собственности. Координирующим же органом по защите будут выступать региональные и муниципальные межведомственные комиссии по профилактике правонарушений, которые уже действуют в регионах.

На практике это будет выглядеть следующим образом. Региональные подразделения данного департамента проводят анализ состояния защиты собственности в конкретных сферах общественной жизни и на конкретных объектах, аккумулируют предложения других правоохранительных и государственных органов, а затем готовят решения для заседаний региональных и муниципальных межведомственных комиссий по профилактике правонарушений. Комиссии на основе проведенного анализа предлагают краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные региональные и муниципальные комплексные целевые программы защитных и обеспечивающих мер, осуществляют контроль над их выполнением, вносят предложения по бюджетному планированию, ходатайствуют о выделении соответствующего финансирования.

Через определенные периоды времени на заседаниях комиссий заслушиваются руководители государственных и муниципальных субъектов защиты по выполнению намеченных мер. Предполагается подготовка проектов соответствующих региональных законов и иных нормативно-правовых актов в сфере защиты права собственности. Решения, принимаемые комиссией, утверждаются одним из руководителей субъекта РФ, главой исполнительной власти города, главой муниципального образования, и поэтому становятся обязательными для исполнения всеми субъектами защиты права собственности, государственными и общественными органами, предприятиями и учреждениями независимо от форм собственности, должностными лицами и гражданами.

В состав комиссии должны входить представители прокуратуры, депутаты, сотрудники органов внутренних дел, других органов, представители общественных организаций, учреждений науки и образования, духовных и культурных учреждений. В свою очередь Департамент государственной защиты имущества МВД России должен аккумулировать эти сведения из субъектов Российской Федерации, проводить их анализ и представлять для обсуждения на соответствующее заседание комиссии при Правительстве РФ. Необходимость воссоздания данного субъекта защиты собственности поддержана 65% опрошенных сотрудников органов внутренних дел.

Важное значение в системе защиты права собственности от корыстных преступлений против собственности представляет механизм восстановления нарушенных отношений, или компенсационное обеспечение. Все корыстные преступления против собственности обязательно наносят ущерб, который можно оценить в денежном выражении. В свою очередь, корыстный преступник, причинивший ущерб в десятки и сотни миллионов рублей, может не возвратить данные суммы, а лишь отбыть назначенное ему наказание. В системной основе защиты необходимо, чтобы общество и его отдельные граждане были убеждены в желании государства не только осуществлять поиск и наказание преступников, но и принимать на себя ответственность за компенсационную политику в отношении причиненного ущерба. Обращаясь к зарубежному опыту, диссертант приводит аргументы того, что вопросы материальной компенсации занимают значительное место в структуре обеспечения систем защиты развитых стран. Например, в США насчитывается более 2000 программ по защите пострадавших от преступлений, из них 1422 программы поддерживаются министерством юстиции. В соответствии с Законом «О жертвах преступлений» на осуществление этих программ выделяется каждый год 35 млн. долларов.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 года в статье 32 предусматривал такой вид наказания, как «возложение обязанности загладить причиненный вред». Исполнение обязанности загладить причиненный вред заключалось в непосредственном устранении причиненного вреда своими силами, либо в возмещении материального ущерба своими средствами, либо в публичном извинении перед потерпевшим или членами коллектива в форме, устанавливаемой судом.

В работе подробно исследуются данная проблема и сделан вывод, что по действующему законодательству потерпевшие от корыстных преступлений против собственности могут получить возмещение за причиненный им ущерб и нанесенные убытки тремя путями:

1) за счет добровольного возмещения преступниками или связанными с ними лицами;

2) с помощью искового заявления против правонарушителя или несущей ответственность третьей стороны;

3) за счет страховых выплат (если имущество было застраховано).

Вместе с тем практика добровольного возмещения ущерба и искового производства недостаточно эффективна. В 53% изученных за время работы над диссертацией уголовных дел ущерб потерпевшему так и не был возмещен. Причем в отдельных случаях преступники полностью отбыли наказание и являются полноправными членами общества, а по другим уголовным делам они так и не были установлены. Страховое направление обеспечения зашиты собственности отмечается лишь в 10% изученных уголовных дел. Слабость в вопросах реализации возмещения вреда приводят к тому, что собственники перестают верить правоохранительным органам и органам правосудия, обращаются за помощью по «выбиванию» долгов к частным лицам и организациям, что неизбежно связано с поддержанием деятельности преступных формирований.

Вопросам государственных гарантий возмещения потерпевшему вреда от совершенных преступлений уделяется существенное внимание со стороны ученых и практиков. В частности, в специальном докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации от 27 мая 2008 года, для целей обеспечения эффективной защиты всего комплекса прав потерпевших от преступлений было предложено дополнить Гражданский кодекс Российской Федерации нормой, в соответствии с которой государство должно взять на себя обязательства по компенсации вреда потерпевшим от преступлений, а также иждивенцам тех потерпевших, которые умерли или стали недееспособными, с последующим возмещением выплаченных сумм осужденным в регрессном порядке. Наряду с этим в 2010 году Следственный комитет Российской Федерации совместно с членами Общественной палаты Российской Федерации разработал проект закона «О потерпевших от преступлений», в котором для возмещения ущерба и оказания другой социальной помощи потерпевшим от преступлений предусмотрено учреждение Национального компенсационного фонда. Управлять им должно будет непосредственно Правительство Российской Федерации. Финансирование фонда предлагается осуществлять за счет конфискованных денежных средств, полученных преступным путем, а также взимаемых штрафов, реализации арестованного имущества должников и непосредственно бюджетных средств.

Обобщив и критически осмыслив позиции ученых и практических работников по данному вопросу, автор пришел к выводу о необходимости развития страхового направления защиты от корыстных преступлений против собственности, которое должно стать одним из ключевых в системе защиты (приоритетность данного направления защиты собственности поддержана 92% опрошенных респондентов).

Предлагается создание специального фонда государственного страхования и возмещения ущерба (убытков) собственнику. Собственность, имеющая законное хождение на территории Российской Федерации, должна получить страховое возмещение при совершении корыстных преступлений против собственности. Преступники не освобождаются от возмещения ущерба, происходит перераспределение исковых требований, право на подачу иска переходит к государству, которое будет добиваться его исполнения после отбывания лицом наказания. Стимулом для корыстного преступника возместить причиненный ущерб или отказаться от совершения преступления станет эффект создания его особого финансового долга перед государством. Лицо, не возместившее государству затраченные компенсационные средства, выплаченные потерпевшему от корыстных преступлений против собственности, должно состоять на особом финансовом учете как неплательщик, со всеми вытекающими правовыми последствиями. Предлагается принятие своеобразных ограничений, как-то: отказ в банковском кредите, наложение процентных отчислений на все виды доходов, рост суммы долга, невозможность трудоустройства в государственные структуры. Главным здесь видится перенос права требования возмещения ущерба с потерпевшего на государственные органы.

В работе сформулированы и определенные условия выплаты компенсаций:

– лицу должен быть причинен вред совершением корыстного преступления против собственности;

– о преступлении было заявлено в орган предварительного расследования и по нему было возбуждено уголовное дело;

– заявление было подано не позднее трех лет со дня совершения преступления;

– размеры вреда и реальность его причинения подтверждены правоохранительными органами на основании проведенной товароведческой экспертизы.

При обнаружении и возврате похищенного имущества в натуральном виде компенсационные средства возвращаются государству, исходя из стоимости объекта собственности, определенного на основании судебно-товароведческой экспертизы. При неустранимом повреждении имущества собственник имеет право отказаться от его принятия, ограничившись получением соответствующей компенсации.

Автор полагает, что государство в лице своих контролирующих и финансовых органов будет заинтересовано в постоянном воздействии на правоохранительные органы с требованием поиска преступников и возмещения причиненного ими ущерба. В этом же направлении должна действовать система социальной адаптации лиц, отбывших наказание. Указанный фактор станет одним из критериев оценки деятельности органа внутренних дел.

В исследовании также отмечается, что эффективность предлагаемой системы защиты права собственности напрямую зависит от оптимальной и действенной структуры ее информационного и технического обеспечения. Информационное обеспечение системы защиты от корыстных преступлений против собственности представляет собой взаимосвязанную и соответствующим образом сформированную совокупность источников, создающих необходимый уровень защиты данного права на основе рационального использования субъектами защиты информационных ресурсов и информационных технологий.

В диссертации обосновываются следующие виды информационного обеспечения системы защиты:

1. Информационно-техническое обеспечение, под которым понимается не только наличие современных технических средств, но и возможности по контролю охранных систем собственниками имущества. Многие преступления против собственности можно зафиксировать и предотвратить только с помощью специальной техники. Технические мероприятия определяются в зависимости от характера и специфики защищаемого объекта и построения средств защиты на основе высоких технологий.

2. Информационно-оперативное обеспечение, состоящее в накоплении и использовании данных о предполагаемых и скрытых элементах деятельности корыстных преступников и характеристиках объектов собственности.

3. Информационно-аналитическое обеспечение, которое содержит в себе создание соответствующих информационных баз данных по вопросам защиты от корыстных преступлений против собственности, постоянный анализ получаемых сведений и разработку методических рекомендаций по совершенствованию защитной деятельности.

Сформулирован вывод о необходимости формирования объединенной информационно-аналитической системы защиты права собственности с точки зрения управляемости и ресурсной обеспеченности. Эффективное использование новых технологий позволит аккумулировать в единых базах наиболее значимые информационные сведения и создавать возможности по их быстрому использованию для обеспечения защищенности любых объектов собственности.

Среди новых средств технической защиты подробно исследуется направление радиочастотной идентификации, а именно автоматической идентификации и регистрации объектов собственности при помощи радиочастотного канала связи. Радиочастотная идентификация наделяет объект контроля скрытой от преступников информацией, которую внешний источник может снимать без всякого контакта и прямой видимости.

По мнению диссертанта, необходимо более широко использовать положения архитектурной криминологии. Впервые о данном направлении в криминологии заговорили в 1978 г. на международном симпозиуме в г. Висбадене, где очерчивалась связь между планированием городского строительства и ростом преступности. Была высказана мысль о том, что архитектурный стиль больших городов может и защитить от корыстного преступления, и облегчить его совершение, а иногда и спровоцировать. Приняв за основу данные таких исследований, муниципальные органы зарубежных стран начали повсеместно принимать решения о перепланировке не только отдельных домов, но и целых районов. Несомненно, положительные моменты таких форм защиты должны найти свое применение и на территории нашей страны.

В диссертации сформулирован вывод о том, что при проектировании и строительстве объектов недвижимости необходимо создавать паспорта защищенности объекта собственности от различных угроз, в том числе и от корыстных преступлений против собственности. Паспортизации подлежат все объекты недвижимости. По своему содержанию паспорт – это справочно-информационный документ, в котором могут содержаться сведения, имеющие защитное значение, в частности:

– наличие и содержание объекта собственности и сведения о физических и юридических лицах, им владеющих;

– системы охраны и технические средства защиты;

– состояние системы жизнеобеспечения;

– различные модели действий при наступлении возможных кризисных ситуаций;

– инструкция по действию правоохранительных органов при наличии определенной опасности.

В настоящее время, по данным исследования, паспорта защищенности от террористических атак существуют во многих учебных заведениях Подмосковья, с подробными инструкциями по действиям при определенной угрозе. Предлагается подобную практику распространить повсеместно и по отношению к защите права собственности.

Системность осуществляемых органами внутренних дел мероприятий по защите от корыстных преступлений против собственности заключается в правильном и эффективном использовании этими органами всех предусмотренных законом индивидуальных и специальных мер. Дробление такой деятельности на соответствующие этапы создает возможности дифференцирования ее воздействия, переходя от массового уровня к групповому или индивидуальному. Автором отмечается, что при таком подходе, имея в виду право собственности как объект защиты, можно говорить о трех уровнях воздействия:

1) воздействие оказывается непосредственно на отдельные корыстные преступления против собственности;

2) воздействие оказывается на преступления против собственности в целом;

3) воздействие оказывается на общественные отношения, связанные с правом собственности.

В диссертации сформулированы следующие направления деятельности органов внутренних дел по защите от корыстных преступлений против собственности:

1. Организационные меры:

– координация деятельности субъектов защиты через межведомственные комиссии по защите от корыстных преступлений против собственности;

– постоянный мониторинг систем обеспечения и защиты права собственности;

– определение компетенции, уточнение задач и функций, разработка планов защитных мероприятий для каждого из подразделений органов внутренних дел;

– разработка показателей и критериев оценки их защитной деятельности.

2. Нормативно-правовые меры защиты:

– анализ существующих пробелов и неточностей применения нормативных правовых актов в сфере защиты права собственности с определением необходимых изменений;

– разработка и внедрение элементов социальных и экономических стимулов защиты от корыстной преступности.

3. Специальные меры защиты:

– индивидуальная работа с собственниками в целях их обеспечения необходимыми рекомендациями по защите ими своего имущества;

– обеспечение лекционного и практического обучения алгоритму действий при защите личностью своего имущества;

– расширение работы с общественными учреждениями по привлечению к обеспечению защиты;

– духовно-нравственное воспитание по привитию основ уважения права чужой собственности с участием представителей религиозных конфессий;

– рейдовые мероприятия по выявлению и постановке на учёт лиц без определенного места жительства и утративших социальные связи;

– учёт и формирование информационных банков данных системы защиты права собственности;

– создание и контроль паспортов защищенности объектов собственности;

– участие в создании мест социальной адаптации лиц, освободившихся из мест лишения свободы, включающей в себя возможность проживания, питания, получения юридической помощи, оформления документов, трудоустройства;

– участие в применении системы «Безопасный город» в общественных местах, местах массового скопления граждан, на объектах торговли, объектах повышенной опасности;

– контроль за своевременным принятием мер руководителями организаций по устранению детерминантов, способствовавших совершению корыстных преступлений против собственности;

– отчёт правоохранительных органов перед населением о состоянии защиты на обслуживаемой территории;

– принятие мер для более быстрой связи жертвы преступления и свидетелей с правоохранительными органами;

– разработка алгоритма действий собственников по самозащите своей собственности;

– совместно с федеральными органами исполнительной власти и органами местного самоуправления принятие мер по архитектурному и техническому обеспечению защиты объектов собственности;

– привлечение населения обслуживаемого участка, общественных объединений, граждан и частных охранных предприятий к работе по защите от корыстных преступлений против собственности, проведению индивидуальных защитных мероприятий;

– проведение разъяснительной работы среди населения об оборудовании квартир и иных объектов собственности средствами охранной либо тревожной сигнализации;

– обеспечение комплексной планомерной проверки законности отчуждения жилья у одиноких, пожилых, психически больных, страдающих алкоголизмом граждан;

– контроль деятельности управляющих компаний, товариществ собственников жилья, по учету нанимателей и собственников помещений;

– использование новых технических средств при обеспечении защиты имущества и автотранспорта;

– профессиональное обучение подразделений органов внутренних дел, непосредственно закрепленных за выполнением задач по защите права собственности от рассматриваемых нами преступлений;

– воссоздание при учебных заведениях студенческих оперативных отрядов правоохранительной направленности;

– формирование института общественных помощников участковых уполномоченных полиции;

– создание методических центров защиты права собственности для своевременного оказания правовой помощи;

– проведение ежемесячного анализа складывающейся оперативной обстановки на обслуживаемых административных участках, внесение предложений по повышению эффективности защиты объектов собственности, а также по расстановке патрульно-постовых нарядов полиции;

– проведение комплексных межведомственных мероприятий по защите от рейдерских атак, по пресечению деятельности организованных преступных групп и сообществ, по недопущению коррупции при совершении экспортно-импортных сделок и др.

Диссертантом разработан комплекс предложений и рекомендаций другим субъектам правотворческого и правоприменительных процессов по совершенствованию их организации и деятельности в сфере обеспечения защиты права собственности от корыстных преступлений против собственности.

В заключении соискатель формулирует основные выводы теоретического и практического характера для совершенствования обеспечения безопасности личности, общества и государства в Российской Федерации от корыстных преступлений против собственности.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

Монографии

  • Желудков М.А. Развитие системы криминологического обеспечения защиты личности и общества от корыстных преступлений против собственности: монография. Воронеж: Издательство Воронежского госпедуниверситета, 2011. (18,63 п.л.)
  • Желудков М.А. Криминологическое исследование корыстных преступлений против собственности и воспитательный аспект религии: монография. Тамбов: Центр-пресс, 2004. (5,5 п.л.)
  • Желудков М.А. Уважение права собственности в публично-правовой доктрине юридической ответственности / Правовая политика в сфере публичного права: проблемы и пути решения: монография/ колл. авторов под ред. М.П. Петрова, Р.В. Пузикова, Российской академии наук (и др.). Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. (1,8 п.л.)

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, указанных в перечне ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации

  • Желудков М.А. Роль религии в профилактике корыстных преступлений против собственности (на примере иудаизма) // Религия и право. 2003. № 3. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Отмена конфискации имущества и принцип справедливости. Проблемы соотношения // Закон и право. 2004. № 8. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Особенности духовного воспитания высоконравственной личности // Право и образование. 2004. № 5. (0,6 п.л.)
  • Желудков М.А. Некоторые проблемы совершенствования предупреждения преступности в российском обществе // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. Право, 2007. № 2. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Особенности уголовно-процессуальной деятельности потерпевших в досудебном производстве по уголовному делу // Уголовное право. 2008. № 1. (0,5 п.л.)
  • Желудков М.А. Значение идеологического обеспечения в становлении принципа уважения чужой собственности в России // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. Право. 2008. № 3. (0,5 п.л.)
  • Желудков М.А. Религиозное воспитание сотрудников органов внутренних дел в аспекте совершенствования защиты от преступности // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. Право. 2008. № 6. (0,3 п.л.)
  • Желудков М.А. Криминологический анализ содержания угрозы в виде рейдерства для общественных отношений собственности // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. Право. 2009. № 3. (0,6 п.л.)
  • Желудков М.А. Содержание дефиниций «собственность», «право собственности» и «имущество» в аспекте выявления объекта защиты от корыстных преступлений против собственности // Современное право. 2010. № 11. (0,6 п.л.)
  • Желудков М.А. Новый взгляд на концепцию объекта защиты от корыстных преступлений против собственности // Вестник Воронежского института МВД России. 2011. №1. (0,6 п.л.)

Статьи, опубликованные в материалах международных, всероссийских, региональных конференций, «круглых столов», семинаров, тематических сборниках

  • Желудков М.А. О криминологических аспектах краж и грабежей, совершаемых в Тамбовской области // Труды Тамбовского филиала ЮИ МВД РФ за 2000 год: межвузовский сборник. Тамбов: Фирма Юлис, 2000. (0,3 п.л.)
  • Желудков М.А. Криминологические проблемы хищения цветных и черных металлов // Проблемы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики: материалы международного научно-практического семинара 20 – 21 апреля 2000 года. Тамбов: Издательство Тамбовского государственного технического университета, 2000. (0,3 п.л.)
  • Желудков М.А. Понятие неоднократности и обоснование необходимости ее исключения из квалифицированных видов краж и грабежей // Актуальные проблемы уголовного законодательства и правоприменительной практики: материалы межрегиональной научно-практической конференции от 27 февраля 2002 года. Тамбов: Издательство Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина, 2002. (0,5 п.л.)
  • Желудков М.А. Наркомания несовершеннолетних и ее связь с негативным групповым влиянием // Противодействие незаконному обороту наркотиков и злоупотреблению ими в странах СНГ: материалы международного научно-практического семинара 19 апреля 2002 года. Брянск: Издательство  Брянского филиала ЮИ МВД России, 2002. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Криминологический анализ мест совершения квалифицированных видов краж и грабежей // Труды Тамбовского филиала ЮИ МВД РФ за 2002 год: межвузовский сборник. Тамбов: Фирма Юлис, 2002. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Социальный паразитизм как образ жизни лиц, совершающих корыстные преступления против собственности // Актуальные проблемы административного законодательства и правоприменительной практики: материалы региональной научно-практической конференции 20 – 21 марта 2003 года. Тамбов: Издательство Тамбовского государственного технического университета, 2002. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Воспитательное значение христианства в аспекте познания корыстной преступности // Криминологические и психолого-педагогические проблемы правового воспитания: материалы международной  научно-практической конференции 24 – 25 апреля 2003 года. Брянск: Издательство Брянского филиала Московского университета МВД России, 2003. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Криминологическое исследование квалифицированных видов краж и грабежей и их предупреждение органами внутренних дел // Труды Тамбовского филиала ЮИ МВД России за 2003 год: межвузовский сборник. Тамбов: Издательство Тамбовского государственного технического университета, 2004. (0,3 п.л.)
  • Желудков М.А. Взаимосвязь социального паразитизма и корыстной преступности // Преступность в России и борьба с ней: региональный аспект: Тематический сборник. Москва: Российская криминологическая ассоциация, 2003. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Предупреждение корыстных преступлений против собственности с помощью религиозного воспитания личности // Современные проблемы борьбы с преступностью: материалы Всероссийской научно-практической конференции 14 – 15 мая 2003 года. Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2003. (0,2 п.л.)
  • Желудков М.А. Исследование корыстных преступлений против собственности в религиозных источниках христианства как необходимый элемент воспитания высоконравственной личности // Формирование личности посредством юридического образования: материалы межрегиональной  научно-практической конференции 16 мая 2003 года. Тамбов: Издательство Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина, 2003. (0,5 п.л.)
  • Желудков М.А. Изучение опыта деятельности органов внутренних дел по защите граждан от корыстных преступлений против собственности // Охрана, безопасность и связь: материалы Всероссийской научно-практической конференции 27 – 28 ноября 2003 года. Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2003. (0,2 п.л.)
  • Желудков М.А. Защита органами внутренних дел граждан от корыстных преступлений против собственности // Преступность как она есть и направления антикриминальной политики: Тематический сборник. Москва: Российская криминологическая ассоциация, 2004. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Совершенствование профессионального обучения сотрудников органов внутренних дел с помощью религиозных знаний о предупреждении преступности // Личностное и профессиональное развитие будущего специалиста: материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием 21 ноября 2003 года. Тамбов: Издательство Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина, 2003. (0,3 п.л.)
  • Желудков М.А. Изменение уголовного законодательства и вопросы связанные с наказанием за корыстные преступления против собственности // Преступность и уголовное законодательство: реалии, тенденции и возможности позитивного и негативного взаимовлияния: материалы международной  научно-практической конференции 15 – 16 марта 2004 года. Саратов: Издательство  СГАП, 2004. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Некоторые особенности детерминантов краж и грабежей скота в современных условиях // Актуальные проблемы юридической науки и практики: материалы международной научно-практической конференции 26 февраля 2004 года. Орел: Орловский юридический институт МВД России, 2004. (0,3 п.л.)
  • Желудков М.А. Причины и условия совершения отдельных преступлений против собственности (на примере краж и грабежей скота) // Региональная преступность: состояние, проблемы и перспективы борьбы: материалы международной научно-практической конференции 9 – 10 декабря 2004 года. Курск: Курский филиал Орловского юридического института МВД России, 2005. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Актуальные вопросы информационно-аналитического противодействия организованной преступности // Организованная преступность и криминологические проблемы миграции: материалы международной научно-практической конференции 1 – 2 июля 2004 года. Таганрог: Российская криминологическая ассоциация, 2005. (0,5 п.л.)
  • Желудков М.А., Осокин Р.Б. Перспективы совершенствования уголовно-правовой борьбы с легализацией доходов, полученных мошенническим путем // Изменение преступности и актуальные вопросы законодательства по борьбе с ней: материалы международной научно-практической конференции 23 – 24 июня 2005 года. Тамбов: Издательство  Тамбовского государственного технического университета, 2005. (0,3 п.л.)
  • Желудков М.А. О законодательном обеспечении противодействия незаконному хищению цветных и черных металлов // Проблемы российского законодательства: история и современность: материалы межрегиональной научно-практической конференции 31 января – 1 февраля 2005 года. Тольятти: Издательство Самарской гуманитарной академии, 2005. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А., Осокин Р.Б., Швыркин А.А. Противодействие легализации доходов, полученных мошенническим путем // Пути повышения эффективности взаимодействия подразделений Министерства внутренних дел Российской Федерации с другими государственными органами в области противодействия легализации преступных доходов (стратегический и прикладной аспекты): материалы Международной научно-практической конференции 25 – 27 мая 2005 года. Н.Новгород: Издательство Нижегородской академии МВД России, 2005. (1 п.л.)
  • Желудков М.А. Защита населения от отдельных корыстных преступлений против собственности // Развитие уголовного законодательства: юридическая наука и практика: материалы Всероссийской научно-практической конференции 18 – 19 ноября 2005 года. Тамбов: Издательство ЧП Першина, 2005. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Некоторые вопросы применения норм уголовно-процессуального законодательства при предупреждении преступлений // Труды Тамбовского филиала МосУ МВД России за 2005 год: межвузовский сборник. Тамбов: Издательство ЧП Першина, 2006. (0,3 п.л.)
  • Желудков М.А. О причинах социального паразитизма // Модернизация государства и права России в XX – XXI вв.: исторический опыт и современные проблемы: материалы межвузовской заочной научной конференции (март 2006  года). Тамбов: Издательство  ЧП Першина, 2006. (0,3 п.л.)
  • Желудков М.А. Информационное обеспечение противодействия экономической преступности // Криминальная экономика и организованная преступность: Тематический сборник. Москва: Российская криминологическая ассоциация, 2007. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Обеспечение защиты потерпевших от преступлений // Преступность, организованная преступность, экономика: материалы международной научно-практической конференции 2 – 3 февраля 2007 года. Н. Новгород: Российская криминологическая ассоциация, 2007. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Идеологические основы уважения права чужой собственности в России // Преступность и духовная сфера жизнедеятельности: материалы международной научно-практической конференции 21 – 23 сентября 2007 года. Псков: Российская криминологическая ассоциация, 2008. (0,6 п.л.)
  • Желудков М.А. Повышение эффективности координации деятельности субъектов профилактики правонарушений // Современные вопросы государства, права, юридического образования: сборник научных трудов по материалам 4-й Общероссийской научно-практической интернет-конференции (март 2008 года). Тамбов: Издательство ЧП Першина, 2008. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Повышение эффективности информационно-технического обеспечения деятельности органов внутренних дел по защите имущественного комплекса // Роль правоохранительных органов в современном обществе: проблемы научно-практического обеспечения: материалы XII Международной научно-практической конференции 21 – 22 февраля 2008 года. Улан-Удэ: Издательско-полиграфический комплекс ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2008. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Вопросы социальной адаптации бывших осужденных в проблематике современного предупреждения преступности // Региональная преступность: состояние, проблемы и перспективы борьбы: материалы международной научно-практической конференции от 6 – 7 декабря 2007  года. Курск: Курский филиал Орловского юридического института МВД России, 2008. (0,5 п.л.)
  • Желудков М.А. Опыт обеспечения региональной профилактической деятельности на примере наркотизма // Современная наркоситуация в странах СНГ и проблемы противодействия незаконному обороту наркотиков: материалы международной научно-практической конференции в 2008 году. Брянск: Брянский филиал МосУ МВД России, 2008. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Современные информационные технологии в защите собственности // Актуальные проблемы развития государства и права России в XX – начале XXI века: материалы всероссийской научно-практической конференции от 27 – 28 марта 2008 года. Тамбов: Издательство ЧП Першина, 2008. (0,7 п.л.)
  • Желудков М.А. Особый подход к защите личности и общества от корыстной преступности // Труды Тамбовского филиала МосУ МВД России за 2007 год: межвузовский сборник. Тамбов: Издательство ЧП Першина, 2008. (0,4 п.л.)
  • Желудков М.А. Понятие обеспечения защиты права собственности от корыстных преступлений // Проблемы реформирования российского законодательства: история и современность: материалы Всероссийской заочной научно-практической конференции (март 2009 года). Тамбов: Издательство ЧП Першина, 2009. (0,5 п.л.)
  • Желудков М.А. Состояние современного законодательства по защите собственности от рейдерских захватов // Законодательство о борьбе с преступностью: состояние и перспективы развития: материалы Всероссийской научно-практической конференции 27 марта 2009 года. Москва: Издательство Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2009. (0,7 п.л.)
  • Желудков М.А. Анализ проблем криминологического обеспечения защиты личности и общества от преступности // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики: материалы VII Международной научно-практической конференции от 15 – 18 апреля 2010 года. Тольятти: Издательство Волжского университета им. В.Н. Татищева, 2010. (0,6 п.л.)
  • Желудков М.А. Дефиниции «контроль» и «защита» как реакция государства и общества на современную преступность // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2010: материалы XII Международной научно-практической конференции с элементами научной школы от 01 – 02 апреля 2010 г. Часть 1. Уголовное право. Проблемы противодействия преступности. Челябинск: Полиграф-Мастер, 2010. (0,6 п.л.)
  • Желудков М.А. Соотношение дефиниций «профилактика» и «защита» в структуре предупреждения корыстных преступлений // Современные тенденции развития государства и права России: материалы Всероссийской научно-практической конференции от 30 – 31 марта 2010 г. Том 2. Тамбов: Издательство ЧП Першина, 2010. (0,6 п.л.)
  • Желудков М.А. Защита личности и общества в системе предупреждения корыстных преступлений против собственности // Общественная безопасность, законность и правопорядок в III тысячелетии. Часть 1: Юридические науки: материалы международной научно - практической конференции 19 – 20 мая 2010 г. Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2010. (0,5 п.л.)
  • Желудков М.А. Системный анализ механизма обеспечения защиты права собственности // Развитие молодежной юридической науки в современном мире: сборник научных трудов по материалам VII Международной научно-практической конференции 21 мая 2010 г. Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. (0,6 п.л.)

Учебные пособия

  • Желудков М.А. Совершенствование деятельности органов внутренних дел по противодействию кражам и грабежам в сфере животноводства. Тамбов: Издательство Независимого экономического аналитического центра по проблемам деятельности крестьянских хозяйств, 2005. (2,55 п.л.)

Подписано в печать ________                   

Формат 60х84/16.                                                 Печать офсетная.

Усл. печ. л._____                                             Уч.-изд. л. _____                       

Тираж 100 экз.                                                       Заказ № ______                                                       

 

Москва

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.