WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Теоретическая модель уголовно-процессуальной защиты

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

 

НАСОНОВА ИРИНА АЛЕКСАНДРОВНА

 

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ

Специальность: 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика;

оперативно-розыскная деятельность

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

Москва - 2011


Работа выполнена в НИЦ  № 8 Федерального государственного учреждения «Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации»

Научный консультант                             Заслуженный деятель науки

Российской Федерации

доктор юридических наук, профессор

                                                            Зайцев Олег Александрович

                                                                   

Официальные оппоненты:                           доктор юридических наук, профессор

Александров Александр Сергеевич;

                                                                   

доктор юридических наук, профессор

Халиулин Александр Германович;

                                                                     доктор юридических наук, профессор

Химичева Ольга Викторовна

 

Ведущая организация  –                             Московский государственный

                                                                     институт  международных   

                                                                     отношений (университет)

                                                                     Министерства иностранных дел

                                                                     Российской Федерации

                           

Защита диссертации состоится «11» октября 2011  года в 14.00  часов на заседании диссертационного совета  Д 203.005.02 при Федеральном государственном учреждении «Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации» по адресу: 123995, Г-69 ГСП-5, г. Москва, ул. Поварская, д. 25.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГУ «ВНИИ МВД России».

Автореферат разослан «13 » июня  2011г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                             Кулешов Р.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Уголовно-процессуальная защита представляет собой сложную фундаментальную функцию, которая существует параллельно с другими функциями, противоположными ей (обвинение и разрешение уголовного дела). Ее реализация на современном этапе развития общества в России происходит в условиях новых подходов ко всем действующим правовым нормам, необходимость которых вызвана интенсивными преобразованиями как в экономической, так и в политической жизни, демократизацией правовых институтов.

Анализ ряда положений Конституции Российской Федерации (ст. 2, ч.ч. 1, 2 ст. 45, ч. 1 ст. 48, п. «в» ч. 1 ст. 71, п. «б»  ч. 1 ст. 72) свидетельствует об особом положении защиты прав и свобод человека и гражданина в деятельности государства и позволяет ее рассматривать в качестве фундаментальной функции государства, реализация которой предполагает выполнение соответствующих полномочий  его органами, часть из которых занимается осуществлением судебной власти посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Повышенный интерес государства к проблеме защиты прав и свобод человека и гражданина  обусловлен рядом взаимосвязанных обстоятельств, продиктованных заботой о человеке, согласующейся не только с национальными, но и наднациональными взглядам на решение этой проблемы. Они нашли свое выражение в сформулированных в Конституции Российской Федерации основополагающих правилах о том, что  человек, его права и свободы являются высшей ценностью (ст. 2); права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления  и обеспечиваются правосудием (ст. 18); права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (ч. 1 ст. 17).  Современный подход к проблеме защиты прав, свобод и законных интересов, взятый на вооружение государством, непосредственно связан с включением в правовую систему Российской Федерации общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, в которых важное место отводится указанной проблеме. Среди них нельзя не отметить такие документы, содержащие фундаментальные положения о защите прав, свобод и законных интересов граждан, как  Всеобщая декларация прав человека, принятая резолюцией 217 А Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года, Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от  16 декабря 1966 года, Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила»), принятые резолюцией 40/33  Генеральной Ассамблеи ООН от  10 декабря 1985 года, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая Советом Европы в Риме 4 ноября 1950 года, Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания, принятая членами Совета Европы в Страсбурге 26 ноября 1987 года, и др.

Однако и при таких правовых возможностях проблема эффективной защиты прав и свобод человека до конца не решена. Об этом свидетельствуют многочисленные нарушения в этой области, вызванные изъянами национального законодательства и правоприменительной практики, некоторые из которых рассматривались Европейским Судом по правам человека в силу того, что обратившиеся исчерпали все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (по делу «Эмин­бейли против России», «Мири­лашвили против России» и др.).

Но и в случае рассмотрения спора межгосударственными органами по защите прав и свобод человека конфликт не всегда получает свое разрешение, перемещаясь в сферу взаимоотношений уже между Европейским судом по правам человека и Конституционным Судом Российской Федерации, порождая очень важную для любого государства проблему соотношения национальных и наднациональных институтов. Грамотное ее решение позволит стране не только достойно находиться в мировом правовом сообществе, но и избежать нарушений основополагающих конституционных принципов, сохранив национальный суверенитет, на что уже обращалось внимание в прессе . Одним из путей решения данной проблемы, на наш взгляд, является дальнейшее создание оптимальной национальной модели защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, неотъемлемой частью которой является модель уголовно-процессуальной защиты.

Нормы Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации , составляющие базис для моделирования уголовно-процессуальной защиты, за последние годы подверглись изменениям и дополнениям, что свидетельствует о повышенном внимании законодателя к вопросам данного вида процессуальной деятельности. В частности, было введено правило об отделении функции защиты от других уголовно-процессуальных функций (обвинения и разрешения уголовного дела) (ч. 2 ст. 15 УПК РФ); о защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения ее прав и свобод в качестве назначения  уголовного судопроизводства (ч. 1 ст. 6 УПК РФ); о расширении круга средств уголовно-процессуальной защиты, включая собирание доказательств (например, п. 2 ч. 1 ст. 53, п. 7 ч. 2 ст. 54 УПК РФ), и прочее.

В то же время целый ряд проблем теоретико-правового характера до настоящего времени не решен. Так, неоднозначным остается понимание сущности защиты прав, свобод и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве; в юридической науке не разрешен ряд спорных проблем, касающихся объекта защиты, субъекта защиты, нравственных начал взаимоотношений субъектов защиты и средств защиты в уголовном судопроизводстве России.

Расширение процессуальных возможностей личности в уголовном судопроизводстве делает защиту их прав и законных интересов более результативной. Вместе с тем положения закона, касающиеся обеспечения этих возможностей, не могут быть признаны удачно сформулированными и требуют дальнейшего совершенствования с учетом таких определяющих факторов, как распространенность этого вида деятельности на всех без исключения лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство, а также занятость в этом процессе всех публичных участников уголовного судопроизводства. Не только прикладное, но и теоретическое значение имеет создание для лиц в уголовном судопроизводстве таких условий, которые позволили бы реализовать им свои права в полном объеме. Самостоятельный блок вопросов связан с процессуальными средствами защиты и их оптимизацией.

Анализ правоприменительной практики позволяет констатировать недостаточно высокую эффективность защиты в уголовном судопроизводстве. Так, руководство Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, анализируя результаты своей деятельности, приходит к выводу о том, что «в результате процессуальных нарушений, ошибок и недоработок следователей и руководителей следственных подразделений нарушаются конституционные права и свободы граждан» . Данный вывод вполне согласуется со следующими статистическими данными. За 10 месяцев 2009 г. судом возвращено в порядке ст. 237 УПК РФ 1312 уголовных дел, расследованных следователями Следственного комитета (1,6%) . За 9 месяцев 2009 г. возвращено прокурором для производства дополнительного расследования  1929 уголовных дел . Как видно, количество таких дел остается значительным.

Не редкостью являются и нарушения профессиональных прав самих адвокатов, что также снижает результативность уголовно-процессуальной защиты. Так, в 2009 г. в адвокатских палатах 53 субъектов Российской Федерации зарегистрировано 1010 случаев нарушения таких прав (2008 г. – 205 в 38 субъектах Российской Федерации) .

На этом фоне необходимость выработки юридической наукой и законодателем дополнительных правовых гарантий защиты личности в уголовном процессе – задача, которая проходит красной нитью как в соответствующих сигналах от федеральной исполнительной власти (Президент РФ, правоохранительный блок Правительства РФ), так и от власти судебной (правовые позиции Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ, решения органов судейского сообщества).

Cказанное свидетельствует о потребностив научном обосновании эффективного функционирования системы защиты, что немыслимо безтеоретически оптимальной модели уголовно-процессуальной защиты, в которой защита потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, любого иного лица, вовлеченного в орбиту уголовного процесса, представлена прежде всего в виде единой системы норм, образующих сложный институт защиты прав и интересов лиц в уголовном судопроизводстве.

Таким образом, актуальность диссертационного исследования определяется как проблемами совершенствования уголовно-процессуальной теории и законодательства, так и  практическими трудностями осуществления защиты прав, свобод и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве.

Степень научной разработанности темы. Проблемы защиты занимают одно из важных мест в науке уголовно-процессуального права. Им посвящены многочисленные исследования, внесшие существенный вклад в ее развитие.

Исследования проблем обеспечения обвиняемому права на защиту, осуществления функции защиты в российском уголовном процессе представлены в работах Л.Б. Алексеевой, В.Д. Адаменко, О.Я. Баева, М.О. Баева, В.П. Божьева, А.Д. Бойкова, А.А. Власова, М.М. Выдри, В.Н. Галузо, Н.А. Громова, А.А. Давлетова, В.Г. Даева, И.Ф. Демидова, О.А. Зайцева, З.З. Зинатуллина, Л.Б. Зуся, Л.М. Зейналова, А.Н. Ивановой, В.П. Кашепова, Л.Д. Кокорева, В.М. Корнукова, Ф.М. Кудина, Э.Ф. Куцовой, А.Г. Кучерены, А.В. Лазаревой, А.М. Ларина, А.А. Леви, А.П. Лобанова, В.З. Лукашевича, Ю.Г. Лубшева, П.А. Луженской, В.В. Мельника, Т.Г. Морщаковой, И.Б. Михайловской, А.А. Новиковой, И.Л. Петрухина, В.В. Печерского, Н.В. Радутной, В.М. Савицкого, Ю.И. Стецовский, М.С. Строговича, А.В. Смирнова, М.В. Смоленского, И.Л. Трунова, А.А. Тушева, А.Г. Халиулина, С.П. Щербы, С.Д. Шестаковой, Н.А. Якубович и других авторов.

Проблемам защиты прав и законных интересов потерпевшего посвящены работы С.А. Александрова, О.Я. Баева, В.М. Быкова, В.П. Божьева, И.Ф. Демидова, В.Н. Григорьева, О.А. Зайцева, Л.Д. Кокорева, Э.Ф. Куцовой, В.А. Лазаревой, З.В. Макарова, Т.Е. Сарсенбаев, С.А. Шейфера и др.

Вопросы защиты прав и законных интересов свидетеля в уголовном судопроизводстве России  осветили  М.А. Баранова, Е.В. Евстратенко,  Н.Р. Мухудинова, В.Д. Потапов, А.Ю. Епихин, Е.Г. Тарло и др.

За последние годы применительно к исследованию отдельных аспектов защиты в уголовном судопроизводстве подготовлены и защищены докторские диссертации М.О. Баева, О.Б. Батуриной, Ю.И. Великосельского, Б.Я. Гаврилова, В.Л. Кудрявцева. Вопросам защиты как на отдельных стадиях уголовного судопроизводства, так и  применительно к лицам, нуждающимся в ней, посвящены кандидатские диссертации Т.Г. Бородиновой, М.Ю. Брежневой, Б.М. Бургера, В.Л. Григоряна, Н.А. Дмитриевой, Т.Е. Ермоленко, Д.А. Иванова, С.В. Колдина, А.В. Москаленко, И.А. Мищенковой, В.Д. Неутова, Н.Н. Неретина, А.В. Орлова, Д.В. Погорелова, В.С. Попова, Л.А. Потаповой, Е.Б. Смагоринской, Т.П. Ретунской, Т.В. Тетерина, А.Н. Фоменко, Т.А. Шмаревой, В.Н. Шагового, Д.М. Ямбаевой, Р.В. Ярцева, С.Г. Яшина и др.

Высоко оценивая значение проведенных ранее исследований, приходится отметить сложившуюся в уголовно-процессуальной науке тенденцию: внимание ученых все больше направляется на конкретное изучение отдельных вопросов уголовно-процессуальной защиты с предпочтительной расстановкой акцентов на правовых гарантиях защиты в уголовном судопроизводстве потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого.

Детальному же исследованию проблем защиты прав, свобод и законных интересов не только указанных участников, но и иных лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, уделялось недостаточное внимание. В то же время необходимость урегулирования правоотношений в этой сфере неизбежно формирует потребность в выявлении закономерностей указанных видов уголовно-процессуальной защиты.

В подобных условиях становится актуальной проблемой обоснование социально-правовой и нравственной значимости защиты как фундаментальной функции государства и права, а также разработка теоретических основ уголовно-процессуальной защиты в целом на основе комплексного подхода, который бы обеспечивал возможность выявления ее механизма, прогнозирования тенденций ее развития и совершенствования.

Объектом исследования являются общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства, которые возникают по поводу защиты прав, свобод и законных интересов лиц, вовлеченных в уголовно-процессуальную деятельность, между государственными органами, их должностными лицами и  другими участниками уголовного судопроизводства.

Предмет исследования составляют нормы, регулирующие уголовно-процессуальную деятельность по поводу защиты прав, свобод и законных интересов лиц, вовлеченных в нее, достижения уголовно-процессуальной науки в этой области, а также правоприменительная практика.

Цели и задачи исследования. Цели исследования заключаются в разработке и обосновании научных положений, которые в своей совокупности могли бы составить теоретическую основу уголовно-процессуального института защиты, и выработке практических рекомендаций по применению его нормативных положений в сфере уголовного судопроизводства.

Для достижения поставленных целей были поставлены следующие задачи:

раскрыть понятие, правовую природу функции защиты и ее нормативную регламентацию;

исследовать общие условия уголовно-процессуальной защиты;

определить объект уголовно-процессуальной защиты, раскрыть его понятие, содержание и структуру;

определить круг субъектов уголовно-процессуальной защиты, разработать их классификацию;

исследовать нравственные начала взаимоотношений субъектов защиты;

определить систему средств уголовно-процессуальной защиты;

рассмотреть проблему совершенствования средств защиты;

сформулировать предложения по совершенствованию законодательства, регламентирующего уголовно-процессуальную защиту;

обобщить практику участия субъектов защиты по уголовным делам, находящимся в производстве следователей, дознавателей, судей.

Методика и методология исследования. Методологическую основу исследования составляют общенаучные и частнонаучные методы исследования: исторический, сравнительно-правовой, формально-логический, статистический, социологический метод получения новых научных знаний.

Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, общепризнанные нормы и принципы международного права, действующее уголовно-процессуальное, уголовное и иное законодательство, подзаконные нормативные правовые акты, постановления и определения Конституционного Суда Российской Федерации, руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Теоретическую основу исследования составили работы ученых-процессуалистов —   В.М. Быкова, В.П. Божьева, А.Д. Бойкова, Н.А. Власовой, К.Ф. Гуценко, В.Г.Даева, Т.Н. Добровольской, О.А. Зайцева, В.И. Каминской, Л.М. Карнеевой, З.Ф. Ковриги, Л.Д. Кокорева, Э.Ф. Куцовой,  А.М. Ларина, П.А Лупинской, З.В. Макаровой, Н.Н. Полянского, И.Л. Петрухина, В.М. Савицкого, Ю.И. Стецовского, М.С. Строговича, В.Т. Томина,  И.Я. Фойницкого, М.А. Чельцова, В.С. Шадрина, С.А. Шейфера, С.П. Щербы, П.С. Элькинд и других, а также труды по уголовному праву, криминологии, оперативно-розыскной деятельности, психологии, криминалистике, относящиеся к проблемам диссертационного исследования.

Эмпирической базой исследования являются результаты изучения практики Верховного Суда Российской Федерации, материалов уголовных дел, обобщенных по специально разработанной анкете (2000-2010 гг.), социологического опроса следователей, дознавателей, прокурорских работников, судей и адвокатов.

По теме исследования автором изучено 471 уголовное дело, рассмотренных судами, проанкетированы 610 сотрудников правоохранительных органов, из которых 45 сотрудников прокуратуры, 172 следователя, 139 дознавателей, 151 адвокат, 103 судьи. Сбор эмпирических данных осуществлен в 28  субъектах Российской Федерации:  республиках Дагестан, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Чеченская, Коми, Марий Эл,  Северная Осетия – Алания; Краснодарском, Пермском, Ставропольском краях; Белгородской, Волгоградской, Вологодской, Воронежской, Ивановской, Кировской, Костромской, Курской, Липецкой, Московской, Мурманской, Тамбовской, Тюменской, Томской областях; городах Москве и Санкт-Петер­бурге; Чукотском, Ямало-Ненецком автономных округах.

Научная новизна исследования заключается  в том, что впервые на основе современных представлений о юридической природе уголовно-процессуальной защиты разработан отвечающий требованиям расширения границ защиты в уголовном судопроизводстве комплекс доктринальных положений, которые в своей совокупности представляют теоретическую модель уголовно-процессуальной защиты, рассчитанную на единую деятельность по отстаиванию прав, свобод и законных интересов всех без исключения лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство, и  включающую в себя: единый категориальный аппарат, позволяющий однозначно определять терминологию, используемую в процессе уголовно-процессуальной защиты; научное толкование норм Конституции Российской Федерации и уголовно-процессуальных норм  о праве на защиту; научные положения, раскрывающие сущность, понятие, роль уголовно-процессуальной защиты, а также таких ее составляющих, как общие условия, объект, субъекты, средства, этические основы защиты в уголовном судопроизводстве России; научно обоснованные предложения о путях разрешения проблем, возникающих в сфере уголовно-процессуальной защиты.

Отвечают критерию новизны следующие положения, входящие в содержании теоретической модели уголовно-процессуальной защиты: характеристика института уголовно-процессуальной защиты как правового феномена, включающего все направления защитительной деятельности, в том числе защиту лиц, не имеющих определенного процессуального статуса; авторская трактовка существующих в науке уголовно-процессуального права понятий «защита» и «обеспечение», на базе которых выстраивается теория эффективной уголовно-процессуальной защиты; классификация видов защиты, выявление их особенностей в зависимости от этапа судопроизводства, субъектов защиты, обоснования понятия «приоритетные» виды защиты; теоретические выводы о понятии и разграничении терминов, явлений «сторона защиты», «участники правоотношений», «субъект защиты»; совокупность положений, раскрывающих понятие и содержание объекта уголовно-процессуальной защиты, разграничение понятий «реальный» и «потенциальный» объекты защиты; нравственные аспекты уголовно-процессуальной защиты как условие обеспечения результативной защитительной деятельности; ряд аргументированных, сверенных с реальной практикой, мнением правоприменителей, предложений по восполнению имеющихся пробелов в законодательстве с целью оптимизации как уголовно-процессуальной защиты в целом, так и ее составляющих. На базе теоретической модели уголовно-процессуальной защиты подготовлен доктринальный проект  Федерального закона о внесении «сквозных» изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части уголовно-процессуальной защиты.

На защиту выносятся следующие положения, являющиеся новыми или имеющие элементы научной новизны:

1. Теоретическая модель уголовно-процессуальной защиты как обусловленный историческими условиями, теоретически и нормативно обоснованныйобраз уголовно-процессуальной защиты, формирующий объективное представление о современном ее состоянии, а также  перспективах ее совершенствования, включая роль защиты в реализации назначения уголовного судопроизводства России, общие условия, объект, субъекты, средства уголовно-процессуальной защиты.

2. Обоснование многоаспектности современного образа уголовно-процессуальной защиты, представленного ее теоретической моделью, учитывающего разные значения защиты: деятельность, функция, институт, отношения в уголовном судопроизводстве России.

3. Авторское понятие «уголовно-процессуальная защита как уголовно-процессуальная деятельность», представленное следующей дефиницией – это основанная на законе, существующая в форме уголовно-процессуальных отношений, упорядоченная совокупность действий, осуществляемых субъектами защиты, ориентированная на отстаивание прав и законных интересов (предотвращение нарушения прав и законных интересов или восстановление уже нарушенных прав) лиц, вовлеченных в орбиту уголовно-процессуальной деятельности, путем установления обстоятельств, благоприятствующих субъекту защиты, посредством осуществления полномочий, предусмотренных законом.

4. Определение уголовно-процессуальной защиты как  сложного уголовно-процессуального института, нормы которого рассчитаны на все направления защитительной деятельности (защиту участников уголовного судопроизводства, а также защиту иных лиц, вовлекаемых в уголовно-процессуальные отношения)  и регламентируют отношения, возникающие в связи с этой деятельностью, назначением которой является отстаивание прав и законных интересов (предотвращение нарушения  прав и законных интересов или восстановление уже нарушенных прав) лиц, вовлеченных в орбиту уголовно-процессуальной деятельности, путем установления обстоятельств, благоприятствующих субъекту защиты, и исследования имеющихся в деле доказательств с указанной позиции посредством осуществления этим субъектом полномочий, предусмотренных законом.

5. Новое доктринальное толкование норм, закрепляющих обеспечение права на защиту в уголовном судопроизводстве России, учитывающее современную тенденцию законодателя к расширению границ уголовно-процессуальной защиты и включающее: цели, объекты и субъекты обеспечительной деятельности; правовые средства, сопровождающие обеспечительную деятельность государственных органов и должностных лиц; особенности обеспечительной деятельности отдельных субъектов; основанную на разграничении понятий «защита» и «обеспечение» авторскую трактовку понятия «обеспечение права на защиту в уголовном судопроизводстве».

6. Теоретически обоснованная система общих условий осуществления уголовно-процессуальной защиты, под которой следует понимать согласованную совокупность правил, вытекающих из  исходных основополагающих, фундаментальных для построения всей системы защиты правовых норм и определяющих характер, содержание защиты, а также ее уголовно-процессуальную форму. К ним относятся: предпосылки возникновения уголовно-процессуальной защиты; правовые механизмы уголовно-процессуальной защиты; условия, обеспечивающие дифференциацию защиты по видам.

7. Определение правовых предпосылок уголовно-процессуальной защиты, которыми являются: правовые нормы, регламентирующие все направления защитительной деятельности в рамках уголовного судопроизводства; правосубъектность (правоспособность и дееспособность) как способность лица при наличии определенных условий обладать и лично реализовывать субъективные права и нести возложенные на него обязанности в сфере защиты; юридические факты, которые существуют в форме либо процессуальных действий, либо  сложного юридического состава и порождают правоотношения в указанной сфере.

8. Вывод автора о том, что не всякая активность в использовании процессуальных средств защиты приводит к ее эффективности. Субъектам защиты следует не допускать в своей деятельности негативной активности, проявлениями которой являются: преждевременное применение субъектом защиты процессуального средства, лишающее возможности эффективно использовать его в будущем; применение процессуальных средств для создания видимости защиты и др.

9. Разработанное автором определение объекта уголовно-процессуальной защиты, под которым следует понимать находящиеся в состоянии нарушения или реальной угрозы нарушения субъективные права, свободы, законные интересы лиц, подлежащих защите в уголовном судопроизводстве. 

10.  Научно-обоснованная диссертантом система общих закономерностей содержания объекта уголовно-процессуальной защиты, которую составляют: формирование содержания объекта защиты правами, свободами и законными интересами лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство,  нарушенными или находящимися под угрозой такого нарушения; урегулированность уголовно-процес­суальным законодательством составных элементов объекта уголовно-процессуальной защиты (прав, свобод и значительной части законных интересов), а также их  гарантированность, обеспечивающая реальность и эффективность защиты; системность содержания объекта защиты, обуславливающая взаимосвязь входящих в него прав, свобод, законных интересов; индивидуализация содержания объекта защиты применительно к каждому уголовному делу и к каждому лицу; подчиненность прав, свобод и законных интересов, образующих содержание объекта защиты,  общим принципам, базирующимся на опыте развития прав человека в России и других государствах.

11. Предложение о введении в научный оборот понятий «реальный объект защиты» и «потенциальный объект защиты». Соответственно, потенциальным объектом защиты являются подлежащие защите на основании закона ненарушенные правомерно реализующиеся субъективные права, свободы и законные интересы лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство. Под реальным объектом уголовно-процессуальной защиты следует понимать субъективные права, свободы и законные интересы лиц, вовлеченных в уголовно-процессуальную деятельность, которые нуждаются в защите на основании закона в силу их нарушения или угрозы их нарушения.

12. Разработанная автором структура объекта уголовно-процессуальной защиты, которую следует рассматривать как системную совокупность его составных частей и элементов, состоящую из  общего, типового, видового и  непосредственного объектов. Предложенная структура объекта защиты позволяет охватить все права, свободы, законные интересы, подлежащие защите, без каких-либо  изъятий.

13. Вывод автора о том, что нравственные начала взаимоотношений субъектов защиты – это обусловленные моральными представлениями людей общие и важнейшие требования, предъявляемые к взаимоотношениям субъектов защиты, адресованные указанным субъектам, обязательные для исполнения с их стороны, логически вытекающие из цели защиты, формирующие облик взаимоотношений субъектов защиты, в котором отражаются их характер и специфика.

14. Определение условий эффективного применения средств защиты, которыми являются: направленность процессуального средства на установление обстоятельств, имеющих значение для защиты прав и законных интересов лица, подлежащего защите по конкретному делу, а также на содействие реализации его прав и законных интересов иным образом; подбор средств защиты с учетом роли в уголовном судопроизводстве каждого субъекта, осуществляющего защитительную деятельность; учет специфики отдельных видов прав участников уголовного процесса, подлежащих защите; предвидение всех возможных последствий применения процессуального средства; согласование применения средств защиты между субъектами, объединенными общим объектом защиты; определение момента применения процессуального средства с учетом временных границ, установленных законодателем для некоторых их видов (например, для ходатайств), и особенностей применяемой тактики; приоритетность письменной формы средств защиты перед устной; подготовка субъекта защиты к использованию процессуального средства.

15. Комплекс предложений, направленных на совершенствование процессуальных возможностей субъектов защиты, включая: детальную регламентацию в правовых нормах II раздела УПК РФ «Участники уголовного судопроизводства»  правомочий всех без исключения субъектов защиты из числа участников уголовного судопроизводства, в том числе частного обвинителя, законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого, адвоката свидетеля, а также лица, в отношении которого велось или ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера и его законного представителя, исключая при этом возможное дублирование указанных положений в других статьях УПК РФ; корректировку основания участия перечисленных субъектов защиты, предполагающую их допуск к участию в деле вместо привлечения их к такому участию;  нормативное закрепление новых возможностей субъектов защиты, связанных с применением  средств процессуальной защиты, прежде всего, относительно недавно предусмотренных законом (например, относящихся к  заключению досудебного соглашения) и др.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что на основе полученных результатов автором в рамках единой теоретической модели обоснованы и сформулированы принципиально новые научные положения и выводы, позволяющие в значительной степени расширить научную базу и объем знаний об уголовно-процессуальной защите, которые вместе представляют новое крупное научное достижение в области уголовно-процессуального права.

Результаты проведенного общетеоретического анализа, развивая и дополняя понятийный аппарат, переосмысливая важные аспекты правого регулирования уголовно-процессуальной защиты, позволили обосновать  современную ее модель, включая ее составляющие.

Разработка в диссертации теоретические основ  уголовно-процессуальной защиты сочеталась с определением и решением проблем законодательной регламентации различных направлений уголовно-процессуальной защиты Российской Федерации.

Практическая значимость исследования обусловлена рядом положений диссертации, направленных на беспрепятственное осуществление уголовно-процес­суальной защиты и в связи с этим совершенствование как самого вида указанной уголовно-процессуальной деятельности, так и всей системы ее обеспечения.

Сформулированные научные положения, выводы и рекомендации по проблемам уголовно-процессуальной защиты могут быть использованы при совершенствовании уголовно-процессуального законодательства,  в правоприменительной деятельности сотрудников правоохранительных органов (следователей, дознавателей, прокуроров, судей, адвокатов), в научной деятельности, в преподавании учебных дисциплин «Уголовный процесс», «Правоохранительные органы», спецкурсов «Уголовно-процессуальное доказывание», «Обеспечение прав личности в уголовном процессе», «Адвокатура», «Особенности защиты по уголовным делам», а также для подготовки учебников, учебных пособий и методических рекомендаций.

Апробация работы и внедрение результатов исследования. Теоретические положения и выводы, содержащиеся  в диссертации, нашли отражение в  трех монографиях автора, а также в  пособиях, научных статьях, в том числе 19 из них в изданиях, рецензируемых ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации (всего 83 публикации общим объемом 93 п. л.).

Апробация и внедрение результатов исследования осуществлялись в течение ряда лет в различных формах: в научно-педагогической деятельности автора диссертации, апробировавшего методологическую базу исследования; в разработке соискателем на основе диссертационного исследования спецкурсов «Обеспечение прав личности в уголовном процессе», «Особенности защиты по уголовным делам», рассчитанных на студентов, курсантов и слушателей высших учебных заведений; при чтении лекционных курсов по дисциплинам «Уголовный процесс», «Правоохранительные органы», «Обеспечение прав личности в уголовном процессе», «Адвокатура», «Особенности защиты по уголовным делам»; путем внедрения основных результатов диссертационного исследования, изложенных в монографиях, учебных пособиях и методических рекомендациях, в практическую деятельность подразделений внутренних дел (Воронежской, Липецкой, Тамбовской и других областей), в практическую деятельность Южной транспортной прокуратуры; Управления на транспорте МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу; Южного следственного управления на транспорте Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации; Воронежского областного суда; в практическую деятельность Воронежской областной Думы для подготовки предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, а также в учебный процесс образовательных учреждений России (Московской академии экономики и права, Воронежского государственного университета, Воронежского института МВД России, Воронежского экономико-правового института, Краснодарского университета МВД России и др.); в процессе обсуждения на заседаниях кафедры уголовного процесса Воронежского института МВД России.

Проблемные положения настоящего исследования изложены в выступлениях на международных, всероссийских и межведомственных научно-практических конференциях (Воронеж 1996, 1999, 2008, 2009, 2010;  Урюпинск –  2004;  Курск – 2008; Ставрополь – 2008; Москва – 2009).

Автор выступала с научными материалами на круглых столах и научно-практических семинарах (Воронеж 1999,2007, 2008; Липецк – 2008; Москва – 2008; Брянск – 2010).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, включающих 15 параграфов, заключения, списка использованных правовых источников и научной литературы, приложений.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы исследования, ее актуальность и степень разработанности; формулируются цели и задачи диссертационного  исследования; определяется его объект  и предмет; характеризуются  теоретическая и практическая значимость работы, методологические основы и методы исследования, эмпирическая база; раскрывается научная обоснованность и достоверность результатов исследования; рассматривается научная новизна; формулируются положения, выносимые на защиту; приводятся сведения об апробации и внедрении результатов исследования, о структуре диссертации.

В первой главе диссертации«Сущность и значение защиты в уголовном судопроизводстве России» – применительно к уголовному судопроизводству России последовательно рассматриваются: понятие и правовая  природа уголовно-процессуальной защиты; роль защиты в реализации назначения уголовного судопроизводства; право на защиту и его гарантии.

Проведенный в работе анализ основных понятий, относящихся к защите прав, свобод и законных интересов личности, свидетельствует об отсутствии единого понимания сущности уголовно-процессуальной защиты в науке уголовно-процессуального права, противоречивости правовой регламентации данного вида деятельности, что, по мнению автора,  влечет за собой в ряде случаев не только неясность терминологии, используемой в нормативно-правовых актах, но и негативно сказывается на качестве защитительной деятельности в уголовном судопроизводстве России.

Диссертант, исходя из явно обозначенной в законодательстве тенденции к расширению границ уголовно-процессуальной защиты (ч. 1 ст. 6 УПК РФ), полагает, что уголовно-процессуальная защита как сложная уголовно-процессуальная деятельность – это основанная на законе, существующая в форме уголовно-процессуальных отношений, упорядоченная совокупность действий, осуществляемых субъектами защиты (участниками указанных правоотношений), ориентированная на отстаивание прав, свобод и законных интересов (предотвращение нарушения прав и законных интересов или восстановление уже нарушенных прав) лиц, вовлеченных в орбиту уголовно-процессуальной деятельности, путем установления обстоятельств, благоприятствующих субъекту защиты, посредством осуществления полномочий, предусмотренных законом.

Как считает диссертант, значение защиты в уголовном судопроизводстве этим не исчерпываются, так как за его пределами остается такая важная составляющая ее сущности, как уголовно-процессуальный институт. В связи с этим автором поставлена и решена задача четкого обозначения параметров данного  правового образования в сфере защиты как одного из аспектов ее содержания.  Под уголовно-процессуальным институтом защиты, по мнению автора, следует понимать систему норм, рассчитанных на все направления защитительной деятельности (защиту участников уголовного судопроизводства, а также защиту иных лиц, вовлекаемых в уголовно-процессуальные отношения)  и регламентирующих отношения, возникающие в связи с этой деятельностью, назначением которой является отстаивание прав и законных интересов (предотвращение нарушения  прав и законных интересов или восстановление уже нарушенных прав) лиц, вовлеченных в орбиту уголовно-процессуальной деятельности, путем установления обстоятельств, благоприятствующих субъекту защиты, и исследования имеющихся в деле доказательств с указанной позиции посредством осуществления этим субъектом полномочий, предусмотренных законом.

Возможность рассматривать указанное образование в качестве сложного института уголовно-процессуального права, по мнению диссертанта, определяется следующими соображениями.

Данное правовое образование в качестве института уголовно-процессуального права системно объединяет уголовно-процессуальные нормы, регулирующие цели, содержание, порядок, средства защиты, ее особенности на различных стадиях процесса, а также общественные отношения, которые складываются в связи с деятельностью по защите прав и законных интересов участников уголовного процесса.

Функциональное назначение защиты как института уголовно-процессуального права  определяется задачей не допустить нарушения прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве или содействовать восстановлению этих прав.

Уголовно-процессуальный институт защиты существует как совокупность относительно обособленных правовых блоков (защиты обвиняемого, защиты потерпевшего и т.д.), которые, с одной стороны, обладают единством их содержания и функционального назначения в сфере уголовно-процессуального права, исходя из единого назначения защиты, общности ее принципов и средств. С другой стороны, каждый из них  имеет свою специфику, обусловленную кругом лиц, права которых защищаются; субъектами, осуществляющими защиту; стадиями процесса, на которых осуществляется защита; видом защищаемых прав (имущественных или неимущественных).

Учитывая многоаспектность уголовно-процессуальной защиты диссертант предложил теоретическую модель уголовно-процессуальной защиты как теоретически и нормативно обоснованный, исторически обусловленный образ уголовно-процессуальной защиты, формирующий объективное представление о современном ее состоянии, а также  перспективах ее совершенствования, включая факторы, обуславливающие ее развитие,  и охватывающий следующие составляющие: роль защиты в решении задач уголовного судопроизводства России; общие условия защиты в уголовном процессе России; объект уголовно-процессуальной защиты; субъекты уголовно-процессуальной защиты; средства уголовно-процессуальной защиты.

Исследуя проблему роли защиты в реализации назначения уголовного судопроизводства России, автор  проследил взаимосвязь защиты с другими самостоятельными задачами уголовного судопроизводства: уголовным преследованием, назначением виновным справедливого наказания, отказом от уголовного преследования невиновных, освобождением их от наказания, реабилитацией каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию. По мнению диссертанта, каждая  задача уголовного судопроизводства, в том числе и защита, может выступать средством достижения других его задач (уголовного преследования; реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию).

В рамках проблемы гарантированности права на уголовно-процессуальную защиту  дано новое доктринальное толкование норм, закрепляющих обеспечение права на защиту в уголовном судопроизводстве России, учитывающее современную тенденцию законодателя к расширению границ уголовно-процессуальной защиты и включающее: цели, объекты и субъекты обеспечительной деятельности; правовые средства, сопровождающие обеспечительную деятельность государственных органов и должностных лиц; основную формы обеспечительной деятельности отдельных субъектов (руководителя следственного органа, начальника подразделения дознания); основанную на разграничении понятий «защита» и «обеспечение» авторскую трактовку понятия «обеспечение права на защиту в уголовном судопроизводстве».

Автор, учитывая различные взгляды ученых на проблему понимания права на защиту (И.Ф. Демидова, А.В. Смирнова, М.С. Строговича, Ю.И. Стецовского, К.Б. Калиновского, В.С. Шадрина, П.С. Элькинд и др.), отстаивает следующие положения: право любого субъекта на защиту должно подлежать надлежащему обеспечению; обеспечительная деятельность должна осуществляться не только  судом, прокурором, следователем и дознавателем, но и другими участниками уголовного процесса, наделенными властными полномочиями, осуществляющими уголовное преследование и выполняющими контролирующие функции по отношению к следователю и дознавателю: руководителем следственного органа (ст. 39 УПК РФ), органом дознания, начальником подразделения дознания (ст. 40-1 УПК РФ).

Указанные обстоятельства выпали из нормативных правил, содержащихся в ст. ст. 11, 16 УПК РФ. В связи с чем представляется необходимым скорректировать их содержание в части, касающейся перечня субъектов, обязанных охранять права и свободы человека и гражданина в уголовном судопроизводстве и обеспечивать право на защиту подозреваемому и обвиняемому, включив в него руководителя следственного органа, орган дознания, начальника подразделения дознания, а также в части круга лиц, право на защиту которых подлежит  обеспечению. Данное предложение согласуется с результами опроса практических работников, в ходе которого 74 % прокурорских работников, 89 % адвокатов, 84 % судей, 57 % следователей высказали мнение о необходимости защиты в уголовном судопроизводстве наряду с интересами обвиняемого интересов других лиц.

Вторая глава«Общие условия осуществления защиты в уголовном судопроизводстве России» – посвящена исследованию общих условий защиты в уголовном процессе, видов защиты, анализу предпосылок возникновения защиты, рассмотрению правовых механизмов  уголовно-процессуальной защиты.

В работе сформулирована дефиниция общих условий защиты. Общие условия защиты – это согласованная совокупность правил, вытекающих из  исходных, основополагающих, фундаментальных для построения всей системы защиты правовых норм, обеспечивающих их действие, определяющих характер и содержание защиты, а также ее уголовно-процессуальную форму.

Указанная категория рассматривается автором как система трех составляющих: предпосылок защиты (предварительное условие возникновения защиты); гарантий защитительной деятельности (условия существования защиты); условий, обеспечивающих дифференциацию уголовно-процессуальной защиты по видам.

Структура правовых предпосылок защиты раскрывается  через следующие понятия: нормы комплексного уголовно-процессуального института защиты; правосубъектность (правоспособность и дееспособность); юридические факты (процессуальные действия и сложный юридический состав).

В диссертации показано, как предпосылки уголовно-процессуальной защиты различаются в зависимости от ее видов, а также возможности участия в защите как непрофессиональных, так и профессиональных субъектов защиты; дается анализ этим предпосылкам.

Раскрывая сущность юридических предпосылок, диссертант вводит в научный оборот такие новые понятия, как потенциальные предпосылки и  реальные предпосылки.

Автор обосновывает, что потенциальныепредпосылки являются предосновой реальных действий, побуждающих к жизни уголовно-процессуальные отношения  в сфере защиты, а реальные предпосылки – это само осуществление действий, наступление юридических фактов.

В работе показано, что потенциальные предпосылки как процессуальные условия  возникновения и существования защиты – это совокупность предварительных условий, требующих своей реализации в сфере защиты. А реальные процессуальные предпосылки защиты представляют собой действия как момент осуществления защитительной деятельности, в ходе которых реализуются субъективные права и обязанности субъектов защиты, осуществляется их переход в разряд реальных.

В работе аргументируется необходимость и важность защиты в ходе возбуждения уголовного дела прав и законных интересов лиц, пострадавших от преступлений; лиц, обратившихся с заявлением;  лиц, явившихся с повинной; лиц, в отношении которых возможно возбуждение уголовного дела; лиц, подлежащих государственной защите. Результаты проведенного исследования показали, что 46% прокурорских работников, 56% судей, 83% адвокатов признают необходимость защиты интересов лиц на стадии возбуждения уголовного дела.

Далее автором рассматривается дискуссионный вопрос о делении защиты на активную и пассивную.  Диссертант не разделяет мнения ученых, допускающих такую классификацию (В.Д. Адаменко). В данном вопросе автор исходит из того, что деление защиты на активную и пассивную нецелесообразно, так как в уголовном судопроизводстве абсолютно пассивной защиты не бывает. Пассивность предполагает отсутствие всякой защиты, которое возможно лишь в случае полной утраты субъектом своего процессуального статуса. Применительно к уголовно-процессуальной защите речь может идти только о разных степенях ее активности.

Исследование проблемы активности  уголовно-процессуальной защиты позволяет обосновать в работе вывод о том, что не всякое энергичное применение процессуальных средств обуславливает ее эффективность. Отмечается, что 74 % опрошенных адвокатов придерживаются этой позиции. В связи  с этим применительно к  характеру достигнутых результатов, по мнению автора, необходимо различать позитивную и негативную активность защиты. Диссертант, предлагая ввести в научный оборот указанные понятия, следующим образом раскрывает их суть.  Позитивная активность защиты приводит к положительным для защищаемого лица результатам. Она напрямую связана с грамотным, сбалансированным применением защитных средств. Негативная активность защиты не только не способствует достижению указанной цели, но и может привести к прямо противоположным результатам. Проявлениями негативной активности защиты в уголовном судопроизводстве, по мнению автора, являются: преждевременное применение субъектом защиты процессуального средства, лишающее возможности эффективно использовать его в будущем; применение процессуальных средств для создания видимости защиты и др.

В диссертации значительное внимание уделяется анализу современной тенденции сближения процессуальных возможностей приоритетных видов защиты (защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод). Автор, поддерживая наиболее важные направления такого сближения (закрепление в законе наряду с обязательным участием защитника подозреваемого, обвиняемого обязательного участия представителя потерпевшего, а также возможности обеспечения его участия по назначению;  предоставление указанным участникам процесса равных прав при назначении и производстве экспертизы, предполагающее в том числе наделение потерпевшего возможностью ставить вопросы эксперту; уравнивание процессуальных возможностей указанных участников уголовного процесса при ознакомлении с материалами уголовного дела по окончании предварительного расследования с предоставлением потерпевшему такого же, как у обвиняемого, права знакомиться с указанными материалами в полном объеме; закрепление в процессуальном статусе обвиняемого аналогичной праву потерпевшего возможности ходатайствовать о применении мер безопасности в соответствии с ч. 3 ст. 11 УПК РФ), в то же время предостерегает от абсурдных форм этого процесса.

Проведенный автором анализ процессуальных гарантий в защите позволил выделить следующие их группы:

общие условия существования любого вида уголовно-процессуальной деятельности, в том числе и защитительной (цели и задачи уголовного процесса; принципы уголовного процесса; нормы уголовно-процес­суального права, сгруппированные по институтам; права и обязанности участников процесса; уголовно-процессуальная деятельность; уголовно-процессуальная форма; прокурорский надзор и судебный контроль); 

особенные условия, характерные для существования  уголовно-процес­суальной защиты  в целом (цели и задачи уголовно-процес­суальной защиты; уголовно-процессуальные нормы, регулирующие защитительную деятельность; определенный законом круг участников процесса, подлежащих защите; права, свободы и законные интересы участников процесса, подлежащие защите; предпосылки и условия возникновения и существования уголовно-процессуальной защиты; средства и способы уголовно-процессуальной защиты; обеспечительная деятельность государственных органов и должностных лиц);

специальные условия существования каждого вида защиты (цели и задачи определенного вида защиты;  уголовно-процессуальные нормы, регулирующие определенный вид защиты; права, свободы и законные интересы участников процесса, охраняемые определенным видом защиты; предпосылки и условия возникновения и существования определенного вида защиты; средства и способы определенного вида защиты; деятельность государственных органов и должностных лиц, направленная на обеспечение данного вида защиты).

Исследуя каждую из приведенных групп процессуальных гарантий в защите, диссертант приходит к убеждению, что все составляющие системы гарантий уголовно-процессуальной защиты являются необходимыми для обеспечения данного вида уголовно-процессуальной деятельности, играют в нем свою определенную роль.

См.: Зорькин В. Предел уступчивости // Российская газета. 2010. 29 октября.

Далее — УПК РФ.

Игнашин В.В. Доклад на коллегии Следственного комитета при прокурату­ре Российской Федерации // Вестник Следственного комитета при прокуратуре РФ. 2009. №4(6). С. 36.

Быстрыкин А.И. Доклад на коллегии Следственного комитета при прокурату­ре Российской Федерации // Вестник Следственного комитета при прокуратуре РФ. 2009. №4(6). С. 30.

Решение коллегии Следственного комитета при прокуратуре  Российской Федерации «О состоянии предварительного следствия в следственных органах Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, причинах следственных ошибок и нарушений уголовно-процессуальных норм, повлекших за собой возвращение прокурорами уголовных дел для производства дополнительного расследования, принятие судами решений в порядке ст. 237 УПК РФ и постановление оправдательных приговоров» // Вестник Следственного комитета при прокуратуре РФ. 2009. №4(6). С. 39.

См.: Информационная справка о состоянии адвокатуры и адвокатской деятельности в 2009 г. // Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации. 2010. №2 (28). С. 40.

В третьей главе«Процессуально-теоретические проблемы определения объекта уголовно-процессуальной защиты» – автор рассмотрел понятие, содержательные и структурные особенности объекта уголовно-процессуальной защиты.

На основе анализа уже существующих дефиниций объекта защиты отдельных участников уголовного судопроизводства (В.Д. Адаменко, В.М. Корнукова, А.В. Беседина и др.) сформулировано авторское определение объекта уголовно-процессуальной защиты – это  находящиеся в состоянии нарушения или реальной угрозы нарушения субъективные права, свободы, законные интересы физических и юридических лиц, подлежащие защите в уголовном судопроизводстве. 

В аспекте рассматриваемых проблем диссертантом выявлено значение объекта уголовно-процессуальной защиты, сформулированное в следующих положениях: он показывает сущность, задачи и направленность защиты; дает представление об основных принципах защиты; раскрывает механизм реализации защиты  и достижения ее цели; упорядочивает защиту, обуславливая правильный подбор необходимых для защиты средств; является одним из критериев совершенствования защиты в направлении роста ее эффективности; способствует решению задач уголовного судопроизводства; способствует определению пределов защиты; сосредотачивает внимание субъектов защиты на насущных проблемах; предупреждает неоправданное ограничение защитительной деятельности,  ее неполноту; придает деятельности субъектов защиты целеустремленный, плановый характер, преодолевает бессистемность в защите; обеспечивает рациональное использование сил и средств в защитительной деятельности.

Правильность определения границ объекта защиты способствует решению проблемы осуществления защиты в нужный момент,предотвращая  несвоевременность защиты,  загромождение ее компонентами, не имеющими существенного значения для защиты.

Автор, исследуя теоретические основы объекта уголовно-процессуальной защиты, предлагает ввести в оборот понятия «реальный объект защиты» и «потенциальный объект защиты». С их помощью можно разграничить объекты защиты в зависимости от степени нарушения  субъективных прав, свобод и законных интересов, образующих их содержание.  Закономерность такого разграничения объектов защиты обусловлена различием в способах осуществления субъективных прав, образующих основную часть их содержания. В одном случае – это отстаивание нарушенных или находящихся под угрозой нарушения прав, в другом  –  правомерная реализация прав.

В работе обосновывается, что потенциальный объект защиты, а значит, и потенциальная защита конкретных ненарушенных прав того или иного лица   в каждом конкретном случае связаны с правомерной реализацией прав и законных интересов, направленной на практическое использование предусмотренных правовыми нормами возможностей, в результате чего удовлетворяются потребности субъекта защиты.  Поскольку субъективные  права и законные интересы не претерпевают никакого негативного воздействия извне (они не нарушаются, им ничто не угрожает), потенциальная защита направлена на их правомерную реализацию, а не на восстановление. Применительно к защитительной деятельности  в этом случае следует говорить о ее потенциальной возможности на случай нарушения субъективных прав, интересов  или появления реальной для них угрозы. Соответственно, потенциальным объектом защиты являются подлежащие защите на основании закона ненарушенные субъективные права, свободы и законные интересы лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство.

Автор предлагает понимать под реальным объектом уголовно-процессуальной защиты подлежащие защите на основании закона субъективные права, свободы и законные интересы, которые нуждаются в защите в силу их нарушения или угрозы их нарушения.

Анализ содержания объекта уголовно-процессуальной защиты выявил ряд закономерностей:

участие в формировании содержания объекта защиты неотчуждаемых, естественных потребностей людей, которые признаются государством и берутся под его защиту;

в содержание объекта, подлежащего защите, входят лишь те права, свободы и законные интересы, которые нарушены или которые находятся под угрозой такого нарушения;

урегулированность уголовно-процессуальным законодательством  прав, свобод и большей части законных интересов, образующих содержание объекта защиты;

гарантированность образующих содержание объекта защиты прав, свобод и законных интересов, делающую защиту реальной и эффективной;

системность содержания объекта защиты, обуславливающую взаимосвязь входящих в него прав, свобод, законных интересов;

стабильность системы прав, свобод, законных интересов, образующих содержание объекта защиты. Хотя нарушение одних составляющих содержания объекта защиты может повлечь нарушение других, полного разрушения системы прав, свобод и законных интересов, подлежащих защите, в результате этого не наступает;

индивидуализацию содержания объекта защиты применительно к каждому уголовному делу и к каждому лицу. Как невозможно осуществление субъектом защиты сразу всех субъективных прав, входящих в объект защиты, так затруднительным является и их одновременное нарушение кем бы то ни было. В связи с этим приходится говорить в каждом конкретном случае не о защите всей системы прав, свобод, законных интересов, а о защите тех из них, которые нарушены или могут быть нарушены в данном конкретном случае;

возможную коррекцию содержания объекта защиты по мере движения защиты по этапам с учетом изменяющихся ее условий;

подчиненность прав, свобод и законных интересов, образующих содержание объекта защиты,  общим принципам, базирующимся на опыте развития прав человека в России и других государствах, а также на международно-правовых нормах, регулирующих защиту.

В результате проведенного диссертационного исследования сформулировано авторское определение структуры объекта уголовно-процессуальной защиты, под которой понимается внутреннее строение указанного объекта, системная совокупность составных частей и элементов, из которых он складывается и на которые направлена защита в уголовном судопроизводстве.

Учитывая то, что в рамках вопроса о структуре объекта уголовно-процессуальной защиты следует говорить о его разновидностях, считаем целесообразным дифференцировать их на следующие виды: общий, типовой, видовой и  непосредственный объекты.

Общий объект защиты включает в себя всю совокупность субъективных прав, свобод и законных интересов, взятых под охрану уголовно-процессуальным законодательством и находящихся в состоянии нарушения или угрозы такого нарушения.

Видовой объект защиты соответствует определенному виду защиты и включает в себя совокупность субъективных прав, свобод и законных интересов, охраняемых этим видом защиты и находящихся в состоянии нарушения или угрозы такого нарушения.

Непосредственный объект – это конкретное нарушенное либо подвергнутое угрозе такого нарушения субъективное право (или законный интерес лица), которое подлежит уголовно-процессуальной охране.

Группа, объединяющая объекты родственных видов защит, является типовым объектом защиты.

В свете проведенного анализа в диссертации аргументируется вывод о том, что предложенная структура объекта защиты позволяет охватить все права, свободы, законные интересы, подлежащие защите, без каких-либо  изъятий.

Автор обосновывает мнение, что совершенствование структуры объекта защиты связано прежде всего с совершенствованием видовых объектов защиты, рассчитанных на  различных участников уголовного процесса, и должно вестись в следующих направлениях:

а) в направлении улучшения внутренних связей  объекта защиты, предполагающего:

сбалансированность указанных объектов защиты, достигаемую за счет некоторого уравнивания в правах разных участников уголовного процесса (обвиняемого, потерпевшего), не претендующего на их абсолютное равенство, не устраняющего их особенностей;

коррекцию некоторых видовых объектов защиты за счет разумного расширения прав некоторых субъектов защиты, не затрагивающего прав и законных интересов других участников процесса;

сохранение и развитие уже существующих элементов видовых объектов защиты из числа прав, свобод и законных интересов,  обуславливающих специфику определенного вида защиты;

б) в направлении внесения корректив во взаимосвязь  видового объекта защиты с другими элементами механизма защиты, предполагающего:

достижение согласованности между подлежащими охране правами, свободами и законными интересами субъектов  и их обязанностями; 

усиление гарантированности элементов, образующих видовой объект защиты,  их обеспеченность со стороны других участников процесса;

появление новых видовых объектов защиты, обусловленное возможным появлением в уголовном судопроизводстве новых участников уголовного процесса (например, объект защиты общественного защитника, возвращение которого предлагается некоторыми авторами).

В четвертой главе «Субъекты уголовно-процессуальной защиты: проблемы процессуальной регламентации» – основываясь на трудах ученых (И.А. Антонова, М.Ю. Барщевского, Д.П. Котова, В.Л. Кудрявцева, В.В. Леоненко, З.В. Макаровой  и др.), рассматриваются следующие основные проблемы, касающиеся субъектов уголовно-процессуальной защиты: понятие субъектов уголовно-процессуальной защиты; классификация субъектов уголовно-процессуальной защиты; нравственные начала взаимоотношений субъектов защиты.

Необходимость осмысления указанных вопросов определяется тем, что субъект защиты является одной из основных характеристик для защитительной деятельности, так как раскрывает ее сущность.

В работе субъект защиты исследуется в контексте с другими близкими ему по значению понятиями: «участник правоотношений, возникающих в связи с защитой», «сторона защиты», «участники процесса». Каждое понятие имеет собственное содержание.

На основе проведенного анализа в диссертации обосновываются выводы о соотношении между рассматриваемыми категориями.

Диссертантом сформулировано авторское определение субъекта защиты – это те лица в уголовном судопроизводстве из числа физических  или юридических лиц, обладающих правосубъектностью, как правило, процессуальным статусом,  которые с помощью не противоречащих закону средств осуществляют защитительную деятельность, направленную на отстаивание прав, свобод и законных интересов в уголовном судопроизводстве в случае их нарушения или  угрозы такого нарушения, вступая в уголовно-процессуальные отношения как между собой, так и с  государственными органами (должностными лицами), обеспечивающими защитительную деятельность.

По мнению автора, к субъектам защиты из числа участников уголовного процесса,  относятся: государственные органы и должностные лица в случае государственной  защиты  в соответствии со ст. 11 УПК РФ (например, следователь, дознаватель и т.д.); заинтересованные участники процесса независимо от выполняемой ими функции в случае защиты ими своих прав и законных интересов (обвиняемый, потерпевший, гражданский ответчик и т.д.); участники процесса, защищающие интересы других лиц в уголовном судопроизводстве (представитель потерпевшего, представитель гражданского истца, защитник обвиняемого, защитник подозреваемого, законный представитель и т.д.); иные участники процесса, не выполняющие ни одной из основных уголовно-процессуальных функций и нуждающиеся в защите своих прав.

С учетом изменений, внесенных в УПК РФ в течение срока его действия, анализируются уже существующие в литературе классификации защиты по лицам, осуществляющим защитительную деятельность (Е.Г. Мартынчик, З.В. Макаровой, В.П. Радькова, В.Е. Юрченко и др.), и предлагается собственный взгляд на данную проблему.

Диссертантом предлагается под  классификацией субъектов уголовно-процессуальной защиты понимать основанное на учете широкого понимания уголовно-процессуальной защиты,   а также характера, объема полномочий, функциональной роли в выполнении задач уголовного судопроизводства субъектов защиты внешнее их объединение по определенным критериям в относительно однородные группы, дающее общую картину о субъектах защиты в целом, а также об отдельных субъектах.

Исходя из различных критериев, в работе приводится и обосновывается выделение следующих групп субъектов уголовно-процессуальной защиты: субъекты защиты из числа участников уголовного судопроизводства и субъекты, не имеющие определенного процессуального статуса; физические лица и юридические лица; осуществляющие защиту лично и с помощью иных лиц; выполняющие уголовно-процессуальную функцию защиты, выполняющие функцию обвинения, не выполняющие ни одной из этих функций; субъекты, которые  имеют право участвовать в доказывании,  и субъекты, которые обязаны принимать участие в доказывании; субъекты защиты, имеющие собственный процессуальный интерес в уголовном деле и не имеющие его; субъекты защиты, выполняющие свои задачи на профессиональной основе и непрофессиональные субъекты защиты.

Диссертант акцентирует внимание на том, что классификация субъектов уголовно-процессуальной защиты, фиксируя основные, наиболее существенные признаки указанных субъектов, не может считаться исчерпывающей. Дальнейшего изучения требуют как вопрос о критериях разграничения субъектов уголовно-процессуальной защиты, так и вопрос о видах последних.

Работа содержит анализ понятия и структуры нравственных начал взаимоотношений субъектов защиты; приводится и обосновывается их классификация; исследуются современные тенденции развития нравственных начал в защитительной деятельности участников уголовного процесса.

Исследуя проблему нравственных отношений в защите, автор исходит из того, что они  существуют параллельно правовым отношениям, дополняя последние. Без них невозможно создать такую модель взаимоотношений, которая была бы способна обеспечить хорошую результативность защитительной деятельности, ее высокую эффективность.

Диссертант предлагает оригинальное определение нравственных начал взаимоотношений субъектов защиты – это обусловленные моральными представлениями людей общие и важнейшие требования, предъявляемые к взаимоотношениям субъектов защиты, адресованные указанным субъектам, обязательные для исполнения с их стороны, логически вытекающие из цели защиты, формирующие облик взаимоотношений субъектов защиты, в котором отражается их характер и специфика.

Обосновывается, что в структуре  нравственных начал взаимоотношений субъектов защиты можно выделить следующие уровни:

всеобщие нравственные принципы, носящие характер общепринятых и общеобязательных требований, характерных для всех сфер жизни общества и наиболее актуальных для защитительной деятельности. К ним относятся: гуманизм, справедливость, достоинство, добросовестность, критическая самооценка, честность, объективность, принципиальность, соблюдение элементарных правил культуры поведения и другие;

требования, которые конкретизируют всеобщие нравственные принципы применительно к уголовно-процессуальным отношениям, определяются их сущностью и распространяются  на все их виды.  Указанные правила распространяются на всех участников уголовного судопроизводства;

нравственные особенности, присущие только защитительной деятельности. Эти правила и требования обусловлены спецификой области их применения в уголовном процессе и обязательны для всех субъектов защиты.

В диссертации значительное внимание уделяется анализу современных тенденций развития нравственных начал в защитительной деятельности участников уголовного процесса. Автор  подробно исследует такие направления развития нравственных начал в защитительной деятельности участников уголовного процесса, как:

взаимное сближение процессуальных и нравственных норм, выражающееся в дальнейшем распространении общих нравственных принципов в  практике защиты, расширении нравственных основ в применении правовых норм, наполнении правовых норм новым нравственным содержанием;

совершенствование самой защитительной деятельности, выражающееся в создании такой правовой и нравственной основы защиты, которая позволила бы проявиться лучшим моральным качествам субъектов защиты;

нравственное воспитание всех участников уголовного процесса, в том числе и субъектов защиты, а также повышение роли нравственной оценки их деятельности;

согласование уголовно-процессуального законодательства с общечеловеческими нравственными принципами, увеличение числа  правовых норм, которые  имеют характер нравственных правил.

На завершающем этапе исследования  (пятая глава диссертации «Средства уголовно-процессуальной защиты: пути оптимизации») изучаются понятие средств уголовно-процессуальной защиты, их классификация, анализируются основные формы применения средств защиты, предлагаются пути совершенствования их правовой регламентации.

Опираясь на исследования российских ученых (О.Я. Баева, М.О. Баева, Т.В. Варфоломеевой, Я.С. Авраха и др.), автор показывает, что средства защиты неотделимы от сути уголовно-процессуальной защиты, являются способами существования ее содержания, ее формой.

По мнению автора, средства защиты – это система предусмотренных или не запрещенных  законом процессуальных действий, соответствующих правам субъектов защиты, реализуемых для достижения цели защиты и отвечающих требованиям допустимости, относимости и достаточности.

Проведенное автором исследование средств уголовно-процессуальной защиты показало, что основные из них закреплены в нормах действующего УПК РФ и касаются вопросов их использования субъектами в ходе защитительной деятельности.

В работе дается классификация средств уголовно-процессуальной защиты, которая основывается на следующих критериях: принадлежность субъекта, применяющего средства защиты, к одной из сторон в уголовном судопроизводстве(средства защиты участников со стороны обвинения, средства защиты участников со стороны защиты; средства защиты лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство, не принадлежащих ни к одной из сторон уголовного судопроизводства);  профессиональность субъекта, применяющего средства (профессиональные и непрофессиональные средства защиты); способность средства защиты обеспечить обмен информацией между участниками уголовного судопроизводства в ходе его применения (средства защиты, обеспечивающие движение информации, имеющей значение для защиты, между участниками уголовного процесса и средства защиты, удостоверяющие уже имеющуюся информацию);  стадии уголовного процесса, на которых средства защиты применяются (средства, используемые на предварительном следствии; средства, используемые в стадии судебного разбирательства, и т.д.); характер возникающих в ходе применения средств защиты отношений между субъектами с точки зрения  обязательности участия в них государственных органов и должностных лиц (средства защиты, порождающие между участниками уголовного процесса отношения по вертикали, и средства защиты, порождающие уголовно-процессуальные отношения по горизонтали); характер правовой регламентации средств защиты (средства защиты, предусмотренные в законе, и иные средства защиты, не запрещенные законом).

Приведенная классификация процессуальных средств, по мнению диссертанта, демонстрируя сложность защитительных отношений, возникающих в связи с их применением, а также указывая на необходимость их более  детальной правовой регламентации, свидетельствует об особой значимости проблемы совершенствования средств уголовно-процессуальной защиты.

Обосновывая актуальность совершенствования средств уголовно-процессуальной защиты, автор обращает внимание на то, что  оно является одним из направлений повышения эффективности системы защиты в уголовном судопроизводстве, связанной с достижением такого качественного состояния указанной системы, при котором каждая ее форма, каждый ее элемент, как в отдельности, так и в совокупности, отличающейся согласованностью и определенными способами    взаимодействия    между  этими элементами, выражает  результативность защиты.

Один из вариантов решения данной проблемы может состоять в неукоснительном соблюдении субъектами  следующих условий, обеспечивающих эффективное применения средств защиты: направленность процессуального средства на установление обстоятельств, имеющих значение для защиты прав и законных интересов лица, подлежащего защите по конкретному делу, а также на содействие реализации его прав и законных интересов иным образом; подбор средств защиты с учетом роли в уголовном судопроизводстве каждого субъекта, осуществляющего защитительную деятельность; учет специфики отдельных видов прав участников уголовного процесса, подлежащих защите; предвидение всех возможных последствий применения процессуального средства; согласование применения средств защиты между субъектами, объединенными общим объектом защиты; определение момента применения процессуального средства с учетом временных границ, установленных законодателем для некоторых их видов (например, для ходатайств), и особенностей применяемой тактики; приоритетность письменной формы средств защиты перед устной; подготовка субъекта защиты к использованию процессуального средства.

По мнению автора, одними из актуальных являются вопросы применения средств защиты в интересах безопасности лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство. Действительно, не вызывает сомнений необходимость расширения круга указанных средств.

С другой стороны, распространение их на все случаи производства по уголовному делу, как следствие реализации предлагаемой авторами для закрепления в законе обязанности обсуждать должностными лицами, в частности судьей , этот вопрос применительно к каждому участнику процесса, по каждому уголовному делу, создаст опасность превращения рассматриваемых исключений в общее правило, по сути, официально признающее риск каждого лица, вовлекаемого в уголовное судопроизводство, подвергнуться угрозе совершения в отношении него опасных противоправных деяний, а значит, и  далеко не безопасный характер самого российского уголовного судопроизводства для его участников в каждом случае. Не видят необходимости в этой мере и большая часть практических работников (86 % следователей ОВД, 56 % адвокатов, 74 % судей, 75 % дознавателей, 73% прокурорских работников).

Таким образом, диссертант приходит к выводу о том, что применение средств защиты в интересах безопасности лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, должно носить не повсеместный, а исключительный характер, обусловленный только угрозами совершения опасных противоправных деяний в отношении  этих лиц, которые не всегда бывают в наличии.Расширение круга указанных средств, применяемых на практике, должно осуществляться на фоне  их детальной правовой регламентации и притом в разумных пределах, продиктованных не только заботой государства о гражданах, стремлением защитить их от противоправного воздействия, но и  подчиненных непременному соблюдению конституционных прав всех участников уголовного процесса, а также исключению  помех для принятия объективных решений по делу (всестороннего, полного и  объективного производства по делу).

Результатами исследования законодательных, теоретических положений, имеющейся практики защиты, а также мнения практических работников по вопросу совершенствования средств уголовно-процессуальной защиты выступили сформулированные рекомендации, касающиеся: детальной регламентации в правовых нормах II раздела УПК РФ «Участники уголовного судопроизводства»  правомочий всех без исключения субъектов защиты из числа участников уголовного судопроизводства, в том числе частного обвинителя, законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого, адвоката свидетеля, а также лица, в отношении которого велось или ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера и его законного представителя, исключая при этом возможное дублирование указанных положений в других статьях УПК РФ; корректировки основания участия перечисленных субъектов защиты, предполагающей их допуск к участию в деле вместо привлечения их к такому участию; оптимальных форм реализации некоторых средств защиты (например, ознакомления с материалами уголовного дела, заявления ходатайства и др.); пределов уравнивания процессуальных возможностей некоторых субъектов (например, защитника, представителя потерпевшего, адвоката свидетеля и др.) по применению средств защиты; нормативного закрепления новых возможностей субъектов защиты, связанных с применением  средств процессуальной защиты, прежде всего, относительно недавно предусмотренных законом (например, относящихся к  заключению досудебного соглашения), и др.

В заключении подводятся  итоги исследования и определяются направления дальнейшей работы по исследуемой теме.

В приложениях помещены результаты анкетирования сотрудников правоохранительных органов, а также результаты анализа архивных уголовных дел.

Основные научные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах  и изданиях, указанных в перечне ВАК

1. Насонова И.А. Об эффективности участия защитника в следственных действиях    / И.А. Насонова // Российский следователь. – 2008. – № 23. –С. 10-12.– 0,2 п. л.

2. Насонова И.А. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту как одна из составляющих деятельности, осуществляемой руководителем следственного органа / И.А. Насонова, Н.А. Моругина // Адвокат. – 2009. – № 3. – C. 30–34. – 0,3/0,15 п. л.

3.Насонова И.А. Гарантии защиты прав участников уголовного процесса на этапе окончания предварительного расследования / И.А. Насонова, Ю.В. Буров // Закон и право. – 2009. – № 4. – С. 64-66. – 0,2/0,1 п. л.

4. Насонова И.А. Уголовно-процессуальная защита и роль руководителя следственного органа в механизме ее реализации / И.А. Насонова, Н.А. Моругина // Закон и право. – 2009. – № 7. – C. 90-92. – 0,2/0,1 п. л.

5. Насонова И.А. Ходатайство как средство защиты обвиняемого на этапе окончания предварительного следствия / И.А. Насонова, Ю.В. Буров // Вестник Московского университета МВД России. – 2009. – № 5. – C. 131-134. – 0,25/0,13  п. л.

6. Насонова И.А. К вопросу о роли защиты в решении задач уголовного судопроизводства / И.А. Насонова // Вестник ВГУ. – Серия: Право. 2009. –  № (1)6. – С. 364-373. – 0,6 п. л.

7. Насонова И.А. Уголовно-процессуальное понятие защиты / И.А. Насонова // Пробелы в российском законодательстве. – 2009. – № 3. – С. 166-168. – 0,2 п. л.

8. Насонова И.А. Уголовно-процессуальное понятие защиты / И.А. Насонова //«Черные дыры» в Российском законодательстве. – 2009. – № 5. – С. 130-132. – 0,2 п. л.

9. Насонова И.А. Нравственные начала взаимоотношений субъектов защиты / И.А. Насонова // Общество и право: Всероссийский научный журнал. – Краснодарский университет МВД России. – 2009. – №.5 (27). – C. 240-242. – 0,2 п. л.

10. Насонова И.А. Защита прав и законных интересов лиц на стадии возбуждения уголовного дела / И.А. Насонова // Вестник Воронежского института МВД России. – 2010. – № 1. – С. 42-44. – 0,2 п. л.

11. Насонова И.А. К вопросу о понятии субъектов защиты / И.А. Насонова // Закон и право. – 2010. – № 3. – С. 104–105. – 0,13 п. л.

12. Насонова И.А. Проблемы реализации досудебного соглашения о сотрудничестве в качестве средства защиты обвиняемого / И.А. Насонова //Общество и право: Всероссийский научный журнал. – Краснодарский университет МВД России. – 2010. – №.1 (28). –  C. 217-219. – 0,2 п. л.

13.Насонова И.А. Понятие средств защиты в уголовном судопроизводстве России  / И.А. Насонова // Российский следователь. – 2010. – № 4. –С. 7–10. – 0,25 п. л.

14. Насонова И.А. О классификации субъектов уголовно-процессуальной защиты/ И.А. Насонова // Научный портал МВД России. – 2010. – № 4 (12). – С. 46–50. – 0,3 п. л.

15.Насонова И.А. О системе средств уголовно-процессуальной защиты/ И.А. Насонова // Вестник Воронежского института МВД России. – 2010. – № 3. – С. 43-49. – 0,4 п. л.

16. Насонова И.А. О юридической природе уголовно-процессуальной защиты/ И.А. Насонова // Вестник Воронежского института МВД России. – 2010. – № 4. – С. 144-150. – 0,4 п. л.

17. Насонова И.А. О некоторых сходствах и различиях участников уголовного судопроизводства со стороны защиты, лично осуществляющих защиту своих интересов / И.А. Насонова // Вестник ВГУ. – Серия: Право. 2010. –  № (2)9. – С. 322-331. – 0,6 п. л.

18. Насонова И.А. Перспективы развития средств уголовно-процессуальной защиты / И.А. Насонова // Оперативник (сыщик). – 2011. –  № 1(26). – С. 37-40. – 0,25 п. л.

19. Насонова И.А. Ходатайства, жалобы, отводы: сходства и различия/ И.А. Насонова // Вестник Воронежского института МВД России. – 2011. – № 1. – С. 37-41. – 0,3 п. л.

Монографии

17. Насонова И.А. Участие адвоката-защит­ника на стадии предвари­тельного  расследования: монография / И.А. Насонова. – Воронеж: ВЭПИ, 2002. – 148 с. – 9,25 п. л.

18. Насонова И.А. Условия уголовно-процессуальной защиты: монография / И.А. Насонова. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2009. – 175 с. – 10,23 п. л.  

19. Насонова И.А. Субъекты уголовно-процессуальной защиты: монография / И.А. Насонова. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2010. – 170 с. – 10 п. л.  

   Другие статьи, тезисы докладов и выступлений на научных конференциях

20. Насонова И.А. Участие защитника на ста­дии предварительного рас­следования / И.А. Насонова. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 1994. – Библио­граф. 10 назв. - Рус. - Печ. в ИНИОН РАН, № 49626 29.09.94. – 0,4 п. л.

21. Насонова И.А. К вопросу о сущности процессуальной защиты / И.А. Насонова //  Научно-практическая конфе­ренция ВВШ МВД России: тезисы док­ладов. – Воронеж: Воронежская высшая школа МВД России, 1996. –  С. 11-13. – 0,2 п. л.

22. Насонова И.А. Особенности участия адвоката-защитника на стадии предварительного расследо­вания в суде присяжных / И.А. Насонова, А.И. Насонов //  Служение истине: научное наследие Л. Д. Кокорева: сб. статей. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 1997. – С. 101-109. – 0,6/0,3 п. л.

23. Насонова И.А. О сущности права на защиту / И.А. Насонова // Российское уголовное законодательство. Проблемы теории и практики: юридические записки. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 1999. – Вып. 8. – С. 155-163. 0,6 п. л.

24. Насонова И.А. Некоторые особенности участия адвоката-защитника в следственных действиях / И.А. Насонова // Организационно-правовые тактические и процессуальные меры противодействия криминализации экономики: материалы межведомственного научно-практиче­ского семинара. – Воронеж: Воронеж­ский институт МВД России, 1999. – С. 109-110. – 0,1 п. л.

25. Насонова И.А. Актуальные проблемы преподавания курса «Правовая защита семьи и несовершеннолетних»: учебно-практическое пособие /И.А. Насонова [и др.]; отв. ред. В.Ф. Воробъев.  – Воронеж, ВИ МВД России, 2000. – С. 85-88.– 0,25 п.л.

26. Насонова И.А. К вопросу о совершенство­вании  механизма реализа­ции права на защиту /И.А. Насонова // Вестник Воронежского института МВД России. – 2000. – №1 (6). – С. 35-37. – 0,2 п. л.

27. Насонова И.А. О возможности использова­ния в качестве доказательст­ва объяснений, полученных защитником в ходе опроса частных лиц /И.А. Насонова // Вестник Воронежского института МВД России. – 2001. – 1(8). – С. 87-90. – 0,25 п. л.

28. Насонова И.А. К вопросу о собирании до­казательств адвокатом-за­щитником на стадии предва­рительного расследования / И.А. Насонова, А.И. Насонов // Вестник Воронежского института МВД России. – 2002.– № 2 (11). – С. 87-90.– 0,2/0,1 п. л.

29. Насонова И.А. Взаимоотношения адвоката-защитника с подозревае­мым и обвиняемым / И.А. Насонова // Вестник Воронежского института МВД России. – 2002. – № 2 (11). – С. 90-92. – 0,2 п. л.

30. Насонова И.А. Напутственное слово пред­седательствующего в суде с участием  присяжных заседателей  / И.А. Насонова, А.И. Насонов //  Теоретические и прикладные проблемы образования и науки. Серия: Юриспру­денция. – Воронеж: ВЭПИ, 2002. – Вып. 1. – С.188-195. – 0,5/0,25 п.л.

31. Насонова И.А Процессуальные   права   и обязанности        адвоката-защитника на стадии пред­варительного расследования / И.А. Насонова //  Теоретические и прикладные проблемы образования и науки. Серия: Юриспру­денция. – Воронеж: ВЭПИ, 2002. – Вып. 1. – С.196-208. – 0,8 п.л.

32. Насонова И.А. О праве на защиту и его обеспечении  в  уголовном процессе / И.А. Насонова //  Борьба с преступностью: правовая наука и практика: сборник статей. – Воронеж: Воронежский  институт  МВД  России, 2002. – С. 65-70.–  0,4 п.л.

33. Насонова И.А. Некоторые проблемы право­вого положения защитника в уголовном процессе / И.А. Насонова, С.В. Мельникова // Вестник Воронежского института МВД России. – 2003. – №2 (14). – С. 78-81. – 0,25 / 0,13 п. л.   

34. Насонова И.А. Допуск «иного лица» в ка­честве защитника обвиняе­мого  / И.А. Насонова, С.Ю. Куцицкая // Вестник Воронежского института МВД России. – 2004. – №2 (17). – С.75-78 – 0,2 / 0,1 п. л.

35. Насонова И.А.    Защитник как субъект дока­зывания  / И.А. Насонова, Д.А. Туров // Вестник Воронежского института МВД России. – 2004. –№2 (17). – С. 78-80. – 0,2 / 0,1 п. л.

36. Насонова И.А.    Теоретические   аспекты принципа состязательности в уголовном процессе Рос­сии / И.А. Насонова, Д.А. Туров // Проблемы состязательного правосудия: сборник научных трудов /под ред. В.Л. Будникова. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2005. – С. 4-13. – 0,8 / 0,4 п. л.

37. Насонова И.А.    Некоторые проблемы правового положения защитника в уголовном процессе /И.А. Насонова // Вестник Воронежского института МВД России. – 2007. – № 3. –  С. 32-35. – 0,25 п.л.

38. Насонова И.А.  Роль руководителя следственного органа при избрании в отношении несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) меры пресечения в виде заключения под стражу / И.А. Насонова, Н.А. Моругина // Несовершеннолетние: социально-правовые проблемы теории и практики: научные статьи и материалы Всероссийского круглого стола, проведенного на базе юридической клиники Воронежского института МВД России / под ред. И.С. Федотова. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2007. – Вып. 3. – С. 121-128. – 0,4/0,2 п.л.

40. Насонова И.А. Уголовно-процессуальное значение окончания предварительного следствия с составлением обвинительного заключения /И.А. Насонова, Ю.В. Буров // Вестник Воронежского института МВД России. – 2008. – № 1. – С. 51-55. – 0,4/ 0,2 п.л.

41. Насонова И.А. Роль обвинительного заключения в решении задач уголовного судопроизводства /И.А. Насонова, Ю.В. Буров // Международная  научно-практическая конференция «Преступность в России: состояние, проблемы предупреждения и раскрытия преступлений»: сборник материалов. – Ч.1. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2008. – 465 с. – 0,3/ 0,2 п.л.

43. Насонова И.А. Процессуальные действия на этапе окончания предварительного следствия / И.А. Насонова, Ю.В. Буров // Общество и право: Всероссийский научный журнал – Краснодарский университет МВД России. – 2008. – №.3 (21). – C. 216-219. – 0,25 п. л.

44. Насонова И.А. Свидание с несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым как средство защиты в уголовном судопроизводстве / И.А. Насонова //  Несовершеннолетние: социально-правовые проблемы теории и практики: научные статьи и материалы Всероссийского круглого стола, проведенного на базе юридической клиники Воронежского института МВД России /под ред. И.С. Федотова. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2008. – Вып. 4. – С. 105-110.  – 0,4 п. л.

45. Насонова И.А. О проблемах заявления ходатайства в уголовном судопроизводстве защитником, обвиняемым, подозреваемым/ И.А. Насонова // Актуальные проблемы реализации уголовно-процессуального законодательства при расследовании преступлений: материалы круглого стола от 08.07.2008 года по итогам преддипломной практики слушателей 5 курса /под ред. С.Е. Попова, Е.С. Березиной. – Липецк: ЛГТУ, 2008. – С.23-28. – 0,4 п. л.

46. Насонова И.А. Роль руководителя следственного органа в осуществлении функций контроля за процессуальной деятельностью следователя  / И.А. Насонова, Н.А. Моругина // Современные проблемы реализации норм права в свете гармоничного развития национальных правовых систем: сборник статей II Международной научно-практической конференции. – Ставрополь: Северо-Кавказский государственный технический университет, 2008. – C. 176-180. – 0,3/ 0,15 п. л.

47. Насонова И.А. Обвинительное заключение как основание для защиты подсудимого в суде / И.А. Насонова, Ю.В. Буров //  Вестник Воронежского института МВД России. – 2009. – № 1. –  С. 26-29. – 0,25 / 0,13 п.л.

48. Насонова И.А. Участие защитника в допросе / И.А. Насонова // Вестник Воронежского института МВД России. – 2009. – № 1. – С. 37-40. – 0,3 п. л.

49. Насонова И.А. О соотношении понятий «защита», «право на защиту» и «обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту» / И.А. Насонова //  Научный портал МВД России. – М., 2009. – №1(5). – C. 32-35. – 0,25 п.л.

50. Насонова И.А. О значении защиты прав участников уголовного процесса и проблемах преподавания учебного курса «Обеспечение прав личности в уголовном процессе» / И.А. Насонова //  Итоги работы Воронежского института МВД России в I семестре 2008/2009 учебного года и задачи по внедрению блочно-модульной технологии обучения: материалы учебно-методического сбора руководящего, профессорско-преподавательского и начальствующего состава 12-13 февраля 2009 года. – Воронеж, 2009. – С. 112-115. – 0,25 п.л.

51. Насонова И.А. Процессуальные действия на этапе ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела / И.А. Насонова, Ю.В. Буров // Оперативно-розыскная характеристика преступлений: понятие, сущность и содержание: материалы круглого стола (Москва, 30 октября 2008 г.) – М.: ВНИИ МВД России, 2009. – С. 162-167. – 0,4/0,2 п. л.

52. Насонова И.А. Предпосылки возникновения защиты в уголовном судопроизводстве России / И.А. Насонова //  Обеспечение законности и правопорядка в странах СНГ: сборник материалов международной научно-практической конференции. Ч. 1: Юридические науки. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2009. – С. 209-214. – 0,3 п. л.

53. Насонова И.А. О соотношении уголовно-процессуальных понятий «защита», «охрана», «обеспечение»  / О.А Зайцев, И.А. Насонова //  Научные труды Московской академии экономики и права. – М.: Московская академия экономики и права, 2009. – Вып.24. – С. 257-264. – 0,5/0,25 п. л.

54. Насонова И.А. О предпосылках, условиях возникновения и существования уголовно-процессуальной защиты / И.А. Насонова // Актуальные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики и криминологии: материалы научной конференции. – М.: МАЭП, 2009. –С. 65-72. –  0,5 п. л.

55. Насонова И.А. Защита законных интересов обвиняемого как одна из проблем взаимоотношений защитника  обвиняемого / И.А. Насонова // Идейные и нравственные начала уголовного процесса: материалы международной научно-практической конференции. – М.: МАЭП, 2009. –С. 230- 237. – 0,5 п. л.

56. Насонова И.А. Об объекте уголовно-процессуальной защиты / И.А. Насонова // Вестник Воронежского института МВД России. – 2009. – № 3. – С. 17-21. – 0,3 п. л.

57. Насонова И.А. Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты, осуществляющие защиту прав и законных интересов других субъектов / И.А. Насонова // Берегиня. 777. Сова: научный журнал. – Воронеж: ГУП ВО «Воронежская областная типография – издательство им. Е.А. Болховитинова», 2009. –  №2. – С. 113-119. – 0,4 п. л.

58. Насонова И.А. Этапы уголовно-процессуальной защиты / И.А. Насонова // Воронежские криминалистические чтения: сб. науч. трудов / под ред. О.Я. Баева. – Воронеж: Воронежский государственный университет, 2010. – Вып. 12. – С. 246-252.– 0,4 п. л.

59. Насонова И.А. О некоторых видах уголовно-процессуальной защиты / И.А. Насонова // Проблемы взаимодействия следователя с органом дознания и экспертно-криминалистическим подразделением: материалы научно-практического семинара / под ред. А.Е. Жукова. — Брянск: БФ МосУ МВД России, 2010. – С. 195-200. – 0,4 п. л.

60. Насонова И.А. О некоторых проблемах восстановления прав участников уголовного судопроизводства со стороны защиты, лично осуществляющих защиту своих интересов / И.А. Насонова // Международная научно-практическая конференция «Общественная безопасность, законность и правопорядок в III тысячелетии»: сборник материалов. – Ч. 1: Юридические науки. –  Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2010. –  С. 141-144. – 0,25 п. л.

61. Насонова И.А. Ознакомление с материалами уголовного дела как средство уголовно-процессуальной защиты  / И.А. Насонова // Берегиня. 777. Сова: научный журнал. – Воронеж: ГУП ВО «Воронежская областная типография – издательство им. Е.А. Болховитинова», 2010. –  №4(6). – С. 137-144. – 0,5 п. л.

62. Насонова И.А.Структура объекта уголовно-процессуальной защиты/ И.А. Насонова // Юридические записки: сб. науч. трудов / под ред. Ю.Н. Старилова. – Воронеж: Воронежский государственный университет, 2010. – Вып. 23. – С. 244-252.– 0,6 п. л.

Подписано в печать _______.2011    Формат 60х84  1/16         Заказ №

Тираж 80 экз.                                                                           Ав. л. 2,1

Отпечатано на УОП РИО ФГУ «ВНИИ МВД России»

 

См.: Авдеев М.А. Теоретические и правовые основы обеспечения личной и имущественной безопасности участников уголовного судопроизводства: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2009. С. 25.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.