WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Полиция и милиция Урала и Западной Сибири в начале XX в. (историко-правовое исследование)

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

 

АКАДЕМИЯ

УПРАВЛЕНИЯ

МВД РОССИИ

 

На правах рукописи

 

 

Петров Александр Васильевич

ПОЛИЦИЯ И МИЛИЦИЯ УРАЛА И ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В НАЧАЛЕ ХХ в.

(историко-правовое исследование)

Специальность 12.00.01. –

теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание

ученой степени доктора юридических наук

Москва – 2007

Диссертация выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Академии управления МВД России

Научный консультант:       заслуженный деятель науки Российской Федерации, академик РАЕН, доктор юридических наук, профессор

Мулукаев Роланд Сергеевич

Официальные оппоненты:       – Шамаров Вячеслав Матвеевич,

доктор юридических наук, профессор

                                          

                                                                                                   – Рожнов Сергей Николаевич,

доктор юридических наук, профессор

– Епифанов Александр Егорович,

доктор юридических наук, профессор

Ведущая организация:     Уфимский юридический институт МВД России

Защита состоится «18» октября 2007 года в 14 час. 30 мин.  на заседании Диссертационного совета Д 203.002.06 в Академии управления МВД России по адресу: 125171, Москва, ул. З. и А. Космодемьянских, д. 8, в ауд. 404.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии управления МВД России.

Автореферат разослан «_____» ____________ 2007 года

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук,

доцент                                                                                   К.Л. Яковлев


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность  темы  диссертационного  исследования. На современном этапе развития государства и права особую актуальность приобретает  проблема  эффективной  деятельности органов  власти  и   взаимодействия  различных  звеньев   системы  государственного управления. Обеспечение целостности государственно-властной системы зависит от организации и функционирования аппарата  государственной  власти,  в  котором значительная роль принадлежит органам охраны правопорядка  и  борьбы с преступностью.

Тема исследования позволяет акцентировать внимание на  историческом  и  юридическом  аспектах  разрешения  ключевой  проблемы  -  оптимального сочетания принципов централизации  и  децентрализации  в государственном управлении, обеспечивающего его гибкость и  эффективность.  Опыт  организации  и  деятельности  полиции  и  милиции  Урала и Западной Сибири  в  начале  ХХ в.  показывает,  что  эффективная  организация  управления  должна строиться,  с  одной  стороны,  на  основе  регулирования   и   контроля  деятельности  органов  охраны  правопорядка  со  стороны  центральных  органов  власти, с  другой  стороны,  необходим  учёт  особенностей  региона,  специфических  условий,  в  которых  эта деятельность осуществляется. Местные органы  власти  должны    выявлять  и  анализировать  эти  особенности  и  на  их  основе  в  процессе  взаимодействия  с  органами  центральной  власти формировать направления   развития  органов  охраны  правопорядка. 

Задачи совершенствования теории и практики государственного  строительства  придают  особую  теоретическую  и  практическую  значимость проблеме нормативно-правовой базы  и  организационных  основ  деятельности  органов  охраны  правопорядка  и  борьбы с преступностью. На современном этапе решение ключевой  для  обеспечения  и  реализации прав и свобод граждан проблемы вверено правоохранительным органам. В условиях роста угрозы обществу со стороны террористических организаций, действующих в современном мире, требуется принятие адекватных мер, в том числе, по укреплению системы органов охраны правопорядка, организации взаимодействия всех элементов правоохранительной системы.  В связи с этим, представляется особенно актуальным изучение опыта организации и деятельности полиции и милиции в начале ХХ в. Этот период характеризовался кризисом государственно-правовых институтов, революционными изменениями в государстве и праве, в условиях гражданской войны, экономического и политического кризиса. Отсутствие государственного контроля повышало значение региональных властных структур и их деятельности по поддержанию законности и правопорядка. Под  влиянием  социально-экономической, политической и военной обстановки на Урале и в Западной Сибири происходило изменение характера и структуры преступности, которая представляла собой сложное  неоднородное явление и сочетала уголовно-правовые и политические аспекты. Исследование закономерностей организации и источников  правового регулирования деятельности полиции и милиции Урала и Западной Сибири необходимо для раскрытия правовой природы органов охраны правопорядка и критического осмысления опыта  практической реализации государственных решений. Использование современных достижений науки теории государства  и  права, истории отечественного государства и права позволяют с юридической  точки  зрения  проанализировать накопленный опыт полиции и милиции.

Результативность  осуществления государственной  власти зависит  от многих факторов, в том числе, от состояния нормативно-правовой базы, регулирующей деятельность государственных органов, качества системы управления, материально-технического обеспечения. Существенное значение имеет уровень профессиональной  подготовки  сотрудников, а также  их  личные  качества  и отношение к выполняемой работе. Эти качественные  характеристики  часто  определяют  ход  процесса  правоприменения  и  уровень  работы всего государственного аппарата в целом.  Необходимость расширения социальной и правовой защиты  сотрудников  органов внутренних  дел,  создания  гарантий  обеспечения  их   прав  и  законных интересов, подкреплённых надёжными механизмами и процедурами реализации,  обуславливает авторитет  органов  охраны  правопорядка. Обращение к истории организации и деятельности  полиции дореволюционной России, органов охраны общественного порядка, действовавших в период между Февральской и Октябрьской революциями 1917 г., советской  милиции  Урала  и  Западной Сибири  в  первые  годы  после  её  создания позволяет  раскрыть  историко-юридические,  организационно-правовые  и  методологические  аспекты  эффективного  обеспечения   работы   системы  органов  милиции.

В современных условиях исследования опыта функционирования полиции и милиции Урала и Западной Сибири – крупнейшего региона России, позволяет определить основные тенденции развития правоохранительных органов в кризисные периоды развития государства, выявить особенности различных моделей организации полиции и милиции (централизованной и децентрализованной) и эффективность этих моделей на конкретном историческом этапе.

Степень разработанности темы исследования. Актуальность избранной для исследования проблемы определила существенный  интерес к ней со стороны ученых. Научная традиция изучения истории органов охраны правопорядка начала формироваться еще в дореволюционный период. Правовому регулированию организации и деятельности полицейских органов Российской империи в начале ХХ века посвящено значительное  число научных работ. В дореволюционной науке данная проблематика исследовалась в основном в рамках полицейского (административного) права такими учеными, как В.М. Гессен, В.Ф. Дерюжинский, В.В. Ивановский, И.Т. Тарасов и др.

Революционные события 1905 – 1907 гг. и последовавшая за ними либерализация российского общества вызвали появление публикаций, моделировавших возможные варианты развития отечественной полиции, указывавших на имевшие место недос­татки . Анализируя организацию и нормативно-правовую базу функционирования полицейских органов, разделение их на общую и политическую, принципы подбора кадров, основные цели деятельности, авторы критически оценивали состояние российского законодательства и полицейской практики, которые не отвечали потребностям развивавшегося общества. В этом свете большой интерес представляет отчет межведомственной комиссии сенатора А.А. Макарова по реформе полиции. В записке обосновывается не только необходимость глубокой реформы полиции, но и формулируются ее основные принципы.

Революции 1917 г. и гражданская война прервали изучение органов охраны правопорядка. В первые годы Советской власти отрицание опыта царской полиции не могло не отразиться на состоянии ее освещения в литературе, произошло смещение акцентов в сторону попыток изучения истории отдельных правоохранительных институтов, таких как милиция, юстиция. Характерной особенностью работ по истории НКВД, милиции являлся их описательный характер, что объясняется слабостью источниковой базы, отсутствием научного и литературного опыта в написании подобных работ. В 1922 г. в юбилейном сборнике «Пять лет власти Советов» была опубликована статья «Рабоче-крестьянская милиция», в которой авторский коллектив высказал некоторые принципиальные соображения о классовом характере советской милиции, дал сведения по истории милиции периода гражданской войны, привел информацию по борьбе с преступностью.

Заслуживает внимания книга одного из первых наркомов внутренних дел РСФСР Г.И. Петровского  «К истории советской милиции». В ней автор анализировал деятельность советской власти по организационному построению милиции, кадровой политике, организации борьбы с преступностью.

Некоторые принципиальные подходы к строительству правоохранительных органов, фактический материал были почерпнуты из публикаций руководителей наркомата юстиции и государственных деятелей . К концу двадцатых годов значительно возросло количество публикаций по истории милиции, стимулирующим фактором этого процесса стало использование созданных к этому времени архивов. Большинство данных материалов публиковалось в журнале «Административный вестник» .

Однако к середине 1930-х годов разработка вопросов истории организационного устройства, функционирования и кадровой подготовки милиции замедлилась. В 1940-е гг. историография правоохранительной системы практически не развивалась. Это объясняется объективными причинами – Великой отечественной войной 1941 – 1945 гг. и послевоенными социально-экономическими трудностями.

Реформирование системы государственного управления и правоохранительных органов способствовало появлению в 1950 – 1970-е гг. работ по истории советской милиции. В них рассматривались основные этапы развития органов милиции, как в целом по стране, так и в отдельных республиках, регионах. Значительная часть исследований была построена на функциональном подходе, что позволило авторам глубже изучить исторический опыт, основные направления деятельности милиции по охране общественного порядка и борьбе с преступностью. Проблемы истории организационного строительства органов внутренних дел рассматривали М.И. Еропкин, М.П. Киссис, И.И. Кизимов и др. Так, М.И. Еропкин предложил периодизацию истории советской милиции, проанализировал нормативные акты, касавшиеся образования и деятельности милицейских подразделений. Р.С. Мулукаев опубликовал целую серию научных исследований, в которых показал процессы создания и развития милиции в первые годы советской власти. Работы Р.С. Мулукаева отличаются привлечением новых архивных источников, что является показателем их высокой  научной аргументированности.

В 1970-е годы XX века ученые начали обращаться к истории российской полиции. Среди них следует выделить исследования Н.П. Ерошкина по истории государственных учреждений доре­волюционной России. В них особенно подробно исследуются организационно-структурные изменения   полицейского аппарата Российской империи в XIX – начале XX века. В тоже  время в этой глубокой и содержательной работе не нашли отражения вопросы функционирования полиции в отдаленных от центра России губерниях. В работах Е.П. Баранова, В.М. Курицына, А.Я. Малыгина, Р.C. Мулукаева,  Е.А. Скрипилева, Д.И. Шинджикашвили и ряда других авторов, посвященных истории царской полиции, милиции Временного правительства, подробно, с использованием значительного фактического материала, прослеживается сложная эволюция органов охраны правопорядка в России.

Активизируется научная работа по данной проблематике, в частности, на Урале и в Западной Сибири. В работах ученых этого периода исследуются отдельные аспекты проблемы функционирования рабоче-крестьянской милиции как в центре, так и на местах. В научных публикациях

А.П. Абрамовского, И.А. Андреевой, М.А. Ефремова, В.С. Кобзова, П.Ф. Николаева, С.Ю. Салминой, А.И. Семенова, Е.П. Сичинского, Н.А. Харлова и других рассматриваются проблемы организации и деятельности органов охраны правопорядка Урала и Западной Сибири. Но эти вопросы не являлись еще предметом отдельного исследования, а рассматривались в русле истории Октябрьской революции и гражданской войны.

Процесс  становления  системы  правоохранительных  органов Советского государства являлся предметом научного исследования  таких  учёных, как С.В. Биленко, В.В. Власенков, М.И. Еропкин, А.Я. Малыгин, В.Н. Прокопенко, В.М. Романов, В.М. Шамаров и др.

Крупным явлением в историографии советской милиции стало издание в 1977 г. Академией МВД СССР фундаментального труда «История советской милиции» в двух томах. Однако авторы двухтомника не избежали недостатков, характерных для публикаций того периода. В нем все успехи милиции напрямую связывались партийным руководством, не указывались недостатки в деятельности органов внутренних дел. В 1981 г. Академией МВД СССР под редакцией А.П. Косицына был выпущен сборник научных работ «История органов внутренних дел Советского государства», в котором освещались проблемы развития милиции, методология изучения истории правоохранительных органов, вопросы историографии.

Исследованием вопросов, связанных с организацией и функционированием «альтернативных» органов правопорядка на Урале и в Западной Сибири, занимались С.А. Василенко, В. Верхось, Г.П. Георгиевский, С.И. Куляпин, К.Ф. Малыхина, И.В. Павлова, Г. Рычкова, В.И. Старцев, М.М. Степанов, К.А. Тихомиров и др.

Главным результатом научных исследований 1950 – 1970-х гг. явилось изучение и вовлечение в научный оборот значительных массивов архивных материалов, мемуаров, создание сборников нормативно-правовых актов. Эти процессы,  по мнению автора, в значительной степени создали условия для дальнейшего исследования истории органов охраны правопорядка, что нашло отражение в создании обобщающих работ во второй половине 1980-х – 1990-е гг. Одной из первых в этом ряду стоит коллективная монография «Советская милиция: история и современность», изданная в 1987 г. Коллективом авторов привлечен значительный фактический материал, в том числе, относящийся к периоду формирования правовых основ и деятельности милиции в 1917 – 1921 гг. Авторы, опираясь на имеющуюся литературу и вновь открытые источники, стремились выявить роль и место правоохранительной системы в Советском государстве.

Изменение основ государственного строя, экономики государства, социальной сферы в 1990-х гг.  стимулировали исследование истории развития правоохранительных органов России с новых научных позиций. В результате появилось много публикаций, в которых история органов охраны общественного правопорядка России рассматривается в широкой исторической ретроспективе. Такое внимание к правоохранительной деятельности Российского государства в историческом плане связано с 200-летним юбилеем МВД, отмеченным в 2002 г. В связи с широкими хронологическими рамками и распространением различных подходов большинство работ выполнено коллективами авторов . В этих работах исследователи особо подчеркивают преемственность и уникальность деятельности органов охраны правопорядка на каждом историческом этапе их функционирования.

Особенностью этого этапа историографии органов охраны правопорядка является расширение проблематики исследований. Ученые значительное внимание уделяли не только проблемам советской милиции, но и истории казачества, формированию институтов государственной власти в регионах России, в том числе, на Урале и в Западной Сибири в 1917 году. Так, в исследованиях В.С. Кобзова и Е.П. Сичинского, В.В. Московкина рассматриваются различные аспекты организации и деятельности полицейских и других органов государственного управления в специфических условиях этого региона. Анализируя процесс организации различных органов власти на Урале и в Западной Сибири, авторы затрагивали и отдельные стороны формирования органов правопорядка.

Проблемы организации и деятельности народной милиции Временного правительства в 1917 году поднимались в работах В.Б. Аксенова, В.В. Баранова, В.С. Кобзова, С.Н. Рожнова, А.И. Семенова, А.А. Торшенко, А.Н. Сичинского, Е.А. Скрипилева и др.

В работах В.С. Кобзова, Н.К. Лисовского и Е.П. Сичинского приводится некоторый фактический материал об организации народной милиции Временного правительства на Урале. Вместе с тем, в них не получили достаточно полного освещения правовые аспекты организации народной милиции Временного правительства, не стала предметом их научного внимания и роль общественных организаций в создании народной милиции. Несмотря на то, что отдельные аспекты создания и деятельности неправительственных органов охраны общественного порядка поднимались в научной литературе еще в 70-80-е гг., правовые основы, направления деятельности как на общероссийском, так и на региональном уровне еще нуждаются в изучении.

В настоящее время в исследовании избранной проблемы сложилась устойчивая научная традиция, проведены исследования истории органов охраны правопорядка как в целом по стране, так и в регионах. Привлечение документов центральных и местных архивов, ставших доступными, открывают широкие возможности для комплексного исследования, достижения нового уровня обобщений по данной теме.

Объект  и  предмет  диссертационного исследования.  Объектом  исследования  являются  общественные  отношения,  складывавшиеся  в  процессе  организации и деятельности полиции, органов охраны общественного порядка Временного правительства, «антибольшевистских» правительств, советской милиции на Урале и в Западной Сибири в начале ХХ в. Предмет  исследования  включает  в  себя  нормативно-правовые акты, другие документальные материалы, характеризующие организацию и функционирование полиции и милиции Урала и Западной Сибири в 1900 – 1921 гг. 

Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования  состоит в комплексном историко-правовом анализе  особенностей  организации полицейских органов дореволюционной России в начале ХХ в., создания и функционирования органов охраны общественного порядка в период между двумя революциями 1917 г.,  строительства  и    деятельности    советской  милиции    Урала  и  Западной Сибири  в  период    становления   советской  власти.

В  соответствии  с  поставленными  целями  решаются  следующие  задачи:

  • определение  места  и  роли  органов охраны общественного порядка  в  системе  органов  государственной  власти Урала и Западной Сибири;
  • обобщение историко-правового опыта функционирования органов охраны общественного порядка на Урале и в Западной Сибири;
  • выявление  особенностей  взаимодействия  данных органов  с институтами власти на местах, а также с  такими  органами  как  революционные  комитеты,   местные  советы,  чрезвычайные  комиссии;
  • анализ  правовых источников, регулировавших организацию и деятельность  органов охраны общественного порядка  Урала  и  Западной Сибири и тенденций их изменения в начале ХХ в.;
  • выявление   организационных и правовых  основ комплектования кадров  в  системе  органов  охраны общественного порядка  Урала  и  Западной Сибири и их изменение в начале ХХ в.;
  • исследование  проблем функционирования и развития системы материального обеспечения сотрудников полиции и милиции Урала и Западной Сибири;
  • анализ  основных  направлений  деятельности  органов охраны общественного порядка  Урала  и  Западной Сибири  и  выявление  особенностей  их  функционирования;
  • изучение  особенностей  методов  и  форм  деятельности  органов охраны общественного порядка  Урала  и  Западной Сибири по  борьбе  с  преступностью,  тенденции  их  развития.

Методологические  основы  исследования.   Методологическую  основу диссертационного  исследования  составил  диалектический  метод  познания, который позволяет рассматривать государственно-правовые  институты,  составившие предмет настоящего исследования,  не  изолированно  друг  от  друга,  а  во взаимосвязи с другими общественными явлениями в  русле  общих закономерностей  развития  государственно-правовых  явлений.  Одним  из  базовых  для настоящего  диссертационного  исследования является принцип историзма. С позиции этого принципа в диссертации прослеживается процесс формирования и развития полиции и милиции Урала и Западной Сибири в начале ХХ в. в его непрерывности и последовательности. 

Комплексный  характер проблем,  лежащих  на  стыке  истории  и  теории государства и права, определил использование  широкого  спектра  методов: а)  формально-юридического метода, который применялся  при  анализе  нормативных  правовых  актов,  регулировавших  деятельность  органов охраны общественного порядка  как  в  масштабе всего государства  в  целом,  так и действовавших только на территории Урала и Западной Сибири;  б)  сравнительно-правового метода, который позволил сопоставить проблемы организации полиции дореволюционной России, становления  и  развития  системы  органов  милиции  Урала  и Западной Сибири  с  аналогичными   процессами  в  центральных  губерниях, выявить  общие  закономерности  и  специфические  черты организации  и  деятельности  милиции;  в)  системного  подхода,  который  способствовал определению места и роли  органов охраны общественного порядка в  системе  органов  государственной  власти.

Источниковая  база исследования. В ходе исследования были использованы как опубликованные, так и не опубликованные (архивные) материалы.

Фундаментальными источниками по истории царской полиции 1900 – 1916 гг. являются нормативно-правовые акты, документы Министерства внутренних дел Российской империи. Автор широко использовал документы Собрания узаконений и распоряжений правительства и Полного собрания законов Российской империи.

Источниковую базу по изучению становления и эволюции советской милиции составили декреты центральных органов власти, ведомственные акты. Наиболее информативным для исследования является блок архивных источников. В работе использованы материалы 53 фондов из 9 архивов. Архивные документы предоставили значительный  материал для анализа структуры, характера и направлений практической деятельности народной милиции Временного правительства, «белых» правительств, действовавших на территории Урала и Западной Сибири, а также советской милиции и других органов охраны правопорядка, функционировавших в годы гражданской войны.

Большое значение для настоящего исследования имеют фонды центральных архивов (фонд 102 Департамента МВД, 2-е делопроизводство Государственного архива Российской Федерации,  содержащее циркуляры, распоряжения, переписку, представляющие большую ценность для изучения истории полиции, фонд 1284 Министерства внутренних дел Российской Империи Российского государственного исторического архива).

Особенную ценность представляют фонды местных государственных архивов: Кировской, Омской, Оренбургской, Пермской, Свердловской, Тюменской, Челябинской областей, Республики Башкортостан.

Автор использовал также в качестве источников многочисленные опубликованные сборники документов , различные справочные и статистические издания , периодическую печать и мемуары.

Хронологические  рамки  исследования  охватывают  период 1900-1921 гг. Выбор хронологических рамок связан с тем состоянием государственного механизма Российской империи и всех его компонентов, которое было достигнуто к началу ХХ в. Его главная особенность заключалась в диалектическом противоречии: с одной стороны, система правоохранительных органов достигла своего наивысшего развития в плане соответствия самодержавному строю, с другой – политический режим требовал кардинальной перестройки, приспособления его к реалиям ХХ в.

Начальная дата – 1900 год – обусловлена тем, что именно с этого времени начинается заметный рост социального напряжения, экономическая и политическая дестабилизация как в целом в России, так и на Урале и в Западной Сибири, обусловившие определенные шаги со стороны государства по совершенствованию правоохранительных органов. Социально-экономическое, политическое развитие страны закономерно выдвигало на первый план необходимость модернизации полиции и других органов охраны правопорядка. Так, экономический кризис 1900 – 1903 гг. существенно сказался на деятельности промышленных предприятий Урала и Западной Сибири, которые во многом держались за счет государственных заказов и строительства железной дороги. Голод, вызванный неурожаями в начале ХХ века, стал причиной волны массовых беспорядков в регионе.

События этого периода (революция 1905 – 1907 гг.; реформы П.А. Столыпина, Первая мировая война, революция 1917 г. и гражданская война) свидетельствуют о широких возможностях для анализа и обобщения опыта органов охраны правопорядка, действовавших в столь разнообразных условиях. Исследование позволят углубить понимание причин краха царизма, поражения «белых» правительств и факторов, обеспечивших победу большевиков.

Окончание хронологического периода связано с  1921 г., когда решения Х съезда РКП (б) положили начало новому самостоятельному этапу отечественной истории, получившему название новой экономической политики.

Территориальные рамки исследования охватывают Урал и Западную Сибирь.  В начале ХХ века Урал включал в себя четыре губернии: Вятскую, Оренбургскую, Пермскую и Уфимскую. Западная Сибирь включала Тобольскую и Томскую губернии, а также Акмолинскую и Семипалатинскую области (в настоящее время входят в состав Республики Казахстан).

Выбор данных территориальных рамок предоставил широкие возможности для выявления общих закономерностей и региональной специфики в структуре, формах и направлениях деятельности органов охраны правопорядка  и был продиктован рядом обстоятельств.

Урал и Западная Сибирь являются отдаленными от центра регионами, что накладывало определенный отпечаток на особенности сознания населения, формы и методы управления регионом; кроме того следует учитывать, что географическое положение, строительство в начале ХХ в. железных дорог, связавших Урал и Западную Сибирь с центральными губерниями России, обусловило сходство экономического развития, миграционные процессы внутри урало-сибирского региона.

Урал и Западная Сибирь в начале ХХ в. характеризовались схожими демографическими процессами. Урал и Западная Сибирь – это традиционные места ссылки, что обуславливало особую политизированность и активность населения. Темпы роста населения Урала и Западной Сибири в начале ХХ в. значительно опережали общероссийские. Имеющиеся статистические данные свидетельствуют о том, что городское население Урала за период с 1863 по 1914 гг. росло почти в два раза быстрее, чем в целом по стране. Если число горожан увеличилось в 3,4 раза, то общая численность населения – лишь в 1,8 раза. Аналогично в Западной Сибири с 1858 по 1897 гг. население удвоилось – возросло с 2,7 до 5,8 млн. человек. Такое же удвоение произошло за последующие 17 лет – с 1897 по 1914 гг. и накануне  Первой мировой войны население Сибири составило уже 10 млн. человек.

При этом в силу значительной территории региона во многих населенных пунктах либо вовсе отсутствовала полиция, либо она не имела реальных возможностей пресекать и расследовать противоправную деятельность. В  диссертации  отмечается, что увеличение штата полиции в начале прошлого века осуществлялось в основном исходя из данных переписи населения 1897 г. С учётом темпов роста населения региона  автор  приходит  к  выводу,  что  в рассматриваемый период для него был характерен существенный  недостаток сотрудников  полиции, а также средств на ее финансирование.

Изучение архивных материалов указывает на схожую структуру преступности в начале ХХ в. на Урале и в Западной Сибири, причем как в отношении общеуголовных преступлений, так и в отношении политических.  Последнее подтверждает тот факт, что деятельность Пермского охранного отделения охватывала три из четырех уральских губерний и одну из двух западно-сибирских;

Выбранные территориальные рамки позволили  автору детально изучить процесс создания и функционирования правоохранительных органов «антибольшевистских» правительств, выявить определенные закономерности, сопоставляя деятельность уральских правительств и правительств, действовавших на территории Западной Сибири, а также проследить закономерности дальнейшего строительства советской милиции.

Научная новизна исследования. Диссертация представляет собой выполненное на монографическом уровне комплексное исследование вопросов организации и деятельности органов охраны общественного порядка на Урале и в Западной Сибири в начале ХХ в., в период существенных преобразований российской государственности.

Диссертация  является  первым  в  отечественной  историко-правовой  науке  исследованием,  в  котором  на  основе  комплексного  анализа  нормативно-правовых  и  правоприменительных   актов  выявлены  специфические  особенности  организации  и  деятельности  органов охраны общественного порядка  Урала и Западной Сибири  по  сравнению  с  другими  регионами  России;  проведён  подробный  анализ  причин  этих  особенностей; раскрыты исторические тенденции  развития  системы  органов полиции и милиции  Урала  и  Западной Сибири в соотношении с процессами в их развитии в Европейской части России.

В работе впервые в комплексе рассмотрены проблемы организации и деятельности органов охраны правопорядка в крупнейшем регионе России в период серьезных социальных потрясений,  с учетом географических, политических, экономических и этнографических особенностей региона проанализированы изменения в системе органов внутренних дел в зависимости от конкретной социально-политической ситуации. На основе полученных результатов сделаны выводы об условиях, влиявших на эффективность деятельности органов охраны общественного порядка в регионе в условиях дестабилизации государственного управления.

Положения, выносимые на защиту.

1. Научная значимость исследования процесса функционирования и развития полиции и милиции на Урале и в Западной Сибири в начале ХХ в. обусловлена тем, что это один из крупнейших регионов России. Изучение его истории позволяет раскрыть явления государственно-правового характера, имеющие свои отличительные черты. Формирование и функционирование полиции и милиции на Урале и в Западной Сибири в начале ХХ в. осуществлялось в рамках общих закономерностей, присущих крупнейшим регионам России. Вместе с тем имелись и существенные особенности географического, политического, экономического и этнографического характера, которые в комплексе образуют предмет научного анализа, результаты которого могут и должны быть востребованы в настоящее время.

2. Организационное построение, формы и методы деятельности общеуголовной полиции на Урале и в Западной Сибири в начале ХХ в. не соответствовали требованиям, необходимым для обеспечения общественного порядка и пресечения общеуголовных преступлений. Полиция в регионе, как в целом общероссийская полиция, нуждалась в серьезном реформировании.

3. После Февральской революции 1917 г. буржуазное Временное правительство, следуя требованиям общества, ликвидировало полицию и стало создавать народную милицию. Однако организационные основы ее деятельности оставались недостаточно четкими. В частности, на Урале и в Западной Сибири передача полномочий по образованию народной милиции в ведение органов местного самоуправления привела к разнообразию в подходах к ее созданию, финансированию и комплектованию кадрами. Это повлияло на определение задач и функций милиции, не отличавшихся единообразием.

4. Формирование органов милиции на Урале и в Западной Сибири осуществлялось с учетом сложившихся организационных, а в отдельных случаях,  правовых основ деятельности полиции царской России и милиции Временного правительства. Эти основы, как правовые, так и институциональные были сохранены лишь в той части, которая не противоречила природе формирующегося Советского государства. Реализация идеи слома механизма эксплуататорского государства не исключала возможности временного использования его отдельных институтов для решения тех или иных задач, включая охрану общественного порядка.

5. Для строительства советской милиции на Урале и в Западной Сибири в 1917 – 1918 гг. характерны общие тенденции организационного развития советской милиции. На первом этапе Советами создавались различные формы всеобщего вооружения народа – рабочая милиция, Красная гвардия, боевые дружины и др. На этом этапе милиция не была штатным профессиональным государственным органом, носила черты государственного и негосударственного характера, строилась на основе привлечения, выборов и милицейской повинности. Она осуществляла как задачи охраны общественного порядка, так и военные. Особенность Урала и Западной Сибири заключалась в следующем: падение Советской власти в 1918 г. привело к тому, что второй этап строительства советской милиции как штатного государственного органа наступил после восстановления власти в 1919 г.

6. Милиция «белых правительств» Урала и Западной Сибири, в отличие от народной милиции Временного правительства, была централизована, находилась на государственном обеспечении и практически не зависела от местных органов самоуправления. Она представляла собой, в сущности, попытку восстановления системы царской полиции.

7. В период гражданской войны в сфере действия казачьих формирований Оренбургской, Пермской и Тобольской губернии образовывалась подчиненная военному командованию военно-войсковая милиция, которая являлась единственным органом охраны общественного порядка, действовавшим на данной территории.

8. Нормативно-правовые акты РСФСР, регулировавшие деятельность милиции,  не  всегда  отвечали   условиям  Урало-Сибирского  региона.  В результате складывавшаяся  в  регионе  обстановка нередко приводила к тому, что  деятельность милиции выходила за установленные рамки и предусмотренную законодательством компетенцию.

9. В 1919 г. восстановление Советской власти на Урале и в Западной Сибири проходило в форме чрезвычайных органов – революционных комитетов. Воссоздававшаяся милиция до проведения выборов в Советы функционировала в системе революционных комитетов. После стабилизации Советской власти милиция функционировала в режиме двойного подчинения – Советам на местах и НКВД РСФСР.

Теоретическая и практическая значимость исследования.  Эффективная  деятельность органов охраны общественного порядка  зависит  от  многих  факторов.  Среди них нормативно-правовая база деятельности  полиции и милиции, качество системы управления, материально-техническое обеспечение. Немаловажное  значение  имеет  профессиональный  уровень  подготовки  сотрудников,  а  также  их  личные  качества  и  отношение  к  выполняемой  работе. На практике вышеперечисленные факторы являются  определяющими  для  процесса  правоприменения  и,  в   целом,  для  уровня  реализации  органами охраны общественного порядка  поставленных   перед  ними  задач.    Произведённое историко-правовое исследование позволило автору  проанализировать  опыт    организации  и  деятельности  органов охраны общественного порядка  в  период  поиска  путей  выхода  из  кризиса   государственного аппарата и раскрыть  юридическое значение правового и организационного обеспечения работы милиции.

Результаты  проведённого  в  диссертации  исследования  могут  быть  использованы:

  • в  нормотворческой  деятельности  по  совершенствованию  действующего  законодательства  Российской  Федерации, регулирующего деятельность  органов  милиции,  и  правоохранительной  системы  в  целом;
  • в  подготовке рекомендаций  по  организации  деятельности   органов  милиции  в   современной  России;
  • в  учебном  процессе  в  юридических  образовательных  учреждениях  при  изучении  соответствующих  тем  истории  отечественного  государства  и  права,  теории  государства  и  права,  истории  органов  внутренних  дел.

Обоснованность  и   достоверность результатов исследования. Итоги данного исследования основываются на объективном анализе опыта российского законодательства, на архивных материалах и документах государственных и общественных органов и организаций начала ХХ в., мемуарах непосредственных участников событий, происходивших в рассматриваемый исторический период, статистических данных.

Достоверность полученных в ходе диссертационного исследования результатов основывается на изучении работ по теории государства и права, истории отечественного государства и права, а также по административному, конституционному праву как отечественных (дореволюционной, советской и современной России), так и зарубежных исследователей.

Апробация и внедрение результатов исследования осуществлялась по следующим направлениям.

1. Отдельные положения и предварительные результаты исследования изложены в докладах на научно-теоретических, научно-практических конференциях, в том числе, международных (2000 – 2006 гг.) Среди них: «Пять лет действия УК РФ: итоги и перспективы» (Москва, 2002 г.); «Деятельность правоохранительных органов и государственной противопожарной службы в современных условиях: проблемы и перспективы развития» (Иркутск, 2004 г.); «Проблемы применения норм уголовно-правового законодательства Российской Федерации в деятельности правоохранительных органов» (Челябинск, 2004 г.); «Международные юридические чтения»  (Омск, 2004 г.); «Проблемы совершенствования и применения законодательства о борьбе с преступностью» (Уфа, 2004 г.); «Актуальные проблемы теории и истории государства и права»   (Санкт-Петербург, 2004 г.); «Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2004» (Челябинск, 2004 г.); «Революции и гражданские войны в России и Америке: сравнительно-исторический анализ» (Новокузнецк, 2004 г.); «Совершенствование российского законодательства в условиях социально-экономического развития России» (Калуга, 2004 г.); «Проблемы формирования правового государства в Российской Федерации» (Смоленск, 2006 г.); «Роль конституции в становлении и развитии независимой государственности в Казахстане» (Караганды, 2005); «Изменение преступности и актуальные вопросы законодательства по борьбе с ней» (Тамбов, 2005 г.); «Обеспечение прав и свобод человека и гражданина» (Тюмень, 2006); «Деятельность правоохранительных органов и федеральной противопожарной службы в современных условиях: проблемы и перспективы развития» (Иркутск, 2006 г.); в журнале Europian jornal of natural history.

2. Ряд положений и идей диссертационного исследования нашли отражение в преподаваемых автором курсах: «Теория государства и права», «История отечественного государства и права» на Юридическом факультете Южно-Уральского государственного университета.

3. Положения и выводы диссертации использованы в учебном процессе при разработке и внедрении рабочих и учебных программ по дисциплинам «Теория государства и права», «История отечественного государства и права».

4. Содержание работы, ее основные идеи и теоретические положения изложены в четырех монографических исследованиях: «Организационно-правовые основы становления органов правопорядка и специальных органов по борьбе с преступностью на Южном Урале (1917 – 1923 гг.)» (16,68 п.л.); «Полиция Урала и Западной Сибири в начале ХХ в.» (5,18 п.л.); «Охрана общественного порядка на Урале и в Сибири в период революций и гражданской войны» (18,48 п.л.); «Народная милиция Временного правительства и милиция антибольшевистских правительств: сравнительно-правовой аспект (на материалах Сибирского и Уральского регионов)» (4,68 п.л.); научных статьях, тезисах выступлений, включая публикации в ведущих правовых журналах, рекомендованных ВАК: «Черные дыры» в Российском законодательстве», «Вестник Южно-Уральского государственного университета», «История государства и права», «Вестник университета МВД РФ», «Вестник Оренбургского государственного университета».

Структура и объем диссертации определены целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, включающих четырнадцать параграфов, заключения, библиографии и приложений.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении раскрывается актуальность темы исследования, определяются объект, предмет, цели, задачи, хронологические и территориальные рамки исследования; обосновываются методология и методика, научная новизна; излагаются положения, выносимые на защиту; характеризуются достоверность и обоснованность полученных результатов, их теоретическое значение; приводятся данные об апробации результатов исследования.

Глава 1 «Организационно-правовые основы деятельности полиции на Урале и в Западной Сибири в начале ХХ в.» – посвящена исследованию нормативно-правовой базы организации полицейских органов в России, кадрового и материально-технического обеспечения полиции на Урале и в Западной Сибири, анализу основных функций полиции Урала и Западной Сибири. В начале исследования автор отмечает, что создание нормативно-правовой базы организации и деятельности правоохранительных органов является ключевой задачей для обеспечения охраны правопорядка и реализации прав и свобод граждан. Исследование закономерностей организационно-правового регулирования деятельности полиции на Урале и Западной Сибири в начале ХХ в. позволяет раскрыть юридическое значение правового и организационного обеспечения работы полиции, а также выявить основные тенденции ее развития, цели, которые преследовал законодатель в области охраны правопорядка. От четкости и адекватности правового регулирования правоохранительной деятельности государства зависело достижение целей этой деятельности.

В ходе исследования нормативно-правовой базы организации полиции в дореволюционной России диссертант выделяет две основных проблемы. Во-первых, законодательство Российской Империи к началу ХХ в. не отличалось системностью и иерархичностью, что создавало определенные трудности в правоприменительной практике. Законодательные акты выражались в форме манифестов, высочайше утвержденных мнений Государственного совета, положений и уставов, указов, постановлений, временных правил и положений, носивших ведомственный характер. Отдельную категорию ведомственных актов составляли циркуляры и инструкции МВД, Департамента полиции и губернских властей, публиковавшиеся в специальных изданиях и периодической печати. Другая проблема заключалась в преобладании подзаконного регулирования деятельности полиции, строившегося в основном на актах Министерства внутренних дел, Департамента полиции, Отдельного корпуса жандармов и губернаторов, которые, в большинстве случаев, доводили до служащих в полиции указания перечисленных органов. Основной целью такого регулирования, как правило, являлось разъяснение служащим в  полиции законодательных положений, восполнение недостатков, которые содержались в них и проявлялись на практике. Полиции на местах было достаточно сложно разбираться с многочисленными циркулярами и строить свою деятельность в соответствии с ними.

Обобщая фактический материал, автор делает вывод о неэффективной организации общей полиции на Урале и в Западной Сибири в начале ХХ в. Росту преступности, помимо социально-экономических факторов, увеличения городов, способствовала и существовавшая организация полиции, а также её отсутствие во многих населенных пунктах. Местные органы власти, губернаторы были обеспокоены возможностью  волнений среди  населения и  вопросами собственной безопасности.

Внутренняя политика Российской империи в начале ХХ в. для  сохранения самодержавия нуждалась в усилении политической полиции,  что  обуславливало её более интенсивное развитие по сравнению с общей. На местах функционировали Губернские жандармские управления, оперативно-розыскной деятельностью занимались охранные отделения, созданные в начале века. Для борьбы с деятельностью революционных организаций в период революции 1905 – 1907 гг. специально создавались районные охранные отделения. Помимо этого в той или иной форме функции политической полиции были возложены и на подразделения общей полиции, а также на местное начальство. При такой организации деятельности важно было наладить четкое взаимодействие между различными подразделениями и ведомствами, что сделано не было. Следовательно, несмотря на интенсивное развитие, как в качественном, так и в количественном отношении, нельзя говорить о достижении политической полицией в регионе целей, которые перед ней ставились центральной и местной властью.

Анализ обеспечения полиции и ее сотрудников денежными средствами, по мнению диссертанта, еще раз подтверждает вывод о приоритете политической полиции. Кроме того, позволяет выявить одну из серьезных причин хронической неэффективности деятельности общей полиции, которая в ряде случаев была связана с некомпетентностью кадров и отсутствием  стимулов для  эффективной работы. В результате же все это вело к еще большему падению престижа службы в полиции в глазах населения, а, следовательно, сокращало количество желающих служить в полиции и затрудняло её работу.

Взаимодействие полицейских органов в регионе осуществлялось, как правило, неэффективно. В качестве причин можно назвать отсутствие четкого разграничения функций различных полицейских органов, «соперничество» между полицейскими органами, предвзятое отношение служащих в различных органах друг к другу, а также личные профессиональные и моральные качества руководителей и рядовых служащих в полиции.

Распространившиеся  в  связи с  обострившейся  обстановкой  в  государстве  в  начале  ХХ в. волнения среди населения первоначально носили сугубо экономический характер, однако бездействие центральной власти, непринятие мер  по  изменению уклада жизни населения, повышению его материальной обеспеченности,  отказ местных властей воздействовать на владельцев и управляющих предприятиями с целью обеспечения минимальных прав и интересов рабочих привели к углублению социальных противоречий. Нараставшее недовольство населения, подогревавшееся деятельностью революционных организаций, агитаторов, обусловило постепенное перерастание экономических требований в политические.

Власти как в центре, так и в регионе считали массовые беспорядки одним из самых опасных правонарушений. Причем эта опасность существовала как в отношении непосредственно властных структур, промышленников, так и в отношении самого населения, так как в ряде случаев волнениями нарушались личные и имущественные права лиц, не  принимавших  участия в массовых беспорядках. В связи с этим именно на борьбе с данным видом правонарушений было сконцентрировано основное внимание.

Принимаемые властями меры, по мнению диссертанта, можно разделить на два направления: предупреждение беспорядков и их подавление. В первом случае, основной упор делался политической полицией на эффективную работу с секретными сотрудниками, а в общей полиции - на наблюдение полиции за населением  с  целью своевременного выявления настроений населения, прогнозирования народных выступлений и подавления в самом начале, до их разрастания. На местах издавались различные инструкции, проекты и т.д. для эффективного предупреждения волнений. Однако, проблемы материального, организационного и иного характера не позволяли в большинстве случаев прогнозировать беспорядки и предупреждать их. Для подавления народных волнений разрешалось использование «всех необходимых мер», причем губернаторы в данном случае фактически санкционировали превышение полицией ее полномочий.

Снижение авторитета самодержавия в глазах населения на фоне широкого применения карательных мер, не подкрепленных изменением экономических, политических и иных условий жизни, вели к еще большему возмущению и дискредитации полиции. В результате для подавления революционных волнений требовалось все больше сил, а у населения, в свою очередь, вырабатывались психологические установки и отношение к беспорядкам как к средству разрешения противоречий.

Глава 2«Правовые и организационные основы деятельности народной милиции Временного правительства и неправительственных органов охраны общественного порядка на Урале и в Западной Сибири (февраль – октябрь 1917 г.)» – включает в себя анализ правовых основ организации и деятельности народной милиции Временного правительства, роли общественных организаций в создании народной милиции Временного правительства, а также организационно-правовых основ деятельности неправительственных органов охраны общественного порядка.

Организация милиции в первые недели после революции в России носила стихийный характер, всецело зависящий от творчества широких демократических масс. Ее социальный состав, способы формирования и деятельности в полной мере оправдывали ее название – народной милиции. Характерными особенностями ее являлись полная децентрализация, выборность милиционеров и начальников, осуществление только функции по охране общественного порядка, недопущение в свои ряды бывших полицейских служащих, подчинение органам местного самоуправления. По мере того, как революционный подъем спадал, и большинство из добровольцев стали покидать милицию, задачу по организации постоянной оплачиваемой милиции взяли на себя местные органы самоуправления. Однако принципы формирования ее остались прежними, разнообразие ее форм не уменьшилось. На значительной  территории органы милиции оставались в первоначальных формах до октября 1917 года.

На Урале и в Западной Сибири процесс создания органов охраны общественного порядка и борьбы с преступностью не всегда направлялся и определялся органами центральной власти, так как не существовало единообразия и единовластия в системе местных органов власти и управления, различными были их политическая направленность. Поэтому принципы устройства и деятельности органов охраны правопорядка устанавливались зачастую стихийно, в зависимости от местных условий.

По мнению автора, упразднение царских полицейских органов в ходе Февральской революции 1917 г. было закономерным процессом, так как, с одной стороны, в прежнем виде она представляла потенциальную угрозу возможности осуществления революционных преобразований, с другой стороны, сложно было реорганизовать царскую полицию и переориентировать ее на охрану «завоеваний революции». В связи с этим общим намерением участвующих в революции политических организаций было упразднение царской полиции.

Диссертант делает вывод, что созданная Временным правительством после Февральской революции народная милиция, в том числе, на Урале и в Западной Сибири, в силу негативного отношения населения к царским органам охраны правопорядка вынуждена была функционировать в условиях фактического отсутствия нормативно-правовой базы, необходимого кадрового и материального обеспечения. Принятый за основу принцип децентрализации милиции привел к образованию множества различных органов на местах и создал необходимые условия для образования альтернативных органов охраны правопорядка и силовых подразделений. В то же время, автор отмечает  некоторую преемственность милиции Временного правительства по отношению к царской полиции. В ряде случаев от царской полиции были унаследованы профессиональные кадры, при расследовании преступлений основой продолжало оставаться царское законодательство.

Важное значение в процессе создания милиции в России после Февральской революции 1917 года имели общественные организации (комитеты общественной безопасности, общественных организаций и т.п.), формирование которых на местах осуществлялось, как правило, быстрее создания и реорганизации центральных органов власти. В отсутствие надлежащего правового регулирования и оперативных организационных решений общественные организации способствовали установлению и сохранению общественного порядка в регионах, приданию легитимности новым органам власти.

Целями деятельности комитетов общественной безопасности формально являлись: недопущение переворота и обеспечение порядка на местах, контроль деятельности правительственных и общественных организаций, должностных и частных лиц, - также комитеты занимались учреждением милиции, охраной государственных и общественных учреждений, снабжением населения продовольствием, предотвращением эпидемий, руководили работой почты и телеграфа, контролировали местную печать и прочее.

В 1917 году в период между двумя революциями в государстве происходило стихийное образование органов управления на местах. Различные организации, такие как Советы рабочих и солдатских депутатов и Комитеты общественных организаций, губернские (уездные) думы, комиссары Временного правительства, правительственные инспекторы по делам милиции, пытались установить своё влияние и контролировать деятельность иных организаций и населения. Чёткого разграничения полномочий между указанными институтами государственной власти не существовало. Эти институты управления автор условно разделяет на правительственные и неправительственные органы власти. Советы рабочих и солдатских депутатов проводили политику,  альтернативную политике Временного правительства. Однако даже между организациями и должностными лицами правительства при осуществлении их деятельности возникали противоречия. Временное правительство не смогло произвести ясное разграничение полномочий, поэтому нередко одни и те же функции выполняли разные институты власти.

Органы охраны общественной безопасности  в качестве вооруженных  и мобильных формирований, по мнению диссертанта, являлись реальной силой, средством в руках политических партий, способным оказывать влияние на ход революции. Общей чертой всех неправительственных органов правопорядка являлось то, что они соединяли в себе как функцию охраны общественного порядка, так и военные функции. К таким органам охраны правопорядка можно отнести существовавшие на Урале и в Западной Сибири Красную гвардию, боевые отряды народного вооружения, рабочую милицию (образованную после февраля 1917 года), отряды народной охраны, рабочие  и крестьянские дружины, боевые дружины, боевые отряды и другие.

На Урале и в Западной Сибири происходило очень тесное переплетение неправительственных «силовых» органов. С весны 1917 года началось создание большевиками рабочей милиции, после июльского кризиса она стала называться Красной гвардией и приобрела в большей степени характер революционной организации. В некоторых областях функции рабочей милиции выполняли боевые дружины большевиков.

Переход полномочий по организации  новых милицейских органов в ведение  органов местного самоуправления способствовал неоднородности в решении вопросов создания, финансирования и комплектования этих органов, а также задач их деятельности. Слабое финансирование и отсутствие квалифицированных кадров не позволили сосредоточить функции управления милицией в руках Временного правительства. Все перечисленные факторы предопределили слабость и, в конечном счёте, падение Временного правительства.

Глава 3«Создание советской милиции на Урале и в Западной Сибири в 1917 – 1918 гг.» – посвящена особенностям строительства советской милиции на Урале и в Западной Сибири в 1917 – 1918 гг., а также основным направлениям ее деятельности.

Удаленность региона от центра способствовала, с одной стороны, большей самостоятельности органов местной власти и политических групп, а с другой стороны, рассредоточенности и снижению боеспособности. В рассматриваемый период в регионе сложилась уникальная ситуация существования двух организованных социальных групп населения: промышленного пролетариата и казачества, которые впоследствии стали основой двух противоборствующих сил, участвовавших в гражданской войне.

Отсутствие единых государственных регламентаций по формированию советской милиции определило пути ее строительства на местах. Как показало изучение архивных документов, на Урале и в Западной Сибири советская милиция возникла в форме вооруженных формирований трудящихся. Ликвидируя органы милиции Временного правительства, местные Советы Урала и Западной Сибири создавали различные органы, выполнявшие функции охраны общественного порядка. Организацией этих органов в Западной Сибири и на Урале занимались губернские, уездные, волостные Советы, Западно-Сибирский комитет Советов, Центральный исполнительный комитет Советов Сибири (Центросибирь), в некоторых губерниях Урала и Западной Сибири – губернские и военные революционные комитеты.

Характеризуя особенности создания органов охраны правопорядка на Урале и в Западной Сибири, диссертант подчеркивает, что Советская власть в регионе устанавливалась в разное время. В частности, в Оренбургской губернии атаман А.И. Дутов не признал  Советскую власть после победы Октябрьской революции в 1917 году, и только в середине января 1918 года в Оренбурге была установлена Советская власть и возобновлена деятельность военнореволюционого комитета.

Одной из особенностей, повлиявших на строительство советской милиции на Урале и в Западной Сибири в 1917 – 1918 гг. являлся тот факт, что прежние структуры народной милиции Временного правительства еще некоторое время действовали, их личный состав заменялся по мере подбора кадров в пролетарскую милицию. Когда прежняя милиция оставалась лояльной к новой власти, в органы милиции направлялись полномочные представители Советов и Военно-революционных комитетов, которые осуществляли реорганизацию аппарата старой милиции. В связи с этим автор указывает на организационную преемственность между милицией Временного правительства и советской милицией 1917 года, так как последняя зачастую формировалась бывшими сотрудниками милиции Временного правительства.

На Урале и в Западной Сибири формирование штата советской милиции по единому для всей страны образцу началось только в середине 1919 года. Несмотря на то, что в целом ее становление и развитие происходило в соответствии общероссийскими тенденциями, в рассматриваемом регионе оно имело некоторые особенности. Советская милиция наряду с другими органами охраны общественного порядка создавалась Советами, которые определяли ее название, структуру, штатную численность, основные функции, активное участие в ее организации принимало местное население. Однако если в большинстве губерний России с марта-апреля по октябрь 1918 г. шел процесс становления штатной милиции, построенной на единых организационно-правовых началах, то на Урале и в Западной Сибири этот процесс был прерван начавшейся гражданской войной и возобновлен лишь в 1919 году. На Среднем Урале советская милиция была создана лишь к осени 1919 года.

Строительство милиции в регионе, по мнению автора,   характеризовалось разнообразием форм организации, методов комплектования, способов охраны порядка и борьбы с преступностью, широкой инициативой местных Советов Урала и Западной Сибири в выборе путей развития деятельности милиции.

В работе отмечается, что из-за отсутствия квалифицированных кадров деятельность милиции в основном сводилась к наружной службе. Она осуществлялась посредством несения службы на участках, постах и маршрутах. С изменением оперативной обстановки на основе данных об уровне преступности, интенсивности движения населения и транспортных средств возникла необходимость в расширении количества охранных постов. В связи с необходимостью увеличения милицейского состава на службу в милицию привлекалось местное население, дружины, отряды Красной Гвардии. Но так как само местное население, дружины правопорядка, а, в ряде случаев, и милиционеры специально не обучались, качество постовой и патрульной службы было достаточно низким.

На основе изучения архивных материалов и научных публикаций диссертант пришёл к выводу, что в рассматриваемый период на Урале и в Западной Сибири основные функции не вполне сформировавшейся милиции определялись сложной, неустойчивой политической обстановкой, в связи с чем они не отличались четкостью и определенностью.

В условиях фактического отсутствия необходимого нормативного регулирования, осуществления функций милиции лицами, не имевшими соответствующей профессиональной подготовки, руководствовавшихся «революционным сознанием», деятельность советской милиции не отличалась четкостью и эффективностью. Исследование подтвердило слабость децентрализованной системы правоохранительных органов, необходимость комплектования их на профессиональной штатной основе.

Глава 4«Охрана общественного порядка и борьба с преступностью на Урале и в Западной Сибири в период гражданской войны» – посвящена актуальным вопросам формирования органов охраны общественного порядка «антибольшевистскими» правительствами на Урале и в Западной Сибири, анализу роли казачества в охране общественного порядка в условиях гражданской войны, а также борьбы с преступностью на территории  деятельности «антибольшевистских» правительств региона. 

Автор указывает, что к наиболее крупным «антибольшевистским» правительствам Урала и Западной Сибири относились: 1) Комитет членов Учредительного Собрания, Уфимская, Оренбургская губерния (июнь – сентябрь 1918 года); 2) Временное Сибирское Правительство (П.В. Вологодского), Томск (июнь-ноябрь 1918 года); 3) Временное Всероссийское правительство (Уфимская Директория), Уфа  (сентябрь –ноябрь 1918 года); 3) Всероссийское правительство А.В. Колчака (ноябрь 1918 – 1920 гг.).

В главе диссертант характеризует устройство органов управления на территориях деятельности «антибольшевистских» правительств, обосновывает, что в государственных образованиях антибольшевистского типа были предприняты попытки  к восстановлению старых порядков и воссозданию Российской государственности в прежнем виде, существовавшей до Февральской революции.

Рассматривая вопросы функционирования органов правопорядка Урала и Западной Сибири в период от февраля к октябрю 1917 года  и в период гражданской войны, автор делает вывод о том, что милиция «белых» правительств в отличие от народной милиции Временного правительства была централизована, находилась на государственном обеспечении и практически не зависела от местных органов самоуправления. В этом отношении она, в большей степени имела сходство с царской полицией, чем с народной милицией Временного правительства.

Основу нормативно-правовой базы организации и деятельности милиции Западной Сибири и Урала в период гражданской войны составляли постановления, положения, инструкции и циркуляры Временного Сибирского правительства. Основным нормативным правовым актом, регулировавшим деятельность милиции Урала и Сибири, являлось Временное положение «О сибирской милиции». Необходимо обратить внимание на то, что  во многих актах отсутствовал правовой механизм их реализации на практике, что негативно отражалось на обеспечении охраны общественного порядка.

Анализируя нормативно-правовую базу деятельности правоохранительных органов «белых» правительств, автор соглашается с точкой зрения А.Я. Малыгина и А.Н. Никитина: разработчики Положения о Сибирской милиции использовали не только Временное положение от 17 апреля 1917 года, но и Устав уголовного судопроизводства, опыт царской полиции, милиции Временного правительства и Временного Сибирского правительства .

Милиция «белых» правительств, в отличие от милиции Временного правительства, находилась в подчинении центральных органов власти. В связи с этим милиция «антибольшевистских» правительств финансировалась из государственного бюджета, и только 1/3 расходов возлагалась на органы местного самоуправления.

На Урале создавалась заводская милиция, что было связано с промышленным характером региона. Поэтому в штатах уездной милиции организовывались особые милицейские участки с усиленным числом милиционеров (один на 1500 жителей). Такая организация на крупных заводах позволяла не только обеспечивать наблюдение и контроль, но и пресекать любые антиправительственные выступления.

В период гражданской войны большую роль в охране правопорядка на территории «белых» правительств играли казачьи формирования, которые образовывали свои органы по охране общественного порядка и борьбе с преступностью.  В революциях 1917 года и последующей гражданской войне решался важный для казачества вопрос – вопрос о землевладении. Большей части казаков были чужды интересы как дворянства, так и власти, отменившей частную собственность.

Автор указывает, что уровень преступности во время гражданской войны на территории «антибольшевистских» правительств Урала и Западной Сибири намного превысил количественные и качественные показатели по сравнению с предшествующими годами. Это усложняло работу сотрудников органов охраны общественного порядка, что негативно сказывалось на раскрываемости преступлений. В результате в местностях Урала и Западной Сибири, в которых в силу различных причин гражданская милиция не была создана, в частности, на территориях казачьих войск, создавалась военно-войсковая милиция. Она представляла собой подразделения, основанные на воинской дисциплине.

Анализируя деятельность по борьбе с преступностью в альтернативных государственных образованиях, диссертант рассматривает вопрос о деятельности большевистских организаций. Речь идет не только о мелких красноармейских  подразделениях и партизанских  отрядах, которые существовали  самостоятельно,  но  и  так  называемых «бандах», как  эти  группы именовались в официальных документах альтернативных государственных образований. 

Анализ деятельности органов охраны правопорядка Урала и Западной Сибири в период гражданской войны позволил автору сделать вывод, что ухудшение криминогенной ситуации в регионе приобретало устойчивый  и повседневный характер:  возрастали  масштабы криминализации экономики и коррупции в органах  государственной власти,  увеличивалось влияние преступности на все стороны жизни, повышался уровень уличной преступности, появились новые виды преступлений, такие как торговля наркотиками. Криминальную напряженность в период гражданской войны на Урале и в Западной Сибири усиливал процесс миграции.

В условиях дестабилизации общества деятельность милиции «белых» правительств была направлена, в первую очередь, на укрепление их власти, восстановление экономики региона. В связи с этим значительное место в деятельности милиции занимала борьба с преступлениями, подрывавшими экономическое положение указанных правительств, их авторитет в глазах населения, а также их боеспособность. Соответственно, на милицию, как и на полицию в царской России, возлагались многочисленные функции, что создавало благоприятные условия для злоупотреблений со стороны милиционеров. Милиция, а также, в определенной степени, «белые» правительства, не обеспечивая должной охраны общественного порядка, дискредитировали себя глазах населения. Репрессии же в отношении противников указанных правительств сами по себе не могли обеспечить ни укрепление власти, ни стабильность в обществе.

Глава 5«Организация и деятельность советской милиции Урала и Западной Сибири в 1919 – 1921 гг.» – посвящена становлению рабоче-крестьянской милиции в регионе, изучению основных направлений развития советской милиции на Урале и в Западной Сибири, функций советской милиции. 

В главе отмечается, что работа  по  возрождению  органов  охраны  правопорядка началась  в  условиях  разрушения   транспортных  путей  и  большинства  промышленных  предприятий,  отсутствия    продовольствия  и  топлива. Кроме  того,  в  регионе происходили  значительные  миграционные  процессы,  проживало  большое  число  беженцев  центральных  губерний,  что  также  влияло  на  криминогенную  обстановку.  На  территории  региона  действовали  многочисленные  группы, так  называемые  «банды», состоявшие  из  уголовных элементов,  дезертиров  и  белогвардейцев-участников  карательных  отрядов.

Диссертант отмечает, что фактически   до  1921  г.  милиция    Урала  и  Западной Сибири находилась  в  стадии  становления.  Процесс  строительства  аппарата  милиции   Урала  и  Западной  Сибири  в 1919 - 1921  гг.  автор разделяет  на  несколько  этапов.  Их  временные  границы  в  разных  губерниях  региона  не  совпадают, так  как  формирование органов  милиции  и  изменения  в  их  структуре  в  разных  губерниях  происходили  не  одновременно.  Первый  этап  связан  с  первоначальным  созданием  органов  милиции  местными  ревкомами   во  второй  половине  1919  г.  Характерным для этого периода являлось то, что милиция не имела единых организационных форм, четкого определения компетенции и централизованного руковод­ства в масштабах всей Республики. Местные органы власти каждой об­ласти сами определяли структуру милиции, ее состав, полномочия, формы и методы деятельности.

Автор делает вывод, что в  ходе  гражданской  войны  происходило  смещение  центра  тяжести   реформирования  общества  на  региональный  уровень. Военно-политическая  ситуация на  Урале  и  в  Западной  Сибири  в  1919  г.  обусловила  необходимость  создания  органов   милиции в  условиях  автономности и децентрализации  в  организационно-правовых  вопросах. Согласованность организационного оформления и деятельности  органов  милиции  была  возможна  только  при наличии  унифицированных подходов и рекомендаций.

Второй этап организации  милиции  Урала и Западной Сибири начался в конце 1919 г. с ее реорганизации, на основе указаний центральной власти. В декабре 1919 г. Главным управлением милиции НКВД РСФСР на места были направлены штаты и оклады по всем видам милиции «к точному и неуклонному руководству». Приказ Главмилиции от 3 декабря 1919 года вводил общий подход к комплектованию штатов милиции. В дальнейшем на втором этапе происходило упорядочение количества сотрудников милиции в городах и уездах. В 1920 г. аппарат милиции начал комплектоваться единообразно в соответствии с утверждёнными в центре штатами.

Начало третьего организационно-правового этапа становления системы органов милиции связано с принятием Положения о Рабоче-крестьянской милиции, утверждённого ВЦИК и СНК РСФСР 10 июня 1920 г. Основным вопросом, который требовал разрешения на этом этапе, являлся вопрос материально-технического оснащения органов милиции.

В  организационно-правовом  развитии  милиции  в  1919-1920  гг., по мнению автора,  следует  выделить  два  основных направления, которые автор условно  называет  военизацией  и  специализацией  милиции. Тенденция  военизации милиции наметилась в связи с гражданской войной, развитием  политического  бандитизма, которые сопровождались всплеском преступности. Вторая  тенденция ? специализация милиции – была связана с созданием системы  специализированных  органов  милиции в целях повышения её эффективности.

Диссертант выделяет этапы военизации милиции, при этом отмечая, что военизация  милиции,  а  также  укрепление    ее как постоянного государственного органа охраны обще­ственного порядка являлись основными  целями  декрета «О  рабоче-крестьянской милиции»   от 3 апреля 1919 г. В организационно-правовом аспекте военизация милиции предполагала,  во-первых,  формирование  из  милиции  боевых  единиц, во-вторых, военную подготовку сотрудников милиции. Основными  проблемами реализации декрета являлись проблема правового  обеспечения, кадровая проблема  и  проблема материально-технического  обеспечения.  

Параллельно  с процессом  военизации  происходило принятие организационно-правовых мер по созданию специализированных  органов  милиции.  Термин  «специализация»  для  обозначения  этого  направления  развития  милиции  автор   употребляет  в значении организационно-правового оформления  специальных  органов  милиции,  деятельность которых  была  связана с  объектами промышленности,  железнодорожного  и водного  транспорта.  В  Положении  о  рабоче-крестьянской  милиции  от  10  июня 1920 г.  было названо три вида специализированных  органов милиции: 1)  железнодорожная, 2) водная,  3) промышленная.  

Проведённое  исследование, по мнению автора,  позволяет  выделить  три  направления  деятельности  милиции  на  Урале  и  в Западной Сибири  в  рассматриваемый  период.  Во-первых, на милицию возлагалось проведение розыска и дознания по уголовным делам,  то  есть  борьба  с  общеуголовной  преступностью.  Во-вторых, милиция  использовалась  в  качестве  военной  силы  для  подавления  выступлений  против  Советской  власти. В-третьих,  милиция  осуществляла   деятельность    по   реализации  решений  местных  органов  власти.  В работе проведен последовательный историко-правовой анализ каждого направления.

Исследование деятельности милиции по содействию местным органам власти позволило условно выделить два вида функций: «постоянные», которые были урегулированы нормативно-правовыми актами, и «временные», в осуществлении которых возникала необходимость в связи со сложившейся ситуацией. Эти функции, как правило, не получали юридического закрепления.

Среди «постоянных» функций особое место занимало участие в сборе продразвёрстки и продналога. Органы милиции предупреждали и пресекали укрывательство продуктов, подлежащих сдаче по продналогу. Нормативной базой этой деятельности стал Циркуляр от 9 сентября 1920 г. «О содействии продорганам в деле реализации урожая 1920 года». Автор подчёркивает, что проблемы реализации этой функции были связаны с неопределенностью самого термина «содействие».

«Временные» функции милиции отличались большим разнообразием. Местные Советы привлекали милицию для осуществления деятельности, в которой назревала необходимость в связи со сложившейся обстановкой, или для оперативного преодоления сложной ситуации. В ряде случаев возложение на милицию «временных» функций было связано с отсутствием органов, которые могли бы осуществлять данную деятельность.

Процесс  становления  Советской  милиции  происходил  в  период  кризиса   государственно-правовых   институтов, революционных  изменений  в  государстве и  праве в   условиях  гражданской  войны, экономического  и  политического  кризиса. В  условиях  отсутствия  государственного  контроля  на  региональном  уровне  повышалось  значение региональных  властных  структур  и  их  деятельности  по  поддержанию законности и   правопорядка. Военно-политическая  и  социально-экономическая  ситуация на  Урале  и  в  Сибири  в  1919  г.  обусловила  необходимость  организационного оформления  системы  органов  милиции  в  условиях  автономности и децентрализации в разрешении  ключевых  организационно-правовых  вопросов.

Особенности  регулирования  деятельности  милиции  во  многом предопределили  её  дальнейшее  развитие  и  гарантии устойчивости   новой   власти.   Повышение  эффективности  деятельности  органов  милиции  по  обеспечению  правоохранительной  функции  государства  было связано  с  необходимостью расширения  материально-технического обеспечения органов милиции, проблемами совершенствования  кадровой  политики, улучшения  социальной  и  правовой  защиты  сотрудников  милиции,  создания  гарантий  обеспечения  их   прав  и  законных  интересов, обеспеченных механизмами и процедурами реализации. 

В заключении подведены итоги проведенного исследования, сделаны теоретические выводы об организации и деятельности полиции и милиции России в начале ХХ в., сформулированы основные выводы и предложения.  

Общими явлениями, характерными для многих сфер государственного управления, в начале ХХ в. было множество видов законодательных актов, отсутствие их должной систематизации, недостатки юридической техники, наличие большого количества подзаконных нормативно-правовых актов и др. На регулировании деятельности полиции отрицательно сказывалось явно выраженное преобладание интересов самодержавия над интересами общества. Полиция значительно отставала в своем развитии от потребностей общества и реальных условий жизни. Определенные сложности в организации полиции и создании нормативно-правовой основы ее деятельности создавало отсутствие единой концепции развития полиции на государственном уровне.

Изучение организации системы народной милиции Временного правительства на Урале и в Западной Сибири показало, что она строилась на началах подчинения органам местного самоуправления, которые непосредственно осуществляли образование и финансирование народной милиции. С одной стороны, органы местного самоуправления могли, исходя из специфики региона, самостоятельно определять приоритетные направления деятельности милиции. С другой стороны, при таком подходе не наблюдалось чётко выстроенной политики государства, определявшей основные принципы организации и деятельности органов охраны  правопорядка.

С октября 1917 до середины 1918 года шел процесс упрочения Советской власти, процесс слома буржуазного государственного аппарата и становления нового аппарата. На этом этапе советская милиция на Урале и в Западной Сибири выступала как вооруженная сила и как инструмент охраны общественного порядка. Вооруженные формирования, построенные не на профессиональной основе, не могли в должной мере выполнять военные функции, эффективно обеспечивать общественный порядок, ни, тем более, вести борьбу с преступностью. Реальная действительность показала неэффективность сочетания функций вооруженных сил и органа охраны общественного порядка в одном органе.

Формирование органов милиции на Урале и в Западной Сибири осуществлялось с учетом сложившихся организационных, а в отдельных случаях, и правовых основ деятельности полиции царской России и милиции Временного правительства. Эти основы, как правовые, так и институциональные были сохранены лишь в той части, в которой не противоречили природе формирующегося Советского государства.

В период гражданской войны уровень охраны общественного порядка существенно снизился. Образовавшиеся на территории Урала и Западной Сибири «антибольшевистские» правительства создавали собственные органы охраны общественного порядка. Одной из главных целей, которые ставили перед собой «белые» правительства, наряду с борьбой против советской власти, было принятие мер к действительной охране общественной безопасности и порядка.

В государственных образованиях антибольшевистского типа были предприняты попытки к воссозданию российской государственности в прежнем виде, существовавшей до Февральской революции. Так, в отличие от народной милиции Временного правительства, милиция «белых» правительств была централизована, находилась на государственном обеспечении и практически не зависела от местных органов самоуправления.

Процесс организации системы милицейских учреждений на Урале и в Западной Сибири возобновился во второй половине 1919 года. Одной из особенностей строительства советской милиции в период гражданской войны являлась их организационная связь с чрезвычайными органами государства. Отделы управления ревкомов стали первыми учреждениями, создававшими аппарат милиции.

В ходе гражданской войны произошло смещение центра тяжести реформирования общества на региональный уровень. Военно-политическая ситуация на Урале и в Западной Сибири в 1919 году обусловила необходимость создания органов милиции в условиях автономности и децентрализации в организационно-правовых вопросах. Согласованность организационного оформления и деятельности органов милиции была возможна только при наличии унифицированных подходов. Развитая система революционных комитетов губерний Урала и Западной Сибири позволила создать и обеспечить функционирование милиции и других органов охраны правопорядка.

Исследование показало, что начало ХХ в. явилось периодом коренных социальных изменений, в который принципы организации и деятельности правоохранительных органов приобретали особое значение. Соискатель приходит к выводу, что функционировавшие в рассматриваемый период органы охраны общественного порядка не достигали в полной мере своих целей. Это было обусловлено как обстановкой в государстве – недостатком материальных и финансовых ресурсов, нестабильной политической и социальной обстановкой, отсутствием должной нормативно-правовой базы, так и особенностями региона Урала и Западной Сибири. 
В приложениях приводятся статистические данные, относящиеся к исследуемому периоду, а также схемы и таблицы, иллюстрирующие структуру, организацию и деятельность полиции и милиции Урала и Западной Сибири в начале ХХ в.

Основные положения и выводы диссертационного исследования отражены в 64 научных работах общим объемом 69,02 п.л., личный вклад соискателя в эти работы – 68,8 п.л., из них – 4 монографии объемом 45,02 п.л., 60 статей, 13 из которых опубликованы в научных изданиях, рекомендованных перечнем ВАК.

 

Основные положения диссертации отражены автором в следующих публикациях.

Монографии:

  • Петров, А.В. Организационно-правовые основы становления органов правопорядка и специальных органов по борьбе с преступностью на Южном Урале (1917 – 1923 гг.) /А.В. Петров/. Монография. Челябинск: Издательский центр НТЦ-НИИОГР, 2003. – 286 с. – 16,68 п.л.
  • Петров, А.В. Полиция Урала и Западной Сибири в начале ХХ в. /А.В. Петров/. Монография. Челябинск: Издательство ООО «Полиграф-Мастер», 2005. – 166 с. – 5,18 п.л.
  • Петров, А.В. Народная милиция Временного правительства и милиция «антибольшевистских» правительств: сравнительно-правовой аспект (на материалах Сибирского и Уральского регионов) /А.В. Петров/. Монография. Челябинск: Издательство ООО «Полиграф-Мастер», 2005. – 150 с. – 4,68 п.л.
  • Петров, А.В. Охрана общественного порядка на Урале и в Сибири в период революций и гражданской войны /А.В. Петров/. Монография. Челябинск: Издательство ЮУрГУ, 2006. – 318 с. – 18,48 п.л.

Научные статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных перечнем ВАК:

  • Петров, А.В. Историко-правовой анализ формирования органов правопорядка на Южном Урале Временным сибирским правительством (1918 год) /А.В. Петров // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право». – Вып. 1. – №8 (08). – 2001. – С. 103-106.
  • Петров, А.В. Правоохранительная функция государства: постановка проблемы //Вестник Южно-Уральского государственного университета. №10 (26). 2003. Серия «Право». Вып. 3. С. 15-18.
  • Петров, А.В. Проблемы организации общей полиции в Российской империи в начале ХХ в. /А.В. Петров // Вестник Оренбургского государственного университета. – №3 (28). – 2004. – С. 134 – 138.
  • Петров, А.В. К вопросу о положении полиции Урала и Западной Сибири в начале ХХ в. /А.В. Петров // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право». – Вып. 5. – №11(40). –2004. – С. 4-10.
  • Петров, А.В. Нормативное правовое регулирование деятельности правоохранительных органов «антибольшевистских» правительств Урало-Сибирского региона /А.В. Петров // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право». Выпуск 6. №8 (48). 2005.
  • Петров, А.В. Сибирская милиция 1918 года: общая характеристика основ правового регулирования /А.В. Петров // «Черные дыры» в российском законодательстве. – №2. – 2005. – С. 348-353.
  • Петров, А.В. Эволюция нормативно-правовой базы деятельности милиции Временного сибирского правительства (1918-1919 гг.) /А.В. Петров // Вестник университета МВД РФ. – №3. – 2005.
  • Петров, А.В. Особенности формирования отдельных институтов государственной власти на Урале и в Сибири (февраль – октябрь 1917 г.) /А.В. Петров // История государства и права. – №5. – 2005. – С. 45-50.
  • Петров, А.В. Формирование и деятельность военно-войсковой милиции на Урале и Сибири в период гражданской войны /А.В. Петров // История государства и права. – №6. – 2005. – С. 16-19.
  • Петров, А.В. Организационно-правовые основы формирования комитетов общественной безопасности на Урале и в Сибири в период с февраля по октябрь 1917 года /А.В. Петров // История государства и права. – №6. – 2006. – С. 25-30.
  • Петров, А.В. Система советской милиции: проблемы развития в 1919 – 1921 гг. (региональный аспект) /А.В. Петров // Вестник Оренбургского государственного университета. – №3(53). – 2006. – С. 134-140.
  • Петров, А.В. Сравнительный анализ нормативного регулирования народной милиции Временного правительства и милиции «белых» правительств Урала и Сибири /А.В. Петров // «Черные дыры» в российском законодательстве. – №4. – 2006. – С. 466-469.
  • Петров, А.В. Некоторые вопросы деятельности Народного комиссариата внутренних дел в период строительства советской власти /А.В. Петров // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право». Вып. 7. – №5(60). – 2006. – С. 67-73.

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

  •  Петров, А.В. Формирование органов правопорядка на Южном Урале Временным правительством (1917 год) /А.В. Петров // Актуальные проблемы экономики и законодательства России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (14-15 апреля 2000 г.). – Челябинск: Издательство ЮУрГУ, 2000. – 97-116.
  • Петров, А.В. Создание системы органов правопорядка на Южном Урале после гражданской войны /А.В. Петров, А.В. Кудрявцева // Актуальные проблемы совершенствования правоприменительной деятельности органов внутренних дел: Юбилейный сборник научных трудов. – Челябинск: ЧЮИ МВД РФ, 2000. – С. 180-191.
  • Петров, А.В. Развитие организационно-правовых основ деятельности уголовно-розыскных аппаратов на Южном Урале в 1921-1922 гг. /А.В. Петров // Актуальные проблемы правовой теории и практики: Материалы межвузовской научно-практической конференции (23 декабря 1999 г.). – Оренбург: Оренбургское отделение ВЗО ЧЮИ МВД РФ, 2000.
  • Петров, А.В. Проблема формирования кадров полицейских учреждений на Урале в начале ХХ в. /А.В. Петров // Южно-Уральский юридический вестник. – 2003. – №6 (32). – С. 17 – 21.
  • Петров, А.В. О некоторых проблемах работы с кадрами полицейской стражи на Урале в начале ХХ в. /А.В. Петров // Деятельность правоохранительных органов и государственной противопожарной службы в современных условиях: проблемы и перспективы развития: 9-я Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием (22 – 23 апреля 2004 г.). – Иркутск, 2004. – С. 361 – 363.
  • Петров, А.В. Органы общей полиции в России в начале ХХ в.: их система и взаимодействие /А.В. Петров // Право как ценность и средство государственного управления обществом. Вып. 1. Сборник научных трудов / Редкол.: П.В. Анисимов (отв. ред.) и др. – Волгоград: ВА МВД России, 2004. – С. 211-216.
  • Петров, А.В. Организационно-правовые основы деятельности жандармерии на Урале в начале ХХ в. /А.В. Петров // Проблемы применения норм уголовно-правового законодательства Российской Федерации в деятельности правоохранительных органов: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (23 декабря 2003 г.): в 2 ч. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2004. – Ч. 1. – с. 199 – 206.
  • Петров, А.В. О некоторых вопросах организации деятельности полиции на Урале в начале ХХ в. /А.В. Петров // Международные юридические чтения: Материалы научно-практической конференции. – Омск: Омский юридический институт, 2004. – Ч. 1. – С. 117 – 120.
  • Петров, А.В. Организационно-правовые аспекты деятельности жандармерии на Урале в начале ХХ в. /А.В. Петров // Публичное, корпоративное, личное право: проблемы конфликтности и перспективы консенсуальности: Материалы 5 международной научно-теоретической конференции. Санкт-Петербург, 2-3 декабря 2005 г. / Под общей ред. В.П. Сальникова, Р.А. Ромашова, Н.С. Нижник: В 2 ч. Ч. 2. – СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2005. – С. 235-239.
  • Петров, А.В. Кадровое обеспечение полицейских органов на Урале в начале ХХ в. /А.В. Петров // Судебная реформа 1864 года и ее влияние на развитие права: материалы конференции Калининградского пограничного института ФСБ РФ и Калининградской лаборатории судебной экспертизы МЮ РФ, посвященные судебной реформе 1864 г.: Научно-методический сборник. Ч. 2. Раздел 3. – Калининград, 2004.
  • Петров, А.В. Некоторые проблемы деятельности полиции на Урале в начале ХХ в. /А.В. Петров // Проблемы совершенствования и применения законодательства о борьбе с преступностью: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 95-летию Башкирского государственного университета. Часть 1. – Уфа: РИО БашГУ, 2004. – с. 169 – 178.
  • Петров, А.В. Некоторые проблемы деятельности полиции на Урале в начале ХХ в. / А.В. Петров // Социально-экономические и правовые проблемы борьбы с преступностью: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 18 марта 2004 г. В 2 ч. – Часть 1 / Под общей редакцией Ф.Б. Мухаметшина. – Уфа: ОН и РИО УЮИ МВД РФ, 2004. – С. 235-242.
  • Петров А.В. К вопросу становления и развития уголовного сыска на Урале и в Сибири в начале ХХ в. // Актуальные проблемы реформирования экономики и законодательства России и стран СНГ – 2002. материалы Международной научно-практической конференции. Челябинск, 12 – 13 апр. 2002 г. – Челябинск, 2002. Ч. 2. – 284 стр.
  • Петров, А.В. Государственная деятельность в сфере охраны правопорядка на Урале и в Сибири в начале ХХ в. /А.В. Петров // Актуальные проблемы теории и истории государства и права: Материалы IV международной научно-теоретической конференции. Санкт-Петербург, 24 декабря 2004 г. / Под общ. ред. В.П. Сальникова, Р.А. Ромашова, Н.С. Нижник. – СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2004. – С. 290-295.
  • Петров, А.В. Проблемы кадрового обеспечения полицейских учреждений Урала и Сибири в начале ХХ в. /А.В. Петров // Современные проблемы публично-правового и частно-правового регулирования: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной памяти д.ю.н., профессора Орданского Марка Семеновича. Часть1. – Уфа:РИО БашГУ, 2005. – 300 с. – С. 85 – 89.
  • Петров, А.В. Формирование правоохранительных органов на Южном Урале и в Сибири Временным Правительством (историко-правовой аспект) /А.В. Петров// Актуальные проблемы реформирования экономики и законодательства России и стран СНГ – 2002. материалы Международной научно-практической конференции. Челябинск, 12 – 13 апр. 2002 г. – Челябинск: Издательство ЮУрГУ, 2002. – С. 73-80.
  • Петров, А.В. Уголовная ответственность как вид юридической ответственности /А.В. Петров // Пять лет действия УК РФ: итоги и перспективы. Материалы 11 международной научно-практической конференции, состоявшейся на юридическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова 30 – 31 мая 2002 г. – М.: МГУ, 2002. – С. 392-397.
  • Петров, А.В. Развитие законодательства о судебной экспертизе в советский период до принятия УПК 1969 года /А.В. Петров // Роль и значение деятельности Р.С. Белкина в становлении современной криминалистики. Материалы Международной научной конференции (к 80-летию со дня рождения Р.С. Белкина). М., 2002. – С. 392-397.
  • Петров, А.В. Особенности и проблемные аспекты правоприменительной деятельности /А.В. Петров, Е.В. Лебедева // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2003 г. / Материалы 4 Международной научно-практической конференции, посвященной 60-летию ЮУрГУ и 10-летию специальности «Юриспруденция» в ЮУрГУ. – Часть 1. – г. Челябинск. – Челябинск: НТЦ НИИОГР, 2003. – С. 135-139.
  • Петров, А.В. Всероссийская Чрезвычайная комиссия – как административно-политический орган советского государства /А.В. Петров, Е.А. Маркова // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2003 г. / Материалы 4 Международной научно-практической конференции, посвященной 60-летию ЮУрГУ и 10-летию специальности «Юриспруденция» в ЮУрГУ. – Часть 1. – г. Челябинск, 2003. – Челябинск: НТЦ НИИОГР, 2003. – С. 239-244.
  • Петров, А.В. О некоторых проблемах организации охраны правопорядка на Урале в начале ХХ в. /А.В. Петров // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2004: Материалы 4 международной научно-практической конференции, посвященной 75-летию и памяти профессора Ю.Д. Лившица 1 – 2 апреля 2004 г. Челябинск, 2004. – Челябинск: Издательство ЮУрГУ, 2004. – С. 33-37.
  • Петров, А.В. Организационно-правовые основы деятельности общей полиции Урала и Сибири в начале ХХ в. /А.В. Петров // Полицейское право. – №3(3). – 2005. – С. 101-106.
  • Петров, А.В. Организационно-правовые основы становления народной милиции Временного правительства на Урале и в Сибири в феврале – октябре 1917 гг. /А.В. Петров // Ученые записки: Сборник научных трудов юридического факультета Оренбургского государственного университета. – Выпуск 1. – Оренбург, РИК ГОУ ОГУ, 2004. – С. 431 – 436.
  • Петров, А.В. Милиция «белых правительств» Урала и Сибири в борьбе с преступностью: историко-правовой аспект /А.В. Петров // Криминологические и уголовно-правовые вопросы борьбы с преступностью: Сборник научных статей / Отв. ред. Г.Г. Смирнов. – Екатеринбург: Уральский институт коммерции и права, 2004. – С. 124-131.
  • Петров, А.В. Лесная милиция на территории Урала и Сибири в период гражданской войны /А.В. Петров // Проблемы правовой безопасности России: Материалы 56-й научно-технической конференции 25 – 30 ноября 2004 г. – Челябинск: Издательство ЮУрГУ, 2004.
  • Петров, А.В. К вопросу об организации милиции на Урале и в Сибири в начале гражданской войны /А.В. Петров // Революции и гражданские войны в России и Америке: сравнительно-исторический анализ: Материалы международной научной конференции. Новокузнецк, 2004. – С. 77-83.
  • Петров, А.В. Некоторые проблемы формирования и деятельности военной войсковой милиции на Урале (1918 – 1919 гг.) / А.В. Петров // Актуальные проблемы юридической науки и правоприменительной практики: Сборник научных трудов (по материалам 3 межрегиональной научно-практической конференции, состоявшейся 15 октября 2004 г.): В 2-х ч. Ч. 1 / Отв. ред. И.М. Машаров. – Киров: филиал НОУ ВПО «СПбИВЭСЭП» в г. Кирове, 2004. – С. 80-90.
  • Петров, А.В. Основные направления развития системы советской милиции Урала и Сибири в условиях социально-экономического кризиса 1919 – 1921 гг. /А.В. Петров // Совершенствование российского законодательства в условиях социально-экономического развития России: материалы Всероссийской научной конференции юристов РФ. – Калуга, 2004. – С. 151-155.
  • Петров, А.В. К вопросу об уголовном сыске на Урале и в Сибири в начале ХХ в. /А.В. Петров // Фундаментальные и прикладные проблемы управления расследованием преступлений: Сборник научных трудов (В двух частях). Часть 1. – М.: Академия управления МВД России, 2005. – С. 269-272.
  • Петров, А.В. Формирование органов правопорядка на Урале и в Сибири в (февраль-октябрь 1917 года) /А.В. Петров // Ученые записки: Сборник научных трудов юридического факультета ОГУ. Выпуск 2. Часть 1. «Конституционно-правовое регулирование общественных: теория и практика на современном этапе» / Под ред. И.А. Ворониной. – Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ, 2005. – С. 126137.
  • Петров, А.В. Некоторые вопросы формирования советской милиции в 1917 – 1918 гг. (региональный аспект) /А.В. Петров // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2005 г. Материалы VII Международной научно-практической конференции 7-8 аправля 2005 г. – Челябинск: Издательство ЮУрГУ, 2005. Ч. 3  – С. 46-52.
  • Петров, А.В. Милиция в системе Народного комиссариата внутренних дел (правовой аспект) /А.В. Петров // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2005: Материалы 7 международной научно-практической конференции 7 – 8 апреля 2005 года. Ч. 1. – Челябинск: Издательство ЮУрГУ, 2005. – С. 133-137.
  • Петров, А.В. Массовые беспорядки на Урале и в Западной Сибири в начале ХХ в. /А.В. Петров // Полицейское право. – №4(44). – 2005. – С. 110-114.
  • Петров, А.В. Проблемы взаимодействия милиции и местных органов Урала и Сибири в период государственно-правового строительства (1919 – 1921 гг.) /А.В. Петров // Роль конституции в становлении и развитии независимой государственности в Казахстане: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 10-летию Конституции Республики Казахстан. – Караганды: Издательство КарГУ, 2005. – С. 63-65.
  • Петров, А.В. К вопросу борьбы с бандитизмом на Урале и в Сибири в 1919 – 1921 гг. /А.В. Петров // Изменение преступности и актуальные вопросы законодательства по борьбе с ней / Материалы Международной научно-практической конференции, состоявшейся в Тамбовском филиале Московского университета МВД России, 23-24 июня 2005 г. – Тамбов: Тамбовский филиал МосУ МВД России, 2005. – С. 30-34.
  • Петров, А.В. Некоторые проблемы деятельности революционных комитетов по формированию органов милиции Урала и Сибири в 1919 году /А.В. Петров // Проблемы формирования правового государства в Российской Федерации: сборник материалов 4 Межвузовской научно-практической конференции. – Смоленск: Универсум, 2006. – С. 185-191.
  • Петров, А.В. Проблемы организации народной милиции временного правительства на Урале и в Сибири с февраля по октябрь 1917 г. /А.В. Петров // Обеспечение прав и свобод человека и гражданина: Сборник статей по итогам международной научно-практической конференции. Тюмень, 17-19 ноября 2005 г. / Под ред. Г.Н. Чеботарева: В 5 ч. Ч. 1. – Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2006. – С. 109-112.
  • Петров, А.В. Некоторые проблемы организации борьбы с преступностью на Урале и в Сибири в 1919 – 1921 гг. /А.В. Петров // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Вып. 2. – Тюмень: Тюменский государственный институт мировой экономики, управления и права (ТГИМЭУП), 2006. – С. 255-259.
  • Петров, А.В. К вопросу о правовой природе Чрезвычайных комиссий в период гражданской войны /А.В. Петров // Вестник Восточно-Сибирского института МВД России. – №1(36). – 2006. – С. 87-94.
  • Петров, А.В. Некоторые особенности комплектования  народной милиции Временного правительства в губерниях Урала и Сибири (февраль – октябрь 1917 года) /А.В. Петров // Вестник Восточно-Сибирского института МВД России. – №1(36). – 2006. – С. 94-101.
  • Петров, А.В. Основные направления деятельности правоохранительных органов Сибирского и Уральского регионов в период гражданской войны в России (1918 – 1919) /А.В. Петров // Сибирский юридический вестник. –№1(28) (январь-март). – 2006. – С. 19-25.
  • Петров, А.В. Вопросы финансирования правоохранительных органов антибольшевистских правительств /А.В. Петров // Деятельность правоохранительных органов и федеральной противопожарной службы в современных условиях: проблемы и перспективы развития: Материалы Международной научно-практической конференции. – Иркутск: Восточно-Сибирский институт МВД России, 2006. – С.377-381.
  • Петров, А.В. Некоторые вопросы кадровой политики в системе органов охраны правопорядка Советского государства 1918 – 1920 гг. /А.В. Петров // Роль правоохранительных органов в современном обществе: проблемы научно-практического обеспечения: материалы Х международной научно-практической конференции. – Улан-Удэ: Издательско-полиграфический комплекс ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2006. – С. 279-283.
  • Петров, А.В. Основные положения формирования комитетов общественной безопасности на Урале и в Сибири февраль – октябрь 1917 г. // Состояние и перспективы развития юридической науки: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 75-летию Удмуртского государственного университета. 30-31 марта 2006 г. – Ижевск: Детектив-информ, 2006. – Ч. 1. – С. 57-66.
  • Петров, А.В. Нормативно-правовое регулирование организаций и комитетов общественной безопасности на Урале и в Сибири в период с февраля по октябрь 1917 года /А.В. Петров // Ученые записки: сборник научных трудов юридического факультета Оренбургского государственного университета. – Выпуск 3. – Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2006. – С. 245-249.
  •  Петров, А.В. Организационно-правовые основы формирования комитетов общественной безопасности на Урале и в Сибири в период с февраля по октябрь 1917 года /А.В. Петров // Правовые состояния и правовые взаимодействия: историко-теоретический, отраслевой и межотраслевой анализ: Материалы VII международной научно-теоретической конференции (1-2 декабря 2006 г.). – СПб.: СПбУ МВД России, 2006. – С. 403-411.
  • Petrov, A.V. Law machinery of “antibolshevistic governments” during civil war in Russia (on materials of the Ural and Siberian region) /A.V. Petrov // Europian jornal of natural history. – №1. – 2006. – S. 94-97.

ПЕТРОВ Александр Васильевич

Корректор:

Подписано в печать __.__.2007 г.

Усл. печ. л. _____        Уч.-изд. л. _____                   Тир. ____ экз.      Зак. _____

Малыгин А.Я., Никитин А.Н. Милиция белых правительств // Юрист. 1997. № 9. С. 49.

СУ  РСФСР.  1920.  №  79.  Ст.  371.

СУ  РСФСР.  1919.  № 13.  Ст. 133.

См., напр.: Лопухин А.А. Настоящее и будущее русской полиции. М., 1907.

См., напр.: Курский Д.И. Новое уголовное право // Пролетарская революция и право. 1919. №2-4; Скрыпник Н. Уголовная политика советской власти. НКВД. 1924; Пашуканис Е. Общая теория права и марксизм. Изд. 2. М., 1926; Берман Я.Л. Основные вопросы теории пролетарского государства. М., 1924; Герцензон А.А. Общеуголовная преступность и классовое начало в уголовной политике СССР // Советское право. – 1926. – №6 (24). С. 42-52; Крыленко Н.В. Беседы о праве и государстве. – М.: Красная новь, 1924; Пионтковский А.А. Марксизм и уголовное право. М., 1927; Преображенский Е.А. О морали и классовых нормах. М.-Пг., 1923; Стучка П.И. Революционная роль права и государства. – М.: Гос. изд-во, 1921 и др.

См.: Николаевский Н.А. Обследование уголовного розыска союзным фабрикам // Административный вестник. 1928. №3. С. 20-23; Шумазер А.А. Постановка борьбы с преступностью в деревне // Административный вестник. 1929. №8. С. 23. и др.

См.: Полиция и милиция: очерки истории / Сост. А.И. Дугин, А.Я. Малыгин. М., 1993; Полиция и милиция России: страницы истории / А.Н. Борисов, А.И. Дугин, А.Я. Малыгин и др. М., 1995; Органы и войска МВД России: краткий исторический очерк / Гл. ред. А.Г. Горлов. М., 1996; Мулукаев Р.С., Епифанов А.Е., Чабан О.К. История отечественных органов внутренних дел в материалах их информационных подразделений: МВД 200 лет. Волгоград, 1997; Проценко Е.Д. Профессиональное образование в органах и войсках МВД России: история, теория, практика. СПб., 1998; Березнев А.Т. История органов внутренних дел: в 2 ч. Воронеж, 1998; История органов внутренних дел России. Краткий исторический очерк и основные документы / Сост. Т.М. Занин. Воронеж, 1999 и др.

См.: Афанасьев А.В., Галкин Ю.В. Российская милиция. Краткая хроника: октябрь 1917 – 2000. Саратов, 2001; Антибоьлшевистское правительство (из истории белого движения): сборник документов / Сост.: С.П. Васильченко и др. – Тверь: ТвГУ, 1999; Великая Октябрьская социалистическая революция: Документы и материалы. М., 1977 и др.

См.: Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. М., 1983; Большая энциклопедия. Т. 15. СПб., 1903; Великая Октябрьская социалистическая революция. Изд. 3, дополн. М.: Энциклопедия, 1987 и др.

См.: Вестник полиции. 1910. №3,13; 1914. №27 и др.; Союзная мысль. 1917. 4 мая, 11 мая; Уральская жизнь. 1917, 23 марта; 1919, 12 апреля.

См.: Лопухин А.А. Настоящее и будущее русской полиции. М., 1907; Тужилин И.Д. Записки начальника Санкт-Петербургской сыскной полиции. М., 1995 и др.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.