WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Право как феномен культуры

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

 

На правах рукописи

 

 

ГУСЕЙНОВ

Абульфаз Ибрагим-оглы

 

ПРАВО КАК ФЕНОМЕН КУЛЬТУРЫ

 

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

Москва - 2007


Диссертация выполнена и рекомендована к защите на кафедре государственного строительства и права Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Научный консультант:

 

 

 

Официальные оппоненты:

 

 

Ведущая организация:

 

член-корреспондент РАН,

заслуженный деятель науки

Российской Федерации,

Доктор юридических наук, профессор

Мальцев Геннадий Васильевич.

 

доктор юридических наук, профессор

Графский Владимир Георгиевич

доктор юридических наук, профессор

Муромцев Геннадий Илларионович

доктор юридических наук, профессор

Экимов Анисим Иванович

Российская правовая академия при Министерстве юстиции Российской Федерации

Защита диссертации состоится 11 октября 2007 года, в 14.00 часов на заседании диссертационного Совета Д-502.006.10 по юридическим наукам в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации по адресу: 119606, г.Москва, пр.Вернадского, 84, ауд.2297.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РАГС при Президенте Российской Федерации.

Автореферат разослан __ ________ 2007 года.

Ученый секретарь

диссертационного Совета                                                                И.С. ЯЦЕНКО


1.ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ.

Актуальность темы исследования. Новые подходы к пониманию права стали насущной проблемой общества, юридической науки и органов государственной власти. О неослабевающем внимании ученых к проблемам современного правоведения свидетельствуют и исследования последних лет, где центром внимания становятся именно культурные аспекты функционирования права.

Повышенное внимание к праву как социокультурному явлению обусловлено целым рядом обстоятельств. Право стало рассматриваться как источник, инструмент общественных преобразований, как наиболее эффективный, уникальный в своем роде регулятор жизни общества. Отсюда стремление выявить потенциал права, найти возможности его активизации и в то же время усилить защитные и адаптационные особенности. Это приводит к необходимости выделения сущностно-содержательных характеристик права в целях его отграничения от иных регуляторов как проявлений социальной нормативности.

Всякий раз, когда общество потрясают катаклизмы, кризисы, общественная мысль обращается к поиску правовых ценностей, которые могут стать основанием правового менталитета. Это предопределено тем, что никакие преобразования невозможны там, где ценностные регуляторы не стали элементом сознания человека, его правовой культуры. В связи с этим важно изучать не столько регулятивные специально-юридические характеристики права, сколько гуманитарное содержание и цель правового опосредования общественных отношений. Кроме того, сохранить действительность регулятивных функций правовых норм и институтов представляется возможным лишь при условии и в процессе выяснения содержания понятия «ценность», свойственного данной культурной традиции. Это позволяет сформировать доктрину о праве как ценности. Адекватное осмысление правовых явлений требует существенного расширения исследовательского контекста с привлечением современных методов юридической науки. Таковым является социокультурный анализ, предполагающий видение права не только во взаимодействии с некой социокультурной средой, но и в качестве неотъемлемого компонента культуры. Предложенный метод позволяет надеяться на получение новых результатов в трактовке нормативных представлений, их ценностного содержания. В этой связи встает  вопрос о более подробном изучении самого понятия права и его развития как самобытного, автономного, и в то же время связанного с иными явлениями культуры, феномена.

Очевидно, что в условиях глобализации народ, опирающийся на исторически свойственную ему систему социального регулирования, при умело выбранной стратегии модернизации имеет шансы выйти на передовую линию развития. Внешнее заимствование западных ценностей и институтов не может привести к формированию общества, построенного на гуманитарных идеалах. Образовавшиеся на постсоветском пространстве государства, обратившись к собственным культурно-историческим основам, определяют свой путь развития права и государственного строительства. Выбор с точки зрения правовых систем оказался достаточно разнообразным: представлены все известные юридической науке типы.

В последние годы существенно возрос интерес к проблематике прав и свобод человека, являющихся важным системообразующим элементом в системе культуры каждого общества.

Актуальность предлагаемой темы определяется тем, что правовая культура является интегральной частью всей культуры общества. Этим обусловлена необходимость социокультурного подхода, позволяющего выявить не только универсальные по своей сути формационные и цивилизационные детерминанты права, но и его многообразные связи с конкретно-историческими особенностями развития того или иного общества.

Большой исследовательской интерес представляют причины неоднозначного, нередко скептического отношения к позитивным законам в современном общественном сознании. Надо выйти за пределы позитивного, формально-догматического метода и рассматривать право как культурный феномен в его взаимосвязи с моралью, с нравственностью общества.

Необходимо комплексное изучение права в контексте социокультурной проблематики, формирования новых правовых идей, способных быть воспринятыми обществом. Такой методологический подход позволит преодолеть последствия этатического правопонимания, итогом которого стал современный кризис позитивного права.

Развитие права в современных условиях должно осуществляться на условиях взаимопроникновения с цивилизационными ценностями и культурой. Социокультурный подход определяет необходимость антропологического поворота в праве, и возможность синтеза культурологических и правовых знаний с целью комплексного изучения права.

Исследованию права в социокультурном аспекте способствует понимание путей, задач и методов построения и развития демократической, правовой государственности в России. Статья 15 Конституции РФ, провозгласив общепризнанные принципы международного права частью правовой системы России, статьи, закрепившие статус прав и свобод человека, его определяющее значение для всех государственно-правовых институтов, создают юридическое основание для культурологического, антропологического развития права и выражающего его законодательство.

Таким образом, актуальность культурологического осмысления феномена права обусловлена как теоретическими проблемами, связанными с мировоззренческо-методологическим обеспечением юриспруденции, так и с практическими проблемами трансформации современного российского общества и государственности.

Степень научной разработанности проблемы. Специфика исследуемой проблемы определена тем обстоятельством, что право как феномен культуры представляет огромный интерес для целого ряда наук. Комплексный характер исследуемой проблемы обусловливает обращение не только к юриспруденции, но и широкому спектру научных работ в иных областях: философских, психологических, культурологических, социологических, антропологических и т.д. Для достижения целей, поставленных в диссертационном исследовании, использовались достижения как российской, так и зарубежной научной мысли.

Так, в целом достаточно широко представлены вопросы соционормативного регулирования, понятия и виды социальных норм в работах В.С.Нерсесянца, Г.В.Мальцева, Г.И.Муромцев, А.Б.Венгерова, Б.М.Пенькова, И.М.Бачилашвили, Л.С.Явича, Е.А.Лукашевой, В.К.Бабаева, М.И.Бобневой, Ю.А.Тихомирова, С.В.Полениной, Я.В.Гайворонской, Н.И.Матузова и других. В работах данных исследователей в определенной мере заложены элементы методологической основы социокультурного подхода в разработке правовых категорий.

Обширный круг работ посвящен интегративным функциям права. Традиция их изучения уходит своими истоками еще в эпоху античности с характерным для нее отождествлением права и справедливости (в частности, у Аристотеля). Функции права рассматривались наиболее выдающимися представителями ранней новоевропейской (Т.Гоббс, Ж.Ж.Руссо) и немецкой классической (И.Кант, Г.Гегель) философии. Во второй половине XIX-XX вв. в том же русле работали В.С.Соловьев, Б.А. Кистяковский, И.А.Ильин.

В наименьшей степени философскому осмыслению подвергалась взаимосвязь права с конкретно-историческими особенностями того или иного социального организма. Специализированные исследования права в социокультурном контексте были весьма немногочисленны. В XVIII в.- это Ш.Л.Монтескье, в XIX в. – Г.Гуго, К.Савиньи, Ф.Пухта.

Со становлением сравнительного правоведения в 60-е годы XX в. интерес к данному кругу вопросов оживился. В частности, в работах Р.Давида, Г.И.Муромцева, А.Х.Саидова, М.А.Супатаева, Л.Р.Сюкияйнена, К.Цвайгерта и Х.Кетца, Ю.А.Тихомирова, М.Н.Марченко нашли свое отражение проблемы многообразия правовой реальности, ее зависимости от специфики социокультурного развития определенного общества. На примере исследования обычно-правовых систем различных народов эти исследователи акцентировали внимание на уяснении сущности, понимании традиционной основы существования отдельных государств и обществ, их специфических признаков и соотношении традиций и обычного права.

Разработки аксиологических аспектов права представлены в трудах Н.Н.Алексеева, Д.А.Керимова, В.С.Нерсесянца, В.Г.Графского, а также в трудах зарубежных правоведов: Ж.Карбонье, Н.Неновски, С.П.Сингха, Л.Фридмана и др.

Аксиологическое осмысление права творчески обогащено социологическим подходом. В этой связи несомненный интерес представляют работы  Л.Бергера, Т.Лукмана, Н.Лумана, Т.Парсонса.

Отдельные психологические аспекты диссертационной проблемы в большей или меньшей степени затрагивались в работах Е.Н.Трубецкого, а также Л.И.Петражицкого, обосновавшего императивно-атрибутивную природу права.

Идеи о целостности права, каждый элемент которого удовлетворяет определенную потребность, а значит, является необходимым, развиваются в теоретических концепциях Б.Малиновского, К.Мангейма.

В области структурно-культурологических исследований проблемы генезиса общественного сознания (и правового, в частности) рассматриваются М.Фуко, К.Леви–Строссом и др. В аспекте связи правосознания и правовой культуры интерес представляют труды В.Г.Афанасьева, П.П.Баранова, В.Н.Кудрявцева, В.П.Казимирчука, В.И.Каминской и др. В трудах Э.Бланкенбург, А.А.Ликас, В.П.Сальникова разрабатываются проблемы правовой культуры в системе социальных институтов. Проблемы формирования правовой установки в связи с развитием правовой культуры отражены в работах Н.Л.Гранат, В.И.Калинской, Т.В.Синюкова, А.Р.Ратинова и др.

В диссертации нашли определенный отклик работы И.А.Ильина, Е.А.Лукашевой, Р.С.Байниязова, В.Н.Синюкова, связанные с изучением понятия права через категорию «правовой менталитет». В рамках указанной темы особый интерес представляют общие вопросы менталитета. Среди работ, анализирующих этот аспект, следует выделить исследования М.П.Мчедлова, К.Л.Абульханова, А.Л.Гуревича.

Исследованию генезиса права посвящены работы Г.В.Мальцева, Ю.И.Семенова, Т.В.Кашаниной, А.И.Першиц, И.Л.Честнова, Л.О.Мурашко, А.Б.Венгерова, среди  зарубежных ученых - Г.Дж.Бермана, Э.Аннерса и др.

Полнота научного анализа права как феномена культуры невозможна без опоры на работы таких выдающихся российских мыслителей как Н.А.Бердяев, Ю.С.Гамбаров, М.М.Ковалевский, С.А.Муромцев, П.И.Новгородцев, Г.Ф.Шершеневич, Н.М.Коркунов.

Не могли обойти вниманием и фундаментальные труды по исследуемой проблеме известных зарубежных ученых, а именно: М.Вебера, Э.Дюркгейма, Ф.Тённиса, Л.Дюги, Г.Радбруха, Г.Еллинека, Г.Зиммеля, Р.Иеринга, Ф.Ницше, Ю.Хабермаса, К.Ясперса, А.Тойнби, П.Сорокина, А.Щвайцера и других.

Обширный круг авторов, в той или иной мере освещавших культурологические проблемы права, говорит об их перманентной актуальности. Сама природа этих институтов (культуры и права) свидетельствует об имманентных взаимосвязях, взаимодополнении и взаимопроникновении культуры и права, в связи с чем, думается, можно говорить о единой проблеме «культура – право». Это привело к тому, что право стало пониматься как неотъемлемый элемент культуры, как феномен культурной природы. Культурологическая концепция права сейчас по-настоящему начинает оцениваться и осваиваться правоведами, культурологами и представителями других областей знаний.

Тем не менее, нам представляется, что вопрос об особом месте права в системе культуры нельзя признать исчерпанным. Анализу подвергались лишь отдельные стороны проблемы (А.Г.Гузнов, Г.Д.Гриценко, С.Б.Зинковски).

В условиях смены культурной ситуации требуется иное понимание права, что позволит не только внести коррективы в культурологический подход к праву, но и на само право взглянуть иными глазами. Тем более, что право как одно из явлений культуры само испытывает на себе воздействие этой социокультурной ситуации.

Теоретической основой диссертационного исследования являются научные труды отечественных правоведов по общей теории и истории права и государства, истории правовых учений: С.С.Алексеева, М.И.Байтина, И.Н.Барцица, С.В.Бошно, А.В.Васильева, Р.Ф.Васильева, В.Г.Графского, В.П.Казимирчука, А.Д.Керимова, Д.А.Керимова, М.А.Краснова, В.П.Кудрявцева, В.В.Лазарева, О.Э.Лейста, Е.А.Лукашевой, Т.Д.Матвеевой, Н.С.Малеина, А.В.Малько, Г.В.Мальцева, М.Н.Марченко, Н.И.Матузова, Л.А.Морозовой, В.С.Нерсесянца, А.С.Пиголкина, С.В.Полениной, Ф.М.Рудинского, Т.Н.Радько, М.М.Рассолова, Б.А.Страшуна, В.М.Сырых, Ю.А.Тихомирова, Б.Н.Топорнин, В.А.Туманова, Р.О.Халфиной, О.И.Чистякова, Т.М.Шамбы, А.И.Экимов, И.С.Яценко

Объект исследования составляют общественные отношения, которые подвергаются разнообразному воздействию социо-нормативных регуляторов, в числе которых право должно выступать в культурологическом, а не только позитивистском понимании.

Предмет исследования составляют правовые нормы и институты, как носители социокультурной ценности права, обладающие их действительным регулятивным и охранительным потенциалом.

Цель исследования – выявление и анализ влияния социокультурных факторов на право, общих закономерностей взаимодействия, взаимозависимостей и взаимосвязей между правом и культурой, которые проявляются как в процессе историко-генетического становления, так и в нормативной регламентации данных институтов.

Достижение цели предполагает решение следующих задач:

- проанализировать соционормативную сферу культуры и выявить особый статус права как самобытного, автономного, саморегулирующегося и, в то же время, гармонично связанного с другими нормативными регуляторами феномена;

- доказать, что многообразие внутреннего содержания права обусловлено его ценностным измерением, которое и делает право феноменом культуры; обосновать концепцию социокультурного релятивизма права, обусловленного плюрализмом культур;

- обосновать необходимость социокультурного подхода к пониманию права, позволяющего выявить не только универсальные по своей сути формационные и цивилизационные детерминанты права, его и формационный, и цивилизационный характер, но и его многообразную глубинную природу, его связи с конкретно-историческими особенностями развития того или иного социального организма, с его ментальностью;

- дать характеристику имеющихся подходов к вопросу об историческом генезисе и ранних формах права и, опираясь на мнения авторитетных ученых, показать, что право – это органическая часть механизма социального регулирования;

- исследовать важные аспекты эволюции обычного права и выявить специфику его становления, обусловленную особенностями традиционного общества;

- исследовать особенности права в индустриальном и постиндустриальном обществах;

- проанализировать понятие культуры права; осуществить сравнительно-правовой анализ понятий «культура права» и «правовая культура».

- исследовать разновидности правовой культуры;

- выявить условия, предпосылки и перспективы развития современной правовой культуры;

Методологической основой исследования являются, прежде всего, актуальные философские методы познания (диалектический, историко-логический, системно-аналитический). Теоретико-методологической основой авторского видения проблемы выступает социокультурный подход к исследованию права.

Для целей данного исследования широко использовались системно-структурный и системно-функциональный методы познания. Такой инструментарий позволил выявить динамические характеристики права в системе социокультурных ценностей. Право занимает особое место в культурологическом массиве, в связи с чем его преобразование вне зависимости и без связи с другими элементами общей системы нормативного регулировании не возможно. Полагаем, что право следует рассматривать как равноправный и равнодействующий элемент соционормативного регулирования. Культура выступает по отношению к праву макро-системой.

В диссертационной работе использован также специально-юридический метод, т.к. предметом исследования выступают правовые акты. Сложности использования данного метода предопределены тем, что для целей настоящего исследования использованы акты различных времен и государств. Различный историко-социальный, политический и в целом культурологический контексты существенно затрудняют сравнительно-правовое исследование. Это предопределило использование историко-политического и компаративистского методологического инструментария.

Научная новизна исследования выражена в решении комплекса проблем, составными частями которого являются: 

- анализ права как фактора соционормативной сферы культуры, определяемой на основе ценностей, символов, норм и институтов;

- идея о том, что право – это равный масштаб и нормативная форма свободы и ответственности, применяемые в условиях социокультурной неоднородности;

- анализ категории «ценность» в праве с выявлением противоречивого и относительного характера правовых ценностей, различающихся во времени и пространстве, выдвижение концепции ценностной легитимации права на основе традиционных, присущих правосознанию общества ценностей культуры;

- обоснование социокультурного подхода к изучению права, позволяющего описывать не только то, как право функционирует и каковы границы его существования, но и то, как оно адаптируется к меняющимся условиям, как оно само себя воспроизводит, каковы причины и механизмы его упорядоченности;

- раскрытие соотношения формационного, цивилизационного и социокультурного подходов к исследованию права;

- разработка концепции социокультурного релятивизма права;

- раскрытие многолинейного эволюционного характера процесса происхождения права;

- выдвижение идеи о перспективах институционности правового регулирования;

- обоснование положения о том, что особенности типа культуры определяют направления развития права, его содержание и эволюцию форм права и выдвижение идеи о трех основных исторических этапах в эволюции права: обычного, индустриального и постиндустриального;

- развитие идеи о том, что изначально право национально, и существует в основном, в границах национальных государств. Тем не менее, социокультурные общности, носящие надгосударственный характер и образующиеся не по государственно-территориальными критериями, предопределяют основу для оформления правовых семей, для взаимодействия государственно-правовых систем; 

- автором обосновано положение о влиянии технического прогресса на усиление единообразия форм права в условиях постиндустриального общества;

- приведено обоснование тезиса о том, что индустриальное право, развиваясь вступило в стадию постепенной утраты своей культурной ценности. На смену индустриальному праву приходит постиндустриальное право (но не в мировом масштабе), представленное и прогнозируемое нами как сочетание позитивного и естественного правопонимания, основанное на рациональных и иррациональных ценностях одновременно;

- раскрытие структуры и разновидностей правовой культуры, выявление условий и предпосылок ее развития в современных условиях, анализ культуры права;

- обоснование необходимости формирования смешанной правовой культуры, способствующей понимающему и диалогическому правопониманию, культурно-ценностному пониманию права.

Проведенное диссертационное исследование позволило сформулировать и обосновать следующие основные теоретические положения и выводы, выносимые автором на защиту и обладающие элементами научной новизны:

  • Соционормативная сфера культуры – это комплекс нормативно-регулятивных систем, обусловленный всей совокупностью конкретно-исторических условий, в котором сущностными элементами являются идеи, ценности, нормы, институты, обязательно стандартизированные и составляющие основу моделей поведения, и который, в конечном счете, упорядочивает общественные отношения. Роль права, считает диссертант, состоит в поддержании общественного равновесия путем социализации индивида и внедрения, с помощью нормативных моделей поведения, общих ценностей, составляющих структурную основу общества.
  • Диссертант считает, что существующие модели правопонимания, акцентируя внимание на его институциональной функции по нормативному упорядочиванию общественных отношений, упускают из виду культурную природу права. История права входит в культуру, в само существование общества. Оно органично включено в общий, единый нормативно-ценностный комплекс общества. Право – это древнейший механизм саморегуляции, культурно-нормативная ценность, ставшая уже инструментом целенаправленных общественных изменений современности. Право, по мнению диссертанта, такой элемент ценностно-нормативной системы общества, на который возлагается задача упорядочения, гармонизации, адаптирования и утверждения общественных отношений, смягчения потенциальных противоречий, заложенных в общественной системе.
  • По мнению диссертанта, в основе генезиса права лежит многолинейность и многообразие. В любой исторической ситуации у каждого народа имеется множество направлений правового развития. Даже в истории отдельно взятого государства и стран развитие права происходит не единообразно, оно зачастую пребывает в состоянии дифференцированности и плюрализма, развивается относительно разнообразно во времени и пространстве, проявляясь в разных формах, системах и понятиях. Разные периоды развития общества оставляют своеобразные отпечатки в правовой жизни общества. В генезисе права выделяется как осознаваемая сторона правосознания (теоретический, обыденный уровень), так и бессознательная область (архетипы). Архетипы (проявляются, в мифологических и религиозных символах, в образах правосудия, власти и т.д.) – это первообразы права, которые определяют правовые установки. Архетипы являются основой представлений человека о правовой действительности. Понимание права как многомерного явления выражено на основе социокультурного подхода к его становлению, этапам развития, сущности и содержанию.
  •  Социокультурный релятивизм права заключается в том, что идея права в реальной жизни носит относительный характер, имеет разные содержание и формы, обусловлена многообразием правовой культуры. Существует связь между плюрализмом цивилизаций и многообразием форм права и в разных культурно-исторических условиях одной и той же цивилизации наблюдаются разные формы выражения права. Разница в праве и правовой культуре в типичных правилах поведения, в стереотипах правового сознания и образе жизни, в историко-культурном развитии, в традициях, в правовом менталитете народов, наций и этносов. Социокультурный релятивизм подтверждается тем, что восточные страны воспринимают западные правовые ценности по-разному: полностью отвергают, воспринимают при сохранении традиционной культуры, трансформируют. Применительно к большинству азиатских государств (например, в Азербайджане) западные правовые ценности представляются неэффективными и, соответственно, повышается авторитет восточного правового регулирования. Таким образом, развитие права, правопонимания, правовой культуры и сознания, правовых норм и правового мышления отличается относительностью и это обусловлено типом существующих культур соответствующего времени.
  •  По мнению диссертанта, право любой эпохи, всякая правовая система ориентированы на определенный тип или образ человека, в котором заложены нравственные качества. Нормы права рассчитаны на социально-полезный тип личности (это человек добросовестный, заботливый родитель, рачительный хозяин и т.д.). Современное западное право ориентировано на Homo economicus. Право охватывает правовой менталитет как совокупность проявлений правового мышления, правового поведения, правовых навыков и привычек, характерных для данной культуры. Особенно наглядно правовой менталитет выражается в обычном праве, нежели в индустриальном и постиндустриальном.
  •  Определяя культурно-историческую ценность всех форм права, диссертант приходит к выводу, что правовой обычай основывается на самом факте однообразного массового поведения, сопровождаемого сознанием его необходимости, и потому его мотивационное действие  непосредственнее, и, следовательно, сильнее, чем действие закона, который основывается на велении государственной власти, рассчитанном на подчинение ее авторитету. Исторически закон оформляется значительно позднее обычного права и постепенно приобретает все большее значение, доходя до исключительного преобладания, наблюдаемого в настоящее время. Закон как форма права формален, космополитичен, содержащиеся в нем нормы легко переносить из одной правовой системы в другую. Обычай более глубоко укоренен в культуре определенной общности. Заимствованный обычай, адаптированный некоторой культурой, меняется, становится принципиально иным обычаем. С другой стороны, как считает диссертант, роль обычая в индустриальном обществе ограничивается, и его нормативные предписания выступают как одно из средств реализации институциональных норм и ценностей. В индустриальном обществе право творится по усмотрению, по принципу эффективности или неэффективности, выгодности или невыгодности, оно последовательно и целеустремленно привносится государством. Идентификация права как самодостаточной части общей системы социокультурных регуляторов требует адекватного сочетания культурологических и государственно-институциональных свойств в действующих формах права.
  • Диссертант считает, что в тех странах, где произошел кардинальный разрыв с традиционным правом, доминирует закон, а там, где такие резкие изменения не произошли, т.е. отсутствовало полное отрицание обычного права развивается комплекс форм права (прецедент, обычай, нормы религиозного происхождения и др.). Исторически обычно-правовая система была обусловлена традиционностью общественной системы, с одной стороны, и существованием общинной собственности – с другой. Но на современном этапе, по мнению автора диссертации, невозможно говорит о существовании и господстве обычно-правовой системы в какой-нибудь стране. Религиозно-правовая система, которая на современном этапе в чистом виде ни в одной стране не существует, исторически, была связана с первобытным состоянием сознания человека, существованием авторитетов религиозных текстов и отсутствуем правового сознания. Диссертант убежден, что в тех странах, где главную роль играет закон (в континентальной системе) и судебный прецедент (в англо-саксонской системе) в самом начале имели место индивидуальная свобода, а в тех странах (в основном – Восточных странах, в Африке), где исторически доминировали обычно-правовые и религиозно-правовые источники права изначально существовало коллективное (общинное) сознание, нормы, правила поведения, свобода целого (например, государства), а не индивида.
  • Диссертант полагает, что дистанция между различными правовыми системами велика, что не позволяет видеть близкую перспективу унификации права Даже в случае полной унификации частного права индустриальных стран это не обязательно приведет к его одинаковому применению и интерпретации в различных стран. Несмотря на то, что фундаментальная кооперация часто является основой сотрудничества в континентальной правовой сфере, на практике существуют противоречия между системами права западноевропейских стран. Трудность состоит еще и в том, что системы права обособлены не только в плане решения общих проблем, но и в их формулировках, используемых понятиях, стилях и способах, установления и понимания права.
  •  Диссертант считает, что право в индустриальных обществах, развиваясь и достигнув высшей степени развития, сегодня исчерпывает возможности дальнейшего роста или, как утверждают некоторые западные авторы, близится к упадку. Вера в мудрые законы утрачивается. Возрастает значение традиции в жизни общества. Если в западных индустриально развитых странах это связано с кризисом позитивного права и правовых ценностей, то в посткоммунистических странах – с возрождением национальной государственности и национальных правовых систем. Установление новой правовой системы в посткоммунистических странах происходит тогда, когда западные рыночно-правовые институты переживают кризис. Диссертант полагает, что если право, в целом в индустриальном обществе отрицало традиционные нормы, то постиндустриальное общество противостоит индустриальному праву, т.к. предпринимает попытку реабилитации традиций и придания им действенных характеристик.
  •  По мнению автора диссертации, в постиндустриальном обществе право подвергается воздействию технического и научного прогресса. Ожидается комплексная автоматизация некоторых правотворческих и правоприменительных процессов на основе сопряжения права и сетевых технологий. В условиях огромного объема правовых норм, их сложности и разнообразности с целью стабильности и экстренности для эффективного управления требуется «гибкое» правовое регулирование в форме модельного законодательства. Правовое регулирование в постиндустриальном обществе, как полагает диссертант, помимо прочего, будет иметь следующие направления: электронная коммерция, защита интеллектуальной собственности и предотвращение компьютерных преступлений. Но традиционные функции права не потеряют своего значения. Роль, которую играла книга в представлении правовой информации в постиндустриальных обществах, будет принадлежать электронным правовым базам данных. Если на ранних этапах развития права главной формой была традиция, обеспечивающая сохранение общества, то в индустриальном периоде все более значимой становилась правовая инновация, а на современном этапе – взаимодействие традиций и инноваций в сфере права.
  •  Диссертант полагает, что будущее права тесно связано с институционализацией в широком смысле слова – не отдельные нормы, а институты права, включающие комплекс норм, присущих разным областям (право, экономика, информатика и т.д.), будут играть важную роль в регулировании общественных отношений. Универсальным механизмом институционализации в сфере права выступает правотворчество, являющееся официальным закреплением интересов и идей в новых условиях. Но для того, чтобы выполнять свои функции в регулятивном механизме, институты должны приобрести системный характер. Преобладание (но не господство) роли государственно-правовых институтов при учете значения и неюридических регуляторов, представляется диссертанту наиболее эффективным способом регулирования в информационном обществе, каким оно становится в эпоху постиндустриализма.
  •  Диссертант считает, что право, будучи феноменом культуры, национально по содержанию. Сама история права берет свое начало из конкретных условий, где существуют индивидуальные локальные культуры. Поэтому нет и не может быть общечеловеческой правовой культуры и глобального права. Под глобализацией права диссертант понимает доминирование одной правовой культуры и права над всеми остальными, приводящее, по сути дела, к унификации на основе западной модели права. Вместе с тем, полагается, что на мировом уровне между разными правовыми системами должны происходить объективные процессы взаимодействия на законодательном и правоприменительном уровнях. Но речь идет о праве писаном, формальном, в определенной сфере отношений, охватывающих все мировое сообщество. Поэтому в некотором смысле глобальная парадигма права, видимо, возможна. Но кроме мирового (глобального) права будут существовать и региональные правовые системы, в том числе национальные и т.д. Вместе с тем, недопустимо абсолютизировать глобализацию права, так же как и плюрализм права. Но из этого не следует, что правовой плюрализм затрудняет или исключает диалог правовых культур. В самой сути культуры присутствует элемент взаимопонимания. В целях более гармоничного регулирования (а не ради утверждения «общего рынка», ошибочно связываемого со сближением источников права) право, должно основываться не на одном источнике, а включать в себя весь комплекс источников (а значит, и разных культур). Тем самым откроется путь к взаимопониманию и диалогу между народами, принадлежащими к различным правовым культурам. Данные положения составляют суть авторской концепции понимающей и диалогической правовой культуры. 
  •  Автор диссертации полагает, что одна из причин переживаемого сегодня кризиса позитивного права заключается как раз в том, что велико расхождение между традициями и позитивным правом в современной России. С одной стороны, имеется огромное количество юридических норм государственного происхождения, которые не воспринимаются по разным причинам общественным мнением, с другой - достаточное количество норм обычаев, нуждающихся в поддержке государства. В законодательном выражении право слишком тяжеловесно, перегружено наукообразными языковыми структурами. Поэтому диссертант считает необходимым добиться того, чтобы расхождение между культурными ценностями и позитивным правом было минимальным, а правовые нормы и институты соответствовали основным ценностям  данной культуры, т.е. были опосредованы культурным смыслом.
  •  Диссертант считает, что правовую культуру в ценностно-нормативном плане можно представить в виде особой нормативной системы в общей системе нормативной культуры, регулирующей отношение к институтам и нормам как позитивного, так и традиционного права. Правовая культура – это совокупность всех ценностей, создаваемых людьми в области права и выражающихся в нормах, институтах, поступках, оценках, взглядах. Разновидности правовой культуры являются подсистемами правовой культуры, которая в свою очередь является подсистемой права и включена в систему «культура – право». Диссертант считает необходимым формирование такой правовой культуры, которая включала бы в себя элементы современной и предшествующей (дореволюционной, советской) правовой культуры. Но самодостаточная и качественная правовая культура немыслима без «культуры права», которая понимается диссертантом как стиль и мера освоения и утверждения правовых ценностей и их носителей, цель и задачи права, характер самого правопонимания в обществе, выраженного, прежде всего, в правовом мышлении, правовом опыте и правовой деятельности.
  •  По мнению диссертанта, социокультурный подход определяет право как культурно-исторический феномен, обусловленный многообразными проявлениями культуры (в т.ч. правовой), его устойчивостью и изменчивостью, пространственно-временной и этнокультурной целостностью. Если в формационном подходе право и государство определяются экономикой, в цивилизационном - технологией, то в социокультурном – культурой. Цивилизационный подход акцентирует внимание на материальной составляющей культуры, тогда как при социокультурном подходе право понимается в основном как духовно-культурное явление. В формационном подходе культура не остается без внимания, но исходит из экономического базиса. Признание более широкой, чем экономической, детерминации расширяет формационный подход за счет новых факторов.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в теоретико-методологическом анализе права в социокультурной плоскости. Достигнутые выводы могут быть использованы для разработки учебных курсов по теории и истории права, социологии права, философии права и т.д.

Практическое значение проведенного исследования предопределяется нацеленностью на решение современных проблем в сфере отношений «культура - право», повышение уровня реализации законов. Исходя из этого ряд предложенных положений, выводов, концептуальных тезисов и рекомендаций может быть использован в правотворческой деятельности.

Итоги осуществленного анализа стимулируют последующую разработку сформулированных вопросов, имеют значение для углубления научно-практических исследований, как в сфере теории государства и права, так и в русле развития правовой реформы российского общества, равно как и осуществляемых мерах по укреплению правопорядка.

Выработанные диссертантом рекомендации по состоянию, структуре и перспективам развития правовой культуры могут стать концепцией для новых моделей правового воспитания. В целом, социокультурный подход к праву может быть положен в основу государственных программ развития правовой культуры и методологию воспитания культурно-правомерной личности.

Апробация работы. Основные теоретические положения и результаты исследования изложены в опубликованных монографиях, научных статьях, обсуждены на заседаниях методологического семинара кафедры государственного строительства и права Российской академии государственной службы при Президенте РФ, международной научно-практической конференции Российской академии юридических наук: «Современное законотворчество: теория и практика (к 100 летию Государственной Думы России) в Москве 22 - 23 декабря 2005 года.

По результатам диссертационного исследования разработана концепция правового воспитания, представленная в органы государственной власти при использовании в правотворческой деятельности. Автором подготовлена и представлена в комитет по культуре Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации аналитическая справка о значении культурологического фактора в процессах глобализации и взаимодействия государств, принадлежащих к различным правовым системам.

Выводы и итоги диссертации в качестве тезисов обсуждены на научной конференции «Источники права» и учебно-методическом семинаре по проблемам преподавания теории государства и права (Российская академия правосудия, Москва,  23-25 мая 2007 г.), на научно-практической конференции «Актуальные проблемы юридической науки» (Институт философии и политико-правовых исследований Академии наук Азербайджана, 22 марта 2007 г.).

Объем и структура диссертационной работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, содержащих 10 параграфов, заключения и списка нормативно-правовых актов и использованной литературы.

II.ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы, определяются степень ее научной разработанности, объект и предмет исследования, формулируются цель и задачи, научно-практическая значимость работы, излагаются теоретическая и методологическая основы, представляется научная новизна, основные положения, выносимые на защиту, а также приводятся сведения об апробации результатов исследования данной проблемы.

В первой главе «Теоретические вопросы соотношения права и культуры» - состоящей из трех параграфов, осуществляется анализ соционормативной сферы культуры (§1); исследуется право как нормативное явление (§2); обосновывается социокультурный подход к изучению права (§.3).

На обширном материале из области теории и истории права и государства, культурологии и антропологии диссертант приходит к выводу, о том что культура начинается там и тогда, где и когда появляется способность сознания к упорядочиванию, регулированию общественной жизни, смыслополаганию, символизации. Культура определяет ментальность общества, представляющую собой социально-правовые установки и формирует результаты этого процесса – ценности и нормы. Для каждой культуры характерна определенная иерархия основных ценностей, на основе которой определяются законные, т.е. допустимые и предпочтительные способы их реализации. Такую направленность автор называет культурной доминантой. Различие способов регулирования, пронизывающих любое из образований культуры, и отличает одно общество от другого. С одной стороны, любая ценность предполагает нормы по ее реализации или отвержению. С другой стороны, любая норма является значением, позитивной или негативной ценностью. Нормы возникают на той стадии общественного развития, когда люди, уже разделенные между собой по социальному признаку, по-разному начинают оценивать явления в свете идей добра и зла, долга и ответственности. С учетом сказанного, культура определяется диссертантом как общественная система регулирующих механизмов, которая обусловлена всей совокупностью конкретно-исторических условий, в которой основным, сущностным элементом являются идеи, ценности, нормы, обязательно стандартизированные и составляющие основу моделей поведения, и которая, в конечном счете, упорядочивает человеческую деятельность.

Определяя, таким образом, культуру диссертант указывает на ее нормативность. Она коренится в природе человека и присуща любому обществу, проявляясь в форме институционализации общественных отношений. Культура как нормативная система, во-первых, информирует о том, на что можно надеяться, как себя вести, чтобы быть одобренным другими, и о том, что будет сочтено нежелательным; во-вторых, она побуждает, мотивирует человека к должному поведению, одобряемому в данной общности; в-третьих, она налагает ограничения на инструментарий ценности, на возможные пути достижения целей. Иными словами, в культуре цель никогда не оправдывает средства. Средства являются допустимыми, только если они культурно санкционированы (законами, традициями, обычаями, господствующей моралью и т.п.). Следствием такого подхода становится признание разнородности правовой жизни общества. Допуская плюрализм культурно обусловленной общественной регуляции, диссертант констатирует возможность существования множества норм культуры, в основе которых лежат различные типы понимания права.

В процессе общественного развития происходит дифференциация социальных регуляторов. Основной причиной этого является изменение миропонимания и, как следствие, способов обеспечения способности приспособления к среде. По мере использования людьми культурных элементов и комплексов возникает такое состояние, когда, помимо воли людей, культура начинает управлять их действиями, активно влиять на их поведение, участвовать в упорядочении общественных отношений. В этом смысле соционормативные системы выступают факторами легитимации тех или иных форм деятельности, более того, легитимации не той или иной нормы, но самого нормативного порядка. Миф, мораль, религия, право, политика, идеология, а также обычаи и традиции выступают как в качестве факторов, способствующих поддержанию стабильности общества, так и в качестве факторов, стимулирующих его изменения. Объединенные единой нормативной природой, все элементы соционормативной сферы культуры характеризуются общими чертами: представляют определенные образцы, стандарты поведения, типичные для данного времени и среды; определяют границы должного и возможного поведения; служат ориентиром в выборе общественно одобряемого поведения; являются средством контроля за поведением людей; формируются в процессе жизнедеятельности, т.е. неотделимы от своего носителя; имеют общую цель – обеспечение организованности в общественных отношениях; предусматривают ответственность за нарушение установленных правил, имеют свои санкции, специфика которых обусловлена объективной природой и особенностями видов норм, разных типов общественной регуляции.

Взаимодействие в сфере религии, морали, права, политики, искусства регламентируется исходя из особенностей нормативных ситуаций, свойственных данным областям общественной жизни. Тот факт, что отдельные виды социальных норм могут проникать в несвойственные им сферы общественного регулирования, свидетельствует лишь об изначальной универсальности подобных регуляторов. Социальные нормы связаны между собой системными связями и отношениями и, в пределах конкретного общества, образуют достаточно сложную, разветвленную систему нормативного регулирования общественных отношений.

Диссертант отмечает, что право совмещает в себе черты культурной системы и, вместе с тем, функционирует в обществе в качестве самостоятельного общественного института, подсистемы общества. Отсюда проистекает методологическая особенность анализа права, связанная с необходимостью уделить особое внимание тем функциям, которые относятся к культурной системе общества, т.е. с ценностно-нормативными аспектами. С этой точки зрения, право – это такой элемент ценностно-нормативной системы общества, на который возлагается задача смягчения потенциальных противоречий, заложенных в общественной системе. В самой структуре правовых норм заложена возможность противоречия, так как они всегда заключают в себе альтернативу: выполнение/невыполнение. Роль права видится в поддержании общественного равновесия путем социализации индивида и внедрения с помощью нормативных моделей поведения общих ценностей, составляющих структурную основу общества. По содержанию право отделяется от других общественных регуляторов. В этом смысле возможны любые формы объективации права: правовые идеи, правовые нормы, правовые отношения.

Нормативность – это объективная закономерность права, находящая свое оформление в совокупности правовых норм, включающая в себя внутреннюю содержательную сторону и внешнее формализованное оформление. Нормативность присуща праву в любом его понимании, она связана с общеобязательностью, институционностью и формальной определенностью права.  Нормативное понимание права не исчерпало свои возможности в современных условиях. Однако, право обладает специфической нормативностью. При этом нормативное понимание и «широкое понимание» права не исключают друг друга, наоборот, взаимообогащают и дополняют друг друга. 

Во всех процессах, предметом которых являются правовые нормы, всегда присутствует представление о наличии обязанной управомоченной стороны, так как связь права с обязанностями, свободы с ответственностью – характерная черта социальных ценностей, закрепляемых в праве. Такой подход (П.Сорокин), позволяет рассматривать право как духовное явление, показывает укорененность права в фундаменте человеческого сознания, подчеркивает значимость его в жизни человека, отграничивает право от других нормативных явлений. Из сказанного диссертант делает вывод о том, что право и правопорядок тесно связаны с правосознанием и зависят от его состояния, и что регулятивность, помимо норм, в той же мере присуща и правосознанию, правовой культуре, в которых находят выражение все свойственные жизни особенности. Право как нормативная система регулирования реализуется в той мере, в какой общество способно его осмыслить и усвоить. Но правовые предписания адресованы не только интеллекту, но и воле, ибо для реализации права недостаточно знать, как поступить в данной ситуации (многие знают, как надо поступить, но делают иначе).

Право невозможно без свободы и без формального равенства, понимаемого как равная зависимость субъектов от правовых норм, определяющих их права и обязанности. Однако формализм права не означает стирание всех различий между людьми. Он означает всего лишь применение равной меры к заведомо неравным (в политическом, имущественном, семейном и прочих отношениях) индивидам. При таком подходе получается, что право – это равный масштаб свободы и ответственности, применяемый в условиях социокультурной неоднородности и динамизма.

Осуществление правовых принципов равенства и свободы равно по смыслу третьему началу – справедливости. Равенство, свобода и справедливость образуют как бы три вершины треугольника, лежащего в основании права, и ни одну из них нельзя ущемить без ущерба для двух других.  Все эти ценности не изобретены юристами или философами, а извлечены из реальности. И равенство, и свобода, и справедливость укоренены, вписаны в саму культурно-историческую сферу бытия, обладают объективной  значимостью. Эти принципы составляют сердцевину права, которая требует соответственного субъективно-волевого оформления в виде законов, указов и прочих нормативных актов. Не принудительная сила закона создает равенство, свободу и т.п., а, наоборот, объективный принцип равенства лишь проявляется (или не проявляется) в том или ином законе. Прежде чем быть зафиксированными субъективно свобода, равенство и справедливость должны присутствовать в общественной реальности объективно, как качество самой действительности, а не просто как благие пожелания законодателей. Значит, субстанцию права составляют не сами правила поведения, а то, что они призваны регулировать: взаимные притязания индивидов, их ожидания и требования адекватного общественного ответа на свои действия.

Так как любая форма общественных связей находится в фокусе нескольких видов социальных норм и, наоборот, любой вид социальных норм является регулятором множества форм общественных отношений, диссертант дает некоторые характеристики социальных регуляторов в плане их взаимодействия с правовыми регуляторами в рамках нормативной системы. В связи с этим выявляются взаимосвязи и различия между нормами права и религии, права и морали, обычаев, ритуалов, традиций и т.д. Все они являются пересекающимися системами, функционирующими на основе сходства и взаимопроникновения. Установленный государством правовой порядок выступает в качестве составной части нормативного порядка, причем роль права в обществе тем значимее, чем многообразнее его религиозные, моральные и др. характеристики. Так как именно развитая законодательная система способна выполнять нормативные функции в ситуации разнообразия культурных традиций. Поэтому правовой порядок должен дополняться другими социальными нормами. Стабильное, гармоничное состояние общества, его нормальное состояние, сочетающее тенденции к устойчивости и развитию, обеспечивается равновесием нормативных элементов культуры.

Право и генетически, и функционально имеет свою причину, повод или мотив в самих общественных отношениях, требующих правового выражения или законодательного оформления. Право лишь узаконивает уже существующие формы социокультурной реальности (Д.А.Керимов). И оно будет тем более способным решать сложные общественные проблемы, чем более оно будет соответствовать культурной природе человека и общества.

Анализируя кризисное состояние юриспруденции, автор отмечает его комплексный, системный характер. В этом контексте актуализируются новые подходы к исследованию права, позволяющие раскрыть все богатство права как феномена культуры. Социологический и культурологический подходы к анализу права появились в 70-80-е г. XX века еще в советской юриспруденции в рамках «широкого» понимания права (Г.И.Муромцев, Е.А.Лукашева, Г.В.Мальцев, В.С.Нерсесянц, Д.А.Керимов и др.). Отдельные элементы социокультурного подхода были выработаны усилиями ученых на Западе (Э.Дюркгейм, А.Р.Рэдклиф-Браун, Н. Рулан, Г. Берман, Б.Малиновский, Р. Давид, К. Цвайгерт, П.Сорокин, Т.Парсонс, Н.Луман и др.). Однако для всестороннего исследования такого явления, как право, необходимы не отдельно взятые подходы, а комплексный социокультурный подход. Настоятельно необходимо преодолеть ту ситуацию, когда право понималось либо как социальное, либо как культурное явление. Общество и культура изначально едины, но только в рамках макросистемы происходят изменения различного характера. Социокультурный подход включает в себя и социологические, и культурологические аспекты правопонимания. Социокультура, по мнению диссертанта, - это культурно-историческое образование, обусловленное многообразными проявлениями права, его устойчивостью и изменчивостью, пространственно- временной и этнокультурной целостностью.

Включаясь в те или иные виды деятельности и решая общественные задачи, человек способен изобретать новые образцы, идеи, нормы, соответствующие потребностям своей жизни. Разнообразие деятельности обусловливает разнообразие продуктов деятельности, в том числе и права. Поскольку определяющим в развитии права выступает доминирование общественных отношений, то в нашей социокультурной схеме традиционному, индустриальному и постиндустриальному этапам развития общества соответствуют три исторически сменявшие друг друга типы права – обычное, индустриальное, постиндустриальное, каждое из которых является логическим и историческим продуктом саморазвития предыдущего.

В современных условиях социокультурный подход к изучению права очень актуален, поскольку позволяет выяснить, как и почему функционирует право, какую роль оно играет в производстве и воспроизводстве общества, в его динамике, постоянном обновлении, в обеспечении преемственности при непрерывной смене поколений. При таком подходе право рассматривается как спутник, предпосылка и результат изменений в обществе. Социокультурный подход содержит в себе потенциальную возможность системного, целостного взгляда на право. Любое право стремится сохранить лишь то, что в целом соответствует его логике и  менталитету. В полной мере системную модель права на базе принципов социокультурного подхода можно создать лишь при условии обращения к методологии структурно-функционального анализа, рассматривающего право, как подсистему целостной культурной системы, каждый элемент которой выполняет служебную роль в системе регуляции общественной жизни. Структурно-функциональный анализ позволяет вычленить все структурные элементы права, понять, как они взаимосвязаны между собой и всем целым культуры. С помощью этого метода анализируется и догосударственное и государственное право. Антропологический метод дает основание утверждать, что нормативность присутствует во всех обществах, но имеет разные выражения: одни отдают предпочтение закону, другие – судебному прецеденту, третьи – обычаю. В этом аспекте важно использование исторического подхода к исследованию права, выделяя историко-культурные типы права.

Антропологические и этнографические методы позволяют наиболее наглядно представить принципиальное различие формационного и цивилизационного типологий права. В связи с этим диссертант обосновывает и формационный, и цивилизационный характер права, подчеркивая, вместе с тем, и неполноту традиционной схемы формаций, заключающуюся в игнорировании социально-психологического компонента общественного развития: базис и надстройка оказываются связанными непосредственно. С точки зрения общего, особенного и единичного в историческом процессе формационный подход предполагает сведение особенного и единичного к общему, отрицает их статус как самостоятельных измерений общественного бытия. Это отношение, а также связи по линии базис-надстройка предстоят в методологии формационного редукционизма как раз и навсегда данные. Формационный подход не принимает в расчет тот факт, что историко-правовой процесс не только не прямолинеен, но и не однолинеен, его осевая линия, фиксируемая формационным делением реальности, существует как специфическое многообразие. Если последовательно придерживаться формационного подхода, то в современном мире, например, не должно быть традиционного общества.

Диссертант обосновывает тезис о том, что интеграционные тенденции в обществе нельзя вывести прямо, и только из законов функционирования той или иной формации. Во-первых, право старше классового общества; во-вторых, оно выступает как юридическая форма осуществления функций государства и других политических институтов; в-третьих, право, испытывая влияние такого мощного неформационного фактора как культура, не может быть выше культурного уровня общества; в-четвертых, в пределах одной эпохи и даже одной страны могут сосуществовать разные правовые системы. Вместе с тем диссертант выражает несогласие с мнением тех исследователей, которые полагают, что с понятием «формация» можно расстаться без особых потерь (А.Н.Поляков). С другой стороны, например, в некоторых исламских странах скорее именно мусульманское право предопределяет некоторые особенности экономического развития, а не наоборот.

Эффективен и синергетический метод в исследовании права, поскольку и здесь доминирует многовариантность и нелинейность. Большое значение имеет активно разрабатываемый в последние годы принцип необходимого разнообразия в праве. Прогресс права, прямо связан с увеличением и единством внутреннего разнообразия правовой системы. Реализация ценностно-аксиологического метода направлена на раскрытие содержания основных правовых ценностей, их влияния на правовое поведение людей, а также их зависимости от факторов общественной среды. Несмотря на то, что используются одни и те же понятия и термины, они в каждой конкретно-исторической общности наполняются разным культурным содержанием. И защита правовых ценностей нормами реализуется по-разному в зависимости от национального, культурного и прочего развития. Сегодня, когда национально-правовая самодостаточность каждой страны, не утрачивая своих истоков, испытывает все большее влияние других правовых систем, становится актуальным применение сравнительного метода. Каждая правовая система является своего рода комплексом культурно-правовых типов, включающих в себя историю, культуру, образ мышления, поведение, менталитет.

Возможность найти пути преодоление смысловой разобщенности между правом и законодательством, появляется в рамках правовой герменевтики. Трактовка права как знаковой, символической системы, несущей определенный культурный смысл, делает востребованным семиотический метод. В качестве таких знаков в праве могут выступать как ритуальные действия, так и предметы, которым придается символическое значение. Важным методологическим ориентиром является феноменология, позволяющая определить право как объективно-субъективную систему, в которой и объективный, и субъективный смыслы обнаруживают себя, прежде всего в психологическом, ценностном восприятии правового мира. Утверждение Н.Н.Алексеева о том, что право есть там, где оно есть, указывает на необходимость научиться видеть те акты ценностного восприятия объективно существующих правовых норм, которые реализуются в правовых отношениях субъектами, обладающими взаимными правами и обязанностями. Применение психологического метода (Л.И.Петражицкий) дает возможность юриспруденции искать правовые элементы во внерациональных формах ментальности, в сфере бессознательного. Это обусловлено тем, что общественная и личная жизнь не сводится к совокупности сознательных поступков.

Разработка социокультурного подхода открывает путь к преодолению разобщенности правового и культурологического исследования, что и составляет одно из важнейших условий преодоления кризиса позитивного права.

Во второй главе – «Исторические вопросы соотношения права и культуры» - состоящей из четырех параграфов, исследуются вопросы исторического генезиса и ранних форм права (§1); анализируется обычное право в культуре традиционных обществ(§2); рассматривается специфика правового развития в индустриальную эпоху(§3); анализируется место, роль и функции права в постиндустриальных обществ(§4).

Одной из идей данного исследования является положение о мире и гармонии древних обществ, жизнь которых была подчинена определенным системам ценностей, являющихся нормативными регуляторами и воплощенных в разнообразных формах соционормативной культуры, в соответствии с которой люди выстраивали свою линию поведения. Присутствие же правовых норм в культуре народов древнего общества cпособствовало целостности и гармонии общественного устройства. Ссылаясь на мнение Г.В.Мальцева и взяв его выводы за основу дальнейших рассуждений, диссертант отмечает, что генетически все ранние формы права находили свою питательную среду в ментальности социальной общности. Человек, существуя в постоянно меняющемся мире, должен адаптироваться к новым условиям, меняться, производя себя и раскрывая себя в разнообразных формах деятельности. В обществе, с самого возникновения, проявляются две противоречивые тенденции: организация и дезорганизация, обусловленные постоянным вовлечением в общественную систему все новых вещных и людских элементов, постановкой новых целей и задач. Хотя в антропологической литературе 30 – 50-х гг. XX века первобытные общества изображаются как мало расположенные к изменениям вообще и преобразованиям в особенности, диссертант считает, что все же эти общества испытывали противоречия между принципами общественной организации, особенно системами родства, территориальной принадлежности и власти. Это, как полагает диссертант, естественное противоречие между общественной жизнью и культурой. В условиях постоянного действия этих двух противоречивых тенденций общественное развитие обеспечивается во многом путем совершенствования механизма правового регулирования.

Историческое происхождение права есть многолинейный эволюционный общественный процесс. Генезис права не сводим к какому-либо одному фундаментальному фактору или даже определенному их набору. Ни экономический детерминизм (К.Маркс), ни духовный детерминизм (М.Вебер), ни познавательные способности (Ю.Хабермас), ни техника (Г.И.Дж.Ленск), ни дифференциация (Т.Парсонс) в отдельности не в силах объяснить происхождение права. К праву ведет множество путей. Однако, эти пути разворачивают причинно-следственный процесс только тогда, когда для них имеется культурная база. Общие условия возникновения этой базы сводятся к неолитической революции, т.е. переходу к производящему хозяйству, когда появляются новые формы организации производства, а под объект регулирования подпадают земли, торговля, семья, труд и упорядочивание других духовно-хозяйственных дел. С этого периода, в сущности, оформляются фазы социального и экономического циклов. Необходимо учитывать и специфику экологических условий как фактора, создающего благоприятный или неблагоприятный фон для развития социально-экономического и ментального характера, а также предрасполагающего к тем или иным видам хозяйственной и организационной деятельности, стимулирующей развитие права. Несомненно, особую роль сыграло и появление первой формы семьи – дуально-родового брака, совпавшее с возникновением весьма раннего нормативного и в то же время сакрального явления – табу. Велико было значение первого общественного разделения труда, регулировавшего и определявшего статусы групп людей.

Формирование различных групп правовых институтов по-разному связано с отдельными сферами жизнедеятельности древних людей. То, что сегодня мы называем частным правом и частноправовыми институтами, выросло из экономических отношений, прежде всего, обменных и дарообменных. Основные уголовно-правовые нормы и институты возникли из конфликтной сферы, практики кровной мести, наказаний за нарушения внутригрупповых норм. Институты процессуального и судебного права обязаны своим происхождением опыту разрешения споров и конфликтов в древних обществах. Особые линии представляют формирование норм и институтов семейно-брачного права и земельного права, к глубокой древности относится появление начал экологического права. Вместе с тем, ранние нормы права появились и в области торговли, что и предопределило появление норм торгового права. Из сферы взаимоотношений древних государств появились нормы и правила международного характера. Как часть культуры, право становится синтезирующим регулятивным началом в обществе и уже на ранних этапах своего созревания обладает глубоким символическим смыслом единства и благополучия коллектива, способного упорядочивать и противостоять всем видам внешней агрессии.

Диссертант приходит к выводу, что в период неолитической революции способы регулирования становятся более многообразными: прежние механизмы развиваются, но появляются и новые. Важную роль в генезисе права играли судебные органы, которые, как полагает автор, закрепляя в своих решениях нормы родового строя, способствовали формированию нового правового порядка. Освещая многообразие форм существования права, диссертант отмечает, что термин «право» мог восприниматься как общеобязательное правило («право кровной мести»; «право требовать исполнения заключенного договора»), или как естественное право («право доступа к пище», «право на часть совместно полученных продуктов питания»); или как социально оправданная свобода определенного поведения («право быть избранным», «право избирать и смещать старейшин»), или как результат прямого действия объективных закономерностей на поведение людей («отцовское право», «право наследования»).

Развитие права шло по крайней мере на двух уровнях: а) общесоциальном; б) собственно правовом. На первом уровне генезис права, сосуществовавшего вместе с другими социальными регуляторами , происходил в контексте общественно-политического развития общества. И по структуре, и по функционированию оно было идентично регулятивным механизмам общества. На втором уровне, производном от первого, развитие права носило уже автономный характер. Социальное регулирование, которое вначале было индивидуальным, в последующем приобрело правовой характер. В соответствии с этим постепенно развивалась и правообеспечительная система что, в целом, способствовало развитию права на собственной почве. Но первые попытки позитивизации права не всегда сопровождались государственным обеспечением их исполнения. Писаные обычаи сохраняли поначалу обязательность своих устных прообразов. Первобытное право было удобно своей консервативностью, так как его нормы были широко известны, к ним привыкли, соблюдение норм права обеспечивалось их сакральным характером. Наряду с публичным правом на ранних этапах общества можно говорить и об индивидуальных правах человека, таких, как «право доступа к пище»,  «супружеское право», право «избирать и смещать старейшин», «отцовское право».

Диссертант отмечает, что на основе решения бесчисленного множества сложных конфликтных ситуаций самого разного рода возникла целая система правовых норм, которая продолжала совершенствоваться в традиционной для тех времен устной форме и, в конце концов, начала оформляться в письменном виде.

Диссертант полагает, что обычное право возникло естественным образом внутри самой культуры, в которой сосуществовал весь спектр нормативных регуляторов. Его появление в традиционных обществах было связано с определенными социально-экономическими и культурными предпосылками. Исследователи традиционных обществ отмечают его хозяйственную обусловленность, забывая о духовных, религиозных, этических сторонах традиционных обществ. Вместе с тем, многие вопросы, относящиеся к характеристикам традиционного общества, остаются за границами обычного права, что связано с самим характером права, требующим вовлечения в его анализ внеправовых явлений.

В основе традиционного права лежит либо присваивающая экономика, либо производящая экономика, либо иные добуржуазные способы производства. Термин «традиционный», как один из самых распространенных в юриспруденции обозначает целые общества, подверженные относительно медленным переменам, или же общества, которым присуща тенденция легитимации деятельности через ссылку на то, что она уже имела место в прошлом. Традиционное правосознание ни в коей мере не является примитивным. Оно отличается своей собственной логикой, глубокой последовательностью, а главное – вполне соответствует культурным потребностям традиционного общества, сформировавшего нормы обычного права. Автором обосновывается положение о том, что характерным свойством обычного права следует признать не гибкость и подвижность, применяемость к новым условиям и потребностям, а, напротив, косность и неподвижность, сообразность с условиями не настоящего, а прошлого, и тенденцию сохранять неизменным старину. Особенности традиционного права заключаются в том, что в нем не создаются новые правила и нормы, напротив, в основном применяются старые.

В наиболее общем виде история обычного права подразделяется на два периода: период преобладания в качестве главного социального регулятора (вплоть до ХVIII в.) и период развития в рамках индустриальной и постиндустриальной культуры. В традиционном обществе господствовало обычное право, как совокупность правовых обычаев, представляющих основной правовой источник, а прецеденты, договоры, царские законы были дополнительными источниками. После этого история обычного права прекращается и начинается история правовых обычаев. В эпоху национальных правовых систем обычного права, как системного явления, уже нет, сохраняются только правовые обычаи как дополнительный источник права по отношению к закону, судебному прецеденту.

Характерной чертой обычного права является непротиворечие содержания обычного права нормам нравственности. Обосновано положение, что в обычном праве, сохранившем морально-религиозную окраску, основным принципом выступает гармония, равновесие, достигаемые соглашением или «полюбовным» (Р. Давид) примирением заинтересованных лиц. С другой стороны, обычное право обусловлено традициями, ценностями, культурой народа. Одна из особенностей традиционного права состоит в том, что нормы обычая и нормы религии сосуществуют: в вопросах личного статуса, как правило, преобладает или обычное право (Тунис, Бенин, Габон, Гвинея), или религиозное (Иран), или обе нормы вместе (Гана, Бахрейн, Афганистан). Вместе с тем, различные религиозные регуляторы также сосуществуют. Например, в Бангладеш, который принадлежит к англо-саксонской системе, личный статус определяется мусульманскими и индусскими нормами права (Конституция, ст.62). Разделение населения не только по территории, но и по родам и племенам не дает возможности в странах, где действует обычное право, создать единую систему нормативно-правового регулирования. Поскольку право возникает на базе обычаев, слитных с сознанием индивидов, то в течение определенного периода нормы «государственного» права воспринимаются как составная часть порядка.

Рассматривая развитие обычного права в Европе, диссертант отмечает, что его развитие шло в общем смысле на сходных началах культуры, которая отличалась единым типом отношений, растущим влиянием христианства, нечеткостью в границах отдельных племен, слиянием элит и т.д. Поскольку эти процессы не характеризовались целостностью, отражавшая их нормы обычно-правовая система отличалась неполнотой и фрагментарностью. Процедурный характер преобладал над материальным правом, что было связано с необходимостью демонстрировать верность людей своим обычаям. Право средневековой Европы изначально сформировалось в русле обобщения в той или иной форме обычаев побежденных варваров.

Далее в диссертации анализируются тенденции правовой эволюции в традиционных обществах Азии и Африки в период колониализма и основные проблемы обретения традиционными обществами своей идентичности в постколониальный период. Так, в колониях сложилось право, введенное метрополиями и охватывавшее преимущественно административное и торговое право, а традиционные области – землевладение, землепользование, семейное право, наследование, право опеки, некоторые гражданские правонарушения, обязательства остались в сфере действия обычного права. Сферы действия позитивного и традиционного права (особенно в ХVIII-ХIХ вв.) взаимопереплетались. В постколониальный период в традиционных обществах Африки и Азии нормы обычного права в той или иной степени были интегрированы в законодательства этих стран. Традиционное право порой включает на Востоке элементы доправовой культуры, что обусловливает значительную противоречивость его соотношения и взаимодействия с европейским правом. В отличие от Европы, где централизованные государства появились намного позже (ХVIII в.), на Востоке при ранней централизации право не было самостоятельным регулятором, оно было в составе всего регулятивного комплекса культуры. Таким образом, еще не обретя статус автономного регулятора, право подпало под влияние государства. Этим и объясняется наличие на Востоке традиционного права, взаимообусловленного в основном государственной, а не частной собственностью, связанной, как известно, с автономией индивида, его правами и свободами. Анализируя проблемы правовой модернизации в западных странах и ее влияние на традиционное право, диссертант приходит к следующим выводам: 1) правовая модернизация воспринимается (Япония, Сингапур, Малайзия, Китай); 2) с одной стороны, развивается западная модель права, с другой – значительная часть населения живет согласно традициям (Индия, Турция, Египет, Пакистан, страны Юго-Восточной Азии); 3) наблюдается реакция на модернизацию нарастанием кризиса (Бангладеш, Бирма, Камбоджа и большинство африканских стран). В целом, можно утверждать, что обычное право в основном не поощряет индустриального творчества, и инновации осуществляются в нем как бы сами собою, эволюционным путем на протяжении жизни и деятельности многих поколений.

Правовые институты в эпоху зарождения и развития капитализма, естественно, испытывали на себе воздействие происходящих в обществе перемен. Социальная коммуникация в индустриальную эпоху начинает строиться на принципиально новых нормах, ценностях, правилах. Сдвиги, которые происходили в общественных отношениях в Новое время, способствовали оформлению и утверждению прав личности, прав собственности, особенно защиты прав промышленных собственников, изменениям в судопроизводстве, в структуре источников права, в правотворчестве и правоприменительной сфере, в содержании права в целом.

Формирование централизованных государств явилось началом возникновения единого национального правового пространства внутри определенной территории, что означало принцип правового единоначалия и полноценного функционирования общеобязательных законов в рамках государства. Обычно-правовой партикуляризм заменяется единым правовым пространством. Право становится уже национальным самовыражением и самоутверждением. Недаром такие правовые принципы международного права, как национальное самоопределение, территориальная целостность государств, суверенитет, равенство и т.д. появились именно тогда, как право стало законодательным продуктом и национальной претензией централизованных государств.

Рациональность нового права, заключалась в том, что при формулировке норм и решений правовых проблем использовался критерий единой формальной равности и одинаковости, т.е. один и тот же принцип при сходных условиях и обстоятельствах. Такую систематизацию, логическую конструкцию норм не могло обеспечить обычное право. Право в индустриальном обществе достигает высокого уровня институционализации. Обычное право уже не могло выступать эффективным регулятором в контексте новых реалий капитализма: товарно-денежных и рыночных отношений, технизации, потребности в гражданских правах и свободах. Отныне закон становится главным источником права в странах романо-германской правовой системы, а судебный прецедент - в англосаксонских правовых системах. Таким образом, законотворчество в самом общем значении является порождением капитализма, несмотря на то, что его истоки уходят в более ранние периоды развития человечества. Можно утверждать, что закон закреплял постепенную трансформацию традиционных обществ, их переход в индустриальный этап развития. В качестве основных признаков права в новых условиях выступают абстрактность, всеобщность, прагматичность, целерациональность, формальность, общеобязательность, системность, целесообразность. Такие признаки как дробность, расплывчатость, конкретность, консервативность, метафизичность, традиционность обычного права утратили свое значение в условиях развития техники, науки, коммуникации и образования политических центров. Вместе с расширением законодательной практики сформировались специализированные слои населения, занимающиеся созданием и реализацией законов.

По мнению диссертанта, если Западная Европа резко разорвала отношения со своим традиционным прошлым, то в других частях мира роль обычного права еще долго сохранялась. Индустриальное право разделило мир на две части, усугубляя и без того сложное развитие права, как на Востоке, так и на Западе. Обычное право уже выполняло лишь инструментальную функцию. По мере усложнения общественной жизни при кодификации гражданского и торгового права на передний план выступали акты, издаваемые государством, а роль обычного права падала. Но несмотря на это, и в Новое время вопреки революционному романтизму порвать отношения с прежними состояниями права и изменить его радикально в целом не удалось. ХIХ-ХХ вв. показали, что свести все формы права в закон невозможно.

Анализ права в индустриальных обществах показывает, что там, где происходил резкий разрыв с традиционным правом, там появлялся закон, и, наоборот, там, где изменения в обществе, в целом, отличались умеренностью, появлялась иная форма права – судебный прецедент. Связь многообразия форм права с изменениями в общественном строе индустриальных стран подтверждается культурно-историческим различием между странами, принадлежащим к одной правовой системе. Так, в отличие от Англии, в США, наряду с судебным прецедентом, важное значение имеет и закон. Многообразие форм права в правовой системе оценивается и как законодательное выражение культурного разнообразия стран. Поэтому в одной стране преобладает закон, в другой – судебный прецедент, а в третьих – религиозно-правовой или обычно-правовой источники права.

Диссертант делает вывод о том, что именно в Новое время развивается новый тип государства. Такой тип государства, с одной стороны, зависит от формального рационального права, с другой – условия развития законотворческой деятельности.

Происходит попытка к образованию глобальной системы международно-правового регулирования на основе западной модели права, являющейся, якобы, единственным условием нормального функционирования и развития международного сообщества. Диссертант признает, что глобализация в той или иной степени проявляется в структурных частях правовой системы страны, охватывая все ее компоненты как статистической, так и динамической направленности. Речь идет, прежде всего, о нормативно-правовой базе, а также системе источников права и их соотношении. Помимо возникновения новых отраслей права, начинают доминировать принципы транснационального и наднационального международного права.

С углублением взаимозависимости стран расширяется область применения императивных норм, которые особенно актуальны в области прав человека. С увеличением количества сфер, в которых проявляется подобная императивность, взаимосвязанность международного права с нормами национальных правовых систем усиливается. В эпоху постиндустриализма актуализировались такие понятия, как «унификация права», «стандартизация права», «правовая интеграция». Унификация права и законодательства связана с попыткой единения мирового пространства на основе западной модели права. Стандартизация правовой жизни проявляется в том, что распространяются общемировые стандарты, механизмы и процедуры унифицированных норм права. Правовая интеграция выражается в многообразном воздействии различных правовых систем друг на друга.

Диссертант делает вывод о том, что в будущем более актуальна будет конвергенция правовых систем различных стран, а не одномерная унификация. В эпоху постиндустриализма меняется соотношение публичного и частного права. Одним из выразителей и защитников публичного порядка в постиндустриальном мире могут быть международные негосударственные организации.

По мнению диссертанта в условиях унификации и стандартизации правовой жизни, в мировом масштабе, происходит усиление правового плюрализма, процесса укрепления правовой безопасности и национального суверенитета государств.

Диссертант считает, что для гармоничного правового регулирования есть необходимость дополнения нормативного правопонимания принципами естественного права. При этом следует иметь в виду, что все юридически значимое содержание прав и свобод человека в принципе не может быть полностью нормативно преобразовано и выражено в виде соответствующих норм действующего позитивного права. Отсюда ясно, что юридически значимое содержание прав и свобод человека, должно быть должным образом обеспечено и защищено и в правозащитной деятельности.

Осуществляемое на стыке разных наук и методов, и обогащенное новыми направлениями, такими, как правовая антропология, правовая гносеология, правовая онтология, правовая аксиология, правовая герменевтика, правовая семиотика, правовая синергетика, юридическое прогнозирование позволит правовым системам  более эффективно  адаптироваться к новым условиям. Диссертант полагает, что будущее права тесно связано с институционализацией.

Диссертант считает, что, будучи результатом развития локальных культур, право не по форме, а по содержанию в основном имеет национальный характер. Отрицая идею унификации права, диссертант вместе с тем полагает, что между разными моделями права должны происходить объективные процессы взаимопроникновения и аккультурации как в  законодательной, так и правоприменительной сферах. Вместе с тем, правовой плюрализм предполагает диалог правовых культур.

Анализ права в постиндустриальном обществе позволяет сделать вывод о том, что, во-первых, учитывая специфику соционормативной сферы культуры, наиболее эффективным представляется преобладание права как «интегративного центра» культуры при сохранении и учете позитивных свойств других регуляторов, и, во-вторых, универсальность и самобытность могут быть двумя взаимообусловленными тенденциями в развитии права в целом.

Третья глава – «Правовая культура и культура права» - посвящена .анализу теоретико-методологических и практических вопросов правовой культуры и выявлению разновидностей правовой культуры(§1); анализу условий и предпосылок развития современной правовой культуры (§2); рассмотрению понятия культуры права и проблемы ценностей в праве(§3).

Применяемый нами социокультурный подход позволяет рассматривать правовую культуру как процесс и результат творчества человека в сфере права, характеризующийся созданием и утверждением правовых ценностей и норм.

Правовая культура может рассматриваться в двух аспектах. Во-первых, как определенная модель организации совместной жизни людей в динамическом измерении, включающая в себя систему правовых норм и институтов, в органической связи с правовой системой. Во-вторых, как аспект рассмотрения, обусловленный влиянием на правовую культуру субъективных факторов, таких, как стереотипы правового сознания, менталитет, мотивы правового поведения людей, причем как профессионально занятых в этой сфере на разных уровнях, так и неспециалистов. Здесь правовая культура берется в историческом, этносоциальном, формационном и другом аспектах. Каждый из аспектов представляет собой своеобразную систему. Элементы этой системы есть то, что мы называем разновидностями правовой культуры.

Диссертант считает, что системные исследования правовой культуры, предпринимаемые с 60-х годов ХХ века (Е.Р. Аграновская, В.П.Казимирчук, Д.А.Керимов, Н.М.Кейзеров, В.П.Кудрявцев, Е.А.Лукашева, Г.И.Муромцев и др.) позволили по-иному взглянуть на содержание и структуру правовой культуры. В новых подходах плодотворным представляется принцип, согласно которому структуру правовой культуры можно рассматривать как единство двух подсистем: субстанциональной и функциональной, что позволяет понять степень жизнеспособности заимствованных из прошлого разновидностей правовой культуры. Ведь о наличии той или иной разновидности правовой культуры можно говорить утвердительно лишь в том случае, если она включена в систему правовой культуры и в какой-то форме функционирует.

По мнению диссертанта, правовая культура складывается из разнообразных взаимодействующих компонентов, прежде всего, материального права, организационного права, правового сознания и т.д.

Подчеркивая многоаспектность изучения правовой культуры, диссертант считает неприемлемым отождествление ее функций с функциями общей культуры. Автор не согласен с встречающимся в литературе отождествлением правовой культуры с правовым сознанием. В структуре и содержании правовой культуры иногда видят только прогрессивные, положительные моменты. В действительности существуют и негативные стороны в правовой жизни. Поэтому мы должны говорить или о позитивных и негативных сторонах правовой культуры, или под правовой культурой подразумевать обе стороны, не употребляя понятие «прогрессивное», как это делается почти во всех учебниках, монографиях и т.д.

При исследовании специализированной правовой культуры представляется необходимым остановиться на адвокатской правовой культуре как разновидности правовой культуры, которая в советский период функционировала фактически, формально. Диссертант отмечает, что среди институтов правовой культуры институт адвокатуры выгодно отличается своими возможностями для возрождения дореволюционного состояния адвокатской культуры, заимствуя позитивный опыт адвокатской культуры других стран и народов. В диссертации содержится ряд законодательных предложений относительно повышения престижа адвокатуры и ее роли в обеспечении законности, которое, по мнению автора, находится в прямой зависимости от положения человека в гражданском обществе. Проводя параллели между адвокатской культурой США и адвокатской культурой стран, входящих в континентальную систему права, автор утверждает, что в США к работе адвокатов в суде требований неизмеримо больше.

Авторы, акцентирующие внимание на формационном аспекте, выделяют правовую культуру рабовладельческого, феодального, буржуазного, социалистического общества. Диссертант исходит из признания безусловной правоты тех исследователей, которые полагают, что правовая культура в зачаточном состоянии наличествовала уже на ранних этапах человеческого общества.

В основе типологии правовых культур может лежать и фактор, отражающий специфику государственных режимов и, соответственно, можно выделить демократическую, тоталитарную и т.д. правовую культуру, правовую культуру открытого типа и правовую культуру закрытого типа. Некоторые исследователи (Н.Лебедев и др.) необоснованно, на взгляд диссертанта, говорят о мировой правовой культуре. На взгляд диссертанта, более убедительным представляется акцент на локальные правовые культуры.

Другой подход к анализу разновидностей правовой культуры ориентирован на рассмотрение ее как части общей культуры общества, имеющей отношение к правовой системе. При этом выделяются два уровня. На первом уровне правовая система исследуется в контексте больших культурных (правовых) систем, существующих в мире: африканская, азиатская, латиноамериканская, скандинавская, европейская и т.д. На этой основе проводится «межкультурное» сравнение. На втором уровне осуществляется сравнительное исследование правовых культур на макро - и микроуровне.

В зависимости от субъектов выделяется: правовая культура личности, правовая культура общества, правовая культура социальных групп. С оценочной точки зрения можно говорить о высокой, низкой, средней, идеальной, неудовлетворительной правовой культуре. Можно рассматривать правовую культуру в аспекте этнических сообществ.

Существуют и более общие критерии типологизации правовой культуры, заданные, в частности, спецификой культурного и цивилизационного устройства особых полумиров – Востока и Запада, ценности и традиции которых являются фундаментом практически всех существующих в мире правовых культур. Идеалы правовой культуры западного типа восходят к полисной организации власти в Древней Греции, предполагавшей обязательность участия граждан в решении общих вопросов, а также к римскому праву, утвердившему гражданский суверенитет личности. В правовых системах восточных стран сочетаются исторически разнотипные элементы европейской правовой культуры традиционных и полутрадиционных культур.

Неприемлема и концепция, считающая антиподом правовой культуры правовой нигилизм (И.Д. Неважжай), согласно которой правовая культура формирует одобрительное отношение к закону и праву. Антиподом правового нигилизма является правовой идеализм или правовой романтизм, а не правовая культура в целом.

Исходя из применяемого нами социокультурного подхода, можно выделить традиционную, индустриальную и постиндустриальную правовую культуры.

Исходным для диссертанта является положение о том, что развитие правовой культуры происходит в рамках общественной эволюции. На пути исследователя возникают два вопроса, ответы на которые и определяют методологию исследования: первый – в чем заключается социокультурный механизм развития правового сознания и поведения и какими методами его изучать, второй – какой характер имеет социальная эволюция, в рамках которой происходит развитие правовой культуры. Под развитием правовой культуры следует понимать изменение взаимодействия правовых ценностей, норм, институтов, стереотипов, характера правового сознания и поведения индивидов в историческом процессе функционирования права.

Согласно положениям современного институционализма, деятельность всех субъектов происходит на различных полях общественных действий, каждое из которых порождает свои собственные институты – правила игры, выраженные прежде всего в определенных регламентациях. К числу таких полей относят и правовое поле. В традиционных изолированных обществах, где отсутствует значимое влияние внешних, экзогенных факторов, а перемены незначительны, устойчивость правовых институтов высока. В условиях же повышения свободы, которое несет индустриальное (не говоря уже о постиндустриальном) общество, в силу вступают не только единичные, но и, что более важно, разнонаправленные или, наоборот, взаимоусиленные взаимодействия.

Анализируя проблемы и перспективы развития правовой культуры, необходимо обратиться к двум ее аспектам. Один из векторов направлен вовне и определяет место права в культурной системе. В этом смысле важную роль в развитии правовой культуры играют те сложные связи, которые возникают между разными сферами культуры. Современные экономические отношения нуждаются в более гибкой системе регуляции, поддающейся развитию и корректировке и соотнесенной в своем повседневном бытии с имеющимися общественными институтами. Этим требованиям отвечает право как регулятивная система.

С одной стороны, в развитии и права, и правовой культуры в широком смысле слова имеются общие источники, питающие и стимулирующие их; с другой – историческая правовая культура может оказать позитивное воздействие на развитие правовой системы того или иного государства.

Другой вектор направлен к системе внутриорганизационной культуры права. Становится все яснее, что ценности, разделяемые в данной общности, мифы, традиции и обряды, принятые в нем играют чрезвычайно важную роль в правовой жизни. Необходимо принимать также во внимание этнонациональные архетипы правопонимания и институциональные традиции правового строительства в каждой стране. Для гармоничного развития общества проблема саморегуляции, обращения к истокам, традициям, обычаям в регулировании общественных отношений становится, в свете сказанного, особенно актуальной.

Исследования показывают, что на отношение людей к правовым институтам влияют культурные факторы. Обращение к истории развития любого общества, особенно восточных народов постсоветского пространства, дает возможность выявить его особенности, наглядно отраженные в его правовой культуре: это многовековые пласты патриархально-коммунитарного, общинного менталитета с его как отрицательными, так и положительными свойствами.

Диссертант полагает, что право творится и реализуется и участвующими в нем людьми. Профессиональная подготовка и опыт практической деятельности специалистов – правоведов и юристов – практиков достаточно адекватно отражают уровень правовой культуры общества. Поэтому сознательная правотворческая деятельность связана с современными стандартами и установками правового сознания.

Развитие правовой культуры зависит и от того, каковы, граждане в данном обществе, каковы идейные, нравственные, ценностные ориентации. Как правило, о развитии правовой культуры люди задумываются в моменты образования вакуума, в переходные периоды от одной общественной системы к другой. Принимая во внимание тесную связь права с политической системой, диссертант анализирует один из самых существенных компонентов правовой культуры, а именно – правовую идеологию, прослеживая при этом ее связь с господствующей в обществе культурной традицией. Государственно-правовая идеология является фундаментальным условием развития правовой культуры. При этом вопрос о будущем пути развития того или иного общества заключается не в том, жить ли с идеологией или без нее, а в том, какая идеология наиболее адекватна целям перспективного национального правового развития. Для концептуализации правовой идеологии необходима национальная правовая идеология, которая не просто характеризует важнейшие культурно-правовые ценности, но и служит целевой установкой текущего правового строительства, что наиболее актуально для современного общества.

В последнее время все большую роль играет фактор рациональных изменений и управленческой активности. В первую очередь, он связан со все большим количеством информации, передающимся по сетям массовой информации и коммуникации. Также возросла скорость принятия правовых решений и реакции на них. Безусловно, это оказывает сильнейшее воздействие на развитие современной правовой культуры. Не меньшее значение имеет и культура деятельности всех субъектов, имеющих отношение к законотворчеству, одним словом, культура власти. Велика роль формирования гражданского общества и правового государства, демократических институтов, политических партий и движений в развитии правовой культуры.

Важной предпосылкой развития правовой культуры является правовая интеграция, ведущая к возникновению новых форм правовой жизни. Главной задачей в этих условиях является забота о самодостаточности правовой культуры, которая предполагает, с одной стороны, соблюдение принципов преемственности, с другой – заимствование лучших достижений правовых систем зарубежных стран. Выявилась и весьма ограниченная эффективность, а порой и даже вредность прямых заимствований западных моделей правовой культуры, что ведет к идеализации этих образцов, не ведая на трудностях, даже кризисах, переживаемых западными правовыми системами.

Для развития правовой культуры прежде всего необходим определенный уровень общей культуры, мировоззрения. Поэтому особую роль играет распространение правовых знаний, правового просвещения. Ясно, что правовая культура связана и с наличием в обществе условий для развития правовой науки, юридического образования, с уровнем фундаментальных правовых исследований, особенно в области теории, истории и философии права. Проводимые правовые реформы, как часть общественной реформы, определяют будущее развитие правовой культуры.

По мнению диссертанта, в понятие культуры права входят: правовой опыт, правовое мышление и правовая деятельность. Правовой опыт можно определить как систематизированный результат восприятия юристом многообразия правовых явлений, находящих выражение в категориальных формах. Правовое мышление тесно связано с правовым опытом. Диссертант считает, что можно выделить ряд общих требований к культуре правового мышления: а) рефлективность; б) аргументированность; в) критичность и самокритичность; г) логическая грамотность; д) профессионализм. Приоритеты развития современного российского права связываются диссертантом и с разработкой культурологических проблем. Право оперирует категорией «ценность» в трех смыслах: универсальные ценности этического характера, право как ценность, частные правовые ценности. Универсальные ценности проявляются во всей общественной и личной жизни и имеют мировоззренческий характер. Частные ценности подчинены основным. Это инструментальные ценности, служащие средством достижения более высоких ценностей. К ним можно отнести право, призванное обеспечить высшие универсальные ценности.

Помимо правовых ценностей есть ценности внеправовые, но связанные с правом, например, институт примирения, широко распространенный как на Западе, так и на Востоке. С точки зрения принимаемых в праве ценностей складываются и определенные нормы человеческого взаимодействия, задающие своеобразные правовые технологии, стереотипы. Многие ценности связаны с определенной исторической эпохой. Свобода личности, права человека воспринимаются сегодня как важнейший атрибут современной правовой системы. Если в советской юриспруденции преобладал сугубо формационный подход к праву, оно понималось не как свобода человека, а как свобода государства, оно было инструментом государства, а ценность права заключалась в его принужденности, то сегодня право понимается как культурная ценность.Тогда ценности правовой традиции ставятся под вопрос, становятся предметом критической переоценки.

В настоящее время в правовой науке проявляется стремление к конструированию более современной правовой системы, к более гуманному содержанию правовой жизни, к высокой культуре права общества. Возрастает интерес к нравственному совершенствованию правовой практики общества. Исследования глобальных проблем современности показывают, что их решение может быть осуществлено не столько принятием юридических нормативных документов, ужесточением санкций за правонарушения, сколько трансформацией ценностей права. Общий вывод, вытекающий из этих исследований следующий: правовые нормы должны соответствовать основным ценностям данной культуры, т.е. быть «узаконенными» культурным смыслом. Всякое законотворчество обязано следовать этому принципу, если хочет иметь регулятивную силу. Идеологические стереотипы, которые выступали основой формирования права в советский период, ограждали его не только от влияния западной, но и от дореволюционной русской правовой традиции. Это породило феномен бескультурья как самих юристов, так и учебных пособий, которое выражалось в упрощении истории зарубежного и отечественного права. Их можно преодолеть, подняв уровень и качество права, приблизив право к жизни. Решение проблемы приближения права к жизни предполагает связь юристов – профессионалов с непрофессионалами. Диссертант рассматривает культуру права в качестве условия развития права в целом. Диссертант считает, что ценностные абсолюты должны присутствовать сегодня в процессе коммуникации различных правовых систем. Их отрицание может привести к негативным культурным и политическим последствиям. Правовые идеалы должны вырастать из реалий истории. Реалистические правовые проекты, опирающиеся на подлинную ткань событий эпохи, должны иметь своим идеальным ориентиром и нравственные ценности. Разум призван продемонстрировать значимость этих ценностей, как бы вплетая их в совокупность ориентиров жизнедеятельности людей, живущих в несхожих культурах. Он не должен утрачивать целостное видение права, не исключающее его многообразия, наличия множественности  правовых культур, каждая из которых создает нечто новое.

Для несхожих правовых культур сегодня как никогда актуальна задача взаимопонимания. Так или иначе, в центре современных правовых дискуссий находятся универсальные ценности жизни, личности, свободы, справедливости, прав человека. При этом очевидно, представления о правовых ценностях, которые являются достоянием западного правового мышления, должны быть переосмыслены в качественно иных культурных условиях. Плюрализм в праве стимулирует внимательное отношение к иному.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, даются теоретические обобщения и выводы, намечаются перспективы дальнейшего исследования поставленных в диссертационной работе проблем.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие научные работы:

I. Монография:

1. Гусейнов А. И. Право как феномен культуры. Монография. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2006. – 304с.(19 п.л.) ; Рец.: Васильев А.В. // Государственное строительство и право. / Под. общ. ред. Г.В.Мальцева; отв. ред. О.Н.Доронина. – М. Изд-во Московского Гуманитарного Университета. Вып.19.2007. – С.267-270.

II. Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки РФ для публикации научных результатов диссертации на соискание ученой степени доктора наук

  1. Гусейнов А.И.Право и культура. //Государственная служба. –2005. –№ 6 (38). – С. 84-90 (0,5 п.л.)
  2. Гусейнов А.И. Соотношение права и культуры. //Социология власти. – 2005. – № 6. – С.142-149 (0,5 п.л.)
  3. Гусейнов А.И. Культурные доминанты в праве. //Социология власти.– 2006. – № 2. – С.118-123 (0,5 п.л.)
  4. Гусейнов А.И. К вопросу о генезисе права. // Государственная служба. – 2006. – № 3 (41). – С.81-86 (0,5 п. л.)
  5. Гусейнов А.И. Соционормативность культуры. // Социология власти. – №3. – 2006. – С.173-179 (0,7 п.л.)
  6. Гусейнов А.И. Право и культурологические методы исследования. // Государственная служба. – 2006. – № 2 (40). – С.115-121 (0,5 п.л.)
  7. Гусейнов А.И. Развитие права в индустриальной культуре. //Право и государство: теория и практика. – 2007 – № 4. – С. 146 -151(0,5 п.л.)
  8. Гусейнов А.И. Проблема ценностей в праве. // Право и политика. – 2007. –№ 7 – С.-14-23 (0,7 п.л.)
  9. Гусейнов А.И. Некоторые вопросы генезиса права. // Право и образование. – 2007.- № 8 –С25-32 (0,5 п.л.)

II. Статьи в периодических изданиях и сборниках научных трудов:

  1. Гусейнов А.И. О некоторых проблемах права в условиях глобализации. //Проблемы экономики и права.- М.: Изд-во Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации. 2006.-С. 3-15.-(0,8 п.л.)
  2. Гусейнов А. И. Разновидности правовой культуры. М. Изд-во Моск.гуманит. ун-та. ГУ.2006. – 26 с. (1,8 п.л.)
  3. Гусейнов А.И. Роль культуры в формировании правовых систем. //Актуальные проблемы государственного и правового строительства. Сб. науч. трудов. 2004. Выпуск 9. Баку. – С. 31-48 (1, п.л.)
  4. Гусейнов А. И. Теоретические аспекты исследования права. // Государственное строительство и право:сб.науч.трудов. / Под. общ. ред. Г.В.Мальцева; отв. ред. Е.Ю.Догадайло. – М.: Изд-во Московского Гуманитарного Универститета, Вып.11,2005. – С.5-9 (0,5 п.л.)
  5. Гусейнов А.И.Системность как социокультурный подход к изучению права. //Государственное строительство и право: сб.науч.трудов. // Под. общ. ред. Г.В.Мальцева; отв.ред. Е.Ю.Догадайло. – М.: Изд-во Московского Гуманираного Университета, Вып.13,2005. – С.5-10 (0,5 п.л.)
  6. Гусейнов А.И. О культурологическом подходе к исследованию права. //Государственное строительство и право: сб.науч.трудов. /Под общ. ред. Г.В.Мальцева; отв.ред. О.Н.Доронина. – М.: Изд-во Московского Гуманитарного Университета, Вып.15,2005. – С.5-9 (0,5 п.л.)
  7. Гусейнов А.И. Социокультурный подход к изучению права. //Государственное строительство и право: сб. науч. трудов. / Под общ. ред. Г.В.Мальцева; отв.ред.О.Н.Доронина, А.Р.Акчурин.. – М.: Изд-во Московского Гуманитарного Университета, Вып.16,2006. – С.5-11(0,5 п.л.)
  8. Гусейнов А.И. Право и соционормативная сфера культуры. //Вопросы культурологии. – 2006. – № 3. – С.22-25 (0,5 п.л)
  9. Гусейнов А.И. Обычное право в культуре традиционных обществ //Государственное строительство и право:сб. науч. трудов. /Под общ. ред. Г.В.Мальцева; отв. ред. О. Н. Доронина. – М.:Изд-во Московского Гуманитарного Университета. Вып.18, 2006. – С.5-27(1,5 п.л)
  10. Гусейнов А.И. Тенденции развития права в процессе глобализации. // Высшее образование для ХХI века: Третья международная научная конференция, МосГУ, 18-20 октября 2006 г.: Доклады и материалы. Вып. 2. /Отв. ред. Н.В.Захаров, Вл.А. Луков. – М.: Изд-во Моск. Гуманит. Ун-та, 2006. – С. 53-65.(0,6 п.л.).
  11. Гусейнов А.И. К проблемам глобализации права в постиндустриальном обществе. // Актуальные проблемы политики и политологии в России: Сб. статей / Под. общ. ред. В.С.Комаровского. – М.: Изд-во РАГС, 2005. – С.422-434.(0,8 п.л.)
  12. Гусейнов А.И. Проблемы развития современной правовой культуры. // Вопросы культурологии. – № 8. – 2006.–С.27-32. (0,5 п.л.)
  13. Гусейнов А.И. О правовом менталитете. // Научные труды. РАЮН, Вып. 6. Т. 1. – М.: Издательская группа «Юрист», 2006. – С. 123-127 (0,5 п.л.)
  14. Гусейнов А.И. Право как объект социокультурного анализа.// Государственное строительство и право: сб. науч. трудов / Под. общ. ред. Г.В.Мальцева; отв. ред. О.Н.Доронина. – М.: Изд-во Моск. Гуманит. Ун-та, Вып. 17, 2006. – С. 5-17 (0,8.п.л.)
  15. Гусейнов А.И. К некоторым методам культурологического исследования права. // Вопросы культурологии. –2006. –№ 5. –С.16-18. (0,5 п.л)
  16. Гусейнов А.И. Право как нормативное явление. //Государственное строительство и право:сб. науч. трудов. / Под. общ. ред. Г.В.Мальцева; отв. ред. О.Н.Доронина. Вып.19,2006. –М. Изд-во Московского Государственного Университета. – С.17-42 (1,5 п.л.)
  17. Гусейнов А. И. К проблемам правовой культуры. // Информация и коммуникация: стратегия социальных реформ: Сб. научн. статей / Под. общ. ред. В. Д.Попова. – М.: Изд-во РАГС, 2006. – С.285-297 (0,6 п.л.)
  18. Гусейнов А. И. Нормативное понятие права. // Актуальные  проблемы государственного и правового строительства. Сб. научн. трудов. Выпуск 17. – Баку.2007. – С. 37-48. (1,5 п.л.)
  19. Гусейнов А.И. Методология анализа соотношения понятий права, идеологии, культуры. //Альтернативы юридической ответственности как способы преодоления правовых конфликтов: Сб. тр. регион. науч. - практ. конф.; 13-14 апреля 2006 г. /НФИ Кем ГУ; Под общ. ред. Т.В.Шепель. – Новокузнецк, 2007. C.10 -12; (0,5 п.л.)
  20. Гусейнов А.И. Некоторые особенности правовой культуры. //Альтернативы юридической ответственности как способы преодоления правовых конфликтов: Сб. тр. регион. науч. -практ. конф.; 13-14 апреля 2006 г. / НФИ Кем ГУ; Под общ. ред. Т.В.Шепель. – Новокузнецк, 2007. C.12-15.(0,5 п.л.)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Гусейнова Абульфаз Ибрагим-оглы

Тема диссертационного исследования

«Право как феномен культуры»

 

Научный консультант

доктор юридических наук, профессор

Мальцев Геннадий Васильевич

 

Изготовление оригинал-макета Гусейнов А.И.

Подписано в печать ________ 2007г. Тираж ______ экз.

Усл.п.л. ______

Российская академия государственной службы

при Президенте Российской Федерации

Отпечатано ОПМТ РАГС. Заказ № ______

119696 Москва, пр-т Вернадского, 84

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.