WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Конституционно-правовой механизм взаимодействия внутригосударственного права Российской Федерации и международного права

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

 

На правах рукописи

 

 

 

 

 

 

 

 

Хижняк Вероника Сергеевна

 

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ

ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

 

 

12.00.02 — конституционное право; муниципальное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Саратов - 2008

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении

высшего профессионального образования

«Саратовская государственная академия права»

Научный консультант:        доктор юридических наук, профессор,

Кабышев Владимир Терентьевич

Официальные оппоненты:    

доктор юридических наук, профессор Зражевская Татьяна Дмитриевна

доктор юридических наук, профессор Комкова Галина Николаевна

доктор юридических наук, профессор Миронов Олег Орестович

Ведущая организация:  ГОУ ВПО «Уральская государственная

юридическая академия»

Защита состоится …………..2008 года в ……….часов на заседании диссертационного совета Д 212.239.02 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Саратовская государственная академия права» (1 корпус СГАП, ул. Чернышевского, 104).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Саратовская государственная академия права».

Автореферат разослан «       »________________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                                   И.С. Морозова                                                

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. За последнее десятилетие политическая картина мира кардинально изменилась. Научно-техническая революция и развитие международных отношений значительно ускорили и существенно изменили процессы интернационализации экономического, правового и других аспектов жизни общества. Возрастает взаимная связь и взаимозависимость государств, что вызвано глобальными проблемами, от решения которых зависит само существование человечества. Находясь в тесной взаимосвязи, международное и внутригосударственное право оказывают друг на друга определенное воздействие. Так, предписания международного права влияют на возникновение определенных норм в национальном праве, а прогрессивные идеи, содержащиеся в последнем, — на становление норм первого. Таким образом, процесс взаимодействия международного права с национальным обладает большим значением для обеих правовых систем, которое повышается с появлением и расширением сфер их совместного регулирования.

В настоящие время заметна тенденция к конституционализации международного права, так как нормы конституционного права переходят в международное право и укореняются в ней. Примером могут служить Договор о реформе Евросоюза («мини-конституция»), принятый в декабре 2007 на Лиссабонском саммите государств-участников ЕС (Ф. Лукьянов) и проект Конституционного Акта Союзного государства Беларуси и России. Одним из элементов конституционализации международного права является закрепление в международном праве прав и свобод человека, гарантий их защиты (Д.А. Исаев), а также других институтов, более характерных для конституционного права (Г.А. Гаджиев и др.). Конституционализацию международного права можно охарактеризовать как процесс воздействия норм и принципов конституционного права различных государств в целом (и России в частности) на нормы международного права. Отмечается и другой процесс – интернационализации науки российского конституционного права, что связано с включением в нормативную систему этой отрасли общепризнанных норм и принципов международного права (Н.А. Богданова).

Указанные процессы являются результатом взаимодействия национального права России и международного права и в свою очередь могут коренным образом изменить сложившиеся в настоящее время отношения национального права России и международного права. Поскольку конституционное право – основополагающая отрасль права, рассмотрение взаимодействия национального права России и международного права с точки зрения конституционного права Российской Федерации позволит понять основы такого взаимодействия и экстраполировать его главные черты на взаимодействие международного права с другими отраслями национального права России. Соотношение международного права с отраслями внутригосударственного права во многом зависит от того, как конституционное право решает проблему соотношения источников национального и международного права (О.Е. Кутафин, Е.В. Колесников).

Можно отметить и другие основания, по которым проблема взаимодействия национального права РФ и международного права особенно актуальна для науки конституционного права: 1) сближение содержания ряда международно-правовых институтов (особенно в сфере прав человека); 2) возможность применения норм международного права на территории Российской Федерации; 3) закрепление в Конституции РФ 1993 г. определенного приоритета норм международных договоров над нормами российского законодательства. Определенное освещение эти вопросы получили в работах С.А. Глотова, Г.Н. Комковой и др.

Кроме того, актуальность диссертационной работы обусловлена тем, что в ней рассматривается механизм взаимодействия двух правовых систем: национального права России и международного права, в то время как в юридической литературе обычно рассматривается механизм влияния  международного права на внутригосударственное, а также механизм реализации последнего на  внутригосударственном уровне. Актуальной остается эта проблема и в плане ее рассмотрения на примере права современной России, поскольку после принятия в 1993 г. Конституции РФ общепризнанные нормы, принципы международного права и международные договоры Российской Федерации включаются в качестве составной части в ее правовую систему (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ), признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина в соответствии с общепризнанными нормами и принципами международного права (ч. 1 ст. 17 Конституции) и т.д. Так же актуальным представляется и рассмотрение понятия, классификации национальных и интернациональных интересов и их роли в механизме взаимодействия внутригосударственного и международного права. Следует отметить, что сами понятия «национальный интерес» и «интернациональный интерес» долгое время использовались только в философии и являются новыми понятиями для российской юридической науки.

Анализ положений Конституции РФ и законодательства, изложенный в данной работе, дает возможность говорить об изменении существовавшего ранее отношения международного права с внутригосударственным правом России.

Гипотеза исследования – в связи с включением в правовую систему Российской Федерации общепризнанных норм и принципов международного права  и ее международных договоров  (ч.4 ст. 15 Конституции РФ) взаимосвязи российского и международного права можно охарактеризовать как взаимодействие, которое основано на определенных конституционных принципах и осуществляется на основе сложившегося конституционно-правового механизма.

Объект исследования: природа и характерные особенности механизма взаимодействия международного и внутригосударственного права Российской Федерации.

Предмет исследования — конституционно-правовой механизм взаимодействия внутригосударственного права РФ и международного права.

Цель работы: исследовать конституционный механизм взаимодействия международного и российского права, его сущность, функции и цели; изучить структуру отношений национального и международного права, разработать рекомендации по совершенствованию механизма взаимодействия на внутригосударственном уровне, а также по эффективному использованию этого механизма для достижения российских государственных интересов на международном уровне.

Задачи работы:

1) обосновать методологические основы исследования проблемы взаимодействия национального и международного права;

2) рассмотреть проблему понятия и сущности взаимодействия международного и внутригосударственного права; определить терминологические и практические отличия между такими категориями, как «соотношение» и «взаимодействие»; «трансформация» и  «согласование»; «реализация» и «имплементация»;

3) выявить понятие механизма взаимодействия национального и международного права; исследовать такие составляющие механизма взаимодействия, как внутригосударственный нормативно-правовой механизм взаимодействия права РФ и международного права, подобный механизм взаимодействия на межгосударственном уровне, пути и средства реализации внешней политики Российской Федерации;

4) рассмотреть историю развития основных теорий взаимодействия внутригосударственного и международного права; исследовать проблему взаимодействия российского и международного права в историческом конституционно-правовом аспекте;

5) выявить конституционные принципы функционирования механизма взаимодействия российского и международного права;

6) проанализировать место норм международного права в правовой системе РФ;

7) рассмотреть конституционный механизм взаимодействия российского и международного права в правотворческом и в правоприменительном процессе в РФ;

8) исследовать роль внешней политики и дипломатии во взаимодействии внутригосударственного и международного права; выделить конституционные принципы внешней политики РФ и проанализировать их роль в механизме взаимодействия права РФ и международного права;

9) выявить конституционный механизм реализации внешней политики РФ и его влияние на механизм взаимодействия национального права России и международного права;

10) исследовать роль национальных и интернациональных интересов в механизме взаимодействия национального права России и международного права; рассмотреть роль отдельных групп национальных интересов (в политической, социально-экономической сферах, в области защиты прав и свобод человека) в механизме взаимодействия национального права России и международного права;

11) выявить конституционный механизм формирования национальных и интернациональных интересов Российской Федерации;

12) определить тенденции дальнейшего развития взаимодействия национального права России и международного права;

13) разработать рекомендации по совершенствованию российского законодательства в сфере взаимодействия международного права и национального права России.

Методологическими основами исследования являются диалектический материализм, одним из основных положений которого является объективный исторический подход к каждому явлению действительности и требование рассмотрения любых явлений с точки зрения их исторического развития и современного состояния, всесторонний и полный анализ познаваемого предмета. Данный подход предопределил учет диахронического (исторического) аспекта развития рассматриваемой в диссертации проблемы и ее современного (синхронного) состояния. Указанные требования диалектического материализма позволили использовать в качестве одной из методологических составляющих теорию формирования и смены научных парадигм, разработанную Т. Куном и развивавшуюся как в философской науке, так и в ряде других отраслей знания (см. работы М.И. Байтина, К.Х. Вольфа и Б. Торна и др.).

Историко-правовой метод исследования, используемый в работе, позволяет выявить изменения в отношениях национального и международного права, а также тенденции развития этих отношений. Данный метод был использован для установления особенностей изменения соотношения национального и международного права. Сравнительно-правовой метод использовался для выявления влияния, оказываемого международным правом на национальное право России, а также того влияния, которое национальные правовые системы, в том числе и российская, оказывают на развитие международного права. Системный подход помогает раскрыть свойства структурно-функциональных связей внутригосударственной и международной правовой системы, определить существенные стороны взаимодействия международного и внутригосударственного права на правотворческой и правоприменительной стадиях.

Степень научной разработанности проблемы и теоретическая основа исследования. Проблема, рассматриваемая в диссертации в конституционно-правом аспекте, традиционно изучалась в философии (Г. Гегель, Т. Гоббс, И. Кант, Б. Спиноза) и в науке международного права (Ю.Я. Баскин и Д.И. Фельдман, И.П. Блищенко, В.Г. Буткевич, В.Н. Лихачев, И.И. Лукашук, Р.А. Мюллерсон, и др.). В зарубежной литературе к данной проблеме обращались ученые-международники Д. Анцилотти, Я. Броунли, А. Ноллкэмпер, Г. Трипель, В.О.А. Эдвардс, И.Х. Янс и специалисты в области теории государства и права и конституционнного права Г. Кельзен, М. Ташне, Т. Эйсбаутс и  др.

В одних работах рассматривалось либо только соотношение двух правовых систем, либо проводится их сравнительно-практический анализ. В других исследованиях выдвигаются различные вопросы теории соотношения систем международного и национального права: теория примата внутригосударственного права (Т. Гоббс,     Г. Гегель), теория примата международного права (Г. Кельзен), дуалистическая теория (Д. Анцилотти, Р.А. Мюллерсон), теория трансформации (С.В. Черниченко), теория согласования (В.Г. Буткевич). Большинство упомянутых работ было актуально для своего времени. В них исследовался тот вид соотношения, который доминировал в определенный исторический период. Однако право постоянно развивается, и даже наиболее прогрессивные концепции с годами устаревают при изменении действительности.

Соотношение и взаимодействие национального права России и международного права в настоящее время являются не только проблемами науки международного права. В иных отраслях юридической науки ученые обращаются к различным аспектам этого вопроса, например, к проблеме административно-правового регулирования в сфере внешних сношений (административное право) (Н.М. Конин; В.М. Манохин, Ю.С. Адушкин), влияния норм международного права на нормы отечественного уголовного процесса (В.М. Волженина), международно-правового регулирования социально-трудовых отношений (Павлушкин А.Г.), влияния международно-правовых актов на законодательство РФ о социальном страховании и т.д. Имеются исследования ученых-международников, в которых изучается проблема соотношения международного и национального права России с позиций конституционного права (Л.Б. Алексеева, В.М.Жуйков, Б. Зимненко, И.И. Лукашук, С.Ю. Марочкин). Однако таких работ в настоящее время немного, и они не охватывают всего спектра взаимодействия двух систем.

Некоторые   аспекты этой   проблемы   рассматривались в работах ученых-конституционалистов (С.А. Авакьян, М.В. Баглай, И.Н. Барциц, Н.В. Витрук, С.А. Глотов, В.Д. Зорькин, В.Т. Кабышев, А.Н. Кокотов, Е.В. Колесников, Г.Н. Комкова,  И.А. Конюхова, В.А. Кряжков, О.Е. Кутафин, Л.В. Лазарев, В.В. Мамонов,    М.А. Митюков, Т.Г. Морщакова, В.В. Невинский, Ж.И. Овсепян, Д.С. Петров, Т.М. Пряхина, В.И. Радченко, В.Е. Чиркин,  Б.С. Эбзеев  и др.).

Зарубежные ученые также в последнее время стали активно заниматься проблемами взаимовлияния конституционного и международного права (Р. Бурчил, Й. Ярвис, Ч. Линде и др.).

Теоретической основой исследования особенностей правового механизма взаимодействия национального права России и международного права были работы теоретиков права (С.С. Алексеева, М.И. Байтина, А.В. Малько, Н.И. Матузова, С.Ю. Решетова, О.Ю. Рыбакова, И.Н. Сенякина, Ю.А. Тихомирова и др.), а также конституционалистов (Р.Г. Абдулатипова, С.А. Авакьяна,  М.В. Баглая, И.Н. Барцица, Н.А. Бобровой, Н.А. Богдановой, Н.С Бондаря, Н.В. Витрука, Т.Д. Зражевской, В.Т. Кабышева, Е.И. Козловой, О.Е. Кутафина, А.Н. Кокотова, Е.В. Колесникова, А.А. Кондрашова,  И.А. Кравца, В.А. Кряжкова, О.А. Кудинова, Л.В. Лазарева, В.О. Лучина, О.О. Миронова, В.В. Невинского, Ж.И. Овсепян, Т.М. Пряхиной, В.И. Радченко, В.А. Ржевского и Н.М. Чепурновой, Б.А. Страшуна, И.Е. Фарбера, Б.С. Эбзеева), ученых-международников (И.П. Блищенко, В.Г. Буткевича, В.Н. Лихачева, И.И. Лукашука,  Р.А. Мюллерсона, Д.И. Фельдмана, С.В. Черниченко), работы зарубежных ученых-юристов (Д. Анцилотти, Я. Броунли, Г. Кельзена, Г. Трипеля, и др.), философов (Т. Гоббса, Г. Гегеля, И. Канта, Б. Спинозы, Т. Куна и др.)

Нормативно-правовая и эмпирическая база исследования. Нормативной и эмпирической базой диссертационной работы являются Конституция РФ, федеральные законы, нормативные акты субъектов Федерации,  решения федеральных судов, судов субъектов Федерации, привлеченные к исследованию международные нормативно-правовые акты (конвенции, пакты, международные договоры РФ). Особое внимание уделено документам, в которых отражается внешнеполитическая деятельность конституционных и специализированных органов власти РФ: Президента, Правительства, Государственной Думы, Совета Федерации, Министерства иностранных дел, Министерства внутренних дел, прокуратуры и т.д.

Положения, выносимые на защиту:

1. Исследование характера взаимодействия международного и национального права РФ возможно и необходимо с учетом признаков современной научной парадигмы правовой науки, которая характеризуется признанием необходимости господства права в современном российском обществе и построения правового государства; необходимостью учета концепции правовой жизни, активной научной разработкой категории «конституционализм», тенденцией к конституционализации международного права и интернационализацией национального права РФ.

2. Доказывается, что современное сосуществование международного права и права Российской Федерации следует характеризовать термином «взаимодействие», которое основано на  согласованном действии двух правовых систем и их взаимном влиянии.

3. У взаимодействия международного права и внутригосударственного права РФ имеется общая цель, которая заключается в установлении такого соотношения двух правовых систем, при котором возможна реализация их общих приоритетов, а также свои функции координации деятельности всех субъектов международного и внутригосударственного права для обеспечения взаимодействия, а также согласованного развития обеих систем права.

4. Принципами взаимодействия являются: 1) равноценность правовых систем, 2) единство целеполагания, 3) согласованное (скоординированное) действие правовых систем, 4) соблюдение предписаний обеих систем, установленных для регламентации процесса их взаимодействия, 5) соблюдение государствами своих обязательств по обеспечению эффективного взаимодействия международного и внутригосударственного права, 6) ответственность государств за нарушение обязательств по обеспечению взаимодействия.  Данные общие принципы находят воплощение и в более частных принципах внешней политики РФ, которые определяют направления деятельности государства в международных отношениях и то, на появление каких именно норм в международном праве будет направлена его деятельность. Принципы внешней политики РФ во многом предопределяют содержание существующих норм и правил поведения на международной арене. Процесс реализации внешней политики государства регулируется нормами как международного, так и национального права, в первую очередь, нормами такой отрасли, как конституционное право.

5. К конституционным принципам внешней политики России относятся принципы добросовестного выполнения обязательств по международному праву, всеобщего уважения прав человека и основных свобод, территориальной целости государства, неприкосновенности государственных границ, их суверенного равенства, невмешательства в дела другого государства, мирного сотрудничества, неприменения силы и угрозы силой, разрешения международных споров мирным путем, а также право народа и нации на самоопределение.

6. Наиболее приемлемым как для России, так и для других государств, является такое соотношение между национальным и международным правом, при котором у государства есть возможность отказаться от инкорпорации в свое право или правовую систему нежелательных для него норм и при этом активно участвовать в интеграционных процессах, происходящих в международном сообществе. В этом случае государство обладает возможностью регулировать степень открытости своей правовой системы. Эта позиция государства отражена в дуалистической концепции соотношения внутригосударственного и международного права, поэтому именно она и является основой современного процесса взаимодействия международного права и внутригосударственного права России.

7. Дореволюционное право, начиная с права Древней Руси, часто соотносилось с международным правом соответствующей эпохи как равное последнему. В России никогда не признавался примат международного права, но она часто следовала принципу добросовестного соблюдения международных договоров.

8. Особенность соотношения российского и международного права в отличие от соотношения советского права с международным состоит в том, что такое соотношение характеризуется возможностью их реального взаимодействия, т.е. совместного регулирования одних отношений. Тот факт, что Конституция Российской Федерации достаточно конкретно определяет место норм международных договоров в правовой системе РФ, указывает на большую предрасположенность российского права по сравнению с советским к восприятию международного права. И, тем не менее, существующее соотношение российского и международного права нельзя охарактеризовать как примат последнего перед внутригосударственным, поскольку в самой Конституции РФ установлены механизмы, препятствующие проникновению в российскую правовую систему норм, противоречащих ее устоям.

9. Конституционно-правовой механизм взаимодействия национального права РФ и международного права — это процесс, выражающийся во влиянии норм международного права на изменение национального права, во влиянии норм национального права на изменения международного права и во взаимном регулировании общественных отношений нормами обеих правовых систем. Та его часть, которая происходит на внутригосударственном уровне, регулируется конституционно-правовыми нормами, та, которая проистекает на международном уровне, - нормами международного права, и в некоторых случаях опосредованное влияние на процесс регулирования оказывают нормы отечественного конституционного права (внешние отношения). В реализации механизма взаимодействия участвуют все субъекты внутригосударственного права. Органы государственной власти по роду своей деятельности должны соблюдать и выполнять международные обязательства государства. Физические и юридические лица участвуют в этом процессе постольку, поскольку определенные нормы международных договоров РФ могут быть непосредственно адресованы им. Поскольку этот механизм осуществляется на внутригосударственном уровне, он регулируется нормами национального права и, прежде всего, конституционными нормами. Механизм взаимодействия также можно разделить на нормативно-правовой и организационно-правовой. В реализации этого процесса участвуют как государственные, так и зарубежные органы государства, а также международные органы.

10. Источники международного права, в которых содержатся обязательные для России нормы международного права, образуют особый блок источников российского права. В правовой системе РФ есть два блока норм и источников: внутригосударственные нормы права и нормы международного права; источники внутригосударственного характера и источники, имеющие международный характер. Эти блоки существуют параллельно и могут взаимодействовать в правотворческом и правоприменительном процессах. Во внутригосударственном праве создаются нормы, максимально приближенные по своей сути к нормам международного права. Такой подход позволяет решить уже давно существующую проблему, которая заключается в том, что нормы международного права изначально не создавались для урегулирования внутригосударственных отношений, но содержали прогрессивные идеи, включение которых в национальное законодательство могло бы повысить эффективность урегулирования таких отношений. Благодаря согласованию норм международного и внутригосударственного права в обеих системах создаются блоки соответствующих по своей сущности норм, что ведет к сближению этих систем и делает возможным реализацию их общих приоритетов, то есть их взаимодействие.

11. Механизм взаимодействия национального права России и международного права в правоприменительном процессе характеризуется возможностью: а) совместного применения для урегулирования внутригосударственных отношений норм международного и национального права; б)  приоритетного применения норм международного права для урегулирования отношений, возникающих в сферах, традиционно регулируемых нормами национального права; в) самостоятельного применения норм международного права; г) участия в нем различных субъектов, начиная от государственных органов и кончая частными лицами, при ведущей роли органов государственной власти. В правотворческом процессе взаимодействие выражается в согласовании норм национального права с предписаниями международного права и во влиянии норм национального права через политику и дипломатию государства на возникновение новых норм в международном праве.

12. Следуя указанным выше конституционным принципам, Россия заинтересована в стабильной системе международных отношений, считает необходимым укрепление международной безопасности, заявляет о своей готовности к диалогу по совершенствованию правовых аспектов применения силы в международных отношениях в условиях глобализации, разноуровневой интеграции и разрешению региональных проблем; считает необходимым дальнейшую разработку мер по усилению взаимодействия государств по борьбе с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и организованной преступностью; намеревается добиваться сведeния к минимуму рисков при дальнейшей интеграции в мировую экономику с учетом необходимости обеспечения экономической безопасности страны, а также способствовать формированию справедливой международной системы торгово-экономических отношений; выступает за расширение международного сотрудничества в целях обеспечения экологической безопасности; намерена расширять участие в международных конвенциях и соглашениях в области прав человека;  ориентирована на дальнейшее активное сотрудничество с региональными организациями.

13. Механизм реализации внешней политики государства и механизм взаимодействия международного и национального права на международном уровне обладают общими точками соприкосновения. Для того чтобы внешняя политика государства была эффективной, необходимо ее единство, т.е. единообразная реализация всеми органами государства.

14. Важную роль во взаимодействии национального права России и международного права играют национальные и интернациональные интересы, так как они влияют на формирование норм как национального, так и международного права, определяют направления внутренней и внешней политики государства. Национальные и интернациональные интересы можно считать необходимой предпосылкой формирования норм, которые являются  элементом механизма взаимодействия национального и международного права.

15. В настоящее время можно говорить о таких правовых явлениях, как механизм формирования национальных интересов и механизм формирования интернациональных интересов. Механизм формирования национальных интересов выражается в деятельности таких органов, как Президент РФ, Правительство, Совет Федерации, Федеральное Собрание, Конституционный Суд Российской Федерации и иных судебных органов. В механизме формирования интернациональных интересов участвуют те же государственные органы, которые участвуют в механизме осуществления внешней политики.

16. В настоящее время наблюдаются следующие наиболее общие тенденции развития взаимодействия национального и международного права: 1) интеграция и унификация; 2) расширение сферы отношений, которые могут быть урегулированы совместно нормами национального и международного права; 3) на деятельность государства  и его органов оказывает воздействие не только национальное, но и международное право. К конкретным тенденциям развития механизма взаимодействия национального и международного права на внутригосударственном уровне относятся: а) развитие нормативного механизма взаимодействия национального и  международного права; б) создание новых органов или отнесение к компетенции уже существующих органов новых функций, связанных с выполнением международных обязательств государства; в) разработка новых и модификация прежних внутригосударственных механизмов, позволяющих развивать процесс взаимодействия международного и внутригосударственного права. На международном уровне проявляются такие тенденции: а) разработка международных документов, позволяющих развивать взаимодействие международного и национального права по наиболее актуальным направлениям;  б) модификация системы принципов международного права или их содержания; в) создание новых органов и организаций или изменение функций уже существующих таким образом, чтобы они могли наиболее эффективно осуществлять  координацию деятельности государств по решению  общих для них проблем.

17. На защиту также выносятся рекомендации по совершенствованию российского законодательства, предложения по внесению дополнений в Федеральный закон Российской Федерации «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 г. 

Историки науки российского конституционного права уже отмечали, что среди весьма обширной тематики исследований по конституционному праву в XIX-начале XX вв. отсутствовала проблема соотношения или взаимодействия международного и российского права (О.А. Кудинов). Авторский анализ существующих работ по конституционному праву свидетельствует о том, что интерес к этой проблеме в современной науке конституционного права активизировался лишь в ХХ-начале ХХI вв., но при довольно широком спектре вопросов, рассматриваемых учеными-конституционалистами (см. выше) в настоящее время не существует комплексного исследования, затрагивающего все уровни и аспекты взаимодействия национального права России и международного права. Существующие в настоящее время работы ученых-международников, посвященные рассматриваемой проблеме, прежде всего,  касаются теоретических аспектов доктринального характера или отдельных аспектов этой проблемы (например, при рассмотрении вопроса о защите прав человека). Имеются и фундаментальные исследования данной проблемы учеными-международниками (И.И. Лукашук), однако в них она рассматривается в большей степени с позиций международного права.

Новизна работы. В связи с тем, что  согласно ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации РФ в ее правовую систему включаются общепризнанные нормы и принципы международного права и ее международные договоры, стало возможным возникновение и развитие нового правового явления – механизма взаимодействия внутригосударственного права России и международного права. Наличие указанного механизма было впервые доказано в данной работе.

Впервые рассмотрены различия между такими процессами, как взаимодействие и согласование, взаимодействие и соотношение международного и национального права. Исторический анализ проблемы дал возможность установить, что отношения права России и СССР с международным правом в разные исторические эпохи характеризовались преимущественно как соотношение, а отношения современного права России и международного права в большей степени – как взаимодействие. Исследованы пути взаимовлияния национального права и международного права и уровни их взаимодействия.

Механизм взаимодействия международного и российского права был подвергнут детальному исследованию. Выявлены общие цели, конституционные принципы, функции и задачи взаимодействия внутригосударственного права РФ и международного права.

Установлено, что все элементы механизма взаимодействия взаимосвязаны. Наличие одновременно трех элементов (нормативного предписания, юридического факта и правоотношения) составляет предпосылки (т.е. является основанием) для начала осуществления взаимодействия норм внутригосударственного права РФ и международного права в правотворческом и правоприменительном процессе. В свою очередь, два последних элемента дополняют друг друга. Так, взаимодействие в правотворческом процессе заканчивается возникновением в соответствующих правовых системах новых норм. Таким  образом, были выявлены и рассмотрены конституционный механизм взаимодействия российского и международного права в правотворческом процессе и конституционный механизм взаимодействия российского и международного права в правоприменительном процессе (роль органов государственной власти РФ, ее субъектов в осуществлении данных механизмов, национальный механизм имплементации международного права и его структура, нормативно-правовой и организационно-правовой механизмы рассматриваемого взаимодействия).

Доказано, что взаимодействие осуществляется не только на внутригосударственном, но и на международном уровне. В работе впервые рассмотрена роль внешней политики и дипломатии во взаимодействии российского и международного права, выявлены современные тенденции взаимодействия российского и международного права, конституционные принципы внешней политики России и их роль в механизме взаимодействия внутригосударственного права РФ и международного права; конституционный механизм реализации внешней политики РФ и его влияние на механизм взаимодействия национального права РФ и международного права.

В диссертации впервые рассматривается роль национальных и интернациональных интересов в механизме взаимодействия национального права РФ и международного права, механизмы формирования национальных и интернациональных интересов. Установлено, что национальные и интернациональные интересы являются предпосылкой формирования норм, являющихся элементом механизма взаимодействия внутригосударственного и международного права. Приводятся авторские классификации национальных интересов России по разным основаниям.

Новизну работы составляют и предложения по совершенствованию российского отраслевого законодательства, а также предлагаются дополнения в Федеральный закон Российской Федерации «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 г., нормы которого преимущественно регулируют процесс осуществления рассматриваемого в работе механизма. Предлагаемые дополнения могут способствовать дальнейшему совершенствованию механизма взаимодействия двух правовых систем.

Теоретическая значимость работы обусловлена тем, что в науке конституционного права вопрос о соотношении внутригосударственного и международного права ранее подробно не рассматривался, так же как он не рассматривался именно с точки зрения конституционного права как основополагающей отрасли российского права. В работе дано определение взаимодействия, изучены такие вопросы, как отличие взаимодействия от соотношения, согласования, имплементации, трансформации и т. д.; специфика конституционного механизма взаимодействия, конституционные принципы взаимодействия российского и международного права, процесс  согласования норм национального права с нормами международного права, процесс применения норм международного права на территории государства. В работе уделено внимание роли института денонсации международных договоров в процессе взаимодействия, рассматриваются особенности самоисполнимых, несамоисполнимых и временно самоисполнимых договоров. Также рассматриваются механизмы формирования национальных и интернациональных интересов. Изученные проблемы позволят углубить ряд аспектов теории права, а рассмотренные понятия и механизмы могут быть применены к изучению взаимодействия международного права с иными правовыми системами и иными отраслями внутригосударственного права. Работа вносит определенный вклад в исследование современных тенденций интернационализации конституционного права и конституционализации международного права.

Практическая значимость диссертации. Результаты работы могут быть использованы в правотворческой и в правоприменительной деятельности, в научной работе, в преподавании вузовских курсов «Конституционное право РФ», «Международное право», разработке и преподавании таких спецкурсов, как «Конституционно-правовой механизм взаимодействия национального права России и международного права», «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации в деятельности органов законодательной, исполнительной и судебной власти», «Сравнительное правоведение», «Права человека».

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования опубликованы в материалах и докладывались на Международных научных и научно-практических конференциях «Права человека: Пути их реализации» (Саратов, 1998 г.), «Европейская конвенция о защите прав человека и основных и свобод и национальное законодательство» (Саратов, 2000 г.), «Обеспечение равенства прав и свобод человека: российские и международные механизмы» (Саратов, 2002 г.), Конституция Российской Федерации и современное законодательство: проблемы реализации и тенденции развития (К 10-летию Конституции России) (Саратов, 2003 г.), Всероссийских научных конференциях «Правовая политика: федеральные и региональные проблемы» (Саратов, 2000 г.), «Роль суда в защите прав человека и обеспечение прямого действия Конституции Российской Федерации» (Пенза, 2000 г.), «Язык, познание, культура на современном этапе развития общества», посвященной Европейскому году языков и 70-летию Саратовской государственной академии права (Саратов, 2001 г.), научно-практической конференции «Российская юридическая доктрина в XXI веке: Проблемы и пути их решения (Саратов, 2001 г.), научно-методическом семинаре «Международно-правовые способы защиты прав человека» (Саратов, 2002 г.); на круглом столе «Концепция правовой политики Российской Федерации», проведенном в  Саратовском филиале Института государства и права РАН (Саратов, 2003 г.), на 2-ой Международной научно-практической конференции «Правосудие как институт обеспечения прав и свобод человека и гражданина» (Новгород Великий, 2006 г.), Международной научно-практической конференции «Взаимодействие международного и российского гуманитарного права в сфере конституционной защиты личности» (Ростов-на-Дону, 2006 г.), Международной научно-практической конференции «Общество и милиция: проблемы обеспечения прав человека и социальное партнерство» (Саратов, 2007 г.), обсуждались на кафедре конституционного и международного права Саратовской государственной академии права.

По теме исследования опубликовано 60 работ общим объемом более 70 п.л.

Структура и содержание работы. Работа состоит из введения, двух разделов, пяти глав, включающих 15 параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы, излагаются цели, задачи, методология исследования, обозначена научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, представлены выносимые на защиту положения, отмечаются результаты апробации выполненного исследования.

РАЗДЕЛ I. «Методология исследования взаимодействия национального и международного права» состоит из двух глав.

Первая глава «Методология исследования, понятие, сущность и принципы взаимодействия национального и международного права» посвящена рассмотрению методологических проблем изучения взаимодействия национального права России и международного права, понятию и сущности взаимодействия национального права России и международного права, конституционного механизма взаимодействия, конституционных проблем взаимодействия национального права Российской Федерации и международного права.

Наука конституционного права пользуется как общенаучными методами и приемами, так и специфическими, характерными для правовых исследований вообще и для науки конституционного права в частности. Природа правовых явлений обусловливает необходимость использования при анализе любых правовых явлений формально-юридического (догматического) метода, который еще называют методом правовой логики, историко-правового и сравнительно-правового методов. Исследователи (Н.А. Богданова) выделяют и специфические приемы конституционно-правовых исследований: 1) социологический, который, будучи обращенным к политической практике приобретает характер политического; 2) исторический подход, с помощью которого восстанавливаются генетические связи конституционно-правовых явлений и процессов, определяющие современное состояние науки конституционного права и ее будущее развитие (данное исследование как раз обращено к политической практике и направлено на установление генезиса и тенденций развития взаимодействия международного и национального права России).

Под методикой мы понимаем систему абстрактно-научных, логических приемов правопознания, включающих в себя наблюдения и описания, а также интерпретации полученных результатов. В данной работе используются следующие приемы: 1) установление общего и различного в понимании соотношения национальной системы права и международного права учеными, занимавшимися этой проблемой в разные исторические периоды, создававшими свои теории в разных социально-политических условиях; 2) сравнение социального контекста, в условиях которого формировались теории взаимодействия национального и международного права; 3) комплексное специально-юридическое и грамматическое толкование терминов: «соотношение», «согласование», «взаимодействие», «имплементация», «трансформация», «рецепция» и др.; 4) постулирование общих и конституционных принципов взаимодействия внутригосударственного и международного права с их дальнейшим обоснованием; 5) разноуровневый анализ механизма взаимодействия международного и внутригосударственного права.

Метод рассматривается как конкретный подход к изучаемому материалу, его систематизация и теоретическое осмысление. Метод определяется философской наукой как одна из важнейших категорий субъективной диалектики, отражающая одновременно диалектику объективную. Конкретные методы познания явлений действительности, в том числе и права, достаточно полно описаны в философской и правовой литературе. К их числу относятся методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, гипотезы и аналогии и т.п. Кроме указанных, в работе использовались методы синхронного и диахронного изучения правовых явлений. Синхроническое исследование призвано изучать логические отношения, которые связывают сосуществующие элементы, образующие систему, а диахронический аспект исследования должен изучать отношения, связывающие элементы системы в порядке последовательности, не воспринимаемой одним и тем же коллективным сознанием (Ф. де Соссюр).

Методология предполагает применение принципов мировоззрения к процессу исследования, которое включает в себя соотнесение собственных результатов с фундаментальными теоретическими (доктринальными) положениями, применительно к данной работе — с теоретическими положениями (парадигмами) взаимодействия национального и международного права, разработанными за всю историю существования правовой науки на основе системного и исторического подходов к изучаемой проблеме. Научные парадигмы в любой науке создают особые картины мира. Право не является в этом смысле исключением. В параграфе раскрываются такие понятия, как «мировоззрение», «парадигма», «теория», «доктрина» и «картина мира».

Мировоззрение человека понимают как «естественный и социокультурный саморегулятор его универсальной деятельности, представляющий собой основанную на определенном понимании отношения материи и информации систему принципов теоретического и практического отношения к самому себе, предметам и процессам действительности, их всеобщей универсальной связи и взаимодействию» (А.П. Горячев).

В работе предпринята попытка рассмотрения объекта и предмета исследования с точки зрения современной парадигмы правовой науки. Парадигма вслед за Т. Куном определяется как теория, рассматриваемая в динамике («модель постановки проблем и их решений», а также «источник методов, проблемных ситуаций и стандартов решения»). Кроме того, термин «парадигма» был введен Т. Куном с целью противопоставления одной теории другой. Такие теории могут иметь как общие, так и различные характеристики, принципы построения, мировоззренческие основы и т.п., которые в свою очередь объединяют научные направления в школы, развивающие определенные теории или их разновидности. Теория в отличие от парадигмы часто понимается как статическое образование. Поскольку термин доктрина определяется в словарях русского языка как «научная или философская теория, система», то в данной работе термины теория и доктрина рассматриваются как синонимы.

Правовая картина мира — особая разновидность гуманитарной картины мира, характеризуемая условностью и волевым фактором. Каждая ее разновидность, представленная как в национальном праве и правовой науке, так и в международном праве, зависит от ряда социальных, экономических и политических факторов.

Автор приходит к выводу, что важно исследовать особенности взаимодействия международного и российского права с учетом признаков современной парадигмы отечественной правовой науки, которая характеризуется признанием необходимости господства права в современном российском обществе и построения правового государства; с учетом концепции правовой жизни (А.В. Малько) и активной научной разработки категории «конституционализм» (В.Т Кабышев). Сюда же следует добавить, что современная трактовка категории «конституционализм» предопределяется тенденцией к интернационализации науки российского конституционного права. Такая тенденция обусловлена включением в нормативную систему отрасли общепризнанных норм и принципов международного права, взаимным влиянием национальных конституционно-правовых систем разных стран, провозглашением идеологического плюрализма и признанием общечеловеческих ценностей (Н.А. Богданова).

Характер взаимоотношения национального и международного права в каждом конкретном случае обусловлен различными факторами как правового, так и неправового характера. Исследуется проблема понятия и сущности взаимодействия национального и международного права, определяется терминологическое и практическое отличие между такими категориями, как «соотношение» и «взаимодействие»; «трансформация» и «согласование»; «реализация» и «имплементация».

Взаимодействие внутригосударственного и международного праваследует определить как согласованное действие двух правовых систем, обусловленное существованием общих для них целей, необходимое для их взаимного развития и предполагающее или не исключающее возможности существования у них общих сфер регулирования. Взаимодействие также характеризуется взаимным влиянием правовых систем.

Следует отметить, что процесс взаимодействия не одинаков в различных государствах. Особенности этого процесса в каждом конкретном случае зависят от положений конституции государства и текущего законодательства. Так, ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации гласит, что международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы, тогда как в конституциях других стран представлены иные формулировки. Автор приходит к выводу, что в зависимости от характера отношений международного и национального права их взаимоотношение можно охарактеризовать либо как соотношение, либо как взаимодействие. Соотношение возможно практически в любом случае, так как в этом случае речь идет о двух явлениях, обладающих схожими признаками, позволяющими их сравнивать, соотносить. Взаимодействие возможно только в тех случаях, когда есть возможность применения норм обеих правовых систем в одной сфере и их взаимовлияния. Взаимодействие исследуемых систем позволяет совершенствовать их нормы. Процесс взаимодействия является двусторонним и невозможен без равноценности обеих систем. Для того чтобы действие этих систем было более эффективным и гармоничным, необходимо, чтобы их развитие было равномерным, и у каждой из них была возможность оказывать на другую определенное воздействие, влияние. Процесс взаимодействия осуществляется по определенным принципам и обладает определенными целями и функциями.

Цель взаимодействия - установление такого соотношения двух правовых систем, при котором возможна реализация их общих приоритетов. В этом процессе каждая из систем опирается на другую для достижения своих целей, а наличие общих приоритетов делает необходимой их согласованную деятельность.

Функции взаимодействия - это координация деятельности всех субъектов международного и внутригосударственного права для достижения цели их взаимодействия, а также координация развития обеих систем права в необходимом для достижения поставленной цели направлении.

Принципами взаимодействия являются:

1. Принцип равноценности правовых систем. Международное и национальное право - это две самостоятельные правовые системы. Ни одна из них не может превалировать над другой, в противном случае их взаимодействие невозможно.

2. Принцип единства целеполагания. У процесса взаимодействия существуют свои цели, единые для обеих систем, отражающие как национальные, так и интернациональные интересы государств. Без таких целей процесс взаимодействия нереален. Цели взаимодействия всегда должны вырабатываться государствами совместно и закрепляться в международных документах, а затем отражаться во внутригосударственных нормативно-правовых актах.

3. Принцип согласованного (скоординированного) действия правовых систем. Деятельность одной системы не должна противоречить деятельности другой, в противном случае достижение их общих целей станет невозможным.

4. Принцип соблюдения предписаний обеих систем, установленных для урегулирования процесса их взаимодействия. Каждое государство самостоятельно разрешает вопрос о характере и степени взаимодействия своей правовой системы с международной, но при этом оно обязано соблюдать общепризнанные нормы и основные принципы международного права, касающиеся данного процесса.

5. Принцип соблюдения государствами своих обязательств по обеспечению эффективного взаимодействия международного и внутригосударственного права. Обязательства государств по обеспечению эффективного взаимодействия международного и внутригосударственного права для достижения их общих целей являются их международным обязательством и должны добросовестно выполняться ими.

6. Принцип ответственности государств за нарушение обязательств по обеспечению взаимодействия. В случае нарушений государством его обязательств по согласованию норм его права с нормами международного права или нарушений иного характера, наносящих ущерб процессу взаимодействия, государство должно нести за них международно-правовую ответственность так же, как и за нарушение иных своих обязательств по международному праву.

Международное и внутригосударственное право России соотносятся как две самостоятельные правовые системы, взаимоотношение которых вернее всего охарактеризовать таким термином, как «взаимодействие», поскольку обе системы обладают схожими приоритетами (права человека, развитие демократии) и связаны общими целями и задачами. В процессе взаимодействия возможно согласование норм обеих систем, а также имплементация норм одной системы права в сфере деятельности другой системы, что не подразумевает необходимости отказа от государственного суверенитета. Процесс взаимодействия характеризуется влиянием одной системы права на другую.

Под конституционно-правовым механизмом взаимодействия национального права РФ и международного права подразумевается процесс, выражающийся во влиянии норм международного права на изменение национального права и во взаимном регулировании общественных отношений нормами обеих правовых систем. Он происходит на внутригосударственном уровне и в силу этого регулируется конституционно-правовыми нормами. В реализации механизма взаимодействия участвуют все субъекты внутригосударственного права. Механизм взаимодействия — такое же правовое явление, как механизм правового регулирования, механизм защиты прав и свобод, и т. д. Термин «механизм», как правило, означает модельную логическую схему специально-юридического воздействия на социальные отношения (например, механизм правового регулирования) (С.С. Алексеев, А.В. Малько), или используется для характеристики инструментально-процедурных конструкций таких, как механизм реализации права или механизм правоприменения (Л.Н. Завадская).

Таким образом, можно говорить о том, что механизм взаимодействия национального и международного права также представляет собой систему взаимосвязанных элементов — юридических феноменов. Особенностью рассматриваемого механизма является то, что он использует элементы различных правовых систем, и от возможности их гармоничного сочетания зависит эффективность действия этого механизма. Механизм взаимодействия национального и международного права подразделяется на нормативно-правовой и организационно-правовой. Уровни осуществления механизма взаимодействия: национальный и международный. В обоих случаях правовой основой для осуществления взаимодействия выступают нормативно-правовые акты (национальные и международные или только международные). Особенностью данного механизма является то, что он осуществляется с учетом предписаний двух правовых систем, в его реализации участвуют как внутригосударственные, так и зарубежные органы государства, а также международные органы.

Реализация интересов государств достигается путем сближения юридических средств правового характера, т.е. сближения содержания нормативных предписаний обеих правовых систем. В происходящем в современном мире процессе глобализации такое сближение — необходимое явление. Интересы государств - основных субъектов - также сближаются, «обрастают» взаимными связями. В свете этого необходимостью становится и унификация норм обеих правовых систем или же, как минимум, создание благоприятных условий для их взаимодействия в правоприменительной сфере. Что касается таких субъектов, как физические и юридические лица, то их интересы также могут быть достигнуты в ходе реализации механизма взаимодействия.

Для начала процесса взаимодействия международного и внутригосударственного права необходимо наличие юридического факта, т.е. наступления обстоятельств, при которых будет возможно такое взаимодействие. То есть, значимым является возникновение условий, при которых, например, возможно регулирование отношений на внутригосударственном уровне нормами международного права и т. п. В правоотношениях, возникающих между государствами в процессе взаимодействия, у субъектов также есть права и обязанности. Под правоотношением в современной отечественной науке понимается урегулированные правом и находящиеся под охраной государства общественные отношения, участники которых выступают в качестве носителей взаимно корреспондирующих друг другу юридических прав и обязанностей. Следовательно, механизм взаимодействия включает в себя: 1) нормативное предписание, устанавливающее возможность взаимодействия; 2) юридический факт, который позволяет начать процесс взаимодействия; 3) правоотношение, в котором есть права и соответствующие им обязанности; 4) влияние норм одной системы права на нормы другой в правотворческом процессе; 5) взаимодействие норм обеих систем в правоприменительном процессе.

В Главе II "Взаимодействие внутригосударственного и международного права: история и современность" рассматривается история взаимодействия, основные понятия, связанные с данным процессом, понятие и сущность взаимодействия национального права России и международного права, а также конституционные принципы взаимодействия указанных правовых систем.

В течение длительной истории сосуществования национальных правовых систем и международного права в науке возникли различные концепции их соотношения, отражавшие реальное положение дел на определенном историческом этапе. Среди таких теорий следует выделить три основных: примата внутригосударственного права, примата международного права и дуалистическую теорию. Все три теории прошли собственную эволюцию развития. Распространенность той или иной теории в определенный отрезок времени зависела от отношений, сложившихся как во внутригосударственных, так и в международных отношениях, и той конкретной выгоды, которую определенное соотношение национального и международного права могло дать государству.

В настоящее время наиболее распространенными являются теория примата международного права и дуалистическая теория. Наиболее приемлемым для государств является такое соотношение между национальным и международным правом, при котором у государства есть возможность отказаться от инкорпорации в свое право или правовую систему неугодных ему норм и при этом активно участвовать в интеграционных процессах, происходящих в международном сообществе. В этом случае государство обладает возможностью регулировать степень открытости своей правовой системы.

В России еще в XIX веке появилась тенденция к рассмотрению международного и внутригосударственного права как двух самостоятельных правовых систем (см.: Д.Б. Левин). Таким образом, российские ученые уже тогда тяготели к дуалистической концепции их соотношения. В советское время эта теория считалась единственно верной. В работе приведены примеры влияния права Российской Империи, СССР и РФ на развитие международного права. Например, указывается, что Россия была одним из первых государств, которое подняло вопрос о борьбе против пиратства и работорговли. Российская Империя также предложила создать нейтральное международное учреждение, в функции которого входила бы борьба с работорговлей. Конституции СССР, в свою очередь, были одними из первых в истории, закрепившими социально-экономические права человека, что повлияло впоследствии на их закрепление в международных документах. Приводятся и примеры влияния международного права на развитие права России и СССР (например, установление в России режима наибольшего благоприятствования для иностранных граждан в XVIII в.). Выявлены две основные сферы, в которых государства впервые сталкиваются с проблемой соотношения их национального права с международным (заключение и применение международных договоров, установление и развитие дипломатических отношений). В процессе взаимодействия национальное и международное право оказали довольно значительное влияние на формирование и обоюдное развитие, на возникновение прогрессивных норм и институтов. В настоящее время наблюдается тенденция к расширению сфер их совместного действия, однако их взаимоотношения зачастую не оформляются законодательно, в том числе и в России. Одной из основных причин этого является мобильность и динамизм рассматриваемого процесса.

Взаимодействие международного и внутригосударственного права РФ происходит как во внутригосударственной, так и в международной сферах.

Во внутригосударственной сфере взаимодействие международного и внутригосударственного права России обусловлено пределами территории российского государства и осуществляется путем: 1) согласования норм двух систем права; особенностью этого способа является влияние норм международного права на возникновение, изменение или отмену норм внутригосударственного права, а также влияние национального права на международное через внешнюю политику государства; 2) реализации (имплементации) норм международного права на территории государства; нормы международного права применяются при урегулировании внутригосударственных отношений, при этом нормы международного права могут применяться в сочетании с нормами национального законодательства и без них (по сути дела здесь происходит взаимодействие двух систем права в правоприменительном процессе).

Конституция является основным законом государства, в котором может быть установлено соотношение между национальным и международным правом. Для того чтобы выяснить, какое соотношение является наиболее предпочтительным для государства, нужно рассматривать совокупность всех норм конституции, относящихся к данному вопросу, нормы иных законодательных актов, а также его внешнюю и внутреннюю политику. Действующая Конституция Российской Федерации является первым из основных законов в истории как российского, так и советского права, в котором есть указания на характер соотношения российского и международного права. Известная расплывчатость норм Конституции 1993 г. привела к возникновению спора о том, какое именно соотношение российского и международного признается Конституцией оптимальным. В современной российской науке существует спор о том, каким, исходя из Конституции, должно быть это соотношение. Мнения ученых различны. Одни (О.Н. Хлестов и др.) полагают, что Конституция указывает на примат международного права над внутригосударственным, другие (И.И. Лукашук, В.Г. Игнатенко и др.) полагают, что из смысла положений Конституции следует, что российское и международное право это две самостоятельные правовые системы. Основной довод сторонников концепции примата международного права состоит в том, что Конституция Российской Федерации 1993 г., установив, что в случае противоречия между нормами российского права и положениями международных договоров РФ применяются последние, практически признала примат международного права. Однако этот аргумент можно оспорить, поскольку современный дуализм не допускает возможности использования норм национального законодательства, если они не соответствуют международным обязательствам государства. На правовую систему Российской Федерации оказывают влияние только заключенные и ратифицированные ею договоры, которые, в свою очередь, не могут быть ратифицированы, если они противоречат Конституции РФ.

Межгосударственные договоры, не ратифицированные или не опубликованные официально, не могут иметь преимущества перед российскими законами. Значит, и правила соотношения юридической силы норм законов и договоров в правовой системе РФ различны для договоров, обладающих приоритетом и не обладающих им. Более того, Конституционный Суд может рассматривать вопрос о соответствии не вступивших в силу международных договоров Конституции РФ. В случае его несоответствия Конституции договор не будет включен в правовую систему РФ. Договоры, ратифицированные и вступившие в законную силу, - это договоры, как правило, прошедшие такую проверку. Установление факта, что норма национального права противоречит норме подобного договора, говорит о том, что такая норма противоречит и Конституции, а, значит, применение нормы договора, соответствующей ей, будет вполне оправдано.

Сторонники примата международного права перед национальным приводят в поддержку своего мнения и аргументы неправового характера, например, оправдывая необходимость признания приоритета международного права интеграционными процессами в международных отношениях и т.д. Однако они забывают, что каждое государство вступает в эти процессы только в том случае и в той степени, в которой это отвечает его интересам. Положение о том, что, провозглашая приоритет норм международного права перед нормами внутригосударственного права, Конституция РФ сделала российскую правовую систему излишне открытой для влияния международного права, также спорно. Нормы международного права проходят внутригосударственные «фильтры» (парламентскую процедуру ратификации и процедуру рассмотрения их соответствия или несоответствия Конституции в Конституционном Суде), не допускающие появления в правовой системе противоречащих ее основам норм. Наличие указанных процедур исключает излишнюю открытость российской правовой системы. Таким образом, Конституция Российской Федерации закрепила такое соотношение международного и внутригосударственного права, которое определяется в современной правовой науке как дуалистическое, а, как указывалось выше, в этом случае возможно именно такое соотношение двух правовых систем, которое можно охарактеризовать как их взаимодействие. Тот факт, что Конституция Российской Федерации определяет место норм международных договоров в правовой системе РФ, указывает на большую предрасположенность российского права к восприятию международного права, чем было у советского. И, тем не менее, существующее соотношение российского и международного права нельзя охарактеризовать как приоритет последнего перед внутригосударственным, поскольку в самой Конституции установлены механизмы, препятствующие проникновению в российскую правовую систему норм, противоречащих ее конституционным устоям и принципам.

Основы соотношения национального права России и международного права закреплены в главе I Конституции РФ, которая посвящена основам конституционного строя Российской Федерации. В этой главе содержаться нормы, регулирующие не все, а наиболее важные общественные отношения, характеризующие российскую государственность. Совокупность этих правовых норм образует конституционно-правовой институт «основы конституционного строя Российской Федерации», занимающий ведущее место в системе конституционного права России. То, каким именно должно быть взаимодействие, можно также понять, проанализировав текст Конституции РФ, так как она устанавливает принципы, основы любого процесса, происходящего с участием Российского государства.

Внутригосударственные предписания РФ, касающиеся этого процесса, находят свое отражение в Конституции в определении: 1) положения норм и принципов международного права в национальной системе (в правовой системе России, а не в системе права) (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, ст. 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации»); 2) процедуры введения норм в правовую систему путем ратификации (п. «г» ст. 106 Конституции); 3) дачи согласия на обязательность для Российской Федерации норм международного права иным путем (п. «б» ст. 86 Конституции); 4) полномочий органов, участвующих в процессе взаимодействия (ратификация, согласование, применение) (п. «г» ч. 2  ст. 106, п. «б» ст. 86, п. «г» ст. 125 Конституции); 5) ситуаций, в которых можно применять нормы международного права вместо норм внутригосударственного права (ч. 4 ст. 15 Конституции); 6) случаев, когда можно совместно применять как нормы международного, так и внутригосударственного права (ст. 17 Конституции); 7) положений, при которых необходимо согласовывать нормы внутригосударственного права с нормами международного права и применять нормы внутригосударственного права, созданные таким образом (ч. 4 ст. 15 Конституции). Поскольку, взаимодействие проистекает как на внутригосударственном, так и на международном уровнях, основными в этом случае являются общие принципы взаимодействия международного и внутригосударственного права, рассмотренные выше.

РАЗДЕЛ II. «Конституционно-правовой механизм взаимодействия российского национального и международного права: проблемы формирования и осуществления» включает три главы.

Третья глава "Конституционно-правовой механизм взаимодействия национального права России и международного права на внутригосударственном уровне" посвящена внутригосударственному аспекту механизма взаимодействия национального права России и международного права, месту норм международного права в правовой системе Российской Федерации, их взаимодействию с нормами международного права в правотворческом и правоприменительном процессе и роли в нем органов государственной власти.

Нормы международного права, независимо от их природы, входят в правовую систему России, а не в систему ее права. Источники международного права, в которых содержатся рассматриваемые нормы, также не входят в систему источников российского права. Таким образом, в правовой системе Российской Федерации есть по два блока норм и источников: внутригосударственные нормы права и нормы международного права; источники, носящие международный характер (договоры и обычаи), и источники внутригосударственного характера (Конституция, федеральные законы, указы Президента, постановления Правительства и т.д.). Эти блоки существуют параллельно и могут взаимодействовать в правоприменительном процессе. Для того чтобы это было возможно, необходим четкий механизм разрешения коллизий.

По сути, нормы международного права инкорпорируются в правовую систему РФ. Инкорпорируемая международно-правовая норма не изменяет своей природы. Она не становится нормой российского права, а всего лишь нормой, применение которой возможно для урегулирования внутригосударственных отношений. При этом может использоваться такой способ исполнения обязательств, как отсылка к нормам международного права. Для российского права нормы международного права остаются инородным телом. Инкорпорация и отсылка - два важных института, существование которых способствует взаимодействию международного и внутригосударственного права, достижению их общих целей. Исследователи отмечают, что воплощение международных обязательств в законодательстве вряд ли можно рассматривать в качестве единственного пути их выполнения. Это не является необходимостью, а во многих случаях и невозможно (С.Ю. Марочкин). Инкорпорируемые нормы действуют непосредственно или должны действовать таким образом, поэтому возникает потребность в обеспечении функционирования, действия норм международного права в правовой системе РФ, а не простого согласования норм национального права с предписаниями международного права.

В параграфе также дается определение общепризнанных норм и принципов международного права, рассматривается их место в правовой системе РФ. На наш взгляд, под общепризнанными принципами и нормами международного права следует понимать нормы, разделяемые мировым сообществом государств и рассматриваемые как обязательные всеми или почти всеми государствами мира. Отклонение от таких норм недопустимо. Надежным признаком того, что норма является общепризнанной, служит ее присутствие в международном договоре с участием значительного числа государств. Государства, не участвующие в таком договоре, могут признавать обязательность такой нормы в одностороннем порядке. Общепризнанные нормы и принципы международного права обладают приоритетом перед противоречащими им внутригосударственными нормативно-правовыми актами. На основе анализа конкретных примеров сделан вывод о том, что в современном законодательстве РФ имеется довольно много несоответствий Конституции Российской Федерации, а также пробелов в урегулировании проблемы применения общепризнанных норм и принципов международного права во внутригосударственных отношениях.

При рассмотрении отличий между самоисполнимыми и несамоисполнимыми договорами и договоренностями, исследуется различие юридической силы ратифицированных и нератифицированных международных договоров. В данном параграфе рассматривается и влияние политических обязательств России на отечественное законодательство. Отмечается, что такие соглашения не носят нормативного характера, поэтому они не могут взаимодействовать с национальным правом, но государства могут учитывать их при создании норм национального права. То же можно сказать и о взаимодействии положений резолюций международных органов и организаций и национального права.

В российском праве создаются нормы, максимально приближенные по своей сути к подобным нормам международного права. Такой подход позволяет решить давно существующую проблему, которая заключается в том, что нормы международного права изначально не создавались для урегулирования внутригосударственных отношений, но содержали прогрессивные идеи, включение которых в национальное законодательство РФ смогло повысить эффективность урегулирования таких отношений. Благодаря согласованию норм внутригосударственного и международного права в обеих системах создаются блоки соответствующих по своей сущности норм, что ведет к сближению этих систем и делает возможной реализацию их общих приоритетов, то есть их взаимодействие.

Один из наиболее важных вопросов, с которым связан процесс реализации норм международного права, - вопрос о том, какие именно договоры подлежат реализации на территории Российской Федерации. Как в Конституции РФ, так и в Федеральном законе «О международных договорах Российской Федерации», говорится об опубликованных договорах. Если учитывать, что имплементация происходит, главным образом, на основании отсылочной нормы внутригосударственного права, то правоприменитель может использовать исключительно нормы опубликованных договоров, поскольку только в этом случае можно предположить, что ему известно, какие договоры заключены от имени государства и внесены в его правовую систему. Опубликование является общепризнанным основанием для применения нормативно-правовых актов.

В российской правовой науке мало внимания уделяется таким категориям международных договоров, как самоисполнимые и несамоисполнимые. Анализ научных работ показывает, что иногда выделяют временно самоисполнимые договоры. Обычно отмечают следующие наиболее значимые признаки самоисполнимых норм международного права: 1) общее указание в договоре на то, что его нормы применимы к отношениям в сфере национального права; 2) адресованность нормы физическим, юридическим лицам и органам; 3) детальность (ясный и определенный характер нормы). Неисамоисполнимые договоры — те, для реализации которых требуется принятие акта внутреннего права.

В данной работе мы понимаем временно самоисполнимый договор как международное соглашение, не вступившее в законную силу, не ратифицированное Федеральным Собранием РФ и не проверенное Конституционным Судом РФ. Оно действует по решению того органа, который принял решение о его подписании. О подобных соглашениях идет речь в ст. 23 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации». На наш взгляд, применение данной категории международных договоров на территории России — вопрос наименее урегулированный ее законодательством. Следует рекомендовать установить в российском законодательстве подробную процедуру временного применения международных договоров, ликвидации последствий этого применения, если договор не войдет в правовую систему РФ, определить, может ли иметь отказ от ратификации такого договора обратную силу или нет. Эти вопросы важны для взаимодействия международного и внутригосударственного права в России. На наш взгляд, необходимо установить, что отказ от ратификации договора, положения которого временно исполнялись на территории Российской Федерации, не должен иметь обратной силы в случае, если это может нанести ущерб правам и свободам человека. Кроме того, следует рассмотреть случай, когда Государственная Дума отказывается разрешить продление временного применения международного договора. Такой отказ нельзя воспринимать как отказ от ратификации, поскольку вопрос о ратификации перед Государственной Думой не ставился. Причиной отказа в продлении временного применения может быть то, что Государственная Дума не считает возможным в данное время исполнение государством договора.

Существует еще одна проблема - отсутствие четкого механизма проведения консультаций между Федерацией и ее субъектами по вопросам заключения международных договоров от имени заинтересованного субъекта или субъекта, на которого возложена реализация определенных договорных обязательств. В российском законодательстве нет нормы, устанавливающей необходимость получения предварительного официального согласия субъекта Федерации на заключение государством договора, затрагивающего его интересы.

Далее рассматривается вопрос о влиянии денонсации международного договора на процесс его применения на территории Российской Федерации. Если ратификация международного договора или выражение согласия на его обязательность другим путем служит основанием для включения норм договора в правовую систему Российской Федерации и отправным пунктом для начала процесса взаимодействия двух правовых систем, то акт денонсации влечет за собой утрату договором юридической силы. С этого момента договор не является обязательным для государства. Нормы внутригосударственного права, созданные в целях осуществления добросовестного выполнения договорных обязательств, могут быть отменены или изменены, но это не является обязательным, по крайней мере, в отношении всех подобных норм. Поскольку закон, как правило, обратной силы не имеет, то его изменение не должно повлечь за собой модификацию соответствующих общественных отношений. В работе рассматриваются случаи, когда денонсация международного договора является правомерной и неправомерной, а также отличия денонсации от аннулирования договора. Денонсация самоисполнимого договора не влечет за собой изменения внутригосударственного права, поскольку при своей ратификации он также их не требовал. Нормы внутригосударственного законодательства, не применявшиеся в течение действия самоисполнимого договора из-за своего несоответствия ему, могут применяться после денонсации такого договора.

Мы выделяем следующие стадии взаимодействия международного права и национального права России в правотворческом процессе.

1. Предварительные стадии (заключение международного договора от имени Российской Федерации; полномочия в этой сфере принадлежат Президенту РФ и могут быть предоставлены иному официальному лицу для конкретного случая, что оформляется актом внутригосударственного права): а) рассмотрение заключенного договора Федеральным Собранием и принятие решения о его ратификации или отказе от нее; б) подача в Конституционный Суд запроса о рассмотрении вопроса о конституционности нератифицированного международного договора (рассмотрение Конституционным Судом этого вопроса и принятие решения - факультативная стадия); в) составление ратификационной грамоты на основе закона о ратификации, принятого Федеральным Собранием, и ее подписание Президентом; г) обмен ратификационными грамотами или передача их на хранение депозитарию.

2. Взаимодействие международного и российского права в правотворческом процессе: а) согласие органов государственной власти на обязательность договора создает все необходимые предпосылки для реализации рассматриваемого процесса; само взаимодействие выражается в принятии органом законодательной власти мер по согласованию национального законодательства с принятыми государством международными обязательствами; законодательные органы субъектов Федерации также должны привести свое законодательство в соответствие с международными обязательствами Федерации, чтобы способствовать их исполнению; б) взаимодействие международного и внутригосударственного права в законотворческом процессе заканчивается в случае денонсации международного договора; денонсация влияет на изменения во внутригосударственном праве, так как его нормы, принятые на основе денонсированного впоследствии договора, могут быть изменены или заменены (нормы самоисполнимых договоров обычно не влияют на изменения в праве РФ, так как они исключают применение норм внутригосударственного права, противоречащих им, однако законодательный орган государства может внести в национальное право изменения, чтобы исключить его противоречие таким соглашениям); в) принятие нормативно-правового акта, соответствующего положениям международного договора, не заканчивает взаимодействие международного и внутригосударственного права в законотворческом процессе, так как не исключает принятия подобных актов в дальнейшем.

Таким образом, взаимодействие международного и российского права в правотворческом процессе сводится к оказанию влияния норм международных соглашений России на ее право, которое возможно в том случае, если договор, содержащий их, был одобрен всеми органами государственной власти, обладающими правом участвовать в этом процессе. Каждый из этих органов действует в пределах своей компетенции, установленной Конституцией РФ, и имеет возможность проконтролировать действия других органов, вовлеченных в данный процесс.

Далее рассматриваются проблемы применения норм международного права на территории Российской Федерации. Особое внимание уделяется органам, на которые возложены функции по реализации норм международного права: суды, прокуратура, следственные органы.

Роль Конституции РФ в рассматриваемом процессе трудно переоценить. Именно Конституция определяет принципы взаимодействия указанных правовых систем на внутригосударственном уровне, а также характер самого процесса. При взаимодействии международного права и национального права России на внутригосударственном уровне главной проблемой является непосредственное применение норм международного права государственными органами (МВД, прокуратура, суд и т.д.). Существует несколько причин, порождающих эту проблему: неосведомленность практических работников о тех международных договорах, нормы которых подлежат применению в Российской Федерации; незнание процедуры и принципов реализации этих норм и некоторые другие. Принятие Пленумом Верховного Суда РФ Постановления «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10 октября 2003 г. является важным шагом, способствующим развитию взаимодействия российского и международного права в правоприменительном процессе. В нем достаточно подробно разъясняются многие проблемы, связанные с применением судами норм международного права.

В настоящее время суды РФ не только могут, но и должны в определенных ситуациях применять нормы международного права при рассмотрении представленных им дел. Это следует как из принципа добросовестного соблюдения международных договоров, так и из самих интересов России. Судам отводится особая роль в толковании норм международного права. В деятельности суда сталкиваются предписания двух систем права. Как часть механизма взаимодействия международного и национального права суд должен применять нормы международного права в контексте национальной правовой системы в соответствии с ее целями и принципами, а также процессуальными нормами. Для того чтобы верно применить норму международного права, ее следует должным образом истолковать. Толкование представляет собой творческий процесс, хотя в результате его осуществления не создаются новые и не изменяются прежние правовые нормы; это процесс, требующий знаний и опыта. Роль толкования норм международного права судами в процессе взаимодействия международного и национального права чрезвычайно велика. Во-первых, путем толкования суды адаптируют международную норму для ее применения во внутригосударственных отношениях. Во-вторых, они толкуют нормы национального законодательства в свете международных обязательств государства, и, в-третьих, они определяют, как и в каких случаях должна применяться рассматриваемая норма международного права. Можно рекомендовать судьям обратить внимание на то, что нормы международного права применяются в соответствии с Конституцией РФ, целями и принципами правовой системы РФ и в установленном порядке. При применении этих норм суд должен учитывать тот факт, что они являются частью международно-правовой системы, и придавать им смысл, который они имеют в этой системе. В случае необходимости суд может запросить мнение органов, обладающих правом толкования (например, мнение Конституционного Суда РФ) по вопросам, связанным с толкованием и применением норм международного права.

Международно-правовые нормы, в отношении которых требуется издание имплементационных нормативных актов, применяются судами после издания таких актов и в соответствии с ними. Конституционный Суд РФ является высшей инстанцией, решающей вопрос о применимости той или иной нормы международного права. Роль Конституционного Суда в процессе реализации норм международных соглашений в Российской Федерации состоит в том, что он, обосновывая свое решение по конкретному вопросу положениями международного договора, указывает другим органам государственной власти, какими международными нормами они могут и должны руководствоваться в своей деятельности. Ведь, несмотря на то, что эти решения не являются прецедентами и нормативно-правовыми актами, им присуща материально-правовая сила закона. Проведенное исследование показало, что Конституционный Суд РФ чаще других органов судебной власти ссылается на нормы и принципы международного права для усиления обоснования своих правовых позиций. Конституционные (уставные) суды некоторых субъектов РФ также довольно часто применяют нормы международного права. Например, конституционные суды республик Башкортостан, Бурятия, Коми, Саха (см., например, С.В. Тарадонов, Д.С. Петров).

В то же время другие суды общей юрисдикции России применяют нормы международного права гораздо реже, чем это делают Конституционный, Высший Арбитражный и Верховный суды РФ. Кроме того, результаты исследования показали, что судьи судов общей юрисдикции и Верховные Суды Республик чаще применяют нормы международного права при разрешении гражданских дел, чем уголовных. Это говорит о том, что судьи чаще видят возможность применения норм международного права именно для такой категории дел, особенно, если одной из сторон процесса являются иностранные физические или юридические лица. В уголовных делах потерпевшими чаще являются граждане России, поэтому судьи не видят необходимости применять в таких случаях нормы международного права.

Деятельность прокуратуры в процессе реализации норм международных договоров РФ, главным образом, сводится к надзору за соблюдением этих норм, а также за порядком их применения, установленном в законодательстве. В некоторых случаях, например, когда это обусловлено договором о правовой помощи, органы прокуратуры сами непосредственно включаются в процесс реализации предписаний международного права. При выполнении всех функций по осуществлению надзора за исполнением международных обязательств России или в случае своего непосредственного участия в их реализации прокуратура РФ не конкурирует с иными органами государственной власти. При реализации своих функций прокуратура действует присущими только ей методами и средствами и поэтому занимает важное место в государственном механизме по укреплению законности, защите прав граждан и интересов российского государства, т.е. осуществляет надзор за соблюдением Конституции РФ, договоров РФ и т.д., а также может заключать договоры от своего имени по вопросам, относящимся к ее компетенции.

Органы внутренних дел могут выполнять различные действия, связанные с реализацией норм международных соглашений, например, розыск лиц, совершивших преступления, выдачу которых требуют международные правоохранительные органы или правоохранительные органы зарубежных государств. Следует отметить, что сама деятельность, проводимая органами МВД, и органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, регламентируется внутригосударственным правом России. Для того чтобы выполнить обязательства России по договору, указанные органы реализуют в основном нормы национального законодательства. При этом они должны соблюдать и международные стандарты прав человека. Как показывает практика, реализация силовыми структурами своих функций может быть сопряжена с нарушением прав и свобод человека. Таким образом, будучи вовлеченными в процесс реализации обязательств России, органы МВД и органы, занимающиеся оперативно-розыскной деятельностью, должны исполнять и соблюдать как нормы национального, так и нормы международного права.

В современном международном праве существуют документы, наделяющие физических лиц определенными правами. Обычно заключение государством такого договора налагает на него обязательства установить в своем законодательстве те права физических лиц, которые есть в договоре. Однако это не исключает возможности непосредственного осуществления физическими лицами тех прав и свобод, которые предусмотрены в международных соглашениях или существуют на основании общепризнанных норм и принципов международного права. Конституция РФ (ч. 1 ст. 17) гарантирует осуществление таких прав в Российской Федерации. Их реализация должна происходить в соответствии с Конституцией РФ 1993 г. Следовательно, в Российской Федерации возможна прямая реализация прав и свобод человека, которые существуют на основе общепризнанных норм и принципов международного права. Защита этих прав возможна как во внутригосударственном, так и в международном порядке.

Взаимодействие национального права России и международного права в правоприменительном процессе характеризуется следующими факторами:

1. Возможностью совместного применения для урегулирования внутригосударственных отношений норм международного и национального права; в этом случае применяемые материальные нормы различных систем взаимодействуют непосредственно в процессе их применения. Кроме того, эти нормы действуют как бы «на равных».

2. Возможностью приоритетного применения норм международного права для урегулирования отношений, возникающих в сферах, традиционно регулируемых нормами национального права. В этом случае материальные нормы национального права уступают свое место нормам международного права, и в правоприменительном процессе взаимодействуют материальные нормы международного права с процессуальными нормами национального права, поскольку нормы международного права в этой ситуации применяются в соответствии с целями и принципами национальной правовой системы. Таким образом, процесс применения норм международного права регулируется нормами внутригосударственного права.

3. Возможностью самостоятельного применения норм международного права. Нормы самоисполнимых договоров РФ действуют в сфере, не урегулированной нормами национального права, но, поскольку они должны применяться в соответствии с целями и принципами международного права и в порядке, установленном Конституцией Российской Федерации, они взаимодействуют в правоприменительном процессе с процессуальными нормами внутригосударственного права.

4. Во взаимодействии международного и национального права России в правоприменительном процессе участвуют разноуровневые и многочисленные субъекты. Основная роль в этом процессе отводится все же органам государственной власти, поскольку именно они несут ответственность за реализацию международных обязательств Российской Федерации как в международных, так и во внутригосударственных отношениях. Органы государственной власти принимают акты, способствующие реализации норм международного права во внутригосударственных отношениях, а также должны посредством своих действий реализовать эти обязательства и предпринимать действия, препятствующие нарушению международных обязательств РФ. Физические лица, в свою очередь, могут реализовать только те нормы международного права, которые адресованы им и согласно положениям соответствующего договора и национального правового акта, предусматривающего такую возможность во внутригосударственной сфере.

В четвертой главе «Конституционно-правовой механизм внешней политики Российской Федерации и международное право» рассматриваются внешняя политика и дипломатия государства как факторы, влияющие на взаимодействие национального права России и международного права в международной сфере, конституционные принципы внешней политики РФ, конституционный механизм реализации внешней политики Российской Федерации.

Внешняя политика и дипломатия государства влияют на процесс применения международно-правовых норм, на этот процесс оказывают воздействие в основном конституционные принципы внешней политики государства, которые отражаются в его Конституции и иных нормативно-правовых актах.

В науке международного права обычно рассматривается такой вопрос, как соотношение международного права, внешней политики и дипломатии, но ни в науке международного права, ни в науке конституционного права не рассматривалась роль внешней политики и дипломатии во взаимодействии внутригосударственного и международного права. В то же время эта проблема является актуальной для конституционного права России, так как при формировании внешнеполитического курса государства необходимо учитывать то, как внешняя политика и дипломатия влияют на достижение российским государством его интересов в международных отношениях. Без исследования этого вопроса невозможно достаточно полно изучить процесс взаимодействия национального и международного права на международном уровне.

Влиять на возникновение, изменение или отмену норм международного права могут нормы любой отрасли национального права, а на процесс правоприменения в международном праве влияют преимущественно нормы конституционного права. Национальное законодательство может влиять на такие изменения в международном праве: 1) создание новых международно-правовых норм; 2) углубление содержания, расширение сферы действия, эффективность международно-правовых норм; 3) процесс устранения из международного права устаревших институтов и норм.

В параграфе особо рассматривается роль дипломатии во взаимодействии национального права России и международного права на международном уровне. От эффективности дипломатии во многом зависит та степень, в которой национальное право может влиять на международное. Дипломатия играет ведущую роль в процессе образования норм международного права, поскольку именно при ее помощи согласовываются волеизъявления различных государств, касающиеся создания этих норм и их сущности. Деятельность дипломатии не может не отражаться на юридическом содержании норм международного права, идет ли речь о толковании этих норм, или о применении их в международных отношениях. Международно-правовая регламентация осуществления дипломатии предполагает применение ряда международно-правовых институтов, образующих целые отрасли международного права (например, дипломатическое и консульское право, право международных договоров, право международных организаций и т. д.).

Эффективность современной российской дипломатии оценивается неоднозначно. Автор аналитического обзора Проекта Института национальной стратегии В. Милитарев, оценивая положительно политику Президента РФ отмечает, что российская дипломатия находится в кризисе из-за ряда факторов: кадровая чистка 1991-1992 гг. в МИДе; ориентированность ряда российских посольств за рубежом на развитие отношений только с представителями власти в стране пребывания и отсутствие контактов с оппозицией, в том числе пророссийски настроенной; отсутствие навыков использования передовых методов современных политических и информационных технологий и др. Сами работники дипломатических служб считают кадровую ситуацию действительно сложной: происходит снижение престижа дипломатической службы, степень ответственности дипломатов не соответствует размеру их материального обеспечения. Вместе с тем, очевидны и успехи российской дипломатии. Например, благодаря её усилиям Латвия отказалась от территориальных притязаний, был заключен договор о границе между Латвией и Россией, Парламентская Ассамблея ОБСЕ в июне 2004 г. одобрила резолюцию, касающуюся проблем национальных меньшинств в Латвии и Эстонии.

Особую роль во взаимодействии международного и внутригосударственного права в международных отношениях играют конституционные принципы внешней политики государства, поскольку именно они определяют направления деятельности государства в международных отношениях и то, на появление каких именно норм в международном праве будет направлена его деятельность. Более того, они указывают и на то, какой смысл государство будет вкладывать в уже существующие его нормы (фактическое содержание нормы).

Показано, что цели внешней политики России таковы: установление стабильной системы международных отношений, укрепление международной безопасности, разработка мер взаимодействия государств по борьбе с терроризмом, противодействие незаконному обороту наркотиков, расширение международного сотрудничества в целях обеспечения экологической безопасности, защита прав человека и др. 

Конституционные принципы внешней политики играют важную роль в процессе взаимодействия национального и международного права. Определяя приоритеты внешней политики государства и основные направления ее реализации, они указывают на те международно-правовые отношения, на урегулирование которых будет направлена деятельность государства, а, следовательно, можно говорить и о тех нормах международного права, на формирование которых будет направлена внешняя политика государства. Из содержания Конституции РФ следует, что общепризнанные принципы и нормы международного права входят в правовую систему Российской Федерации. Таким образом, основные принципы международного права выступают одной из основ формирования принципов внешней политики российского государства наряду с ее Конституцией.

К конституционным принципам внешней политики Российской Федерации, прежде всего, относятся: добросовестное выполнение обязательств по международному праву, принцип всеобщего уважения прав человека и основных свобод, принцип территориальной целости государства, принцип неприкосновенности государственных границ, принцип суверенного равенства государств, право народа и нации на самоопределение, невмешательства дела другого государства, принцип мирного сотрудничества государств, принцип неприменения силы и угрозы силы (отказа от войны в качестве орудия национальной политики), принцип разрешения международных споров мирным путем.

Однако следует подчеркнуть, что принципы международного права и принципы внешней политики не одно и то же. Принципы внешней политики адресованы только субъектам национального права, а принципы международного права — субъектам международного права. В Конституции РФ нет отдельной главы или раздела, посвященной принципам внешней политики российского государства. Безусловно, в ней не могут быть отражены абсолютно все вопросы общественной жизни государства, тем более, что содержащихся базовых положений вполне достаточно, чтобы сделать выводы о наличии тех конституционных принципов, которые в ней заложены. Принципы внешней политики РФ нашли отражение в Конституции (ст. 4, ч. 3 ст. 5, ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ч. 3 ст. 46, ст. 69, а также в Преамбуле), Декларации о государственном суверенитете РСФСР 1990 г. (п. 14), Федеральном законе «О международных договорах Российской Федерации», в Концепции внешней политики РФ 2000 г., Посланиях Президента РФ Федеральному Собранию РФ, в Федеральном законе «Об обороне».

Принципы внешней политики обеспечивают соответствие действий органов российского государства по реализации его внешней политики как национальному, так и международному праву. Следовательно, взаимодействие международного и национального права в международной сфере происходит посредством внешней политики и дипломатии. При этом международное и  национальное право взаимодействуют в процессе формирования принципов внешней политики государства, а на становление целей внешней политики влияют национальные и интернациональные интересы государства. В свою очередь именно эти цели влияют на то, на установление каких норм в международном праве будут направлены действия государства, прежде всего, его дипломатия. Важную роль в процессе взаимодействия международного и национального права международной сфере играют органы государственной власти, реализующие внешнюю политику Российской Федерации.

В международных отношениях политику государства реализуют его органы, обладающие соответствующей компетенцией. Обычно их классифицируют на внутригосударственные и зарубежные. Внутригосударственные находятся на территории государства, они обладают компетенцией как во внутригосударственных, так и в международных отношениях. Их функции во внешних сношениях не являются для них основными. Среди внутригосударственных органов выделяют конституционные органы и специальные. Компетенция и полномочия конституционных органов определяются в конституции и в законодательстве. Эти органы (Правительство, Парламент и т.п.) обладают координационными функциями в сфере внешней политики. Специальные внутригосударственные органы были созданы для координации внешнеполитической деятельности иных органов, их главная функция - оперативное управление внешнеполитической деятельностью государства, иными функциями они не обладают. Компетенция и полномочия этих органов обычно определяются законодательством государства, но могут быть определены и в конституции. К таким органам относятся министерства и ведомства иностранных дел и т.д.

В работе рассматриваются функции по реализации внешней политики государства, существующие у таких органов, как Президент РФ, Правительство РФ, Федеральное Собрание РФ, Министерство иностранных дел, органы судебной власти, а также функции зарубежных представительств Российской Федерации и некоторых других органов. Все эти органы выражают единую политику государства, и их деятельность направлена на ее реализацию. Во внешних отношениях государство «говорит одним голосом», несмотря на то, что действовать от его имени в этих отношениях могут различные органы. В работе указывается, что осуществление внешней политики государства оказывает влияние на процесс взаимодействия международного и внутригосударственного права на международном уровне, так как реализация внешней политики направлена и на создание в международном праве таких норм, которые способствовали бы наиболее полному достижению национальных и интернациональных интересов государства. 

Механизм реализации внешней политики государства и механизм взаимодействия международного и национального права на международном уровне обладают общими точками соприкосновения, поэтому они были рассмотрены в совокупности. Для того чтобы внешняя политика любого государства была эффективной, необходимо ее единство, т.е. единообразная реализация всеми органами государства. На единых принципах должны осуществлять свою деятельность во внешнеполитической сфере органы исполнительной, законодательной и судебной власти, внутригосударственные и зарубежные органы, федеральные органы и органы субъектов Федерации. В параграфе рассматривается российское законодательство, закрепляющее основы реализации внешней политики РФ, прежде всего, это положения Конституции РФ (ст. 7, ч. 1 ст. 8, пп. 3, 4 ст. 80, пп. «з» и «м» ст. 83, п. «е» ст. 84, пп. «а» и «б» ст. 86, ч. 3 ст. 107, п. «д» ч. 1 ст. 114, п. «е» ст. 106, пп. «б» и «в» ст. 102), Концепции внешней политики РФ 2000 г., Указа Президента РФ «О координирующей роли МИД». Анализируется внешнеполитическая деятельность РФ за последнее десятилетие, ее участие в международных организациях (ООН, ОБСЕ, СНГ), взаимоотношения России с НАТО, участие в разработке и принятии новых международно-правовых  документов по актуальным для международного сообщества проблемам (Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом 2001 г.).

Анализ внешнеполитической деятельности России на современном этапе позволяет сделать вывод, что Российская Федерация пользуется всеми открывающимися для нее возможностями для того, чтобы оказать влияние на возникновение в международном праве норм, соответствующих не только ее национальным интересам, но и интересам всего мирового сообщества. Однако в силу объективных политических и экономических причин Россия не обладает достаточно сильными рычагами для осуществления всех своих идей. Для повышения роли РФ в создании норм международного права прежде всего следует обратить внимание на решение ее внутренних проблем, наличие которых и препятствует эффективному взаимодействию ее национального права с международным правом на международном уровне.

В главе V. «Роль национальных и интернациональных интересов в механизме взаимодействия национального права России и международного права» рассматриваются понятия «национальный интерес», «интернациональный интерес», механизмы их формирования, классификация национальных интересов и роль отдельных групп интересов в механизме взаимодействия внутригосударственного права России и международного права. Рассмотрены также вопросы закрепления указанных интересов в Конституции РФ и других законодательных актах.

Понятие национального интереса тесно взаимосвязано с понятием интернационального интереса. Национальный интерес — это предмет особого внимания всей нации, то, что в конечном итоге может принести выгоду каждому и нации в целом. Интернациональный интерес — предмет особого внимания народов, объединяющий интересы всего мирового сообщества. Национальные интересы Российской Федерации - это интересы не только русского народа, но и всех российских граждан и российского государства в целом.

На наш взгляд, основные национальные интересы Российской Федерации отражены в ее Конституции, поскольку «общечеловеческие ценности, будучи закрепленными в Конституции государства, приобретают свойство конституционных ценностей» (В.Т. Кабышев). Так, в Преамбуле Конституции РФ говорится, что она принимается многонациональным народом России, «утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство … возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость ее демократических основ, стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества». Исходя из этого, можно сделать вывод, что основными или непреходящими интересами РФ являются обеспечение прав и свобод человека, построение гражданского общества, сохранения суверенитета, государственного единства, развитие демократии, решение экономических проблем, усиление позиций России и ее авторитета в международных отношениях.

Национальные интересы России (основные, долгосрочные) отражены и в  Главе 1 Конституции РФ. Так, согласно ст. 2 Конституции человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Государство обязано признавать, соблюдать и защищать эти права. В ч. 1 Ст. 7 РФ указывается, что Россия - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В ч. 2 этой статьи говорится о мерах социального характера, которые Россия осуществляет для реализации задач социального государства. В ст. 10 Конституции закрепляется принцип разделения властей, являющийся демократическим принципом, способствующим построению гражданского общества. В ч. 5 ст. 13 Конституции содержится запрет на разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни, что также должно способствовать защите прав и свобод человека и построению гражданского общества. Сюда можно отнести и  ч. 1 ст. 14, в которой устанавливается, что Российская Федерация – светское государство и никакая религия не может быть государственной или обязательной. Положениями Конституции РФ, которые являются правовым выражением такого национального интереса, как обеспечение прав и свобод человека, построение гражданского общества, можно считать все положения Главы 2 и другие положения Конституции.

На наш взгляд, объективной возможностью повлиять на становление норм международного права обладают в большей степени интересы интернациональные, чем национальные, хотя национальные интересы могут тесно переплетаться с интернациональными. Интернациональные интересы объединяют национальные интересы различных государств и, влияя на содержание той или иной нормы, способствуют установлению правовой защиты общих для всех государств интересов. Государство, стремящееся в современных отношениях отделить национальные интересы от интернациональных, не учитывает ни долгосрочных интересов своих граждан, ни меняющейся политической ситуации, ни происходящих в международных отношениях процессов. Его политика, противопоставленная интересам мирового сообщества, обречена на поражение. В то же время некоторые национальные интересы способны также оказать определенное влияние на развитие норм международного права и взаимодействие национального и международного права. Например, развитие демократии и гражданского общества (как известно демократические ценности являются общечеловеческими) и установление всеобщего уважения прав человека относятся к основным принципам международного права. Сюда же можно отнести борьбу с коррупцией, которая также не является проблемой только нашего государства. Развитие атомной энергетики затрагивает интересы всего мирового сообщества. Осуществление более рационального участия в международном разделении труда, защита интеллектуальной собственности невозможны без определенных изменений как в национальном, так и в международном праве. Определенное значение для международных отношений может иметь и реализация иных национальных интересов.

Таким образом, национальные и интернациональные интересы влияют на создание норм внутригосударственного и международного права, которые, в свою очередь устанавливают возможность влияния норм одной системы права на нормы другой, т.е. являются нормативной основой взаимодействия. Следовательно, сами национальные и интернациональные интересы являются предпосылкой формирования норм, являющихся элементом механизма взаимодействия внутригосударственного и международного права.

В работе выявлены основные национальные интересы РФ, представлены классификации национальных и интернациональных интересов России. Анализ посланий Президента дает возможность выявить следующие национальные интересы: 1) повышение престижа государственной службы; 2) поддержка отечественного бизнеса; 3) борьба с коррупцией; 4) развитие демократии и гражданского общества; 5) удвоение ВВП за десять лет (7% в год); 6) сохранение финансовой стабильности; 7) стимулирование роста инвестиций в производственную структуру и развитие инноваций; 8) ускоренное технологическое обновление энергетической отрасли; 9) развитие атомной энергетики; 10) взаимосвязанное развитие всех видов транспорта и связи; 11) защита интеллектуальной собственности; 12) модернизация научной отрасли; 13) более рациональное участие в международном разделении труда; 14) увеличение конвертируемости рубля; 15) присоединение к ВТО; 16) развитие проекта «Доступное жилье»; 17) повышение конкурентоспособности образовательной системы; 18) укрепление системы медико-санитарной помощи; 19) решение демографической проблемы; 20) улучшение пенсионного обеспечения; 21) борьба с распространением оружия массового уничтожения; 22) обеспечение установления запрета на вывод ядерного оружия в открытый космос; 23) борьба с терроризмом; 24) ликвидация локальных конфликтов; 25) развитие системы национальной безопасности; 26) развитие флота и  вооруженных сил; 27) взаимодействие с Евросоюзом, США, КНР, Индией, странами Азиатско-Тихоокеанского региона, Латинской Америки, Африки; 28) реформирование ООН и усиление роли ООН в международных отношениях.

Можно выделить несколько оснований для классификации национальных интересов: 1) с учетом долгосрочности интересов их можно разделить на постоянные и временные (преходящие); 2) принимая во внимание жизненную необходимость реализации того или иного интереса, можно выделить жизненно необходимые интересы и интересы развития (т.е. интересы на перспективу); 3) в зависимости от территории, с которой связаны интересы, их можно определить как территориальные, локальные (в рамках одного географического региона) и глобальные (универсальные, т. е. общие для государств независимо от того географического региона, в котором они расположены); 4) с учетом уровня, на котором интересы должны быть реализованы, они классифицируются на внутригосударственные и международные; 5) значимость интересов для государств предопределяет их подразделение на национальные и интернациональные; 6) в зависимости от сферы общественной жизни, к которой относятся интересы их можно классифицировать на экономические, политические, социальные и т.д.

В настоящее время можно уже говорить о таких правовых явлениях, как механизм формирования национальных интересов и механизм формирования интернациональных интересов. На наш взгляд, механизм формирования национальных интересов  в праве РФ выражается в деятельности таких органов, как Президент РФ, Правительство, Совет Федерации, Федеральное Собрание, Конституционный Суд Российской Федерации и иные судебные органы.

Роль Президента в механизме формирования национальных интересов определяется, прежде всего, Конституцией РФ. Согласно ч. 2 ст. 80 он является гарантом прав и свобод человека и гражданина, принимает меры по охране суверенитета РФ, ее независимости и государственной целостности. Кроме того, согласно ч. 3 этой статьи Президент РФ определяет основные направления внутренней и внешней политики. Следовательно, Президент обладает правом формировать национальные интересы государства, исходя из того, что он является гарантом прав и свобод человека и обязан принимать меры по охране суверенитета РФ, ее независимости и государственной целостности. Президент утверждает военную доктрину РФ (п. «з» ст. 83 Конституции РФ). Президенту принадлежит и центральная роль в механизме реализации национальных интересов РФ. Это вывод можно сделать на основании анализа ч. 4 ст. 80 и п. п. «а» и «б» ст. 86 Конституции. В соответствии с этими статьями Президент представляет Российскую Федерацию в  международных отношениях, осуществляет руководство внешней политикой РФ, ведет переговоры и подписывает международные договоры. Президент может способствовать соблюдению и реализации национальных интересов РФ, приостанавливая действие актов органов исполнительной власти субъектов РФ в случае противоречия этих актов Конституции Российской Федерации и федеральным законам, международным обязательствам России или нарушения прав и свобод человека и гражданина (ч. 2 ст. 85); вводя на территории РФ или в отдельных ее местностях военное положение в случае агрессии или угрозы агрессии (ч. 2 ст. 87); вводя чрезвычайное положение на территории РФ или в отдельных ее местностях (ст. 88). Президент должен формировать национальные интересы как приоритеты внутренней и внешней политики, исходя из нужд государства и общества, основываясь на положениях Конституции РФ. Национальные интересы формулируются Президентом в его ежегодных посланиях к Федеральному Собранию Российской Федерации, с которым он обращается к парламенту (п. «е» ст. 84), а также через реализацию его права законодательной инициативы (ч. 1 ст. 104).

В силу своих полномочий Федеральное Собрание участвует в формировании национальных интересов и их закреплении в праве, например, реализуя свое право законодательной инициативы (ч. 1 ст. 104 Конституции РФ). Совет Федерации участвует в законодательном закреплении национальных интересов, реализуя свое право законодательной инициативы ч. 1 ст. 104 и рассматривая законы, перечисленные в ст. 106 Конституции. Государственная Дума участвует в законодательном закреплении национальных интересов, реализуя свое право законодательной инициативы ч. 1 ст. 104 и через принятие федеральных законов (ст. 105), законов, предусмотренных в ст. 106 Конституции РФ. Федеральное Собрание также участвует в реализации национальных интересов, утверждая указы Президента о введении военного и чрезвычайного положения (п.п. «а» и «б» ст. 102 Конституции РФ).

Правительство Российской Федерации участвует в законодательном закреплении национальных интересов, реализуя свое право законодательной инициативы (ч. 1 ст. 104 Конституции РФ). Председатель Правительства определяет основные направления деятельности Правительства Российской Федерации (ст. 113 Конституции РФ). Логично сделать вывод, что эти направления должны соответствовать национальным интересам и способствовать их реализации. В ст. 114 Конституции перечисляются полномочия Правительства. На наш взгляд, разрабатывая государственный бюджет (п. «а» ст. 114), обеспечивая проведение в России единой финансовой, кредитной и денежной политики (п. «б» ст. 114), а также единой государственной политики в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения, экологии (п. «в» ст. 114), осуществляя меры по обеспечению обороны страны, государственной безопасности, борьбе с преступностью (п. «г» ст. 114), обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью (п. «д» ст. 114), Правительство также участвует в формировании и реализации национальных интересов. То же можно сказать и основываясь на анализе ч. 1 ст. 115 Конституции.

Определенная роль в этом механизме отводится и Конституционному  Суду, который на основании ч. 2 ст. 125 Конституции РФ проверяет конституционность различных нормативно-правовых актов как внутригосударственного, так и международного характера. Как мы отмечали выше, основные национальные интересы, отражены в Конституции РФ. Таким образом, проверяя соответствие ей указанных нормативных актов, Конституционный Суд устанавливает то, насколько они созвучны национальным интересам России. Например, в делах о проверке конституционности нормативно-правовых актов, затрагивающих права человека Конституционный Суд устанавливает, фактически, и то, насколько эти акты способствуют развитию демократии, построению гражданского общества, защите прав человека (т.е. интересам России в правозащитной сфере). Так, установив не соответствие Конституции РФ ч. 3 ст. 5 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на  Чернобыльской АЭС» (в редакции от 12 февраля 2001 г.), Конституционный Суд в одном из своих постановлений, по сути, указал на то, что данная норма является препятствием для реализации таких интересов Российской Федерации, как развитие демократии, построение гражданского общества, защита прав человека. Национальные интересы России могут найти свое отражение и в правовых позициях Конституционного Суда.

Следует отметить, что, реализуя внешнюю политику, органы, участвующие в этом процессе, способствуют формированию национальных интересов России и их реализации в международных отношениях.

Механизм формирования интернациональных интересов более проблематичен, так как при этом необходимо учитывать интересы всех основных субъектов  международных отношений. Интернациональные интересы, как указывалось выше, формируются из национальных интересов различных государств, совпадающих между собой. Национальные интересы находят свое отражение в законодательстве и во внешней политике государств и уже опосредовано через них влияют на формирование интернациональных интересов и их закрепление в международном праве. В механизме формирования интернациональных интересов участвуют те же государственные органы, которые участвуют в механизме осуществления внешней политики. Кроме того, определенная роль здесь отводится международным органам  и организациям. Определяя цели и задачи и закрепляя их в Уставе, государства-члены международной организации исходят из тех интересов, которые являются общими для всех них, т.е. интернациональными. В свою очередь, международная организация, координируя деятельность своих членов по достижению тех целей и задач, которые поставлены перед ней,  участвует и в механизме реализации национальных и интернациональных интересов на международном уровне. Однако в уставах и иных учредительных документах международных организаций отражены только те интернациональные интересы, которые можно назвать основными или постоянными.

Национальные интересы оказывают влияние на формирование как норм национального, так и норм международного права, а следовательно, могут способствовать взаимодействию внутригосударственного и международного права. Рассматривая роль национальных интересов в этом процессе, можно отметить, что они являются одной из предпосылок формирования элементов этого механизма, так как часто играют определяющую роль в формировании направлений внешней политики. В данной работе мы рассмотрели национальные интересы Российской Федерации в трех основных сферах общественной жизни: социальной, экономической и политической.

На наш взгляд, национальные интересы России в социальной области могут влиять как на становление в международном праве новых норм и институтов, связанных с защитой прав человека, так и на изменения в российском законодательстве, связанными с его приведением в соответствии с международно-правовыми стандартами. Основные национальные интересы России в этой сфере проистекают из Конституции РФ. Наиболее актуальными интересами России в рассматриваемой сфере можно назвать защиту прав и интересов российских граждан и соотечественников за рубежом, стимулирование дальнейшего роста институтов гражданского общества, преодоление демографического спада, соблюдение стандартов прав человека, содержащихся во Всеобщей Декларации прав человека и иных документах универсального характера в этой сфере; совершенствование механизмов реализации и защиты прав человека.

Достижение этих целей невозможно без решения экономических и политических проблем Российской Федерации и без активного сотрудничества России с такими международными организациями, как ООН, Совет Европы, ОБСЕ и др. Необходимым является и повышение авторитета России в международных отношениях. Оно также невозможно без духовного возрождения России.

Решение экономических проблем государства всегда является залогом решения политических и социальных проблем, ведь значение экономического базиса не меняется вместе с политическим режимом, государственным устройством, не зависит от характера внутригосударственных или международных отношений. Наиболее актуальные интересы в этой сфере, на наш взгляд, таковы: поддержка отечественного бизнеса, удвоение ВВП; сохранение финансовой стабильности, стимулирование роста инвестиций в производственную структуру и развитие инноваций, ускоренное технологическое обновление энергетической отрасли, развитие атомной энергетики, взаимосвязанное развитие всех видов транспорта и связи; защита интеллектуальной собственности, более рациональное участие в международном разделении труда, увеличение конвертируемости рубля, присоединение к ВТО.

Для осуществления национальных интересов России в этой сфере, прежде всего, необходима эффективная правовая инновационная политика, которая должна выражаться в целенаправленной деятельности государства и его органов в сфере правового регулирования социальных отношений в области инновационной деятельности, обеспечения эффективного использования инновационного потенциала и развития инновационной системы. Такая политика должна учитывать особенности российской действительности, а ее успешность будет зависеть от нормативно-правовой базы и развития законодательства.

Интересы в политической сфере, по нашему мнению, ярче всего проявляются именно в международных отношениях, так как к ним можно отнести такие: борьбу с распространением оружия массового уничтожения; обеспечение установления запрета на вывод ядерного оружия в открытый космос; борьбу с терроризмом; ликвидацию локальных конфликтов; развитие системы национальной безопасности, флота и  вооруженных сил; взаимодействие с Евросоюзом, США, КНР, Индией, странами Азиатско-Тихоокеанского региона, Латинской Америки, Африки; реформирование ООН; усиление роли ООН в международных отношениях. Основной политический интерес России – защита суверенитета, сохранение территориальной целостности и неприкосновенности государственных границ.

Роль национальных интересов России в политической сфере во взаимодействии международного и внутригосударственного права сводиться к способствованию возникновения в международном праве норм, позволяющих России осуществлять сотрудничество с другими государствами (США, Китаем, странами Латинской Америки) и с международными организациями (ООН, ВТО, Евросоюз, НАТО и т.д.) без ущерба ее интересам.

Можно сделать вывод, что в современной внешней политике Российской Федерации сделана попытка гармонично сочетать национальные и  интернациональные интересы. В то же время, заметно негативное влияние на соотношение национальных и интернациональных интересов во внешней политике России нерешенность таких проблем, как определение тех вопросов, которые составляют национальные интересы России, создание иерархии национальных интересов, отсутствие четко определенных принципов внешней политики и т.д. Сомнительно, что без решения этих проблем будет возможно гармонично сочетать во внешней политике Российской Федерации национальные и интернациональные интересы.

ВЗаключениидиссертации подведены итоги проведенного исследования и определены тенденции развития процесса взаимодействия национального права и международного права, даны рекомендации по совершенствованию российского законодательства. Рассматривая проблему взаимодействия на примере отношений, существующих между национальным правом России и международным правом, мы пришли к выводу, что эти две правовые системы не просто соотносятся как два сходных по своим характеристикам общественных явления, но и действительно находятся в постоянном взаимодействии. В настоящее время наблюдаются следующие наиболее общие тенденции развития взаимодействия национального и международного права: 1) интеграция и унификация;  2) расширение количества отношений, которые могут быть урегулированы совместно нормами национального и международного права; 3) не только национальное, но и международное право начинает регулировать деятельность государства  и его органов.

Организационно-правовой механизм взаимодействия национального и международного права на международном уровне переживает не лучшие времена. Некоторые из международных организаций, в первую очередь ООН, нуждаются в серьезном реформировании, так как не могут достаточно эффективно справляться со своими координационными и контрольными функциями. Иногда наблюдается расширение числа органов международных организаций, выполняющих функции,  с которыми вполне успешно могли бы справиться и уже существующие органы, а также наблюдается дублирование органами друг друга в выполнении некоторых функций. К сожалению, это положение только усложняет и запутывает процесс взаимодействия, а не упрощает его.

Применительно к конкретным тенденциям развития механизма взаимодействия национального права России и международного права, надо отметить следуюее.

1. На внутригосударственном уровне в Российской Федерации активно развивается нормативно-правовой механизм. Российское право становится более восприимчивым к предписаниям международного права. В то же время, пока не наблюдается тенденции к ослаблению механизма, предохраняющего национальное право России от нежелательного влияния международного права. Это указывает на сохранение в ближайшем будущем дуализма в соотношении национального права России и международного права, а значит, и на продолжение их взаимодействия.

2. Развивается и организационно-правовой механизм взаимодействия на внутригосударственном уровне за счет того, что все большее число государственных органов Российской Федерации включается в процесс применения международного права на территории России.

3. На международном уровне усиливается тенденция к влиянию Российского права  и внешней политики РФ на развитие определенных институтов и норм международного права, однако, к сожалению, эту тенденцию нельзя назвать достаточно устойчивой.

Большое влияние на развитие механизма взаимодействия оказывает такое явление, как процесс утверждения примата права в международных отношениях, который в настоящее время осложнен утратой ООН своих позиций в международных отношениях действиями некоторых государств. Такие действия зачастую вступают в противоречие с предписаниями международного права.

Следует отметить, что в некоторых аспектах правового регулирования наблюдается тесное переплетение международного и конституционного права (например, в сфере установления прав и свобод человека), возникают основания говорить о конституонализации международного права. Этот процесс наглядно продемонстрирован в соотношении европейского права с национальными правовыми системами стран-участников Евросоюза. Здесь, с одной стороны, международное (европейское) право приобретает все больший приоритет над национальным правом этих государств, а с другой, — в европейском праве возникают нормы и институты, существовавшие ранее только в конституционном праве (институт гражданства, например).

Современное международное право все более приобретает черты конституционного, заимствуя из него нормы и институты. Именно поэтому было важно было рассмотреть механизм взаимодействия национального права России и международного права с конституционной точки зрения. Можно выделить следующие тенденции развития механизма взаимодействия национального и международного права:

  1. на внутригосударственном уровне: а) развитие нормативного механизма взаимодействия национального и  международного права; б) создание новых органов или отнесение к компетенции уже существующих органов новых функций, связанных с выполнением международных обязательств государства; в) разработку новых и модификацию прежних внутригосударственных механизмов, позволяющих развивать процесс взаимодействия международного и внутригосударственного права.

2) на международном уровне: а) разработку международных документов, позволяющих развивать взаимодействие международного и национального права по наиболее актуальным направлениям; б) изменение системы принципов международного права или их содержания; в) создание новых органов и организаций или изменение функций уже существующих таким образом, чтобы они наиболее эффективно могли осуществлять  координацию деятельности государств по решению  общих для них проблем.

Рекомендации по совершенствованию законодательства. На наш взгляд, следует: 1) провести кодификацию и систематизацию международных договоров Российской Федерации; 2) внести в законодательство Российской Федерации нормы, регулирующие порядок осуществления запросов предварительного согласия субъектов РФ на заключение Федерацией международных договоров, затрагивающих их интересы, норм, регулирующих порядок проведения консультаций по этому вопросу; необходимо предусмотреть право органов государственной власти РФ принимать ответные меры в случаях несоблюдения контрагентами РФ международных договоров и конкретизировать эти меры и порядок их применения. 3) создать официальный перечень национальных интересов и их иерархии; 4) усовершенствовать российское законодательство, касающееся прав человека, в первую очередь, социально незащищенных слоев населения, женщин и детей; 5) принять ряд законов, которые могли бы способствовать реализации национальных интересов Российской Федерации и минимизировать риски, связанные с реализацией национальных и интернациональных интересов, например, принять Федеральный закон «О продовольственной безопасности РФ»; 6) разработать и принять закон о правовой инновационной политике, а также унифицировать законодательство в области интеллектуальной собственности и привести его в соответствие с международным правом; 7) разработать и принять концепцию защиты РФ от терроризма.

Кроме указанных автор вносит предложение о необходимости внесения ряда дополнений к ст. 4, 23, 30, 33, 34 Федерального Закона Российской Федерации «О международных договорах Российской Федерации», которые могут способствовать совершенствованию конституционного механизма взаимодействия конституционного права РФ и международного права.

Следует также осуществить меры иного характера: 1) составить рекомендации для практических работников по применению норм международного права на внутригосударственном уровне; 2) провести ряд мер (семинаров, конференций и т. д.), чтобы помочь практическим работникам изучить процесс взаимодействия двух рассматриваемых правовых систем; 3) принять меры по информированию населения о тех международных договорах, которые затрагивают права и свободы человека и о возможностях их реализации на внутригосударственном уровне; 4) неукоснительно выполнять решения международных органов по защите прав человека; 5) принять меры по повышению эффективности работы с соотечественниками за рубежом.

На международном уровне следует принять такие меры, как: 1) реформирование института индивидуальной жалобы в конвенциональные органы, осуществляющие защиту прав человека; 2) установление запрета на «двойной стандарт» в области защиты прав человека; 3) установление запрета на внесение оговорок к любым международным договорам, касающимся основных прав человека, а также прав наименее социально защищенных слоёв населения; 4) развивать сотрудничество в сфере атомной энергетики.

В Приложении приведены предлагаемые автором дополнения к ч. 1 ст. 4. ст. 23, ст. 30, ст. 33, ст. 34 Федерального закона Российской Федерации «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 г. и комментарии к указанным статьям.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

ОТРАЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ

                                                                   

Монографии

1. Хижняк В.С. Взаимодействие национального права России и международного права: конституционные основы / Под ред. Проф. В.Т. Кабышева. -2-е изд. испр. и доп. Саратов: Изд-во «Научная книга», 2007. 278 c. (20,2 п.л.) Комкова Г.Н. Рецензия // Вестник Саратовской государственной академии права. 2007. № 6 (58). С. 256-257.

2. Хижняк В.С. Взаимодействие национального права России и международного права: конституционные основы. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2002. 170 с.  (13,2 п.л.).

3. Хижняк В.С. Закономерности, особенности и тенденции развития процесса взаимодействия национального права России и международного права. Саратов: Изд-во «Научная книга», 2003. 80 с. (5 п.л.).

4. Хижняк В.С. Право человека на информацию: Механизм реализации. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1998. 68 с. (4,25 п.л.)

 

Публикации в отечественных научных журналах, указанных в перечне ВАК,

с изложением основных научных результатов диссертации

5. Хижняк В.С. Взаимодействие национального права России и международного права // Современное право. М., 2002. № 7. С. 33-36. (0,5 п.л.).

6. Хижняк В.С. Конституционные принципы взаимодействия национального права России и международного права // Конституционное и муниципальное право. М., 2003. № 3. С. 12-15. (0.5 п.л.).

7. Хижняк В.С. Специфика механизма взаимодействия национального и международного права // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. Саратов, 2003. № 5. С. 164-169. (0,5 п.л.).

8. Хижняк В.С. Роль органов судебной власти в процессе взаимодействия национального права России и международного права // Правоведение. СПб., 2003. № 4. С. 31-38. (0,5 п.л.).

9. Хижняк В.С. Тенденции и перспективы развития механизма взаимодействия внутригосударственного права России и международного права // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. Саратов, 2004. № 7. С. 134-150. (1 п.л.).

10. Хижняк В.С. Конституционный механизм взаимодействия национального и международного права // Конституционное и муниципальное право. М., 2004. № 4. С. 35-37. (0,5 п.л.).

11. Хижняк В.С. Реализация международных обязательств России в области прав человека в свете проблемы соотношения международного и внутригосударственного права РФ // Государство и право. М., 2007. № 8. С. 31-38. (1 п.л.).

12. Хижняк В.С. Национальные и интернациональные интересы современной России и механизмы их формирования // Вестник Саратовской государственной академии права. Саратов, 2007. № 6 (58). С. 172-179. (0,8 п.л.)

13. Хижняк В.С. Основные национальные интересы Российской Федерации в политической сфере (к проблеме взаимодействия международного права и национального права государства) // Вестник Саратовской государственной академии права. Саратов, 2008. № 1 (59). С. 185-189. (0,6 п.л.).

14. Хижняк В.С. Конституционные принципы внешней политики Российской Федерации в механизме взаимодействия национального права России и международного права // Вестник Саратовской государственной академии права. Саратов, 2008. № 2 (60) С. 42-51. (0,6 п.л.).

15. Хижняк В.С. Классификация национальных интересов современной России // Конституционное и муниципальное право. Саратов, 2008. № 5. С. 10-11 (0,25 п.л.)

Другие статьи, материалы, тезисы конференций

16. Кабышев В.Т., Хижняк В.С. Российский конституционализм и международное право // Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры в практике конституционного правосудия. - М.: Междунар. отношения, 2004. – С. 135 –141. (0,8/0,4 п.л.).

17. Хижняк В.С. Актуальные проблемы внешней политики Российской Федерации //  Правовая политика и правовая жизнь. Саратов - Москва, 2006. № 3. С. 124-131.

18. Хижняк В.С. Внутренняя политика Российской Федерации в сфере соотношения национального и международного права // Конституционное развитие России. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права». 2005. Вып. 6. С. 73-80. (0,5 п.л.).

19. Хижняк В.С. Влияние дуалистической концепции соотношения международного и внутригосударственного права на реализацию международных обязательств России в области прав человека // Международно-правовые способы защиты прав человека. Сер. Права человека: сферы реализации.  - Вып. 3. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2003. - С. 12-30. (1 п.л.).

20. Хижняк В.С. Влияние европейских стандартов на развитие законодательства современных государств о праве человека на информацию // Право граждан на информацию и защита неприкосновенности частной жизни: Мат-лы междунар. конф. 26-27 мая, 1998 г. - Н.Новгород: Нижегород. юрид. ин-т МВД РФ, 1999. - Ч. 1. - С. 116-121. (0,3 п.л.)

21. Хижняк В.С. Всеобщая декларация прав человека и развитие права на информацию // Права человека: Пути их реализации: Мат-лы междунар. конф. 8-10 октября 1998. – Саратов: Изд-во Сарат. акад. права, 1999. - Ч. 1. - С. 148. (0.2 п.л.).

22. Хижняк В.С. Дуалистическая концепция взаимодействия национального и международного права: история и современность // Юридическое образование и наука в России: проблемы модернизации. Тезисы Междунар. Науч.-практич. конф., посвященной 75-летию СЮИ-СГАП. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2006. - С. 78-80. (0,2 п.л.).

23. Хижняк В.С. Европейские стандарты по правам человека и нормы российского законодательства // Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод и национальное законодательство. Мат-лы междунар. науч. конф. 7-8 декабря. - Саратов: Изд-во Сарат. акад. права, 2000. - С. 23-24. (0,3 п.л.).

24. Хижняк В.С. Законодательство Российской Федерации о языках народов Российской Федерации и международные стандарты // Язык, познание, культура на современном этапе развития общества: Мат-лы Всероссийской научн. конф., посвященной Европейскому Году Языков и 70-летию Саратовской государственной академии права. 6 марта 2001 г. - Саратов: Изд-во Сарат. акад. права, 2001. - С. 124-128. (0,3 п.л.).

25. Хижняк В.С. История взаимодействия российского и международного права // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Сер. «Юриспруденция». - Тольятти: ВуиТ, 2001. - Вып. 18. - С. 223-336. (0,9 п.л.).

26. Хижняк В.С. Конституционное право человека на информацию в зарубежных странах // Конституционное развитие России. - Саратов: Изд-во Сарат. акад. права, 2000. - Вып. 3. - С. 80-88. (0,7 п.л.).

27. Хижняк В.С. Конституционные гарантии реализации права человека и гражданина на информацию // Роль суда в защите прав человека и обеспечение прямого действия Конституции Российской Федерации. Сб. матер. Всероссийск. науч.-практ. конф. - Пенза: Общество «Знание» России, 2000. - С. 6-8. (0,2 п.л.).

28. Хижняк В.С. Конституционные основы запрета на распространение идей фашистских и иных экстремистских организаций в Российской Федерации // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Сер. «Юриспруденция». - Тольятти: Волжский гос. ун-т, 1998. - Вып. 5. - С. 110-115. (0,4 п.л.)

29. Хижняк В.С. Конституционные принципы внешней политики РФ // Право и жизнь. М., 2002. - № 46. - С. 241-258. (1 п.л.).

30. Хижняк В.С. Конституция Российской Федерации и международное право // Правовая наука в современном мире.  Саратов: Изд-во Сарат. академии права, 2002.  - С. 30-31. (0,2 п.л.).

31. Хижняк В.С. Конституция Российской Федерации и проблемы взаимодействия национального и международного права // Конституция Российской Федерации и современное законодательство: проблемы реализации и тенденции развития (К 10-летию Конституции России): Междунар. науч.-практ. конф. (1-3 октября 2003 г.: В 3 ч. / Под ред. А.И. Демидова, В.Т. Кабышева. - Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Сарат. гос. академия права», 2003. – Ч. 1. - С. 80-82. (0,3 п.л.).

32. Хижняк В.С. Международное право и российский конституционализм // Московский журнал международного права. М., 2004. № 2 (54). С. 208-218.  (0,9 п.л.).

33. Хижняк В.С. Международно-правовая жизнь современной России // Известия Саратовского государственного университета. Т. 5. Сер. История. Право. Международные отношения. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2005. Вып. 1. С. 172-176. (0,4 п.л.).

34. Хижняк В.С. Национальные интересы: проблема определения понятия и классификации // Конституционное развитие России. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2007. Вып. 8. С. 34-42. (0,8 п.л.)

35. Хижняк В.С. Право на информацию в России и международные стандарты прав человека   // Вестник Саратовской государственной академии права. Саратов: Изд-во Сарат. акад. права, 1998. № 3 (14). С 53-62. (0,8 п.л.)

36. Хижняк В.С. Право человека и гражданина на информацию в системе основных прав и свобод // Россия и ее субъекты: Право и политика. – Москва - Саратов, 2000. - № 1. - С. 105-113. (0,9 п.л.).

37. Хижняк В.С. Право человека и гражданина на информацию: история, современность и перспективы развития // Человек и право на рубеже веков. - Саратов: Изд-во Сарат. акад. права, 2000. - № 1 (2). - С. 18-23. (0.7 п.л.).

38. Хижняк В.С. Правовая политика государства и информационные отношения // Правовая политика: федеральные и региональные проблемы. Мат-лы науч. конф. 22-23 июня 2000 г. - Саратов-Тольятти: Волжский ун-т им. В.Н. Татищева, 2001. - С. 129-132. (0,3)

39. Хижняк В.С. Правовая политика зарубежных государств в сфере взаимодействия национального и международного права // Правовая политика: от концепции к реальности. М.: «Юрист», 2004. С.257-262. (0,4 п.л.).

40. Хижняк В.С. Принцип равноправия и соотношение внутригосударственного и международного механизмов защиты прав человека // Конституционные чтения. Саратов: Поволжская академия государственной службы, 2003. - Вып. 4. - Ч. 1. - С. 79-83. (0,3 п.л.).

41. Хижняк В.С. Принципы территориальной целостности, неприкосновенности государственных границ, права нации на самоопределение во внешней политике // Конституционное развитие России. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права». 2004. Вып. 5. С. 129 -135. (0,5 п.л.).

42. Хижняк В.С. Применение интерактивных методов обучения в курсе преподавания международного права // Юридическое образование и наука. 2002. № 3. С. 21-24. (0,5 п.л.).

43. Хижняк В.С. Проблема соотношения внутригосударственного права России и международного права: исторический аспект // Московский журнал международного права. М., 2002. - № 1 (45). - С. 148-161. (0.8 п.л.).

44. Хижняк В.С. Проблема определения понятия «беженец» в международном и внутригосударственном праве // Организация работы юридической клиники по вопросам гражданства, защиты прав беженцев и вынужденных переселенцев. - Саратов: СЮИ МВД РФ, 2001. - С. 58-67.

45. Хижняк В.С. Проблемы реализации права человека и гражданина на информацию // Конституционно-правовая защита прав и свобод личности в РФ. Мат-лы Всероссийск. научно-практич. конф. - Пенза: Пензенск. гос. пед. ин-т, 1998. - С.16-18. (0,2 п.л.)

46. Хижняк В.С. Проблемы реализации норм международного права на территории Российской Федерации // Философская и правовая мысль: альманах. Материалы Всероссийской конф. «Реализация права: общетеоретические и отраслевые проблемы». Астрахань, 2003. – Саратов-Спб.: Изд-во «Научная книга», 2003. Вып. 6. С. 227-229. (0,3 п.л.).

47. Хижняк В.С. Понятие и сущность взаимодействия международного и внутригосударственного права // Правовая политика и правовая жизнь. Саратов. –  Москва. 2002. № 2 (7). - С. 58-66. (0,5 п.л.).

48. Хижняк В.С. Правовое регулирование соотношения национального и международного права в зарубежных странах // Актуальные проблемы современной юридической науки и практики: Сб. науч. тр. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2006. – С. 118-123. (0,4 п.л.).

49. Хижняк В.С. Роль внешней политики Российской Федерации во взаимодействии российского национального и международного права // Правовая политика и правовая жизнь. Саратов - Москва.  2003. № 4. С. 107-113. (0,9 п.л.).

50. Хижняк В.С. Роль Конституционного Суда Российской Федерации в механизме реализации норм международных соглашений в Российской Федерации // Правосудие как институт обеспечения прав и свобод человека и гражданина: Сб. Статей и тезисов Междунар. научн.-практ. конф. студ., асп. и молодых ученых, 7-8 апреля 2006 г. / Отв. ред. А.В. Гусев; НовГУ имени Ярослава Мудрого. Великий Новгород: НовГУ, 2006. - С. 108-110. (0,2 п.л.).

51. Хижняк, В. С. Роль органов исполнительной власти во взаимодействии национального права РФ и международного права // Юридическая мысль. 2003. - № 5 (18). С. 78- 84. (0.5 п.л.).

52. Хижняк В.С.Современная парадигма российской правовой науки и роль международно-правового компонента в системе науки конституционного права // Конституционное развитие России. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права». 2006. Вып. 7. С.  44-60. (1 п.л.).

53. Хижняк В.С. Сравнительный анализ условий формирования права человека на информацию в законодательстве различных государств // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Сер. «Юриспруденция». - Тольятти: Волжский гос. ун-т, 1998. - Вып. 2. - С. 3-11. (0,6 п.л.)

54. Хижняк В.С. Судебные органы Российской Федерации и взаимодействие конституционного права России и международного права // Вестник Саратовской государственной академии права. 2004. № 1 (38). С. 51. (0,1 п.л.).

55. Хижняк В.С. Эволюция теорий соотношения международного и внутригосударственного права // Международно-правовые способы защиты прав человека. Саратов, 2002. С. 5–8. (0,2 п.л.).

56. Хижняк В.С. Элементы механизма взаимодействия международного и национального права // Взаимодействие международного и российского гуманитарного права в сфере конституционной защиты личности/ Мат-лы Междунар. научно-практич. Конф. Отв. Ред. В.Г. Игнатов, Д.Ю. Шапсугов, Л.В. Акопов. Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2006. С. 90-92. (0.2 п.л.).

 

Учебные и учебно-методические пособия

57. Пряхина Т.М., Хижняк В.С. Защита прав человека во время вооруженных конфликтов. - Саратов: Изд-во Сарат. акад. права, 2000. - 48 с. (3,12/ 1 п.л.).

58. Взаимодействие конституционного права Российской Федерации и международного права / Сост. Т.В. Заметина, В.С. Хижняк. - Саратов: Изд-во Сарат. акад. права, 2000. - 80 с. (5,3/ 2,8 п.л.).

59. Хижняк В.С. Проблема определения понятия «беженец» в международном и внутригосударственном праве // Юридическая клиника по проблемам миграции: Учебно-методическое пособие. - Саратов: СЮИ МВД РФ, 2002. - С. 131-140. (0,8 п.л.).

60. Пряхина Т.М., Хижняк В.С. Актуальные проблемы взаимодействия международного и национального права: Учебно-методическое пособие. - Саратов: «Исток», 2003. - 52 с. (3,25/1,7 п.л.)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Хижняк Вероника Сергеевна

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ

ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

 

Автореферат

 

 

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.