WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Политическая преступность: понятие, сущность, виды, причины, личность политического преступника, меры противодействия (криминологическое исследование

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

 

На правах рукописи

КАБАНОВ Павел Александрович

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ:

понятие, сущность, виды, причины, личность политического преступника,

меры противодействия

(криминологическое исследование)

 

 

Специальность: 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора юридических наук

Екатеринбург – 2008

Работа выполнена на кафедре уголовного права и процесса негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Институт экономики, управления и права (г. Казань)».

Официальные оппоненты:          доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист РФ,

заслуженный деятель науки РФ

Бабаев Михаил Матвеевич;

доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист РФ

Воронин Юрий Александрович;

доктор юридических наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ

Клейменов Михаил Петрович

Ведущая организация:       Институт государства и права

Российской академии наук

Защита состоится 10 октября 2008 года в 13 часов на заседании диссертационного совета Д-212.282.03 при Уральской государственной юридической академии по адресу: 610006, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, д. 21.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Уральской государственной юридической академии.

Автореферат разослан «____» июня 2008 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор                            З.А. Незнамова.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования.  Проблема преступности до сих пор остается в общественном сознании наиболее острой среди социальных проблем. С начала проведения комплекса политических, экономических и правовых реформ в Российской Федерации ее ставят по значимости на второе-третье место среди всех наиболее сложных социальных проблем. Это обусловлено тем, что произошло резкое увеличение количества совершенных преступлений и повысилась их общественная опасность. Данное обстоятельство породило востребованность криминологических исследований и, как следствие, интенсивное развитие российской криминологической науки. Отечественные специалисты стали активно изучать не только традиционные, наиболее распространенные виды и сферы преступного поведения, но и те из них, которые ранее в силу идеологических и иных причин не подвергались комплексному криминологическому анализу.

Бурное развитие отечественной криминологической науки в конце ХХ века, усиление влияния преступности на политику и отсутствие адекватной антикриминальной политики обновленного российского государства позволили отечественным специалистам поставить вопрос о взаимосвязи преступности и политики. Одновременно были высказаны идеи и о необходимости проведения исследований преступности в политической сфере жизни.

Несмотря на важность изучения преступности в сфере политики, ее осмысление в российской криминологической науке связано в первую очередь с криминологическим, историческим и политологическим анализом противоправных злоупотреблений властью высших должностных лиц Советского государства. Криминологические исследования «политических репрессий» и научный анализ политических событий, связанных с распадом межгосударственных объединений (Варшавского договора, СССР), сопровождавшихся межнациональными, этническими и политическими конфликтами, привели специалистов к выводу о том, что преступность, связанная с получением и удержанием власти, – реальность. В связи с этим появились первые крупные научные публикации криминологов о преступности среди правящей политической элиты. При этом указывались наиболее опасные формы ее проявления: политический терроризм (насилие власти) и политическая коррупция (продажность власти). Однако крупных комплексных криминологических и политологических исследований политической преступности не проводилось, что позволило В.Н. Кудрявцеву и В.В. Лунееву ещё в конце ХХ века констатировать, что «серьезных исследований на эту тему практически нет». К таким же выводам пришли и зарубежные специалисты. Коренным образом не изменилась ситуация с исследованием политической преступности и в наступившем ХХI веке.

Об актуальности, практической значимости и необходимости исследований политической преступности и криминального политического насилия в рамках мировой криминологии говорится уже более десяти лет, но каких-либо крупных научных исследований по данной тематике до настоящего времени не появилось. Сложилась парадоксальная ситуация: политические преступления и реакция на них со стороны международного сообщества, национальных государств и общества есть, а адекватной целостной научной криминологической концепции – нет.

Все приведенные выше объективные и субъективные обстоятельства указывают не только на актуальность темы диссертационного исследования, но и на ее практическую значимость, они и побудили автора к проведению данного политико-криминологического исследования и к написанию настоящей диссертации.

Степень разработанности проблемы. Невзирая на новизну проблемы, исследованию политической преступности уделялось определенное внимание в юридической литературе в рамках изучения государственной, властно-элитной, электоральной, экономической, коррупционной, террористической и организованной преступности. В частности, эта проблема исследовалась такими отечественными специалистами, как: А.Ю. Антонян, В.В. Астанин, Б.Т. Безлепкин, В.Н. Бурлаков, О.Н. Ведерникова, В.В. Витюк, В.М. Гессен, Я.И. Гилинский, Г.Н. Горшенков, М.С. Гринберг, А.И. Гуров, С.У. Дикаев, А.И. Долгова, С.В. Дьяков, А.Э. Жалинский, С.М. Иншаков, И.И. Карпец, Ю.Н. Климова, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, А.Ф. Кулаков, А.А. Лоховицкий, В.В. Лунеев, П.И. Люблинский, В.Д. Набоков, Н.А. Неклюдов, В.С. Овчинский, П.П. Пусторослев, А.Л. Сморгунова, А.И. Трусов, Н.С. Таганцев, А.С. Тагер, Е.Н. Тарновский, Г.Г. Тельберг, В.С. Устинов, В.А. Шабалин, Д.А. Шестаков и др.

Значительный вклад в исследование политической преступности и ее отдельных видов внесли зарубежные специалисты, такие как А. Ванусси, Р. Вильямс, А.А. Гейфман, Ф. Гроссе, Т. Долоренсо, Э. Дрю, Донатела Дела Порта, Б. Ингрем, К. Каутский, Ч. Ломброзо, Д. Ли, Ф. Лист, Р. Ляски, М. Тономако, И.М. Хан, С. Шафер, С.А. Шеинголд, Г.И. Шнайдер и др.

Отдельным аспектам описания и объяснения политической преступности как политико-криминологического и правового явления в начале ХХI века были посвящены диссертационные исследования отечественных правоведов А.Ф. Кулакова, Ю.Н. Климовой и И.А. Дамм, а так же российского политолога Д.А. Квон.

Проблема противодействия отдельным видам политической преступности (политической коррупции и политическому терроризму) рассматривалась на международных, общероссийских, региональных и межвузовских научных и научно-практических конференциях, «круглых столах» и семинарах, где вырабатывались основные подходы к их решению.

Однако современная криминологическая наука и правоприменительная практика нуждаются в криминологической теории, которая бы смогла описать и объяснить политическую преступность, вскрыть причины её существования и распространения, а также предложить научно обоснованные рекомендации по предупреждению этого негативного явления.

Объект и предмет исследования. Объектом выполненного диссертационного исследования является политическая преступность.

Предмет исследования:

  • тенденции и закономерности, проявляющиеся в состоянии, структуре и динамике политической преступности;
  • наиболее распространенные формы и виды проявления политической преступности;
  • причинный комплекс существования, распространения и трансформации политической преступности в обществе;
  • личность и специфические особенности политического преступника, её типология и классификация;
  • система мер предупредительного воздействия на причинный комплекс политической преступности, а также ее отдельных видов и форм проявления;
  • правовые нормы, регулирующие борьбу с политической преступностью и её отдельными видами на международном, региональном и национальном уровне, в том числе и в России;
  • предупредительное воздействие правосудия по политическим преступлениям;
  • проблемы повышения эффективности деятельности правоохранительных органов по предупреждению политической преступности.

Цели и задачи диссертационного исследования. Основной целью проведенного диссертационного исследования является разработка научно обоснованной криминологической концепции, которая позволила бы систематизировать знания о политической преступности, а также разработка положений по обеспечению эффективности предупреждения политической преступности.

Цели диссертационного исследования определили круг взаимосвязанных задач:

  • определить содержание, юридическую природу и сущность криминологической категории «политическая преступность»;
  • выяснить соотношение смежных понятий «политическая» и «государственная» преступность, используемых в политических и юридических науках;
  • разработать теоретические основы криминологической классификации политической преступности по видам;
  • дать собственное определение каждому системному элементу, входящему в структуру данного вида преступности, т.е. выработать базовые понятия, позволяющие анализировать строение и эволюцию политической преступности;
  • исследовать состояние, структуру и динамику политической преступности с учетом современных тенденций;
  • исследовать причинный комплекс существования, распространения и трансформации политической преступности;
  • изучить криминологически значимые признаки личности политического преступника;
  • разработать теоретические основы предупредительного воздействия на причинный комплекс политической преступности;
  • рассмотреть опыт предупреждения политических преступлений за рубежом;
  • разработать перспективные направления деятельности органов государственной власти и управления по предупреждению политической преступности;
  • определить научную базу для последующего развития российской  политической криминологии;
  • предложить наиболее приоритетные направления криминологических исследований политической преступности на ближайшую перспективу.

Методика и методология исследования. Методологической основой проведенного диссертационного исследования являются диалектические воззрения на социально-правовой феномен политической преступности, что обусловило использование как общенаучных принципов, так и частно-научных методов познания: историко-правового, сравнительно-правового, системно-структурного, формально-логического и др. Активно использовались социологические и статистические методы исследования, в том числе анкетный опрос, изучение правовых и иных документов, экспертные оценки и др.

Методика исследования определена конкретно-социологическими механизмами познания в области права.

Хронологические и территориальные рамки исследования. В работе с использованием статистических сведений исследуется в основном политическая преступность и её отдельные наиболее распространенные виды в период 1990 - 2004 гг.

Территориальные рамки исследования ограничиваются преимущественно территорией Российской Федерации. В отдельных случаях исследуются материалы законодательной, правоприменительной и судебной практики зарубежных стран и международных организаций. Кроме того, для выяснения особенностей политической преступности и достижения цели исследования нами изучались материалы правовой статистики не только Российской Федерации, но и ее предшественников (СССР и Российской Империи).

Теоретической основой написания диссертационного исследования послужили труды по вопросам философии, социологии, политологии, антропологии, политической социологии, политической антропологии, психологии, общей теории права; специальная литература по криминологии, уголовному праву, уголовному процессу, уголовно-исполнительному праву, юридической конфликтологии, юридической психологии, юридической антропологии и другим наукам юридического профиля.

В частности, соискателем были изучены научные исследования общих проблем криминологии и уголовного права, некоторых частных научных направлений, а также опубликованные по ним результаты исследований таких отечественных ученых, как: Ю.М. Антонян, М.М. Бабаев, Б.Т. Безлепкин, В.Н. Бурлаков, О.Н. Ведерникова, В.В. Витюк, Б.В. Волженкин, Ю.А. Воронин, Л.Д. Гаухман, В.М. Гессен, Я.И. Гилинский, Г.Н. Горшенков, М.С. Гринберг, А.И. Гуров, А.И. Долгова, С.В. Дьяков, А.Э. Жалинский, А.Г. Здравомыслов, С.М. Иншаков, И.И. Карпец, Н.А. Катаев, В.В. Колесников, Ю.М. Колосов, А.А. Конев, М.П. Клейменов, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, Б.М. Лазарев, А.Л. Литвин, Н.Д. Литвинов, А.А. Лоховицкий, В.В. Лунеев, С.В. Максимов, Г.М. Миньковский, Л.А. Моджорян, В.Д. Набоков, Н.А. Неклюдов, А.С. Никифоров, В.А. Номоконов, В.С. Овчинский, П.Н. Панченко, В.Е. Петрищев, Э.Ф. Побегайло, П.П. Пусторослев, В.П. Ревин, К.М. Салимов, Л.В. Сердюк, Н.С. Таганцев, А.С. Тагер, Е.Н. Тарновский, Г.Г. Тельберг, В.С. Устинов, О.М. Хлобустов, Ю.В. Чуфаровский, В.А. Шабалин, Д.А. Шестаков, В.Е. Эминов, А.М. Яковлев, П.С. Яни и др.

Автору диссертации пришлось обратиться и к зарубежному опыту исследования, поскольку большая часть научных исследований и опубликованных работ по проблемам возникновения, существования, изменения криминологических характеристик и предупреждения политической преступности или ее отдельных видов, прежде всего политическому терроризму и политической коррупции, принадлежит зарубежным ученым, таким как: Ш. Бассиони, Ч. Беккариа, Д.М. В. Вандерхоф, Р. Вильямс, Ф. Вордеман, П. Греен, А. Дж. Джонгман, М. Джонсон, О.Н.Я. Еббе, Н.А. Зелинская (Дрёмина), Ч. Добсон, Х. Йансен, С. Коткин, Б. Коэн, С. Коэн, Дж. Левитт, У. Лакер, Ф. Лист, Ч. Ломброзо, Р. Ляски, М. Марканмонамоу, Дж. Най, Р. Паун, А. Пфаль-Траугзер, К. Рауфер, А. Сайо, Г. Тард, П. Уилкинсон, Г. Уодлоу, Э. Ферри, М.М. Хан, Р. Харрис, Л. Шелли, Д. Шеффер, Г.Й. Шнайдер, А. П. Шмид, С.А. Шеинголд, К. Эриксон и др.

Именно благодаря научным исследованиям указанных выше ученых стало возможным рассмотрение проблем политической преступности через призму самостоятельной отраслевой теории отечественной криминологии - политической криминологии, предложенной Д.А. Шестаковым. Идея о формировании данного направления криминологических знаний была поддержана российскими учеными. Политическая криминология как научная (криминологическая, политологическая и социологическая) теория активно развивается не только в России, но и за рубежом (США, Япония, Германия, Великобритания), а во Франции с 2006 г. в Universidat Autonoma de Nuevo Leon UANT она стала специальностью для подготовки магистров криминологии. Зарубежными специалистами политическая криминология признается перспективным направлением научных знаний. Внутри российской политической криминологии в настоящее время уже активно формируется частная криминологическая теория политической преступности.

Правовую основу исследования образуют международно-правовые акты по предупреждению и пресечению отдельных видов политических преступлений, действующее российское федеральное законодательство, законодательство СССР, стран дальнего и ближнего зарубежья, подзаконные нормативные акты, законодательство субъектов федерации по предупреждению и пресечению некоторых видов политических преступлений и оказанию социальной, правовой, материальной и иной помощи их жертвам.

Эмпирическая основа исследования. В работе используются ранее не публиковавшиеся статистические данные по некоторым видам политических преступлений, совершаемых в условиях реформирования России, материалы социологических и политологических исследований, опубликованные в открытой печати, а также публикации журналистов в отечественных средствах массовой информации.

В ходе работы над диссертационным исследованием автором были изучены материалы правоприменительной практики Республики Татарстан, Республики Башкортостан и других центральных регионов России, ныне входящих в Приволжский федеральный округ, за период 1989 - 2005 гг. Диссертантом было изучено 600 уголовных дел о преступлениях, совершенных должностными лицами органов государственной власти и управления, а также представителями различных экстремистских организаций, рассмотренных судами или находящимися в производстве следователей.

Необходимая для подготовки диссертации информация получена также путем сбора, обработки и анализа опубликованных и неопубликованных статистических данных, непосредственного системного изучения материалов уголовно-правовой практики, а также информационных ресурсов глобальной информационной сети «Интернет».

С использованием метода контент-анализа изучены 846 публикаций журналистов в общероссийских средствах массовой информации по проблемам политической преступности, в том числе 388 публикаций, в которых имелись социально-демографические и иные данные о личности 320 политических преступников. Проведено анкетирование 200 экспертов из числа судей, сотрудников ФСБ России и других правоохранительных органов по вопросам совершенствования действующего уголовного законодательства России об ответственности за политические преступления. Опрошено 600 иных респондентов по исследуемой проблеме.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что впервые в отечественной криминологической науке разработана концепция, которая позволяет систематизировать знания о политической преступности, что имеет чрезвычайно важное значение для развития российской криминологической науки на ближайшую и более отдаленную перспективу. В работе впервые в отечественной криминологии дается системный анализ криминального политического мошенничества - наиболее спорного в криминологии вида политической преступности.

Диссертантом выработаны основные научные дефиниции, отражающие в значительной мере содержание криминологии политической преступности и российской политической криминологии.

Кроме того, научная новизна отражается в следующих основных положениях, выносимых на защиту:

1. Криминологическая концепция политической преступности, представляющая собой систему криминологических знаний о политической преступности, закономерностях её развития, причинах существования и мерах противодействия.

2. Выработаны инструментальные определения политической преступности, её отдельных видов и форм проявления: криминального политического экстремизма, криминального политического мошенничества, международной политической преступности, тоталитарной преступности, бунтовской преступности, политического терроризма, политического бандитизма, криминального политического рэкета, криминального политического вандализма, политической коррупции, злоупотребление властью для достижения политических целей, электоральной коррупции, массово-коммуникативной политической преступности или информационно-политической преступности.

3. Исследованы основные причины существования, распространения и изменения политической преступности. Сделан вывод о том, что политическую преступность детерминируют различные причинные комплексы (социально-экономические, социально-политические, правовые, социально-психологические), которые взаимосвязаны между собой и взаимообусловлены и только одновременное сочетание нескольких групп факторов могут повлиять на состояние политической преступности в обществе.

4. Выработано собственное определение личности политического преступника, разработана его типология и классификация, даны определения следующим типам и видам политических преступников: политический экстремист и политический мошенник, международный политический преступник, политический террорист, мятежник, тоталитарный преступник, политический коррупционер, массово-коммуникативный политический преступник изучен образ политического преступника в российских средствах массовой информации.

5. Обоснованы положения о том, что основными общесоциальными мерами предупреждения политической преступности являются действия, направленные на совершенствование политической системы, подъем экономики и повышение жизненного уровня населения.

6. Для повышения эффективности уголовно-правовых мер противодействия политической преступности диссертантом обосновано введение относительно нового вида уголовного наказания – лишения гражданина политических прав.

7. Выработаны и предложены перспективные направления развития российской и мировой политической криминологии:

– политическая террорология – учение о терроре и терроризме как средствах решения политических проблем, их причинах, последствиях, особенностях личности террористов и диктаторов и мерах по их сокращению в будущей политической практике;

– криминальная конспирология – учение о закономерностях развития и существования бунтовской преступности, её  причинах, особенностях личности бунтаря и мерах по её предупреждению;

– криминология международной политической преступности – учение о закономерностях существования и развития международной политической преступности, её причинах, особенности личности преступника и мерах по предупреждению этого вида преступности;

– криминальная политическая виктимология – учение о жертвах политической преступности, в первую очередь криминального политического экстремизма, их видах и выработке мер по их социальной реабилитации;

– электоральная криминология – учение о закономерностях существования и развития электоральной преступности, её причинах, особенностях личности преступника и мерах по предупреждению этого вида преступности;

– криминология политического мошенничества – учение о закономерностях существования и развития криминального политического мошенничества, его причинах, особенностях личности политического мошенника и мерах по его предупреждению;

– криминология политической коррупции – учение о коррупционном поведении в политической сфере жизнедеятельности, её причинах, личности политического коррупционера и политического корруптёра, а также о мерах предупреждения политической коррупции;

– криминология массово-коммуникативнной политической преступности – межотраслевое учение, изучающее массово-коммуникативнную политическую преступность, её причины, особенности личности информационного политического преступника, вырабатывающее меры по её предупреждению;

– криминальная политическая этиология – учение о причинах политической преступности или отдельных её видов, теоретических основах классификации причин преступного поведения в политической сфере жизнедеятельности;

– криминальная политическая антропология – учение о личности политического преступника или отдельных его типах и видах в целях выработки адекватных мер воздействия на однородные группы лиц и исключения повторения преступного политического поведения в будущем.

Теоретическое значение диссертационного исследования определяется комплексной разработкой криминологической концепции, которая позволяет систематизировать политическую преступность как политико-криминологическое явление, что в определенной степени восполняет пробел в современной отечественной криминологической науке. В результате чего:

  • выработано понятие «политической преступности» как криминологической категории, раскрыты её содержание и сущность, определены основные (наиболее типичные) формы и виды её проявления;
  • выработаны базовые криминологические понятия, позволяющие анализировать состояние, структуру и динамику политической преступности, которые могут лечь в основу российской политической криминологии;
  • выяснены, описаны и объяснены основные причины существования, распространения и трансформации политической преступности;
  • определены основные криминологически значимые характеристики личности политического преступника, дана их типология и классификация;
  • названы субъекты предупреждения политической преступности и предложены меры по повышению эффективности деятельности государственных органов и их должностных лиц в предупреждении данного вида преступности;
  • предложены новые направления научного поиска в области политической криминологии.

Практическая значимость исследования заключается в подготовке ряда предложений по совершенствованию как правовых норм, так и деятельности государственных органов и их должностных лиц, а также иных субъектов, обеспечивающих эффективность социального контроля над политической преступностью. Результаты исследования могут быть использованы в качестве учебного материала по курсам «Криминология», «Политология», «Политическая социология», «Политическая антропология» и специальному курсу «Политическая криминология».

Внедрение результатов исследования. Разработанные автором теоретические положения используются в учебном процессе юридических факультетов в качестве учебного материала по курсу «Криминология» Нижнекамского муниципального института, Института экономики, управления и права (г. Казань), Сыктывкарского государственного университета, Коми республиканской академии государственной службы и управления, Нижегородской академии МВД РФ, Санкт-Петербургском университете МВД России и многих других вузах Российской Федерации, в Санкт-Петербургском институте (филиале) Академии генеральной прокуратуры РФ и Нижнекамского филиала Московского гуманитарно-экономического института в качестве специального курса «Политическая криминология».

По инициативе диссертанта с 2001 г. в федеральном журнале «Следователь» введена специальная рубрика «Политическая криминология», которая существует по настоящее время, после этого аналогичные рубрики появились и в других федеральных научных криминологических изданиях.

Основные положения, выводы, рекомендации исследования опубликованы автором в виде монографий, учебных пособий, словарей, справочников, научных статей общим объемом более 180 условно-печатных листов. Большая часть статей диссертанта была опубликована в массовых, доступных широкой юридической общественности федеральных и региональных научных журналах «Государство и право», «Правоведение», «Международное публичное и частное право», «Закон и право», «Российский криминологический взгляд», «Российский следователь», «Национальная безопасность и геополитика России», «Адвокатская практика», «Финансы. Экономика. Безопасность», «Криминология: вчера, сегодня, завтра», «Правовые вопросы национальной безопасности», «Следователь», «Безопасность бизнеса», «Юридический мир», «Юрист», «Юридическое образование и наука», «Российская юстиция», «Актуальные проблемы экономики и права», «Сибирский юридический вестник» и «Сибирский криминологический журнал». В них освещены основные положения диссертационного исследования.

Теоретические положения и рекомендации законодательного, практического характера прошли апробацию посредством серии выступлений по теме диссертации с научными докладами и сообщениями на международных, общероссийских и региональных научных конференциях, теоретических семинарах и других научных мероприятиях, проводившихся в городах: Москва (октябрь 1998 г., февраль 1999 г., март 2000 г., май 2002 г., февраль 2008 г.), Санкт-Петербург (апрель, 1994 г., март 1999 г., май 2004 г., декабрь 2007 г.), Казань (декабрь 1998 г., апрель и июнь 2004 г., ноябрь 2005 г., октябрь 2006 г., ноябрь 2007 г.), Сыктывкар (май 1999 г., июнь 2000 г.), Киров (апрель 1998 г., апрель 1999 г., октябрь 2001 г.), Ростов–на–Дону (сентябрь 1998 г.), Нижний Новгород (апрель 1992 г., май 1994 г., сентябрь и декабрь 2000 г., февраль и сентябрь 2007 г.), Уфа (январь 1999 г., сентябрь 2003 г.), Тольятти (апрель 2004 г.),  Красноярск (февраль 2005 г.), Нижнекамск (1997-2007 гг.), Набережные Челны (октябрь 2006 г. и апрель и декабрь 2007 г., апрель 2008 г.).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, шести  глав, включающих в себя 22 параграфа, заключения, списка литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, проанализирована степень ее научной разработанности, определяются цели и задачи, территориальные и хронологические рамки, объект и предмет исследования, методика его проведения, сформулированы положения, выносимые на защиту, продемонстрирована научная новизна результатов исследования, их теоретическое и практическое значение, приведены сведения о структуре работы.

Первая глава «Политическая преступность как объект научного познания» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Политическая преступность в России: криминологический анализ исторического развития явления» акцентируется внимание на анализе существовавших в отечественной юридической науке и правоприменительной практике подходов к содержанию понятия «политическое преступление» в период с ХII - ХХ вв.

В древние времена политическая преступность проявлялась как противоправное средство политической борьбы за княжеский престол, в результате этой борьбы наиболее удачливыми претендентами проводилось противоправное устранение или отстранение от него основных претендентов. Начиная с Киевской Руси и по ХХ в., уровень насильственной смерти руководителей российского государства составил 28%. При этом распространение политической преступности не ограничивалось национальными границами, она активно использовалась и во внешнеполитической деятельности высших должностных лиц российского государства, проявляясь по их инициативе на территории других государств в качестве средства расширения подвластных территорий и увеличения властных полномочий.

Во второй половине ХIХ и начале ХХ в. наиболее распространенным видом политической преступности становится политический терроризм, его жертвами стало несколько десятков тысяч человек.

Противоправное изменение формы правления осенью 1917 г. повлекло за собой рост качественных и количественных показателей не только «оппозиционной» политической преступности, но и применение массового организованного политического насилия пришедшими к власти большевиками. Жертвами политических репрессий стали миллионы российских граждан.

Сравнительно-историческое исследование политической преступности позволило диссертанту сделать следующие выводы. Во-первых, политическая преступность как социально-политическое и криминологическое явление сопровождает всю историю развития России. Видоизменяясь на различных этапах его существования, она под воздействием различных групп социальных факторов приспосабливается к новым условиям и продолжает активно влиять на политическую жизнь общества. Во-вторых, в разное время на территории российского государства под воздействием различных социальных факторов активно проявляются одни виды политической преступности и затихают (угасают) на время другие, «тлея» в глубине политической жизни, чтобы под воздействием политических страстей «вспыхнуть» вновь. В-третьих, в разные исторические периоды российским законодателем, правоприменителем и научным сообществом вкладывается различный смысл в содержание терминов «политическое преступление» и «политическая преступность».

Второй параграф «Понятие политической преступности как криминологической категории» посвящен анализу дефиниций политической преступности и выработке собственного инструментального определения этому явлению.

Исследуя дефиниции политической преступности, предлагаемые отечественными и зарубежными специалистами, диссертант выделяет шесть подходов к определению сущности этого явления: правовой; инструментальный, или политологический; субъективный (психологический), или мотивационный; объективный; оценочный и комплексный.

Согласно правовому подходу политическая преступность – это совокупность однородных политических преступлений, признанных таковыми законодателем, совершенных на определенной территории за определенный промежуток времени.

С позиции инструментального подхода, политическая преступность – это общественно опасное противоправное, уголовно-наказуемое средство политической борьбы, используемое для достижения политических целей.

Мотивационный подход рассматривает политическую преступность как совокупность преступлений, совершенных по политическим мотивам.

С точки зрения широкого (объективного) подхода политическая преступность – это совокупность преступлений, совершаемых в сфере политики.

Оценочный подход предполагает, что политическая преступность – это совокупность противоправных деяний, явлений или процессов, которым субъектами политики (жертвой, преступником, государством и обществом) придается политическое значение.

Содержание комплексного подхода заключается в том, что политическая преступность – это совокупность преступлений, совершенных в сфере политики для достижения политических целей.

Указывая на преимущества и недостатки каждого из подходов, диссертант вырабатывает собственное определение политической преступности. Согласно его представлениям, политическая преступность – это вид общественно опасного поведения, запрещенного международным и (или) национальным уголовным законодательством, совершаемый субъектами политики (частными или должностными лицами, их группами, сообществами либо организациями) в целях сохранения, изменения или прекращения деятельности государственных конституционных органов, политических общественных объединений, высших должностных лиц национального или иностранного государства, либо международного сообщества, либо видных общественных или политических деятелей, либо сохранения или изменения внешних или внутренних границ государства, а также полного или частичного уничтожения людей, либо их вытеснения с определенной территории по национальным, расовым, этническим, религиозным признакам или политическим убеждениям.

Изложенное в данном параграфе позволило диссертанту сделать следующие выводы. Во-первых, в современной научной и учебной литературе существует множество определений «политической преступности» как социально-политического и криминологического явления, каждое из которых имеет право на своё существование, поскольку раскрывает сущность этого явления с разных научных (мировоззренческих) подходов.  Во-вторых, всякое определение политической преступности отражает уровень научных (криминологических или политологических) знаний и представлений об исследуемом предмете, и со временем оно обязательно должно претерпевать изменения. В-третьих, предложенное диссертантом определение политической преступности не претендует на окончательность и бесспорность. Оно лишь в самом общем виде представляет собой одну из многих возможных точек зрения на её содержание в современной криминологической науке.

В третьем параграфе «Соотношение понятий «политическая» и «государственная» преступность» диссертантомрассматривается соотношение двух криминологических дефиниций - «политическая преступность» и «государственная преступность», используемых в отечественной и зарубежной криминологии.

По мнению диссертанта, основное различие между указанными видами преступности заключается в том, что они выделяются по разным основаниям. Государственная преступность выделяется по уголовно-правовым основаниям, а политическая преступность – по криминологическим, на основе мотива или целеполагания. Государственная преступность изучается в основном в рамках норм соответствующей (двадцать девятой) главы Уголовного кодекса Российской Федерации, тогда как изучение политической преступности не ограничивается криминологическим анализом статистических показателей строго определенного круга уголовно-правовых норм, заключенных в рамки какой-либо одной главы. В связи с этим диссертант делает вывод о том, что в политических науках и криминологии предпочтительнее использовать термин «политическая преступность» в силу его универсальности, однако при этом не следует отказываться и от дефиниции «государственная преступность», а тем более от её исследования.

В четвертом параграфе «Криминологическая характеристика политической преступности в России в условиях реформирования» рассмотрены закономерности развития политической преступности в условиях реформирования российского государства за период с 1990 - 2005 гг. Анализируя статистические показатели политической преступности в указанный период, автор исследования отмечает, что в условиях демократизации российского общества происходит рост зарегистрированных политических преступлений. При этом большая часть этих преступлений (54,3%) – это преступления террористического характера. В меньшей степени (31,9%) зарегистрировано преступлений против избирательных прав граждан (электоральных преступлений), подстрекательских действий, направленных на совершение тяжких и особо тяжких политических преступлений (12,7%); преступлений, направленных на насильственное изменение конституционного строя (бунтовских преступлений) – меньше всего (0,8%). По мнению диссертанта, значительная часть политической преступности в силу определенных обстоятельств остаётся за рамками правовой статистики и является латентной. Наибольшей латентностью обладают политические преступления, совершаемые в условиях избирательного процесса (электоральные преступления). В связи с этим автор предлагает активнее формировать электоральную криминологию как учение об электоральной преступности, её причинах и мерах противодействия этому явлению.

Вторая глава «Криминальный политический экстремизм как форма проявления политической преступности: понятие, сущность, виды» состоит из шести параграфов, в которых рассматриваются понятие криминального политического экстремизма и различные формы его проявления.

Первый параграф «Криминальный политический экстремизм как форма проявления политической преступности: понятие, сущность, классификация» посвящен рассмотрению сущности криминального политического экстремизма. На основе законодательного определения экстремизма диссертант анализирует его содержательную сторону и приходит к выводу о том, что криминальный политический экстремизм как криминологическая категория – это совокупность насильственных политических экстремистских преступлений на определенной территории в определенный период времени, направленных на достижение политических целей или обеспечения политической деятельности, и лиц, их совершивших.

Рассматривая различные аспекты экстремизма, диссертант выделяет следующие критерии его классификации: целеполагание, способ деятельности, направленность, субъект, идеология.

В зависимости от целеполагания криминальный политический экстремизм может быть направлен на достижение политических целей или на обеспечение политической деятельности.

Если в качестве критерия брать способ деятельности, то криминальный политический экстремизм можно подразделять на политический терроризм, бунтовскую преступность, тоталитарную преступность, политический бандитизм, криминальный политический вандализм, криминальный политический рэкет.

По направленности криминальный политический экстремизм может быть внешний, или международный, и внутренний, или национальный.

В зависимости от субъекта экстремистской деятельности криминальный политический экстремизм можно разделить на такие виды, как государственный, оппозиционный и индивидуальный.

В зависимости от предпочитаемой экстремистами идеологии криминальный политический экстремизм можно подразделить на: левый (коммунистический) и правый (националистический или этнополитический).

Второй параграф «Международная политическая преступность как форма проявления государственного криминального политического экстремизма: понятие, сущность, виды» посвящен рассмотрению международной политической преступности как разновидности государственного криминального политического экстремизма. Здесь диссертант на основе статистических данных международных организаций, ранее проведенных исследований, рассматривает особенности проявления криминальной агрессии вне пределов национального государства, которые проявляются в форме подготовки, развязывания и ведения агрессивной войны, осуществления геноцида и апартеида. Исследование различных форм проявления международной политической преступности позволило автору предложить определение международной политической преступности.

По мнению диссертанта, международная политическая преступностьэто политическая организованная преступная деятельность высших должностных лиц государства или группы государств, лидеров общественных или религиозных организаций, направленная на умышленное совершение преступлений против мира и безопасности человечеств, для достижения политических целей, с использованием государственных или общественных структур, их материальных, финансовых и иных средств и ресурсов. Исследование данного вида политической преступности, по мнению автора, возможно как в рамках самостоятельного направления – криминологии международной политической преступности в составе криминологии политической преступности, так и в рамках новых направлений, которые активно развиваются в европейской криминологии (криминология войны (Criminology of War) и миротворческая криминология (Peacemaking Criminology)).

Третий параграф «Тоталитарная преступность как вид государственного криминального политического экстремизма: понятие, сущность и формы проявления» содержит в себе сведения о внутригосударственном политическом насилии, применяемом государством, его органами и должностными лицами к собственному населению для достижения политических целей. Рассматривая различные формы проявления тоталитарной преступности в Советском государстве, диссертант предлагает следующее определение: тоталитарная преступность – это совокупность организованных уголовно-наказуемых деяний, совершенных высшими должностными лицами государства и направленных на ущемление прав и свобод граждан, социальных, религиозных, этнических, национальных групп, политических партий с использованием насилия или угрозы ее применения с помощью государственных институтов власти, в том числе и права, материальных, финансовых и иных ресурсов государства и его органов в целях сохранения, упрочнения личной или групповой власти в государстве или группе государств, а также ее распределения в государственных или межгосударственных органах вопреки интересам общества.

Анализируя социальные последствия тоталитарной преступности, диссертант предлагает их изучение проводить в рамках криминальной политической виктимологии – межотраслевом направлении, изучающем жертв политической преступности, поскольку имеется достаточная правовая база и научный потенциал для активной разработки данного направления криминологических знаний.

Четвертый параграф «Бунтовская преступность как вид криминального политического экстремизма: понятие, сущность» посвящен рассмотрению криминологической характеристики бунтовской преступности как разновидности криминального политического экстремизма. Диссертант обращает внимание на неблагоприятные тенденции роста вооруженных захватов власти во многих регионах мира, а также на увеличение тяжести наступающих от них социальных последствий. Только за последнее десятилетие ушедшего века в национальных вооруженных конфликтах погибло более 2 млн. детей, более 6 млн. получили ранения, более 10 млн. нуждались в психологической помощи, около 24 млн. детей стали беженцами и вынужденными переселенцами. Однако и в ХХI в. продолжается внутригосударственное насилие, направленное на противоправное получение власти.

Исследование различных форм проявления бунтовской преступности позволило диссертанту сформулировать следующее её определение. Бунтовская преступность это совокупность организованных, вооруженных, уголовно-наказуемых деяний, совершенных на территории определенного государства или группы государств, совершенных в целях насильственного прекращения деятельности легитимных органов государственной власти либо насильственного захвата власти, сопряженных с большим количеством жертв, значительным материальным и моральным вредом для общества, государства и его граждан.

Пятый параграф «Политический терроризм как форма проявления криминального политического экстремизма: понятие, сущность, виды» посвящен рассмотрению криминологически значимых признаков и форм проявления политического терроризма в современном обществе. Диссертантом дана криминологическая характеристика политического терроризма, определены тенденции и закономерности его развития, а также предложена собственная дефиниция данному социально-политическому явлению. Согласно представлению автора, под политическим терроризмом как политико-криминологическим явлением следует понимать совокупность насильственных вооруженных уголовно-наказуемых террористических деяний, произошедших на определенной территории за определенный период времени, совершённых в целях изменения, прекращения деятельности конституционных органов государственной власти, высших должностных лиц национального или иностранного государства, либо международного сообщества, либо видных политических деятелей (лидеров политических общественных объединений или международных организаций), либо изменения внешних или внутренних границ государства.

Шестой параграф «Криминальный политический экстремизм как средство обеспечения политической деятельности: содержание и виды» посвящен рассмотрению содержания трех основных видов криминального политического экстремизма, направленных на обеспечение политической деятельности: политического бандитизма, криминального политического рэкета, криминального политического вандализма.

Анализируя закономерности трансформации криминальных форм обеспечения политической деятельности, диссертант отмечает, что в современном российском обществе заметны тенденции увеличения распространенности криминального политического вандализма и отсутствуют какие-либо статистические сведения о политическом бандитизме и криминальном политическом рэкете. Каждому из исследуемых явлений автором дано рабочее определение.

Политический бандитизмэто совокупность организованных насильственных, вооруженных уголовно-наказуемых деяний, совершенных на определенной территории за конкретный промежуток времени, совершаемых в целях материального или финансового обеспечения политической деятельности субъектов политики.

Криминальный политический рэкетэто совокупность имущественных преступлений, совершенных субъектами политики на определенной территории в конкретный период времени с использованием вымогательства для обеспечения политической деятельности.

Криминальный политический вандализм – это совокупность насильственных преступлений, совершенных, на определенной территории в определенный промежуток времени, направленных на разжигание внешнеполитических или внутриполитических конфликтов, путем осквернения, повреждения или уничтожения политических символов, произведений культуры, архитектуры, искусства и других форм творчества либо важнейших инструментов политики.

Третья глава «Криминальное политическое мошенничество как форма проявления политической преступности: понятие, сущность, виды» состоит из трех параграфов, раскрывающих сущность криминального политического мошенничества и его разновидностей.

В первом параграфе «Криминальное политическое мошенничество как вид политической преступности: понятие и сущность» рассматриваются различные подходы к определению термина «криминальное политическое мошенничество» и содержанию этой криминологической категории. По мнению диссертанта, криминальное политическое мошенничествоэто совокупность преступлений, совершенных в сфере политики на определенной территории за конкретный период времени для достижения политических целей или обеспечения политической деятельности, с использованием обмана и/или злоупотребления доверием. При этом автор отмечает, что эти преступления наиболее часто проявляются в форме злоупотребления властью для достижения политических целей и в форме политической коррупции.

Во втором параграфе «Злоупотребление властью как разновидность  криминального политического мошенничества: понятие, сущность, формы проявления» рассматриваются различные аспекты злоупотребления властью для достижения политических целей, и автор выделяет следующие наиболее распространенные формы его проявления:

- прослушивание телефонных переговоров у политических противников с использованием служебного положения с целью их последующей дискредитации;

- финансовые злоупотребления при финансировании избирательных кампаний или партийных мероприятий, сопряженных с противоправным получением денежных средств;

- воспрепятствование осуществлению избирательных прав граждан либо работе избирательных комиссий должностными лицами органов государственной власти и управления с использованием своего служебного положения;

- фальсификация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчёт голосов членами избирательных комиссий;

- противоправное запрещение легальных форм политического протеста (пикетов, голодовок, забастовок и т.д.);

- противоправное закрытие оппозиционных средств массовой коммуникации.

По мнению диссертанта, под злоупотреблением властью для достижения политических целей следует понимать совокупность уголовно-наказуемых деяний, совершенных должностными лицами органов государственной власти и управления с использованием служебных или должностных полномочий, либо авторитета власти, направленных в отношении политических конкурентов (противников) на прекращение или изменение их политической деятельности либо на сохранение за собой или группой своих единомышленников занимаемых государственных должностей, а равно оказание финансовой, материальной или иной помощи или поддержки политическим общественным организациям с использованием своего должностного или служебного положения вопреки интересам общества.

В процессе исследования злоупотребления властью диссертант обратил внимание на другое криминологическое явление – политическую информационную преступность (массово-коммуникативную политическую преступность), сущность которой проявляется в клеветнических измышлениях должностных лиц органов государственной власти в отношении политических оппонентов с использованием средств массовой коммуникации в целях сохранения за собой или группой своих единомышленников занимаемых государственных должностей. Статус «политической» данный вид преступности получил в связи с тем, что лица, «заказывающие» информационные материалы, преследуют чаще всего политические цели – изменение политической деятельности оппонентов. В результате совершения подобных деяний дискредитируется не только свобода демократических выборов, но и свобода слова, что препятствует построению правового государства и формированию гражданского общества.

В третьем параграфе «Политическая коррупция как форма проявления криминального политического мошенничества: понятие, сущность, виды, социальные последствия» рассматриваются основные формы проявления политической коррупции в современном обществе. С учётом многообразия форм проявления коррупции в политической сфере жизнедеятельности диссертант предлагает следующее определение: политическая коррупция – это социально-правовое и политико-криминологическое явление, проявляющееся в совокупности преступлений, совершенных должностными лицами органов государственной власти и местного самоуправления или претендентами на эти должности, либо по их поручению другими лицам, с использованием своего служебного, имущественного или иного положения вопреки интересам других лиц и общества в целях занятия, сохранения, распределения или утраты соответствующей государственной должности в определенном государстве (или регионе) за определенный период времени.

Анализируя содержание политической коррупции, диссертант выделяет её основные виды: электоральную и партийную. По мнению автора, электоральная коррупция представляет собой особую разновидность политической коррупции, которая проявляется и выражается как в массовом подкупе избирателей, так и подкупе избираемых лиц на выборные государственные или муниципальные должности либо иных участников избирательных процессов во время проведения избирательных кампаний различного уровня. Партийная коррупция напрямую связана с электоральной коррупцией, поскольку связана, как правило, с приобретением места в партийном списке по выборам в законодательные органы различного уровня.

Наиболее распространенными формами политической коррупции, по мнению диссертанта, являются:

  • покупка государственных должностей;
  • покупка голосов избирателей
  • подкуп кандидата на избираемую должность со стороны политических противников;
  • подкуп членов избирательных комиссий;
  • подкуп доверенных лиц кандидатов на избираемую должность;
  • подкуп общественных наблюдателей за процедурой выборов;
  • покупка поведения политиков в обмен на отказ от своих политических убеждений;
  • покупка мест в партийных списках по выборам в законодательные органы власти.
  • Четвертая глава «Причинный комплекс политической преступности в современном обществе» состоит из двух параграфов, в которых рассматривается криминологическое описание и объяснение причин политической преступности.

    Первый параграф «Криминологическое объяснение политической преступности в современном обществе» посвящен анализу подходов, сложившихся в отечественной криминологической литературе, к причинному объяснению противоправного политического поведения в обществе.

    На основе анализа специальной литературы диссертант пришел к выводу о том, что к основным детерминантам политической преступности относятся: 1) правовые; 2) организационно-управлен­ческие; 3) воспитательные; 4) идеологические; 5) социально-экономические; 6) нравственно-психологические; 7) социально-политические и другие причины и условия. При этом диссертантом отмечено, что каждый отдельный детерминант непосредственно не воспроизводит противоправное поведение в политической сфере жизни общества, а лишь их различное сочетание порождает и питает политическую преступность.

    Во втором параграфе «Система детерминации политической преступности в современном обществе» автор на основе литературных источников и эмпирических данных рассматривает причины политической преступности в российском обществе. Как показало исследование, основными причинами политической преступности являются социально-экономические детерминанты. Здесь, в первую очередь, отмечаются социально-экономические кризисы, влекущие за собой снижение уровня жизни населения государства. Проведенный диссертантом опрос населения и специалистов показал, что этот фактор является одним из основных. По мнению населения, социально-экономические кризисы и их негативные последствия в 63,7% влияют на решимость отдельных социальных групп совершать политические преступления, в первую очередь вооруженные мятежи и террористические акты. По мнению сотрудников правоохранительных органов, этот фактор также имеет существенное значение. На него указали 60,5% респондентов этой категории.

    Не менее значимой социально-экономической причиной политической преступности выступает экономическое неравенство в доходах. По данным социологического опроса, проведенного диссертантом, на эту причину политической преступности указали 49,3% населения и 54,5% сотрудников правоохранительных органов. Указанные причины носят универсальный характер, они детерминируют не только политическую преступность, но и иные формы девиантного поведения в политической сфере жизни общества.

    Анализируя политические причины политической преступности, диссертант отмечает, что способствует распространению исследуемого явления политическая нестабильность не только в рамках национального государства, но и в сопредельных с ним государствах, а также радикальное изменение условий жизни значительной части населения.

    По мнению автора, питают политическую преступность в обществе следующие политические факторы: политические кризисы, радикальное изменение политической жизни значительной части населения, политическое неравенство различных социальных групп, ослабление деятельности органов государственной власти, политические репрессии со стороны правящей политической элиты в отношении оппозиционных партий и движений, навязывание правящей политической элитой нетрадиционных (или прямо чуждых) для данного общества социально-политических нововведений, столкновение интересов двух или более государств в одном регионе, ошибки в национальной политике,целенаправленное разжигание национальной или религиозной розни (вражды) отдельными людьми или группами,поощрение криминального политического насилия, в первую очередь тяжких и особо тяжких насильственных политических преступлений со стороны одного национального государства на территории других,недовольство (иногда и справедливое) отдельных лиц или общественных организаций деятельностью правительства иностранного государства или международного сообщества,идеологические расколы внутри крупных политических партий или общественных движений,внутрипартийные конфликты за единоличное лидерство внутри политических партий.

    По мнению диссертанта, политическую преступность в значительной степени детерминируют правовые причины, к которым мы относим: несовершенство различных отраслей действующего российского законодательства (избирательного, уголовного, уголовно-процессуального, гражданского и гражданско-процессуального и др.), отсутствие комплексной правовой базы по предупреждению преступности, в том числе и политической, избыточное количество иммунитетов от уголовного преследования.

    Рассматривая организационно-управленческие причины политической преступности, диссертант приходит к выводу о том, что способствуют её распространению такие явления, как: политический фаворитизм – выдвижение на руководящие государственные и общественные должности представителей однородной политической общественной организации или их поддержка высшими должностными лицами государства; неэффективность финансового контроля за деятельностью политических общественных объединений в условиях избирательного процесса; неэффективность деятельности правоохранительных органов по предупреждению и пресечению политических преступлений.

    К социально-психологическим причинам политической преступности диссертант относит: политический эгоизм отдельных политиков и политических движений как антипод общегосударственных интересов;столкновение мировоззренческой позиции индивида с политическим устройством или режимом правления в стране,недовольство отдельных граждан или социальных групп происходящими изменениями в обществе и государстве,нетерпимость партийных и государственных руководителей к инакомыслию.

    Пятая глава «Криминологическое описание и объяснение личности политического преступника» состоит из четырёх параграфов, в которых анализируются характеристики политических преступников.

    В первом параграфе «Личность политического преступника: понятие и соотношение со смежными категориями» рассмотрены общетеоретические вопросы и дано криминологическое определение личности политического преступника и соотношение его со смежными категориями. По мнению диссертанта, личность политического преступникаэто совокупность социально значимых свойств личности, образовавшихся в процессе её общественной либо политической деятельности и обуславливающих использование ею для достижения политических целей средств, порицаемых с позиции действующего национального и/или международного  уголовного законодательства.

    Во втором параграфе «Типология и классификация политических преступников как методы научного познания» диссертантом дана типология и классификация политических преступников. Автором предложена следующая типология политических преступников по степени общественной опасности:

    Особо опасный тип политического преступника – это самые опасные политические преступники, для которых характерны внутренняя тяга к совершению повторных политических преступлений, активность к созданию собственными усилиями условий для совершения тяжких и особо тяжких политических преступлений. Для этих лиц совершение политических преступлений становится профессией. Как правило, такие лица занимают руководящие должности в террористических или экстремистских преступных организациях. Они отчетливо представляют негативные последствия своей противоправной деятельности и стремятся к достижению политических целей противоправными средствами. Ярким представителем особо опасного типа политического преступника на сегодняшний день является глава международной террористической организации «Аль Кайда» Усама Бенладен.

    Опасный тип – это политические преступники, совершающие тяжкие политические преступления и являющиеся, как правило, активными участниками незаконных вооруженных формирований. В качестве самостоятельных преступлений они могут совершать индивидуальные политически мотивированные террористические акты или диверсии из мести органам государственной власти либо их представителям или за денежное вознаграждение по инициативе других лиц.

    Случайный тип – это политические преступники, совершающие политические преступления под давлением жизненной ситуации. Они являются второстепенными участниками политической преступной деятельности, выполняя второстепенные, как правило, пособнические функции и не представляют большой общественной опасности.

    По характеру направленности политической преступной деятельности, связанной со способами совершения политических преступлений, автором предложена следующая типология политических преступников: политические экстремисты и политические мошенники.

    По мнению диссертанта, политическими экстремистами следует считать тех людей или социальные группы (субъектов политики), которые для достижения политических целей (личных или групповых) используют любые насильственные методы, запрещенные действующим российским и международным уголовным законодательством (захват заложников, похищение людей, пиратство, терроризм, вооруженный мятеж, насильственный захват или насильственное удержание власти, военная агрессия, геноцид и т.п.). Политическими мошенниками можно условно назвать всех тех лиц, которые совершают преступления для достижения своих (личных и/или групповых) политических целей, используя различные формы обмана (политическую коррупцию, фальсификацию официальных документов, обман избирателей и т.п.).

    Используя криминологическую классификацию политических преступников, диссертант выделяет следующие их виды: международный политический преступник, политический террорист, мятежник, тоталитарный преступник, политический мошенник, политический коррупционер:

    1. Международный политический преступник – лицо, совершившее международное политическое преступление либо способствовавшее его совершению.

    2. Политический террорист – лицо, совершившее акт политического терроризма либо способствовавшее его совершению.

    3. Мятежник (бунтарь или бунтовщик) – лицо, принимавшее активное участие в совершении захвата власти или вооруженного мятежа либо способствовавшее их совершению.

    4. Тоталитарный преступник – лицо, принимавшее активное участие в осуществлении политических репрессий в отношении значительной части населения.

    5. Политический коррупционер – лицо, использующее подкуп и иные коррупционные методы и средства для достижения политических целей.

    6. Политический мошенник – лицо, использующее обман или злоупотребление доверием в качестве средства достижения политических целей.

    В третьем параграфе «Политико-антропологическая характеристика личности политического преступника» рассмотрены проблемы политико-антропологической характеристики личности политического преступника в период с 1827 - 1911 гг.

    Политико-антропологический анализ личности политических преступников свидетельствует о том, что на протяжении всего периода наиболее криминогенной являлась возрастная категория лиц от 20 до 30 лет. На их долю в разное время приходилось от 34 до 57% всех осужденных за совершенные политические преступления, а всего лицами из молодежной среды совершалось от 42,2 до 77,4% преступлений данной категории. Вслед за молодежной группой политических преступников следуют 30-40-, 40-50-, 50-60- летние и лица старше 60 лет. В результате чего автор делает предположение о том, что именно молодежная среда являлась питательной для политической преступности в Российской Империи в XIX в. и начале прошлого столетия.

    Анализ статистических данных о сословиях политических преступников позволяет сделать вывод о том, что в первой половине ХIХ в. основную долю политических преступлений совершали лица дворянского сословия, тогда как криминальная активность других социальных групп в политической сфере жизнедеятельности была незначительной. Одновременно отчётливо просматривается тенденция, что со временем первенство здесь плавно переходит от слоев населения более обеспеченных материально к слоям менее обеспеченным – крестьянам и мещанам. Если в период с 1827 - 1840 гг. доля этих категорий населения в общей доле политических преступников составляла 23,9%, то в начале прошлого (ХХ) века их доля в общем количестве осужденных политических преступников уже стала составлять более 80%.

    Согласно полученным статистическим данным по семейному положению политические преступники Российской Империи в период с 1827 - 1903 гг. в большинстве случаев были холостыми и незамужними (от 70,2% до 73,3%). Особое место в политико-антропологическом исследовании личности политического преступника занимает состав осужденных за политические преступления. В период с 1827 - 1840 гг. в России из 443 осужденных за совершенные политические преступления лишь четверо были женщинами, что составляло в общей доле осужденных 0,9%. Однако позже этот показатель политической преступности существенно увеличился: в период с 1884 - 1890 гг. мужчинами совершалось 84,1% политических преступлений, а в 15,9% случаев подобные преступления совершали женщины. В целом же во второй половине XIX в. в России доля женщин среди политических преступников составила 14,68%, тогда как в других государствах – от 2,7% до 7,93%. В период с 1901 - 1903 гг. криминальная активность женщин в политической сфере жизнедеятельности снижается до 12,5%, но, как прежде, остается достаточно высокой.

    В четвертом параграфе «Образ политических преступников в российских средствах массовой информации: опыт контент-анализа журналистских публикаций» диссертантом на основе проведенного исследования 388 публикаций российских средств массовой коммуникации за период с 1995 - 2005 гг. в отношении 320 политических преступников дана их криминологическая характеристика. По данным автора, средний возраст политических преступников составил 35 лет. Однако при изучении уголовно-правового статуса политических преступников выяснилось, что средний возраст организаторов совершения политических преступлений составляет 37 лет, а средний возраст исполнителей и иных соучастников – 26 лет, т.е. исполнители на 11 лет моложе организаторов.

    Из всех категорий политических преступников в большинстве случаев общероссийские средства массовой информации описывают деятельность террористов – 52,8% случаев; мятежников – 24,4%; тоталитарных преступников – 8,2%; международных преступников – 6,2%; политических мошенников – 8,4%, в том числе политических коррупционеров – 5,9%. Эти данные объясняются тем, что средства массовой информации чаще обращают внимание на случаи совершения актов политического терроризма, противоправного захвата власти (включая и неудавшиеся попытки), тогда как другие категории политических преступников описываются в случаях возникновения резонансных политических скандалов.

    Рецидив преступлений среди политических преступников составляет 41,9%, а доля специального рецидива – 33,4%. Высокая доля специального рецидива, по мнению диссертанта, объясняется тем, что большинство политических преступников – это лица, избравшие политическую сферу деятельности своей профессией и совершающие эти преступления по убеждению.

    Шестая глава «Предупредительное воздействие на причинный комплекс политической преступности в современном обществе» состоит из трех параграфов, раскрывающих содержание предупреждения политической преступности.

    Первый параграф «Системный подход к моделированию предупреждения политической преступности»посвящен анализу системы предупредительного воздействия на политическую преступность на различных уровнях: международном (ООН, Совет Европы, СБСЕ, СНГ, ШОС и др.), национальном и региональном.

    Автором дается характеристика субъектам предупредительного воздействия на политическую преступность, описываются их полномочия по противодействию преступному поведению в обществе, предлагаются некоторые меры по совершенствованию их деятельности.

    На основе изложенного материала диссертант пришел к мнению о том, что в современном мире существует пока еще несовершенная и малоэффективная государственная и межгосударственная система предупреждения и пресечения политического преступного поведения, ее постоянное совершенствование является одним из приоритетных направлений развития современной мировой и отечественной криминологической науки и социальной практики противодействия политической преступности.

    Во втором параграфе «Общесоциальные меры предупредительного воздействия на политическую преступность» диссертант рассматривает общесоциальные меры, направленные на совершенствование политической системы государства, подъем экономики и повышение жизненного уровня граждан, так как при несовершенной политической системе общества и низком уровне жизни большинства населения возможны наиболее вредоносные социальные конфликты и противоречия, влекущие за собой совершение тяжких и особо тяжких политических преступлений, таких как агрессивные войны, насильственные захваты или насильственное удержание власти, вооруженные мятежи, политические убийства и др. Однако такое совершенствование политической системы должно сочетаться с демократизацией общества, предоставлением всем слоям населения, политическим общественным организациям равных возможностей в политической жизни. Поскольку народ, которому не осталось выбора, обречен на насильственное противодействие органам государственной власти.

    Диссертант считает полезным для современного российского государства, его органов и должностных лиц отказ от применения насилия для достижения политических целей, а также отказ в поддержке общественных объединений, правительств и высших должностных лиц зарубежных государств, использующих насилие в качестве эффективного средства решения как внутриполитических, так и внешнеполитических проблем.

    К числу общесоциальных мер по предупреждению политической преступности диссертант относит проведение свободных и равных демократических выборов глав государств, депутатов законодательных и местных представительных органов, глав местных органов исполнительной власти, руководителей политических общественных организаций.

    В число общесоциальных организационно-управленческих мер диссертант включает отмену или ограничение практики занятия государственных должностей «партийными назначенцами».

    К правовым мерам общесоциального предупреждения политической преступности диссертант относит: совершенствование федерального и регионального избирательного законодательства; приведение в соответствии со здравым смыслом системы иммунитетов от уголовного преследования представителей органов государственной власти; отказ законодательных органов от проведения политических амнистий; разработка комплексного законодательства о предупреждении преступности, в том числе и политической преступности или её отдельных видов; разработка и принятие федерального законодательства о защите прав жертв политических преступлений и обеспечение его реализации; совершенствование действующего административного и уголовного законодательства.

    Предлагая совершенствовать действующее российское уголовное законодательство, диссертант считает необходимым ввести такое наказание, как пожизненное лишение политических прав в отношении лиц, совершающих тяжкие и особо тяжкие политические преступления, не повлекшие наступление тяжких последствий, в качестве альтернативного лишению свободы. Данная мера наказания может оказаться эффективной при её назначении за насильственное удержание власти, приготовление к насильственному захвату власти, в результате совершения которых не наступили тяжкие социальные последствия, поскольку путем применения данного наказания можно достичь его целей, не лишая человека свободы. Предложенный вид наказания необходимо воспринимать как одну из эффективных мер специального предупреждения рецидива политических преступлений, а не как политическую необходимость или целесообразность. По мнению диссертанта, лишение политических прав должно сводиться к следующим ограничениям:

    • лишение осужденного права выдвигать свою кандидатуру для избрания в органы государственной власти и местного самоуправления, либо на иные избираемые государственные должности (лишение пассивного избирательного права);
    • лишение осужденного права принимать участие в конкурсах на замещение вакантных должностей в исполнительных органах государственной власти и местного самоуправления;
    • лишение осужденного права принимать участие в выборах представителей в законодательные (представительные) органы власти и местного самоуправления, избрании высших должностных лиц государства или его субъекта, в референдуме, т.е. лишение его активного избирательного права;
    • лишение осужденного права принимать участие в качестве доверенного лица кандидата на выборные государственные и муниципальные должности;
    • лишение осужденного права принимать участие в качестве общественного наблюдателя за избирательным процессом в органы законодательной (представительной власти), избранием высших должностных лиц государства либо региона или за проведением референдума как внутри государства, так и за рубежом;
    • лишение осужденного права занимать должности члена избирательной комиссии либо комиссии по проведению референдума.

    Третий параграф «Специальные меры предупреждения политической преступности» посвящен криминологическому анализу специальных мер предупреждения политической преступности. По убеждению диссертанта, специальные меры предупреждения политической преступности связаны с эффективностью деятельности специальных субъектов – правоохранительных, контролирующих и судебных органов. Они должны включать в себя несколько этапов и направлений организационно-управленческого, материально-технического, правотворческого, идеологического, информационного и правоприменительного характера.

    К организационно-управленческим мерам, по мнению диссертанта, следует отнести ориентацию научных и учебных образовательных учреждений на приоритетное исследование различных аспектов политической преступности, на основе которых будет возможна подготовка комплексных общегосударственных и региональных программ по предупреждению политической преступности или отдельных её видов. Такие региональные программы необходимы уже сейчас, например в Северо-Кавказском регионе Российской Федерации для обеспечения национальной и общественной безопасности.

    К специальным мерам противодействия политической преступности диссертант относит: совершенствование деятельности судов и повышение эффективности деятельности правоохранительных органов по предупреждению, выявлению, пресечению, расследованию политических преступлений и справедливому наказанию виновных в их совершении; обеспечение взаимодействия между спецслужбами различных государств по предупреждению, выявлению, пресечению и расследованию политических преступлений, отказавшись от предоставления политического убежища политическим преступникам и обеспечивая их выдачу запрашиваемой стороне; формирование у населения общественного спокойствия, уверенности в своей безопасности, готовности к взаимопомощи и помощи правоохранительным органам; государственный и общественный контроль за средствами массовой информации, осуществляющими информационное сопровождение проведения специальных операций вооруженными силами или правоохранительными органами.

    В заключении диссертации отражены основные выводы исследования и сформулированы предложения, рекомендации по совершенствованию правовых и иных мер воздействия на политическую преступность.

     

    Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

    Научные статьи, рецензии и тезисы сообщений, опубликованные в

    ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора наук, включенных в Перечень ВАК России

    • Кабанов П.А. Предмет и система политической криминологии // Известия высших учебных заведений. Правоведение. – 1999. – №3. – С. 264. – 0,1 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая коррупция:  понятие и некоторые перспективные направления ее криминологического познания // Государство и право. – 2003. – №4. – С. 110-112. – 0,21 п.л.
    • Кабанов П.А. Организованная преступность, миграция, политика / Под ред. проф. А.И. Долговой. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2002. – 188 с. // Государство и право. – 2003. – №5. – С. 125-126. – 0,19 п.л.
    • Кабанов П.А. Электоральная криминология как частная теория российской политической криминологии: возникновение и становление // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия Право. Выпуск 1 (6). Идея конституционализма в РФ и за рубежом и практика его реализации. – Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2003. – С. 136. – 140. – 0,62 п.л.
    • Кабанов П.А. Российская политическая криминология как отрасль криминологической науки // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия Право. Выпуск 2 (7). Власть и право. – Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2003. – С. 257-266. – 0,84 п.л.
    • Кабанов П.А. Электоральная криминология как частная теория российской политической криминологии: возникновение, становление, определение предметного поля // Ученые записки Казанского государственного университета. Т.144. Юридические науки. – Казань: Изд-во Казанского ун-та им. В.И. Ульянова-Ленина, 2003. – С. 391-398. – 0,48 п.л.
    • Кабанов П.А. Современная российская политическая криминология: понятие, предмет, структура // Российский криминологический взгляд. – 2005. – №4. – С. 80-85. – 0,86 п.л.
    • Кабанов П.А. Рецензия. Зелинская Н.А. Политические преступления в системе международной преступности / Одесская национальная юридическая академия. – Одесса: ФЕНIКС, 2003. – 400 с. // Международное публичное и частное право. – 2006. – №3 (30). – С. 58-61. – 0,32 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая преступность в условиях реформирования политической системы России: криминологическое описание и объяснение закономерностей развития // Юридический мир. – 2006. – №8. – С. 66-72. – 0,64 п.л.
    • Кабанов П.А. Рецензия на учебник: Шестаков Д.А. Криминология: Новые подходы к преступлению и преступности: Криминогенные законы и криминологическое законодательство. Противодействие преступности в изменяющемся мире: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Предисл. В.П. Сальникова. – СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2006. – 561 с. // Российский криминологический взгляд. – 2007. – №1. – С. 230-236. – 0,72 п.л.
    • Кабанов П.А.  Криминологический анализ основных политических причин, детерминирующих политическую преступность // Российский следователь. – 2007. – №19. – С. 16-19. – 0,4 п.л.
    • Кабанов П.А. Криминологический анализ основных правовых причин политической преступности // Российский следователь. – 2007. – №21. – С. 15-18. – 0,4 п.л.
    • Кабанов П.А. Криминологический анализ некоторых идеологических причин политической преступности // Юридический мир. – 2007. – №11. – С. 22-24. – 0,4 п.л.
    • Кабанов П.А. «Государственная» и «политическая» преступность как криминологические категории: содержание и соотношение // Закон и право. – 2007. – №11. – С. 28-31. – 0,51 п.л.
    • Кабанов П.А. Образ политических преступников в некоторых общероссийских СМИ. Из опыта контент-анализа журналистских публикаций // Закон и право. – 2007. – №12. – С. 37-41. – 0,54 п.л.
    • Кабанов П.А. Политический терроризм как политико-криминологическая категория и её     содержание // Российский следователь. – 2008. – №3. – С. 32-34. – 0,4 п.л.
    • Кабанов П.А. Виктимологическая реабилитация жертв преступлений: понятие, содержание и место в системе виктимологического направления воздействия на преступность // «Чёрные дыры» в Российском законодательстве. – 2008. – №1. – С. 306-309. – 0,4 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая ненависть или вражда как мотив преступления // Российская юстиция. – 2008. – №3. – С. 34-35. – 0,2 п.л.

    Монографии, учебники, пособия, словари, справочники, комментарии:

    • Кабанов П.А. Корыстные злоупотребления по службе в дореволюционном российском уголовном законодательстве: Лекция. – Нижнекамск: Управление по организованной преступности МВД Республики Татарстан, 1993. – 25 с. – 1,56 п.л.
    • Кабанов П.А. Коррупция и взяточничество в России: исторические, криминологические и уголовно-правовые аспекты. – Нижнекамск: ИПЦ «Гузель», 1995. – 172 с. – 11 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая коррупция в России: криминологическая характеристика и меры сдерживания. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал Московского гуманитарно-экономического института, ИПЦ «Гузель», 1998. – 72 с. – 4,6 п.л.
    • Кабанов П.А. Политический терроризм: криминологическая характеристика и меры сдерживания. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал Московского гуманитарно-экономического института, ИПЦ «Гузель», 1998. – 40 с. – 3,9 п.л.
    • Кабанов П.А. Тоталитарная преступность должностных лиц Советского государства: Учебное пособие. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал Московского гуманитарно-экономического института, 1999. – 44 с. – 2,2 п.л.
    • Кабанов П.А. Криминологическая характеристика личности политического преступника: Лекция. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал Московского гуманитарно-экономического института, 2000. – 30 с. – 2,4 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая преступность: сущность, причины, предупреждение: Учебное пособие. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал Московского гуманитарно-экономического института, 2000. – 244 с. – 15,25 п.л.
    • Кабанов П.А. Проблемы предупреждения преступности в сфере политики: Лекция. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал Московского гуманитарно-экономического института, 2001. – 39 с. – 2,4 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая криминология: Словарь / П.А. Кабанов, Ш.М. Мулюков. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал Московского гуманитарно-экономического института, 2001. – 100 с. – 6,12/4,12 п.л.
    • Кабанов П.А. Татарстанский правозащитный энциклопедический словарь / Р.М. Булатов, Д.В. Вохмянин, Г.И Курдюков, и др. / Под ред. Р.М. Булатова.  – Казань: Комитет по защите прав человека, 2001. – 144 с. – 8,4/ 0,8 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая криминология: Словарь / П.А. Кабанов, Ш.М. Мулюков. – 2-е изд., перераб. и доп. – Киров: Кировский филиал Московского гуманитарно-экономического института, 2001. – 107 с. – 7,2/5,2 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая криминология: Библиографический справочник / П.А. Кабанов, Ш.М. Мулюков. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал Московского гуманитарно-экономического института, 2002. – 100 с. – 6,12/6,0 п.л.
    • Кабанов П.А. Политический режим и преступность: проблемы политической криминологии / В.Н. Бурлаков, Ю.Н. Волков, Г.Н. Горшенков  и др. / Под ред. В.Н. Бурлакова, Ю.Н. Волкова, В.П. Сальникова. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. – 365 с.  – С. 226-259. – 24,0 / 2,0 п.л.
    • Кабанов П.А. Российская политическая криминология в схемах и определениях. Часть Общая: Учебное пособие. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал Московского гуманитарно-экономического института, 2002. – 60 с. – 3,41 п.л.
    • Кабанов П.А. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.А. Чекалин; под ред. В.Т. Томина, В.С. Устинова, В.В. Сверчкова. – М.: Юрайт-Издат, 2002. – 1015 с. / С. 575-577; 862-870. – 63,0/0,8 п.л.
    • Кабанов П.А. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.А. Чекалин; под ред. В.Т. Томина, В.С. Устинова, В.В. Сверчкова. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Юрайт-Издат, 2004. – 1038 с. /  С. 597-599; 884-892. – 64,0/0,8 п.л.
    • Кабанов П.А. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.А. Чекалин; под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. - 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрайт-Издат, 2006. – 1228 с. / С. 690-692; 1043-1053. – 76,75 п.л. / 0,82 п.л.
    • Кабанов П.А. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.А. Чекалин; под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. - 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрайт-Издат, 2007. – 1264 с. / С. 712-715. – 79,0 п.л. / 0,25 п.л.
    • Кабанов П.А. Преступность среди социальных подсистем. Новая концепция и отрасли криминологии / П.А. Кабанов, Г.Н. Горшенков, Г.Л. Касторский, В.В. Колесников, О.В. Старков, Д.А. Шестаков / Под ред. проф. Д.А. Шестакова. – СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2003. – 353 с. /С. 89 –116. – 24,0/1,8 п.л.
    • Кабанов П.А. Российская политическая криминология: становление и проблемы развития: Лекция. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал Московского гуманитарно-экономического института, 2003. – 44 с. – 2,75 п.л.
    • Кабанов П.А. Коррупция в России: понятие, сущность, причины, противодействие: Учебное пособие / П.А. Кабанов, Р.Р. Газимзянов. – Набережные Челны: ИД «Стрежень», 2003. – 124 с. – 3,875/3,0 п.л.
    • Кабанов П.А. Вызов коррупции: противодействие коррупции журналистским сообществом: Учебное пособие / П.А. Кабанов, С.В. Матковский, Н.В. Плюснин, Ю.В. Трунцевский. – М.: Юрист, 2003. – 128 с./С. 7-15, 28-48,51-72. – 8,0/3,06 п.л.
    • Кабанов П.А. Российская политическая криминология: Словарь / П.А. Кабанов, Р.Р. Газимзянов, Ш.М. Мулюков, Г.Ю. Носаненко, Ю.А. Хорьков / Под общ. ред. П.А. Кабанова. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал Московского гуманитарно-экономического института, 2003. – 203 с. – 12,5/8,5 п.л.
    • Кабанов П.А. Российская политическая криминология: Библиографический справочник / П.А. Кабанов, Ш.М. Мулюков, Р.Р. Газимзянов. – Казань: ЗАО «Новое знание», 2004. – 202 с. – 12,6 / 9,8 п.л.
    • Кабанов П.А. Коррупция и борьба с ней: Краткий терминологический словарь / П.А. Кабанов, Ш.М. Мулюков, Р.Р. Газимзянов / Под общ. ред. д.э.н. Р.Ф. Муратова, проф. Н.Х. Сафиуллина. – Казань: Казанский юридический институт МВД России, 2004. – 56 с. – 3,5/ 2,0 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая коррупция в России: понятие, сущность, причины, предупреждение. – Казань: ЗАО «Новое знание», 2004. – 176 с. – 11,25 п.л.
    • Кабанов П.А. Террор как универсальное средство решения политических и экономических проблем: понятие, сущность, закономерности развития и некоторые меры сдерживания: Лекция. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал Московского гуманитарно-экономического института, 2004. – 37 с. – 2,3 п.л.
    • Кабанов П.А. Современные проблемы и стратегия борьбы с преступностью / Ю.М. Антонян, В.Н. Бурлаков, В.В. Вандышев и др. / Науч. ред. В.Н. Бурлаков, Б.В. Волженкин. – СПб.: Издательский Дом Санкт-Петербургского государственного университета, Издательство юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, 2005. – 592 с. / С. 34-61, 352-395. – 37,0/4,4 п.л.
    • Кабанов П.А. Структура криминологических знаний: диалектика развития и современное состояние: Лекция. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал Московского гуманитарно-экономического института, 2005. – 39 с. – 2,44 п.л.
    • Кабанов П.А. Электоральная преступность в России: понятие, сущность, причины, предупреждение: Лекция / П.А. Кабанов, А.П. Свигузова. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал Московского гуманитарно-экономического института, 2005. – 76 с. – С. 3-22. – 4,75/1,1 п.л.
    • Кабанов П.А. Криминальная политическая антропология как частная политико-криминологическая теория: Лекция. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал Московского гуманитарно-экономического института, 2006. – 55 с. – 3,44 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая преступность: понятие, сущность, виды, причины, личность политического преступника, меры противодействия (криминологическое исследование): Монография. – Казань: ЗАО «Новое знание», 2006. – 360 с. – 22,25 п.л.
    • Кабанов П.А. Частная криминология: Учебник / Под ред. проф. Д.А. Шестакова / П.А. Кабанов, С.У. Дикаев, Э.Ф. Побегайло и др. – СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2007. – 771 с. – С. 139-204. – 48,7/4,0 п.л.
    • Кабанов П.А. Проблемы девиантного поведения молодёжи: Монография / Под общ. ред. А.И. Числова, Н.В. Блажевича / Блажевич Н.В., Грошева И.А., Гусакова Т.Ф. и др. – Тюмень: Тюменский юридический институт МВД России, 2007. – 255 с./ С. 69-72. – 16,0/0,25 п.л.
    • Кабанов П.А. Криминальная политическая виктимология как частная межотраслевая криминологическая теория: понятие, содержание и место в системе криминологических знаний / П.А.Кабанов, М.М. Садеев. – Казань: ЗАО «Новое знание», 2007. – 104 с. – 6,5/4,0 п.л.
    • Кабанов П.А. Коррупция и антикоррупционная политика: Словарь-справочник / А.Э. Бикмухаметов, Р.Р. Газимзянов, Г.И. Райков и др. / Под общ. ред. П.А. Кабанова. – М.: МедиаПресс, 2008. – 144 с. – 9,0/6,0 п.л.

    Научные статьи, тезисы сообщений и рецензии, опубликованные в иных

    изданиях:

    • Кабанов П.А. К вопросу о понятии тоталитарной преступности в Советском государстве // Следователь. – 1998. – №5. – С. 61-64. – 0,8 п.л.
    • Кабанов П.А. Понятие и криминологическая характеристика политического терроризма // Следователь. – 1998. – №7. – С. 42-46. – 1,0 п.л.
    • Кабанов П.А. Понятие и криминологическая характеристика политической коррупции // Следователь. – 1998. – №8. – С. 48-55. – 1,2 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая криминология – новое научное направление в отечественной криминологии (её предмет и система) // Следователь. – 1999. – №1. – С. 53-57. – 0,6 п.л.
    • Кабанов П.А. Личность политического преступника как объект криминологического исследования // Следователь. – 1999. – №2. – С. 8-12. – 1,0 п.л.
    • Кабанов П.А. Политический терроризм: причины и некоторые меры предупреждения // Следователь. – 1999. – №2. – С. 12-20. – 1,0 п.л.
    • Кабанов П.А. Некоторые аспекты предупреждения политической преступности // Следователь. – 1999. – №3. – С. 38-44. – 0,8 п.л.
    • Кабанов П.А. Понятие и криминологическая характеристика политической преступности // Следователь. – 1999. – №4. – С. 27-33. – 1,0 п.л.
    • Кабанов П.А. Причины политической преступности // Следователь. – 1999. – №5. – С. 46-55. – 1,2 п.л.
    • Кабанов П.А. Некоторые причины тоталитарной преступности как политико-криминологического явления // Следователь. – 1999. – №8.  – С. 52-54. – 0,63 п.л.
    • Кабанов П.А. Политический бандитизм как политико-криминологическая категория // Следователь. – 1999. – №9. – С. 17-19. – 0,46. п.л.
    • Кабанов П.А. О соотношении понятий «государственная» и «политическая» преступность // Следователь. – 1999. – №9. – С. 13-16. – 0,58. п.л.
    • Кабанов П.А. Бунтовская преступность как политико-криминологическая категория // Следователь. – 2000. – №2. – С. 32-38. – 1,0 п.л.
    • Кабанов П.А. Политический рэкет как политико-криминологическое явление // Следователь. – 2000. – №5. – С. 24-25. – 0,23 п.л.
    • Кабанов П.А. Злоупотребление властью как одна из форм проявления политической преступности // Следователь. – 2000. – №6. – С. 37-42. – 1,0 п.л.
    • Кабанов П.А. Международная политическая преступность как политико-криминологическое явление: понятие и формы проявления // Следователь. – 2000. – №7. – С. 48-50. – 0,5 п.л.
    • Кабанов П.А. Тоталитарная преступность должностных лиц Советского государства // Власть: криминологические и правовые проблемы. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2000. – С. 254-271. – 1,2 п.л.
    • Кабанов П.А. Политический вандализм: понятие и основные формы проявления // Право. Бизнес. Население: Материалы всероссийской научно-практической конференции: В 3 ч. – Часть 1: Бизнес и население: правовые аспекты. – Н. Новгород: Институт «Открытое общество», 2000. – С. 104-108. – 0,25 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая криминология: основные этапы и некоторые перспективные направления ее развития в России // Вопросы национальной безопасности в исследованиях правоведов: Сборник научных трудов / Под ред. Г.Н. Горшенкова. – Сыктывкар: КРАГСиУ, 2000. – С. 85-94. – 0,65 п.л.
    • Кабанов П.А. Насильственная политическая преступность (политический экстремизм) // Криминологические проблемы современного российского общества: Сборник научных трудов. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД РФ, 2001. – С. 141-149. – 0,56 п.л.
    • Кабанов П.А. Криминологическая характеристика политической преступности в условиях реформирования российской политической системы (1990-1999 гг.) // Следователь. – 2001. – №2. – С. 26-28. – 0,62 п.л.
    • Кабанов П.А. Основные виды и формы проявления политической преступности в государствах с тоталитарными политическими режимами // Следователь. – 2001. – №4. – С. 37-40. – 0,7 п.л.
    • Кабанов П.А. Основные виды и формы проявления политической преступности в государствах с демократическим режимом // Следователь. – 2001. – №6. – С. 41-45. – 0,72 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая криминология: предмет и система // Криминология: вчера, сегодня, завтра: Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба. – 2001. – №1 (1). – С. 246-247. – 0,1 п.л.
    • Кабанов П.А. Российская политическая криминология: вчера, сегодня, завтра // Следователь. – 2002. – №1. – С. 47-53. – 0,79 п.л.
    • Кабанов П.А. Основные причины существования политической коррупции в современной России // Следователь. – 2002. – №4. – С. 47-51. – 0,6. п.л.
    • Кабанов П.А. О мерах предупреждения политической коррупции в современной России // Следователь. – 2002. – №6. – С. 37-40. – 0,6 п.л.
    • Кабанов П.А. Личность политического преступника в российских средствах массовой информации // Следователь. – 2002. – №8. – С. 51-53. – 0,53 п.л.
    • Кабанов П.А. Коррупция как объект криминологического анализа: основные исследовательские подходы в современной российской криминологии // Следователь. – 2002. – №8. – С. 57-60. – 0,62 п.л.
    • Кабанов П.А. Основные правовые факторы, детерминирующие политическую коррупцию в современном российском обществе // Следователь. – 2002. – №9. – С. 40-43. – 0,41 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая коррупция в России: понятие, сущность и основные формы проявления // Следователь. – 2002. – №10. – С. 27-42. – 1,32 п.л.
    • Кабанов П.А. Теоретические проблемы российской политической криминологии в начале ХХI века // Следователь. – 2002. – №11. – С. 44-48. – 0,42 п.л.
    • Кабанов П.А. Политические спекуляции на проблеме борьбы с коррупцией // Следователь. – 2002. – №12. – С. 48-49. – 0,26 п.л.
    • Кабанов П.А. Российская политическая криминология: возникновение, становление и перспективы развития // Криминология: вчера, сегодня, завтра: Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба. – 2002. – №2 (3). – С. 167-178. – 1,0 п.л.
    • Кабанов П.А. Неординарный учебник // Криминология: вчера, сегодня, завтра: Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба. – 2002. - №4 (5). – С. 227-231. – 0,2 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая коррупция: краткий обзор существующих дефиниций // Следователь. – 2003. – №1. – С. 48-52. – 0,58 п.л.
    • Кабанов П.А. Некоторые перспективные направления исследования политической коррупции в современном российском обществе // Следователь. – 2003. – №2. – С. 56-57. – 0,26 п.л.
    • Кабанов П.А. Современная российская политическая криминология: состояние, проблемы, перспективы // Пiдприемництво, господарство i право. – 2003. – №4. – С. 113-117. – 0,48 п.л.
    • Кабанов П.А. Некоторые наиболее опасные негативные социальные последствия политической коррупции для современного российского общества // Социология коррупции:  Материалы научно-практической конференции (20 марта 2003 года). – М.: ИНИОН РАН, 2003. – С. 188 -195. – 0,43 п.л.
    • Кабанов П.А. Электоральная криминология как частная теория российской политической криминологии: определение предметного поля // Следователь. – 2003. – №6. – С. 52-55. – 0,36 п.л.
    • Кабанов П.А. Российская политическая криминология как отрасль криминологического знания: понятие, сущность, проблемы, перспективы // Сибирский юридический вестник. – 2003. – №2. – С. 73-78. – 0,376 п.л.
    • Кабанов П.А. Виктимогенность политических режимов как одна из проблем современной российской политической криминологии: понятие и сущность // Следователь. – 2003. – №9. – С. 51-52. – 0,2 п.л.
    • Кабанов П.А. Некоторые теоретические проблемы российской политической криминологии на современном этапе ее развития // Проблемы противодействия преступности в современных условиях: Материалы международной научно-практической конференции 16-17 октября 2003 г. – Уфа: РИО БашГУ, 2003. – Часть 1. – С. 155-169. – 0,875 п.л.
    • Кабанов П.А. Политический и уголовный террор как универсальные средства решения политических и экономических проблем // Терроризм в России и проблемы системного реагирования / Под ред. проф. А.И. Долговой. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2004. – С. 47-54. – 0,43 п.л.
    • Кабанов П.А. Совет при Президенте Российской Федерации по борьбе с коррупцией: осознанная необходимость или предвыборный шаг? // Следователь. – 2004. – №1. – С. 50-52. – 0,31 п.л.
    • Кабанов П.А. Виктимогенность криминогенных политических режимов как одно из перспективных направлений криминальной политической виктимологии // Сибирский юридический вестник. – 2004. – №1. – С. 30-32. – 0,27 п.л.
    • Кабанов П.А. Коррупция как угроза национальной безопасности России // Финансы. Экономика. Безопасность. – 2004. – №1. – С. 35-39. – 0,25 п.л.
    • Кабанов П.А. Об основных идеологических факторах, детерминирующих политическую коррупцию в России / П.А. Кабанов, Р.Р. Газимзянов // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики: Серия. Правоотношения и юридическая ответственность: Материалы международной научной конференции 21-24 апреля 2004 г. – Тольятти: Волжский университет им. В.Н. Татищева, 2004. – Часть 2. – С. 113-118. – 0,24/0,12 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая преступность в России: диалектика развития и краткосрочный прогноз // Следователь. – 2004. – №4. – С. 34-41. – 0,683 п.л.
    • Кабанов П.А. Историко-криминологическое исследование противодействия коррупции в России с XVI века по настоящее время / П.А. Кабанов, Р.Р. Газимзянов // Следователь. – 2004. – №6. – С. 45-46. – 0,21/0,11 п.л.
    • Кабанов П.А. Неэффективная политика реформирования России в конце ХХ века как одна из основных причин криминализации российского общества (политико-криминологическое эссе) // Следователь. – 2004. – №7. – С. 44-49. – 0,63 п.л.
    • Кабанов П.А. Коррупционная преступность в Республике Татарстан на рубеже веков (криминологический анализ статистических показателей) / П.А. Кабанов, Р.Р. Газимзянов // Следователь. – 2004. – №10. – С. 53-60. – 0,52 /0,2 п.л.
    • Кабанов П.А. Основные виды электоральной преступности в современной России // Следователь. – 2004. – №12. – С. 39-42. – 0,36 п.л.
    • Кабанов П.А. Коррупция как одна из реальных угроз национальной безопасности России // Национальная безопасность и геополитика России. – 2004. – №9-10. – С. 118-121. – 0,35 п.л.
    • Кабанов П.А. Электоральная преступность в России: понятие, структура, современное состояние // Обеспечение прав личности и интересов государства в современном обществе: сборник тезисов Всероссийской научно-практической конференции Муром, 17-18 декабря 2004 г. / отв. ред. Н.В. Чайковская. – Муром: Издательско-полиграфический центр МИ ВлГУ, 2004. – С. 183-202. – 0,77 п.л.
    • Кабанов П.А. Лишение политических прав как одна из правовых мер сдерживания политической коррупции  / П.А. Кабанов, Р.Р. Газимзянов // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сборник материалов международной научно-практической конференции памяти д.ю.н., проф. В.И. Горобцова (10-11 февраля 2005 г.). Часть 2 / отв. ред. С.Д. Назаров. – Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2005. – С. 64-67. – 0,25/0,12 п.л.
    • Кабанов П.А. Неформальная структура криминологических знаний: диалектика развития и современное состояние // Следователь. – 2005. – №1. – С. 30-38. – 0,81 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая преступность как угроза национальной безопасности России: прошлое и современность // Финансы. Экономика. Безопасность. – 2005. – №2. – С. 29-34. – 0,48 п.л.
    • Кабанов П.А. Электоральная преступность в России: понятие, сущность, современное состояние // Следователь. – 2005. – №2. – С. 55-58. – 0,42 п.л.
    • Кабанов П.А. Организационно-управленческие факторы, детерминирующие политическую коррупцию в современном российском обществе // Следователь. – 2005. – №3. – С. 38-41. – 0,43 п.л.
    • Кабанов П.А. Политическая преступность как криминологическая категория: основные подходы к её определению, понятие, сущность // Следователь. – 2005. – №7. – С. 41-50. – 0,56 п.л.
    • Кабанов П.А. Идеологические причины, детерминирующие политическую преступность в современном обществе // Следователь. – 2005. – №8. – С. 42-43. – 0,31 п.л.
    • Кабанов П.А. Криминальная политическая виктимология как межотраслевая частная криминологическая теория: понятие и предмет // Следователь. – 2005. – №9. – С. 51-56. – 0,54 п.л.
    • Кабанов П.А. Личность политического преступника: понятие и соотношение со смежными категориями // Следователь. – 2005. – №10. – С. 39-44. – 0,42 п.л.
    • Кабанов П.А. Террор как универсальное противоправное средство решения политических и экономических проблем: политико-криминологический анализ явления // Следователь. – 2005. – №11. – С. 49-52. – 0,4 п.л.
    • Кабанов П.А. Политические преступления в международном и национальном праве // Следователь. – 2005. – №11. – С. 61-63. – 0,26 п.л.
    • Кабанов П.А. Криминальный политический экстремизм как вид политической преступности: понятие, сущность, классификация // Следователь. – 2005. – №12. – С. 44-47. – 0,62.
    • Кабанов П.А. Классификация и типология политических преступников как методы научного познания // Следователь. – 2005. – №12. – С. 48-53. – 0,74 п.л.
    • Кабанов П.А. Проблемы сдерживания террора в современном обществе // Национальная безопасность и геополитика России. – 2005. – №5-6. – С. 16-17. – 0,26 п.л.
    • Кабанов П.А. Правовые факторы, детерминирующие политическую преступность в современном обществе // Правовые вопросы национальной безопасности. – 2005. – №3. – С. 24-27. – 0,24 п.л.
    • Кабанов П.А. Тенденции и закономерности проявления «уголовного» и «политического» террора в условиях реформирования российского общества (1997-2002 гг.) // Следователь. – 2006. – №1. – С. 27-33. – 0,58 п.л.
    • Кабанов П.А. Тоталитарная преступность как разновидность государственного криминального политического экстремизма: понятие, сущность, формы проявления и перспективы исследования // Следователь. – 2006. – №1. – С. 37-46.  – 1,02 п.л.
    • Кабанов П.А. Политико-антропологическая характеристика личности политического преступника // Следователь. – 2006. – №2. – С. 37-40. – 0,46 п.л.
    • Кабанов П.А. Социально-политические причины, детерминирующие политическую преступность в современном обществе // Следователь. – 2006. – №2. – С. 41-44.– 0,42 п.л.
    • Кабанов П.А. Криминальное политическое мошенничество как вид политической преступности: понятие и сущность // Следователь. – 2006. – №3. – С. 33-35. – 0,41 п.л.
    • Кабанов П.А. Социально-психологические причины, детерминирующие политическую преступность в современном обществе // Следователь. – 2006. – №3. – С. 36-37. – 0,38 п.л.
    • Кабанов П.А. Социально-экономические причины, детерминирующие политическую преступность в современном обществе // Следователь. – 2006. – №4. – С. 38-40. – 0,36 п.л.
    • Кабанов П.А. Организационно-управленческие факторы, детерминирующие существование политической преступности в России // Следователь. – 2006. – №4. – С. 41-44. – 0,36 п.л.
    • Кабанов П.А. Криминальный политический вандализм как объект политико-криминологического познания: понятие и содержание // Следователь. – 2006. – №6. – С. 52-55. – 0,42 п.л.
    • Кабанов П.А. Типология и классификация как общенаучные методы познания жертв политических преступлений // Следователь. – 2006. – №7. – С. 38-45. – 0,92 п.л.
    • Кабанов П.А. Современная российская криминальная этиология // Следователь. – 2006. – №7. – С. 61-64. – 0,4 п.л.
    •  Кабанов П.А. Отдел по реализации антикоррупционной политики Республики Татарстан как специальный орган противодействия коррупции: правовое положение и компетенция (краткий обзор республиканских правовых актов) // Следователь. – 2006. – №8. – С. 38-41. – 0,4 п.л.
    • Кабанов П.А. Политический терроризм как разновидность криминального политического экстремизма: понятие, сущность, виды, перспективы познания // Следователь. – 2006. – №9. – С. 37-42. – 0,82 п.л.
    • Кабанов П.А. Криминальная корпоративная виктимология как частная виктимологическая теория: понятие и попытка определения предметного поля // Следователь. – 2006. – №9. – С. 29-33. – 0,42 п.л.
    • Кабанов П.А. Криминальная корпоративная виктимология: понятие и предмет // Сибирский криминологический журнал. – 2006. – №1. – С. 26-31. – 0,38 п.л.
    • Кабанов П.А. Международная политическая преступность как вид государственного политического экстремизма: понятие, сущность, виды // Безопасность бизнеса. – 2006. – №3. – С. 12-15. – 0,46 п.л.
    • Кабанов П.А. Жертвы политических преступлений: понятие, содержание и виды // Актуальные проблемы экономики и права. – 2007. – №1. – С. 159-163. – 0,61 п.л.
    • Кабанов П.А. Коррупция как объект криминологического познания  // Криминология: вчера, сегодня, завтра: Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба. – 2007. – №2 (13). – С. 154-167. – 1,0 п.л.
    • Кабанов П.А. Криминологическая таксономия: понятие, содержание, таксономические единицы и основания их группировки // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. – 2007. – №1-2. – С. 25-29. – 0,42 п.л.
    • Кабанов П.А. Электоральная коррупция в провинциальном городе: опыт политико-криминологического исследования электорального поведения / Кабанов П.А., Ароян Е.В. // Следователь. – 2007. – №4. – С. 46-49. – 0,42/0,2 п.л.
    • Кабанов П.А. Криминологический анализ организационно-управленческих причин политической преступности в современном обществе // Юрист. – 2007. – №8. – С. 5-8. – 0,42 п.л.
    • Кабанов П.А. Криминальный политический вандализм как средство обеспечения политической деятельности: содержание и виды // Безопасность бизнеса. – 2007. – №3. – С. 9-11. – 0,32 п.л.
    • Кабанов П.А. Современная российская криминальная политическая виктимология: понятие, предмет и ближайшие перспективы развития // Юридическое образование и наука. – 2007. – №3. – С. 24-28. – 0,46 п.л.
    • Кабанов П.А. Криминологическая классификация жертв политических преступлений в современной российской криминальной политической виктимологии // Юридическое образование и наука. – 2007. – №4. – С. 24-27. – 0,4 п.л.
    •  Кабанов П.А. Современная криминальная виктимология: понятие, сущность и перспективы развития // Следователь. – 2007. – №5. – С. 33-39. – 0,62 п.л.
    • Кабанов П.А. Политико-криминологический анализ пятилетней «войны» с международным терроризмом // Следователь. – 2007. – №6. – С. 62-64. – 0,24 п.л.
    • Кабанов П.А. Виктимологическая реабилитация жертв преступлений и злоупотреблений властью в системе виктимологического воздействия на преступность: понятие и содержание // Следователь. – 2007. – №7. – С. 35-38. - 0,43 п.л.
    • Кабанов П.А. Антикоррупционная экспертиза нормативно-правовых актов и их проектов: региональная практика назначения, проведения и оформления // Следователь. – 2007. – №8. – С. 18-23. – 0,6 п.л.
    • Кабанов П.А. Пробелы в региональном антикоррупционном законодательстве, связанные с механизмом его реализации (на материалах правовых актов Республики Татарстан) / П.А. Кабанов, Р.Р. Газимзянов // Следователь. – 2007. – №9. – С. 41-42. – 0,4/0,2 п.л.
    • Кабанов П.А. Виктимология терроризма как частная виктимологическая теория: понятие, содержание, предмет, структура // Следователь. – 2007. – №12. – С. 31-34. – 0,42 п.л.
    • Кабанов П.А. Криминологическая типология жертв политических преступлений в отечественной криминальной политической виктимологии // Адвокатская практика. – 2007. – №6. – С. 7-11. – 0,48 п.л.
    • Кабанов П.А. Республиканский совет по реализации антикоррупционной политики как субъект противодействия коррупции в Республике Татарстан: правовое положение, структура и компетенция // Следователь. – 2008. – №1. – С. 10-13. – 0,4 п.л.
    • Кабанов П.А.  Политическая ненависть или вражда как один из мотивов преступлений экстремистской направленности // Следователь. – 2008. – №2. – С. 57-58. – 0,32 п.л.
    • Кабанов П.А. О втором издании учебника Д.А. Шестакова. Полемические заметки // Криминология: вчера, сегодня, завтра. Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба. – 2008. – №1(14). – С. 14-24. – 0,8 п.л.
    • Кабанов П.А. Основные факторы, детерминирующие коррупцию в обществе // Криминология: вчера, сегодня, завтра. Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба. – 2008. – №1(14). – С. 89-107. – 1,1 п.л.
    • Кабанов П.А. Виктимология тоталитаризма: понятие, предмет, структура, задачи // Следователь. – 2008. – №4. – С.52-55. – 0,42 п.л.

Кудрявцев В.Н., Лунеев В.В. Политическая преступность // Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М., 1999. – С.191.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.