WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Международный экологический правопорядок и экологические права человека

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

 

На правах рукописи

 

ПУШКАРЕВА ЭЛЬВИРА ФАРИТОВНА

 

 

 

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ПРАВОПОРЯДОК И ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

 

 

12.00.10 – Международное право. Европейское право.

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

Москва – 2008

Общая характеристика исследования

Актуальность темы исследования обусловлена высокими уровнями загрязнения окружающей среды во всем мире, огромными отрицательными социальными, экономическими, политическими, экологическими последствиями для общества, вызванные ухудшением состояния природной среды, нерациональным природопользованием, недостатками международно-правового регулирования в этой области, проблемами национального природоохранного законодательства и практики его применения.

На современном этапе актуальность вопроса об обеспечении международного правопорядка не требует особых доказательств. Межнациональные, межрегиональные конфликты, несовершенство механизма ООН по обеспечению мира и безопасности, проявившиеся в случаях применения силы НАТО в отношении Югославии, США в отношении Ирака, террористические акты против США, угроза глобального экологического кризиса – все это говорит о наличии большого количества противоречий в межгосударственных отношениях, и в целом, серьезных проблем в обеспечении мирового порядка. Тем не менее, по мнению ученых, на данном этапе формируется новый мировой порядок , в основу которого будет положена новая система ценностей. Прежде всего, это реальное уважение и защита прав каждого государства, каждого человека, охрана окружающей среды и рациональное природопользование. Насколько мир преуспеет в решении этих сложных задач, настолько реальнее можно будет говорить о безопасности человечества.

Еще в преамбуле и принципах Стокгольмской декларации 1972 г. отмечено, что охрана и улучшение среды, в которой живет человек, представляет собой важнейшую проблему, отражающуюся на благоденствии народов и экономическом развитии во всем мире. Природные ресурсы Земли, в том числе воздух, вода, земельные массивы, флора, фауна и особенно представительные образцы природных экосистем, должны ограждаться ради блага нынешнего и будущих поколений путем тщательного планирования и продуманного использования . С 1992 г. государства официально ввели в оборот термин «устойчивое развитие» и стремятся строить свою жизнь в соответствии с принципами, закрепленными в Декларации Рио от 1992 г. Следующим важным шагом в претворении в жизнь концепции устойчивого развития стал Саммит по устойчивому развитию в Йоханнесбурге в 2002 г . При этом, с самого момента появления концепции устойчивого развития государства не подвергали сомнению важность принципа либерализации торговли и не противопоставляли ему указанную концепцию. И в настоящее время для применения ограничений в торговле мало просто факта нарушения государством принципов международного права окружающей среды. Концепция либерализма и сейчас фактически безраздельно доминирует на мировом рынке . Процесс поиска золотой середины между применением концепций либерализма и устойчивого развития продолжается. Процесс будет долгим, но плодотворным. Ведь экологическая составляющая концепции устойчивого развития ни в коем случае не предполагает установление дополнительных препятствий в международной торговле (Принцип 12 Декларации Рио 1992 г.). Имеется в виду лишь необходимость максимального учета экологических требований при экономической деятельности, признание экологических проблем общечеловеческими и сотрудничество государств в их решении. То, что это так, а не иначе подтверждается и тем, что концепция устойчивого развития признана развивающимися государствами.



Что касается возможного толкования такого положения концепции устойчивого развития, как оказание всесторонней помощи развивающимся государствам в разных аспектах экономического развития в качестве дополнительной обязанности развитых государств – то это не подтверждается реальностью. Обязанность развитых государств помогать развивающимся государствам  существует в той степени, в какой они добровольно берут на себя такие обязательства. Это относится и к помощи в области окружающей среды. Ведь основная идея концепции устойчивого развития - как раз в осознании и развитыми и развивающимися государствами взаимозависимости мира. Дело здесь не в легализации требований о помощи со стороны развивающихся государств и не в возникновении дополнительных обязанностей у развитых государств. Важно, чтобы развивающиеся государства максимально в пределах имеющихся ресурсов старались следовать принципам охраны окружающей среды и рационального природопользования, а развитые государства помогали в решении экологических проблем добровольно, но осознавая взаимозависимость мира, тоже максимально в пределах имеющихся ресурсов.

Итак, с одной стороны, после Конференции в Рио 1992 г. можно констатировать то, что, когда стало ясно, что будущее человечества в опасности, государства проявили готовность договориться о решении общих проблем, и даже о частичном делегировании своих суверенных прав. Кроме того, международное сообщество признало, что экономические и экологические проблемы взаимосвязаны. С другой стороны, имеют место и иные тенденции. На специальной сессии Генеральной Ассамблее ООН в июне 1997 г., посвященной пятилетней годовщине Конференции ООН по окружающей среде и развитию, было определено, что экономическое, социальное, техническое развитие общества на Земле продолжается со знаком минус по отношению к окружающей среде, по существу ведет к экологической катастрофе, а не удаляется от нее. Что же не побуждает или не позволяет государствам решать эти глобальные вопросы, каковы препятствия в достижении общих намеченных целей? Здесь, конечно, важно рассмотреть правовые аспекты данного вопроса.

В целом, устойчивое развитие общества возможно только в условиях мирового порядка , для обеспечения которого необходима всеобъемлющая система безопасности, которая должна обеспечивать военную, политическую, экономическую, экологическую и правовую безопасность. При этом, если о военной, политической и экономической безопасности речь ведется давно, созданы известные международно-правовые ее основы, то экологическая безопасность пока в большей степени является лозунгом.

Правильнее сказать, что международный экологический правопорядок как юридическое явление формируется на базе международно-правовых документов, которые ориентируют государства, других субъектов международного права на обеспечение благоприятной окружающей среды и рациональное природопользование на благо настоящего и будущих поколений людей. При этом важно понять, что эту проблему нельзя решить в рамках одного региона – необходим комплексный подход, достижение благоприятной для жизни окружающей среды во всем мире, устойчивого развития всего человечества. В этой связи, на современном этапе все чаще ставится вопрос о наличии у развитых государств обязанности активно предоставлять развивающимся государствам помощь, что закреплено во многих документах в области окружающей среды. В литературе даже отмечается, что глобальный характер экологических задач способствуют формированию новой философии и практики международного экономического взаимодействия, основанной на необходимости помощи сильных участников мирового хозяйства слабым в решении взаимосвязанных задач экономики и экологии . Важно, однако, не только предусмотреть на международно-правовом уровне экономическую помощь развивающимся государствам, но и изучить, определить, какие способы ее осуществления будут наиболее эффективными с учетом известных претензий развивающихся государств к западным компаниям – инвесторам, которые пользуются отсутствием у таких государств экологических стандартов европейского уровня. Кроме того, важно определить, что сделать для того, чтобы развивающиеся государства не злоупотребляли обязанностью развитых государств экономически помогать им. Что еще более важно – какие способы воздействия на государства с целью вовлечения их в договоры в области охраны окружающей среды существуют в целом.

Основой обеспечения правовой безопасности является обеспечение равноправия государств, прав каждого государства, а также обеспечение прав человека в соответствии с международными договорами в данной сфере. При этом связующим звеном обеспечения экологической и правовой безопасности являются экологические права человека. Должный уровень обеспечения экологических прав человека и их защита как на национальном, так и на международном уровнях, бесспорно, положительно скажется на обеспечении международного экологического правопорядка. Ведь результатом этой деятельности будет здоровая, благоприятная для жизни  человека окружающая среда, сохраненные для будущих поколений природные ресурсы. Так, контрольные органы, утвержденные международными конвенциями по правам человека, играют не последнюю роль в обеспечении выполнения своих обязательств государствами по Пакту о гражданских и политических правах 1966 г., Пакту об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., Конвенции против пыток 1984 г., Конвенции по правам ребенка 1989 г. и т.д. Речь идет не только об обеспечении и защите прав, закрепленных в данных документах, а также об обеспечении международного правопорядка в целом.

Что касается экологических прав человека, то на современном этапе наибольшего прогресса по контролю за их обеспечением на международном уровне достиг Европейский суд по правам человека, который, за отсутствием специальной статьи, принимает и рассматривает жалобы по экологическим вопросам, руководствуясь ст. 8. Следующим важным шагом по защите экологических прав человека в рамках Европы стало включение ст. 37 в Хартию Европейского Союза об основных правах 2000 г., а также принятие  в 1998 г. Конвенции о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды. Однако в целом существуют проблемы применения Хартии, оценки юридической силы ее положений, а также в том, что в ст. 37 не закреплены конкретные экологические права. Отсутствие специальной статьи об экологических правах можно констатировать и в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Еще сложнее дело обстоит на универсальном уровне.

Несмотря на существенное значение темы защиты экологических прав человека на международном уровне, контроля за их обеспечением государствами со стороны международного сообщества, она не получила достаточно детального освещения в науке международного права, что и определяет актуальность данного диссертационного исследования. Кроме того, несмотря на глубокие исследования в науке международно-правовых вопросов в области окружающей среды, тема обеспечения международного экологического правопорядка, понятие, механизм его обеспечения, взаимосвязи обеспечения экологических прав человека и международного экологического правопорядка в свете концепции устойчивого развития практически не исследована. Все это говорит об актуальности темы исследования.

Состояние разработки темы характеризуется тем, что при изучении проблем международного права окружающей среды, вопросов обеспечения международного экологического правопорядка касались А.С. Тимошенко, М.Н. Копылов, М.М. Бринчук, Е.Е. Вылегжанина, К.А. Бекяшев, Г.В. Игнатенко, О.С. Колбасов, Л.В. Сперанская, К.В. Третьякова, С.В. Виноградов, Ю.Н. Малеев, Т.В. Петрова, И.Ф. Панкратов, А.Ю. Галяметдинова, И.И. Гагаров. Специальное исследование отдельных аспектов обеспечения и защиты экологических прав человека проводилось М.И. Васильевой, О.Л. Дубовик, Иконицкой, С.А. Боголюбовым, А.А. Третьяковой, С.Н. Горбуновым, С.Л. Байдаковым, Н.Н. Гришиным, Р.И. Ахметшиным, Ю.С. Черепанцевой, Ю.С. Шемшученко. Особо следует отметить труды Е.А. Лукашевой, В.А. Карташкина, которые посвящены исследованиям в области прав человека в контексте стратегии устойчивого развития.

Более высокий уровень обеспечения и защиты экологических прав человека в ряде зарубежных государств констатируется в научных разработках по данной проблеме. Значительный научный вклад внесли Г.В. Бостон, М. Стюарт Мэддан, Э. Бойл, Д. Фабер, М.Б. Геррард, С. Фостер, М.П. Андерсен, Р.Р. Черчиль (США). Обеспечению и защите экологических прав в своих государствах способстовали научные исследования В. Хурра (Индия), Е. Фернандеса (Бразилия), Б.А. Масри, М. Иззи Диина, М. Афзал Зуллаха, М. Хассан Хана (Пакистан). Экологическим правам человека в контексте международного права посвящены труды Э. Бойла, М.Р. Андерсена, Р.Р. Черчиля. Серьезное исследование прав будущих поколений проведено Э.Б. Вайс. На совершенствование норм Европейского Союза по защите прав человека нацелены труды Вебера, Ван Дика, Ван Хофа.

Международно-правовые проблемы охраны окружающей среды исследованы в трудах А.Янкова, Э. Бойла, Р.Вольфрума, Н.Матц, И.Шихаты, Д.Феррети, С.Чарновиц, Т.Вальде, Д.Эсти, Д.Викхама, Ф.Ногалиса, Е.П. Десомбре, М.П. Докси, Д. Брэка, С.Д. Корра, Д. Атика, М. Джениса, Д. Нойеса, Р. Бенедика, С. Дасгупты, Дж.М. Буганана, Р. Корнеса, И.А. Баулеса, Хо-Вон Йонга.

Предмет и цели исследования. Предметом исследования являются международные правоотношения по охране окружающей среды и защите экологических прав человека.

Цель исследования заключаются в том, чтобы на основе теоретического анализа международного права окружающей среды, а также сравнительного анализа законодательства ряда государств по обеспечению и защите экологических прав человека, правоприменительной практики, а также международных механизмов по защите экологических прав человека исследовать теоретические основы обеспечения современного международного экологического правопорядка.

Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи:

-  осмыслить концепцию устойчивого развития как мировоззренческую составляющую методологической основы  международного права;

-   выявить тенденции учета экологических факторов при международно-правовом регулировании экономической деятельности;

- сформулировать понятие международного экологического правопорядка, провести теоретический анализ структуры международного экологического правопорядка;

  1. сформулировать понятие механизма обеспечения международного экологического правопорядка, выявить его элементы;
  2. выявить недостатки и пробелы в международно-правовом регулировании обеспечения международного экологического правопорядка и выработать рекомендации по повышению эффективности международно-правового регулирования в данной сфере;
  3. сформулировать понятие экологических прав человека, дать их классификацию;
  4. установить место экологических прав человека в системе международного права;
  5. оценить состояние зарубежного и российского законодательства по обеспечению и защите экологических прав человека, предложить рекомендации по его совершенствованию;
  6. оценить состояние международного права по защите экологических прав человека;
  7. выработать рекомендации по повышению эффективности международно-правового регулирования защиты экологических прав человека.

Методологическая и теоретическая основа исследования. Методологической основой исследования являются учения о взаимодействии общества и природы, о государстве и праве, о международных отношениях и международном праве, о взаимодействии международного права и национальных систем права. Наряду со сравнительно-правовым, историческим и логическими методами в диссертации использованы социологический и статистический методы.

Теоретической основой исследования стали, кроме отмеченных выше специальных работ по вопросам правового режима окружающей среды, общетеоретические труды ученых-юристов по международному праву и теории права А.А. Алексеева, Ю.М. Колосова, А.Н. Вылегжанина, А.П. Мовчана, И.И. Лукашука, А.Л. Колодкина., А.А. Ковалева, А.Я. Капустина, Л.Н. Шестакова, С.В. Черниченко, О.И. Тиунова, В.С. Иваненко, В.С. Нерсесянца, Г.В. Игнатенко, Ф.М. Раянова, И.А. Иконицкой, А.И. Бобылева  и др.

При разработке темы диссертант опирался также на труды исследователей в области философии, экономики и экологии природопользования, естественных и технических наук.

Научная новизна и значимость диссертационного исследования заключается в формулировании и обосновании теории обеспечения международного экологического правопорядка в контексте  устойчивого развития, что представляет собой решение серьезной научной проблемы, имеющей важное социальное и политическое значение. Концепция устойчивого развития рассматривается как мировоззренческая составляющая методологической основы  международного права. Осуществляется попытка решения одной из наиболее сложных проблем в рамках концепции устойчивого развития – проблемы достижения целей охраны окружающей среды от загрязнения и рационального природопользования с одной стороны, и, экономического развития с другой стороны. В работе  выявлены современные тенденции учета экологических факторов при международно-правовом регулировании экономической деятельности. Проанализированы экологические положения международных инвестиционных договоров, исследована практика международных финансовых организаций по обеспечению экологической безопасности финансируемых проектов, предложены соответствующие рекомендации по повышению уровня учета экологических факторов при осуществлении экономической деятельности.

В диссертации сформулировано понятие международного экологического правопорядка, проведен теоретический анализ его структуры.  Проанализировано правовое понятие и определены элементы механизма обеспечения международного экологического правопорядка. На основе практики использования государствами экономико-правового механизма обеспечения международного экологического правопорядка выявлены проблемы в этой области и предложены рекомендации по воздействию на государства, с целью поощрения их участия в международных договорах по охране окружающей среды и, в целом, в природоохранной деятельности в рамках концепции устойчивого развития. Исследованы проблемы международно-правового механизма обеспечения международного экологического правопорядка, на основании чего предложено понятие «экоцида», обоснована необходимость его включения в юрисдикцию Международного уголовного суда. Сформулированы предложения по мерам воздействия на государства – нарушителей международного права окружающей среды. Критически, с научных позиций исследована проблема экологической интервенции, которая все чаще поднимается в зарубежной литературе. Обоснована необходимость совершенствования международно-правового регулирования и применения мер ответственности в данной сфере.

Определены взаимосвязи между обеспечением международного правопорядка и прав человека, международного экологического правопорядка, экологических прав человека и устойчивого развития. Установлено место экологических прав человека в системе международного права. Сформулировано понятие экологических прав человека, дана их классификация. На основе сравнительно-правового исследования выявлено состояние национального законодательства в этой области и тенденции его развития. Исследован вопрос о субъектах экологических прав, проблема признания в качестве таковых народов, будущих поколений. Доказана необходимость кодификации экологических прав человека путем принятия Международного пакта об экологических правах человека. Обоснована необходимость создания специального конвенционного органа для контроля над выполнением обязательств государств по Пакту, определен круг его полномочий. Сделаны рекомендации по совершенствованию европейского механизма по защите экологических прав человека.

Развиваемая автором концепция имеет теоретическое и практическое значение. Выдвинутые в работе положения составляют, вместе с тем, научную площадку для дальнейшего развития учения о структуре международного экологического правопорядка, направлениях его развития, что особенно важно именно сегодня, в период формирования экологических ценностных компонентов, которые будут привнесены в основу современного международного правопорядка. Роль экологических прав человека, здоровой окружающей среды возрастает и на уровне международного правосознания, поскольку без должного уровня их обеспечения невозможно устойчивое развитие.

С учетом результатов анализа международного права окружающей среды выявлены пробелы в современном российском природоохранном законодательстве в части защиты экологических прав человека. Исследование существующих международных универсальных и региональных органов в области прав человека и охраны окружающей среды показало необходимость  дальнейшего совершенствования соответствующих институциональных и договорно-правовых основ для защиты экологических прав человека, охраны окружающей среды и рационального природопользования в рамках концепции устойчивого развития.

На защиту выносятся, с учетом изложенного, следующие научные положения, в своей совокупности составляющие теоретические основы обеспечения современного международного экологического правопорядка:

1. В число методологических основ исследования современного международного права неизбежно включается анализ состояния, содержания и характера реализации концепции устойчивого развития. При этом сущностное содержание феномена устойчивого развития следует считать устоявшимся: устойчивое развитие – это такое социально-экономическое и экологическое развитие, которое направлено на сохранение мира на всей планете, на разумное удовлетворение потребностей людей при одновременном улучшении качества жизни ныне живущих и будущих поколений, на бережное использование ресурсов планеты и сохранение природной среды, на развитие экономики таким образом, чтобы оно не сопровождалось опасным загрязнением и разрушением природной среды. Концепция устойчивого развития должна рассматриваться во многих аспектах: политико-правовом, экономическом, социальном, международном и информационном. Если принцип устойчивого развития будет сформирован в международном праве, то это будет общепризнанный принцип международного права, который войдет в систему основных принципов международного права.

2. Связь современного международного права и концепции устойчивого развития проявляется, прежде всего, в следующем. Во-первых, одной из основных задач международного права является обеспечение безопасности государств, а в современном мире обеспечение безопасности невозможно без соблюдения принципов устойчивого развития. Во-вторых, концепция устойчивого развития раскрывает суть проблем, в том числе международно – правовых, стоящих перед государствами в  современных условиях. В-третьих, принимая во внимание изложенные выше положения,  концепцию устойчивого развития можно в настоящее время квалифицировать в качестве новой мировоззренческой основы прав человека.

3. К настоящему времени целесообразно выделить два направления в международном праве, дальнейшее развитие которых может привести к определенному балансу экологических и экономических факторов при международно-правовом регулировании экономической деятельности. Первое -  это включение экологических положений в международные инвестиционные соглашения. В работе выявляются и исследуются соответствующие проблемы и недостатки, предлагаются рекомендации, которые будут способствовать достижению  государствами  экологических целей при регулировании инвестиционной деятельности.

Второе – это экологизация процедур и механизмов, применяемых международными финансовыми институтами. Наиболее предметные выводы и рекомендации в данной сфере сформулированы на основе  исследования деятельности Всемирного Банка. Интересам международного сообщества отвечала бы более совершенная деятельность Всемирного Банка по уточнению своих процедур и механизмов в области защиты окружающей среды; на основе анализа практики деятельности Инспекционного Совета Всемирного Банка предлагается расширить мандат этого Совета, включив в компетенцию Инспекционного Совета превентивные функции, а после проведенного, согласно предусмотренным процедурам, расследования еще и право осуществлять мониторинг за реализацией проекта и давать  соответствующие рекомендации.

4. Современный международный правопорядок включает в себя международный экологический правопорядок, который можно определить как систему правоотношений, складывающихся в соответствии с общим международным правом, призванную обеспечить благоприятную окружающую среду для жизни настоящего и будущих поколений.

5. Механизм обеспечения международного экологического правопорядка – это система правовых средств, с помощью которых осуществляются международно-правовые нормы о рациональном использовании природных ресурсов и о защите окружающей среды. В числе важнейших элементов этого механизма можно выделить экономико-правовой, организационно-контрольный, международно-правовой и национально-правовой. При этом, на первое место следует выдвинуть экономико-правовой механизм, который является основой оздоровления окружающей среды. На международном уровне это, прежде всего, механизм экономической, технической помощи, оказываемой развивающимся государствам, и в первую очередь, экономически слабым государствам, которые не в состоянии обеспечить должный уровень состояния окружающей среды в районах, находящихся под их юрисдикцией. Такие государства в настоящее время опасно оставлять наедине с их экологическими проблемами, в силу взаимосвязанности мира, невозможности обеспечить благоприятную для жизни человека окружающую среду в определенном, отдельно взятом регионе. Поэтому эти государства, в общих интересах международного сообщества целесообразно активнее вовлекать в международное сотрудничество в данной сфере. При этом следует учитывать, что на современном этапе, в выполнение соответствующих норм международного природоохранного права, существующих стандартов, механизмов международные организации используют различные инструменты для поощрения участия государств в международных соглашениях в области защиты окружающей среды (помощь, дифференцированные обязательства, создание клубов и др.), а также для наказания за нарушение таких соглашений (экономические санкции, угроза их применения и др.).

6. В качестве меры по совершенствованию правового регулирования ответственности за нарушение международно-правовых норм об охране окружающей среды, предлагается включить в состав преступлений, подсудных Международному уголовному суду (создан на основе Римского Статута, вступившего в силу 1 июля 2002 г.), экоцид в период вооруженного конфликта. Это позволит со временем решить вопрос об использовании юрисдикции Международного уголовного суда и в отношении экоцида в мирное время. Экоцид определяется в работе как умышленные действия, направленные на причинение невосполнимого ущерба природе или приводящие к нарушению экологических взаимосвязей в природе, либо иное воздействие на окружающую среду, которое имеет широкие, долгосрочные или серьезные последствия и представляет опасность для жизни человека.

7. Отношения государств в области защиты экологических прав человека находятся, прежде всего, в сфере действия двух отраслей международного права: защиты  окружающей среды и прав человека; совокупность правовых норм, регулирующих данные отношения, составляет межотраслевой институт международного права окружающей среды и прав человека. При этом под экологическими правами понимаются права индивида, связанные с обеспечением благоприятной окружающей среды и природопользованием, закрепленные в международно-правовых источниках, которые применимы в отношении каждого человека. Если в отношении универсальности других прав человека (не экологических) могут возникнуть сомнения, то именно экологические права человека, prima facie, претендуют на универсальность. Это подтверждают результаты сравнительного анализа договорной практики и законодательств ряда государств в области защиты окружающей среды и экологических прав человека (России, Индии,  Пакистана, США, Японии, Кении). При этом, оценивая тенденции в развитии прав человека, следует взвешенно подходить к соотношению, с одной стороны, европейских  стандартов, положенных в основу большинства универсальных договоров, и, с другой стороны, культуры, религий иных цивилизаций  - индийской, исламской, африканской и т.д.)





8. Для обеспечения выполнения государствами международных обязательств в области охраны окружающей среды и прав человека, национальное право государств должно содержать положения об обеспечении и защите экологических прав человека. При этом, экологические права человека – это неотчуждаемые, принадлежащие каждому человеку права, связанные с обеспечением благоприятной окружающей среды; они относятся к личным правам; их обеспечение не должно зависеть от экономического развития того или иного государства. Основой обеспечения экологических прав является принятие государствами определенных обязательств с целью поддержания пригодности биосферы для всего живого, для обеспечения существования современного общества и будущих поколений.

9. Предлагается следующий подход к классификации экологических прав человека: фундаментальное экологическое право, иные экологические права граждан (права-гарантии), права граждан, смежные с экологическими. Однако, по мнению диссертанта, фундаментальным экологическим правом, наряду с правом на благоприятную окружающую среду, является право на общее природопользование. Право на общее природопользование включает право человека пользоваться всеми благами окружающей его природы, необходимыми для его жизни. В работе исследованы права, которые являются составляющими права на природопользование.

10. В дополнение к двум пактам о правах человека 1966 г. целесообразно разработать и принять Международный Пакт об экологических правах человека. В этом документе можно было бы отразить комплексный подход к регулированию международных отношений, связанных с обеспечением прав каждого человека на благоприятную окружающую среду. Начальным шагом в этом направлении может стать принятие разработанного Комиссией ООН по правам человека и Подкомиссией ООН по предупреждению дискриминации и защиты меньшинств Декларации принципов по правам человека и окружающей среде. С учетом данного документа впоследствии может быть разработан и принят Международный Пакт об экологических правах человека.

11. Результаты анализа деятельности универсальных международных органов в области защиты экологических прав человека, практики приема и рассмотрения индивидуальных жалоб показывают, что необходимо совершенствовать институциональные основы их деятельности,  создавать, в том числе и специальные контрольные механизмы. Соответственно, в предлагаемом Международном Пакте об экологических правах человека целесообразно предусмотреть учреждение контрольного органа – Комитета ООН по экологическим правам человека,  определив его задачи, функции и полномочия.

12. В рамках мер совершенствования европейского механизма по защите экологических прав человека, целесообразно развить международно-правовые основы защиты этих прав в рамках Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод 1950 г. Речь идет о разработке Дополнительного протокола к ней, в котором можно определить комплексный подход к обеспечению экологических прав человека в рамках Совета Европы.

Апробация работы и внедрение результатов исследования. Основные положения, выводы и рекомендации диссертанта были изложены в опубликованных работах, а также в докладах и сообщениях на международных, Всероссийских, региональных научно-практических и научно-теоретических конференциях по правовым вопросам охраны окружающей среды, правам человека,  международному  праву в  г. Оренбурге  (1996,  1997,  2000,  2003 гг.), г. Москве (1999, 2000, 2001 гг,), г. Самаре (2003 г.); на международной конференции по проблемам приграничного сотрудничества, проведенной Администрацией Оренбургской области (2001 г.); на международной конференции по управлению охраной окружающей среды и природопользованием, участию общественности в принятии экологически значимых   решений,   экологической   справедливости  и  экологической  этике  (г. Лонг Бич, США, 2002 г.); на международной конференции по защите культурных ценностей и природного наследия (г. Афины, США, 2002 г.); на симпозиуме по проблемам международного морского права (г. Кордоба, Испания, 2003 г.); на международных семинарах и конференциях, проведенных в Институтe им. Макса Планка (г. Гайдельберг, Германия, 2004-2005 гг.); при работе Комитета по международному праву окружающей среды Ассоциации международного права (г. Афины, Греция, 2006 г.).  Некоторые разработки диссертанта прошли апробацию в научно-исследовательских проектах, выполненных в Государственном научно-исследовательском учреждении "Совет по изучению производительных сил" при Президиуме Российской академии наук.

Изложенный в диссертации материал был использован в лекционных курсах по экологическому праву, международному праву, праву Европейского Союза, специальным курсам по правам человека, международному праву окружающей среды. Лекция на тему «Экологические права человека» была представлена на юридическом и экологическом факультетах Университета штата Джорджия (США).

Положения, рекомендации и выводы, высказанные автором, могут быть использованы при подготовке новых и совершенствовании действующих нормативных правовых актов по обеспечению и защите экологических прав человека, разработке Международного Пакта об экологических правах человека, при создании концепций совершенствования международного экологического правопорядка. Материалы настоящего диссертационного исследования могут быть использованы в теоретической и практической деятельности специалистами в области международного права.

Объем и содержание работы. Содержание работы изложено на 350 страницах. Она состоит из введения, четырех глав, списка использованной литературы. Структура работы позволяет последовательно исследовать теоретические и практические аспекты темы. Исследуются правовое понятие, структура и принципы международного экологического правопорядка в контексте концепции устойчивого развития (глава 1), механизм обеспечения международного экологического правопорядка (глава 2), понятие, сущность, субъекты экологических прав человека (глава 3), механизмы защиты экологических прав человека в международном праве в контексте обеспечения международного экологического правопорядка (глава 4).

В первой главе рассмотрены теоретические проблемы обеспечения международного экологического правопорядка в контексте устойчивого развития, сформулировано понятие международного экологического правопорядка, проведен теоретический анализ структуры международного экологического правопорядка.

На современном этапе термин международный экологический правопорядок используется как в национальной, так и в зарубежной научной литературе. Однако, теоретико-правовое исследование понятия, структуры международного экологического правопорядка пока еще не проводилось. Поэтому исследование такой новой правовой категории как международный экологический правопорядок представляет несомненный научный и практический интерес. В работе отмечается, что следует различать реальный международный экологический правопорядок и абстрактно-должный международный экологический правопорядок. В абстрактно-общей форме правовой порядок как должный порядок устанавливается при правовом регулировании общественных отношений. Международный экологический правопорядок в таком абстрактном значении является предметом правовой регуляции, это статичное состояние права, абстрактно-общие нормы объективного права, которые предусматривают юридически должный порядок взаимоотношений государств и других субъектов международного права окружающей среды. Реальный же правопорядок – это результат действительного соблюдения в жизни требований должного правопорядка, наличный итог реального действия на практике норм объективного права, их реализации в надлежащих правовых формах, их конкретизации и осуществления в виде субъективных прав, исполнения в виде субъективных юридических обязанностей. Понятие международного экологического правопорядка должно отражать  то, что это порядок, который не только предусмотрен в нормах международного права, но и осуществляется на деле, в практике международных отношений. Следовательно, соблюдение государствами своих обязательств в области охраны окружающей среды и рационального природопользования составляет основу международного экологического правопорядка.

В целом, международный экологический правопорядок можно определить как систему правоотношений, складывающихся в соответствии с общим международным правом, призванную обеспечить благоприятную окружающую среду для жизни настоящего и будущих поколений.

Здесь же важно отметить положение о том, что все субъекты права, независимо от различий в их правовом статусе и роли в процессе реализации права, являются формально равными субъектами процесса установления и функционирования правового порядка. Это утверждение верно и в отношении международного экологического правопорядка. Все субъекты международного права окружающей среды являются равными субъектами процесса установления и функционирования международного экологического правопорядка.

В основу исследования структуры международного экологического правопорядка положен теоретический анализ структуры правопорядка в общей теории права, а также структуры международного правопорядка. В работе определены и исследованы элементами структуры международного экологического правопорядка.

В диссертации доказано, что международный экологический правопорядок является фактором устойчивого развития. Исследуются понятия, исторические предпосылки устойчивого развития. На основании данного анализа в работе делается вывод о том, что устойчивое развитие дорога труднодостижимая. Ведь в общественной жизни в неразрывной связи действует система политических, экономических, социальных, правовых, культурных, национальных, конфессиональных, демографических факторов, каждый из которых имеет свои подсистемы, свои структуры. Противоречивость внутри каждого из факторов, а также между ними выступает антиподом устойчивому развитию. В современной науке существуют различные подходы к определению устойчивого развития, делается много попыток выделить основные слагаемые устойчивости. Из множества определений устойчивости следует выделить наиболее простое: устойчивое общество – это общество, способное существовать в течение жизни многих поколений, общество достаточно дальновидное, гибкое, мудрое, чтобы не разрушать поддерживающие его физические или социальные факторы.

В концепции «устойчивого развития», выдвинутой на Конференции в Рио-де-Жанейро, на передний план выступает проблема окружающей среды. Конечно, именно проблемы окружающей среды могут стать причиной глобальной катастрофы. Вероятно, именно поэтому многие ученые, давая определение «устойчивому развитию» ограничиваются рассмотрением нормативов производства, потребления, способных свести к минимуму ущерб, наносимый окружающей среде, и, даже говоря о формировании в ближайшем будущем принципа устойчивого развития, относят его к специальным принципам международного права окружающей среды. В то время как концепция «устойчивого развития» требует исследования всех ее звеньев и структур и должна рассматриваться во многих аспектах: политико-правовом, экономическом, социальном, международном и информационном. Поэтому, если принцип устойчивого развития и будет сформирован в международном праве, то это будет общепризнанный принцип международного права, который войдет в систему основных принципов международного права. Более того, концепция устойчивого развития с учетом важности всех её аспектов превращается в методологическую базу для выстраивания всех общественных отношений на новой основе, вследствие чего она становится методологической основой для всех общественных наук, в том числе и для международного права.

Представляется, что для изучения концепции устойчивого развития крайне необходимо теоретико-правовое обоснование и структуризация. Оценивать эту концепцию, несмотря на её комплексный характер, следует как явление правовое, не опасаясь, что в результате будут «размыты» границы предмета науки международного права. Кроме того, следует учитывать, что цель создания концепции устойчивого развития заключается не только в использовании её в качестве теории (по аналогии с различными теориями в экономике), а прежде всего, в закреплении её положений в нормах международного права. Несмотря на то, что понятие устойчивого развития изначально появилось в результате исследований в сфере экономики и экологии, оно должно быть вовлечено в понятийный оборот международного права для получения представлений о явлениях, имеющих практическое юридическое значение. Критерием вхождения этого изначально не юридического понятия в категориальный состав международного права является, как отмечалось выше, необходимость обоснования новой методологической концепции.

Взаимосвязь международного права и концепции устойчивого развития проявляется в следующем. Во-первых, одной из основных задач международного права является обеспечение безопасности. В современном мире обеспечение безопасности невозможно без соблюдения принципов устойчивого развития. Во-вторых, концепция устойчивого развития раскрывает суть задач и проблем, стоящих перед государствами и международным правом в  современных условиях. В-третьих, базируясь на указанных аспектах, концепцию устойчивого развития следует признать в качестве новой мировоззренческой основы прав человека. В связи с особой важностью последнего вопроса, он рассмотрен в отдельной главе диссертации.

В качестве наиболее серьезной проблемы достижения целей устойчивого развития выделяют сложность одновременного решения экономических и экологических проблем, так как на современном этапе  с одной стороны необходимо обеспечить охрану окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов, с другой – дальнейшее экономическое развитие. В этой связи диссертант делает вывод о существовании двух перспективных путей решения данного вопроса, дальнейшее развитие которых может привести к важным результатам в этой области.  

Прежде всего, это включение экологических положений в международные инвестиционные соглашения. На современном этапе уже сложилась определенная практика по включению таких положений как в многосторонние, так и в  двусторонние инвестиционные соглашения. Конечно, их применение привело к выявлению некоторых проблем и недостатков, устранение которых будет способствовать достижению государствами тех целей, которые они ставили, включая такие положения в инвестиционные соглашения. В диссертации анализируется вопрос о недостаточной эффективности включения в международные инвестиционные договоры положения о том, что государства не должны привлекать инвестиции путем ослабления или уменьшения уровня защиты окружающей среды.

В работе также обозначаются проблемы при применении положения об экологически безопасной инвестиционной деятельности, закрепление которого в инвестиционных соглашениях подтверждает право государства принимать все необходимые меры с целью обеспечения того, чтобы инвестиционная деятельность на его территории проводилась с учетом экологических требований. Так, при выполнении данного положения возможно возникновение препятствия в виде наличия коллизионного положения в том же соглашении. Например, в соглашение может быть одновременно включено положение о том, что Стороны не имеют права прямо или косвенно национализировать или экспроприировать инвестиции инвестора или другой Стороны на ее территории, или предпринимать меры схожие с национализацией или экспроприацией таких инвестиций кроме как в публичных целях, на основе недискриминации, и при условии выплаты компенсации. Новая политико-правовая концепция регулирования экспроприации основывается на том, что любой законный или подзаконный акт, который уменьшает или ограничивает объем частной коммерческой собственности может быть признан одной из форм экспроприации. Практика показывает , что включение такого положения в инвестиционный договор является источником возникновения двух проблем. Во-первых, это может стать препятствием к разработке и введению новых правовых норм, прежде всего в области охраны окружающей среды и здоровья населения. Во-вторых, правительства государств вполне возможно будут вынуждены выплачивать компенсации предприятиям, чья деятельность приводит к загрязнению окружающей среды, при введении государством  положений направленных на охрану окружающей среды от загрязнения. Следовательно, просто положение об экологически безопасной инвестиционной деятельности не может гарантировать экологическую безопасность инвестиционной деятельности в рамках инвестиционного соглашения. Иначе говоря, если в инвестиционном соглашении существует коллизия между положениями, направленными на обеспечение охраны окружающей среды и положениями, регулирующими экономическую деятельность, приоритетом будут пользоваться вторые.

Конечно, сформулированные выше заключения не означают, что государства должны отказаться от обеспечения защиты своих инвестиций. Более того, следует отметить то, что большая часть негативных комментариев не учитывают в полной мере необходимость обеспечения инвестициями развивающихся стран. Ведь даже создание новой инфраструктуры для охраны окружающей среды зависит от обеспечения соответствующих условий для инвестиций. Однако, означает ли это, что в тот момент, когда все мировое сообщество ступило на путь устойчивого развития, признав наряду с важностью экономического развития необходимость обеспечения благоприятной окружающей среды, правительства должны отказаться от совершенствования правового регулирования охраны окружающей среды? Представляется, что ввиду существования концепции устойчивого развития и тех усилий, которые государства прилагают к обеспечению экологической безопасности, данная проблема может быть решена иначе. Прежде всего, конечно, следует подчеркнуть, что в случаях прямой экспроприации и компенсации, даже если они имеют место в целях обеспечения государственной безопасности, национальных интересов, или охраны окружающей среды, за государством сохраняется обязанность полной компенсации, и этот вопрос не подлежит обсуждению. Однако, было бы вполне целесообразным включать в инвестиционные соглашения положение о том, что  все меры, предпринимаемые сторонами в целях выполнения обязательств по многосторонним соглашениям в области окружающей среды (обязательства по которым приняли большинство государств), если это не прямая национализация или экспроприация, являются правомерными и не подлежат компенсации. В этом случае мы немного отходим от примата интересов инвесторов, но ничто не препятствует им включать необходимые меры по охране окружающей среды и рациональному природопользованию в свои инвестиционные соглашения. Возможно, такой подход побудит инвесторов инвестировать только экологически безопасные проекты, отвечающие международным стандартам. Здесь следует дополнительно отметить тот факт, что в международных соглашениях обычно находит отражение лишь тот минимум, который просто необходим для охраны окружающей среды и устойчивого развития. Все эти выводы представляются тем более обоснованными, что в международном праве уже сегодня закреплен перечень правомерных мер, принятие которых государством не ведет к возникновению обязанности компенсации.

Следующей серьезной попыткой обеспечить охрану окружающей среды и рациональной природопользование при решении экономических вопросов стала "экологизация"  политик и процедур международных финансовых институтов. Кроме того, данные институты часто создают независимый механизм для контроля за выполнением их процедур и политик. Такие механизмы, вслед за Всемирным банком, были созданы Межамериканским банком развития и Азиатским банком развития. Так как прецедент был создан Всемирным банком, именно его работа по охране окружающей среды при осуществлении своей деятельности, являясь важной основой для исследования проблем и достижений в данной области, анализируется в работе. В работе сформулирован вывод о том, что Всемирный Банк не только принял необходимые стандарты в рамках своих процедур и политик, помог и помогает развивающимся странам выполнять требования международного права окружающей среды, но и создал эффективный механизм – Инспекционный Совет - для оценки соответствия своей деятельности принятым им самим высоким стандартам .  Именно деятельность Инспекционного Совета, его расследования и рекомендации по жалобам на нарушения политик Банка в области окружающей среды и прав человека , и стала предметом особого анализа в работе. Проведенные исследования позволили сделать вывод о том, что, несмотря на существование Инспекционного Совета, Всемирный Банк не всегда следует своим политикам и процедурам. Соответственно, в работе предлагается в этой связи ряд рекомендаций.  Например, Банк должен провести деятельность по уточнению своих процедур и политик, особенно это касается вопросов охраны окружающей среды, так как в данной области политики Банк должны быть точными и четкими, ясными для понимания и применения. В тех же случаях, когда Инспекционный Совет получил от Банка недостоверную информацию, важно выяснять причины таких ошибок со стороны персонала Банка. Важной проблемой диссертант называет и кратковременность улучшений после проведения расследований Инспекционным Советом. Представляется, что для долговременного устойчивого улучшения ситуации мандат Инспекционного Совета должен включать превентивные меры, мониторинг после проведенного расследования и право Инспекционного Совета давать рекомендации после проведенного расследования. Без этих изменений деятельность Инспекционного Совета не будет достаточно эффективной.

Во второй главе исследуются понятие и элементы механизма обеспечения международного экологического правопорядка. Вопрос обеспечения международного экологического правопорядка становится все более актуальным. Механизм обеспечения международного экологического правопорядка определяется в работе как система правовых средств, с помощью которых осуществляется эффективное регулирование отношений в соответствии с международно-правовыми нормами в целях обеспечения благоприятной для жизни настоящего и будущих поколений окружающей среды.

В числе важнейших элементов механизма обеспечения международного экологического правопорядка в диссертации назван экономико-правовой механизм. Экономико-правовой механизм – это основа оздоровления окружающей среды, установления и обеспечения нормального экологического правопорядка, если, конечно, данный механизм будет не формальным. В международном праве это экономическая, техническая помощь, которая должна оказываться развивающимся государствам, в первую очередь, экономически слабым государствам – тем государствам, которые в силу своего социально экономического развития не в состоянии обеспечить должный уровень состояния окружающей среды в районах, находящихся под их юрисдикцией.

Исследуя проблемы в данной области, в работе ставится проблема вовлечения государств в международное сотрудничество по охране окружающей среды. При этом одним из важных и сложных вопросов определяется проблема вовлечения государств в международные соглашения в области окружающей среды. На современном этапе государства и международные организации используют различные инструменты для поощрения участия государств в международных соглашениях в области окружающей среды, и для наказания за нарушение таких соглашений. Экономические санкции, предпринятые либо в одностороннем порядке, либо как часть соглашения, использовались для вовлечения государств в соглашения в области рыбного и китобойного промысла, защиты озонового слоя, торговли исчезающими видами животных. Фондовые механизмы или помощь, когда какие-либо государства оплачивают членские взносы, дорожные расходы другим государствам, чтобы они присоединились к соглашениям, использовались в отношении договоров о промысле китов, защите озонового слоя, биоразнообразии, глобальном изменении климата. Дифференцированные обязательства также начинают широко использоваться, как это было с соглашениями о защите озонового слоя и глобальном изменении климата. Создание клубов или других выгодных условий, таких как, например, доступ к информации, использовались для привлечения к договорам о защите моря от загрязнения нефтью.

В работе анализируется практика применения этих инструментов в целях определения их эффективности. Автор делает вывод о том, что сложно вывести заключение о наиболее эффективных механизмах. Просто невозможно сделать контрольное исследование и посмотреть на то, какой механизм работает лучше и при каких обстоятельствах. Ведь они используются далеко не в аналогичных ситуациях. Так, только в Монреальском протоколе по веществам, разрушающим озоновый слой 1987 г. используются в той или иной степени все рассмотренные механизмы. В других договорах используется один или два из них, но в абсолютно противоположных ситуациях. Сложность при анализе добавляет и разная степень закреплённости этих механизмов в соглашении. Если дифференцированные обязательства, «клуб» и помощь обычно определяются в договоре, то санкции редко находят в нем место. Если и находят, то всё равно детали в отношении их применения остаются не оговоренными и определяются самими государствами индивидуально.

В целом, проведенное исследование привело автора к некоторым выводам. С одной стороны, санкции гораздо более эффективны при изучении поведения государств в рамках договоров в области окружающей среды, чем при решении проблем в других сферах. Угроза применения санкций часто приводит к присоединению к договору новых государств-членов. Однако помощь обычно приводит не только к присоединению к договору, но и к выполнению обязательств по нему. Дифференцированные обязательства привели к принятию Протокола к Конвенции об изменении климата. Без их введения Соглашения бы не было. Можно сделать вывод, что дифференцированные обязательства эффективны для вовлечения в договор развитых государств, а также – для вовлечения развивающихся государств. «Клуб» не может применяться для решения всех проблем. Однако, в тех случаях, когда это возможно, это очень эффективный способ воздействия на увеличение числа участников соглашения. В работе выявлены и недостатки рассмотренных инструментов. Например, помощь приводит государства к присоединению к договору, но может стать очень дорогим механизмом, если государство решило не участвовать в договоре, а ждать и соглашаться на обязательства только при её оказании.

Однако в завершении исследования данного вопроса автор подчеркивает, что вовлечение государств в соглашения в области охраны окружающей среды приводит в движение много механизмов охраны окружающей среды. Государства не только узнают о проблемах в области окружающей среды и возможных способах их решения. Они получают необходимую информацию, участвуют в процессе принятия решений, определяют единые планы по внедрению этих решений в жизнь. Поэтому преимущества от  вовлечения государств в договоры в области окружающей среды очевидны. Применение этих механизмов, а со временем  возможно и каких-либо новых, в большинстве случаев оправдано достижением одной из главных целей международного сотрудничества – обеспечения международной безопасности через обеспечение экологической безопасности.

Важное место в работе занимает изучение организационно-контрольного механизма, который определяется в диссертации как совокупность международно-правовых норм и требований в сфере деятельности международных экологических организаций, специальных органов, которые создаются для обеспечения реализации положений международных документов в области охраны окружающей среды, контроля над выполнением обязательств государствами.

Генеральная Ассамблея ООН на XXVII сессии учредила специальный институционный механизм - Программу ООН по окружающей среде (ЮНЕП), который был создан для развития природоохранительных программ в системе ООН с привлечением других заинтересованных организаций. Однако, несмотря на то, что ЮНЕП традиционно квалифицируют как международную организацию особого рода, она, в принципе, таковой не является, что и доказывается в работе. В диссертации обосновывается мнение о том, что международная экологическая организация должна быть создана в системе ООН, возможно, с наднациональной компетенцией. Такая организация должна быть создана на основе международного договора с тем, чтобы государства в Уставе закрепили права данной организации принимать обязательные для государств решения в рамках принятых ими обязательств. Возможно включение в международные договоры в области охраны окружающей среды специальных положений об обязательности решений данной организации, принятых в целях эффективного выполнения договора. В работе предлагаются и анализируются задачи и функции данной организации.

Международно-правовой механизм обеспечения международного экологического правопорядка, по мнению диссертанта, включает в себя правовое регулирование в сфере охраны окружающей среды и рационального природопользования, а также разрешение экологических споров и ответственность за экологические правонарушения. В международном праве выделяют два вида ответственности: материальную и политическую (нематериальную). Здесь следует отметить, что нарушение международных правил охраны окружающей среды независимо от его «тяжести» сопровождается материальным ущербом, т.е. ответственность за экологическое правонарушение всегда остается репарационной. В случае, когда международное противоправное деяние подрывает основы охраны окружающей среды, на субъекта международного права, который виновен в международном преступлении, возлагается не только материальная, но и политическая ответственность. При этом одной из важных проблем современного международного права в диссертации называется вопрос определения границ материального возмещения за ущерб, причиненный окружающей среде. Ведь специфика экологического ущерба заключается в трудности его объективной и полной оценки, разграничении прямого и косвенного ущерба. Косвенный ущерб может существенно превышать прямые потери, и, следовательно, реальный ущерб будет трудно исчислить. Кроме того, учет всех негативных последствий может сделать ущерб столь огромным, что его возмещение в полном объеме становится нереальным. В целом, для международного права окружающей среды характерно применение материальной ответственности посредством  либо репарации – материального, в основном денежного взыскания ущерба, либо ресторации – восстановления нарушенного состояния природной среды. Определённую сложность в решении данного вопроса в международном праве представляет то, что в большинстве своём международные конвенции не предусматривают меры ответственности. Поэтому в диссертации делается особый акцент на анализ тех редких международных договоров в области охраны окружающей среды, в которых ответственность регулируется достаточно подробно.

Рассматривая вопрос об ответственности государств за невыполнение обязательств по охране окружающей среды автор приходит к выводу о необходимости изучения проблемы существования коллизий в договорах по охране окружающей среды. Коллизия в своем основном значении представляет собой несовместимость, несоответствие двух правовых норм. Другими словами, одно обязательство не может быть выполнено без нарушения другого. Однако, на основании соответствующего анализа, диссертант поддерживает тезис о том, что в сфере международного права окружающей среды коллизии не обязательно имеют такую форму несовместимости, скорее создавая такие отличия и несоответствия, которые не создают абсолютно противоречивых обязательств, обращая при этом внимание  не негативный эффект даже такого рода коллизий. В работе сделан вывод о том, что с целью повышения эффективности выполнения обязательств государствами необходимо устранить все такие противоречия и отличия. Иногда данная проблема снимается включением соответствующей коллизионной оговорки. Однако, такие оговорки не всегда ясны, а иногда вообще отсутствуют в договоре. Поэтому в работе формулируется положение о том, чтобы все институты, созданные договорами по охране окружающей среды при координирующей деятельности ЮНЕП должны осуществлять деятельность по гармонизации положений данных договоров.

В работе анализируется практика разрешения межгосударственных экологических споров. В целом, урегулирование таких споров осуществляется мирными средствами, перечисленными в п.1 ст. 33 Устава ООН. Автор считает, что основой для создания эффективного механизма по разрешению международных экологических споров может стать механизм по разрешению споров, разработанный в рамках ОБСЕ. Кроме того, в работе подчеркивается, что для обеспечения международного экологического правопорядка важна готовность государств принять обязательную юрисдикцию Международного Суда по спорам, возникшим из договоров в области охраны окружающей среды. Для России в качестве первого шага можно было бы признать обязательную юрисдикцию Международного Суда по делам о защите морской среды. На основании исследования данного вопроса государствам предлагается признать юрисдикцию международных органов по мирному урегулированию споров или контрольных механизмов, созданных в соответствии с многосторонними договорами, касающимися охраны окружающей среды. Вслед за практикой государств, по снятию существующих оговорок в отношении подобных механизмов по договорам в области прав человека, важно сделать то же самое в отношении договоров в области охраны окружающей среды. Все это приобретает особую значимость в рамках концепции устойчивого развития. Готовность государств придерживаться единых правил в области обеспечения благоприятной окружающей среды, рационального природопользования должна быть не только на словах.

 В работе делается вывод о том, что для обеспечения международного экологического правопорядка существенным является наличие эффективного национально-правового механизма, исследуются его элементы.

В третьей главе исследуются понятие, сущность и субъекты экологических прав человека. Этот вопрос изучается в виду его особой теоретической и практической значимости для исследования. Ведь проблема защиты экологических прав человека  поднимается почти во всех наиболее значительных международно-правовых актах в области прав человека. В одних они выделяются в качестве самостоятельной разновидности субъективных прав, в других - некоторые виды экологических прав являются составляющими других прав. Например, права человека в отношении качества окружающей среды охватываются правом на жизнь (Всеобщая декларация прав человека, Европейская конвенция по защите прав человека и основных свобод); право человека на здоровую окружающую среду и права в области природопользования рассматриваются как один из аспектов реализации права народов на самоопределение (Тунисская декларация о правах человека и правах народов (п. 6), Декларация Рио-де-Жанейро по окружающей среде и развитию (Принцип 1, 22, 23), Всеобщая декларация Прав народов (Раздел V), проект Декларации прав коренных народов (п. 23, 24, 26), проект Всеобщей декларации прав народов (Ст. 18), проект Тихоокеанской хартии прав человека (Ст. 21, Ст. 24)) .

 Существуют различные взгляды на понятие экологических прав человека. Для того, чтобы сформулировать данное понятие, в работе исследуется вопрос истории возникновения и становления экологических прав. Экологические права в целом, можно назвать личными правами, так как осуществление основного личного права – права на жизнь – напрямую связано с реализацией права человека на благоприятную окружающую среду. Конечно, без закрепления экологических прав в законодательстве, сложно говорить об их реализации. Однако, если помнить о том, что эти права являются основными, фундаментальными, и что государство обязано приложить все усилия для обеспечения их реализации в первую очередь, наравне с другими личными правами – это будет уже большим шагом на пути к выживанию человечества. Пока же мы говорим о них, как о правах третьего поколения, или причисляем их все, только к третьему виду прав человека – социально-экономическим – их осуществление наравне с другими правами этих групп как бы зависит от экономического развития того или иного государства.

 Прежде чем дать понятие экологических прав человека, в работе обобщаются все характеристики этих прав. Во-первых, это неотчуждаемые права человека, принадлежащие каждому. Во-вторых, от обеспечения экологических прав человека на современном этапе зависит жизнь и здоровье не только современного поколения в целом – то есть человечества в целом, но и будущих поколений. Обеспечение экологических прав человека, в частности, пригодности биосферы для всего живого, является одной из основных целей, от достижения которых зависит само существование человечества. В-третьих, экологические права человека, являясь частью «экологического права» – относятся к области социальной экологии. Следовательно, экологические права будут множиться и дальше, с увеличением экологических знаний, соответственно многообразию видов человеческой деятельности, которая обязательно будет отмечена экологизацией, так как, если человек в ближайшее время не изменит свое мировоззрение и отношение к природе, не приобретет, обязательного для любого живого существа, «свойство экологического самообеспечения» – у него не будет будущего. В-четвертых, экологические права человека могут существовать и реализовываться только в единстве и при наличии определенных обязательств в области охраны окружающей среды и природопользования. Нет строгих ограничений, обязательств в данной области – не может идти и речи о правах. Именно обязательства должны являться эффективной гарантией обеспечения экологических прав. В-пятых, обеспечение экологических прав человека, не должно зависеть от экономического развития того или иного государства. Государство не может существовать без населения. Человек не может жить в непригодной для жизни биосфере. На основании всего вышеизложенного, автор формулирует понятие экологических прав человека.

В работе подчеркивается, что особое место экологических прав человека в общепринятой классификации прав человека определяется тем, что они проявляются во всех видах прав. Личные права определяют защищенность человека, его здоровья и имущества от незаконного вмешательства (например, от вредного воздействия окружающей среды). Политические права включают право на проведение референдума по вопросам охраны окружающей среды, участия в процессе принятия экологически значимых решений. Культурные права подразумевают рост уровня экологической культуры человека. Социальные и экономические права призваны обеспечить человеку достойный жизненный уровень с учетом экологических характеристик, право на экологическое образование.

На основе анализа существующих классификаций экологических прав человека автор предлагает свое видение данного вопроса. В целом автор согласен с выделением следующих видов экологических прав: фундаментальное экологическое право, иные экологические права граждан (права-гарантии); смежные права. Однако, по мнению диссертанта, фундаментальным экологическим правом, наряду с правом на благоприятную окружающую среду, является право на общее природопользование. Природа этого права соответствует самой природе жизни человека. Человек – часть природы, на его взаимодействии с природой и основана его жизнь. Право на общее природопользование включает право человека пользоваться всеми благами окружающей его природы, необходимыми для его жизни. В работе исследованы права, которые являются составляющими права на природопользование.

В западной литературе, когда говорят об обеспечении права на благоприятную окружающую среду, все чаще поднимают проблему экологического расизма , которая исследована в работе. В целом, по мнению диссертанта, проблема экологической справедливости и экологического расизма стоит в одном ряду с проблемой обеспечения экологических прав человека, которую нельзя решить в одном отдельно взятом регионе.

Права не могут существовать абстрактно. Для функционирования прав должны существовать те, кто ими обладает. Поэтому автор уделяет особое внимание вопросу о субъектах экологических прав. Прежде всего, в качестве таковых рассматриваются народы.

Сложный вопрос в отношении субъектов экологических прав, который поднимается в работе, касается признания в качестве такового будущих поколений. Можем ли мы считать субъектами действующих экологических прав тех, кто ещё не родился? Этот вопрос рассматривался, в частности, в рамках Комитета по правам человека ООН, но так и остался нерешённым. Однако на данном этапе многие ученые всё чаще высказывают мнение о том, что современное поколение должно использовать природные ресурсы таким образом, чтобы защитить право будущих поколений на них. Например, свою концепцию в поддержку экологических прав будущих поколений выдвинула Эдит Браун Вайс. Большое внимание защите окружающей среды в интересах будущих поколений уделяется и в концепции устойчивого развития. Следовательно, уже сегодня многие считают, что будущие поколения должны рассматриваться в качестве субъекта экологических прав. Конечно, если этот вопрос рассматривать с точки зрения справедливости по отношениям к будущим поколениям, мы должны говорить о существовании их прав хотя бы только для того, чтобы с большим вниманием относиться к проблемам в области охраны окружающей среды, потреблять более экономно природные ресурсы. Однако если рассматривать этот вопрос с правовой точки зрения, то оказывается, что при его решении существует множество проблем. Во-первых, несмотря на то, что нам известны случаи когда отдельный индивид выступает от имени другого индивида или группы лиц, в случае с будущими поколениями этот вопрос решить достаточно трудно. Даже если найдутся индивиды, которые пожелают защищать экологические права будущих поколений необходимо будет выработать определённые требования, которым эти лица должны будут удовлетворять для того, чтобы представлять интересы будущих поколений. При этом важно помнить о том, что эти лица будут выступать от имени будущих поколений без их согласия. Кроме того, даже если на правовом уровне такие требования будут выработаны, например, в качестве защитника прав будущих поколений будет выступать какая–либо группа лиц, определённым образом зарегистрированная, встанет вопрос о существовании стандарта, по которому должны будут оцениваться действия этих защитников. Защитники не могут сами решать вопрос о содержании экологических прав будущих поколений, о том, что можно требовать и что нельзя. Следовательно, на правовом уровне будет необходимо разработать определённые стандарты в отношении размера требований в интересах будущих поколений. При решении этого вопроса ещё одной проблемой станет тот факт, что будущие поколения не имеют финансовой власти, денежных средств. Защитники должны будут работать либо на общественных началах, либо для выполнения ими поставленных задач возникнет необходимость создания специальных фондов.

Рассмотрев возможные пути решения этой задачи, автор подчеркивает, что мир пока не готов защищать интересы будущих поколений. Правильно было отмечено в программе «Наше общее будущее», что мы заимствуем «экологический капитал» у будущих поколений отнюдь не намереваясь и не имея возможности вернуть долг. Мы так ведём себя по той причине, что некому заставить нас возвращать долги: будущие поколения не голосуют, они не имеют ни политической, ни финансовой власти; они не могут оспорить наши решения. К сожалению, на современном этапе следует согласиться с тем, что несмотря на факт признания за будущими поколениями экологических прав – самое большее что мы в состоянии сделать, это помнить при осуществлении природопользования о том, что жизнь, существование будущих поколений целиком зависит от того, как мы используем природу и её богатства. Представляется, что пока мы можем защищать экологические права будущих поколений только таким образом – защищая собственные экологические права.

Наиболее легко решается вопрос о признании субъектом экологических прав индивида. Признавая экологические права человека, мы тем самым ставим их в один ряд с другими правами человека, соглашаясь с тем, что они являются юридическими и моральными нормами всего человечества. Однако даже в этом случае нам придётся рассматривать их отлично для разных категорий лиц: гражданина, лица без гражданства, иностранца, лица, находящегося в коме, недееспособного лица. Все эти проблемы исследуются в работе.

В работе исследуется вопрос о конституционном закреплении экологических прав человека на примере  Конституций государств-членов СНГ и ряда других зарубежных государств. Сделан вывод о том, что для государств-членов СНГ характерно закрепление в Конституциях следующих положений в области охраны окружающей среды: право на благоприятную окружающую среду, право на возмещение экологического ущерба, право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды, обязанность государства охранять окружающих среду и обеспечивать рациональные природопользование, право на охрану здоровья, обязанность граждан бережно относиться к окружающей среде. Представляется этого набора правовых положений в области охраны окружающей среды вполне достаточно для закрепления в Высшем законе государств. Они нашли отражение и в Конституции России.

В целом в работе сделан вывод о том, что в Конституциях некоторых государств вопросы охраны окружающей среды и рационального природопользования регламентируются достаточно детально. Вместе с тем, характерным для большинства Конституций является тот же набор положений в рассматриваемой области, который был выведен после анализа положений Конституций государств-членов СНГ. Однако не следует делать поспешный вывод о том, что если этот комплекс положений нашел отражение в Конституции, то обеспечение благоприятной окружающей среды, рационального природопользования, а следовательно, и экологических прав человека имеет место в реальности, а без надлежащих положений Конституции – нет. Практика говорит о том, что факт закрепления в Конституции подобных положений не является показателем. Для примера можно рассмотреть уровень правового регулирования защиты экологических прав в нескольких государствах, в которых Конституционное закрепление этих положений практически отсутствует. Хотя, в целом, конечно, важно стремиться к созданию экологического конституционного государства.

В диссертации проводится сравнительный анализ состояния национально-правового отражения экологических прав человека в ряде государств, таких как Россия, Индия, Пакистан, США, Япония, Кения, формулируются рекомендации по совершенствованию правового регулирования в данной сфере.

Интересное положение с обеспечением и защитой экологических прав, по мнению автора, сложилось в Пакистане. Ведь, по оценкам зарубежных ученых, именно исламские государства, такие как Иран, Саудовская Аравия и Пакистан, часто обвиняются в серьезных нарушениях прав человека, совершенных в рамках официально поддерживаемой версии Исламского права. Поэтому стало откровением то, что в области экологического права не возникало никаких конфликтов. Ведь многие Исламские государства, например Иран и Саудовская Аравия, вообще отказались признавать и имплементировать международно признанные стандарты в области прав человека. Исламские государства рассматривают «западные» стандарты в области прав человека в рамках исламских формулировок. Наиболее яркий тому пример – Каирская Декларация по правам человека в исламе, которая получила одобрение в рамках Исламской организации, которая включает большинство мусульманских государств мира.

В общем-то, Коран содержит около 500 стихов, которые затрагивают взаимоотношения между человеком и окружающей средой. Однако в Коране, разумеется, ничего не говорится expresis verbis о праве человека на благоприятную окружающую среду. Исламская экологическая этика говорит об обязанности индивида-мусульманина заботиться об окружающей природной среде. Эта обязанность близка вере в то, что земля создана Аллахом. Поэтому и индивиды, и государства в целом наделены ответственностью за «создание» Аллаха. Представляется, что все же существует  существенная разница между обязанностями, основанными на экологической этике (вне права), и экологическими правами (в рамках права), и эта разница особенно проявляется  применительно к защите таких прав и исполнению соответствующих обязанностей.

Конституция Пакистана (1973 г.) провозгласила Пакистан Исламским государством, в котором Ислам является государственной религией, и в котором все законы должны соответствовать основам Ислама, закрепленным в Коране. Однако в ней гарантируются и основные права человека, которые должны обеспечиваться Высшими Судами и Верховным Судом. Суды наделены правом отменять законы в связи с их несоответствием с основными правами, но им не разрешено выносить какие-либо решения, которые приведут к несоответствию законов основам Ислама (Ст. 184. п.3.). Поправкой от 1980 года был образован Федеральный Шариатский Суд, который должен рассматривать вопросы о законах, противоречащих Исламу. Однако юрисдикция Федерального Шариатского Суда не распространяется на Конституцию Пакистана.

Признание за человеком обязанностей, а не его прав – это, в общем-то, общепризнанно в Исламе. Понятия «исламские права человека» отсутствуют как в Международных исламских документах, так и в положениях, посвященных правам человека, национального законодательства. Проблема решается «признанием прав человека частью Исламского права по международным документам – что создает гибрид западного права прав человека и принципов Исламского права». В отношении права человека на благополучную окружающую среду возникают те же проблемы. Несмотря на то, что в источниках Ислама содержится богатейший материал по экологической этике, признание данного права поставит под сомнение всю теорию в этой области, в соответствии которой человек наделяется только обязанностями. Поэтому охрана окружающей среды – это обязанность человека и государства, а право на благополучную окружающую среду в нормах Исламского права отсутствует. Однако все же полного ограничения прав человека удалось избежать сузив применение Исламского права по этим вопросам до одного элемента – справедливости. В соответствии с принципом справедливости, Верховный Суд Пакистана в деле Akbar Ali v. The State заключил, что несмотря на то, что это право не закреплено в Конституции как основное право, согласно Исламскому праву, «право на справедливость является неприкосновенным правом граждан Пакистана».

Однако за человеком признано право на справедливость . Кроме того, большое значение для обеспечения и защиты экологических прав в Пакистане имеет факт признания Верховным Судом того, что конституционно гарантированное право на жизнь включает право жить в чистой окружающей среде . При этом судьи исходили из «законодательства об общественном интересе». Кроме того, в Пакистане, как и в Индии не стали разрабатывать четких процедурных правил для этой категории дел, что позволяет судам подходить к решению проблемы в индивидуальном порядке. Для примера в работе рассмотрено и проанализировано несколько таких дел.

В диссертации также исследуется вопрос о состоянии правового обеспечения экологических прав человека в России. Особое внимание уделяется вопросу о правовом закреплении экологических прав, механизмах их обеспечения и защиты. Исследуются проблемы уголовной, административной и гражданско-правовой ответственности, возмещения вреда. Критически оценивается работа природоохранных прокуратур, которые могли бы делать гораздо больше для обеспечения и защиты экологических прав человека. Исследуя проблемы в области гражданско-правовой ответственности, особое внимание уделяется проблеме возмещения вреда, причиненного правомерными действиями. В экологическом праве классическим примером возмещения такого правомерного вреда является порядок платности разрешенного (лицензированного и лимитированного) загрязнения окружающей среды. Однако, к сожалению, экологическое законодательство не предусматривает выплаты компенсаций непосредственно населению, претерпевающему более или менее неблагоприятные   последствия   от подобной деятельности.

В главе 4 рассматриваются экологические  права человека в контексте устойчивого развития, проблемы защиты экологических прав человека в международном праве.

Экологические права  в международном праве определены автором как права индивида, связанные с обеспечением благоприятной окружающей среды и природопользованием, закрепленные в международных документах, обеспечение которых гарантируется международным сообществом каждому. До тех пор, пока именно такое определение экологических прав человека не получит закрепления в международном праве, ни о каком эффективном международно-правовом регулировании в данной сфере не может быть и речи. Все те права, которые закреплены на современном этапе декларативным путем, могут быть обозначены лишь в качестве лозунгов, идей, целей, к которым стремится международное сообщество на рубеже тысячелетий. Вместе с тем, само право на жизнь предполагает наличие благоприятной для жизни окружающей среды. Принцип устойчивого развития предполагает сохранение здоровой окружающей среды для будущих поколений. Европейский Суд рассматривает жалобы на нарушение прав на благоприятную окружающую среду, руководствуясь статьей 8 о праве человека на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенности его жилища . Следовательно, уже сейчас, по мнению диссертанта, в международном праве существуют не декларативные, а императивные нормы в области экологических прав человека. Однако, такое их разрозненное понимание, отсутствие кодификации и наличие большого количества пробелов, отсутствие конкретизированного закрепления этих прав в международных документах не позволяет говорить о наличии должного уровня международно-правового регулирования в этой сфере.

Предполагается, что для решения вопроса о закреплении необходимых правовых норм по экологическим правам человека на международном уровне, большое значение будет иметь классификация экологических прав. Далее, в работе предлагается классификация экологических прав человека в международном праве. По мнению автора, их можно разделить на два вида: экологические права человека, закрепленные в международных документах в качестве императивных норм, например, право на жизнь, право на уважение личной и семейной жизни, неприкосновенность жилища (из практики Европейского суда по правам человека – ст. 8 Конвенции) и декларативные экологические права человека. В частности, каждый народ имеет исключительное право на свои национальные богатства и ресурсы; каждый народ имеет право на сохранение, защиту и улучшение своей окружающей среды; право человека на здоровую плодотворную жизнь в гармонии с природой. То есть, конечно, некоторые экологические права нашли отражение в международных документах. Однако в работе подчеркивается, что это не будет иметь большого значения до тех пор, пока не будет универсального документа по данному вопросу, обеспеченного эффективным правовым механизмом контроля и защиты экологических прав человека.

Чтобы было понятно, о чем идет речь, в диссертации анализируются проблемы в закреплении этих прав в международных документах. Прежде всего, исследуется право на жизнь, закрепленное как во Всеобщей декларации прав человека 1948 г., так и в Пакте по гражданским и политическим правам 1977 г. и в Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод 1950г. Будет ли право на жизнь включать право на обеспечение здоровой, благоприятной  для жизни окружающей среды. Так, это право может быть использовано индивидом с целью обеспечения компенсации в случае смерти, которая стала результатом экологической катастрофы – примером может служить Чернобыль. Конечно, государство в этом случае будет ответственным за такие последствия. Однако наш вопрос стоит несколько иначе – понимается ли право на жизнь только как то, что «никто не может быть произвольно лишен жизни», или все же в соответствии с ним государство несет обязательства предпринимать необходимые шаги с целью обеспечения нормальной жизни, например, обеспечения питьевой водой или менее загрязненным воздухом.

Комитет по правам человека определил, что право на жизнь в соответствии с Пактом предусматривает обязанность государств обеспечить позитивные меры и, что желательно, чтобы государства предпринимали все возможные меры для снижения детской смертности и повышения уровня жизни. В своих отчетах и рекомендациях Комитет постоянно указывает и на особые меры в области обеспечения здоровья и охраны окружающей среды, включая контроль над транспортировкой и удалением радиоактивных отходов. Однако это не означает, что перед Комитетом уже не стоит проблема о том, являются ли такие, более широкие, обязательства по уважению права на жизнь уже существующими или только развивающимися, находящимися в процессе становления. С этим связана и проблема приемлемости таких индивидуальных жалоб.

Известны только два рассмотренных дела по жалобам на нарушение права на жизнь в таком расширенном его понимании, которые и исследуются в работе. Первая жалоба была получена от граждан Канады , которые утверждали, что складирование радиоактивных отходов около их домов угрожает праву на жизнь, как настоящего, так и будущих поколений в этом районе. Комитет ООН по правам человека отметив, что этот случай поднимает серьезные проблемы, связанные с обеспечением дополнительных обязательств государствами-участниками по защите права на жизнь, счел жалобу неприемлемой, так как не были исчерпаны все внутригосударственные средства защиты.

Следующая жалоба поступила в Европейскую Комиссию по правам человека. Суть ее сводилась к тому, что испытание ядерного оружия и размещение радиоактивных отходов в море являются нарушением права на жизнь, закрепленного в ст. 2 Европейской Конвенции по правам человека . Комиссия отклонила жалобу как явно необоснованную, так как не были предоставлены факты по нарушению Конвенции. Хотя существует мнение, что дело было в том, что, не смотря на то, что ответчиком по делу была названа ФРГ, в действительности жалоба была направлена против США (которые не являются участниками Конвенции) и Великобритании (которая в то время еще не признала права на индивидуальные жалобы). Следовательно, можно заключить, что, несмотря на то, что право на жизнь напрямую связано с охраной окружающей среды, пока ни одна подобная жалоба не была рассмотрена в рамках механизмов по обеспечению прав человека, предусмотренных международными документами.

Следующее право, закрепленное в международных документах – право человека на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенности его жилища (ст. 17 Пакта о гражданских и политических правах; ст. 8 Европейской Конвенции). Несмотря на отсутствие в Европейской Конвенции специальной статьи по защите права человека на благоприятную окружающую среду, жалобы на нарушение этого права принимаются по ст.8. В работе приводится практика Европейского суда по данному вопросу. Что касается Комитета по правам человека, то пока подобных жалоб туда не поступало.

Еще одно право – это право получать экологически значимую информацию. В зарубежной литературе отмечается, что, вряд ли, право на получение информации по ст. 10 включает право индивида получать определенную информацию от государства (включая информацию о решениях в области окружающей среды). Изучение практики Европейского Суда позволило сделать вывод о том, что Европейский Суд не готов воспринимать ст. 10 как требование к государствам обеспечить индивида любой информацией по его требованию. Поэтому, можно сказать, что в Европейской Конвенции отсутствует право на доступ к экологически значимой информации. Однако в 1998 г. была принята Конвенция о доступе к информации, участии общественности в  процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам,  касающимся окружающей среды (принята в 1998 г. и открыта для подписания на конференции министров «Окружающая среда для Европы»). Данная Конвенция предусматривает ряд таких гарантий экологических прав, которые отсутствуют в нашем национальном законодательстве. В работе анализируются положения Конвенции, предлагаются рекомендации по ее совершенствованию. Отсутствие права на экологически значимую информацию констатируется и в Пакте о гражданских и политических правах.

Некоторые авторы относят к экологическим правам права, закрепленные в Пакте об экономических, социальных и культурных правах, Европейской Социальной Хартии 1961 г., Протоколе от 1988 г. к Американской Конвенции по правам человека. Прежде всего, это право на благоприятные условия труда, которое в расширенном понимании может пониматься как то, что индивид на рабочем месте  должен быть защищен от проблем, связанных с загрязнением. (Ст. 7 Пакта; часть I Европейской Социальной Хартии; ст. 7 Протокола к Американской Конвенции). Также в расширенном понимании можно рассматривать право на достойный жизненный уровень (ст. 11 Пакта), право на здоровье (ст. 12 Пакта; часть I Европейской Социальной Хартии; ст. 10 Протокола к Американской Конвенции). Однако автор придерживается мнения о том, что ст. 11  Американской Конвенции как закрепление экологического права достаточно слаба, так как от государств требуется сделать только то, что они могут сделать в рамках своих ресурсов, чтобы обеспечить здоровую окружающую среду. То же можно сказать и о других, закрепленных в этих документах правах. Хотя в отличие от них, право на здоровую окружающую среду в Протоколе закреплено достаточно четко, чтобы понимать его как экологическое право без двоякого толкования. При этом нельзя не отметить важность закрепления этих прав хотя бы в качестве целей, к которым государства должны стремиться. Более того, сложно не согласиться с тем, что, например, Пакт возлагает на государства и различного рода обязательства безотлагательного характера.

Еще одним важным моментом является закрепление права на здоровье в таком документе как Конвенция по правам ребенка 1989 г. Ст. 24, помимо закрепления этого права, возлагает на государства обязательство «бороться с заболеваниями … через … обеспечение адекватной пищей и чистой питьевой водой, помня об опасности и риске загрязнения окружающей среды». Именно в этой Конвенции впервые в международных документах в области прав человека определена связь между здоровьем человека и состоянием окружающей среды.

В целом, в диссертации формулируется положение о том, что пока экологические права человека, если и закреплены в международных документах, то фрагментарно, часто декларативно. Многие из них закреплены в документах рекомендательного характера, что мало соответствует требованиям современного мира.

Изучение состояния международно-правового регулирования в данной сфере показывает, что отсутствие специальных норм в отношении экологических прав не позволяет в полной мере защищать права человека в данной области. Так, нарушение права на благоприятную окружающую среду  по ст.8 обосновывается не просто, в то время как нарушений этого права в государствах-членах Совета Европы достаточно. При этом, далеко не каждый посчитает возможным, исчерпав все внутригосударственные средства, обратиться за защитой права на благоприятную окружающую среду в Европейский суд по правам человека, при отсутствии подобной нормы в Европейской конвенции. В этой связи, представляется целесообразным включить соответствующие положения в Европейскую Конвенцию, например, посредством принятия Дополнительного протокола к ней.

Что же касается универсального уровня – то разработка и принятие Пакта об экологических правах человека представляется делом времени. Конечно, чем раньше это будет сделано, тем лучше. Здесь представляет интерес проект, предложенный Комиссией ООН по правам человека и Подкомиссией ООН по предупреждению дискриминации и защите меньшинств. Документ называется «Принципы по правам человека и окружающей среде». В работе приводится и анализируется текст этого документа. Кроме того, определяется важность разработки и принятия Пакта об экологических правах человека, как это было с Всеобщей декларацией прав человека. Еще одним важным моментом автор называет необходимость создания специального механизма для контроля над выполнением положений Пакта. Этот вывод подтвержден и проведенным в работе исследованием вопроса о механизмах защиты экологических прав человека в международном праве.

Полномочия Организации Объединенных Наций в области прав человека разнообразны. Все главные и некоторые вспомогательные органы ООН, так или иначе, занимаются проблемами в области прав человека. Конечно, главную ответственность по содействию всеобщему уважению и соблюдению прав и свобод человека возложена на Генеральную Ассамблею ООН и ЭКОСОС. Согласно ст. 13 Устава ООН Генеральная Ассамблея организует исследование и делает рекомендации в целях содействия осуществлению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии. Вопрос о значении этих органов для решения проблем в области прав человека исследуется в работе.

Кроме того, в работе исследуется деятельность Комиссии по правам человека, ее роль в создании статута Международного уголовного суда. Делается предложение о включении в юрисдикцию Суда экоцида, рассматривается понятие экоцида. Отмечается, что сегодня принципиально важно, чтобы все государства признали юрисдикцию Международного уголовного суда. Наиболее целесообразно добиваться этого путем уступок, с целью обеспечения не нарушения международного права в будущем, даже если при этом не будут в должной мере наказаны те, кто совершил преступные деяния ранее.

При современной ситуации в мире велика опасность того, что правым будет всегда сильный; поэтому и на международном уровне, и в рамках конкретного государства, взять на себя часть обязанностей по защите прав человека должно международное сообщество. Ведь в соответствии с Уставом ООН, любой член ООН имеет право обратиться в Совет Безопасности с просьбой о принятии мер для пресечения ситуации, угрожающей миру и международной безопасности. Понятно, что массовые и грубые нарушения прав человека создают угрозу миру и безопасности. Решения Совета Безопасности о применении санкций для пресечения преступных нарушений прав человека обязательны для всех членов ООН. Однако полномочия ООН по обеспечению прав человека не используются достаточно широко. ООН и Совет Безопасности бездействуют даже тогда, когда под угрозой находится существование целого народа. Вместе с тем, практика в этой области имела место и исследуется в работе.

Существующая практика и возникающие проблемы при принятии Советом Безопасности решений о применении санкций в подобных случаях, позволяют поставить вопрос о необходимости закрепления в международных документах условий, при которых Совет Безопасности обязан принять решение о санкциях в отношении государства, в котором происходит массовое нарушение прав человека. Изучив данные критерии, диссертант предлагает выработать универсальный комплекс, при наличии которого Совет Безопасности и должен принять необходимые меры. Таким образом, исключив возможность гуманитарной интервенции отдельных государств или групп государств, а соответственно и возможного произвола, можно будет обеспечить защиту прав человека на законных основаниях, используя международно-правовые нормы. Однако какими бы не были критерии, обязательными должны быть: грубые нарушения прав человека должны быть происходящими; все мирные средства должны быть исчерпаны; государству должно быть предъявлено предупреждение с требованием прекратить грубые нарушения прав человека; вооружённые силы должны применяться только до достижения цели – предотвращения грубых нарушений прав человека.

В зарубежной литературе поднимается проблема экологической интервенции , которая исследуется в работе. Представляется, что признание окружающей среды всеобщим наследием человечества должно пониматься  не как узаконенный контроль и давление со стороны экономически развитых государств, а как понимание прежде всего  ими того факта, что жизнь каждого человека, народа, населения государства в условиях благоприятной окружающей среды возможна только путем создания таких условий жизни для всего живого на Земле.

На современном этапе при защите прав человека увеличивается роль конвенционных органов, которые образованы на основании международных соглашений по правам человека. Для того чтобы сделать рекомендации по созданию и работе контрольного механизма по Пакту об экологических правах человека, автор исследует проблемы в работе существующих Комитетов по правам человека. Прежде всего, диссертанта интересует работа контрольных органов по Пакту о гражданских и политических правах, по Пакту об экономических, социальных и культурных правах, по Конвенции по правам ребенка, так как в них содержатся положения, которые имеют отношение к экологическим правам, как это уже было показано. Изучив проблемы, связанные с деятельностью этих органов, в работе определяются задачи, функции и полномочия Комитета ООН по экологическим правам человека. При этом диссертант особо останавливается на двух аспектах его деятельности.

Во-первых, чтобы избежать дублирования в работе комитетов, с созданием Комитета по экологическим правам человека, все жалобы по экологическим вопросам должны направляться и рассматриваться только этим Комитетом. При этом, если подобная жалоба получена любым Комитетом, в частности, Комитетом ООН по правам человека, на обеспечение права на жизнь (как это уже было рассмотрено), она передается в Комитет по экологическим правам человека. Кроме того, в связи с особой важностью для человечества проблемы обеспечения охраны окружающей среды и рационального природопользования, ее прямой связи с обеспечением международного правопорядка и устойчивого развития, Комитет должен иметь право делать рекомендации государствам по санкциям в отношении тех государств, в которых происходит грубое, долговременное и широкомасштабное нарушение экологических прав человека при длительном игнорировании этим государством замечаний и рекомендаций Комитета.

Однако в целом диссертант согласен с тем, что совершенствование механизма реализации прав человека будет происходить главным образом не по линии передачи функции государства международным органам, а путем усиления международного воздействия на государства, так как только государства способны обеспечить всеобщее уважение прав человека и верховенство права. Это положение соответствует действительности и в отношении экологических прав.

Далее в диссертации исследуется вопрос о  перспективах развития института экологических прав человека в контексте концепции устойчивого развития, на основании чего сделаны некоторые выводы. Сегодня, даже концепция устойчивого развития, несмотря на свою важность для выживания и развития человечества в виду неготовности большинства государств сделать существенные шаги в направлении прогрессивного развития международного права и упрочнении его позиций, может показаться малореалистичной с точки зрения ее претворения в жизнь. В этой связи что можно сказать о возможности и прогрессивности закрепления экологических прав человека на международном уровне. Здесь можно согласиться с мнением о том, что вряд ли существует необходимость в выделении из международного права окружающей среды самостоятельной отрасли – международного права экологических прав человека.

Однако роль прав человека в демократизации национальных процессов принятия решений сложно переоценить. Когда интернационализация национального права окружающей среды расширяется через политику устойчивого развития и защиту биоразнообразия, задача прав человека – сделать эти процессы более рациональными, открытыми и законными. Так, участие общественности в процессе принятия решений является важным элементом устойчивого развития. Эффективная защита окружающей среды, как и прав человека, зависит и от взаимосвязей и взаимодействия международных и национальных механизмов. Использование индивидами и экологическими организациями национальных правовых систем не только влияет на политику и решения правительства, помогает в решении транснациональных проблем, но также воздействует на правительства, побуждая их выполнять свои международные обязательства. И это во власти международного права – поощрять эти тенденции. В этой связи роль Пакта об экологических правах человека и его контрольного механизма сложно переоценить.

Кроме того, в проекте Декларации о принципах по правам человека и окружающей среде, прямо определена связь между обеспечением экологических прав человека, международным порядком и концепцией устойчивого развития. Вместе с тем устойчивое развитие общества возможно только при обеспечении и защите всех прав человека. В работе исследуется проблема влияния прав человека на устойчивое развитие общества. При этом еще раз подчеркивается особое место в системе прав человека, особенно с точки зрения устойчивого развития, экологических прав человека. Ведь, как это уже было показано, реализация других прав человека невозможна без обеспечения экологических прав человека, без обеспечения благоприятной для жизни человека окружающей среды, равного доступа к природным ресурсам. И именно международное право может повысить активность индивидов в деятельности по защите окружающей среды и рациональному природопользованию, в частности, по воздействию на правительства по выполнению ими своих обязательств в области международного права окружающей среды и права международной безопасности. В целом, уже сегодня можно говорить о формировании самостоятельного межотраслевого института международного права окружающей среды и прав человека – института экологических прав человека.

Сегодня одновременно существует две тенденции – универсализация прав человека и их дифференциация, в зависимости от различий культур, цивилизаций современного мира, которые и исследованы в работе. В целом, автор согласен с мнением о том, что вопрос о возможности глобальной стандартизации прав человека вызывает много сомнений. Ведь в этом случае не учитывается характер той цивилизации, в которой человек воспитан, те тысячи поколений, которые адаптировали свои правила жизни к тем условиям, которые определила окружающая их природа. Конечно, перечень прав человека, содержащийся в международно-правовых документах, носит общечеловеческий смысл, но не учитывать различие истории, культуры, традиций различных народов мира, стремящихся сохранить свою самобытность, нельзя. Поэтому, оценивая динамизм прав человека в современном мире, следует принимать во внимание две противоречивые тенденции: глобализацию общественных отношений, с одной стороны, и стремление к национальному и культурному самоутверждению, связанному с некоторым отторжением европейских стандартов, – с другой.

На фоне этой картины предложенный в работе анализ обеспечения и защиты экологических прав человека в государствах различных культурных, религиозных традиций выглядит вполне обнадеживающе с точки зрения универсализации экологических прав человека, наличия единых стандартов экологических прав человека. Вероятно, охрана окружающей среды, экологические права человека это именно та сфера, в которой процесс глобализации будет иметь наименьшее количество препятствий. Конечно, нельзя полностью соотнести уровень обеспечения экологических прав человека в США, Японии и, допустим, Индии и Пакистана. Однако общие тенденции к повышению уровня качества окружающей среды, обеспечения экологических прав человека очевидны. Конечно, это не случайно, ведь без обеспечения благоприятной для жизни человека окружающей среды, экологических прав человека, развитие цивилизаций в принципе невозможно. Именно идея охраны окружающей среды, недопущение ее ухудшения объединяет устремления всех народов, культур, цивилизаций.

При формировании новой системы ценностей, которая будет положена в основу нового международного порядка, в виду современных экологических проблем, приоритетными ценностями станут, наравне с правами человека, окружающая среда, природные ресурсы, международный экологический правопорядок в целом. Ведь и то, и другое – основные условия обеспечения устойчивого развития.


Основные положения диссертационной работы изложены в следующих публикациях:

  1. Правовое регулирование обращения с отходами: Монография. - Оренбург: ОГУ, 1999. - 8 п.л.
  2. Полномочия универсальных и региональных органов в области прав человека: Учебное пособие.- Оренбург: ОГУ, 2000. - 7 п.л.
  3. Международное право: Учебное пособие.- Оренбург: ОГУ, 2000. - 8 п.л.
  4. Международный экологический правопорядок и права человека: Монография. - Оренбург: Печатный Дом «Ди Мур», 2001. - 7 п.л.
  5. Международный экологический правопорядок и экологические права человека: Монография. - М.: Едиториал УРСС, 2004. - 14 п.л.
  6. Управление водными ресурсами России: международно-правовые и законодательные механизмы: коллективная монография. – М.: МГИМО – Университет, 2008. - 10 п.л. / 0,4 п.л.
  7. Правовое обеспечение захоронения отходов: статья сб. научных статей "Гражданское общество: теория, законодательство, практика." - Оренбург: ОГУ, 1996. - 0,6 п.л.
  8. Некоторые вопросы правового регулирования обращения с отходами: статья в сб. научных трудов "Теоретические основы формирования экологического, аграрного, земельного законодательства в субъектах Российской Федерации." - Оренбург: ОГУ, 1997. - 0,3 п.л.
  9. Правовое регулирование обращения с отходами в Оренбургской области: статья // Государство и право. -  1997.- № 7. - 0,1 п.л.
  10. Роль прав человека в формировании международного правопорядка: статья в сб. "Актуальные проблемы правопорядка." - М.: Юридический институт Московского государственного университета путей сообщений, 2000. - 0,5 п.л.
  11. Экологические права народов: понятие, сущность, виды: статья // Московский журнал международного права. - 2001.- № 3. - 1 п.л.
  12. Понятие и принципы международного экологического правопорядка: статья // Право и политика.- 2002.- № 4. - 0,6 п.л.
  13. Международный правопорядок и права человека: статья в сб. трудов преподавателей Оренбургского института МГЮА. - Оренбург: МГЮА Оренбургский институт, 2002. - 0,6 п.л.
  14. Устойчивое развитие и этика: статья в материалах международной научно-практической конференции "Тенденции и противоречия развития Российского права на современном этапе." – Пенза: МНИЦ ПГСХА, 2002. - 0,25 п.л.
  15. Проблемы экологического расизма в США: статья в сб. материалов международной научно-практической конференции "Экология и безопасность жизнедеятельности." - Пенза: МНИЦ ПГСХА, 2002. - 0,2 п.л.
  16. Экологические права человека и проблема экологической интервенции: статья в сб. научных статей "Экономика, экология и общество России в 21-м столетии: Труды 5-й Международной научно-практической конференции."– Т. 3.- Санкт-Петербург: Инкор, 2003. - 0,25 п.л.
  17. Некоторые проблемы глобализации в рамках концепции устойчивого развития: статья в материалах Международного научного симпозиума "Перспективы развития регионов в условиях глобализации: экономика, менеджмент, право." - Ч.1.- Самара: Самар. гос. экон. акад, 2003. - 0,4 п.л.
  18. Механизм обеспечения международного экологического правопорядка: статья // Актуальные проблемы правоведения. - 2003.- № 3. - 1,25 п.л.
  19. Проблемы обеспечения и защиты экологических прав в Индии и Пакистане: статья // Право и политика.- 2003.- № 8. - 0,6 п.л.
  20. Экологические права народов: проблемы реализации: статья в сб. трудов преподавателей Оренбургского института МГЮА. - Оренбург: МГЮА Оренбургский институт, 2003. - 1,5 п.л.
  21. Права человека и культуры мира: возможен ли диалог?: статья // Евразийское ожерелье. – Оренбург, 2003. - № 4. - 0.6 п.л.
  22. Способы воздействия на государства с целью вовлечения их в договоры в области  охраны окружающей среды: статья // Государство и право. - 2004. - № 8.  - 1,5 п.л.
  23. Состояние правового регулирования экологических прав человека в международном праве: статья // Азербайджано-российский журнал международного и сравнительного права.- 2004.- № 1(1) - 1,25 п.л.
  24. Экономический механизм обеспечения международного экологического правопорядка: статья // Вестник ОГУ. - 2004. - № 3. - 0,7 п.л.
  25. Международный экологический правопорядок как фактор устойчивого развития: статья в сб. труд. преподавателей Оренбургского института МГЮА. - Оренбург: МГЮА Оренбургский институт, 2004. - 0,4 п.л.
  26. Дифференциация обязательств в международных договорах в области охраны окружающей среды: статья // Вестник Самарской государственной экономической академии. - 2004.- №1(13). - 0,4 п.л.
  27. Либерализм и устойчивое развитие в современном международном праве окружающей среды: (статья) // Актуальные проблемы правоведения. - 2004.- № 1. – 0,7 п.л.
  28. Индивидуальные жалобы по защите экологических прав в конвенционных органах: практика принятия решений: статья // Вестник ОГУ. - 2004. - № 7. - 0,6 п.л.
  29. Several Problems Concerning the Efficiency of the World Bank Inspection Panel activity: статья на английском языке // Max Planck Yearbook of United Nations  Law. –  Leiden/Boston Publishing, 2006. - Volume 10. - 1, 5 п.л.
  30. Инспекционная Комиссия Всемирного Банка: вклад в устойчивое развитие: статья // Московский журнал международного права. - 2006. - № 4 - 1 п.л.
  31. К учету международно-правового опыта при совершенствовании российского законодательства о защите морской среды: раздел в соавторстве в материалах выездного совещания Комиссии Совета Федерации по национальной морской политике 21 сентября   2007 г. - М., 2007. - 0,4 п.л. / 0,1 п.л.

Например, см. S. Foster. Racial Matters: The Quest for Environmental Justice. Ecology Law Quarterly. 1993. № 20; E.P. Boyle. It’s Not Easy Being Green: The Psychology of Racism, Environmental Discrimination, and the Argument for Modernizing Equal Protection Analysis. Vanderbilt Law Review. 1993. № 46.

Edith Brown Weiss. In fairness to future generations. – Tokyo: The United Nations University, 1989.

Muhammad Afzal Zullah. Human Rights in Pakistan// CLB. - October, 1992. - P. 1343.

M.Lau. The Right to Public Participation: Public Interest Litigation and Environmental Law in Pakistan// 4 RECIEL. - 1994. - P. 49.

Например, см. Lopez Ostra v. Spain (1994) 20 EHRR 277 и Fadeyeva v. Russia (2005) ECHR 376.

Communication N. 67 / 1980. EHP v. Canada. 2 Selected Decisions of the Human Right Committee. 1990.

J. E. S. Fawcett. The Application of the European Convention on Human Right. – Oxford: Oxford University Press, 1987. – P. 18.

Например см. K.Вaslar. The Concept of the Common Heritage of Mankind in International Law. - The Hague/London/Boston, 1998. - P. 150. 

Лукашук И.И. Международное право. Общая часть: Учебник.- М., 1996.- С. 171.

Доклад Конференции ООН по проблемам окружающей среды. Нью-Йорк, 1972.

Международное право: Учебник /Отв. ред. Ю. М. Колосов, Э. С. Кривчикова.- М.: ЮРАЙТ - ИЗДАТ, 2007. - С. 700; Международно – правовые основы недропользования: Учебное пособие /Отв. ред. А. Н. Вылегжанин. – М.: НОРМА, 2007. – С. 65.

Press Release, Johannesburg Summit 2002, 5 February.

Международное право: Учебник /Отв. ред. Е.Т. Усенко, Г.Г. Шинкарецкая.- М.: Юрист, 2003.- С. 393.

Здесь важно отметить, что автор полностью поддерживает мнение о том, что международный правопорядок представляет собой целостную систему общественного порядка в мире, т.е. мировой порядок (Мовчан А.П. Международный правопорядок.- М., 1996.- С. 20.)

Бринчук М.М. О предмете экологического права // Вестник Международного университета. Сер. Право.- М., 1998, Вып.III.- С. 75.; Копылов М.Н. Право на развитие и экологическая безопасность развивающихся стран. – М., 2000. – С. 353.

Например, см. дело Metalclad Corporation v. United Mexican States (2002), Final Award, International Centre for the Settlement of Investment Disputes, Case № ARB/AF/97/1. 

См. об Инспекционном Совете Всемирного Банка: www.inspectionpanel.org    

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.