WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Концепция гражданско-правового договорного регулирования

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

 

              На правах рукописи

 

Казанцев Михаил Федорович

 

 

КОНЦЕПЦИЯ

ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО

ДОГОВОРНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

 

Специальность 12.00.03

Гражданское право; предпринимательское право;

семейное право; международное частное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

 

 

Екатеринбург – 2008


Диссертация выполнена на кафедре предпринимательского права

Уральской государственной юридической академии

 

Научный консультант:

доктор юридических наук, профессор Якушев Василий Степанович

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор Андреева Любовь Васильевна

доктор юридических наук, профессор Егоров Юрий Петрович

доктор юридических наук, профессор Камышанский Владимир Павлович

Ведущая организация:

Казанский государственный университет

 

 

 

 

Защита состоится 22 октября 2008 года в 13.00 часов

на заседании диссертационного совета Д 212.282.01

при Уральской государственной юридической академии

по адресу: 620066, город Екатеринбург, улица Комсомольская, дом 21,

зал заседаний диссертационного совета

С диссертацией можно ознакомиться

в библиотеке Уральской государственной юридической академии

Автореферат разослан 14 сентября 2008 года

 

 

                   Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор юридических наук,

профессор                                                                                  Леушин В.И.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

 

Актуальность темы исследования. Проблемы договорного права, и теоретические, и в особенности практические, всегда более или менее активно разрабатывались отечественной цивилистикой, что обусловлено значением договора как одной из несущих конструкций всего гражданского права. Договорное право обнимает собою едва ли не большую часть обширнейшего массива гражданско-правовых норм.

В последние десять-пятнадцать лет исследовательский интерес к договорному праву постоянно растет. Однако обилие научных работ по договорной тематике само по себе еще не свидетельствует о достаточном уровне развития доктрины договорного права. Требуются фундаментальные системные теоретико-методологические исследования в данной области.

Обращение к теории договорного права востребовано ныне как никогда ранее. Хорошая правовая теория, конечно, всегда была полезна для практики правотворчества и правореализации. Но особенно она нужна именно сейчас в период проведения реформы гражданского права, которая обусловлена сменой социально-экономической системы в стране и выражается прежде всего в постсоветской кодификации российского гражданского законодательства, завершившейся к 2008 году. В новом российском гражданском кодексе – Гражданском кодексе Российской Федерации (далее именуется также – ГК РФ) значение договора существенно возросло. Провозглашенный в нем принцип свободы договора возведен в ранг одного из основных начал гражданского законодательства. Освобожденный от присущих социалистическому социально-экономическому строю законодательных и административных ограничений договор, бывший таковым во многом номинально, стал договором по сути. По большому счету только сейчас, после возрождения договора, стало возможным построение методологически выдержанного учения о гражданско-правовом договоре. Новое положение договора в гражданском праве должно быть осмысленно наукой и учтено при дальнейшей разработке теории договорного права.

Изложенные обстоятельства и обусловили заметное оживление дискуссии по многим теоретическим вопросам договорного права. Всплеск интереса к договорной проблематике, надо полагать, перерастет в массированную исследовательскую волну, результатом которой может стать качественный рывок в развитии договорного права. Для прорывных результатов сейчас есть все предпосылки. Новое гражданское законодательство, основанное на принципе свободы договора, требует формирования на базе несомненных достижений отечественной цивилистики обновленной теории договорного права, свободной от идеологических установок советской эпохи.

Особенностью исследовательской ситуации, способствующей углубленной разработке учения о гражданско-правовом договоре, является то обстоятельство, что договорная проблематика вышла за рамки традиционно договорных отраслей права – гражданского, трудового и международного. Разработка проблем гражданско-правового договора в увязке с результатами исследований по договорной тематике других отраслей права и общей теории правового договора, формирование которой началось в последние годы, несомненно повысит методологическую обоснованность учения о гражданско-правом договоре.

Одним из актуальных направлений развития теории договорного права должно стать исследование регулятивных свойств гражданско-правового договора, иными словами, разработка теоретических проблем гражданско-правового договорного регулирования. Способность гражданско-правового договора выступать средством правового регулирования общественных отношений сегодня практически никем прямо не отрицается. Однако с регулятивной стороны договор до сих пор почти не изучен. Исследовательская мысль за редким исключением не простирается дальше констатации регулирующей роли гражданско-правового договора.

Между тем именно регулятивные качества являются для гражданско-правового договора важнейшими. Можно сказать, что гражданско-правовой договор как правовое явление имеет регулятивную сущность. Поэтому в исследовании регулятивных свойств гражданско-правового договора заключен мощный потенциал познания феномена самого договора. Без таких исследований теоретические представления о гражданско-правовом договоре будут не полными. Указанный пробел в теории договорного права наиболее эффективно может быть устранен путем рассмотрения регулятивных свойств договора в контексте гражданско-правового договорного регулирования, так как именно этот подход позволяет полно, системно и адекватно раскрыть регулятивную сторону договора. Изучение регулятивной сущности гражданско-правового договора, раскрытие понятия, предмета и механизма гражданско-правового договорного регулирования – новое перспективное направление развития теории договорного права и цивилистики в целом.

Степень научной разработанности темы исследования. В сфере договорного права исследовательские усилия, в том числе диссертационные разработки, постсоветского времени (впрочем как и ранее) сосредоточились в основном вокруг традиционных вопросов договорной тематики, таких как понятие, юридическая природа гражданско-правового договора (И.В. Бекленищева, В.А. Белов, М.И. Брагинский, В.Б. Гольцов, А.Ю. Кабалкин, А.М. Мартемьянова, Д.Ю. Полдников, Б.И. Пугинский, В.Г. Ульянищев и др.), классификация, система договоров (Ю.В. Романец, А.А. Серветник и др.), отдельные виды, группы договоров (Е.А. Батлер, Л.Г. Ефимова, С.С. Занковский, Ю.Ю. Захаров, Г.А. Калашникова, М.В. Ковалев, Т.В. Ламм, Е.А. Мищенко, Д.В. Огородов, В.А. Писчиков, А.В. Цыпленкова, М.Ю. Челышев, Е.Г. Шаблова и др.), свобода договора (Г.А. Гаджиев, Ю.Л. Ершов, К.И. Забоев, Е.А. Лисюкова, А.Н. Танага, Р.А. Тельгарин и др.), субъектный состав, содержание, действительность и недействительность договоров (Е.И. Антонов, С.И. Виниченко, В.В. Витрянский, О.В. Кислицына, А.А. Клочков, М.К. Кроз, Н.А. Мамедкаримова, И.В.Матвеев, Д.И. Мындря, Л.А. Новоселова, Д.О. Тузов и др.), заключение, действие, исполнение, изменение, прекращение договоров, ответственность за их нарушение (М.В. Батянов, Ю.М. Доренкова, М.А. Егорова, Д.В. Каменецкий, А.Г. Карапетов, Е.В. Комкова, А.В. Латынцев, С.В. Сарбаш, С.А. Соменков, О.С. Стребкова, В.А. Хохлов, К.Е. Чистяков и др.), а также некоторые иные проблемы, аспекты договорного права. В последние годы договор исследовался также с общетеоретических позиций (В.В. Иванов, Ш.В. Калабеков, А.Д. Корецкий, М.Н. Марченко, М.Е. Некрасова, Е.А. Толкачев и др.), причем более интенсивно, чем прежде.

Роль договора как регулятора общественных отношений в гражданско-правовой литературе отмечалась уже в начале прошлого века И.А. Покровским. Однако, несмотря на достаточную очевидность наличия у гражданско-правового договора регулятивных свойств последние длительное время почти не упоминались в литературе. И только с середины ХХ века о регулятивном значении гражданско-правового договора в литературе стали говорить прямо и определенно (Н.Г. Александров, Р.О. Халфина, С.С. Алексеев), хотя и по-прежнему редко.

В конце ХХ – начале ХХI вв. внимание цивилистики к регулятивной стороне договора заметно возросло (регулятивную роль договора так или иначе отмечали например Л.В. Андреева, Б.М. Гонгало, А.С. Ротарь, С.А. Хохлов, И.В. Цветков, Л.В. Щенникова, В.Ф. Яковлев), появились работы, направленные на изучение этой стороны договора (Ю.П. Егоров, Т.И. Илларионова, Б.И. Пугинский, Д.Н. Сафиуллин, Л.И. Шевченко и др.) и прежде всего работы И.В. Федорова, посвященные исследованию хозяйственного договора в контексте договорного регулирования и увенчавшиеся докторской диссертацией в форме научного доклада «Теоретические проблемы договорного регулирования хозяйственных связей в СССР» (Томск, 1991). Признавая научное значение исследований И.В. Федорова нельзя все же не отметить, что они большей частью базировались на советском законодательстве и касались одного вида гражданско-правового договора – хозяйственного.

Недавняя докторская диссертация А.Д. Корецкого «Теория договорного регулирования гражданско-правовых отношений» (Ростов-на-Дону, 2007) подготовлена на основе нового гражданского законодательства с общецивилистических позиций, однако в ней, несмотря на ее название, собственно договорное регулирование, регулятивные свойства договора почти не исследуются, причем не рассматривается и само понятие договорного регулирования. Большая часть этой работы затрагивает вопросы договорного права традиционного (не регулятивного) звучания, о чем свидетельствуют заголовки глав диссертации: сущность гражданско-правового договора и ее отражение в цивилистической доктрине (гл. 1), систематика гражданско-правовых договоров (гл. 2), разграничение гражданско-правового договора и смежных институтов гражданского права: сделки и обязательства (гл. 3), механизм договорного регулирования гражданско-правовых отношений (гл. 4), герменевтика гражданско-правовых договоров (гл. 5). Упомянутая диссертация (и не только она) отражает появившуюся в последние годы в юридической литературе своеобразную моду на словосочетание «договорное регулирование», которое используется лишь для придания терминологической свежести заголовкам работ по традиционной договорной тематике. Другим примером здесь может служить кандидатская диссертация Л.А. Рудневой с названием «Вопросы совершенствования договорного регулирования: условия, порядок заключения и классификация гражданско-правовых договоров» (Москва, 2006), в которой содержательные вопросы непосредственно договорного регулирования оставлены без внимания.

Изложенное дает основание для вывода о явно недостаточной степени разработанности теории гражданско-правового договорного регулирования.

Цель и задачи исследования. Цель исследования состоит в разработке концепции гражданско-правового договорного регулирования.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие исследовательские задачи:

1) определить юридическую природу гражданско-правового договора, выявить те его свойства, благодаря которым гражданско-правовой договор обретает качество правового регулятора;

2) сформулировать понятие гражданско-правового договорного регулирования, определить его место в системе правового регулирования и характер взаимодействия с другими компонентами правового регулирования договорных отношений, выявить предмет гражданско-правового договорного регулирования и его пределы;

3) исследовать механизм гражданско-правового регулирования договорных отношений, функции и взаимодействие в этом механизме его основных элементов;

4) выявить содержание и границы свободы гражданско-правового договорного регулирования.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются гражданско-правовое договорное регулирование в целом как явление правовой действительности, правовые средства, используемые в правовом регулировании договорных отношений, в том числе гражданско-правовой договор, закон (нормы права) , административный и судебный правовые акты, а также договорные отношения, иные объекты, связанные с договорным регулированием.

Предметом исследования являются регулятивные и иные свойства гражданско-правового договора, закона (правовых норм), административного и судебного правовых актов, обусловливающие использование названных средств в правовом регулировании договорных отношений, функциональные взаимосвязи между ними, закономерности действия всего механизма правового регулирования договорных отношений, а также связанная с этим судебная практика.

Методологическая основа исследования. Поставленные исследовательские задачи решались с использованием как общенаучных методов познания (исторического и системного подхода, анализа и синтеза, аналогии и типологии), так и специальных правовых методов научного исследования (в том числе формально-юридического метода, сравнительно-правового метода, метода юридического моделирования).

Для повышения методологической обоснованности исследования широко использовались категории общей теории права (прежде всего положения общей теории правового договора при определении юридической природы гражданско-правового договора).

Теоретическая основа исследования. Теоретическую основу исследования составляют достижения отечественной юридической науки (прежде всего цивилистики и теории права), нашедшие выражение в трудах, в частности, таких ученых как М.М. Агарков, Н.Г. Александров, С.С. Алексеев, Л.В. Андреева, Н.А. Баринов, В.А. Белов, В.С. Белых, М.И.Брагинский, С.Н. Братусь, В.А. Бублик, Р.Ф. Васильев, А.В. Венедиктов, В.Г. Вердников, В.В. Витрянский, Ф.И. Гавзе, Ю.С. Гамбаров, Д.М. Генкин, В.О. Голевинский, Б.М. Гонгало, Д.Д. Гримм, Е.П. Губин, Ю.П. Егоров, В.С. Ем, С.С. Занковский, В.В. Иванов, Т.И. Илларионова, О.С. Иоффе, В.В. Исаченко, В.Л. Исаченко, А.Ю. Кабалкин, В.П. Камышанский, Т.В. Кашанина, А.Д. Корецкий, В.И. Кофман, О.А. Красавчиков, В.Н. Кудрявцев, Л.А. Лунц, А.Л. Маковский, Д.И. Мейер, В.В. Меркулов, В.П. Мозолин, В.М. Нечаев, И.Б. Новицкий, В.Д. Перевалов, В.А. Плетнев, К.П. Победоносцев, И.А. Покровский, В.Н. Протасов, Б.И. Пугинский, В.К. Райхер, В.В. Ровный, Ю.В. Романец, О.Н. Садиков, С.В. Сарбаш, Д.Н. Сафиуллин, М.Н. Семякин, К.И. Скловский, П.И. Стучка, Е.А. Суханов, Н.Н. Тарасов, Ю.А. Тихомиров, Ю.К. Толстой, Д.О. Тузов, И.В. Федоров, Р.О. Халфина, Б.Л. Хаскельберг, В.М. Хвостов, В.А. Хохлов, С.А. Хохлов, Б.Б. Черепахин, Б.Н. Чичерин, Л.И. Шевченко, Г.Ф. Шершеневич, Л.С. Явич, В.Ф. Яковлев, В.С. Якушев, В.В. Ярков.

Сделанные в диссертации выводы опираются также на труды зарубежных ученых, в числе которых В. Ансон, Б. Виндшейд, Г.В.Ф. Гегель, Л. Дюги, Х. Кетц, Е. Местмеккер, Л. Райзер, Ж.-Ж. Руссо, Ф.К. Савиньи, Е.А. Фарнсворт, В. Флюме, К. Цвайгерт, Л. Эннекцерус.

Научная новизна исследования. Диссертация является первым монографическим научным исследованием гражданско-правового договорного регулирования, отражающим на уровне целостной, развернутой концепции все его основные аспекты, прежде всего юридическую природу, предмет, механизм и свободу, и проведенным в рамках всего гражданского права после завершения кодификации российского гражданского законодательства, приведшей к формированию нового договорного права, основанного на принципе свободы договора (в отличие от исследований отдельных аспектов договорного регулирования, в частности от исследований договорного регулирования хозяйственных связей, проводившихся до постсоветской кодификации гражданского законодательства).

Научная новизна диссертации выражена прежде всего в следующих выносимых на защиту узловых положениях концепции гражданско-правового договорного регулирования.

1. Стержневая идея разработанной в диссертации концепции гражданско-правового договорного регулирования заключается в том, что юридическое значение гражданско-правового договора не исчерпывается ролью юридического факта, необходимого для возникновения, изменения и прекращения прав и обязанностей, предусмотренных законом. Договор является, прежде всего, правовым регулятором, используя который стороны своей волей и в своем интересе вступают в отношения, определяют их основное, конкретное содержание и тем самым осуществляют регулирование своих отношений. Такое гражданско-правовое договорное регулирование выступает как вид правового регулирования, субъектом которого являются стороны договора, средством – договор, а предметом – любые отношения между сторонами в рамках предмета гражданского права за исключением отношений, не подвластных договорному регулированию в силу своего характера или закона.

2. Концепция гражданско-правового договорного регулирования обусловлена юридической природой гражданско-правового договора, которую наиболее точно позволяет раскрыть подход к договору как к правовому (юридическому) акту. Исходя из этого в диссертации произведена развернутая, базирующаяся на общей теории договора разработка понятия гражданско-правового договора как вида правового акта, сформулировано следующее в сжатом виде отражающее юридическую природу гражданско-правового договора и отличающееся от традиционных трактовок доктринальное определение: гражданско-правовой договор – это правовой акт, который основан на гражданском праве (т.е. подчинен его правовому режиму), совершен (заключен) двумя или более лицами (сторонами), выражает их согласованную волю, направлен на правовое регулирование отношений между сторонами или также с их участием.

Регулятивные свойства гражданско-правового договора сближают его с законом, который как и договор относится к роду правовых актов. Вместе с тем гражданско-правовой договор как вид правового акта не тождествен закону и отличается от последнего главным образом тем, что закон издается правотворческим органом в рамках публично-властных полномочий и регулирует отношения всех субъектов гражданского права, основанные на любых договорах соответствующего вида, а договор совершается самими субъектами гражданского права (сторонами договора) для достижения собственных целей и регулирует отношения, основанные только на данном договоре.

3. То обстоятельство, что гражданско-правовой договор является правовым регулятором позволяет выделить гражданско-правовое договорное регулирование в качестве вида правового регулирования. В диссертации гражданско-правовое договорное регулирование определено как правовое регулирование, осуществляемое субъектами гражданского права посредством заключаемых между ними гражданско-правовых договоров, и охарактеризовано как децентрализованное (автономное, частное) правовое регулирование.

Понятие гражданско-правового договорного регулирования имеет научную и практическую ценность, поскольку оно позволяет на системно-категориальном уровне исследовать регулятивные свойства договора, раскрыть договор с динамической стороны как эффективное средство, с помощью которого стороны сами юридически регулируют имущественные и иные отношения между собой. Включение этого понятия в категориальный аппарат науки гражданского права восполняет в последнем пробел и способствует решению проблем как договорного права, так и гражданского права в целом.

4. Гражданско-правовое договорное регулирование входит в систему правового регулирования договорных отношений (т.е. отношений, возникших на основании договора) в качестве одного из компонентов правового регулирования, выделяемых в зависимости от того, каким средством осуществляется правовое регулирование – законом, договором, административным или судебным правовым актом. Исходя из этого наряду с гражданско-правовым договорным регулированием правовое регулирование договорных отношений включает также следующие регулятивные компоненты: законодательное (общенормативное) правовое регулирование, т.е. правовое регулирование, осуществляемое посредством законов, иных нормативных правовых актов (во всех случаях); административное правовое регулирование, т.е. правовое регулирование, осуществляемое посредством ненормативных административных правовых актов (в отдельных случаях); судебное правовое регулирование, т.е. правовое регулирование, осуществляемое посредством судебных правовых актов (в отдельных случаях).

Все компоненты правового регулирования договорных отношений взаимосвязаны между собой. Правовое регулирование договорных отношений в целом можно понять, только разложив его на отдельные компоненты и выявив их значение. Равным образом, каждый компонент правового регулирования договорных отношений можно понять, только уяснив его взаимодействие с другими компонентами правового регулирования как единого целого. Следовательно, возможен и необходим как раздельный взгляд на правовое регулирование договорных отношений, при котором как относительно самостоятельные рассматриваются договорное, законодательное, административное и судебное правовое регулирование, так и комплексный взгляд на правовое регулирование договорных отношений как цельное явление, включающее все упомянутые компоненты правового регулирования.

5. Рассмотрение гражданско-правового договора в плоскости договорного регулирования позволяет со всей определенностью поставить вопрос о предмете гражданско-правового договорного регулирования (этот вопрос в диссертации поставлен и системно исследован впервые, в то время как ранее в юридической литературе изучался предмет гражданско-правового регулирования, гражданского права в целом). При этом выявлены пределы предмета договорного регулирования, проанализированы с точки зрения подвластности договорному регулированию отношения, составляющие предметы регулирования отдельных подотраслей гражданского права.

В качестве принципиально важного для определения пределов предмета гражданско-правового договорного регулирования сформулирован вывод о том, что предметом гражданско-правового договорного регулирования могут быть любые отношения в рамках предмета гражданско-правового регулирования, за исключением отношений, которые по своему характеру не подвластны договорному регулированию (в частности, отношений, участниками которых не являются стороны данного договора, и отношений, правовые параметры которых по своей природе и юридическому назначению должны быть едиными для всех субъектов гражданского права или их групп), а также отношений, договорное регулирование которых по своему характеру хотя и возможно, но не допускается законом (например, отношений по назначению наследника наследодателем).

6. Для понимания правового регулирования договорных отношений методологическое значение имеет категория механизма правового регулирования, так как она обеспечивает системный анализ гражданско-правового регулирования договорных отношений. В диссертации механизм гражданско-правового регулирования договорных отношений рассматривается как частный случай проявления механизма правового регулирования и определяется как система правовых средств и иных элементов (элементов механизма), взаимодействием которых осуществляется гражданско-правовое регулирование договорных отношений. Основными элементами механизма гражданско-правового регулирования договорных отношений являются закон (нормы права), гражданско-правовой договор, юридический факт (иной, чем договор) и правоотношение, а в отдельных случаях также административный и судебный правовые акты.

Принципиальная особенность механизма правового регулирования договорных отношений обусловлена наличием в нем договора и характером взаимодействия последнего с законом. В механизме правового регулирования договор с одной стороны играет роль юридического факта по отношению закону, а с другой – сам, как и закон, регулирует договорные отношения, причем для возникновения, изменения и прекращения прав и обязанностей, предусмотренных договором, также необходимы юридические факты. Вместе с тем, регулируя подобно закону договорные отношения, договор в механизме правового регулирования занимает иное, нежели закон, место. Если закон образует основу механизма правового регулирования и действует как общенормативный регулятор договорных отношений, то договор на основании закона и в установленных им пределах выступает как индивидуальный регулятор отношений по данному договору. При этом договорные отношения могут быть урегулированы не иначе, как только путем соединения регулятивных потенциалов закона и договора.

7. Значение договора в механизме правового регулирования договорных отношений проявляется через его функции, которых по меньшей мере четыре, а именно:

1) инициативная функция, выражающаяся в том, что договор выступает средством, запускающим механизм правового регулирования договорных отношений;

2) селективная функция, выражающаяся в том, что договор из всего массива правовых норм выявляет нормы, распространяющиеся на отношения сторон по данному договору (в частности путем выбора сторонами вида договора и, соответственно, норм, составляющих его правовой режим, или путем исключения сторонами применения диспозитивных норм к своим отношениям);

3) регулятивная функция, выражающаяся в том, что договор выступает средством правового регулирования договорных отношений, причем формами проявления регулятивного воздействия договора являются, в частности, установление (возникновение) договорного правоотношения, изменение содержания и прекращение договорного правоотношения, изменение субъектного состава договора (договорного правоотношения), признание и подтверждение права (правоотношения), устранение спорности (неопределенности) в договорном правоотношении;

4) юридико-фактическая функция, выражающаяся в том, что договор выступает в роли юридического факта, необходимого для возникновения, изменения и прекращения прав и обязанностей, смоделированных законом (правовыми нормами), причем договор является центральным, но далеко не единственным юридическим фактом, необходимым для развития договорного правоотношения.

8. Значение закона (норм права) как нормативно-правовой основы механизма правового регулирования договорных отношений заключается в том, что закон, с одной стороны, выступает как непосредственный регулятор договорных отношений, а с другой – устанавливает правовые требования ко всем другим регулятивным элементам механизма правового регулирования договорных отношений (договору, административному и судебному правовым актам) и к самому процессу его функционирования.

Наиболее интенсивное и юридически значимое воздействие закон (норма права) оказывает на содержание договора (как правового акта) и договорного правоотношения. Механизм воздействия норм права на содержание договора и договорного правоотношения обусловлен видом, юридическими свойствами норм права и направлением их воздействия. По направлению воздействия необходимо выделять и четко различать:

1) нормы права, воздействующие на содержание договора, т.е. нормы, которые моделируют состав и (или) содержание условий договора, обязывая стороны или предоставляя им право включать в договор те или иные условия с предопределением их содержания или без такового (такие нормы не распространяются непосредственно на договорное правоотношение, но воздействуют на него опосредованно, т.е. через условия договора);

2) нормы права, воздействующие на содержание непосредственно договорного правоотношения, т.е. нормы, которые моделируют права и обязанности сторон по договору, составляющие содержание договорного правоотношения, возникающего после заключения договора.

9. Раскрытие механизма воздействия закона (норм права) на содержание договора и договорного правоотношения невозможно без решения проблемы трансформации закона (норм права) в условия договора, которая в диссертации впервые сформулирована и рассмотрена в обобщенном виде как научная проблема, отражающая юридический механизм взаимодействия норм права и условий договора. В юридической литературе преобладают представления, разделяющие (чаще в неявной форме) такой взгляд, при котором правовые нормы, определяющие права и обязанности сторон договора, после его заключения трансформируются (преобразуются) в договорные условия и уже через них воздействуют на содержание договорного правоотношения (этот взгляд может быть обозначен как «концепция трансформации правовых норм в договорные условия»). В диссертации обосновано, что концепция трансформации правовых норм в договорные условия, в определенной мере получившая отражение и в законодательстве, неадекватно объясняет механизм взаимодействия правовых норм и договорных условий. В действительности правовые нормы (как императивные, так и диспозитивные), определяющие содержание договорного правоотношения, не трансформируются в договорные условия, а воздействуют на договорное правоотношение (определяют его содержание) непосредственно, именно как правовые нормы, поскольку они, выражая волю законодателя, способны определить содержание договорных прав и обязанностей самостоятельно, не преобразуясь в договорные условия, которые выражают волю сторон договора, а не законодателя.

10. С использованием полученных теоретических выводов в диссертации впервые в литературе системно и детально исследуется механизм воздействия отдельных видов норм права на содержание договора и договорного правоотношения с учетом характера проявления воли сторон в процессе формирования договора. При этом установлено, что:

нормы права, предусматривающие обязанность или право включения условий в договор, воздействуют непосредственно на содержание договора и опосредованно – через сформированные под воздействием этих норм договорные условия – на содержание договорного правоотношения;

императивные нормы права, предопределяющие содержание договорных условий, воздействуют непосредственно на содержание договора и опосредованно – через сформированные под воздействием этих норм договорные условия – на содержание договорного правоотношения;

императивные нормы права, определяющие содержание договорного правоотношения, не трансформируются в договорные условия и воздействуют непосредственно на содержание договорного правоотношения;

диспозитивные нормы права, определяющие содержание договорного правоотношения, не трансформируются в договорные условия и воздействуют непосредственно на содержание договорного правоотношения.

Обосновано также, что изменения в законодательстве, вступившие в силу после заключения договора, по общему правилу не влияют на содержание договора и возникшего из него договорного правоотношения. Исключение из указанного общего правила составляют случаи, когда изменения в законодательство внесены императивными нормами федерального закона, действие которого распространено на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. На содержание договора и договорного правоотношения не влияют изменение или отмена ранее установленных, либо установление новых: 1) диспозитивных норм права, содержащихся в любых нормативных правовых актах, в том числе в законах; 2) императивных норм права, содержащихся в подзаконных нормативных правовых актах.

11. Важной характеристикой гражданско-правового договорного регулирования выступает его свобода, в обобщенном виде отражающая пределы и возможности договорного регулирования. Свобода гражданско-правового договорного регулирования – это свобода (возможность) субъектов гражданского права посредством заключаемых ими гражданско-правовых договоров осуществлять гражданско-правовое регулирование своих отношений в любых пределах, не противоречащих законодательству. В свободе договорного регулирования проявляется (с динамической стороны) свобода договора. Свобода договорного регулирования по своей природе является общим дозволением.

В диссертации выявлен состав элементов свободы договорного регулирования, в совокупности образующих ее содержание, которое может быть выражено следующей краткой формулой: в силу свободы договорного регулирования стороны по своему усмотрению определяют (1) заключать ли договор, (2) с кем, (3) где, (4) когда, (5) в какой форме, (6) какой договор, (7) на каких условиях и (8) расторгать ли договор.

Юридически значимым свойством свободы договорного регулирования выступает ее объем (уровень), раскрываемый в диссертации как степень свободы договорного регулирования, определяемая количеством и характером ее юридических ограничений.

12. В диссертации разработана развернутая многоуровневая классификация условий гражданско-правового договора по объему свободы сторон в их определении. На первом уровне классификации в качестве ее оснований взяты объем свободы сторон в определении состава условий договора и объем свободы сторон в определении содержания условий договора, которые в совокупности всесторонне характеризуют объем свободы сторон в определении содержания договора.

Условия гражданско-правового договора по объему свободы сторон в определении их состава подразделяются на:

1) обязательные условия – условия, которые стороны обязаны включить в договор независимо от своего усмотрения;

2) дозволенные условия – условия, которые стороны вправе включить в договор по своему усмотрению;

3) недопустимые условия – условия, включение которых в договор не допускается правовыми актами.

Условия гражданско-правового договора по объему свободы сторон в определении их содержания подразделяются на:

1) предопределенные условия – условия, содержание которых предопределено правовыми актами и определяется сторонами в соответствии с их требованиями;

2) непредопределенные условия – условия, содержание которых не предопределено правовыми актами и определяются сторонами по своему усмотрению.

13. В ходе разработки концепции гражданско-правового договорного регулирования в диссертации предложена новая или уточненная трактовка ряда понятий в сфере гражданского права (договорное право, содержание договора, юридическая конструкция договора, правовой режим договора и др.). Так, правовой режим договора рассматривается в качестве важнейшей юридической характеристики договора и трактуется как совокупность правовых положений (требований), установленных в отношении договора, в частности положений, определяющих порядок его заключения, действия, изменения, прекращения, а также форму и содержание договора (договорного правоотношения).

Кроме того, предлагается введение в научный оборот помимо понятия «договорное правоотношение» новых понятий, а именно:

«преддоговорное правоотношение», определяемое как гражданско-правовое отношение, возникшее между потенциальными сторонами договора в связи с его заключением;

«общесвязующее договорное правоотношение», определяемое как гражданско-правовое договорное отношение, выражающее общую связанность сторон заключенным между ними договором, которая состоит в возможности (невозможности) одностороннего изменения и расторжения договора;

«последоговорное правоотношение», определяемое как гражданско-правовое отношение, возникшее после прекращения договора между его бывшими сторонами в связи с прекращенным договором.

14. На основании теоретических выводов о взаимодействии договора и закона, а также с учетом выявленной в процессе исследования нечеткостью изложения пункта 2 статьи 422 ГК РФ в диссертации сформулирована и обоснована следующая новая редакция названного пункта: «К договору и возникшим из него отношениям применяются законы, иные правовые акты, действовавшие в момент заключения договора. Закон, введенный в действие после заключения договора, применяется к договору и возникшим из него отношениям либо к правам и обязанностям по договору, возникшим после введения закона в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом».

Научная и практическая значимость исследования. Научная значимость исследования заключается в том, что оно может служить основой для углубленной, детализированной разработки теории гражданско-правового договорного регулирования – перспективного направления развития учения о гражданско-правовом договоре. Результаты исследования будут также способствовать разработке ряда общих проблем гражданско-правовой теории, в том числе проблем, связанных с изучением предмета гражданского права, механизма гражданско-правового регулирования, системы децентрализованных гражданско-правовых актов, свойств и видов гражданско-правовых отношений.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его результаты могут быть использованы в правотворческой и правореализационной деятельности, в частности при рассмотрении судами договорных споров, в договорной работе коммерческих и иных организаций, а также в преподавании гражданско-правовых учебных дисциплин. Прикладное значение имеют, в частности, результаты анализа влияния изменений в законодательстве на содержание договора и договорного правоотношения и прежде всего вывод, согласно которому юридический смысл пункта 2 статьи 422 ГК РФ заключается в том, что к договору и возникшим из него отношениям применяются законы, иные правовые акты, действовавшие в момент заключения договора, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. Этот вывод мог бы быть использован в судебной практике, которая при применении статьи 422 ГК РФ испытывает значительные затруднения и колебания.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования были апробированы, в частности, путем их использования автором в законопроектных работах, в том числе при подготовке проекта части второй Гражданского кодекса Российской Федерации (главы «Хранение») в составе рабочей группы по подготовке проекта Гражданского кодекса, а также проекта закона Свердловской области «О международных и межрегиональных договорах (соглашениях) Свердловской области», который был принят на основе разработанного автором проекта в качестве Закона Свердловской области от 16 июля 1998 года № 25–ОЗ (Собрание законодательства Свердловской области, 1998, № 7, ст. 450).

Материалы диссертации положены в основу курса «Договорное право. Общая часть», читаемого автором в Уральском отделении Российской школы частного права, спецкурса «Проблемы договорного права», читаемого автором в Уральской государственной юридической академии, а также использованы при подготовке курса «Предпринимательское право», читаемого автором в Уральской государственной юридической академии.

Диссертация была обсуждена на кафедре предпринимательского права Уральской государственной юридической академии.

Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в монографиях (Договорное регулирование: Цивилистическая концепция. Екатеринбург, 2005. 452 с. и др.), научных статьях (17 из них – в ведущих рецензируемых научных журналах, в которых в соответствии с установленными требованиями должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора наук), иных публикациях автора (всего в 61-й публикации общим объемом 185,75 п.л.), излагались и обсуждались на различных научных конференциях и семинарах, в том числе в Институте философии и права Уральского отделения Российской академии наук.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав (включающих параграфы, подразделенные на озаглавленные пункты, причем наиболее крупные пункты содержат также внутритекстовые заголовки), заключения, а также приложений, включающих 4 цветные графические схемы и библиографический указатель, содержащий описание 459 документов.

Общий объем диссертации составляет 333 страницы.

Текст диссертации для удобства его восприятия имеет систему шрифтовых выделений. При этом авторские определения выделены курсивом, наиболее значимые суждения – полужирным курсивом, внутритекстовые заголовки – полужирным прямым начертанием.

Нижеследующее ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

отражает ее трехуровневую структуру (главы – параграфы – пункты), с той лишь, однако, разницей, что у пунктов указаны только номера, а заголовки опущены.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

 

Введение содержит обоснование актуальности темы исследования, характеристику цели, задач, объекта, предмета, методологической и теоретической основ, научной новизны, научной и практической значимости исследования, апробации его результатов, а также описание структуры диссертации.

Глава 1. Юридическая природа гражданско-правового договора

         § 1. Понимание договора в цивилистике

1. Центральной проблемой в теории договорного права является проблема понимания гражданско-правового договора, его юридической природы. Ее решение оказывает определяющее влияние на все направления развития теории договорного права, в том числе на разработку теоретических проблем гражданско-правового договорного регулирования. Поэтому исходным пунктом построения концепции гражданско-правового договорного регулирования следует считать выявление юридической природы гражданско-правового договора или, иными словами, формулирование его понятия, поскольку последнее, по законам логики, должно отражать юридическую природу гражданско-правового договора.

Сложившееся в науке гражданского права в качестве преобладающего многозначное понимание договора – как (1) соглашения, (2) сделки, (3) юридического факта, (4) правоотношения, (5) документа – методологически некорректно, поскольку в этом случае под договором понимаются три разных, хотя и взаимосвязанных, явления (объекта): через соглашение, сделку и юридический факт объясняется одно и то же явление, а именно договор как идеальный объект, выражающий волю совершивших его сторон; через правоотношение (обязательство) – другое явление, а именно правовая связь, возникшая между сторонами вследствие заключения договора; через документ – третье явление, а именно материальный объект, выступающий в качестве формы (средства) внешнего выражения договора как идеального объекта.

2. В диссертации проведен системный юридический и логический анализ традиционных взглядов на понимание договора, с тем, чтобы установить, насколько они отражают юридическую природу договора. В результате получен и обоснован следующий вывод.

Традиционные цивилистические взгляды на юридическую природу (понимание) договора не могут быть положены в основу выявления юридической природы гражданско-правового договора:

1) понимание договора как соглашения – потому, что договор и соглашение суть понятия в принципиальном плане тождественные (как в общелитературном, так и в юридическом смысле), вследствие чего определение договора через соглашение дезориентирует относительно юридической природы гражданско-правового договора, поскольку соглашение не занимает определенного, отличного от договора, места в системе явлений гражданского права, а термин «соглашение» употребляется в гражданском законодательстве в том же значении, что и термин «договор» (при этом из невозможности выявить юридическую природу договора через соглашение отнюдь не следует, что договор не есть соглашение, напротив, договор как раз и есть соглашение и именно поэтому определять договор через соглашение логически некорректно);

2) понимание договора как сделки – в силу того, что юридическая природа самой сделки в законодательстве и доктрине достаточно четко не определена, чему способствует традиционное определение сделки через действие, поскольку действие не имеет ясных юридических очертаний и это ведет к не верному восприятию сделки как проявления внешней активности субъекта, а не результата такой активности – волевого акта, причем акта юридического (при этом, гражданско-правовой договор, бесспорно, является видом гражданско-правовой сделки и отнесение договора к роду сделок само по себе отражает юридическую природу договора, однако с неясностями, обусловленными нечеткостью определения правовой природы самой сделки);

3) понимание договора как юридического факта – по той причине, что понятие юридического факта отражает вторичное юридическое свойство договора, в то время как первичная юридическая сущность договора как правового явления может быть раскрыта через понятие правового акта;

4) понимание договора как правоотношения – из-за того, что такое понимание относится к явлению, хотя и связанному с договором, но другому, имеющему иное точное обозначение – «договорное правоотношение», и занимающему свое определенное место среди юридических явлений;

5) понимание договора как документа – вследствие того, что оно объясняет не договор как идеальный объект, выражающий волю сторон, а материальный объект – форму внешнего выражения воли сторон договора, при том не каждого договора, а только письменного.

          § 2. Исходные логико-методологические установки

                 и теоретико-правовые основы определения

                 юридической природы гражданско-правового договора

1. При уяснении юридической природы гражданско-правового договора необходимо опираться на следующие (как минимум) исходные логико-методологические установки.

Во-первых, выявить юридическую природу (или, иными словами, – юридическую сущность) гражданско-правового договора – это значит определить, к какому роду юридических явлений относится гражданско-правовой договор и какое место он занимает среди других явлений данного рода.

Во-вторых, при определении юридической природы договора следует четко различать, с одной сторон – термин (слово) «договор», с другой стороны – объект, обозначаемый термином «договор», и, наконец, с третьей стороны, – понятие (т.е. целостную совокупность суждений), которым раскрываются отличительные признаки объекта, обозначаемого термином «договор».

В-третьих, концепция юридической природы гражданско-правового договора должна опираться на общетеоретическое учение о правовом договоре. Понятие гражданско-правового договора должно быть логически сопряжено с системой понятий общей теории права.

2. Договор как правовой феномен наиболее характерен для отраслей права, основанных на дозволительном (диспозитивном) методе регулирования, прежде всего для гражданского и трудового права. Вместе с тем договор, хотя и в меньшей степени, используется также иными, противоположными по типу регулирования отраслями права, в частности, государственным, административным и налоговым. В этой связи можно говорить об универсальном (общеотраслевом) характере правового договора. Поэтому возможна и необходима общая теория правового договора как научно-правовая теория, как раздел (элемент) общей теории права (и эта теория уже создается).

Для определения юридической природы гражданско-правового договора наиболее важны вопросы о понятии и классификации правовых договоров.

Правовой договор – это правовой акт, который совершен (заключен) двумя или более субъектами права (сторонами), выражает их согласованную волю и направлен на правовое регулирование отношений между сторонами или также с их участием.

Классификация правовых договоров может быть произведена по различным основаниям. Наиболее юридически значимой является классификация правовых договоров по отраслевому правовому режиму, понимаемому как совокупность правовых требований, установленных в отношении договора. Правовой режим конкретного договора может быть определен как одной только отраслью права, так и двумя или более отраслями права. В зависимости от количества отраслей права, определяющих правовой режим правовых договоров, последние подразделяются на отраслевые (точнее, моноотраслевые) правовые договоры и межотраслевые правовые договоры. Для деления правовых договоров по их отраслевому режиму имеют значение нормы только тех отраслей, которые распространяются на данный договор напрямую. Следовательно, если нормы какой-либо отрасли применяются к данному договору субсидиарно или по аналогии, то такие нормы не влияют на его отраслевую принадлежность.

Отраслевой (моноотраслевой) правовой договор – это правовой договор, правовой режим которого определяется одной отраслью права. К числу отраслевых правовых договоров, в частности, относятся гражданско-правовые договоры, договоры в сфере трудового права, семейно-правовые договоры, договоры в сфере права социального обеспечения, государственно-правовые (конституционно-правовые) договоры, административно-правовые договоры, бюджетно-правовые договоры, налогово-правовые договоры, гражданско-процессуальные договоры, арбитражно-процессуальные договоры, международные публично-правовые договоры.

Межотраслевой правовой договор – это правовой договор, правовой режим которого определяется двумя или более отраслями права. Примером межотраслевого правового договора, причем, пожалуй, самым распространенным, может служить договор, содержание которого образовано условиями о каком-либо гражданско-правовом обязательстве (купле-продаже, подряде и т.п.) и условиями о договорной подсудности имущественного спора, который может возникнуть между сторонами при исполнении обязательства.

Таким образом, из общей теории правового договора следует, что гражданско-правовой договор является видом правовых договоров. Понятие правового договора как общеправовое понятие охватывается общеправовой категорией правового акта. Тем самым, через понятие правового акта гражданско-правовой договор логически сопрягается с системой понятий общей теории права. Юридическую природу гражданско-правового договора наиболее точно позволяет раскрыть подход к договору именно как к правовому (юридическому) акту.

     § 3. Гражданско-правовой договор как вид

            регулятивного правового акта

1. Гражданско-правовой договор по своей юридической природе относится к роду правовых актов, имеет регулятивную сущность и в этом своем качестве стоит в одном понятийном ряду с законом, иными нормативными и ненормативными правовыми актами. Вместе с тем закон и договор, будучи по своей правовой природе правовыми актами, не тождественны друг другу. Поэтому регулятивные свойства закона (иного нормативного правового акта) и договора различны, и различаются они прежде всего тем, что закон издается правотворческим органом в рамках публично-властных полномочий и регулирует отношения всех субъектов гражданского права, основанные на любых договорах соответствующего вида, а договор совершается самими субъектами гражданского права (сторонами договора) для достижения собственных целей и регулирует отношения, основанные только на данном договоре.

2. В сжатой форме юридическую природу гражданско-правового договора как вида правового акта отражает следующее доктринальное определение. Гражданско-правовой договор – это правовой акт, который (1) основан на гражданском праве (т.е. подчинен его правовому режиму), (2) совершен (заключен) двумя или более лицами (сторонами), (3) выражает их согласованную волю, (4) направлен на правовое регулирование отношений между сторонами или также с их участием.

3. Основными характеристиками гражданско-правового договора как правового акта являются его субъектный состав, содержание, форма, юридическая конструкция и правовой режим.

Субъектный состав договора образуют стороны договора, а в отдельных случаях также лица, выступающие на стороне договора. Стороны договора – это субъекты, заключившие между собой договор или вступившие в договор после его заключения. Лица, выступающие на стороне договора, – это два или более лица, одновременно входящие в состав одной стороны договора. Чаще всего в качестве стороны выступает одно лицо (такую сторону можно назвать моностороной). В случае, когда в качестве стороны выступает более одного лица, возникает ситуация с множеством лиц на одной стороне. Такую сторону (ее можно назвать полистороной) и составляют лица, выступающие на стороне договора.

Содержание договора – это волевая модель регулируемых договором отношений (поведения), образуемая выраженными в договоре условиями. Содержание договора проявляется как частный случай содержания правового акта, образуемого выраженными в нем нормативными или ненормативными положениями. Условие договора (договорное условие) – это первичный логически завершенный элемент содержания договора. В законодательстве, наряду с термином «условие договора», употребляется также термин «условие обязательства», например в статьях 309, 311 ГК РФ. Из указанных статей следует, что термин «условия обязательства» законодатель использует для обобщенного обозначения условий договора и условий односторонней сделки, т.е. условий сделки, определяющих содержание обязательства. С учетом этого условие обязательства можно определить как первичный, логически завершенный элемент содержания сделки (договора и односторонней сделки). Условие договора и условие обязательства соотносятся, таким образом, как вид и род. Условия договора формируются волей сторон под воздействием закона (норм права), а в отдельных случаях также административного и судебного правовых актов.

Форма договора – это форма (средства, способ) выражения или удостоверения воли сторон заключить договор и его содержания. Средствами выражения воли сторон заключить договор и его содержания являются: устное слово (речь); документ; материальный предмет (например образец товара); действие (поведение), бездействие (молчание). Способами удостоверения (подтверждения) воли сторон заключить договор и его содержания являются: подпись стороны договора или уполномоченного ею лица (в общем случае); скрепление печатью; нотариальная удостоверительная надпись на договоре; легитимационные знаки (номерные жетоны, бирки и т.п.); кассовые и товарные чеки.

Юридическая конструкция договора – это строение содержания договора, определяемое составом и взаимосвязью элементов содержания договора. Юридическая конструкция договора определяет, наряду с другими факторами, принадлежность договора к определенному виду (типу). Элемент содержания договора (элемент договора) – это часть содержания договора, которая в сочетании с другими его частями обусловливает принадлежность договора к определенному виду (типу) договора. Например, элементами договора купли-продажи в общем случае являются части содержания договора, предусматривающие: 1) обязанность одной стороны (продавца) предать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю); 2) обязанность покупателя принять товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену); 3) переход права собственности на товар от продавца к покупателю; 4) переход права собственности на денежную сумму от покупателя к продавцу.

Правовой режим договора – это совокупность правовых положений (требований), установленных в отношении договора, в частности положений, определяющих порядок его заключения, действия, изменения, прекращения, а также форму и содержание договора (договорного правоотношения). Правовой режим договора может быть установлен правовыми нормами, содержащимися в нормативных правовых актах или правовых обычаях, а также ненормативными правовыми положениями, содержащимися в правовых актах, в том числе в договорах.


Глава 2. Гражданско-правовое договорное регулирование

                как вид правового регулирования

         § 1. Понятие гражданско-правового договорного регулирования

1. Введение в научный оборот и активное использование понятия «гражданско-правовое договорное регулирование» («договорное регулирование») оправдано и ценно как с теоретической, так и с практической точек зрения, поскольку оно отражает и позволяет на системно-категориальном уровне исследовать важнейшие свойства договора – регулятивные свойства. Включение этого понятия в категориальный аппарат науки гражданского права восполняет в последнем пробел и способствует решению проблем как договорного права, так и гражданского права в целом. Понятие договорного регулирования раскрывает договор с динамической стороны как эффективное средство, с помощью которого стороны сами юридически регулируют имущественные и иные отношения между собой. Договорное регулирование, его механизм позволяют увидеть такие свойства договора, которые не видны при рассмотрении договора в его статике. Так, взаимодействие договора и закона (другого важнейшего правового регулятора) правильно могут быть поняты только в результате изучения их регулятивных свойств.

2. Гражданско-правовое договорное регулирование выступает как вид правового регулирования, т.е. социального регулирования, которое осуществляется правовыми средствами. В зависимости от того, каким средством осуществляется правовое регулирование, последнее подразделяется на виды, в ряду которых стоит правовое договорное регулирование вообще и гражданско-правовое договорное регулирование, в частности.

3. Определение гражданско-правового договорного регулирования может быть следующим. Гражданско-правовое договорное регулирование – это правовое регулирование, осуществляемое субъектами гражданского права посредством заключаемых между ними гражданско-правовых договоров. Гражданско-правовое договорное регулирование выступает как разновидность децентрализованного (автономного, частного) правового регулирования, т.е. правового регулирования, осуществляемого субъектами права (физическими лицами, организациями), предметом которого являются отношения с участием самих этих субъектов или их внутриорганизационные отношения.

        § 2. Гражданско-правовое договорное регулирование

               в системе правового регулирования договорных отношений

1. В системе правового регулирования договорных отношений (т.е. отношений, возникших на основании договора) гражданско-правовое договорное регулирование занимает место одного из компонентов правового регулирования. Правовое регулирование договорных отношений наряду с гражданско-правовым договорным регулированием включает также следующие регулятивные компоненты: законодательное (общенормативное) правовое регулирование (во всех случаях); административное правовое регулирование (в отдельных случаях); судебное правовое регулирование (в отдельных случаях).

Все компоненты правового регулирования договорных отношений взаимосвязаны между собой. Правовое регулирование договорных отношений в целом можно понять, только разложив его на отдельные компоненты и выявив их значение. Равным образом, каждый компонент правового регулирования договорных отношений можно понять, только уяснив его взаимодействие с другими компонентами правового регулирования как единого целого. Следовательно, возможен и необходим как раздельный взгляд на правовое регулирование договорных отношений, при котором как относительно самостоятельные рассматриваются договорное, законодательное, административное и судебное правовое регулирование, так и комплексный взгляд на правовое регулирование договорных отношений как цельное явление, включающее все упомянутые компоненты правового регулирования.

2. Обязательными, наиболее важными и потому основными компонентами правового регулирования договорных отношений являются гражданско-правовое договорное регулирование и законодательное регулирование. Соотношение (взаимодействие) договорного и законодательного компонентов правового регулирования есть главный юридический аспект правового регулирования договорных отношений как в теоретическом, так и в практическом плане. Оно характеризуется, в частности, тем, что: договорное и законодательное правовое регулирование договорных отношений неразрывны, поскольку договорное регулирование может осуществляться только во взаимодействии с законодательным; соотношение удельного веса (интенсивности) договорного и законодательного компонентов правового регулирования договорных отношений является различным применительно к отдельным видам договора; регулятивное значение договора сопоставимо с регулирующей ролью закона (при неоспоримом преобладании закона над договором в количестве и юридической силе норм закона).

3. В правовой системе и обществе в целом гражданско-правовое договорное регулирование (договор) имеет важнейшее значение. Без договора, договорного регулирования правовая система существовать не может, ибо отдельные виды отношений (а именно отношения между юридически равными субъектами и, прежде всего, имущественные отношения в сфере гражданского оборота) не могут быть урегулированы иначе, как посредством договора. Сфера договорного регулирования под воздействием тех или иных экономических, социальных, политических факторов может сужаться, но никогда она не может исчезнуть совсем.

Договор, договорное регулирование для гражданского права как отрасли имеет системообразующее значение, так как в нем прежде всего воплощается метод гражданско-правового регулирования (гражданского права), характеризуемый юридическим равенством, самостоятельностью, инициативой участников отношений и диспозитивностью регулирования, и, кроме того, на нем, большей частью, основан гражданско-правовой оборот.

Договор, договорное регулирование обладают большой социальной, поистине цивилизационной, ценностью. Договор является средством социального взаимодействия между людьми, средством автономного саморегулирования отношений между ними. И с договором неразрывно связаны такие ценности, как свобода, демократия, гражданское общество, права человека.

Благодаря договору свободные люди сами творят право для себя. Именно право, творимое гражданами и юридическими лицами своей волей и в своем интересе путем заключения между собой договоров, – это в полной мере частное право.

         § 3. Предмет гражданско-правового договорного регулирования

1. Исследование регулятивных свойств договора в плоскости договорного регулирования позволяет со всей определенностью поставить вопрос о предмете гражданско-правового договорного регулирования (или, иными словами, о предмете регулирования гражданско-правового договора). Такую постановку вопроса можно было бы считать очевидной, если бы в умах юристов не преобладал односторонний гипертрофированный взгляд на гражданско-правовой договор как на юридический факт. Казалось бы, в самом деле, какой может быть предмет регулирования у юридического факта, его удел – служить основанием для возникновения, изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей, предусмотренных законами, иными нормативными правовыми актами, у которых только и может быть предмет регулирования. И такой допущенный здесь ход мыслей отнюдь не натяжка, ибо отказывают же некоторые авторы гражданско-правовому договору в праве иметь содержание на том основании, что он является юридическим фактом.

Из того обстоятельства, что гражданско-правовое договорное регулирование является видом правового регулирования вообще и гражданско-правового регулирования в частности, следует исходная методологически важная посылка: предмет гражданско-правового договорного регулирования выступает как частный случай предмета гражданско-правового регулирования и его составляют общественные отношения, относящиеся к предмету гражданско-правового регулирования.

2. Принципиально важным для определения пределов предмета гражданско-правового договорного регулирования является вывод о том, что предметом гражданско-правового договорного регулирования могут быть любые отношения в рамках предмета гражданско-правового регулирования, за исключением отношений, которые по своему характеру не подвластны гражданско-правовому договорному регулированию, а также отношений, гражданско-правовое договорное регулирование которых по своему характеру хотя и возможно, но не допускается законом. Этот вывод базируется на принципе свободы договора и носит, как и сам названный принцип, характер общего дозволения. Отсюда следует, что возможность урегулирования гражданско-правовым договором любых отношений, относящихся к предмету гражданско-правового регулирования (иными словами, к предмету гражданского права, гражданского законодательства), выступает как общее правило, а невозможность этого – как исключение.

3. Отношения, составляющие предмет регулирования обязательственного права как подотрасли гражданского права, имманентно подвержены гражданско-правовому договорному регулированию. Большинство обязательственных отношений возникают на основании договора (и никак иначе), обретают в силу этого характер договорных обязательственных отношений и регулируются договорами во взаимодействии с законами, другими правовыми актами. Вместе с тем, договор может подключаться к регулированию и недоговорных обязательственных отношений (например обязательств вследствие причинения вреда в части установления обязанности причинителя вреда выплатить потерпевшему компенсацию сверх возмещения вреда – на основании пункта 1 статьи 1064 ГК РФ). Кроме того, договор может регулировать отношения, связанные с обязательственными отношениями, но к числу последних не относящиеся, в том числе отношения, опосредующие перемену лиц в обязательстве и содержанием которых является непосредственно переход прав или обязанностей от одного лица к другому.

Договору подвластны также отношения, составляющие предметы регулирования иных подотраслей гражданского права – вещного права (в ограниченной мере, в частности отношения между участниками общей собственности – на основании статей 244 – 247, 252 – 254 ГК РФ), наследственного права (в незначительной мере, например отдельные отношения по разделу наследства между наследниками – на основании статьи 1165 ГК РФ), интеллектуального права (в значительной мере и прежде всего отношения по распоряжению исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, для договорного регулирования которых статьями 1234 и 1235 ГК РФ предусматриваются два специальных вида договоров – договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор).

Глава 3. Механизм гражданско-правового регулирования

                договорных отношений

         § 1. Общая характеристика механизма гражданско-правового

                регулирования договорных отношений

1. Для понимания правового регулирования договорных отношений имеет методологическое значение категория механизма правового регулирования, так как она обеспечивает системный анализ гражданско-правового регулирования договорных отношений.

Механизм гражданско-правового регулирования договорных отношений – это система правовых средств и иных элементов (элементов механизма), взаимодействием которых осуществляется гражданско-правовое регулирование договорных отношений

2. Основными элементами механизма гражданско-правового регулирования договорных отношений являются закон (нормы права), гражданско-правовой договор, юридический факт (иной, чем договор) и правоотношение, а в отдельных случаях также административный и судебный правовые акты.

Законы (нормы права), участвующие в гражданско-правовом регулировании договорных отношений, в совокупности образуют нормативно-правовую основу механизма гражданско-правового регулирования договорных отношений. Основную часть, можно сказать сердцевину, нормативно-правовой основы механизма гражданско-правового регулирования договорных отношений составляет договорное право. Договорное право – это система норм гражданского права, регулирующих отношения, связанные с заключением, содержанием, формой, действием, исполнением и прекращением гражданско-правовых договоров, а также отношения, возникшие на основании таких договоров или в связи с ними.

Правоотношение во всех случаях входит в состав элементов механизма гражданско-правового регулирования договорных отношений. В зависимости от места, занимаемого в механизме гражданско-правового регулирования договорных отношений, гражданско-правовые отношения могут быть подразделены на преддоговорные правоотношения, договорные правоотношения и последоговорные правоотношения.

Преддоговорное гражданско-правовое отношение (преддоговорное правоотношение) – это гражданско-правовое отношение, возникшее между потенциальными сторонами гражданско-правового договора в связи с его заключением. Преддоговорные правоотношения регулируются многочисленными правовыми нормами, регламентирующими порядок заключения договоров, наиболее общие из которых содержатся в главе 28 ГК РФ «Заключение договора». Преддоговорное правоотношение возникает, изменяется и прекращается под влиянием юридических фактов, важнейшими из которых являются направление оферты, ее получение адресатом, акцепт и его получение лицом, направившим оферту.

Договорное гражданско-правовое отношение (договорное правоотношение) – это гражданско-правовое отношение, возникшее на основании гражданско-правового договора.Типичным и самым массовым представителем договорного правоотношения является обязательственное договорное правоотношение. Обязательственное договорное правоотношение, содержащее обязанность должника совершить в пользу кредитора определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п. и соответствующее право кредитора, т.е. имущественное правоотношение, ради которого стороны заключили договор, является не единственным правоотношением, возникающим между сторонами на основании договора. Между сторонами договора в момент его заключения и вступления в силу возникает еще одно договорное правоотношение, которое связывает стороны общим образом (его можно назвать общесвязующим договорным правоотношением), независимо от того, возникло или нет между ними обязательственное имущественное правоотношение (его можно назвать основным договорным правоотношением), и от того, какое содержание имеет указанное правоотношение. Так, на основании договора, совершенного под отлагательным условием (пункт 1 статьи 157 ГК РФ), обязательственное правоотношение возникает после заключения договора при наступлении обстоятельства, предусмотренного в договоре в качестве отлагательного условия. При этом обязательственное правоотношение вообще не возникает, если не наступает соответствующее обстоятельство. Однако договор, совершенный под отлагательным условием, в соответствии с пунктом 1 статьи 425 ГК РФ вступает в силу и становится обязательным для сторон, а следовательно и связывает их, уже с момента заключения договора. Связывает стороны такого договора как раз анализируемое общесвязующее договорное правоотношение, которое не сливается с основным обязательственным правоотношением хотя бы потому, что в момент заключения договора под условием оно еще не возникает. Общесвязующее договорное правоотношение можно определить следующим образом. Общесвязующее гражданско-правовое договорное отношение (общесвязующее договорное правоотношение) – это гражданско-правовое договорное отношение, выражающее общую связанность сторон заключенным между ними гражданско-правовым договором, которая состоит в возможности (невозможности) одностороннего изменения и расторжения договора.

Последоговорное гражданско-правовое отношение (последоговорное правоотношение) – это гражданско-правовое отношение, возникшее после прекращения договора между его бывшими сторонами в связи с прекращенным договором.Основания для возникновения последоговорных правоотношений предусматриваются законом, иными нормативными правовыми актами. Так, в соответствии со статьей 729 ГК РФ, в случае прекращения договора подряда по основаниям, предусмотренным законом или договором, до приемки заказчиком результата работы, выполненной подрядчиком, заказчик вправе требовать передачи ему результата незавершенной работы с компенсацией подрядчику произведенных затрат. Если на основании приведенной нормы заказчик потребует передачи ему результата незавершенной работы, между бывшими сторонами договора подряда возникнет последоговорное правоотношение.

3. В общем случае гражданско-правовое регулирование обязательственных договорных отношений включает три стадии: 1) стадию заключения (формирования) договора; 2) стадию возникновения и действия (развития) договорного правоотношения; 3) стадию реализации договорных прав и обязанностей.

В диссертации рассматривается общая схема действия механизма гражданско-правового регулирования договорных отношений на каждой из указанных стадий.

В частности отмечается, что содержание договорного правоотношения определяется (моделируется) условиями договора и правовыми нормами, а в отдельных случаях также положениями административного и судебного правовых актов. Договорное правоотношение возникает в объеме не всех моделирующих его содержание договорных условий и правовых норм. Оно развивается постепенно под влиянием юридических фактов. При этом некоторые договорные условия и правовые нормы вообще могут не переключаться в плоскость договорного правоотношения, например условия и нормы об ответственности, когда обязательство было исполнено надлежаще.

         § 2. Договор в механизме гражданско-правового регулирования

                договорных отношений

1. В механизме гражданско-правового регулирования договорных отношений договор имеет важнейшее значение, поскольку именно он выступает исходным правовым регулятором договорных отношений, посредством которого стороны своей волей и в своем интересе вступают в отношения и определяют их основное, конкретное содержание, между тем как закон, будучи общенормативным, выражающим государственную волю и общественные интересы правовым регулятором, превосходящим договор по юридической силе, обеспечивает системность, полноту и справедливость правового регулирования договорных отношений.

Осознанию действительной роли договора в правовом регулировании мешает традиционное представление о законе, ином нормативном правовом акте как о главном (даже единственном) правовом регуляторе, для которого договор служит юридическим фактом. Конечно, трудно смириться (даже психологически) с тем, что договор может состязаться с законом в регулирующей роли и даже в чем-то его превосходить. Но если отвлечься от стереотипов и посмотреть на вещи как они есть, то сопоставление договора как правового регулятора с законом не выглядит так уж методологически крамольно. В самом деле, наиболее важные для сторон параметры договорных отношений регулируются самими сторонами посредством заключаемого ими договора. Взять, к примеру, обычный договор поставки. Кто решает, вступать сторонам в договорные отношения или нет? Сами стороны, а не законодатель. Чем определяется товар, подлежащий поставке? Договором, а не законом. Чем определяются сроки поставки? Договором, а не законом. Чем определяется цена договора? Договором, а не законом. Таким образом, все наиболее важные условия поставки – о товаре, сроках и цене определяются, прежде всего, сторонами своей волей и в своем интересе в заключаемом ими договоре поставки. Закон, разумеется, тоже «не стоит в стороне». Закон в отдельных случаях обязывает стороны (или одну из сторон) заключить договор поставки, определяет отдельные требования к товару, регулирует сроки поставки, если они не урегулированы договором, в определенных случаях оказывает воздействие на цену товара, регулирует многие параметры поставочных отношений. Но при всей важности закона не он, а договор устанавливает основное, конкретное содержание договорных отношений.

Договор определяет характер (тип) правового регулирования договорных отношений как координационного (диспозитивного) правового регулирования. В правовом регулировании договорных отношений договор имеет, фигурально выражаясь, статус титульного правового регулятора.

Значение договора в механизме правового регулирования договорных отношений во многом проявляется через его функции, которых, по меньшей мере, четыре: инициативная, селективная, регулятивная, юридико-фактическая. Наличие у договора нескольких функций, в том числе таких, казалось бы, несовместимых как регулятивная и юридико-фактическая, обусловлено сложностью системы гражданско-правового регулирования договорных отношений. В рамках законодательного регулирования, которое выступает как общенормативный компонент указанной системы, договор выполняет функцию юридического факта, необходимого для перевода в плоскость конкретного договорного отношения общих моделей поведения, выраженных в нормах права. В рамках же договорного регулирования, которое можно рассматривать как индивидуализированный компонент правового регулирования, договор выполняет иную функцию – функцию правового регулятора конкретных договорных отношений.

2. Инициативная функция договора выражается в том, что договор выступает тем средством, которое запускает механизм гражданско-правового регулирования договорных отношений, инициирует его работу. До того, как стороны решили заключить договор, нормы права как бы «спят», точнее, находятся в состоянии ожидания. И только когда сторона (стороны) инициировали заключение договора, к правовому регулированию подключаются соответствующие нормы права. В отдельных случаях закон сам побуждает стороны заключить договор. Закон делает это как непосредственно, так и через административные правовые акты.

3. Селективная функция договора проявляется в том, что договор из всего массива правовых норм выявляет нормы, распространяющиеся на отношения сторон по данному договору (в частности путем выбора сторонами вида договора и, соответственно, норм, составляющих его правовой режим, или путем исключения сторонами применения диспозитивных норм к своим отношениям).

4. Регулятивная функция договора выражается в том, что договор как правовой акт выступает средством правового регулирования. Это основная функция договора, характеризуемая тем, что:

во-первых, договор как средство правового регулирования используется самими сторонами договора, т.е. является средством саморегулирования;

во-вторых, договор как правовой регулятор всегда взаимодействует с законом, а в отдельных случаях также с административным и судебным правовыми актами;

в-третьих, свобода сторон в использовании договора как средства правового регулирования ограничена;

в-четвертых, регулирующее воздействие договора распространяется в основном на собственно договорные отношения (иногда договор может быть использован и для урегулирования отношений, связанных с заключением договора, например, когда предварительным договором на основании пункта 4 статьи 429 ГК РФ определяется срок заключения основного договора);

в-пятых, договор прямо регулирует, как правило, отношения между сторонами, заключившими договор (в отдельных случаях условия договора распространяют свое действие на отношения сторон с третьими лицами);

в-шестых, формы проявления регулирующего воздействия договора на предмет договорного регулирования разнообразны, причем такими формами являются, в частности, установление (возникновение) договорного правоотношения, изменение содержания и прекращение договорного правоотношения, изменение субъектного состава договора (договорного правоотношения), признание и подтверждение права (правоотношения), устранение спорности (неопределенности) в договорном правоотношении

5. Юридико-фактическая функция договора выражается в том, что договор выступает в роли юридического факта, необходимого для возникновения, изменения и прекращения правоотношений, смоделированных правовыми нормами, содержащимися в законах, иных нормативных правовых актах. Договор является не единственным юридическим фактом, необходимым для возникновения, изменения и прекращения договорных правоотношений. Для развития договорного правоотношения необходимо множество других юридических фактов (действий по надлежащему исполнению договора, действий, нарушающих договорные обязательства и т.п.). Однако в ряду юридических фактов, влекущих возникновение и развитие договорного правоотношения договор занимает центральное место в том смысле, что факт вступления договора в силу является исходным юридическим фактом, влекущим возникновение договорного правоотношения. Кроме того, не только договор выступает в роли юридического факта, но и условия договора сами нуждаются в наличии юридических фактов для того, чтобы на основе условий договора возникли моделируемые ими договорные права и обязанности.

         § 3. Закон (нормы права) в механизме гражданско-правового

                регулирования договорных отношений

1. Значение закона (норм права) как нормативно-правовой основы механизма правового регулирования договорных отношений заключается в том, что закон, с одной стороны, выступает как непосредственный регулятор договорных отношений, а с другой – устанавливает правовые требования ко всем другим регулятивным элементам механизма правового регулирования договорных отношений (договору, административному и судебному правовым актам) и к самому процессу его функционирования. На законе основаны и юридически ему подчинены все другие средства правового регулирования.

2. Наиболее интенсивное и юридически значимое воздействие закон (норма права) оказывает на содержание договора (как правового акта) и договорного правоотношения. Для познания механизма такого воздействия важно уяснение того обстоятельства, что закон и договор взаимодействуют, прежде всего, как регулятивные правовые акты, которые вместе (но по-разному) моделируют договорное правоотношение. Механизм воздействия норм права на содержание договора и договорного правоотношения обусловлен видом, юридическими свойствами норм права и направлением их воздействия, в связи с чем необходимо выделять и четко различать: 1) нормы права, воздействующие на содержание договора (как правового акта); 2) нормы права, воздействующие на содержание непосредственно договорного правоотношения.

3. Для выявления механизма воздействия закона (норм права) на содержание договора важное значение имеет решение проблемы трансформации закона (норм права) в условия договора, которая может быть сформулирована следующим образом: норма права, моделирующая права и обязанности сторон по договору, сначала трансформируется (преобразуется) в условие договора (т.е. в договоре появляется условие с аналогичным норме содержанием) и далее на отношение сторон воздействует непосредственно это договорное условие или же такая норма определяет права и обязанности сторон непосредственно.

В юридической литературе преобладают представления в явной или (чаще) неявной форме, разделяющие такой взгляд на механизм воздействия правовых норм на договорное правоотношение, при котором правовые нормы трансформируются в договорные условия и через них воздействуют на содержание договорного правоотношения (такой взгляд кратко можно обозначить как «концепция трансформации правовых норм в договорные условия»).

Однако указанная концепция неадекватно отражает механизм взаимодействия правовых норм и договорных условий. В действительности правовые нормы (как императивные, так и диспозитивные), определяющие содержание договорного правоотношения, не трансформируются в договорные условия, а воздействуют на договорное правоотношение (определяют его содержание) непосредственно, именно как правовые нормы и прежде всего потому, что закон и договор – различные средства (правовые акты), которые моделируют договорное правоотношение, определенным образом взаимодействуя между собой, но самостоятельно, не преобразуясь одно в другое. Договор как правовой акт, выражающий согласованную волю сторон, не может формировать свои условия путем трансформации (преобразования) в них норм закона, выражающих волю законодателя. Воля законодателя через правовые нормы оказывает, конечно, воздействие на содержание договора, но не подменяет, не замещает волю сторон. Условия договора, пусть под воздействием норм закона, выражают волю сторон, а не законодателя.

4. Механизм воздействия закона (норм права) на содержание договора и договорного правоотношения различен в зависимости от характера (вида) норм и форм проявления воли сторон в процессе формирования договора.

Нормы права, предусматривающие обязанность включения условий в договор, воздействуют непосредственно на содержание договора и опосредованно – через сформированные под воздействием этих норм договорные условия – на содержание договорного правоотношения. Если стороны не включили в договор условие, предписываемое правовой нормой, тем самым нарушив ее, то на договорное правоотношение такая норма уже не может оказать юридического воздействия.

Нормы права, предусматривающие право включения условий в договор, воздействуют непосредственно на содержание договора и опосредовано – через сформированные под воздействием этих норм договорные условия – на содержание договорного правоотношения. Если стороны не воспользовались предоставленным управомочивающей нормой правом включить в договор то или иное условие, эта норма остается нереализованной и никак не воздействует на договор и договорное правоотношение.

Императивные нормы права, предопределяющие содержание договорных условий, воздействуют непосредственно на содержание договора и опосредованно – через сформированные под воздействием этих норм договорные условия – на содержание договорного правоотношения. Такая норма, несмотря на императивный характер, не воздействует на договорное правоотношение, если будет проигнорирована сторонами при формировании содержания договора.

Императивные нормы права, определяющие содержание договорного правоотношения, не трансформируются (не преобразуется) в договорные условия и воздействуют непосредственно на содержание договорного правоотношения. Если императивная норма воспроизведена (продублирована) в договоре, то в нем появляется условие, аналогичное по содержанию императивной норме, в результате чего возникает двойное одинаковое по содержанию воздействие на договорное правоотношение – и нормы, и договорного условия.

Диспозитивные нормы права, определяющие содержание договорного правоотношения, не трансформируются (не преобразуются) в договорные условия и воздействуют непосредственно на содержание договорного правоотношения. При этом: 1) если стороны не воспроизвели в договоре диспозитивную норму, то она, минуя договор, непосредственно определяет содержание договорного правоотношения; 2) если стороны воспроизвели в договоре диспозитивную норму, то она воздействует непосредственно на договорное правоотношение и, кроме того, в договоре появляется условие, аналогичное по содержанию диспозитивной норме, которое воздействует на договорное правоотношение параллельно с диспозитивной нормой; 3) если стороны предусмотрели в договоре условие, отличное от диспозитивной норм, то на договорное правоотношение воздействует только договорное условие, которое блокирует применение диспозитивной нормы к отношениям сторон; 4) если стороны предусмотрели в договоре условие, исключающее применение диспозитивной нормы, то она не влияет на договорное правоотношение, в то время, как на него воздействует договорное условие, заблокировавшее диспозитивную норму, путем исключения из общенормативной модели правоотношения элемента, соответствующего заблокированной диспозитивной норме.

5. Важный аспект воздействия закона (норм права) на содержание договора раскрывается через влияние изменений в законодательстве (в том числе изменения или отмены ранее установленных либо установления новых норм) на содержание договора и договорного правоотношения.

Влияние изменений в законодательстве на содержание договора и договорного правоотношения определяется пунктом 2 статьи 422 ГК РФ, юридический смысл которого может быть выражен следующей формулой: к договору и возникшим из него отношениям применяются законы, иные правовые акты, действовавшие в момент заключения договора, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. Следовательно, изменения в законодательстве (в том числе изменение или отмена ранее установленных либо установление новых норм), вступившие в силу после заключения договора, по общему правилу не влияют на содержание договора и возникшего из него договорного правоотношения.

Исключение из указанного общего правила составляют случаи, когда изменения в законодательстве внесены императивными нормами федерального закона, действие которого распространено на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (либо на договорное правоотношение в целом, т.е. на права и обязанности, возникшие в рамках договорного правоотношения как до, так и после введения закона в действие, либо только на права и обязанности, возникшие в рамках договорного правоотношения после введения закона в действие). При этом:

1) изменение императивных норм федерального закона, предопределявших содержание договора (составляющих его условий), влечет возникновение обязанности сторон привести договор в соответствие с измененными нормами путем внесения в договор соответствующих изменений;

2) отмена императивных норм федерального закона, предопределявших содержание договора (составляющих его условий), в результате которой возникло несоответствие договора сохранившим силу императивным нормам законов и иных правовых актов, влечет возникновение обязанности сторон договора устранить возникшее несоответствие путем внесения в договор соответствующих изменений;

3) установление федеральным законом новых императивных норм, предопределяющих содержание договора (составляющих его условий), влечет возникновение обязанности сторон привести договор в соответствие с новыми нормами путем внесения в договор соответствующих изменений;

4) изменение императивных норм федерального закона, определявших содержание договорного правоотношения (составляющих его прав и обязанностей), влечет:

в случае распространения действия федерального закона, изменившего императивные нормы, в целом на договорное правоотношение, возникшее до введения закона в действие (т. е. на права и обязанности, возникшие в рамках договорного правоотношения как до, так и после введения закона в действие) – соответствующее изменение прав и обязанностей, возникших до введения закона в действие, а также возникновение после введения закона в действие прав и обязанностей, предусмотренных измененными нормами;

в случае распространения действия федерального закона, изменившего императивные нормы, только на права и обязанности, возникшие в рамках договорного правоотношения после введения закона в действие – возникновение после введения закона в действие прав и обязанностей, предусмотренных измененными нормами;

5) отмена императивных норм федерального закона, определявших содержание договорного правоотношения (составляющих его прав и обязанностей), влечет:

в случае распространения действия федерального закона, отменившего императивные нормы, в целом на договорное правоотношение, возникшее до введения закона в действие (т. е. на права и обязанности, возникшие в рамках договорного правоотношения как до так и после введения закона в действие) – прекращение прав и обязанностей, возникших до введения закона в действие на основании впоследствии отмененных норм, а также невозникновение после введения закона в действие прав и обязанностей, предусмотренных отмененными нормами;

в случае распространения действия федерального закона, отменившего императивные нормы, только на права и обязанности, возникшие в рамках договорного правоотношения после введения закона в действие –невозникновение после введения закона в действие прав и обязанностей, предусмотренных отмененными нормами;

6) установление федеральным законом новых императивных норм, определяющих содержание договорного правоотношения (составляющих его прав и обязанностей), влечет возникновение на основании юридических фактов, наступивших после введения закона в действие, прав и обязанностей, предусмотренных новыми нормами.

На содержание договора и договорного правоотношения не влияют изменение или отмена ранее установленных, либо установление новых:

диспозитивных норм права, содержащихся в любых нормативных правовых актах, в том числе в законах;

императивных норм права, содержащихся в подзаконных нормативных правовых актах.

Судебная практика нередко не делает различий между видами нормативных правовых актов и необоснованно распространяет новые (измененные) нормы права, содержащиеся в подзаконных актах, на ранее заключенные договоры (договорные отношения). Между тем, в статье 422 ГК РФ исключение сделано только для императивных норм права, предусмотренных федеральным законом. И такое толкование пункта 2 статьи 422 ГК РФ также нашло отражение в судебной практике.

        § 4. Административный и судебный правовые акты

               в механизме гражданско-правового регулирования

               договорных отношений

1. В советскую эпоху – эпоху социалистической плановой экономики – административные акты были закономерным средством организации и регулирования хозяйственных связей. Советская юридическая наука приложила немало усилий, чтобы объяснить, как необходимы друг другу юридико-экономические антиподы – административный плановый акт и хозяйственный договор. Даже сама категория хозяйственного договора выделялась по наличию у него планового характера. С переходом к рыночной экономике с ее неприкосновенной и священной частной собственностью и свободой договора административные регуляторы в сфере договорных хозяйственных связей, казалось, должны были исчезнуть бесследно и навсегда, вместе с ушедшей социалистической эпохой. Большинство цивилистов, похоже, думают, что так оно и произошло. Но это не так.

Действительно, роль и область применения административных регуляторов в сфере хозяйственных связей в условиях рыночной экономики существенно сузились, изменился характер их влияния на договорные отношения. Но административные акты как средство правового регулирования договорных отношений не исчезли совсем, да и не могли исчезнуть, поскольку и в рыночной экономике есть задачи, решаемые административными средствами, и прежде всего задачи по обеспечению общегосударственных и общественных интересов, а также интересов самого гражданского оборота.

Симптоматично, что наряду с исчезновением целых групп типичных для административно-командной системы хозяйствования административных актов, например, плановых актов на поставку продукции и товаров, появились административные регуляторы, ранее не применявшиеся и характерные для рыночного гражданского оборота. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним – как раз из их числа.

Поэтому гражданско-правовая наука, хоть и может вздохнуть облегченно, что теперь ей не надо из идеологических соображений примирять непримиримое, успокаиваться все же не должна. Надо исследовать роль административных регуляторов в новых условиях, в частности их роль и значение в механизме гражданско-правового регулирования договорных отношений. Указанная проблематика достойна, конечно, специальных широкомасштабных исследований.

В диссертации с учетом характера и объема исследования намечены лишь контуры решения означенной научной проблемы применительно к договорному регулированию. В частности рассмотрено воздействие административных правовых актов на заключение и расторжение договора, а так же на содержание договора и содержание договорного правоотношения. Сделан вывод о том, что административные акты, предусматривающие обязанность сторон включить в договор определенные условия или изменить условия ранее заключенного договора, непосредственно воздействуют на содержание договора и опосредованно – через формируемые под влиянием административных актов договорные условия – на содержание договорного правоотношения.

Административные акты, предусматривающие обязанность сторон включить в договор определенные условия или изменить условия ранее заключенного договора, непосредственно воздействуют на содержание договора и опосредованно – через формируемые под влиянием административных актов договорные условия – на содержание договорного правоотношения.

2. Значение судебных правовых актов в механизме правового регулирования договорных отношений состоит прежде всего в том, что суд посредством судебных актов разрешает споры между субъектами, связанные с заключением, действием, исполнением, изменением и прекращением договоров (договорные споры). При этом судебные акты задействованы в механизме правового регулирования договорных отношений не всегда, а только в случае возникновения спора. Будучи задействованными, они в основном обеспечивают принудительную реализацию других средств правового регулирования договорных отношений (в первую очередь закона и договора), причем сфера собственно судебного правового регулирования (судейского усмотрения) сравнительно невелика.

Судебные акты могут воздействовать, в частности, на: заключение договора; содержание договора (при его заключении и изменении); договорное правоотношение; исполнение договора; действие договора (вступление его в силу и прекращение действия); действительность договора (признание его действительным или недействительным). Судебный акт по преддоговорному спору или спору об изменении договора непосредственно воздействует на содержание договора и опосредованно – через сформированные под его воздействием договорные условия – на договорное правоотношение.


Глава 4. Свобода гражданско-правового договорного регулирования

          § 1. Общая характеристика свободы гражданско-правового

                 договорного регулирования

1. Свобода гражданско-правового договорного регулирования равнозначна свободе гражданско-правового договора, поскольку в свободе договорного регулирования как раз и проявляется (с динамической стороны) свобода договора. Поэтому можно было бы использовать привычное, устоявшееся понятие – свобода договора. Однако в контексте договорного регулирования вполне допустимо и даже целесообразно говорить именно о свободе договорного регулирования.

Свобода гражданско-правового договорного регулирования – это свобода (возможность) субъектов гражданского права посредством заключаемых ими гражданско-правовых договоров осуществлять гражданско-правовое регулирование своих отношений в любых пределах, не противоречащих законодательству.

Свобода договорного регулирования по своей природе является общим дозволением. Это принципиально важно для понимания свободы договорного регулирования. Возможность свободного (в любых пределах) осуществления гражданско-правового договорного регулирования является общим правилом, а ограничения этого общего правила – исключением. Право на свободное договорное регулирование презюмируется, пока не будет найдено конкретное правовое положение, устанавливающее изъятие из этого общего права (дозволения).

2. Содержанием (элементами) свободы гражданско-правового договорного регулирования является возможность сторон договора по своему усмотрению: 1) определять заключать или не заключать договор, иными словами, вступать или не вступать в договорные отношения (свобода заключения договора); 2) определять, с кем заключать договор (свобода выбора контрагента договора); 3) определять, где заключать договор (свобода выбора места заключения договора); 4) определять, когда заключать договор (свобода выбора времени заключения договора); 5) определять форму заключаемого договора (свобода выбора формы договора); 6) определять вид заключаемого договора (свобода выбора вида договора); 7) определять содержание (условия) заключаемого договора, включая возможность изменять и отменять условия договора (свобода определения условий договора); 8) расторгать договор, иным образом прекращать действие договора, т.е. выходить из договорных отношений (свобода расторжения договора).

3. Юридически значимым свойством свободы договорного регулирования выступает ее объем (уровень), раскрываемый в диссертации как степень свободы договорного регулирования, определяемая количеством и характером ее юридических ограничений. Поэтому,чтобы познать действительную в данное время меру свободы договорного регулирования надо выявить ее ограничения.

Объем (уровень) свободы договорного регулирования может быть различным в отношении отдельных: видов договоров; условий договоров; групп субъектов; объектов договора.

Объем (уровень) свободы договорного регулирования обусловлен социально-экономическим строем в стране, изменяется с течением времени и во многом определяет уровень гражданских прав и свобод.

         § 2. Классификация условий гражданско-правового договора

                по объему свободы сторон в их определении

1. Свобода договорного регулирования проявляется, прежде всего, в свободе сторон определять содержание заключаемого ими договора. Логико-правовым алгоритмом для выявления такой свободы может служить развернутая многоуровневая классификация условий гражданско-правового договора по объему свободы сторон в их определении. Многочисленные договорные условия – реальные и мыслимые – различаются в зависимости от объема той свободы, которой стороны обладают при их определении. Вот этот признак – объем свободы сторон в определении договорных условий – и может служить основанием юридически значимой классификации договорных условий.

На первом основном уровне классификации условий договора по объему свободы сторон в их определении условия договора могут быть подразделены по трем основаниям: объему свободы сторон в определении состава условий, объему свободы сторон в определении содержания условий, а также по основанию, объединяющему оба названных аспекта свободы сторон.

2. Условия гражданско-правового договора по объему свободы сторон в определении их состава подразделяются на: 1) обязательные условия; 2) дозволенные условия; 3) недопустимые условия.

Обязательное условие договора – это условие договора, которое стороны обязаны включить в договор независимо от своего усмотрения.

Дозволенное условие договора – это условие договора, которое стороны вправе включить в договор по своему усмотрению.

Недопустимое условие договора – это условие договора, включение которого в договор не допускается правовым актом.

На втором уровне рассматриваемой классификации дозволенные условия гражданско-правового договора по соотношению прав сторон на их включение в договор подразделяются на:

1) дозволенные паритетные условия – дозволенные условия, которые включаются в договор по взаимному согласию сторон;

2) дозволенные приоритетные условия – дозволенные условия, которые включаются в договор по требованию одной стороны, обязательному для другой стороны.

3. Условия гражданско-правового договора по объему свободы сторон в определении их содержания подразделяются на: 1) предопределенные условия; 2) непредопределенные условия.

Предопределенное условие договора – это условие договора, содержание которого предопределено правовым актом и определяется сторонами в соответствии с его требованиями.

Непредопределенное условие договора – это условие договора, содержание которого не предопределено правовым актом и определяется сторонами по своему усмотрению.

На втором уровне названной классификации предопределенные условия гражданско-правового договора по степени их предопределенности подразделяются на:

1) абсолютно-предопределенные условия – условия, содержание которых предопределено правовым актом точно и однозначно;

2) относительно-предопределенные условия – условия, содержание которых предопределено правовым актом частично путем установления отдельных требований к содержанию условий.

4. Условия гражданско-правового договора по объему свободы сторон в определении их состава и содержания (объединенному основанию) подразделяются на: 1) обязательные предопределенные условия; 2) обязательные непредопределенные условия; 3) дозволенные предопределенные условия; 4) дозволенные непредопределенные условия; 5) недопустимые предопределенные условия; 6) недопустимые непредопределенные условия.

Обязательное предопределенное условие договора – это условие договора, которое стороны обязаны включить в договор, определив его содержание в соответствии с требованиями правового акта.

Обязательное непредопределенное условие договора – это условие договора, которое стороны обязаны включить в договор, определив его содержание по своему усмотрению.

Дозволенное предопределенное условие договора – это условие договора, которое стороны вправе включить в договор, определив его содержание в соответствии с требованиями правового акта.

Дозволенное непредопределенное условие договора – это условие договора, которое стороны вправе включить в договор, определив его содержание по своему усмотрению.

Недопустимое предопределенное условие договора – это условие договора, включение которого в договор не допускается правовым актом с определением в нем содержания недопустимого условия.

Недопустимое непредопределенное условие договора – это условие договора, включение которого в договор не допускается правовым актом без определения в нем содержания недопустимого условия.

На втором уровне данной классификации обязательные предопределенные условия гражданско-правового договора по предопределяющим их правовым актам подразделяются на:

1) обязательные нормативно-предопределенные условия – условия, обязательность включения в договор и содержание которых предопределены нормативным правовым актом;

2) обязательные административно-предопределенные условия – условия, обязательность включения в договор и содержание которых предопределены административным правовым актом;

3) обязательные судебно-предопределенные условия – условия, обязательность включения в договор и содержание которых предопределены судебным правовым актом;

4) обязательные договорно-предопределенные условия – условия, обязательность включения в договор и содержание которых предопределены другим договором.

5. Значение классификации условий гражданско-правового договора по объему свободы сторон в их определении состоит в том, что она может служить научно-методическим средством (инструментом) системного анализа юридических свойств условий договора, их видов с точки зрения объема прав сторон по включению условий в договор и определению их конкретного содержания. Классификация позволяет точнее и детальнее выявить механизм формирования содержания договора в целом и отдельных его условий, взаимодействие в этом механизме воли сторон и воли, выраженной в законах, иных правовых актах.

Заключение содержит ключевые положения изложенной в диссертации концепции гражданско-правового договорного регулирования, которые одновременно являются итоговыми выводами диссертационного исследования.

 

СПИСОК

ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ, ОТРАЖАЮЩИХ

ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ДИССЕРТАЦИИ

Монографии,

главы из коллективных монографий (книг)

  • Казанцев, М.Ф. Договорное регулирование: Цивилистическая концепция. – Екатеринбург: УрО РАН, 2005. – 452 с. (28,5 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Законодательная деятельность субъектов Российской Федерации: Проблемы становления и опыт проекта законодательного кодекса – Екатеринбург: УрО РАН, 1998. – 276 с. (17, 25 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Хранение (глава 47) // Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. 2. Текст, комментарий, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. – М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. – С. 480 – 491 (0,7 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Теоретические основы правотворческой деятельности субъектов Российской Федерации // Правотворческая деятельность субъектов Российской Федерации: Теория, практика, методика / Ред. кол.: А.В. Гайда, М.Ф. Казанцев, К.В. Киселев, В.Н. Руденко. – Екатеринбург: УрО РАН, 2001. – Гл. 1. – С. 9 – 39 (1,9 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Институционально-правовые проблемы федеративного устройства России // Федерализм и децентрализация. – Екатеринбург, 1998. – Ч. 1, гл. II. –  С. 20 – 50 (2,0 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Правотворческий федерализм и централизация // Федерализм и централизация. – Екатеринбург: УрО РАН, 2007. – [Гл. 2] разд. 2. – С. 131 – 148 (0,8 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф., Богданов, С.Л., Руденко, В.Н. Власть и юридическая наука: модельный закон о науке для российских регионов // Общественные науки и власть: интеллектуальные трансформации. – Екатеринбург: УрО РАН, 2008. – Гл. 4. – С. 387 – 476 (5,5 п.л.).

 

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах,

в которых должны быть опубликованы основные научные результаты

диссертации на соискание ученой степени доктора наук

  • Казанцев, М.Ф. Гражданско-правовое договорное регулирование: исходные положения концепции // Правоведение. – 2003. – № 2. – С. 90—102 (0,7 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Договор в механизме гражданско-правового регулирования // Российский юридический журнал. – 2008. – № 1. – С. 103 – 110 (0,7 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Воздействие закона на содержание договора и договорного правоотношения // Законодательство. – 2007. – № 10. – С. 8 – 14 (0,7 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Юридический смысл законоположений о соотношении договора и закона (толкование статьи 422 ГК РФ) // Российский юридический журнал. – 2007. – № 4. – С. 140 – 145 (0,5 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Общая теория правового договора как методологическая основа квалификации договоров, имеющих финансово-правовое значение // Налоги и финансовое право. – № 7. – С. 313. – 321 (0,5 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Гражданско-правовой договор: новые штрихи к общей характеристике и взаимосвязь с финансовым законодательством // Налоги и финансовое право. – 2007. – № 8. – С. 318 – 330 (0,8 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Свобода гражданско-правового договорного регулирования как проявление свободы договора // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. Юридический журнал. – 2007. – № 6. – С. 115,116 (0,3 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Изменение стороны предпринимательского договора // Законодательство. – 1999. – № 4. – С. 16 – 21 (0,4 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Отношения, опосредующие перемену лиц в обязательстве и изменение субъектного состава договора, как предмет гражданско-правового договорного регулирования // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. Юридический журнал. – 2007. – № 5. – С. 154 – 156 (0,4 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Налогово-правовой договор: общая характеристика и взаимосвязь с гражданским законодательством // Налоги и финансовое право. – 2007. – № 9. – С. 202 – 214 (0,8 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Бюджетно-правовой договор: общая характеристика и взаимосвязь с гражданским законодательством // Налоги и финансовое право. – 2007. – № 10 – С. 187 – 201 (0,8 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Проблема налогообложения выплат приемным родителям в контексте проблемы квалификации договора о передаче ребенка (детей) на воспитание в семью // Налоги и финансовое право. – 2007. – № 11. – С. 229 – 234 (0,5 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Международные договоры (соглашения) субъектов РФ: конституционно-правовая основа, понятие, виды // Конституционное и муниципальное право. – 2007. – № 18. – С. 26 – 28 (0,3 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Правотворческий федерализм: конституционная идея и законодательная практика // Конституционное и муниципальное право. – 2007. – № 16. – С. 19 – 21 (0,3 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Стандарт и договор // Хоз-во и право. – 1986. – № 6 – С. 15 – 21 (0,4 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Качество продукции: инициатива и стандарт // Хоз-во и право. – 1985. – № 1. – С. 30, 31 (0,2 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф., Соловьев, В.Б. Учет выполнения обязательств по поставкам // Хоз-во и право. – 1985. – № 9. – С. 58 – 62 (0,5 п.л.).

 

Иные статьи, тезисы, доклады

  • Казанцев, М.Ф. К вопросу об общей теории правового договора // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – Екатеринбург: УрО РАН, 1999. – Вып. 1. – С. 179 – 196 (1,2 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Правовое договорное регулирование: исходные общетеоретические вопросы // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – Екатеринбург: УрО РАН, 2001. – Вып. 2. – С. 249 – 258 (0,6 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Понимание гражданско-правового договора: традиционные взгляды и новые подходы // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. — Екатеринбург: УрО РАН, 2002. – Вып. 3. – С. 257 – 282 (1,6 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Регулятивная сущность гражданско-правового договора // Цивилистическая практика. – 2002. – Вып. 5. – С. 12 – 21 (0,7 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Юридический механизм воздействия закона на содержание договора и договорного правоотношения // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – Екатеринбург: УрО РАН, 2004. – Вып. 4. – С. 396 – 407 (0,7 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Свобода гражданско-правового договорного регулирования: понятие, содержание, объем // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук.– Екатеринбург: УрО РАН, 2006. – Вып. 6. – С. 336 – 342 (0,5 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Проблема подвластности абсолютных вещных отношений гражданско-правовому договорному регулированию // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук.– Екатеринбург: УрО РАН, 2007. – Вып. 7. – С. 257 – 272 (1,1 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Юридическая природа договоров, используемых в сфере налоговых отношений // Юрист. – 2007. – № 11. – С. 26 – 28 (0,3 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Миротворческий потенциал договора // Политическая наука и политические процессы в Российской Федерации и Новых Независимых Государствах. – Екатеринбург: УрО РАН, 2006. – С. 337 – 339 (0,2 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Политический договор: определение понятия // Политическая наука и политические процессы в Российской Федерации и Новых Независимых Государствах. – Екатеринбург: УрО РАН, 2005. – С. 313 – 316 (0,3 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Власть и договор // Политическая наука и государственная власть в Российской Федерации и Новых Независимых Государствах: Сб. науч. ст. – Екатеринбург: УрО РАН, 2004. – С. 326 – 332 (0,5 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Общетеоретические проблемы учения о предмете правового регулирования // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук.– Екатеринбург: УрО РАН, 2005. – Вып. 5. – С. 420 – 447 (1,8 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Юридические основы перемены лиц в обязательстве // Деловой квартал. –  1998. – № 33. – С. 32 – 35 (0,3 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Складские свидетельства – новые ценные бумаги, новые возможности в бизнесе // Деловой квартал – 1997. – № 26. – С. 28,29; Новелла: Пособие по юрид. практике для руководителей и бухгалтеров: [Прилож. к журн. «Научный парк»]. – 1997. – № 10. – С. 12,13. – Ред. загл.: Как из склада сделать клад; Экономика Урала. – 1997. – № 20. – С. 5 (0,2 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и Свердловской областью: юридический потенциал // Курсив: Информ.-аналит. бюл. – 1996. – № 2. – С. 3 – 6 (0,3 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Договорное правовое регулирование отношений с участием субъектов Российской Федерации // Исследование проблем федерализма в России: междисциплинарный подход. Вып. 2. Совершенствование федеративных отношений в условиях реформы государственного управления. – Екатеринбург: УрО РАН, 2000. – Ч. 2, [гл.] 2.4. – С. 216 – 244 (1,6 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Договорное регулирование отношений Российской Федерации и ее субъектов // Институциональные аспекты регионализма в общеевропейском контексте: II бельгийско-российский науч. семинар, Екатеринбург, 1 – 9 июля 1996 г. – Екатеринбург, 1996. – С. 40 – 49 (0,7 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Региональное законодательство: замысел, реальность, перспективы // Научно-практическая конференция «10 лет законодательной власти в Свердловской области: проблемы, опыт, перспективы»: Доклады и выступления. – Екатеринбург, 2005. – С. 6 – 14 (0,6 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Предпринимательская деятельность и региональное законодательство // Деловой квартал. – 1997. – № 46/47. – С. 38 – 39 (0,2 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Правотворческий федерализм: конституционно-правовая модель и реальность // Взаимодействие политической науки с органами государственной власти в формировании политических процессов в Российской Федерации и Новых Независимых Государствах: Сб. науч. ст. по итогам междунар. конф., Екатеринбург, 1—3 нояб. 2002 г.: В 2 ч. — Екатеринбург, 2002. — Ч. 1. — С. 176—181 (0,4 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Влияние конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации на повышение качества регионального законодательства // Вестник Уставного Суда Свердловской области. – 2003. – № 1 (6). – С. 28 – 38 (0,7 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф., Руденко, В.Н. Проблема качества регионального правотворчества в Российской Федерации // Российская государственность: уровни власти. Теория и практика современного государственного строительства: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. (Ижевск, 24 – 26 апр. 2001 г.). – Ижевск, 2001. – С. 302 – 304 (0,15 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Региональное законодательство: идея, состояние, развитие // Законодательство субъектов Российской Федерации: замысел, реальность, перспективы. Научно-практическая конференция. Доклады и выступления. – Екатеринбург, 2006. – С. 9 – 16 (0,5 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф., Руденко, В.Н. Культура регионального правотворчества в Российской Федерации // Правовая культура в России на рубеже столетий: Материалы Всерос. науч.-теор. конф. (Волгоград, 16 – 17 февр. 2001 г.). – Волгоград, 2001. – С. 127 – 129 (0,15 п.л.).
  • Kazancev, M. Rechtliche Probleme der Wechselbeziechung zwischen der russischen Verfassung und dem Foderationsvertrag // Osteuropa Recht. – 1994. – N 4. – S. 383 – 392 (0,8 п.л.).
  • Kazantsev, M.F. Legal Constitutional Status of the Regions of the Russian Federation // Regionalism in Russia: The Urals Case. – Leuven: Katholieke Univ. Leuven Inst. for Europ. Policy, 1996. – P. 61 – 68 (0,5 п.л.).

 

Прикладные работы

  • Казанцев, М.Ф. Контрактная система найма, организации и оплаты труда: Практическое руководство по заключению контрактов с руководителями, коллективами и специалистами предприятий и организаций. – В 2 кн. – Свердловск, 1991. – Кн. 1. – С. 1 – 168; Кн. 2. – С. 169 – 278 (34,0 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Контракты с руководителями, специалистами и рабочими: Практическое пособие для предпринимателей, предприятий и организаций всех видов. – Екатеринбург, 1991. – 208 с. (26,0 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф., Белых, В.С., Минц, Б.И., Пиликин, Г.Г., Хохлов, С.А. Заключение и исполнение договоров на создание и внедрение новой техники объединениями, предпри­ятиями и организациями Минтяжмаша // Бюллетень «Информация по обмену опытом правовой работы». – Вып. 35. – М: ЦНИИТЭИтяжмаш, 1987. – 60 с. (3,75 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф., Миниханов, А.Г., Придвижкин, В.А. Хохлов, С.А. Обзор практики заключения и исполнения объединениями. предприятиями и организациями Минтяжмаша СССР договоров на монтаж, авторский надзор и техническое обслуживание поставляемых машин и оборудования // Бюллетень «Информация по обмену опытом правовой работы». – Вып. 37. – М: ЦНИИТЭИтяжмаш, 1987. – 40 с. (2,5 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф., Белых, В.С., Миниханов, А.Г, Пиликин, Г.Г., Хохлов, С.А. Обзор практики объединений, предприятий и организаций Министерства тяжелого и транспортного машиностроения СССР по применению правовых средств в обеспечении качества выпускаемой продукции // Бюллетень «Информация по обмену опытом правовой работы». – Вып. 38. – М.: ЦНИИТЭИтяжмаш, 1988.– 76 с. (4,75 п.л).
  • Казанцев, М.Ф., Нецветаев, М.П., Сафиуллин, Д.Н. Коллективные предприятия: Практическое руководство по правовому обеспечению создания и деятельности. – Свердловск, 1990. – 434 с. (22,0 п.л.).

 

Учебно-методические работы

  • Казанцев, М.Ф. Договорное право. Общая часть: Программа и методические материалы // Учебно-методические материалы для слушателей магистратуры // Российская школа частного права. Уральское отделение . – Екатеринбург, 2000. – Ч. II. – С. 9 – 58 (3,0 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф., Минц, Б.И. Практикум по организации правовой работы в народном хозяйстве. – Свердловск, 1987. – 84 с. (4,88 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф., Белых, В.С., Минц, Б.И., Хохлов, С.А. Хозяйственное право: Материалы к самостоятельной работе по спецкурсу для студентов 4 и 5 курсов заочного факультета – Гос. ком. Рос. Федерации по высш. образованию. Урал. гос. юрид. акад. – Екатеринбург, 1995. – 40 с. (2,32 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Вопросы к вступительному экзамену по специальности «Гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право» (12.00.03) // Методическое пособие для поступающих в аспирантуру (докторантуру) Института философии и права УрО РАН. – Екатеринбург: УрО РАН, 2006. – Раздел IX. – С. 41 – 45 (0,3 п.л.).
  • Казанцев, М.Ф. Вопросы к кандидатскому экзамену по специальности «Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право» (12.00.03) // Методическое пособие по сдаче кандидатских экзаменов в Институте философии и права УрО РАН. – Екатеринбург: УрО РАН, 2007. – Раздел IX. – С. 55 – 63 (0,5 п.л.).

Общий объем указанных в списке работ составляет 185,75 п.л.


 

 

 

 

 

 

 

Казанцев Михаил Федорович

КОНЦЕПЦИЯ

ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО

ДОГОВОРНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

 

Подписано в печать 07.07.2008 г.

Формат 60х90/16. Бумага типографская. Гарнитура Times new Roman

Печать офсетная. Усл. печ. л. 2,5. Тираж 200 экз. Заказ № 712/02

Институт философии и права Уральского отделения Российской академии наук

620144, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта, 68

_____________________________________________________________________

Размножено с готового оригинал-макета в типографии «Уральский центр академического обслуживания»

620219, г. Екатеринбург, ГСП-169, ул. С. Ковалевской, 18

Здесь и далее в выражениях «закон (нормы права)», «закон», «нормы права», если иное не оговорено или не следует из контекста, под законом понимается любой нормативный правовой акт, а под нормами права – любые нормы права, независимо от их источника.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.