WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Немецкая концепция международного права: эволюция теории и практики

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

Антонов Игорь Петрович

НЕМЕЦКАЯ КОНЦЕПЦИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА: ЭВОЛЮЦИЯ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

12.00.10 — Международное право. Европейское право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора юридических наук

Москва — 2008


2

Диссертация выполнена на кафедре международного права юридического Факультета Российского университета дружбы народов


Научный консультант:

Официальные оппоненты:


доктор юридических наук, профессор Абашидзе Аслан Хусейнович

доктор юридических наук, профессор Бирюков Павел Николаевич,

заведующий кафедрой международного и европейского права Воронежского государственного университета


доктор юридических наук Зимненко Богдан Леонидович,

профессор кафедры международного права Дипломатической академии МИД России


Ведущая организация:


доктор юридических наук Фархутдинов Инсур Забирович,

ведущий научный сотрудник Института государства и права РАН

Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина


Защита состоится 21 января 2009 г. в 15.00 час. на заседании диссертаци­онного совета ДМ 212.203.21 при Российском университете дружбы народов и Всероссийской академии внешней торговли по адресу: 117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6, ауд. 347.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Российского университета дружбы народов по адресу: 117198 г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6.


Автореферат разослан «


»


2008 г.



Учёный секретарь диссертационного совета кандидат юридических наук


Е.П. Ермакова


3 I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В различные исторические периоды систему международного права религиозные философы, учёные, исследователи и юристы обозначали как ius gentium1, ius inter gentes2, «межгосударственное право»3, «право сообществ»4, «международное право», «профессорское право»5, «координационное право»6, «внешнее государственное право»7, «политическое право»8, «принудительное право»9, «мировое вселенское право»10, «всемирное

11                                                                                                          19                                                                               1 "3

право»  , «право международного сообщества»  , «транснациональное право» и «международный правопорядок»14. Её противоречивый характер породил со­мнения о том, является ли это вообще правом.

В диссертационном исследовании нет такого утверждения, поскольку система международного права обусловлена составом его субъектов, источни­ками права, единством пространства их действия, правовыми институтами и функциями. Совокупность и взаимосвязь этих элементов свидетельствует об

1 Schroder R. Rechtsgeschichte. Alpmann Schmidt, 6. Aufl. 2003. S. 6-7.

2 Берман Г. Дж. О мировом праве // Вестник Международного университета. Сер. «Право». Вып.III. — М. 1998.

С. 75-78. (Перевод Л. Паисовой); HerdegenM. Volkerrecht. 4. Aufl., Verlgag С. H. Beck. Munchen. 2005. S. 2.

3 См. напр.: Ipsen К. Volkerrecht. 5., v. neubearb. Aufl., Vlg. C.H. Beck. Munchen. 2004. S. 1; Dahm G., Delbriik J.,

Wolfram R. Volkerrecht. 2. Aufl, in 3 Bande — Walter de Grayter — Berlin — New York. B. 1/1. S. 28; Lexikon des

Recht. Volkerrecht. Hrsg. von Univ.-Prof Dr. Dr. h. с I. Seidel-Hohenverldern. 2., uberarb., und erw. Aufl. H. Luhter-

hand Vrlg. GmbH & Co. KG. Neuwid. Kriftel. Berlin. 1992. S. 394-396; Grewe W. G. Epochen der Volkerrechts-

geschichte. Nomos Verlaggesellschaft. Baden-Baden. 1988. S. 27; Mosler H. Volkerrecht als Rechtsordnung. In:

«Zeitschrift fur auslandische offentliches Recht und Volkerrecht» (Bd. 36. 1976). S. 396; Vitzum W.G. Volkerrecht. 2.,

neubearb. und erw. Aufl., Vrlg. Walter de Grayter. Berlin. New York. 2001. S. 7 u. a.

4 См. напр.: Dahm G., Delbriik J., Wolfram R. Volkerrecht. 2. Aufl, in 3 Bande — Walter de Grayter — Berlin — New

York. B. 1/1. S. 1; Mohl R. Staatsrecht, Volkerrecht und Politik. In zwei Bande. Erster Band: Staatsrecht und Volker­

recht. Tubingen. 1860. Vrlg. der H. Laupp'schen Buchhandlung-Laup & Siebeck; Paulus A.L. Die Internationale Ge-

meinschaft im Volkerrecht. Eine Untersuchung zur Entwicklung des Volkerrechts im Zeitalter der Globalisierang.

Vrlg. C.H. Beck. Munchen. 2001; Verdross A. Die Verfassung und der Volkerrechtsgemeinschaft. Vrlg. von Julius

Springer. Wien und Berlin. 1926 u. a.

5 Лукашук И.И. Международное право: наука и практика // Межд. публ. и частное право. № 2(11). 2003. С. 3.

6 Grewe W. G. Epochen der Volkerrechtsgeschichte. Nomos Verlaggesellschaft. Baden-Baden. 1988. S. 27.

7 Hegel, Grundlinien der Philosophie des Rechts, Theorie Werkausgabe 7 ( 1970 ), §§ 330 ff Цит. no: Dahm G., Del­

briik J., Wolfram R. Volkerrecht. 2. Aufl, in 3 Bande — Walter de Grayter — Berlin — New York. В., 1989. В. 1/1. S.

8.

8Dahm G., Delbriik J., Wolfram R. Volkerrecht. 2. Aufl, in 3 Bande — Walter de Grayter — Berlin — New York. B.

1/1. S. 2.

9Kadelbach S. «Der Hitler-Stalin Pakt» in. Zwingendes Recht. Dunker und Humbold Vrlg.-Berlin. 1992. S. 81, 82.

10  Цвайгерт К., Кётц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. — М., 2000. — Т.1. —

СЮ.

11   См.: Марченко М.Н. Миф о формировании мирового государства в условиях глобализации // Вестник МГУ.

Сер. 11. Право. — 2003.— №2. — С. 3-18.

12  DahmG. u. a. Op. cit.S. 1.

13  Philip С. Jessup. Transnational Law. New York 1956. P.I.; Берман Г. Дж. Указ. раб. — С. 76 — 77; Гаврилов В.В.

Развитие концепции правовой системы в зарубежной правовой доктрине второй половины XX — начала XXI

века // Московский журнал международного права. — 2004. — № 1. — С. 27; 28.

14    Bothe М., Hailbronner К., Klein Е., Kunig P., Schroder М., Vitzum W. G.,Volkerrecht. Hrsg. v. Vitzum W.G., —

Walter de Grayter — Berlin — New York. — 1997. — S. 11.


4 объективном  существовании международного права как системы, науки и учебной дисциплины.

Трудности овладения знаниями этой науки и учебной дисциплины обу­словлены рядом обстоятельств, среди которых российские учёные — юристы-международники — выделяют: а) наличие «двойных стандартов» в сфере меж­дународных отношений (т.е. с одной стороны, преувеличение значение полити­ки, а с другой — преуменьшение роли и значения международно-правовых норм); б) резкое падение влияния отечественной науки на развитие теории ме­ждународного права и практики международных отношений (как следствие — кодификация осуществляется главным образом, на основе англо- и франкоя­зычной литературы); в) сокращение количества издаваемых работ в области общей теории международного права1.

Если российская доктрина международного права, представленная про-фессором И.И. Лукашуком , основные положения которой продолжают разви­ваться отечественными учёными, то в отношении зарубежных доктрин в рос­сийской науке сложилась иная ситуация. Исследуя современные тенденции развития международных отношений, профессор В.М. Шумилов обратил вни­мание на характерный для российской литературы по международному праву недостаток: «...в ней, не представлены современные международно-правовые концепции, которые разделяются доктриной и практикой в других странах»3.

Реализуя идею о концептуальных подходах зарубежных авторов к обо­значенной проблеме, учёный обратился к итальянскому опыту4, а спустя год — к опыту США5.

В развитие идеи о сравнительно-правовом анализе зарубежных концеп­ций было проведено исследование эволюции немецкой концепции междуна­родного права.

Таким образом, актуальность темы исследования определяется следую­щими факторами:  потребностью исследования концептуальных подходов к

1 См. подр.: Лукашук И.И. Международное право: наука и практика // Межд. публ. и части, право. — 2003. —

№2(11).— С. 3.

2 Лукашук И.И. Международное право. Общая часть: Учебник. — М., 1997; Лукашук И.И. Международное пра­

во. Особенная часть: Учебник. —М., 1997.

3 Шумилов В.М. Итальянская доктрина международного права: Учеб. пособ. — Воронеж, 2005. — С. 3.

4 Шумилов В.М. Указ. раб. — С. 3.

5 Шумилов В.М. Американская концепция международного права: Учеб. пособ. — М., 2006; Блищенко И. П.,

Шавров В.Ф. Теория и практика международного права США: Учеб. пособ. — М., 1985.


5 науке международного права и практике международных отношений среди за­рубежных учёных; комплексного анализа международного права как системы; необходимостью выявления особенностей взаимодействия права и политики в регулировании международных отношений.

Анализ немецкой концепции международного права был проведён с по­зиций системного подхода (исторический, социологический, культурологиче­ский, военно-политический и др.). При этом особое внимание было уделено этимологическому различию научных категорий «доктрина» (от лат. doctrina — учение) и «концепция» (от лат. conceptio — понимание, система)» .

В процессе исследования автор учитывал исторические условия, в кото­рых формировались философско-правовые идеи немецких учёных, их взгляды на правовую природу субъектов и источников международного права, эволю­цию институтов и теорий этой системы права.

Научные труды учёных ФРГ были изучены на языке оригинала. Такой подход позволил применять терминологию, используемую немецкими автора­ми в научной и учебной литературе по международному праву и объективно отразить их мнения.

Состояние научной разработанности темы исследования. В русской дореволюционной и эмигрантской литературе вопросы международно-правовой науки освещались, в частности, такими видными специалистами (тео­ретиками и государственными деятелями), как А.Л. Байков, М.И. Венюков, A.M. Горовцев, В.Э. Грабарь, М.И. Догель, М.Н. Казанский Л.А. Камаровский, П.Е. Капустин, Ю.В. Ключников, А.Н. Лодыженский, А.Н. Мальдештам, Ф.Ф. Мартене, Б.Э. Нольде, М.А. Э.К. Симеон, М.А. Таубе, В.А. Уляницкий и др.

Теоретико-правовые проблемы, связанные с системным подходом к обо­значенной проблеме, рассматривались такими отечественными учёными, как А.Н. Аверьянов, Г.В. Атаманчук, В.Г. Афанасьев, И.В. Блауберг, А.А. Богда­нов, A.M. Васильев, Н.И. Матузов, Э.А. Поздняков, М.М. Рассолов, Б.Г. Юдин.

Вопросы общей теории государства и права представлены в работах С.А. Авакьяна, С.С. Алексеева, В.К. Бабаева, М.В. Баглая, Н.В. Блинова, И.П. Бли-щенко, А.Г. Братко, А.В. Венгерова, В.И. Гоймана, О.А. Жидкова, В.Д. Зорьки-

1 Юридическая энциклопедия. Изд-е 5-е, доп. и перераб. / Под ред. М.Ю. Тихомирова. — М., 2001. — С. 293.

2 Популярный энциклопедический словарь. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1999. — С. 631; Война и

мир в терминах и определениях. Словарь / Под ред. Д.О. Рогозина — М., 2004. — С. 54.


6 на, С.А. Комарова, В.Н. Кудрявцева, А.Я. Курбатова, О.Е. Кутафина, Б.М. Ла­зарева, В.В. Лазарева, О.Э. Лейста, Р.З. Лившица, В.П. Малахова, А.В. Малько, М.Н. Марченко, Г.И. Муромцева, B.C. Нерсесянца, Т. Н. Радько, Ю.М. Тихо­мирова, Л.Б. Тиунова, P.O. Халфиной, В.Н. Хропанюка, А.А. Чинчикова, В.Е. Чиркина, Л.С. Явича и др.

В российской литературе международно-правовые аспекты немецкой юри­дической науки освещались, в частности, такими учёными, как: А.Х. Абашидзе, Л.П. Ануфриева, И.Н. Арцибасов, Г.Я. Бакирова, К.А. Бекяшев, П.Н. Бирюков, М.М. Богуславский, СВ. Бошно, Г.М. Вельяминов, Н.Г. Геймбух, Ю.А. Гремит-ских, Г.П. Жуков, Б.Л. Зимненко, Г.В. Игнатенко, Р.А. Каламкарян, А.Я. Капус­тин, В.А. Карташкин, А.А. Ковалёв, Р.А. Колодкин, Ю.М. Колосов, М.Н. Копы­лов, И.И. Котляров, В.И. Кузнецов, М.Н. Кузнецов, О.Э. Лейст, И.И. Лукашук, Ю.И. Мигачёв, А.А. Рубанов, Г.С. Стародубцев, О.И. Тиунов, B.C. Толстой, Б.Н. Топорнин, Г.И. Тункин, Е.Т. Усенко, Н.А. Ушаков, И.З. Фархутдинов, СВ. Чер-ниченко, Г.Г. Шинкарецкая, В.М. Шумилов, М.Л. Энтин и др.

Вопросами теории права, практики внутригосударственной и междуна­родной деятельности ФРГ занимается российский учёный А.С Автономов, в контексте политических систем зарубежных стран. Его коллега — профессор Б.А. Страшун, аналогичные вопросы рассматривает в контексте подготовки учебников для преподавателей и студентов юридических факультетов.

Исторические аспекты формирования и развития правовой системы Гер­мании, в определённой степени её политической культуры, изучались истори­ками А.Ю. Ватлиным, А.А. Галкиным, А.К. Дживилеговым, Н.А. Нарочницкой, Б.С. Орловым, Н.В. Павловым, А.И. Патрушевым, Б.В. Петелиным. Диссертан­том были изучены работы известных компаративистов Р. Давида, СЮ. Дани­лова, К. Жоффре-Спинози, А.А. Малиновского, А.Х. Саидова.

Развитию теории международного права, истории и практики междуна­родных отношений с участием Германии, вопросам её государственности (с по­зиций различных отраслей права, философии, экономики и политологии) по­святили свои работы такие известные отечественные германисты, как: Р.Ф. Алексеев, Г.Я. Бакирова, Л.М. Воробьёва, Н.Г.Геймбух, А.В. Гулыга, А.Г. Дав-тян, В.Д. Ежов, А.Э. Жалинский, Е. В. Жаринов, Б.Е Зарицкий, Т.А. Костарёва, В.В. Кровелыцикова, В.А. Кряжков, И.Н. Кузьмин, Б.А. Куркин, М. Мамарда-


7 швили, СВ. Погорельская, А.А. Рёрихт, Ю.В. Родович, Н.В. Ростиславлева, А.В. Серебренникова, Ю.П. Урьяс, В.П. Фёдоров, В.В. Феллер, Б.А. Филимо­нов, И.И. Царьков.

При всей бесспорной ценности научных трудов вышеперечисленных ав­торов, российские исследователи продолжают проявлять интерес к различным аспектам немецкой концепции международного права. Но богатый опыт, нако­пленный немецкими юристами-международниками не отражён в публикациях отечественных учёных в достаточной степени. Более того, со времени опубли­кования подавляющей части анализируемой литературы прошёл довольно дли­тельный период, характеризующийся кардинальными изменениями во всей правовой системы Германии. К 50-летию образования ФРГ и 50-летию созда­ния Федерального Конституционного Суда в стране было издано значительное количество трудов немецких юристов, обогативших науку международного права, а решения Федерального Конституционного Суда оказали влияние на развитие правовой доктрины государства.

Учитывая особенности сложившейся ситуации, диссертант рассмотрел вопросы, не получившие должного освещения в трудах отечественных учёных. Прежде всего, автор выделил такие из них, анализ которых позволил бы понять основные противоречия немецкой концепции международного права. Именно поэтому особое внимание уделено эволюции международно-правовой мысли в Германии.

Так, например, научные исследования по проблемам международного права, в период с середины XVII — начала XX в., представлены такими имена­ми немецкой юридической школы, как: С. Рахель, С. Пуфендорф, X. Томазий, И.Я. Мозер, Э. де Ваттель, Г.Ф. Мартене, К. Роттек, Р. Мооль, Р. Иеринг, А.В. Гефтер, А. Лассон, А. Меркель, М. Зейдель, Ф. Цорн, Г. Еллинек, Ф. Лист, Ф. Штир-Сомло, Г. Геллер. Помимо этого диссертантом рассмотрены теоретиче­ские взгляды немецких философов Г.В. Лейбница, X. Вольфа, И. Канта, Г.В.Ф. Гегеля, их отношение к проблемам сущности государства и права, философско-правовые аспекты государственного суверенитета, соотношение морали, поли­тики и права.

Для достижения объективных результатов исследования, диссертант ста­рался избегать стереотипов и заблуждений, а в некоторых случаях, сознатель-


8 ной фальсификации научных взглядов немецких учёных. Именно поэтому под­вергаются сравнительному анализу их мнения, выраженные до и после Первой и Второй мировых войн, и представленные в трудах юристов-международников: П. Дроста, Г. Трипеля, В. Зауера, Э. Кауфмана, К. Шмитта, австрийских учёных А. Фердросса-Дроссберга, Б. Симмы и Г. Потики, извест­ных историков Германии: О. Данна, Ф. Эбеля, X. Монхаупта, В. Прейзера, Г. Тильманна, М. Фройнда, И. Шеера, К. Циглера, X. Шульце, Р. Шредера, поли­тических деятелей ФРГ: К Аденауэра, В. Брандта, Х.-Д. Геншера, и Г. Коля.

В процессе исследования были проанализированы международные дого­воры, Основной закон ФРГ (1949 г.) и решения её Федерального Конституци­онного Суда. Автор использовал труды немецких учёных, специалистов в об­ласти международного права второй половины XX столетия: Р. Аго, М. Боте, А. Блекмана, А. Вебера, У. Везеля, Л. Вильдхабера, В.Г. Витцума, Р. Гейгера, В.Г. Греве, Г. Дама, Й. Дельбрука, К. Дёринга, Р. Доцлера, И. Зейдля-Хохенвельдерна, К. Ипсена, С. Кадельбаха, X. Кётца, О. Кимминиха, Э. Клейна, С. Кратца, Ф. Кунига, Й.Л. Кунца, Й.П. Мюллера, И. фон Мюнха, В. М. Надари, А.Л. Паулуса, Г. Райптанца, Д. Раушнинга, Ф. Фауста, X. Фишера, М. Швейце­ра, М. Шредера, Г. Штуби, Г. Шульце, X. фон Хейнегга, С. Холе, К. Цвейгерта, В. Эппинга и др., где анализируются особенности немецкой концепции между­народного права.

В определённых философско-социологических аспектах, в том числе фи-лософско-методологических, проблемы формирования и развития политиче­ской и правовой культуры немецкого общества, а также концепции междуна­родного права рассматривались в работах политологов, философов и социоло­гов права Г. Радбруха, О. Ференбаха, С. Шейдера, М. Шпиндлера, Ю. Хаберма-са, М. Хайдеггера и К. Ясперса.

Объект исследования составляют, регулируемые международным пра­вом и немецким национальным законодательством, международные отношения с участием Германии.

Предмет исследования — научно-теоретические взгляды немецких учё­ных, законодательство ФРГ и решения её Федерального Конституционного Су­да, определяющие концептуальные подходы к теории и практике международ-


9 ного права, существующие между ними противоречия, тенденции развития и пути их разрешения.

Цель исследования состоит в том, чтобы на основе комплексного ана­лиза теоретико-методологических и философских основ учений немецких юристов, отражающих различные подходы к вопросам международного пра­ва, выявить общие закономерности развития его элементов, структуры, пра­вовых институтов и источников.

Поставленная цель достигается в процессе решения общих и частных за­дач:

= анализ особенностей и соотношение научных категорий «концепция» и «доктрина»;

= исследование процесса формирования немецкой концепции междуна­родного права на основе романо-германской правовой семьи;

= выявление особенностей международного права как правопорядка меж­дународной системы;

= выяснение природы и особенностей международно-правовых идей учё­ных Германии, тенденций их развития в условиях юридического плюрализма;

= исследование источников, субъектов современного международного права и их соотношение с теорией суверенитета:

= изучение проблем соотношения и взаимодействия международного права и внутригосударственного права ФРГ;

= изучение международно-правового механизма объединения Германии, её участия в интеграционных процессах;

= сравнительно-правовой анализ институтов международного права;

= разграничение подхода к международному праву как к науке и учебной дисциплине;

= изучение международно-правовых основ участия Федеративной Рес­публики Германия в международных образовательных проектах.

Гипотеза исследования состоит в предположении того, что развитие на­циональных концепций международного права должно уйти от односторонно­сти, выражающейся, главным образом, в выработке политических механизмов, направленных на обеспечение государственных интересов. Современное разви­тие международных отношений в условиях глобализации невозможно без со-


10 гласованных на правовой основе, скоординированных действий в интересах всех государств, способствующих сохранению мира и предотвращению дости­жения политических целей, неправомерными средствами и способами.

Методологическая основа исследования. Общей методологической ос­новой исследования является система философских знаний, определяющих ос­новные требования к научным теориям, сущности, структуре и сфере примене­ния различных методов познания. Эту основу составили научные труды по фи­лософии, социологии, теории познания. В своих исследованиях автор исходил из фундаментальных положений теории государства и права, теории междуна­родных отношений, теории управления, теоретических положений системы международного права и европейского права. Диссертант опирался на труды российских и немецких специалистов в области теории и истории государства и права, международного права, европейского права, конституционного (госу­дарственного) права, истории политических и правовых учений, философии, социологии и политологии.

В осуществлении поставленных задач были использованы современные научные методы, применяемые в праве (общие, частные, специальные): диалек-тико-материалистический, комплексный, сравнительно-правовой и формально-юридический. Кроме того, в работе применялись и другие специальные методы теории познания — исторический, социологический, сравнительный, структур­но-функциональный, логический и статистический. Руководящим началом при анализе проблемы явилось соблюдение принципа единства общего, особенного и единичного, абстрактного и конкретного.

Научная новизна исследования состоит в том, что оно является одной из первых научных работ в России, в которой на основе системного анализа мнений немецких учёных и институтов международного права, осуществлен комплексный анализ основных положений немецкой концепции международ­ного публичного права с учетом процессов глобализации и усиления взаимоза­висимости его субъектов и участников международных отношений.

В диссертационном исследовании:

- выявлены новые международно-правовые тенденции теории суверени­тета и признания государств, концепции естественных прав человека, учения об источниках международного права и его правовых институтов;


11

    • раскрыто и обосновано содержание концепций немецких учёных, их вклад в развитие международного права в целом, в его теорию и в практику международных отношений;
    1. обоснована необходимость комплексного подхода к исследованию систе­мы международного права с позиции философско-правовых, социально-экономических, военно-политических и культурологических концепций генезиса международно-правовых институтов, государства и проводимой им политики;
    2. раскрыто содержание современных немецких концепций соотношения государства и права, государства и международного сообщества;
    3. выявлены основные тенденции в развитии современной внешней политики Германии, обусловленной в значительной мере объединением двух немецких го­сударств, что имеет первостепенное значение для процесса интеграции ФРГ и Ев­ропы в целом (политико-правовой и социально-экономической аспекты);
    4. введены в научный оборот решения Федерального Конституционного Суда ФРГ, имеющие значение для развития теории международного права и практики демократического социально-правового государства;
    5. систематизирован и комплексно представлен научный подход герман­ских юристов к проблемам международного права с позиции западного поли­тико-правового мышления.

    Полученные результаты закладывают основу для дальнейшего исследо­вания концепции учёных ФРГ в целях определения их правового наследия, их влияния на развитие теории, судебной практики, институтов и отраслей между­народного публичного права.

    Диссертант формулирует, аргументирует и выносит на защиту следую­щие основные теоретические положения, практические предложения и выводы, в которых также нашла отражение научная новизна работы:

    1. Научно обоснованно, что категория «концепция», представляет собой совокупность взглядов и идей, выражает определённый способ понимания, трактовки каких-либо предметов, явлений, процессов и преследует конструк­тивный принцип, реализующий в определённый замысел на практике. Концеп­ция выступает основополагающим способом оформления, организации, разви­тия научного знания и составляет часть культуры общества.


    12

    Анализ характерных свойств и признаков, близких по значению научных категорий «концепция» и «доктрина», позволил предложить следующее опре­деление понятия «концепция международного права»:

    «Концепция международного права это система концептов, в кото­рых выражены сущностные основы и сформирован конструктивный принцип науки, с помощью которых индивид совершенствует формы познания между­народных отношений. Составляя часть культуры, она обусловлена системой ценностей, определяемой социумом в конкретный исторический период».

    1. Юридически доказано, что немецкая концепция международного права — постоянно развивающаяся категория. Длительный период юридическая нау­ка Германии не уделяла должного внимания проблемам международного права в силу особенностей исторического развития, в котором немецкое государство выступало в роли объекта мировой политики. Сложившаяся ситуация способ­ствовала изоляционизму юридической науки, пренебрегавшей формирующи­мися принципами межгосударственных отношений.
    2. В соответствии с проведённым научным исследованием установлено, что формирование немецкой концепции международного права осуществлялось на основе романо-германской правовой семьи. В частности, авторами концеп­ций были использованы:

    = понятийный аппарат;

    = общие принципы (гуманизм, суверенное равенство государств, добро­совестное выполнение международных обязательств и др.);

    = отдельные правовые институты (дипломатическое представительство, нейтралитет, экстрадиция, и др.).

    Самое главное состояло в доктринальном понимании права, как универ­сального регулятора отношений, в том числе между государствами.

    Были выявлены основные противоречия и тенденции развития немецкой концепции международного права.

    4. В процессе сравнения мнений учёных установлено, что научная школа

    Германии характеризует международное право как «международный правопо­

    рядок, сложившийся между субъектами, круг которых постоянно изменяется».

    При этом исследователи ФРГ не стремятся ограничить понятие до его опреде­

    ления, поскольку полагают, что отличительным признаком любой системы


    13 права является не его наименование, а предметы регулирования, находящиеся в зависимости от категории времени и конкретного исторического периода.

    5.  Исследование динамики международных отношений и эволюции не­

    мецкой концепции международного права позволило выделить четыре истори­

    ческих периода.

    Первый период (XII — XVIII вв.) — формирование концепции междуна­родного права.

    Второй период (окончание XVIII — начало XX вв.) — становление и раз­витие концепции международного права

    Третий период (начало XX в до 1945 г.) — изоляционизм немецкой юри­дической науки и отрицание международного права, связанного с окончанием Первой и началом Второй мировых войн.

    Четвёртый период (1945 г. по настоящее время) — изменение концепту­альных подходов к международному праву в рамках конституционализма и по­литологии.

    1. Научно обоснована такая важная составляющая немецкой концепции международного права, как система подготовки «юридического корпуса» и не­обходимость изучения сравнительного правоведения. В этом смысле немецкая модель юридического образования в Германии характеризуется качественными изменениями, в том числе и потому, что она создана на приоритете норм и принципов международного права, с целью философского осмысления истории права, «взаимопонимания народов и создания лучших правовых форм отноше­ний, складывающихся в международном общении»1.
    2. В результате сравнительного анализа выявлены — сходство и различие положений немецкой и российской концепций международного права.

    Особенности немецкой концепции состоят в следующем: = международное право рассматривается юристами ФРГ как особый пра­вопорядок, который регулирует отношения между субъектами данной системы права. Свою позицию сторонники этой точки зрения аргументируют тем, что, во-первых, терминологический аспект не отражает в полной мере состав субъ­ектов международного права, а во-вторых — понятие «международное право» являлось первичным, по отношению к праву межгосударственных отношений;

    1 Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. — М., 1996. — С. 9.


    14

    = классификация субъектов международного права принципиально отли­чается от общепринятой их классификации в российской науке международно­го права;

    = правовая природа источников международного права исследуется не­мецкими учёными с позиции государственного интереса в конкретный истори­ческий период;

    = научный подход исследователей к отдельным институтам и теориям международного права (теории: суверенитета государства, правопреемства, признания; институт нейтралитета и др.) рассматриваются с идеологических позиций;

    = система юридического образования в ФРГ, как одна из составляющих немецкой концепции международного права, не представлена международно-правовой специализацией.

    Определение сферы действия международного права (субъектная, объ­ектная и пространственная составляющие) в немецкой концепции, имеет суще­ственное значение для развития теории международного права и практики ме­ждународных отношений.

    8 Установлена и научно обоснована зависимость проявления глобализа­ции и развития системы международного права (норм, принципов, институтов и т.д.), которая способствует изменению внутренних и внешних функций госу­дарства. Такая взаимозависимость и противоречие между его формой и форма­ми проявления глобализации, вынуждает международное сообщество приме­нять новые подходы к суверенитету, как к одному из основных признаков госу­дарства.

    Несмотря на кардинальные изменения, происходящие в международном сообществе начиная с 80-х годов XX в., государственный суверенитет продол­жает оставаться основой конституционного строя большинства государств. В настоящее время Вестфальская система подвергается жёсткой критике по двум направлениям. С одной стороны, права человека и права нации на самоопреде­ление противопоставляются принципам государственного суверенитета и тер­риториальной целостности. С другой — национальные государства неспособны обеспечить эффективное управление в условиях глобализации.


    15 Предложения об изменении международно-правовых норм Устава ООН, в частности, п. 7 ст. 2 гл. I, которые устанавливают принцип невмешательства «во внутреннюю компетенцию любого государства» на принципы «управления глобальной безопасностью» — недопустимы, т.к. Организация Объединённых Наций возникла по воле суверенных государств.

    9.  Научно обосновано совершенствование в системе международного

    публичного права институтов: нейтралитета (с последующей возможностью

    преобразования его в отрасль права), правопреемства государств и отказ от ин­

    ститута их признания. Такие возможности обусловлены расширением сферы

    действия международного права, а также ролью и значением международных

    отношений.

    В последние годы концепция гуманитарного вмешательства приобретает качественно новое измерение:

    1. во-первых, ряд проблем связан с ситуацией, когда миротворческая или гу­манитарная интервенция осуществляется в ответ на нарушение прав человека;
    2. во-вторых, существуют противоречия, связанные с определением гра­ниц между гуманитарным вмешательством и вмешательством политическим;
    3. в-третьих, группа противоречий связана с принципом равенства госу­дарств. Принципиальное недоверие немецких учёных к основным положениям этой концепции корреспондируется принципиальным доверием к положениям доктрины естественного права.

    10.  Юридически доказана правовая природа источников международного

    права. Определена значительная роль международного обычая, особенно в меж­

    дународном экономическом праве, включая неправовые нормы (морали и «мягко­

    го права»). В то же время наблюдается значительное снижение роли доктрин наи­

    более квалифицированных специалистов по международному праву.

    На доктринальном уровне ядро правовых принципов, норм и ценностей, не подлежащих отмене в будущем, составляют основные права, которые пре­вращаются в средство защиты граждан от государства, а само государство санкционирует охрану гражданина посредством института основных прав от государственных институтов. В этом случае презюмируется принцип самоогра­ничения государства. Эта идея, выдвинутая выдающимся немецким юристом Г.


    16 Еллинеком, в модифицированном виде используется современным немецким законодателем, в том числе в сфере международных отношений.

    1. На основе правового анализа теорий монизма и дуализма установлено их влияние на взаимодействие двух самостоятельных систем — международно­го и внутригосударственного права. Представляя собой методологическую ос­нову для сближения различных концепций права, интеграционный подход по­зволяет учесть в юридических исследованиях результаты научного анализа природы международного права, определения источников, правовых механиз­мов и закономерностей его функционирования в международном сообществе.
    2. Юридически обоснован международно-правовой статус Федератив­ной Республики Германия как единого немецкого государства. Целостность го­сударства — это не исходный пункт развития государственно-организованного общества, а его финал, заключительный, позитивный и активный момент. Только обладающая внутренним единством политическая власть может интег­рировать социум. Её ценность определяется способностью сохранить целост­ность общества, формировать его гражданские идеалы на основе общепризнан­ных гуманистических ценностей и особенностей национального менталитета.

    Теоретическое и практическое значение результатов исследования. Изучение зарубежных концепций международного права имеет важное теоре­тическое значение, поскольку выступает одним из способов осмысления гло­бального мира, который испытывает влияние как международного права, так и постоянно изменяющейся политики, существующих в нём государств. Именно этот способ позволяет выявить свои сильные стороны и недостатки для опреде­ления гибкого внешнеполитического курса Российской Федерации.

    Материалы диссертационного исследования могут быть использованы:

    а) при формулировании государственных интересов России в дипломати­

    ческой практике для правового регулирования международных отношений;

    б) при совершенствовании норм внутригосударственного законодательст­

    ва и разработки норм международного права;

    в) при совершенствовании теоретических исследований проблем между­

    народного права в условиях глобализации;


    17

    г) при подготовке и проведении мероприятий государственного и между­

    народного характера;

    д) в процессе преподавания учебной дисциплины «Международное право»

    в высших учебных заведениях России, СНГ и стран дальнего зарубежья, форми­

    ровании учебных курсов по международному праву и по смежным с ним дисцип­

    линам — «геополитике», «истории и теории международных отношений», «миро­

    вой экономике», «сравнительному правоведению», «политологии» и др.

    Изучение немецкой концепции международного права позволяет с доста­точной вероятностью прогнозировать развитие «внутригерманских отноше­ний», отношений ФРГ с государствами-членами блока НАТО и ЕС, а также российско-германских отношений, которые становятся для России одним из приоритетов её европейской политики в многополярном мире.

    Выводы и рекомендации, содержащиеся в исследовании, могут представ­лять интерес для депутатов законодательных органов, государственных служа­щих, научных сотрудников, преподавателей, аспирантов и студентов.

    Достоверность результатов исследования обеспечивается многообра­зием используемых методик, при несомненном приоритете методологических основ теории познания, всесторонним, полным и глубоком изучением источни­ков науки теории права и государства, истории, политологии, социологии, управления, отраслевых юридических дисциплин, а также анализом источников международного права и действующего законодательства в исследуемой сфере.

    Апробация и практическая реализация результатов исследования осуществлялись по следующим направлениям:

    1. Основные положения диссертационного исследования докладывались на теоретических и научно-практических конференциях и семинарах, в том числе на международных, проводимых Самарской государственной академией (международная НПК 17-18 марта. 2004 г. и международный научный конгресс .27-28 мая 2004 г.), Академией управления МВД России (НПК 29 апреля 2002 г. и межвузовский семинар 29 апреля 2003 г).
    2. Положения и выводы по диссертации используются в учебном процес­се и внедрении учебной программы для студентов юридических факультетов Всероссийской академии внешней торговли и Международного университета (в

    18 Москве) по дисциплинам «Международное право» и «Актуальные проблемы международного права».

    1. Положения и выводы по диссертации использовались автором при чте­нии лекций по актуальным проблемам международного права в ряде юридиче­ских факультетов московских высших учебных заведений (Всероссийская ака­демия внешней торговли, Международный университет (в Москве), Российский государственный институт интеллектуальной собственности, Московский но­вый юридический институт и др.).
    2. По материалам исследования опубликованы учебные, методические и на­учно-практические пособия для студентов высших учебных заведений Москвы.
    3. По проблематике диссертационного исследования опубликовано 40 на­учных работ, в том числе: 3 монографии, курс лекций (рекомендован Мини­стерством образования РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Юриспруденция»), 5 учебных пособий, а также научные статьи в журналах: «История государства и права», «Международное публичное и частное право», «Московский журнал международного права», «Конституционное и муниципальное право», «Россий­ский судья», «Налоги», «Jurispradencija», «Вестник РУДН» и др., общим объё­мом более 100 п.л.

    Апробация и практическая реализация результатов исследования одобре­ны и рекомендованы к защите на кафедре международного права Российского университета дружбы народов.

    Структура диссертационной работы обусловлена логикой предмета ис­следования и необходимостью проведения научного анализа немецкой доктри­ны международного права для решения вышеуказанных задач. Диссертация со­стоит введения, пяти глав, подразделённых на двенадцать параграфов, заклю­чения, списка используемой литературы и приложений.


    19 II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновываются выбор и актуальность темы, определяются объект и предмет, цели и задачи исследования, раскрывается его методология и научная новизна, излагаются основные положения и выводы, выносимые на защиту, характеризуются достоверность и обоснованность полученных резуль­татов, их теоретическое и практическое значение, приводятся данные об апро­бации результатов исследования.

    В главе I «Теоретико-методологические основы исследования немец­кой концепции международного права» исследуется категория «концепция» с позиции системного подхода, её соотношение с научными понятиями «тео­рия» и доктрина», а также проводится историко-правовои анализ немецкой правовой системы в романо-германской правовой семье, как среды формирова­ния международно-правовых идей Германии.

    В начале исследования диссертант отмечает, что анализ научных катего­рий предполагает определённый уровень абстракции. Он учитывает, что от­дельно взятые понятия, рассматриваемые с позиции философии, истории, со­циологии, общей теории права и других наук, не всегда отражают сущностной характеристики предмета исследования, равно как и рассматриваемые в синте­зе, они вызывают множество дискуссий относительно истины определённого явления. Так, например, одно из значений, представленных в латинско-русском словаре, «conceptio, onis, f» это соединение, сумма, совокупность, система. Авторы энциклопедического словаря полагали, что «концепция» и «понятие» — слова-синонимы. При этом категория «понятие» рассматривается как «логический термин, обозначающий известную ступень в развитии интеллектуальной дея­тельности человека. Память воспроизводить представление объекта в том ви­де, в каком объект был воспринят сознанием; рефлективная деятельность ума, разлагая объект на сумму его качеств и подмечая общие объектам качества, создаёт некоторое общее представление, которое обозначается словом»1.

    Основанием для таких рассуждений послужила научная категория «кон­цепт» — (от лат. conceptus — понятие) — «содержание понятия, его смысловая

    1 Определение представлено в транскрипции современного русского языка. Энциклопедический словарь. Т. XXIV «А». (Полярныя аяшя — Прня). — СПб.: изд. Ф.А. Брокгаузъ, И.А. Ефрон. 1898. — С. 542.


    20 наполненность в отвлечении от конкретно-языковой формы его выражения» . Каждый концепт, выступая основным и самостоятельным элементом в опреде­лённой области знаний, занимает обоснованное положение в иерархии понятий (общее, частное, единичное, особенное), взаимодействует с ними и функциониру­ет в режиме «понимания-объяснения». Концепты, взаимодействуя между собой, образуют структуры, которые объединяются целостную самостоятельную систему — концепцию. Исходя из этого, диссертант обращается к общей теории систем.

    В широком смысле система представляет собой комплекс взаимодействую­щих тем или иным образом компонентов, в узком смысле — это целостное обра­зование, обладающее новыми качественными характеристиками, не содержащи­мися в образующих его компонентах. Как правило, системы (в данном случае — социальные) выступают в виде сложных образований с характерными для любой из них признаками, среди которых принято выделять: целостность; наличие двух и более типов связей (пространственных, функциональных, генетических и др.); структуру (организацию), наличие уровней и иерархии уровней; управление и ор­ганизацию; цель и целесообразный характер; функционирование и развитие.

    Применительно к теоретическим знаниям, «система» и «концепция» — близкие по значению научные категории. «Система» — это «соединение одно-родного знания в одно цело» . В современном понимании «концепция» — это система взглядов, выражающая определённый способ видения («точку зре­ния»), понимания, трактовки каких-либо предметов, явлений, процессов и пре­следующая ведущую идею или (и) конструктивный принцип, реализующие в определённый замысел на практике. Концепция выступает основополагающим способом оформления, организации, развития научного знания и составляет часть культуры, которая многообразна как одна из форм познания и деятельно­сти индивида, постольку многочисленно как содержание концепций, так и их объектов (например: концепции естественного права и позитивного права; кон­цепция и соответствующая практика правового государства; концепция между-

    1 Новейший философский словарь / Сост. и гл. ред. А.А. Грицанов. 2-е изд., перераб. и дополи. — Ми., 2001. —

    С. 503; Historisches Worterbuch der Philosophie in 7 Banden. Hrsg. von Joahim Ritter und Karlfried Grander vollig

    neubearb. Ausg. des «Worterbuches der philosophieschen Begriffe». Schwahe & CO. Vrlg. Basel / Stuttgart 1976. —

    Band 4.: J — K. — S. 1082-1086.

    2 Энциклопедический словарь. Т. XXX (Симъ — Слюзка). — СПб.: изд. Ф.А. Брокгаузъ, И.А. Ефрон. 1900. —

    С. 90. Определение представлено в транскрипции современного русского языка.


    21 народного права — «ius gentium»; концепция «правового стиля»; концепция «идеологического и юридико-технического критериев», и другие).

    Возникновение концепций относительно объекта, связано не только с име­нами их создателей, но и с системой ценностей, определяемой социумом в кон­кретный исторический период. Поэтому выработка новых знаний относительно какого-либо объекта представляет важность как для индивида, так для группы людей и человечества в целом. Создавая концепции, авторы (или группа авторов — единственные, кому известен их исходный замысел) стремятся постигнуть сущность исследуемого объекта. Он рассматривается с позиции возникновения или исчезновения, кратковременности или продолжительности существования, а полученные результаты (не зависимо от результата — положительного или отри­цательного), как правило, выражают в форме утверждений. Объектом, который становится предметом реконструкции в концепции, может быть процесс (в рамках настоящего исследования — социальный) любого масштаба. Достоинство кон­цепций состоит в том, что они совершенствуют методологию, развивают научные категории, формируют фундаментальные идеи, определяют тенденции развития исследуемых явлений и создают возможность целостного восприятия окружаю­щей действительности. Многочисленность концепций, свидетельствует об их взаимодействии, которое проявляется в новых, интеграционных качествах, отсут­ствующих в отдельно взятых элементах (частях) системы.

    Дисциплинарные концепции, функционирующие самостоятельно или во взаимосвязи, совершенствуют формы познания и могут ограничивать эти фор­мы посредством догматических подходов к определенным объектам. Догмы выступают связывающими, интеграционными подсистемами концепций. Сис­тематизированные и глубоко проработанные они преследуют конечное дости­жение цели. В подобных случаях термин «концепция» заменяют близким ему по значению термином «доктрина» — (лат. doctrina — учение, наука)1 — как «совокупность признанных научных или официальных взглядов на цели, зада­чи, принципы и основные направления чего-либо»2.

    1 Дворецкий И.Х Латинско-русский словарь. Изд. 2-е, перераб. и доп. — М.: 1976. — С. 344; Петрученко О. Ла-

    тинско-русский словарь. Репринт IX — го издания 1914. — М.: 1994. — С. 203; Энциклопедический словарь. Т.

    X «А» (Десмургия — Домищанъ). — СПб.: изд. Ф.А. Брокгаузъ, И.А. Ефрон. 1893. — С. 898.

    2 Юридическая энциклопедия. Изд-е 5-е, доп. и перераб. / Под ред. М.Ю. Тихомирова — М., 2001. — С. 293.


    22

    Догматизм любой доктрины проявляется в её идеологической и полити­ческой направленности. Так, например внешнеполитические доктрины госу­дарств представлены именами: Монро (1823 г.), Стимсона (1931 г.), Трумэна (1947 г.), Халыптейна (1956 г.) и др., основополагающие идеи которых перио­дически находят своё выражение в практике международных отношений). К числу наиболее известных доктрин концепции международного права относят­ся доктрины: «о праве справедливой войны» (Г. Гроций 1625 г.); «о вечном ми­ре» (И. Кант — 1795 г.); «внешнего государственного права» (Г.В.Ф. Гегель — 1821 г.); «господства права» Rule of Law (первая половина XIX в); «реализма» (Р. фон Иеринг — вторая половина XIX в.), признания государств (Р. фон Ие-ринг, А. Лассон, Ф. Цорн — вторая половина XIX в.); «мирового вселенского права» (Э. Ламбер и Р. Солейм — 1900 г.); «возникновения международно-правовой ответственности из деликтов (А.В. Гефтер — 1904 г.) и др.

    В современной науке международного права наблюдается тенденция к ото­ждествлению понятий «концепция» и «теория». В этих случаях авторы намерен­но подчёркивают такие признаки, рассматриваемых ими теориях, как их «непол­нота», «нестрогость» и т.д.1. Содержательная часть концепции, при таких подхо­дах, редуцируется в соответствии с фундаментальной логической схемой: общие принципы, универсальные, для определённой теории —> философские законы —> категориальный аппарат (базисные концепты), применяемый к исследуемому объ­екту —> структура сферы международных отношений, к которой применяются все утверждения предложенной теории. Подтверждением этого тезиса служат отно­шение немецких юристов к системе источников международного права; теории о правосубъектности немецкого рейха; теории суверенитета государства и др.

    В науке концепция, основанная на общих принципах, может проявлять себя и как самостоятельная форма организации знания (например, научные дискуссии о противоречивом характере суверенитета, о взаимодействии меж­дународного и внутригосударственного права и др.). Анализ содержания науч­ных понятий «концепция» и «доктрина» в международном праве позволил ис­следователю выявить как сходства, так и их различия.

    1 Абушенко В.Л. Концепция //Новейший философский словарь / Сост. и гл. ред. А.А. Грицанов. 2-е изд., пере-раб. и дополи. — Мн., 2001. — С. 505-506.


    23

    Сходства этих понятий состоят в том, что они: а) представляют собой однородные по содержанию системы научно обоснованных взглядов на явле­ния окружающей действительности; б) выступают основополагающим спосо­бом оформления, организации, развития научного знания и составляют часть культуры; в) выражают своё множество, содержание которого зависит от объ­екта; г) возникают на основе системы ценностей, определяемой социумом в конкретный исторический период; д) носят авторский характер; е) совершенст­вуют методологию, развивают научные категории, формируют фундаменталь­ные идеи, определяют тенденции развития исследуемых явлений и создают возможность целостного восприятия окружающей действительности.

    Различия понятий проявляются: а) в содержании. Концепция носит общий характер, доктрина — конкретный, догматический, предусматривающий дости­жение поставленной цели и, как правило, имеет идеологическую и политическую направленность; б) в продолжительности действия. Формируемые в концепции понятия и представления обусловлены конкретным историческим периодом. Док­трина, выступая одной из подсистем концепции, находящаяся во взаимодействии с другими элементами целостной системы, иногда порождает изменение одной, или нескольких частей, а нередко и всей системы в целом. Именно эти качества позволяют, в определённых случаях, осуществлять замену двух понятий. А орга­ничные связи между элементами, способствуют тому, что при взаимодействии с внешней средой система выступает как единое целое, проявляя при этом самое важное для неё свойство — способ, которым она себя сохраняет».

    Доктрина, обладая прогностической функцией способна «продвинуть» содержащиеся в ней идеи за рамки конкретного исторического периода.

    Сравнение двух, близких по значению научных категорий, заканчивается авторским определением понятия «концепция международного права». Оно яв­ляется общим, поскольку сфера культуры и деятельности общества слишком многообразны. Именно поэтому, анализируя концепции, авторы часто ограни­чиваются перечислением их объектов и задач, связанных теоретической рекон­струкцией, которые позволяют выявить функции этого инструмента интеллек­туальной деятельности индивида.


    24

    В целях исследования теоретико-методологических основ немецкой кон­цепции международного права, соискатель обращается к эволюции романо-германской правовой семьи, анализу её составных элементов, условий и причин формирования. Правовая система обладает всеми признаками, свойственными различным социальным системам. В широком смысле под правовой системой понимают совокупность источников позитивного права конкретного государст­ва (группы государств) в единстве с правовой идеологией и юридической (включая в качестве основной — судебную) практикой.

    Элементы системы как совокупность целого, интегрируя, и взаимодейст­вуя друг с другом, осуществляют определённые функции в направлении по­ставленных целей. Они взаимосвязаны между собой настолько, что ослабление или выпадение хотя бы одного из них ведёт к нарушению внутрисистемных связей и снижению эффективности всей системы как единого целого. С этой точки зрения правовую систему можно рассматривать как механизм формиро­вания и выражения правовой идеологии, создания и обеспечения действия пра­ва. Учитывая особенности элементов, их внутрисистемные связи и взаимодей­ствие с внешней средой, автор исследует романо-германскую правовую семью как среду формирования концепции международного права.

    Анализ романо-германской правовой семьи, во взаимосвязи и взаимодей­ствии составляющих её элементов свидетельствует о том, что:

    а) правовая система Германии начала формироваться в 70-80-е гг. XIX в.

    с объединением немецких государств в Северо-Германский Союз (1866 г.) под

    главенством Пруссии, а после 1871 г. — в Германскую империю;

    б) идеологическую и социально-экономическую основу составили положе­

    ния «либеральной теории государства» (1806 — 1900 г.г.), но уже в XX столетии

    (с перерывами) её сменяла теория «правового и социального государства».

    Как единое конституционное государство, Германия была создана госу­дарственной бюрократией, умело использовавшей идею «свободы народов» в форме ирредантизма, т.е. объединения в одном государстве территорий, насе­ление которых говорит на одном языке, и проведения государственных границ в соответствии с его лингвистическими особенностями. Низкий экономический уровень государства в XIX в. вынудил правящие круги модернизировать его, а


    25 право при этом выполняло существенную роль. Цели и специфика права спо­собствовали созданию юридического сословия, которое участвовало в разреше­нии споров и обеспечивало соблюдение гарантий, установленных правом. За­конодательство страны разрабатывалось в основном на законах Пруссии, Бава­рии, Саксонии и в меньшей степени — других княжеств. Германия, вступая в правоотношения с другими государствами, для достижения государственных интересов, испытывала проблемы соотношения и взаимодействия националь­ного права с международным. Их решение зависело не только от средств поли­тики, но и методов науки и права.

    В главе II «Эволюция немецкой науки международного права» иссле­дуются: различные мнения немецких юристов-международников, связанных с терминологическим аспектом понятия «международное право»; основные эта­пы развития немецкой науки международного права, и концептуальные основы участия Федеративной Республики Германия в международных образователь­ных проектах.

    В работах немецких юристов (в большинстве случаев) международное право рассматривается как особый правопорядок, который регулирует отноше­ния между субъектами данной системы права. Свою позицию сторонники этой точки зрения аргументируют тем, что, во-первых, терминологический аспект не отражает в полной мере состав субъектов международного права, а во-вторых — понятие «международное право» (internationales Recht) являлось первичным, по отношению к праву межгосударственных отношений (das Recht der zwischen-staatlichen Beziehungen). После заключения Вестфальского мира в 1648 г. до нача­ла работы Берлинского конгресса в 1878 г. «классическое» международное пра­во воспринимается в европейских странах как «действующий между государст­вами правопорядок» (die zwischen den Staaten geltende Rechtsordnung). В данном случае подразумевался порядок между территориями, заключившими мирные договоры, а потом уже между возникающими национальными государствами в Центральной Европе.

    Научные категории «международное право» и «международный правопо­рядок», отождествляемые немецкими юристами, составляют предмет науки международного права. Исследования российских специалистов, посвященные


    26 анализу определения «международный правопорядок», проводятся отдельно — в рамках теории международных отношений. Таким образом, отсутствие един­ства в подходах учёных России и Германии обусловлены противоречивостью объекта исследования.

    Поиск формы понятия «международное право» обусловлен не только ис­торическими причинами развития данной системы права, постоянно изменяю­щимся кругом его субъектов, объекта, источников, этимологией слова и осо­бенностями языков различных народов, но и проблемой правопонимания. В ФРГ для его обозначения применяется понятие «Volkerrecht», которое в бук­вальном смысле соответствует латинскому — «ius gentium», что не в полной мере отражает институционально-субъектную сферу современного междуна­родного права. Подход немецких учёных обусловлен следующими аргумента­ми: с одной стороны, индивид не является субъектом международного публич­ного права, с другой — существует опасность подмены понятия «Internationales Privatrecht» (международное частное право), которое в действительности явля­ется не международным, а национальным1. Словосочетания «Internationales Recht» (международное право) и «Internationales offentliches Recht» (междуна­родное публичное право) используют в случаях, когда анализируют соотноше­ние правовых категорий международного права с международным частным и внутригосударственным правом. Заканчивая анализ рассматриваемого вопроса, автор полагает, что несмотря на плюрализм мнений немецких юристов, они ни­когда не найдут жёсткого, подходящего для всех исторических периодов, опре­деления международного права.

    Продолжая развивать мысль об эволюции немецкой науки международ­ного права, диссертант приходит к выводу, что история любой науки это исто­рия концепций. Их формирование в Германии осуществлялось под влиянием факторов, характерных для романо-германской правовой семьи, которые опре­деляли динамическую направленность международно-правовой мысли. Иссле­дователь выделяет четыре периода в истории её развития.

    1 См. напр.: Triepel Н. Volkerrecht und Landrecht. Leipzig. 1899. S. 27-62: 70: 81. Munch v. I. Volkerrecht. Walter de Grayer- Berlin — New York. 1973. S. 20.


    27

    Первый период (XII-XVIII вв.) — формирование концепции между­народного права, характерными чертами которого было научное обоснование концепций естественного и позитивного права. Представители немецкой шко­лы естественного права: С. Рахель (1628-1691), С. Пуфендроф (1632-1694), Г.В. фон Лейбниц (1646-1716), X. Томазий (1655-1728), X. Вольф (1679-1754), Э.де Ваттель (1714-1776), И. Кант (1724-1804), И.Г. Фихте (1762-1814) и др. не яв­ляясь инициаторами этой концепции, восприняли идеи гуманизма. В период Реформации они предприняли попытку освобождения индивидуальной мысли от господства религиозных догм. Основой естественного права является разум, а, следовательно, право, по их мнению, должно приобрести характер всеобщно­сти и ставить человека в центр любого общественного строя. Обладая естест­венными правами от природы, человек, вступая в общество, может приобретать гражданские права. Соответственно, международное право является частью ес­тественного права. Таким, образом, начиная с XVII столетия, в правовом созна­нии начинают формироваться идеи о соотношении международного и внутри­государственного права, о праве ведения войны, о принципе суверенного ра­венства государств и их признания.

    Теоретические положения концепции, для их приспособления к потреб­ностям формирующегося в Германии буржуазного сословия, стремящегося ут­вердить в государстве экономическую и политическую свободу, были развиты в трудах И. Канта. Проблемы права учёный рассматривал в соотношении с мо­ралью, уделяя особое внимание теоретическим аспектам правосознания и пра­вовой культуры. В общей теории права классифицировал нормы на публичные и частные, обосновывал идеи правового государства, прав человека и народно­го суверенитета, теорию разделения государственной власти. Неоценимый вклад в науке международного права составила доктрина о вечном мире, ко­торая была завершающим звеном философии И. Канта.

    Антиподом концепции естественного права стала концепция позитивного права. Её представители в Германии: И.Я. Мозер (1701-1785) и Г.Ф.ф. Мартене (1756-1821) отстаивали идею примата национального права. В своих работах они доказывали, что право объективно, т.к. предполагает принуждение со сто­роны государства по обеспечению выполнения правовых предписаний, а ино-


    28 гда — с помощью применения силы. Международное право, в соответствии с их учением, возникло на основе правовых обычаев (теория исключительности международно-правового обычая) и международных договорах. В рамках кон­цепции позитивного права, в период с 1790-1798 г.г., выделилось направление, получившее большую популярность в научных кругах Германии — историче­ская школа права. Её основатель Г. Гуго (1764-1844) и последователи — Ф.К. фон Савиньи (1779-1861) и Г.Ф. Пухта (1798-1861) — доказывали, что право возникает на основе обычаев и народных поверьях, т.е. духа народа (der Volks-geist), и лишь во вторую очередь — на основе юриспруденции1.

    Основное отличие между двумя концепциями состояло в том, что сторон­ники естественного права исходили из принципа: первичное условие должного определяет сущее (т.е. — нет естественной нормы — нет права). Представители исторической школы права были убеждены, что сущее есть условие должного (т.е. истинным источником права является не разум и воля законодателя, народ­ный дух, выраженный в обычаях), но это, прежде всего, относилось к частному праву.

    Второй период (окончание XVIII — начало XX в.в.) — становление и развитие концепции международного права. Немецкая школа юристов-международников сформировалась в XIX в. Их учения придавали науке меж­дународного права Германии национальную специфику, которая проявлялась, с одной стороны, в отстаивании учёными идейных позиций либерально настро­енной буржуазии, приверженности прогрессивным традициям, поддержании идеалов мира, гуманизма и развитии международного сотрудничества, а с дру­гой — в отрицании международного права (доктрина Г.В.Ф. Гегеля «внешнее государственное право») и обосновании реакционной внешней политики, про­водимой руководством государства.

    Ядром немецкой концепции международного права, на всех этапах её эволюции становится государство. В XIX в. представления о нём, как о субъек­те международного права были выражены целостной картиной. Среди основ-

    1 См.: Кёниг И. Савиньи и его отношение к современной юриспруденции // Русский вестник. — 1896. — № 4. — С. 572. «...дух и обычаи народа сильнее законов и хотя конституция способствует формированию народных нравов, в последних заложено нечто большее, чем конституция». Токвиль А. де Демократия в Америке. — М., 2000.— С. 11.


    29 ных критериев дифференциации государств учёные Германии выделяли: рели­гиозный, территориально-географический, геополитический, «отрицательный», культурологический, включая их форму и критерий силы.

    В науке международного права этого исторического периода возникают: теория о дуалистической природе международного права (Г. Трипель), док­трина «внешнего государственного права» (Г. Гегель, А.В. Гефтер, А. Мер-кель), геополитическая доктрина признания государств (Р.фон Иеринг, А. Лас-сон и Ф. Цорн).

    Второй период характеризуется совершенствованием всеобщего учения о государстве и праве, в русле последовательного политического либерализма, исходящего из интересов правящего класса. Противоречия этого учения, свя­занные с местом и ролью государства в системе международных отношений в указанный исторический период, вынуждали учёных обращаться к теории су­веренитета и формам его ограничения (протекторат, кондоминиум, сервитут, территория под опекой, нейтралитет), к праву государства на участие в межго­сударственных объединениях и международных организациях, к праву ведения войны, к учению об источниках, субъектах и возникновению новых объектов международного права, а, следовательно, к новым его отраслям и институтам.

    Третий период (начало XX в. — до 1945 г.) — изоляционизм немецкой юридической науки и отрицание международного права, связанного с окончанием Первой и началом Второй мировых войн. Отличительными признаками этого периода, обусловленного историческими причинами, были два направления: попытки возрождения концепции естественного права и от­рицание международно-правовых норм и принципов.

    Процессу возрождения концепции естественного права способствовал ряд факторов: «разложение» исторической школы права; обращение к канониче­скому праву, отрицающему произвол человека; представление о праве с социа­листических позиций, что позволяло усмотреть в юридическом позитивизме воплощение классового господства, а борьба рабочих предполагает не только борьбу за лучшие условия жизни, но и одновременно, борьбу за свободу, спра­ведливость и человеческое достоинство; развитие науки международного пра­ва, центральное значение которой не признавалось для всей структуры права.


    30 Позитивизм не мог объяснить международное право, а самые последователь­ные его сторонники утверждали, что такого права нет

    Концепция естественного права Германии, начиная с последней четверти XIX в. была представлена множеством направлений: «юриспруденция интере­сов», «неотомизм», «неокантианство», «неогегельянство», «антропология пра­ва», «герменевтика», «феноменология права», «экзистенциализм в праве» и др.

    Общее, объединяющее перечисленные направления, состояло в том, что учёные обосновывали право, исходя из идеи транспозитивного порядка, гос­подствующего соотношения интересов, структуры человеческих побуждений, механизма социальной интеграции, иерархии ценностей конкретного общества, и, наконец, условий окружающей действительности.

    Новый импульс в своём развитии концепция естественного права полу­чила со стороны представителей неокантианского направления, обосновавших учение о праве с меняющимся содержанием. Сущность этого учения состоя­ла в том, что основная функция естественного права — нравственная критика права. Его нельзя отрицать, если видеть в нём критерий для позитивного права, используемого законодателем.

    В период фашисткой диктатуры, всемирно признанных учёных, одарён­ных людей, составляющих элиту немецкой науки международного права, сме­нила группа правоведов национал-социалистического толка (Г. Крауз, Г. Нико­лаи, Л. Шехер и др.), которые в своих работах обосновывали внешнюю полити­ку, проводимую фашистским правительством.

    Таким образом, рассматриваемый период характеризуется, с одной сто­роны, попытками возрождения концепции естественного права, а с другой — изоляционизмом немецкой юридической науки и формированием реакционно-шовинистической концепции, отрицающей международное право.

    Четвёртый период (с 1945 г. по настоящее время) — изменение кон­цептуальных подходов к международному праву в рамках конституциона­лизма и политологии. Идеологическую основу концепции в послевоенной ис­тории Германии составила либеральная политико-правовая теория государ­ства как продукта западной культуры и рационально-правового мышления.


    31 Ядром немецкого общества стал индивид с его духовной культурой, прошед­ший через Возрождение и Реформацию.

    К кругу исследуемых проблем в рамках теории государства и права отно­сятся: теория правового демократического и социального государства (абз. 1 ст. 20 Основного закона ФРГ); юридическое оформление института основных прав и свобод человека и гражданина (ст.ст. 1-20, а также ст. 33, 38, 101, 103, 104 Основного закона ФРГ); возрождение концепции естественного права; закреп­ление в Основном законе ФРГ приоритета норм международного права (ст. 25); соотношение международного и внутригосударственного права ФРГ; интегра­ции ФРГ в общеевропейские политические и экономические институты (ст. 24); потребность адаптации внутригосударственного права ФРГ к нормам европей­ского и международного права.

    Дискуссии учёных ФРГ по этим проблемам продолжаются как реакция на опыт, полученный в период национал-социалистической диктатуры.

    Проблемы, исследуемые юристами в рамках политологии, со спецификой науки международного права, которая обусловлена различными обстоятельст­вами, основными среди которых выступают: практика постоянно усложняю­щихся международных отношений, способствующая опережающему развитию теоретических знаний; расширение функций и рост общественного значения; взаимосвязь с гуманитарными науками, которая становиться всё более актив­ной; теоретический, отраслевой и прикладной характер международного права; взаимосвязь с политикой государств; проявление в форме международного правосознания и политического сознания; возможность использования техни­ческих систем коммуникаций.

    Исследование эволюции науки международного права заканчивается ана­лизом концептуальных основ участия ФРГ в международных образовательных проектах. Автор обращает внимание, что после смены государственного режи­ма, связанного с окончанием Второй мировой войны, в системе образования происходит мировоззренческая переориентация юридической подготовки:

    1. Изменяются подходы к теории правового государства. Принцип правовой государственности, как и принципы демократии и прав человека, становится од­ним из важнейших принципов права в континентальной Европе, где наблюдается


    32 сближение теоретических позиций относительно понятия «правовое государство» и его содержания. Современная немецкая версия правового государства во мно­гом определяет развитие общеевропейской модели правового государства.

    1. При изучении международного права акцент переносится на его соот­ношение с внутригосударственным правом, как определено в Основном законе ФРГ. При этом учитываются ошибки политического руководства государства, которое до Второй мировой войны, которое проигнорировало нормы и принци­пы международного права.
    2. Основой гуманитарной составляющей становятся общечеловеческие ценности: права человека, охрана окружающей среды, единое европейское про­странство и др.
    3. Процесс обучения сориентирован на интеграцию национального и ев­ропейского права.

    После объединения Германии в 1990 г. федерация и земли, по вопросам юридического образования руководствуются принципами, сложившимися в пе­риод Веймарской республики.

    Исследование системы подготовки «юридического корпуса» Германии, позволил автору выявить следующие её особенности: а) двухуровневая система юридического образования; б) «свобода научных исследований»1, предостав­ленная конституционным правом, как высшему учебному заведению, так и от­дельному преподавателю высшей школы, которая исключает установление учебного содержания и учебных методов со стороны государства; в) повышен­ное внимание к изучению европейского права и компаративного права; г) уста­новление и расширение международных контактов с учебными и научными за­ведениями зарубежных стран на основе соглашений о межвузовской коопера­ции (свыше 30-ти государств); д) высокое качество конкурентно способной учебной литературы и функционирование хорошо продуманной инфраструкту­ры, обеспечивающей поиск необходимой информации для будущих юристов; е) отсутствие международно-правовой специализации.

    На основании изложенного, автор делает следующие выводы:

    1 См.: Абз. 3 ст. 5 Основного закона ФРГ 1949 г., Bundesverfassungsgericht. Amtliche Entscheidungsammlung (BVerfGE). BVerfGE 37. — S 55; 68.


    33

    1.  Основные тенденции развития немецкой концепции международного

    права представлены в исследованиях учёных ФРГ по следующим направлениям:

    а) обоснование в науке новых отраслей, в связи с расширением сферы действия

    международного права и возрастающей ролью международных организаций; б)

    признание того, что межгосударственные образования, а также юридические и

    физические лица стали активными участниками международных отношений; в)

    совершенствование «горизонтальной» составляющей международного права, ре­

    гулирующей международные отношения между незападными цивилизациями и

    группами государств; г) выявление возникновения политических, социально-

    экономических и культурных причин, способствующих государственным органи­

    зациям оказывать влияние на универсальность международного права.

    1. Международное право развивается в условиях увеличивающихся и ус­ложняющихся сферах. Изменяющийся объём вопросов, регулируемых им, включает в себя организацию жизни людей на региональном, международном и глобальном уровнях. Частноправовые науки могут развиваться до публичных отраслей права, а сравнительно-правовые различия определённых вопросов мо­гут создать новые направления для международного права. Таким образом, ме­ждународное право не просто функционирует в сфере своего действия, а нахо­дится на новом этапе своего развития и может проявить себя как «целостная надстройка», формирующегося глобального права.
    2. Для интеграции российской системы образования в Болонский процесс, с учётом всех его аспектов, для укрепления и развития отношений между высшими учебными заведениями России и зарубежными университетами можно было бы использовать различные формы международной межвузовской кооперации.

    В главе III «Современное международное право: институциональное и нормативное содержание» исследуются правовая природа субъектов между­народного права, их особенности в процессе исторического развития, класси­фикации и формы проявления. Проводятся различия в концептуальном подходе к ним учёных России и Германии.

    Немецкие юристы объединяют субъектов международного права в следую­щие группы: основные; производные; индивиды, как самостоятельная группа и иные (традиционные и оспариваемые). Их состав постоянно изменяется.


    34

    Суверенные государства как основные субъекты международного права, вступая в международные отношения, создают различные объединения, с опре­делёнными свойствами, качествами и особенностями. Их эволюция связана с противоречивым характером отношений между ними, причиной которого явля­ется национальный интерес.

    Научное понятие «национальный интерес» представляет собой сложный комплекс динамичной структуры, элементы которой проявляют себя при осуще­ствлении функций по удовлетворению внутренних потребностей государства и по укреплению суверенитета. Все известные классификации государств связаны с теорией национального интереса — от эпохи колониальных захватов и освобож­дения от колониальной зависимости до эпохи глобализации. Его фундамент со­ставляют противоречия между сильными и слабыми сторонами, а стремления преодолеть их остаются основным побудительным мотивом в коллизии интере­сов.

    Для преодоления этих коллизий государства создают международные ор­ганизации. Однако ретроспектива международных отношений свидетельствует о недолговечности «священных союзов» и непрочности международных дого­воров, в том числе — решений международной организации универсального типа. Обстоятельства, в которых происходит стремительное и интенсивное раз­витие международных отношений, требуют реформы ООН. В новой структуре могли бы найти достойное место такие органы как: Совет по правам человека; Координационные комитеты по взаимодействию с ВТО, Советом Европы, СНГ, Лигой арабских государств, и др.

    К самостоятельной группе относятся индивиды, с оговоркой их ограни­ченной правосубъектности. Во многом подход к этой категории субъектов за­висит от правосознания, правовой культуры граждан и обусловлен отношени­ем: а) органов государства — к институту прав человека и гражданина; б) учё­ных — к основам теорий монизма и дуализма; в) субъектов государственного права — к средствам и способам осуществления государственной власти.

    К категории традиционных субъектов относятся: папский престол, Меж­дународный Комитет Красного Креста и Мальтийский орден. Каждый из этих субъектов,   обладает   определённой   спецификой.   Международный  Комитет


    35 Красного Креста не в полной степени отвечает нормам международного права. В отношении Ватикана необходимо отличать правосубъектность папского пре­стола и города-государства.

    Категория оспариваемых субъектов представлена восставшими и воюю­щими сторонами, «стабилизирующими de-facto режимами» и транснациональ­ными предприятиями (ТНК). Особенность первых трёх видов этой категории состоит в том, что они обладают специальной международной правосубъектно­стью (из-за своего временного характера), и не могут рассматриваться как ос­новные или производные субъекты международного права. Противоречивость научного понятия «стабилизирующий de-facto режим» состоит в том, что, с од­ной стороны оно относится, в большей степени к теории права, политологии, лин­гвистике, и, в юридическом отношении — не совсем корректно. С другой сторо­ны, немецкие юристы применяют его, к таким субъектам международного права, в отношении которых возникает сомнение, в международно-правовой легитимно­сти установленного в конкретном государстве государственного режима, так как право сосуществования это право на кооперацию и легитимитацию.

    Относительно ТНК, учёные ФРГ предлагают изменить догматический подход и признать их субъектами международного права. Но в практике меж­дународных отношений существует понятие «совместные межгосударственные предприятия». Их основное отличие от ТНК состоит в том, что они принадле­жат государствам и контролируются ими, в то время как управление ТНК осу­ществляется частными лицами. Учитывая правовой статус ТНК, диссертант по­лагает, что их можно было бы признать субъектами транснационального права, хотя правоотношения с их участием во многом регулируются нормами права национального законодательства.

    Исследование концептуальных подходов учёных ФРГ к субъектам меж­дународного права, позволило автору выявить принципиальное отличие от рос­сийской юридической науки. Оно состоит в том, что нации и народы, в немец­кой концепции, не представлены субъектами международного права.

    В диссертации анализируются научные подходы немецких учёных к тео­рии суверенитета, связанные с процессами глобализации. Размывание государ­ственных границ способствует активизации интеграционных объединений, не-


    36 правительственных организаций и участников международных экономических отношений. Происходит трансформирование роли государства. Возникающие проблемы экономического и военно-политического характера, сокращают воз­можности правительства отдельных государств по осуществлению контроля над внутриполитической ситуацией и требуют своего разрешения на общемировом уровне. Исследование этого вопроса автор заканчивает выводом, что суверенитет не только один из признаков государства, но и форма его состояния и элемент его правоспособности. Но поскольку, согласно общей теории права, можно разделить лишь права, а не правоспособность, очевидной становится идея неделимости су­веренитета. В мировой истории достаточно примеров, когда государства делеги­ровали свои права или не осуществляли их. При этом право, осуществлять свои права или делегировать их, принадлежит только государству и составляет содер­жание суверенитета. В зависимости от целей государства при осуществлении внутренней и внешней политики, происходит изменение видов суверенитета, сам же он остаётся неотъемлемым признаком государства.

    В диссертации уделено внимание научному анализу институту нейтрали­тета, как одному из видов ограничения суверенитета. Современное междуна­родное сообщество в условиях глобализации, нуждается в изменении правовых основ этого института, т.к. он ограничивает свободу действий государств, зая­вивших о нём, в международных отношениях. Результаты проведённого иссле­дования, не позволяют однозначно ответить на вопрос — окончательно ли сформировался в международном праве институт постоянного нейтралитета? Лишь с определённой долей условности можно дать утвердительный ответ, по­скольку: а) нейтралитет, как правовой институт, сформировался на основе норм международного обычного права; б) количество государств, заявивших об ус­тановлении нейтралитета, не имеет принципиального значения; в) для призна­ния этого правового института не требуется определённое количество случаев и форм его признания (как это необходимо, например, для международно-правового признания новых государств как субъектов международного права).

    Участие государств постоянного нейтралитета в военно-политических блоках, предоставление своей территории для транзита вооружённых сил госу­дарствам-участникам вооружённых конфликтов, присоединение к экономиче-


    37 ским санкциям международных организаций в отношении других стран, нару­шение правового статуса в отношении таких государств, свидетельствует о его несовершенстве. Среди основных причин нарушения международно-правовых норм института постоянного нейтралитета как со стороны государств заявив­ших о нём, так и со стороны других государств, следует отнести их несогласие с окончательным и справедливым решением вопроса о государственных грани­цах. Поэтому при определённых условиях в международных отношениях, обе категории стран смогли бы его нарушить. Государства постоянного нейтрали­тета были бы готовы принять участие в боевых действиях, как в составе воен­ных блоков, так и самостоятельно.

    Таким образом, многообразие форм международной жизни требуют мо­дернизации международно-правового института постоянного нейтралитета. В этих целях, немецкие юристы предлагают установить в резолюции ГА ООН норму-дефиницию «свободный от альянса» или «дифференцированный нейтра­литет». Однако, по мнению автора, до установления таких норм и принципов, необходимо создать условия для возможности их исполнения.

    Диссертант не согласен и с мнением учёных ФРГ о возможности выделе­ния в международном праве комплексной отрасли — право нейтралитета (Neu-tralitatsrecht). Называть её «самостоятельной» было бы неверно, поскольку от­расль, являясь элементом системы права, всегда взаимодействует с другими его субинститутами (совокупность источников права, регулирующих определён­ную сферу деятельности и наличие изменения содержания правового регулиро­вания «под» конкретные задачи через установление специальных принципов правового регулирования1). Любая отрасль права предусматривает наличие та­ких элементов как предмет, метод правового регулирования и соответствую­щий правовой режим. Эти особенности создают возможность рассматривать право нейтралитета как одну из подотраслей международного права, которая имеет двойственную природу: а) обладает всеми признаками отрасли права и обеспечивает специфичный юридический режим правового регулирования; б) сохраняет системные связи со своей отраслью.

    1 См.: Курбатов А.Я. Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулировании предпринима­тельской деятельности. — М.., 2001. — С. 100-107.


    38

    Анализ правовой природы источников международного права позволил диссертанту установить закономерности их возникновения и тенденции развития. Интерес, который проявляли к ним учёные ещё в XIX в., продолжает волновать научную мысль и в XXI в. Всё чаще высказываются предложения о пересмотре их «перечня», содержащегося в п. 1 ст. 38 Статута Международного Суда ООН. Это обусловлено следующими обстоятельствами: а) динамикой развития и противоре­чивостью международных отношений, б) неопределённостью положений между­народного права, которые не всегда получают законченное юридическое оформ­ление в соглашениях общего характера и в международных договорах; в) застой­ностью, как свойством любой отрасли права1; г) созданием большого количества доктрин и комментариев, с целью установления общезначимых норм междуна­родного права и как следствие — увеличением количества противоречий в систе­ме международно-правовых норм2; д) несовершенством механизма международ­но-правового регулирования отношений между субъектами международного пра­ва и проведением политики «двойных стандартов»; е) понижением уровня дове­рия к органам правосудия, осуществляющим международно-правовые споры.

    Научный подход немецких учёных к правовой природе источников меж­дународного права достаточно противоречив по сравнению с позицией отечест­венных исследователей. Так, например, российские юристы рассматривают консенсус как форму выражения согласия сторон. Поэтому было бы целесооб­разнее исследовать и совершенствовать способы принятия решений в междуна­родных организациях и методы их контроля.

    Относительно источников международного права, автор согласен с мнением немецких коллег по следующим позициям: а) метод запрета поп liquet и аналогия, могут способствовать возникновению источников международного права, по­скольку в общей теории права это способы восполнения пробелов в праве; б) учи­тывая особенности международного права и значение международно-правовых

    1 Бесспорным остаётся суждение о том, что обстоятельства международной жизни изменяются значительно

    быстрее, чем происходят изменения положений источников международного права. Так, например, ст. 38 Ста­

    тута Международного Суда была сформулирована после Первой мировой войны для Постоянной палаты меж­

    дународного правосудия, когда нормативный материал того исторического периода был достаточно скудным. В

    такой ситуации стало возможным применение общих принципов права, судебных решений и доктрин наиболее

    авторитетных учёных по международному праву.

    2 Учитывая, что каждый из комментаторов (сознательно или бессознательно) отстаивает мнения, выгодные его

    государству или политическому руководству, роль доктрины постепенно утрачивается.


    39 обычаев в регулировании международных экономических отношений, можно до­полнить «перечень» источников международного права нормами «мягкого права», «неформальными актами» и обыкновениями. Исходя из государственных интере­сов, участникам международных отношений необходимо применять метод пер­спективы и упреждающими действиями развивать международное право. Исполь­зуя односторонние акты, инициативные действия международных организаций и прецеденты, можно превращать их в нормы обычного права, с последующим ус­тановлением в статьях международных договоров.

    В главе IV «Международное и внутригосударственное право ФРГ: проблемы соотношения и взаимодействия» проводится сравнительный ана­лиз теорий монизма и дуализма. Обе теории содержат в себе по два направле­ния: «умеренное» и «радикальное».

    Первоначально, представители немецкой школы (А. Лассон, Ф. Цорн, Э. Кауфман и др.), следуя доктрине о «внешнем государственном праве», сформу­лировали новое, для того исторического периода направление — «радикального монизма». Основная идея — примат внутригосударственного права над между­народным. Несостоятельность их идей привела к образованию нового направ­ления — «умеренного монизма». Его сторонники (М. ф. Зейдель, Г. Кельзен, Б. Симма, А. Фердросс и др.) отстаивали идею примата международного права, пытались охватить всё право единой системой и обосновывали теоретические положения о том, что международное право, взаимодействуя с национальным, устраняет конфликт посредством имплементации и кодификации.

    В начале XX в. широкое распространение получила дуалистическая теория, основателем которой был немецкий учёный Г. Трипель (совместно с Д. Анцилотти). Её сущность состояла в разграничении двух систем и их неподчи­нение друг другу. К основным различиям он относил объекты регулирования, субъекты и источники. Учёный не абсолютизировал независимость двух право-порядков и не отрицал связи между ними. Он обращал внимание на «рецеп­цию» и «репродукцию» норм между системами, их перенесение и отсылку. В период работы над обоснованием положений теории дуализма учёный явился автором ещё одной научной доктрины, известной как теория согласования или теория Г. Трипеля. Её создание связано с теорией автолимитации, т.е. само-


    40 ограничения государства. Дело в том, что наука международного права Герма­нии испытывала и испытывает влияние этатисткой концепции права, признаю­щей всякое право продуктом государственной воли. Национальное право рас­сматривается как «приказ законодателя»1. Для решения проблемы объективно­сти общепризнанных норм международного права западные учёные (как, пра­вило, сторонники теории монизма) выдвинули теорию автолимитации. Со­гласно её основным положениям такие нормы ограничивают волю государств. Но единственный источник ограничений — воля самих государств. А значит, общепризнанная норма международного права есть самоограничение. Несо­стоятельность теории автолимитации заключалось в том, что она не обосновы­вает объективность этого вида норм. Если государство ограничивает себя, сле­довательно, в любой момент может само снять с себя любое ограничение.

    В поисках разрешения возникшего противоречия Г Трипель предложил теорию согласования (Vereinbarungstheorie). По мнению учёного, основа объек­тивности всех норм международного права — согласование, т.е. слияние воли государств, имеющих одинаковое содержание. Выражая волю, совпадающую с интересами всех государств-участников международного договора, возникает их слияние. При таких обстоятельствах государство лишено возможности са­мостоятельно изменить свою волю. В целом теория дуализма правильно отра­жала взаимодействие международного и внутригосударственного права. Её не­достаток состоял в несовершенстве объяснений этой взаимосвязи

    Представители «радикального дуализма» (Д. Анцилотти, Р. Аго, Г Три­пель и др.) исходили из положений о полном разделении двух правопорядков как замкнутых систем, которые соприкасаются, но никогда не пересекаются. Исключали возможность возникновения юридической связи между ними. Го­сударства, соблюдая нормы международного права, отрицают их иерархию. Правовые нормы обеих систем действуют самостоятельно и не вступают друг с другом в конфликт.

    1 Etter К.Н. Vom Einfluss der Souveranitatsgedankens auf das Internationale Privatrechts. — Zurich, 1959. — S. 23. Такой подход связан не только с фундаментальными и непреходящими историческими, социальными, нацио­нальными и другими ценностями народов Западной Европы, как общая и правовая культура, правовые обычаи и традиции, но и с ментальностью немецкого народа. См. подр.: Гачев Г. Ментальности народов мира. — М., 2003. —С. 112-151.


    41

    Представители «умеренного дуализма» (О. Кимминих, В. Рудольф и др.) ис­ходят из принципиального разделения обоих правопорядков, но не исключают возможности конфликта между ними. Они допускают разрешение конфликта, не возвышая правопорядки один над другим, как предлагают сторонники монизма. Используя метод абстракции, умеренные дуалисты представили две системы в виде кругов. При частичном пересечении которых, возникают обоюдные отсылки, заимствования или преобразование норм одного правопорядка в другой. В немец­кой концепции международного права учёные отдают предпочтение теории уме­ренного дуализма и рассматривают проблемы согласования международного и внутригосударственного права с позиции теории инкорпорации, учения об обяза­тельном исполнении международных договоров и теории трансформации.

    Анализ взаимодействия международного и внутригосударственного пра­ва приводит к следующим выводам: 1. Этот процесс происходил на основе ис­торически объективного первичного влияния национального права. 2. В на­стоящее время спор о приоритете какой-либо теории, носит дискуссионный ха­рактер. 3. Между теориями умеренных направлений нет чёткого разделения. 4. Процесс взаимодействия характеризуется: а) самостоятельностью двух систем; б) взаимным влиянием (прямые и обратные связи); в) установлением иерархии норм между системами. 5. Теоретики немецкой концепции международного права придерживаются теории умеренного дуализма, в сочетании с элементами теории умеренного монизма. 6. Различия российских и немецких учёных к обо­значенной проблеме состоят в терминологическом подходе. В отечественной научной литературе теории взаимодействия двух систем права содержат в себе юридические формы их согласования (трансформация, инкорпорация, рецеп­ция, отсылка к международному договору) В немецкой науке их эквивалентом выступают теории обеспечения реализации норм международного права в сис­теме национального законодательства (теория инкорпорации, учение о самоис­полнимых международных договорах и теория трансформации).

    В главе V «Международно-правовой статус Федеративной Республи­ки Германия» исследуются вопросы международно-правового положения Германии после окончания Второй мировой войны, объединения двух немец­ких государств и его международно-правовые последствия объединения. Автор


    42 отмечает, что в первые послевоенные годы ни одна тема не вызывала столь острые дискуссии как вопрос о том, был ли ликвидирован немецкий рейх в ре­зультате безоговорочной капитуляции Германии? Мнения по этой проблеме разделились диаметрально противоположно. Меньшинство, утверждало, что рейх был уничтожен как субъект международного права. Им был противопос­тавлен тезис о дальнейшем существовании немецкого рейха, утратившего свою дееспособность после подписания акта о военной капитуляции германских воо­ружённых сил 1945 г., но сохранившего свою правоспособность.

    1.  Теории об уничтожении немецкого рейха как субъекта междуна­

    родного права. Основной тезис — после капитуляции германских вооружён­

    ных сил рейх уничтожен как субъект международного права.

    = Теория оккупации — основные положения исходят из учения о трёх элементах государства. На основании Акта о военной капитуляции германских вооружённых сил от 08.05.1945 и Декларации о поражении Германии и взятии на себя верховной власти в отношении Германии правительствами СССР, Ве­ликобритании, США и временным правительством Французской Республики (Берлинская Декларация) от 05.06.1945 Германия лишается одного из обяза­тельных элементов государства — государственной власти и не может рассмат­риваться как субъект международного права.

    = Теория разделения основные положения исходят из учения о террито­рии в международном праве и правопреемства государств. Основной тезис — немецкий рейх прекращает своё существования после его распада на несколько частей. Каждая часть лишена правосубъектности и правопреемства.

    2.  Теории о дальнейшем существовании германского государства.

    Основной тезис — после 1945 г. германское государство не уничтожено и не

    распалось. Передача власти оккупационным державам лишь подтверждает его

    правоспособность.

    = Теория основного государства. Согласно её положениям государствен­ная территория и территория действия конституции, юридически различные поня­тия. Государственная территория Германии, а соответственно, и территория ФРГ — идентичны в пределах границ по состоянию от 31 декабря 1937 г. Напротив, территория действия конституции, т.е. сфера действия Основного закона, ограни-


    43 ченна территорией западных оккупационных властей. ГДР как новый субъект ме­ждународного права, приобретает правовой статус «локального de-facto режима».

    = Теория идентичных частей. В соответствии с её положениями проис­ходит отождествление территорий ФРГ и германского государства. Основной недостаток — её представители не отвечают на вопрос: почему, в этом случае, полномочия федерального правительства ограничены пределами территорией бывшей западной зоны оккупации?

    = Теория «сжатого» государства. Как и положения предыдущей теории — отождествляют территории ФРГ и германского рейха. Сложившуюся ситуа­цию объясняет «сжатием» территории до размеров современного немецкого го­сударства.

    = Теория «мансардного» государства. Основное содержание: германское государство в международно-правовом отношении лишилось дееспособности; правительство находится под опекой четырёх держав-победительниц, временное отсутствие общего немецкого правительства. Основной вывод: ФРГ и ГДР пред­ставляют собой два правопорядка, находящихся под одной мансардой.

    Содержание теорий свидетельствует о том, что их авторы отстаивали тезис о дальнейшем существовании германского рейха с целью ограничения возможно­сти союзников вмешиваться в дела Германии. С образованием новых государств ФРГ и ГДР в 1949 г. и приобретением суверенитета в соответствии с заявлениями оккупационных властей в 1954 г., положения тезиса должны были легитимиро­вать требования западной части Германии по воссоединению с восточной.

    Аргументация представителей и сторонников теории о дальнейшем суще­ствовании немецкого рейха состояла в следующем: а) оккупация Германии не означала уничтожение германского государства, не лишала его государствен­ной территории и суверенитета. Согласно Лондонскому протоколу «Об оккупа­ционных зонах в Германии и управлении Большим Берлином» от 12.09.1944 и последующим соглашениям предусматривалось осуществление полного кон­троля над Германией; б) капитуляция германских вооружённых сил не означает переход к союзникам всей полноты государственной власти. Их полномочия ограничены лишь военной сферой деятельности. Следовательно, германское государство продолжает сохранять свою правосубъектность; в) разделение гер-


    44 майского государства в послевоенное время произошло против волеизъявления граждан. Следовательно, немецкий народ сохранял за собой право на восста­новление германского единства, в соответствии с принципом международного права на самоопределение.

    Целью исследования международно-правового статуса Германии явля­лось изучение (на конкретном примере) механизма объединения государств, в период интеграционных процессов, анализ особенностей международно-правового института правопреемства государств и теоретическое обобщение новых явлений в Европе. Результаты переоценки и осмысления этих проблем, могут способствовать эффективной разработке возможных вариантов разреше­ния международных конфликтов.

    Сравнивая понятия «воссоединение» и «объединение» с позиции междуна­родного права, автор обращает внимание, что в современной западной научной литературе исследователи предпочитают говорить о «воссоединении» примени­тельно ко всей Германии. Но это не просто воссоединение нации и объединение территории, а сложный процесс, который стал составной частью решения так на­зываемого «германского вопроса»1. В данном случае нельзя отделять внешний ас­пект решения этой проблемы. Без согласия держав-победительниц во Второй ми­ровой войне такое событие было бы невозможно. Объединение современной Гер­мании — результат согласия всех заинтересованных сторон, который зависел от совокупности внешних и внутренних факторов. О воссоединении немецкого госу­дарства можно говорить лишь в отношении целостности его территории, т.е. как процесс объединения двух частей одного государства, которое в силу стечения обстоятельств было разъединено. С правовых позиций этот процесс следует рас­сматривать как присоединение ГДР к ФРГ в соответствии со ст. 23 Основного за­кона. Но, учитывая целостность развития и многоаспектный характер процесса, можно говорить об объединении, которое не привело к возникновению нового государства. Её восточная часть — бывшая ГДР — прекратила своё существова-

    1 В этой связи российский исследователь Н.Г. Геймбух отмечает, что идея немецкого единства не единожды выдвигалась на первый план в многовековом формировании единого германского национального государства. Именно поэтому можно выделить историческую предопределённость объединения Германии и конституирова-ние этого процесса. См. подр.: Геймбух Н.Г. Идейно-теоретические основы процесса объединения Германии // Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сб. статей. Ч. 17 / Под ред. В.Ф. Воловича. — Томск.: Изд-во Том. ун-та, 2004. — С. 360.


    45 ние как субъект международного права. Международные договоры, заключённые ФРГ, продолжали действовать уже на всей территории «новой» Германии. Вопро­сы о дальнейшем действии международных договоров, заключённых ГДР, рас­сматривались, исходя из интересов договаривающихся сторон.

    Относительно проблем, связанных с территориальной завершённостью единой Германии и идеи германского рейха, то «de iure», они урегулированы. Что же касается «de facto», то в данном случае следует учитывать, что истори­ческая память это единственный вид памяти, который не стирается. На совре­менных политических, физических, и др. картах, которые издаются в ФРГ, гео­графические наименования обозначаются такими, какими они были во времена германского рейха. Предложенный в 1978 г. немецким исследователем К. Шмидом вариант их унификации на международном уровне представлялся утопичным и не нашёл практического применения1.

    В заключении в концентрированном виде подводятся итоги проведённо­го исследования и излагаются основные его результаты. Эти положения, в сво­ей совокупности, позволяют представить комплекс проблем немецкой концеп­ции международного права, сопоставить с концептуальными подходами рос­сийских учёных и определить пути их решения. В значительной степени выво­ды, предложения и рекомендации, содержащиеся в заключении, учтены в по­ложениях, выносимых на защиту.

    Основные положения диссертации опубликованы в 40 научных рабо­тах общим объёмом более 100 п.л.

    Статьи, опубликованные в журналах, вошедших в перечень, утверждённый ВАК Минобрнауки Российской Федерации:

    1. Антонов И.П. Патентный суд в России: миф или реальность? // Про­блемы теории и юридической практики в России. Материалы международной научно-практической конференции. 17-18 марта. — Самара, 2004. — 0,35 п. л.
    2. Антонов И.П. Зарубежный опыт: трудовая юстиция ФРГ // Правовые проблемы регулирования экономических отношений. Материалы международ-

    1 См. подр.: Schmid К. Ortsbezeichnungen im Volkerrechtsverkehr. Berichte des Bundesinstituts fur ostwissen-schaftliche und Internationale Studien. Vrlg. Institut Koln-Oktober 1978.


    46 ного научного конгресса: «Проблемы качества экономического роста» 27-28 мая. — Самара, 2004. — 0,35 п. л.

    3. Антонов И.П. Источники права в немецкой правовой системе: понятие

    и виды // Vilnius Letuvos teises universitetas. Mokslo darbai. — 2004. — № 57 (49).

    — 0,73 п. л.

    1. Антонов И.П. Правовое положение беженцев в ФРГ // Международное публичное и международное частное право. — 2005. — № 6. — 0,48 п. л.
    2. Антонов И.П. Права и свободы личности — высшая ценность немецко­го общества // Конституционное и муниципальное право. — 2006. — № 1. — 0,4 п. л.
    3. Антонов И.П. Налоговая система ФРГ // Налоги. — 2006. — № 2. — 0,4 п. л.
    4. Антонов И.П. Международное право как правопорядок международной системы (концептуальный подход юристов ФРГ) // Международное публичное и международное частное право. — 2006. — № 5. — 1 п. л.
    5. Антонов И.П. Немецкая концепция международного права // Москов­ский журнал международного права. — 2006. — № 4. — 0,85 п. л.
    6. Антонов И.П. Политико-правовые идеи о существовании немецкого рейха и международно-правовое положение Германии после окончания Второй мировой войны // Вестник РУДН. Серия: Юридические науки. — 2007. — № 3.

    — 0,9 п.л.

    10. Антонов И.П. Политико-правовые основы немецкого рейха // Обозре­

    ватель/Observer. — 2008. — №8. — 0,5 п.л.

    Монографии, учебные пособия:

    1. Антонов И.П. Основы правовой системы Федеративной Республики Германия (Монография). — М.: Академия управления МВД России, 2003. — 10,28 п. л.
    2. Антонов И.П. Полиция ФРГ (прошлое, настоящее, перспективы раз­вития) (Монография). — М.: Изд-во Times New Roman, 2004. — 7,5 п. л.

    47

    1. Антонов И.П. Основные проблемы германской доктрины междуна­родного права (Монография). — М.: Изд-во РУДН, 2007. — 22,79 п. л.
    2. Антонов И.П. Основы конституционного права Федеративной Рес­публики Германия: Лекция. — М.: Академия управления МВД России, 2000. — 2,79 п. л.
    3. Антонов И.П. Суды и основы судебной системы Германии: Учеб. по­собие. — М.: Академия управления МВД России, 2002. -4,8 п. л.
    4. Антонов И.П. Организация по безопасности и сотрудничеству в Евро­пе как субъект международного права: Лекция. — М.: Академия управления МВД России, 2002. -1,4 п. л.
    5. Антонов И.П. Полиция Германии: история и современность: Учеб. по­собие. — М.: Академия управления МВД России, 2003. — 6,98 п. л.
    6. Антонов И.П. Суды в Германии: Учеб. пособие. — М.: Российский го­сударственный институт интеллектуальной собственности, 2003. — 3,5 п. л.
    7. Антонов И.П. Практикум по международному экономическому праву. — М.: Всероссийская академия внешней торговли, 2005. — 3,75 п. л.
    8. Антонов И.П. Германская концепция международного права: Учеб. по­собие. — Воронеж: Воронежский государственный университет, 2006. — 2,2 п. л.
    9. Антонов И.П. Международное право: Курс лекций (Рекомендовано Министерством образования РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Юриспруден­ция»). — М.: Изд-во: Книжный мир, 2006. — 16 п. л.

    Научные статьи, материалы конференций и научно-аналитические обзоры:

    1. Антонов И.П. Федеративная Республика Германия: система правосу­дия, структура и задачи полиции, организация подготовки руководящих кадров полицейского состава. (Обзорная информация). — М.: Академия управления МВД России, 1997. — 2,75 п. л.
    2. Антонов И.П. Система подготовки и обучения кадров полиции ФРГ // Следователь. — 1998. — № 4. — 0,5 п. л.

    48

    1. Антонов И.П. Судебная система Федеративной Республики Германия // Российский судья. — 1999. — № 1. — 0,6 п. л.
    2. Антонов И.П. Полиция в Германии (1933- 1936 г.г.) // История госу­дарства и права. — 1999. — № 1-2. — 0,4 п. л.
    3. Антонов И.П. Полиция в механизме государства: Федеративная Рес­публика Германия (историко-правовой аспект). (Научно-аналитический обзор). // Деятельность правоохранительных органов зарубежных стран: Сборник Ака­демии управления МВД России. — 1999. — 2,1 п. л.
    4. Антонов И.П. Европа на пороге 2000 года: новые угрозы, новый тер­роризм // Деятельность правоохранительных органов зарубежных стран: Сбор­ник Академии управления МВД России. — 2000. — 0.5 п. л.
    5. Антонов И.П. Подготовка «юридического корпуса» в Германии // Юридическое образование и наука. — 2001. — № 2. — 0,8 п. л.
    6. Антонов И.П. Коммунальное управление в ФРГ // Местное само­управление: история, современность и перспективы. — М.: Труды Академии управления МВД России. 2001. — 0,8 п. л.
    7. Антонов И.П. Федеральный патентный суд Германии // Российский судья. — 2002. — № 5. — 0,6 п. л.
    8. Антонов И.П. Правовой статус Федерального патентного суда ФРГ // Сборник профессорско-преподавательского состава РГИИС. — 2002. — 0,7 п. л.
    9. Антонов И.П. Некоторые аспекты взаимодействия полиции и населе­ния в странах Западной Европы // Сборник материалов конференции. 29 апреля Москва 2002 г. — Академия управления МВД России, 2003. — 0,4 п. л.
    10. Антонов И.П. Организационно-правовые основы, направления и пре­делы деятельности полиции ФРГ // Право: теория и практика. — 2003. — № 14 (29). — 1 п. л.
    11. Антонов И.П. Причины коммуникативного непонимания юридических терминов // ОВД в механизме российского государства: Материалы межвузовско­го семинара. 29 апреля Москва. 2003. — Академия управления МВД России, 2003. — 0,3 п. л.

    49

    1. Антонов И.П. Высшая школа г. Бремена — зарубежный партнёр Все­российской академии внешней торговли // Внешнеэкономический вестник. — 2006. —№3.-0,6 п. л.
    2. Антонов И.П. Терминологический аспект понятия «международное право» в немецкой правовой доктрине // Сборник профессорско-преподавательского состава РГИИС. — 2006. — 0,4 п. л.
    3. Антонов И.П. Источники современного международного права: про­блема соотношения (концептуальный подход юристов ФРГ) // Сборник профес­сорско-преподавательского состава РГИИС. — 2006. — 0,5 п. л.
    4. Антонов И.П. Право нейтралитета в германской доктрине международ­ного права // Международное публичное и международное частное право. — 2007. — №6. —0,3 п. л.
    5. Антонов И.П. Государства как основные субъекты международного права и их соотношение с теорией суверенитета (концептуальный подход юри­стов ФРГ) // Депонированная научная работа. Регистрационный номер 60314 от 13.06.2007 г. — 1,2 п.л. (Аннотирована в научном журнале «Международное право — International Law». — 2008. — № 1 (33). — С. 259-260).
    6. Антонов И.П. Представление о государствах как о субъектах между­народного публичного права в немецкой концепции XVII-XIX вв. // «Междуна­родное право — International Law». — 2008. — № 1 (33). — 0,48 п.л.

    Антонов Игорь Петрович (Россия)

    НЕМЕЦКАЯ КОНЦЕПЦИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА: ЭВОЛЮЦИЯ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

    В диссертации исследуются вопросы эволюции немецкой науки между­народного права, концептуальные основы участия Германии в международных образовательных проектах, процесс объединения двух немецких государств и его международно-правовые последствия.

    Antonov Igor Petrovich (Russia)

    The GERMAN CONCEPT of INTERNATIONAL LAW: EVOLUTION OF THE THEORY AND PRACTICE

    In the dissertation questions of evolution of a German science of international law, conceptual bases of participation of Germany in the international educational projects, process of association of two German states and him is international-legal consequences.

      СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
     






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.