WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Правовое регулирование применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

АКАДЕМИЯ

УПРАВЛЕНИЯ

МВД  РОССИИ

На правах рукописи

 

 

Федюнин Антон Евгеньевич

 

 

правовое регулирование

применения технических средств

в сфере уголовного судопроизводства

Специальность 12.00.09 – уголовный процесс,

криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность

Автореферат  диссертации

на соискание учёной степени

доктора юридических наук

 

Москва•2008


АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ МВД РОССИИ

На правах рукописи

 

 

 

Федюнин Антон Евгеньевич

 

 

Правовое регулирование применения технических

средств в сфере уголовного судопроизводства

 

 

 

Специальность 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика и

судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

Москва?2008

 


Диссертация выполнена на кафедре оперативно-розыскной деятельности и специальной техники Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Саратовский юридический институт МВД России»

Научный консультант –

доктор юридических наук, профессор

Щерба Сергей Петрович

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Аверьянова Татьяна Витальевна

 

доктор юридических наук, профессор

Егоров Николай Николаевич

 

доктор юридических наук, профессор

Махов Вадим Николаевич

Ведущая организация –

Государственное учреждение

«Всероссийский научно-исследовательский институт

Министерства внутренних дел

Российской Федерации»

Защита состоится « 19 » марта 2009 года в « 14 » час. « 30 » мин. на заседании диссертационного совета Д 203.002.01 при Академии управления МВД России по адресу: 125171, г. Москва, ул. Зои и Александра Космодемьянских, д. 8, в зале заседаний диссертационного совета, ауд. 415-417.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии управления МВД России.

Автореферат разослан « ____ » декабря 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

Д 203.002.01

кандидат юридических наук, профессор                                               В.И.Старков

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Применение технических средств в сфере уголовного судопроизводства происходило нарастающими темпами на протяжении всего ХХ в. В последние годы внедрение в повседневную практику правоохранительных органов значительного количества технических средств самого разного назначения ускорилось настолько, что действующее законодательство не успевает адаптироваться к постоянно меняющимся условиям, за счет чего затрудняется использование инновационных разработок в борьбе с преступностью. Между тем эффективная работа по раскрытию и расследованию преступлений без законодательной поддержки применения новых технических средств практически невозможна. Недостаточность, противоречивость, а иногда и отсутствие правовой базы использования технических средств в сфере уголовного судопроизводства приводит к возникновению правовых и процессуальных проблем, существенно влияющих на качество производства следственных действий, рассмотрения уголовных дел в суде, нарушению прав и свобод граждан.

В то же время постоянно растет количество преступлений, совершенных с применением технических средств. По данным диссертационного исследования, в период с 1995 по 2007 г. их количество увеличилось в четыре раза. Растет также и число преступлений, совершенных с использованием специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации – в среднем на 14% в год. На этом фоне прирост количества случаев применения технических средств при раскрытии преступлений остается стабильным, на уровне 3% в год. Отмеченная тенденция в ближайшей перспективе может негативным образом сказаться на раскрываемости преступлений, поскольку сдерживание роста тех из них, при совершении которых могут использоваться самые современные технические средства, должно адекватным образом компенсироваться применением еще более совершенных технических средств органами дознания и предварительного следствия.

Одним из источников проблем, возникающих при использовании технических средств и сведений, полученных в результате их применения в уголовном судопроизводстве, являются противоречия в действующем Российском законодательстве, регламентирующем уголовно-процессуальную и оперативно-розыскную деятельность. В действующем законодательстве не только не выработаны единые принципы регламентации применения технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий, но и не определены общие понятия и термины. Кроме того, разработанные и принятые в разное время нормативные правовые акты, (в том числе ведомственные), по вопросам применения технических средств в оперативно-розыскной деятельности и уголовном процессе часто противоречат друг другу, либо их исполнение оказывается невозможным в силу неопределенности правового статуса и порядка применения технических средств, а также неясности практических способов их реализации.

В федеральном законодательстве содержится значительное количество правовых норм, призванных обеспечить гарантии прав и свобод граждан от необоснованного их ограничения при осуществлении государственными органами правоохранительной деятельности. Однако некоторые из ныне действующих нормативных правовых актов не только не учитывают современный уровень развития технических средств, но и не соответствуют положениям Конституции РФ, гарантирующим права и свободы человека и гражданина.

Проблемы обеспечения законности при раскрытии и расследовании преступлений с использованием технических средств, предназначенных для негласного получения информации, являются наиболее актуальными. Особую значимость они приобретают в связи с тем, что указанные технические средства на законных основаниях используются для раскрытия и расследования преступлений исключительно органами, уполномоченными законом на ведение оперативно-розыскной деятельности, в ходе которой могут быть существенно ограничены права и свободы граждан, закрепленные в статьях 23, 24 и 25 Конституции РФ. Поэтому на законодателей, разрабатывающих нормативно-правовое обеспечение деятельности правоохранительных органов, возлагается обязанность создания условий, при которых не деформировалась бы граница, отделяющая необходимые для общества ограничения прав и свобод отдельных граждан от их ущемления и нарушения. Кроме того, применение технических средств в оперативно-розыскной деятельности является неотъемлемой частью процесса раскрытия и расследования преступлений и, соответственно, допустимо только при осуществлении его в строгом соответствии с законом.

Имеющаяся следственная и судебная практика показывает, что современное правовое обеспечение оперативно-розыскных мероприятий не может в полной мере гарантировать соблюдение конституционных прав граждан при их проведении. Об этом свидетельствует как проведенное автором изучение следственной и судебной практики, так и официальные обзоры решений высших судов, содержащие многочисленные факты обращения граждан в суды различных инстанций, вплоть до Конституционного Суда Российской Федерации, с жалобами на действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Так, например, с 1997 по 2007 годы Конституционный Суд  Российской Федерации 32 раза рассматривал жалобы граждан на нарушения их прав положениями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», причем в последние годы их количество увеличилось, так если за период с 1997 по 2004 г.г. было всего 14 жалоб, то в 2005 – 6, 2006 – 5, 2007 – 7. В 76% жалоб оспаривалась конституционность положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» непосредственно относящихся к проведению оперативно-розыскных мероприятий с применением технических средств.

Таким образом, нормативная база, регулирующая данную сферу правоотношений, имеет существенные пробелы. Большинство из них связано, во-первых, с недостаточной согласованностью норм Федерального закона «Об  оперативно-розыскной деятельности» о применении технических средств с Конституцией РФ, Уголовно-процессуальным кодексом РФ, Федеральными законами «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», «О персональных данных», а также иными нормативными актами, положения которых касаются соблюдения прав и свобод граждан при осуществлении оперативно-розыскной деятельности. Во-вторых, некоторые положения указанного Закона сформулированы таким образом, что реализация конституционных прав граждан в данной сфере становится невозможной или затруднительной в силу множества сопутствующих ограничений, неясных и неопределенных формулировок. И, в-третьих, положения данного Закона не учитывают возможности современных технических средств, при использовании которых существенно затрагиваются основные конституционные права граждан, ограничение которых допускается только в предусмотренных законом случаях и на основании судебного решения.

Особое значение для эффективного использования сведений, полученных с применением технических средств в доказывании, имеет соответствие их формы и содержания требованиям, предъявляемым к доказательствам Уголовно-процессуальным кодексом РФ. Именно неопределенность в вопросе о форме и содержании представляемых сведений до сегодняшнего дня является одним из наиболее существенных препятствий для использования результатов применения технических средств, полученных в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности, в уголовном судопроизводстве, вплоть до полной утраты их доказательственного значения. Проведенное автором изучение следственной и судебной практики показало, что 82% материалов, представляемых оперативными подразделениями для использования в доказывании по уголовным делам имеют различные недостатки как технического, так и правового характера, препятствующие их проверке и оценке в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства: 6% из них непригодны для экспертных исследований, в 14% материалов отсутствуют сведения об использованных технических средствах, 69% материалов предоставляются без указания в сопроводительных документах информации, необходимой для разрешения вопросов, поставленных эксперту.

Таким образом, проблемы использования технических средств в сфере уголовного судопроизводства и оперативно-розыскной деятельности представляют собой фундаментальную многоплановую задачу, решение которой может быть найдено лишь в результате разработки комплекса взаимосвязанных и взаимообусловленных мер, основанных на едином понимании сущности технических средств, их роли и места в деятельности органов дознания, предварительного следствия и суда.

Повышение эффективности и качества следственных и судебных действий, с учетом обеспечения прав и законных интересов человека и гражданина, государства и общества обусловливает необходимость концептуального решения проблем правового регулирования применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства; разработки единого подхода к изменению, совершенствованию и унификации законодательства, внедрению новых правил и методик в области экспертного исследования результатов применения технических средств, выработки критериев, определяющих содержание допустимости доказательств, являющихся результатом их применения, а также определения роли и места технических средств в доказательственном обеспечении уголовного процесса.

К числу наиболее актуальных проблем, требующих решения, можно отнести следующие: определение целей и общих принципов использования технических средств в сфере уголовного судопроизводства; упорядочение и унификацию норм уголовно-процессуального законодательства о применении технических средств при производстве процессуальных действий; использование сведений, полученных в результате применения технических средств в доказывании по уголовным делам, представления их в суд и исследования в ходе судебного разбирательства; использование результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с применением технических средств в формировании доказательственной базы по уголовным делам; соблюдение конституционных прав граждан, закрепленных в ст.ст. 22-25 Конституции РФ, при применении технических средств в оперативно-розыскной деятельности и уголовном судопроизводстве.

Таким образом, актуальность исследования выбранной темы, конечной целью которого является концептуальное решение научно­-прикладных и процессуальных проблем правового регулирования применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства, обусловлена необходимостью комплексного решения теоретических и прикладных вопросов совершенствования оперативно-розыскного и уголовно-процессуального законодательства в неразрывной связи с задачей обеспечения защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина при осуществлении государством правоохранительной деятельности.

Степень научной разработанности темы исследования. Актуальность, сложность и многоплановость проблемы правового регулирования применения технических средств и сведений, полученных с их помощью в сфере уголовного судопроизводства, теоретическая и прикладная значимость возникающих при этом проблем обусловливают постоянный интерес ученых в области уголовно процесса, уголовного права, оперативно-розыскной деятельности, криминалистики, криминологии. В различное время данную тему исследовали в своих работах Т.В. Аверьянова, В.М. Атмажитов, Р.С. Белкин, В.П. Божьев, В.М. Быков, А.Ф. Волынский, В.А. Волынский, Б.Я. Гаврилов, Е.И. Галяшина, А.П. Гуляев, Е.А. Доля, Н.Н. Егоров, О.А. Зайцев, В.В. Золотых, Д.В. Зотов, В.Я. Карлов, И.И. Колесников, В.И. Комиссаров, Ю.В. Кореневский, А.М. Ларин, А.А. Леви, П.А. Лупинская, А.Р. Лурия, Н.С. Манова, В.Н. Махов, В.А. Михайлов, В.В. Милинчук, А.Н. Москаленко, Т.Н. Москалькова, В.А. Образцов, И.П. Пампушко, А.В. Парфентьев, И.Ф. Пантелеев, И.Л. Петрухин, М.А. Сильнов, М.С. Строгович, М.Е. Токарева, А.Ю. Федоренко, А.Г. Халиулин, Ю.И. Холодный, С.П. Щерба, А.А. Эйсман, П.С. Элькинд, С.А. Яни и многие другие авторы.

Фундаментальность и многогранность выбранной темы исследования обусловили ее отражение в работах, где на основе исторического опыта были рассмотрены гносеологические, научно-методологические и философско-правовые основы раскрытия и расследования преступлений, (Т.В. Аверьянова, И.Л. Александров, Л.М. Карнеева, Н.И. Порубов, А.Р. Ратинов, Н.Н. Розин, А.Б. Соловьев, И.Я. Фойницкий, Г.С. Фельдштейн); понятия, средства, источники, способы собирания и оценка доказательств (Р.С. Белкин, В.П. Божьев, Б.Т. Безлепкин, Н.А. Власова, В.А. Волынский, А.Я. Вышинский, Н.А. Громов, В.Я. Дорохов, B.C. Джатиев, Е.Л. Доля, Н.Н. Егоров, С.П. Ефимичев, П.В. Жогин, Н.М. Кипнис, Л.М. Карнеева, А.С. Кобликов, Н.Н. Ковтун, Б.О. Комлев, А.А. Леви, И.Л. Ландау, В.З. Лукашевич, Г.М. Миньковский, В.П. Малков, Н.А. Селиванов, М.С. Строгович, А.И. Трусов, Л.Т. Ульянова, Ф.Н. Фаткуллин, А.А. Эйсман); проблемы допустимости доказательств (А.В. Агутин, Н.С. Алексеев, С.А. Альперт, Т.В. Апарова, В.Д. Арсеньев, Р.С. Белкин, С.И. Викторский, А.И. Винберг, В.У. Громов, Н.А. Громов, В.Я. Дорохов, Н.Н. Егоров, В.И. Зажицкий, В.В. Золотых, Л.М. Карнеева, Н.М. Кипнис, Ф.М. Кудин, Н.П. Кузнецов, Н.О. Лаговиер, П.А. Лупинская, М.М. Малхазов, С.Г. Мачихин, Я.О. Мотовиловкер, И.И. Мухин, М.В. Немытина, В.М. Николайчик, Ю.К. Орлов, С.А. Пашин, А.Л. Ривлин, Н.Н. Розин, В.М. Савицкий, Ю.И. Стецовский, Ф.Н. Фаткуллин, М.Л. Якуб).

Проблемы использования технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий исследовались в работах В.М. Атмажитова, Б.В. Волженкина, Ю.П. Гармаева, В.И. Зажицкого, А. Земсковой, Ю.В. Кореневского, В.В. Каминскийого, В.В. Коряковцева, В.И. Михайлова, В.В. Николюка, К.В. Питулько, Д.А. Полищук, А.В. Парфентьева, М.Е. Токаревой. Ряд спорных вопросов, связанных с возможностью использования в доказывании сведений, полученных при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий нашли отражение в работах Р.С. Белкина, Н.А. Громова, А.А. Гущина, Е.А. Доля, В.И. Зажицкого, В.В. Золотых, В.В. Каминского, С.Г. Кехлерова, Ю.В. Кореневского, В.В. Коряковцева, В.З. Лукашевич, П.А. Лупинской, В.И. Михайлова, В.А. Пономаренкова, К.В. Питулько, М.Е. Токаревой, С.А. Шейфер, С.П. Щербы, В.В. Шимановского, А.Ю. Шумилова, И.Н. Якимова. А также сведений, полученных до возбуждения уголовного дела (Н.А. Власова, В.Н. Григорьев, А.П. Гуляев, А.А. Давлетов, Н.В. Жогин, Л.М. Карнеева, Ц.М. Каз, Н.П. Кузнецов, А.М. Ларин, П.А. Лупинская А.Р. Михайленко, В.М. Тертышник, Л.Т. Ульянова, Ф.Н. Фаткуллин, Г.П. Химичева).

Соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина при использовании технических средств в сфере уголовного судопроизводства является в современных условиях серьезной проблемой, которую отразили в своих в работах Л.Б. Алексеева, Р.С. Белкин, А.Д. Бойков, В.П. Божьев, В.М. Быков, Н.В. Витрук, Н.А. Власова, Б.Я. Гаврилов, В.Н. Григорьев, А.П. Гуляев, К.Ф. Гуценко, О.В. Евстигнеева, С.П. Ефимичев, О.А. Зайцев, Л.М. Карнеева, Н.В. Жогин, А.Л. Кононов, В.М. Корнуков, Н.И. Кулагин, О.Е. Кутафин, Э.Ф. Куцова, А.М. Ларин, В.Н. Махов, Н.С. Манова, В.А. Михайлов, И.Б. Михайловская, Т.Н. Москалькова, Л.Н. Масленникова, Т.Г. Морщакова, И.Л. Петрухин, А.Б. Соловьев, В.М. Савицкий, М.С. Строгович, И.А. Фойницкий, А.Г. Халиулин, О.В. Химичева, В.Ф. Цепелев, А.А. Чувилев, С.П. Щерба, П.С. Элькинд, П.С. Яни.

Научно-прикладные вопросы применения технических средств в доказывании по уголовным делам, рассматривались в работах, посвященных проведению фоноскопических исследований (Е.А. Брызгунова, Е.И. Галяшина, Л.В. Златоустова, А.А. Ложкевич, В.А. Снетков, Г.Н. Коблякова, Н.Б. Кураченкова, В.Х. Манеро­ва, Р.К. Потапова, М.Н. Хитина, В.Л. Шаршунский, В.Г. Щукина); исследованию различных методов сжатия речи и их влиянию на производство фоноскопических экспертиз (Р.Н. Желудков, Е.В. Тимко, К.Ю. Усков); противодействию предварительному расследованию и его нейтрализация (Т.В. Аверьянова, И.Л. Александров, Э.У. Бабаева, А.Ф. Волынский, С.Ю. Журавлев В.Н. Карагодин, Л.В. Лившиц).

Одной из актуальных проблем, привлекающих внимание многих авторов, является использование в уголовном судопроизводстве ряда современных технических средств и технологий, внедрение которых в практическую деятельность находится либо на начальной стадии, таких как видеоконференцсвязь, проблемы использования которой при производстве по уголовным делам исследовали Л.Б. Алексеева, А.Г. Волеводз, О.А. Зайцев, А.С. Клементьев, В.В. Милинчук, Т.Е., Сарсенбаев, В.Ш. Табалдиева, А.Г. Халиулин, А.В. Чуркин, С.П. Щерба, либо на стадии активного обсуждения, таких как полиграф, проблему применения которого в уголовном судопроизводстве рассматривали Т.В. Аверьянова, И.Л. Александров, Р.С. Белкин, И.Е. Быховский, О.В. Белюшина, А.Ф. Волынский, В.А. Волынский, П.И. Гуляев, Г.Г. Доспулов, Г.А. Злобин, В.В. Золотых, Д.В. Зотов, В.И. Каминская, В.И. Комиссаров, Д.А. Кокорев, А.М. Ларин, А.Р. Лурия, В.М. Мешков, Г.В. Мудьюгин, Э.Л. Носенко, В.А. Образцов, И.Ф. Пантелеев, Н.Н. Полянский, В.Л. Попов, И.М. Порубов, П. Прукс, А.Н. Ратинов, Н.А. Селиванов, Т.Н. Секераж, М.С. Строгович, Ю.И. Холодный, П.С. Элькинд, С.А. Яни.

Однако, несмотря на значимость вклада перечисленных авторов в исследование отдельных вопросов применения технических средств и сведений, полученных с их использованием в сфере уголовного судопроизводства, следует отметить, комплексного изучения данной проблемы, многие из аспектов которой до сих пор носят дискуссионный характер и находятся на различных стадиях научной разработки, законодательного и нормативно-правового регулирования, до сих пор не проводилось, что существенно сдерживает эффективное применение последних достижений науки и техники в борьбе с преступностью.

Таким образом, важность теоретического осмысления проблемы применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства, несоответствие потребностям правоприменительной практики степени ее разработанности и уровня правового обеспечения, а также необходимость комплексного решения ряда процессуально-правовых вопросов реформирования отечественного законодательства в данной сфере, определяют значимость темы настоящего диссертационного исследования.

Объектом исследования являются правоотношения, складывающиеся между участниками уголовного судопроизводства при применении технических средств и полученных с их использованием сведений в производстве по уголовным делам. Комплекс закономерностей и проблемных ситуаций, возникающих в данной сфере, требующих научного разрешения.

Предметом исследования является совокупность норм и институтов права, регламентирующих правила и процедуры применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства; следственная и судебная практика применения технических средств, отраженная в материалах уголовных дел; статистические и иные данные о состоянии исследуемой проблемы.

Цели и задачи исследования продиктованы практическими потребностями правоохранительных органов в области повышения эффективности использования современных достижений науки и техники в сфере уголовного судопроизводства, совершенствовании правового, организационного и методического обеспечения их применения при производстве по уголовным делам.

Цель диссертационного исследования состоит в разработке концептуальных предложений по совершенствованию нормативно-правовой базы, методов, средств и организационно-правовых механизмов правового регулирования применения технических средств в уголовном процессе.

Для реализации поставленной цели рассматривались и решались следующие задачи: 1) разработать концепцию правового регулирования применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства; 2) сформулировать понятие технических средств, применяемых в сфере уголовного судопроизводства и разработать общие критерии их классификации; 3) провести анализ оперативно-розыскного и уголовно-процессуального законодательства в области применения технических средств, выявить в нем проблемы и противоречия, разработать предложения по его совершенствованию; 4) сформулировать научные основы и методические рекомендации по совершенствованию практики применения технических средств при раскрытии и расследовании преступлений; 5) дать рекомендации по совершенствованию правового регулирования применения технических средств при производстве процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий; 6) представить научные положения об использовании в доказывании результатов применения технических средств, полученных в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности; 7) определить механизмы обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина, предупреждения нарушений законности при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, производстве следственных и судебных действий с использованием технических средств, обосновать и представить предложения о внесении изменений в действующее законодательство.

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования являются общенаучные и частнонаучные методы познания, позволяющие изучить комплекс процессов и явлений, происходящих в сфере уголовного судопроизводства. В ходе работы использовались исторический, формально-логический, системно-структурный, статистический и социологические методы исследования (анкетирование, опрос, интервьюирование).

Теоретическую базу исследования составили научные труды отечественных и ряда зарубежных авторов, представляющих различные школы и направления современной научной мысли в сфере уголовно-процессуального права, криминалистики и оперативно-розыскной деятельности.

Нормативно-правовой базой диссертации являются Конституция Российской Федерации, международные правовые акты по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина, уголовно-процессуальное законодательство, иные нормативные правовые акты. В работе использованы решения Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, ведомственные нормативные правовые акты Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации и других правоохранительных органов.

Основная гипотеза исследования. В современном нормативно-правовом и методическом регулировании правил и порядка применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства имеются существенные недостатки, которые негативным образом сказываются на эффективности борьбы с преступностью и приводят к неправомерному ограничению конституционных прав и свобод граждан при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий.

Проблемы использования технических средств в сфере уголовного судопроизводства могут быть решены при условии выработки единого подхода к изменению, совершенствованию и унификации законодательства; определения требований к сведениям, полученным с использованием технических средств; определения роли и места технических средств в доказательственном обеспечении уголовного процесса, деятельности органов дознания, предварительного следствия и суда; выработки принципов их применения, обеспечивающих охрану государственных и общественных интересов при неукоснительном соблюдении прав и свобод человека и гражданина.

Решение проблем правового регулирования применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства, основанное на разработке комплекса взаимосвязанных и взаимообусловленных мер по совершенствованию действующего законодательства позволит повысить эффективность раскрытия и расследования преступлений, а также обеспечить права и законные интересы человека и гражданина, государства и общества.

Научная новизна диссертации состоит в том, что она является научно-квалификационной работой, в которой впервые, на основании выполненных автором исследований разработан комплекс теоретических положений, которые в своей совокупности представляют концепцию правового регулирования применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства включающую в себя: понятийный аппарат; научное толкование норм конституции Российской Федерации об охране прав и свобод человека и гражданина при применении технических средств в сфере уголовного судопроизводства; научные положения, раскрывающие понятие, основания, принципы и механизмы применения технических средств в уголовном судопроизводстве, а также основания, порядок, допустимость и границы их использования в оперативно-розыскной деятельности. 

Диссертация содержит обоснованные предложения по восполнению имеющихся пробелов в законодательстве и улучшению правового регулирования порядка и правил использовании технических средств в сфере уголовного судопроизводства. В частности, разработаны проекты поправок в Конституцию Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», инструкцию «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или  в суд».

Наиболее значимые результаты диссертационного исследования, содержащие научную и практическую новизну, сформулированы в основных положениях и выводах, выносимых на защиту:

Основные положения, выносимые на защиту:

  • Концепция правового регулирования применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства, представляет собой совокупность теоретических положений, в которых:
  • обосновано понятие и значение технических средств в деятельности органов дознания, предварительного следствия и суда, разработана их классификация;
  • дано новое доктринальное толкование норм Конституции Российской Федерации о правах и свободах человека и гражданина, непосредственно относящихся к применению технических средств и полученных с их использованием сведений в сфере уголовного судопроизводства;
  • раскрыты процессуально-правовые основания, принципы и механизмы правового регулирования применения технических средств при производстве процессуальных действий;
  • определены механизмы правового регулирования порядка и правил проведения оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств, результаты которых предполагается использовать в доказывании по уголовным делам.
  • Авторское понятие «технические средства, применяемые в уголовном судопроизводстве», представлено следующей дефиницией – это совокупность технических средств (приборов, устройств, приспособлений, программных продуктов), применяемых участниками уголовного процесса в целях обеспечения производства процессуальных действий в соответствии с их правомочиями, определенными уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.
  • Новые доктринальные толкования норм Конституции Российской Федерации, гарантирующих права и свободы человека и гражданина, которые учитывают современный уровень развития технических средств, применяемых в сфере уголовного судопроизводства и включают:
  • цели, принципы и пределы ограничения прав и свобод человека и гражданина при использовании технических средств в сфере уголовного судопроизводства;
  • основные принципы реализации права на свободу и личную неприкосновенность граждан при использовании технических средств в процессе раскрытия и расследовании преступлений, а также рассмотрения уголовных дел в суде;
  • авторскую трактовку понятия частной жизни; особенности обеспечения конституционного права на неприкосновенность частной жизни при использовании технических средств в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий и производства по уголовным делам;
  • определение понятия неприкосновенности жилища; принципы реализации конституционного права граждан на неприкосновенность жилища, основанные на Международном пакте о гражданских и политических правах, и отражающие современное состояние и уровень развития технических средств, предназначенных для негласного получения информации.
  • Система принципов правового регулирования применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства, разработанная на основании концептуального анализа норм конституционного, уголовного, уголовно-процессуального, оперативно-розыскного законодательства и правоприменительной практики. Система включает общеправовые (конституционные, международно-­правовые), уголовно-процессуальные и прикладные принципы применения технических средств в уголовном процессе.
  • Комплекс предложений, обусловленный непрерывным внедрением новых технических достижений в сферу уголовного судопроизводства и направленный на повышение эффективности правового регулирования применения технических средств при производстве процессуальных действий:
  • внесение изменений в терминологическую базу УПК РФ (закрепление в ст. 5 УПК РФ понятия «технические средства» в авторской редакции) исключающих конкретизацию видов и типов технических средств и носителей информации в уголовно-процессуальном законодательстве;
  • введение в УПК РФ ряда новых норм по применению технических средств при производстве процессуальных действий (аудиовизуальный протокол), а также новой меры пресечения (наблюдение с использованием технических средств);
  • расширение прав участников уголовного процесса на применение технических средств аудиальной и визуальной (аудиовизуальной) фиксации информации при производстве следственных и судебных действий;
  • Обоснование необходимости проведения экспертных исследований материалов, полученных с использованием технических средств аудиальной и визуальной (аудиовизуальной) фиксации информации, на основе критериев аутентичности. 
  • Комплекс мер по совершенствованию порядка правового регулирования применения современных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, включающий авторские редакции ряда статей Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», которые направлены на устранение противоречий оперативно-розыскного законодательства с нормами конституционного и уголовно-процессуального права.
  • Механизмы обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств, предназначенных для негласного получения информации, основанных на концептуальном анализе соотношения конституционных норм, гарантирующих основные права и свободы человека и гражданина с положениями действующего оперативно-розыскного законодательства.
  • Обоснование необходимости пересмотра содержания и правовой регламентации проведения ряда оперативно-розыскных мероприятий, связанных со снятием информации, передаваемых по техническим каналам связи и введения в ст.6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» единого оперативно-розыскного мероприятия «Снятие информации с каналов связи», которое должно быть увязано не со способом ее передачи, а с лицом, от которого исходит или к которому поступает информация.
  • Система мер по совершенствованию правил и порядка представления результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с использованием технических средств, для их реализации в уголовном судопроизводстве включает:
  • требования к документальному оформлению сведений, получаемых с применением технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий, которые планируется использовать в доказывании по уголовным делам;
  • процессуальные правила и критерии оценки доказательств, полученных с использованием технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий;
  • обоснование и авторскую редакцию ряда статей Инструкции «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или  в суд».

Достоверность и обоснованность полученных результатов обусловлены выбором и применением научной методологии исследования, основанной на комплексном применении теоретических и эмпирических методов, репрезентативностью эмпирических данных, сопоставимостью результатов проведенного научного анализа исследуемых проблем с результатами, полученными отечественными и зарубежными авторами.

Эмпирическая база исследования, обусловившая достоверность его результатов, основана на проведенном в девятнадцати региональных МВД, ГУВД, УВД и трех УВДТ Российской Федерации выборочном изучении материалов, документов и статистических данных ИЦ о деятельности органов дознания, предварительного следствия и судов за 1995-2007 годы (Астраханская, Белгородская, Владимирская, Вологодская, Камчатская, Кемеровская, Курская, Магаданская, Пензенская, Псковская, Ростовская, Самарская, Саратовская, Свердловская, Ярославская области; Алтайский край, Еврейская автономная область, Республика Коми, Ханты-Мансийский автономный округ; Восточно-Сибирское, Приволжское и Средневолжское управления внутренних дел на транспорте), изучении 742 уголовных дел, интервьюировании 167 следователей, 204 дознавателей, 273 сотрудников оперативных подразделений органов внутренних дел и Министерства юстиции.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что на основе полученных результатов,  автором обоснованы и сформулированы принципиально новые научные положения и выводы, позволяющие в значительной степени расширить научную базу и объем знаний об использовании технических средств в сфере уголовного судопроизводства, которые в совокупности представляют новое крупное научное достижение в области уголовно-процессуального права.

В диссертации обоснованы цели, задачи, формы, принципы и правила применения технических средств и сведений, полученных с их использованием при производстве по уголовным делам; разработаны концептуальные основы комплексного правового регулирования применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства; выявлены и решены проблемы законодательной регламентации осуществления оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий с использованием технических средств.

Практическая значимость работы заключается в том, что содержащиеся в ней предложения и рекомендации могут быть использованы в законотворческой деятельности по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, ведомственных нормативно-правовых актов, в целях повышения эффективности использования технических средств при раскрытии и расследовании преступлений, а также обеспечения прав и свобод человека и гражданина в сфере оперативно-розыскной деятельности и уголовного судопроизводства.

В работе содержатся практические предложения и рекомендации по совершенствованию правового регулирования и организационно-методического обеспечения использования технических средств в сфере уголовного судопроизводства, которые включают сформулированные автором изменения и дополнения в действующее уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации и ведомственные нормативные акты.

Результаты проведенного исследования могут быть использованы в ходе дальнейших научных и практических разработок по проблемам совершенствования правового регулирования в сфере уголовно-процессуальной деятельности, направленных на создание надежных механизмов применения технических средств в раскрытии и расследовании преступлений; в качестве методических рекомендаций для практических работников; для обеспечения учебного процесса в системе высшего профессионального образования и различных форм повышения квалификации оперативных работников, дознавателей, следователей, прокуроров, экспертов, судей.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Основные научные результаты диссертационного исследования прошли апробацию на международных, российских, межвузовских и межведомственных научных конференциях и нашли свое отражение в материалах: Российской научно-практической конференции «Актуальные проблемы обеспечения безопасности личности, общества и государства в современных условиях» (Уфа, 2001); Межвузовской научно-практической конференции «Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью в современных условиях» (Орел, 2002); Межведомственной научно-практической конференции «Судебная экспертиза на рубеже тысячелетий» (Саратов, 2002); Всероссийская научно-практическая конференция «Современные проблемы борьбы с преступностью» (Воронеж, 2002); Межвузовской научно-практической конференции «Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью» (Орел, 2003); Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе» (­Красноярск, 2003); Всероссийской научно-практической конференции «Охрана прав и свобод личности в деятельности ОВД» (Калининград, 2005); Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями» (Барнаул, 2005); Международной научно-практической конференции «Права человека и гражданское общество» (Москва, 2005); Научно-практической конференции «Проблемы розыскной работы ОВД» (Саратов,  2008); Международной научно-практической конференции «Правовые и гуманитарные проблемы защиты прав участников уголовного процесса» (Москва, 2008).

Основные результаты диссертационного исследования, изложенные в монографиях, учебных пособиях и методических рекомендациях были внедрены в деятельность Главного следственного управления при ГУВД по Саратовской области, Управления уголовного розыска при ГУВД по Саратовской области и Приволжского УВД на транспорте, Управления ФСКН России по Саратовской области, ГУФСИН РФ по Саратовской области, а также стали основой для написания учебных пособий, лекций и методических рекомендаций, принятых для использования в учебном процессе Саратовского юридического института МВД России и его филиалах, Нижегородской Академии МВД России, Сибирского юридического института МВД России, Барнаульского юридического института МВД России, Саратовского юридического института адвокатуры, юридического факультета Саратовского государственного университета им Н.Г. Чернышевского.

Структура диссертации определена ее объектом и предметом исследования. Работа состоит из введения, шести глав, включающих 12 параграфов, содержащих последовательное изложение научного исследования и раскрывающих тему диссертации, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы диссертации, ее актуальность, степень научной разработанности проблемы, определяются цели и задачи, объект и предмет исследования, его теоретическая, нормативно-правовая, методологическая и эмпирическая основа, раскрывается научная новизна и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации и внедрении результатов исследования, раскрывается структура диссертации.

Первая глава диссертации «Понятие технических средств и основные направления их применения в сфере уголовного судопроизводства» посвящена исследованию понятия и общей характеристики технических средств в Российском законодательстве, регламентирующем деятельность правоохранительных органов по раскрытию и расследованию преступлений, а также целей и принципов их применения.

В первом параграфе проводится анализ основных понятий и терминологии, используемой в нормативно-правовых актах, относящихся к деятельности правоохранительных органов по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, а также рассмотрению уголовных дел в суде.

Исследование нормативной базы, относящейся к теме диссертационного исследования, показывает, что в Российском законодательстве и ведомственных нормативных актах, регулирующих применение технических средств в сфере уголовного судопроизводства, не сформировалась понятийная система, определяющая назначение, виды и классификацию технических средств, используемых при выявлении, раскрытии и расследовании преступлений.

По мнению диссертанта, отсутствие единого понимания сущности технических средств, применяемых в сфере уголовного судопроизводства, неопределенность их правового статуса и порядка использования при производстве по уголовным делам влечет за собой не только неясность нормативно-правовых формулировок, но и негативно сказывается на качестве дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства уголовных дел. Существующий в настоящее время подход, в соответствии с которым в круг перечисленных в законе технических средств периодически, по мере их появления, включаются все более новые и современные  технические средства, не может быть признан объективно обусловленным, так как он изначально предусматривает отставание уголовно-процессуального законодательства от уровня и темпов развития науки и техники.

Диссертант полагает, что отказ от детального перечисления конкретных видов технических средств и носителей информации в уголовно-процессуальном законодательстве позволит сделать его соответствующим современному уровню технической мысли, устранит преграды для использования в уголовном судопроизводстве новейших технических достижений, а также избавит законодателей от необходимости постоянного внесения поправок в действующие правовые акты. Следует пересмотреть практику перечисления в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации конкретных видов и типов технических средств фиксации информации и соответствующих им носителей и ввести понятия технических средств фиксации информации и носителей информации без их конкретизации. Это позволит привести уголовно-процессуальное законодательство в соответствие с современным уровнем развития науки и техники и убрать необоснованные препятствия для использования новых видов технических средств в уголовном судопроизводстве.

Под техническими средствами, применяемыми в уголовном судопроизводстве, по мнению автора, следует понимать совокупность технических средств (приборов, устройств, приспособлений, программных продуктов), применяемых участниками уголовного процесса в целях обеспечения производства процессуальных действий в соответствии с их правомочиями, определенными Уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации. Предложенное определение технических средств, предлагается внести в ст. 5 УПК РФ как базовое понятие, определяющее весь дальнейший подход к обозначению технических средств, применяемых в уголовном судопроизводстве.

Как считает диссертант, употребление терминов «специальное техническое средство», «специальная техника» применительно к сфере уголовного судопроизводства, оперативно-розыскной деятельности или криминалистике может быть обоснованным только в том случае, если техническое средство создано исключительно для перечисленных целей, и, как правило, не применяется в других сферах деятельности, а тактика и методика его применения имеют особенности, обусловленные спецификой названных направлений деятельности. Кроме того, должно быть указано назначение данного технического средства. Использование понятия «специальные технические средства» может быть обоснованным и в том случае, если имеется их перечень, и если они определены в законе или в соответствующей ссылке на него.

Во втором параграфе диссертантом сформулированы основные цели и принципы применения технических средств в уголовном судопроизводстве, которые, по его мнению, должны полностью соответствовать назначению уголовного судопроизводства, его принципам и гарантиям прав человека и гражданина, а также предложена концепция правового регулирования применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства.

Автор считает, что система принципов применения технических средств в уголовном процессе может быть представлена в виде трех групп: 1) Общеправовые (конституционные, международно-­правовые) принципы в области прав и свобод человека и гражданина, являющиеся общепризнанными в международном праве, закрепленными в международных договорах Российской Федерации и Конституции Российской Федерации; 2) Уголовно-процессуальные принципы, закрепленные в уголовно-процессуальном законодательстве и определяющие особенности и порядок применения технических средств при производстве по уголовным делам; 3) Прикладные принципы, определяющие правомерность и обоснованность применения того или иного технического средства в каждом конкретном случае в зависимости от его конструктивных особенностей, технических характеристик и назначения.

К общеправовым принципами применения технических средств в уголовном судопроизводстве автор относит: 1) законность, 2) охрану чести и достоинства личности, 3) неприкосновенность личности, 4) неприкосновенность жилища, 5) неприкосновенность частной жизни, 6) презумпцию невиновности. Все перечисленные общеправовые (конституционные, международно­-правовые) принципы являются также и принципами уголовного судопроизводства, перечисленными в гл. 2 УПК РФ, поскольку уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации базируется на положениях Конституции РФ. Тем не менее, источником их происхождения является Конституция РФ, а не Уголовно-процессуальный кодекс РФ, поэтому, по мнению диссертанта, их следует позиционировать именно как конституционные или общеправовые принципы, относящиеся к уголовному процессу и оперативно-розыскной деятельности.

К уголовно-процессуальным принципам применения технических средств автор относит: 1) охрану прав и свобод человека и гражданина, 2) публичность, 3) непосредственность исследования доказательств, полученных с применением технических средств, 4) правомочность субъектов, использующих технические средства.

К прикладным принципы применения технических средств отнесены: 1) научная обоснованность, 2) безопасность, 3) аутентичность материалов, полученных с применением технических средств.

Использование технических средств на всех стадиях уголовного судопроизводства должно, как полагает диссертант, основываться на предложенных основных принципах, которые представляют собой целостную систему, охватывающую все аспекты данного направления деятельности органов предварительного расследования с учетом специфики, присущей исключительно техническим средствам и материалам, получаемым в результате их использования в уголовном процессе.

Проблемы использования технических средств в сфере уголовного судопроизводства могут быть решены при условии выработки единого подхода к изменению, совершенствованию и унификации законодательства; определения критериев допустимости доказательств, полученных с использованием технических средств; определения роли и места технических средств в доказательственном обеспечении уголовного процесса, деятельности органов дознания, предварительного следствия и суда; выработки принципов их применения, обеспечивающих охрану государственных и общественных интересов при неукоснительном соблюдении прав и свобод человека и гражданина.

По мнению диссертанта, правовое регулирование применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства должно быть основано на концепции включающей: обоснование понятия, содержания и значения технических средств в деятельности органов дознания, предварительного следствия и суда; новые доктринальные толкования норм Конституции Российской Федерации о правах и свободах человека и гражданина, непосредственно относящихся к применению технических средств и полученных с их использованием сведений в сфере уголовного судопроизводства; процессуально-правовые основания, принципы и механизмы правового регулирования применения технических средств при производстве процессуальных действий; границы допустимости применения технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий и разработаны критерии оценки доказательств, полученных с использованием технических средств при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

Вторая глава диссертации «Научные и методологические проблемы  применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства» посвящена исследованию форм применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства и оперативно-розыскной деятельности, анализу гносеологических основ, процессуально-правовых и криминалистических проблем использования технических средств в доказывании и выработке на основе проведенного анализа единых правил и критериев допустимости доказательств, полученных с использованием технических средств.

В первом параграфе исследованы формы применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства и оперативно-розыскной деятельности. По мнению автора, наиболее широко распространенные и известные формы применения технических средств закреплены в нормах действующего УПК РФ и охватывают вопросы их использования при производстве процессуальных действий. Во-первых, технические средства применяются как дополнительные средства фиксации информации при производстве таких следственных действий, как осмотр места происшествия, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, предъявление для опознания, обыск и др. Во-вторых, технические средства используются для обнаружения, закрепления и изъятия следов и предметов, которые могут служить вещественными доказательствами по уголовному делу.

Применение технических средств в уголовном судопроизводстве может осуществляться и в целях обеспечения безопасности участников уголовного процесса, защиты свидетелей и потерпевших, для контроля за перемещением лиц, свобода передвижения которых в интересах расследования должна быть ограничена, а также с целью нейтрализации противодействия расследованию. Автором отмечается, что если все перечисленные выше формы применения технических средств являются широко известными и описанными в литературе, то проблемы нейтрализации противодействия расследованию с использованием технических средств или без такового остаются малоизвестными и недостаточно изученными, хотя и являются в настоящее время актуальными.

По мнению диссертанта, любая форма применения технических средств в процессе производства по уголовному делу не только является косвенным препятствием для противодействия расследованию, но также способствует лучшему закреплению доказательств, придавая им наглядность и убедительность, существенно дополняя протоколы следственных действий.

Формы применения технических средств при раскрытии и расследовании преступлений тесно связаны с их классификацией, которая может быть основана на трех основных критериях, к которым автор относит: 1) источники происхождения; 2) назначение; 3) область применения.

По источникам происхождения технические средства, используемые в раскрытии и расследовании преступлений, подразделяются на две большие группы: широкого применения и специальные.

Диссертант считает, что под категорию  специальных технических средств подпадают приборы и устройства, специально разработанные для использования при раскрытии и расследовании преступлений, ведения оперативно-розыскной деятельности, криминалистических и экспертных исследований, а также использования в других узкоспециальных областях деятельности. Такие технические средства, как правило, настолько специфичны, что не применяются в других сферах деятельности или по другому назначению. Типичным примером таких средств являются специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации, которые используются исключительно в оперативно-розыскной деятельности.

Применительно к задачам раскрытия и расследования преступлений специально созданные технические средства можно также разделить на две большие группы: оперативную технику, которая создана и предназначена для использования при проведении оперативно-розыскных мероприятий и криминалистическую технику – для использования в ходе предварительного расследования, исследования следов преступлений, изъятия и закрепления доказательств, проведения экспертных исследований и осуществления следственных действий. Тактика и методика применения указанных технических средств всегда является специальной и разрабатывается с учетом узости области их использования.Диссертант полагает, что оперативная техника должна быть предназначена исключительно для проведения оперативно-розыскных мероприятий, а криминалистическая техника – для решения криминалистических задач. Таким образом, использование криминалистической техники при проведении ОРМ совсем не делает ее оперативной, а использование заимствованных приборов при проведении криминалистических исследований не делает их криминалистическими. По мнению автора, является некорректным отнесение к криминалистической технике всех технических средств используемых в криминалистике, к специальной технике ОВД – всех технических средств, применяемых в органах внутренних дел, а к оперативной технике – всех технических средств, стоящих на вооружении оперативных подразделений и т.д. Подобный подход ведет к тому, что одни и те же технические средства могут оказаться и оперативными, и криминалистическими, и специальными, одновременно являясь техникой широкого применения, находящейся в свободной продаже.

Автором дается классификация технических средств, применяемых в сфере уголовного судопроизводства, демонстрирующая сложность построения взаимосвязей, возникающих при использовании технических средств в раскрытии и расследовании преступлений, а также указывающая на необходимость выработки единого подхода к формулированию понятий, относящихся к техническим средствам в уголовно-процессуальном законодательстве.

Во втором параграфе исследован вопрос о достижении объективной истины в ходе уголовного процесса и взаимосвязи ее с процессуальной формой,  который, по мнению автора, до настоящего времени остается открытым. Исследуемая проблема актуализирует вопрос о том, способствует ли достижению истины по уголовному делу применение в ходе расследования технических средств и научных достижений. Вопрос о достижении истины имеет непосредственное отношение к правилам оценки доказательств, полученных, в том числе при помощи технических средств.

По мнению диссертанта, имеется существенное различие между истиной как объективным отражением действительности и истиной, которая достигается в ходе уголовного судопроизводства, поскольку последняя всегда является формальной, вынужденной основываться не на всех фактах, имевших место в действительности, а лишь на тех, что были задокументированы определенным образом. В настоящее время существует ряд препятствий для достижения объективной истины в ходе уголовного процесса, закрепленных как в Конституции РФ, так и в уголовно-процессуальном законодательстве.

Например, требование непременного установления истины по каждому делу вступает в противоречие с установленным Конституцией РФ (ст. 51), а затем и в нормах УПК РФ правом обвиняемого отказаться от дачи показаний (п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), правом свидетеля отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников  (п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ), а также в иных случаях освобождения участников уголовного судопроизводства от обязанности свидетельствовать, давать объяснения и показания. Установив право на свидетельский иммунитет, законодатель явно предпочел охрану лежащих в основе этого иммунитета ценностей (презумпции невиновности, сохранения родственных отношений и др.) установлению истины «любыми средствами». Закрепленное в ст. 50 Конституции РФ и развитое в нормах УПК РФ правило о недопустимых доказательствах является существенным препятствием для установления истины «любыми средствами».

По мнению автора, к основным препятствиям установления «истины» в уголовном судопроизводстве следует отнести положения, касающиеся правил оценки доказательств, полученных как с применением технических средств, так и «традиционными» способами. Это ст. 22, 23, 24, 25, ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, лимитирующие вторжение государства в частную жизнь граждан и сбор информации о них, а также использование при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 3 ст. 7, ст. 12, 13, 14, 16, 89 и ряд других положений УПК РФ), существенно ограничивающих органы предварительного расследования в способах собирания, проверки и оценки доказательств, правилах производства и протоколирования следственных действий.

В целом же, накладываемые на ход уголовного процесса и сбор доказательств ограничения делают истину, достигаемую в ходе уголовного судопроизводства, скорее не материальной, а «формальной», т.е. отражающей не факты, а способы и формы их установления, определенные в уголовном процессе, и отрицает все остальные события, хотя и имеющие место, но порядок отражения которых не соответствует форме, разрешенной уголовно-процессуальным законом. Во имя соблюдения прав человека и законности, закрепленных в Конституции и уголовно-процессуальном праве, законодатели ограничили формальными рамками возможности для установления истины в уголовном процессе, исключив «соблазн» применения для этого «любых средств».

Таким образом, по мнению диссертанта, возникает неразрешимое противоречие между задачей установления истины в ходе уголовного процесса и способами ее достижения – противоречие между целью и средствами.

Объективная необходимость применения в уголовном судопроизводстве современных достижений науки и техники объясняется не только стремлением сотрудников правоохранительных органов упростить и ускорить процесс раскрытия и расследования преступлений, но также и возможностями технических средств существенно расширять диапазон человеческого восприятия.

Очевидно, что с развитием современной уголовно-процессуальной науки происходит постепенный пересмотр отношения к применению технических средств в ходе расследования преступлений. Технические средства постепенно превращаются из вспомогательных в основные инструменты расследования, приобретая все большую процессуальную значимость.

Таким образом, по мнению автора, в ближайшей перспективе уголовно-процессуальное законодательство потребует существенного реформирования с учетом возможности использования технических средств и сведений, получаемых с их помощью, не только как вспомогательных инструментов при расследовании и раскрытии преступлений, но также и основных средств протоколирования следственных действий.

Диссертант полагает, что следует пересмотреть понятие «материалы уголовного дела», поскольку под данное понятие не попадают аудио- и видеозаписи, которые по закону «прилагаются» к уголовному делу. Поэтому на результаты применения технических средств в виде носителей аудиальной и визуальной информации, которые могут содержать важные для уголовного дела сведения, не распространяется право участников уголовного процесса снимать с них копии. Вместе с тем именно информация, находящаяся в приложениях к протоколам, может быть принципиально важной с точки зрения допустимости следственных действий, зафиксированных с использованием технических средств. Таким образом, существенно ограничивается право стороны защиты на изучение материалов уголовного дела и выявление фактов нарушения закона и порядка осуществления следственных действий.

По мнению автора, необходимо приравнять по процессуальной значимости материалы уголовного дела в виде документов, содержащих сведения, записанные в письменной форме, и иные документы, содержащие сведения, зафиксированные при помощи технических средств аудиальной и визуальной фиксации информации. Включение в состав протокола следственного действия всех материалов, содержащих информацию о ходе и порядке его проведения, позволит выровнять дисбаланс, имеющийся на сегодняшний момент в уголовно-процессуальном законодательстве в части доступа участников уголовного судопроизводства к материалам уголовного дела.

Третья глава диссертации «Теоретические и прикладные проблемы использования технических средств при собирании, проверке и оценке доказательств» посвящена исследованию процессуально-правовых и криминалистических проблем использования технических средств в доказывании, выработке и обоснованию правил и критериев оценки доказательств, полученных с применением технических средств.

В первом параграфе исследованы процессуально-правовые и криминалистические проблемы использования технических средств в доказывании. По мнению диссертанта, собирание, фиксация, исследование, оценка и процессуальное закрепление доказательств, полученных при помощи различных технических средств в уголовном процессе, имеет ряд особенностей и сопровождается рядом проблем, которые необходимо разрешить. В частности доказательства, полученные с использованием технических средств в ходе осуществления уголовного судопроизводства имеют определенную специфику, которая не учитывается в современном уголовно-процессуальном законодательстве, что порождает ряд серьезных проблем.

Проведенное автором исследование показало, что в настоящее время одним из препятствий к законодательному закреплению возможности использования цифровых технологий и новых технических разработок в уголовном процессе является опасение некоторых ученых и законодателей, заключающееся в том, что доказательства, полученные путем применения новейших технических средств, можно легко фальсифицировать. Проведение их экспертных исследований достаточно сложно: нет соответствующих процессуальных процедур; следователи не имеют соответствующей квалификации, а в правоохранительных органах отсутствует соответствующая техника и оборудование. Кроме того, до сих пор ведется дискуссия о том, какие носители информации лучше использовать в раскрытии и расследовании преступлений, цифровые или аналоговые, что в современных условиях не имеет смысла, поскольку сейчас цифровые технологии практически вытеснили аналоговые, и через несколько лет все носители информации могут стать цифровыми.

Одним из актуальных аспектов применения цифровых технологий в раскрытии и расследовании преступлений является проблема исследования материалов, полученных с использованием алгоритмов сжатия данных. Методы цифрового сжатия данных получили широкое распространение в системах записи речевой и графической информации. В настоящее время все форматы записи, используемые в компьютерной технике, основаны на тех или иных алгоритмах сжатия.

Существенным препятствием для использования в уголовном процессе информации, записанной с применением алгоритмов сжатия, является то, что большинство из них основано на удалении из исходного материала так называемой «избыточной информации», которая при использовании в быту не имеет никакого значения. В то же время, для процессуального использования именно эта «ненужная» информация может быть принципиально важной, так как придает речи или изображению особые неповторимые признаки, необходимые для  установления аутентичности.

По мнению автора, при проведении экспертных исследований таких материалов следует определить максимально возможный предел сжатия, при превышении которого речевой сигнал должен быть признан непригодным для экспертной идентификации диктора как физическими методами, так и лингвистическими, поскольку фонетическая структура языка, прошедшего такую обработку, существенно отличается от оригинала.

Сжатие информации, особенно выполненное с удалением или коррекцией определенной ее части, необходимо рассматривать как некую разновидность монтажа, хотя и сделанную автоматически, без вмешательства оператора. Диссертант считает, что такие материалы требуют обязательного экспертного исследования при использовании их в качестве доказательств в ходе уголовного судопроизводства, поскольку с помощью сжатия, выполненного с удалением «избыточной» части материала, легче закамуфлировать ранее произведенный монтаж, а также лишить запись индивидуальных признаков, сделав невозможной установление факта ее аутентичности.

На основании проведенного исследования диссертантом сделан вывод о том, что материалы, полученные с применением технических средств фиксации информации, имеют существенные отличия от других сведений, используемых в ходе расследования преступлений. Оценка доказательств такого рода должна проводится с учетом трех критериев, отсутствие или несоответствие любого из которых заданным требованиям должно являться правовым основанием для признания исследуемых доказательств недопустимыми.

К указанным критериям следует отнести: процессуальную значимость, соответствие источников получения сведений требованиям УПК РФ и экспертное подтверждение факта аутентичности. Последний критерий, в свою очередь, должен слагаться из целого ряда факторов, к которым можно отнести: 1) отсутствие, либо допустимую для проведения экспертных исследований степень программного сжатия данных; 2) отсутствие в исследуемых материалах признаков механического или электронного монтажа; 3) соответствие записанной информации месту, времени, условиям и обстоятельствам ее получения, зафиксированным в протоколе следственного действия; 4) идентификацию образцов и речи лиц, зафиксированных при помощи технических средств, а также ряд других факторов.

Во втором параграфе проведено исследование проблемы допустимости использования в сфере уголовного судопроизводства доказательств, полученных с применением технических средств.

По мнению автора, одними из актуальных являются вопросы использования в уголовном процессе «ущербных доказательств» и «асимметрии правил допустимости доказательств», которые не раз рассматривались в работах отечественных юристов, однако решение этих вопросов до сих пор не найдено. Очевидно, что возникновение данной проблемы имеет под собой веские основания. Она вытекает из таких философских понятий, как «достижение истины» и «справедливость». Действительно, не вызывает сомнений, что суд, оценивая доказательства вне зависимости от формы их получения и закрепления, будет более приближен к истине, нежели когда часть доказательств будет исключена по формальным признакам.

С другой стороны, уголовный процесс имеет своей задачей не только защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, но и достижение этой цели законными средствами. В противном случае теряется смысл всей процедуры судопроизводства. Данное положение закреплено не только в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, в соответствии с которой при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона, но и в ст. 75 Уголовно-процессуального кодекса РФ, в которой закреплено требование о том, что доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми.

Таким образом, диссертант приходит к выводу о том, что не исключая возможности обсуждения в теоретическом и философском плане проблемы использования доказательств, полученных с нарушением закона, следует признать, что практически, с учетом требований действующего законодательства, использование в уголовном процессе подобных доказательств представляется невозможным. Из сказанного вытекает первое требование к допустимости доказательств – законность получения. Требование законности получения доказательств является одним из основополагающих, и под его содержанием необходимо понимать неукоснительное соблюдение всех правил уголовного судопроизводства, а также критериев, предъявляемых к доказательствам Конституцией РФ и Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

Как считает автор, необходимость экспертных исследований материалов, полученных с применением технических средств, еще на стадии предварительного расследования, косвенно обусловливается положениями УПК РФ, определяющими права и обязанности участников процесса, а также порядок назначения и проведения судебной экспертизы. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 159 УПК РФ стороне защиты не может быть отказано в производстве судебной экспертизы и других следственных действиях, если обстоятельства, об установлении которых она ходатайствует, имеют значение для данного уголовного дела.

Диссертант отмечает, что в соответствии со ст. 38 УПК РФ следователь вправе давать органам дознания письменные поручения о производстве следственных действий. Вместе с тем сотрудники органов дознания, например, оперативных подразделений органов внутренних дел, не включены законодателем в число лиц, которые в соответствии со ст. 86 УПК РФ могут участвовать в собирании доказательств. Указанные сотрудники выпали из круга лиц, имеющих право собирать доказательства даже при осуществлении предусмотренных ст. 38 УПК РФ процессуальных действий и при исполнении своих должностных обязанностей. В связи с чем представляется необходимым дополнить ст. 86 УПК РФ пунктом, позволяющим сотрудникам органа дознания собирать доказательства в ходе следственных действий, проводимых по поручению следователя, прокурора или суда.

Требует уточнения также и статус оперативных сотрудников, осуществляющих технико-криминалистическое обеспечение производства следственного действия. По мнению диссертанта, они не могут считаться специалистами, участвующими в проведении следственного действия, так как характер их действий не соответствует обязанностям специалиста, которые согласно ч. 1 ст. 58 УПК РФ привлекаются к участию в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Выполнение сотрудниками оперативных подразделений следственных действий по заданию следователя также противоречит требованиям ст. 15 Федерального закона «Об  оперативно-розыскной деятельности», в соответствии с которой они имеют право проведения лишь перечисленных в ст. 6 Закона оперативно-розыскных мероприятий.

Диссертант предлагает дополнить УПК РФ положениями, детально определяющими процессуальный порядок использования в доказывании по уголовным делам сведений, получаемых при проведении оперативно-розыскных мероприятий с применением средств аудиальной и визуальной фиксации информации. При этом в основу регламентации использования в доказывании указанных материалов может быть положена процедура, данная в статье ст. 186 УПК РФ применительно к результатам следственного действия, – «контроль переговоров», фактически представляющая собой комбинацию следственного действия и оперативно-розыскного мероприятия.

Части 1 и 3 ст. 86 УПК РФ однозначно определяют круг участников уголовного процесса, имеющих право на собирание доказательств, к которым относятся дознаватель, следователь, прокурор, суд и защитник. Иные участники уголовного процесса вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

Еще меньше прав по формированию доказательственной базы у подозреваемого, обвиняемого, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, которые вправе собирать и представлять лишь письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Кроме того, полномочия перечисленных участников уголовного процесса по сбору доказательств ограничены формулировкой «письменные документы», которая однозначно исключает возможность предоставления документов в иной форме – «иных документов», в том числе, полученных с использованием технических средств.

Таким образом, по мнению автора, ст. 86 УПК РФ необоснованно ограничивает возможности по сбору доказательств рядом участников уголовного судопроизводства, и поэтому должна быть скорректирована в сторону расширения прав участников уголовного процесса по применению технических средств и предоставлению доказательств, полученных с их использованием. Для этого, во-первых, необходимо исключить из ч. 2 ст. 86 УПК РФ слово «письменные» и, во-вторых, дополнить ст. 86 УПК РФ частью 4 следующего содержания: «4. При собирании доказательств участниками уголовного процесса, в соответствии с их правомочиями, могут использоваться технические средства в порядке и способами, не противоречащими настоящему Кодексу».

Четвертая глава диссертации «Основы правового регулирования применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства» содержит анализ истории становления и развития законодательства России в области применения технических средств в правоохранительной деятельности, обзор современного состояния законодательного регулирования порядка и правил использования технических средств в оперативно-розыскной деятельности и уголовном судопроизводстве, а также выводы и предложения по совершенствованию нормативно-правовой базы использования технических средств при раскрытии и расследовании преступлений.

В первом параграфе рассмотрена история законодательного регулирования порядка использования технических средств в сфере уголовного судопроизводства и оперативно-розыскной деятельности, которая, по мнению автора, берет начало в 1966 г. с попыток узаконить использование некоторых видов технических средств при производстве следственных действий.

На сегодняшний день сложился и функционирует комплекс законодательных актов, регламентирующих практически все стороны оборота и использования специальных и других технических средств в уголовном судопроизводстве и оперативно-розыскной деятельности. Тем не менее, технический прогресс и уголовно-процессуальная наука не стоят на месте, и поэтому законодательство требует постоянного реформирования и изменения.

Во втором параграфе рассмотрено современное состояние российского законодательства, относящегося к регулированию вопросов использовании технических средств в раскрытии и расследовании преступлений, которое, по мнению автора, осуществляется посредством комплекса законодательных и нормативных правовых актов, в которых заложены основы правовой базы данного направления уголовно-процессуальной деятельности.

Правовые основы применения технических средств при производстве по уголовным делам определяют не только их статус, но также соответствующие тактику, методику и организацию. Совершенно очевидно, что использование технических средств при раскрытии и расследовании преступлений также должно основываться и на определенных принципах. Но с точки зрения уголовного судопроизводства важнейшим требованием, из которого вытекают все остальные и на котором базируется весь уголовный процесс, является допустимость использования, как самих технических средств, так и материалов, полученных с их помощью в уголовно-процессуальном доказывании.

По мнению диссертанта, для соответствия данному требованию применение технических средств и материалов, полученных с их помощью в уголовным процессе, должно происходить с соблюдением: во-первых, конституционных норм; во-вторых, федеральных законов; в-третьих, подзаконных правовых актов, непосредственно регулирующих порядок их использования и оформления полученных материалов. Кроме того, применение технических средств в уголовном судопроизводстве не может быть основано на секретных, закрытых и неопубликованных нормативных актах, а также документах, противоречащих конституционным нормам и требованиям УПК РФ.

Пятая глава диссертации «Правовое обеспечение защиты конституционных прав и свобод граждан при применении технических средств в сфере уголовного судопроизводства» посвящена исследованию правовой ситуации в области обеспечения гарантий прав и свобод граждан от необоснованного применения технических средств уполномоченными субъектами при осуществлении оперативно-розыскной деятельности и уголовного судопроизводства, а также решению возникающих при этом проблем и вопросов.

В первом параграфе рассмотрено состояние современного законодательства в области обеспечения основных конституционных прав граждан при осуществлении оперативно-розыскной деятельности и уголовного судопроизводства с использованием технических средств.

Исходя из положений Уголовно-процессуального кодекса РФ, Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», а также иных законодательных актов, постановлений Правительства РФ, ведомственных и межведомственных приказов и инструкций, применение технических средств при раскрытии и расследовании преступлений непосредственно затрагивает права граждан, перечисленные в ст. 23–25 Конституции РФ, к которым относятся: 1) право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну; 2) право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; 3) право на неприкосновенность жилища.

Кроме того, может быть нарушен запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия, а также затронуты вопросы чести и доброго имени граждан.

Проведенный автором анализ показал, что большинство правовых норм, регулирующих использование технических средств при раскрытии и расследовании преступлений были разработаны и приняты практически без учета возможности использования специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации с нарушением конституционных прав граждан. Кроме того, некоторые из них не только не учитывают современный уровень развития технических средств, но и не соответствуют своему названию и положениям Конституции РФ, из которых вытекают. В этой связи представляется необходимым внести в законодательные нормы, гарантирующие рассмотренные права и свободы граждан, поправки, учитывающие современный уровень развития технических средств и приводящие их в соответствие со смыслом, заложенным в положениях Конституции РФ, выполнение которых они и призваны обеспечивать.

В Конституции РФ и УПК РФ принцип неприкосновенности личности трактуется лишь применительно к задержанию и заключению подозреваемого (обвиняемого) под стражу, то есть действиям, непосредственно ограничивающим свободу гражданина посредством физической изоляции его от общества. В то же время Международный пакт о гражданских и политических правах содержит более общую формулировку: «Никто не должен быть лишен свободы иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые устано­влены законом».

По мнению диссертанта, под ограничением  свободы следует понимать не только заключение под стражу, но и любое другое ограничение гражданина в праве на перемещение, например, домашний арест, слежение за его перемещением с помощью датчиков, внешнее наблюдение в сфере перемещения и поведения с помощью технических средств. Во всех перечисленных случаях имеет место ограничение свободы, только не в явной форме. Так, например, домашний арест может контролироваться техническими средствами либо установленными в помещении и реагирующими на отсутствие «объекта», либо контролирующими периметр помещения и реагирующими на попытки его пересечения.

Правовая реализация принципа неприкосновенности личности при использовании технических средств в уголовном судопроизводстве, по мнению автора, должна базироваться на двух основаниях: 1) любое основанное на законе ограничение права на свободу и личную неприкосновенность человека, в том числе посредством технических устройств, допустимо только по судебному решению или с его добровольного согласия; 2) применение технических средств для ограничения свободы, и тем более вживление в организм человека любых электронных устройств, должно происходить исключительно с его добровольного согласия.

Неприкосновенность жилища является одним из основополагающих общеправовых принципов, происходящим из Международного пакта о гражданских и политических правах (ст. 17). Он закреплен в ст. 25 Конституции РФ и ст. 12 УПК РФ и устанавливает, что «жилище неприкосновенно». Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях, установленных феде­ральным законом или на основании судебного решения (ст. 25 Конституции РФ). Действие этого принципа в уголовном судопроизводстве проявляется в том, что УПК РФ устанавливает основания для проведения осмотра, обыска и выемки в жилище только исходя из судебного решения; регламентирует порядок производства перечисленных следственных действий и документирования их результатов.

Диссертант полагает, что в Конституции РФ и действующем уголовно-процессуальном законодательстве принято упрощенное толкование данного принципа через подмену понятия «неприкосновенность» на понятие «проникновение человека», поскольку ч. 1 ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит: «Никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или тайну его корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь и репутацию». Очевидно, что в данной формулировке речь идет о более широком понятии – неприкосновенности жилища вообще, а не только о проникновении в него.

Считаем, что неприкосновенность жилища нужно рассматривать как основополагающее право человека и гражданина на сохранение в тайне от окружающих всей информации о происходящем внутри жилища.

Таким образом, неприкосновенность жилища является одним из существенных принципов применения современных технических средств в уголовном судопроизводстве, значимость которого с ростом технического оснащения правоохранительных органов и разработкой новейших технических средств будет постоянно возрастать. Существующее толкование принципа неприкосновенности, используемое в Конституции РФ и УПК  РФ, должно быть пересмотрено с учетом возможности нарушения неприкосновенности жилища не только проникновением человека, но при помощи любых видов технических средств, как внедряемых через границу жилища, так и позволяющих наблюдать за происходящим внутри без непосредственного проникновения. Обновленный принцип неприкосновенности жилища с учетом возможностей технических средств, также как и ныне действующий, должен базироваться на обязательности судебного решения в случае необходимости нарушения неприкосновенности жилища граждан в любой форме.

По мнению диссертанта необходимо изложить ст. 25 Конституции РФ в следующей редакции: «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище и нарушать неприкосновенность жилища против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения».

Необходимо также законодательно определить понятие неприкосновенности жилища, дополнив ст. 139 УК РФ примечанием 2 следующего содержания: «Под нарушением неприкосновенности жилища в настоящей статье, а также в других статьях настоящего Кодекса понимается всякое открытое или тайное проникновение в него лиц, которые по закону не вправе находиться в нем, а также установка в жилище и вне его технических средств, предназначенных для осуществления аудиального и (или) визуального наблюдения за происходящим внутри жилища» помимо воли проживающих в нем лиц».

В Конституции РФ и действующем законодательстве не содержится понятия частной жизни. Однако в современных условиях, с развитием информационного общества, все большее значение приобретает информационная составляющая частной жизни. Очевидно, что с учетом имеющейся тенденции информатизации всех сторон жизни общества, неприкосновенность частной жизни непосредственно связана с охраной персональных данных, переговоров, сообщений и информации, передаваемой всеми известными способами. Таким образом, под частной жизнью следует понимать все сферы жизни человека, информацию о которых он не желает предавать гласности. 

Диссертант полагает, что предложенное понятие частной жизни охватывает весь спектр возможностей нарушения ее неприкосновенности, в том числе посредством наблюдения с использованием технических средств, предназначенных для контроля и фиксации аудиальной и визуальной информации. Надо отметить, что такие технические средства достаточно просты по конструкции и дешевы (например, радиозакладки, направленные микрофоны, транслирующие видеокамеры), и поэтому в настоящее время распространены весьма широко. Однако данные технические средства не предназначены конкретно для контроля и записи телефонных и других сообщений, поскольку фиксируют всю информацию о происходящем и, поэтому с точки зрения ее количества являются более «эффективными».

Судебное решение должно быть обязательным во всех случаях контроля и записи переговоров, разговоров и любых других способов общения лица с внешним миром, тем более, когда этот контроль осуществляется в жилище, общественных местах или по месту работы граждан. По мнению диссертанта, частная жизнь распространяется за пределы места жительства, и любое ограничение права лица на сохранения в тайне информации о частной жизни без судебного решения является противоправным.

Во втором параграфе проведено исследование проблем обеспечения законности при использовании технических средств в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности. По мнению диссертанта, особую значимость они приобретают в связи с тем, что указанные технические средства на законных основаниях используются для раскрытия и расследования преступлений исключительно органами, уполномоченными законом на ведение оперативно-розыскной деятельности, в ходе которой могут быть существенно ограничены права и свободы граждан, закрепленные в ст. 23, 24 и 25 Конституции РФ.

Проведенное автором обобщение следственной и судебной практики показывает, что современное законодательное обеспечение оперативно-розыскных мероприятий имеет пробелы, из-за которых не может быть в полном  объеме гарантировано соблюдение конституционных прав граждан при их осуществлении. Большинство проблем, возникающих при использовании технических средств в оперативно-розыскной деятельности, связано с тем, что некоторые положения Федерального закона «Об  оперативно-розыскной деятельности», относящиеся к ограничению прав и свобод человека при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, допускают неоднозначное толкование и часто требуют дополнительных разъяснений в ведомственных нормативных актах, в том числе, носящих закрытый характер.

Отдельные положения Федерального закона «Об  оперативно-розыскной деятельности», касающиеся сбора информации о гражданах, в том числе с использованием специальных технических средств, допускают возможность необоснованного ограничения прав граждан, перечисленных в ст. 23–25 Конституции РФ. Нормативная база, регулирующая данную сферу правоотношений, имеет существенные пробелы. Большинство из них связано, во-первых, с недостаточной согласованностью норм Федерального закона «Об  оперативно-розыскной деятельности» о применении технических средств с Конституцией РФ, Федеральным законом «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», Федеральным законом «О персональных данных», а также другими нормативными актами, положения которых касаются соблюдения прав и свобод граждан при осуществлении оперативно-розыскной деятельности. Во-вторых, некоторые положения Закона сформулированы таким образом, что реализация конституционных прав граждан в сфере оперативно-розыскной деятельности становится невозможной или затруднительной в силу множества сопутствующих ограничений, неясных и неопределенных формулировок. И, в-третьих, положения Закона не в полной мере учитывают возможности современных технических средств, при использовании которых существенно затрагиваются основные конституционные права граждан, ограничение которых допускается только на основании судебного решения и в предусмотренных законом случаях.

Для устранения перечисленных пробелов и противоречий в действующем законодательстве автор предлагает осуществить комплекс мероприятий, который должен состоять в следующем: 1) исключить из ч. 3 ст.10 Федерального закона «Об  оперативно-розыскной деятельности» не соответствующие действительности и не имеющие правового смысла положения, изложив ее в следующей редакции: «Проведение в рамках дела оперативного учета оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан, допускается только на основании судебного решения», 2) содержащиеся в ст. 5 Федерального закона «Об  оперативно-розыскной деятельности» понятия «сведения», «сведения об информации», «информация о сведениях» заменить единым понятием «информация», определенном в Федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», сделав соответствующую ссылку на него, 3) дополнить ст. 5 Федерального закона «Об  оперативно-розыскной деятельности» ч. 8 следующего содержания: «Орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, рассматривает жалобы и требования о предоставлении информации в течение 3 суток со дня их получения. В исключительных случаях, когда для проверки жалобы или удовлетворения требования необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять иные меры, допускается рассмотрение жалобы или требования в срок до 10 суток, о чем извещается заявитель.

Сформулированные диссертантом предложения никоим образом не исключают необходимость проведения оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств, а имеют своей целью усовершенствование закона таким образом, чтобы в нем, наряду с декларированием гражданских прав, была предусмотрена возможность их практической реализации.

Шестая глава диссертации «Правовое регулирование использования результатов применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства» посвящена исследованию и решению проблем, возникающих в ходе реализации результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с применением технических средств в доказывании по уголовным делам. В главе также рассмотрены проблемы использования в уголовном судопроизводстве самых современных технических средств и разработок, внедрение которых либо только начинается, либо перспективы и возможности использования которых находятся на стадии активного обсуждения.

В первом параграфе рассмотрены процессуально правовые проблемы использования результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с применением технических средств в доказывании по уголовным делам.

По мнению диссертанта, одной из наиболее актуальных в настоящее время является проблема использования результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с использованием технических средств, как до, так и после возбуждения уголовного дела. Она заключается в том, каким образом процессуально оформить и, главное, закрепить материалы, полученные оперативно-розыскным путем с применением технических средств, в качестве доказательств.

В свете ст. 89 УПК РФ особое значение для эффективного использования материалов, полученных с применением технических средств в доказывании, имеет соответствие их формы и содержания требованиям, предъявляемым к доказательствам. Именно неопределенность в вопросе о форме и содержании представляемых материалов до сегодняшнего дня является одним из наиболее существенных препятствий для использования результатов применения технических средств, полученных в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности, при производстве по уголовным делам, вплоть до полной утраты их доказательственного значения.

Автор полагает, что для закрепления в качестве доказательств сведений, полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств, необходимо выполнение, по крайней мере, трех условий: 1) оформление всех документов, подтверждающих получение таких сведений в соответствии с требованиями, предъявляемыми к доказательствам УПК РФ, для чего уже на начальном этапе проведения оперативно-розыскного мероприятия предусмотреть возможность использования его результатов в доказывании, 2) получаемые материалы не должны содержать технических дефектов и иметь максимальный уровень качества, то есть быть пригодными для проведения в отношении них экспертных исследований (для применения технических средств должны привлекаться сотрудники и лица, способные квалифицированно обращаться с ними и, впоследствии, подтвердить факт и техническую возможность получения искомых сведений в судебном заседании; по завершении накопления необходимой информации, она может быть предоставлена специалисту, который даст заключение о технической возможности получения предоставленных сведений, их аутентичности, а также перспективах их использования в уголовно-процессуальном доказывании); 3) необходимо провести опросы лиц, участвовавших в осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, которые могут подтвердить в судебном заседании факт получения представленных сведений.

По мнению диссертанта, известность лица, принимавшего непосредственное участие в получении материалов с использованием технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий, и возможность его допроса в суде в качестве свидетеля является одной из важнейших составляющих их допустимости в качестве доказательств.

Результаты проведенного исследования показали, что в настоящее время сложилась практика, в соответствии с которой суды не принимают в качестве доказательств материалы, собранные с использованием технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий, если факт их получения не подкрепляется показаниями свидетелей. Таким образом, использование результатов применения технических средств в качестве самостоятельного доказательства, вне его связи с субъектом получения или при невозможности его привлечения в качестве свидетеля, является весьма сомнительным и может привести к полной утрате их доказательственного значения для уголовного дела.

Выходом из сложившейся ситуации могло бы стать изложение ч. 6 ст. 6 Федерального закона «Об  оперативно-розыскной деятельности» в следующей редакции»: «Запрещается проведение оперативно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным законом физическими и юридическими лицами. Не являются нарушением данного положения случаи, когда указанные технические средства применяются лицом в ходе оперативно-розыскного мероприятия под контролем уполномоченного работника по разрешению руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность». Что же касается результатов, полученных негласно с использованием технических средств, не уполномоченными законом лицами по собственной инициативе, то они, по нашему мнению, ни в каком виде не могут быть использованы в доказывании, поскольку порядок их собирания не соответствует действующему законодательству.

Кроме того, для приведения в соответствие с требованиями к доказательствам УПК РФ формы и содержания сведений, получаемых при проведении оперативно-розыскных мероприятий с применением технических средств уполномоченными субъектами, которые предполагается использовать в качестве доказательств, по мнению диссертанта, необходимо дополнить ч.3 Инструкции «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд» п. 22 следующего содержания:

«22. Если в ходе оперативно-розыскных мероприятий в соответствии с ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об  оперативно-розыскной деятельности» применялись технические средства, а результаты их использования, находящиеся на технических носителях, представляются органу дознания, следователю, прокурору или в суд, то необходимо указывать:

  • вид носителя информации и его основные характеристики;
  • формат записи, уровень качества, наличие сжатия данных;
  • наличие (отсутствие) возможности предоставления оригиналов записей для проведения экспертных исследований;
  • аппаратуру, оборудование (программы), необходимые для просмотра, воспроизведения записанной информации;
  • основные характеристики технических средств, использованных для получения и фиксации информации;
  • наличие (отсутствие) возможности предоставления технических средств, использованных при получении и фиксации информации для проведения экспертных исследований.

Предоставление материалов, полученных с использованием технических средств, в копиях, их монтаж, изменение формата, сжатие, перекодирование и иные действия с оригиналом, влекущие любые изменения его первоначального состояния, не допускаются.

Материалы должны представляться в упакованном виде, по правилам, принятым для упаковки и хранения вещественных доказательств, с печатью органа и подписью соответствующего должностного лица».

Во втором параграфе исследованы опыт и перспективы применения некоторых видов современных технических средств в уголовном судопроизводстве. Среди наиболее интересных и актуальных технических новинок следует, по мнению автора, выделить системы видеоконференцсвязи, возможность применения которых закреплена в ч. 3 ст. 376 УПК РФ, а также полиграфы, допустимость использования которых в уголовном судопроизводстве находится в стадии активного обсуждения.

Определенные сложности при использовании видеоконференцсвязи могут возникнуть и во время телекоммуникационного общения с лицами, страдающими дефектами речи, слуха, а также различными психическими недостатками. При таких обстоятельствах судьям необходимо с большой осторожностью подходить к использованию телекоммуникационного общения с лицами, страдающими дефектами речи, слуха, другими физическими и психическими недостатками, и несовершеннолетними. В некоторых спорных ситуациях целесообразно ориентироваться на «Перечень социально значимых заболеваний» и «Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих», утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 1 декабря 2004 г. № 715.

При таком неординарном способе проведения судебного заседания, по мнению автора, может возникнуть вопрос о праве осужденного на непосредственное общение с адвокатом, и, следовательно, о том, на какой стороне телекоммуникационного канала должен находиться защитник. В реальной действительности он всегда располагается в зале суда, а не в следственном изоляторе, где помещается осужденный, в результате не соблюдается правило о конфиденциальности общения адвоката со своим подзащитным.

Один из вариантов решения данной проблемы может состоять в том, что перед началом судебного заседания с применением видеоконференцсвязи осужденному, находящемуся под стражей в следственном изоляторе, предоставляют некоторое время для телекоммуникационного общения со своим защитником, который находится в зале суда.

Отдельная проблема вытекает из ст. 240 УПК РФ и затрагивает принцип непосредственности исследования доказательств в ходе судебного заседания. Она имеет особое значение, поскольку видеотехника позволяет участникам процесса только лично воспринимать устную речь, в то время как исследование с ее помощью, например, документов и вещественных доказательств, сопряжено с определенными сложностями. Поэтому применение систем видеоконференцсвязи в отдельных случаях возможно при условии согласия осужденного на такой способ рассмотрения его дела, а также при предварительной договоренности со стороной защиты о месте и способе представления дополнительных доказательств в ходе судебного заседания.

Являясь одним из перспективных направлений освоения технических средств в уголовном судопроизводстве, системы видеоконференцсвязи, по мнению диссертанта, не могут быть ограничены лишь теми областями, которые сегодня указаны в уголовно-процессуальном законодательстве и нашли применение в практической деятельности судов. В перспективе сфера их использования может быть расширена.

Например, следующим этапом внедрения видеоконференцсвязи должно стать юридическое закрепление возможности ее использования для получения свидетельских показаний по уголовным делам. Для этого есть несколько обстоятельств, которые должны подтолкнуть законодателей к принятию соответствующего решения. Так, одной из актуальных является проблема получения показаний свидетелей, находящихся на территории других государств, на основании договоров о взаимной правовой помощи. Такая потребность возникает как по объективным причинам, делающим невозможным личное присутствие свидетеля для дачи показаний на территории запрашивающей стороны (например, большие затраты на переезд и проживание, состояние здоровья и другие факторы), так и при нежелании свидетеля покидать территорию государства. Это может быть связано с политическими мотивами, недоверием к правоохранительной системе запрашивающего государства и т.д.

Другой не менее важной сферой применения информационных технологий, по мнению диссертанта, является проведение следственных и судебных действий с участием свидетелей и потерпевших, на которых может быть легко оказано давление представителями защиты и обвиняемыми (подсудимыми). Это могут быть дети, лица с неуравновешенной психикой и лица, находящиеся в беспомощном состоянии. Применение видеотрансляций является актуальным и при проведении расследования и судебного разбирательства по делам, связанным с организованной преступностью.

Применение систем видеоконференцсвязи в перечисленных случаях является одним из надежных способов защиты субъектов правоотношений и принципиально не противоречит российскому законодательству. Однако в условиях действующего уголовно-процессуального законодательства можно говорить лишь об использовании двухсторонней видеосвязи. Иначе может иметь место получение показаний анонимного свидетеля и нарушение права обвиняемого лично или посредством своего защитника проводить допрос данного лица.

Таким образом, по мнению диссертанта, современные технологии видеоконференцсвязи следует активно внедрять в уголовное судопроизводство, причем использовать их на всех стадиях расследования и судебного рассмотрения уголовных дел. Внедрение в судопроизводство новейших технических разработок поможет разрешить целый комплекс проблем правового, организационного и технического характера, позволит повысить его эффективность.

Интересным и перспективным техническим средством, о расширении практики применения которого в уголовном судопроизводстве ведутся активные дискуссии, является полиграф или детектор психофизиологического состояния человека.

Диссертант считает, что  для использования полиграфа и полученных с его помощью данных в уголовном судопроизводстве имеется ряд существенных препятствий: 1) результаты тестирования с использованием полиграфа полностью зависят от квалификации оператора и правильного толкования им полученных результатов; 2) поскольку вывод по результатам тестирования делается на основе субъективного мнения специалиста, то получить достоверную и однозначно толкуемую информацию о причинах эмоциональной реакции испытуемого в принципе невозможно; 3) нет прямой зависимости между показаниями полиграфа и причинами реакций на задаваемые вопросы; 4) результаты опроса с использованием полиграфа не могут быть признаны доказательствами, они могут служить лишь ориентирующей информацией об осведомленности испытуемого лица о том или ином исследуемом событии.

Диссертант полагает, что в сложившихся условиях применение полиграфа в интересах уголовного судопроизводства допустимо лишь в виде экспертизы, назначаемой следователем по просьбе подозреваемого или по его согласию, которую должен производить эксперт-полиграфолог, имеющий соответствующую квалификацию. Применение полиграфа в ходе допроса и, тем более, следователем недопустимо. Следователь не может одновременно осуществлять функции специалиста и эксперта. Предлагаемый подход обосновывается еще и тем, что в последнее время в литературе все чаще выдвигаются предложения об использовании тестирования на полиграфе по просьбе подозреваемого с целью подтверждения оправдывающих его показаний, и, следовательно, его невиновности.

По мнению диссертанта, несмотря на то, что данные, полученные с помощью полиграфа, могут служить важным материалом для построения версий и выбора направления расследования, они в современных условиях не могут являться допустимыми доказательствами. Данное ограничение связано, прежде всего, с тем, что психофизиологические реакции не могут прямо свидетельствовать об осведомленности лица или о лжи. На сегодняшний день не найдены специфические признаки лжи. Именно в связи с отсутствием строгой научной обоснованности и недостаточной точностью данных результаты ОИП имеют только ориентирующее значение и не являются доказательством. Очевидно, что при этом выводы специалиста (и тем более эксперта) могут иметь только вероятностный характер. Однако согласно действующему законодательству вероятное заключение эксперта не может быть положено в основу приговора .

В этом есть, по мнению автора,  главная и трудно решаемая проблема полиграфа. С одной стороны, есть огромный положительный опыт его применения. С другой стороны,  несмотря на то, что существует более десятка теорий, в которых были сделаны попытки описания механизма взаимосвязи показаний полиграфа с процессами, происходящими в сознании испытуемого, до сих пор ни одна из теорий не установила четкой причинно-следственной связи между показаниями полиграфа и произошедшими событиями, поскольку механизм функционирования нашего сознания пока не наблюдаем. Следовательно, мы можем только предполагать, но никак не быть полностью уверенными в достоверности выводов, сделанных в результате интерпретации показаний полиграфа.

В заключении подведены итоги диссертационного исследования, сформулированы его основные и наиболее значимые результаты: теоретические положения, обобщения, определения и выводы; концептуальные предложения по совершенствования нормативно-правовой базы, методов, средств и организационно-правовых механизмов использования технических средств в сфере уголовного судопроизводства; практические рекомендации по внесению изменений в действующее законодательство, регулирующее применение технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий, следственных действий, рассмотрении уголовных дел в суде.

Основным результатом работы является концепция правового регулирования применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства, в рамках реализации которой автором разработан комплекс предложений и рекомендаций, предназначенных для соответствующих правотворческих органов с целью принятия ими законодательных, иных организационно-правовых и методических мер по восполнению имеющихся пробелов в законодательстве и улучшению правового регулирования порядка и правил использовании технических средств при производстве по уголовным делам. Разработаны проекты поправок в Конституцию Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», инструкцию «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или  в суд».

Автором определен ряд принципиальных положений, являющихся основой для формирования нормативно-правовой базы использования технических средств в сфере уголовного судопроизводства: определено понятие технических средств в уголовном ­процессе; дана их классификация; сформулированы цели, принципы и задачи их применения; найдены пути решения процессуально-правовых проблем использования технических средств в доказывании; предложены критерии оценки сведений, полученных с применением технических средств; исследованы проблемы обеспечения законности при использовании технических средств в раскрытии и расследовании преступлений и даны предложения по созданию механизмов обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина, предупреждения нарушений законности при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, производстве следственных и судебных действий с использованием технических средств; исследованы проблемы повышения эффективности применения технических средств в сфере оперативно-розыскной деятельности и даны рекомендации по совершенствованию правил и порядка представления результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с использованием технических средств, для их реализации в уголовном судопроизводстве; исследованы опыт и перспективы применения некоторых видов современных технических средств в уголовном судопроизводстве, такие как системы видеоконференцсвязи и полиграф, даны предложения и рекомендации по модернизации действующего законодательства с целью наиболее эффективной интеграции в него современных научных разработок и методик их применения.

В целом, изложенные в работе предложения и рекомендации по совершенствованию правового регулирования применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства могут быть использованы в законотворческой деятельности по модернизации уголовно-процессуального законодательства, ведомственных нормативно-правовых актов, в целях повышения эффективности использования технических средств при раскрытии и расследовании преступлений, а также обеспечения прав и свобод человека и гражданина в при производстве по уголовным делам.

По теме диссертации автором опубликованы 48 работ общим объемом 69,2 п.л., в том числе 2 монографии, 12 учебных пособий и 34 научные статьи, из которых 9 в изданиях, входящих в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий ВАК России, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора наук.

Монографии:

  1. Федюнин А.Е. Использование современных технических средств в раскрытии и расследовании преступлений (теоретические и прикладные проблемы): монография / А.Е. Федюнин; под общ. и науч. ред. С.П. Щербы. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2005. 160 с. ISBN 5-7924-0405-4 (10 п.л.).
  2. Федюнин А.Е. Процессуально-правовые проблемы использования технических средств в раскрытии и расследовании преступлений: монография / А.Е. Федюнин; под общ. и науч. ред. С.П. Щербы. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2006. 168 с. ISBN 5-7924-0519-0 (10,5 п.л.).

Научные статьи, в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ для публикации основных научных результатов диссертации на соискание ученой степени доктора наук:

  1. Федюнин А.Е. Проблемы использования оперативно-розыскных материалов, полученных с применением технических средств в доказывании / А.Е. Федюнин // Вестник Саратовской государственной академии права. 2008. № 3(61). С. 93-97 (0,45 п.л.).
  2. Федюнин А.Е. Психофизиологическая экспертиза в раскрытии и расследовании преступлений (состояние, проблемы и перспективы) / А.Е. Федюнин // Судебная экспертиза. 2008. №4(16). С. 112-120 (0,56 п.л.).
  3. Федюнин А.Е. Видеоконференцсвязь в современном российском судопроизводстве / А.Е. Федюнин, В.А. Терехин // Российская юстиция. 2006. № 1. С. 22-24 (0,3 п.л./ 0,15 п.л.).
  4. Федюнин А.Е. Гарантии прав и свобод человека и гражданина от необоснованного применения технических средств при раскрытии и расследовании преступлений / А.Е. Федюнин // Вестник Российской правовой академии. 2006. № 1. С. 71-75 (0,54 п.л.).
  5. Федюнин А.Е. О содержании ряда оперативно-розыскных мероприятий с учетом развития современных технологий в области передачи информации / А.Е. Федюнин // Российский следователь. 2005. № 1. С. 40-42 (0,38 п.л.).
  6. Федюнин А.Е. Проблемы реализации положений ст. 25 Конституции РФ в современном уголовно-процессуальном законодательстве / А.Е. Федюнин // Российский судья. 2005. № 2. С. 22-25 (0,57 п.л.).
  7. Федюнин А.Е. Проблемы реализации конституционной нормы о неприкосновенности жилища в современном уголовно-процессуальном законодательстве / А.Е. Федюнин // Современное право. 2005. № 1. С. 50-52 (0,43 п.л).
  8. Федюнин А.Е. Понятие технических средств в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации / А.Е. Федюнин // Юрист-Правовед. 2005. № 1(12). С. 37-41 (0,86 п.л).
  9. Федюнин А.Е. Некоторые правовые вопросы защиты конституционных прав граждан от неправомерного использования специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации / А.Е. Федюнин // Юрист-Правовед. 2003. №1 (6). С. 67-71 (0,83 п.л).

Учебники и учебные пособия:

  1. Федюнин А.Е. Средства связи в органах внутренних дел: учеб.-справ. пособие / А.Е. Федюнин, В.В. Квач, Ю.Н. Красильников. Саратов: Изд-во СЮИ МВД России, 1998. 76 с. (6,3 п.л./ 2,1 п.л.).
  2. Федюнин А.Е. Средства охранно-пожарной сигнализации: учеб.-справ. пособие / А.Е. Федюнин, В.В. Квач. Саратов: Изд-во СЮИ МВД России, 1998. 68 с. (4,2 п.л./ 2,1 п.л.).
  3. Федюнин А.Е. Средства специальной техники органов внутренних дел: учеб.-справ. пособие / А.Е. Федюнин, Ю.В. Ковалев. Саратов: Изд-во СЮИ МВД России, 1999. 56 с. (3,25 п.л./ 1,62 п.л.).
  4. Федюнин А.Е. Оперативно-розыскная деятельность: учеб.-справ. пособие / А.Е. Федюнин, В.Ю. Алферов, Н.И. Ильин, В.Л. Ильиных. Саратов: Изд-во СЮИ МВД России, 2000. 340 с. (19,8 п.л./ 6,6 п.л.).
  5. Федюнин А.Е. Специальная техника органов внутренних дел: учеб.-справ. пособие / А.Е. Федюнин, Ю.В. Ковалев, А.В. Бочкарев. Саратов: Изд-во СЮИ МВД России, 2000. 60 с. (3,9 п.л./ 1,95 п.л.).
  6. Федюнин А.Е. Основы специальной техники, применяемой в органах внутренних дел: учеб. пособие / А.Е. Федюнин, А.В. Бочкарев, В.Л. Ильиных, А.С. Пояркин. Саратов: Изд-во СЮИ МВД России, 2001. 73 с. (5,45 п.л./ 1,82 п.л.).
  7. Федюнин А.Е. Оперативно-розыскная деятельность: учеб.-справ. пособие / А.Е. Федюнин, В.Ю. Алферов, В.Л. Ильиных. М.: Приор, 2002. 272 с. (19,76 п.л./ 6,58 п.л.).
  8. Федюнин А.Е. Средства оперативной техники: учеб. пособие / А.Е. Федюнин, А.В. Бочкарев, В.Л. Ильиных. Саратов: Изд-во СЮИ МВД России, 2002. 108 с. (8,06 п.л./ 2,69 п.л.).
  9. Федюнин А.Е. Специальная техника, применяемая в органах внутренних дел: Общая часть: учеб. пособие / А.Е. Федюнин, А.В. Бочкарев, В.Л. Ильиных, А.С. Пояркин. Саратов: Изд-во СЮИ МВД России, 2002. 108 с. (6,28 п.л./ 1,57 п.л.).
  10. Федюнин А.Е. Специальная техника органов внутренних дел: альбом схем / А.Е. Федюнин, А.В. Бочкарев. Саратов: Изд-во СЮИ МВД России, 2002. 47 с. (2,73 п.л./ 1,36 п.л.).
  11. Федюнин А.Е. Специальные химические вещества: учеб. пособие / А.Е. Федюнин, А.В. Бочкарев, В.Л. Ильиных, А.К. Ткаченко, Г.И. Шишков. Саратов: Изд-во СЮИ МВД России, 2002. 42 с. (2,44 п.л./ 0,49 п.л.).
  12. Федюнин А.Е. Технические средства и основы построения современных систем связи: учеб. пособие / А.Е. Федюнин, А.С. Пояркин. Саратов: Изд-во СЮИ МВД России, 2005. 171 с. (9,96 п.л./ 4,98 п.л.).

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

  1. Федюнин А.Е. Уважение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств / А.Е. Федюнин // Правовая культура. 2008. № 1(4). С. 144-156 (0,99 п.л.).
  2. Федюнин А.Е. Проблемы представления оперативно-розыскной информации, полученной с использованием технических средств, дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд / А.Е. Федюнин // Проблемы розыскной работы ОВД: Материалы научно-практической конференции. –  Саратов, СЮИ МВД России, 2008. С. 138-145 (0,48 п.л.).
  3. Федюнин А.Е. Законодательная дефиниция «технические средства»: сущность, сфера применения, эффективность реализации / А.Е. Федюнин // Юридическая техника. № 1, 2007. С. 153-164 (1,49 п.л.).
  4. Федюнин А.Е. Проблемы использования полиграфа в раскрытии и расследовании преступлений / А.Е. Федюнин // Присяжный поверенный: межвуз. сб. науч. тр. Саратов: Изд-во Поволж. межрегион. учеб. центра, 2006. Вып. 3. С. 101-120 (1,47 п.л.).
  5. Федюнин А.Е. Использование автоматизированных систем оперативно-розыскного назначения в ОРД ОВД на транспорте / А.Е. Федюнин, В.В. Сластенов // Информационная безопасность и компьютерные технологии в деятельности правоохранительных органов: межвуз. сб. Саратов: Изд-во СЮИ МВД России, 2006. Вып. 5. С. 251-262 (0,3 п.л./ 0,15 п.л.).
  6. Федюнин А.Е. Культура нормотворчества в области законодательного регулирования уголовно-процессуальной деятельности / А.Е. Федюнин, С.М. Федюнина // Правовая культура. 2006. № 1. С. 95-113 (1,72 п.л./ 0,85 п.л.).
  7. Федюнин А.Е. Актуальные проблемы использования в доказывании материалов, полученных с использованием технических средств / А.Е. Федюнин // Фундаментальные и прикладные проблемы управления расследованием преступлений: сб. науч. тр.: в 2 ч. М.: Изд-во Академии управления МВД России, 2005. Ч. 2. С. 154-157 (0,3 п.л).
  8. Федюнин А.Е. Процессуальные правила и критерии допустимости доказательств, полученных при раскрытии и расследовании преступлений с использованием технических средств / А.Е. Федюнин // Актуальные проблемы раскрытия и расследования преступлений: межвуз. сб. науч. тр. Красноярск: Изд-во Сибирского ЮИ МВД России, 2005. Вып. 7. С. 59-76 (1,44 п.л).
  9. Федюнин А.Е. Проблемы обеспечения безопасности информации, передаваемой по каналам связи при проведении оперативно-розыскных мероприятий / А.Е. Федюнин, О.Э. Новак // Доклады академии военных наук. Саратов: Изд-во СВИ ВВ МВД России, 2005. С. 135-138 (0,32 п.л./ 0,12 п.л.).
  10. Федюнин А.Е. Оперативно-розыскные мероприятия, связанные с получением информации, передаваемой по каналам связи / А.Е. Федюнин // Проблемы юрисдикционной деятельности правоохранительных органов: юбилейный сб. науч. ст. Саратов: Изд-во СЮИ МВД России, 2005. С. 66-70 (0,34 п.л).
  11. Федюнин А.Е. Проблемы реализации конституционной нормы о неприкосновенности жилища в современном уголовно-процессуальном законодательстве / А.Е. Федюнин // Проблемы юрисдикционной деятельности правоохранительных органов: юбилейный сб. науч. ст. Саратов: Изд-во СЮИ МВД России, 2005. С. 54-60 (0,53 п.л).
  12. Федюнин А.Е. Проблемы реализации права граждан на неприкосновенность жилища при раскрытии и расследовании преступлений / А.Е. Федюнин // Присяжный поверенный: период. сб. науч. тр. Саратов: Научная книга, 2005. С. 68-75 (0,52 п.л).
  13. Федюнин А.Е. Соблюдение прав и свобод личности при использовании технических средств в деятельности органов внутренних дел по раскрытию и расследованию преступлений / А.Е. Федюнин // Охрана прав и свобод личности в деятельности ОВД: матер. Всерос. науч.-практ. конф. Калининград: Изд-во Калининградского ЮИ МВД России, 2005. С. 175-181 (0,48 п.л).
  14. Федюнин А.Е. Проблемы реализации конституционного права граждан на неприкосновенность жилища при осуществлении оперативно-разыскных мероприятий с применением технических средств / А.Е. Федюнин  // Права человека и гражданское общество. Международная научно-практическая конференция (Москва, 23 ноября 2004 г.). М.: Изд-во Моск. ун-та МВД России, 2005. С. 86-92 (0,43 п.л).
  15. Федюнин А.Е. Реализация права граждан на свободу и личную неприкосновенность при расследовании преступлений с использованием современных технических средств / А.Е. Федюнин  // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями. Материалы третьей международной научно-практической конференции, 14 апреля 2005 г. Барнаул: Изд-во Барнаул. юрид. ин-та МВД России, 2005. С. 84-85 (0,15 п.л).
  16. Федюнин А.Е. Проблемы правового обеспечения оперативно-розыскных мероприятий, связанных со снятием информации, передаваемой по каналам связи / А.Е. Федюнин // Информационная безопасность и компьютерные технологии в деятельности правоохранительных органов. Межвузовский сборник. Вып. 3. Саратов, СЮИ МВД России, 2004. С. 80-84 (0,27 п.л).
  17. Федюнин А.Е. Уголовно-процессуальные проблемы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам / А.Е. Федюнин, А.В. Бочкарев // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: сб. матер. Междунар. науч.-практ. конф. Красноярск: Изд-во СибЮИ МВД России, 2003. Ч. 2. С. 207-211 (0,29 п.л./ 0,15 п.л.).
  18. Федюнин А.Е. Некоторые правовые аспекты соблюдения конституционного права граждан на неприкосновенность жилища в условиях осуществления оперативно-розыскной деятельности с применением специальных технических средств / А.Е. Федюнин, А.В. Бочкарев // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью: матер. межвуз. науч.-практ. конф. Орел: Изд-во ОрЮИ МВД РФ, 2003. Вып. 6. С. 53-56 (0,4 п.л./ 0,2 п.л.).
  19. Федюнин А.Е. О допустимости использования в качестве доказательств материалов, полученных органами дознания до возбуждения уголовного дела / А.Е. Федюнин, А.В. Бочкарев // Современные проблемы борьбы с преступностью: сб. матер. Всерос. науч.-практ. конф. Воронеж: Изд-во ВИ МВД РФ, 2002. С. 10-14 (0,3 п.л./ 0,15 п.л.).
  20. Федюнин А.Е. Новое уголовно-процессуальное законодательство и фоноскопическая экспертиза: актуальные проблемы Всероссийская научно-практическая конференция / А.Е. Федюнин, А.В. Бочкарев // Судебная экспертиза на рубеже тысячелетий: матер. межвед. науч.-практ. конф. Саратов: Изд-во СЮИ МВД России, 2002. Ч. 3. С. 145-150 (0,7 п.л./ 0,35 п.л.).
  21. Федюнин А.Е. Некоторые уголовно-процессуальные вопросы получения и фиксации аудиальной информации при осуществлении оперативно-розыскной деятельности / А.Е. Федюнин, А.В. Бочкарев // Следователь. 2002. № 6. С. 30-34 (0,8 п.л./ 0,4 п.л.).
  22. Федюнин А.Е. Правовые и процессуальные проблемы применения специальных технических средств в борьбе с преступностью /А.Е. Федюнин // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью в современных условиях: матер. межвуз. науч.-практ. конф. Орел: Изд-во ОрЮИ МВД РФ, 2002. Вып. 5. С. 21-22 (0,18 п.л.).
  23. Федюнин А.Е. Вопросы получения оперативно-значимой информации, передаваемой с использованием сетей связи / А.Е. Федюнин, А.В. Бочкарев // Актуальные проблемы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел: межвуз. сб. науч. тр. Барнаул: Изд-во БЮИ МВД РФ, 2001. С. 80-85 (0,45 п.л./ 0,25 п.л.).
  24. Федюнин А.Е. Правовые и организационные вопросы расследования убийств, совершенных по найму / А.Е. Федюнин, А.С. Пояркин // Следователь. 2001. № 3. С. 25-28 (0,7 п.л./ 0,35 п.л.).
  25. Федюнин А.Е. Некоторые проблемы соблюдения прав человека, обеспечения безопасности общества и государства в условиях развития технологий для негласного получения информации / А.Е. Федюнин // Актуальные проблемы обеспечения безопасности личности, общества и государства в современных условиях: матер. Российской науч.-практ. конф. Уфа: Изд-во УфЮИ МВД РФ, 2001. Ч. 2. С. 55-58 (0,24 п.л.).

 


Федюнин Антон Евгеньевич

 

правовое регулирование применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства

 

Подписано в печать 3.12.2008 г.

Усл. печ. л. 2,0

Уч.-изд. л. 2,0

Заказ № 731

Тираж 150 экз.

 

Центр оперативной полиграфии

ФГОУ ВПО РГАУ ­– МСХА им. К.А. Тимирязева

127550, Москва, ул. Тимирязевская, 44

 

См.: Международный пакт о гражданских и политических правах. Ст. 291.

В контексте ч. 10 ст. 5 УПК РФ.

См.: Приказ МВД РФ № 368, ФСБ РФ № 185, ФСО РФ № 164, ФТС РФ № 481, СВР РФ № 32, ФСИН РФ № 184, ФСКН РФ № 97, Минобороны РФ № 147 от 17.04.2007 «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд» // Российская газета. 2007. 16 мая.

См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. №1 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // Бюллетень ВС СССР. 1971. № 2.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.