WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Криминалистическое учение о специальных знаниях сведущих лиц

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

ИСАЕВА

Любовь Михайловна

 

Криминалистическое учение

о специальных знаниях

сведущих лиц

 

Специальность 12.00.09 – уголовный процесс,

криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность

Автореферат

диссертации на соискание ученой

степени доктора юридических наук

 

Санкт-Петербург –  2009

Работа выполнена на кафедре криминалистики

Санкт-Петербургского университета МВД России

 

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор,

Заслуженный юрист РФ

Александров Алексей Иванович

(Санкт-Петербургский государственный университет);

доктор юридических наук, профессор

Шаров Виктор Иванович

(Нижегородская академия МВД России);

доктор юридических наук, профессор

Ялышев Станислав Алимович

(Санкт-Петербургский юридический  институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ)

Ведущая организация:

Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы Министерства юстиции РФ

 

Защита состоится « 24   » апреля  2009 г. в « 14  » час. на заседании диссертационного совета Д 203.012.02 при Санкт-Петербургском университете МВД России (198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского университета МВД России (198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1).

Автореферат разослан «    » ______________ 2009 г.

  Ученый секретарь

диссертационного совета Д 203.012.02

кандидат юридических наук, доцент                                                 Э.В. Лантух


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена необходимостью поиска и внедрения в практическую деятельность правоохранительных органов научных достижений, обеспечивающих повышение качества и результативности выявления, раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

В последние годы происходят существенные изменения не только в состоянии и структуре преступности, но и в самом характере противоправной деятельности: появляются новые схемы преступлений, сложнее и изощреннее становятся механизмы их совершения и сокрытия. В этих условиях задача правоохранительных органов состоит в том, чтобы полнее использовать все возможности научного прогресса, не отставая, а опережая и предугадывая тенденции их применения преступной средой. Это касается и использования в процессе предупреждения, раскрытия и расследования преступлений специальных знаний сведущих лиц – проблемы, теоретические и прикладные аспекты которой занимают существенное место среди криминалистических научных разработок последних лет.

Несмотря на, несомненно, значительные достижения криминалистики в части использования специальных знаний, следует отметить, что большинство исследований до настоящего времени были связаны с разработкой частных вопросов: особенностями подготовки и проведения отдельных видов криминалистических исследований (криминалистическая техника), особенностями использования специальных знаний в определенных формах (криминалистическая тактика), применением специальных знаний при расследовании преступлений отдельных видов и групп (криминалистическая методика). В результате многие из указанных научных исследований часто носят сугубо описательный характер, не всегда вписываются в общую структуру расследования преступления, остаются в стороне от выявления важных объективных закономерностей.

Дополнительную актуальность проблеме придает тот факт, что в рамках проводимой судебно-правовой реформы существенно обновлено законодательство, связанное с использованием специальных знаний, в том числе, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, Федеральный Закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»; значительные коррективы внесены в ведомственные акты органов прокуратуры, органов внутренних дел и иных правоохранительных ведомств.

В силу различных причин существующая нормативно-правовая база создавалась и обновлялась в разное время и без согласования отдельных правовых предписаний, особенно по вопросам, стоящим на стыке отраслей законодательства уголовно-правового комплекса, к которым можно отнести проблемы использования специальных знаний. Это привело к тому, что объективно взаимосвязанные нормативно-правовые акты содержат противоречащие друг другу предписания, существенно различаются и в части используемой терминологии. Все это снижается эффективность процесса отправления правосудия, его криминалистическое обеспечение, создавая большие трудности в собирании и исследовании доказательств по уголовным делам.

Устранение коллизий и согласованное совершенствование законодательства уголовно-правового комплекса в целом, в том числе в части регламентации использования специальных знаний, особенно с учетом многообразия форм их реализации в экспертной, оперативно-розыскной деятельности и судопроизводстве, предполагает надлежащее научное обеспечение, формирования единой взаимосвязанной системы теоретических положений, раскрывающих комплексных характер специальных знаний и общие закономерности их использования при выявлении, раскрытии и расследовании преступлений.

Создание концептуальных основ нового криминалистического учения об использовании специальных знаниях сведущих лиц создаст предпосылки системного подхода при разработке отдельных аспектов использования специальных знаний в рамках прикладных разделов криминалистической науки – криминалистической техники, тактики и методики, позволит устранить многие существующие противоречия, в том числе законодательного характера, затрудняющие применение специальных знаний сведущих лиц в правоприменительной практике.

Степень разработанности темы исследования. Вопросы использования специальных знаний при выявлении, раскрытии и расследовании преступлений всегда привлекали внимание ученых. Под разным углом зрения эти вопросы рассматривались в трудах дореволюционных, советских и современных российских ученых-юристов, специалистов в области уголовного права, уголовного процесса, криминалистики и судебной экспертизы, оперативно-розыскной деятельности, таких как Т.В. Аверьянова, В.Д. Арсеньев, Р.С. Белкин, Ю.Н. Белозеров, Е.Ф. Буринский, А.И. Винберг, И.В. Виноградов, А.Ф. Волынский, В.М. Галкин, В.И. Гончаренко, Ф.К. Диденко, О.В. Евстигнеева, В.Г. Заболоцкий, А.А. Закатов, Е.И. Зуев, Ю.А. Калинкин, Т.Д. Касымов, Г.И. Кочаров, И.Ф. Крылов, П.А. Лупинская, Н.Т. Малаховская, В.Н. Махов, Е.И. Майорова, Ю.В. Наумкин, А.С. Овчинский, В.Н. Омелин, Ю.К. Орлов, Ю.Н. Оропай, И.В. Постика, П.К. Пошюнас, Р.Д. Рахунов, Е.Р. Россинская, Н.А. Селиванов, Ф.С. Сафуанов, И.Н. Сорокотягин, К.М. Тарсуков, С.Н. Трегубов, А.Р. Шляхов, А.А. Эйсман и др.

В последние годы, в связи с настоятельной необходимостью расширения применения специальных знаний в борьбе с преступностью, появились специальные работы в области уголовного процесса (К.К. Абакиров, Т.В. Аверьянова, Н.А. Комарова, В.В. Коряковцев, В.З. Лукашевич, В.Н. Махов, Е.Р. Россинская, Е.В. Селина, Н.А. Сидорова, А.Г. Смородинова, В.Ю. Стеценко, А.Б. Чичканов), криминалистики (А.И. Александров, К.Н. Бадиков, Л.А. Бегунова, А.В. Втюрин, А.В. Гусев, В.Д. Корма, А.Л. Протопопов, Т.А. Седова, А.А. Эксархопуло), судебной экспертизы (Т.В. Аверьянова, В.В. Колкутин, Л.П. Конышева, М.М. Коченов, А.В. Кудрявцева, Е.И. Майорова, И.В. Овсянников, О.Д. Ситковская, Ю.И. Соседко, Л.Г. Шапиро), оперативно-розыскной деятельности (В.Л. Попов, А.С. Овчинский, К.М. Тарсуков, В.Н. Омелин, А.В. Петухов), затрагивающие обозначенные нами вопросы.

Не умаляя ценность результатов исследований названных и иных авторов, необходимо отметить, что вопросы применения специальных знаний в сфере уголовного судопроизводства в большинстве работ затрагивались лишь фрагментарно. Немаловажно и то, что значительная часть исследований относятся к иной социально-экономической, научно-технической и криминологической обстановке, их выводы основываются на других правовых актах и учитывают иные научно-технические возможности.

Таким образом, можно констатировать, что в настоящее время отсутствует целостная научно обоснованная криминалистическая теория использования специальных знаний сведущих лиц, адаптированная к современным потребностям предупреждения, выявления, раскрытия, расследования преступлений, отправления правосудия по уголовным делам.

Отмеченные обстоятельства предопределили стратегию диссертационного исследования, его объект и предмет, цели и задачи, логику систематизации, анализа и интерпретации теоретического и эмпирического материала.

Объектом исследования является практика использования специальных знаний сведущих лиц в сфере уголовного судопроизводства, а также общественные отношения, возникающие при использовании этих знаний в процессе деятельности специально уполномоченных законом лиц по предупреждению, выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, отправлению правосудия по уголовным делам.

Предметом исследования являются закономерности использования уполномоченными законом должностными лицами специальных знаний сведущих лиц для собирания, исследования и оценки доказательств в интересах предупреждения, выявления, раскрытия и расследования преступлений, отправления правосудия по уголовным делам.

Цель и задачи исследования. Цель исследования состоит в разработке концепции и определении перспективных направлений развития в рамках общей теории и методологии криминалистики нового криминалистического учения об использовании специальных знаний сведущих лиц с последующей подготовкой системы научно обоснованных предложений и рекомендаций по его правовому, организационному, методическому и тактическому обеспечению и реализации в рамках уголовного судопроизводства и оперативно-розыскной деятельности.

Достижение этой цели предполагает решение следующихвзаимосвязанных задач:

выявить закономерности и тенденции становления практики использования специальных знаний в судопроизводстве России, их связь с формированием законодательства, регулирующего сферы уголовного судопроизводства и оперативно - розыскной деятельности, и развитием естественных и технических наук;

обосновать необходимость разработки учения о специальных знаниях сведущих лиц в рамках общей теории и методологии криминалистики;

раскрыть понятие, объект и предмет учения, его значение и место в системе научного знания, основные функции, принципы и направления реализации;

разработать понятийный аппарат, раскрывающий сущность и значение участия лиц, обладающих специальными знаниями, в уголовном судопроизводстве и оперативно-розыскной деятельности;

выявить формы применения специальных знаний в сфере уголовного судопроизводства и предложить их классификацию;

разработать классификацию лиц, обладающих специальными знаниями с точки зрения задач уголовного судопроизводства и оперативно-розыскной деятельности, и на этой основе предложить единую систему использования знаний сведущих лиц в интересах выявления, раскрытия и расследования преступлений, отправления правосудия;

исходя из концепции использования специальных знаний в сфере уголовного судопроизводства, выявить и предложить новые средства обеспечения принципа равноправия и состязательности сторон;

сформулировать предложения по совершенствованию действующего законодательства в части, касающейся регулирования использования специальных знаний;

выработать и научно обосновать методические рекомендации, направленные на совершенствование деятельности правоохранительных органов по использованию специальных знаний сведущих лиц в интересах выявления, раскрытия и расследования преступлений, отправления правосудия.

Методология и методика исследования. Методологическую основу исследования составляют категории и законы материалистической диалектики, что применительно к формированию концептуальных основ криминалистического учения об использовании специальных знаний сведущих лиц предполагало апеллирование к таким принципам, как внутренняя противоречивость и целостность явлений, повторяемость и поступательность их развития и др.

Общенаучные методы преимущественно использованы в теоретическом обосновании проблемы, при раскрытии вопросов генезиса и эволюции понимания соответствующих явлений в криминалистической науке. Специальные методы использованы при описании конкретных процессов в сфере криминалистического обеспечения задач уголовного судопроизводства и оперативно-розыскной деятельности. Особое значение имели функциональный и системно-структурный подходы; активно использовались методы сравнительно-юридического анализа, статистические, логические, социологические методы, в том числе методы конкретных социологических исследований и метод включенного наблюдения, обусловленный длительным опытом работы диссертанта в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел.

Кроме того, формулируя теоретические основания и понятийный аппарат учения, диссертант опирался на положения и выводы методологического характера, содержащиеся в новейшей литературе науковедческого профиля.

Правовую базу диссертации составляют положения Конституции РФ, уголовное, уголовно-процессуальное, оперативно-розыскное и другое федеральное законодательство РФ, ведомственные нормативно-правовые акты правоохранительных органов и иных министерств и ведомств страны (приказы, указания, распоряжения и инструкции). В работе также использованы международные правовые акты, законодательство США, Германии, Китайской Народной Республики. Особое внимание уделено законодательству стран СНГ (Украины; Республик Молдова, Беларусь, Казахстан; Кыргызской Республики).

Эмпирическая база исследования представлена результатами обобщения и анализа: статистических сведений ГИАЦ МВД РФ; программированного изучения 402 уголовных дел и 203 дел оперативного учета, 210 судебных экспертных заключений и исследований; опросов сотрудников оперативных, следственных и экспертных подразделений (соответственно, в среднем, по 350 представителей из подразделений органов внутренних дел Северо-Западного, Уральского, Сибирского, Центрального, Дальневосточного, Приволжского федеральных округов); аналитических материалов о результатах проведения межведомственных и международных операций в сфере противодействия преступности; ведомственных обобщений судебно-следственной практики.

Выводы и рекомендации, разработанные диссертантом, базируются также на анализе практики работы центрального аппарата Бюро специальных технических мероприятий МВД России, Следственного комитета при МВД России, Департамента уголовного розыска МВД России, Экспертно-криминалистического центра при МВД России, Департамента собственной безопасности МВД России, деятельности территориальных подразделений органов внутренних дел: МВД по Республике Алтай, МВД по Республике Бурятия, МВД по Республике Северная Осетия – Алания, МВД по Республике Татарстан, ГУВД по г. Москве, ГУВД по Московской области, ГУВД по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ГУВД по Красноярскому краю, ГУВД по Краснодарскому краю, ГУВД по Кемеровской области, ГУВД по Самарской области, ГУВД по Свердловской области, УВД по Калужской области, УВД по Камчатскому краю, УВД по Рязанской области, УВД по Тверской области, УВД по Владимирской области, УВД по Амурской области и др.

Использован личный опыт работы в экспертных подразделениях органов внутренних дел и Всероссийском научно-исследовательском институте МВД России.

Научная новизна диссертационного исследования определяется целями, задачами, объектом и предметом исследования и состоит в интеграции научных положений и создании нового криминалистического учения об использовании специальных знаний сведущих лиц в интересах обеспечения повышения эффективности решения задач в сфере уголовного судопроизводства.

Диссертантом предложена и обоснована целостная концепция криминалистического учения об использовании специальных знаний сведущих лиц в правоприменительной деятельности оперативно-розыскных, следственных и экспертно-криминалистических подразделений, позволяющая с системных позиций подойти к решению существующих проблем и наметить перспективы дальнейшего совершенствования форм и методов применения специальных знаний в сфере уголовного судопроизводства.

В ее основе лежит обоснование необходимости рассмотрения всех существующих форм применения специальных знаний в сфере уголовного судопроизводства как элементов единой системы, имеющей свою структуру, понятийный аппарат, принципы и тенденции развития, что позволяет, во-первых, обеспечить сбалансированное совершенствование этих форм по мере как развития естественных и технических наук, формирующих специальные знания сведущих лиц, так и расширения практического опыта применения этих знаний в уголовном судопроизводстве, во-вторых, упорядочить применение каждой из этих форм, исходя из субъектов специальных знаний, конкретных целей и задач уголовного судопроизводства.

Новизну проведенного исследования определяют также обоснование содержания учения об использовании специальных знаний сведущих лиц в уголовном судопроизводстве и путей его реализации в современной России, что нашло свое отражение, в частности, в: трех сконструированных диссертантом теоретико-прикладные моделях: единой классификации лиц, применяющих специальные знания в уголовном судопроизводстве и оперативно-розыскной деятельности; единой системы использования знаний сведущих лиц в уголовном судопроизводстве для обеспечения принципа равноправия и состязательности сторон; структуры личности лица, обладающего специальными знаниями с точки зрения уголовного судопроизводства; комплексе предложений по совершенствованию действующего законодательства в части, касающейся регулирования использования специальных знаний; системе методические рекомендации, направленные на совершенствование деятельности правоохранительных органов в интересах выявления, раскрытия и расследования преступлений, отправления правосудия.

Научную новизну диссертационного исследования конкретизируют следующие основные положения, выносимые на защиту:

1. Авторское определение понятия криминалистического учения о специальных знаниях сведущих лиц.

Криминалистическое учение о специальных знаниях сведущих лиц представляет собой основанную на общей теории и методологии криминалистики систему научных положений о закономерностях собирания, исследования, оценки и использования доказательств с применением теоретических знаний, практических умений и навыков, присущих различным видам профессиональной или иной деятельности, за исключением знаний, навыков и умений, используемых правоприменителем в процессе профессиональной деятельности в сфере уголовного судопроизводства.  

Объектом учения является использование специальных знаний сведущих лиц, осуществляемое уполномоченными законом должностными лицами в процессе работы по раскрытию и расследованию преступлений, отправления правосудия по уголовным делам, предметом – основания, порядок и направления использования уполномоченными законом должностными лицами специальных знаний сведущих лиц для собирания, исследования и оценки доказательств в интересах предупреждения, выявления, раскрытия и расследования преступлений, отправления правосудия по уголовным делам. Криминалистическое учение о специальных знаниях сведущих лиц в системе научного знания выполняет такие функции, как познавательную, эвристическую, прогностическую, политико-управленческую и идеологическую.

Криминалистическое учение о специальных знаниях сведущих лиц базируется на принципах конституционной законности; научности; использования опыта, как юридического, так и научного; связи с практикой; управления качеством использования специальных знаний; опоры на принципы той отрасли права, где возникает необходимость использования специальных знаний.

2. Обоснование комплекса научно-теоретических положений, разработанных в рамках криминалистического учения.

2.1. Авторское определение понятия «специальные знания» и проистекающие из него подходы к единой терминологии, основанной на доктринальном и легальном закреплении понятия «лицо, обладающее специальными знаниями».

Специальные знания – это совокупность теоретических знаний, практических умений и навыков сведущих лиц – представителей различных видов профессиональной или иной деятельности (за исключением профессиональных знаний, умений и навыков должностных лиц органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность; представителей суда, стороны обвинения и защиты), применяемых в случаях и порядке, определенных законом, и необходимых для выявления, раскрытия, расследования преступлений и рассмотрения уголовных дел в суде в целях содействия установлению истины по делу.

2.2. Авторская классификация процессуальных форм использования специальных знаний в сфере уголовного судопроизводства с точки зрения их регламентации в законодательстве:

формы, декларированные и регламентированные УПК РФ (производство судебной экспертизы и дача заключения; привлечение специалиста к участию в процессуальных действиях; показания эксперта; показания специалиста);

формы, декларированные УПК РФ, но регламентированные другими законами и подзаконными нормативными актами (производство документальных проверок, ревизий при проверке сообщения о преступлении);

формы, декларированные УПК РФ, но не регламентированные действующим законодательством (заключение специалиста).

2.3. Авторская классификация субъектов, использующих специальные знания в уголовном судопроизводстве, учитывающая их процессуальный статус, объем использования специальных знаний, роль в уголовном судопроизводстве:

субъекты, обладающие специальными знаниями и использующие их в рамках своего процессуального статуса (специалист, эксперт);

субъекты, имеющие право в той или иной форме привлекать для решения задач судопроизводства лиц, имеющих специальные знания (например: следователь, суд, прокурор, дознаватель, защитник);

субъекты, которые могут обладать специальными знаниями и использовать их при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей, но не имеющие процессуального права в той или иной форме привлекать для решения задач судопроизводства других лиц, имеющих специальные знания (потерпевший; частный обвинитель; гражданский истец; представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя; подозреваемый; обвиняемый; законные представители несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого; гражданский ответчик; представитель гражданского ответчика; свидетель; понятой; переводчик);

субъекты, не упомянутые в УПК РФ, служебные занятия которых непосредственно или опосредованно содействуют органам, ведущим борьбу с преступностью (лица, ведущие системы учетов и т.п.).

2.4. Авторская модель ключевых качеств структуры личности лица, обладающего специальными знаниями, с точки зрения целесообразности использования этого лица для решения задач уголовного судопроизводства: обладание специальными знаниями; практические навыки поисковой, организационной и исследовательской деятельности (опыт участия в следственных действиях или оперативно-розыскных мероприятиях; стаж работы по специальности); специфические свойства интеллекта и мышления, включающие в себя умение анализировать, обобщать, систематизировать, моделировать и т.п.; специфические психофизиологические качества, в число которых входят: внимание, наблюдательность, память, длительная работоспособность, настойчивость. Перечисленные качества являются ключевыми, но не исчерпывающими.

2.5. Обоснование целесообразности назначения судебных экспертиз до возбуждения уголовного дела в случае, когда принятие решения о возбуждении уголовного дела невозможно без производства экспертизы. В связи с этим предлагается дополнить ст. 195 УПК РФ положением, о том, что «в случае, когда принятие решения о возбуждении уголовного дела невозможно без производства экспертизы или промедление может привести к невосполнимой утрате доказательств, она может быть назначена дознавателем или следователем до возбуждения уголовного дела».

В случае назначения экспертизы до возбуждения уголовного дела необходимо предусмотреть возможность продления срока принятия решения по сообщению о любом совершенном или готовящемся преступлении до 30 суток с внесением соответствующих изменений в ст. 144 УПК РФ.

2.6. Вывод о необходимости заложить в основу формирования перечня случаев обязательного назначения экспертиз рекомендации частных теорий судебных экспертиз, подкрепленные практикой.

2.7. Обоснование вывода о том, что в дальнейшем список обстоятельств, для разрешения которых требуется производство судебной экспертизы, будет расширен, в частности, за счет закрепления обязательного назначении экспертизы при необходимости установления психического или физического состояния свидетеля, а также при невозможности достоверно установить обстоятельства дела иными, кроме заключения судебной экспертизы, доказательствами.

3. Комплекс выводов, раскрывающих становление законодательства России в части, касающейся использования специальных знаний, и соответствующей правоприменительной практики.

3.1. Разработанный автором комплекс выводов о становлении практики использования специальных знаний в российском уголовном судопроизводстве и, соответственно, авторская классификация этапов становления и использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве России.

3.2. Авторское обоснование прогностических тенденций дальнейшего развития использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве России.

4. Комплекс выводов и предложений по совершенствованию уголовно-процессуального, оперативно-розыскного и иного законодательства, ведомственных нормативных документов, направленный на повышение эффективности использования специальных знаний в сфере уголовного судопроизводства, включающий:

предложение об отмене действующего Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и принятии нового Федерального закона «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», регламентирующего деятельность также частных экспертов, экспертных учреждений и организаций;

авторскую редакцию: ст.ст. 53, 57, 58, 86, 120, 122, 164, 168, 178, 195, 199, 201 УПК РФ; ст. 307 УК РФ; п. 7 ст. 6 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»; положений приказа МВД России от 12. 09. 95 № 353 «Об обеспечении внедрения полиграфа в деятельность органов внутренних дел»;

дополнение внутриведомственных нормативных правовых актов положением, регламентирующим проведение опроса с использованием метода гипнорепродукции.

5. Система рекомендаций по использованию специальных знаний при производстве следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, обеспечивающих повышение их эффективности:

5.1. Комплекс предложений, направленных на оптимизацию оценки заключения судебного эксперта, касающихся формы отражения сведений о факте дачи государственным экспертом подписки об ответственности за дачу заведомо ложного заключения; сертификации оборудования; достоверности выводов эксперта; использовании цифровых форм фиксации информации.

5.2. Критерий принятия решения о той или иной форме проведения оперативно-розыскного мероприятия – с привлечением специалиста или с использованием оперативным сотрудником собственных специальных знаний. В основу такого критерия должна быть заложена перспектива легализации материалов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве с учетом их достоверности, которая зависит от компетентности субъекта, применяющего специальные знания, и используемых методов.

5.3. Система рекомендаций методического характера, направленных на оптимизацию использования специальных знаний в ходе расследования и судебного разбирательства уголовных дел, в том числе касающихся особенностей применения отдельных методов (психофизиологических, гипнорепродукционных и др.), а также цифровой фиксации информации в уголовном судопроизводстве и оперативно-розыскной деятельности; влияния особенностей метода на возможность использования результатов его применения в оперативно-розыскной деятельности и уголовном судопроизводстве.

Теоретическое значение диссертационного исследования заключаются в том, что на основе комплексного анализа, включающего ретроспективный, текущий и перспективный компоненты, в рамках общей теории и методологии криминалистики создано новое учение об использования специальных знаний сведущих лиц в сфере уголовного судопроизводства.

Теоретические положения и выводы, содержащиеся в диссертации, обогащают понятийный аппарат общей теории криминалистики, дополняют и развивают такие разделы криминалистической науки, как криминалистическая техника, тактика и методика, являются теоретической основой системного совершенствования законодательства в указанной области, а также практики его применения.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется возможностью использования разработанных теоретических положений, выводов и рекомендаций в правотворческой работе и правоприменительной практике органов, задействованных в решение задач уголовного судопроизводства.

Результаты исследования могут быть использованы:

в ходе проведения правовой и судебной реформы для совершенствования уголовно-процессуального законодательства и законодательства, касающегося оперативно-розыскной деятельности;

при внедрении в практику раскрытия и расследования новых достижений науки и техники, более полного их использования в целях установления истины по делу;

при подготовке методических рекомендаций для следователей и сотрудников оперативных подразделений о тактических приемах и организации использования специальных знаний;

в процессе совершенствования экспертной деятельности, как частных экспертов, так и экспертов государственных и негосударственных учреждений при выборе и оценке экспертных методик, оценке достоверности вывода, привлечении внештатных экспертов и т.п.;

при разработке электронных информационно-справочных, информационно-рекомендующих систем и автоматизированных рабочих мест (АРМов) сотрудников, работающих по отдельным категориям дел и направлениям;

при подготовке учебников для студентов юридических вузов, научно-практических комментариев законодательства, руководств и пособий для следователей, экспертов и сотрудников оперативных подразделений, а также в учебном процессе при преподавании в высших учебных заведениях курсов «Криминалистика», «Уголовный процесс», «Оперативно-розыскная деятельность».

Апробация результатов исследования. Диссертации обсуждена и одобрена на совместном заседании кафедр криминалистики и судебно-экспертной деятельности Санкт-Петербургского университета МВД России.

Основные теоретические выводы, положения и рекомендации исследования получили апробацию в выступлениях автора на: международной научно-практической конференции «Профилактическая деятельность государства, как одно из основных средств сдерживания преступности в Российской Федерации» (Москва, 2005 г.); XV международной конференции «Информатизация и информационная безопасность правоохранительных органов (Москва, 2006 г.); международной научно-практической конференции «Национальный и международный опыт противодействия торговле детьми и распространению порнографической продукции с изображением несовершеннолетних в сети Интернет» (Санкт-Петербург, 2007 г.); международной конференции специалистов-полиграфологов правоохранительных органов «Актуальное состояние и перспективы развития метода инструментальной «детекции лжи» в интересах государственной и общественной безопасности» (Москва, 2008 г.); двух всероссийских научно-практических конференциях: «Проблемы совершенствования взаимодействия органов внутренних дел в сфере борьбы с терроризмом, незаконным оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» (Москва, 2001 г.), «Актуальные проблемы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел» (Нижний Новгород, 2004 г.); внутриведомственной научно-практической конференции «Проблемы использования полиграфных устройств в деятельности органов внутренних дел» (Москва, 2008 г.); трех международных семинарах-совещаниях сотрудников подразделений по борьбе с хищениями культурных ценностей (Кострома, 2004 г.; Анапа, 2005 г.; Ярославль, 2006 г.); всероссийском семинаре-совещании сотрудников подразделений специальных технических мероприятий (Москва, 2005 г.); двух межведомственных семинарах-совещаниях руководителей подразделений собственной безопасности (Южного федерального округа – Туапсе, 2006 г.; Центрального федерального округа – Москва, 2006 г.); международном семинаре-совещании начальников КМ и руководителей розыскных подразделений субъектов РФ и стран СНГ по вопросам, связанным с организацией розыскной деятельности (Краснодар, 2006 г.); 46 и 48 криминалистических чтениях (Москва, 25 ноября 2005 г. и 17 ноября 2006 г., соответственно); втором вузовском научно-практическом семинаре по проблемам управления расследованием преступлений (Москва, 2007 г.); учебно-методических сборах заместителей военных прокуроров окружного звена, начальников отделов надзора за исполнением законов при расследовании преступлений, следственных и криминалистических отделов (Москва, 2007 г.).

Разработанные автором принципы и подходы используются в законодательной практике Государственной Думы Российской Федерации при подготовке федеральных законов, касающихся регулирования оборота порнографических материалов и предметов, применения полиграфа, в разработке которых соискатель принимает непосредственное участие.

Подготовленные соискателем на базе диссертационного исследования научные разработки, методические пособия, материалы и рекомендации, связанные с использованием специальных знаний, внедрены в 2002 – 2008 гг. в практическую деятельность органов внутренних дел РФ и стран СНГ, экспертных подразделений Министерства здравоохранения РФ и Министерства культуры РФ. Разработанная на основании диссертационного исследования методика восстановления информации на фоне психоэмоциональной релаксации лиц внедрена в деятельность органов внутренних дел Российской Федерации (указание МВД РФ № 1/5053 от 09.07.2008).

Электронные системы, подготовленные с учетом положений диссертационного исследования, применяются в деятельности оперативных и следственных подразделений органов внутренних дел 83 субъектов Российской Федерации. Результаты исследования используются при переподготовке специалистов и при проведении служебных подготовок в следственных и оперативных подразделениях МВД России, а также при аттестации специалистов и экспертов.

Основные положения диссертации внедрены в учебный процесс Московского и Санкт-Петербургского университетов МВД России, Российского государственного медицинского университета, Московского института экономики, менеджмента и права, а также ряда других высших учебных заведений Российской Федерации. Помимо этого, выводы и рекомендации диссертации используются в разработках ВНИИ МВД России.

Результаты исследования нашли отражение в 96 научных публикациях, в 8 электронных системах, пять из которых являются разновидностями «электронных книг» и три – автоматизированными рабочими местами сотрудников специализированных подразделений МВД России. Общий объем выполненных соискателем единолично и опубликованных по теме диссертации: печатных работ (включая 3 авторские монографии и 13 научных статей, опубликованных в научных журналах и изданиях согласно перечню ВАК) составляет 104,1 п.л., «электронных книг» – 65,0 п.л.

Структура и объем работы определены целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения; трех разделов, разделенных на семь глав, включающих четырнадцать параграфов; заключения; списка использованных литературных источников; приложений, содержащих обобщенный эмпирический материал.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень ее разработанности; определяются научная новизна, цели и задачи исследования, его объект и предмет; характеризуются методологическая, теоретическая, нормативная и эмпирическая основы работы; формулируются основные положения, выносимые на защиту; приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первый раздел – «Сущность и содержание криминалистического учения об использовании специальных знаний сведущих лиц» – включает в себя две главы.

Первая глава – «Теоретические основы криминалистического учения об использовании специальных знаний сведущих лиц» – состоит из двух параграфов.

В первом параграфе – «Объект, предмет и понятие криминалистического учения об использовании специальных знаний сведущих лиц» – отмечается, что отдельные частные криминалистические теории и учения, с одной стороны, являются взаимосвязанными, в совокупности образуя единое содержание криминалистической науки, с другой стороны, включая в себя относительно обособленный круг знаний, имеют свой объект и предмет, являющийся частью общего (единого) объекта и предмета криминалистики. Именно специфика объекта и предмета исследования позволяет вычленить соответствующую теорию или учение в единой системе криминалистической науки. Центральным, системообразующим элементом рассматриваемого учения является категория специальных знаний сведущих лиц, поэтому правильное понимание ее сущности и содержания позволяет наиболее полно раскрыть содержание объекта и предмета учения, сформулировать его понятие.

Раскрыв семантическую многозначность терминов «знания» и «познания», варианты и ситуации использования указанных терминов в законодательной практике, диссертант пришел к выводу, что в научной литературе и действующих нормативных актах оба термина фактически используемые как синонимичные. Поэтому, несмотря на необходимость унификации терминологии, в настоящее время нет оснований вкладывать в термины «знания» и «познания» разный смысл, хотя первый термин с точки зрения сложившейся в криминалистике номенклатуры понятий представляется более предпочтительным.

Констатируя отсутствие законодательного толкования понятия «специальные знания», диссертант, опираясь на анализ научной литературы, условно разделил все определения понятия «специальные знания», в зависимости от области применения, на две отдельные группы. В основе первой группы определений (Я.И. Баршев, А.А. Эйсман, И.Л. Петрухин и др.) лежит представление о специальных знаниях как о неких недоступных всем знаниях, являющихся прерогативой только отдельных категорий специалистов. Другую группу представляют определения, в основе которых знания как специальные определяется именно применительно к уголовному процессу (А.А. Закатов, Ю.Н. Оропай, В.И. Шиканов и др.).

Диссертант приходит к выводу, что понятие «специальные знания» следует рассматривать в двух смыслах: широком («бытовом»), то есть за пределами уголовного процесса, и узком, то есть применительно к уголовному судопроизводству. В первом случае специальные знания – это знания, необходимые для того или иного вида любой профессиональной деятельности, знания специалистов в своем деле, включая следователя, судью, защитника и других лиц. Во втором случае в понятие специальных знаний вкладывается более узкое содержание, так как из него исключаются профессиональные знания следователя, судьи и ряда иных участников уголовного судопроизводства, направленные на выполнение их процессуальных прав и обязанностей. Применительно к уголовному судопроизводству эти знания не могут носить специальный характер, так как являются его неотъемлемой составляющей и реализуются в нем. Специальные же знания можно рассматривать как дополнительную составляющую, так как к ним обращаются лишь в случае необходимости.

Отсюда и юридические знания в зависимости от их глубины и направленности можно относить или не относить к специальным: если они выходят за рамки профессиональных знаний, необходимых для отправления судопроизводства, то они являются специальными. Следуя избранной логике, из области специальных знаний следует исключить знания, присущие деятельности по выявлению и раскрытию преступлений, т.е. профессиональные знания оперативного сотрудника.

Диссертант доказывает, что специальные знания могут приобретаться и относиться как к профессии, специальности, соответствуя области науки, техники, так и к области ремесла. Необходимо оценивать не профессию или ремесло, а знания самого лица, приобретенные им любым способом и подтвержденные квалификацией. В этой связи, по мнению автора, правильно, что в УПК РФ не конкретизируются области знаний, в которых может возникнуть потребность у участников судопроизводства, поскольку введение любой конкретизации может ограничить возможности использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве, в том числе и потому, что спектр специальных знаний постоянно расширяется.

В качестве обобщения изложенных положений в диссертации сформулировано авторское определение понятия специальных знаний как центрального, системообразующего элемента криминалистического учения о специальных знаниях сведущих лиц, т.е. лиц, обладающих специальными знаниями, умениями и навыками, не заинтересованными в исходе дела, привлекаемыми в установленном законом порядке в оперативно-розыскную деятельность и уголовный процесс с целью содействия в выявлении, раскрытии, расследовании преступлений, осуществления правосудия по уголовным делам.

Обобщение науковедческой и криминалистической литературы, посвященной, соответственно, методологии формирования научных теорий и учений (И.В. Блауберг, В.Н. Садовский, Э.Г. Юдин), сущности и содержания криминалистических учений (Р.С. Белкин, Е.Ф. Буринский, А.И. Винберг, И.Ф. Крылов, Е.Р. Россинская, А.Р. Шляхов и др.) позволило обосновать авторскую дефиницию криминалистического учения о специальных знаниях сведущих лиц, определить его объект и предмет.

Во втором параграфе – «Принципы, функции и значение криминалистического учения об использовании специальных знаний сведущих лиц» – подчеркивается, что при всей естественности, логичности и методологической состоятельности узкоспециального, отраслевого подхода, многократно доказавшего свою продуктивность, научную и практическую значимость, он, тем не менее, не в состоянии в полной мере гарантировать успех в деле научного решения крупномасштабных практических задач.

Применительно к криминалистическому учению о специальных знаниях необходима интеграция научных знаний и подходов не только юридических, но также ряда иных гуманитарных, общественных, естественных и технических наук. Это концептуальная методологическая посылка лежит в основе предпринятого диссертантом анализа функций и принципов криминалистического учения об использовании специальных знаний.

Раскрыв особенности функционального содержания теоретического знания, диссертант обосновывает необходимость выделения в криминалистическом учении о специальных знаниях познавательной, эвристической, прогностической, идеологической и политико-управленческой функций.

Познавательная функция выражается в познании и объяснении процессов и практики использования специальных знаний в криминалистическом обеспечении сферы уголовного судопроизводства. В рамках учения не только изучается в обобщенном виде практика использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве, но и объясняются объективные процессы ее развития, закономерности этих процессов, определяется их сущность и содержание. Оно нацелено на выявление природы института использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве России, приращение научных знаний о нем.

Эвристическая функция состоит в том, что учение не ограничивается познанием и объяснением основных закономерностей использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве. Проникая в глубь познанных закономерностей, уясняя их тенденции и взаимосвязь с закономерностями развития наук – гуманитарных, общественных, естественных и технических, оно открывает новые закономерности развития института использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве России.

Прогностическая функция позволяет, установив реальные закономерности развития явления, их устойчивые тенденции, предвидеть будущее, а, следовательно, дает возможность учитывать их при совершенствовании законодательства и криминалистических методик. Она обеспечивает конструирование научных гипотез дальнейшего развития института использования специальных знаний на основе адекватного отражения их объективных закономерностей. Истинность выдвигаемых гипотез проверяется практикой.

Идеологическая функция призвана оказать действенное влияние на правосознание, сформировать единое юридическое и научное мировоззрение на применение специальных знаний в уголовном судопроизводстве России.

Политико-управленческая функция отражает единство и взаимосвязь идеологических и управленческих явлений. В ходе ее реализации должны выработаться взвешенные, научно обоснованные управленческие решения, опирающиеся на разработанные теоретические положения.

Работа по оптимизации и совершенствованию использования специальных знаний должна строиться с учетом принципов правовой обоснованности, разумной достаточности, юридической целесообразности. Среди основополагающих идей разрабатываемого учения диссертант выделяет:

принцип конституционной законности, подразумевающий приведение всего законодательного массива в соответствие с Конституцией РФ, совершенствование законодательных основ и форм применения специальных знаний в интересах обеспечения практической реализации положений Конституции РФ и международного права, в том числе, обеспечения прав и свобод граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства;

принцип научности, подразумевающий использование только научных методов исследования, широкое привлечение как для подготовок проектов нормативно-правовых актов, так и для их реализации представителей разных наук и т.д.;

принцип опыта: юридического, подразумевающий, что каждый разрабатываемый нормативно-правовой акт, касающийся использования специальных знаний, должен опираться на уже известный и апробированный опыт правового регулирования, и научного, научно-исследовательского, касающегося практики использования методов и методик, научных концепций и взглядов;

принцип связи с практикой, выражающийся в задаче законодателя ориентироваться на складывающуюся практику применения специальных знаний в рамках уже действующих законов, своевременно устранять пробелы и коллизии в правовом регулировании, воспринимать все лучшее, что предлагается правоприменительными органами;

принцип управления качеством использования специальных знаний, подразумевающий надлежащее организационно-правовое, кадровое, методическое сопровождение процесса использования специальных знаний сведущих лиц в интересах уголовного судопроизводства.

Диссертант обосновывает идею о том, что в рамках криминалистического учения должны учитываются и специальные принципы той сферы правовой практики, где возникает необходимость использования специальных знаний. Например, если речь идет об оперативно-розыскной деятельности, то это использование специальных знаний должно строиться с учетом принципов конспирации, сочетания гласных и негласных методов и средств.

Самостоятельным элементом теоретической составляющей криминалистического учения о специальных знаниях сведущих лиц является разработка понятийного аппарата. Обосновывается необходимость унификации терминологии, недопустимость ситуации, при которой одно и то же понятие имеет несколько вариантов легального толкования. В диссертации представлен ряд авторских вариантов терминологической упорядоченности понятий (например, «специалист», «лицо, обладающее специальными знаниями», «сведущие лица»), по-разному толкуемых, в частности, в УПК РФ и ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», и обоснование придания им статуса юридического термина с его легальной интерпретацией в законодательстве.  

Любое учение, в том числе и предлагаемое в диссертации, не является формой непосредственного регулятора общественных отношений. Степень его влияния на правовую реальность определяется рядом факторов, в том числе востребованностью содержащихся в нем идей юридическим сообществом и государством. Применительно к криминалистическому учению о специальных знаниях сведущих лиц его востребованность юридическим сообществом способна обеспечить упорядоченность противоречивого, нередко хаотичного эмпирического материала о специальных знания и формах их реализации в сфере уголовного судопроизводства. Востребованность предлагаемого учения государством обеспечит воплощение образующих его теоретических конструкций в юридическую составляющую тех мер, которые проводятся сейчас в рамках правовой, судебной и административной реформ.

В этой связи диссертант, раскрывая значение предлагаемого учения, выделяет две предметные области правовой теории и юридической практики, где содержащиеся в учении теоретические конструкции и практические рекомендации могут быть востребованы: отрасли права и законодательства, входящие в уголовно-правовой комплекс, и отрасли права и законодательства, не входящие в него. Применительно к отраслям права и законодательства, входящим в уголовно-правовой комплекс, значение криминалистического учения о специальных знаниях сведущих лиц заключается в том, что оно позволяет на основе единых криминалистических подходов объединить разрозненные научные положения о применении специальных знаний в уголовном судопроизводстве и, частично, в оперативно-розыскной деятельности в единую систему, обеспечивающую теоретические основания совершенствования правосудия по уголовным делам. В этом смысле само учение системно.

Применительно к отраслям права и законодательства, не входящим в уголовно-правовой комплекс, криминалистическое учение о специальных знаниях сведущих лиц может стать методологической основой формирования единых принципов их использования в сфере конституционного, гражданского, административного и арбитражного судопроизводства.

Вторая глава – «Реализация криминалистического учения об использовании специальных знаний сведущих лиц в уголовном судопроизводстве» – состоит из двух параграфов.

В первом параграфе – «Понятие и классификация форм использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве»подчеркивается, что уголовно-процессуальная форма – это не просто система правил использования специальных знаний, а только закрепленная в уголовно-процессуальном законодательстве. Исходя из анализа существующих в литературе точек зрения (Ю.К. Орлов, Е.В. Селина, Т.В. Аверьянова и др.), и текущего законодательства, диссертант предлагает авторскую классификацию форм применения специальных знаний, основанную на степени их регламентации в уголовно-процессуальном законе.

Автор полагает, что «заключение специалиста», предусмотренное УПК РФ, не связано с проведением исследований, а является результатом справочной деятельности, по сути, письменной консультацией по вопросам, входящим в компетенцию специалиста и поставленным перед ним сторонами.

Исследуя процессуальные формы применения специальных знаний при возбуждении уголовного дела, диссертант отмечает, что понятие предварительных исследований легально не определено и на практике сводится к трем вариантам, каждый из которых базируется на определенном ведомственном распоряжении, нередко противоречащем положениям УПК РФ. Такое положение вещей вызывает много проблем и мешает эффективности судопроизводства, особенно на стадии возбуждения уголовного дела.

Основываясь на анализе научной литературы, законодательства ряда стран СНГ, диссертант отстаивает позицию о целесообразности разрешения в УПК РФ назначения судебных экспертиз как до, так и после возбуждения уголовного дела, при этом назначение экспертиз до возбуждения уголовного дела целесообразно только тогда, когда промедление может привести к невосполнимой утрате доказательств и информации об изучаемом деянии. Такой подход позволит с наименьшими изменениями уголовно-процессуального законодательства мобилизовать его потенциал и повысить эффективность судопроизводства.

Во втором параграфе – «Понятие и виды субъектов использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве»обосновывается точка зрения о целесообразности выделения в структуре специальных знаний двух уровней: собственно специальные знания и факультативные признаки, влияющие на квалификацию сведущего лица (например, опыт участия в следственных действиях или оперативно-розыскных мероприятиях, стаж работы по специальности и т.д.).

При таком подходе мы имеем двухуровневую систему, максимально удаленную от индивидуальных свойств личности: в основу закладывается уровень базового образования, полученного в учебных заведениях, самостоятельно и иным путем, который затем совершенствуется под воздействием опыта и стажа работы. При этом система является открытой, так как собственно специальные знания могут постоянно расширяться за счет само или иного образования, либо теряться из-за забывания или отставания от развития современных наук.

На практике, ведя речь о лице, обладающем специальными знаниями, полностью абстрагироваться от свойств личности нельзя. Поэтому в диссертации предлагается контурная (примерная) модель структуры личности лица, обладающего специальными знаниями с точки зрения уголовного судопроизводства: а) обладание специальными знаниями согласно приведенному выше авторскому определению; б) практические навыки поисковой, организационной и исследовательской деятельности (опыт участия в следственных действиях или оперативно-розыскных мероприятиях; стаж работы по специальности); в) специфические свойства интеллекта и мышления, включающие в себя умение анализировать, обобщать, систематизировать, моделировать и т.п.; г) специфические психофизиологические качества, в число которых входят: внимание, наблюдательность, память, длительная работоспособность, настойчивость.

Фактически любой субъект, оговоренный УПК РФ, является процессуальным субъектом и находится в прямых или опосредованных отношениях с иными участниками уголовного судопроизводства. Применительно к сведущим лицам процессуальным субъектом может быть только физическое лицо, поскольку лишь оно может нести уголовную ответственность за преступления против правосудия, предусмотренные ст. 307 УК РФ.

В этой связи, опираясь на анализ уголовного законодательства, практику регламентации комиссионных и комплексных экспертиз, позиции ряда ведущих ученых-процессуалистов (М.С. Строгович, Е.И. Зуев и др.), доказывается ошибочность предложений оформлять экспертные заключения, выполненные в экспертных учреждениях, от имени соответствующих юридических лиц (А.И. Винберг).

Обращаясь к классификации субъектов использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве, диссертант приводит развернутую аргументацию выделения четырех групп таких субъектов, различающихся процессуальным статусом, объем использования специальных знаний, ролью в уголовном судопроизводстве (п.2.3 положений, выносимых на защиту).

Раздел второй – «Формирование и развитие правовых основ криминалистического учения об использовании специальных знаний сведущих лиц» – состоит из двух глав.

Третья глава – «Становление правовой регламентации использования специальных знаний сведущих лиц в уголовном судопроизводстве» – состоит из двух взаимодополняющих параграфов – «Эволюция правового регулирования использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве царской России» и «Развитие правовой регламентации использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве советского и первых лет постсоветского периода», в которых прослеживается становление и развитие использования специальных знаний в российском судопроизводстве с XVII в. до 90-х годов ХХ века. 

Отмечается, что институт использования специальных знаний возник тогда, когда в обществе, с одной стороны, возникли ремесла и наука, т.е. появились сами специальные знания и люди, ими обладающие. С другой стороны, должно было сформироваться право, как основной нормативный регулятор общественных отношений в государственно-организованном обществе. Исходя из этой посылки и основываясь на анализе историографических источников и научной литературы, диссертант, констатируя определенную условность предлагаемой периодизации, выделяет семь основных исторических этапов формирования института использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве России, связанных с особенностями правового регулирования:

первый этап (Русское государство до XIX в.),связанныйс возникновением распространенной практики обращения за помощью к сведущим лицам при отсутствии в Судебниках, в Соборном уложении Алексея Михайловича 1649 года какой-либо ее регламентации;

второй этап, связанный с принятием Указа от 19 декабря 1828 года, ознаменовавшим первые попытки законодательной регламентации проведения медицинских исследований специалистами – осмотр трупа проводится согласно Уставу врачебному, устанавливаются правила назначения исследования, регламентируется сам ход и написание итогового заключения и т.д., а также зарождение принципов проведения исследований, в том числе требований к используемым методикам, связи достоверности исследования с формой вывода и др.;

третий этап, связанный со Сводом законов уголовных Российской Империи 1832 года: вводится понятие «сведущие люди», их показания уже прямо называются как приемлемые в качестве доказательств по уголовным делам, хотя их истребование происходит по правилам «об исследовании происшествия и осмотре», зарождается регламентация проведения немедицинских исследований, а участие «сведущих людей» становится самостоятельной формой использования специальных знаний в судопроизводстве;

четвертый этап, связанный с Уставом уголовного судопроизводства 1864 года: идет дальнейшая регламентация привлечения «сведущих людей»; начинает формироваться «фигура» специалиста, истоки функций которого обнаруживаются в осмотре и освидетельствовании, проводимых судебным следователем; продолжается регламентация экспертного исследования;

пятый этап, связанный с УПК РСФСР 1922, а затем и 1923 годов, оперирующих терминами «эксперт» и «экспертиза»; признающих заключение эксперта доказательством; предусмотревших участие эксперта в осмотрах и освидетельствованиях, проводимых следователем, однако по правилами производства экспертизы;

шестой этап, связанный с УПК РСФСР 1960 года: вводится новый процессуальный субъект – специалист; существенно совершенствуется регламентация назначения, проведения и оценки экспертного исследования; вводится понятие повторной и дополнительной экспертиз;

седьмой этап, связанный с УПК РФ 2001 года: расширяются возможности использования знаний сведущих лиц в расследовании за счет возможности привлечения специалиста по усмотрению следователя к участию во всех процессуальных действиях; вводится право защитника на привлечение специалиста; идет дальнейшее совершенствование регламентации назначения, проведения и оценки экспертиз, вводятся новые виды экспертиз: комплексная и комиссионная.

Предпринятый анализ каждого из перечисленных этапов позволил по-новому оценить некоторые моменты истории становления применения специальных знаний в уголовном судопроизводстве России. Так, по мнению диссертанта, всесторонне обоснованному в работе:

некорректно в научном отношении искать до реформы 1864 года в формах использования специальных знаний прямых аналогий с нынешними формами их использования в уголовном судопроизводстве; их следует рассматривать как самостоятельную форму – заключение сведущих лиц;

лишь начиная с Указа от 19 декабря 1828 года № 2531 вводится не только обязательное проведение некоторых форм специальных исследований, но и детальная их регламентация, напоминающая современное экспертное заключение;

первые упоминания об участии сведущих лиц в качестве специалистов, в их современном понимании, обнаруживаются в осмотре и освидетельствовании, проводимых судебным следователем, что подтверждается практикой судопроизводства конца XIX начала XX веков;

истоки формирования судебной экспертизы как процессуального действия, результаты которого имеют доказательственное значение, ясно прослеживаются в осмотрах и освидетельствованиях, проводимых судебным врачом, и частично сведущими лицами.

Четвертая глава – «Правовая регламентация использования специальных знаний сведущих лиц в уголовном судопроизводстве современной России» – включает два параграфа.

В первом параграфе – «Современное состояние и особенности правового регулирования использования специальных знаний сведущих лиц в уголовном судопроизводстве» – отмечается, что современная система правового регулирования использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве России иерархична и складывается из нормативных правовых актов различной юридической силы. Диссертант выделяет три наиболее значимых уровня: конституционный, законодательный и ведомственный.

Конституционный уровень правового регулирования создает исходную правовую базу по регулированию отношений, связанных с использованием специальных знаний в сфере уголовного судопроизводства. Учитывая, что законы и иные правовые акты, принимаемые в РФ, не должны противоречить Конституции РФ (ст. 15 Конституции РФ), можно считать, что конституционные нормы и принципы определили концептуальные основы разработки соответствующих нормативных правовых актов на законодательном и ведомственной уровнях.

Важнейшим нормативным актом законодательного уровня правового регулирования использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве является УПК РФ 2001 г., в различных редакциях которого институт «сведущих лиц» получил свое дальнейшее развитие, в частности, на основе его дальнейшей дифференциации на институты специалистов и экспертов. Соответствующие правовые предписания содержатся и в целом ряде иных законодательных актов (например, ФЗ от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», Закон РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-I «О милиции» и др.), которые, по мнению диссертанта, по своему содержанию в совокупности с УПК РФ с полным основанием могут рассматриваться как система правового регулирования использования специальных знаний в сфере уголовного судопроизводства. В этой системе УПК РФ играет роль общего правового акта, к положениям которого необходимо обращаться в случаях возникновения коллизии между правовыми предписаниями, содержащимися в уголовно-процессуальном кодексе и специальных законодательных актах (ч. 2 ст.1, ч. 3 ст. 7 УПК РФ).

Ведомственный уровень правового регулирования представлен как межведомственными, так и внутриведомственными нормативными актами. Анализ массива этих актов, подробно рассмотренных в диссертации, показывает, что, во-первых, в них не всегда используется терминология, соответствующая положениям УПК РФ, хотя намечается тенденция по приведению ведомственных актов в соответствие с федеральным законодательством; во-вторых, большинство нормативных актов носит смешанный характер, в них наряду с регулированием общих проблем деятельности, например, органов внутренних дел, решаются отдельные аспекты использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве. Важное значение имеют нормативные акты, определяющие порядок использования специальных знаний в оперативно-розыскной деятельности, так как именно они предопределяют возможность дальнейшего использования ее результатов в уголовном судопроизводстве.

Проведенный сравнительный анализ системы правовых актов различных уровней позволяет сделать ряд обобщающих выводов о состоянии правового регулирования использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве. Констатируется, в частности, что: а) правовое обеспечение использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве отстает от потребностей практики; б) ведомственные правовые акты часто содержат расширительные или излишне зауженные варианты толкования положений федерального законодательства, регламентирующих использование специальных знаний; в) конституционные принципы, формирующие содержательные координаты современного правосудия, не нашли адекватного воплощения на законодательном и ведомственном уровнях правового регулирования, что приводит к неоднозначным толкованиям правовых актов, «искажениям» их содержания в процессе правоприменения, а в итоге – к нарушениям конституционных прав человека и гражданина.

Для устранения возникающих правовых коллизий и ошибок в применении соответствующих норм права представляется целесообразным принять за основу совершенствования всей структуры действующего законодательства, прямо или опосредованно регулирующего использование специальных знаний, положения, терминологию и иерархию понятий, сформулированные в разработанном диссертантом криминалистическом учении о специальных знаниях сведущих лиц. По мнению диссертанта, это, в сочетании с обязательным проведением юридической экспертизы, как законопроектов, так и действующих нормативных актов различного уровня (федеральных, ведомственных) с целью выявления имеющихся в них противоречий, позволит полностью реализовать конституционные принципы и приведет к повышению эффективности судопроизводства.

Во втором параграфе – «Актуальные проблемы совершенствования правового регулирования и механизмов использования специальных знаний сведущих лиц» – обосновывается, в частности, что в ближайшее время совершенствование правовой регламентации и механизмов использования специальных знаний должно идти по двум взаимосвязанным направлениям: а) совершенствование использования специальных знаний в ходе расследования и судебного разбирательства уголовных дел; б) совершенствование использования в уголовном судопроизводстве специальных знаний, примененных в ходе оперативно-розыскной деятельности.

Следующим шагом в развитии института лиц, обладающих специальными знаниями, должна стать доктринальная интеграция и формально-юридическая дифференциация. На доктринальном уровне это предполагает, прежде всего, формирования единого понятийного аппарата, раскрывающего сущность специальных знаний, оснований и целей их использования в уголовном судопроизводстве. На формально-юридическом уровне это предполагает четкое разграничение процессуальных статусов сведущих лиц в зависимости от их роли в уголовном процессе.

По мнению диссертанта, единый институт лиц, обладающих специальными знаниями, должен охватить не только само уголовное судопроизводство, но и все примыкающие к нему сферы, например, оперативно-розыскную деятельность. При этом доктринальная интеграция подразумевает восприятие всех лиц, обладающих специальными знаниями, в качестве субъектов единого института; юридическая же дифференциация «разводит» их участие в судопроизводстве только в качестве «специалистов» либо «экспертов», либо, если того потребуют нужды судопроизводства, в качестве иного нового процессуального субъекта. Соответственно, такой подход поможет и совершенствованию использования в уголовном судопроизводстве результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с применением специальных знаний.

Реализация предлагаемого учения предполагает определенную подготовку к нововведениям текущего законодательства, поскольку в действующем УПК РФ имеются противоречия и редакционные погрешности, которые могут быть уже сейчас устранены. В диссертации сформулирован и обоснован пакет соответствующих предложений:

а) по системе законодательного упорядочивания информирования эксперта об его обязанностях (ст. 199 УПК РФ);

б) по внесению изменений в ст. 178 и ст. 58 УПК РФ, касающихся устранения коллизии, связанной с понятиями «эксперт» и «специалист»;

в) по привлечению специалистов, если речь идет об их участии в иных процессуальных действиях (ст. 168 УПК РФ);

г) по регламентации использования специальных знаний в стадии возбуждения уголовного дела, касающейся расширения прав дознавателя, в части возможности: назначать производство судебной экспертизы при возбуждении уголовного дела; разрешать в случае назначения экспертизы продление срока принятия решения по сообщению о совершенном или готовящемся преступлении до 30 суток, что требует внесения соответствующих изменений в ст. 41, 144, 195 УПК РФ;

д) по упорядочиванию ответственности эксперта и специалиста (ст. 164 УПК РФ);

е) по совершенствованию регламентации проведения комплексной экспертизы с учетом того, что она проводится не только экспертами разных специальностей, но и по общему взаимосвязанному и неразделимому вопросу (ст. 201 УПК РФ) и др .

В контексте проблематики диссертационного исследования предметом особого рассмотрения стали вопросы реализации в УПК РФ предусмотренного Конституцией РФ принципа состязательности и равноправия сторон в судопроизводстве (ст. 123 Конституции РФ). По мнению диссертанта, данное положение распространяет состязательную форму не только на судебное, но и на досудебное производство, поскольку термин «уголовное судопроизводство» употребляется законодателем как синоним всего уголовного процесса (ст. 1, п. 56 ст. 5 УПК РФ).

Реализация этого принципа предполагает расширение прав стороны защиты, в том числе и в плане использования специальных знаний сведущих лиц. Анализ существующих в научной литературе взглядов, зарубежного (Республики Казахстан, Молдова; Кыргызская Республика и др.) и российского законодательства позволил предложить направления развития института использования специальных знаний в российском уголовном судопроизводстве, соответствующие реализации принципа состязательности сторон. Предложенная и обоснованная в диссертации модель позволяет без введения «параллельного расследования» стороны защиты обеспечить: полноту сбора информации сторонами; тщательную оценку судом всех доводов, выдвинутых ими; вынесение справедливого решения, которое будет убедительно для сторон.

Диссертант считает нецелесообразным полностью уравнивать в правах участников сторон по отношению к использованию специальных знаний, в том числе потому, что объекты судебной экспертизы требуют особого процессуального режима, связанного с особенностями их получения и хранения, возможностью уничтожения при исследовании.

Инициативу участников со стороны защиты по отношению к судебной экспертизе на стадии предварительного расследования следует, как и сейчас, ограничить возможностью заявления соответствующих ходатайств и правом обращаться с жалобами на необоснованные действия (бездействия) органов уголовного преследования. Однако, в целях исключения необоснованного отказа в удовлетворении ходатайств, необходимо дополнить ст. 122 УПК РФ положением следующего содержания: «Следователь не вправе отказать стороне защиты в назначении экспертизы, проведении повторной или дополнительной экспертизы по ходатайству подозреваемого (обвиняемого), его защитника, за исключением случаев, когда вопросы, представленные на ее разрешение, не относятся к уголовному делу или не входят в компетенцию эксперта».

Необходимо предусмотреть, что в случае заявления стороной защиты ходатайств о проведении экспертизы в судебно-экспертном учреждении (организации), в котором экспертное исследование проводится на коммерческой основе, или в случае привлечения для производства экспертизы лица, не состоящего на службе в судебно-экспертной организации (учреждении), органы уголовного преследования могут удовлетворять такие ходатайства и по инициативе стороны защиты возлагать на нее финансовые затраты на проведение экспертизы.

В этой связи целесообразно внести в ст. 120 УПК РФ положение следующего содержания: «Сторона защиты вправе заявить ходатайство о производстве экспертизы по своей инициативе и за свой счет для установления обстоятельств, которые, по их мнению, можно будет использовать для защиты их интересов». При этом ст. 195 УПК РФ логично дополнить следующим положением: «При производстве судебной экспертизы на основании ходатайства стороны защиты и за ее счет между соответствующей стороной и экспертом (экспертной организацией) заключается договор. Сторона передает эксперту перечень вопросов и предметы исследования, оговаривает условия оплаты».

Предложенная формулировка дополняет предложение диссертанта о законодательном закреплении права защитника на назначение экспертиз в рамках собирания доказательств. Производство такой экспертизы ограничивается случаями, которые не требуют процессуального принуждения, представления подлинных материалов дела и вещественных доказательств (например, ситуационные экспертизы и др.).

При этом право защитника на назначение экспертиз следует рассматривать не в рамках собирания доказательств, а в рамках собирания либо получения информации и представления ее следователю, прокурору или суду. Для этого в ст. 86 УПК РФ слова «защитник вправе собирать доказательства путем…» целесообразно заменить словами «защитник вправе собирать либо получать информацию для представления ее следователю, прокурору или суду путем…».

Отдельным направлением совершенствования использования стороной защиты специальных знаний является более широкое использование иных, отличных от экспертизы, форм их применения, прежде всего в рамках помощи специалиста. В этой связи представляется целесообразным внесение в ст. 86 УПК РФ положения, согласно которому «защитник имеет право с согласия подзащитного запрашивать мнение специалиста».

На законодательном уровне необходимо решить и ряд организационных вопросов привлечения специалиста сторонами к участию в процессуальных действиях. Один из вариантов, предлагаемый в диссертации, – возложение на специалиста стороны защиты анализа использованных специалистом стороны обвинения методов и методик, результатов его действий с последующим написанием заключения специалиста.

УПК РФ обоснованно не предусмотрел возможностей вступления специалиста в научную полемику с экспертом в суде, предоставив сторонам возможность ходатайства о вызове специалистов. При этом суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон (ст. 251, 270, 271 УПК РФ).

Учитывая достаточно серьезную роль мнения специалиста в доказывании, диссертант считает целесообразным уравнять его в ответственности за дачу заведомо ложного заключения с экспертом, дополнив ст. 58 УПК РФ положением: «За дачу заведомо ложного заключения специалист несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации». В соответствие с этим необходимо привести и ст. 307 УК РФ, дав ее, например, в следующей редакции: «Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта и специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования …».

Раздел третий – «Тенденции и перспективы развития криминалистического учения об использовании специальных знаний сведущих лиц» – состоит из трех глав.

Пятая глава – «Перспективы развития и совершенствования судебной экспертизы в уголовном судопроизводстве» – включает в себя два взаимодополняющих параграфа: «Актуальные вопросы оптимизации назначения и производства судебных экспертиз» и «Проблемы совершенствования оценки заключений судебных экспертиз».

Исследование актуальных вопросов назначения экспертиз позволило аргументировано предположить, что в дальнейшем перечень обстоятельств, для разрешения которых требуется производство судебной экспертизы, будет расширен. В основу его формирования, по мнению диссертанта, следует заложить рекомендации частных теорий судебных экспертиз, подкрепленные практикой.

Исследование степени конкретизации в законодательстве России и других стран СНГ случаев обязательного назначения экспертизы показал, что наиболее приемлемым для России можно считать компромиссный подход: сохранение в УПК РФ перечня случаев обязательного назначения экспертиз и введение общего требования обязательного назначения экспертизы, когда невозможно достоверно установить обстоятельства дела иными, помимо заключения судебной экспертизы, доказательствами.

Обращаясь к вопросам назначения и производства судебной экспертизы для установления психического или физического состояния свидетеля, диссертант приходит к выводу, что разрешать производство освидетельствования свидетеля без его согласия, когда это необходимо для оценки достоверности его показаний, и запрещать производство экспертизы в таких же ситуациях – не логично. Целесообразно внести изменения в ст. 56 УПК РФ: «Свидетель не может быть принудительно подвергнут судебной экспертизе или освидетельствованию, за исключением случаев, когда их производство необходимо для оценки достоверности его показаний» и внести соответствующее изменение в ст. 196 УПК РФ.

Исследование проблемных теоретических и прикладных вопросов оценки судебных экспертных заключений позволило придти к ряду выводов.

Отмечено, в частности, достаточность наличия в судебном экспертном заключении сведений о факте дачи государственным экспертом подписки об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. При этом следует рассмотреть вопрос организации хранения таких подписок, поскольку в случае необходимости они будут истребованы следственными или судебными органами.

Необходимость признания вероятного заключения недостоверным в процессе его оценки представляется сомнительной. Если вывод эксперта категоричен, но противоречит другим доказательствам, то суд может усомниться в достоверности такого заключения. Одновременно, если вероятность вывода эксперта весьма высока и он согласуется с другими доказательствами по делу, то вероятная форма вывода не является препятствием для признания такого заключения эксперта достоверным и имеющим доказательственное значение.

Это не означает возможность использования в качестве доказательства любого заключение эксперта, в котором какое-либо обстоятельство установлено с некоторой вероятностью. Для правильной оценки экспертного заключения следует в обязательном порядке указывать вероятность вывода, основанную на точности использованных методов и оборудования, что требует разработки соответствующих методик и принципов оценки их достоверности.

Шестая глава – «Перспективы использования новых видов специальных знаний сведущих лиц в выявлении, раскрытии и расследовании преступлений» –  включает два параграфа.

В первом параграфе – «Проблемы использования специальных знаний сведущих лиц в области цифровых технологий» – констатируется, что повышение эффективности уголовного судопроизводства требует более активного внедрения новых технологий. Наиболее перспективными являются научные разработки по применению цифровых технологий, однако, именно их можно считать одновременно и наиболее проблемными вне зависимости от форм применения.

Исследовав доказательственное значение «электронных документов» в российском уголовном судопроизводстве, а также в судопроизводстве иных стран СНГ и ряда стран Восточной Европы, диссертант приходит к выводу, что принятие под термином «электронный документ» информации в форме, пригодной для хранения и передачи с использованием электронных средств связи, не перспективно применительно к российскому судопроизводству, если речь идет о доказательствах. Проблемы возникают с признанием электронных документов доказательствами, даже если речь идет об информации, зафиксированной на материальном носителе.

В работе рассматриваются сначала особенности цифровой фотосъемки, а затем возможности использования в судопроизводстве результатов применения цифровых способов фиксации информации в целом.

Особенности цифровой фотосъемки (возможность изменения информации, невозможность идентификации использованного оборудования и др.) делают недопустимым ее прямое применение как заменителя традиционного фотографирования, так как полученные фотоизображения не будет иметь свойств доказательств. Решение данной проблемы возможно только при сочетании технических (конструктивных) подходов, делающих невозможным сам факт внесения изменений, и тактических, использующих процессуальные возможности обеспечения относимости и допустимости доказательств.

К техническим вариантам следует отнести использование носителей цифровой информации, технически не допускающих перезаписи информации, например, CD-Rдисков. К тактическим приемам можно отнести использование определенных форм процессуального обеспечения подлинности результатов, например, распечатывание фотографий при понятых непосредственно при проведении процессуального действия и заверение их подписями понятых и иных участников процессуального действия.

Раскрыв эти подходы на примере применения фотограмметрического метода и автомобильного «черного ящика», разработанных НПО «СТиС» МВД России, диссертант последовательно рассматривает такие вопросы, как: использование в судопроизводстве сертифицированного оборудования и программного обеспечения; закрепление в уголовном судопроизводстве информации цифровых карт фотоаппаратов, обнаруженных в ходе производства следственных действий.

Практика показывает, что формы применения в судопроизводстве цифровой информации далеко не исчерпаны и в ближайшее время будут только расширяться. Возможные перспективы и связанные с ними проблемы проиллюстрированы в диссертации применительно к системе «Портрет», имеющейся в УВД Томской области; опознанию по «фейсменеджеру»; производству допросов на расстоянии с использованием компьютерных технологий и средств телекоммуникаций; электронным документам с электронной цифровой подписью.

Во втором параграфе – «Особенности использования специальных знаний, связанных с применением электронных систем»отмечается, что в научной литературе последних лет все чаще ставится вопрос о необходимости внедрения электронных информационных технологий в уголовный процесс (Р.О. Никитин и др.). Именно электронные системы, с одной стороны, могут содержать специальные знания, а с другой, сами являются результатом их применения. Доказательственное значение содержащейся в них информации различно и в значительной степени зависит от предназначения системы и ее особенностей.

Анализ существующего программного обеспечения, включая электронные информационные системы, используемого в деятельности органов внутренних дел, позволил предложить их систематизацию по признаку предназначенности: а) рекомендующие (обучающие) системы, предназначенные для обучения и консультирования сотрудников; б) автоматизированные рабочие места с банками данных или без них, предназначенные для автоматизации труда сотрудника вследствие автоматизированного заполнения бланков, производства исследовательских операций, прямого доступа к базам данных и т.п.; в) собственно банки данных, включая статистические и криминалистические учеты, предназначенные для поиска информации; г) программы получения оперативной информации, предназначенные для выявления оперативно-значимой информации, например, в результате «вскрытия» систем защиты информации; д) программы, обеспечивающие обмен информацией.

Раскрыв характерные особенности выделенных групп с целью разработки перспектив использования содержащейся в них информации в доказывании и оптимизации подходов к развитию информационного обеспечения сферы уголовного судопроизводства, диссертант приходит к выводу, что программные продукты должны быть комплексными, т.е. использоваться одновременно для нужд судопроизводства и оперативно-розыскной деятельности. Это позволяет оптимально и с наименьшими затратами использовать весь имеющийся в них потенциал. При этом наиболее перспективным является внедрение программных продуктов «снизу вверх», то есть путем их отработки сначала в отдельных регионах страны и лишь затем, при подтверждении эффективности, распространение на иные регионы, вплоть до создания единой системы страны или нескольких стран.

Применение электронных систем нуждается, прежде всего, в систематизации, предполагающей, что уже при разработке электронных систем целесообразно определить: а) задачи, для которых конструируется система; б) доказательственное значение данных, получаемых в ходе ее эксплуатации; в) информацию (документы), подлежащую исследованию в процессе электронной обработки (например, разработка карточки учета информации и др.); г) формализацию данных и обучающий алгоритм (если он нужен); д) систему оценки эффективности использования системы.

Учитывая опыт внедрения программных продуктов, в диссертации последовательно раскрываются требования к выбору той или иной системе информации, учитывающие назначение системы, предполагаемую эффективность, коэффициенты рисков, информационную безопасность. Рассматриваются также вопросы проведения единой технической политики, необходимость уже на этапе проектирования использования принципов системности и стандартизации, предполагающих, в частности, создание единой терминологической системы, варианты которой разработаны в диссертации.

Седьмая глава – «Тенденции и перспективы использования в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с применением специальных знаний» – состоит из двух взаимодополняющих параграфов: «Проблемы реализации в уголовном судопроизводстве результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с применением традиционных видов специальных знаний сведущих лиц» и «Актуальные вопросы реализации в уголовном судопроизводстве оперативно-розыскных данных, полученных с применением нетрадиционных психологических знаний сведущих лиц».

Отмечая, что общетеоретические проблемы реализации материалов ОРД, полученных с использованием специальных знаний, напрямую связаны с необходимостью законодательного урегулирования этого процесса (М.П. Поляков, Е.А. Доля, А.В. Земскова, Д.В. Ривман, М.В. Молдавский), диссертант выделяет общие и специальные проблемы. В первом случае речь идет о проблемах, связанных с использованием в уголовном судопроизводстве любых результатов ОРД, включая и полученные с использованием специальных знаний. Во втором – только о проблемах, связанных с особенностями самих используемых специальных знаний (особенности использованных методик).

Учитывая, что результаты ОРД могут использоваться в уголовном судопроизводстве как повод и основание для возбуждения уголовного дела; для подготовки и осуществления следственных и судебных действий; в качестве оснований для производства следственных и судебных действий; для использования в доказывании по уголовным делам (В. Бозров, А.В. Бочкарев, С.А. Демьянченко, А.В. Земскова и др.), диссертант рассматривает особенности предоставления результатов ОРД по всем названным выше направлениям.

Это позволило сформулировать ряд предложений, касающихся регламентации использования в уголовном процессе результатов оперативно-розыскной деятельности для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, в качестве оснований для их производства, как поводов и оснований для возбуждения уголовного дела, которые логично было бы выделить в самостоятельные статьи УПК РФ, предусматривающие использование результатов оперативно-розыскной деятельности. В диссертации, с учетом анализа различных точек зрения (А.В. Иванов, А.В. Колычев), законодательства стран СНГ, а также практики, сложившейся в России, предложена и обоснована новая редакция ст. 89 УПК РФ, содержащая детальную регламентацию предоставления материалов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд. Соответствующие положения целесообразно отразить и в действующей инструкции .

Обращаясь к анализу понятия «надлежащего субъекта», то есть лица, который имел законные основания для получения информации и ее предоставления, отмечается неоднозначность восприятия прав и обязанностей указанных субъектов, законности их деятельности, что ведет к трудностям при оценке возможности использования результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных ими с использованием специальных знаний, в уголовном судопроизводстве, в том числе в доказывании. В этой связи применительно к законности привлечения оперативного сотрудника в качестве специалиста, например, для исследования предметов и документов, диссертант приходит к следующим выводам.

Первое. Привлечение оперативного сотрудника в качестве специалиста в рамках ОРД возможно, так как это не противоречит ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и внутриведомственным нормативным правовым актам МВД России. Однако существенным аргументом привлечения сотрудника, именно не имеющего отношения к делу, является необходимость непредвзятости исследования, которая играет существенную роль при уголовно-процессуальном закреплении результатов оперативно-розыскной деятельности;

Второе. Обладая определенными специальными знаниями, в ряде случаев необходимыми для выполнения его функциональных обязанностей, оперативный сотрудник нигде в мире (США, Франция и др.) не считается лицом, обладающим специальными знаниями, достаточными для привлечения его в качестве специалиста к производству оперативно-розыскных мероприятий.

В результате предлагается критерий, который поможет принимать решение о той или иной организации проведения оперативно-розыскного мероприятия – с привлечением специалиста или с использованием оперативным сотрудником собственных специальных знаний. В его основу может быть заложена перспектива легализации материалов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве с учетом их достоверности, так как именно она зависит от компетентности субъекта, применяющего специальные познания и самих применяемых методов. Предлагаемая регламентация действий с учетом конечной цели является новым предложением применительно к использованию специальных знаний.

Анализ специальных проблем реализации материалов оперативно-розыскной деятельности, полученных с использованием специальных знаний, позволяет сделать вывод, что они связанные именно с особенностями самих специальных знаний, включая методы, формы записи и другие специальные особенности, влияющие на достоверность, относимость и допустимость получаемых сведений. В качестве иллюстрацией могут служить некоторые малоизвестные или вызывающие наибольшее число проблем ситуации, связанные с возможностью существования новых, еще не известных способов совершения преступлений; проблем, связанных с особенностями применения современных цифровых технологий в оперативно-розыскной деятельности и возможностью реализации в судопроизводстве результатов их применения;

В диссертации представлена также развернутая характеристика возможности использования в уголовном судопроизводстве результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с применением таких специальных методов, как составление психолого-криминалистического портрета, углубленный опрос, гипнорепродукционный опрос, полиграфологическое исследование, где достоверность результата связана с самим методом:

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются обобщающие выводы, предложения и практические рекомендации.

В десяти приложениях содержатся рабочие документы и результаты социологических исследований, проведенных диссертантом, а также систематизированные и обобщенные им аналитические и статистические данные.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

Монографии и пособия:

  1. Исаева Л.М. Специальные познания в уголовном судопроизводстве: Монография. – М.: ЮРМИС, 2003. – 19,0 п.л.
  2. Исаева Л.М. Специалист в уголовном судопроизводстве: Монография. – М.: ВНИИ МВД России, 2004. – 6,0 п.л.
  3. Исаева Л.М. Теоретические и прикладные основы использования специальных знаний в оперативно-розыскной деятельности: Монография. – М.: ВНИИ МВД России, 2006. – 10,5 п.л.
  4. Исаева Л.М., Миронов Я.А., Зонов Ю.Б., Емышев В.С., Водопьянов В.И. Применение методов фотограмметрической съемки на местах происшествий: Пособие. – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – 2,2 п.л./ 0,44 п.л.
  5. Исаева Л.М., Жданова Е.В., Боголюбова Т.А., Цветкова А.С. Расследование организации и содержания притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ и склонения к их потреблению: Пособие. – М.: ВНИИ МВД России, 2004. – 5,5 п.л./ 2,2 п.л.
  6. Исаева Л.М., Жданова Е.В., Самарин С.Н. Тактика и методика документирования и расследования организации и содержания притонов для потребления наркотиков и склонению к их потреблению: Пособие. – М.: ВНИИ МВД России, 2004. – 4,4 п.л./ 1,45 п.л.
  7. Эксперт: Руководство для экспертов органов внутренних дел и юстиции. / Под ред. Т.В. Аверьяновой, В.Ф. Статкуса. – М.: КноРус, Право и закон, 2003. (в соавторстве) – 37 п.л./ 2,5 п.л.
  8. Руководство для следователей. / Под. ред. В.В. Мозякова. – М.: Издательство «Экзамен», 2005. (в соавторстве) – 79,8 п.л./ 3,0 п.л.
  9. Постатейный научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть: Научно-практический комментарий к УК РФ. / Под ред. С.И. Гирько. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2004. (в соавторстве) – 33,75 п.л./ 2,0 п.л.
  10. Исаева Л.М., Третьяков О.Е.; Верещагин В.А.; Мерзогитова Ю. А.,  Смирнов П.А., Сурыгина Н.Е.; Куприянов А.А. Предупреждение, выявление и расследование преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, совершенных на территориях нескольких государств – участников СНГ: Пособие. – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – 10,0 п.л./ 0,4 п.л.
  11. Алексеева И.С., Исаева Л.М., Одиночкина Т.Ф., Савкин А.В., Сурыгина Н.Е., Шамонова Т.Н., Шульга Л.В. Обнаружение, изъятие, исследование и использование микрообъектов в доказывании по уголовным делам: Пособие. – М.: ВНИИ МВД России, 1998. – 10,5 п.л./ 0,3 п.л.
  12. Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Отв. ред. О.Г. Ковалев. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2006. (в соавторстве) – 42,5 п.л./ 6,1 п.л.

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах

и изданиях, согласно перечню ВАК:

  1. Исаева Л.М. Идентификация личности погибшего // Законность. 2001. № 2. – 0,3 п.л.
  2. Исаева Л.М. Обыск: роль специалиста // Законность. 2001. № 6. – 0,55 п.л.
  3. Исаева Л.М. Предварительное расследование посягательств на культурные ценности, находящиеся в собственности граждан // Вестник МВД России. 2001. № 2 - 3. – 0,4 п.л.
  4. Исаева Л.М. Предъявление лиц для опознания: проблемы и перспективы // Законность. 2002. № 10. – 0,48 п.л.
  5. Исаева Л.М. Конструирование субъективных портретов // Законность. 2002. № 2. – 0,55 п.л.
  6. Исаева Л.М. Роль специалиста в расследовании дел, связанных с пожарами // Вестник МВД России. 2002. № 1. – 0,5 п.л.
  7. Исаева Л.М. Новые виды фотосъемки при осмотре места происшествия // Законность. 2003. № 8. – 0,45 п.л.
  8. Исаева Л.М. Организация осмотра места взрыва // Законность. 2003. № 3. – 0,43 п.л.
  9. Исаева Л.М. Зарождение экспертизы в российском уголовном судопроизводстве // Законность. 2004. № 3. – 0,5 п.л.
  10. Исаева Л.М., Кильдюшов Е.М., Плаксин В.О. К вопросу о проблеме идентификации личности погибшего // Вестник Российского государственного медицинского университета. 2006. №3. – 0,6 п.л./ 0,2 п.л.
  11. Исаева Л.М., Ананченков В.А., Вилков В.Г. Анализ поведенческих реакций при проведении специального психофизиологического исследования // Бюллетень «Оперативно-розыскная работа». 2006. № 4. – 0,4 п.л./ 0,13 п.л.
  12. Исаева Л.М. Психологические методы // Законность. 2007. № 9. – 0,4 п.л.
  13. Исаева Л.М. Практика использования полиграфных устройств // Законность. 2008. № 3. – 0,4 п.л. 

Научные работы, опубликованные в иных изданиях:

  1. Исаева Л.М. Некоторые аспекты осмотров мест происшествий и конструирования субъективных портретов по делам о грабежах и разбойных нападениях // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сборник научных трудов. - М.: ВНИИ МВД России, 1997. – 0,4 п.л.
  2. Исаева Л.М. Особенности конструирования субъективных портретов // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сборник научных трудов. - М.: ВНИИ МВД России, 1998. – 0,46 п.л.
  3. Исаева Л.М. Использование знаний сведущих лиц при расследовании преступлений // Юридический консультант. 2000. № 10. – 0,75 п.л.
  4. Исаева Л.М. Осмотр места взрыва и его роль в дальнейшем расследовании // Следователь. 2000. № 8. – 0,5 п.л.
  5. Исаева Л.М. Некоторые проблемы проведения дополнительного и повторного осмотров мест происшествий // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сборник научных трудов. - М.: ВНИИ МВД России, 2000. – 0,33 п.л.
  6. Исаева Л.М. Заключение эксперта как элемент процесса доказывания // Юридический консультант. 2001. № 1. – 0,8 п.л.
  7. Исаева Л.М. К вопросу о получении образцов для сравнительного исследования // Юридический консультант. 2001. № 3. – 0,68 п.л.
  8. Исаева Л.М. Проверка показаний на месте: понятие и особенности // Юридический консультант. 2001. № 5. – 0,7 п.л.
  9. Исаева Л.М. К вопросу производства проверки показаний на месте // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сборник научных трудов. - М.: ВНИИ МВД России, 2001. – 0,9 п.л.
  10. Исаева Л.М. Особенности предъявления лиц для опознания в уголовном процессе // Юридический консультант. 2001. № 8. – 0,8 п.л.
  11. Исаева Л.М. Осмотр места происшествия: понятие и проблемы // Юридический консультант. 2001. № 10. – 0,8 п.л.
  12. Исаева Л.М. Фотоснимки: процессуальный статус и роль в доказывании // Юридический консультант. 2001. № 12. – 0,8 п.л.
  13. Исаева Л.М. Выявление негативных обстоятельств при осмотре места происшествия и их влияние на построение следственных версий // Информационный бюллетень СК МВД РФ. 2001. № 2 (108). – 0,5 п.л.
  14. Исаева Л.М. Осмотр места взрыва и его значение для квалификации деяния и дальнейшего расследования // Материалы научно-практической конференции «Проблемы совершенствования взаимодействия органов внутренних дел в сфере борьбы с терроризмом, незаконным оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств». – М.: ВНИИ МВД России, 2001. – 0,18 п.л.
  15. Исаева Л.М. Специалист в уголовном судопроизводстве // Юридический консультант. 2002. № 2. – 0,8 п.л.
  16. Исаева Л.М., Сурыгина Н.Е. Использование следов биологического происхождения в расследовании преступлений: Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2002. – 1,7 п.л./ 0,85 п.л.
  17. Исаева Л.М. Некоторые особенности назначения и производства экспертиз в уголовном судопроизводстве // Юридический консультант. 2002. № 5. – 1,0 п.л.
  18. Исаева Л.М. Подложные документы: понятие и некоторые особенности выявления // Юридический консультант. 2002. № 7. – 1,0 п.л.
  19. Исаева Л.М., Ложкина Е.И. Использование подложных документов при хищении и легализации денежных средств // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сборник научных трудов. – М.: ВНИИ МВД России, 2002. – 0,7 п.л. / 0,35 п.л.
  20. Исаева Л.М. Экспертиза в уголовном судопроизводстве // Вопрос юристу. 2003. № 1. – 0,7 п.л.
  21. Исаева Л.М. Азартные игры // Юридический консультант. 2003. № 4. – 0,65 п.л.
  22. Исаева Л.М., Галахов С.С., Парамонов И.М. Организация взаимодействия подразделений криминальной милиции в документировании, задержании и разработке преступных групп, занимающихся мошенничеством путем вовлечения граждан в различные лотерейные розыгрыши: Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2003.– 3,7 п.л./ 1,23 п.л.
  23. Исаева Л.М. Проблемы закрепления в уголовном процессе результатов применения современных технологий // Юридический консультант. 2003. № 9. – 0,5 п.л.
  24. Исаева Л.М., Майорова Е.И. Расследование преступлений о контрабанде: Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2003. – 1,9 п.л./ 0,95 п.л.
  25. Исаева Л.М. Становление, организационные формы и процессуальные проблемы групповых форм расследования // Юридический консультант. 2003. № 12. – 1,1 п.л.
  26. Исаева Л.М. Использование современных технологий в оперативно-розыскной деятельности // Материалы научно-практической конференции «Актуальные проблемы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел». г. Нижний Новгород. Часть 2. – М.: ВНИИ МВД России, 2004. – 0,2 п.л. С.
  27. Исаева Л.М. Незаконное распространение порнографии с использованием сети Интернет: особенности выявления и расследования // Юридический консультант. 2004. № 3. – 1,0 п.л.
  28. Исаева Л.М. Возрастные признаки субъекта преступления и понятие возрастной невменяемости // Юридический консультант. 2004. № 8. – 0,45 п.л.
  29. Исаева Л.М., Гирько С.И., Куприянов А.А. и др. Проведение операции «Международная контролируемая поставка наркотиков»: Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2004. – 3,0 п.л./ 0,2 п.л.
  30. Исаева Л.М., Кузнецова Н.А., Сурыгина Н.Е. Процессуальное оформление фотосъемки и составления схемы места происшествия фотограмметрическим методом: Методические рекомендации – М.: ВНИИ МВД России, 2004.– 1,4 п.л./ 0,46 п.л.
  31. Кухтинов А.И, Исаева Л.М., Дондоков С.Г. Внедрение автоматизированных рабочих мест как резерв повышения эффективности розыскной работы // Вестник МВД России. 2004. №5. – 0,6 п.л./ 0,2 п.л.
  32. Исаева Л.М. Коммерческое телевидение, как объект преступного посягательства // Юридический консультант. 2004. № 10. – 0,8 п.л.
  33. Исаева Л.М., Медведев А.С., Бабаян А.С. Выявление, пресечение и раскрытие фактов незаконного распространения порнографических материалов, в том числе с участием детей, в сети Интернет: Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2004. – 2,5 п.л./ 0,8 п.л.
  34. Исаева Л.М. Доказательственное значение цифровой информации и некоторые особенности ее исследования // Материалы Всероссийского семинара-совещания «Научно-техническое обеспечение новых методов оперативно-розыскной деятельности, основанных на применении современных технологий» – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – 0,3 п.л.
  35. Исаева Л.М. Теоретические основы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве России // Материалы 46-х Криминалистических чтений. – М.: Академия управления МВД России, 2005. – 0,15 п.л.
  36. Исаева Л.М., Ананченков В.С. Проблемы внедрения опроса с использованием полиграфа в практику раскрытия преступлений // Материалы Всероссийского семинара-совещания «Научно-техническое обеспечение новых методов оперативно-розыскной деятельности, основанных на применении современных технологий» – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – 0,4 п.л./ 0,2 п.л. 
  37. Исаева Л.М. Классификация и особенности квалификации мошенничества, совершаемого с использованием сети Интернет // Юридический консультант. 2005. № 1. – 1,0 п.л.
  38. Исаева Л.М. Использование специальных знаний в области информационных технологий при выявлении и предупреждении преступлений // Юридический консультант. 2005. № 4. – 0,9 п.л.
  39. Исаева Л.М., Медведев А.С., Якимович Е.Я. Выявление, пресечение и документирование фактов мошенничества, совершаемых с использованием сети Интернет: Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – 2,8. п.л./ 0,9 п.л.
  40. Исаева Л.М., Медведев А.С. Аналитическое исследование предметов и документов, полученных в результате проведения оперативно-технических мероприятий: Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – 1,4 п.л./ 0,7 п.л.
  41. Исаева Л.М. Судебная экспертиза: принципы оценки и роль в доказывании // Юридический консультант. 2005. № 6. – 0,8 п.л.
  42. Исаева Л.М., Васина Е.С., Сосновик Н.Ф., Шурыгин П.А. Выявление и документирование преступлений, совершаемых курсантами, слушателями и профессорско-преподавательским составом образовательных учреждений МВД России: Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2005. (в соавторстве) – 2,4 п.л./ 0,51 п.л.
  43. Исаева Л.М. Использование защитником в уголовном судопроизводстве специальных знаний // Юридический консультант. 2005. № 7. – 0,7 п.л.
  44. Исаева Л.М., Зонов Ю.Б., Белицкий А.С., Чайковский А.В. Использование автомобильного «черного ящика» в раскрытии и расследовании преступлений: Методические рекомендации – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – 2,06 п.л./ 0,5 п.л.
  45. Исаева Л.М., Жданова Е. В., Дьяков Ф.С., Кузнецов А.В. Выявление, пресечение и документирование фактов неправомерного доступа в информационные спутниковые каналы связи: Методические рекомендации – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – 2,4 п.л./ 0,6 п.л.
  46. Исаева Л.М. Использование психологических методов в сфере уголовного судопроизводства // Юридический консультант. 2005. № 9. – 0,5 п.л.
  47. Исаева Л.М., Дьяков Ф.С., Вайле С.П.; Хвоевский С.А. Выявление, пресечение и документирование фактов неправомерного доступа к охраняемой законом информации в контрольно-кассовых машинах при осуществлении предпринимательской деятельности: Методические рекомендации – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – 2,75 п.л./ 0,68 п.л.
  48. Исаева Л.М. Незаконное производство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (ч.3 ст. 138 УК РФ) // Юридический консультант. 2005. №. 12. –  0,5 п.л.
  49. Исаева Л.М., Васина Е.С. Использование цифровых способов фиксации информации при документировании противоправной деятельности сотрудников органов внутренних дел: Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2006. – 0,8 п.л./ 0,4 п.л.
  50. Исаева Л.М. Актуальные вопросы обязательного назначения и производства судебных экспертиз // Материалы 48-х Криминалистических чтений. – М.: Академия управления МВД России, 2006. – 0,2 п.л.
  51. Исаева Л.М., Пименов П.В. Выявление, пресечение и документирование фактов незаконного производства, сбыта или приобретения в целях сбыта специальный технических средств, предназначенных для негласного получения информации (ч. 3 ст. 138 УК РФ): Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2006. – 1,6 п.л./ 0,8 п.л.
  52. Исаева Л.М. Теоретические основы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве России // Юридический консультант. 2006. № 3. – 0,5 п.л.
  53. Исаева Л.М., Медведев А.С. Выявление, пресечение, документирование и раскрытие преступлений, связанных с распространением в сети Интернет порнографических материалов с участием несовершеннолетних: Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2006. – 1,3 п.л./ 0,65 п.л.
  54. Исаева Л.М., Малышенко Д.Г. Выявление, пресечение, документирование и раскрытие преступлений, связанных с распространением модифицированных игровых приставок (ст. 273 УК РФ): Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2006. – 1,6 п.л./ 0,8 п.л.
  55. Исаева Л.М., Малышенко Д.Г. Правовая оценка процессов модификации игровых приставок // Материалы XV Международной конференции «Информатизация и информационная безопасность правоохранительных органов» (23 – 24 мая 2006 г.) – М.: Академия управления МВД России, 2006. – 0,6/0,3 п.л.
  56. Исаева Л.М., Миронов Я.А., Зонов Ю.Б., Емышев В.С. Оформление материалов фотограмметрической съемки при выявлении и раскрытии преступлений: Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2006. – 1,0 п.л./ 0,25 п.л.
  57. Исаева Л.М., Пименов П.А. Выявление, пресечение и документирование фактов нарушения тайны телефонных переговоров, совершенных с использованием специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (ч. 2 ст. 138 УК РФ): Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2006. – 1,5 п.л./ 0,75 п.л.
  58. Исаева Л.М. Использование специальных знаний в профилактике преступлений в сфере компьютерной информации // Материалы Международной научно-практической конференции «Профилактическая деятельность государства, как одно из основных средств сдерживания преступности в Российской Федерации» (г. Москва, 14 – 16 декабря 2005 г.) – М.: ВНИИ МВД России, 2006. – 0,3 п.л.
  59. Исаева Л.М. Особенности применения цифровой фиксации информации в уголовном судопроизводстве // Юридический консультант. 2006. № 9. – 1,0 п.л.
  60. Исаева Л.М. Использование специальных знаний стороной защиты в уголовном судопроизводстве // Юридический консультант. 2007. № 2. – 0,9 п.л.
  61. Исаева Л.М. Контроль и запись переговоров: особенности становления и проведения. Современные тенденции управления расследованием преступлений: Сб. науч. трудов: В 2-х ч. Ч. 1. – М.: Академия управления МВД России, 2007. – 0,3 п.л.
  62. Исаева Л.М. Особенности применения цифровой фотофиксации информации в уголовном судопроизводстве. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики: Сб. науч. статей. – М. Академия управления МВД России, 2007. – 0,3 п.л.
  63. Исаева Л.М. Актуальные вопросы организации, назначения и производства судебных экспертиз // Юридический консультант. 2007. № 4. – 0,8 п.л.
  64. Исаева Л.М., Кадетова Т.Г. Раскрытие преступлений, связанных с неправомерным доступом в сеть Интернет, на территориях Российской Федерации и Республики Беларусь: Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2007. – 2,75 п.л./ 1,37 п.л.
  65. Исаева Л.М., Малышенко Д.Г., Медведев А.С. Выявление и документирование преступлений, связанных с изменениями информации, содержащейся в ЭВМ (контроллерах и т.д.): Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2007. – 2,5 п.л./ 0,83 п.л.
  66. Исаева Л.М. Возможности использования полиграфных устройств в деятельности правоохранительных органов // Юридический консультант. 2007. № 10. – 0,7 п.л.
  67. Исаева Л.М. Особенности использования в судопроизводстве результатов ДНК-анализа // Юридический консультант. 2008. № 1. – 0,7 п.л.
  68. Исаева Л.М., Медведев А.С. Выявление, пресечение и документирование фактов трансляции материалов порнографического характера в сети Интернет с использованием Web-камеры в режиме «on line»: Методические рекомендации. – М.: ВНИИ МВД России, 2008. – 1,25 п.л./ 0,62 п.л.
  69. Исаева Л.М. Проведение и оценка результатов судебных экспертиз // Научный портал МВД России. 2008. № 3. – 0,5 п.л.
  70. Исаева Л.М. Актуальные вопросы использования полиграфных устройств в сфере уголовного судопроизводства России: Материалы научно-практической конференции «Проблемы использования полиграфных устройств в деятельности органов внутренних дел» - М.: ВНИИ МВД России, 2008. – 0,6 п.л.

Научные работы, опубликованные в иностранных изданиях:

  1. Исаева Л.М., Корень С.В. Психологические методы установления информации у очевидцев происшествий // Вопросы ментальной медицины и экологии. 2008. Том.XIV № 2. (Республика Казахстан) – 1,2 п.л./ 0,6 п.л.

Электронные рекомендующие и справочные системы:

  1. Исаева Л.М., Богачкин А.П., Шинкаренко Н.И., Кузнецов А.В. Информационно-рекомендующая система по расследованию преступлений, совершаемых с использованием платежных пластиковых карт (ИРС «Пластиковая карта»): Электронная система – М., ВНИИ МВД РФ и СК при МВД РФ. 2002. – 75,0 п.л./ 18,75 п.л.
  2. Исаева Л.М., Богачкин А.П., Шинкаренко Н.И. Информационно-рекомендующая система по организационно-тактическому обеспечению раскрытия мошеннических действий, совершаемых с использованием лотерейных розыгрышей (ИРС «Азартные игры»): Электронная система – М., ВНИИ МВД РФ и ГУУР СКМ МВД РФ. 2002. – 25,0 п.л./ 8,3 п.л.
  3. Исаева Л.М., Богачкин А.П., Шинкаренко Н.И. Информационно-рекомендующая система по расследованию преступлений в сфере топливно-энергетического комплекса (ИРС «Нефтепродукты»): Электронная система – М., ВНИИ МВД РФ и СК при МВД РФ. 2002. – 69,2 п.л./ 23,0 п.л.
  4. Исаева Л.М., Богачкин А.П., Шинкаренко Н.И. Электронно-справочная система по организации раскрытия серийных тяжких преступлений против личности (ЭСС «Серийные преступления»): Электронная система – М., ВНИИ МВД РФ и ГУУР СКМ МВД РФ. 2003. – 27,2 п.л./ 9,0 п.л.
  5. Исаева Л.М., Богачкин А.П., Шинкаренко Н.И., Хромов И.Л. Информационно-рекомендующая система по раскрытию преступлений, связанных с иностранными гражданами (ИРС «Иностранец»): Электронная система – М., ВНИИ МВД РФ и ГУУР СКМ МВД РФ. 2003. – 24,0 п.л./ 6,0 п.л.

Автоматизированные рабочие места:

  1. Исаева Л.М., Богачкин А.П., Шинкаренко Н.И. Автоматизированное рабочее место сотрудника уголовного розыска по информационно-аналитическому обеспечению борьбы с кражами чужого имущества (АРМ - 158): Электронная система – М., ВНИИ МВД РФ и ГУУР СКМ МВД РФ. 2002.
  2. Исаева Л.М., Богачкин А.П., Шинкаренко Н.И., Медведев А.С., Дондоков С.Г. Автоматизированное рабочее место сотрудника розыскного подразделения (АРМ «Розыскник»): Электронная система – М., ВНИИ МВД РФ и ДепУР СКМ МВД РФ. 2005.
  3. Исаева Л.М., Богачкин А.П., Ментюков В.В., Мохов В.С.. Автоматизированное рабочее место сотрудника уголовного розыска по линии борьбы с хищениями антиквариата (АРМ «Антиквариат»): Электронная система – М., ВНИИ МВД РФ и ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. 2006.

Сформулированное диссертантом в ряде опубликованных работ предложение по внесению изменений в п.4 ст. 58 УПК РФ в части запрета специалисту на уклонение от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд, реализовано в Федеральных законах от 04.07.2003 № 92-ФЗ и от 05.06.2007 №87-ФЗ,  внесших ряд изменений в УПК РФ.

См.: Приказ МВД РФ № 368, ФСБ РФ № 185, ФСО РФ № 164, ФТС РФ № 481, СВР РФ № 32, ФСИН РФ № 184, ФСКН РФ № 97, Минобороны РФ № 147 от 17.04.2007 г. «Об утверждении инструкции о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд» // Российская газета, № 101. 16.05.2007.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.