WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Криминогенность мест лишения свободы и ее нейтрализация

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

 

ГРОМОВ Владимир Геннадьевич

 

 

 

КРИМИНОГЕННОСТЬ МЕСТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

 И ЕЁ НЕЙТРАЛИЗАЦИЯ

 

 

12.00.08 ? уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора юридических наук

 

 

 

 

 

 

Тамбов  -  2009

 

           

Диссертация выполнена на кафедре уголовного права и криминологии государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Саратовский юридический институт МВД России»

Научный консультант:                Заслуженный деятель науки РФ,

доктор юридических наук, профессор

 Разгильдиев Бяшир Тагирович

Официальные оппоненты:            доктор юридических наук, профессор

Журавлёв Михаил Петрович

                                                      доктор юридических наук, профессор

   Минязева Татьяна Фёдоровна

                                                      доктор юридических наук, профессор

Цепелев Валерий Филиппович    

Ведущая организация:                   ВНИИ МВД Российской Федерации

Защита состоится «29» мая 2009 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.061.10 при Тамбовском государственном университете им. Г.Р. Державина по адресу: г. Тамбов, ул. Советская, 6 , Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина, зал диссертационного совета.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомится в библиотеке Тамбовского государственного университета имен Г.Р. Державина р на официальном сайте ВАК Минобрнауки России http:/vak@ed.gov.ru.

Автореферат разослан «____» _______________ 2009 года.

Учёный секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, профессор                                   В.М. Пучнин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. В последние годы в России преступность, по данным многих опросов населения, представляет собой одну из самых острых и сложных социальных проблем современного российского общества. Важнейшее место в борьбе с преступностью отводится уголовно-правовым средствам, а в их рамках – институту наказания. Это обусловлено, прежде всего, тем, что наказание, являясь центральным институтом уголовного права, представляет собой важный инструмент государства для охраны личности, общества, государства, мира и безопасности человечества. Наказание, являясь основной формой реализации уголовной ответственности, призвано обеспечивать поведение людей в соответствии с требованиями правовых предписаний.

Для успешного формирования в России демократического, правового государства с рыночными отношениями в качестве одного из условий необходимо оптимальное функционирование уголовного законодательства, которое, с одной стороны, обеспечивало бы охрану соответствующих отношений от преступных посягательств, с другой, не препятствовало бы их развитию. При этом особенно важно, чтобы уголовное законодательство России обеспечивало реализацию прав, свобод и законных интересов личности.

И в этом плане необходимо, чтобы наказание удерживало граждан от совершения преступлений, обеспечивая охрану личности, общества, государства от преступных посягательств. Особая роль в этом отводится наказанию в виде лишения свободы, которое является одним из наиболее распространённых видов наказаний на протяжении многих лет.

Сегодня можно рассматривать наказание в виде лишения свободы позитивным уголовно-правовым средством, в котором нуждается общество и государство для защиты от преступных посягательств.

Известно, что жизнь и деятельность любого человека во многом обусловлены его общением с другими людьми. Поэтому, учитывая то обстоятельство, что лишение свободы отбывается в условиях изоляции, в специфической микросреде, заражённой «вирусом» криминальной субкультуры, одной из важных задач, стоящих перед учёными и практиками, является обеспечение таких условий отбывания наказания, которые не вызывали бы у осуждённых мотивации совершить новое преступление в период отбывания наказания или после освобождения из исправительного учреждения. А такая мотивация объективно имеет место. Не случайно места лишения свободы часто называют «школой преступности». По мнению 51,5% опрошенных нами осуждённых, отбывающих наказание в виде лишения свободы, современные исправительные учреждения стимулируют у них преступное поведение.

Основные причины рецидива преступлений, которые совершаются осуждёнными после отбытия ими наказания в виде лишения свободы, на взгляд осуждённых, заключаются в том, что они в местах лишения свободы они прошли своего рода «курсы повышения преступного мастерства» или не могут адаптироваться к жизни на свободе (85%), что, несомненно, придаёт им проблемность, требующую глубокого и тщательного осмысления.

Их решение предполагает строго определённое содержание лишения свободы как вида наказания. Содержание, в свою очередь, требует формулирования целей, достижение которых, во-первых, обеспечивалось бы определёнными видами исправительных учреждений, а, во-вторых, исключало бы из наказания негативный аспект.

Различные стороны исполнения и отбывания осуждёнными лишения свободы в той или иной мере и ранее были предметом научных исследований, главным образом в рамках уголовно-исполнительного законодательства. Но некоторые проблемы данного вопроса до сих пор всё-таки остаются недостаточно изученными, а это может привести к ситуации, в которой  трудно  достичь  целей  наказания.

Однако наука уголовного и уголовно-исполнительного права не решает ряд проблем, связанных с возможностями мест лишения свободы по достижению целей наказания, понятием, содержанием и формами реализации пенитенциарной политики. До сего времени теория не определила степень плодотворности деятельности в области исправления преступников и предупреждения преступлений, и реальных возможностей общества по реагированию на преступность пенитенциарными средствами.

Ещё нет однозначного определения таких понятий, как «лишение свободы», «изоляция осуждённых», «арест», «исправительное учреждение», «пенитенциарная политика»; существуют пенитенциарная субкультура, пенитенциарная преступность, рецидивная преступность и другие феномены, которые нельзя оставлять без внимания ввиду их высокого криминогенного потенциала.

Помещая преступника в исправительное учреждение, общество преследует благую цель – обезопасить себя от новых посягательств. Однако совершенно очевидно, что, изучая пенитенциарную форму борьбы с преступностью, места лишения свободы, правовое регулирование их деятельности, задачи, стоящие перед ними, можно выявить такие факторы, недостатки и противоречия, которые не только не снижают показателей преступности, но и способствуют дальнейшей криминализации пенитенциарного общества, повышению уровня криминогенности личности в нём.

Исследование факторов, повышающих криминогенность мест лишения свободы поможет, в частности, осветить те социальные процессы, которые происходят в среде осуждённых в ИУ, постепенную деформацию позитивных моральных ценностей, установок, правил человеческого общежития, которые, в конечном счёте, разлагают социум.

Полученные знания должны помочь обществу и государству в вопросах нейтрализации криминогенности мест лишения свободы, выработки концепции российской пенитенциарной политики, а также в целом способствовать совершенствованию системы мер по предупреждению преступности.

Поэтому возрастает необходимость проведения дальнейших исследований проблем исполнения и отбывания осуждёнными лишения свободы, особенно в части совершенствования существующей системы исправительных учреждений, возможностей достижения целей наказания при отбывании лишения свободы, а также содержания, основных направлений и принципов пенитенциарной политики в сфере нейтрализации криминогенного влияния мест лишения свободы на общество.

Степень научной разработанности темы. Исследованиями проблем наказания в виде лишения свободы и пенитенциарной политики в разное время занимались многие учёные. В их ряду А.И. Алексеев, Вал.М. Анисимков, Вл.М. Анисимков, Ю.М. Антонян, Н.С. Артемьев, З.А. Астемиров, М.М. Бабаев, Г.П. Байдаков, Н.П. Барабанов,  Н.А.  Беляев, А.В. Бриллиантов, Ю.И. Бытко, И.М. Гальперин, М.Н. Гернет, А.Я. Гришко, А.И. Гуров, С.И. Дементьев, Ю.Н. Демидов, М.Г. Детков, А.И. Долгова, В.А. Елеонский, В.С. Епанешников, В.Д. Ермаков, В.В. Есипов, А.А.  Жижиленко, М.П. Журавлёв, А.И. Зубков, В.Д. Иванов, А.Н. Игнатов, В.А. Ильин, Б.Б. Казак, А.И. Канунник, И.В. Каретников, И.И. Карпец, А.Ф. Кистяковский, В.Н. Кудрявцев, С.И. Кузьмин, С.И. Курганов, Г.Ю. Лесников, Н.А.  Лопашенко,  В.В. Лунеев, В.П. Малков, А.И. Марцев, М.П. Мелентьев, Т.Ф. Минязева, С.Ф. Милюков, А.С. Михлин, С.П. Мокринский, А.Е. Наташев, А.В. Наумов, Б.С. Никифоров, И.С. Ной, Н.А. Огурцов, П.Н. Панченко, А.Г. Перегудов, С.М. Петров, А.А. Пионтковский, В.Ф. Пирожков, Э.Ф. Побегайло, С.В. Познышев, С.В. Полубинская, П.Г. Пономарёв, Б.Т. Разгильдиев, А.Л. Ременсон, М.С. Рыбак, А.А. Рябинин, С.Н. Сабинин, В.И. Селивёрстов, Л.В. Сердюк, А.Ф. Сизый, Н.Д. Сергеевский, В.Ф. Смирнов, М.Н. Становский, О.В. Старков, Н.А. Стручков, Ф.Р. Сундуров, В.А. Суровцев, Н.С. Таганцев, Ю.М. Ткачевский, И.В. Упоров, Б.С. Утевский, В.А. Фефелов, В.Д. Филимонов, О.В. Филимонов, И.Я. Фойницкий, Г.Ф. Хохряков, М.Д. Шаргородский, И.В. Шмаров, В.Е. Южанин, В.Е. Эминов, А.М. Яковлев, Н.М. Якушин и другие.

Следует сказать о том, что многие аспекты данной проблемы решались с позиции идеологии, исповедовавшей другие нравственные ценности, на базе законодательства, обслуживающего эту идеологию. Работы указанных авторов, несомненно, внесли огромный вклад в разработку рассматриваемого уголовно-правового института, однако следует отметить, что сформулированные в них положения носят дискуссионный характер и требуют дальнейшей разработки.

За последние годы отдельные вопросы, посвящённые вопросам исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы,  рассмотрены в работах М.Л. Грекова, В.В. Дедюхина, Н.Р. Желокова, Ф.Г. Канцарина, Е.В. Королёвой, В.Г. Павлова, Н.И. Петренко, В.П. Ревина, С.В. Рогозина, В.Ф. Цепелева. Новые теоретические подходы к оценке лишения свободы изложены в работах А.А. Арямова,  В.К. Дуюнова, В.И. Зубковой, А.И. Канунника, Ю.А. Кашубы, М.Ф. Костюка, Б.З. Маликова, О.Г. Перминова, С.П. Середы, К.А. Сыча, А.Д. Чернова, А.А. Чистякова. Вопросы криминальной и тюремной субкультуры, различных видов пенальной и пенитенциарной преступности и её предупреждения рассматривались в работах А.В. Абаджяна, Ю.А. Александрова, Ю.К. Александрова, М.М. Бабаева, А.И. Гурова, Ю.Н. Демидова, О.П. Дубягиной, Ю.П. Дубягина, А.П. Дьяченко, В.С. Жеребина, М.П. Киреева, И.С. Кона, Д.А. Корецкого, И.М. Мацкевича, В.В. Меркурьева, Л.А. Мильяненкова, В.М. Морозова, В.С. Овчинского, А.Н. Олейника, В.С. Разинкина, А.Д. Смияна, Ю.В. Солопанова, В.В. Тулегенова, А.В. Шеслера и других учёных. Однако в науке ещё не рассматривалась системно и комплексно проблема криминогенности мест лишения свободы; вместе с тем, по-прежнему идёт полемика по поводу отдельных вопросов реформирования уголовно-исполнительного законодательства, системы исправительных учреждений и вопросов повышения эффективности исполнения наказания в виде лишения свободы.

В настоящее время, когда личность, её права и свободы, становятся приоритетными, возникают новые вопросы относительно того, чтобы в результате исполнения лишения свободы были достигнуты цели наказания. Всё это должно обеспечиваться деятельностью исправительных учреждений, образующих систему. Результаты нашего исследования, исследования других учёных отражают весьма невысокий уровень эффективности исполнения наказания в виде лишения свободы в части достижения его целей. Об этом же свидетельствует высокий уровень криминогенности мест лишения свободы.

Точность, ясность и однозначность в вопросах подхода к оценке наказания в виде лишения свободы и в вопросах определения основных направлений и принципов реализации пенитенциарной политики позволят эффективнее решать задачи по охране интересов личности, общества и государства от преступных посягательств, предупреждению преступности, в том числе путём нейтрализации криминогенного воздействия мест лишения свободы на общество, государство и личность.

Объектом исследования являются отношения по исполнению и отбыванию наказания в виде лишения свободы.

Предметом исследования выступают законодательство и практика его исполнения в деятельности исправительных учреждений, пенитенциарная политика государства.

Цель и задачи диссертационного исследования. Целью настоящего исследования является разработка концепции исполнения наказания в виде лишения свободы.

Достижение поставленной цели обеспечивается решением задач:

- дать социальную и политико-правовую характеристику периодам возникновения и становления мест отбывания наказания в виде лишения свободы в России;

- оценить состояние современной системы исправительных учреждений России, и сравнить её с зарубежными пенитенциарными системами;

- выявить проблемы реализации принципов уголовно-исполнительного права, а также обеспечения целей и задач уголовно-исполнительного законодательства в местах лишения свободы;

- определиться с состоянием правового регулирования исполнения наказания в виде лишения свободы в России и возможностями достижения целей наказания в пенитенциарных учреждениях;

- разработать определение понятия пенитенциарной политики государства, раскрыть её сущность, содержание, объекты и субъекты;

- определить содержание криминогенности мест лишения свободы, а также выявить и оценить основные факторы, формирующие её криминогенность;

- уточнить понятие, сущность и содержание пенитенциарной субкультуры как одного из основных блоков, составляющих криминогенность мест лишения свободы, а также определить факторы, способствующие внедрению её в общество;

- разработать определения: «пенитенциарная преступность», «пенитенциарный конфликт», «исправительное учреждение», «арест», «лишение свободы», «тюремное заключение»;

- выявить факторы и направленность негативного воздействия криминогенных обстоятельств мест лишения свободы на различные сферы человеческой жизнедеятельности;

- разработать направления совершенствования государственной политики, законодательства, системы мест лишения свободы для снижения уровня их криминогенности.

Нормативно-правовая база исследования включает Конституцию Российской Федерации, международные нормативно-правовые акты, содержащие стандарты в области исполнения наказаний и обращения с заключёнными, федеральные конституционные законы, федеральные законы, действующее уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство, уголовное и пенитенциарное законодательство ряда зарубежных стран, Указы Президента РФ, Постановления Правительства Российской Федерации, нормативные акты МВД, Минюста и ФСИН России.

Методология и методика диссертационного исследования. Методологической основой исследования является всеобщий диалектический метод познания, который позволил рассматривать изучаемые явления и процессы в их развитии, взаимосвязи и взаимозависимости.

В процессе исследования применялись общенаучные и частнонаучные методы познания, в частности, исторический, теоретический, системно-логический, сравнительно-правовой, формально-юридический, статистический, социометрический, анкетирование, интервьюирование, экспертных оценок, изучение уголовных дел, личных дел осуждённых.

Эмпирическую базу исследования составили результаты криминологических и социологических исследований, проведённых автором. Анализировались общероссийская статистика о состоянии, структуре и динамике преступности в стране, статистические сведения о преступности в местах лишения свободы. Изучено 1162 личных дела осуждённых, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, по вопросам выявления криминогенных факторов мест лишения свободы проанкетировано 587 сотрудников учреждений уголовно-исполнительной системы ФСИН России из 46 субъектов РФ. За период с 1997 по 2008 годы проанкетировано 2895 осуждённых, отбывающих и отбывших наказание в исправительных колониях-поселениях, исправительных колониях общего, строгого и особого режима, тюрьмах, лечебных исправительных учреждениях, женских исправительных колониях, а также в воспитательных колониях Пензенской, Рязанской, Самарской, Саратовской и Тамбовской областей.

Полученные результаты сравнивались с данными исследований, полученными в разное время другими учёными. Кроме того, в исследовании нашёл отражение 13-летний опыт работы автора в местах лишения свободы.

Научная новизна исследования. Диссертация выражается в разработанной концепции по выявлению криминогенных факторов в системе исправительных учреждений при исполнении наказания в виде лишения свободы и их правовой и криминологической нейтрализации.

Автором разработан новый подход к формированию системы исправительных учреждений, сформулированы концептуальные основы пенитенциарной политики государства.

В целом её аспектами, характеризующимися новизной, выступают положения, выносимые на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Выявлены существенные особенности трёх основных исторических периодов становления и развития пенитенциарной системы в России: а) начального периода (Х ? ХVIII в.в.), б) имперского периода (ХVIII в. ? 1917 г.), в) советского периода (1917 ? 1992 г.г.).

2. «Пенитенциарная политика» – это часть уголовно-исполнительной политики, представляющая собой направление деятельности государственных органов и субъектов гражданского общества в области исполнения уголовных наказаний, связанных с изоляцией осужденных от общества, определение цели, принципов, содержания и стратегии этой деятельности для  наиболее эффективного достижения целей наказания; в этих рамках определено её содержание, принципы, объекты и субъекты, а также основные направления реализации.

3. Принципы уголовно-исполнительного права: законность, гуманизм, неизменность гражданства, уважение прав человека, дифференциация осуждённых и индивидуализация исправительного воздействия.

4. Колонии-поселения должны быть реформированы в а) исправительные центры и б) реабилитационные центры двух видов: для содержания положительно характеризующихся осуждённых, переведённых для дальнейшего отбывания наказания по постановлению суда в порядке ч. 2 ст. 78 УИК РФ из ИК общего и строгого режима, а также для социальной адаптации освободившихся из ИУ осуждённых, в первую очередь, не имеющих родственников и постоянного места жительства.

Представлена другая редакция законодательных понятий «арест», «лишение свободы», «тюремное заключение», «исправительное учреждение».

«Арест» ? это краткосрочное содержание осуждённого в условиях камерной изоляции под вооружённой охраной.

«Лишение свободы» ? это содержание осуждённого в условиях изоляции в исправительном учреждении под вооружённой охраной.

«Тюремное заключение» ? это содержание осуждённого в условиях камерной изоляции в тюрьме под вооружённой охраной. Может быть двух видов: пожизненное и на определённый срок.

«Исправительное учреждение» ? это специальное государственное учреждение, предназначенное для содержания в условиях изоляции под вооружённой охраной осуждённых к лишению свободы и оказания на них воздействия с помощью установленных законом средств исправления.

5. «Криминогенность мест лишения свободы» ? это совокупность объективных и субъективных свойств и характеристик исправительных учреждений, которые создают, воспроизводят и укрепляют антиобщественные, преступные устремления и мотивацию у содержащихся в них осуждённых и других лиц. Факторами, формирующими криминогенность исправительных учреждений, являются: пенитенциарная субкультура, изоляция осуждённых, микросоциальная среда в ИУ, скопление большого числа осуждённых на небольшой по площади территории, пенитенциарная преступность, низкий уровень трудовой занятости осуждённых в ИУ.

6. «Пенитенциарная субкультура», как и любой иной вид криминальной субкультуры, представляет собой сформированную в местах лишения свободы систему политических, идеологических, правовых,  нравственных, философских, религиозных, эс­тетических норм, правил поведения, традиций, взглядов и идей, присущих лицам с устойчивыми антисоциальными и асоциальными ценностями, ориентациями и установками. Содержательно она включает в себя несколько основных элементов: идеологию, философию, коммуникативные атрибуты (прозвища, татуировки, жаргон, невербальные средства общения, тайная переписка), нормы и стандарты поведения, ценности, стратификацию преступников, традиции и обычаи, пенитенциарную лирику и мифологию.

7. Определены сущность и функции пенитенциарной субкультуры.

Сущность пенитенциарной субкультуры заключается в криминогенной деформации ценностно-нор­мативной системы общества, размывании и девальвации соци­ально-позитивных ценностей, установок, стереотипов поведения, нравственных идеалов людей, распро­странении среди законопослушных слоев населения антиобществен­ных взглядов, представлений, поощряющих, либо открыто провоцирующих нарушения уголовно-правовых запретов, культивирующих ценности и нормы криминальной среды, стереотипы правонарушающего, в том числе преступного, поведения.

Функции можно разделить на внутренние и внешние. Внутренние функции: а) охранительная (она препятствует проникновению чужеродных, неугодных идей и других элементов в своё содержание); б) обеспечивающая (она обеспечивает поддержание и воспроизводство самой себя духовно – посредством идеологии, философии, норм и традиций, материально – с помощью «общака»); в) регулятивная (она регулирует поведение своих приверженцев, адептов, носителей с помощью установленных правил поведения с достаточно жёсткими санкциями); г) приспособленческая (в случае необходимости жёсткие требования пенитенциарной субкультуры смягчаются).

Внешние функции: а) идеологическая (развитие и совершенствование идеи о преступности и роли преступников в обществе); б) кадровая (вовлечение в орбиту пенитенциарной субкультуры новых членов и их воспитание); в) коммуникативная (поддержание связей с отрицательно характеризующимися осуждёнными в разных ИУ и с преступными группировками на свободе); г) политическая (постоянная нацеленность на борьбу за власть в ИУ, за влияние на сознание основной массы осуждённых).

Воздействие пенитенциарной субкультуры на социум заключается в том, что она внедряется сначала в «слабое звено» в обществе, к которому относятся, в первую очередь, несовершеннолетние, маргиналы, безработные и иные социально незащищённые слои общества. Прижившись в «слабом звене», она, как вирус, постепенно распространяется в здоровом социуме.

Уровни воздействия: индивидуальный, групповой, пенитенциарный и социальный.

8. Факторы, влияющие на распространение пенитенциарной субкультуры в обществе: противоречия в экономической сфере жизни общества; поддержка её распространению среди широких масс населения со стороны Запада; организованная преступность и коррупция; снижение уровня правосознания населения и доверия правоохранительным органам.

Классификация носителей пенитенциарной субкультуры. Всех лиц, в различной степени имеющих отношение к пенитенциарной субкультуре, можно классифицировать по степени их причастности к ней, на идеологов, активных проводников, носителей, распространителей, «сочувствующих» и «романтиков».

9. Представлены понятия пенитенциарной преступности и пенитенциарного конфликта.

«Пенитенциарная преступность» – это негативное, исторически изменчивое социальное явление уголовно-правового характера, представляющее собой совокупность всех преступлений, совершаемых на территории исправительных учреждений; преступлений, совершаемых осуждёнными вне территории мест лишения свободы (например, осуждёнными, находящимися на бесконвойном передвижении, осуждёнными колоний-поселений, осуждёнными, следующими этапом и т.д.), а также преступлений, совершаемых иными лицами за пределами исправительных учреждений, если они посягают на уголовно-исполнительные правоотношения, за определённый период времени.

В узком смысле слова «пенитенциарная преступность» – это совокупность преступлений, совершаемых осуждёнными к лишению свободы за определённый промежуток времени.

«Пенитенциарный конфликт» – это столкновение противоположных интересов между субъектами по поводу и в процессе исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы, не урегулированное правом.

10. Система учреждений и органов, исполняющих наказания, связанные с изоляцией осуждённых от общества, включает: арестные дома (исполняют наказание в виде ареста), исправительные колонии общего, строгого и особого режима, воспитательные колонии, лечебные, лечебно-профилактические исправительные учреждения и следственные изоляторы (исполняют наказание в виде лишения свободы), тюрьмы общего и строгого режима (исполняют наказание в виде тюремного заключения).

11. Внесены предложения по уточнению:

а) целей наказания (ч. 2 ст. 43 УК РФ). Целями наказания являются: кара; предупреждение совершения новых преступлений осуждёнными; предупреждение совершения преступлений иными лицами; моральная компенсация вреда, причинённого преступлением;

б) задач уголовно-исполнительного законодательства (ч. 2 ст. 1 УИК РФ). Предлагается следующая редакция статьи 1 УИК РФ: «Статья 1. Задачи уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации

Задачами уголовно-исполнительного законодательства являются:

- обеспечение достижения целей наказания;

- регулирование порядка и условий исполнения и отбывания наказаний;

- определение основных средств исправления осуждённых;

- охрана прав, свобод и законных интересов осуждённых и персонала;

- социальная адаптация осуждённых»;

в) принципов уголовно-исполнительного законодательства (ст. 8 УИК РФ). Принципами уголовно-исполнительного законодательства являются законность, гуманизм, уважение прав человека, дифференциация осуждённых и индивидуализация исправительного воздействия;

г) задач исправительных учреждений (ст. 2 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы»). К задачам исправительных учреждений относятся:

- обеспечение исполнения приговора суда;

- обеспечение охраны и изоляции осуждённых и надзора за ними;

- обеспечение порядка и условий исполнения и отбывания наказания;

- материально-бытовое обеспечение осуждённых;

- обеспечение законности в их деятельности, безопасности содержащихся в них осужденных, а также персонала, должностных лиц и граждан, находящихся на территории этих учреждений;

- организация и проведение воспитательной работы с осуждёнными;

- привлечение осужденных к труду, обеспечение их общего и профессионального образования и обучения;

- обеспечение охраны здоровья осужденных;

- предупреждение и профилактика преступлений и правонарушений в учреждениях;

- содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

- обеспечение социальной защиты персонала исправительных учреждений.

12. Нейтрализация криминогенного влияния мест лишения свободы на общество и государство складывается из двух основных составляющих: общесоциального и специального блоков направлений.

Общесоциальный блок направлений включает в себя следующие составляющие:

? социально-экономическое направление;

? идеологическое направление;

? информационное направление;

? антикриминальное направление;

– образовательно-правовое направление;

? политическое направление;

? правовое направление;

? организационное направление.

Специальный блок направлений включает в себя такие составляющие:

? нейтрализация пенитенциарной субкультуры;

? снижение уровня изоляции осуждённых в местах лишения свободы;

? дифференциация микросоциальной среды в ИУ;

? снижение негативного влияния фактора скопления на небольшой по площади территории большого количества осуждённых;

– предупреждение преступности осуждённых в местах лишения свободы;

? обеспечение занятости осуждённых в исправительных учреждениях оплачиваемым трудом;

? постпенитенциарная профилактика.

13. Индивидуальное направление нейтрализации криминогенного потенциала мест лишения свободы состоит из двух блоков: общего, которое направлено на обычных граждан, и пенитенциарного, которое обращено на осуждённых.

Общий блок включает в себя:

? реформу школьного образования;

? программу профилактики семейного неблагополучия;

? программу культурного и религиозного воспитания населения.

Основу пенитенциарного блока составляют:

? трудовое, правовое, физическое, нравственное воспитание осуждённых; причём очень важно получение осужденным трудовой специальности или повышение трудовой квалификации, востребованной на свободе;

? эстетическое, культурное и религиозное воспитание осуждённых;

? режимное, психолого-педагогическое и медицинское воздействие на осуждённых;

? более глубокая дифференциация осуждённых при их размещении в ИУ, формировании отрядов, бригад (по возрасту, по направленности совершённых преступлений, по уровню интеллекта и т.д.);

? введение более гибкой системы дисциплинарных взысканий в отношении осуждённых в ИУ;

?  разработка объективных критериев определения степени исправления осужденных и механизма деятельности комиссий по оценке степени их исправления;

? создание реабилитационных центров для освобождённых из мест лишения свободы.

14. Предложены основные положения Концепции пенитенциарной политики России (см. Приложение 1).

Апробация и внедрение результатов исследования.

Основные теоретические выводы и положения диссертационного исследования докладывались автором на международной научно-практической конференции «Преступность и власть» (1-3 марта 2000 года, г. Москва, РКА), на Всероссийской научно-практической конференции «Предмет уголовного права и его роль в формировании уголовного законодательства РФ» (25-26 апреля 2002 года, г. Саратов, СГАП), на Всероссийской научно-практической конференции «Уголовно-правовая охрана личности и её оптимизация» (20-21 марта 2003 года, г. Саратов, СГАП), на Всероссийской научно-практической конференции «Эффективность уголовного законодательства и обеспечение задач, стоящих перед ним» (25-26 марта 2004 года, г. Саратов, СГАП), на Всероссийской научно-практической конференции «Уголовно-правовые, пенитенциарные принципы и их реализация: правотворческий, правоприменительный уровни» (28-29 марта 2005 года, г. Саратов, СГАП); на Всероссийском научно-практическом семинаре «Уголовное наказание в России: оценка достаточности и эффективности позитивного воздействия на преступность» (19 декабря 2005 года, г. Саратов, СГАП); на Всероссийском научно-практическом семинаре «Борьба с преступностью на постсоветском пространстве: реалии и перспективы межгосударственного сотрудничества в условиях криминальной глобализации» (13 февраля 2006 года, г. Саратов, СГАП); на Всероссийском научно-практическом семинаре «Состояние и перспективы современной уголовной политики России» (25 апреля 2006 года, г. Саратов); на первом Всероссийском конгрессе по уголовному праву, посвященном 10-летию Уголовного кодекса РФ (25-26 мая, г. Москва, МГУ); на международной научно-практической конференции «Преступность, общество, криминология: диалектика развития» (27-30 августа 2006 года, г. Суздаль, РКА); на международной научно-практической конференции «Российское общество: цивилизационные горизонты трансформации» (15 ноября 2006 года, г. Саратов, РГСУ); на межвузовском научно-практическом семинаре  «Проблемы реализации уголовной политики, уголовного права и криминологии в деятельности правоохранительных органов» (24 ноября 2006 года, г. Москва, Академия управления МВД России); на заседании круглого стола «Перспективы введения в Российской Федерации института «сделки с правосудием» (8 февраля 2007 года, г. Москва, Государственная Дума Федерального Собрания РФ); на международной научно-практической конференции «Уголовно-правовой запрет: оценка качества и поиск путей повышения эффективности в борьбе с преступностью» (26-27 марта 2007 года, г. Саратов, СГАП); на международной научно-практической конференции «Проблемы преступления и наказания в праве, философии и культуре» (25-26 апреля 2007 года, г. Самара, СЮИ ФСИН России); на Всероссийском научно-практическом семинаре «Криминальная ситуация в исправительных учреждениях» (29 июня 2007 года, г. Москва, РКА), на международной научно-практической конференции «Преступность и духовная сфера жизнедеятельности» (21–23 сентября 2007 года, г. Псков, РКА), на международной научно-практической конференции «Трансформационное общество: проблемы, их решение и перспективы развития» (7 декабря 2007 года, г. Саратов, РГСУ), на международной научно-практической конференции «Проблемы и перспективы развития уголовно-исполнительной системы как элемента правоохранительной системы России и зарубежных стран» (17?18 апреля 2008 года, г. Самара, СЮИ ФСИН РФ), на третьем Всероссийском конгрессе уголовного права «Противодействие преступности: уголовно-правовые, криминологические и уголовно-исполнительные аспекты» (29?30 мая 2008 года, г. Москва, МГУ).

Содержащиеся в диссертации теоретические положения, выводы и рекомендации изложены в двух монографиях «Назначение наказания в виде лишения свободы и пенитенциарная политика» (М.: «Новый индекс», 2007; 11,5 п.л., в соавт., авторство не разделено) и «Основные направления снижения криминогенного потенциала мест лишения свободы» (М.: «Новый индекс», 2008; 21 п.л.), трёх учебных пособиях и научных статьях, из которых 10 опубликованы в изданиях, рекомендованных ВАК. Всего по теме исследования соискателем опубликовано 57 научных работ общим объёмом 64 п.л.

Отдельные результаты исследования внедрены в учебный процесс ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», ГОУ ВПО «Саратовский юридический институт МВД России», использованы в научной деятельности ВНИИ МВД России, в практической деятельности Главного Управления ФСИН России по Саратовской области.

Структура и объём диссертационного исследования.

Структура работы продиктована целями, задачами и логикой исследования. Диссертация состоит из введения, трёх разделов, шести глав, включающих в себя 17 параграфов, заключения, библиографии и 6 приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цели и задачи, характеризуется нормативная, теоретическая и эмпирическая основы диссертации, формулируются основные положения, выносимые на защиту, определяется их теоретическая и прикладная ценность, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Раздел I  «Система исправительных учреждений России и её возможности по реализации принципов и решению задач уголовно-исполнительного законодательства» состоит из двух глав. Глава «История становления пенитенциарных учреждений в России» включает в себя три параграфа: «Возникновение пенитенциарных учреждений в России», «Российские тюремные учреждения в эпоху капитализма» и «Исправительные учреждения в советский период».

Исследователи отмечают, что лишение свободы на Руси существовало давно. По мнению С.В. Юшкова, даже церковь в период древнерусского государства применяла наряду с епитимьями и членовредительными наказаниями еще и тюремное заключение . В Российском праве тюремное заключение, то есть реальное лишение свободы в виде наказания, впервые появляется в Судебниках 1497 и 1550 г.г.

Лишению свободы всё чаще стали подвергаться лица, совершившие  общеуголовные преступления. Появляются губные и государственные тюрьмы. К середине XVI в. сложились четыре типа мест лишения свободы: дворцовая (личная юрисдикция князей), государственная, земско-губная, монастырская . По тем временам тюрьмы находились в ужасном состоянии. В них царили голод, холод, всевозможные болезни и смертность. Преступники не разделялись ни по возрасту, ни по роду преступлений. Государство не брало на себя никаких забот об их нравственном состоянии, оно не считало себя обязанным давать им средства на пропитание.

Следует сказать, что первоначально уголовные наказания на Руси основывались на принципах талиона – «око – за око, зуб – за зуб». Целью их было отомстить обидчику (возможно, ценой смерти или членовредительства), по возможности возвратить ущерб пострадавшему, и способствовать утверждению власти князя.

Наказание в виде лишения свободы в пору его возникновения и становления было ещё очень дорогим для государственной казны. Оно применялось относительно редко, сроки его часто были произвольные («на сколько государь укажет»), содержание узников никак не регламентировалось. Система мест лишения свободы была громоздкой, децентрализованной, а места заключения находились в подчинении и светской, и церковной власти.

В то же время возникновение и эволюция наказания в виде лишения свободы полностью отражают закономерности и этапы развития общественных отношений той эпохи. С усилением государственной власти, появлением достаточных средств, можно было реформировать и совершенствовать тюремную систему. Тюремная система ещё неразвита, несовершенна; к тюремному заключению приговариваются редко, наказание отбывают единицы, поэтому ни о каком криминогенном влиянии на общество, государство и личность в период становления мест лишения свободы в России пока говорить не приходилось.

В то же время очевидно, что такая система, хотя и будучи накладной для казны, была достаточно удобной, поскольку позволяла и карать уголовных преступников, и расправляться с политическими противниками, а в конечном итоге ещё больше укреплять власть государя.  Значительного прогресса этот вид наказания достиг в России в эпоху расцвета империи.

Формирование системы наказаний и карательной политике русского государства тесно связано с социально-политическими процессами. В современный период реформирования уголовно-исполнительной системы необходимым условием повышения её эффективности является использование исторического опыта деятельности пенитенциарных учреждений дореволюционной России, в том числе изучение практики исправления осужденных и профилактики преступности.

Знание истории развития царской тюремной системы сегодня необходимо для того, чтобы правильно понять, оценить истинные цели и задачи реализации карательной политики в эпоху империализма и сопоставить их с реалиями сегодняшнего дня; определить, как наиболее эффективно можно использовать этот инструмент в переходный для страны период для защиты интересов личности, общества и государства, складывающихся в России новых общественных отношений.

Имперский период развития пенитенциарной системы России свидетельствует о стремлении монархии, правящих классов решать вопросы сохранения своей власти, приумножения своего богатства, удержания народных масс в повиновении в основном только путём насилия и устрашения.

В эпоху царизма тюрьмы редко переполнялись, так как в этом просто не было необходимости. Тюрьмы успешно сосуществовали с институтом крепостного права. Крепостные практически являлись собственностью своих помещиков. Они не могли переезжать с места на место и даже вступать в брак без разрешения владевших ими богачей; за любую провинность, не обращаясь к властям и полиции, помещик самовольно мог наказать недовольного.

Аналогичная ситуация складывалась и в городах, где новый класс буржуазии – владельцы фабрик и заводов одновременно являлись полными владельцами своих рабочих; к промышленным предприятиям нередко приписывались целые сёла.  Таким образом, низшие классы везде и всегда находились под жёстким контролем. Для рабочих и крестьян, с которыми не могли справиться хозяева, и для нарушителей порядка из других сословий (дворян, купцов) существовали тюрьмы и каторга.

Имперский период развития российской пенитенциарной системы характерен тем, что главной задачей внутренней политики царизма была борьба против заговоров и дворцовых переворотов. Все вопросы борьбы с уголовной преступностью решались практически самостоятельно эксплуататорскими классами; можно сказать, речь шла о достаточно широкой системе предупреждения преступности. Кроме того, с помощью и за счёт мест лишения свободы российская империя постепенно расширялась на восток, осваивая и обживая территорию Сибири, Камчатки, Приморья и Сахалина.

В начале ХХ века, когда в местах лишения свободы начинает скапливаться достаточно большое количество преступников, появляются первые признаки криминогенности, выражающиеся в стратификации осуждённых, возникновении жаргона и тюремных обычаев.

После свержения царизма в 1917 году и прихода Советов к власти наступил новый этап в развитии мест лишения свободы. Реформировалось тюремное дело и основы исправительно-трудового законодательства, были созданы лагеря и колонии. В законе наказание рассматривалось не только как кара за совершенное преступление, провозглашалось, что оно не имеет целью достижение унижения человеческого достоинства и причинения физических страданий. Цели наказания – исправление и перевоспитание осужденных в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов, уважения к правилам социалистического общежития; предупреждение совершения новых преступлений осужденными или иными лицами.

В места лишения свободы в советский период направлялось огромное количество людей. Когда в изоляции содержится достаточно большой социум, по своей сути противопоставленный законопослушному обществу, он формирует свою культуру, нормы, обычаи, традиции и т.д. Криминогенный характер места лишения свободы приобрели именно в советский период, более того, пенитенциарная субкультура этого периода достигла своего расцвета.

Следует отметить, что в советский период явно выделяются три этапа развития российской пенитенциарной системы:

- этап становления системы советских исправительно-трудовых учреждений колонийского типа (1917-1930 г.г). Для него характерны тенденции к наращиванию производственного потенциала исправительно-трудовых колоний,  развитие прогрессивной системы отбывания наказания, а также вера в возможность исправления каждого преступника;

- этап тоталитарный (1930-1954 г.г.). Для этого этапа свойственен карательно-репрессивный характер системы лагерей и колоний как крупнейшего промышленно-строительного конгломерата с дешёвой рабочей силой. Диктатура игнорирует законодательство, в местах лишения свободы главными задачами являются строгая изоляция осуждённых и выполнение плановых производственных показателей, сопровождающиеся массовыми нарушениями прав человека;

- этап восстановления законности (1954-1992 г.г.). В этот период, в ходе пересмотра общечеловеческих ценностей, была существенно реформирована система пенитенциарных учреждений, а к целям наказания отнесены исправление и перевоспитание осужденных, а также предупреждение совершения новых преступлений осужденными или иными лицами.

В целом для всего советского периода характерно то, что Коммунистическая партия, присвоив себе все функции государственной власти в стране, с помощью мест лишения свободы расправлялась со своими политическими противниками, предупреждала общеуголовную преступность и получала очень выгодную, дешёвую рабочую силу, необходимую для достижения новых побед советского народа на трудовом фронте, для укрепления партийно-государственной идеологии, удержания народных масс в страхе и повиновении, для успешного построения светлого будущего ? коммунизма.

Глава «Современная система исправительных учреждений и её возможности по реализации принципов и решению задач уголовно-исполнительного законодательства» состоит из трёх параграфов: «Современная система мест лишения свободы в России», «Зарубежный опыт функционирования пенитенциарных учреждений» и «Реализация принципов и решение задач уголовно-исполнительного законодательства в местах лишения свободы».

Современная система учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы в России, выглядит следующим образом:

- колонии-поселения;

- исправительные колонии общего режима;

- исправительные колонии строгого режима;

- исправительные колонии особого режима;

- тюрьмы;

- воспитательные колонии;

- лечебные исправительные учреждения;

- следственные изоляторы (в отношении лиц, оставленных с их согласия в следственном изоляторе для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, а также в отношении осуждённых, срок лишения свободы которых не превышает 6 месяцев);

- лечебно-профилактические учреждения, выполняющие функции исправительных учреждений в отношении находящихся в них осуждённых (ст. 74 УИК РФ);

- отдельные исправительные учреждения для бывших работников судов и правоохранительных органов (ст. 80 УИК РФ).

Условия содержания осуждённых в колониях-поселениях имеют много общего с требованиями и условиями содержания осуждённых, отбывающих наказание в виде ограничения свободы (ст. 50 УИК РФ). По сути дела, это конкурирующие институты уголовного и уголовно-исполнительного законодательства.

На наш взгляд, целесообразно не только исключить колонии-поселения из системы мест лишения свободы, но и упразднить их вообще.

Вместо колоний-поселений, а точнее, на их базе, на наш взгляд, следует создать:

а) реабилитационные центры для положительно характеризующихся осуждённых, переведённых в них из исправительных колоний в порядке ч. 2 ст. 78 УИК РФ;

б) реабилитационные центры для лиц, освобождённых из исправительных учреждений, и нуждающихся в социальной адаптации к жизни на свободе (не имеющих родственников, нуждающихся в жилье и трудоустройстве);

в) исправительные центры для осуждённых, совершивших преступления по неосторожности. Эти учреждения должны обеспечивать достижение целей наказания на иной социально-правовой и психологической основе. Они должны стать самостоятельным промежуточным звеном между изоляцией осужденного от общества и свободой.

Возможно, что исправительные центры должны функционировать по принципу ночного (дневного) стационара. Например, в дневное время осуждённые работают (по основному месту работы, по хозяйственному обслуживанию исправительного центра, или бесплатных работах по благоустройству города/посёлка и т.д.). Однако с 20.00 вечера до 6.00 утра они обязаны находиться и ночевать в исправительном центре.

И реабилитационные, и исправительные центры следует вывести за пределы системы исправительных учреждений. Так можно будет сразу решить ряд теоретических, правовых и организационных проблем, связанных с понятием «лишение свободы», и отграничением его от «ограничения свободы».

В уголовном законе существует такой вид наказания, как арест (ст. 54 УК РФ), который должен был назначаться и исполняться не позднее 2006 года.

Первая проблема ареста ? по своей сути он очень похож на лишение свободы, однако в УК РФ он представлен в качестве самостоятельного вида наказания. И хотя юридически отбывание наказания в арестных домах не считается лишением свободы, очевидно, что фактически оно является таковым. 

На наш взгляд, арест, безусловно, следует отнести к наказанию в виде лишения свободы, а арестные дома включить в систему исправительных учреждений. Для того, чтобы не было конкуренции сроков между наказаниями в виде ареста и лишения свободы, предлагается максимальный срок ареста снизить до 2 месяцев.

Вторая проблема ареста заключается в том, что в соответствии с законодательством в арестные дома могут направляться и осуждённые женщины, где они будут отбывать наказание на условиях тюремного режима. Видимо, следует исключить назначение отбывания наказания осуждённым женщинам в арестных домах.

Учитывая, что все осуждённые, совершившие преступления по неосторожности, будут направляться в реабилитационные центры, в арестные дома, видимо, следует направлять осуждённых, совершивших умышленные преступления небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавших лишение свободы.

Статьями 126 и 127 УИК РФ регламентируются порядок и условия отбывания наказания осуждённых к пожизненному лишению свободы и осуждённых, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы. Эти лица содержатся в исправительных колониях особого режима, в камерах не более чем по два человека. Они фактически обречены на камерное содержание, так как другого содержания для них ни в обычных, ни в облегчённых, ни тем более в строгих условиях не предусмотрено; переводы даже в случае правопослушного поведения, в любые иные исправительные учреждения (даже в обычные тюрьмы) ? невозможны.

Поэтому логичнее вместо «исправительных колоний особого режима» именовать такие учреждения «тюрьмами» для пожизненно лишённых свободы и тех, кому смертная казнь заменена лишением свободы. Это будет соответствовать реальному положению дел.

Ввиду того, что в тюрьмах предусматривается только исключительно камерное содержание осуждённых, что предполагает принципиально иной уровень изоляции, чем в исправительных колониях любого вида режима, и наказание следует назвать не «лишением свободы», а «тюремным заключением».

Обобщив изложенное, реформированную систему существующих исправительных учреждений, можно представить следующим образом:

- исправительные колонии общего и строгого режима для осуждённых мужчин с изолированными участками для осуждённых впервые и осуждённых, ранее отбывавших лишение свободы;

- исправительные колонии для осуждённых женщин с изолированными участками для впервые осуждённых к лишению свободы, ранее отбывавших лишение свободы, а также для осуждённых, совершивших преступление при особо опасном рецидиве.

Таким образом, в указанных видах исправительных колоний будут содержаться относительно однородные категории осуждённых, что позволит минимизировать конфликтные отношения среди осуждённых и более результативно применять к ним меры исправительного воздействия;

- исправительные колонии особого режима для мужчин, совершивших преступления при особо опасном рецидиве, за исключением лиц, совершивших особо тяжкие преступления против личности;

- отдельные исправительные учреждения для бывших работников судов и правоохранительных органов;

- воспитательные колонии с изолированными участками для осуждённых впервые и осуждённых, ранее отбывавших лишение свободы;

- лечебные исправительные учреждения;

- лечебно-профилактические учреждения, выполняющие функции исправительных учреждений в отношении находящихся в них осуждённых (ст. 74 УИК РФ);

- следственные изоляторы (в отношении осужденных, оставленных с их согласия для выполнения работ  по хозяйственному обслуживанию, а также в отношении осуждённых, срок лишения свободы которых не превышает 6 месяцев);

-   арестные дома для лиц, совершивших умышленные преступления небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавших лишение свободы.

В рамках общего, родового понятия «лишение свободы» наказание в виде «тюремного заключения»  с камерным содержанием осуждённых будут исполнять два вида исправительных учреждений:

- тюрьмы общего режима (с общими и строгими условиями содержания, ? вместо общего и строгого режима) для мужчин, совершивших особо тяжкие преступления на срок свыше 5 лет, а также при особо опасном рецидиве преступлений, последнее из которых является особо тяжким преступлением против личности;

- тюрьмы строгого режима для лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы и для лиц, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы;

Переход к такой системе исправительных учреждений, на наш взгляд, во-первых, будет не очень затратным, во-вторых, позволит произвести более качественную дифференциацию осуждённых, в-третьих, поможет осуществить более гибкие изменения в системе наказаний в целом, а в-четвёртых, будет лучше отвечать потребностям уголовно-исполнительной политики государства, определяющей цели, стратегию, основные направления, формы и методы деятельности государства по обеспечению исполнения наказания, и достижению его целей.

Одним из основных итогов перехода к указанной системе мест лишения свободы будет возможность сформулировать законодательные понятия «арест», «лишение свободы», «тюремное заключение» и «исправительное учреждение», в основе которых будет содержаться наличие вооружённой охраны.

«Арест ? это краткосрочное содержание осуждённого в условиях камерной изоляции под вооружённой охраной».

«Лишение свободы ? это содержание осуждённого в условиях изоляции в исправительном учреждении под вооружённой охраной».

«Тюремное заключение ? это содержание осуждённого в условиях камерной изоляции в тюрьме под вооружённой охраной».

«Исправительное учреждение ? это специальное государственное учреждение, предназначенное для содержания в условиях изоляции под вооружённой охраной осуждённых к лишению свободы и оказания на них воздействия с помощью установленных законом средств исправления».

Согласно ст. 2 Закона «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», задачами указанных  учреждений являются:

- исполнение уголовного наказания в виде лишения свободы;

- обеспечение правопорядка и законности в их деятельности, безопасности содержащихся в них осужденных, а также персонала, должностных лиц и граждан, находящихся на территории этих учреждений;

- привлечение осужденных к труду, а также обеспечение их общего и профессионального образования и профессионального обучения;

- обеспечение охраны здоровья осужденных;

- содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

В данной статье подчеркивается, что иные задачи могут быть возложены на ИУ только законом.

Таким образом, возникает сложная конкуренция норм. Часть 2 статьи 43 УК РФ исправление осуждённых относит к целям наказания; часть 1 статьи 1 УИК РФ полагает исправление осуждённых целью уголовно-исполнительного законодательства; в части 5 ст. 103 УИК РФ указывается: «Производственная деятельность осуждённых не должна препятствовать выполнению основной задачи исправительных учреждений ? исправлению осуждённых»; в то же время в статье 2 Закона «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» совершенно ничего о задаче «исправление осуждённых» не упоминается.

Определение выражения «исправление осуждённых», данное в части 1 ст. 9 УИК РФ, даёт основание полагать, что «формирование уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения» ? по своей сути представляет длящийся во времени процесс.

Поэтому, на наш взгляд, часть 5 ст. 103 УИК РФ следует сформулировать следующим образом: «Производственная деятельность осуждённых не должна препятствовать процессу их исправления».

Перечень задач, стоящих перед исправительными учреждениями, и реально решаемых ими в процессе исполнения наказания, следует существенно расширить.

К задачам исправительных учреждений (ст. 2 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы») следует отнести:

- обеспечение исполнения приговора суда;

- обеспечение охраны учреждений, изоляции и надзора за осуждёнными;

- обеспечение порядка и условий исполнения и отбывания наказания;

- материально-бытовое обеспечение осуждённых;

- обеспечение законности в их деятельности, безопасности содержащихся в них осужденных, а также персонала, должностных лиц и граждан, находящихся на территории этих учреждений;

- организация и проведение воспитательной работы с осуждёнными;

- привлечение осужденных к труду, а также обеспечение их общего и профессионального образования и профессионального обучения;

- обеспечение охраны здоровья осужденных;

- предупреждение и профилактика преступлений и правонарушений в учреждениях;

- содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность;

- обеспечение социальной защиты персонала исправительных учреждений.

Следует сказать, что до сих пор служба сотрудников уголовно-исполнительной системы регламентируется Положением о прохождении службы в органах внутренних дел МВД РФ. Поэтому необходимо подготовить и принять Закон «О прохождении службы в ФСИН РФ».

В связи с тем, что рассмотреть наказание в виде лишения свободы во всех странах в рамках настоящего диссертационного исследования не представилось возможным, в работе автор ограничился лишь рядом стран, правовые и социальные системы которых достаточно характерны и могут представлять особый интерес: Германия, Франция, Великобритания и США.

Эти страны представляют две основные правовые системы: континентальную (Германия и Франция) и англосаксонскую (Великобритания и США). У России с некоторыми странами есть общие черты, например, сравнимая территория, форма государственного устройства, наличие субъектов, проживание многонационального населения, историческое прошлое.

Следует сказать о  социальном  назначении системы пенитенциарных учреждений;  поистине, ее трудно переоценить.

Во-первых, природа этих учреждений очень специфична, - они исполняют  решения судебной ветви власти – обвинительные приговоры, вынесенные в отношении  той части преступников, которые представляют  наибольшую опасность для общества.

Во-вторых, эти учреждения используют целый арсенал мер, предназначенных во время исполнения наказания исправить лиц, совершивших преступления, и возвратить их обществу законопослушными гражданами.

В-третьих, система пенитенциарных учреждений  с помощью изоляции и средств исправительного воздействия  на осужденных осуществляет частную и общую превенцию преступлений.

В-четвёртых, система пенитенциарных учреждений в рассмотренных странах является одним из старых, испытанных, наиболее консервативных но в то же время надежных инструментов репрессивно-ресоциализирующего характера, который эти государства еще в течение длительного времени будут использовать в борьбе с преступностью. 

Понятно, что многое из существующего сегодня за рубежом, в России пока неприменимо, главным образом, из-за масштабов преступности и  сложностей финансирования. Но из анализа исполнения наказания в виде лишения свободы за рубежом можно обозначить те вопросы, которые заслуживают особого внимания для развития института лишения свободы в России.  Например, в работе исправительных и реабилитационных центров мог бы пригодиться опыт деятельности пенитенциариев и реформаториев США, а в исправительных учреждениях ? опыт работы персонала режимных и психологических служб Германии и Великобритании.

Современное состояние России (экономика, бюджет, большое количество осуждённых) заставляет ученых изучать и на практике применять позитивный опыт зарубежных стран.

Опыт исполнения наказания в виде лишения свободы в зарубежных государствах может быть учтён при разработке основных направлений дальнейшего совершенствования исполнения наказания в виде лишения свободы и реформирования системы исправительных учреждений в России.

Государственная политика в области борьбы с преступностью при исполнении уголовных наказаний должна строиться на реальных принципах.

В настоящее время существует ряд проблем в реализации уголовно-исполнительных принципов. Рассмотрим реализацию принципов уголовно-исполнительного права на практике при исполнении наказания в виде лишения свободы.

Если необходимость существования принципов законности и гуманизма сомнений не вызывает, то этого нельзя сказать о принципе демократизма. «Демократия» – это термин, впервые введенный для обозначения политического строя, основанного на власти народа. В общетеоретическом смысле демократия тождественна форме политической организации общества, основанной на признании народа в качестве источника власти («народовластие»), а также политическому режиму, допускающему граждан к управлению государственными делами и наделяющему их широким кругом прав и свобод. Однако, если проанализировать, как работает этот принцип во время отбывания осужденными уголовных наказаний, то можно увидеть, что в отношении лишения свободы он практически не реализуется.

Осужденные к лишению свободы лишены права участия в демократических выборах органов власти и управления страны. Выбирать место жительства, работы и учёбы, персонал учреждений и органов, исполняющих наказания, они также не имеют права. Самодеятельные организации осужденных (актив) не являются органами самоуправления, а только функционируют под контролем персонала исправительных учреждений и, по своей сути, просто являются «буфером» между администрацией и основной массой осужденных, с целью удержания последних в повиновении. На самом деле на ключевые должности в самодеятельные организации осужденных активисты практически назначаются руководством учреждений, а затем это назначение одобряется формальным голосованием.

Учреждения и органы, исполняющие уголовные наказания, по-прежнему остаются закрытыми для подавляющего большинства населения. Реально на исправление осужденных могут повлиять лишь незначительное количество общественных организаций: комиссии по делам несовершеннолетних, попечительские советы и религиозные организации; общественное воздействие для осужденных на практике пока недосягаемо.

Учёными справедливо замечено, что Уголовно-исполнительный кодекс РФ, провозглашая принцип равенства осужденных перед законом, относительно осужденных к лишению свободы вводит ряд  норм, ограничивающих его действие. Неравенство в условиях отбывания данного вида наказания закреплено в ч. 3 и 4 ст. 73 УИК РФ в отношении ряда категорий осужденных при определении места отбывания наказания.

Кроме того, этот принцип дублирует конституционный принцип равенства всех перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ). В основном законе провозглашено, что «государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обязательств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности». В силу того, что Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации, повторять этот принцип в усечённом виде, на наш взгляд, просто излишне. Возможно, на наш взгляд, заменить этот принцип принципом уважения прав человека.

Сочетание «дифференциация исполнения наказания» означает, что наказания вообще должны исполняться по-разному, различно. Поэтому, на наш взгляд, в уголовно-исполнительном праве принцип «дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний» нуждается в коррективе. Будет логичнее сформулировать его как «дифференциации осуждённых и индивидуализации исправительного воздействия».

В законодательстве обобщенно формулируется принцип рационального применения мер принуждения, средств исправления осуждённых и стимулирования их правопослушного поведения, состоящий из двух составляющих – «рациональное применение мер принуждения и средств исправления осуждённых» и «стимулирование их правопослушного поведения».

На наш взгляд, в данном случае просто реализуется принцип дифференциации и индивидуализации исполнения наказания, и методы реализации не выходят за его пределы.

Принцип соединения наказания с исправительным воздействием. Считается, что этот принцип относится ко всем видам наказаний (за исключением смертной казни) и иным мерам уголовно-правового характера.

В действительности по отношению к отдельным видам наказаний, например, таким, как штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград,  данный принцип практически неприменим.

На наш взгляд, либо все нормы отрасли права должны соответствовать принципам этой отрасли права, либо следует скорректировать формулировку этих принципов. В противном случае указанные положения и требования останутся не обязательными для норм права, не являясь принципами, они утратят свою роль основополагающих начал.

Поэтому к принципам уголовно-исполнительного права следует отнести: законность, гуманизм, неизменность гражданства, уважение прав человека, дифференциации осуждённых и индивидуализации исправительного воздействия.

Уголовно-исполнительное законодательство строится на принципах, провозглашенных в ст. 8 УИК РФ. В то же время  деятельность уголовно-исполнительной системы (ст. 2 закона РФ  «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы») основывается только на принципах законности, гуманизма  и уважения прав  человека.

Здесь налицо явное несоответствие. Получается, что деятельность исправительных учреждений основана только на небольшой части принципов, которые должны быть свойственны всему уголовно-исполнительному законодательству. В связи с этим теряется смысл понятия «принципа» как исходного пункта, первоосновы, а поэтому могут искажаться отношения между людьми – субъектами правоотношений. Поэтому нам кажется возможным по аналогии с  Уголовным кодексом РФ  также подробно и четко прописать все принципы в законе, чтобы обеспечить их действенное применение в жизни.

Что касается задач уголовно-исполнительного законодательства, то в целом предлагается следующая формулировка ст. 1 УИК РФ:

«Статья 1. Задачи уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации

Задачами уголовно-исполнительного законодательства являются:

 - обеспечение достижения целей наказания;

 - регулирование порядка и условий исполнения и отбывания наказаний;

 - определение основных средств исправления осуждённых;

 - охрана прав, свобод и законных интересов осуждённых и персонала;

 - социальная адаптация осуждённых».

Одновременно, на наш взгляд, следует отказаться от понятия «целей уголовно-исполнительного законодательства» за некорректностью.

Раздел II «Криминогенность мест лишения свободы и проблема достижения целей наказания» состоит из двух глав. Глава «Правовое регулирование деятельности исправительных учреждений и обеспечение целей наказания» включает в себя три параграфа: «Проблемы правового регулирования исполнения уголовного наказания  в виде лишения свободы», «Достижение целей наказания в местах лишения свободы» и «Пенитенциарная политика России».

Правовое регулирование – это установление в законе порядка и условий исполнения (отбывания) наказания, прав и обязанностей сторон общественных отношений, возникающих в процессе исполнения (отбывания) наказания.

Правовую базу деятельности уголовно-исполнительной системы РФ составляет принятая 12 декабря 1993 г. Конституция РФ, а главным источником ? Уголовно-исполнительный кодекс РФ. Прошедшее после принятия УИК РФ время показало, что в нем есть ряд недочетов, противоречий и пробелов, отрицательно сказывающихся на процессе исполнения наказания. Данной точки зрения придерживаются 63,6% опрошенных сотрудников уголовно-исполнительной системы. Что же касается непосредственно самой системы учреждений, исполняющих наказания в виде лишения свободы, то здесь  также возникают вопросы к законодателю. В УИК РФ говорится, что существуют лечебные и лечебно-профилактические исправительные учреждения, однако как таковые они не могут быть рассмотрены в настоящей работе в связи с тем, что в Кодексе об их правовом статусе и  деятельности практически ничего больше не сказано.

Заслуживает отдельного рассмотрения вопрос о таких источниках уголовно-исполнительного права, как нормативные правовые акты субъектов Федерации. В литературе этот вопрос решается неодно­значно. Большинство специалистов данной отрасли права придержи­вались мнения, что указанные акты не могут рассматриваться в ка­честве источников уголовно-исполнительного права, поскольку Кон­ституцией РФ их принятие относится к федеральной компетенции. Поэтому такого рода акты являются лишь актами о применении норм уголовно-исполнительного права.

Однако с принятием Уголовно-исполнительного кодекса РФ решать столь однозначно этот вопрос было бы неправильно. В ч. 4 ст. 88 УИК РФ органам государственной власти субъектов РФ предоставлено право повышать размер средств, разрешенных для расходования осужден­ным, перевыполняющим нормы выработки или образцово выполняющим установленные задания на тяжелых работах, на работах с экс­тремальными условиями труда. Такие решения органов государст­венной власти субъектов Федерации можно отнести к источникам  уголовно-исполнительного права. 

Автор высказывает несколько предложений по совершенствованию правового регулирования исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы.

Необходимо принятие нормативных актов, регламентирующих вопросы отбывания наказания в лечебных исправительных и лечебно-профилактических учреждениях, участия общественных объединений в работе учреждений и органов, исполняющих наказание, и осуществления контроля над ними, о социальной помощи ос­вобожденным от наказания и контроле за ними, о деятельности реабилитационных центров и ряд других.

С другой стороны, обилие ведомственных нормативных актов не способствует своевременности и правильности выбора управленческих решений персоналом ИУ. Поиск необходимой информации затруднён, и время тратится нерационально. Необходимо уменьшить количество подзаконных нормативных актов до минимума, сосредоточив конкретную правовую регламентацию в нескольких блоках: режим, воспитательная работа, материально-бытовое и медико-санитарное обеспечение, общественно-полезный труд, обучение и профессиональная подготовка, освобождение и социальная помощь осуждённым, общественное воздействие.

Массовые беспорядки и другие чрезвычайные происшествия криминального характера, произошедшие в ряде исправительных учреждений ФСИН России в 2008 году, приводят к мысли о целесообразности разработки Положения о комиссии по урегулированию спорных вопросов и конфликтов между осуждёнными и персоналом ИУ. Оно должно предусматривать примерный состав комиссии (депутаты, учёные, прокуроры, адвокаты, судьи, артисты, известные люди, представители администрации ИУ и осуждённых), достаточно авторитетный для обеих сторон, и пути мирного разрешения конфликтов. Решения этой комиссии должны быть объективными и носить обязательный характер, как для осуждённых, так и для администрации ИУ.

Эта комиссия может играть роль последнего клапана для «выпускания пара» социальной напряжённости, накопившейся в ИУ, поэтому комиссия должна быть достаточно мобильной и как можно быстрее решать все возникшие конфликтные вопросы. В свою очередь, тот факт, что в каком-то ИУ возникли спорные вопросы, которые администрация сама не способна решить, и они требуют вмешательства комиссии, будет заранее свидетельствовать о кризисной ситуации в ИУ.

Формирование целей уголовного наказания основано на существующих в обществе закономерностях.

До сих пор в науке существует неоднозначный подход к вопросам о содержании и количестве целей, преследуемых наказанием. В связи с этим учёные разошлись во мнении по вопросу о соотношении кары и наказания. Если понимать кару как производное от «корить», «укорять», «упрекать», «изъявлять неудовольствие», то, видимо, такая точка зрения имеет право на существование, и в этом смысле кару также следует отнести к целям наказания.

Уголовный закон (ч. 2 ст. 43 УК РФ) устанавливает, что «наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осуждённого и предупреждения совершения новых преступлений». По смыслу статьи, цели наказания представляют собой те конечные социальные результаты, для достижения которых и применяется уголовное наказание.

Социальная справедливость, являясь социальной категорией, представляется некой нравственной человеческой добродетелью, которая воздаёт каждому индивиду социума по его заслугам. Термин «восстановить» означает привести в прежнее состояние.

Позицию законодателя следует, видимо, расценивать так, что после вынесения преступнику судом обвинительного приговора и определения наказания за совершённое преступление, социальная справедливость считается восстановленной. Видимо, это не совсем так. Никакое наказание, в том числе и лишение свободы, ничего не восстанавливает и по своей природе восстановить не может, ни обществу, ни государству, ни личности.

Как уже говорилось, в результате преступления потерпевшему может причиняться различный вред. Уголовное наказание в отношении виновного лица, ничего фактически не возвращая потерпевшему, но, причиняя страдания преступнику, может служить только в качестве утешения, успокоения обиженному.

Такое утверждение становится понятным потому, что, во-первых, существует уголовный закон, Особенная часть которого представляет собой не что иное, как прейскурант наказательных цен за различные виды совершённых преступлений. Во-вторых, в процессе вынесения судом приговора и назначения наказания преступнику «учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление и на условия жизни его семьи» (ст. 60 УК РФ). Это означает, что фактически суд интересуется только теми обстоятельствами, которые относятся лишь к преступлению и личности преступника, то есть уже практически ничего не зависит от воли и желания потерпевшего.

Таким образом, можно говорить о вполне реально достижимой цели наказания – «моральной компенсации вреда, причинённого преступлением».  Компенсация (от лат. compensation – уравнивать, уравновешивать, возмещение) – возмещение, вознаграждение за потерянное, утраченное или уступленное.  Причём, особо стоит сказать о том, что это не денежная или вещная, а  именно «моральная компенсация вреда», которая может быть как полной, так и частичной, а не «полное возмещение» или «восстановление», так как в полном объёме практически никакой вред не может быть возмещён.

Следующая цель наказания – исправление осуждённых.

Уголовный закон не раскрывает этого понятия, а наука уголовного права считает, что данная цель выражается в том, чтобы удержать лицо, которое уже совершило преступление, от совершения новых преступных посягательств.

На практике в основном удается достичь не фактического, а только юридического исправления осужденных, под которым понимали «внушение субъекту, путем применения к нему наказания, сознания неизбежной связи известного поведения с данным невыгодным последствием» . В большинстве случаев это связано со страхом конкретного лица вновь подвергнуться наказанию, что по смыслу предполагает не столько «исправление», сколько индивидуальную или частную превенцию.

Во-первых, сразу следует оговориться, что такая цель не может распространяться на наказание в виде смертной казни.

Во-вторых, исправление, на наш взгляд, представляет собой процесс, средство, с помощью которого возможно достижение каких-либо целей. Эту мысль подтверждает и законодатель, определяя термин «исправление осуждённых» в ч. 1 ст. 9 УИК РФ как «формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения».

Исправление осуждённых как конечная цель в таком виде никогда не может быть достигнута, так же, как не может быть достижимой целью воспитание, учёба, работа или любой другой длящийся во времени процесс. Логически больше подходит слово «исправленность», то есть термин, обозначающий завершённость, конечный итог процесса исправления.

Часто учёные говорят о такой цели наказания, как «ресоциализация осуждённых», понимая под ним результат процесса перерождения преступника в законопослушного гражданина, осознавшего всю пагубность совершённого им преступления, способного адаптироваться к жизни в условиях свободы и заняться полезной деятельностью, восстановить при этом утраченные им социальные контакты с обществом.

«Социализация» (от лат. socialis – общественный) – это процесс усвоения человеческим индивидом определённой системы знаний, норм и ценностей, позволяющих ему функционировать в качестве члена общества, обладающего определёнными правами, включает как целенаправленное воздействие на личность (воспитание), так и стихийные, спонтанные процессы, влияющие на её формирование. «Ре» - приставка, обозначающая «обратно, назад, вновь, снова». То есть, предполагается, что индивид, совершив преступление, стал несоциальным типом, и сразу за совершение этого деяния его можно поставить за рамки человеческого общества, социума. Видимо, дело обстоит не совсем так просто.

Человек по своей сути всегда социален, независимо от того, какой вид поведения он избирает в той или иной ситуации. Правопослушное или противоправное поведение лица ещё не дает права говорить о том, что он несоциализированный, десоциализировался и подлежит ресоциализации.

 Нормальный человек не может жить вне общения с себе подобными; даже об отъявленном негодяе нередко можно получить положительные отзывы от соседей или членов семьи. В большинстве преступников можно найти наряду с массой отрицательных качеств и хорошие, позитивные черты и свойства, они в основе своей включены в общественные отношения, в социально-полезную деятельность. Видимо, не очень корректно будет говорить о том, что после совершения таким индивидом преступления надо решать вопрос о его ресоциализации, как будто он выпал сразу изо всех полезных общественных отношений.

Анализируя мнение потерпевших от преступлений, можно увидеть, что не более 17% из них верят в то, что преступник после отбытия уголовного наказания может исправиться. Опрос граждан показывает, что им вообще неважно, какого пола, возраста, национальности, вероисповедания будет их первый встречный, лишь бы он не совершал преступления. Кроме того, они отмечают, что им также неважно, какими соображениями будет руководствоваться этот первый встречный, для того, чтобы не совершать преступлений и правонарушений (высокими моральными идеями, религиозными канонами или страхом перед возможным наказанием), главное – чтобы он вёл себя «безопасно для окружающих». Такие ответы были получены автором в ходе опроса 87% респондентов из числа граждан, не привлекавшихся ранее к уголовной ответственности.

Изложенное позволяет сказать, что необходимо уточнить цели уголовного наказания, провозглашенные в статье 43 УК РФ. По мнению автора, к ним следует отнести кару, предупреждение совершения новых преступлений осуждёнными и предупреждение совершения преступлений иными лицами. В качестве самостоятельной цели наказания, на наш взгляд, можно рассматривать цель «моральной компенсации вреда, причинённого преступлением». Такие цели, как «восстановление социальной справедливости» и «исправление осуждённых» нуждаются в пересмотре, ревизии и уточнении.

В науке считается, что политика в сфере борьбы с преступностью многопланова, ее можно условно разделить на политику в сфере предупреждения преступности, уголовную и уголовно-исполнительную. Однако, такое структурное разделение единой по своей цели, принципам и стратегии политики контроля над преступностью условно; отдельные ее направления могут объединяться между собой, например, уголовная политика и уголовно-исполнительная политика, или, напротив, расчленяться. Уголовно-исполнительная политика определяет цели, принципы, стратегию, направление деятельности государства, ее основные формы и методы при исполнении наказания и применении к осужденным основных средств исправления.

 Нередко в литературе можно встретить выражения «пенальная политика»,  «наказательная политика», «пенитенциарная политика», «карательная политика», которые часто отождествляются с уголовно-исполнительной политикой.

На взгляд автора, между собой тождественное и более широкое значение будут иметь термины «пенальная», «наказательная» и «уголовно-исполнительная». Что касается терминов «карательная» и «пенитенциарная», то они имеют более узкое значение; их необходимо относить только к направлению уголовно-исполнительной политики в области исполнения наказаний, связанных с изоляцией осужденных от общества. Пенитенциарная политикаэто часть уголовно-исполнительной политики, представляющая собой направление деятельности государственных органов и субъектов гражданского общества в области исполнения уголовных наказаний, связанных с изоляцией осужденных от общества, определение цели, принципов, содержания и стратегии этой деятельности для  наиболее эффективного достижения целей наказания.

Пенитенциарная политика обладает соответствующей структурой и содержанием. Структура предполагает наличие субъекта, объекта, характера направления деятельности, определение цели, задач, форм и средств ее достижения.

К основным субъектам формирования пенитенциарной политики следует отнести государство в лице федеральных органов власти и управления, а именно Федерального Собрания, Президента и Правительства РФ.  Эти субъекты определяют цель, стратегию и приоритетные направления уголовно-исполнительной и пенитенциарной политики на будущую перспективу.

К числу субъектов реализации пенитенциарной поли­тики относятся также органы регионального и местного самоуправления, учреждения и органы, исполняющие наказания, органы суда и прокуратуры, общественные организации и конфессиональные объединения, непосредственно граждане России.

Объектом пенитенциарной политики выступают права, свободы и законные интересы осуждённых, изолированных от общества, персонала учреждений и органов, исполняющих наказания в виде лишения свободы, иных субъектов и участников уголовно-исполнительных правоотношений, а ее целью ? их защита.

Средствами осуществления пенитенциарной политики следует считать совокупность приёмов и способов, посредством которых субъекты в своей деятельности стремятся достичь поставленной цели. К таковым относятся: правотворчество и правоприменение, правовые акты, регулирующие уголовно-исполнительные правоотношения; правовые знания, правовая культура и правовое воспитание, применение мер принуждения и средств исправления осужденных, предупреждение и пресечение правонарушений и преступлений в местах лишения свободы и другие.

Говоря о содержании пенитенциарной политики, необходи­мо отметить ее комплексный характер, состоящий из нескольких составляющих. Следует выделить доктриналъную составляющую, организационно-формальную составляющую и  перспективно-преобразовательную составляющую.

К основным функциям пенитенциарной политики следует отнести: правоформирующую, регулятивную, охранительную, исправительно-воспитательную, предупредительно-профилактическую, правоприменительную, методологическую, ресоциализирующую и интегрирующую.

В научной литературе некоторые известные учёные и исследователи высказываются в целом за ужесточение наказательной политики государства, предлагается чаще назначать наказание в виде лишения свободы, увеличивать сроки наказания, снижать возраст уголовной ответственности за особо тяжкие преступления до 13 или даже до 12 лет.

 С другой стороны, оппоненты возражают, что всякий призыв к войне с преступностью означает, по сути, призыв к насилию и жестокости. Между тем насилие в ответ порождает только насилие, а жестокость – только жестокость. Чем больше людей «пройдёт» через машину уголовной юстиции, тем соответственно менее здоровым будет становиться наше общество.

Анализируя показатели борьбы с преступностью за последние несколько лет, можно прийти к выводу о том, что политика увеличения сроков лишения свободы, снижения возраста уголовной ответственности за совершение преступлений, как и в целом политика ужесточения наказаний, однозначно не приведет к положительным результатам.

Таким образом, прежде чем определиться с основными направлениями уголовной политики, следует рационально оценить существующую ситуацию и ещё раз взвесить все аргументы «за» и «против».

К основным направлениям пенитенциарной политики на современном этапе, следует отнести такие, как: постепенная отмена смертной казни, рациональная гуманизация условий отбывания наказания в местах лишения свободы, совершенствование системы исправительных учреждений, переход к полной трудовой занятости осужденных, решение проблем финансирования уголовно-исполнительной системы.

Глава «Проблема криминогенности мест лишения свободы» включает в себя три параграфа: «Понятие криминогенности мест лишения свободы», «Криминальная субкультура осужденных в исправительных учреждениях» и «Изоляция осуждённых, микросоциальная среда в ИУ и пенитенциарная преступность».

Следует сказать, что наряду с изначально запланированным антикриминогенным предназначением исправительных учреждений, последние, помимо воли общества, обладают еще и криминогенным потенциалом, и проявляют это криминогенное воздействие.

 Криминогенность мест лишения свободы ? это совокупность таких объективных и субъективных свойств и характеристик исправительных учреждений, которые создают, воспроизводят, формируют и укрепляют антиобщественные, преступные устремления и мотивацию у содержащихся в них осуждённых и других лиц.

В ходе проведённых нами исследований в общей сумме 87% опрошенных сотрудников пенитенциарных учреждений и 83% осуждённых, отбывающих наказание в местах лишения свободы, назвали несколько основных, по их мнению, факторов, формирующих криминогенность исправительных учреждений.

Во-первых, пенитенциарная субкультура, которая десятилетиями вырабатывалась преступниками, формировалась и совершенствовалась в местах лишения свободы, уже достаточно прочно вошла в жизнь и быт простого российского обывателя.

Во-вторых, изоляция осуждённых в местах лишения свободы. Лишая человека свободы, нельзя с полной уверенностью сказать, что данное средство весьма эффективно. Напротив, данному явлению присущи и отрицательные черты, которые могут препятствовать достижению целей наказания и успешной борьбе с преступностью вообще.

Проблема усложняется тем, что все преступники однополые. Этот фактор повышает агрессию, «взрывоопасность» такого коллектива людей, так как длительная неудовлетворённость половой потребности легко может трансформироваться в криминальную, и привести к совершению новых преступлений.

В-третьих, микросоциальная среда в ИУ. Помещение преступника в среду себе подобных, представляет собой и один из самых негативных факторов в процессе исполнения наказания. Преступники в местах лишения свободы образуют свою школу, и государство им в этом помогает, причем хорошо осознавая этот факт. Осужденные там обмениваются своим преступным опытом, по существу для некоторых из них отбывание наказания является своеобразными «курсами повышения квалификации».

В-четвёрых, фактор скопления на небольшой по площади территории большого количества осуждённых.

Не так давно было обнаружено, что и у человека есть свои охраняемые зоны и территории. Под такой территорией понимается также пространство, которое человек считает своим, как будто это пространство является продолжением его физического тела.

Личная пространственная территория среднеобеспеченного человека делится на 4 пространственные зоны:

  1. Интимная зона (15 ? 45 см).
  2. Личная зона (46 см – 1,2 м).
  3. Социальная зона (1,2 м ? 3,6 м).
  4. Общественная зона (более 3,6 м).

Если человек хочет при общении с другими людьми сохранять ощущение комфорта, не следует нарушать личную и интимную зон других индивидов. Любое вторжение в эти зоны приводит к беспокойству и негативной реакции людей на это посягательство.

В исправительных учреждениях осуждённые не имеют возможности сохранить в неприкосновенности своё личное пространство, поэтому они постоянно испытывают дискомфорт и беспокойство.

В-пятых, один из криминогенных факторов это пенитенциарная преступность, или преступность осуждённых в местах лишения свободы.

Исследователи отмечают, что в местах лишения свободы осуждённый лишается привычного уклада жизни, отрывается от родных, близких людей, обречён на годы тяжёлого существования. Он вынужденно находится в условиях частых межличностных конфликтов, недоброжелательности окружения, грубости обращения, скудности бытовых условий, пенитенциарной субкультуры, постоянного давления со стороны персонала ИУ и криминальных лидеров. У него ломаются все стереотипы, возникает чувство безнадежности и обреченности. В таких стрессовых условиях, чтобы выжить и выстоять психически, осуждённые часто не очень разборчивы в выборе средств выживания, и, уже имея преступный опыт, используют его.

В-шестых, незанятость осуждённых в исправительных учреждениях оплачиваемым трудом.

В настоящее время в исправительных учреждениях привлекается к труду не более 25-30% содержащихся в них осуждённых. К тому же следует отметить слабые возможности осуждённых к самореализации в этой системе (получить желаемое образование, приобрести необходимую и востребованную на свободе профессию, заняться творчеством и т.д.).

«Пенитенциарная субкультура» представляет собой сформированную в местах лишения свободы систему политических, идеологических, правовых,  нравственных, философских, религиозных, эс­тетических норм, правил поведения, традиций, взглядов и идей, присущих лицам с устойчивыми антисоциальными и асоциальными ценностями, ориентациями и установками.

Сущность пенитенциарной субкультуры заключается в криминогенной деформации ценностно-нор­мативной системы общества, размывании и девальвации соци­ально-позитивных ценностей, установок, стереотипов поведения, нравственных идеалов людей, распро­странении среди законопослушных слоев населения антиобществен­ных взглядов, представлений, поощряющих, либо открыто провоцирующих нарушения уголовно-правовых запретов, культивирующих ценности и нормы криминальной среды, стереотипы правонарушающего, в том числе преступного, поведения.

Содержание пенитенциарной субкультуры. Пенитенциарная субкультура, как и любой иной вид криминальной субкультуры, представляет собой особую систему; содержательно она включает в себя несколько основных элементов:

1) идеологию,

2) философию,

3) коммуникативные атрибуты (прозвища, татуировки, жаргон, невербальные средства общения, тайная переписка),

4) нормы и стандарты поведения,

5) ценности,

6) стратификацию преступников,

7) традиции и обычаи,

8) пенитенциарную лирику и мифологию.

Любая субкультура, в том числе и пенитенциарная, агрессивна. Её воздействие заключается в том, что она жёстко внедряется сначала в «слабое звено» в обществе, к которому относятся, в первую очередь, несовершеннолетние, маргиналы, безработные и социально незащищенные  группы населения. Прижившись в слабом звене, она, как вирус, постепенно распространяется в здоровом социуме.

Это воздействие осуществляется на нескольких основных уровнях. Первый можно назвать индивидуальным – когда бывалый преступник берёт «наставничество» над молодым осуждённым, знакомя его с «законами» преступного мира. Второй уровень, групповой, когда группа отрицательно настроенных осуждённых становится школой первоначальной подготовки и повышения квалификации, криминального мастерства для молодых или вновь прибывших в ИУ осуждённых. Третий уровень воздействия, пенитенциарный. Осуждённые и сотрудники администрации вынуждены проводить вместе, тесно общаясь, большое количество времени. На этом уровне вольное или невольное приобщение к уголовной философии, нормам, традициям, жаргону происходит не только у осуждённых, отбывающих наказание, но и у персонала исправительных учреждений.

Четвёртый уровень, социальный, характеризуется криминализацией больших групп людей, когда широкие слои населения приобщаются к уголовному жаргону, приучаются мыслить криминальными категориями.

Функции пенитенциарной субкультуры.

К внутренним функциям, необходимо отнести: а) охранительную (она препятствует проникновению чужеродных, неугодных идей и других элементов в своё содержание); б) обеспечивающую (она обеспечивает поддержание и воспроизводство самой себя духовно – посредством идеологии, философии, норм и традиций, материально – с помощью «общака»); в) регулятивную (она регулирует поведение своих приверженцев, адептов, носителей с помощью установленных правил поведения с достаточно жёсткими санкциями); г) приспособленческую (в случае необходимости жёсткие требования пенитенциарной субкультуры смягчаются).

Внешние функции включают в себя: а) идеологическую (развитие и совершенствование идеи о преступности и роли преступников в обществе); б) кадровую (вовлечение в орбиту пенитенциарной субкультуры новых членов и их воспитание); в) коммуникативную (поддержание связей с отрицательно характеризующимися осуждёнными в разных ИУ и с преступными группировками на свободе); г) политическую (постоянная нацеленность на борьбу за власть в ИУ, за влияние на сознание основной массы осуждённых).

Всех лиц, в той или иной степени имеющих отношение к пенитенциарной субкультуре, можно классифицировать по степени их причастности к ней. Первая группа ? идеологи, вторая ? активные проводники субкультуры, третья ? носители пенитенциарной субкультуры, четвёртая ? распространители субкультуры, пятая ? «романтики» и «сочувствующие».

Можно заметить следующую закономерность: преступность порождает криминальную субкультуру, которая, развиваясь и совершенствуясь, рекрутируя и вовлекая в свою орбиту новых и новых сторонников, в свою очередь способствует воспроизводству и росту преступности на новом этапе развития общества.

Изоляция осуждённых. Назначенная судом социальная изоляция человека в виде лишения его свободы, является мощным фактором модификации человеческого поведения. Попадая в места лишения свободы, в крайне напряжённые, нередко стрессовые условия, осуждённый лишается привычного уклада жизни, отрывается от родных, близких людей, его личность в течение длительного времени подвергается психическим перегрузкам.

Осуждённые вынуждены приспосабливаться к пенитенциарной субкультуре, с её примитивными и жестокими нормами и обычаями, примыкать к различным группировкам осуждённых, чтобы не остаться в одиночестве.

На наш взгляд, следует поддержать идею ряда учёных о возможности исключения из элементов содержания режима некоторых ограничений на связь осуждённых с внешним миром. В современных экономических условиях нет смысла устанавливать минимальные количественные пределы в свиданиях, получении посылок (передач, бандеролей) либо выстраивать на правоограничениях подобного рода систему дисциплинарного стимулирования.

Микросоциальная среда в исправительных учреждениях. В условиях лишения свободы осуждённому трудно сохранить свою личность и преодолеть социальную отчуждённость, которая является следствием притупления способности осуждённого противостоять внешнему принуждению и изоляции.

Исследования показывают, что при совместном отбывании наказания лиц, совершивших различные по характеру преступления происходит передача преступного опыта от одной категории осуждённых другой, а совместное содержание в исправительных учреждениях лиц, впервые осуждённых к лишению свободы, и ранее отбывавших этот вид наказания приводит к возникновению конфликтов и способствует передаче преступного опыта.

При дифференцированном подходе к проблеме отчуждения от общества индивида посредством лишения свободы становятся очевидными следующие моменты.

Во-первых, можно выделить категорию лиц, в наибольшей степени подверженных психологической отчуждённости в местах лишения свободы ? впервые осуждённых к лишению свободы.

Во-вторых, эта категория лиц сильнее всего подвергается воздействию со стороны рецидивистов, лиц, имеющих богатый криминальный опыт, идеологов пенитенциарной субкультуры.

В-третьих, при большом скоплении преступников на относительно небольшой по площади территории начинает работать механизм психологической зараженности и передачи беспокойства, тревожности и агрессии за счёт постоянных нарушений личных зональных территорий осуждённых.

Пенитенциарная преступность. На наш взгляд, следует различать пенитенциарную преступность в широком и узком смысле слова.

В широком смысле слова пенитенциарная преступность – это негативное, исторически изменчивое социальное явление уголовно-правового характера, представляющее собой совокупность всех преступлений, совершаемых на территории исправительных учреждений; преступлений, совершаемых осуждёнными вне территории мест лишения свободы (например, осуждёнными, находящимися на бесконвойном передвижении, осуждёнными колоний-поселений, осуждёнными, следующими этапом и т.д.), а также преступлений, совершаемых иными лицами за пределами исправительных учреждений, если они посягают на уголовно-исполнительные правоотношения, за определённый период времени.

В узком смысле слова пенитенциарная преступность – это совокупность преступлений, совершаемых осуждёнными к лишению свободы за определённый промежуток времени. В большей степени труды учёных-пенитенциаристов посвящены именно исследованию проблем преступности осуждённых, так как по отношению к иным видам пенитенциарной преступности она носит статистически выраженный характер.

Преступность в местах лишения свободы имеет свою специфику. Во-первых, это явление распространено на ограниченных, локальных пространствах – оно существует и изменяется только на территории исправительных учреждений (ИУ).

Во-вторых, структура преступности в местах лишения свободы носит «усеченный характер», т.е. спектр совершаемых осужденными преступлений сравнительно не широк.

В-третьих, субъектами преступления являются осужденные – признанные судом на основании закона преступники, которым за совершаемые ими преступления уже назначено наказание в виде лишения свободы и они его отбывают.

В-четвертых, для большинства вышеуказанных преступлений характера специфичность предметов, средств и орудий, с помощью которых они совершаются – это палки, камни, заточки; для преступлений, совершаемых в жилой зоне – предметы быта (ложки, миски, лезвия безопасных бритв и т. д.), для преступлений, совершаемых в производственной зоне, предметы готовой продукции, различного рода заготовки и инструменты (молотки, напильники, отвертки и т. п.).

В-пятых, подавляющие большинство преступлений, совершаемых осужденными, характеризуется повышенной психологической напряженностью, агрессивностью, эмоциональным накалом и наличием конфликтной ситуации. Пенитенциарный конфликт – это столкновение противоположных интересов между субъектами по поводу и в процессе исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы, не урегулированное нормами права. Конфликт может зародиться на любой почве и из личностного, психологического, нравственного перерасти в пенитенциарный.

Следует отметить, что очень высокая латентность преступности в местах ли­шения свободы часто связана с недостатками в системе оценки по­казателей работы ИУ, когда, чем больше преступлений ре­гистрируется, тем ниже оценивается работа.

Кроме того, в уголовно-исполнительной системе ФСИН уже давно существует практика реагирования на чрезвычайные происшествия криминального характера, к которым относятся массовые беспорядки, захват заложников и групповые побеги осуждённых. В этих учреждениях, после глубоких комиссионных служебных расследований выявляется масса недостатков и, как правило, практически всё руководство ИУ освобождается от занимаемых должностей.

Зная об этих возможных последствиях, начальники ИУ не заинтересованы вообще в регистрации каких-либо преступлений в своих учреждениях; регистрируются только те преступления, которые невозможно укрыть.

Основными факторами, детерминирующими пенитенциарную преступность, являются коренные противоречия мест лишения свободы: «1) желая приспособить виновного к нормальной жизни в обществе, ставят его, по сути, в условия, максимально от жизни отличные; 2) изымая его из здорового общества, насильственно ввергают в общество правонарушителей; 3) желая воспитать у виновного умение правильно руководить своими поступками, отнимают у него самостоятельность» .

Следующая группа факторов включает в себя материальное и социальное неравенство осуждённых, криминально-субкультурные противоречия, низкий уровень трудовой занятости осуждённых, недостаточное финансирование ИУ и материально-бытовое и медико-санитарное обеспечение осуждённых, криминальная деятельность преступных сообществ в ИУ и на свободе, а также проблемы в организации процесса исполнения наказания.

Третья группа факторов действует на индивидуально-психологическом уровне. В местах лишения свободы достаточно велик удельный вес лиц с асоциальной и антисоциальной направленностью, которые легко воспринимают обычную, рядовую ситуацию как криминогенную, и выбирают преступный вариант поведения.

Исследователями установлено, что пребывание в суровых тюремных условиях свыше пяти лет вызывает необратимые изменения в психике человека.

Автором в ходе исследования получены следующие результаты: более 90% лиц, совершивших преступления при рецидиве, страдают диссоциальным расстройством личности, а у 58,6% из них имеются кроме этого, еще различные психические патологии. Лица с диссоциальным расстройством личности обычно характеризуются тем, что они не способны соблюдать принятые в обществе нормы поведения и вести себя в соответствии с законом, а напротив, склонны повторно совершать противоправные действия.

Кроме того, выявлено, что подавляющее большинство преступников (87%) имеет специфическое восприятие времени, вследствие чего они живут одним днем, не задумываясь о прошлом и не думая о будущем. Выявленные особенности личности объясняют внутренние причины совершения преступлений, которые в абсолютном большинстве свойственны лицам, совершающим преступления при рецидиве. Видимо для того, чтобы с достаточной эффективностью избегать повторного совершения преступлений, основной упор следует делать на применение психолого-педагогических и медицинских методик.

Недостаточная обеспеченность осуждённых в исправительных учреждениях оплачиваемым трудом.

У 32% из общего числа обследованных в 2002-2007 г.г. осуждённых на момент осуждения были полностью потеряны или в значительной мере отсутствовали трудовые навыки, а 38% осуждённых совершенно не имели никаких трудовых навыков.

Более 50% от общего числа трудоспособных осуждённых на момент осуждения нигде не работали и не учились.

После 2005 года произошла переориентация деятельности промышленного комплекса уголовно-исполнительной системы на трудовую, лечебно-трудовую адаптацию и профессиональное обучение осуждённых. Однако проблемы обеспеченности осуждённых оплачиваемым трудом остались; главным образом они связаны с тем, что:

? администрация не располагает достаточным количеством рабочих мест, станков и оборудования;

? отсутствуют источники финансирования производства, источники сырья, рынки сбыта продукции; как следствие этого ? невозможность оплаты труда осуждённых;

? отсутствуют трудовые навыки у осуждённых;

? отсутствует достаточная мотивация у осуждённых к труду, нежелание их работать (например, из-за того, что полученные ими в ИУ трудовые навыки не будут впоследствии востребованными на свободе).

Поэтому очевидно, что необходимо решать наряду с материально-техническими, финансовыми, правовыми, организационными проблемами привлечения осуждённых к труду ещё и вопросы мотивационного, стимулирующего характера, которые позволили бы заинтересовать осуждённых в трудовой деятельности.

Раздел III «Влияние криминогенности мест лишения свободы на личность, общество, государство и формирование направлений ее нейтрализации» состоит из двух глав. Глава  «Криминогенное воздействие исправительных учреждений на различные сферы жизни общества» включает в себя два параграфа: «Криминогенное воздействие пенитенциарных учреждений на личность» и «Негативное влияние мест лишения свободы на государство  и общество».

Государство, осуждая и изолируя в исправительные учреждения преступников, не только ограждает общество от совершения последними новых преступлений, но и невольно противопоставляет их законопослушным гражданам, объединяя в одну большую единую массу.

Если учитывать, что большую часть времени лицо проводит в обществе других осуждённых, оно волей-неволей вынуждено подчиняться требованиям тюремной субкультуры. В результате воспитательное воздействие на осужденного со стороны администрации исправительного учреждения оказывается в значительной степени нивелировано влиянием среды окружения. Причем чем дольше лицо находится в местах лишения свободы, тем большую антисоциальную направленность приобретает его сознание, в ходе регулярного общения криминализируется сознание родственников и близких осуждённых.

Персонал исправительных учреждений, фактически отбывая срок вместе с осуждёнными (необходимо выслужить 20 лет, чтобы выйти на пенсию), вынужден также испытывать дискомфорт и выживать в условиях ограничения свободы, постоянно испытывая на себе психическое давление криминалитета. Такое общение не проходит даром: кто-то из сотрудников «ломается», идёт на поводу у осуждённых, совершая должностные правонарушения и преступления (незаконный пронос спиртных напитков, наркотиков в зону, незаконное предоставление свиданий и т.д.); другие, напротив, черствеют душой, ожесточаются, и, имея пониженный порог чувствительности к внешним раздражителям, сами становятся потенциальными преступниками.

Современное бессодержательно-криминальное искусство способствует формированию человека-потребителя, обладающего не только примитивными представлениями об окружающей действительности, но и негативными, преступными, человеконенавистническими качествами и устремлениями.

Некоторые фильмы («Зона», «Гений», «Бригада», «NEXT») с каналов центрального телевидения внушают телезрителям пенитенциарную философию, пропагандируют воровскую идеологию, рекламируют справедливость тюремных норм и обычаев, убеждая общество в том, что преступный мир монолитен и устойчив, криминальное сообщество, неся в себе положительные идеи, непоколебимо и прогрессивно.

Находясь под воздействием образцов такого искусства, впитывая в себя пенитенциарную субкультуру, ориентируясь на образцы поведения героев-преступников, личность испытывает деформацию сознания, в результате чего у неё формируется криминогенная мотивация; у человека возникает психическая готовность совершить преступление.

Результатами криминогенного воздействия мест лишения свободы на различные категории граждан являются:

- полное криминальное поражение психики лиц, содержащихся в исправительных учреждениях и отбывших наказание в виде лишения свободы;

- частичная криминализация сознания и мышления у родных и близкого окружения этих лиц, у сотрудников исправительных учреждений;

- выработка криминогенной мотивации у граждан с неустойчивой жизненной позицией, социально незащищённых слоёв населения, легко подверженных чужому влиянию;

- формирование толерантного, лояльно-снисходительного отношения законопослушных граждан к преступлениям и преступникам, что вкупе с безнаказанностью является, на наш взгляд, одним из решающих факторов, детерминирующих рост преступности.

В целом всё негативное воздействие учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, на общество и государство, можно представить действующим в трёх основных направлениях:

? воздействие на социум, содержащийся непосредственно в исправительных учреждениях;

? воздействие на социум, находящийся вне мест лишения свободы (как в целом законопослушных, так и способных совершить правонарушения и преступления граждан);

? воздействие на государственные институты.

Можно наблюдать негативное воздействие на важнейшие институты гражданского общества. Семья, культура, идеология, мораль, философия, ценности, мировоззрение, образование, информация, подаваемая в средствах массовой информации ? всё подвергается деформации.

Учёные отмечают, что в настоящий период ситуация со сферами позитивной социализации личности стала ещё более тревожной. В частности, исследователи говорят не просто о семейной десоциализации, а об упадке, крахе института семьи, замене его альтернативными формами сосуществования мужчин и женщин, родителей и детей. Результаты исследований наглядно показывают ситуацию в обществе: очевидно, что в стране идет превосходство криминала и негативизма над людским сознанием. Моральные нормы, ценности, традиции сменяются психологией вседозволенности неуверенности в будущем, незащищённости и ненужности, всевластия денег и насилия.

Криминогенные факторы мест лишения свободы оказывают негативное воздействие и на государственные институты. Происходит их криминализация. Они перестают выполнять свои функции, в том числе по защите прав, свобод и законных интересов граждан.

Можно сказать, что сегодня законодательная, исполнительная и судебная ветви власти, правоохранительная система испытывают сильнейшее давление со стороны криминалитета.

В рамках легалистского общества, на базе мест лишения свободы возникает и развивается неформальная организация, чья деятельность не совпадает с интересами этого общества ? криминальное общество, со своей культурой, философией и нормами. Паразитируя на легалистском обществе, пользуясь его достижениями в различных областях, представители криминального мира навязывают законопослушным гражданам свои идеи, взгляды, принципы, обычаи и традиции.

Сегодня в России не определено, какой государственный строй избран, не сформулирована национальная идея, нет общественной идеологии. Отсутствие основополагающих идей в общественном сознании приводит к тому, что проводимые государственные реформы лишаются поддержки со стороны широких масс населения. Без конкретного представления о будущем страны реформы тормозятся, не выполняются в полном объёме, деформируются. Общество живёт в условиях постоянного социально-психологического дискомфорта, с ощущением безвременья.

Законодатель, органы власти и управления всё в большей мере закрепляют и утверждают власть богатых собственников, умаляя, с другой стороны, роль бедных слоев общества и других жертв социальной несправедливости. И, если упразднение института налоговой полиции и ликвидация накопленной этим аппаратом информации о преступниках и богатствах, нажитых ими преступным путём, явилось своего рода негласной амнистией для миллионеров-преступников, то отмена конфискации имущества как вида уголовного наказания законом от 8 декабря 2003 года – не что иное, как индульгенция, охранная грамота и полная, легальная амнистия на преступные капиталы для таких категорий лиц.

Следует сказать следующее.

1. Наблюдаются симптомы повышения уровня криминогенности лиц, как содержащихся в исправительных учреждениях, так и отбывших наказание в виде лишения свободы. В частности, об этом говорят следующие факты.

Несмотря на снижение показателей преступности в целом (?7,1%) и числа выявленных преступников (?3,2%), удельный вес лиц, ранее совершавших преступления, и лиц, ранее судимых, остался на прежнем уровне. По-прежнему, несмотря на усилия, предпринимаемые руководством ФСИН России, высок уровень преступности среди осуждённых в исправительных учреждениях, и нет устойчивой тенденции к его снижению; более того, в 2008 году в некоторых учреждениях произошли массовые беспорядки. По-прежнему существуют «чёрные зоны», где осуждённые прислушиваются к «ворам», «смотрящим» и «авторитетам»; на оперативно-профилактическом учёте в местах лишения свободы состоят около 1600 лидеров и активных участников организованных преступных группировок.

2. Увеличивается удельный вес носителей и распространителей пенитенциарной и криминальной субкультуры в обществе. Учитывая, что через места лишения свободы в среднем ежегодно «проходит» до 1% населения страны, процесс «криминализирования» гражданского общества принимает лавинообразный характер.

3. На фоне, а во многом и под влиянием указанных процессов и явлений происходит резкое снижение социально-позитивного иммунитета общества, способствующего идентификации общества, прогрессивному развитию и самосохранению социума, его защиты от преступности и в целом от криминального поражения. Деформация и пересмотр общественного сознания, норм морали и основных ценностей в легалистском обществе постепенно подготавливает почву для его криминализации.

4. Отсутствие общественной идеологии, пропаганды позитивных общественных ценностей, моральных принципов и норм, правовых знаний и уважения к закону продолжают деформировать общественное сознание, создаются действующие вне закона структуры (теневая экономика, теневая юстиция и т.д.), подготавливая, по сути, криминализацию государства.

Глава «Основные направления нейтрализации криминогенного воздействия мест лишения свободы» включает в себя три параграфа: «Нейтрализация негативного воздействия исправительных учреждений  на личность», «Нейтрализация  криминогенного воздействия мест лишения свободы  на общество и государство» и «Основные направления политики государства в сфере нейтрализации криминогенности мест лишения свободы».

Индивидуальное направление нейтрализации криминогенного потенциала мест лишения свободы должно состоять из двух блоков: общего, которое направлено на обычных граждан, и пенитенциарного, которое следует обратить на осуждённых.

В общий блок следует включить:

? реформу школьного образования;

? программу профилактики семейного неблагополучия;

? программу культурного и религиозного воспитания населения.

Основу пенитенциарного блока составят:

? трудовое, правовое, физическое, нравственное воспитание осуждённых; причём очень важно получение осужденным трудовой специальности или повышение трудовой квалификации, востребованной на свободе;

? эстетическое, культурное и религиозное воспитание осуждённых;

? режимное, психолого-педагогическое и медицинское воздействие на осуждённых;

? более глубокая дифференциация осуждённых при их размещении в ИУ, формировании отрядов, бригад (по возрасту, по направленности совершённых преступлений, по уровню интеллекта и т.д.);

? введение более гибкой системы дисциплинарных взысканий в отношении осуждённых в ИУ;

?  установление объективных критериев определения степени исправления осужденных и механизма деятельности комиссий по оценке степени их исправления;

? создание реабилитационных центров для освобождённых из мест лишения свободы.

Учёными и практиками отмечено, что большинство рецидивных преступлений совершается в течение первого года после отбытия наказания в виде лишения свободы. Поэтому на наш взгляд было бы оправданным восстановить систему надзора за лицами, освобождёнными из исправительных учреждений, вынашивающими намерения о совершении новых преступлений и лицами, совершившими преступления при особо опасном рецидиве.

Нейтрализация криминогенного влияния мест лишения свободы на общество и государство складываться из двух основных составляющих: общесоциального и специального блоков направлений.

Общесоциальный блок направлений включает в себя следующие составляющие:

? социально-экономическое направление;

? идеологическое направление;

? информационное направление;

? антикриминальное направление;

– образовательно-правовое направление;

? политическое направление;

? правовое направление;

? организационное направление.

Специальный блок направлений включает в себя такие составляющие:

? нейтрализация пенитенциарной субкультуры;

? снижение уровня изоляции осуждённых в местах лишения свободы;

? дифференциация микросоциальной среды в ИУ;

? снижение негативного влияния фактора скопления на небольшой по площади территории большого количества осуждённых;

– предупреждение преступности осуждённых в местах лишения свободы;

? обеспечение занятости осуждённых в исправительных учреждениях оплачиваемым трудом;

? постпенитенциарная профилактика.

В вопросах нейтрализации криминогенности мест лишения свободы решающая роль принадлежит государству, так как у него в руках сосредоточены рычаги управления, контроля и правоохранительная система как институт принуждения. Однако все усилия государства в этом направлении будут тщетными и безуспешными, если они не будут опираться на поддержку основной массы, большей части общества.

Сегодня назрела необходимость в разработке государственной Концепции пенитенциарной политики. Концепция должна иметь два аспекта ? социально-экономический и политико-правовой. Оба этих аспекта должны реализовываться, во-первых, на глобальном уровне ? в рамках всего государства и общества, а во-вторых, на уровне системы, в рамках Федеральной Службы исполнения наказаний.

Социально-экономический аспект глобального уровня должен включать в себя вопросы реализации комплекса мер по борьбе с бедностью, поддержки семьи, регулирования роста населения, обеспечения населения жильём и работой, охраны здоровья населения, повышения образовательного и культурного уровня населения, содействия устойчивому развитию регионов.

Системный уровень будет включать в себя материально-техническое обеспечение исправительных учреждений, повышение уровня трудоиспользования осуждённых, улучшение бытовых условий содержания осуждённых, медико-санитарного обслуживания наряду с достаточным обеспечением медицинским оборудованием и лекарственными препаратами, создание реабилитационных центров, в первую очередь, для тех категорий освобождающихся осуждённых, у которых нет родственников, существуют проблемы с жильём и трудоустройством.

Политико-правовой аспект на глобальном уровне предполагает решение вопросов стратегии  исполнения наказания в виде лишения свободы, концептуальные основы уголовно-исполнительной деятельности. Это должно проявляться, с одной стороны, в устранении противоречий и правовых пробелов в уголовно-исполнительном праве, регламентации всех сторон деятельности учреждений и органов, исполняющих наказания в виде лишения свободы, охране прав и законных интересов осуждённых, оказании им помощи в социальной адаптации после отбытия наказания, созданию реальных правовых гарантий для сотрудников исправительных учреждений и их семей. Принципы уголовно-исполнительного права следует сформулировать так, чтобы они соответствовали международным стандартам, отвечали требованиям современных реалий и ожиданиям общества от деятельности системы.

Признавая себя частью мирового сообщества и имея определенные обязательства перед международными организациями, Россия вынуждена решать задачу по реформированию существующей уголовно-исполнительной системы и приведения национального законодательства к существующим международно-правовым стандартам в достаточно сложных экономических и социальных условиях.

Требуется разработка и принятие законов «О правоохранительной деятельности», «О прохождении службы в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы ФСИН России», «О содействии общественных объединений в работе учреждений и органов, исполняющих наказания», «О социальной помощи лицам, отбывшим наказание, и контроле за их поведением».

Прогрессивная система отбывания наказаний должна в максимальной степени охватывать возможность улучшения (и ухудшения) правового положения осуждённых в зависимости от характера и свойств его личности, отношения к ценностям общества и поведения во время отбывания наказания.

Следует произвести дифференциацию видов наказания в виде лишения свободы, к которым следует отнести арест, лишение свободы и тюремное заключение; реформирование, соответственно, системы мест лишения свободы. Из неё следует исключить колонии-поселения, которые следует преобразовать в исправительные центры и реабилитационные центры; напротив, необходимо включить арестные дома и тюрьмы строгого режима.

Реформа законодательства и пенитенциарной системы в конечном итоге должны способствовать снижению уровня её криминогенности.

Политико-правовой аспект на системном уровне предполагает решение вопросов расширения возможностей оказания общественного воздействия на осуждённых, отбывающих наказание в местах лишения свободы, расширения социальных льгот и повышения зарплаты сотрудникам ИУ, повышение уровня профессиональной подготовки персонала мест лишения свободы, расширения перечня мер дисциплинарной ответственности осуждённых.

В целом российская пенитенциарная политика, являясь структурно частью единой внутренней политики государства, представляет собой очень важный инструмент, с помощью которого возможна нейтрализация криминогенного влияния мест лишения свободы на личность, общество и государство, а также оказание воздействия на преступность.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, предлагаются теоретические и практические рекомендации по нейтрализации криминогенности мест лишения свободы и дальнейшему изучению проблемы.

Основные положения диссертации опубликованы в 2 монографиях, 3 учебных пособиях и в 52 научных статьях, из которых 10 опубликовано в изданиях, рекомендованных ВАК. Общий объём публикаций ? более 64 п.л.

Монографии.

 

1. Громов В.Г. Основные направления снижения криминогенного потенциала мест лишения свободы / В.Г. Громов: монография. М.: Издательство «Новый индекс», 2008. 336 с. -  (21 п.л.);

2. Громов В.Г., Шайхисламова О.Р. Наказание в виде лишения свободы и пенитенциарная политика / В.Г. Громов, О.Р. Шайхисламова: монография. М.: Издательство «Новый индекс», 2007. 182 с. (авторство не разделено) – (11,5 п.л.);

Научные статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных ВАК

3. Громов В.Г. Роль пенитенциарных учреждений России и США в борьбе с преступностью / В.Г. Громов, Ю.В. Лушина // Российский следователь. М., 2000. № 5. С. 39-41 -  (0,7/0,4 п.л.);

4. Громов В.Г. Цели и принципы уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации / В.Г. Громов, Ю.В. Лушина //  Юристъ-правоведъ. Научно-теоретический и информационно-методический журнал, 2001. № 2. С. 53-55 – (0,6/0,4 п.л.);

5. Громов В.Г. Назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения в Российской Федерации: ретроспектива и современное положение / В.Г. Громов, О.Р. Шайхисламова // Современное право. М., 2004. № 6. С. 41-46  - (1,0/0,5 п.л.);

6. Громов В.Г. Факторы, влияющие на миграцию в России / В.Г. Громов // Современное право. М., 2004. № 12 С. 35-38 – (0,7 п.л.);

7. Громов В.Г. Уголовно-исполнительная политика / В.Г. Громов // Современное право. М., 2006. № 5. С. 25-29 – (0,7 п.л.);

8. Громов В.Г. Фактор криминогенности мест лишения свободы / В.Г. Громов // Современное право. М., 2006. № 11. С. 86-88 - (0,5 п.л.);

9. Громов В.Г. Пенитенциарная преступность / В.Г. Громов // Современное право. М., 2007. № 9. С. 65-69 – (0,6 п.л.);

10. Громов В.Г. Факторы, способствующие проникновению криминальной субкультуры в современное общество и приводящие к уголовной ответственности / В.Г. Громов // Вестник Тамбовского  университета. Серия: Гуманитарные науки. Право, 2007. № 12. С. 324-327 – (0,4 п.л.);

11. Громов В.Г. Реализация принципов уголовно-исполнительного законодательства при исполнении наказания в виде лишения свободы / В.Г. Громов // Современное право, 2008. № 9. С. 92-97 – (0,8 п.л.);

12. Громов В.Г. Достижение целей наказания в местах лишения свободы / В.Г. Громов // Вестник Тамбовского  университета. Серия: Гуманитарные науки. Право, 2008. № 12. С. 576-582 – (0,8 п.л.);

Научные статьи, опубликованные в иных журналах и изданиях

13. Громов В.Г. Массовые беспорядки как чрезвычайное событие в местах лишения свободы / В.Г. Громов // Проблемы совершенствования правовых основ деятельности органов, исполняющих наказания. Сб. научных трудов Академии МВД РФ. М., 1995. – (0,5 п.л.);

14. Громов В.Г. Криминологическая характеристика организованной преступности / В.Г. Громов, О.В. Шляпникова // Социально-политические, правовые, оперативно-розыскные и экспертно-криминалистические проблемы  борьбы с организованной преступностью. Сб. научных трудов. Саратов: СВШ МВД  РФ, 1996.  – (0,25/0,1 п.л.);

15. Громов В.Г. Общие положения нового уголовно-исполнительного законодательства РФ / В.Г. Громов // Проблемы реализации судебной реформы в России. Вып. 1. Сб. научных трудов. Саратов: СЮИ МВД РФ, 1998. 0,2 п.л.

16. Громов В.Г. Уголовно-исполнительный кодекс РФ и цели наказания / В.Г. Громов // Следователь, 1999. № 1. – (0,2 п.л.);

17. Громов В.Г. Основные особенности преступности осужденных к лишению свободы и факторов, оказывающих на нее влияние / В.Г. Громов // Общество. Культура. Преступность. Сб. научных трудов. Саратов: Изд-во СГУ, 2000.  – (0,6 п.л.);

18. Громов В.Г. Некоторые проблемы исполнения наказания в свете реализации обратной силы уголовного закона / В.Г. Громов, А.Н. Барканов // Общество. Культура. Преступность. Сб. научных трудов. Саратов: Изд-во СГУ, 2000. 0,4/0,2 п.л.

19. Громов В.Г. Проблемы лишения свободы как правового и социального явления / Б.З. Маликов, В.Г. Громов //  Правовая политика: федеральные и региональные проблемы. Под ред. Н.И. Матузова. Саратов: Изд-во СГАП, 2000. -  (0,4/0,2 п.л.); 

20. Громов В.Г., Маркеева Н.К. Причины преступности и причины преступления / В.Г. Громов, Н.К. Маркеева // Общество. Культура. Преступность. Вып. 2. Сб. научных трудов. Саратов: ООО Печатный двор, 2000. 0,8/0,4 п.л.

21. Громов В.Г. Правовые проблемы системы исправительных учреждений / В.Г. Громов // Власть: криминологические и правовые проблемы. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2000.  – (0,7 п.л.);

22. Громов В.Г. Поиск новых путей предупреждения наркомании / В.Г. Громов, И.М. Ивкин // Следователь. М., 2001. № 3С. 30-32 – (0,8/0,4 п.л.);

23. Громов В.Г. СПИД и личность преступника / В.Г. Громов // Организованная преступность, миграция, политика. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2002. – (0,7 п.л.);

24. Громов В.Г. Исправительные учреждения в системе предупреждения преступности / В.Г. Громов // Предмет уголовного права и его роль в формировании уголовного законодательства Российской Федерации. Материалы научно-практической конференции. Саратов: Изд-во СГАП, 2002. 0,6 п.л.

25. Громов В.Г. Уголовное наказание в России / В.Г. Громов, Е.В. Курочка // Общество. Культура. Преступность. Вып. 4. Сб. научных трудов. Саратов: Изд-во СГУ, 2002. -  (0,4/0,2 п.л.);

26. Громов В.Г. Криминологическая характеристика личности ВИЧ-инфицированного преступника / В.Г. Громов // Общество. Культура. Преступность. Вып. 4. Сб. научных трудов. Саратов: Изд-во СГУ, 2002. – (0,6 п.л.);

27. Громов В.Г. Особо опасный рецидив преступлений и организованная преступность / А.Н. Варыгин, В.Г. Громов // Преступность в России и борьба с ней: региональный аспект. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2003.- (0,6/0,3 п.л.);

28. Громов В.Г. Некоторые вопросы насилия над личностью / В.Г. Громов // Уголовно-правовая охрана личности и ее оптимизация. Материалы научно-практической конференции. Саратов: Изд-во СГАП, 2003. – (0,8 п.л.);

29. Громов В.Г. Некоторые виды классификации насилия / В.Г. Громов, Е.А. Гамаюнова // Общество. Культура. Преступность. Вып. 5. Сб. научных трудов. Саратов: Изд-во СГУ, 2003. – (0,8/0,4 п.л.);

30. Громов В.Г. Об институте смертной казни в Российской Федерации / В.Г. Громов // Общество. Культура. Преступность. Вып. 6. Сб. научных трудов. Саратов: Изд-во СГУ, 2004. – (0,2 п.л.);

31. Громов В.Г. Этические и правовые проблемы России в период глобализации / В.Г. Громов // Материалы международной научно-практической конференции. Москва, 2004. -  (0,2 п.л.);

32. Громов В.Г. О причинах преступности и вопросах предупреждения рецидива преступлений / В.Г. Громов, И.М. Ивкин // Преступность в разных её проявлениях и организованная преступность. Под ред. А.И. Долговой. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2004.  – (0,6/0,4 п.л.);

33. Громов В.Г. Эффективность уголовного и уголовно-исполнительного законодательства в области предупреждения преступности / В.Г. Громов // Эффективность уголовного законодательства Российской Федерации и обеспечение задач, стоящих перед ним. Саратов, 2004. – (0,4 п.л.);

34. Громов В.Г., Ломова Н.Б. О противодействии терроризму в России / В.Г. Громов, Н.Б. Ломова // Современные разновидности российской и мировой преступности: состояние, тенденции, возможности и перспективы противодействия. Сб. научных трудов под ред. Н.А. Лопашенко. Саратов, 2005. – (0,5/0,3 п.л.);

35. Громов В.Г. О влиянии преступной субкультуры на общество в современной России / В.Г. Громов // Общество. Культура. Преступность. Вып. 7. Сб. научных трудов. Саратов: Изд-во СГУ, 2005.  – (0,6 п.л.);

36. Громов В.Г. О реализации некоторых принципов уголовно-исполнительного права / В.Г. Громов // Уголовно-правовые, пенитенциарные принципы и их реализация: правотворческий, правоприменительный уровни. Саратов, 2005. - (0,5 п.л.);

37. Громов В.Г. Терроризм в контексте разграничения с бандитизмом / В.Г. Громов, А.А. Курбанмагомедов // Общество. Культура. Преступность. Вып. 7. Сб. научных трудов. Саратов: Изд-во СГУ, 2005. – (0,4/0,2 п.л.);

38. Громов В.Г. О Криминогенности мест лишения свободы / В.Г. Громов // Актуальные проблемы совершенствования уголовно-правовых, криминалистических и криминологических мер борьбы с преступностью. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Саранск, 2006. – (0,5 п.л.);

39. Громов В.Г. Об уточнении целей уголовного наказания / В.Г. Громов // Общество. Культура. Преступность. Вып. 8. Сб. научных трудов. Саратов: Изд-во СГУ, 2006. -  (0,4 п.л.);

40. Громов В.Г. О политике уголовных наказаний в России / В.Г. Громов // Правовая культура, 2006. № 1.  – (0,4 п.л.);

41. Громов В.Г. Конституция и цели уголовного наказания / В.Г. Громов // Конституционные основы уголовного права. Материалы 1 Всероссийского конгресса по уголовному праву, посвященного 10-летию УК РФ. М., 2006. – (0,2 п.л.)

42. Громов В.Г. Об уголовном наказании в России / В.Г. Громов // Уголовно-правовая политика и проблемы противодействия современной преступности. Сб. научных трудов под ред. Лопашенко Н.А. Саратов, 2006. -  (0,5 п.л.);

43. Громов В.Г. О понятии лишения свободы / В.Г. Громов, О.Р. Шайхисламова // Уголовное право на рубеже тысячелетий. Материалы всероссийской научно-практической конференции. Тюмень, 2006. С. 113-114 – (0,3/0,2 п.л.);

44. Громов В.Г. Средства исправления осуждённых и пенитенциарная политика / В.Г. Громов // Российское общество: цивилизационные горизонты трансформации. Материалы международной научно-практической конференции. Вып. 4. Саратов, 2007. – (0,25 п.л.);

45. Громов В.Г. Как правильно исполнять условное осуждение к лишению свободы? / В.Г. Громов // Общество. Культура. Преступность. Вып. 9. Сб. научных трудов. Саратов: изд-во СГУ, 2007. 0,2 п.л.

46. Громов В.Г. О пенитенциарной политике / В.Г. Громов // Преступность, криминология, криминологическая защита. Под ред. Долговой А.И. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2007.  – (0,5 п.л.);

47. Громов В.Г. Уголовно-исполнительная система и её реформирование. Проблемы преступления и наказания в праве, философии и культуре / В.Г. Громов // Материалы международной научно-практической конференции. Самара, 2007.  – (0,3 п.л.);

48. Громов В.Г. О некоторых проблемах уголовно-исполнительной системы / В.Г. Громов // Российское общество: цивилизационные горизонты трансформации. Материалы международной научно-практической конференции. Вып. 49. Саратов, 2008. – (0,4 п.л.);

50. Громов В.Г. Некоторые проблемы исполнения уголовных наказаний / В.Г. Громов // Совершенствование уголовно-правовых, уголовно-исполнительных и криминологических мер борьбы с преступностью. Сборник статей. Вологда, 2008. С. 17-23.  – (0,4 п.л.);

51. Громов В.Г. Об уголовной политике / В.Г. Громов // Уголовно-правовой запрет и его эффективность в борьбе с современной преступностью. Сб. научных трудов. Саратов, 2008. – (0,2 п.л.);

52. Громов В.Г. Некоторые комментарии к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ № 2 от 11 января 2007 года «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» / В.Г. Громов // Уголовно-правовой запрет и его эффективность в борьбе с современной преступностью. Сб. научных трудов. Саратов, 2008. – (0,6 п.л.);

53. Громов В.Г. О возможностях пенитенциарной политики в борьбе с преступностью в России / В.Г. Громов // Противодействие преступности: уголовно-правовые, криминологические и уголовно-исполнительные аспекты. Материалы III Российского Конгресса уголовного права (29-30 мая 2008 года). М., 2008. -  (0,3 п.л.);

54. Громов В.Г. Пенитенциарная субкультура / В.Г. Громов //  Правовая политика и правовая жизнь, 2008. № 4. -  (0,5 п.л.);

55. Громов В.Г. Лишение свободы глазами несовершеннолетних осуждённых (результаты анкетирования) / В.Г. Громов // Проблемы и перспективы развития УИС как элемента правоохранительной системы России и зарубежных стран. Материалы международной научно-практической конференции. Самара: СЮИ ФСИН РФ, 2008.  – (0,4 п.л.);

Учебные пособия

56. Громов В.Г. Предупреждение массовых беспорядков в исправительных учреждениях: учебное  пособие / В.Г. Громов. Саратов: СЮИ МВД РФ, 1998. 100 с.  – (6,25 п.л.);

57. Громов В.Г. Основы криминологии и профилактики преступлений: учебное пособие / А.Н. Варыгин, В.Г. Громов, О.В. Шляпникова. Саратов: СЮИ МВД РФ, 2000. 128 с. – (7,4/2,0 п.л.).

58. Громов В.Г. Уголовно-исполнительная политика России: история и современность: учебное пособие / В.Г. Громов.  Саратов: СЮИ МВД РФ, 2006. 84 с. – (5,5 п.л.).        

См.: Познышев С.В. Очерки тюрьмоведения. М., 1915. С. 24.

  См.: Труды научной сессии, посвященной сорокалетию Октябрьской революции. Выпуск 3, секция уголовного права и уголовного процесса. М., 1958. С. 42. 

См.: Чистяков О.И.. История отечественного государства и права. М., 1998. С. 49.

См.: Рогов В.В. Проблемы истории уголовного права (XV – середина XVI вв.): автореферат дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. С. 33–37.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.